Клюкин Павел Владимирович: другие произведения.

Не ходите, дети, в Интернет гулять

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   НЕ ХОДИТЕ ДЕТИ В ИНТЕРНЕТ ГУЛЯТЬ
  
   Пролог.
  
   - Так откуда же у противника появляется все больше и больше способных магов, а?
   - Прошу прощения, мессир, - из технологических миров с низким напряжением магополя!
   - ... ?!
   - Вы, наверное, знаете, мессир, что соотношение существ с магическими способностями к общему количеству для всех миров одинаково?
   - Ты мне что, популярную лекцию решил...
   - Прошу прощения, что напомнил это элементарное положение, которое распространяется и на техномиры.
   - Почуять потенциального мага там, где он из-за крайне низкого потенциала магополя не может проявить свои магические возможности, способен только очень сильный адепт, каковых единицы. Даже ролевые игры, которые проводим и мы, и наши противники, выявляют не больше тысячной доли кандидатов. К тому же на таких играх, а их сотни тысяч проходят в разных мирах, приходится присутствовать либо мне, либо моим приближенным. Ты это прекрасно знаешь, сам ведь не раз бывал на подобных сборищах. Шанс наткнуться на что-либо действительно ценное минимален. Это все равно, что искать иголку в стоге сена.
   - А вот наши оппоненты разработали новый метод, позволяющий повысить эту вероятность в сотни раз!
   - Что?!
   - Да, да, мессир! Причем, в основном, техническими способами. Они также, как и мы, проводят в техномирах ролевые игры. Но !!!... С недавнего времени каждый участник осуществляет связь через специально разработанную компьютерную программу, которая в автоматическом режиме осуществляет отбор кандидатов, потенциально предрасположенных к магии. Остается еще раз окончательно протестировать их, переправить к себе и можно приступать к обучению.
   - Почему у нас до сих пор нет такой разработки?! Чем занимаются наши техномаги?! Дармоеды!!! Я им...
   - Еще раз прошу прощения, мессир! Но данная программа "завязана" исключительно на специфические стороны магии противника, нам бесполезно пытаться повторить ее.
   - Ты уверен?
   - Более того, мне даже удалось подослать противнику агента, с внедренным сознанием моего помощника, поэтому у нас есть записи всего процесса, увиденного его глазами. К сожалению, после переноса кандидатам устраивается проверка на наличие посторонних сущностей, поэтому пришлось срочно "рубить концы", полностью стирая сознание и память агенту. В итоге из портала вышло существо, способное влачить исключительно растительное существование.
   - И никаких шансов ликвидировать это их преимущество?
   - Я бы так не сказал. Хоть программа врага и защищена от нашего прямого воздействия, но удалось разработать программу-вирус, встраивающуюся в магопоисковую систему противника и при обнаружении кандидата с потенциальными маго-возможностями открывающую случайный портал, в который того затянет.
   - А почему случайный? И где будет выход из этого портала?
   - Случайный потому, что если противник почует нашу магию, то предпримет ответные меры и модернизирует программу, то же самое будет, если мы настроим выход в один из наших миров. Но мы можем направить портал в один из известных нейтральных маго-миров. И пока они будут думать, что произошел сбой в переброске и решать, где искать своего кандидата, мы приберем его к рукам. Я предлагаю для выхода отражение Айчерани. Там сотни действующих и потенциальных порталов и весьма сильны наши позиции, что будет способствовать успешному поиску.
   - Что ж план неплох. Проверим, каков он окажется на практике. Действуй!
   - Слушаюсь, мессир!
  
  
   Глава 1.
  
   13 августа 20.. года, пятница. Акулово.
  
   Накануне выходных с московскими пробками могут сравниться только пробки подмосковные. Сегодня мне в очередной раз пришлось в этом убедиться. Даже то, что удалось смыться с работы на три часа раньше, ничуть не помогло - Ярославка была в своем репертуаре. Черепаший темп передвижения и почти три часа потерянного времени (это на двадцать два километра до дачи!!!). Конечно, есть еще электричка - на ней вся дорога от порога до порога занимает сорок минут максимум. Но, к сожалению, именно сегодня мне она не с руки - я пообещал отцу привезти новые "солнечные" фонари, да и запас продуктов требовал пополнения. Ну, и, как всегда, нашлось в квартире то, что Маришуша (это я так называю свою жену Марину) решила сплавить на дачу, чтобы освободить место в нашем городском обиталище.
   Но вот, наконец, и нужный поворот. Моя "ласточка", кажется, сама устала медленно плестись в общем потоке по тридцатиградусной жаре и теперь мчится во всю прыть, хоть я и пытаюсь удержаться в пределах благоразумных ста двадцати км. К счастью, от поворота до дачи всего четыре с небольшим километра и уже через две минуты я торможу у шлагбаума охраны. Предъявляю пропуск и медленно съезжаю вниз, вдоль дачных домов, пока не покажутся родные зеленые ворота с номером 124. Медленно ставлю машину на привычное место и выключаю мотор. Ох, хорошо-то как! Здесь, в прохладной тени сада, с речкой Учей, буквально в сорока метрах от дома ощущаешь себя обитателем какого-то другого мира, бесконечно далекого от прожаренной пыльной Москвы.
   Первым делом выгружаю продукты, затем потихоньку, чтобы никто не видел, оттаскиваю в "холодильник" к отцу пару баллонов пива. Холодильником он называет вкопанный рядом с родничком бак без дна. Температура воды там даже в самую сильную жару не поднимается выше плюс десяти градусов. Папа кладет туда пластиковые бутылки с самодельным квасом для охлаждения. Что же до пива, то отцу при его гипертонии врачи (а надо заметить, что медработников, строго следящих за запретом, у меня в семье хватает - мама, жена и еще несколько родственников) спиртное категорически не рекомендуют. Вот и приходится мне провозить живительную влагу контрабандой.
   Не подумайте чего, никто в нашей семье много не пьет - двухлитрового баллона пива нам с отцом вполне хватает на целый вечер. Но ведь женщинам этого не объяснишь! Особенно, когда у них начинается бзик про здоровый образ жизни:
  
   - Никаких бифштексов!
   Никаких котлет!
   И считай, что кексов
   В этом мире нет!
   В день по ложке масла,
   Минимум солей!
  
   - А вино и мясо?
   - А вино и мясо -
   Только для гостей!
  
   Зато - железные нервы!
   Здоровые почки!
   Гимнастика, йога, трусца!
  
   Ну и так далее. Кто смотрел мультик про Синюю Бороду, тот знает, чем такие вещи обычно кончаются.
   Вот чтобы не доводить до подобной крайности мы и уединяемся подальше от женщин, благо есть где: в конце участка отец сделал себе сарайчик - небольшую мастерскую, куда слабому полу ход закрыт.
   Итак, пиво уложено охлаждаться, таранка припрятана от завидущих глаз - попробуй, оставь на видном месте, фиг чего останется через десять минут. Теперь можно и сходить искупнуться, смыть с себя жаркий трудовой пот.
  
   Ничего так не освежает в знойный день, как купание в чистой речке и кружечка холодненького пивка следом. Спокойная ублаготворенность так и разливалась по мне, даже вставать не хотелось с плетеного кресла. К моему сожалению отца позвал по какому-то неотложному делу сосед и ни как следует рассмотреть привезенные фонари (они так и оставались лежать в клетчатой сумке, прислоненной к креслу), ни обсудить устройство освещения дорожек в саду так и не удалось.
   Вместо этого свалилась очередная проблема в лице Кирилла. Каникулы сын, что вполне естественно, проводит на даче, периодически делая короткие вылазки в Москву для встреч с друзьями-геймерами. Известная примета - раз он спустился со второго этажа (Маришуша в шутку прозвала его комнату "Интернет-дачей"), значит, ему чего-нибудь от меня нужно. Ну, так и есть, неспроста он тягает мой ноутбук, к которому ему строго-настрого запрещено прикасаться.
   - Пап, пап, дай в Интернет залезть,- впрочем, это уже привычная, периодически повторяемая просьба.- А то у меня он на игре глючит, а мне срочно инфу получить надо.
   - Ладно уж, но только ничего не скачивать,- сынуля вымахал в свои четырнадцать почти с меня ростом, а до сих пор не научился пользоваться антивирусом и периодически хватает всякую заразу на свой комп. Впрочем, на игровых сайтах, на которых он проводит кучу времени, это вполне обычное явление. Но своевременная инфа от партнеров по Игре - дело святое, пусть глянет, иначе потом целую неделю будет дуться и изводить остальных обитателей дачи.
  
   Расстегнув рабочую сумку, я включил ноутбук прямо в ней, даже вытаскивать его полностью не стал - пусть "великий магистр асассинов" не рассчитывает, что ему обломится времени больше необходимого минимума. Видно дело действительно срочное - Кирилл даже клянчить побольше времени для посиделок в Интернете не стал, хотя и имеет такую дурную привычку.
   Его пальцы так и мелькали над клавишами, обмен сообщениями шел с бешеной скоростью, и вдруг недовольно запищал мой тошка (для несведущих - это ноутбук, тошиба который).. На экране высветился вопрос - "Вы подтверждаете?" И не успел я даже поинтересоваться, что именно мой отпрыск подтверждает, как он с силой врезал по клавише "Enter".
   Цветной экран сменился мутной серостью и из ноута повалил густой дым.
   - Доигрался ..., - гневные слова, уже готовые было сорваться с языка, так и застряли в горле, потому что в эту серую мглу вдруг стало затягивать моего Кирюху.
   - Что за ..., - правой рукой я резко рванул сына на себя, вырывая его из пасти туманной твари, а левой пытаясь захлопнуть крышку ставшего смертельно опасным компа. Удалось только первое : Кирилл отлетел на грядку с зеленью, слава Богу, живой, хоть и донельзя ошарашенный. Меж тем дыма валило все больше и я с ужасом почувствовал, что теперь уже меня подхватила и потащила неизвестно куда чужая непонятная сила. В попытке удержаться я схватился за первое что попалось под руку. К сожалению, это оказалась та самая клетчатая сумка и она, конечно, не могла послужить мне надежным якорем. Последнее что мне запомнилось перед тем, как сознание окончательно погасло - это бешено вращающаяся воронка, стремительно приближающаяся ко мне.
  
   ***
  
   Благообразного вида мужчина в красно-черном плаще величаво восседал на необычном скакуне, обросшем длинной желто-коричневой шерстью. Его длинные черные волосы были охвачены тонким серебряным обручем с темно-багровым камнем, горящим зловещим огнем в самой середине лба незнакомца. Два воина в набедренных повязках, все вооружение которых составляли копья и массивные шипастые браслеты на запястьях, стояли по обеим сторонам.
   Сзади испуганно жались к бокам вьючных скакунов невзрачного вида старикашка и мальчонка лет восьми-девяти.
   Вот такая необычная картина предстала перед моими глазами сразу же, как туманная воронка отпустила свою добычу.
   - Гуaсy Морoти Aнья! Ахyра тухy aгуйe! - всадник властным жестом указал в мою сторону, и выражение его лица мне категорически не понравилось
   - Чaке,- один из воинов с сомнением посмотрел на меня.
   Неудивительно - каждый из туземцев еле доставал мне до плеча.
   - Тaви окoрайгуа! Гуaта! - после повторного властного жеста копьеносцы решительно направились ко мне.
   "Ну, нет, ребята, мы так не договаривались!"- я с трудом увернулся от одного копья, но пропустил удар второго. На мое счастье наконечник, порвав рубашку, наткнулся на пряжку ремня и ушел в сторону. Воины в недоумении воззрились на изменившее им оружие, в их мыслях, внезапно ставших доступными мне, читалась какая-то воистину детская обида: "Как могло их зачарованное, бьющее без промаха оружие не найти цель?"
   Терять время и размышлять, что все это значит, явно не стоило. Говорят, в минуты опасности время спрессовывается до такой степени, что мозг не успевает руководить движениями тела. Не знаю как у других, а у меня в этот раз был именно такой случай. Тело действовало само, а разум лишь бесстрастно фиксировал все происходящее, даже не делая попытки вмешаться.
   Шаг вперед и прямой в челюсть тому копьеносцу, который едва не нанизал меня на свой "вертел". Хруст позвонков и противник валится, как подкошенный, на каменистый склон. Второй судорожно пытается отскочить и снова ткнуть меня, но теперь я настороже - правой рукой ("Блин, а первому я, кажется, от всей души врезал, вон, как костяшки пальцев ноют") отбиваю копье в сторону. Он чуток наклоняется вперед и пропускает удар левой. Точнее, удара как такового не получалось, я просто отмахнулся рукой, стремясь выиграть время, но получилось на удивление удачно: моя отмашка тыльной стороной руки с браслетом часов пришлась аккурат ему в висок. В столкновении с височной костью явное преимущество оказалось на стороне моих противоударных "ходиков" - еще один противник повалился на землю, обливаясь кровью. Нельзя было давать врагу опомниться и я, подхватив копье одного из поверженных воинов, устремился к предводителю, натравившему на меня своих шестерок.
   Было видно, как он потрясен исходом столкновения, но вместе с тем сохраняет присутствие духа. Его руки быстро двигались, выводя сложнейшую вязь строго определенных пассов, с губ срывались негромкие, совершенно непонятные мне слова, а камень на лбу в такт им разгорался все больше и больше.
   Я не успел преодолеть и половины расстояния между нами, как он торжествующе поднял руки к небу и расхохотался: "Да будешь ты лежать презренной ползучей тварью у моих ног!!!"
   Едва успел мой разум уловить эту его мысль, как зловеще-багровая молния вырвалась из камня и ударила мне в глаза, окончательно погружая во тьму.
  
   Пришел в себя я нескоро. Все тело затекло и местами изрядно побаливало. К своему удивлению я лежал на траве совершенно голый, невдалеке горкой высилась куча моей одежды. С трудом поднявшись на ноги и чувствуя во всем теле странную тяжесть, я постарался оглядеться и вспомнить, что именно произошло. Дуновение прохладного ветра прогнало головную боль и картина произошедшего начала мало-помалу восстанавливаться.
   "Так, похоже, столкновение закончилось в мою пользу. Несколько тел недвижно лежат вблизи от дороги. А где основной? Может я его серьезно приложил и он решил не испытывать судьбу и сделал ноги? Тогда надо убираться отсюда побыстрее, вдруг он решит возвернуться с подмогой и отомстить? Но сначала одеться и собрать все, что можно использовать. Судя по странному оттенку листвы деревьев и травы, меня занесло в какой-то совсем чужой мир и любая самая незначительная мелочь в такой непростой ситуации может пригодиться."
   Не прекращая размышлять подобным образом, я быстро натянул одежду, невольно поморщившись, когда затягивал ремень джинсов. Немудрено - на левом боку красовался обширный сине-багровый синяк, размером в треть живота. "Достал-таки меня, зараза!", - от пинка лежащий труп уберегла только мысль о босых ногах. Кроссовки почему-то лежали в стороне от одежды, там, где осталась клетчатая сумка и злополучный ноутбук - виновник всех этих безобразий. Подобрав копье - мало ли кто еще может появиться, чтобы не встретить новую опасность совсем безоружным, я отправился к сумке, валявшейся в десятке шагов. По пути я ткнул в каждого из воинов, но ни один не подавал признаков жизни. "Да, кто виноват, и что делать? Опять эти вечные вопросы..."
   От размышлений меня оторвало негромкое поскуливание, доносившееся откуда-то слева, от густых кустов, подступавших совсем близко к проселочной дороге, на которой и разыгралась стычка. Я как был полубосой, в одном незашнурованном кроссовке, ринулся на звук. Там обнаружился тот самый мальчонка, глядящий на меня совершенно круглыми от ужаса глазами. При моем приближении он судорожно попытался вжаться в стену колючего кустарника, а когда из этой затеи ничего не вышло - что-то быстро, захлебываясь словами залопотал. Конечно, я не понял ни слова, да и вообще из всего этого потока удалось вычленить только "гyаcу aнья", как он, похоже, называл меня.
   Каждому, кто когда-либо приводил в чувство бьющегося в истерике ребенка, известно насколько это непростая задача. А если прибавить к этому, что мы с ним не понимаем ни одного произнесенного другим слова, да вдобавок он чем-то смертельно напуган, то задача становится практически неразрешимой. Я попытался было настроиться и попробовать воспринять его мысли (ведь удалось же мне "слышать" мысли взрослых воинов в начале схватки), но тут меня снова постигла неудача. Нет, "прикоснуться" к его сознанию мне удалось, что не могло не радовать, но образы в детской головенке мелькали с такой быстротой и так беспорядочно, что вычленить хоть чего-либо полезное в этой мешанине не представлялось возможным. Промучившись в бесплодных попытках установить хоть какой-либо контакт минут десять и изрядно вспотев, я совсем уж было решил плюнуть и оставить мальчишку в покое. Однако, когда в поисках носового платка я нащупал в кармане связку ключей на цепочке, то мои рассуждения приняли совсем другой оборот. А что если попробовать гипноз? Ведь мне даже не нужно заставлять его что-то делать. Вполне достаточно будет успокоить пацана, ввести в транс и хоть немного упорядочить его мысли, а дальше будет видно.
   Когда у него перед глазами размеренно закачалась круглая блестяшка мальчик сначала испуганно застыл, а потом, подстегиваемый моими ментальными командами, стал медленно поворачивать голову в такт ее движениям. Наконец-то появилась возможность хоть немного разобраться в страшной путанице его мыслей. Сначала я попытался "транслировать" ему свои "картинки", и с радостью убедился, что он их неплохо воспринимает. Каждая картинка с моей стороны вызывала с десяток различных ассоциаций в ответ. Следующим шагом стала мысленная просьба восстановить в памяти события сегодняшнего дня, что он добросовестно попытался сделать. Честно говоря, я никак не ожидал, что "увиденное" приведет меня в такой шок.
  
   ***
  
   Этот день начался с громкого стука в ворота. Точнее сказать утро еще не наступило, потому как всеблагой Инти еще не показал свое розовое лицо людям и не разогнал ночную тьму. Грохот разбудил всех в доме старого Курисабы, приведя его обитателей в состояние тягостного недоумения - никто и никогда на их памяти не осмеливался так бесцеремонно рваться к могущественному колдуну, приводящему в трепет все селение.
   По знаку хозяина Альсаусаль побежал отворять незваным гостям. Перед воротами стояли трое незнакомцев, вернее стояли двое - явно опытные воины, вооруженные короткими копьями и боевыми браслетами, а один, судя по богатому плащу - главный среди пришельцев, величаво восседал на породистой верховой лапаке. Мальчик замер перед ним, не зная, что сказать, и тут же получил болезненный удар древком копья по ребрам:
   - На колени, презренный, когда встречаешь служителя великого ...
   - Не надо этих церемоний здесь и сейчас,- прервал воина человек в плаще. Он медленно спешился и уткнул свой взор в глаза Альсаусалю. - Ты сейчас отведешь нас к своему хозяину, а потом забудешь все, что ты видел и слышал.
   Курисаба, едва завидев незнакомцев, упал на колени и несколько раз ударил лбом в земляной пол, за что был удостоен милости поцеловать перстень на руке прибывшего. Повинуясь жесту хозяина, Альсаусаль побежал на женскую половину сказать, чтобы девушки (их в доме было три) готовили для гостей самую лучшую еду. Но когда спустя небольшое время все было готово, и он отправился доложить об этом, то узнал, что у пришельцев совсем другие планы. Они должны были разыскать что-то или кого-то в верховьях Пилькoмайо. Курисаба требовался им в качестве проводника. Напрасно старик отговаривался немощью и незнанием, а также пробовал предложить вместо себя кого-нибудь из опытных охотников - старший из пришельцев был непреклонен. Кроме всего прочего его, видимо, заботила и тайна предстоящего похода, поэтому всем женщинам в доме под страхом мучительной смерти было велено молчать, а Альсаусаль был взят в погонщики трех вьючных лапак, которые были немедленно конфискованы из загона Курисабы и навьючены запасом продовольствия.
   Некоторое время спустя отряд выступил на закат, по направлению к соседней долине. Временами, по знаку едущего впереди предводителя (Альсаусаль так никогда и не узнал его имени) они останавливались и ждали окончания таинственных колдовских манипуляций с блестящим головным обручем, в результате которых багровый камень то ярко вспыхивал, то, наоборот, сильно тускнел. Каждый раз после такого верховный служитель бога (а кто же еще мог давать приказания его хозяину, которые весьма спесивый и самоуверенный в обычной жизни Курисаба спешил немедля исполнить?) рукой указывал направление их движения. Шедшие впереди воины внимательно осматривали поросший редким лесом склон. К полудню, когда было пройдено уже значительное расстояние, а результатов поисков все не было, отряд остановился на привал.
   Лепешки с сушеным мясом и несколько глотков терере изрядно подкрепили силы путников, поэтому некоторое время спустя поход возобновился в том же бодром темпе, что и утром. В своем зигзагообразном движении они преодолели невысокий перевал, отделявший родное селение Альсаусаля от соседней долины, где много лет уже не жили люди. День клонился к закату и юный погонщик уже начинал беспокоиться: ночь - время власти сыновей Тау и Кераны, и горе тому из людей, кто не позаботится о своей защите от их ужасных служителей. Впрочем, их предводитель, судя по всему, имел немалую власть над порождениями Ночи и невозмутимо продолжал путь.
   Внезапно в десятке шагов от них воздух задрожал и пошел бликами, как вода в ручье. Каменистый, поросший невысокой травой пригорок на несколько мгновений заволокло плотным туманным занавесом. А когда дымка рассеялась, весь отряд в изумлении уставился на появившуюся непонятно откуда фигуру. Человек (если это был человек?) был больше чем на голову выше самого рослого воина и значительно шире в плечах (а ведь тот был выше любого из жителей селения на полголовы!). Необычно светлая кожа и такие же светлые, похожие на шерсть лапаки, волосы не походили на кожу и волосы никого из людей. Еще более подчеркивала необычность незнакомца его одежда, не похожая ни на какую другую, что Альсаусалю доводилось видеть.
   - Большой Белый Демон! Пустите ему кровь из горла! - предводитель отнюдь не потерял присутствия духа. Его руки мелькали, плетя сеть заклинаний, должных подкрепить силу оружия и умение воинов.
   - Опасно,- один из воинов с сомнением посмотрел на демона. Мальчик вполне понимал его: драться с противником, сильно превосходившим их телесной мощью, воинам отнюдь не хотелось.
   - Глупый ковырятель земли! Иди! - после повторного властного жеста копьеносцы решительно подняли оружие и ...
   Никакого боя, по сути, не было (хотя откуда мальчишке из глухого селения знать, как выглядит настоящий бой?). Воины, едва успев пустить в ход копья, пропустили по сильному удару и остались недвижно лежать на земле, а незнакомец, подхватив одно из копий, угрожающе приблизился к сидящему на лапаке предводителю. Теперь настала его очередь показать всю свою колдовскую мощь.
   До сих пор, хоть он и прожил у Курисабы почти три года, Альсаусалю не приходилось видеть впечатляющего колдовства. Его хозяин, хоть и считался в селении великим колдуном, ограничивался траволечением и гаданием, изредка совершая моления богу Курупи о ниспослании хорошего урожая или его брату Помберо о даровании удачи на охоте. Впрочем, как было известно всем, у старого колдуна была парочка действительно сильных магических вещей, которые он мог пустить в ход в случае крайней необходимости. На звучавшие изредка просьбы сельчан пустить эту магическую мощь в ход Курисаба впрямую не отказывал, но называемая им цена колдовства почти втрое превышала все имущество жителей деревни. Так и лежали себе кольцо с зеленым камнем и ожерелье из зубов неведомого хищника в заговоренной шкатулке, только два раза в год, по случаю больших праздников, надеваемые стариком.
   Их же теперешний предводитель, как видно, совершенно не был стеснен в средствах, да и колдовскими силами явно превосходил любого, хоть когда-либо виденного, Альсуасалем. Сила магических потоков, исходящих от его обруча, ощущалась на десятки, если не на сотни шагов. Было видно, что сразить демона, играючи расправившегося с опытными воинами, можно только особым заклинанием и мальчик с замиранием сердца следил за лихорадочными движениями рук мага. Наконец, тот торжествующе поднял руки к небу и громко провозгласил:
   - Силой дарованной мне богами заклинаю! Да станешь ты земляным червяком!! Да будешь ты лежать жалкой ползучей тварью у моих ног!!!
   Сгусток багрового огня вылетел из камня и ударил в демона. Тело его поплыло и под воздействием мощного заклинания стало быстро изменяться.
   Но раздавшийся было довольный смех сменился отчаянным воплем, полным ужаса и безнадежности. Ибо вместо человеческого облика демон теперь являл собой кошмарное, покрытое чешуей чудовище, превышающее в длину двадцать шагов. Оно совершило стремительный бросок, одним ударом сбив лапаку с ног, а затем сдавило мага кольцами своего могучего чешуйчатого тела. Курисаба, бросившийся было к отлетевшему обручу в надежде противопоставить демону его колдовскую силу, был встречен сильнейшим ударом хвоста и, отлетев на несколько шагов, затих. Вскоре раздался глухой хруст костей, и по конвульсивным движениям ног мага стало понятно, что его конец тоже близок.
   А затем случилось самое ужасное - демон отпустил свою жертву и начал медленно, не торопясь заглатывать неподвижное тело. Альсуасаль, опустившись на землю, как зачарованный, глядел на его медленное исчезновение в широкой пасти чудовища. Этот кошмар продолжался, казалось, вечность. Он и хотел бы бежать, но ноги изменили ему. Не сводя глаз со страшного зрелища мальчик судорожно, спиной вперед, попытался отодвинуться подальше, и некоторое время перемешался так к краю поляны, пока не уперся в стену густого колючего кустарника. Но тут чешуйчатая тварь закончила поглощать жертву и подняла голову, встретившись взглядами с маленьким погонщиком. Такого детский рассудок уже никак не мог выдержать и Альсуасаль провалился в милосердный мрак забвения.
  
   ***
  
   Я посмотрел на лежащее передо мной маленькое и донельзя беззащитное детское тельце, представил, что мальчонка должен был пережить в эти недавние мгновения, и мне стало не по себе.
   Да уж веселенькое кино я тут устроил... Ох, доберусь я до виновника всех этих безобразий, ох, доберусь... Пойдут клочки по закоулочкам...
  
   Но это так сказать в общем и целом... А что делать здесь и сейчас? Хотя ... Из каждого безвыходного положения есть выход. И не один ...
   - Ну да, ну да :
  
   Удавиться,
   Утопиться,
   Отравиться,
   Застрелиться.
  
   - Так, внутренний голос, вам никто слова не давал. Кроме того, плагиаторствовать нехорошо - я читал эту фразу бог знает сколько лет назад.
   - Ладно, молчу, молчу, только обуйся, пожалуйста, а то у меня левая пятка мерзнет.
   - А у меня не мерзнет?
  
   Вполголоса чертыхнувшись, я пошел натягивать злополучный кроссовок.
  
   Ладно, будет еще время для разбора полетов. Сейчас надо заняться " подсчетом ран" и сбором трофеев. Итак, из собственного мира у меня с собой :
  
   Я, дорогой и горячо любимый, правда, немного попорченный (к счастью ничего серьезного) - одна штука.
   Затем, одежда и обувь. Для лета, конечно, сгодится, но здесь, вроде, какие-никакие горы. А ночи в горах, мягко скажем, теплом обычно не балуют. Значит, надо будет поискать, чем утеплиться. И костерчик... Хотя его, по любому, разжигать - мало ли какая здесь хищная живность водится?
   Так, теперь тошка. Вроде, механических повреждений нет. С его работоспособностью разберемся потом, когда поспокойнее будет. А пока пусть полежит в сумке.
   Ага, у меня же еще фонари - целых шесть штук. Жалко зарядиться не успели. Но пригодятся точно.
   Да, здесь и мой наборчик инструментов! Это мне повезло - смогу рыцарей заново из запчастей собирать!
   - Смеешься, дорогой?
   - Смеюсь. А что еще остается? Судя по трофейному копью здесь до рыцарей еще весьма и весьма далеко. Но все равно - "запас карман не трет". А, кстати, что там у нас в карманах?
   Мобильник... без зарядки. Так. Сети нет, как и предполагалось. Выключаю, чтобы не сажать аккумулятор. Потом придумаю, что с ним делать.
   Ключи. Пользы от них здесь... Так бы и выкинул, но кусочек дома все-таки. А вот мой универсальный ножик-брелок вещь для такого попаданца как я незаменимая. Потому что ножик, ножнички и пилку здесь днем с огнем не разыщешь. Неважно, что штопор врядли пригодиться и что длина этого богатства совсем мала - в раскрытом виде на ладони помещается. Как говаривал незабвенный Абдулла: "Хорошо тому, у кого есть кинжал, и плохо - у кого его нет".
   Ну, и, наконец, зажигалка. Это вещь наинужнейшая, здесь даже говорить нечего.
   Ладно. Теперь трофеи...
   - Никуда твои трофеи не убегут - вон они стоят, травку жуют. А вот фонарики зарядить бы не мешало. Потому как светило местное часа через два зайдет, а ночная иллюминация здесь проектом не предусмотрена. А так хоть что-то.
  
   Что ж приходилось признавать его, то есть, конечно же, свою, правоту (хорошо, когда твой внутренний голос в оппозиции к тебе - гарантированно в любой ситуации будет найдено верное решение; правда, трудность в выборе - какое же из двух верное) и начинать заниматься делом. Быстренько вытряхнув из сумки фонари - шесть комплектов, распаковал их и разложил на травке для зарядки. Приятным бонусом оказалась батарейка, входившая в набор. Шесть наборов - шесть батареек. Теперь следовало заняться трофеями.
   Три невысоких, с густой желто-коричневой шерстью, животных, каждое с парой вместительных вьюков по бокам, продолжали себе флегматично пережевывать травку, не обращая особого внимания на происходившее. Видом они напоминали лам, виденных мною в зоопарке, только, пожалуй, были постройнее и помохнатее. Судя по всему они были спокойными и послушными, раз с ними легко управлялся маленький погонщик. Но раз получалось у него, то и я смогу.
   Действительно, никаких трудностей с тройкой моих "скакунов" не возникло. Я подошел, взял под уздцы первую "ламу", затем отведя ее к одиноко стоящему дереву, привязал к стволу. Еще два раза операция повторилась успешно, а на третий вышла осечка. Верховая "лама", даже по внешнему виду весьма отличающаяся от своих собратьев, фыркнула и улеглась на траву, категорически отказываясь двигаться с места. Я несколько раз дергал уздечку, с каждым разом все сильнее, но ответом мне было только сердитое прищуривание глаз и более энергичное пережевывание травы. К счастью я вспомнил, что наши земные ламы - близкие родственники верблюдов, схожие с "кораблями пустыни" многими привычками, и оставил упрямую зверюгу в покое, а не то ходить бы мне оплеванным.
   Отойдя от строптивца-скакуна, я принялся за осмотр места битвы. Воины так и продолжали лежать там, где их застала смерть, уставившись недоумевающими остекленевшими взглядами в начинающее темнеть небо. Подобрав второе копье, я, сдерживая порывы рвоты, осмотрел тела. Поколебался - стаскивать ли шипастые браслеты, но не смог преодолеть себя. Набедренные повязки мне вроде не к чему, а вот странного вида нож, который крепился у одного из воинов к голени, я забрал.
   Теперь предводитель...
  
   Черт, как вспомню, что это я его сожрал, так, прям, и выворачивает наизнанку. Только и спасает, что абсолютно пустой желудок. А вот, кстати, отчего я тогда чувствую такой дикий голод? Или у Удавов отсутствует в мозгах центр насыщения?
   - Ну-ка хватит забивать голову дурацкими мыслями. Ищи, давай, обруч с камнем. Именно от него непонятной силой фонило на десятки метров. И молнией оттуда же било. Если это не магический артефакт, то я - папа Римский.
   - Какая еще магия? Откуда? Проснись, двадцать первый век на дворе! Толкиена начитался? Или Олдей? А это кто тогда - эльфы или гномы?
   - А почему не орки? Но предложи материалистическую гипотезу всего произошедшего. Часто ты вместе с дымом из ноута попадаешь черт знает куда? А в Змеев сколько раз в день перекидываешься - пять или десять? Так что хватит пререкаться! Ищи волшебный обруч, а выяснять что к чему будем после.
  
   Пришлось признать, что мой внутренний зануда прав и отправляться на поиски. Невдалеке от места решающей схватки лежало тело старика. Видно было, что он все свои последние силы потратил в страстном желании дотянуться до артефакта, но, судя по посиневшим губам, сердце не выдержало огромного напряжения. Искомое обнаружилось в трех шагах от погибшего: довольно тяжелая "диадема" с "кокардой" неплохо ограненного багрового камня. Правда, камень как-то странно помутнел, или может мне так показалось?
   Нет, не показалось: стоило мне взять "диадему" в руки и прикоснуться к камню - как я почувствовал непонятный холод и необъяснимое покалывание, а камень обрел прозрачность. Да, что-то с ним совсем непонятное, но и отпускать его от себя нельзя: "Повиси-ка, ты, дружок, у меня на ремне, а там видно будет".
   Расстегнув брючный ремень, я продел его в обруч, а, немного подумав, пристроил рядом и трофейный нож в кожаных ножнах. И, конечно же, никак нельзя было оставить без внимания плащ мага. Легкий, сшитый из удивительных дымчато-серых шкур неизвестного зверя, он так и просился мне на плечи.
  
   - Это же как раз мой размерчик! Только коротковат чуть-чуть!
  
   Что-то мой внутренний голос разыгрался не на шутку. Прицыкнув на него, я сложил все собранное рядом с клетчатой сумкой и пошел к опушке. Теперь наступило время позаботиться о костре. Не без труда я отыскал сухое, пригодное для костра, и в то же время достаточно тонкое поваленное дерево. Отломив несколько веток, я вытащил их на поляну, начав складывать заготовку для костра. Затем отправился во второй рейс, вернувшись из которого увидел, что мальчонка пришел в себя и напряженно смотрит в мою сторону. Похоже, он в любой момент был готов рвануть от меня куда глаза глядят, и останавливало его только быстрое наступление ночи. Повелительным жестом подозвав пацана поближе, я также жестами показал, чтобы брал ветки и тащил к одинокому валуну, скорее даже обломку скалы, высотой в три человеческих роста, громоздящемуся выше по склону, чуть в стороне. Похоже сначала, он не понимал, что я от него хочу, а может искусно притворялся, но это продолжалось только до тех пор, пока я не положил левую руку на пояс, сопроводив движение мысленной картинкой "Бери и неси!" и не очень цензурным выражением, процеженным сквозь зубы.
   В широко раскрывшихся глазах у мальчишки мелькнул дикий ужас, по телу пробежала дрожь, а он сам медленно, поминутно оглядываясь, потащил куда указано собранный хворост. Меня тоже пробрал озноб, и на мгновение мне почудилось, что моя правая рука мне не принадлежит. Но это ощущение почти сразу прошло, но в свою очередь желудок голодным спазмом напомнил о своем существовании. До полной темноты оставалось каких-нибудь полчаса, и надо было поторапливаться.
   Уже не обращая внимания на реакцию мальца, я, выдрав несколько пучков сухой травы, свернул их в жгут и поджег. Сунув веселый огонек в кучу сухих веток, подождал, пока они разгорелись, и снова жестом позвал его за собой. Надо было подогнать поближе к костру трофейных скакунов - мало ли какие здесь ночные звери водятся? Отвязав вьючную троицу, я мотнул головой на верхового, дескать, твоя работа, и повел их вверх. Они покладисто потопали за мной и смирно улеглись неподалеку от костра, как только я снял с них тюки - по моим расчетам в них не могло не быть еды и питья.
   Пока я возился с вьюками, наша компания пополнилась. Мой маленький пленник привел верхового скакуна, трогательно обняв за длинную шею и что-то нашептывая в черное ухо. Затем, воспользовавшись тем, что я отошел за своей клетчатой сумкой, быстро стянул что-то из вьюка и угостил своего подопечного.
   На еще светлом небе одна за другой загорались незнакомые звезды. Загорелись и мои рукотворные звезды - фонари, разложенные на траве. Собрав весь нехитрый свой скарб, ухватил пару фонарей и двинулся к костру. Давно на меня не смотрели с таким изумлением! Хотя откуда здесь людям знать, что такое солнечный фонарь!
   Правда, с установкой "светового барьера" пришлось повозиться - каменистую почву пришлось предварительно ковырять копьем, поэтому, когда все шесть огней были, наконец, размещены по периметру, черный бархат ночи уже окончательно пришел на смену розово-багряному атласу вечерней зари.
   Ветки в костре весело потрескивали, я подтянул к себе тот самый, вскрытый пацаном, вьюк, в котором обнаружились непривычного вида лепешки и сосуды из плодов какого-то растения. Отломив кусочек, я попробовал лепешку на вкус. Вроде есть можно, хотя надо бы сначала проверить, как на меня вообще подействует местная пища. В то же время и мальчишку морить голодом неприлично, что же я живодер, что ли? Беру в руки пару лепешек и "бутылочку" и протягиваю ему. Видно как парню страшно, но пересиливает себя, осторожно подходит, берет, не смея коснуться моих рук, провизию и быстрей-быстрей под бок к ушастому приятелю. Тот толкает мальчугана длинной шеей и, получив из его рук кусок лепешки, довольный устраивается на траве. Ночь стоит удивительно теплая и я успокаиваюсь - вдвоем они точно не замерзнут.
   Теперь надо позаботиться и о себе. Накидываю плащ и сажусь, прислоняясь к нагревшемуся за день камню. Ноги гудят, в желудке сосет, но хорошо! Эх, если бы это была моя Земля. Но увы ... Взошедшая на небосклоне "луна" грубо рушит мои мечты - она раза в два меньше нашей и отличается неприятным красно-серым оттенком.
   Меж тем лесная чаща, оставшаяся метрах в двухстах ниже по склону и принявшая вид темной стены постепенно наполняется свистом, треском и щебетом, и хор этот могуч и звучен. А еще там внизу разражается разноцветная световая феерия. Один огонек долетает прямо до нас и бьется в скалу. Оказывается, это - светляки, огромные, похожие на брызги салюта, ничем не напоминающие бледных северных собратьев. Их яркие бесшумные вспышки придают еще большую торжественность наступлению ночи.
   Мальчишка забылся беспокойным сном - спит, прижавшись к теплому боку скакуна. А я сижу, неспешно потягивая воду из растительной "бутылочки" и заедая лепешкой. Странное спокойствие и умиротворение снисходит на меня в этот час. Легкий ветерок доносит откуда-то издалека пряные запахи травы, слегка всхрапывают, беспокойно поводя длинными ушами, мои скакуны, а я просто сижу, впитывая в себя первую ночь в новом мире...
  
  
   Запретное кипу первого узла, сплетенное Амаута-Ильей
  
   В самом начале времен разгневался розоволицый Инти на супругов Тау и Керану и велел готовиться им к огненной смерти. Напрасно молили несчастные о снисхождении, неумолим был Бог-Солнце. И только лишь увидев слезы младшего ребенка, синеокого Ясу Ятере смягчился и поклялся перед казнью выполнить одно желание родителей. И ушел, дав тем на размышление одну ночь.
   - Мы готовы умереть, когда ты прочитаешь все, что изложено в этом кипу, - с этими словами Тау протянул Инти бесконечный шнур со множеством разноцветных нитей.
   - Вы хотите обмануть меня и избежать наказания! - в гневе воскликнул солнцеликий Бог. - Слово мое нерушимо, но, клянусь, что ваша смерть последует сразу же, если я увижу повторяющуюся нить или хоть один добавленный вами узелок. А пока скройтесь с глаз моих в самый дальний предел, ибо боюсь, что не сумею я сдержать своего гнева.
   А кипу, сплетенное Богами-прародителями, непростое. Каждый узелок, каждая ниточка на нем - это целая вселенная со своими богами и людьми. И особое место в этом плетении занимает наш мир - Айчерани. Он - это шнур, связывающий все остальные нити-миры воедино.
  
   Отдельно надо сказать о детях Тау и Кераны.
  
   Близнецам Ар д'Асу и Ар О'Хорну поручили родители ночью, пока грозный Инти не видит, вплетать новые нити в кипу миров, не забывая притом, что двух одинаковых быть не должно.
  
   Поэтому и появляются они в нашем мире только ночью, когда усталый Инти отправляется на покой. И каждую ночь спорят между собой, кто в какой цвет будет окрашивать вплетаемую нить Ар д'Ас в красные и пепельные тона или Ар О'Хорн в зеленые и золотистые. Ради этого и идет у них борьба каждую ночь - то один превозмогает, то другой, отчего и преобладают в разных мирах: в одних силы Природы и Жизни, а в других - Хаоса и Смерти. Но не может ни один пока победить окончательно.
   Остальные дети - Амо-Амо, Помберо, Курупи и Ясу Ятере были еще слишком малы, чтобы поручать им какое-нибудь ответственное дело. Росли они без родителей, каждый выбрал себе занятие по душе. У каждого из них свой нрав и прихоти, о которых здесь не место рассказывать.
  
   О старшем же сыне неизвестно ничего, даже имени. Только ходят слухи, что удалился он в Ману Тупуннак и там, в немыслимой дали, где смыкаются Начало и Конец Миров, ищет силу, способную противостоять силе Инти. Да еще шепчутся далекие звезды - внучки всесильного Инти, что иногда, когда очень уж расходились, грозя порвать Кипу Миров, Ар д'Ас с Ар О'Хорном, появлялся Он, каждый раз в новом обличии, разнимая близнецов. Оттого, говорят, некоторые из людей в глубокой тайне поклоняются Старшему, прославляя весы, как символ Его.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"