Ключник Роман: другие произведения.

Лекции Президентам. Часть 5 и часть 6.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть 5 и часть 6 книги "ЛЕКЦИИ ПРЕЗИДЕНТАМ ПО ИСТОРИИ, ФИЛОСОФИИ И РЕЛИГИИ".


   ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Марксизм

   Личная история еврея Карла Маркса и марксизм являются неотъемлемой частью достижений еврейского народа и неотъемлемой частью его истории.
   Марксизм Маркса появился не на пустом месте и не с нуля. Идеи свободы и равенства в человечестве имеют давнюю историю. И чтобы понять хорошо Маркса и других евреев, а именно они с середины XIX века и до наших дней чаще других размахивают этими лозунгами -- необходимо заглянуть в эту историю.
   Чтобы показать актуальность и сегодня этой темы, после крушения марксизма в России, -- стоит глянуть на современное руководство различных диссидентских, правозащитных организаций и фондов борющихся за свободу граждан. Ситуация доходит до комической и даже подвергается самокритике евреями. Вот, например, что можно прочитать в современной российской еженедельной газете Российского Еврейского Конгресса -- "Еврейские новости" N 26 (098) (июль 2004 г.) --
   то же время всяческие антифашистские комитеты и организации, состоящие сплошь из Хаймовичей, Рабиновичей и Певзнеров, не вызывают ничего, кроме усмешки.
   Уж если в таких городах, как Москва, Питер, Саратов не найти десяток интеллигентных людей с фамилиями Иванов, Петров, Сидоров, которые не побоятся громко высказаться против захлестнувшей страну ксенофобии и антисемитизма, это уже диагноз стране и обществу", -- с иронией и горечью сетует член президиума Ваада России и главный редактор еврейской газеты "Ами" -- Яков Цукерман.
   Кроме актуальности, -- независимо от направления исследования данной книги, -- глубокое понимание темы: свободы и равенства очень важно для мировоззрения даже мало-мальски думающего человека.
   Глава 1. Свобода, неравенство и несправедливость
   Можно сказать устами немецкого философа Шопенгауэра, что брошенный камень в своём "свободном" полёте чувствует себя потрясающе свободным. И на этом тему закрыть; эта грустная ирония прекрасно передаёт весь смысл темы. Но ведь интересно взглянуть на эксперименты человечества с этой свободой и полученный в результате опыт.
   Начнём с грустной фиксации фактов. -- Человек с момента своего рождения и с момента вообще появления человечества был несвободен, -- угнетён, угнетён и зависим от внешних погодных условий, и необходимости искать себе убежище или строить свой дом; от своих родителей, от необходимости добывать себе пищу, от необходимости заботиться о своих детях; от других человеков, которые могли ворваться с оружием, забрать все запасы пищи, одежды, сжечь дома и угнать всех в рабство, чтобы быть самим немного свободнее от бытовых дел; от своих же соплеменников, которые могли обидеть, ударить, приказать, заставить, обделить, переманить или забрать любимую женщину и т. д.
   Одновременно со всем этим -- как протест, как противовес, как некое моральное утешение были созданы мечты. Мечты о свободе вообще и о свободе от конкретных угнетений-зависимостей-несвобод: о манне небесной, о скатерти самобранке, о чудо оружии и чудо богатырях, о ковре-самолете, золотой рыбке и т. д.
   Мечта-утопия-идея восстала, противостала против реальной действительности, против реального положения вещей. И такое положение вещей, и противостояние длилось тысячелетиями. Можно смело сказать, что идея-мечта о некой глобальной свободе или о каких-то её меньших разновидностей передавалась не только из покон веков, из поколения в поколение в сказаниях, мифах, легендах, сказках, но и в генетике.
   В свободные минуты человек мог помечтать о свободе, пофантазировать -- эта деятельность его сознания сильно компенсировала осознание суровой реальности и страдания самого сознания-психики. Как бы сознание само себя утешало, находило компенсацию. С развитием человечества точно такую же роль стала играть религия в её самом примитивном виде. Религия говорила -- да, есть неравенство, есть сильные и слабые, есть бедные и богатые, но, во-первых, -- так задумано Богом -- кому-то он дал больше, а кому-то меньше; во-вторых, -- все равны перед Богом; в-третьих, -- Бог кому больше дал, того и может и наказать больше, а быть праведником может и бедный, поэтому он в загробном или небесном царстве может жить лучше, чем сегодняшние сильные и богатые.
   Религия была в этом плане сильным компенсатором угнетения, несвободы, несправедливости, была классной примочкой на сознание и в этом ракурсе, бесспорно, была пресловутым "опиумом для народа". Причём в отличие от просто мечты-утопии, в варианте религии сознание человека также само себя утешало, компенсировало свои страдания, но на этот раз оно не было чистым плодом-выдумкой каждого конкретного сознания, а было создано как идея-модель-схема более умными сородичами и навязана как глобальность, всеобщность. Как бы все многочисленные и различные мечты людей были централизованы, организованы, им придали единое направление, единой идеей охватили все умы в русле этой идеи.
   В двадцатом веке ровно также за людей станут мечтать и подменят религию технологи Голливуда и различные пиарщики и технологи и по сей день успешно зомбирующие-внушающие людям нужное их хозяевам, управляющие людьми, их поведением.
   Угнетение, несвобода и зависимость между человеком и внешней средой -- внешним Миром было из-за потрясающей неравности между ними в объёмах, масштабах, силах и т. д., то есть из-за разности-различия-неравенства.
   Разница между людьми, народами и государствами была менее потрясающая в сравнении с предыдущей, но она также являлась единственной причиной взаимного угнетения: войн, порабощения, диктата своих условий, несправедливости и т. д. Это бесспорно и очевидно -- достаточно посмотреть, как сейчас ведёт себя страна под названием -- США: давит, кого хочет любыми методами -- от влияния-давления через международные финансовые организации до прямой самовольной бомбёжки и ракетных ударов. Увы, -- то, что США ведёт себя свободно агрессивно, по-хамски и нагло -- это объективно, закономерно и бесполезны здесь все международные постановления и законы. Здесь проявляется-действует тот же закон неравенства или сильного, который действует в армейской дедовщине или в коллективах заключённых в местах лишения свободы. Поэтому и методы противодействия должны быть совершенно отличные от пустых словесных осуждений.
   Так как нет абсолютной свободы -- значит всегда есть некая форма рабства-зависимости. Весь вопрос упирается в соотношение свободы и несвободы, а также в формы выражения несвободы. Как правило, мы имеем две крайности, как верно заметил Шопенгауэр, -- с одной стороны крайний диктат, тиранию, насилие, централизацию, а с другой -- разрушительную демократию, доходящую до анархии, до саморазвала общества и государства. Между двумя этими крайности и колеблется маятник жизни.
   Свобода всегда ассоциировалась со справедливостью, а несвобода с несправедливостью, а справедливость всегда ассоциируется с равенством во всём. В этом последнем пункте и происходит неизбежное нарушение мирового закона "различия-разности-неравности" всего существующего.
   Все восстания и революции всегда провозглашали одни и те же лозунги о равенстве и справедливости. Взгляните на восстания Спартака, Пугачёва, Мюнцера и многие другие -- вы обнаружите одни и те же основные лозунги. Вот, например, знаменитый лозунг-идея многих французских революций -- "Свобода, равенство, братство!". Ещё за пять веков до нашей эры в Греции "справедливые" эфесцы изгнали друга Гераклита -- Гермодора говоря: "Да не будет никто среди нас наилучшим, а если есть такой, то пусть будет в другом месте и у других".
   Причём рассматриваемый вопрос не пустая софистика, а суровая реальность. Например, если понимаем "лучший" как более умный и образованный, то здесь поучителен эксперимент марксистов в России -- они не только после захвата власти избавились от лучших в обществе, но и объявили лучшими не самую лучшую в вопросе интеллекта часть общества -- пролетариев. И на этой основе придали ему функцию гегемона и диктатора. Лучших допускали только до изобретения оружия и спутников, и то в аспекте военном. Остальных же старались придавить своим ногтём посильнее, в то время как в остальных странах лучшие были при деле и ещё для этого стимулировались. В результате пришлось в России покупать все импортное от утюгов до автомашин -- и проиграть в мировой конкуренции. Кроме того, оказалось, что многие гражданские разработки являются толчком и для многих военных, в результате опять пришлось проиграть и в этой области.
   В большинстве случаев в истории человечества равенство воспринималось как отсутствие иерархии в структуре общества, как социальное равенство, под которым подразумевалось равенство функциональное в обществе, по отношению к власти, и равенство материальное. Например, утопический лозунг равенства сторонников Яна Гуса(1369-1415 гг.) звучал так -- "Все должны быть друг другу братья и никто не должен быть подданным другого".
   Немало внимания этой теме уделил в своих книгах наш прекрасный мыслитель математик И. Р. Шафаревич. Подчерпнём из его книги несколько ярких исторических фактов.
   Ириней Лионский и Климент Александрийский описывают гностическую секту карпократиан, возникшую в Александрии во II веке после Р. Х. Идеологом секты был Карпократ и его сын Эпифан. Вот ключевые "мудрости" Эпифана о справедливости и о главных принципах жизни общины --
   "Итак, Бог всё сделал для человека общим, на началах общности сводит мужчину и женщину; таким образом связывает все живые существа; в этом он проявил справедливость, требующую общности в сочетании с равенством. А родившиеся таким образом отрицают общность, которая создала их, они говорят "кто уводит одну жену, пусть владеет ею", а ведь они могут сообща владеть всеми как это видно у прочих животных".
   То есть под равенством эти христиане понимали возможность иметь общих жён или -- любую которую захотят. Возможно, пещерные люди были умнее их, ибо возможно понимали, что красивых и молодых жён на всех не хватит и это причина внутреннего раздора и кровопролития.
   А иногда и наоборот -- чтобы не было раздора из-за женщин, вводили их общее пользование, Шафаревич:
   "Манихейского происхождения было и движение Маздака, распространившееся в конце V в. и начале VI в. в Персии. Маздак учил, что противоречия, гнев и насилие возникают из-за женщин и материальных благ... Движение охватило всю страну, и одно время его сторону принял и царь Кавад Первый. Другой историк, Табари, пишет: "и часто человек не знал своего сына, ни сын -- отца, и никто не имел достаточно, чтобы жить обеспеченной жизнью". В возникшей смуте маздакиты были побеждены".
   Движение христиан -- катаров(катары значит по-гречески чистые) охватило Западную и Центральную Европу в XI-XIII веках нашей эры. Наибольшую популярность это движение приобрело во Франции. Самые знаменитые идеологи -- монах и аббат Иохим из Флори и магистр теологии из Парижа -- Амальрих де Бена, которые жили в конце XII века. Идеологическая основа этих недоучек была из Нового Завета -- "Там, где Дух Господень, там и свобода". Отсюда себя называли -- "свободные духом".
   Три основных постулата этих "умников" -- "Бог это всё", "Всё едино, ибо всё, что есть, есть Бог", "Кто следует закону любви, тот выше греха". И они стремились через экстаз добиться тождества с Богом. Проповедовали отказ от собственности и семьи -- всё общее, включая жён. Шафаревич:
   "Так, "свободный дух" -- царь и властитель всего сущего. Ему принадлежит всё, и он может всем распоряжаться по своему усмотрению, а кто ему в этом воспрепятствует, того он может убить, будь это хоть сам император. Ничто, совершенное плотью такого человека, не может ни уменьшить, ни увеличить его божественности... Близость с любой женщиной, хотя бы сестрой или матерью, не может загрязнить его и лишь увеличит её святость. Многочисленные источники (Иоганн Герзон из Иль де Франс, 1423; Вильгельм Прокуратор из Кельна, 1325; цистерианский аббат монастыря близ Клагенфурта, 1326; и другие) сообщают о ритуалах секты, включавших беспорядочное соединение полов. В Италии эти "мессы" называли "барилотто", в Германии сообщается о специально для этого предназначенных убежищах "парадизах" (бесплатные публичные дома -- М.)".
   То же проповедовали и другие христиане -- "апостольские братья". Тот же социализм: общность имущества и жён.
   Необходимо отметить, что у этих демократов, сторонников максимальной свободы и справедливости, общности жён и имущества проявлялась необычайна жестокость и свирепость по отношению к другим. То есть обнаруживалось стремление максимально лишить свободы других или их убить. И смысловое основание этого понятно -- раз всё общее -- то нет смысла работать, -- за что тогда жить, если нет труда и его плодов? -- Разбоем и грабежом.
   Самым знаменитым вождём "апостольских братьев" был Дольчино. Шафаревич: "Наконец, в 1304 г. была сделана попытка претворить эти учения в жизнь. Набрав около 5000 членов секты, Дольчино с этой армией укрепился в гористом районе на севере Италии, грабя окружающие города, деревни и уничтожая церкви и монастыри. Вскоре все окрестные области были охвачены паникой. Вся окрестность на десятки миль была разграблена и сожжена.
   Три года продолжалась война, пока лагерь Дольчино не был взят приступом, а сам он казнён".
   То же наблюдалось и в движение других христиан -- таборитов в XV веке в Чехии после сожжения Яна Гуса, Опять -- всё общее: имущество и жёны. "В Городище или Таборе нет ничего моего или твоего, а все вместе одинаково пользуются: у всех всё должно быть общим, и никто не должен ничего иметь отдельно, тот, кто имеет отдельно, тот грешит".
   Все крестьяне, не присоединившиеся к таборитам, "сами вместе со своим имуществом должны быть уничтожены". Тот же свободный дух -- "ничего не делать, деревья ломать, а дома, церкви и монастыри разрушать".
   Наибольшим "божественным духом" отличалась одна из ответвлений таборитов -- секта адамитов под предводительством Беггарда (выходец из Бельгии) -- "Они убивали всех подряд, по ночам сжигали села, города, и людей, ссылаясь на то, что в Библии сказано: "В полночь раздался крик". Так в городе Прчице они "перебили всех людей -- молодых и старых, а городок сожгли"". Имущество убиенных, конечно, прихватили с собой.
   Император и папа призвали к крестовому походу против таборитов, но те не только разбили крестоносцев, но и перенесли войну в соседние страны. Их набеги назывались в гуситской традиции "Прекрасные походы". Некоторые страны они опустошали, унося с собой добычу... В одной песне того времени говорится: "Мейсен и Саксония погублены, Силезия и Лужицы в развалинах, Бавария превращена в пустыню, Австрия разорена, Моравия истощена, Богемия перевёрнута вверх дном".
   То же самое движение Шторха в XVI веке в Германии, пункты учения которого призывают --
   "1. Что никакой брачный союз, был ли он тайный или явный, не следует соблюдать...
   2. Но наоборот, каждый может брать жён, коль скоро его плоть того требует и подымается его страсть, и жить с ними по своему произволу в телесной близости.
   4. Всё должно быть общим, ибо Бог всех людей равно послал нагими в мир. И так же он дал им всем равно то, что есть на земле, в собственность -- и птицу в воздухе, и рыбу в воде..."
   Томас Мюнцер, провозгласивший -- "Нашим главным исповеданием было -- Все будет общим!", захватил власть в 1525 году в городе Мюльхаузене. "Написанная в то время "История Томаса Мюнцера" (её автором долгое время считали Меланхотона) так описывает положение в городе:
   "...Он(Мюнцер) учил также, что вся собственность должна быть общей, как написано в Деяниях Апостолов, что они сделали всё общим. Этим он так настроил народ, что никто не хотел работать, но если кто имел нужду в еде или одежде, то шёл к богатому и требовал это по Христову праву, ибо Христос велел делиться с нуждающимися. А кто не давал охотой, у того отнимали силой..."
   Вообще, -- история человечества с понятием "свобода" это какая-то трагикомедия и издевательство над понятием. Им стараяются воспользоваться глупцы или крайние ловкачи.
   В 1534-1535 году два авантюриста-апостола из Голландии Маттис и Бокельзон захватили город Мюнстер. Ввели обычный, нам хорошо знакомый социализм и всё повторилось. Вот одна картинка этого исторического факта -- Шафаревич:
   "Почти каждый день происходили казни: например, 3 июня 1535 года казнили 52 человека, 5-го -- 3 человека, 6-го и 7-го по 18 человек и т. д. Казнят то строптивых жён, то женщину, осуждающую новые порядки. Одна женщина не захотела стать женой царя (Бокельзона), несмотря на его неоднократные предложения. Тогда он сам отрубил ей голову на площади, а другие жёны пели "Слава Богу Всевышнему".
   А что сделали революционеры в "великую" французскую революцию в начале XIX века? -- Они первым делом создали гильотину и общественные склады зерна, и организовали справедливое равное распределение хлеба. После чего начался голод, затем пришлось посылать в деревни за хлебом отряды вооружённых людей -- продотряды и т. д., -- ситуация до боли нам знакома...
   Однако восстания и революции проходили и закон различия-неравенства этого Мира, Космоса, Вселенной неумолимо срабатывал -- быстро воцарялось неравенство, выстраивалась иерархия неравностей.
   Говоря о равенстве, свободе и справедливости стоит обратить внимание на очень интересный и закономерный факт -- там, где в истории наблюдались славные моменты свободы, демократии и благополучия, там обязательно была и крайняя противоположность -- рабство, за счёт которого всё достигалось. Например, возьмите расцвет царств Египта, Шумер или Ассирии, или возьмите знаменитых свободных и "демократичных" греков. А для самых демократичных стран Европы XVIII и XIX (прошлого) веков -- Англии, Голландии и Франции торговля рабами была одним из самых прибыльных дел, в то время как отсталая, нецивилизованная и недемократическая Россия в это время даже такой мысли не допускала.
   А Англия ещё в начале прошлого века воевала с Испанией за рынки сбыта рабов. А на чьём труде поднималась пресловутая свободная и демократическая Америка?
   А за счёт чего сегодня держится благополучие современных демократических стран западной Европы и США? -- Возьмите любой солидный экономический журнал Лондона или Нью-Йорка -- и обратите внимание на характер финансовых потоков. Вы обязательно увидите, что финансовые потоки из неразвитых стран в развитые намного превосходят инвестиционные потоки. То есть благополучие в развитых странах поддерживается во многом за счёт обирания-эксплуатации природных и людских ресурсов третьих стран, а не исключительно из-за высокой производительности труда в этих странах, как это обычно рекламируют.
   Странам, из которых высасывают капиталы, не дают умышленно набрать экономического запаса, "жира" -- для самостоятельного роста, вообще для самостоятельности. Поэтому десяткам таких богатых стран -- как Бразилия, Аргентина, Венесуэла и пр. -- никогда не светит быть развитыми и жить в благополучии и достатке при существующей мировой системе. Они строили капитализм долгое время и будут дальше строить его ещё дольше. В этих странах развитые страны любыми, даже самыми крайними средствами, будут поддерживать "демократию" -- иначе они будут иметь крупные проблемы внутри собственных стран, ибо не смогут выплачивать высокие зарплаты и знаменитые социальные пособия, размеры которых являются не адекватными труду.
   Возможно, читатель обратил внимание, что рассматриваемые нами благодаря Шафаревичу эксперименты человечества со свободой были представлены в хронологическом порядке. И эта эстафета далее перешла к Франции.
   Глава 2. Французские просветители, первая революция и Бонапарт
   Можно сказать, что история французских революций началась с упадка Франции после блестящего правления кардинала Ришелье Арман Жан дю Плеси (1585-1642 гг.).
   Ришелье был великий философ жизни, хороший организатор и руководитель. Не он был при короле Людовике Восьмом, а король был при нём. Этот кардинал создал современную по тем временам армию по типу шведской, создал современный сильный флот, выиграл ряд внешних и внутренних войн, в том числе успешно провёл знаменитую тридцатилетнюю войну, организовал военные походы с целью колониальных захватов в интересах Франции, организовал внутреннюю и внешнюю торговлю. В общем, личность была великая, сравнима по своему значению для Франции с нашим Петром Великим.
   В начале правления Ришелье Франция была слаба, король слаб, денег мало, полно долгов, Франция раздроблена на множество мелких княжеств, одни из которых католики, другие -- протестанты(гугеноты); князья имели свои крепости, свои войска, вели свои войны -- в общем демократия среди этого элитного слоя была хорошая и результат её был "соответствующим".
   У планирующего сделать сильной и богатой Францию кардинала было несколько несложных и понятных истин. Одна из них звучала в его устах так: "Кто силён, тот часто прав с государственной точки зрения..."
   И придя к власти, он максимально использовал её силу. Во-первых, он строго воспретил все устные и письменные протесты парламента против короля, то есть убрал всю ненужную болтовню и дебаты. После чего разрушил ограждения и укрепления княжеств, графств и герцогств, распустил их армии, запретил под страхом смертной казни дуэли между вельможами. А создал единую государственную постоянную сухопутную армию и военный флот. Первая и единственная во Франции газета, выходившая с 1631 года, была полностью подконтрольна кардиналу.
   После чего создал строгую централизованную вертикальную правительственную службу управления, контроля и собирания налогов. Которая называлась интендатура, а её чиновники -- интенданты, облечённые судебной, финансовой, административной и контрольной властью осуществляли контроль над страной.
   Внутри страны Ришелье дисциплину поддерживал самыми строгими мерами, вопрос восстаний решался однозначно, как констатировал один летописец тех времён после какого-то восстания "Пленных перевешали и весь сброд расстреляли". Ришелье придерживался довольно категоричного мнения по отношению к народу -- "Народ -- это мул, который, привыкнув к тяжести, портится от продолжительного отдыха сильнее, чем от работы".
   Эту истину, спустя триста лет, поняли американские специалисты по социальной инженерии. И, в отличие от Маркса, разработали рабочим не только восемь рабочих часов, но и восемь оставшихся часов перед сном, развлекая различными телешоу, боевиками, эротикой и т. д., чтобы рабочий отдыхал, набирался сил, а не утруждал себя различными ненужными мыслями о жизни.
   Заслуги Ришелье в укреплении Франции, в создании её единства и эффективности государства огромны. За период его правления в пять раз увеличились налоговые сборы в казну, Франция могла успешно решать многие задачи на международной арене, в том числе могла успешно конкурировать с экономиками таких бурно развивающихся стран как Англия и Голландия. Интересно, что этот великий кардинал ставил интересы государства выше религиозных или церковных.
   В эпоху его правления Франция была богата, а народ при деле и обеспечен. Эпоха расцвета Франции длилась ещё несколько десятков лет при приемнике и последователе Ришелье -- Мазарини. Который переборщил, задавил Францию налогами, чем вызвал многочисленные восстания и противостояние парламента. Но Францию разорила классическая болезнь от успехов и богатства: непомерная, головокружительная роскошь жизни элиты, строительство великолепных дворцов, бесконечные и бесчисленные балы, жизнь только для удовольствия, многочисленные любовницы и подарки им в виде замков и огромных пожизненных пенсий.
   Естественно, что такой образ жизни пожирал огромное количество денег, которые начали кончаться. Чтобы выровнять положение власти выпустили огромное количество необеспеченных ценных "бумаг" -- ГКО, коррупция приняла потрясающие размеры, а ещё большие размеры приняло обворовывание казны. Министр финансов не отчитывался ни перед кем, и никто не знал истинное финансовое положение в стране и долг казны. Время от времени кого-то снимали с должностей, даже казнили или высылали за пределы страны, конфисковывали деньги и имущество, приходил на его место другой -- и весь процесс обворовывания страны начинался заново.
   Положение страны и народа к концу XVIII века было катастрофическим, нищенским, государственный долг достиг астрономических размеров. Соответственно налоговое бремя на население было огромным, что вызывало понятное недовольство народа и парламента. Парламент встал в резкую оппозицию к королю, и к 1788 году это противостояние достигло максимума. В этой всей критической ситуации король вынужден в мае 1789 года созвать Генеральные Штаты, которые уже не созывались 175 лет.
   Генеральные Штаты -- это сословно представительное учреждение, некий совет старейшин или мудрых, который по идее должен был представлять весь народ и якобы выражать его мнение. В него входили представители дворянства, духовенства и горожан (третье сословие). Впервые этот орган создал в 1302 году король Филипп Красивый для поддержки своих инициатив. Во время таких созывов сословия пользовались моментом и выторговывали себе различные законы или льготы. Ко времени очередного созыва в 1789 году Франция подошла в кризисном состоянии. И к этому времени в французском обществе вызрела идея создания республики.

Просветители Франции

   В XVIII веке во Франции появилось несколько талантливых людей, выдающихся мыслителей, которые творили в один и тот же период. Это были Вольтер -- Мари-Франсуа Аруэ (1694-1778 гг.), Жан-Жак Руссо (1712-1778 гг.), Дени Дидро (1713-1784 гг.) и Гельвеций Клод Адриан (1715-1771 гг.). Все они были философами, писателями, поэтами, драматургами, а Руссо был ещё и композитором. За продвигаемые в общество взгляды их назвали просветителями.
   Все они были не из богатых сословий -- Гельвеций был сыном врача, Руссо был -- сыном часовщика, Дидро -- ремесленника, Вольтер -- нотариуса. Но благодаря собственному таланту, относительному достатку родителей и некоторой удаче -- все они достигли больших высот, например, Дидро получил звание магистра искусств, а Вольтер был членом Французской Академии.
   Просветители в своих взглядах стояли на пути поиска истины и одновременно на грани революционности. Так было и на этот раз, вот например, фраза Дидро: "Образование придаёт человеку достоинство, и раб начинает сознавать, что он не рождён для рабства". Пожалуй, лишь один Гельвеций говорил больше о бесконечном, вечном, материальном Мире и этим был похож на Спинозу. Остальные трое высказывались в духе приведённой фразы Дидро.
   Закономерным образом получилось противостояние между ними и церковью, хотя они не отвергали полностью церковь и считали её необходимой для сохранения общественного порядка и частной собственности. По этой же причине было противостояние между просветителями и властями.
   В результате -- трактат Гельвеция "Об уме" официально сожгли; Вольтер в 1717 году был заключён в Бастилию, в 1726 г. был выслан из Франции, а в 1734 г. был осуждён парламентом на сожжение, но казни избежал. Дидро отсидел почти два года в тюрьме, а Руссо вообще всю жизнь приходилось скрываться от властей, и находится постоянно в бегах -- как от властей, так и от католиков и от протестантов.
   Во Франции уже с начала XVII века, глядя на соседнюю Голландию, шушукались о республике. В 1762 году Вольтер в своей работе "Республиканские идеи" начинал основательно разрабатывать идею республиканского устройства страны, хотя его устраивала и просвещенная монархия, то есть некий просвещённый демократический, справедливый король. Дидро также симпатизировал этим идеям, хотя сомневался, -- подходит ли республиканское устройство к такой большой стране как Франция. При этом Дидро также устраивала просвещённая монархия.
   Руссо же в отличие от предыдущих сотоварищей был самым радикальным, категоричным и революционным -- он был не только против существования короля, но и вообще -- против существования неравенства, существования господствующих, эксплуататорских классов, которые исключительно пользуются плодами-достижениями всего общества.
   В принципе, это были уже характерные взгляды будущего марксизма, и добрую половину своей философии талантливый сын еврейского народа Карл Маркс неафишируя взял у Руссо. Поэтому, чтобы понять Карла Маркса необходимо знать Руссо.

Истины и заблуждения Руссо

   Среди вышеназванных мыслителей-просветителей Гельвеций почти не касался вопросов переустройства общества, философии государства; Дидро же после тюрьмы оставил эту тему и полностью посвятил себя созданию первой Энциклопедии(1751-1765 гг). А Вольтер и Руссо, хотя оба симпатизировали идеям республиканского устройства, однако сильно отличались во взгляде на фундаментальный вопрос изначального равенства или неравенства, и отсюда происходило всё множество других разительно различных взглядов.
   Руссо считал, что все люди рождаются равными, ибо все они были равными в первобытном диком состоянии. И, по Руссо, достаточно всех поставить опять в равные условия, дать равное образование и воспитание -- и все опять будут равными. А Вольтер, как и Дидро, считал, что все люди рождаются изначально с разными способностями, поэтому все люди изначально неравны.
   Уважаемые читатели, будьте внимательны, хотя окончательную точку в этом вопросе уже давно поставила наука генетика, но данный вопрос и поныне является очень актуальным, и важным, хотя на нём здорово "поскользнулись", вернее -- коварно использовали, относительно недавно Маркс и Ленин.
   Вольтер: "На нашей несчастной планете невозможно, чтобы люди живущие в обществе, не были бы разделены на два класса -- один из угнетателей, другой -- из угнетённых. Человеческий род, такой, каков он есть..." Ранее мы уже приводили цитату об образовании Дидро, который, как и Вольтер, считал образование важным, но не решающим всё, поэтому оба эти философа считали очень важным выявление в человеке изначальных, природных задатков-способностей.
   Руссо к решению этого вопроса подошёл максимально серьёзно и посвятил этому вопросу целое исследование -- работу под названием "Рассуждение о начале и основании неравенства между людьми" (1775 г.). В этой работе он проследил эволюцию человечества в названном вопросе. Эта работа Руссо очень интересна ещё и тем, что её будет в своей основе повторять, дублировать Маркс.
   Ж.Ж.Руссо долго изучал жизнь "диких", первобытных людей, живущих свободно в лесных чащобах и пришёл к следующим выводам --
   --"Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: "Это моё!" и нашёл людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества".
   --"Неизбежным следствием обработки земли был её раздел, а как только была признана собственность. должны были появиться первые уставы правосудия".
   --"равенство могло бы сохраниться, если бы люди обладали одинаковыми дарованиями"; "Самый сильный производил своим трудом больше, чем другие; самый искусный извлекал больше выгоды из своей работы; самый изобретательный находил способы сократить затраты труда; землепашец мог больше нуждаться в железе, или купец -- в хлебе; при одинаковой затрате труда один зарабатывал много, а другой едва существовал".
   --"Вот каким образом люди могли незаметно для самих себя приобрести некоторое грубое понятие о взаимных обязательствах и о том, сколь выгодно их выполнять".
   --"повсюду -- скрытое желание выгадать за счёт других. Все эти бедствия -- первое действие собственности и неотделимая свита нарождающегося неравенства".
   --"С течением времени изменяются предметы наших потребностей и удовольствий; вот почему изначальное в человеке постепенно исчезает...", "душа и страсти человеческие незаметно подвергаясь порче, изменяют, так сказать, и свою природу..", "дикарь и человек цивилизованный настолько отличаются друг от друга по душевному складу и склонностям, что высшее счастье одного повергло бы другого в отчаянье".
   --"каждому должно быть ясно, что узы рабства образуются лишь из взаимной зависимости людей и объединяющих их потребностей друг в друге".
   Сюда же добавим слова Руссо из его пьесы "Нарцисс" -- "...слово Собственность, которое стоит столько преступлений нашим так называемым почтенным людям, не имеет среди дикарей почти никакого смысла; ничто не толкает их к тому, чтобы обманывать друг друга".
   И добавим ещё уверенное мнение Руссо из его назидательного письма польскому королю С. Лещинскому -- "Первый источник зла -- неравенство; из-за неравенства возникли богатства, они породили роскошь и праздность, роскошь породила искусства, а праздность -- науки". Вот так Руссо перевернул Аристотеля!
   Итак, Руссо верно отразил истину положения и затем сделал ошибочный вывод, что эволюция человечества шла несколько тысяч лет ошибочным путём, ошибалась? Руссо решил исправить ошибку, ликвидировать все эти тысячелетние неправильные эволюционо-исторические накопления и всё вернуть на уровень равенства дикарей.
   Этой "гениальностью" Руссо закономерно возмущался Вольтер: "Как, тот, кто обработал, засеял и огородил, не имеет право на плоды своих трудов? ...Вот философия нищего, который желал бы, чтобы бедняки обокрали богатого". Последнее Вольтер заметил очень метко, ибо Руссо, особенно в молодости, жил в большой нужде, был слугой, лакеем и секретарём людей намного глупее его, но богатых. И Руссо, глубоко переживая эту несправедливость, создал эту свою теорию. Хорошо ещё, что на его пути не попалась старушка-процентщица...
   Руссо неоднократно возмущался, что люди не имеют одинаковых стартовых имущественных условий, и поэтому бедняк не имеет возможности стать богатым. Но из этого ведь не следует опровергать вообще всю эволюцию, труд, необходимость экономического человеческого общения и факт неравенства. Руссо одним махом перескакивает через золотую середину и оказывается в противоположной крайности.
   Проследим с интересом далее логику Руссо, ибо как до этого, так и дальше точно этим же "гениальным" путём будет идти Карл Маркс.
   Рассматривая необходимость взаимных обязательств-договора в результате вынужденного, необходимого общежития, Руссо делает фундаментальный вывод -- "из природы договора мы увидим, что он не может быть нерасторжимым".
   Эти сложившиеся тысячелетиями связи Руссо желает полностью разрушить и на их месте создать новые, якобы подлинные, истинные и справедливые. -- "буду здесь рассматривать создание Политического организма как подлинный договор между народами и правителями, которых он себе выбирает, договор. по которому обе стороны обязуются соблюдать законы, в нём обусловленные и образующие связи их союза".
   В этой работе о неравенстве, в принципе, Руссо выкладывает всю основу своей философии, все свои взгляды: от формирования конституции до формирования республиканских органов власти -- "один из этих законов определяет порядок избрания и власть магистратов, уполномоченны за исполнением остальных статей договора". Во всех последующих своих работах Руссо пытается подробнее развить названные темы, исходя из анализа опыта республиканского строительства в древней Греции и в Римской Империи.
   В следующей своей работе "О Политической экономии" Руссо упреждает Гегеля, говоря: "Политический организм -- это, следовательно, условное существо обладающее волей..." можно к этому добавить, что политический организм есть некая целостность, есть живой организм объединённый и соединённый живыми человеческими мыслями и решениями.
   В этой же работе интересно понаблюдать за Руссо, как он ищет дальнейший путь, осуществляя поиск в борьбе между собственными убеждениями и логической необходимостью. -- "если отчисления добровольны, они(граждане) не дают ничего; если они вынуждены, они незаконны; и в этой жестокой альтернативе: дать погибнуть Государству или посягнуть на священное право собственности, которое есть опора Государства, состоит трудность справедливой и мудрой экономии".
   Руссо, в отличие от Маркса, не уничтожает частной собственности? -- Да, он её сохраняет. -- Для чего? --
   --"Несомненно, что право собственности -- это самое священное из прав граждан и даже более важное в некоторых отношениях, чем свобода: потому ли, что ...собственность -- это истинное основание гражданского общества и истинная наука в обязательствах граждан, ибо если бы имущество не было бы залогом для людей, то не было бы ничего легче, как уклониться от своих обязанностей насмеяться над законами".
   Этот коварная идея неслучайна, -- Руссо этим решает важную следующую задачу -- "Первое, что должен сделать после установления законов основатель учреждений Республики, это найти фонды, достаточные для содержания магистратов и прочих чиновников и для покрытия общественных расходов. Эти фонды называются эрариум или фиск, если они в деньгах".
   И здесь следует сделать очень важное замечание -- Руссо в отличие от Карла Маркса поступил, как бы очень порядочно, он не только призвал разрушить старый порядок, старое государство, но и попытался помочь осуществившим в скором будущем на практике его идеи.
   Маркс же призвал к вооружённому восстанию, к разрушению государства и ничего не сказал о дальнейших действиях после разрушения. Марксу не хотелось думать на эту "никчемную" тему или он думал, но ничего придумать не мог? -- Маркс не мог так просто оставить этот вакуум, он, конечно, думал и точно знал -- кто и что построит на месте разрушенного и захваченного государства, но не придавал это огласке.
   Восставшие во Франции в 1789-1895 годах имели хотя бы советы или некий проект Руссо. А знаменитая Парижская Коммуна 1871 года восставшая в результате призывов и агитации Маркса, придя к власти и разрушив всё -- осталась ни с чем. Восставшие шарахались в неведении, обвиняли друг друга и уничтожали друг друга.
   Да и Владимир Ленин проклинал за это Маркса, когда в России произошла революция 1905 года, то Ленин, смотря на наследие своего кумира, абсолютно не знал, что делать. А когда произошла без Ленина февральская революция в России 1917 года, то Ленину и сотоварищам пришлось на ходу в поезде из Швеции и Финляндии в Россию спешно что-то придумывать, составлять минимальный план-проект строительства нового государства в случае захвата власти.
   Итак, Руссо наметил два способа сбора денежных средств для нужд нового государства -- республики. Первый -- это добровольные сборы с граждан, а второй -- сборы с частной собственности, с имущества. Посмотрим -- как эти два способа он пояснил далее в своей работе "О политической экономии" --
   "Правда, по тому же договору каждый, хотя бы и молчаливо, обязуется вносить свою долю на общие нужды; складчина, для того чтобы она была законною, должна быть добровольною. Добровольной не в соответствии с частной волей.., но в соответствии с общей волей, с большинством голосов... Эта истина, что налоги не могут быть установленны законным образом иначе, как с согласия народа и его представителей, была признана всеми без исключения философами... Обложения, которым подвергается народ, бывают двух видов: одно -- вещественное, которое взимается с имущества, другое -- личное, которое вносится с головы".
   Обложение налогом собственности по мнению Руссо происходит по следующему принципу -- "тот, у кого в десять раз больше имущества, чем у другого, должен платить в десять раз больше... И пусть не страшатся того, что подобный доход носил бы произвольный характер, поскольку он относится к предметам не первой необходимости".
   С имущества полученного по наследству следует платить разовый налог или постоянный? -- этого Руссо не уточнил. А будут ли хорошо работающие и соответственно хорошо зарабатывающие после инициатив Руссо иметь и далее желание хорошо работать? -- на эту тему Руссо также не удосужился подумать. Кстати, об этом не подумал ни Маркс, ни Ленин, и тема так и осталась не доработанной в России до Горбачёва и Путина.
   На примере Руссо мы видим как человек в мучительных поисках, ощупью в новом и неизвестном, находит крохи истины и ошибается.
   Далее, в следующей своей работе, самой знаменитой -- "Об общественном договоре" (1762 г.) Руссо пытается ещё немного продвинуться вперёд. -- "Как может слепая толпа, которая часто не знает чего она хочет, ибо она редко знает, что ей на пользу, сама совершить столь великое и столь трудное дело, как создание системы законов? ...частные лица видят благо, которое отвергают; народ хочет блага, но не ведает в чём оно. Все в равной мере нуждаются в поводырях". Да -- дилемма непростая. Позже Маркс себя объявит поводырём части народа -- пролетариата, а сам пролетариат -- объявит поводырём всего общества, а Ленин объявит поводырём свою партию.
   Дальше у Руссо начинается полная утопия: "Надо обязать первых согласовать свою волю с их разумом; надо научить второй(народ) знать, то чего он хочет... Тогда в результате просвещения народа явится союз разума и воли в Общественном организме...".
   Научить народ нужному хотению... И это не смотря на то, что Руссо к этому моменту совсем отчаялся воспитывать и просвещать (с 1755 г.) свою жену Терезу, абсолютно безнадёжную в этом плане. Кроме того, Руссо даже не пытался воспитывать своих детей -- он их делал и сразу после рождения отдавал в монастырский воспитательный дом, мотивируя это тем, что у него не хватает средств на их содержание.
   Как "специалиста" по законам и республиканскому устройству государства взбунтовавшиеся жители острова Корсика попросили Руссо помочь им. И Руссо помогает им -- выходит его работа "Проект Конституции для Корсики". В виде этой работы корсиканцы получили "колоссальную" помощь и видимо более-менее думающие из них, прочитав сборник этих советов, подумали что-то типа -- "Не издевается ли этот умник над нами? Не насмехается ли он над нами? Или может он лишился рассудка?".
   Ибо в этой своей работе Руссо дал волю своей фантазии. Вот, например, несколько его советов-законов:
   "Корсиканцы, тише! Я буду говорить от имени всех. Пусть те, кто несогласны, удалятся, а те кто согласны, поднимут руку". Руссо -- "гений"! При такой системе всегда будет подавляющее большинство и беспрепятственное принятие любого закона. Глянем на другие "перлы" ума Руссо:
   "Все законы наследования должны быть направлены к тому, чтобы приводить всё к равенству таким образом, чтобы каждый имел кое-что и чтобы никто не имел ничего лишнего",
   "И корсиканцы должны были платить дань за то, чтобы получить, как милость, право не носить оружие".
   В общем, эта конституция Руссо вещь весьма забавная, и желающие поупражняться в придумывании законов получат от её чтения не мало весёлых впечатлений. На этом расстанемся с Жан Жак Руссо с большим удивлением -- как этот, мягко выражаясь, не очень умный человек умудрился стать в истории человечества знаменитым и уважаемым до наших дней?
   Руссо ушёл из жизни, а его уродливые идеи только начинали жить. Нужно было только время, чтобы идеи Руссо о равенстве и республике попали в головы заинтересованных сограждан, завладели ими и приступили к реальному действию. Ускоренному распространению и усвоению этих идей как раз в это время способствовала мода на тайные просветительские общества.

Тайные общества

   Некоторые исследователи считают, что первую масонскую ложу -- тайное общество основал в 1717 году в Англии проповедник Джеймс Андерсен. Чем занималось это тайное собрание людей? Во-первых, собирались, как правило, люди уже просвещённые, интеллектуалы. Во-вторых, они, как правило, отвергали формализм и догматизм церкви, и уже поэтому вынуждены быть тайными, признавали наличие живого Бога -- "Великого Архитектора Вселенной" и пытались проникнуть в Его тайны -- познать Его больше, познать больше этот Мир и законы Его действия и управления.
   То есть эти общества были одновременно теологическими и просветительскими, они напоминали чем-то таинственные, продвинутые в своей цивилизованности религиозные ордена типа тамплиеров. В этих обществах делились своими знаниями, изучали древние запрещённые философские трактаты, в том числе и оккультные, пытались постичь мистику.
   Эта интрига, жажда знаний, таинственность делала эти общества очень популярными, а если ко всему перечисленному прибавить красивый таинственный обряд посвящения в общество, то членство придавало ещё и харизму исключительности, избранности, элитности. К тому же общества "официально" отрекались от участия в политической жизни страны, благодаря чему власти могли их не опасаться, терпеть, не преследовать и относиться к ним даже весьма лояльно. Неслучайно поэтому, что иногда в эти общества членами входили сами короли.
   Благодаря всем перечисленным характеристикам тайные общества -- масонские ложи, которые носили название тайных клубов, возникли во всех странах Европы, в России и Америке.
   К масонству тогда не относились как к чему-то опасному или презренному, как это происходит сейчас. В первую очередь это были просветительские элитные общества, в которые входили дворяне, буржуа, "золотая молодёжь" и даже "прогрессивные" представители духовенства.
   Эти тайные общества притягивали к себе ещё и своей демократичностью внутреннего уклада, внутренних правил; внутренний устав их гласил, что это "объединение людей на началах братства, любви, равенства и взаимопомощи". Очень важно было последнее, ибо человек осознавал себя не одиноким, чувствовал плечо помощи, чувствовал принадлежащим к какому-то конкретному коллективу, чувствовал себя силой. Благодаря тайной взаимопомощи человек мог рассчитывать и на помощь в карьере, ибо общество было заинтересовано в продвижении своих членов, их усилении, этим усиливалось и само.
   Члены общества называли друг друга "братьями". Это притом, что внутри общества существовала строгая иерархия, которая исходила из уровня развития и понимания той или иной личности. Кстати, сегодняшние организованные преступные группы в России имеют точно такую же иерархию, также обращаются друг к другу "брат" и представляют некий новый прообраз масонской ложи, борющийся эффективно с богатыми предпринимателями, с бюрократией в стране и друг с другом.
   К середине XVIII века тайных масонских обществ было так много в Европе, и они были так популярны, что в головах самых продвинутых масонов, возглавлявших самые могущественные общества, витала идея создания единой организационной сети масонских обществ, которая бы охватывала весь мир. Но факт множества и препятствовал созданию единой великой организации, ибо это множество порождало закономерные различия между обществами. Одни оставались по-прежнему теологическими и просветительскими, другие занимались мистикой и магией, третьи, пользуясь преимуществами организации и солидарности пытались уже тайно влиять на политические процессы, а четвёртые радикально рассматривали возможность смены старых порядков и старого государственного устройства на новое, основанное на принципах братства-равенства.
   Прообразом четвёртых в России были декабристы, а во Франции в конце XVIII века группу молодых людей, тайно собиравшихся в доминиканском монастыре святого Якоба, называли якобинцами. Сюда входили сыновья адвоката по фамилии Робеспьер и другая золотая молодёжь тех времён, имена которых станут известны в связи с "великой" Французской революцией.
   Эти якобинцы в монастыре усердно усваивали идеи Ж. Ж. Руссо и когда-то должны были перейти от слов к "делу". Как свидетельствовал масон Брюнельер: "После 1789 г... некоторые ложи прямо обратились в клубы (то есть легализовались), даже не изменяя своего названия...Время "споров" и "науки" миновало -- надо было действовать".
   Цель у масонов и капиталистов была одна -- свергуть монархию чтобы самим властвовать. Хотя все масонские организации того периода декларировали красивые люциферовы лозунги о свободе как, например, это сделали известные революционеры, масоны Филипп Буанаротти и Ноэль Бабёф, озвучив свои рекламные тезисы в брошюре "Заговор Равных", несколько цитат:
   "Все люди равны, не так ли? Этот принцип неопровержим, ибо только лишившись рассудка, можно со всей серьёзностью назвать день ночью",
   "Мы хотим действительно равенства или смерти -- вот чего мы хотим",
   "Пусть исчезнут, наконец, возмутительные различия между богатыми и бедными, большими и малыми, господами и слугами, управляющими и управляемыми",
   "Ради него(равенства) мы согласны на всё; согласны смести всё, чтобы держаться его одного. Пусть исчезнут, если надо, все искусства, только бы нам осталось подлинное равенство".
   "Никто не может выказывать взгляды, находящиеся в прямом противоречии со священными принципами равенства и народного суверенитета",
   "Воспрещается опубликование любого сочинения, имеющего мнимо разоблачительный характер".
   "Любое сочинение печатается и распространяется лишь в том случае, если блюстители воли нации считают, что его опубликование может принести пользу республике".
   В последних четырёх представленных тезисах мы наблюдаем явное и радикальное ограничение свободы этими страстными поборниками свободы, этим они раскрывают свою лживость.
   С тех пор, как тайные масонские организации занялись политикой, в них активно стали входить евреи, которые в этот период не имели равноправия с местным населением -- французами, и стали занимать в этих организациях лидирующие позиции. О. А. Платонов в своём исследовании отмечает, что "еврейский историк Г. Грец приводит сведения о крупных суммах денег, пожертвованных евреями на революцию".
   И ситуация для них резко улучшилась, когда в начале первой французской революции в 1791 году евреев эмансипировали, -- уравняли в правах с коренным населением.
   В нашей стране я не нашёл специальных исследований о роли евреев во французских революциях, но судя по высказыванию исследователя еврейской темы проживающего в США и Испании Андрея Дикого в его книге (изд. в 1967 г., Нью-Йорк) -- роль они сыграли большую. Андрей Дикий:
   "Пять поколений видело Французскую революцию в том ложном освещении, которое сумели ей придать. Теперь, однако, все уже знают, что она не была делом французского народа, но преступным деянием меньшинства, которое хотело навязать французскому народу тот самый план, который мы сейчас изучаем..." (меньшинством автор называл евреев).
   В мутное время французских революций происходило немало странных событий -- Франция при Наполеоне вдруг стала мощной державой и победно пошагала по Европе; именно в этот период сказочно разбогател Ротшильд и закономерно появился Карл Маркс со своими классовыми идеями. И после всего этого в середине XIX века зародилась малая сионистская идея. Поэтому кратко познакомиться с ходом французских революций стоит.

Первая французская революция

   Перед французской революцией масоны выдумали технологию, которая затем будет повторяться при многих свержениях власти. Всё начинается с искривления и "накачки" умов населения -- по рукам французов в различных городах стали ходить тысячи листовок и памфлетов выпущенные "диссидентами" непристойного характера против королевской семьи с целью её полной дискредитации. Яркий повтор этого начала мы увидим в России в 1916 году. Тогда во Франции цель масонов и капиталистов была одна, как в Англии, -- передача власти Парламенту -- Генеральным Штатам Франции.
   Когда король Франции в 1791 году созвал Генеральные Штаты для решения кризисной ситуации, то "неожиданно" эти Генеральные объявили себя Национальным собранием. Началась Великая Французская революция. Национальное собрание резко противопоставило себя королю, воззвало народ к оружию, и этот вооружённый народ уже 14 июня взял штурмом Бастилию.
   Затем восставшие организовали национальную гвардию в защиту революции и её результатов, объявили декларацию прав человека и гражданина, освободили крестьян от феодальных повинностей и т. д.
   Всё осуществлялось по теоретическим наброскам Руссо. Прах своего великого идеолога восставшие перевезли в Париж и поместили в Пантеоне. А лидер якобинцев Робеспьер перед депутатами Национального собрания констатировал: "Могущественный и добродетельный гений Руссо подготовил наши труды". Итак, глянем на результаты этого "гения" и его трудов.
   Генеральные Штаты противопоставили себя королю и назвали себя Национальным собранием. Король бежал из Парижа и стал собирать вокруг себя войска. А повстанцы организовали для обороны национальную гвардию -- ополчение. И стали создавать органы управления новым государством в соответствии с указаниями Руссо, который завещал, что вся власть должна подразделяться на две ветви: выборную "законодательную власть" и "исполнительную власть" -- правительство.
   Парижский магистрат переименовали в Коммуну, что означало как самоуправление народа, и ей подчинили созданную гвардию. Впоследствии этот орган -- Парижская Коммуна с подчинённым ей войскам была орудием в руках победившей в законодательном собрании фракции и снимала с помощью гильотины головы проигравших фракционеров с потрясающей решительностью.
   Якобинцы в начале революции легализовали своё тайное общество, и теперь оно стало называться клуб под названием "Общество друзей Конституции", а через некоторое время переименовали его в "Общество якобинцев, друзей свободы и равенства". Это был партийный идеологический центр, возглавивший общественное оппозиционное движение против короля известное под названием "фронда".
   Этот идеологический центр организовал революционную диктатуру в стране и внедрял идеи Руссо в жизнь. Так повстанцы организовали согласно наставлениям Руссо общественные склады продовольствия, которые не были по примеру Женевы страховочными, а олицетворяли собой символ равенства и справедливого, равного распределения конфискованного продовольствия.
   Когда к "свободолюбивым" и "справедливым" масонам-революционерам попал в плен король Франции Людовик Шестнадцатый, то они его 27 января 1793 г. казнили на гильотине, не предъявив ему существенных обвинений. А Королеву Марию Антуанетту казнили 16 октября 1793 г. обвинив её в половой связи с её собственным сыном, которого между этими двумя убийствами масоны усиленно "воспитывали" сами, чтобы предъявить лжеобвинение.
   Следуя "теоретическим разработкам" Руссо, революционеры не уничтожали господствующие классы, а облагали их огромными налогами, изымали имущество только у прямых врагов революции и делили между собой. При этом они стремились "сделать бедность уважаемой". Иногда революционеры секвестировали-изымали появившиеся богатства у друг друга, когда друг друга в чём-то "разоблачали".
   А когда идей Руссо на практике не срабатывали, и у революционеров ничего не получалось, то взаимные "разоблачения" увеличивались. Иногда конфискованное имущество у своих и у чужих пускалось с молотка, а деньги шли на потребу революционеров. В таких случаях здорово наживались спекулянты, перекупщики, самые шустрые денежные дельцы становились баснословно богатыми.
   Главная трагедия революционеров разыгралась в законодательном собрании, которое в начале назвали Конституантой, затем Легислативой и наконец -- Конвентом, под этим названием оно и вошло в историю. При Конвенте было создано 12 комиссий, которые во многом играли роль правительства. В 1793 году эти комиссии перешли в подчинение созданного нового органа Комитета общественного спасения.
   Конвент был выборный орган, в котором были представители из 749 департаментов Франции. Революционеры утопически предполагали, что в нём будут в основном представители от народа, то есть бедных слоёв населения. Но в реальности было почти всё наоборот, представлены были не только не все слои населения, но бедные меньше всего. Таким образом, Конвент был разделён на три фракции-партии и представлял собой знаменитую картинку из басни нашего Крылова. Впрочем, читатель сам видел из многочисленных кинофильмов, -- какой кавардак творился в Конвенте. Понятно, что в этой смеси разных, порой противоположных взглядов, трудно было эффективно работать. И последствия были соответствующие.
   В 1791 году революционеры освободили от всех повинностей крестьян и утопически думали, что те сами повезут хлеб в столицу. Хлеб крестьяне не повезли, зато расцвела хлебная спекуляция. С октября 1793 года возникла необходимость ввести хлебные карточки, и карточки на мясо, мыло, сахар и т. д. В общем, для русских картина знакомая.
   Революционеры объявили весь урожай национальным достоянием и приказали его свозить в общественные зернохранилища. Затем они сформировали национальную армию, которая не только защищала революцию, но проводила конфискацию хлеба у крестьян, но, заметьте, не у посредников-спекулянтов. При этом крестьяне должны были ещё и бесплатно возить хлеб и выполнять бесплатно другие перевозки.
   Эти меры глобальных результатов не дали, только обострили ситуацию и усилили противостояние в гражданской войне. Голодные смерти в этот период во Франции стали обычным делом. Революционеры объявили о принудительной мобилизации городского населения для уборки урожая и его обмолота.
   Также была введена суровая дисциплина на мануфактурах, ещё суровее, чем до революции. Стали чаще звучать обвинения в преднамеренном вредительстве и предательстве. И революционеры создали чрезвычайный уголовный трибунал -- свою ЧК. Начались чистки в Конвенте и Коммуне. Здесь стоит заметить, что события в России после 1917 года с потрясающей точностью повторяли рассматриваемые события во Франции.
   Клуб якобинцев раскололся, левое крыло Конвента обвинило в ошибках правое и, обеспечив себе большинство, физически его уничтожило, 41 человек было обезглавлено, остальные разбежались.
   Таким образом, революционеры под пение "Марсельезы" стали уничтожать друг друга. Партия Робеспьера победила партию жирондистов, представителей департамента Жиронды -- Гюаде, Жансонне и др. Имущество осуждённых было конфисковано и поделено. Для улучшения управления ситуацией были созданы два новых органа Комитет общественного спасения и Комитет общественной безопасности. Которые, однако, не улучшили положение.
   А в 1794 году, вернувшиеся сторонники жирондистов обеспечили себе большинство в законодательном собрании -- Конвенте и взяли реванш, лишили голов братьев Робеспьеров -- Максимилиана Мари Исидора и Огюста Бон Жозефа, и их сторонников. Но ситуация не улучшалась.
   Террор и голод вызвал многочисленные мелкие восстания бедноты, которая уже мечтала о возвращении старых порядков -- монархии, мира и хлеба. Эти восстания жестоко подавлялись. Неизвестность -- чего строить и куда идти окончательно парализовала и разложила демократов-революционеров. Коррупция и спекуляция достигли небывало расцвета. Специальная комиссия Директории, правительства созданного в 1795 году, констатировала: "нет ни одного административного ведомства, куда не проникли бы безнравственность и продажность".
   Вот она -- реальная картина "великой" революции. Когда-то должен был наступить конец этому демократическому безобразию. К счастью Франции он пришёл не из вне, а появился изнутри. Весь этот демократический бардак и полное незнание -- что делать, гражданская война, голод продолжались до прихода к власти Наполеона, который быстро навёл порядок.

Бонапарт

   Молодой человек по имени Бонапарт получил неплохое военное образование и жил на острове Корсика. Жилось ему не весело, ибо после смерти отца он вынужден был содержать всю семью. В 1793 году его ситуация осложнилась, ибо в результате смены власти на острове -- он с семьёй вынужден был бежать во Францию. Осенью 1793 года он, безработный, шатался по улицам Парижа в поисках заработков.
   Фортуна ему улыбнулась -- когда праздно шатающемуся капитану Бонапарту предложили возглавить отражение очередной атаки отрядов монархистов (роялистов). С чем он прекрасно справился и был зачислен в национальные войска. В декабре того же года возглавляемые им отряды успешно разгромили войска монархистов под Тулоном и взяли город, -- 14 января 1794 года Бонапарт уже генерал. А в конце 1796 года его назначают уже Главнокомандующим всей национальной армии.
   Бонапарт гениальный полководец, хитрый, коварный, отвергающий все правила и стереотипы ведения войны того времени. В 1797 году его войска громят австрийскую армию, которая почти в два раза превосходила количественно армию Бонапарта. В результате чего к Франции присоединяет Бельгию, Ломбардию и получает немалую контрибуцию. Контрибуцию в размере 30 миллионов франков пришлось заплатить и Папе римскому.
   Таким образом, к концу 1797 года Бонапарт вернулся в Париж славным и богатым, к тому же сверх уверенным в себе, в своих умственных возможностях. Возможно, видя творившийся революционный бардак во Франции, у него уже тогда витали в голове шальные мысли о взятии власти в свои руки, но не для того чтобы вернуть монархию, а чтобы самому провести революционные реформы. Настроение Бонапарта прочувствовали лидеры страны и спешно отправили Бонапарта с небольшим войском для захвата Египта. С задачей он справился и попутно, как варвар, не выдержав величия знаменитого сфинкса -- пушечным выстрелом исковеркал ему лицо. Бонапарт был уже полностью внутренне готов взять власть во Франции в свои руки. И в 1799 году он возвращается во Францию в роли спасителя отечества и устанавливает военную диктатуру.
   Бонапарт повторил судьбу Юлия Цезаря, или это история-эволюция закономерно повторилась. Правда демократическому окружению Бонапарта не пришла в голову демократическая мысль -- во имя свободы и демократических идей убить этого военачальника, как это произошло с Юлием Цезарем.
   Военная диктатура Бонапарта была своеобразная, ибо он поклялся "уважать равенство в правах, политическую и гражданскую свободу..."
   Это был очень прогрессивная и в самом деле спасительная для Франции военная диктатура. Хотя это звучит странно и несуразно, но это было именно так. На этом примере история показывает, что бывают необходимые и прогрессивные военные диктатуры.
   Вскоре проявился большой талант Бонапарта как государственного строителя. При нём был создан Главный совет торговли, государственный национальный банк, изменены коммерческий и уголовный кодексы, запрещены всякие стачки, забастовки и введены учётные книжки рабочим. Он закрыл более шестидесяти газет и оставил всего четыре полностью преданные себе, чем и обеспечил своим реформам информационную поддержку.
   В своих реформах Наполеон был сильно похож на кардинала Ришелье. Он также создал мощное государство благодаря созданию сильной центральной власти, которая обеспечивалась созданным эффективным полицейско-бюрократическим аппаратом. Бонапарт также создал мощную регулярную армию, взялся строить могучий флот и усердно развивал внешнюю торговлю. То же самое в России когда-то делал и Пётр Великий.
   Следует отметить ещё одну гениальность Бонапарта. Тайные масонские общества признавали Бога и верили в Него, но были против формализма и догматизма церкви. Противостояние получилось серьёзным, Папа римский неоднократно выпускал документы против масонов, осуждающие их. Негативное отношение к церкви передалось и революционерам. Наполеон же прекрасно понимал социальное управленческое значение церкви и религии и мудро утверждал:
   "Общество не может существовать без неравенства и богатства, а неравенство и богатство не могут существовать без религии". В этой истине он оказался намного реалистичнее и умнее Руссо, Маркса и Ленина. Следуя своим убеждениям, в 1801 году Бонапарт подписал соглашение о сотрудничестве с Папой римским и этим решил массу ненужных проблем.
   Конституция, составленная сторонниками Руссо, была явно нерадивая, поэтому Бонапарт сам принял активное участие в создании новой Конституции, которая была принята в 1804 году. Таким образом, один единственный человек -- совсем не демократическими методами решил почти все проблемы страны и народа, навёл порядок и создал новое мощное государство, империю.
   После известных событий и смерти Наполеона Францию опять начало "штормить" революционными волнами.
   Глава 3. Ещё две революции, революционность евреев
и дебют Маркса
   После того как победители Наполеона и реанимировали монархию Бурбонов, во Франции все-таки остались некоторые результаты революции. Но в 1830 году король, потеряв чувство новой реальности, возжелал достичь максимальной власти, для чего решил ликвидировать оставшиеся признаки реформ. Он решил ограничить избирательное право, заявил о роспуске только что избранной новой Палаты, ужесточил получение лицензий для газет и т. д.
   В ответ в Париже тут же возникли баррикады и начались уличные стычки с полицией и армейскими частями. В результате, которых начались массовые братания сторон, как это происходило и раньше. Таким образом, повстанцы в течение дня захватили власть, король бежал. Революция победила необычайно быстро и мирно. Были восстановлены все буржуазные демократические нормы. Никто на большее и не претендовал. Буржуазия благодаря подкупу полностью контролировала парламент, поэтому в нём не было губительного раздрая, он работал эффективно и слаженно, продвигая интересы своих спонсоров. Это была чисто буржуазная революция. Франция вступила в эпоху очередного экономического расцвета.
   Как видим из этого исторического примера -- опять же совсем немного надо для экономического расцвета государства. А полностью купленные депутаты, примкнувшие только к одному слою общества -- тоже могут быть полезными в деле эффективной работы парламента. Такую модель в России в начале XXI века планировал выстроить еврейский олигарх Ходорковский.
   Но во Франции не исчезли полностью любители лозунгов о свободе и равенстве. В 1835 году вновь объявившиеся революционеры братья Бланки и Барбес организовали тайную масонскую ложу под названием "Общество семей". На этот раз мы имеем дело с другого рода масонской ложей. Во-первых, -- это была еврейская масонская ложа. Во-вторых, именно её организаторы попытались обобщить опыт всех французских революций и построить на этом целую науку. Именно эта наука была успешно применена через восемьдесят лет в России. Именно в этой организации через несколько лет проходил обучение молодой Маркс.
   Тогда в 1835 году полиция довольно быстро среагировала -- разогнала это тайное сборище, а инициаторов поместила в тюрьму. В 1837 году заключённых освободили по амнистии, и они тут же создали опять точно такую же тайную организацию под новым названием "Времена года". В которой опять поставили те же цели -- "уничтожить денежную аристократию", "война капиталистам, банкирам, поставщикам, монополистам..."
   На 12 мая 1839 года заговорщики Бланки (однофамильцы или родственники матери Ленина) опять наметили восстание. В намеченные сроки небольшая кучка вооружённых людей захватила Ратушу и один полицейский участок. Революционеры рассчитывали, что, как и раньше в Париже городские безмозглые "массы" радостно бросятся строить баррикады. Но вышел ляпсус, конфуз.
   Умудрённый предыдущими революциями народ, парижане теперь смотрели на Бланков как на маниакальных авантюристов, как на умственно больных людей. Их никто не поддержал. На этот раз инициаторов осудили на смертную казнь, но затем милостиво заменили смертную казнь на пожизненное заключение. И до 1848 года во Франции революции не было.
   Присутствие евреев во Франции было настолько ярким, влияние настолько сильным, а революционный настрой некоторых из них настолько непонятным, что в 1840 году во Франции еврейский вопрос официально стал решать парламент и правительство. Завязалась жаркая дискуссия на эту тему, в которой приняли участие даже учёные. Дискуссия, как мы уже знаем из истории К. Маркса, вышла за границы Франции и охватила умы европейцев.
   "Почему у евреев не было ни искусства, ни науки, как у греков?" -- загадочно вопрошал Людвиг Фейербах. Всезнающий Артур Шопенгауэр объяснял всё просто -- "всё иудейство заимствовано из "Зенд-Авесты". Но дискуссия так ничем и не закончилась, ибо требуемое логическое решение никак не согласовывалось с декларированными демократическими свободами.
   Неравенство в Европе по отношению к евреям проявлялось часто негласно в том, что их не ставили на высшие государственные должности. И еврею, чтобы сделать максимальную служебную карьеру, приходилось перекрашиваться, то есть, как мы видели переходить в христианство фиктивно.
   Евреи активизировались по принципу -- "лучшая оборона -- это наступление",-- и обвинили европейцев в несправедливости и потребовали себе равноправия. Так как, кроме отдельных прусских княжеств-земель, евреи и так являлись равноправными, то европейцы не могли понять -- чего евреям надо.
   "Мы сами не свободны... Почему немец должен интересоваться освобождением еврея, если еврей не интересуется освобождением немца... До тех пор, пока государство остаётся христианским, а еврей остаётся евреем, обе так же мало способны давать эмансипацию другим, как и получить её от других ...Еврей, который, например, в Вене только терпим, определяет своей денежной властью судьбы всей империи... решает судьбы Европы", -- вопрошал Бруно Бауэр, который дискутировал с молодым Марксом.
   Карл Маркс ему ответил: "Еврей находится в религиозной противоположности к государству, признающему христианство своей основой". Итак, -- Маркс признал, что евреи сознательно на идеологической, религиозной основе противостоят христианам. Далее Маркс поступает ещё честнее:
   "Постараемся вглядеться в действительного еврея-мирянина, не в еврея субботы, как это делает Бауэр, а в еврея будней. Поищем тайны еврея не в его религии... Какова мирская основа еврейства? Практическая потребность, своекорыстие. Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской Бог? Деньги... Итак, мы обнаруживаем в еврействе проявление общего современного антисоциального элемента... Эмансипация евреев в её конечном значении есть эмансипация человечества от еврейства".
   Маркс здесь признаёт, что евреи являются носителем антисоциального элемента, однако при этом встал на защиту своей нации отметив, что и христиане стали не лучше -- оевреелись -- "Христианство возникло из еврейства. Оно снова (благодаря деньгам) превратилось в еврейство". Та идея эллинистов и фарисеев, которая победила в ожесточённой борьбе в пору жизни Иисуса Христа, спустя 19 веков победила и во всех христианских странах. -- Эта идея конкретной земной практической развивающейся жизни и её главного принципа "выгоды-корысти".
   Таким образом, хитроумный Маркс показал, что европейцы также плохи и развращены деньгами, как и евреи -- и, следовательно, нечего на евреев пенять. И этим погасил поднявшееся в Европе возмущение евреями. Это произошло в 1843-1844 годах. После которых Маркс, как известно, придал исключительно боевую зомбирующую роль прессе и посетил лекции своих сородичей во Франции, первых профессиональных революционеров, поставивших дело производства революций на поток, -- братьев Бланк. И если российские Бланки, решив свою задачу, мирно развивались, то французским Бланкам покой лишь только снился. -- Вернее благодаря Бланкам покой лишь снился Франции, ибо готовилась очередная революция.
   Пример таких типов как братья Бланк наводит на мысль, что существую такие люди, которые, вероятно, имеют такую врождённую натуру, что не могут не критиковать внешнюю человеческую среду, не могут не противостоять ей, не могут не бороться с ней пока не победят и не возглавят. Не важно -- какая это внешняя среда, они всегда будут против неё бороться, такая у них внутри заложена схема -- идеология. И самым ярким примером этому были братья Бланк. Для которых так сложилась судьба, что не оказалось родного пристанища, -- своей родной страны; -- и они вечные изгнанники, для которых всё вокруг враждебно, и у них выработалось уже априори враждебное, агрессивное отношение к окружающим. Они всегда чем-то недовольны, критичны и ворчливы. Поэтому, бесспорно, и не случайно, что большинство диссидентов -- это евреи. Это просто закономерно.
   И это признали сами евреи, их главные идеологи. Вот какую бесспорную истину признал легендарный создатель сионистского движения евреев Теодор Герцль:
   "Если мы падаем, мы превращаемся в революционный пролетариат, в унтер-офицеров революционных партий; если наоборот идём в гору, то с этим вместе растёт и страшное могущество наших капиталов".
   И причина этой революционности находится в тотальной неприязни ко всем окружающим народам, ко всем -- кто не еврей. И эта причина имеет глубоко религиозные корни.
   Андрей Дикий в своём исследовании приводит признание одного еврея в еврейском журнале "Янус" (N 2 за 1912 г.) -- "Подобно тому, как мы, евреи, про каждого нееврея знаем, что он где-то, в каком-то уголке своего сердца, является антисемитом, да и не может им не быть, так и каждый еврей является в сокровенной глубине своего сердца ненавистником всего нееврейского... Ничто во мне так не живо, как убеждение, что, если существует что-то объединяющее всех евреев мира, то эта именно эта великая ненависть". Эта ненависть и взгляд "сверху вниз" является составной частью этой характерной революционности.
   На основе своей неприязни, ненависти и презрения они склонны игнорировать законы государства, в котором живут. Благодаря этой форме революционности -- они больше других граждан входят в противоречие с законом, но при этом, по сравнению с другими гражданами -- приобретают большую свободу действий и соответственно больше преимуществ с этим связанных.
   Причём еврейские учёные пытались трактовать это явление как аксиому -- профессор Соломон Лурье в своей книге (1922 г.) утверждает: "Местный закон необходимо строго соблюдать, но лишь постольку, поскольку он не противоречит ещё живущим в народном правосознании положениям еврейского закона и поскольку его соблюдение не связано с вредом для еврейского народа. Таким образом, законов, прямо или косвенно направленных против евреев, во всяком случае соблюдать не следует".
   Поскольку в Германии часто наблюдалось религиозное перекрашивание евреев, то по этому поводу немецкий философ Евгений Дюринг, которого так любили пинать марксисты, утверждал, что от этого у евреев их специфические качества не менялись, --
   "Еврейский вопрос существовал бы и тогда, если бы все евреи повернулись спиной к своей религии и перешли бы в какую-нибудь из господствующих у нас церквей, или если бы даже человечество покончило с всякими религиями. Я утверждаю даже, что в таких случаях объяснение наше с евреями чувствовалось бы как ещё более понудительная потребность, чем оно чувствуется и без того.
   Крещёные-то евреи и были теми, которые без всякой помехи проникали во все каналы общества и политического сожительства. Они снабжали себя как бы паспортом, и с этим паспортом протискивались даже туда, куда правоверные иудеи следовать за ними не могли". И Е. Дюринг приходит к выводу, что в этом случае еврейский вопрос становится "только ещё более жгучим".
   До этого мы знали революционность обиженных или угнетённых классов, революционность убеждённых реформаторов, революционность как национально-освободительные движения порабощённых народов против своих поработителей, -- теперь мы столкнулись с тотальной революционностью ко всему окружающему. Причём это не только и не просто революционность народа, взращённая в ходе и в результате его непростой истории -- как агрессивность ко всем окружающим, но намного глубже -- глубинная религиозная установка и метод достижения глубинных религиозно-национальных целей.
   Приятель Карла Маркса поэт Генрих Гейне после очередной беседы с ним грустно заметил: "не могу без страха думать о том времени, когда к власти придут эти тёмные иконоборцы", "будущее пахнет кнутом, кровью, безбожием и обильными побоями". Гейне поняли только после 1917 г.

Очередная революция, 1848 года

   В 1847 году в Европе разразился крупный торгово-промышленный и финансовый кризис, который больно ударил по Франции. Как результат -- массовая безработица, обнищание населения.
   В этих условиях, пока правительство и парламент искали пути выхода, начали вновь появляться горячие головы с идеями Руссо, предлагающие радикальные решения. На этот раз формой собрания они избрали полулегальные клубы, где под видом банкетов проповедовали свои идеи равенства и братства. В некоторых из них принимал участие уже молодой Маркс.
   Начало очередной революции было крайне банальным. "Любители клубов и банкетов", то есть радикальная по отношению к правительству оппозиция назначила на 12 февраля 1848 года митинг с лозунгами призывающими к новым радикальным реформам. А правительство проводить митинг запретило. Но в назначенных для сбора на митинг местах стали собираться демонстранты. Когда их собралось уже довольно много, то полиция решила их разогнать дубинками. Завязалась драка, образовалась стычка, началось... Париж опять в баррикадах. Правительство и король посылают против восставших части национальной гвардии. И происходит то, что происходило и раньше -- после первой же схватки происходит братание, и части национальной гвардии полностью переходят на сторону восставших.
   На этот раз король реагирует довольно быстро и поступает по-новому -- отправляет правительство в отставку, а сам легко отрекается от престола в пользу своего внука. А восставшие, не смотря на это, врываются с оружием в депутатскую Палату и требуют объявления республики. Опять звучат лозунги -- "Свобода, равенство, братство". Опять звучат призывы к созданию органов самоуправления -- Коммун.
   Создаётся временное правительство. Возглавляют восставших-коммунистов опять те же братья Бланки.
   24 февраля самораспустилась Палата депутатов, законодательный орган Франции. Выборы новой назначили на 23 апреля.
   На этот раз консервативные силы также сделали вывод из всех революций, поняли значение прессы, агитации и лозунгов на умы не могущих самостоятельно мыслить граждан, и заняли активную позицию -- и мощнейшее орудие -- прессу обратили против революционеров. На выборах для революционеров опять случился конфуз, они опять здорово опозорились -- во всей Франции ни одного коммуниста не выбрали в депутаты Палаты.
   Тот факт, что народ абсолютно не поддерживает коммунистов, не смутил братьев Бланк и Барбеса. Они рвались в бой, но пока не знали под каким предлогом. Это хорошо понимали и члены нового правительства, которые организовали так называемую "партию порядка" и провели необходимую реформаторскую и разъяснительную работу с национальной гвардией.
   Наконец, коммунисты нашли повод и 15 мая ворвались с оружием в новое законодательной собрание с требованием немедленной помощи полякам, немедленного вывода войск из Парижа и оправки их в Польшу. Тут же законодательное собрание самораспустилось. А путчисты двинулись по улицам Парижа к вечно страдающей Ратуше с выкриками -- призывами к гражданам: "К оружию, к оружию!"
   Опять их никто не поддержал, и они в течении нескольких минут были рассеяны батальонами национальной гвардии.
   Но неугомонные сторонники демократии и Коммун в июне опять организовали восстание. На этот раз они подготовились лучше; в течение пяти дней бунтовщики сражались на баррикадах в Париже.
   Пример таких революционеров, как братьев Бланк и Барбес, показывает, что имеются в истории довольно обеспеченные люди определённой национальности -- мелкие и средние буржуа, которые возможно имеют такую врождённую натуру, что не могут не критиковать любой строй, не могут не противостоять ему, не могут не бороться с ним. И не важно -- какой это строй, они всегда будут против него бороться, такая у них внутри заложена схема. Это вечные диссиденты, они до конца жизни чем-то будут всегда недовольны, вечно будут ворчать пока не достигнут своего желания - власти.
   После описанных событий "партия порядка" во Франции устроила серьёзные репрессии, -- было изъято у парижан свыше 100 тысяч единиц оружия, 25 тысяч было арестовано, а много людей было расстреляно. Сейчас бы это назвали антидемократическими репрессиями. Тогда же после проведённых мероприятий Франция опять вступила в эпоху экономического расцвета. И это исторический факт.
   События же вспыхнувшие во Франции в 1871 году были инициированы патриотическими настроениями, в условиях окружения Парижа прусскими войсками.
   Можно задаться вопросом -- на чьи средства готовились такие очень затратные мероприятия, как революции? Ведь, например, только 100 тысяч единиц оружия стоит колоссальных денег. А за чьи средства существовали безработные, вернее -- постоянные революционеры братья Бланки и их пособники?
   Итак, Карл Маркс был свидетелем трёх французских революций из четырёх, учился у знаменитых французских Бланков и в результате создал свою -- более совершенную, как ему казалось, революционную науку. Пора присмотреться к этому еврею и его выдумке внимательнее.
  
  
  
   Глава 4. Маркс. Юношество. Проявление основ
   Многим кажется, что Маркс очень сложен для исследования -- нет, это не так. Чтобы не затронуть чувства оставшихся верующих в истинность марксизма сегодняшних коммунистов и одновременно, чтобы было легко читателю самому проверить или изучать -- мы возьмём самую священную книгу марксистов-ленинцев -- это всем известное и ещё лежащее в любой библиотеке любого уголка нашей страны -- многотомное собрание сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. И том за томом проведём анализ.
   Дело в том, что этих томов очень много на вид, на самом деле, когда начинаешь разбираться, то большая часть их заполненная различными неинтересными и ненужными письмами и статьями журналистов-газетчиков: Маркса и Энгельса. В конце каждого тома есть очень ценная глава и хорошее нам подспорье под названием "Даты жизни и деятельности". Так как мы будем изучать возникновение марксизма неразрывно с изучением личности Маркса, то этот раздел в конце каждого тома окажет нам хорошую услугу. А там где будут неясности или большие неосвещённые периоды, то будем пользоваться различными работами и книгами, изданными Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, желательно изданными после 1986 года.
   Таким образом, мы будем сравнивать информацию о К. Марксе и его деятельности, и одновременно будем вникать в суть его произведений. Таким образом, мы получим довольно интересную картину -- как рос и созревал Маркс как мыслитель, как созревали и "эволюционировали" его идеи, как он их осуществлял и осуществлял ли их вообще, и вообще -- хотел ли их осуществлять. Из этого всего получится немало интересных логических выводов.
   Кому-то может показаться, что это огромный кропотливый труд -- да, это так и есть, с одной стороны. А с другой, -- это так кажется, -- пока не возьмёшься за конкретную работу. Когда много раз пробегаешь по этому огромному количеству больших синих томов, то в один прекрасный момент окидываешь всё это единым взором и понимаешь -- что всю суть философии Маркса можно уместить всего на двух страницах...
   Далее прошу читателей очень внимательно следить за ходом моего исследования, особенно всех специалистов по марксизму: профессоров, докторов марксизма и просто сторонников, фанатиков Маркса и красных партийцев -- чтобы, во-первых, -- понять логику и суть выводов, а, во-вторых, -- чтобы попробовать опровергнуть мои выводы и уличить в ошибочности.
   Известный философ Карл Ясперс, изучив философию Маркса и его как личность -- был резок и категоричен в оценке: "Маркс -- как эмигрант, безработный мыслитель-любитель, живущий на содержании у приятеля, оторванный от всякой почвы мелкий буржуа". Так это или нет -- мы и постараемся выяснить.
   То, что Карл Маркс из древнего рода раввинов по обеим родительским линиям мы узнали уже ранее от П. Джонсона. Маркс родился в еврейской семье в немецком городе Трире в 1818 году. И в детстве его Карлушей не звали, полное его имя по матери - Моисей Мордыхай Леви. Его отец Генрих Маркс (1777-1838 гг.) был адвокатом высшего апелляционного суда. И здесь мы делаем первый вывод -- по происхождению Карл Маркс был мелкий или средний буржуа.
   Евреи уже давно имеют в Пруссии одинаковые гражданские права с немцами, и ничто не мешает молодому Марксу в 1835 году успешно поступить в Боннский университет на юридический факультет.
   В этом же году ещё до поступления в университет он пророчески по отношению к себе писал в гимназическом сочинении: "Мы не всегда можем избрать ту профессию, к которой чувствуем призвание; наши отношения в обществе до известной степени уже начинают устанавливаться ещё до того, как мы в состоянии оказать на них определяющее воздействие". Это было написано под впечатлением, от обиды и беспомощности, ибо его отец заставлял его заняться тем, что ему было не по душе.
   Из этого факта и этих впечатлений Маркс позже сделает глобальный вывод о полной обусловленности человека общественными связями. До него Руссо утверждал, что человек рождается свободным, но и уже повсюду он в оковах, поэтому, например, рабочему трудно выбиться в интеллигенты или буржуа.
   Маркс повторит слова своего учителя -- об общественной обусловленности, но не сошлётся на Руссо. Обратите внимание -- это очень интересный момент в биографии Маркса; -- Маркс приходит к выводу, что человек уже от рождения оказывается внутри уже существующих систем, от которых он зависим, которые довлеют на него, воздействуют на него, воспитывают и формируют его, ограничивают его. Отсюда знаменитый пессимистический вывод К. Маркса -- "Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет сознание".
   В ошибочности этого утверждения мы убедились -- знакомясь с биографиями знаменитых французских просветителей XVIII века, -- все они были из бедных семей и благодаря своему самосовершенствованию стали знаменитыми интеллигентами, вошли в историю.
   В 1837 году Карл переходит учиться в престижный Берлинский университет, в котором ещё недавно преподавал сам Гегель. Германия бурлит философией, знаменитыми философами и философскими спорами. Европа бурно развивается и фонтанирует научными открытиями.
   И в этом же году Карл принимает волевое решение, которое излагает в письме отцу:
   "Я должен был изучать юриспруденцию и прежде всего почувствовал желание испытать свои силы в философии... Я полюбил предмет и приобрёл способность обозревать его в целом.., для меня стало ясно, что без философии мне не пробиться вперёд..."
   Это звучит как оправдание и одновременно объяснение. Маркс меняет юриспруденцию на философию. Основой этого объяснения является мотив -- "пробиться вперёд". Что может означать карьеру, богатство или славу учёного. В связи с выбранным направлением -- философией: карьера и богатство маловероятны, остаётся последнее -- слава. Эта амбициозная цель хорошо сочетается у него с другими личными качествами: крепкой волей и бунтарством. Ведь пойти против воли родителей, это первый шаг против окружающей среды, обстоятельств, общества.
   Наши выводы подкрепляют и другие факты. В 1836 году студент Маркс пишет стихи, вот отрывок:
   "Не могу я жить в покое,
   Если вся душа в огне,
   Не могу я жить без боя
   И без бури в полусне".
   Это у него выговаривается его внутренняя схема-идея, предназначение. Ещё Маркс:
   "Под ярмом постыдной лени
   Не влачить нам жалкий век,
   В дерзновенье и в стремленье
   Полновластен человек".
   Конечно, это можно было бы приписать к обычной восторженности и пламенности всех молодых людей, студентов. Но у Карла это совсем серьёзно, об этом говорит другой факт, в котором также проглядывается большая энергетика, решительность и активность Маркса. -- В этом же, 1836 году, Карл тайно обручился с первой красавицей Трира, одной из самых богатых невест этого городка -- с Женни фон Вестфален, против воли её родителей. В 1841 году он льстиво посвящает свою дипломную работу будущему тестю Людвигу фон Вестфалену, тайному советнику в Трире. В посвящении Маркс называет его уже отцом.
   Кстати о дипломной работе, Маркс долго выбирал тему для неё и выбрал ту, которая была ему по душе -- он сделал анализ философии Декарта и Эпикура, двух самых знаменитых материалистов. Таким образом, Карл Маркс нашёл себя, а мы получили достоверный первоначальный образ Маркса.
   К этому следует ещё добавить, что Карл был горячим поклонником и сторонником Гегеля, принадлежал к группе студентов называемых почётно младогегельянцами, а его близкими студенческими друзьями были такие единомышленники, младогегельянцы как Арнольд Руге и Бруно Бауэр. Этих своих университетских друзей уже через 2-3 года Маркс максимально обольёт грязью.
   Нам осталось дать ответ на следующий важный вопрос -- как Маркс пришёл к мысли о разрушении государства и как он нашёл орудие этого -- пролетариат (?).
   После окончания университета (30.03.1841 г.) Карл Маркс вместе со своим другом Бруно Бауэром собирались преподавать философию в Боннском университете, где их ждали. То есть они решили поступить, как это делали все последние, знаменитые немецкие философы. Бруно поехал, а Маркс нет.
   Что-то его гложило, это преподавание студентам было ему не по душе, не его. Это было нудно и скучно, а ему хотелось участвовать в бурном потоке жизни.
   Почти весь 1841 год Маркс, как и полагается буржуа, отдыхал после университета на родине, то же самое он делает и большую часть 1842 года. Нам остаётся догадываться, что Карл и его отец искали в этот довольно большой период подходящую работу, и Маркс в это время много читал и уделял внимание прекрасной Женни. Маркс ещё не знает где и как себя применить. Он еще не осознаёт, что есть такой класс пролетариат и не возмущается его страшным положением.
   Маркс в поисках своего применения и проявления встревает в теологический спор о чуде между известными философами: "Штраус или Фейербах! Кто из них прав в недавно поднятом вопросе о понятии чуда? Штраус, который рассматривает вопрос как теолог, а следовательно предвзято, или же Фейербах, который рассматривает его как не-теолог, следовательно свободно?"
   Это во многом показательный отрывок -- мы видим у Маркса интересный, живой и агрессивный стиль, присущий позже Марксу-журналисту и ставшим характерным стилем журналистики двадцатого века. Здесь мы видим и другое знаковое проявление -- отец Маркса верующий, однако Карл явно настроен против религии, он идёт в ногу с той частью своего поколения, которое было настроено максимально агрессивно, демократически и атеистически, он почти атеист и материалист.
   Для него герой - атеист и материалист Фейербах, утверждавший, что единственная божественная любовь  -- это половая любовь между мужчиной и женщиной, и быть неверующим -- это свобода.
   Маркс здесь допускает серьёзную ошибку односторонности -- ибо понятно, что Штраус рассматривает вопрос предвзято как теолог, а Фейербах рассматривает вопрос также предвзято, но как не-теолог. Сам этот теологический спор был знаковый для того времени, происходил перелом мировоззрения. Друга Маркса -- Бруно Бауэра за очень резкую критику религии и церкви даже лишили доцентуры в Боннском университете.
   К концу лета 1842 года Маркс находит себе работу по душе. Он начинает писать газетные статьи и посылать их в различные газеты. Ему это нравится, и вскоре он решил стать профессиональным журналистом и в сентябре уезжает в Кёльн, что бы приступить к работе в газете под названием -- "Рейнская газета".
   О чём пишет молодой журналист Маркс? -- О проблемах незаконной вырубки леса, о проблемах крестьян -- виноделов или вот один из заголовков его статьи -- "Проект закона о разводе".
   Эта работа его, Маркс точно угадал, он так резво, рьяно и увлечённо работает, у него столько идей, что уже в октябре учредители газеты снимают с должности редактора, и назначают редактором Маркса. Блестящее начало. Марксу 24 года -- он уже редактор ведущей газеты в Кёльне. При этом идея писать о рабочих к нему ещё не приходила.
   В ноябре этого же года редакцию газеты посещает сын текстильного магната Пруссии -- Фридрих Энгельс. Происходит "историческое" знакомство. Энгельс был образованным молодым человеком, и хотя его судьбу на этом этапе полностью определял отец, но молодой Фридрих также маялся -- искал как себя интереснее применить в свой бурный век. Рядом во Франции революции и восстания стали обычным делом, а в соседней Пруссии многие с завистью только обсуждали эти события и чувствовали себя отставшими от прогресса и цивилизованности.
   О внутреннем настрое Энгельса говорят следующие его слова: "...я должен стать младогегельянцем... По ночам я не могу спать от всех этих идей века".
   В этот момент зададим вопрос: "Как в этот период относились два молодых буржуа -- Маркс и Энгельс к рабочему классу, пролетариям? -- Пока они его вообще не замечали. Они относились к пролетариату так же как все представители их сословия или их круга. Например, Шеллинг по этому поводу цитировал Горация -- "ненавижу толпу невежд", а близкий друг Маркса -- Бруно Бауэр вообще "тёмной массе" объявил войну. Хорошо известно презрение Шопенгауэра и высокомерие Фейербаха, а второй близкий друг Маркса -- Генрих Гейне так писал по поводу восстания силезских ткачей:
   "Они духовно нищи; тело их требует пищи,
   И в поисках пищи влача свои дни,
   К бессмертью души равнодушны они". ("Ткачи")
   Глава 5. Фундаментальные открытия Маркса в журналистике
   Теперь глянем в одну газетную передовицу, написанную Марксом в этом же 1842 году (т. 1) --
   "Тот же самый дух, который строит дороги руками рабочих, строит философские системы в мозгу философов. Философия не витает вне мира, как мозг не находится вне человека, хотя он и не лежит в желудке". Во-первых, -- вот и всё о рабочих, которые в лучшем случае через дух приравниваются ко всем остальным. А во-вторых, мы видим интерпретацию Гегеля.
   Далее в этой передовице Маркс успешно пробует продолжить Гегеля и конкретно связать философию с жизнью, пробует опустить её в жизнь, показывая неразлучную связь обоих. Маркс при этом проявляет, показывает одно из своих фундаментальных убеждений, мировоззренческих взглядов:
   "Так как всякая истинная философия есть духовная квинтэссенция своего времени, то с необходимостью наступает такое время, когда философия не только внутренне, по своему содержанию, но и внешне, по своему проявлению, вступает в соприкосновение и во взаимодействие с действительным миром своего времени... Внешнее проявление, свидетельствующее о том, что философия приобрела такое значение, что она представляет собой живую душу культуры, что философия стала мирской, а мир философским -- во все времена были одни и те же. Любой учебник истории покажет нам, как стереотипно повторяются простейшие внешние формы".
   Что мы здесь видим? -- Мы видим блестящий образец зрелого философского мышления, мы видим продолжение немецкой классической философии и одновременно её переломный момент -- выход из сухой абстрактной философии Гегеля и переход к философии действия, к философии жизни. Это классическая, рациональная трактовка еврейских священников -- фарисеев.
   Да, если мы заглянем в учебники истории и сопоставим повторяющиеся события, факты, то обнаружим то, что обнаружил Гегель. -- Возникает какой-то закономерный эволюционный кризис в обществе, философы это улавливают раньше и дают новую философию, -- общество некоторое время усваивает, впитывает новые идеи и затем начинает действовать по-новому. Но промежуток между возникновением новых философских идей и их внедрением в жизнь, оживлением, часто бывает довольно длительным, и Маркс в этой же передовице предлагает ускоренный вариант, ускоренный метод --
   "Философия, в особенности немецкая философия, имеет склонности к уединению, к тому, чтобы замыкаться в свои системы и предаваться бесстрастному созерцанию; всё это с самого начала противопоставляет философию, как чему-то для неё чуждому, общему характеру газет -- их постоянной боевой готовности, их жадному интересу к шумной злобе дня, о котором они спешат сообщать. Философия, взятая в её систематическом развитии, не популярна; её таинственное самоуглубление является в глазах непосвящённых в такой же мере чудаческим, как и не практическим занятием..."
   Итак, Маркс хочет сорвать с философии покрывало таинственности, сакральности, избранности, элитности и сделать её общедоступной, популярной, а главное -- практической. Но как это сделать? -- Маркс даёт ответ: с помощью газет, с помощью журналистики.
   Поэтому выбор Марксом профессии журналиста не случаен, а очень осмысленный, осознанный, имеющий собственную глубокую философскую основу. Мы обнаружили момент когда зародился знаменитый тезис марксизма -- "теория (философия) должна проникнуть в массы и овладеть ими".
   Хорошо, теперь осталось связать в конкретной журналистской работе философию и журналистику. Но ведь -- не популяризировать же классиков философии, которых умные и так знают, а для глупых это не интересно, потому что скучно, не актуально и не злободневно. Стало быть -- необходимо найти злободневность, злободневную тему и при этом, чтобы это была не какая-то банальная кратковременная вещь, а, как и положено философу и философии -- это должна быть упреждающая философская концепция.
   Маркс пока ещё не пришёл к "гениальной" мысли о полном разрушении государства, к диктатуре пролетариата и даже ещё не обращает внимания на рабочий класс.
   Здесь сделаем очень важное замечание -- Маркс включил в газету назидательность философии. От чего газета приобрела сильное значение -- учителя, наставника, значение интеллектуального оружия. До этого момента газета была в основном информатором -- информировала о событиях, занималась констатацией фактов, а при Марксе стала оракулом истин, стала учителем, истиной в первой инстанции, орудием.
   Возникла самая неприглядная сторона газет и газетчиков -- они стали активно влиять на сознание-мышление читателей, втюхивать своё мнение как единственную истину. Особенно это противно и грязно выглядит, когда кто-то заказывает и оплачивает втюхивание в сознание тысяч людей выгодной мысли, а журналисты соответственно прилагают все старания убедить общественность, или кого-то рьяно критикуя, а кого-то дружно пропагандируя. Во второй половине двадцатого века телевидение довело эту негативную линию до высшего мастерства -- фактически до внушения, до зомбирования.
   Собратья по перу, представители интеллигенции и властей сразу заметили функциональное преображение газеты в руках редактора Маркса. И поскольку это были люди порядочные, то в начале 1843 года его публично обвинили в том, что он не выражает мыслей и интересов народа, а фабрикует их полностью из своих убеждений, подсовывает читателям свои мысли, навязывает всем свои убеждения. Маркс оправдывается и защищает своё великое ноу-хау:
   "Прежде всего, народ с только что пробудившимся политическим сознанием меньше интересуется фактической достоверностью того или другого события, чем его моральной сущностью, посредством которой оно оказывает своё действие. Факт это или вымысел, -- событие остаётся воплощением мыслей, опасений, надежд народа... Народ видит эту свою сущность отражённой в сущности прессы, и если бы он этого не видел, то признавал бы прессу чем-то несущественным и не заслуживающим никакого внимания, ибо народ не даёт себя обманывать... Народ знает, что его пресса приняла на себя его грехи, что она готова перенести унижение во имя народа и его славы..."
   Сразу обратите внимание на последнее предложение этой цитаты и вспомните изобретение ещё одного еврея Савл-Павла, основателя христианской религии, -- "Иисус Христос принял на себя ваши грехи грешники, и терпел унижения из-за вас...".
   Маркс решил изменить функцию прессы (тогда единственного средства массовой информации) и подменить прессой не только философию, но и религию. И пресса, а затем и другие средства массовой информации, с удовольствием сделают это и станут влиять на миллионы человеческих умов намного эффективнее, чем священники. А последние, потеряв своё былое влияние на умы народов и (!) умы власть держащих, в этот исторический период вынуждены удалиться на обочину большого исторического пути.
   До этого момента священники тысячелетиями имели монополию влияния на сознание людей, теперь эту функцию у них стали отбирать журналисты, и к XX веку почти полностью отберут. А в России после 1917 марксисты и физически уничтожат священников в кровавой борьбе за контроль над сознанием-мышлением "масс".
   Заканчивая этот анализ, обратим внимание на непорядочность Маркса, ибо только бессовестный и непорядочный человек может использовать такие выражения -- "народ не даёт себя обманывать", "народ знает" и т. п.
   По поводу знаний и образованности народа приведу яркий пример из современной истории -- в 1996 году российский народ бедствовал в нищете и ненавидел Ельцина, рейтинг которого был с натяжкой -- 2%, но 2-3 месяца над сознанием граждан поработали журналисты и... -- рейтинг этого дегенерата взлетел выше 50% и его избрали президентом этой многострадальной страны.
   Вернёмся к зачинателю этого всего -- к Карлу Марксу. И чтобы ещё раз убедиться в непорядочности и коварности этого человека -- обратим внимание на начало приведённой цитаты: вещая через прессу к миллионам граждан Маркс не видит разницы между фактом и вымыслом, то есть между правдой и ложью, и об этом говорит откровенно и убеждённо.
   Ему главное добиться цели, -- а какими средствами не важно. И пресса, и другие СМИ во всех странах возьмут это на вооружение. Позже это ещё назовут пиар-технологиями, чёрными технологиями.
   Понятно, что все эти "Искры" и многочисленные листовки способного ученика Маркса и внучка Израиля Бланка Ленина -- это не просто просветительская работа, а технология создания враждебности против существующей власти с целью захвата власти в стране руками оболваненных дураков. А поскольку интеллигенцию оболванить трудно (всё таки она интеллигенция), поэтому выбор необразованного в своей основной массе пролетариата был закономерен. (Хотя в этот период Маркс до использования пролетариата ещё не додумался).
   То, что мы с вами сейчас рассматриваем в марксизме -- к великому сожалению, является грандиозным чёрным переломным моментом в истории человечества. И почему-то никто до сих пор из многочисленных историков или философов (в том числе СССР и современной России) этого не отметил. Первые, конечно же, это поняли евреи ещё при жизни Маркса, в середине XIX века, с тех пор и по ныне основные средства массовой информации в их руках, как рычаги влияния, как часть власти над умами миллионов людей.
   Вернёмся ещё раз к высказыванию Маркса и обратим внимание на его самый грязный и бессовестный популизм -- "народ не даёт себя обманывать", "унижения во имя народа и его славы".
   Кто давал право Марксу так нагло говорить от лица народа или с позиции авторитетнейшего "специалиста" по мнениям народа?
   Этот свой "гениальный" -- сверхагрессивный, наглый и лживый метод Маркс будет применять осознанно до конца жизни. Со временем газета стала таковой везде -- в Европе, Америке, в том числе и в России. По Марксу -- народ должен читать высказывания какого-то журналиста и должен думать, что это его собственные мысли. Благодаря Марксу пресса стала Мессией, подменила собой религию, журналисты стали то ли священниками, то ли даже богами.
   СМИ становится орудием, властью и средством удержания власти или её свержения. И ещё один малоутешительный аспект -- СМИ обладает властью не над всеми людьми, а только над теми, кто не способен самостоятельно думать. Но таковых мало...
   Самое странное и самое страшное то, что эта технологичная революция в обществе произошла 160 лет назад, а и сегодня руководство России не может осознать всю архиважность средств массовой информации. Не могут понять тот факт, что когда убивают генерального директора центрального телевизионного канала и этим захватывают канал вещания на всю страну, то этим захватывают в государстве большую долю власти. То же самое происходит -- когда на деньги других государств создаётся новый канал вещания, который захватывает значительную долю информационного пространства государства. Конечно, многие у власти понимают это, поэтому вопрос стоит о порядочности этих людей.
   Порядочные люди в Германии в 1843 году обратили внимание, что вышеуказанный стиль стал нормой их газеты, и она стала в оппозицию к властям, -- и решили разобраться, почему отсебятину выдают за народное мнение. Власти провели проверку, и вот отчёт проверяющего:
   "Доктор Маркс бесспорно является здесь теоретическим центром газеты, животворным источником её теорий". Понятно и логично, что после этого власти под угрозой закрытия газеты попросили владельцев убрать этого теоретика из газеты, то есть уволить с работы. Что те и сделали в марте 1843 года. Поскольку это была первая "демократическая" газета, а другие на этот лад ещё не перестроились, то в связи с увольнением главного редактора ведущей газеты не произошло никакого демократического шума.
   У Маркса опять оказалось очень много свободного времени. Он уезжает из Кёльна и возвращается в родной городок. Маркс решает покончить с холостяцкой жизнью и жениться.
   Родители Карла не против, ведь Женни из уважаемой аристократической и богатой семьи; возможно, что неустроенность Карла, его неудачи, его горячность и идеи считали данью молодости, и надеялись, что их сын после свадьбы станет более серьёзным, остепенится. Да и красавица Женни уже ждала семь лет и ещё ждать, вероятно, не намеревалась. В мае 1843 г. сыграли свадьбу, и молодожёны уехали в свадебное путешествие по Европе.
   Марксу 25 лет, он уже женат, живёт в родительском доме и за родительские деньги. Летом 1843 года он серьёзно задумывается над вопросом -- что делать дальше? Чем заняться? Он уже вошёл в издательскую сферу, хорошо в ней ориентируется, но быть наёмным журналистом или редактором ему уже не хочется. Было бы идеально быть самому владельцем или в крайнем случае -- совладельцем собственной газеты или журнала. Но для этого бизнеса у него нет стартового капитала, а родители, видимо, эту идею поддержать финансово отказались, памятуя недавний, опасный опыт Карла.
   В этой ситуации Карл Маркс находит выход. Он связывается со своим старым знакомым, младогегельянцем -- Арнольдом Руге. У Руге к этому времени был уже большой жизненный опыт и хороший опыт в организации издательского бизнеса. Арнольд Руге (1802-1880 гг.) пять лет (1825-1830 гг.) просидел в тюрьме за свои революционные взгляды, затем немного остепенился и в 1838 году основал и сам редактировал умеренное по своим взглядам издание -- "Галльский ежегодник", а с 1840 года -- "Немецкий ежегодник".
   По замыслу Маркса новая газета должна быть прогрессивной, то есть соответствовать всем его новаторским идеям и, конечно, вещать против прусского правительства. Поэтому газета (памятуя опыт -- чтобы не закрыли) должна издаваться за рубежом и контрабандой ввозится в Пруссию. По этому же замыслу, скорее всего, Руге должен был помочь связями для организации новой газеты, сбытом её через налаженную систему и финансами, а Маркс обеспечивал бы текущую организаторскую и редакторскую работу, а также переправку газеты в Пруссию.
   Руге долго не соглашался, по каким-то причинам сильно колебался и не принимал положительного решения. Маркс уговаривал Руге, напирая на его революционные настроения и на необходимость иметь собственную газету -- "Я стал задыхаться в этой атмосфере, противно быть под ярмом -- даже во имя свободы; противно действовать булавочными уколами, вместо того чтобы драться дубинами".
   Как видим,-- Маркс рвётся в бой, где дубина у него -- пресса. Пока Руге размышлял: быть или не быть новой газете, Маркс коротал время за философией, задумался над своим первым философским произведением -- "К критике Гегелевской философии права", и к концу 1843 года закончил его писать. Стоит заглянуть в это произведение, ибо оно очень важное, знаковое в становлении Маркса.
   В нём Маркс рассматривает философию государства Гегеля. Эта тема была очень перспективна, так как была далеко не закончена мыслителями. Её начали развивать ещё древние греческие философы. Фрагментарно её затронули английские философы -- Гоббс, Локк и Юм; что-то об этом говорили "утописты"; с позиции идеи и становления её затронул Гегель, но дальше не пошёл; -- никто не обобщил, не систематизировал и не сделал целостной философию государства.
   Маркс это обнаружил, и его взгляды по поводу государства составят основу понятия "марксизм".
   Гегель приходит к тому, что для государства конечная цель -- это семья и гражданское общество, как объединение семей. Государство как бы является семейным -- организатором жизни семей; продолжением структурного построения общества после возникновения-построения семейного уклада. Отсюда у Гегеля -- политический строй -- это закономерный эволюционный результат-процесс. Логика Гегеля понятна.
   Маркс же в своей первой работе обращает внимание на заложенное противоречие в самой идее -- государство создано людьми для себя, для своей организации, для своего коллективного развития и развития каждого индивида, но государство своей организацией и своим фактом создания и якобы ограничивает развитие индивида и семьи, вводя различные ограничения и правила. В принципе, согласно диалектике Гегеля -- это нормально, когда снимается-ликвидируется одно противоречие, то возникает сразу другое на другом уровне; а сами противоречия как таковые -- вечны и бесконечны как этот Мир, ибо они являются его неотъемлемым атрибутом.
   По словам Маркса: "Гегель выдвигает здесь неразрешённую антиномию". Это звучит как упрёк Гегелю, как его недоработка. Философ Маркс констатирует и понимает этот факт антиномии, противоречия, а философ -- романтик и демократ-революционер Маркс, похоже, собирается решить человечеству этот парадокс, и убрать противоречие.
   Какое здесь может быть естественное и простейшее решение? Конечно, -- разрушить государство! Освободив этим человека и человечество. Для Маркса почему-то нет сомнений, есть только один верный вариант. Как Маркс пришёл к такому примитивному решению?
   Вот логика Маркса: посмотрите на это старое германское государство, которое забыло для чего создано, потеряло свои истинные цели, живёт не для человека и семьи, а для чиновника -- бюрократа. Маркс приходит к выводу, что бюрократия есть "государственный формализм", а чиновники, бюрократия есть теперь по Марксу -- "сознание государства", его "воля", его "могущество".
   Чиновники создали свою корпорацию и подчинили ей цели государства, сделав их ложными. Более того, чиновники для своих целей используют все накопленные человечеством знания. И Маркс делает вывод:
   "Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить. Её иерархия есть иерархия знания".
   Да, -- Маркс в этой своей критике и возмущении прав, -- государство, в котором он живёт, есть государство бюрократии и во многом -- для бюрократии. А в вопросе знания -- Маркс во многом упреждает даже Ницше, и сам позже постарается выстроить технологию на базе превосходства в знании.
   Обратите внимание, как интересна история-эволюция в своём кругообразном движении, в своих витках -- ведь почти то же самое столетие до Маркса говорил Руссо. А столетие после Маркса -- точно то же самое мог сказать о бюрократии и государстве любой наш современник, как в конце СССР, так и теперь,-- и был бы также полностью прав.
   И если в современной России вы обратите внимание -- кто шумно выступает против бюрократии, то к своему удивлению обнаружите, что современными марксистами являются -- Явлинский, Немцов, Хакамада и весь их еврейский Союз ПС. Вот определение по сути, "по делам их", а не по самоназванию.
   Рассмотренная нами работа Маркса -- первая и единственная, в которой Маркс попытался решить проблему построения нового общества после разрушения старого государства.
   В "К критике Гегелевской..." он логично понимает, что участвовать в работе государства должны, помимо бюрократии, другие члены общества. Их участие и нейтрализует действие бюрократии, вернёт государству истинные цели. Как это должно выглядеть -- он не знает. Он как и Руссо против сословий, господствующих, которые Гегель трактует нормально, как части общества, народа, как естественные "виды общности". О периоде формирования сословий Маркс говорит: "Средние века -- это животный период в истории человечества, человеческая зоология".
   По Марксу широкое участие масс в работе государства -- это прежде всего политизация этих масс.
   Поэтому бюрократическое государство должно превратиться в политическое путём политизации общества. "Стремление гражданского общества превратиться в политическое общество проявляется как его стремление к возможно более всеобщему участию в законодательной власти", -- отмечает Маркс приближаясь к выводу об участии уборщицы в управлении государством. А законодательная власть, по Марксу, -- есть главная, ибо должна "организовать всеобщее".
   Заканчивая анализ "К критике Гегелевской философии" следует ещё отметить, что именно в этой работе прозвучало его знаменитое: "Религия -- это вздох угнетённой твари... Религия есть опиум народа". Фактически именно эту мысль позже раскрыл Ницше, объясняя возникновение христианства. А с другой стороны, новая религия Маркса пресса -- стала ещё большим опиумом для народа.
   В дальнейшем мы не раз встретим в действии характерное -- остервенелое выражение Маркса озвученное в этой его работе: "Критика... есть критика врукопашную.., важно нанести удар".
   Мы знаем уже -- чем он будет бить, пресса у него не только является религией, но и дубиной, а между вымыслом (ложью) и фактом он не делает различия. Это значит, что Маркс во многих случаях будет "брать горлом" как самый наглый и беспринципный журналист, и в спорах вместо доказательства истины, как мы увидим далее -- будет очернять оппонентов.
  
   Глава 6. Маркс, от эмансипации евреев -- до классовой эмансипации
  
   Ранее мы уже отмечали, что в период своего безделья, в 1843 г., Маркс активно ввязывается в дискуссию в защиту своего народа -- евреев.
   Суть дискуссии -- евреи в европейских странах имели в этот период равные права со всеми гражданами, но фактически господствовали экономически со своими капиталами, они владели большими землями, доминировали в торговле, Ротшильды обрушили английскую биржу и доминировали в банковском бизнесе во всей Европе. Уже возникла идея создания Всемирного Еврейского Альянса.
   Всё это не могло остаться не замеченным другими народами, общественность начала недовольно роптать и возмущаться засилием. В 1840 году французский парламент пытался официально решить эту проблему. В Германии растущая национальная буржуазия также роптала, проигрывая в конкуренции.
   С другой стороны наблюдался парадокс -- евреи, имея такую реальную большую мощь во всех отношениях и явное преимущество, господство в финансовой сфере -- формально были пришельцы, без своей родной земли и без своего суверенного государства -- что естественно вызывало возмущение в некой несправедливости судьбы евреев.
   Ситуация создалась странная и уникальная -- с одной стороны в воздухе грозило еврейскими погромами и шло обсуждение проблемы на самом высоком государственном уровне -- что делать с евреями и как ограничить их мощь, влияние и присутствие.
   А с другой стороны евреи, защищаясь на выпады в свою сторону -- сделали контрвыпад, вменили в вину европейским народам, что они (европейцы) мол считаются цивилизованными и ратуют за демократию, а живут рядом с несчастным гонимым, бездомным, страдающим народом. Эти немцы, французы и другие довольно бессердечны и несострадательны, имеют свою родину и свою землю и уже поэтому обладают гнетущим преимуществом перед евреями.
   И на основании этой логики евреи потребовали эмансипации -- освобождения. Как это освобождение должно было выглядеть -- конкретно ни одна сторона не знала. Выделить кусок некой земли за счёт некого государства? Или дать во всех государствах им исключительные гражданские права и свободы, компенсирующие их страдания из-за отсутствия своей родины, своего суверенного государства? Так как этого никто не знал, а сами евреи ничего конкретного не предлагали, то можно предположить, что это был, наравне с некими справедливыми требованиями, и определённый компенсационный, защитный тактический ход против антиеврейских настроений.
   Понятия семитизма и антисемитизма в 40-х годах XIX века ещё не было. Эти понятия появятся примерно через 20-З0 лет. Посмотрим -- как эта дискуссия проходила в Пруссии с участием Маркса.
   В мае 1843 года лучший друг Маркса -- немец Бруно Бауэр (1809-1882 гг.) написал брошюру "Еврейский вопрос", которая произвела много шума и споров, потому что этот немец додумался высказать кое-что неудобное евреям. Бруно выразил мнение, что абсолютная эмансипация евреев в Европе возможна только при условии перехода их в христианство. Произносил Бруно и более резкие высказывания:
   "Мы сами не свободны... Почему немец должен интересоваться освобождением еврея, если еврей не интересуется освобождением немца... До тех пор, пока государство остаётся христианским, а еврей остаётся евреем, обе так же мало способны давать эмансипацию другим, как и получить её от других ... Еврей, который, например, в Вене только терпим, определяет своей денежной властью судьбы всей империи... решает судьбы Европы".
   Бауэр указывал на самое больное -- еврею отказаться от своего верования -- это значит отказаться от концепции своей исключительности и превосходства над другими, что заложено в самой еврейской религии, отказаться от всего этого -- это стать равным со всеми, что приравнивается к самоликвидации.
   Маркс в защиту евреев написал работу "К Еврейскому вопросу" (1 и 2 тома). При этом Маркс признал существование проблемы --
   "Еврей находится в религиозной противоположности к государству, признающему христианство своей основой". Понятно, что противостояние имеет религиозный характер, и в отличие от Бауэра, Маркс предлагает решение в стиле Александра Македонского -- вообще уничтожить, ликвидировать всякую религию. Решение оригинальное и точно решает спор, ликвидируя сам предмет разногласий.
   Но Маркс понял, что подобное радикальное решение является нереальным, поэтому он решил поступить более гениально -- перевести дискуссию из области национальной и политической -- в область социальную, этим полностью сглаживая суть конфликта, этим примиряя обе стороны, и ему это удалось.
   Посмотрим, как Карл Маркс это проделал -- "Постараемся вглядеться в действительного еврея-мирянина, не в еврея субботы, как это делает Бауэр, а в еврея будней. Поищем тайны еврея не в его религии... Какова мирская основа еврейства? Практическая потребность, своекорыстие. Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской Бог? Деньги... Итак, мы обнаруживаем в еврействе проявление общего современного антисоциального элемента... Эмансипация евреев в её конечном значении есть эмансипация человечества от еврейства".
   Таким образом, Маркс предложил европейцам, в случае претензий к евреям, -- отказаться от своих денег. А он точно знал, что они этого уже не сделают. "Христианство возникло из еврейства. Оно снова (благодаря деньгам) превратилось в еврейство", заключил Маркс.
   Эта статья Маркса по еврейскому вопросу явилась важным эволюционным этапом этого мыслителя; основой его логики --
   "Утопической мечтой Германии является не радикальная революция, не общечеловеческая эмансипация, а, скорее, частичная, только политическая революция; революция, оставляющая нетронутыми самые устои здания". Это продолжение "К критике Гегелевской философии права", в которой он уже соединил свои старые размышления о необходимости ликвидации бюрократического государства и новую тему об эмансипации. Вот очень важное продолжение предыдущей цитаты --
   "На чём основана частичная, только политическая революция? На том, что часть гражданского общества эмансипирует себя и достигает всеобщего господства, на том, что определённый класс, исходя из своего особого положения, предпринимает эмансипацию всего общества. Это класс освобождает всё общество, но лишь в том случае, если предположить, что всё общество находиться в положении этого класса, то есть обладает, например, деньгами и образованием или может по желанию приобрести их".
   Это очень интересный этап развития Маркса -- он впервые употребляет слово "класс", как определение. Маркс не делит, как предыдущие мыслители, общество на сословия, а пытается разделить на классы.
   Если вы внимательно читали приведённую цитату, то обратили внимание, что Маркс в ней говорит о буржуазной революции (!). И на этом этапе для него классом -- освободителем, эмансипирующим себя и всё общество является не пролетариат, а класс -- обладающий образованием и деньгами, то есть буржуазия.
   Итак, мы наблюдаем этап, -- когда Маркс, решая свои национальную проблему, нашёл новый класс, буржуазию, который по многим параметрам, в том числе по благополучию схож с благополучными евреями.
   Фактически Маркс пытается сместить ненавистный ему класс бюрократии другим классом -- зародившейся буржуазией, которая освобождая себя -- свергнет старую бюрократию. И он подталкивает к этому буржуазию.
   Здесь стоит заметить, что идея о том, что один какой-то класс может выразить полностью интересы всех остальных -- является полнейшей утопией.
   Стоит ещё раз обратить внимание на вывод Маркса -- "Деньги -- это отчуждённая от человека сущность его труда и его бытия; и эта чуждая сущность повелевает человеком, и человек поклоняется ей... Бог евреев сделался мирским...
   Только после этого смогло еврейство достигнуть всеобщего господства и превратить отчуждённого человека, отчуждённую природу в отчуждаемые предметы, в предметы купли-продажи..."
   В этом отрывке много интересных тем для раздумий, но фактом является то, что Маркс признал то, что мы увидели в предыдущих главах этой книги -- евреи "достигли всеобщего господства". Сам Маркс в создании Всемирного Еврейского Альянса участие не принимал.
   Осенью 1843 года Руге наконец-то даёт согласие на участие в издании новой газеты, вернее -- уже журнала. Местом издания выбирают самый революционный и демократический город Европы -- Париж. И в октябре Маркс уезжает в Париж для организации издания газеты.
   Но работа продвигается медленно и тяжело. Маркс меж делом попадает в масонские клубы известных нам уже братьев Бланков, читает Руссо, якобинцев и даже собирается написать историю Конвента. А его журнал под названием "Немецко-французский ежегодник" выходит только в конце февраля 1844 года.
   Журнал издали, но, похоже, как организатор и менеджер Маркс оказался никудышным, ибо перевозка была организована бездарно, и весь тираж был конфискован немецкими властями. Из-за этого Руге терпит существенные финансовые убытки, предъявляет закономерные претензии к Марксу и разрывает с ним сотрудничество.
   У Маркса опять появляется масса свободного времени и полное отсутствие денег, и более того -- пропадает возможность их заработать. Ибо репутация и влияние Руге в кругах издателей велики, а репутация Маркса после его работы в Кёльне -- также всем уже известна, поэтому сотрудничать с ним в дальнейшем издательском бизнесе вряд ли кто захочет. Мечта быть владельцем или совладельцем собственной газеты, быть обеспеченным буржуа и одновременно политизировать массы -- становится нереальной. Маркс опять долго живёт на деньги своих родителей и родителей жены.
   В то же время и не в пример Марксу в Париже издавалась прогрессивная немецкая газета под революционным названием "Вперёд!", которая успешно распространялась в Пруссии. Именно такую идею, такой аналог, и такой противовес, конкуренцию газете "Вперёд!" хотел осуществить Маркс. К лету 1844 года праздно шатающийся молодой 26 летний Маркс сближается с издателями этой газеты, и летом ему разрешают в качестве журналиста работать в этой газете.
   Но появившуюся возможность Маркс не использует для продвижения своих революционных идей, для политизирования масс, для ускорения реформ в родной Пруссии. А использует эту возможность, чтобы отомстить, сорвать свою злость за пропавшую мечту -- его единственная статья в газете "Вперёд!" максимально обливает грязью Арнольда Руге за то, что тот отказался дальше сотрудничать, отказался дальше поддерживать и финансировать Маркса.
   Обращаю внимание на этот яркий исторический и биографический факт, ибо он характерен для Маркса и подобное Маркс будет вытворять ещё не раз.
   Глава 7. Подсказка и помощь Энгельса
   Итак, Карл Маркс опять "приплыл" -- без работы, без друзей и спонсоров, долгое время живёт на деньги отца и тестя. Такое впечатление, что Маркс сидел в абсолютном тупике и ждал чуда, ждал появление спасителя -- Мессии. И это произошло -- он появился в лице Энгельса, владеющего не только деньгами, но и ценной для Маркса информацией.
   В это время 24-летний Фридрих Энгельс работал в отцовском концерне и успешно продавал через свою торговую фирму в Манчестере собственный текстиль. Но видимо, это занятие для него по причине молодости было довольно нудное и он по-прежнему "не мог спать от всех этих идей века".
   Англия в это время является самой передовой страной, с бурно развивающейся промышленностью. Энгельс это наблюдает и делает философские выводы: "Живя в Манчестере, я, что называется, носом натолкнулся на то, что экономические факторы, которые до сих пор в исторических сочинениях не играют никакой роли или играют жалкую роль, представляют по крайней мере для современного мира, решающую историческую силу..."
   Это прежде всего камень критики в сторону уже известной нам работы по политэкономии Руссо.
   И Фридрих решает написать свою работу по политэкономии под названием "Наброски к критике политической экономии".
   Здесь стоит также заметить, что молодой Энгельс пытался каким-то образом участвовать в общественной жизни Манчестера, как-то занять свой досуг. И по этой причине посещал легальные воскресные собрания сторонников Роберта Оуэна, этого "утописта", который реально создавал социальную инфраструктуру рабочему классу -- строил общежития для рабочих, их детям организовывал детские сады и т. п.
   Фридрих Энгельс два года работал в торговой фирме отца и уже прекрасно ориентировался в характере её работы и вообще в торговом бизнесе. И если мы заглянем в эту первую работу Энгельса, то обнаружим, что он искренне, по молодости, пишет о обнаруженных истинах и одновременно критикует их с позиции сторонника Роберта Оуэна за то, что "на место простого ненаучного торгашества выступила развитая система дозволенного обмана, целая наука обогащения", "что торговля подобно грабежу покоится на кулачном праве",
   "Каждый -- должен стараться как можно дороже продать и как можно дешевле купить. Следовательно, при всякой купле и продаже выступают друг против друга два человека с абсолютно противоположными интересами..."
   То есть молодой Фридрих по молодости, наивности и глупости возмущается обычными, естественными истинами. В этой же работе из высказываний Фридриха можно сделать интересный косвенный вывод, что в торговле не национальностей, что она интернациональна. Это интересный момент в становлении интернационализма в марксизме.
   Вот такой Фридрих Энгельс -- очень богатый молодой человек приехал в августе 1844 г. в Париж, то ли по делам, то ли просто отдохнуть и развлечься. И случайно встречает старого знакомого по Кёльну -- Карла Маркса, который излив всю грязь на Руге пребывал в безысходной праздности и полнейшем незнании -- что дальше делать, как подбить буржуазию на желанную эмансипацию.
   В первой же их беседе оказалось важное совпадение многих взглядов, обоюдное возмущение действительностью. Эту встречу все сторонники марксизма дружно назовут "исторической". Мало того, Энгельс спас Маркса не только материально, но помог неимоверно Марксу и в другом.
   Он беседовал с Фридрихом десять ней подряд и тот ему выложил всё, что знал и что думал.
   Энгельс рассказал Марксу о впечатляющем организованном рабочем движении в Англии под руководством чартистов Оуэна, который фактически организовал профсоюзы для защиты прав рабочих.
   Энгельс рассказал об интернациональности торговли и механизме прибыли в торговле и на производстве. Теперь Маркс, оставаясь наедине, мог вполне воскликнуть -- "Есть!!! Эврика!" Это было логическое завершение всех его воззрений, схематическое, целостное формирование всего марксизма.
   Рассказ Энгельса оставалось только правильно и красиво оформить, взяв у него же безвозвратно денег. Главное -- обнаружен лучший класс для эмансипации, чем благостная и пассивная буржуазия, -- голодный, злой, недовольный своим положением пролетариат. Образованную буржуазию трудно научить и куда-то направить, а этих... -- только правильно пропитать-настроить, метод уже известен.
   Маркс уже не хочет издавать ни газеты, ни журналы. Он загорелся написать глобальный философский научный труд.
   На этой "исторической" душевной встрече Маркс и Энгельс поклялись быть друзьями и договорились, что Энгельс будет полностью финансировать семью Маркса, финансировать издание книги и примет посильное участие в создании её теоретической части.
   Теперь Маркс благодаря финансовой помощи нового друга полностью погружает свой умище в науку. И независимо от научного вклада Энгельса -- имя спонсора будет красоваться на обложке будущего научного труда и этим оно будет на вечно прославленно. И в начале 1845 г. рождается книга под названием -- "Святое семейство, или Критика критической критики. Против Бруно и компании". Уже из самого названия мы видим, что работа очень агрессивная, что Маркс сводит старые счёты с Бруно Бауэром и компанией, и отмежевывается от них.
   Заглянем в эту книгу (т. 2), ибо в ней мы впервые услышим от Маркса о пролетариате, о его новой "исторической роли". Маркс:
   "Пролетариат приводит в исполнение приговор, который частная собственность, порождая пролетариат, выносит себе самой, точно также как он приводит в исполнение приговор, который наёмный труд выносит самому себе, производя чужое богатство и чужую нищету".
   Итак, нашёлся у Маркса искомый класс, Мессия, который разрушит паразитирующую бюрократию, разрушит всё старое, "умирающее государство" и этим спасёт всё общество. Само это высказывание звучит уже как классический марксизм. Если внимательно посмотреть на приведённую цитату, то можно смело сказать, что мы видим полностью взгляд Руссо на частную собственность с добавлением к нему спасительной роли пролетариата. Маркс и до Энгельса думал о пролетариате, ибо знал, что масонская организация "Иллюминатов" существовавшая в Баварии с 1776 по 1784 гг. использовала рабочих для достижения своих политических целей (Маркс, т. 4, с. 281). Но, вероятно, он вначале недооценил рабочих -- в их неграмотности, тёмности увидел одни минусы, но затем, поразмыслив -- увидел в этом и плюсы...
   В "Святом семействе" мы не найдём у Маркса логического продолжения его прежних тем и их увязки с новым для Маркса "открытием". Здесь мы найдём ещё довольно сырую переработку привезённой Энгельсом в Париж информации о пролетариате.
   Далее заглянем в "Тезисы о Фейербахе". Хотя эта работа опубликована Энгельсом после смерти Маркса на основе его отрывочных заметок из его записной книжки, но эти заметки, наброски касаются этого периода жизни Маркса и осмысления, становления его концепции. В этой работе привлекают внимание две его мысли.
   -- "Сущность человека... есть совокупность всех общественных отношений". Здесь Маркс совершает свою фундаментальную классическую ошибку -- он видит только одну сторону и делает на неё полностью упор, а личность, индивидуальность для него не существует. Истина здесь лежит на середине и является смесью, сочетанием обоих факторов.
   Далее процитируем знаменитую амбициозную фразу Маркса: "Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его". Более важно звучит продолжение этой мысли -- "Совпадение изменений обстоятельств и человеческой деятельности -- и может рассматриваться и быть рационально понято только как революционная практика". И ещё его одно высказывание на эту тему -- "В практике должен доказать человек истинность, то есть действительность и мощь своего мышления".
   Маркс человеческую деятельность связывает с эволюцией, а эволюцию с деятельностью. Отсюда эволюция -- это развитие способов производства -- экономика, и принципы распределения результатов этого производства -- как идеология. И поэтому Маркс приходит к выводу, что на первом месте экономика-производство, а на втором все результаты умничанья -- религия, философия, мораль, искусство, наука. Они по Марксу как бы плетутся за первой, тянутся и полностью обуславливаются. Это как бесплатное, но необходимое приложение.
   Не случайно в этот период начинают мелькать у Маркса мысли о коммунизме и появляется характерная для него терминология -- "производительные силы", "разделение труда" и т. д.
   На эту тему говорил ещё Аристотель. Который, как и Платон, все-таки на первое место ставил мышление, ибо если бездумно работать, то можно проработать всю жизнь и быть голодным, не иметь даже свободного времени, чтобы подумать. Ясно, что то и другое -- процесс одновременный и неразрывный. Это как два альпиниста в связке поочерёдно подтаскивающие друг друга.
   В принципе Маркс пытается продолжить Гегеля, он думает о том, что люди должны, наконец-то научится управлять объективными законами общественного развития, этими "хитростями истории Гегеля". То есть история человечества из хаотичной стадии должна перейти в управляемую.
   Эта тема как раз в этот момент была очень актуальной, злободневной. У всех в памяти были свежи недавние события во Франции, все эти революции. Перед обществом всё злободневнее вставал вопрос эффективного самоуправления, то есть вопрос опять ставился об устранении хаоса, непредсказуемости и обуздании "хитрости истории".
   Перед этим Гоббс выдвинул понятие общественного договора, его поддержал Ж. Ж. Руссо; Локк предложил во избежание бесконечных споров и для скорейшего принятия решений считать решающим мнение большинства. Это позволяло выйти из тупиковой невозможности договора каждого с каждым. Это в свою очередь не устраивало патологического утописта Руссо, который иллюзорно устремлялся к абсолютной свободе.
   Маркс поставил перед собой очень тяжёлую задачу,-- для обуздания "хитрости истории", он пытался разобраться во всех закономерностях общества и его динамических процессов.
   В этот период интеллектуальной работы Маркса случился форс-мажор. По просьбе Прусского правительства французские власти высылают всех немецких эмигрантов, деятельность которых направлена против существующей в Пруссии власти, из Парижа. Маркс попадает под эту зачистку и вынужден уехать в Бельгию, в Брюссель. Пока он там обустраивается, выходит его книга "Святое семейство", которая благодаря шумному названию и определённой новизне постановки вопросов является определённой сенсацией в Европе.
   Можно сказать, что совместный план, проект Маркса и Энгельса сработал. Маркс хочет развить своё открытие -- тему пролетариата и философски завершить её. И замышляет создать более глобальный и фундаментальный философский труд под солидным названием -- "Немецкая идеология", где должна быть продолжена новаторская линия Маркса о грядущей роли пролетариата.
   Но об этом пролетариате Маркс знает только понаслышке. Теперь для него важно собрать максимум информации о пролетариате из разных стран, обобщить её и сделать глобальные выводы.
   И Маркс в Брюсселе пытается организовать некий пресс-центр под названием "Коммунистический корреспондентский комитет", в который по его замыслу должна стекаться от корреспондентов из разных стран информация о рабочем классе и его движениях. Идея была неплохой -- если дело заладиться, то будет информация не только для научного труда, но и для издания собственной газеты, которая будет отражать положение рабочих, их интересы и газета будет иметь международный характер. При этом корреспондентский комитет Маркса при хорошем дальнейшем укладе может автоматически стать идеологическим, руководящим центром всего рабочего движения в Европе или даже на всей планете.
   Верный Энгельс в помощь Марксу готовит обзорный труд о положении пролетариата в Англии под названием -- "Положение рабочего класса в Англии" и в марте 1845 г. заканчивает его, подчеркивая в нём интернациональный характер пролетариата --
   "...Пролетарии во всех странах имеют одни и те же интересы, одного и того же врага". Эта мысль станет одним из основных тезисов марксизма, основой знаменитых лозунгов и послужит основой для создания интеллигенцией и мелкой буржуазией международных организаций якобы отражающих интересы рабочих. Пусть кто-то из многочисленных живущих ныне профессоров марксизма попробует доказать, что первые профсоюзы или организации типа Интернационал и другие -- были инициированы и созданы рабочими.
   К августу 1845 года информации о пролетариате было собрано достаточно, и Маркс уезжает в Англию, где посещает Лондон и Манчестер с целью ознакомления, изучения опыта деятельности чартистских (профсоюзных) организаций "утописта" Оуэна.
   И с сентября Маркс начинает усердно работать над "Немецкой идеологией". Нет почти никакой общественной работы со стороны Маркса, и комитет из-за своей ненадобности существует лишь формально.
   Заканчивая эту главу об открытии Марксом пролетариата можно с полной уверенностью сделать важный вывод -- Маркс не ставил перед собой цель сделать счастливой жизнь пролетариата или даже облегчить её, у него были совсем другие личные цели, а пролетариат, который он так долго искал, нужен был ему как средство достижения этих целей.
   В апреле 1846 года Маркс заканчивает работу над этой второй "совместной" книгой. После чего у Маркса и Энгельса, несмотря на деньги Энгельса, возникает огромная проблема издания этой книги -- абсолютно все отказываются. Эту проблему Маркс и Энгельс не решили и до конца своей жизни, она осталась непреодолимой.
   В чём же причина? -- Причина находится в самой работе, Маркс:
   "Как для массового порождения этого коммунистического сознания, так и для достижения самой цели необходимо массовое изменение людей, которое возможно только в практическом движении, в революции; следовательно, революция необходима не только потому, что никаким иным способом невозможно свергнуть господствующий класс, но и потому, что свергающий класс только в революции может сбросить с себя всю старую мерзость и стать способным создать новую основу общества".
   Понятно, что буржуа: издатели, владельцы типографий не могли печатать агитацию против себя, поучения пролетариям против себя, и из чувства собственного самосохранения не нашлось ни одного дурака согласившегося печатать эту книгу даже за приличные деньги. Впервые эта книга была издана в СССР в 1932 г.
   В эту книгу нам стоит заглянуть (т. 3) не столько, чтобы познакомится с мыслями, достижениями Маркса на этом этапе, сколько -- чтобы разобраться в одной из самых фундаментальных ошибок Карла Маркса и его марксизма.
   Глава 8. Грубейшая ошибка Маркса
и "баранье сознание людей"
   Проследим логику Карла Маркса, который начинает рассуждать с элементарного --
   "Пашню (воду т. д.) можно рассматривать как естественно возникшее орудие производства... Таким образом, здесь выступает различие между естественно возникшими орудиями производства и орудиями производства, созданными цивилизацией".
   Ну что ж -- подмечена нормальная вещь, но Маркс в этом видит уже ненормальность и начало большой беды, несправедливости. Проследим логику Маркса далее --
   -- "В первом случае, при естественно возникших орудиях производства, индивиды подчиняются природе, во втором же случае они подчиняются продукту труда. Поэтому и собственность в первом случае (земельная собственность) выступает как непосредственное, естественно возникшее господство, а во втором -- как господство труда, в особенности накопленного труда, капитала. Первый случай предполагает, что индивиды объединены какой-нибудь связью -- семейной, племенной или хотя бы территориальной и т. д.; второй же случай предполагает, что они не зависимы друг от друга и связаны только посредством обмена".
   -- "Во втором случае должно уже практически произойти разделение между умственным и физическим трудом; ... во втором случае промышленность покоится на разделении труда и существует лишь благодаря ему...". Понятно, что с разделением труда и благодаря этому -- образовались города.
   -- "Вместе с городом появляется и необходимость администрации, полиции, налогов и т. д. -- словом общинного политического устройство, а значит и политики вообще".
   Логично получается -- если уничтожить разделение труда, то всё рухнет по цепочке и города, и промышленность, и полиция, и государство.
   Тему разделения труда затрагивал ещё Гегель: "Всеобщий труд есть, таким образом, разделение труда".
   Но Гегелю не приходило в голову этим возмутиться и это изменить. У него это было естественным этапом и элементом эволюции, ведь у Гегеля сама история человечества -- это "прогресс духа в созерцании свободы". В том числе это и свобода выбора, в том числе и труда.
   Маркс допускает в вопросе разделения труда глобальную философскую, мировоззренческую ошибку. Разделение труда -- это в природе, в жизни есть специализация. А специализация есть уже у деревьев в лесу. Специализация обуславливается с одной стороны и прежде всего генетикой, врождёнными наклонностями, а затем внешней средой, когда любой органический индивид пробует приспособиться к реальным жизненным условиям, к окружающему его миру. Идеальным является, конечно, совпадение -- востребованность окружающей средой чего-то и наличие этого в индивиде, природные склонности индивида к этому.
   Специализация есть основа разнообразия этого мира, вида, рода и т. д. Именно специализация обеспечивает качественный разброс особей одного вида или рода, что обеспечивает многовариантность приспособления и, следовательно, -- выживаемость всего рода. Одни птицы, приспосабливаясь к окружающей среде, отказываются от крыльев и от полёта (например -- страус), у других в результате приспособления-специализации крылья превратились в ласты, и они не летают, а плавают.
   Специализация существует уже в любом стаде и коллективе животных. В племенах людей у одних лучше получается с земледелием, а у других на охоте, а только третьи способны так хорошо выделывать шкуры и шить одежду. Маркс полностью игнорирует специализацию как закономерность и обязательную составную часть этого мира. Маркс продолжает любопытную логику --
   -- "Впрочем, совершенно безразлично, что предпримет само по себе сознание; из всей этой дряни мы получаем лишь один вывод, а именно, что три указанных момента -- производительная сила, общественное состояние и сознание -- могут и должны вступить в противоречие друг с другом..."
   И далее Маркс делает глупейший в истории человечества вывод --
   "Разделение труда делает возможным -- более того: действительным, -- что духовная и материальная деятельность, наслаждение и труд, производство и потребление выпадают на долю различных индивидов; добиться того, чтобы они не вступали друг с другом в противоречия возможно только путём устранения разделения труда".
   Вот попытка уравнять людей устранив специализацию, разделение труда. Он решил отменить многовековой результат эволюции. Он решил убрать сразу два самых фундаментальных закона этого мира -- закон разнообразия и закон развития.
   Если бы это была только безобидная теория, то можно было бы искренне посмеяться над Марксом и марксистами, но! -- в СССР на основе этого постулата Маркса решили устранить противоречия между интеллигенцией и рабочими -- уравняв интеллигенцию с рабочими, и даже опустив её по оплате труда ниже. Результаты прекрасно известны.
   Меня поражает живучесть этой элементарной ошибки Маркса. Приведу пример, который приводил в предыдущей книге. После выхода книги мне говорили -- ну и здорово ты придумал пример на площади. Утверждаю -- реальный живой пример, описал как было на самом деле. А было вот что:
   Будучи в 1998 году на праздничном митинге на Дворцовой площади, ко мне подошла группа из 6-8 человек -- коммунистов. Уверенные в своём теоретическом превосходстве и правоте своего марксизма, они ходили в толпе, затевая умышленно споры со сторонниками различных партий, громя при этом демократию, нынешнее правительство и президента. В общем, картина на таких мероприятиях знакомая.
   Среди этой группы по внешнему виду были и рабочие и интеллигенты. Довольно долго я за ними наблюдал -- они кружили вокруг меня, приставая к людям, кто-то не хотел начинать дискуссию, кто-то полностью с ними соглашался и клеймил подлых демократом. И они неудовлетворённые отсутствием достойного сопротивления и хорошей классовой борьбы усиленно искали достойную антагонистическую жертву. И нашли -- меня. Мой внешне интеллигентный вид и насмешка в глазах давали им надежду наконец-то получить полную сатисфакцию в достойной идеологической борьбе и полной победе. Состоялся примерно следующий диалог --
   --Вы, наверно, поддерживаете демократов? -- спросили они меня.
   --Нет.
   --Значит -- вы за коммунистов?
   --Нет.
   --А почему -- нет? Разве вы не видите, что сделали со страной демократы?
   --Вы, надеюсь, читали Маркса. Ведь это его лозунги -- Свобода! Равенство! Ведь это он был не только самый большой демократ, но даже отец всей европейской демократии. Поэтому, какие могут быть претензии к демократии. Коммунисты -- это самые первые в мире демократы. Получили, что проповедовали.
   --А вы что предлагаете? Вы против равенства людей?
   --А скажите -- на чём основывал идею равенства Маркс, знаете?
   --Да, -- ответил один грамотный рабочий, очень пламенный марксист, -- на устранении разделения труда, чтобы все были равны, чтобы каждый мог заниматься любым трудом, чтобы не было разницы между физическим и умственным трудом, чтобы...
   --Спасибо, хватит, -- всё точно и верно. А теперь вы -- сочините мне симфонию, а вы -- её сыграйте, а вы -- выучите пять основных языков и преподавайте их в вузе, а этому пекарю скажите -- пусть сделает операцию на сердце или глаз. Попробуйте заняться любым делом или освоить любое дело.
   Наступила неуклюжая тишина. Затем один из них сказал неуверенно: "Если бы была возможность -- почему бы и нет".
   --Знаете, уважаемые, одно -- теория 27-летнего Маркса, другое -- истины жизни. Все вы, мы, -- имели идеальные условия бесплатно учиться в СССР, -- однако... Даже, если я сейчас дам вам много денег на учёбу -- вот этот молодой человек может и не сделать операцию на глаз или сердце, -- ибо ещё нужно призвание, нужен ещё талант. Вы сами понимаете, что это невозможно, что это абсурд. А самое страшное, что это не мелочь. Это имело и имеет потрясающие последствия. Мне при коммунистах в СССР жилось неплохо -- не скрою, и сейчас не жалуюсь. Однако в СССР, когда я ещё учился в вузе и получал 50 рублей стипендию, вы не хотели учится или у вас не было способностей, и уже работали и получали около 180 рублей. А когда я окончил и приступил к работе, получая 120 рублей -- вы получали уже 250 рублей, а то и больше и уже возможно получили квартиру.
   Мне, чтобы нормально жить, приходилось не только инженерить, а ещё подрабатывать сторожем в детском саду и на грузовой станции. А другие мои коллеги просто играли на работе в шашки, шахматы или мастерили какой-то левак. Ведь так было. И что в результате? -- Наша страна проиграла в экономической конкуренции и рухнула. Вы теперь покупаете не мною изобретённый телевизор, а японским интеллигентом, не мною изобретённую микроволновую печь -- а шведского интеллигента, автомобиль -- немецкого и т. д. И работать сейчас будете под руководством иностранных интеллигентов, со всей их пресловутой эксплуатацией. Вот так. Спасибо. До свидания. С вами приятно было поговорить.
   Но никто из них не уходил. Они, как бы ждали, что я продолжу и укажу выход из этой ситуации.
   --Да, было так, -- сказал один из них, с виду интеллигент.
   --Да, были, конечно, перекосы, -- сказал задумчиво рабочий, и добавил, -- это специально вредили, чтобы разрушить СССР.
   --Нет, -- сказал я, -- это фундамент идеологии.
   Мы стояли молча; я смотрел на них, а они о чём-то думали, каждый о своём. Чувствовалось, что между нами появилась какая-то симпатия и общность, мы находились в одном демократическом красно-синем дерьме, в одной беде. Я ещё раз попрощался и пошёл. Двое из них меня догнали, и спросили очень дружелюбно -- в какой я состою партии? Я ответил им -- в никакой, и опять пошёл.
   Вернёмся к Марксу. Убедимся ещё раз, что Маркс твёрдо стоял на своей ошибке, послушаем несколько его маразмов -- Маркс: "Дело в том, что как только появляется разделение труда каждый приобретает свой определённый, исключительный круг деятельности, который ему навязывается и из которого он не может выйти.., тогда как в коммунистическом обществе... общество регулирует всё производство и именно поэтому создаёт для меня возможность делать сегодня одно, а завтра другое..."
   Большую часть книги "Немецкая идеология" Маркс полемизирует почти со всеми современными ему философами, "врукопашную" кромсая их всех своей повальной критикой, показывая этим, что он один только прав. В этой книге Маркс вписал свою находку -- пролетариат в свою философскую концепцию, и саму эту концепцию уже почти закончил. Далее он развивает со школы знакомые нам темы: о диктатуре пролетариата, о разрушении старой государственной машины, о "стоимости труда"...
   Можно процитировать одно выражение Маркса в этой книге -- "Это баранье, или племенное, сознание получает своё дальнейшее развитие благодаря росту производительности, росту потребностей..."
   Здесь у Маркса всё точно как у Руссо -- эти растущие коварные потребности, есть само зло, они портят человека, развращают и изменяют в худшую сторону.
   До конца своей жизни Маркс уже ничего нового не придумает, заменит лишь выражение "стоимость труда" на "стоимость рабочей силы", а "цена труда" -- на "цена рабочей силы".
   Глава 9. Коммунизм из сионизма
   Стоит обратить внимание на один очень существенный момент -- Маркс сотни раз будет повторять о диктатуре пролетариата, но ни разу с этого момента, ему 27 лет, и до конца жизни так и не пояснит важнейшую вещь -- что должен делать конкретно пролетариат, когда придёт к власти, -- что пролетариат должен делать, когда он разрушит государство. Ленин за это будет потом крепко проклинать Маркса, когда наступит решающий момент -- разрушать Россию.
   С одной стороны, по логике Маркса о новом государстве и речи не могло быть -- ведь оно "исторически отмирает"... Но, с другой, -- ведь должно же как-то выглядеть будущее?
   С уверенностью можно утверждать, что долго и мучительно два "великих" теоретика ломали головы над этим важнейшим вопросом -- трагедией "отсутствия будущего" в результате разрушения государства. И все-таки что-то придумали.
   В октябре 1847 года выходит их "труд" под многообещающим названием "Принципы коммунизма" за авторством Энгельса. В нём наши умники попытались описать принципы будущего коммунистического общества. Серьёзно эту попытку невозможно воспринимать.
   Например, в этой работе мы можем обнаружить такого рода тезисы -- "Образование промышленных армий, в особенности для сельского хозяйства" (этим советом воспользовались в Китае) или "Одинаковое право наследования для брачных внебрачных детей", или -- "противоположность между городом и деревней исчезнет. Одни и те же люди будут заниматься земледелием и промышленным трудом".
   С одной стороны -- мы видим характерный для марксизма маразм. А с другой -- возникает несколько закономерных вопросов -- мы впервые в этом исследовании встретили слово "коммунизм", а после этого Маркс вставил уже это слово в название своего знаменитого "Манифеста коммунистической партии" -- откуда молодые люди взяли это слово без конкретного понятия? Как пришли к этому понятию коллективной жизни людей?
   В изданной в 2001 году в России книге американский исследователь Давид Дюк написал:
   "Я искал информацию о Карле Марксе в еврейских энциклопедиях, и к своему изумлению обнаружил, что человеком, который научил его многим принципам коммунизма, был Моисей Хэсс.
   Может показаться невероятным, но современные лидеры сионизма чтят Моисея Хэсса (1812-1875 гг.) как предтечу современного сионизма. В "Энциклопедии сионизма в Израиле", под библиографической сноской на Моисея Хэсса можно найти следующую информацию:
   "Пионер современной теории социализма, социальный философ и предтеча сионизма... Хэсс был, таким образом, предтечей политического и культурного сионизма и социалистического сионизма в особенности. Карл Маркс и Фридрих Энгельс признавали, что они многое почерпнули у него в течение созидательных лет коммунистического движения..."
   Нет оснований сомневаться в информации еврейских учёных, работавших над таким важным произведением. Теперь мы получаем ответы на возникшие вопросы. Мы наблюдаем очень важный факт -- один источник двух идей: старой сионистской и новой коммунистической.
   Чтобы понять образ старшего товарища -- помощника молодых теоретиков коммунизма, послушаем его высказывание -- Моисей Хэсс:
   "Мы, евреи, всегда должны оставаться чужестранцами среди гоев (неевреев)... Факт остаётся фактом, что еврейская религия -- выше всякого еврейского национализма. Каждый и всякий еврей, независимо от того хочет он этого или нет, автоматически, в силу своего рождения, связан узами солидарности со всей своей нацией... Человек должен быть сначала евреем, и только во-вторых человеком".
   Слово и понятие "коммунизм" произошло от "коммуна", которое обозначает некий коллектив людей живущий совместно на основе определённых принципов. А, бесспорно, -- из всей богатой человеческой истории самый успешный и живучий подобный коллектив -- это еврейский кагал.
   Теперь понятна осторожность авторов -- почему под "Принципами коммунизма" не подписался Маркс, а это сделал немец Энгельс -- чтобы не подавать поводов к подозрению об источниках их новой идеи. Теперь и более понятными становятся такие удивительные марксистские слова-понятия как -- "гегемония" и "диктатура". Молодые люди не без подсказки просто сняли копию и в старой еврейской парадигме гегемонии старые слова заменили на новые. И старая еврейская религиозная парадигма о избранности и гегемонии еврейского народа над другими народами чудным образом превратилась в избранность и гегемонию пролетариата над другими слоями общества. Но ведь коварный Маркс понимал, что над стоящим над всеми пролетариатом кто-то ещё должен стоять... и рулить этим пролетариатом как катком.
   Маркс из иудаизма родил свой марксизм, из иудаизма родилось и христианство, а последователи Маркса взяли за основу и марксизм и иудаизм и христианство - В.В.Можаровский:
   "Несмотря на то, что советская идеология никогда реально не выходила за пределы православного пространства, она, как и западная информационная экспансия, характеризовалась установками на абсолютность и "вселенскость" своих положений, непременно должных со временем охватить и переустроить все человечество. Средоточием подобной идеологии выступала, во-первых, "абсолютная троица", символически выражаемая тремя рядом поставленными головами или тремя лицами: Марксом, Энгельсом и Лениным. Все те писания, которые исходят непосредственно от самой троицы, полагались священными, точнее полагалось, что если придерживаться безотносительной и обязательной для всех истины, заключённой в писаниях, то это приведёт к исполнению определённых обетований. Ссылки на них были необходимы, они предписывались для любой гуманитарной работы, диссертации или исследования.
   Причём два из лиц троицы (Карл Маркс и Фридрих Энгельс - "отец" и "дух"...) оставались трансцендентными или потусторонними для советской действительности, а третье лицо, во-вторых, воплотившись, принесло себя в жертву за всех обездоленных, обделённых и страждущих людей, оно создало реальное государство, стержнем которого всегда должна выступать священная партия (красная "церковь")... Таким образом, три основных догмата - о "троице", о "боговоплощении", и о "церкви" - по-прежнему выступали необходимым психологическим содержанием советской идеологии.
   Впоследствии активно развивался культ мучеников за советскую веру и культ страстотерпцев. Партийные съезды, как Церковные Соборы, собирались каждые 4-5 лет. Они изрекали непреложную истину, которую всем мирянам следовало исповедовать, а также периодически осуждали еретиков..."
   ("Догматическое мышление и религиозно-ментальные основания политики" (СПб, 2002г.).
   Старую еврейскую идею терпения-страдания, ставшую атрибутом христианства, марксисты обыграли многогранно. Если раньше люди страдали, терпели, боролись и умирали с надеждой на дальнейшую счастливую жизнь в неком царстве небесном. То теперь они должны будут страдать, терпеть, отчаянно бороться и героически умирать и плюс -- самозабвенно работать за гроши (!) в надежде, что скоро они будут жить в раю на земле под названием "Коммунизм".
   И теперь каждый оболваненный марксистом рабочий лелеял надежду -- если при нашей жизни эта сладкая фантастическая цель не будет достигнута, то пусть хотя бы наши внуки поживут в этой сказочной стране. И если даже ничего не получится... - зато какая красивая мечта...
   А авторы также задумчиво и мечтательно могли сказать -- цель, конечно, -- ерунда... -- зато каков будет сам процесс - Красота мировой революции: много революций, многие тысячи и многие миллионы трупов, всё в огне, разрушены глупым пролетариатом все государства и свергнуты все национальные правительства и монархии -- последние обязательно с целью безвозвратности расстреляны... Кстати, а в конце этот процесса -- кто этими обезглавленными народами будет руководить?
   Итак, "заслуги" молодого еврейского мудреца Маркса понятны, осталось для полноты картины посмотреть -- что он совершил на практике, как пытался что-то реализовать из своих выдумок.
  
   Глава 10. Революционная практика и предательство Маркса
  
   Теоретические изыски Маркса не остались в Европе незамеченными -- Прудон написал критическую книгу под названием "Философия нищеты". Маркс не мог не ответить и написал -- "Нищета философии", которую издал в июле 1847 года. Ничего нового в ней не было. После чего Маркс решил перейти от теории к практике.
   Вначале Маркс попытался из своего пресс-центра в Брюсселе под названием "Коммунистический корреспондентский комитет" создать некую революционную организацию. Но сотрудники не поняли его замысла, и у Маркса ничего не получилось.
   Тогда Маркс решил воспользоваться чужой готовой организацией и использовать метод "кукушки". Для этого в 1847 году Маркс и Энгельс едут в Англию и вступают в лондонскую организацию под характерным масонским названием "Братские демократы", лозунг которых был -- "Все люди братья".
   Вначале под влиянием новичков эта организация меняет название на "Союз справедливых".
   Но для Маркса этого мало -- он настаивает, чтобы это была организация сугубо рабочих, типа партии и чтобы со слов Маркса -- это был "особая партия, отдельная от всех других и противостоящая им".
   Понятно, что о всеобщем братстве и о братьях говорить уже сложно, старый лозунг меняют на новый -- "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", который уже имел идеологическую основу, данную Энгельсом в "Принципах коммунизма"-- "Может ли эта революция произойти в какой-нибудь стране? Нет... Она есть всемирная революция и будет поэтому иметь всемирную арену". Нам теперь, конечно, смешно и горько это слушать, но тогда молодые люди типа Маркса и Энгельса вполне серьёзно подобное утверждали.
   В конце концов Маркс и Энгельс в короткий срок видоизменили эту мирную масонскую организацию до неузнаваемости -- в декабре 1847 г. на своём очередном заседании эта лондонская организация уже себя переименовала в "Союз коммунистов". Устав, которого звучал уже предельно агрессивно -- "Целью союза является свержение буржуазии, господство пролетариата, уничтожение старого, основанного на антагонизме классов буржуазного общества и основание нового общества без классов и без частной собственности". Понятно, что организация, провозглашающая подобное, должна быть тайной, террористической, а существующие власти обязательно должны с ней бороться.
   Программу новой организации рьяно взялся писать Маркс -- и в начале 1848 года Европа увидела "Манифест коммунистической партии" -- программу международной революционной партии рабочего класса.
   По-прежнему агрессивное революционное настроение Маркса не понимает и не поддерживает большинство его соратников по корреспондентскому комитету в Брюсселе. Тогда Маркс выходит из него и объявляет о создании организации под названием "Демократическая ассоциация".
   После создания тайной международной революционной партии по замыслу Маркса - во всех странах Европы и в Америке должны быть созданы открытые, легальные общества рабочих, которые будут легальными ячейками и представителями партии, и в которых партия будет вести просветительскую и агитационно-революционную работу.
   Почти одновременно с выходом "Манифеста..." и без всякой связи с Марксом в начале 1848 года происходит очередное революционное восстание в Париже, где восставшие захватывают власть. Маркс как "выдающийся" революционер должен был бы ехать в Париж и возглавить восставших -- для полного разрушения государства Франция, но он этого не делает. Считает, вероятно, что там дело уже почти сделано и без него братьями Бланками, и решает разрушить Бельгию -- для чего начинает интенсивно собирать деньги на оружие для своей новой организации.
   В этих условиях бельгийские власти начинают принимать страховочные меры и объявляют о высылке из страны Маркса и других заговорщиков-террористов, собирающихся свергать власть вооружённым путём. Маркс уезжает в Париж. А немного позже приезжает в Париж и Энгельс.
   Но вместо того, чтобы принять участие в очередной французской революции и помочь восставшим построить новое общество, -- Маркс в Париже развёртывает активную деятельность против революционной организации немецких эмигрантов под названием "Немецкое демократическое общество", которая существовала в Париже уже давно. Он создаёт альтернативную организацию под названием "Клуб немецких рабочих" и просит известного революционного французского деятеля Кабэ, чтобы тот опубликовал в своей газете информацию о том, что единственным представителем немецких рабочих в Париже является его -- Маркса организация.
   Таким образом, Маркс пытался изолировать, уничтожить конкурентов и добиться полной своей доминанты в эмигрантской среде. Но ничего из этого у него не получилось. Этим он только ухудшил себе репутацию и поссорился с немецкими революционерами. Которые предлагали сформировать во Франции несколько вооружённых легионов из немецких революционеров-эмигрантов и переправить их в Пруссию, таким образом, экспортируя, перенося в Пруссию революцию.
   Маркс был против этой идеи, он предлагал просочиться немецким революционерам-эмигрантам в Пруссию поодиночке и начать будоражить массы, поднимать их на вооружённое восстание.
   Пока шёл этот спор и борьба Маркса против других революционных организаций, -- в Германии 18 марта произошли революционные события и без парижских теоретиков, типа Маркса.
   Маркс уезжает в Германию. На этом этапе необходимо кратко описать ситуацию в Германии. Экономический кризис отразился на Германии, состоявшей в то время из 36 княжеств, особенно болезненно. Безработица, голод, голодные бунты, немцы в больших количествах эмигрируют в Америку. На фоне этого в 1847 году происходят беспорядки в Берлине, в котором действовала революционная организация "Союз справедливых" созданная Вейтлингом, аналог одноимённой лондонской организации.
   В этой ситуации 5 марта собрались во Франкфурте-на-Майне 50 самых известных и активных парламентариев, пользующихся популярностью и доверием в обществе, чтобы создать общенемецкий парламент -- Национальное собрание и провести необходимые реформы.
   Во многих городах произошли многотысячные митинги в их поддержку. 18 марта перед королевским дворцом собралась внушительная толпа, требующая у короля поддержки нового парламента и проведения реформ. Король дал приказ разогнать митингующих, -- в результате чего произошёл большой бой, длившийся до самого утра. После этого во многих местах Германии вспыхнули восстания. Восставшие сжигали усадьбы помещиков, захватывали власть в городках и даже в целых регионах. Но создание нового общенационального парламента, которое должно было провести реформы и принять Конституцию, шло очень медленно.
   В этих условиях в апреле в Германию приезжают с целью принять участие в революции Маркс и Энгельс. Которые выбирают для обоснования один из самых промышленных городов южной Германии -- Кёльн, знакомый Марксу по прежней работе. Участие Маркса и Энгельса в революции по их замыслу должно выглядеть в виде создания в Кёльне собственной газеты и выражения с её страниц своих взглядов и мнений -- проповедей для пролетариата.. Это выглядело не столько как помощь революции, но как реванш -- когда Маркса выгнали из газеты.
   И в начале июня уже выходит первый номер газеты под названием "Новая рейнская газета", название которой очень напоминает название той газеты, из которой уволили в 1844 году Маркса.
   Но это уже совсем другая газета. И. Р. Шафаревич в своём исследовании постарался и нашёл в архивах эту газету, заглянем в парочку её номеров --
   "...существует только одно средство для того, чтобы сократить, упростить и локализовать кровожадную агонию старого общества и кровавые родовые муки родов нового общества, только одно средство -- революционный террор" (Маркс, "Новая Рейнская газета" от 7 ноября 1848 года).
   "Мы беспощадны и не ждём никакой пощады. Когда придёт наш черед, мы не будем прикрашивать террор" (Маркс, та же газета от 8 мая 1849 года). Когда пришёл черёд марксистов-террористов в России, -- они террор не прикрашивали -- они им упивались.
   По-моему, даже Бен Ладен или Басаев подобного не говорили. Как видим -- это газета террористов, пропагандирующая самый кровавый терроризм, и Маркс, бесспорно, -- является террористом.
   Во Франции летом 1848 власти легко расправляются с восставшими. И как отголосок прекращения революции во Франции -- в Германии в сентябре король стягивает к Берлину войска и меняет правительство. А уже в ноябре недавно избранное Национальное собрание выражает этому правительству недоверие. Как ответ этого -- правительство объявляет Берлин на осадном положении, распускают Национальное собрание, закрывают газеты и многочисленные клубы. Но (!) -- консервативные силы одновременно с этим вводят в действие Конституцию, выработанную распущенным Национальным собранием и на 8 декабря назначают созыв нового парламента.
   После беспорядков в Кёльне 25 сентября этот город также был объявлен на осадном положении, а издание газеты Маркса и Энгельса было приостановлено. Однако, скоро осада была снята, и Маркс стал опять издавать газету.
   После указанных ноябрьских событий в Берлине Маркс 17 ноября через свою газету взывал к народу -- "...С сегодняшнего дня налоги отменяются!!! Уплата налогов является государственной изменой, отказ от уплаты налогов -- первый долг гражданина!"
   Запомните этот случай, ибо в России подготовка к революции также начнётся с таких же точно призывов к российским крестьянам еврейского интеллигента Натансона и его ходоков в народ.
   На следующий день Маркс призвал народ создавать комитеты безопасности и народное ополчение для борьбы против контрреволюции. Понятно -- что после того власти сразу возбудили судебное следствие против него. Но в феврале 1849 года суд присяжных вынес Марксу оправдательный приговор (а говорили, что не было в то время демократии).
   После того как 8 февраля прозвучал оправдательный приговор, -- 11 февраля Маркс устраивает по этому поводу роскошный банкет, который называет демократическим. А 19 марта он уже устраивает банкет в честь годовщины баррикадных боёв в Берлине. Маркс и Энгельс после этих праздников продолжают издавать свою газету.
   Национальное собрание в апреле 1849 года приняло решение о введение в жизнь конституции, и назначило на 15 июля выборы. Правительство Германии было категорически против этого. В результате этого конфликта в мае по всей Германии опять стали воспламеняться восстания в защиту конституции.
   В Дрездене отряд из трёх тысяч повстанцев во главе с нашим Михаилом Бакуниным четыре дня удерживал город, сражаясь на баррикадах с 15 тысячной армией. Кстати, интересно сравнить двух революционеров: Бакунина и Маркса.
   Михаил Бакунин (1814-1876 гг.) приехал пытливым юношей в Германию из России за знаниями, но бурные события в Европе захватили его, и он стал их активным участником. Бакунин как и Маркс был другом Руге и младогегельянцем.
   В июне 1848 года Михаил Бакунин был руководителем восстания в Праге, а в мае 1849 года уже необыкновенно мастерски руководил восстанием в Дрездене. Карл Маркс в это время пишет в своей "Новой Рейнской газете" о позорном предательстве Михаила Бакунина. -- Тут же вспыхивает огромное возмущение всех революционеров в Европе против Маркса. Опозоренный Карл Маркс вынужден через свою газетёнку стыдливо писать опровержение и извиняться перед Михаилом Бакуниным.
   В Германии провинции Пфальц и Баден полностью оказались в руках восставших, на сторону которых перешли местные армейские части. Восставшими в этих провинциях руководили Мирославский и Виллих.
   Маркс в ходе этих событий 6 мая объявляет о создании организации -- "Конгресс рабочих союзов".
   А 8 мая Маркс от лица ещё только формально существующего "Конгресса..." потребовал от Национального собрания вооружённого сопротивления властям, но депутаты на это не отреагировали.
   Тогда Маркс отправляет Энгельса к восставшим в Эльберфельде, чтобы те двинулись с оружием на Франкфурт, где располагалось Национальное собрание.
   10 мая Энгельс прибывает в город Золинген, откуда с отрядом повстанцев отправляется в Эльберфельд. 11 мая руководство восстания поручает Энгельсу руководить возведением баррикад в городе.
   Но Энгельс меньше всего этим занимается, а, выполняя задание Маркса, пристаёт со своими советами к руководству революционеров. Революционеры такого помощника, советчика и подстрекателя долго не потерпели и 14 мая Энгельса выдворяют (выгоняют) из города. Начинается полоса неприятностей для обоих авантюристов.
   16 мая Марксу вручается приказ о его высылке из Германии. А 17 мая выходит приказ властей об аресте Энгельса. 19 мая выходит последний номер их газеты.
   После чего Маркс и Энгельс покидают Кёльн и 19-20 мая приезжают во Франкфурт, где пытаются уговорить депутатов Национального собрания, в числе которых и оплёванный Марксом Арнольд Руге, чтобы те пригласили во Франкфурт войска повстанцев из Пфальца и Бадена и организовали во Франкфурте вооружённое сопротивление. Эта "гениальная" идея парламентариев не впечатляет. И Маркс с Энгельсом едут в Баден, где 20-21 мая пытаются на этот раз уговорить руководство восстания, чтобы те направили свои вооружённые батальоны во Франкфурт. Но их серьёзно никто не воспринимает.
   Тогда отчаявшиеся Маркс и Энгельс направляются в Пфальц и 23-24 мая повторяют безуспешно ту же попытку. Захватившие власть в Бадене и Пфальце революционеры не знают, что дальше предпринимать, расширять дальше гражданскую войну они не хотят, а думают создать в своих провинциях республику или коммуну. Что и как это сделать они не знают. Войска повстанцев бездействуют, разлагаются.
   На настырные советы Маркса и Энгельса руководство восстания в ответ предлагает им присоединиться к революционерам и принять участие в руководстве восстания. Но одно дело советовать, а...
   И оказывается -- что революционер "революционеру" -- рознь. Маркс отказывается, фактически предаёт восставших и уезжает в Париж. На этом попытка Маркса оказать помощь немецким рабочим закончилась.
   Маркс отверг протянутую дружески руку Фердинантом Лассалемт (1825-1864 гг.) о совместной деятельности в деле улучшения социального положения немецких рабочих. А ведь только благодаря действиям и стараниям этого активиста революционного немецкого движения, и благодаря мудрости и воле великого государственного деятеля Германии -- Отто Бисмарка (1815-1898 гг.) положение пролетариата в Германии сильно улучшилось, рабочие получили многочисленные социальные гарантии и страховки. А как улучшил положение хотя бы одного рабочего Маркс?...
   У Энгельса обнаруживается немного больше революционности и совести, он отказывается от руководства восстанием, но вместе с Марксом в Париж не удирает.
   Он предложил руководству восстания свой любимый конёк -- написать в газету повстанцев парочку умных и горячих статей. Он пишет первую статью, но она не нравится революционерам, и они эту статью не публикуют.
   Измученный совестью и предательством друга Энгельс принимает волевое решение -- возвращается в Пфальц и присоединяется к восстанию. Он входит в руководство восстания -- его назначают адъютантом Августа Виллиха и в этой должности он служил до конца восстания. 21 июня состоялось сражение войск повстанцев с правительственными войсками, в котором революционеры потерпели сокрушительное поражение. К середине июля повстанцев окончательно разгромили. Оставшиеся в живых революционеры бежали в Швейцарию, вместе с ними и Энгельс.
   Михаила Бакунина арестовали и приговорили к смертной казни через повешение, но затем заменили смертную казнь на пожизненное заключение. Михаил Бакунин сидел в камере прикованный цепью к стене. Маркс за всем этим наблюдал из Парижа.
   В самом Париже после поражения последней революции власти навели порядок, и бал полностью правили консервативные силы. Кроме того, у населения уже не было мыслей о революции, -- Франция переживала мощный экономический подъём, промышленность и транспорт переоборудуются в паровые машины. Невостребованный Маркс 23 августа покинул Францию и вместе с беременной женой и тремя детьми на следующий день прибыл в Англию, в которой уже останется жить до конца своих дней.
   С первых дней жизни в Лондоне Маркс собирается возобновить издание своей газеты -- "Новая рейнская газета", и безуспешно пытается найти для этого средства. В начале сентября он задумал опять применить метод "кукушки" и вступает в легальную лондонскую организацию "Просветительское общество немецких рабочих", которая организовала активный сбор денежных средств для нужд немецких эмигрантов, которыми были в основном уцелевшие после восстания революционеры.
   В октябре в Лондон приезжает из Швейцарии Виллих, а в 10 ноября и Энгельс. На этот раз у Маркса не получилось захватить лидерство в эмигрантской организации, он не может влиять на распределение денежных средств. Пока он был один -- он ничего не предпринимал.
   Но после приезда Энгельса, который простил уже к этому времени Маркса, -- 18 ноября Маркс осуществляет новую авантюру внутри революционного сообщества в борьбе за деньги -- он вместе с Энгельсом раскалывают "Просветительское общество...", объявляя о создании ещё одной эмигрантской организации под названием "Социал-демократический эмигрантский комитет". И через эту организацию раскольники пытаются сами собирать деньги. Но у них ничего не получается, полное фиаско и позор.
   Лидеры "Просветительского общества..." -- ! милосердно прощают раскольников и приглашают их 25 декабря на рождественский банкет. Маркс и Энгельс принимают приглашение, закрывают свою контору по сбору денег и возвращаются в "Просветительское общество...".
   Деятелям "Просветительского общества..." всё меньше и меньше удаётся собрать денег с работающих. Бездельники и паразиты попадают в тяжелейшее положение. И 21 марта многие газеты Германии публикуют призыв "главного революционера Германии" -- Маркса, в котором он просит: "не оставлять эмигрантов в тяжёлом материальном положении", Маркс умоляет усилить сбор денег с немецких рабочих на жизнь революционерам находящимся в Лондоне. Маркс повторяет эти призывы и в апреле и в мае. Но ощутимого результата они не дают. По лондонским пабам приходится ходить всё реже.
   Денег в общей кассе "Просветительского общества..." всё меньше -- делить их всё труднее. Маркс и Энгельс не оставили свою идею полностью взять под свой контроль организацию -- Маркс упорно стремится к лидерству и гегемонии над организацией. Из-за этого угрожающе назревает конфликт между Марксом и Виллихом. Кроме того, Виллих и другие руководители обвиняют Маркса в злоупотреблении общей кассой. В этих условиях, Маркс предпринимает "гениальный" манёвр -- учитывая сложившуюся ситуацию, он предлагает, а затем и самовольно 15 сентября принимает решение -- объявляет о переносе руководящего органа организации -- ЦК в свой любимый Кёльн, где у него осталось немало его сторонников, бывших сотрудников его газеты (Рёзер, Дронке, Вольф и др.). Одновременно Маркс пишет об этом в Кёльн, где о решении Маркса сделать их революционным центром ещё не знают.
   В это время в Кёльне активисты и сторонники революционной темы заняты обсуждением совсем других вопросов -- они пишут письмо Марксу с предложением изменить устав и программу всего движения, то есть просят изменить знаменитый "Манифест..." (см. 7-й том). То есть в Кёльне начали осознавать истинное положение дел, начали воспринимать более реально действительность и, следовательно, -- изменилось отношение к агрессивным утопическим идеям Маркса.
   Маркс получил это предложение 17 сентября. В этот же день Маркса и Энгельса изгоняют из лондонской организации, так как в результате конфликта подавляющее число её членов приняло сторону Виллиха. 25 сентября Маркс получает ответ из Кёльна о согласии организовать там его ЦК.
   "Просветительское общество..." была общепризнанным общенемецким центром революционного движения, и даже воспринималась как международный центр. Виллих и другие руководили этой организации понимали размеры ущерба в случае раскола организации, и пытались всячески этого избежать. С этой целью они уже второй раз пошли на мировую и предложили Марксу и Энгельсу собраться 9 октября, чтобы обсудить конфликт и найти пути выхода из него, этим избежав раскола всего движения.
   Но Маркс амбициозно отвергает их миролюбивое предложение и наоборот, переходит к нападению, стремится взять реванш -- 11 ноября Маркс предлагает руководству организации "Союз коммунистов", которая существовала в этот период сугубо формально на фоне деятельности "Просветительского общества...", -- исключить из её рядов Виллиха и его сторонников. Но подавляющее большинство "Союза коммунистов" не поддержало предложение Маркса, и оно не прошло.
   Для Маркса и Энгельса наступили самые тяжёлые и позорные времена -- их отвергли почти все, их отвергли свои -- революционеры. Кроме того, их отогнали от общей кассы, лишили денег -- средств к существованию. Маркс не поехал в Кёльн и тем более -- он не переделал "Манифест коммунистической партии", который уже тогда отвергло подавляющее большинство революционеров (а в России революционеры преклонялись перед ним большую часть XX века). В этой ситуации Энгельс оставляет Маркса и уезжает в Манчестер работать в фирме отца, чтобы заработать на себя и на Маркса.
   Наступил 1851 год. Энгельс работает -- торгует, оставил игры в революцию. А что делает Маркс на деньги Энгельса? -- Маркс борется против революционеров, он объявил им войну и усердно плетёт против них козни. Революционеры организовали международное совещание и митинг под названием "Банкет равных", на который пригласили всех руководителей рабочих организаций и прогрессивных общественных деятелей. Маркс туда не пошёл, но послал своих шпионов "с целью получения информации".
   Уже известно -- Маркс организатор никудышный, -- эту его шпионскую затею довольно легко и быстро разоблачили, а шпионов побили и выбросили на улицу. Маркс очередной раз опозорился, причём перед лицом многочисленных уважаемых деятелей революционного движения, перед международной общественностью.
   После всего этого разочарованный этими горе-революционерами и этой мутной суетой Август Виллих (1810-1878 гг.), единственный настоящий лидер, которого в отличие от Маркса, всегда поддерживали соратники -- уплыл в США, где принял участие в гражданской войне на стороне северян, получил чин генерала, много наград и до конца жизни занимал высокие военные посты в США.
   В Кёльне осудили несколько сторонников Маркса. Причём по российским меркам приговор был очень мягким: четырёх оправдали, одному дали 6 лет, а остальным по 2-3 года. Маркс 14 ноября узнаёт об этом приговоре суда, -- его охватывает страх, и уже 17 ноября он объявляет о закрытии "Союза коммунистов".
   Энгельс в своей книге о Марксе (1877 г.), ещё при жизни Маркса, писал об этом периоде: "После осуждения членов Союза коммунистов в Кёльне Маркс отошёл от политической агитации..." Фридрих не может объяснить -- почему отошёл. И здесь можно задать вопрос -- Маркс струсил? По его действиям и раньше можно было заподозрить его в трусости ведущей его к предательству.
   Маркс, вероятно, понял что вся ситуация стала угрожать и его свободе. Он также понял, что эксперименты, в которые он ударился, это не эксперименты с реактивами или семенами, это эксперименты с живыми людьми -- огромная ответственность перед ними. И от осознания этого Маркса охватил страх и ужас. К тому же, к этому моменту он устал продвигать мировую революцию и разочаровался в собственной идее. Этот период был крайне тяжёлым для Маркса, он часто болел, трагедия в семье, трагедия в его деятельности -- всё это обусловило его надлом.
   И Маркс оставил революционную деятельность. Специалисты института марксизма-ленинизма отмечали скромно, что Маркс стал изучать языки и читать новую литературу.
   Энгельс в биографической книге о Марксе очень мало описывает последующий период с 1853 по 1864 г., а период с 1864 по 1871 гг. и вовсе молчаливо пропускает.
   Что же делали наши "герои" в течение 18 последующих лет?
   Они работали журналистами на буржуазную американскую газету "Нью-Йоркская ежедневная трибуна". Более 500 статей за десять лет работы в этой газете настрочил Маркс. Никому не интересные -- они занимают огромную часть томов "произведений" Маркса...
   О чём и как писали в прессе основоположники марксизма мы можем увидеть, заглянув нескромно в их дружескую переписку -- Маркс Энгельсу:
   "Дорогой Фред! Ты, по-моему, напрасно опасаешься подносить английскому филистеру, читателю журнала, такие простые формулы, как Д-Т-Д и т. д. Напротив... Весь фокус состоит в том, чтобы мистифицировать читателя..." И добавляет к этому -- "...ты на самом деле слишком стесняешься".
   Или ещё -- Маркс Энгельсу: "Я рискнул на свою ответственность предсказать это, так как вынужден был заменять тебя в "Трибуне" в качестве нашего корреспондента... Возможно, что я оскандалюсь. Но тогда всё же можно будет как-нибудь выпутаться при помощи небольшой диалектики. Разумеется, свои предсказания я изложил таким образом, чтобы быть правым и в противоположном случае".
   Энгельс Марксу -- "Теперь хорошо бы ещё в будущем году иметь плохой урожай на зерно, и тогда начнётся настоящая музыка" (цитаты из исследования Шафаревича).
   В этот период журналисты Маркс и Энгельс сыграли роль европейских демократов -- сделали врагом номер один всей Европы -- Россию, изливали на неё всю свою желчную журналистскую критику. Энгельс внимательно изучал оборонительные возможности Кронштадта, так как считал это направление лучшим для нападения на Россию. К тому же оба усердно подстрекали поляков к освободительной борьбе против России. Им это удавалось, были восстания -- погибли сотни тысяч людей, толку никакого не было.
   Когда Маркс и Энгельс собрали очередной раз в Лондоне (28 сентября 1864 год) собрание своих демократов в знак сочувствия с поляками, то по ходу этого собрания по чьей-то идее решили проводить подобные собрания регулярно -- объявили о создании Международного Товарищества Рабочих, Интернационала.
   Созданный Интернационал стал бурно развиваться. А Маркс и Энгельс стали в нём только помехой и тормозом -- начались конфликты, пошла острая критика в их сторону. Свои же соратники по демократии и революционной деятельности увидели в действии истинное лицо обоих. Интернационал трещал по швам из-за раздоров. Маркса обвиняли в наглых диктаторских замашках. Видя полную беспомощность в работе своих лидеров -- Маркса и Энгельса, внутри организации создавались альянсы, группировки, которые выходили для осуществления самостоятельной деятельности. Таким образом, отделились, ушли из Интернационала за нашим Михаилом Бакуниным национальные отделения США, Англии, Испании, Бельгии, Голландии, Италии. А что осталось за Марксом?
   Маркс и Энгельс суетились, не знали, что делать. И в этой ситуации беспомощности лучшим выходом для них было прибегнуть к старому излюбленному и проверенному надёжному способу, выходу -- вообще закрыть эту беспокойную контору и перестать играть в революционные игры. Что и было сделано.
   Неудачи продолжали преследовать Маркса. В войне с Пруссией (1870-1872 гг.) одна французская армия была легко разбита, а другая сдалась в плен. Прусские войска окружили Париж. Французский король и правительство были беспомощны. В этой ситуации воспламенённые патриотическими чувствами парижане захватили власть, опять создали Коммуну и осуществили проект Маркса -- установили свою диктатуру.
   На этот раз французские революционеры были уверены -- ведь у них была на этот раз "верная", "научная" революционная теория Маркса(!!?).
   Трагедия получилась потрясающей. Установлена диктатура народа, большинство которого -- пролетарии, разрушена старая бюрократическая государственная машины, разрушено само государство.
   Рабочие у власти -- и что дальше? А дальше -- полнейший вакуум, пустота, полнейшая неизвестность -- тупость, незнание и недоработка Маркса. Потому что Маркс и Энгельс не верили в осуществление своих идей, они занимались чистой болтологией, схоластикой. Они думали поиграть в модные демократические игры интеллигентов -- и сделать на этом имя общественных деятелей и учёных. Но всё оказалось на много серьёзнее и реальнее.
   Для Маркса и Энгельса -- это было совершенной неожиданностью. Они теоретически предполагали, что если что-то и может произойти, то только именно в Англии, где имеется мощный, сплочённый и сознательный пролетариат.
   Итак, рабочие пришли к власти и не знают -- как жить и что делать дальше. Вы думаете -- Маркс им что-то подсказал? Или может -- он всё бросил и поехал возглавить своё ожившее теоретическое детище, как это сделали многие революционеры? В Париже творился кошмар -- полное неведение, хаос, сумятица. Революционеры метались, не знали что делать, на ходу экспериментировали, как и раньше -- спорили, обвиняли друг друга, казнили друг друга.
   В это время Маркс как журналист -- "специалист" по этой проблематике объяснял европейской и американской общественности происходящее, морально поддерживая восставших. Это восстание было потоплено в крови в прямом смысле. Бессмысленно погибли сотни тысяч французов.
   Кощунственными выглядят комментарии наших "героев" после гибели Парижской Коммуны.
   В объяснении Маркса -- происшедшее следует оценивать "как зарю великой социальной революции, которая навсегда освободит человечество от классового общества".
   Энгельс после парижских событий (1871 г.) дал оценку себе и другу Карлу -- "Гениальная прозорливость основоположников научного коммунизма"...
   Конечно, после всех этих событий, эти два "научных" деградированных деятеля окончательно опозорились и потеряли весь свой авторитет в Интернационале, в котором требовали смены руководства. Энгельс в 1872 году, защищая свой авторитет, в статье "Об авторитете" так объяснял неразумным революционерам необходимость оставить его и Маркса во главе Интернационала --
   "Что стало бы с первым же отправленным поездом, если бы был уничтожен авторитет железнодорожных служащих по отношению к господам пассажирам?"
   Погибло около полумиллиона реальных пассажиров поезда под названием "Маркс -- Парижская Коммуна", а Энгельс... -- даже не может предположить, что два машиниста этого поезда -- сумасшедшие кровожадные маньяки.
   Причём кровожадное сумасшествие Энгельса ни как не могло закончиться, вот к чему он призывает после Парижской Коммуны поляков в 1875 году -- "политическое положение, в которое поставлена Польша насквозь революционно, что оно не оставляет Польше иного выбора, как быть революционной или погибнуть". Энгельсу было мало бессмысленных полумиллиона смертей коммунаров и ещё большего количества (!) погибших поляков в восстании в России 1862-1863 гг.
   Когда мы будем исследовать события в России инициированные марксистами после 1917 года и вопросительно с ужасом смотреть на миллионы трупов российских граждан, то стоит помнить "отцов" марксизма.
   Маркс в отличие от Энгельса, вероятно, осознавал в какой-то мере всю произошедшую трагедию и чувствовал свою ответственность за эти многие сотни тысяч погубленных жизней. Вероятно, мучался не столько совестью -- сколько сомнениями и в результате сильно подорвал своё здоровье -- у него стали часто происходить нервные припадки.
   Вот что он пишет 8 марта 1881 года (том 19) в своём ответном письме российской террористке В.И.Засулич -- "Дорогая гражданка! Болезнь нервов, периодически возвращающаяся в течение последних десяти лет, помешала мне раньше ответить на Ваше письмо..."
   Об этих сомнениях говорит и закрытие Марксом Интернационала с интересной формулировкой -- Энгельс: "многие элементы, пытались использовать так быстро выросшую славу Товарищества... Надо было принять героическое решение, и опять-таки именно Маркс принял и провёл его на Гаагском конгрессе.., как правильно было это решение, был положен конец всяким попыткам устраивать от имени Интернационала бесполезные путчи..." -- вот так и не иначе теперь основатели марксизма называли революции и национал-освободительные восстания.
   Понятно, что закрытием одной организации нельзя положить конец различным революциям и тем более национальным освободительным восстаниям, -- ведь это процесс объективный исторический, космический -- по словам Николая Бердяева.
   И здесь важный и тонкий момент в понимании истории, ибо еврейские исследователи часто в неком оправдании кровавых деяний в России после 1917 года -- цитируют это высказывание Н.Бердяева, якобы это процесс объективный Космический, -- воля Бога.
   Здесь внимательно необходимо различать две разные вещи касательно революций, которые являются сложными в определении и понимании. Одно дело, когда люди не довольны своим положением и это недовольство накапливается и через какое- то время происходит качественное изменение этого накопления -- преодоление порога страха, взрыв негодования, агрессивные действия с целью изменения положения.
   Это относится ко всем национально-освободительным движениям и к некоторым революциям, например -- первая Французская. Эти события можно назвать естественные или космические по Бердяеву. Показательный признак этих революций -- желание улучшить жизнь народа и ещё больший -- итоги, то есть реальное улучшение жизни людей после революции.
   Другое дело -- это совершение революций с алчной целью захвата власти ради славы и обогащения.
   Эти революции следует называть искусственными. В данном случае улучшается положение только новой верхушки, а положение народа остаётся прежним или даже хуже. И "по делам" захватчиков власти всё видно -- так было в России в 1917 г.
   К искусственным революциям можно отнести многие дворцовые и государственные перевороты. Но в истории были также случаи, когда личность или группа людей преследовала одновременно две цели -- стать у власти и остаться славным в истории и одновременно осуществить благородную цель -- улучшить жизнь своего народа. Пример этого -- Наполеон.
   Искусственными следует считать и те революции, когда в них участвуют большие массы народа, недовольство которого искусственно подогревается различными средствами воздействия на сознание, мышление людей, например, -- пропагандистскими листовками, речами, телепередачами, обещаниями.
   Недовольство народа также можно поднять до критической точки провокационными действиями вызывающими всплеск возмущения -- это умышленные действия компрометирующие власть сторонниками захвата власти -- это убийства, поджоги, искусственное создание ситуаций за которое несёт ответственность существующая власть: искусственное создание голода, дестабилизация жизни террором, обвалом стоимости -- денег, ценности: продуктов, заводов и т. д.
   Пример этих революций -- это революции инициированные братьями Бланк во Франции, в России 1905 и 1917 гг. В России положение народа после революции 1917 года стало катастрофически плохим, не считая миллионов убиенных.
   Понятно, что чаще всего сторонники искусственных революций пытаются их выдать за естественные, истинно народные, а себя изображают добровольными помощниками народа; ну... -- некому было возглавить, так получилось -- не было грамотных, попросили -- возглавили... Так ведь миллионы были убиты... -- Ну да, было... -- так ведь времена тогда были такие неспокойные... -- все друг в друга стреляли... Вот и всё, -- и тема исчерпана.
   Вернёмся к нервным припадкам Маркса и его озарению -- "бесполезности путчей".
   Маркс и Энгельс ликвидировав Интернационал и сделав заявление на эту тему -- как бы сняли с себя ответственность за всё революционное происходящее от ныне в мире, и более того -- осудили это, и они теперь чисты перед интеллигентной Европой.
   Но если бы Маркс осознал и признал полностью всю ошибочность и опасность своего марксизма, то не только бы ликвидировал свою международную террористическую организацию, но и публично объявил об ошибочности своего марксизма -- диктатуры пролетариата, уничтожения разделения труда, уничтожения государства и т. д.
   Однако он этого не сделал и более того -- в своём нервно-припадочном состоянии решил свести свои выдумки в едином глобальном научном труде под названием "Капитал", чтобы все-таки осчастливить будущее человечества. Как раз в это время уже подрастал в российском городке Ульяновске лобастый хитренький мальчик, для которого это всё и писалось, и который умудрился весь маразм Маркса осуществить в жизнь.
   Вспомнив высказывание Ясперса о Марксе -- это "эмигрант, безработный мыслитель-любитель, живущий на содержании у приятеля, оторванный от всякой почвы мелкий буржуа", -- можно сказать, что об этом журналисте и основателе терроризма он сказал верно, но не полно.
   Был прав и известный немецкий историк Л.Шварцшильд в своей книге о Марксе (1965 г.), сделавший вывод, что Марксом двигали личные гипертрофированные амбиции к славе. Но выводы нашего исследователя истории О. А. Платонова являются наиболее верными:
   "Почти все самые значительные основоположники и вожди социализма были евреями по происхождению (К. Маркс, Ф. Лассаль, М. Гесс) или масонами... Даже К.Маркс, открыто презиравший иудаизм и его последователей за "реакционный национализм", в своих социалистических теориях сохранил все антихристианские, богоборческие принципы иудаизма, только перефразировав их.
   Его идеи создания справедливого коммунистического общества во всём мире представляли собой модификацию мессианских ожиданий. Хотя в теории Маркса ничего не говорилось о руководящей роли евреев в этом процессе, сам характер предполагаемой "работы" неминуемо требовал для её исполнения людей определённого, талмудического склада мысли (как потом и подтвердила история)...
   Талмудическую доктрину о неизбежности мирового господства "избранного народа" и построения всемирного иудейского царства Маркс трансформировал в теорию всемирной революции, установления диктатуры класса для создания высшего общества. Как и талмудический иудаизм, социализм Маркса предполагал широкие меры насилия и террора против всех противников господствующего класса".
   Итак, не зря мы выглянули из России в Европу в своём исследовании. Теперь знаем, что финансовая гегемония еврейских финансистов Ротшильдов над Европой превратилась в политическую -- в создание мощной национальной политической надгосударственной организации -- Всемирного Еврейского Альянса. Плюс к этому еврейским журналистом Карлом Марксом была создана теория разрушения государств и свержения власти. И при этом евреи в европейских странах имели равные права с другими гражданами.
   Россия оказалась единственной страной -- где проживало огромное количество евреев, и они имели ограничения. Россия являлась единственной страной, на которую не распространялась ни финансовая гегемония еврейских банкиров, ни влияние "Альянса" на власть.
   И важно то, что евреи, живущие в России, понимали глобальность происшедших в Европе перемен и свой новый статус в Европе. А российский монарх и чиновники правительства, не говоря уже о простых гражданах, -- и не подозревали масштабы происшедшего. Не подозревали они и то, что на границе уже стоит марксизм и скоро начнёт овладевать умами в России...
   Посмотрим в следующей части -- как далее развивались события в России.
  
  

ЧАСТЬШЕСТАЯ

Россия и евреи до конца XX века

   В предыдущих главах мы исследовали в основном взаимоотношения евреев и крестьян и евреев к власти. Мы наблюдали как императоры Екатерина II, Александр I и Николай I боролись с гегемонией евреев в сельском хозяйстве в западных и южных губерниях России, с осуществляемой ими контрабандой, с торговой экспансией и с уклонением от воинской повинности.
   Для этого императоры России вводили ограничения в передвижении евреев, их расселении, двойные налоги, различные штрафные санкции и пытались для них открыть школы и дать образование. И как мы убедились -- все принятые меры не дали желаемого результата.
   Евреи выстраивали свои "законопослушные" отношения с императорами -- не выполняли их указы, продолжали контролировать сельское хозяйство в западных и южных губерниях и в торговле, упорно продвигались в глубь России, осваивали российские столичные и портовые города, упорно старались избегать воинской повинности и посещения российских школ.
   Российский монарх и чиновники выстраивали отношения с евреями по долгу службы. А теперь посмотрим, как относилось к евреям российское общество в лице своих выдающихся представителей, как они считывали действительность -- мы увидим в следующей главе.
   Глава 1. Гоголь и Салтыков-Щедрин
   Из украинских сказок до "Ревизора" и "Мёртвых душ" вырос Николай Васильевич Гоголь. Он родился и вырос на Украине, наблюдал за жизнью евреев с детства, видел что творится вокруг и отразил это в своих произведениях.
   Вырвавшись из украинской деревень и местечек, Гоголь ехал в 1928 году в Санкт-Петербург, надеясь увидеть блистательную просвещённую столицу России, а увидел серую толпу чиновников разводящих бюрократию и взяточничество.
   Сородичи его знакомого с детства "героя" еврея-шинкаря Янкеля уже уверенно осваивали столицу и формировали новую мораль. То что Маркс отметил как факт в Европе -- что христиане на ниве стяжательства материальных благ стали по духу евреями, -- в России этот процесс только начинался.
   И по этому поводу великий Н. В. Гоголь первым забил тревогу. Взяточника Гоголь обличил в "Ревизоре", а "нового русского" коммерсанта-мошенника он показал в образе Чичикова в "Мёртвых душах".
   Это был не столько писатель, сколько мыслитель -- "реформатор жизни", желающий изменить, преобразить эту некрасивую жизнь, грязную действительность силою искусства. В "Ревизоре" он, как и Маркс, ополчился, против бездушной господствующей бюрократии.
   А в "Мёртвых душах" он постарался показать всю пагубность развивающейся на Западе и переходящий в Россию философии бизнеса -- "успех любой ценой" или -- "цель освящает средства" Чичиковых. Когда в угоду корысти ломается людская нравственность, ставиться этому принципу в услужение служебное положение, и делается бизнес даже на мёртвых душах.
   Гоголь пытался показать всю опасность "новых российских", бездуховных Чичиковых, потерявших свою российскую аутентичность. Гоголь хотел перед этой опасностью "раскрыть легкомыслие современных людей", которые не понимали последствий.
   Через несколько десятков лет место Гоголя на звоннице занял М.Е.Салтыков-Щедрин, который мастерски продолжил показывать россиянам -- что происходит в их стране.
   Евреи уже около 40 лет жили в русских городах и стали обычным и неотъемлемым элементом его нового пейзажа, привычной частью его нового колорита. В обществе сложился даже некий стереотип еврейской семьи -- интеллигентной, обеспеченной и тихой живущей в полном согласии с местными властями. О чужеродцах и пришельцах было уже не принято говорить -- ведь уже рождалось и подрастало на русской земле новое поколение евреев с русскими фамилиями. Это были уже свои евреи, наши евреи.
   Вот как эту идиллию, обычную бытовую картину середины XIX века описывал наш великий мыслитель М.Е.Салтыков-Щедрин:
   "Самуил Давыдович Бжоцкий сидел за обеденным столом, окруженный всем своим семейством. Подле него помещался десятилетний сын Рувим Самуилович и совершал в уме банкирские операции.
   --А сто, папаса, если я этот золотой, который ты мне подарил, буду отдавать в рост под двадцать процентов в месяц, сколько к концу года у меня денег будет? -- спрашивал он.
   --А какой процент: простой или слозный? -- спросил в свою очередь Самуил Давыдович.
   --Разумеется, папаса, слозный!
   --Если слозный и с уцелением дробей, то будет сорок пять рублей и семьдесят девять копеек!
   --Так я, папаса, отдам!
   --Отдай, мой друг, только надо благонадёзный залог брать!"
  
   А вот как описал Михаил Евграфович стереотип отношений с властями:
   "Самуил Давыдович вспомнил, что он давно обещал сделать какое-нибудь пожертвование в некоторое благотворительное учреждение, состоящее в ведении одного знакомого ему генерала, но дело это почему-то изо дня в день всё откладывалось. Задумано -- сделано.
   --Зелаю, васе превосходительство, позертвование сделать! -- сказал он, кладя на стол пакет перед обрадованным генералом.
   --Чтож-с! Это похвально! -- ответил генерал, -- я всегда это знал, что вы... как еврей -- и по закону Давидову...
   Генерал запутался, ибо не знал наверное, точно ли Давид издавал законы или кто другой.
   --Тоцно так-с; только какие зе мы евреи, васе превосходительство! -- заспешил Самуил Давидович, уже совсем облегчённый, -- только с виду мы евреи, а в дусе совсем -- русские!
   --Благодарю! -- сказал генерал, -- об одном только сожалею... как христианин... от чего бы вам, например?
   --Васе превосходительство, ...мы только с виду... поверти цести, только с виду..."
   (Это краткий отрывок из произведения Михаила Евграфовича -- "Пропала совесть").
   Стоит ли здесь судить и винить в чём-то Самуила Давыдовича? -- Конечно, нет! Он поступал как патриот своей семьи и хотел как лучше... Здесь скорее можно винить жадного и безнравственного генерала, который также хотел как лучше... -- для себя, и следующий раз он также поступит в ущерб интересов государства и всего народа. То есть здесь евреи, как многие богатые люди, выступают катализатором, ускорителем и усугубителем того негативного, что имеется в людях и в обществе. И в этом можно усмотреть конкретную опасность.
   Через 120-130 лет эту же гениальную тактику "пожертвований" применит уже не Бжоцкий, а известный всем профессор математики Борис Абрамович Березовский, который тоже прекрасно умел считать деньги, и так же только был с виду, а в дусе... -- и достигнет просто потрясающих результатов.
   Ибо духовность и нравственность -- это иммунитет общества и государства, а в современной России эти качества упали ниже всякого критического уровня, что естественно и закономерно обеспечивает тяжёлые болезни -- развал государства и разложение общества, и всё это неизбежно ведёт к потери независимости народа и суверенитета. Можно считать, что примерно с середины XX века взяточничество чиновников, то есть их предательство закона и народа таким образом стали страшнейшей болезнью российского общества, и эта "болезнь" разлагает современное российское общество с огромной силой.
   По поводу пожертвований когда-то известный историк и философ Макс Гендель заметил:
   "Евреи больше руководствуются качеством хитрости... Расовое чувство в них настолько сильно, что они различают только два класса людей -- евреи и гои. Они презирают другие нации и, в свою очередь, презираются ими за свою хитрость, корыстолюбие и жадность. Не отрицается, что они жертвуют на благотворительность, но и это в основном, если не исключительно, в своей собственной среде и редко в пользу других народов..."
   Подводя итог этой краткой глав -- можно утверждать, что лучшие представители российского общества, умнейшие -- адекватно оценивали в стране ситуацию и своими средствами сигнализировали о происходящем. Теперь вернёмся к событиям в России после смерти императора Николая I.
   Глава 2. Александр II, реформы, первый перевод Талмуда
   Верховный пост в государстве после смерти Николая Первого занял его старший сын -- Александр (1812-1881 гг.). С уверенностью можно утверждать, что Александру Второму сильно не повезло с моментом принятия власти. Отец его у мер в разгар Крымской войны, ход которой складывался для России плохо. К тому же не лучшим образом шла и Кавказская война. При этом наблюдался рост недовольства в обществе. И все нерешённые проблемы связанные с еврейским народом в полной мере перешли к Александру II. В общем -- не позавидуешь, такая ноша только очень сильной личности по плечу. Посмотрим, -- как Александр со всем этим справился.
   В Крымской войне против России участвовало несколько европейских государств, причём в этой коалиции удачно координировали совместные действия. Это было похоже на преддверие, прообраз будущей болей масштабной войны -- мировой.
   Ленин по поводу этой войны съязвил -- "Крымская война показала гнилость и бессилие крепостной России".
   Произошло следующее -- почивая на лаврах победы над Наполеоном и радуясь победами над более слабыми народами, российское руководство не придавало большого значения прогрессу военной науки, что привело незаметно Россию к большой технологической отсталости в оружии от бывших союзников по борьбе с Наполеоном. Дружба дружбой, но... -- и это очень поучительный пример любому будущему руководству России. Россия с большими потерями проиграла Крымскую войну.
   Александру II пришлось подписывать позорный Парижский договор и терпеть дальнейшее презрение и пренебрежение Запада. Он вынужден был многое пересмотреть, ибо война выявила много проблем в государстве. "Мы сдались не перед внешними силами Западного Союза, а перед нашим внутренним бессилием" -- подчёркивал выдающийся русский мыслитель Ю.Ф.Самарин (1819-1876 гг.). И. С. Аксаков также назвал основную причину поражения -- "гниль правительственной системы".
   На волне этой закономерной критики зародилось и знаменитое критиканство А. И. Герцена (1812-1870 гг.) и Н. П. Огарёва, которые додумались издавать свои альманахи "Полярная звезда"(с 1855 г.) и "Колокол" (с 1857 г.) в штабе врагов России -- в Лондоне. А в России к переменам призывали Н.Г.Чернышевский (1829-1889 гг.) и Н.А.Добролюбов (1836-1861 гг.) со страниц "Современника".
   Некоторые выводы Крымской войны были далеко идущими и отразились на истории России. Тот же Ленин, внимательно изучавший историю, и ему подобные сопоставили факт проигрыша русской армии западной коалиции войск и наступившие после этого внутренние, либеральные реформы. И связали эти два факта как один из другого вытекающий. Логика была такова: если бы русские выиграли войну, то у них было хорошо -- и реформы были бы им не нужны, а так им плохо и в поисках улучшения положения они идут на перемены, на реформы.
   Советский исследователь истории А. З. Романенко в своей книге обратил внимание:
   "Весьма важный и почти не затронутый в антисионистской литературе аспект: враждебность еврейской аристократии к России. Он отражён в ряде замечаний классиков марксизма (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. 9 с. 327): о предоставлении еврейскими общинами Константинополя и Смирны огромных денежных средств Турции в ходе её подготовки к войне против России, о враждебном отношении евреев в самой России к русской армии в случае войны".
   Через 60 лет после этих событий лидеры различных еврейских организаций соберутся на закрытой Циммерфальдской конференции и зная опыт Крымской войны -- примут решение способствовать поражению России в Первой мировой войне.
   Еврейский историк М. С. Дубнов, живший в России до 1923 г. открыто утверждал, что, основываясь на опыте крымского поражения, -- еврейская община желала поражения русских войск в Первой мировой и всё возможное для этого делала.
   Были и другие неожиданные последствия Крымской войны. -- Княжество Сардиния приняло участие в той войне, скорее всего, по причине поиска приключений своего тогдашнего князька. Одно единственное боевое судёнышко этого княжества формально приняло участие в войне.
   Но когда после победы государства-участники собрали мирную послевоенную конференцию, то в эйфории победы приняли благородное и очень важное решение, как соучастнику победы, -- было решено на основе Сардинии возродить самостоятельное государство -- Италия, которая до этого момента отсутствовала на карте планеты. Таким образом в результате войны и мирной конференции образовалось новое государство, вернее, возродилось великое старое.
   На этот исторический момент, как на претендент, обратил внимание мудрейший еврейский идеолог XIX века -- Макс Нордау. Логика его была такова: данный факт очень поучительный и обнадёживающий -- в результате войны у итальянцев, у этой древней нации, появилось своё суверенное государство. А может стоит сделать так, чтобы после очередной коалиционной войны у древних евреев также появилось своё суверенное государство. Эту идею и пытались затем использовать еврейские лидеры при реализации цели -- создания собственного государства, приняв активнейшее участие в организации Первой мировой войны. Но анализ этого нас ждёт ещё впереди, а пока вернёмся в Россию.
   Стоит отметить, что во время Крымской войны евреи получили немалые экономические выгоды, -- как признаёт еврейский историк И.Оршанский: во время "Крымской войны, когда подрядчики, благодаря гибкой совести и своеобразному взгляду на казну в известных сферах, наживали миллионы", "тысячи евреев жили и наживались под благодатным крылышком откупов (военных заказов)".
   На откуп частным коммерсантам тогда отдавалось снабжение армии. Здесь стоит отметить оригинальные мягкие выражения -- "гибкая совесть" и "своеобразный взгляд на казну" -- которые помогли "нажить миллионы" "тысячам евреев", -- это ещё повторится через 20 лет в войне с Турцией и в Первую мировую. Стоит отметить, что за это ещё и награждали медалями, -- так медалью за образцовое обслуживание армии вином был награждён Евзель Гинцбург, который благодаря заработанным на спиртном миллионах в 1859 году открыл банкирский дом.
   После войны Александр II и в самом деле довольно быстро приступил к либеральным реформам. И уже в 1856 году он дал евреям много прав и снял много ограничений. Своим манифестом Александр отменил набор еврейских кантонистов, и сам институт кантонистов упразднил. Более того, -- Александр II простил евреям накопившуюся огромную недоплату налогов.
   К этому вопросу императору приходилось возвращаться ещё не раз, ибо как утверждает еврейский историк Ю.Гессен -- в течение последующих пяти лет задолженность по налогам опять серьёзно возросла (на 22%). В этом же 1856 г. был образован очередной правительственный комитет по еврейским вопросам (седьмой по счету).
   Александр II продолжает ослаблять различные введённые до него ограничения в стране и задумывает провести большую реформу крестьянства. С этой целью в 1857 году он образовал Секретный комитет по крестьянскому вопросу, а в 1858 аналогичные комитеты в регионах -- Губернские комитеты. К этому времени вышла интересная работа Константина Дмитриевича Кавелина(1818-1885 гг.) под названием "Записки об освобождении крестьян России", которая, несмотря на различные перипетии судьбы автора и его работы, легла в конечном итоге в основу Крестьянской реформы.
   В 1857 году император делает большой милостивый жест -- сильно смягчает наказание Михаила Бакунина -- из тюрьмы отправляет его в ссылку в Сибирь. В Россию арестованного и осуждённого пожизненно Бакунина прислали ещё при Николае I немецкие власти в виду добрососедского отношения. Бакунин семь лет сидел в камере-одиночке.
   Если Маркс был первым террористом в Европе -- как теоретик и журналист-подстрекатель. То на практике в то время первым был, бесспорно, -- Михаил Бакунин. В главе посвящённой Марксу уже упоминалось о его подвигах в Чехии и Германии, а теперь после милости Александра II он сбежал с ссылки из Иркутска в 1860 году и через Японию и Америку в 1861 году приезжает в Лондон, где входит в руководство местной революционной организации, а уже в 1862 году он возвращается в Россию, чтобы принять участие в восстании в Белоруссии и Польше, входит в руководство повстанцев.
   После подавления восстания, Бакунин в 1864-1867 гг. залечивает свои раны в Италии, где работает над своими революционными теориями. В 1867 он уже в Швейцарии в ЦК "Лиги Мира", а в 1868 входит в руководство Интернационала и фактически отбирает его у надувающего щёки Маркса. После закрытия Интернационала Михаил Бакунин входит в руководство восстания в Испании в 1873 г., а в 1874 г. он уже руководит восстанием в Италии. И в 1876 в Берне его бунтарский дух от полученных телесных ран покидает эту несовершенную планету. Вот такого Джина выпустил на свободу Александр II в эйфории раздачи либеральных пряников.
   В 1859 г. Александр отменил евреям запрет 1835 года -- о запрещении евреям брать в аренду или в управление населённые помещичьи земли, "чтобы несколько расширить перед евреями ограниченное поле экономической деятельности". На самом деле это было очень рискованное, не просчитанное мероприятие, которое уже здорово аукнется через 20 лет крестьянскими погромами в глубинке России.
   Кроме того, Александр разрешил евреям покупать земли в черте оседлости. В этом же 1859 г. император отменил черту оседлости для некоторой категории евреев -- для купцов первой гильдии, а с 1861 г -- и для второй и для евреев окончивших университеты.
   Происходит бурное развитие еврейского сообщества в России -- Литман Фейгин и Евзель Гинцбург основали в 1859 г. крупнейший в России банкирский дом, процветают сахарозаводчики и торговцы. Крупнейшие еврейские бизнесмены строят железные дороги. Например, Самуил Поляков построил шесть железнодорожных веток.
   А с развитием ж. д. дорог намного радостнее пошла торговля сахаром, зерном и особенно -- лесом.
   В связи с этим возросла роль и портов.
   В 1859 г. евреи устроили в Одессе очередной греческий погром -- бой с греками за доминирование в оптовой торговле и контрабанде. И здорово потеснили греков. И забегая немного вперёд, следует добавить, -- что в 1871 году в Одессе евреи очередной раз напали на греков и в результате кровавого трехдневного уличного боя -- евреи окончательно вытеснили греков и захватили город, фактически ставший их столицей в России.
   Памятуя историю можно с иронией заметить, -- что если евреи захватили самый знаменитый порт в самой Греции -- Александрию, в период расцвета Греции, то имели ли шансы греки в борьбе против евреев в России?
   В 1861 г. Александр II отменил запрет евреям брать на откуп отдельные доходы с имений и отменён запрет занимать в армии должности унтер-офицеров и писарей.
   Но видимо, Александр II не успевал так быстро отменять запреты и давать вольности как этого хотели евреи и другая прогрессивная общественность. Потому что в этом же году уже произошли серьёзные студенческие волнения в Петербурге, в которых своим бунтарством выделились евреи Михаэлис, Утин и Ген. Императора явно торопили.
   Александр спешит и не дорабатывает, как следует, крестьянскую реформу и -- своим знаменитым "Манифестом" от 19 февраля 1861 года отменил крепостное право.
   Всё... -- теперь казалось бы в России всё должно быть хорошо и все должны быть довольны.
   Но оказалось, что великий реформатор "забыл" о поляках, которые на протяжении 70 лет пытаются вернуть себе свободу. И поляки ему об этом напомнили крупнейшим в XIX веке восстанием 1862-1863 гг. В этом восстании на стороне поляков приняли участие различным образом революционеры многих стран от Маркса и Энгельса до Бакунина. Но еврейское общество в России, как мы уже ранее отмечали признание Менделя, выступило на стороне российских властей.
   Александр II не нарушает традицию своих предков -- решает не давать свободу полякам и восстание пытается потопить в крови. Российские войска долго не могут справиться с восставшими, так как восстание возглавляет профессиональный русский офицер по национальности поляк -- Ярослав Домбровский (1836-1871 гг.), который после окончания кадетского корпуса в Санкт-Петербурге 4 года воевал на Кавказе с горцами и награждён за это был боевыми наградами. Его друг и второй лидер восстания по национальности белорус Валерий Врублевский(1836-1908г) также получил высшее образование в Санкт-Петербурге. Руководителей этого восстания российские власти так и не арестовали, они после поражения восстания были генералами Парижской коммуны 1871 года.
   После этого восстания, несмотря на все реформы, Александр II получил стойкое прозвище "кровопийца" и уже свои, новоиспечённые революционеры-террористы стали готовиться к его убийству. Александр II к тому же после восстания отменяет ряд дарованных льгот.
   Произошла довольна назидательная история: можно уверенно утверждать -- лучше бы Александр II не начинал свои реформы и послабления -- чем частично дал свободы и затем опять забрал. -- Прожил бы мирно как его папа, -- намного больший деспот и тиран. Теперь же началась целая череда покушений на жизнь российского монарха. Середину 60-х годов XIX века, после польского восстания, можно назвать началом террористического или революционного движения в России.
   Кроме того, следует заметить, что -- хотя реформу крестьянства император не отменил, но нажил в связи с этим больше врагов, чем благодарностей. Сработал известный девиз -- "хотели как лучше, а получилось...".
   В реформах того периода положительное подчеркнул в своём исследовании М. Назаров:
   "Активность земств (земское самоуправление было введено с 1864 г.) дала поразительные плоды в области строительства и организации начальных школ, ремесленных училищ, гимназий, курсов сельских знаний, библиотек, больниц.
   Именно земства (задолго до большевиков) "создали в царской России такую грандиозную систему социальной медицины, подобной которой не существует нигде, -- писал в эмиграции в 1926 г. бывший революционер П. Б. Струве.
   А негативные последствия пояснил в своей книге ("Над бездной") современный исследователь профессор И.Я.Фроянов:
   "Так называемая Великая реформа 19 февраля 1861 года обобрала крестьян. Осуществившаяся посредством насилия, она привела к сокращению количества земли находящейся в руках крестьян. Надельная земля сократилась на 20% ... Стало быть крестьяне потеряли пятую часть земли, бывшую прежде в их хозяйственном обороте. Вследствие роста сельского населения, произошедшего в послереформенный период, земельная теснота ещё больше увеличилась.
   "Если в 1860 г. (по П. Н. Зырянову) численность сельского населения в 50 губерниях Европейской России равнялась 50,3 млн. человек, то к 1900 она достигла 86,1 млн. Соответственно изменилась и средняя величина душевного надела: с 4,8 дес. В 1860 г. до 2,6 дес. в 1900 г."
   В этих условиях сохранение привилегированного помещичьего землевладения могло породить лишь одно: лютую ненависть крестьянской массы к дворянству... Резко возросли профессиональное нищенство и бродяжничество... Крестьяне хотя и наделялись землёй, но вынуждены были выкупать её в рассрочку".
   Условия выкупа для неграмотных крестьян чаще всего были настолько кабальные, что они фактически не могли расплатиться за неё до конца жизни, всю жизнь работали на оплату процентов. Реформа проводилась по принципу "чтобы и крестьян освободить и прибыль помещиков сохранить", поэтому стоимость выкупаемой земли была сильно завышена, чтобы деньги вырученные помещиком от продажи крестьянину земельного надела и положенные им в банк давали ему ежегодную прибыль по процентам, которая компенсировала бы ему утраченный с крестьянской семьи оброк.
   Реформа не была скорректирована после внедрения её в жизнь. Это кабальное условие было отменено российскими властями только в 1906 г., только когда "клюнули" больно. В некоторых местах в знак протеста против реформ и отмены крепостного права даже вспыхнули крестьянские восстания, например -- Булыгинское, в Кондеевке, в Бездне, которые обнадёжили молодую поросль будущих революционеров, что если -- хорошенько поработать с крестьянством, то можно и совершить в России революцию. С этой надеждой и началось так называемое "хождение в народ" с бунтарской агитацией. Введённые Александром II 20 ноября 1864 года новые судебные уставы, задуманные для того, чтобы крестьянские проблемы решались в судах более справедливо, не изменили кардинально положение крестьян.
   Оказалось, что и для евреев земельная реформа принесла немало неприятностей. Открепощение крестьян от земли и сделало их более свободными и динамичными, что осложняло для евреев задачу закабаления этого класса. Ю. Гессен отмечает:
   "Общие социально-экономические перемены, происшедшие в связи с отменой крепостной зависимости крестьян... значительно ухудшили в тот переходный период материальное положение широких еврейских масс"; помещики "были вынуждены лично заняться своим хозяйством, в котором ранее видная роль принадлежала евреям как арендаторам и посредникам в многообразных торгово-промышленных делах" (С).
   Солженицын, опираясь на исследования другого еврейского исследователя И.Оршанского, отмечает: "...положение евреев в России "в настоящее время печальное", евреи "не без основания сожалеют" о "добром старом времени"... Ибо при крепостном праве имело место "необыкновенное развитие посредничества", ленивый помещик без "еврея торгаша и фактора" не мог сделать шагу, и забитый крестьянин уже не мог обойтись без него: только через него продавал урожай, у него брал в займы".
   Но это была первая реакция, вскоре евреи приладились к новым условиям и даже открылись определённые плюсы, которые особо отмечает Еврейская Энциклопедия --
   "Лесная торговля представляет собой... одну из крупнейших отраслей еврейской торговли и одну из наиболее выдающихся по степени концентрации капитала... Начало усиленного роста еврейской торговли относится к 60-70-м гг., когда в связи с ликвидацией крепостного права помещики выбросили на рынок массу имений и лесов".
   Да и император Александр II старался помочь евреям и компенсировать потери. Несмотря на весь горький предыдущий исторический опыт он в 1863 г. разрешил евреям производить водку и другие спиртные напитки (винокурение) на всей территории России.
   В этом же году Александр разрешил евреям открыть свои общественные организации в столице. Так богатейшими евреями, лидерами еврейского сообщества: Самуилом Поляковым, Горацием Гинцбургом и Ипполитом Вавельбергом были образованы "Общество распространения просвещения между евреями России" и "Общество ремесленного и земледельческого труда", которые кроме социальной помощи евреям были негласными представительствами "Всемирного Еврейского Альянса" в России. Эти же влиятельные в столице лица объявили сбор денежных средств для строительства Хоральной синагоги.
   А в 1865 г. Александр II снял запрет евреям нанимать в услугу русских, христиан -- тот запрет, отмену которого безуспешно пыталась добиться от его отца английская королева Виктория.
   Интересно комментирует реформы императора современная Еврейская Энциклопедия --
   "при раскрепощении России был забыт еврейский народ, ограниченный в элементарных правах".
   Фактически последним существенным ограничением оставалась черта оседлости для некоторых категорий еврейского населения, которую следовало признать формальной и ненужной, ибо евреи её не соблюдали и так.
   В 1865 году Александр разрешил селиться по всей России евреям -- ремесленникам (это касалось и типографских рабочих). Это давало возможность и другим евреям беспрепятственно пересекать черту оседлости, поскольку с лёгкостью называли себя ремесленниками. При этом стоит учесть, как замечает Солженицын -- "купцы переселялись с приказчиками, конторщиками, разными подручными (их семьями) и еврейской обслугой, ремесленники вместе с подмастерьями и учениками".
   Александр II в своих реформах для еврейского народа шёл дальше -- и с 1865 г. разрешил приём евреев на должности военных врачей и занимать должности в министерствах просвещения и внутренних дел.
   Теперь можно задать два любопытных логических и взаимосвязанных вопроса -- Теперь, евреям в России жилось хорошо? Теперь то -- евреи перестали сторониться других граждан и держаться особняком: "государством в государстве"? Ведь теперь евреям сняли так много запретов, у них есть свои банки, железные дороги и общественные организации, доминанта в торговле зерном, сахаром, лесом и теперь русские могли быть у них в прислуге. Да, жилось евреям в России (в этом гетто) -- хорошо. Даже такой озлобленный к российской власти ярый террорист Лев Дейч, вспоминая о своей жизни в 60-х XIX века, скромно отмечал:
   шестидесятых годах евреям в общем жилось в России не дурно... ни в ком из моих сверстников-евреев я не замечал выражения угнетённого состояния придавленности и отчуждённости", власть по отношению к евреям "не проводила строго некоторых существенных... ограничений в... правах" и "сквозь пальцы смотрела на... нарушения" (С).
   После этого закономерно можно было надеяться на ответную реакцию евреев, на изменение их отношения к обществу и государственной власти.
   "Хорошо помню то время, когда мои соплеменники считали грехом учиться русскому языку", -- вспоминает свою жизнь в 60-х всё тот же Лев Дейч, после чего с бомбами он взялся "спасать русский народ от гнёта царизма"... Вот так. Всё оставалось по-прежнему. Почему? Есть два ответа на этот важный вопрос. Исследуя этот период, Солженицын с удивлением обнаружил, что евреям в этот период жилось очень хорошо, что Александр II много хорошего сделал для евреев, но они его не хвалят и по-прежнему недовольны. А я, забегая немного вперёд добавлю, -- мы в своём дальнейшем историческом исследовании столкнёмся с удивительным фактом из воспоминаний С. М. Дубнова -- с радостным празднованием евреями в начале XX века дня гибели Александра Второго...
   Солженицын в своём исследовании сравнивает положение евреев в Польше и затем в России:
   "евреи не имели в Польше ни гражданства, ни права на недвижимое имущество, и вынужденно ограничивали свою деятельность мелочной торговлей и шинкарством; а при переходе в Россию расширены границы оседлости евреев, они получили и гражданские права, и вступление в городское торговое состояние, право недвижимой собственности, право вступать в земледельческое состояние и право образования, включая университеты и академии".
   После этого Солженицын искренне удивляется, ставит закономерный вопрос и не даёт ответа...
   Первый ответ прост -- Солженицын сравнивает нынешнее положение евреев и прошлое (в Польше), а евреи сравнивали своё положение в России и своё положение в Европе, а там у них не было уже никаких ограничений и даже экономическая и политическая гегемония над другими. И они ожидали так же от Александра II -- полного равноправия, и имели к нему претензии за неполноту освобождения.
   Второй ответ неожиданно дал в то время один грамотный еврей по фамилии Брафман, который не только пошёл на страшный грех и выучил русский язык, но и пошёл на ещё больший грех -- додумался на русский язык перевести Талмуд и издать его в этом варианте. В той мирной и благополучной жизни евреев в России это была весомая ложка дегтя.
   И многие русские прочитали Талмуд, и крепко задумались... Ибо оказалось, что Талмуд не просто религиозная книга, а как говорит Ю.Гессен -- "гражданско-политический кодекс, направляющий евреев против течения политического и нравственного развития христианских стран". Об этом часто говорили выдающиеся мыслители Европы, но никто особо на это не обращал внимания, или обращали -- но не верили или скоро забывали. А в этом случае россияне могли прочитать сами. И что там есть?
   В 2001 году в России была издана книга американского исследователя еврейского феномена Дэвида Дюка "Еврейский вопрос глазами американца". Вот некоторые фрагменты еврейского Талмуда выделенные Д.Дюком:
   "Если еврей испытывает искушение совершить зло, то он должен пойти в тот город, где его никто не знает, и совершить зло там" (Моэд Каттан 17а)
   -- "Евреи могут использовать ложь(увёртки) для того, чтобы перехитрить нееврея" (Баба Ками 113а).
   -- "То, что еврей получает воровством от кьютина(нееврея), он может сохранить" (Санхедрин 57а).
   -- "Если еврей найдёт вещь, потерянную язычником (неевреем), её нет необходимости возвращать" (Баба Мециа 24а и Баба Ками 113).
   -- "Неевреи находятся вне защиты закона, и Бог отдаёт их деньги Израилю" (Баба Ками 37а).
   -- "Все дети неевреев -- животные" (Йевамот 98а).
   -- "Только евреи являются людьми, неевреи -- это животные" (Баба Мециа 114а-114в)
   -- "Независимо от того, является ли это убийство кьютина(нееврея) кьютином, или израильтянина кьютином, они подвергаются суровому наказанию, но за убийство кьютина(нееврея), израильтянином, не предусмотрено никакого наказания" (Санхендрин 57а).
   -- "Если язычник (нееврей) ударит еврея, то нееврей должен быть убит. Убить еврея -- это ударить Бога" (Санхедрин 58в).
   -- "Она, (Дева Мария) которая была потомком принцев и правителей разыграла из себя шлюху с плотником" (Санхедрин 10а).
   -- "Даже лучшие из неевреев должны быть убиты" (Вавилонский Талмуд).
   В 1997 году в России, вышла книга Алексея Васильевича Трехлебова под названием
   "Клич Феникса", в которой среди многих тем автор исследует и еврейский феномен и приводит отрывки из почитаемой евреями книги мудрости -- толкование Талмуда "Шулхан Арух" ("Накрытый стол") составленное раввином Иосифом Каро (1488-1577 гг.) из города Цафет, -- впервые изданное в Венеции в 1565 году и адресованное многочисленным евреям заселявшим в тот период Польшу --
   Закон N 9. ... Когда еврей проходит мимо еврейского кладбища, то ему следует говорить: "Слава Тебе, Господи, что ты столь праведно создал их", а перед кладбищем акумов он должен сказать: "В большом стыде будет ваша мать и т.д.". Когда еврей видит хорошо выстроенные дома акумов, он должен говорить: "Дома надменных разорит Господь", но когда он видит развалины дома акума, он должен произнести: "Господь есть Бог отмщения".
   Закон N?13. "Еврейской акушерке не только разрешено, но она обязана помогать в шабаш еврейке и при этом совершать всё, что при иных условиях оскверняло бы шабаш. Наоборот, помогать акумке запрещается даже, когда это возможно было бы сделать без осквернения шабаша, ибо она должна рассматриваться, как животное".
   Закон N?15. "В праздники, когда запрещается всякая работа, запрещено и стряпанье; каждому разрешается изготовлять лишь сколько ему необходимо для еды. Тем не менее когда ему надо готовить для себя, дозволяется в тот же горшок прибавлять кушанья и больше, чем нужно для него самого, даже если прибавляемое назначено для собак, потому что мы обязаны давать жить и собакам. Прибавлять же кушанья для акума строго запрещается, так как мы не обязаны давать ему жить".
   Закон N?23. "Свидетелями могут считаться лишь те, которые именуются людьми. Что же касается акума, либо еврея, который сделался акумом и который ещё хуже акума, то они никак не могут считаться людьми, стало быть и их свидетельские показания лишены всякого значения".
   Закон N?24. "Когда еврей держит в своих когтях акума (в халдейском языке стоит выражение "ма аруфия", т. ?е. обдирать, беспрестанно обманывать, не выпускать из когтей), тогда дозволяется и другому еврею ходить к тому же акуму ссужать ему в долг и, в свою очередь обманывать его так, чтобы акум, наконец, лишился всех своих денег. Основание в том, что деньги акума суть добро, никому не принадлежащее, а первый, кто пожелает, тот и имеет полное право завладеть ими".
   Закон N?28. "Когда еврей ведёт дело с акумом, и придёт другой еврей и обманет акума, всё равно -- как: обмеряет ли, обвесит, или обсчитает, тогда оба еврея должны поделиться ниспосланным от Иеговы барышом".
   Закон.N?73. "Считается большим грехом подарить что-нибудь акуму. Тем не менее, ради мира, бедным среди акумов дозволено подавать милостыню, навещать их больных, отдавать их покойникам последний долг и утешать родственников умершего, дабы акумы могли подумать, что евреи им друзья, так как они высказывают участие".
   Это основа основ -- религия. Этих цитат достаточно для понимания многого. Талмуд действует и сегодня, в XXI веке. Им пропитывают еврейских детей с малых лет. Талмуд даёт много объяснений событиям в России -- и потрясающей нечеловеческой жестокости после 1917 г., и удивительным событиям после 1991 года.
   Для "смущённых" читателей стоит отметить, что приведены ещё не самые обидные для неевреев цитаты.
   Брафман в те времена разошёлся и решил объяснить русским всю правду -- стал объяснять, что еврейское общество -- это один большой кагал -- "государство в государстве", и на планетарном уровне им управляет "Всемирный Еврейский Альянс", подразделения которого созданы недавно в России.
   Перевод Талмуда и разъяснительная деятельность Брафмана имели сильное влияние на дальнейший ход событий, ибо российские власти уже иначе трактовали события и по-другому реагировали. Хотя иллюзий уже почти не было, но одно дело понимать какой-то текст, а другое -- читать постоянно текущую жизнь и на её реагировать -- принимать правильные решения. А события этого требовали.
   С 1869 г. генерал-губернаторы южных областей стали сигнализировать, что евреи в огромном количестве скупают земли и это необходимо им запретить. "Туземцы" этих областей впервые столкнулись с евреями и приняли их радушно. Как утверждает Еврейская Энциклопедия --
   "Вообще на Юге России над евреями не тяготело общественное презрение, усердно культивировавшееся некогда в Польше". Поляки же по утверждению В.С.Манделя относились к евреям "всегда как к низшей расе". (Весьма оригинально, учитывая отношение евреев к другим нациям).
   Князь Дондуков-Корсаков призвал императора наложить запрет евреям на аренду земли -- Александр согласился, но затем и согласился с министром внутренних дел, который "не признал возможным провести немедленно законодательным путём меры предлагаемые кн. Дондуковым-Корсаковым". Тот же был ответ, когда с этой сигнальной инициативой вышел в 1869 году ген-губернатор новороссийский Коцебу.
   А когда евреи дошли до благополучных казацких станиц, а казаки являлись основой российской армии, то управление области Войска Донского запретило евреям покупать и арендовать земли, ибо сделало вывод, что --
   виду исключительного положения Донской области, казачье население которой обязано поголовно воинской повинностью. Это единственный и верный способ спасти хозяйство казаков и только что начинающие водворяться в области промыслы и торговлю от разорения" (С).
   Тогда казаки вырвались из когтей. Но через несколько десятков лет к ним приедет очень грамотный русскоговорящий кучерявый интеллигент в очках -- Яков Свердлов (вспомните прекрасный портрет художника Е.А.Кацмана) и припомнит им их привилегированное положение, в живых останется немного. У Свердлова было всего два вышестоящих начальника -- точно такой же еврейский интеллигент в очках -- Лейба Бронштейн (Троцкий) и головастый внучек Израиля Бланка - В.Ленин.
   Глава 3. Начало терроризма в России
   Терроризм в России в этот период начался с 1862 г., когда восстание поляков только начиналось, со студента московского университета поляка Петра Зайчневского и с русского студента Сергея Нечаева.
   Зайчневский, будучи арестованным, составил в камере Тверской полицейской части (в Москве) прокламацию "Молодая Россия", в которой есть такие слова --
   "мы не испугаемся, если увидим, что для ниспровержения современного порядка придется пролить втрое больше крови, чем пролито якобинцами в 90-х годах" (много интересного можно прочесть о терроризме в России в книге О.В.Будницкго "Терроризм в российском освободительном движении", 2000 г., -- источник цитаты).
   Сергей Нечаев (1847-1880 гг.) в эту пору создал даже теорию терроризма -- "народной расправы". Так как иногда некоторые исследователи делают различие между революционерами и террористами, то следует отметить, что террористы -- это разновидность революционеров, а терроризм -- только один из методов решения революционных задач.
   Причин, очагов терроризма в России было несколько, и они были не случайны, закономерны. Первая -- как результат освободительного движения поляков, ответ на оккупацию, эдакий заслуженный имперской политикой терроризм. Вторая -- влияние событий в Европе, многочисленные революции и марксизм. Революционная романтика, характерный юношеский возрастной протест и благородная идея продвижения прогресса захватили многие молодые головы.
   Перечисленные выше -- главные. Были ещё менее главные, второстепенные. Одна из них -- это недовольство монархией и существующими порядками определённой части российской интеллигенции во главе с В. Белинским, А. Герценом (Искандер), Н. Добролюбовым, Н. Чернышевским. Именно эту часть недовольных ещё совсем недавно ловкие коммунистические историки в СССР одностороннее определяли как основную революционную. Но это не так.
   Во-первых, эти поклонники западной культуры (западники) ворчали, но террористических организаций не создавали. А когда начались реформы -- совсем поутихли. Это были не созидатели плохого, а просто критики. Только закоренелый критик мог написать роман "Кто виноват?" вместо
   "Что делать?"... Хотя опасными лозунгами молодые горячие головы иногда вооружали такие, казалось бы, некровожадные люди как Некрасов: "умрёшь недаром, дело прочно, когда под ним струится кровь".
   А когда Герцен прозрел, как заметил Константин Леонтьев -- то перестал и вовсе "звонить" публике, у него отпала эта навязчивая хамская марксистская манера.
   "Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри", -- это был самый ценный вывод оставленный потомкам Александром Ивановичем Герценом после долгих наблюдений и раздумий.
   Второй второстепенной частью было -- недовольное и пока тихо-агрессивное еврейское сообщество. Евреи активизировались примерно -- через 10 лет, к концу 70-х, перехватили инициативу и лидерство в этом движении. А пока они наблюдали за реформами императора, которые совершались в их благо. Итак, мы видим в российском обществе протестный пучок из четырёх веток.
   Эта часть российского общества восприняла реформы как результат проигрыша России в Крымской войне, как вынужденную уступку и отступление русского монарха, -- и поэтому стала ещё более ехидно и зло относиться к российскому руководству, требуя новых либеральных уступок или принуждая к этому. А когда Александр II приостановил реформы, тогда уж совсем критика переросла в терроризм.
   Первое покушение на Александра Второго состоялось 4 апреля 1866 года. В столице у ворот Летнего сада в царя стрелял А. Каракозов, который, как указывает О. Платонов, входил в масонскую террористическую организацию с жутким названием "Ад", которую возглавлял Н.А.Ишутин.
   Когда находившиеся в летнем саду возмущённые горожане пытались растерзать террориста, то он удивлённо кричал -- "Дурачьё! Ведь я для вас же. А вы не понимаете"(По материалам Ю.Пирютко).
   Как видим -- российское общество изначально не поддерживало терроризм экзальтированных одиночек. Это покушение на "царя-освободителя" вызвало большое возмущение общественности.
   Но террористы не обращали внимание на реакцию народа, они его планировали осчастливить и без его желания. И в этом же месяце организовали мощный взрыв на железной дороге в момент, когда должен был по ней проезжать император, но просчитались. Организатором была Софья Перовская с друзьями.
   В следующем, 1867 году (6 июня) произошло очередное неудачное покушение на императора совершённое в Париже на всемирной выставке поляком А. Березовским.
   В этот период в России была создана ещё одна террористическая организация под угрожающим названием "Народная расправа", членом которой был печально знаменитый С. Г.Нечаев.
   Затем наступил десятилетний период, в течение которого в глубинах подполья начали создаваться серьёзные террористические организации типа "Народной воли". На этом этапе Россия столкнулась не просто с придворными масонскими заговорами, а впервые столкнулась с революционным масонским терроризмом. При этом масонские организации на всей протяжённости своей террористической деятельности до революции 1905 года и до 1917 года, в большинстве случаев использовали в качестве пушечного мяса -- бомбометателей студенческую молодёжь.
   Именно молодые неоформленные и незрелые сознания студентов, поражённые пропагандой и революционным пафосом, жертвенно шли-использовались на смерть. (Интересно, что и в наше время также используется в политических целях незрелость, горячность и возрастной протест-революционность молодёжи. В наше время (конец XX и начало XXI века) основную ставку на эту студенческую молодёжь делают так называемые демократические партии СПС и "Яблоко" и кремлёвско-еврейские политтехнологи - отцы "нашистов").
   Молодые симпатики французских революций входили и в организацию созданную в начале 70-х годов XIX века Н. В. Чайковским, в которую входили: С. М. Кравчинский, А. И. Желябов, М.А.Натансон, П. Б. Аксельрод, А. И. Зунделевич, А. Эпштейн. И на этом этапе мы уже видим впервые сразу несколько молодых евреев.
   Это был переломный момент в истории России, в истории террористического движения в России и значимая веха в истории еврейского народа. Когда император Александр II издал указ гласящий, что еврейские студенты не призываются на службу в армию, то огромное количество еврейской молодёжи хлынуло в российские вузы, часть этой молодёжи встала на путь борьбы с российской властью, на путь терроризма. Еврейский историк С. М. Дубнов подчёркивает другой аспект этой переломной эпохи --
   "Когда я теперь спрашиваю себя: что гнало в те времена юных птенцов из многих еврейских гнёзд и толкало их в большие университетские города, на голод и нужду? -- я знаю, что отвечать:
   их стихийно увлекали носившиеся в воздухе новые веяния, сознание что жить по-прежнему нельзя, что нельзя оставаться в старом болоте, жениться и выходить замуж, плодить детей, сидеть в лавочке и зазывать покупателей, маклерствовать, гнаться за наживою или за простым куском хлеба, вообще оставаться на низших ступенях социальной лестницы, в то время как новая культура тянула вверх. То были родовые муки переломной эпохи..." -- И евреи в России активно занялись политикой.
   К тому же с одобрения российских властей в России в 1872 г. были изданы труды К. Маркса, о чём старались умалчивать советские идеологи.
   Могилёве шла ещё раньше успешная революционная пропаганда среди еврейской молодёжи. Там действовал с 1873 года известный впоследствии социал-демократ Павел Аксельрод...
   Эта молодёжь, гимназисты старших классов и приезжающие на каникулы из столиц студенты, собирались на квартире могилёвского казённого раввина Когана, где был и я... Тут передавалась тайно нелегальная литература и пелись вольные студенческие песни..." -- вспоминал свидетель тех событий, их участник известный еврейский историк С. М. Дубнов. Это первое поколение еврейских революционеров во многом воспитало второе, которое и добилось своей цели в 1917г. - "Всё же я чрезвычайно многим обязан Аксельроду в моём социалистическом образовании..." - признавался выдающийся борец с преподаванием истории России в школах после 1917г. А.Луначарский.
   В 1868 году в Военно-Медицинскую Академию поступил Марк Натансон -- будущий крупнейший террорист и пропагандист терроризма в России. Уже в 1869 году, пытаясь использовать недовольство крестьян реформами, Натансон вместе с А.Либерманом, М.Винчевским и М.Лилиенблюмом создал тайную организацию саботирующую реформы Александра II под названием "Общество еврейских социалистов". Члены этой организации и других позже созданных ходили до войны 1877-1878 гг. в народ агитировали против царя-кровопийцы, объясняли пагубность крестьянам его реформ и призывали не платить подати.
   Эта первая попытка еврейских лидеров эксплуатировать крестьян ещё и в других целях -- в политических. Но здесь внимательный читатель может задать закономерный вопрос -- как они это могли осуществить? Как еврею агитировать на борьбу крестьянина, который знал еврея очень хорошо только с одной стороны? -- Вот это задачка. Трудно было замаскироваться, загримироваться... -- ыдавали себя сразу, как говором, так наружностью и манерами", -- сетует в своих воспоминаниях Лев Дейч. Наверное, приходилось подобно ораторам древности брать в рот камешки и учиться говорить по-русски правильно.
   А его собрат по решению этой задачки Иохельсон решил, что можно остаться евреем, но прикинуться таким же бедным и убогим -- "чтобы пользоваться доверием народной массы -- нужно было проникнуть в неё в виде рабочего или мужика". В своих мемуарах "Былое" написанных сразу после победы в 1918г он рассказывает, как трудно приходилось начинать -- с одной стороны приходилось как бы притворно тупеть, а с другой необходимо было сыпать к месту прибаутками. Ох, и тяжело было. А самое страшное в этой науке -- это необходимо было показать умение работать в сельском хозяйстве...
   Ну раз надо... Чего не сделаешь ради победы над ненавистным реформатором -- императором. Приходилось долго тренироваться на учебных грядках -- "Хотинский для этого сперва работал на хуторе, ...братья Левентали обучались сапожному и столярному мастерству, Бетти Каминская (!) пошла работать на (вонючую) тряпичную фабрику...", -- пишет Солженицын.
   В "начале 70-х важную роль для российского революционного движения начал играть кружок молодых евреев в Вильно, вокруг Виленского раввинского училища. Среди них... В. Иохельсон, будущий видный террорист А. Зунделевич, ...будущий писатель Венской "Правды" А. Либерман, а также Анна Эпштейн, Максим Ромм, Финкельштейн", -- отмечает в своём исследовании Солженицын.
   Стоит также упомянуть начавших в этот период свою деятельность будущих активных членов террористического движения в России -- П. Б. Аксельрод, Григорий Гуревич, братья Лейзер и Нахман Левенталь, Лев Дейч, Иосиф Аптекман, Александр Хотинский.
   В современных учебниках истории России эти фамилии не звучат "почему-то", тем более не звучали в советских учебниках по истории. Зато во всех этих учебниках звучали и звучат только одни "идейные вожди" того периода: полковник царской армии П. Л. Лавров (1823-1900 гг.), П. Н. Ткачёв (1844-1885 гг.) и, конечно, дворянин П. А. Кропоткин (1842-1921 гг.) и Михаил Бакунин.
   Солженицын в своём исследовании приводит биографии многих террористов еврейской национальности и делает вывод -- "Интересно отметить, что почти никто из еврейских революционеров тех десятилетий не пошёл в революцию от нищеты и бедности, большинство из зажиточных семей... Стало быть, двигала ими не материальная нужда, а сила убеждения".
   А наш современный оракул истин -- Эдвард Радзинский в своей книге изданной в 2003 году посвящённой предреволюционному периоду России утверждает бездоказательно явную ложь -- что евреи приняли такое активное участие в террористическом движении из-за страшной бедности.
   От чего же эти обеспеченные молодые люди и именно еврейской национальности не стали создавать семьи заниматься мирным трудом, наукой, искусствами, а встали на путь борьбы с российской властью?
   Без понимания ситуации в Европе в то время на этот вопрос невозможно правильно ответить, а мы слышали пламенные речи Кремье о власти над всей планетой, власть Ротшильдов и вместе с ними всей еврейской нации над Европой. К этому можно ещё добавить политические последствия этой экономической доминанты -- все ограничения евреям были сняты: во Франции в 1791 г., в Англии в 1849 г. и 1857 г., в Дании в 1849 г., в Австро-Венгрии в 1867 г., в Италии в 1870 г., в Германии в 1871 г., в Швейцарии в 1874 г., в Болгарии и Сербии в 1979 г.
   Оставалась Россия, в которую из Европы стала поступать "революционная" пресса -- вначале "интеллигент" Г. Гуревич в 1877 г., когда В. И. Ульянов-Бланк (Ленин) был маленьким, наладил издательство в Вене газеты "Правда"("Эмес"), а такие же "интеллигенты" наладили её подпольную доставку в Россию. В этот же период кроме Г. Гуревича свою еврейскую "Правду" ("Эмес") для России выпускал ещё один интеллигентный умник -- Зунделевич.
   Так что Троцкий и Ленин не были оригинальными, просто продолжали традиции. Вспомним ещё раз свидетельство С. М. Дубнова:
   Могилёве шла ещё раньше успешная революционная пропаганда среди еврейской молодёжи. Там действовал с 1873 года известный впоследствии социал-демократ Павел Аксельрод...
   Эта молодёжь, гимназисты старших классов и приезжающие на каникулы из столиц студенты, собирались на квартире могилёвского казённого раввина Когана, где был и я... Тут передавалась тайно нелегальная литература и пелись вольные студенческие песни..."
   Интересно, обратите внимание в этом признании -- кто был центром подпольного революционного движения и лидером еврейской молодёжи. Активную позицию в политике еврейских раввинов мы встретим в своём исследовании ещё не раз.
   Как видим, -- глубинные процессы уже бурлили, и рано или поздно должны были чем-то закончиться, выйти наружу. В 1876 году этими людьми создаётся организация "Земля и воля", член которой Г.Гольденберг уже перешёл от теории к практике -- убил харьковского губернатора князя Кропоткина. Это был "ответ" русским властям, которые именно в 1876 г. начали очередной этап борьбы с уклонением от службы в рамках нового закона -- ввели приписку евреев к призывным участкам и, если нарушались правила по льготам, то разрешалось призывать в армию единственных сыновей.
   Но положение с призывом евреев лучше не стало, можно даже сказать -- что среди многочисленных национальностей российской империи в этом нарушении закона евреи были почти монополистами.
   "Влиятельная в те десятилетия газета "Голос" приводит такую официальную правительственную, довольно поразительную цифру... -- отчёте об исполнении призыва новобранцев в 1880 году... Недобрано новобранцев всего (по российской империи) 3 309, в этом общем итоге недобора евреев значится 3 054, что составляет 92%", -- отмечает в своём исследовании Солженицын.
   Борьба по вопросу воинской повинности обостряла отношение власти и евреев. А подготовленный последними в 1876 г. "Устав об организации социально-революционного союза между евреями в России" -- свидетельствовал, что евреи стали не только учить русский язык, но и организовывать в России революционные организации, и через несколько лет Россия это уже сильно почувствует.
   Победа русских в войне и усилившийся патриотизм общества не повлияли на уменьшение террористической активности, а наоборот, -- теперь поняли, что поражения не было, -- следовательно его благих последствий не дождаться, -- и следовательно надо действовать самим. С этой поры еврейские ходоки-революционеры больше в народ не ходили, а стали в глубоком подполье учиться стрелять из револьверов, обращаться с бомбами и создавать типографии.
   И начавшаяся русско-турецкая (балканская) война 1877-1878 гг. не могла остановить террористов, скорее даже наоборот. Многие умники в России в период этой войны желали поражения русским, надеясь повторения, то есть, что после поражения опять российские власти начнут проводить либеральные реформы.
   Общество тогда уже разделилось на две части, как в Первую мировую войну, -- на тех патриотов, которые желали победы русской армии и на тех умных "космополитов", которые желали поражения русской армии, надеясь за счёт этого улучшить своё положение.
   То, что евреи в России поддержали западников, а не славянофилов -- это было понятно и даже терпимо. Но когда Россия начала войну с Турцией, и когда последнюю поддержали все крупнейшие Европейские страны, в которых к тому времени уже везде надёжно доминировали евреи, то евреи в своём большинстве явно поддержали врага России.
   В период этой войны антиеврейские настроения сильно возросли ещё и из-за громкого скандала -- когда еврейская интендантская компания из-за своей "гибкой совести" была уличена в воровстве и передана суду. Солженицын, опираясь на утверждения Слиозберга, пишет --
   ту войну в армии развилось большое раздражение против евреев, главным образом из-за бесчестных подрядчиков-интендантов, а "таковыми были почти исключительно евреи, начиная с главных подрядчиков Компании Горовиц, Грегер и Каган".
   Солженицын напомнил о поставляемых зимой солдатам знаменитых картонных подошвах, из-за которых солдаты отмораживали ноги на Шипке. В результате обморожения были ампутированы ноги двум тысячам солдатам.
   По-прежнему недовольство вызывала старая проблема -- уклонение евреев от воинской повинности.
   Хотя в 1874 г. рекрутскую повинность заменил единый устав о всеобщей воинской повинности, в котором были предусмотрены льготы "по службе лицам с образованием". А евреи с образованием могли получать уже офицерские чины или отсрочки от призыва.
   После этого начался такой стремительный рост студентов-евреев, так рьяно бросились в грех и стали учить русский язык, что в некоторых известных вузах доля евреев-студентов возросла до 42%, любимые факультеты у них были -- юридический и медицинский.
   Террористические акции против власти продолжались -- в 1878 году 27-летний Сергей Степняк-Кравчинский убил кинжалом шефа жандармов Николая Мезенцева -- после чего этот террорист стал героем книги английской писательницы Лилиан Войнич, (прототип "Овода"), он удачно бежал из России и счастливо поживал в Европе.
   В 1979 году из террористической организации "Земля и воля" отпочковывается ещё более радикальное "боевое" крыло под называнием "Народная воля" с её лидерами В. Н.Фигнером, С.Л.Перовской и Л. Н. Гартманом, членами этой организации были такие террористы как: Абрам Бах, Раиса Кранцфельд, Борис Оржих, Софья Гинзбург, Л.М.Залкинд, М.Гоц, М.Фундаминский, Исаак Дембо, Моисей Кроль, Л.Штернберг, Г.Плеханов, А.Михайлов.
   На этом этапе еврейская молодая интеллигенция играет уже существенную роль в террористическом движении в России. Член этой организации Александр Соловьёв совершает очередное покушение на российского императора 2-го апреля 1879 г. -- умудрился не попасть в императора четырьмя выстрелами на Дворцовой площади.
   Эта организация развернула бурную деятельность. В год создания 1879 г. террористы готовили три покушения на железной дороге с целью взорвать поезд с императором -- в Екатеринославской губернии, около Москвы и в Одессе. Император Александр II на беду революционерам-террористам оказался очень удачливым и живучим.
   Российские власти наконец-то начали громить организации и арестовывать террористов. И власти неожиданно обнаружили, что среди их руководителей немало евреев -- так в 1879 г. были арестованы:
   Лев Златопольский, Семён Лурье, Аптекман, Моисей Рабинович, Лев Штернберг, Владимир Иохельсон, Наум Геккер, Моисей Кроль, А. Гаусман, С. Аронзон, А. Зунделевич, Л. Коган-Бернштейн, М.Брамсон, Роза Гроссман, Полина Перли, Вера Гоц, Моисей Эдельштейн и др.
   За подготовку покушения на императора российскими властями были казнёны в 1879 г.: Соломон Виттенберг, Арон Гобст (Гобет) А на скамью подсудимых попали: Геся Гельфман, Бетя Каминская, Соломон Чудновский, Лейзер Тетельман, М. Кац, Соломон Аронзон, Моисей Рабинович, Э. Пумпянская, Э. Эдельштейн. Айзик Арончик -- соорганизатор взрыва царского поезда был осужден на бессрочные каторжные работы.(С). Это была уже принципиальная война с обеих сторон, за которой наблюдала вся "цивилизованная" Европа, которая усердно помогала одной из сторон.
   Интересно, что в книгах по истории, изданных в СССР -- среди чайковцев, народовольцев и первомартовцев фигурируют только русские участники. То же самое мы видим в современной России в XXI веке -- в многочисленных телепрограммах об истории подготовленными Сванидзе и ему подобных.
   Хотя, как отмечает Солженицын:
   "Раннесоветский "Историко-Революционный Сборник" приводит множество имён безвестных солдат революции. Там на разных страницах, встречаем десятки, даже сотни имён еврейских".
   Удивительно эффективно в течение долгого периода времени при разных политических системах происходит это прятанье, укрывательство исторической правды.
   С конца 70-х до 1881 года в Минске успешно работала подпольная типография, где "мирные террористы" или как их называл Дейч -- "мирные пропагандисты" (так как они не швыряли бомб) Саул Левков, Иосиф Гецов и Саул Гринфест -- печатали газету "Чёрный передел", и листовки о грядущей казни Александра II.
   Это уже был очередной этап -- еврейские революционеры не только выучили русский язык, но создали типографии и пытались русским языком уже воздействовали на умы российских граждан, агитировали их против существующей власти. Такой метод агитации народа против своего монарха был намного проще и эффективнее чем, то, что предлагал ранее Натансон -- тренироваться, притворяться и ходить с устной агитацией в русский народ.
   Террористы не унимались и неистово жаждали царской крови и смерти.
   Они решили взорвать Зимний дворец вместе с императором. Русские Халтурин и Пресняков и поляк Квятковский 5 февраля 1880 г. неудачно исполнили этот дерзкий замысел, -- Мощный взрыв огромного количества динамита в подвальном помещении дворца унёс жизни многих чиновников, но император остался цел.
   Ранее в 1879 г. -- был схвачен убийца харьковского губернатора -- Григорий Гольденберг при перевозке большой партии динамита, видимо, как раз для этой цели. Солженицын отмечает, что Григорий Гольденберг просил руководство своей террористической организации быть удостоенным чести убить самого царя, но "ими, из опасения народного гнева, отстранён как еврей; очевидно, из этого же соображения народовольцы назначали на главные покушения -- большей частью русских" -- экзальтированных глупых студентов.
   17 августа 1880 г. Андрей Желябов и Макар Тетёрка на Каменном мосту совершили очередное неудачное покушение на императора.
   При таком упорстве террористов и удача не может быть бесконечной, -- 1 марта1881 года революционеры все-таки разорвали бомбой самого либерального до сих пор в России императора Александра Второго.
   Этот успешный террористический акт был подготовлен русскими -- Андреем Желябовым и Софьей Перовской, а бомбометателями (фактически -- смертники) были русский студент Николай Рысаков и поляк Игнатий Гриневецкий.
   Период с 1866 г. -- до марта 1881 г. (период с первого покушения -- до убийства императора) можно назвать -- первой волной терроризма в России, а террористов -- террористами первой волны.
   Если говорить о национальности террористов этого периода, то здесь активное участие принимали и русские, и поляки и евреи. И когда мы говорим об активном участии в терроризме, то должны иметь ввиду в первую очередь не оболваненных исполнителей, а главных идеологов и организаторов.
   Вторым периодом, этапом терроризма следует считать 1887-1906 гг., а третьим: 1917-1923 гг.
   Во второй волне террористов будут в основном уже другие лица, кроме Натансона и его команды. Так как многих террористов первой волны арестовали, казнили или сослали на длительные сроки. А многие террористы после их массовых зачисток властями уехали навсегда из России. Например, уже известный нам любитель динамита Лазарь Голденберг покинул Россию и в Нью-Йорке успешно читал американцам лекции о революционном движении в России (С).
   И, забегая вперёд, стоит отметить, что национальный состав террористов второй и третьей волны был уже совсем другим, там намного в меньшем количестве (когда мы говорим о лидерах) были представлены русские и в самом минимальном количестве представлены поляки.
   1881 год во многом знаковый, не только потому что убили императора и умер Ф.М.Достоевский, а в первую очередь потому -- что в этом году впервые случился в России первый погром евреев русскими крестьянами, и не просто погром -- много крестьянских погромов в сотнях случаев на обширной территории России. И этот исторический период стоит исследовать внимательно.
   В этот исторический момент можно зафиксировать самое большое возмущение российской общественности и пик патриотического движения. Далее рассмотрим -- к каким выводам пришли лучшие представители русского