Клюй Сергей Васильевич: другие произведения.

Вот так или все сначала

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Курить. Некурить. Как жить. Как не жить. Верить. Не верить. Надеяться. Сомневаться. Намерение. Реализация. Результат.

  
   ВОТ ТАК
   или
   ВСЕ СНАЧАЛА
  
   Все с чего-то начинается или чем то заканчивается. Жизнь человека с чего начинается? С рождения? С зачатия? А может быть с первого взгляда и первой улыбки? А может быть жизнь человека начинается еще раньше? С начала жизни другого человека. Точнее с зачатия того другого с которого начнется этот. Точнее с первого взгляда и первой улыбки, которые включили зеленый свет тем двум от которых начался тот другой, с которого начался этот.
  
   Это я так рассуждаю, пытаясь определить где лежит начало того или иного решения и действия которые мной принимались и соответственно предпринимались в течении жизни. Ну в самом деле почему я поступил учится в этот Вуз а не в тот в который собирался? Почему я выбрал эту женщину в жены а не ту, другую? В самом деле почему я сделал так вот и так, а ведь можно было сделать вот так и не так?
  
   Из каких то желаний тела, тайных или явных, из каких то выводов логических или аналитических сознания, из каких то абсолютно непонятных ходов подсознания создаются цепочки событий которые складываются в одно целое. И это одно целое является кирпичиком чего-то огромного, и это чего-то огромное скорее всего тоже кирпичик.
  
   Я начал рассуждать или точнее бредить этими необъятными темами после того как принял решение стать некурящим. Кто мне внушил, что я должен бросить курить я не знаю. Курил себе и курил человек 34 года подряд. Был курильщиком и на тебе - теперь буду некурящим. С какого такого рожна. Соглашаться или нет с таким поворотом событий? Если соглашаться и становиться некурящим то как? Я несколько раз пробовал бросать курить. Дело само по себе хлопотное. Решить бросить труд не большой. Реализовать решение сложно. Проблема всегда возникала одна и та же. Снова начать курить всегда оказывалось делом мгновения. Даже решений никаких принимать нет необходимости. Закурил и все пропало. Неделя, месяц, пол года безникотиновых коту под хвост. Самое интересное для меня во всем этом было наблюдать как мой собственный ум меня же уговаривает. Ум сам себя уговаривает сначала бросить курить, а потом с блестящей изворотливостью находит аргументы, поводы и создает ситуации чтобы закурить. Иногда диву даешься как привычки и желания формируются в мысли, которые абсолютно противоречивы.
   Ум, мой ум понимает или знает что курение это зло. Мозг, в котором якобы находится ум, дает команду рукам, ногам, губам, легким, почкам, сердцу в общем всему телу дает команду курить. И как с этим справляться? И самое главное кто или что должно справляться. Кому сообщить о радостной новости, что я некурящий ну например с сейчас. Да вот сейчас я курящий, потому что курю сигарету. А теперь я ее потушил и стал некурящим навсегда. Кому эту новость сообщить? Кто решил что я некурящий? Мой ум, который в моем мозгу или мое сердце смогло договориться с умом и мозг вынес такой странный вердикт.
  
  Как стать некурящим - первый вопрос. А так как все события являются началом чего-то возникает закономерный второй вопрос - А что последует за этим? Начало я знаю. Думаю что знаю, потому, что бросал курить не один раз. А вот поменять свой социальный статус с курильщика на некурящего я еще не пробовал. Если задуматься на разницей в подходах к решению одной и той же задачи - избавить организм, читай мозг, сердце, печень, почки, кровь, каждую клеточку всего перечисленного и всего остального не перечисленного тела от никотиновой зависимости - то просматривается некоторая разница в подходах для ума.
  
   Мой ум что знает? Мой ум знает что курить вредно. Курить дорого. Но это мой ум знает когда я курю, а он получает свою дозу никотина. Как только он перестает получать дозу от тут же забывает, что смертность от курения самая высокая, что рак легких обыкновение среди курильщиков, и что капля никотина убивает лошадь. Он начинает требовать свою дозу через конкретно сформированное мое желание курить. Как только я, т.е. мой ум слышит от самого себя или от меня, что я якобы бросил курить от тут же предлагает отметить это великое событие сигареткой от которой одной якобы и вреда никакого нет. Вот так. Вот так все начиналось снова каждый раз. А потом мой ум разочаровывался во мне, в отсутствии у него самого силы воли и уже через какое то мгновении соглашался с тем, что курить здоровью вредить но бросать курит еще вредоноснее. Так укреплялась из года в год сложная духовно согласованная телом и разумом концепция курения, ограниченного курения, курения как социального явления, курения как ........ Курения как ? И так 34 года. В радости и согласии тела и ума я курил не сознаваясь сам себе в той зависимости в которой нахожусь.
  
   Ну просто закономерный вопрос: Если я сам себе не сознаюсь в чем то, то я об это чем-то просто ничего не знаю? Но ведь я то знаю об этой никотиновой зависимости, но сам от себя это знание якобы скрываю. Вот так. Я знаю никотин яд. Знаю? Знаю. Ну и что толку от этого знания. Я курильщик, а курильщику эти все знания о вреде курения по барабану. Всем курильщикам наплевать на все антиникотиновые мероприятия.
  
   Другое дело некурящий. Он почему не курит? Он не курит потому что не умеет курить. Еще почему он не курит? Он не курит потому что не хочет курить. А еще почему он не курит? А еще он не курит потому, что наверное больше любит жизнь чем курильщик. Не может быть. Любой курильщик скажет, что он больше всех любит жизнь. Ну это понятно - некурящий любит свою жизнь, а курильщик - свою. Тут мой ум отчетливо фиксирует две концептуальные позиции с которыми он согласен: у некурящих тоже жизнь не сахар и курящие бывают счастливее некурящих. Значит я еще курильщик и мозг активно готовит почву для покурить.
  
   Когда то давно-давно я был некурящим, но потом научился курить и стал курильщиком. Теперь я снова буду некурящим. А организую я это вот так: участвуют в создании целостной личности некурящего мой ум (можно мозг), мое тело - руки, ноги, голова без мозга (мозг с умом отдельно), печень, почки, сердце, легкие, сердечно - сосудистая система, все остальные системы включая мочеполовую и я. Посмотрим сколько времени у нас уйдет на перерождение курильщика в некурящего. И так тушим последнюю сигарету. Сегодня 26 июня 2008 года и я рассуждая в течении дня о своем новом социальном статусе за целый день выкурил всего три сигареты вместо обычных 10-15.. И так последнюю сигарету я курильщик затушил в 16,00. Ура ! Теперь я некурящий
  
   День первый.
   Оказалось что у некурящего день начинается точно так же как и у всех остальных людей. Вот только некурящему, почему-то не хочется курить после завтрака и чашки кофе. Странно как то. Обычно я с удовольствием выкуривал утром сигарету после завтрака с чашкой горячего кофе. Это наверное потому, что я раньше был курильщиком. А теперь я некурящий. Курить не умею и курить мне не хочется. Утро первого дня в новом социальном статусе некурящего выдалось веселым и совсем не напряженным. Эмоциональный подъем сглаживает некоторые непривычные обстоятельства. И первое из непривычных обстоятельств это свободное время. Ух ты! Вдруг откуда не возьмись появилось странное ощущение бездеятельности - пустоты. И ..... захотелось закурить. Но некурящие не курят и мой ум начал искать занятие для меня и не нашел. Я просто лежал на диване с удовольствием рассуждая о новых веяниях в моей жизни и о том куда это меня приведет. А подлый ум - мозг на фоне всеобщего радостного томления всего тела вяло-вяло конструировал мотив для курильщика, на который некурящий совершенно не обращал никакого внимания. Так, какой то зудик где то.
   Радость постепенно стала привычной. День оказался выходной. Я проснулся на даче. Завтракал тоже на даче. И с удовольствием валялся после завтрака на диване тоже на даче.
   Через какой то промежуток времени мозг-ум вспомнил мой вчерашний вечер дома. Вспомнил процесс собирания на дачу и споры с женой по пустяковым поводам. Вот эти самые споры вызывали раздражение и ум-мозг с готовностью готов был убрать это раздражение за приз-сигарету. Но некурящий вчера обратил на это внимание и только. Сегодня ощущение вчерашнего раздражения, поездка, приезд на дачу рассматривалось умом-мозгом как, что-то одно целое законченное после чего хочется закурить и отдохнуть. И тут мой ум-мозг удивляет меня так, что я с открытым ртом и закрытыми глазами долго нащупываю в пространстве вокруг себя направление для движения в любую безопасную сторону. Даже вниз чтобы на пол сесть. Мой ум-мозг на чистом русском языке говорит, что у меня мол куча всяких точек-пересечений событий в которых ему уму - мозгу моему курить привычно, а не хочется. Например сел за руль, поехал закурил. Вышел из машины закурил. Поел закурил. Попил закурил. Поспорил закурил. Как будто бы окончание чего либо это привычное место для закурить. Закончил телефонный разговор и есть условия закурил. Нет условий не закурил. Вот это да. Тот самый ум-мозг который курильщику сочиняет сценарии оправданий курения, некурящему рассказывает о привычках своих когда он принадлежит курильщику. День начинал набирать обороты. Чувство бодрости, беззаботности и веселой необычности отвлекали от табачной проблемы. Но никотиновая ниточка-связь не рвалась и в течении дня появлялись замеченные умом-мозгом поводы-возможности-желания закурить. Различал я поводы от желаний, желания от возможностей, возможности от поводов закурить легко. И наверное создал бы какую-то свою классификацию если бы не одно но. Ближе к вечеру ум-мозг сообщил мне, что ему надоело следить за моими желаниями, давать доступные моему пониманию объяснения происходящего и наконец сообщил, что неожиданно для него самого мой статус некурящего не является чем то сложным. Наоборот даже. Все понятно и предсказуемо и даже как то приятно. Я с удовольствием засыпая расстался и с ощущениями тела.
  
  День второй.
  
   Утренняя дрема это такое состояние, когда ты утром уже проснулся не по чьей-то вине, а потому что выспался, но еще не принял окончательного решения о дальнейших телодвижениях и проваливаясь по чуть - чуть обратно в сон возвращаешься все больше и больше, не спеша в нежное солнечное утро действительности. И еще не совсем осознаешь что реальнее, тиканье часов здесь или легкий шум ветра там. Окончательно проснувшись ты понимаешь что и тиканье и шум все это здесь и назад уже вернуться очень сложно, потому что выспался.
   Я снова вспомнил о сигарете когда после завтрака заварил себе кофе. До этого был поход на речку, купание, пробежка, прогулка и никаких никотиновых симптом. Желание возникло не в мозге-уме а у меня. Просто в такое замечательное утро с ароматом кофе захотелось вдохнуть сигаретный дым и затянуться по полной. А этот выдумщик ум-мозг обломал казалось уже напрочь забытой новостью: а некурящие не умеют курить. Я вспомнил, что я некурящий и настроение поднялось еще на порядок.
  
   В течении дня мелькало несколько смутных желаний закурить или у меня или у мозга-ума или у тела. Желания были слабыми но достаточной яркости, что бы обратить на них внимание. Но что любопытно, что все эти позывы в никотиновый рай никак не комментировались ни мной, ни умом-мозгом при полном отсутствии реакций тела таких как испарина, мороз по коже, кашель. Просто они были и все. Как бы где то, отдельно. Но все же есть. Желания появлялись как накануне и сегодня мной, умом-мозгом и телом в полном согласии классифицировались как привычки, а не как никотиновый голод. Никотиновый голод еще не наступил. Я так думал только потому, что к своему удивлению наблюдал при хорошем настроении полную гармонию, поддержку и духовную близость всех трех участников эксперимента. Никаких противоречий, никаких уговоров, никаких компромиссов. День прошел весело в слегка приподнятом тонусе. Эйфория нового социального статуса еще творила чудеса. Я уснул с мыслью которую думал ум-мозг успокаивая тело: Я некурящий. Классно!.
  
  День третий.
  
   Мне повезло. Я ярко и весело чувствую как мне повезло. В шесть часов утра я радуюсь своему социальному статусу и еще больше радуюсь, вспомнив, что сегодня третий законный выходной я снова проведу на даче. Я обнимаю подушку с довольным очень тихим рычанием и тут же засыпаю.
  
   Проснулся через три часа. Снова поход на речку, пробежка-прогулка, завтрак плюс кофе и все. Даже не пошевелилось ничего. Аромат кофе я пытался вдыхать даже ртом. Ноль. Некурящие кофе пьют без сигарет. Стоп, стоп. Я спрашиваю у мозга-ума: А как же твой никотиновый голод? Твой и тела.? Ответ блестяще продемонстрировал подлую двуличность этого монстра мозга-ума: Закури проверь. Типа давай закурим и узнаем голодаем мы на никотин или нет. Подожди подлец: кто это мы. Может ты и тело, а я некурящий. Ну да ты некурящий, а мы голодаем. Сам спросил про какой-то голод. Вот это да. Тут бы все и закончилось. Но курьезность ситуации и запутанность в своих позициях участников здорово всех развеселила. Даже тело задвигалось самопроизвольно. А когда вспомнился и социальный статус некурящего, настроение поднялось на одну единичку вверх на той части шкалы где уже написано "Очень хорошее". День снова начинался без потерь и с явными приобретениями навыков общения участников процесса.
  
   В течении дня выяснилось что привычка существует в привязке не только к событиям типа поел, попил, вышел, зашел, начал, закончил, а и к мыслям. Ум-мозг продемонстрировал мне и телу мысль, после появления которой я захотел закурить и тело подтвердило свое согласие на сигаретку. Я был занят какой то работой по даче и вспомнил о том, что завтра все-таки придется идти на работу. Вот от этой самой мысли я захотел. Но ум-мозг сообщил мне что мысли он думает разные и для некурящего это немеет никакого значения. Мысли для некурящего нужны чтобы принимать решения, а не хвататься от них за сигарету. Некурящие не курят и сигарет у них нет. И добавил: В голове твоего тела есть глаза, которые сейчас смотрят на сигареты и сообщают информацию об увиденном тебе, мне и телу да плюс еще мысль о любимой работе да плюс никотиновый голод. Так и курильщиком стать можно.
   Странно но факт. Сигареты на которые я сейчас смотрел лежали там всегда. Но оба предыдущих дня и часть этого я их не замечал и не думал о них. Их не было для нас троих. Но после мысли о работе газа сами нашли их и остановились на них. Вот так.
   Стало немного грустно. На работе о моем новом социальном статусе некурящего не знают все. Интересно будут трудности или некурящему по барабану все трудности. Посмотрим завтра. И на работу посмотрим с точки зрения некурящего и на коллег.
  
   Характерной особенностью второй половины этого дня стала легкая раздражительность ума-мозга и меня на мелочные внешние обстоятельства. Например не там чайник стоит, жена тарелку не так поставила, кот под ногами путается. А к вечеру и тело начало хулиганить. Ну понятно, понятно. Не хотим мы завтра на работу. Да и боимся наверное чуть-чуть. Новый статус придется проверять на прочность в более жестких условиях чем выходные дни.
  
   Уснул легко и быстро.
  
  День четвертый.
  
   Утром после купания в реке затем в горячем душе, бритья, завтрака с горячим кофе я стал чистить зубы. Я вообще то видел себя в зеркале когда брился но тут глаза показали мне самих себя и я удивился. Я стал рассматривать глазами свои глаза, а ум-мозг стал комментировать увиденное. Общий вывод такой: абсолютно белые белки даже как бы з голубизной и нет совершенно ни одной красной ниточки. Давно я таких глаз у себя не видел. Кроме этого они еще и блестели и улыбались. Открытие меня взбодрило. Дальше все двигалось очень быстро в соответствии с регламентом сборов на работу.
   В машине по дороге в город я слушая новости вспомнил все таки о сигарете. И не просто обо одной какой-то сигарете, а именно о той, о которой я совсем забыл утром когда пил горячий ароматный кофе. Ум-мозг прокомментировал это событие так: ничего, у тебя на работе тоже есть первая чашка кофе с сигаретой. Я возразил - была. Ум-мозг согласился - ну да была. Некурящие пьют кофе без сигарет.
   Я припарковал машину, зашел в офис, поставил портфель на стул у своего стола и замер. Дальше по ежедневному ритуалу я готовил себе кофе, выходил с чашкой на улицу закуривал сигарету и болтал обо всем если было с кем. Если болтать было не с кем я просто рассматривал все что происходило вокруг и молча пил кофе с сигаретой. Все это занимало минут 10 - 15 времени.
   Ум-мозг четко определил проблему - что делать ? Я задумался, а тело пошло готовить кофе. На улице завязался разговор. Кто-то закурил. Я отметил запах дыма и то что он мне мешает. Отошел немного в сторону и прислушался к себе, телу и уму-мозгу. Тишина. Странно но курить не хочется. Здорово.
   Примерно через час я очутился в очень похожей ситуации, когда после окончания работы с почтой встал из за стола и .... И вспомнил что я некурящий и делать что теперь я не знаю. Я снова сел. Что, целый день сидеть не вставая ? Ум-мозг ехидно так и очень веско заявил у некурящих перекуров нет. Вот это открытие. Что делать?.
   Слава богу что бывает начальство, которое зашло ко мне и приказало: пошли покурим. Мы вышли на улицу шеф закурил и уставился на меня. Пришлось доложить что я поменял социальный статус курильщика на статус некурящего. Шеф забыл чего звал, а я от души развлекся его реакцией на сообщение. Выражение лица, застывшая поза, и конечно заботливый и участливый вопрос: случайно не заболел? Может с головой чего? Я смеялся а он язвил. Чувство радости смешанное с приподнятым на один пункт чувством самоуважения окрашивали весь оставшийся день. И день прошел без приключений. Несколько раз в течении дня мои собственные свободные руки напоминали о курении, как бы спрашивая: ну вы с умом-мозгом отдыхаете а нам, что делать?
   Желания закурить не возникало весь день. Напоминания о прошлой жизни случались в те же самые моменты как и всегда.
   Вечером на даче я снова вспомнил, как шеф отнесся к моему новому социальному статусу и мне захотелось закурить. На что тело и ум-мозг разумно ответили, что уже поздно, нужно ложиться спать потому что завтра рано вставать.
  
   День пятый.
  
   Привычное для некурящего утро. И первая половина дна. Если не считать горбатых шуток коллег по работе курильщиков в адрес коллеги по работе некурящего. Все потому. Что я с ними выхожу на перекур но не курю, так как я некурящий и об этом уже все знают, а просто общаюсь. Нет, я не проверяю мой с умом-мозгом и телом союз на прочность. Просто привычно поболтать о том о сем на крылечке или даже обсудить какие-то рабочие моменты или возникающие вопросы. В этом случае для курильщиков сигарета просто необходима. Без сигареты ничего не решается и ничего не придумывается. И эту привычку ум-мозг фиксировал, трансформируя в желание тела закурить, которое я наблюдал и .... . И ничего не происходило. Дым чужих сигарет меня не радовал, а скорее мешал говорить и слушать, а собственное желание было настолько вялым, что даже ум-мозг советовал телу уйти подальше от курильщиков. Три или четыре перекура окончательно убрали из поля зрения желание закурить. Вот так.
   Во второй половине дня я столкнулся с новым явлением. У меня состоялся очень неприятный разговор по телефону. Я положил трубку и пошел курить. Ничего не понимающий ум-мозг взбунтовался. Ну был разговор. Что изменилось? Что? Я все понял. Если я сейчас закурю все измениться. Если я сейчас не закурю ничего не измениться. Я останусь некурящим. Но тело, тело упрямо шло на улицу. Вышло вздохнуло полной грудью и всем стало легко и весело. Ум-мозг не угрожая, а тихо так всем и говорит: еще одну привычку вычислили - неуправляемая ненаправленная реакция на неприятности. Как только это стало понятно настроение пошло в гору. А я с умом-мозгом и телом еще долго шептались о случившемся выясняя, кто же все таки создал ситуацию, которая в свою очередь создала очень сильное раздражение, которое в свою очередь создало очень сильное желание, которое сразу то никто и не заметил, а все кинулись реализовывать. Мозг-ум мудро заметил, что такие ситуации всегда создаю я, а они якобы с телом от этого только страдают. Моя якобы бурная реакция на ситуацию и есть подспудное желание закурить. Так, якобы подло и коварно проявляет себя никотиновый голод. Пришлось сознаться самому себе, уму мозгу и телу в том, что накручивал ситуацию в телефонной беседе я лично. И скорее всего для того чтобы появился повод закурить. Вот так. Как будто до этого поводов таких не хватало.
   Как только вся эта ситуация прояснилась общее состояние окружающего мира улучшилось и радость будущих открытий в жизненном слое некурящего до самого отхода ко сну украшала день. Я наверное и уснул с улыбкой.
  
  День шестой.
  
   В жизни некурящего, как и в жизни курильщика есть разочарования. При наличии разочарования курильщик курит сигарету и разочарование исчезает. Курильщику все равно куда исчезает разочарование. Курильщику разочарование то и нужно только для того чтобы закурить. Другое дело некурящий. Вот что он делает с разочарованием. Он разочаровывается. Он снова видит жизнь как она есть и для него разочарование просто очередной урок или просто повод задуматься. Для курильщика же это стопроцентный повод закурить.
   Все это я вечером обсуждал с умом-мозгом и телом лежа в кровати перед сном.
  А дело было так. За много дней до смены статуса с курильщика на некурящего я занимался подготовкой одного небольшого но денежного проекта. Мой доход должен был подрасти, а сам проект мог просуществовать несколько лет при соответствующем уходе за ним. На первой стадии переговоров были учтены все интересы сторон поэтому бумажная часть работ по проекту прошла легко и незаметно. Процедуры согласованы, расчеты утверждены, документы подписаны. Осталось всего ничего дождаться начала следующего квартала. Начался квартал. Все рухнуло и мои ожидания на доход в том числе.
   Когда я узнал о том, что проект приказал долго жить я даже не расстроился сначала. Такие историю случаются довольно часто. Но через какой то промежуток времени ум-мозг напомнил мне о потере планируемого дохода. Через некоторое время о времени потраченном на проект. О предстоящих разговорах с партнерами по проекту. Об отчете перед руководством. Об анализе причин провала. Короче ум-мозг начал легкое разочарование превращать в крупную неудачу с естественной составляющей следующих за ней неприятностей. Через минуту другую я уже ни о чем не мог думать только как о несостоявшемся проекте. И тут это изувер ум-мозг тихо и вот так с нежностью говорит: одна сигарета с чашкой кофе, заодно и подумаем.
   И я повелся. Я пошел делать кофе, по дороге накручивая себя еще больше. Не знаю чем бы все закончилось. Коллега по работе курильщик по жизни пробегая мимо крикнул шутя: привет некурящим. Меня они все сейчас так дразнят. Уши приняли информацию и, не зная что с ней делать, решили пропустить мимо. Но край уха все же был связан с умом-мозгом, увлекшимся идеей покурить. И мозг-ум отреагировал остановив тело. Тело замерло не зная что делать идти за кофе или нет. Будем мы курить или..... . А что собственно мы курить собираемся. Некурящие не курят и сигарет у них нет. Я подумал о том, что чего-чего а сигарет в офисе валом. А ум-мозг снова предложил новый сценарий развития событий. Сценарий абсолютно родной и знакомый всем с детства - да плюнь ты на все и все. Кто умеет плевать тот здоровее. Кто не умеет тот курильщик. Я некурящий. Вот так.
   В результате перед сном я уже знал, что коварство никотиновой зависимости не случайно. Оно разнообразно и многообразно. Курить не хотелось и я уснул.
  
  День седьмой.
  
  Слава Богу, что неделя, рабочая неделя оказалась на один день короче чем обычно и я снова проснулся на даче и проснулся второй раз. Первый раз я проснулся в 9 часов позавтракал и снова уснул. Проснулся в 3 часа дня. Такое со мной происходило последний раз лет 25 назад. Отличное настроение весь оставшийся день. Желание курить не возникало до конца дня. Да и откуда такие желания у некурящего. Но память о том, что такие желания бывают все еще беспокоит. Ну на самом деле, разве возможно забыть свою жизнь, пусть даже и в другом социальном статусе. Это я просто привыкаю к новому. Надеюсь пословица "К хорошему привыкают быстро" в моем случае тоже себя оправдает.
  
  День восьмой.
  
   С утра шел дождь. Все хорошо и спокойно. Около девяти часов утра приехал сын. Он был с друзьями в Карпатах и я его не видел с того дня когда решил поменять социальный статус. Я обрадовался его приезду. Мы обнялись. Когда обнимаемся каждый раз немного стесняемся. Вот и сейчас тоже. Радость и стеснение вызвали во мне желание курить. Не острое желание, а как осознанную необходимость. Пойти и покурить. Ум-мозг оценил ситуацию очень просто: ну как можно, сын ведь не знает еще что я некурящий. Я вспомнил, что я некурящий. Необходимость, подчеркиваю, необходимость курить, а не желание, пропала тут же.
   Остальной день прошел легко, радостно и быстро. И только вечером перед сном ум-мозг напомнил мне утреннюю историю с необходимостью. И изложил свою версию и естественно свою позицию по отношению к своей собственной версии.
   Необходимость закурить возникла скорее всего на фоне эмоции. Или эмоция спровоцировала желание курить, которое ум-мозг преподнес как необходимость, таким образом игнорируя все тело. Я действительно не испытал желания курить. Я чувствовал необходимость закурить. И тут до меня дошло. Необходимость курить появилась для того, что бы прервать эмоции. Вот так.
   С этими мыслями я отправился спать.
  
  День девятый.
  
   Этот день понедельник, а значит начинается рабочая неделя и надо ехать на работу.. Сравнивая точно такой же первый день рабочей неделе семь дней назад ум-мозг, тело и я поднимали друг другу настроение. Тело радовало своей бодростью и свежестью, ум-мозг не отрицал все это а активно поддерживал, а я наблюдал за ними и радовался. Семь дней назад еще было страшно, а сегодня уже легко и весело. Прошлая рабочая неделя прошла без проблем. Я некурящий и даже коллеги сотрудники меня так теперь дразнят. Я их понимаю. На их глупый вопрос, как ты бросил курить, я всегда отвечаю, что курить я не бросал, а просто поменял социальный статус с курильщика на некурящего. За это они меня теперь дразнят некурящим.
  
   Приехал на работу и до 16 часов дня у меня, ума-мозга и тела не появилось ни одного воспоминания о прошлых взаимоотношениях нашего коллектива с сигаретами. И снова я едва не прокололся. Около 16 часов позвонил потенциальный клиент. Есть тип людей, которым собственная значимость закрывает пути к достижению цели. Они и разговор начинают с чего-то такого типа: Вы хоть понимаете, что вы предлагаете мне. Да я такой и такой а вы никакие. И дальше идет критика неизвестно чего. Ибо еще ничего не предложено. Не успели. Вот такой и позвонил. Я выслушал с удовольствием. Мне нравиться наблюдать за людьми которые относятся к категории "царей" сказочного принципа - пойди туда не знаю куда, принеси то не знаю что. У них всегда желание формируется в процессе беседы или их собственного наезда.
  
   В моем случае "царь" хотел показать свою значимость, осведомленность, принципиальность в вопросах выбора, ну в общем все качества, которыми с его точки зрения должен обладать человек. После критики и замечаний, последовали требования и угрозы. Слушать интереснее чем говорить. Но говорить все же надо. Я выдержал паузу, давая ему возможность открутить пленку назад и еще раз получит удовольствие от своего красноречия и напора. И дал совсем простой совет: не тратить деньги с чужих слов а получить информацию не от своих специалистов юристов, а с первых рук, т.е от меня. После окончания разговора, который с большим счетом закончился в мою пользу я испытал знакомое чувство полного морального удовлетворения, которое по сути своей граничило с гордыней и самолюбованием. И вот это чувство глубокого самоудовлетворения и ощущение превосходства двинуло меня на крыльцо удовлетворять никотиновый голод. Вот так.
  
   Ум-мозг уже наверное принадлежит некурящему, потому что реакция была незамедлительной и жесткой. Да да, есть силы, но на что ты их тратишь. Закурить захотелось еще сильнее. И тут тело, которое до сих порт все девять дней молчало, заговорило со мной языком легкой ноющей боли в области печени. Желание курить прошло. Остался след чего-то невыясненного.
  
   Уже вечером записывая впечатление дня, ум-мозг в очередной раз удивил своей провокативной составляющей человеческого двуличия: гордыня, мол, самый тяжкий грех из перечисленных в Библии. А давай проверим - от всех других грехов тоже хочется курить? Вот так.
  
  День десятый.
  
   С радостью вспомнил, что я некурящий часа в 2 дня. Я ехал днем на дачу. Нужно было кое-что отвезти и я решил это сделать днем, что бы вечером не тратить время на магазин. Впереди меня на перекресток выехал автомобиль ГАИ и поехал впереди меня по дороге к моей даче. Ехать оставалось еще километров 15. Глаза мои все это видят и естественно сообщают об увиденном уму-мозгу. Ум-мозг сразу приказывает и телу и мне пугаться. Вообще забавно. Тело начало занимать более официальную позу за рулем, а я волноваться. Причина понятна, уму-мозгу известно, что у меня нет прав. Я еду за машиной ГАИ. Дорога идет по селу и обогнать ее нет возможности не нарушая правил. Ну а кто же будет их нарушать на виду гаишников? За селом есть перекресток с небольшим пятачком. На это пятачке обычно и стоит машина ГАИ. Мы подъезжаем к перекрестку, автомобиль ГАИ выезжает на пятачок, останавливается, из него выходит медленно так гаишник и смотрит в мою сторону. Ум-мозг дает команду телу и мне боятся еще сильнее. Тело, которое и так уже в официальной напряженной позе, крепче сжимает руль, а я с тоской думаю о том, что у меня нет сигарет так, как я некурящий. Я проезжаю мимо автомобиля ГАИ, выезжаю на перекресток, сворачиваю в сторону дачи и набирая скорость думаю о том, что мне сейчас возвращаться по этой же дороге. Гаишники приехали только сейчас и стоять будут еще долго. Но что, делать.
   Еду обратно. История даже в подробностях точно такая же как и полчаса назад. Ум-мозг всех предупреждает, что скоро надо бояться и я тело послушно боимся. Проезжая мимо машины ГАИ вишу остановленную машину моего знакомого, возле которой стоит гаишник и смотрит документы а мой знакомый нервно курит сигарету. На его месте мог быть и я. Вот так. Курильщикам от страха курить хочется.
  
   Вечером я приехал в больницу к маме. Она уже несколько дней почти без сознания. А со вчерашнего дня там поселился и отец. У мамы заражение крови от раны на ноге. Ей сделали операцию несколько дней назад но гангрену остановить не удалось. И сейчас мне отец говорит о том, что завтра будет операция и будут ампутировать стопу. Если не поможет будут ампутировать ногу до колена, а будет необходимость и выше колена. Злость и бессилие. Вспышка гнева на отца, врачей, маму, самого себя. Страшное желание закурить у меня. Ужасный холод за спиной и резкая боль в нижнем энергетическом центре у тела. Ум-мозг совершенно пуст.
  
   Немного позже уже в машине ум-мозг разговорился, обращая в основном внимание на то что ни одна, ни две сигареты, ни даже пачка сигарет ничего не изменят. Я и тело молча согласились.
   На даче я поужинал, стараясь не думать о завтра. Завтра приезжает моя дочь. Мы долго не виделись. Завтра возможно маме ампутируют ногу.
  
  День одиннадцатый.
  
   Я проснулся как обычно. Обычное утро. Обычные сборы на работу. По дороге я мысленно старался втиснуть все события в один день, стараясь расположить их в какой то более или менее логической последовательности, что бы в течении дня события развивались не перескакивая одно через другое, не наезжая и не разбегаясь в разные стороны города и в разное время дня.
   Поезд который привозил мою дочь приходил в 11.00. Операцию раньше одиннадцати назначить не могли. Рабочие встречи расположились вокруг этих двух основных событий. И день побежал - помчался.
   На вокзале я разволновался. Девочка в порядке. Какой то налет неуверенности, или недоговоренности. А возможно я чего-то не знаю и ей неловко. Неуверенный поцелуй, какие то объятия как понарошку. Я хочу поцеловать ее, а она не ожидая моего отцовского поцелуя, как то неуклюже обнимает меня и под мои губы, мой поцелуй попадает ее правый глаз. Губы сначала дотронулись ресниц. Глаз вздрогну и почувствовал теплоту века. Я чувствую надо двигаться. Движемся. Садимся в машину. Дочь с женой о чем то совершенно непонятном и пустяковом говорят не умолкая. Я их высаживаю в центре города. А сам еду в больницу. Мысль-вопрос, а почему я собственно еду в больницу один раскурочила никотиновую память. Захотелось закурить. Но не просто закурить. А остановить машину. Выйти и закурить. Ум-мозг по своему обыкновению начал раскручивать ситуацию в эмоционально окрашенную проблему с кучей негативных подпунктов, у которых в свою очередь тематика еще печальнее и беспросветней. Ну а так как я уже сталкивался с похожими заскоками ума-мозга будучи некурящим машину останавливать не стал. Выходить соответственно тоже не стал. Ну и понятное дело курить тоже не стал. А стал я наблюдать как ум-мозг из очевидного факта, я еду в больницу один, стал строить сюжетные линии вплетая в них картины из прошлого и возможного о. Ну что ту поделаешь. Уму-мозгу приказать трудно. Поэтому пришлось наблюдать за виртуальным спектаклем до самой больницы.
  
   В больнице я встретил отца возле операционной. Он разговаривал с врачом. Врач сказал что ампутацию провели нормально. Я спросил как нормально. Он ответил выше колена. Вывезли каталку с мамой. Лицо белое. Глаза закрыты. Руки под простыней. Я хочу посмотреть на ноги. Хочу проверить слова врача. Хочу и не могу. Я так и не решился взгляд бросить на ноги. Достал из по простыни руку. Холодная влажная. Вот и вся встреча. Повезли в реанимацию. С отцом вышли на улицу. Сели на лавочку и молчим. Я очень, очень хочу курить. Необычное состояние. Я будучи курильщиком так курить не хотел никогда. Можно закурить. Отец не знает, что я уже некурящий. А у ума-мозга свои планы. Он от невозможности реализовать желание покурить подбрасывает тело с лавочки и запускает его кругами вокруг нее. Тело бегает туда сюда и орет на отца, на больницу, на маму на всех уродов. Отец со всем соглашается. От этого ум-мозг свирепеет и посылает все, всех и меня с моим новым социальным статусом некурящего в любую жопу на выбор.
   Минут несколько спустя металлический привкус во рту сообщил уму-мозгу о необходимости утихомирить свою ненасытную жажду управлять и начать исправлять. И ум-мозг как и следовало ожидать нашел кучу причин и оправданий вспышке злости, гнева, ненависти и конечно же желанию закурить. Под занавес предложив неслыханное успокоительное - все равно ничего изменить нельзя. Вот и успокойся. Желание курить после такого вердикта разгорелось еще ярче. Я уже начал понимать, что я, тело и ум-мозг явно разбежались по разным углам. Причем в каждом углу каждому есть чем заняться не обращая внимания друг на друга. Тело вибрируя ничего не хотело слышать от мозга. Мозг-ум запутался в своих теориях. Я .....
   Я сел в машину и поехал на работу.
  До самого вечера в голове вертелась песенка мозга-ума - ничего изменить нельзя. И только вечером когда дочь читала вслух дней моих бездымных описание ум-мозг вспомнил еще одну замечательную непреложную истину: Все что не делается, все к лучшему. У меня не было сил даже на желание покурить. Мелькнула мысль, что с такими компаньонами как мой ум-мозг и мое тело легко можно устроить неразбериху из которой наружу вылезут не только человеческое нутро во всей своей красе но и звериные повадки, каждая под свою морду.
   Я пошел спать и быстро уснул.
  
  День двенадцатый.
  
   Очень просто и быстро прошел день. Мама по прежнему в реанимации. Мне от этой мысли курить не хочется. Обруганный мной папа по прежнему в больнице. От этого факта мне тоже курить не хочется. Много работы неблагодарной. Текучка. Итак весь день. И только вечером записывая день одиннадцатый и вспоминая его мне захотелось закурить. Стало просто стыдно и от стыда захотелось курнуть. Никаких переговоров ни с умом-мозгом ни с телом. Попил чаю. Пойду спать.
  
   День двадцать первый.
  
   Только что разошлись после поминального обеда, специально приготовленного для соседей по даче. Пришли все, кого мама знала и уважала, любила по своему. Уехал отец со своей двоюродной сестрой, моей теткой и с моей двоюродной сестрой по маме. И..... .
  
   Я выпил рюмку водки, взял привычную сигарету и решил вернутся к началу. Зачем, я пока не знаю. Курю сигарету как обычно. Я чувствую ее вкус, запах. Тело инфантильно реагирует на никотин, создавая для ума-мозга вялые образы безникотинового недавнего прошлого. Я уже почти спокоен. Я надеюсь, что могу снова вспомнить начало. И начать все сначала. Но для этого нужно, нет необходимо, нет очень хочется вспомнить как очень простая легкая и свободная уверенность в своем социальном статусе некурящего свернулась в обычную структуру привычной жизни курящего. И так.
  
  
  
   День тринадцатый.
  
   Я помню, что на работе к моему не курению уже привыкли. Текучка. Ничего особенного. Я был в больнице после одиннадцати. Меня снова пустили в реанимацию. Я беру руку мамы. Вижу ее отечность, спрашиваю у врача о причине. Что он мне объяснял, я не помню. Помню только собственное ощущение его бесполезности. К этому ощущению добавляется мое знание проблем с почками мамы. Выхожу из отделения к отцу и говорю ему о том, что думаю.
   Нет. После его ответа мне не захотелось курить. Мне стало как-то неловко перед этим человеком, который устал от своего собственного бессилия, что либо изменить. Я уехал, он остался сторожить у двери отделения. Сторожить чудо.
  
   Я ехал на работу, думая о стоимости чуда для каждого из нас. Чудо. Слово как из детской сказки. Да, в общем - то из нее самой. Это потому, что в сказки мы давно перестали верить. Я был удивлен выводом ума-мозга - Мы не верим в сказки потому, что верим в специалистов. Чем круче звание у специалиста, тем больше мы ему верим.
  
  День четырнадцатый.
  
   Я утром проснулся с полной уверенностью в том, что то, что я видел и ощущал за последних несколько дней не сможет повлиять на мое отношение к жизни. Направляясь к воде, с которой можно без ущерба для здоровья поделиться самыми больными частями ума-мозга и тела, я снова и снова ощущал какую-то незаконченность всего происходящего. Мое собственное поведение я не оценивал никак. Поведение отца я не оценивал. Ум-мозг услужливо предложил версию происходящего: Ты сам открыл дверь, в которую сейчас без спроса полезут мысли, которые я буду думать. И первая из них оказалась о моем сыне. Он уехал. Он уехал именно тогда, когда был здесь очень нужен. Нужен мне. Нужен отцу. Зная повадки ума-мозга я к воде побежал. Еще чуть-чуть и все три участника процесса раскрутили бы эту мысль в безбрежное пространство претензий и обид.
  
   Обида. Я нашел еще одно недвусмысленное основание никотинового голода. Но в этот раз ему не повезло. Я уже упал в воду. Тело сообщило уму-мозгу все свои ощущения. Ум-мозг сообщил мне, что мне приятно ощущение уже достаточно теплой воды, упругого ее сопротивления моим гребкам. Тело не хотело доставать из воды свое лицо, так было в этой теплой летней прохладе воды ему весело. Кожа дребезжала от радости. Но воздух. И тут, вдыхая в пустые легкие такой желаемый телом воздух, я улыбнулся. Я очень надеялся, что и он, мой сын, в это же время делает такие же сладкие глотки.
  
   Уже на берегу я попробовал вызвать в себе ну хотя бы похожее ощущение. Не вышло. Путь домой. Путь домой. А что там меня ждет.
  
  
  День пятнадцатый.
  
   Утро какое-то наступившее. Начался день и все тут. Радость от реки, от сорванных по дороге туда и обратно шелковиц и вишен на соседских участках. Удивительная прохлада росы на траве у реки. Мурашки-пупырышки по коже от утреннего ветерка у воды. Мокрые плавки, которые каждый раз не снимаются и приходиться прыгать на одной ноге. Дорога обратно с шелковицами и вишнями. Завтрак. Чашка горячего кофе.
  
   Перед глазами лежит телефон. Да. Надо звонить. Ух как захотелось сделать что то другое. Отец рассказал, что в эту ночь было несколько остановок маминого сердца, но сейчас она спит. Договорились встретиться завтра.
  
  День шестнадцатый.
  
   Все как в нормальной жизни некурящего. С работы я отпрашиваюсь и еду в больницу. Меня пускают в реанимацию к маме. Она без сознания. Я глажу голову. Пожимаю слегка мамину отечную руку. Что-то говорю. Мамины пальцы слегка вздрогнули. Глаза закрыты. Широко открыт рот, который прикрывает влажная марлевая тряпочка. Она дышит. Приборы показывают какие-то цифры. Слышно звук обозначающий пульс мамы. Долго находится здесь нельзя. Я выхожу к отцу. Рассказываю ему о вздрогнувших пальцах маминой руки. Еду на работу.
   На работе все как и раньше в нормальном ритме некурящего. Появилось немного свободного времени и я еду в магазин строительных материалов купить кафель для ремонта печи на даче. Я уже загружал ящики в машину когда мобильный телефон сообщил мне о чьем-то желании поговорить со мной. Я взял трубку. Глухой голос отца при полном отсутствии слов. Мне все понятно. Мама умерла в три часа. Я закончил погрузку, заехал на работу и поехал в больницу.
  
   Самый первый ларек по дороге и все. У меня снова есть сигареты и зажигалка. Я еду и курю. Я это заметил, когда вышел из машины возле больницы с сигаретой в зубах. Мне некуда было выбросить окурок.
  
   Уже только сейчас я могу с уверенностью сказать, что ум-мозг отказался от комментариев происходящего. Я и тело впали в состояние, о котором я и рассказать то толком ничего не могу. Но факт есть фактом - вся троица пострадала от простого отсутствия сотрудничества при определенных обстоятельствах. И сейчас я смутно помню как глаза увидели ларек, ум-мозг сообщил мне об этом, а тело остановило авто и выскочило на тротуар к ларьку.
  
   В больнице меня ждали. Отец и мама, которую должны были везти в морг. Я снова в реанимации, только теперь мама закрыта простыней с головой. Врач отвернул простыню и я увидел мертвое лицо с подвязанной челюстью. Я взял руку мамы, все такую же отечную. Все. Умерла мама.
  
  
  
  
   День семнадцатый.
  
   Утро начинается с какой-то просто жажды курить. Прямо с самого начала. Еще до реки, до завтрака, до кофе. Вот уж нет. Я понимаю, что я уже курильщик. Точнее ум-мозг сообщает, что уже все равно. Я вяло спорю. Еще несколько дней и мы все вернем в обратное русло. В результате первая сигарета вместе с чашкой кофе. Ни вкуса, ни запаха. Ни кофе, ни сигареты. Зато отличный кашель. Как будто дымом поперхнулся.
  
   Весь день в поездках по инстанциях. Больница - справка о смерти и еще о чем то. В городских службах - свидетельство о смерти, гроб, венки. Какие-то бумаги о разрешении похоронить на кладбище. Причем отец говорит о двойном месте. Ритуальная служба. Обсуждение порядка и процедур. Снова больница. Точнее морг - одежда для мамы. Обсуждаем время и порядок прощания в ритуальном зале больницы. Мы готовим все для похорон.
  
   Добавляют в эту безрадостную и какую-то мутную суету ощущений мои родные детки. Они, как оказалось на похороны моей мамы, своей бабушки приехать не собираются. Ум-мозг с характерной такой сволочливостью сообщает о том, что пора уже и пить начать. Замечаю, что тело не против и соображаю с ними на троих. Начались переговоры с детьми. Дочь сообщила о том, что она не может променять свою занятость на какой-то ритуал. Сын днем звонил отцу и спрашивал разрешения не приезжать. Жена защищает детей, как будто бы они правы. А детки мои на море. Лето отдых, занятия йогой. Вот так мама.
  
  Я ложусь спать пьяный и накурившийся.
  
  День восемнадцатый.
  
   Утро окрашено в жуткую жажду. Сигарета, вместо речки, завтрака и кофе, все же заняла свое место во рту зажатая зубами. Я не хочу говорить с женой. Я все еще надеюсь на то, что дети приедут на похороны.
   Ритуальный зал. Приезжают люди. Подошел сын. Стало светлее. Отец темный. Какой-то сумбур, сложенный из правил поведения на похоронах. Подходят люди. Много родственников, но не все. Знакомые мамы и отца. Все выражают соболезнование. Говорят хорошие добрые слова. А я хочу курить. Тело через горящие от желания легкие уговаривает мозг найти причину уйти от гроба за дозой никотина. Мне все это уже надоело и без всяких причин просто встаю со стула и, не обращая ни на кого внимания, выхожу на улицу. Там курит мой шеф и я забираю его сигарету. У меня нет времени доставать из пачки свою, зажигать ее. Есть уже горящая и разогретая. Две три глубоких затяжки и в руках остается только фильтр. Я снова иду к гробу с мамой. Батюшка начинает читать молитвы. Все стоят. Я заметил, что сижу и тоже встал.
  
   В автобусе стоит гром с телом мамы. Рядом отец, жена, сын. Я плачу. Жена дает салфетку, сын платок. У платка приятный запах одеколона. Я все равно плачу. Приехали на кладбище и батюшка рассказывает мне что-то о порядке похорон, но я ничего не понял и не запомнил.
  
   Гроб ставят возле выкопанной могилы. Продолжается ритуал, на который моя дочь решила не приезжать. Я не могу избавиться от этой мысли. Я ее гоню стараясь понять, о чем или что говорит поп. Все напрасно. Я не могу прервать поток мыслей и обиды и досады. Все. Сейчас гроб будут опускать в могилу. Мне говорят, что я, как старший сын, должен закрыть лицо мамы саваном. Какой старший сын, если я у мамы один. Саван в моем случае это белая ажурная прозрачная ткань. Я глажу голову мамы и накрываю лицо. Гроб закрывают крышкой. Все.
   Нет, еще не все. Я раньше бывал на похоронах. Хоронили моих друзей. Хоронили родственников. Еще три горсти земли на крышку гроба. Могила выкопана в песчаном лесном грунте и три горсти теплого влажного песка одна за одной падают на гроб. Теперь все. Я отхожу от могилы, уступая место другим. Отхожу далеко и закуриваю. Опускаю глаза и вижу под ногами еще один мой окурок. Не помню, чтобы я уже здесь курил. Затяжка еще, одна затяжка. Голова поднимается и взгляд охватывает все происходящее возле могилы. Я вспомнил. Я уже здесь сегодня курил. Вот только когда.
  
   После кладбища поминки в кафе. После кафе с родственниками дома. Я пью и курю. Курю, курю, курю. Пьяный сажусь в машину и с женой еду на дачу. Сын едет домой. Он завтра снова едет к морю продолжать отдых. Дочь не приехала. Еду и курю. На даче пью и курю. С женой говорить не о чем. Очевидно, она права. Дружба с детьми у меня не сложилась. Снова наливаю и закуриваю. За дружбу. За дружбу с котом. Этой дружбе уже восемь лет. От трется об ноги и плачет. Слезы у него текут уже несколько дней, но поехать к ветеринару нет времени. Терпи друг. Терпи.
  
  День девятнадцатый.
  
   По православной традиции утором следующего за похоронами дня родственники должны привезти на кладбище к могиле завтрак. Вместе позавтракать и помянуть усопшего.
  
   Мы снова на кладбище. Я, отец, жена и моя тетка. Детей моих нет. Они отдыхают. Для жены это нормально. У меня внутри пусто и больно.
  
   Целый день в совершенно пустынном состоянии. Я не знаю о чем говорить, где сидеть, куда идти. Я слушаю чужие разговоры. Молчу и курю. Отец остается с теткой дома, а я с женой еду на дачу. Пить уже не хочется. Спать не хочется. Хочется курить. Прошу жену приготовить какую-либо закуску. Выпиваю, закусываю, закуриваю. Плохо.
  
  День двадцатый.
  
   Последний день работы перед отпуском. Пятница. Все выражают мне свое соболезнование. Я привез конфеты и печенье. Разложил всем на столы с просьбой помянуть маму. Традиция или ритуал, я не знаю. Из моих сослуживцем маму мою никто не знал. А я о ней почти ничего не рассказывал. Но эти правила не я придумал, значит их просто нужно знать и выполнять. Правда ощущение благодарности за то, что еще кто-то, кроме родных и близких, даже не зная маму, участвует в ее жизни после смерти, все же есть.
  
   Последний день работы перед отпуском он и есть последний. Неделя для меня лично выдалась непростой. Но я с удивлением заметил, что особых проблем не появилось. Чуть позже, ближе к обеду удивление трансформировалось в благодарность к сослуживцам. За меня работали.
  
   К концу дня уже не оставалось ничего такого, что в мое отсутствие не решилось бы и без меня и моего участия. Я привез пиццу, пиво, соки и меня проводили в отпуск, пожелав хорошей погоды. Я еду в Новый свет.
  
   Весь день я курил. Выходил вместе со всеми на перекуры. Курил сам. Курил с клиентами. Было ощущение, что двух недель в статусе некурящего как будто бы и не было. Все было как всегда.
  
  День двадцать второй.
  
   Я проснулся на даче с полной уверенностью в том, что предстоящий день ничего не изменит в моей жизни. Значит это не тот день, когда можно начать все с начала. Не получится у меня отменить все то, что я должен сделать сегодня. Дорога к реке медленная и грустная. Вода в реке теплая и густая. Воздух открытый как небо заполняет легкие с трудом. Не дышится. Просто тело вяло выполняет свою работу, то ли еще не проснувшись, то ли не хочет оно весело жить в этом дне. Ах как было бы здорово, если бы этот день кто-то прожил за меня.
   По дороге с реки ставлю в последовательность события, которые мимо моей воли должны произойти. Последовательность составляю для себя, что бы все сделать и везде успеть. В километрах - это примерно триста, триста пятьдесят за день. Во времени - весь день. В событиях - всего три.
  
   Курить захотелось как только переступил порог дома. Жена. Не дожидаясь завтрака закурил. Поел. Кофе. Закурил. Друг кот нуждается в помощи. Надо ехать к ветеринару. Кот плачет уже почти неделю. Слезы у него текут из глаз вдоль носа оставляя полоски высохшей влаги. Но эти дорожки постоянно подпитываются все новыми порциями слез. И выглядит он ужасно. Обычно большие круглые зелено-голубые глаза сейчас превратились в щелоки сочащиеся слезами. А последних несколько дней он еще и чихать начал по ночам. Извини друг. Я был занят. Смотрю на все это и курю. И хочется курить.
  
   Ветеринар удивленно смотрит на меня. Мы были у него недавно. Лечили лапу. Теперь вот глаза. После осмотра оказалось не только глаза, но еще и уши. Отит. Мне уже в лечебнице курить хочется. Рецепты. Я прошу жену все запомнить. Она просит ветеринара все записать. Аптека человеческая, но наши лекарства котам тоже подходят. Дома первая процедура. Коты как правило не согласны с тем что бы их лечили. Поэтому все сложно. И держать кота-друга, т.е. заниматься насилием над больным обессиленным животным и капать капли в глаза, в которые очень сложно попасть, больно-раздражительно. В перерывах курю. А перерывы по десять минут. Еще спрей в уши. Кот под диваном. Я с женой у двери. Едем на вокзал встречать дочь.
   Поезд приходит в одиннадцать. Я к вагону идти не хочу. Я вообще ничего не хочу. Хочу курить. Жена идет на перрон, а я остаюсь в машине курить. Ноль мыслей. Телу уже наплевать на все. Очень комфортно сидеть в автомобиле за рулем глазеть по сторонам и сбивать через открытое окно на горячий асфальт пепел. Вдруг вижу жену и дочь, которые идут ко мне совсем не со стороны вокзала. Я о чем то спросил. Мне что то объяснили. Обнял поцеловал. Сели в машину. Поехали к отцу.
  
   Дальше по плану должна была быть поездка на кладбище к маме. План составлялся мной. Предполагалось, что дочь захочет первым делом навестить бабушку. Я курил на кухне у отца и смотрел как сложно и непривычно выглядят отношения. Гладиолусы которые жена срезала на даче для кладбища поставили в воду. Дочь, как то картинно выразила желание белый колос гладиолуса положить у фотографии мамы, перевязанной черной лентой. В итоге в вазе осталось стоять два желтых и один бледно фиолетовый красавец. Отец пытается шутить с моей дочерью и у него начинается приступ. Он идет ложится на кровать. Тетка не находит себе места и рассказывает какие-то совершенно несвязанные истории о наших родственниках. Я закуриваю и предлагаю сначала себе, а потом и всем остальным по очереди изменить план. На кладбище к маме мы не едем. Все согласны. Аргументы у меня простые: Завтра все равно девять дней. Поедем завтра.
  
  Ночуем дома. Кот получает свои капли и спрей в уши. Я свои сигареты и возможность ни с кем не разговаривать. Курить и молчать.
  
  День двадцать третий.
  
   Понедельник день роскошный. Если учесть, что все его считают днем тяжелым и если подпевать этот их мотив, то можно добиться значительных результатов в сотрудничестве. А если мастер станции техобслуживания еще и курящий и до начала работы осталось десять минут и есть благодарный собеседник - клиент с пониманием понедельника и тоже курящий, то понедельник не так уж и плох. Все сложилось гладко и как-то просто для пробега в восемьдесят тысяч километров. У меня не было плохих ожиданий в отношении автомобиля. Я рассчитывал получить обычную картину по диагностике. Я рассчитывал на определенную сумму и определенное время.
  
   Было крайне нежелательно увязнуть в непредвиденный ремонт. И все же я ждал с напряжением. Курил и ждал. Потом бросил курить и ждать и ушел со станции. У меня не было лишнего времени. Сегодня девять дней со смерти мамы. Как будто бы что-то недоделанное необходимо доделать. Поехать на кладбище в новом составе. Принять дома у отца приглашенных помянуть маму.
  
   Я бродил по городу бесцельно и безинтересно. Зашел в казино и с сигаретами, двумя чашками кофе и двумя автоматами выиграл. Время и время. Как по разному оно существует в нас. Три часа в казино. Три часа на станции техобслуживания. Игра и ожидание. Интересно где больше сигарет я бы выкурил. Играя или ожидая.
  
   Идет мастер и я явно узнаю его желание. Достаю из кармана сигареты, зажигалку и киваю ему в сторону выхода. Он подходит и мы вдвоем закуриваем. Еще минут двадцать и можешь забирать. Тягу все таки пришлось заменить. Правую? Правую. А как ты узнал, что я иду курить. Я просто улыбнулся и показал ему набор курильщика - пачку сигарет и зажигалку. Он затянулся и тоже улыбнулся. Понятно.
  
   Машина в порядке. Это слышно через несколько минут езды на разных режимах. Все, с этим все. Закурим.
  
   Дома у отца все готово к поездке на кладбище к маме. Ждем жену. Я пью кофе и курю. Дождались. Поехали.
  
   Кто-то быстро и неосмотрительно распорядился моим временем, а значит и моей жизнью. Странный такой мотив выдал ум-мозг. Тело вдруг выдало сигналы сердца. Длинная такая пронизывающая точечная и острая боль. Я уже с ней встречался когда ехал за машиной отца с больницы. В прошлый раз я с умом-мозгом рассматривали эту боль исходившую от тела из области сердца. После острой кричащей болью точки появлялся пылающий шар, который прокалывали теплые лучи. Лучи во все стороны. В голову, спину, руки, ноги. Горячий вал заполнял все тело, а на месте горячего шара появлялся холодный плотный сгусток. Руки и ноги пыхнув жаром немели. И уже чуть позже на кончиках пальцев рук появлялся небольшой коллектив злобных муравьев. Как и в прошлый раз я видел только эту боль. И только этот необычный сжимающий холод в сердце. Я понимал, что неплохо было бы видеть еще и то, что происходит на дороге. Автопилот. Вот уж удивительная штука. Я очень часто ловил себя на том, что я еду автоматически, часто совершенно отстраненно, думая о чем-то. Но как только ситуация меняется ум-мозг и тело сообща реагируют на мою отвлеченность включая меня в работу по управлению машиной. В этот раз все как обычно. Только вопрос остался на потом. Что это было?
  
   Кладбище. Я молчу. Я уже все сказал. Да и знаю давно, что слова ничего зачастую не значат. Дела мне нравятся больше. Да и говорят поступки людей значительно о большем, чем эти самые люди думают и знают о себе. Я просто курю.
  
   Вечером дома у отца собралось несколько человек хорошо знавших маму. Их пригласил отец. Говорили хорошие слова. Выпили, поели, разошлись. Я молча сидел за столом. Вставлял какие то реплики. Вставал, выходил курить. Вот уж действительный факт - курить на кухне и смотреть в окно было комфортнее, чем сидеть за столом и слушать хорошие слова о моей маме. Вспоминали старые истории, которые я почти все знал. Вспоминали людей, о которых я знал от мамы и от отца. А мне все равно хотелось курить. Какая то нужность-ненужность чувствовалась во всем этом.
  
   Дома снова не о чем говорить с женой и дочерью. Процедуры коту. После процедур я курю на кухне. Я позвал дочь о чем-то спросить она вошла увидела меня курящим, продемонстрировала свое отвращение к моему табачному дыму и ушла. Разговор не состоялся. Как хорошо, что я курящий.
  
   Я попробовал уснуть с хорошим настроением. Завтра очень длинный день большая часть которого пройдет в дороге. Смешно. Но я в завтрашний день спешу. Встал. На кухню. Еще одна сигарета. Спать.
  
  День двадцать четвертый.
  
  Я еду в Кировоград. В этом городе живет много родственников. Но нам с отцом он сейчас не нужен. Мы проезжаем Кировоград и едем в Бобринец. Нужно отвезти тетку, которая все эти дни с момента смерти мамы помогала нам справится с бытовухой.
  
   Вспомнилось, что в Бобринце я пошел в первый класс и здесь мне друг отца сделал операцию по удалению грыжи. А еще мне здесь вырвали все молочные зубы. Веселые воспоминания о городе закончились, когда я увидел своего двоюродного брата. Не курить хотелось, а просто заново во всем этом поучаствовать. Слава Богу, что я знаю о том, что в прошлое вмешиваться нельзя. Осуждать и исправлять прошлое опасно. И снова ужасно хочется курить и напиться.
  
   Но дорога требует другого. Мы оставляем Бобринец в прошлом и едем. Едем в Кировоград. Мне вообще сложно понять зачем царица решила город здесь построить. Едем. Окна в машине открыты. Горячий, дурманящий запахами степи воздух одновременно и радует и раздражает. Курю и не о чем не думаю. Просто смотрю на дорогу и слушаю как отец рассказывает о всех поворотах на этой дороге.
  
   В Кировограде двоюродный брат с племянником топят баню. Баня мне не нужна. Я хочу говорить и слушать. Слушать и говорить. Все что угодно, только не о поступках, желаниях и ошибках. Баня получилась. Все остальное - напрасные ожидания. И снова хочется курить и напиться. Я так и делаю. Спать ложусь с чувством выполненного долга.
  
  День двадцать пятый.
  
   Я не знаю почему так все время получается, что все время кому-то что-то должен. Должен быть таким вот и таким. А не таким какой есть. Я должен ехать.
   Я знаю, что хочу поехать в село где жила и умерла и похоронена моя бабушка. Но почему я не могу сделать это когда хочется. Делаю это только тогда, когда надо. Я снова нашел. Я чувствую как обязанность заставляет меня залезть в карман за сигаретой. Ум-мозг рассуждает а тело против всего этого. И я снова курю.
  
   Целый день. Длинный жаркий степной день я курю, смотрю и молчу.
  
   Смотрю на разрушенный дом в котором родился и вырос мой отец, а теперь там живут цыгане. Смотрю и ничего не понимаю. Дуб залечил свою рану. Вот так.
  
   Привычка или необходимость. Степной жарой наполнена машина. Кондиционер я не включаю. Жаль упустить эти часы степной пахучей жары. Жары и степного ветра. Нет необходимости курить. Хочется разорвать эту степь вместе с прошлым. Я снова послушно устраиваю комфорт для ума-мозга и тела. Сигарета за сигаретой.
  
   Вечер оказался еще сложней. Ждать маршрутку на которой едет жена легко. Мы с братом, по маминой линии, курим пьем пиво. При этом он учит сына разобрать и собрать левую подвеску "нисана". Я постоянно вмешиваюсь. Но брат зачем-то демонстрирует мне свою возможность и, можно так сказать, свою талантливость. И я начинаю понимать. И курить. Ему больше некому показать все то, что он умет. Не увидят и не оценят. Очень жаль. Но здорово у него получается. За каких-то три часа они вдвоем разобрали и собрали левую подвеску. Но что самое удивительное для меня - поменяли шлиц-шарнир коробки передач.
  
   Я курю. Это ритуальное курение. Между работой есть малюсенький такой перерыв. Сложить шайбы, найти потерянный ключ, вытереть руки и в это время курильщику просто необходима сигарета.
  
   Удовольствие выехавший из гаража машины для ходовых испытаний нужно видеть. Но перед тем как попробовать то что получилось, конечно сигарета. Попробовали. Не хрустит на вираже и резком газе. Сигарета.
  
   Время подходило к маршрутке. Мобильная связь. Два, три разговора и жена в городе. Городе в котором я закончил школу, училище. Мне очень хочется пройтись с ней по городку. Немного. Но она устала.
  
   В доме у брата все готово к ее приезду. Немного пива с закуской к пиву. Куриные крылышки приготовленные женой брата. Все как у людей. Сидеть и говорить можно до утра. Но у меня завтра длинная, почти в тысячу километров дорога. Я очень хочу встретиться с морем. Я очень хочу встретиться с сыном. Мне это очень нужно. Я очень хочу, что бы мой отец опять прикоснусь к соленой теплой воде.
  
   Пришлось опять скандалить. Все трое требовали от меня участия в еде и разговоре. Простые слова. Я сыт и устал. Мимо. Демонстрация сигареты, как перев в споре. Мимо. Пришлось всех послать. Следующий день был для меня важнее.
  
   День двадцать шестой.
  
  Вечер. Теплый летний вечер на берегу Черного моря в Новом свете. Я уже искупался в море. Отец, я, жена и сын поужинали в кафе на берегу. Пришли в жилище, которое будем несколько дней называть домом и потихоньку, приостанавливая общение готовимся отдать свою усталость дня ночи. Разговоры прекратились. Только вялые реплики. Их становиться меньше и меньше.
  
   Я сижу на улице. Вечер действительно нежно теплый и тихий. Пытаюсь остановить впечатления. Остановить их достаточно просто и привычно. Сигарета. Одна, затем еще одна, и еще одна. И я думаю сколько еще я зажгу сигарет. Ум-мозг, которого я не призывал, к сотрудничеству сейчас лихо подбрасывает одну и всего одну на данный момент времени идею.
  
   Сигарета как эквивалент времени. Сколько горит одна сигарета. Точнее сколько времени курильщик расходует на сигарету. Конечно не только то время пока она горит. А все время, что связано с одной сигаретой. Ум-мозг советует проверить. Я задумался над задачей. Проверять - не проверять. Собственно говоря проверять то в общем то и нечего. Я сейчас курильщик. Я все эти дни курю сигареты и только иногда замечаю зачем я их курю. Набор стандартный.
  
   И тут вдруг как гром среди ясного неба. Ум-мозг сообщает мне новость: наконец-то есть с кем поговорить. И ожило тело, меняя позу в пластмассовом кресле перед пластмассовым столом, на котором стоит мой ноутбук. Я не решаюсь даже высказать такую желанную и долго ожидаемую мысль. Но от тела и ума-мозга скрыть ничего нельзя. Тело шевелится, устраиваясь поудобней, а ум-мозг, потирая руки моего тела, всерьез радуется. Тело радость ума-мозга воспринимает по своему. Скрещенные по столом ноги становятся параллельно, спина выпрямляется. Тело как бы готово уже услышать желанное решение. Я жду. Рука тянется за виноградом. Сладкий очень сладкий, слегка прохладный - сообщает всем язык. Приторно сладкий. Но такой сочный, с совсем незаметными косточками. Я жду. Кто-то из нас троих должен сообщить о желании закурить.
  
   Возможно ли снова повторить тот неповторимый опыт изменения социального статуса. Вопрос приводит в движение тело. Ноги скрещиваются. Спина изгибается пытаясь вписаться в кресло и опереться на него. Руки пропускают буквы на клавиатуре, я их исправляю ошибки, послушно прислушиваясь к тому, как ум-мозг реагирует на то, что ему показывают глаза. Диссонанс. Тело расслабляется не получив поддержки и только руки раскрывают волнение. Тело просто демонстративно скрывает волнение мое и ума-мозга. А смешно. Троица волнуется. Волнуется вразнобой и каждый по своему.
  
   Я перевожу дыхание. Есть один способ всех привести в гармонию. Вернее был когда-то. Сигарета. Ну что же. Давайте обсуждать. Нужна инициатива. Язык снова всех радует вкусом виноградины. Руки молча сообщают о том, что пальцы от ягод липкие. Я молча вытираю пальцы о шорты. Ну. Кто первый. Похоже на заговор. Все молчат. Глаза тупо уставились в монитор. Мозг-ум нелепо переводит в эмоции подсмотренное через глаза, а тело - тело напрягается и поворачивает голову в сторону от монитора.
  
   Я услышал звон-пение цикад. Кто-то тихо говорит на улице, где-то рядом с домом. Проехал автомобиль с грубым звуком от выхлопной трубы. Пыхнуло звуком песни издалека. Шуршат шаги по асфальту улицы. Ах милые родные уши. И вы туда же. Отвлечься. Очень хочется всем отвлечься.
  
   Давайте все таки обсудим повестку дня нашего собрания. Много дней мы не обращали внимания друг на друга. Ум-мозг не слышал меня и тела. Тело абсолютно произвольно вело себя распечатывая пачки сигарет, руками доставая сигареты и вставляя их в рот. Я забыл об уме-мозге и теле. Курил. Когда же рухнул наш неокрепший, но такой веселый и радостный союз? Когда никотиновый голод оставил нас без всяких шансов на жизнь в очаровательном социальном статусе некурящего?
  
   Все сначала? Ум-мозг разумно и почти серьезно сообщает о надуманной проблеме состояния союза. Тело меняя позу сообщает то ли о согласии, то ли о несогласии с мозгом-умом. Я наблюдаю за этим и с помощью ума-мозга думаю вот над чем. Если я сейчас закурю сигарету и потушу ее как последнюю те двое что скажут мне завтра за чашкой утреннего кофе? Будет ли ум-мозг завтра с утра моим сторонником? Направит ли тело мои глаза в поиск сигарет по дому? А руки будут они шарить по карманам в поисках помятой пачки сигарет? Как хочется, ах как хочется затушить последнюю сигарету.
  
   Блестящее решение ума-мозга снова приводит меня и тело в смятение. Ноги снова выскочили из под стула, спина выпрямилась. Кури и туши будет последней. Я закуриваю. Докурил потушил. Последняя?
  
   Не тут то было. Жизнь продолжается. Моя жизнь. И наконец-то стало понятно пошли ты всех и все. Стань некурящим.
  
  Возможно получится. Но ....................................................
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"