Клюкин Павел Владимирович: другие произведения.

Не ходите, дети, в Интернет гулять

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дневник путешественника по Мирам


  
   НЕ ХОДИТЕ, ДЕТИ, В ИНТЕРНЕТ ГУЛЯТЬ
  
   Пролог.
  
   - Так откуда же у противника появляется все больше и больше способных магов, а?
   - Прошу прощения, мессир, - из технологических миров с низким напряжением магополя!
   - ... ?!
   - Вы, наверное, знаете, мессир, что соотношение существ с магическими способностями к общему количеству для всех миров одинаково?
   - Ты мне что, популярную лекцию решил...
   - Прошу прощения, что напомнил это элементарное положение, которое распространяется и на техномиры.
   - Почуять потенциального мага там, где он из-за крайне низкого потенциала магополя не может проявить свои магические возможности, способен только очень сильный адепт, каковых единицы. Даже ролевые игры, которые проводим и мы, и наши противники, выявляют не больше тысячной доли кандидатов. К тому же на таких играх, а их сотни тысяч проходят в разных мирах, приходится присутствовать либо мне, либо моим приближенным. Ты это прекрасно знаешь, сам ведь не раз бывал на подобных сборищах. Шанс наткнуться на что-либо действительно ценное минимален. Это все равно, что искать иголку в стоге сена.
   - А вот наши оппоненты разработали новый метод, позволяющий повысить эту вероятность в сотни раз!
   - Что?!
   - Да, да, мессир! Причем, в основном, техническими способами. Они также, как и мы, проводят в техномирах ролевые игры. Но !!!... С недавнего времени каждый участник осуществляет связь через специально разработанную компьютерную программу, которая в автоматическом режиме осуществляет отбор кандидатов, потенциально предрасположенных к магии. Остается еще раз окончательно протестировать их, переправить к себе и можно приступать к обучению.
   - Почему у нас до сих пор нет такой разработки?! Чем занимаются наши техномаги?! Дармоеды!!! Я им...
   - Еще раз прошу прощения, мессир! Но данная программа "завязана" исключительно на специфические стороны магии противника, нам бесполезно пытаться повторить ее.
   - Ты уверен?
   - Более того, мне даже удалось подослать противнику агента, с внедренным сознанием моего помощника, поэтому у нас есть записи всего процесса, увиденного его глазами. К сожалению, после переноса кандидатам устраивается проверка на наличие посторонних сущностей, поэтому пришлось срочно "рубить концы", полностью стирая сознание и память агенту. В итоге из портала вышло существо, способное влачить исключительно растительное существование.
   - И никаких шансов ликвидировать это их преимущество?
   - Я бы так не сказал. Хоть программа врага и защищена от нашего прямого воздействия, но удалось разработать программу-вирус, встраивающуюся в магопоисковую систему противника и при обнаружении кандидата с потенциальными маго-возможностями открывающую случайный портал, в который того затянет.
   - А почему случайный? И где будет выход из этого портала?
   - Случайный потому, что если противник почует нашу магию, то предпримет ответные меры и модернизирует программу, то же самое будет, если мы настроим выход в один из наших миров. Но мы можем направить портал в один из известных нейтральных маго-миров. И пока они будут думать, что произошел сбой в переброске и решать, где искать своего кандидата, мы приберем его к рукам. Я предлагаю для выхода отражение Айчерани. Там сотни действующих и потенциальных порталов и весьма сильны наши позиции, что будет способствовать успешному поиску.
   - Что ж план неплох. Проверим, каков он окажется на практике. Действуй!
   - Слушаюсь, мессир!
  
  
   Глава 1.
  
   13 августа 20.. года, пятница. Акулово.
  
   Накануне выходных с московскими пробками могут сравниться только пробки подмосковные. Сегодня мне в очередной раз пришлось в этом убедиться. Даже то, что удалось смыться с работы на три часа раньше, ничуть не помогло - Ярославка была в своем репертуаре. Черепаший темп передвижения и почти три часа потерянного времени (это на двадцать два километра до дачи!!!). Конечно, есть еще электричка - на ней вся дорога от порога до порога занимает сорок минут максимум. Но, к сожалению, именно сегодня мне она не с руки - я пообещал отцу привезти новые "солнечные" фонари, да и запас продуктов требовал пополнения. Ну, и, как всегда, нашлось в квартире то, что Маришуша (это я так называю свою жену Марину) решила сплавить на дачу, чтобы освободить место в нашем городском обиталище.
   Но вот, наконец, и нужный поворот. Моя "ласточка", кажется, сама устала медленно плестись в общем потоке по тридцатиградусной жаре и теперь мчится во всю прыть, хоть я и пытаюсь удержаться в пределах благоразумных ста двадцати км. К счастью, от поворота до дачи всего четыре с небольшим километра и уже через две минуты я торможу у шлагбаума охраны. Предъявляю пропуск и медленно съезжаю вниз, вдоль дачных домов, пока не покажутся родные зеленые ворота с номером 124. Медленно ставлю машину на привычное место и выключаю мотор. Ох, хорошо-то как! Здесь, в прохладной тени сада, с речкой Учей, буквально в сорока метрах от дома ощущаешь себя обитателем какого-то другого мира, бесконечно далекого от прожаренной пыльной Москвы.
   Первым делом выгружаю продукты, затем потихоньку, чтобы никто не видел, оттаскиваю в "холодильник" к отцу пару баллонов пива. Холодильником он называет вкопанный рядом с родничком бак без дна. Температура воды там даже в самую сильную жару не поднимается выше плюс десяти градусов. Папа кладет туда пластиковые бутылки с самодельным квасом для охлаждения. Что же до пива, то отцу при его гипертонии врачи (а надо заметить, что медработников, строго следящих за запретом, у меня в семье хватает - мама, жена и еще несколько родственников) спиртное категорически не рекомендуют. Вот и приходится мне провозить живительную влагу контрабандой.
   Не подумайте чего, никто в нашей семье много не пьет - двухлитрового баллона пива нам с отцом вполне хватает на целый вечер. Но ведь женщинам этого не объяснишь! Особенно, когда у них начинается бзик про здоровый образ жизни:
  
   - Никаких бифштексов!
   Никаких котлет!
   И считай, что кексов
   В этом мире нет!
   В день по ложке масла,
   Минимум солей!
  
   - А вино и мясо?
   - А вино и мясо -
   Только для гостей!
  
   Зато - железные нервы!
   Здоровые почки!
   Гимнастика, йога, трусца!
  
   Ну и так далее. Кто смотрел мультик про Синюю Бороду, тот знает, чем такие вещи обычно кончаются.
   Вот чтобы не доводить до подобной крайности мы и уединяемся подальше от женщин, благо есть где: в конце участка отец сделал себе сарайчик - небольшую мастерскую, куда слабому полу ход закрыт.
   Итак, пиво уложено охлаждаться, таранка припрятана от завидущих глаз - попробуй, оставь на видном месте, фиг чего останется через десять минут. Теперь можно и сходить искупнуться, смыть с себя жаркий трудовой пот.
  
   Ничего так не освежает в знойный день, как купание в чистой речке и кружечка холодненького пивка следом. Спокойная ублаготворенность так и разливалась по мне, даже вставать не хотелось с плетеного кресла. К моему сожалению отца позвал по какому-то неотложному делу сосед и ни как следует рассмотреть привезенные фонари (они так и оставались лежать в клетчатой сумке, прислоненной к креслу), ни обсудить устройство освещения дорожек в саду так и не удалось.
   Вместо этого свалилась очередная проблема в лице Кирилла. Каникулы сын, что вполне естественно, проводит на даче, периодически делая короткие вылазки в Москву для встреч с друзьями-геймерами. Известная примета - раз он спустился со второго этажа (Маришуша в шутку прозвала его комнату "Интернет-дачей"), значит, ему чего-нибудь от меня нужно. Ну, так и есть, неспроста он тягает мой ноутбук, к которому ему строго-настрого запрещено прикасаться.
   - Пап, пап, дай в Интернет залезть,- впрочем, это уже привычная, периодически повторяемая просьба.- А то у меня он на игре глючит, а мне срочно инфу получить надо.
   - Ладно уж, но только ничего не скачивать,- сынуля вымахал в свои четырнадцать почти с меня ростом, а до сих пор не научился пользоваться антивирусом и периодически хватает всякую заразу на свой комп. Впрочем, на игровых сайтах, на которых он проводит кучу времени, это вполне обычное явление. Но своевременная инфа от партнеров по Игре - дело святое, пусть глянет, иначе потом целую неделю будет дуться и изводить остальных обитателей дачи.
  
   Расстегнув рабочую сумку, я включил ноутбук прямо в ней, даже вытаскивать его полностью не стал - пусть "великий магистр асассинов" не рассчитывает, что ему обломится времени больше необходимого минимума. Видно дело действительно срочное - Кирилл даже клянчить побольше времени для посиделок в Интернете не стал, хотя и имеет такую дурную привычку.
   Его пальцы так и мелькали над клавишами, обмен сообщениями шел с бешеной скоростью, и вдруг недовольно запищал мой тошка (для несведущих - это ноутбук, тошиба который).. На экране высветился вопрос - "Вы подтверждаете?" И не успел я даже поинтересоваться, что именно мой отпрыск подтверждает, как он с силой врезал по клавише "Enter".
   Цветной экран сменился мутной серостью и из ноута повалил густой дым.
   - Доигрался ..., - гневные слова, уже готовые было сорваться с языка, так и застряли в горле, потому что в эту серую мглу вдруг стало затягивать моего Кирюху.
   - Что за ..., - правой рукой я резко рванул сына на себя, вырывая его из пасти туманной твари, а левой пытаясь захлопнуть крышку ставшего смертельно опасным компа. Удалось только первое : Кирилл отлетел на грядку с зеленью, слава Богу, живой, хоть и донельзя ошарашенный. Меж тем дыма валило все больше и я с ужасом почувствовал, что теперь уже меня подхватила и потащила неизвестно куда чужая непонятная сила. В попытке удержаться я схватился за первое что попалось под руку. К сожалению, это оказалась та самая клетчатая сумка и она, конечно, не могла послужить мне надежным якорем. Последнее что мне запомнилось перед тем, как сознание окончательно погасло - это бешено вращающаяся воронка, стремительно приближающаяся ко мне.
  
   ***
  
   Благообразного вида мужчина в красно-черном плаще величаво восседал на необычном скакуне, обросшем длинной желто-коричневой шерстью. Его длинные черные волосы были охвачены тонким серебряным обручем с темно-багровым камнем, горящим зловещим огнем в самой середине лба незнакомца. Два воина в набедренных повязках, все вооружение которых составляли копья и массивные шипастые браслеты на запястьях, стояли по обеим сторонам.
   Сзади испуганно жались к бокам вьючных скакунов невзрачного вида старикашка и мальчонка лет восьми-девяти.
   Вот такая необычная картина предстала перед моими глазами сразу же, как туманная воронка отпустила свою добычу.
   - Гуaсy Морoти Aнья! Ахyра тухy aгуйe! - всадник властным жестом указал в мою сторону, и выражение его лица мне категорически не понравилось
   - Чaке,- один из воинов с сомнением посмотрел на меня.
   Неудивительно - каждый из туземцев еле доставал мне до плеча.
   - Тaви окoрайгуа! Гуaта! - после повторного властного жеста копьеносцы решительно направились ко мне.
   "Ну, нет, ребята, мы так не договаривались!"- я с трудом увернулся от одного копья, но пропустил удар второго. На мое счастье наконечник, порвав рубашку, наткнулся на пряжку ремня и ушел в сторону. Воины в недоумении воззрились на изменившее им оружие, в их мыслях, внезапно ставших доступными мне, читалась какая-то воистину детская обида: "Как могло их зачарованное, бьющее без промаха оружие не найти цель?"
   Терять время и размышлять, что все это значит, явно не стоило. Говорят, в минуты опасности время спрессовывается до такой степени, что мозг не успевает руководить движениями тела. Не знаю как у других, а у меня в этот раз был именно такой случай. Тело действовало само, а разум лишь бесстрастно фиксировал все происходящее, даже не делая попытки вмешаться.
   Шаг вперед и прямой в челюсть тому копьеносцу, который едва не нанизал меня на свой "вертел". Хруст позвонков и противник валится, как подкошенный, на каменистый склон. Второй судорожно пытается отскочить и снова ткнуть меня, но теперь я настороже - правой рукой ("Блин, а первому я, кажется, от всей души врезал, вон, как костяшки пальцев ноют") отбиваю копье в сторону. Он чуток наклоняется вперед и пропускает удар левой. Точнее, удара как такового не получалось, я просто отмахнулся рукой, стремясь выиграть время, но получилось на удивление удачно: моя отмашка тыльной стороной руки с браслетом часов пришлась аккурат ему в висок. В столкновении с височной костью явное преимущество оказалось на стороне моих противоударных "ходиков" - еще один противник повалился на землю, обливаясь кровью. Нельзя было давать врагу опомниться и я, подхватив копье одного из поверженных воинов, устремился к предводителю, натравившему на меня своих шестерок.
   Было видно, как он потрясен исходом столкновения, но вместе с тем сохраняет присутствие духа. Его руки быстро двигались, выводя сложнейшую вязь строго определенных пассов, с губ срывались негромкие, совершенно непонятные мне слова, а камень на лбу в такт им разгорался все больше и больше.
   Я не успел преодолеть и половины расстояния между нами, как он торжествующе поднял руки к небу и расхохотался: "Да будешь ты лежать презренной ползучей тварью у моих ног!!!"
   Едва успел мой разум уловить эту его мысль, как зловеще-багровая молния вырвалась из камня и ударила мне в глаза, окончательно погружая во тьму.
  
   Пришел в себя я нескоро. Все тело затекло и местами изрядно побаливало. К своему удивлению я лежал на траве совершенно голый, невдалеке горкой высилась куча моей одежды. С трудом поднявшись на ноги и чувствуя во всем теле странную тяжесть, я постарался оглядеться и вспомнить, что именно произошло. Дуновение прохладного ветра прогнало головную боль и картина произошедшего начала мало-помалу восстанавливаться.
   "Так, похоже, столкновение закончилось в мою пользу. Несколько тел недвижно лежат вблизи от дороги. А где основной? Может я его серьезно приложил и он решил не испытывать судьбу и сделал ноги? Тогда надо убираться отсюда побыстрее, вдруг он решит возвернуться с подмогой и отомстить? Но сначала одеться и собрать все, что можно использовать. Судя по странному оттенку листвы деревьев и травы, меня занесло в какой-то совсем чужой мир и любая самая незначительная мелочь в такой непростой ситуации может пригодиться."
   Не прекращая размышлять подобным образом, я быстро натянул одежду, невольно поморщившись, когда затягивал ремень джинсов. Немудрено - на левом боку красовался обширный сине-багровый синяк, размером в треть живота. "Достал-таки меня, зараза!", - от пинка лежащий труп уберегла только мысль о босых ногах. Кроссовки почему-то лежали в стороне от одежды, там, где осталась клетчатая сумка и злополучный ноутбук - виновник всех этих безобразий. Подобрав копье - мало ли кто еще может появиться, чтобы не встретить новую опасность совсем безоружным, я отправился к сумке, валявшейся в десятке шагов. По пути я ткнул в каждого из воинов, но ни один не подавал признаков жизни. "Да, кто виноват, и что делать? Опять эти вечные вопросы..."
   От размышлений меня оторвало негромкое поскуливание, доносившееся откуда-то слева, от густых кустов, подступавших совсем близко к проселочной дороге, на которой и разыгралась стычка. Я как был полубосой, в одном незашнурованном кроссовке, ринулся на звук. Там обнаружился тот самый мальчонка, глядящий на меня совершенно круглыми от ужаса глазами. При моем приближении он судорожно попытался вжаться в стену колючего кустарника, а когда из этой затеи ничего не вышло - что-то быстро, захлебываясь словами залопотал. Конечно, я не понял ни слова, да и вообще из всего этого потока удалось вычленить только "гyаcу aнья", как он, похоже, называл меня.
   Каждому, кто когда-либо приводил в чувство бьющегося в истерике ребенка, известно насколько это непростая задача. А если прибавить к этому, что мы с ним не понимаем ни одного произнесенного другим слова, да вдобавок он чем-то смертельно напуган, то задача становится практически неразрешимой. Я попытался было настроиться и попробовать воспринять его мысли (ведь удалось же мне "слышать" мысли взрослых воинов в начале схватки), но тут меня снова постигла неудача. Нет, "прикоснуться" к его сознанию мне удалось, что не могло не радовать, но образы в детской головенке мелькали с такой быстротой и так беспорядочно, что вычленить хоть чего-либо полезное в этой мешанине не представлялось возможным. Промучившись в бесплодных попытках установить хоть какой-либо контакт минут десять и изрядно вспотев, я совсем уж было решил плюнуть и оставить мальчишку в покое. Однако, когда в поисках носового платка я нащупал в кармане связку ключей на цепочке, то мои рассуждения приняли совсем другой оборот. А что если попробовать гипноз? Ведь мне даже не нужно заставлять его что-то делать. Вполне достаточно будет успокоить пацана, ввести в транс и хоть немного упорядочить его мысли, а дальше будет видно.
   Когда у него перед глазами размеренно закачалась круглая блестяшка мальчик сначала испуганно застыл, а потом, подстегиваемый моими ментальными командами, стал медленно поворачивать голову в такт ее движениям. Наконец-то появилась возможность хоть немного разобраться в страшной путанице его мыслей. Сначала я попытался "транслировать" ему свои "картинки", и с радостью убедился, что он их неплохо воспринимает. Каждая картинка с моей стороны вызывала с десяток различных ассоциаций в ответ. Следующим шагом стала мысленная просьба восстановить в памяти события сегодняшнего дня, что он добросовестно попытался сделать. Честно говоря, я никак не ожидал, что "увиденное" приведет меня в такой шок.
  
   ***
  
   Этот день начался с громкого стука в ворота. Точнее сказать утро еще не наступило, потому как всеблагой Инти еще не показал свое розовое лицо людям и не разогнал ночную тьму. Грохот разбудил всех в доме старого Курисабы, приведя его обитателей в состояние тягостного недоумения - никто и никогда на их памяти не осмеливался так бесцеремонно рваться к могущественному колдуну, приводящему в трепет все селение.
   По знаку хозяина Альсаусаль побежал отворять незваным гостям. Перед воротами стояли трое незнакомцев, вернее стояли двое - явно опытные воины, вооруженные короткими копьями и боевыми браслетами, а один, судя по богатому плащу - главный среди пришельцев, величаво восседал на породистой верховой лапаке. Мальчик замер перед ним, не зная, что сказать, и тут же получил болезненный удар древком копья по ребрам:
   - На колени, презренный, когда встречаешь служителя великого ...
   - Не надо этих церемоний здесь и сейчас,- прервал воина человек в плаще. Он медленно спешился и уткнул свой взор в глаза Альсаусалю. - Ты сейчас отведешь нас к своему хозяину, а потом забудешь все, что ты видел и слышал.
   Курисаба, едва завидев незнакомцев, упал на колени и несколько раз ударил лбом в земляной пол, за что был удостоен милости поцеловать перстень на руке прибывшего. Повинуясь жесту хозяина, Альсаусаль побежал на женскую половину сказать, чтобы девушки (их в доме было три) готовили для гостей самую лучшую еду. Но когда спустя небольшое время все было готово, и он отправился доложить об этом, то узнал, что у пришельцев совсем другие планы. Они должны были разыскать что-то или кого-то в верховьях Пилькoмайо. Курисаба требовался им в качестве проводника. Напрасно старик отговаривался немощью и незнанием, а также пробовал предложить вместо себя кого-нибудь из опытных охотников - старший из пришельцев был непреклонен. Кроме всего прочего его, видимо, заботила и тайна предстоящего похода, поэтому всем женщинам в доме под страхом мучительной смерти было велено молчать, а Альсаусаль был взят в погонщики трех вьючных лапак, которые были немедленно конфискованы из загона Курисабы и навьючены запасом продовольствия.
   Некоторое время спустя отряд выступил на закат, по направлению к соседней долине. Временами, по знаку едущего впереди предводителя (Альсаусаль так никогда и не узнал его имени) они останавливались и ждали окончания таинственных колдовских манипуляций с блестящим головным обручем, в результате которых багровый камень то ярко вспыхивал, то, наоборот, сильно тускнел. Каждый раз после такого верховный служитель бога (а кто же еще мог давать приказания его хозяину, которые весьма спесивый и самоуверенный в обычной жизни Курисаба спешил немедля исполнить?) рукой указывал направление их движения. Шедшие впереди воины внимательно осматривали поросший редким лесом склон. К полудню, когда было пройдено уже значительное расстояние, а результатов поисков все не было, отряд остановился на привал.
   Лепешки с сушеным мясом и несколько глотков терере изрядно подкрепили силы путников, поэтому некоторое время спустя поход возобновился в том же бодром темпе, что и утром. В своем зигзагообразном движении они преодолели невысокий перевал, отделявший родное селение Альсаусаля от соседней долины, где много лет уже не жили люди. День клонился к закату и юный погонщик уже начинал беспокоиться: ночь - время власти сыновей Тау и Кераны, и горе тому из людей, кто не позаботится о своей защите от их ужасных служителей. Впрочем, их предводитель, судя по всему, имел немалую власть над порождениями Ночи и невозмутимо продолжал путь.
   Внезапно в десятке шагов от них воздух задрожал и пошел бликами, как вода в ручье. Каменистый, поросший невысокой травой пригорок на несколько мгновений заволокло плотным туманным занавесом. А когда дымка рассеялась, весь отряд в изумлении уставился на появившуюся непонятно откуда фигуру. Человек (если это был человек?) был больше чем на голову выше самого рослого воина и значительно шире в плечах (а ведь тот был выше любого из жителей селения на полголовы!). Необычно светлая кожа и такие же светлые, похожие на шерсть лапаки, волосы не походили на кожу и волосы никого из людей. Еще более подчеркивала необычность незнакомца его одежда, не похожая ни на какую другую, что Альсаусалю доводилось видеть.
   - Большой Белый Демон! Пустите ему кровь из горла! - предводитель отнюдь не потерял присутствия духа. Его руки мелькали, плетя сеть заклинаний, должных подкрепить силу оружия и умение воинов.
   - Опасно,- один из воинов с сомнением посмотрел на демона. Мальчик вполне понимал его: драться с противником, сильно превосходившим их телесной мощью, воинам отнюдь не хотелось.
   - Глупый ковырятель земли! Иди! - после повторного властного жеста копьеносцы решительно подняли оружие и ...
   Никакого боя, по сути, не было (хотя откуда мальчишке из глухого селения знать, как выглядит настоящий бой?). Воины, едва успев пустить в ход копья, пропустили по сильному удару и остались недвижно лежать на земле, а незнакомец, подхватив одно из копий, угрожающе приблизился к сидящему на лапаке предводителю. Теперь настала его очередь показать всю свою колдовскую мощь.
   До сих пор, хоть он и прожил у Курисабы почти три года, Альсаусалю не приходилось видеть впечатляющего колдовства. Его хозяин, хоть и считался в селении великим колдуном, ограничивался траволечением и гаданием, изредка совершая моления богу Курупи о ниспослании хорошего урожая или его брату Помберо о даровании удачи на охоте. Впрочем, как было известно всем, у старого колдуна была парочка действительно сильных магических вещей, которые он мог пустить в ход в случае крайней необходимости. На звучавшие изредка просьбы сельчан пустить эту магическую мощь в ход Курисаба впрямую не отказывал, но называемая им цена колдовства почти втрое превышала все имущество жителей деревни. Так и лежали себе кольцо с зеленым камнем и ожерелье из зубов неведомого хищника в заговоренной шкатулке, только два раза в год, по случаю больших праздников, надеваемые стариком.
   Их же теперешний предводитель, как видно, совершенно не был стеснен в средствах, да и колдовскими силами явно превосходил любого, хоть когда-либо виденного, Альсуасалем. Сила магических потоков, исходящих от его обруча, ощущалась на десятки, если не на сотни шагов. Было видно, что сразить демона, играючи расправившегося с опытными воинами, можно только особым заклинанием и мальчик с замиранием сердца следил за лихорадочными движениями рук мага. Наконец, тот торжествующе поднял руки к небу и громко провозгласил:
   - Силой дарованной мне богами заклинаю! Да станешь ты земляным червяком!! Да будешь ты лежать жалкой ползучей тварью у моих ног!!!
   Сгусток багрового огня вылетел из камня и ударил в демона. Тело его поплыло и под воздействием мощного заклинания стало быстро изменяться.
   Но раздавшийся было довольный смех сменился отчаянным воплем, полным ужаса и безнадежности. Ибо вместо человеческого облика демон теперь являл собой кошмарное, покрытое чешуей чудовище, превышающее в длину двадцать шагов. Оно совершило стремительный бросок, одним ударом сбив лапаку с ног, а затем сдавило мага кольцами своего могучего чешуйчатого тела. Курисаба, бросившийся было к отлетевшему обручу в надежде противопоставить демону его колдовскую силу, был встречен сильнейшим ударом хвоста и, отлетев на несколько шагов, затих. Вскоре раздался глухой хруст костей, и по конвульсивным движениям ног мага стало понятно, что его конец тоже близок.
   А затем случилось самое ужасное - демон отпустил свою жертву и начал медленно, не торопясь заглатывать неподвижное тело. Альсуасаль, опустившись на землю, как зачарованный, глядел на его медленное исчезновение в широкой пасти чудовища. Этот кошмар продолжался, казалось, вечность. Он и хотел бы бежать, но ноги изменили ему. Не сводя глаз со страшного зрелища мальчик судорожно, спиной вперед, попытался отодвинуться подальше, и некоторое время перемешался так к краю поляны, пока не уперся в стену густого колючего кустарника. Но тут чешуйчатая тварь закончила поглощать жертву и подняла голову, встретившись взглядами с маленьким погонщиком. Такого детский рассудок уже никак не мог выдержать и Альсуасаль провалился в милосердный мрак забвения.
  
   ***
  
   Я посмотрел на лежащее передо мной маленькое и донельзя беззащитное детское тельце, представил, что мальчонка должен был пережить в эти недавние мгновения, и мне стало не по себе.
   Да уж веселенькое кино я тут устроил... Ох, доберусь я до виновника всех этих безобразий, ох, доберусь... Пойдут клочки по закоулочкам...
  
   Но это так сказать в общем и целом... А что делать здесь и сейчас? Хотя ... Из каждого безвыходного положения есть выход. И не один ...
   - Ну да, ну да :
  
   Удавиться,
   Утопиться,
   Отравиться,
   Застрелиться.
  
   - Так, внутренний голос, вам никто слова не давал. Кроме того, плагиаторствовать нехорошо - я читал эту фразу бог знает сколько лет назад.
   - Ладно, молчу, молчу, только обуйся, пожалуйста, а то у меня левая пятка мерзнет.
   - А у меня не мерзнет?
  
   Вполголоса чертыхнувшись, я пошел натягивать злополучный кроссовок.
  
   Ладно, будет еще время для разбора полетов. Сейчас надо заняться " подсчетом ран" и сбором трофеев. Итак, из собственного мира у меня с собой :
  
   Я, дорогой и горячо любимый, правда, немного попорченный (к счастью ничего серьезного) - одна штука.
   Затем, одежда и обувь. Для лета, конечно, сгодится, но здесь, вроде, какие-никакие горы. А ночи в горах, мягко скажем, теплом обычно не балуют. Значит, надо будет поискать, чем утеплиться. И костерчик... Хотя его, по любому, разжигать - мало ли какая здесь хищная живность водится?
   Так, теперь тошка. Вроде, механических повреждений нет. С его работоспособностью разберемся потом, когда поспокойнее будет. А пока пусть полежит в сумке.
   Ага, у меня же еще фонари - целых шесть штук. Жалко зарядиться не успели. Но пригодятся точно.
   Да, здесь и мой наборчик инструментов! Это мне повезло - смогу рыцарей заново из запчастей собирать!
   - Смеешься, дорогой?
   - Смеюсь. А что еще остается? Судя по трофейному копью здесь до рыцарей еще весьма и весьма далеко. Но все равно - "запас карман не трет". А, кстати, что там у нас в карманах?
   Мобильник... без зарядки. Так. Сети нет, как и предполагалось. Выключаю, чтобы не сажать аккумулятор. Потом придумаю, что с ним делать.
   Ключи. Пользы от них здесь... Так бы и выкинул, но кусочек дома все-таки. А вот мой универсальный ножик-брелок вещь для такого попаданца как я незаменимая. Потому что ножик, ножнички и пилку здесь днем с огнем не разыщешь. Неважно, что штопор врядли пригодиться и что длина этого богатства совсем мала - в раскрытом виде на ладони помещается. Как говаривал незабвенный Абдулла: "Хорошо тому, у кого есть кинжал, и плохо - у кого его нет".
   Ну, и, наконец, зажигалка. Это вещь наинужнейшая, здесь даже говорить нечего.
   Ладно. Теперь трофеи...
   - Никуда твои трофеи не убегут - вон они стоят, травку жуют. А вот фонарики зарядить бы не мешало. Потому как светило местное часа через два зайдет, а ночная иллюминация здесь проектом не предусмотрена. А так хоть что-то.
  
   Что ж приходилось признавать его, то есть, конечно же, свою, правоту (хорошо, когда твой внутренний голос в оппозиции к тебе - гарантированно в любой ситуации будет найдено верное решение; правда, трудность в выборе - какое же из двух верное) и начинать заниматься делом. Быстренько вытряхнув из сумки фонари - шесть комплектов, распаковал их и разложил на травке для зарядки. Приятным бонусом оказалась батарейка, входившая в набор. Шесть наборов - шесть батареек. Теперь следовало заняться трофеями.
   Три невысоких, с густой желто-коричневой шерстью, животных, каждое с парой вместительных вьюков по бокам, продолжали себе флегматично пережевывать травку, не обращая особого внимания на происходившее. Видом они напоминали лам, виденных мною в зоопарке, только, пожалуй, были постройнее и помохнатее. Судя по всему они были спокойными и послушными, раз с ними легко управлялся маленький погонщик. Но раз получалось у него, то и я смогу.
   Действительно, никаких трудностей с тройкой моих "скакунов" не возникло. Я подошел, взял под уздцы первую "ламу", затем отведя ее к одиноко стоящему дереву, привязал к стволу. Еще два раза операция повторилась успешно, а на третий вышла осечка. Верховая "лама", даже по внешнему виду весьма отличающаяся от своих собратьев, фыркнула и улеглась на траву, категорически отказываясь двигаться с места. Я несколько раз дергал уздечку, с каждым разом все сильнее, но ответом мне было только сердитое прищуривание глаз и более энергичное пережевывание травы. К счастью я вспомнил, что наши земные ламы - близкие родственники верблюдов, схожие с "кораблями пустыни" многими привычками, и оставил упрямую зверюгу в покое, а не то ходить бы мне оплеванным.
   Отойдя от строптивца-скакуна, я принялся за осмотр места битвы. Воины так и продолжали лежать там, где их застала смерть, уставившись недоумевающими остекленевшими взглядами в начинающее темнеть небо. Подобрав второе копье, я, сдерживая порывы рвоты, осмотрел тела. Поколебался - стаскивать ли шипастые браслеты, но не смог преодолеть себя. Набедренные повязки мне вроде не к чему, а вот странного вида нож, который крепился у одного из воинов к голени, я забрал.
   Теперь предводитель...
  
   Черт, как вспомню, что это я его сожрал, так, прям, и выворачивает наизнанку. Только и спасает, что абсолютно пустой желудок. А вот, кстати, отчего я тогда чувствую такой дикий голод? Или у Удавов отсутствует в мозгах центр насыщения?
   - Ну-ка хватит забивать голову дурацкими мыслями. Ищи, давай, обруч с камнем. Именно от него непонятной силой фонило на десятки метров. И молнией оттуда же било. Если это не магический артефакт, то я - папа Римский.
   - Какая еще магия? Откуда? Проснись, двадцать первый век на дворе! Толкиена начитался? Или Олдей? А это кто тогда - эльфы или гномы?
   - А почему не орки? Но предложи материалистическую гипотезу всего произошедшего. Часто ты вместе с дымом из ноута попадаешь черт знает куда? А в Змеев сколько раз в день перекидываешься - пять или десять? Так что хватит пререкаться! Ищи волшебный обруч, а выяснять, что к чему будем после.
  
   Пришлось признать, что мой внутренний зануда прав и отправляться на поиски. Невдалеке от места решающей схватки лежало тело старика. Видно было, что он все свои последние силы потратил в страстном желании дотянуться до артефакта, но, судя по посиневшим губам, сердце не выдержало огромного напряжения. Искомое обнаружилось в трех шагах от погибшего: довольно тяжелая "диадема" с "кокардой" неплохо ограненного багрового камня. Правда, камень как-то странно помутнел, или может мне так показалось?
   Нет, не показалось: стоило мне взять "диадему" в руки и прикоснуться к камню - как я почувствовал непонятный холод и необъяснимое покалывание, а камень обрел прозрачность. Да, что-то с ним совсем непонятное, но и отпускать его от себя нельзя: "Повиси-ка, ты, дружок, у меня на ремне, а там видно будет".
   Расстегнув брючный ремень, я продел его в обруч, а, немного подумав, пристроил рядом и трофейный нож в кожаных ножнах. И, конечно же, никак нельзя было оставить без внимания плащ мага. Легкий, сшитый из удивительных дымчато-серых шкур неизвестного зверя, он так и просился мне на плечи.
  
   - Это же как раз мой размерчик! Только коротковат чуть-чуть!
  
   Что-то мой внутренний голос разыгрался не на шутку. Прицыкнув на него, я сложил все собранное рядом с клетчатой сумкой и пошел к опушке. Теперь наступило время позаботиться о костре. Не без труда я отыскал сухое, пригодное для костра, и в то же время достаточно тонкое поваленное дерево. Отломив несколько веток, я вытащил их на поляну, начав складывать заготовку для костра. Затем отправился во второй рейс, вернувшись из которого увидел, что мальчонка пришел в себя и напряженно смотрит в мою сторону. Похоже, он в любой момент был готов рвануть от меня куда глаза глядят, и останавливало его только быстрое наступление ночи. Повелительным жестом подозвав пацана поближе, я также жестами показал, чтобы брал ветки и тащил к одинокому валуну, скорее даже обломку скалы, высотой в три человеческих роста, громоздящемуся выше по склону, чуть в стороне. Похоже сначала, он не понимал, что я от него хочу, а может искусно притворялся, но это продолжалось только до тех пор, пока я не положил левую руку на пояс, сопроводив движение мысленной картинкой "Бери и неси!" и не очень цензурным выражением, процеженным сквозь зубы.
   В широко раскрывшихся глазах у мальчишки мелькнул дикий ужас, по телу пробежала дрожь, а он сам медленно, поминутно оглядываясь, потащил куда указано собранный хворост. Меня тоже пробрал озноб, и на мгновение мне почудилось, что моя правая рука мне не принадлежит. Но это ощущение почти сразу прошло, но в свою очередь желудок голодным спазмом напомнил о своем существовании. До полной темноты оставалось каких-нибудь полчаса, и надо было поторапливаться.
   Уже не обращая внимания на реакцию мальца, я, выдрав несколько пучков сухой травы, свернул их в жгут и поджег. Сунув веселый огонек в кучу сухих веток, подождал, пока они разгорелись, и снова жестом позвал его за собой. Надо было подогнать поближе к костру трофейных скакунов - мало ли какие здесь ночные звери водятся? Отвязав вьючную троицу, я мотнул головой на верхового, дескать, твоя работа, и повел их вверх. Они покладисто потопали за мной и смирно улеглись неподалеку от костра, как только я снял с них тюки - по моим расчетам в них не могло не быть еды и питья.
   Пока я возился с вьюками, наша компания пополнилась. Мой маленький пленник привел верхового скакуна, трогательно обняв за длинную шею и что-то нашептывая в черное ухо. Затем, воспользовавшись тем, что я отошел за своей клетчатой сумкой, быстро стянул что-то из вьюка и угостил своего подопечного.
   На еще светлом небе одна за другой загорались незнакомые звезды. Загорелись и мои рукотворные звезды - фонари, разложенные на траве. Собрав весь нехитрый свой скарб, ухватил пару фонарей и двинулся к костру. Давно на меня не смотрели с таким изумлением! Хотя откуда здесь людям знать, что такое солнечный фонарь!
   Правда, с установкой "светового барьера" пришлось повозиться - каменистую почву пришлось предварительно ковырять копьем, поэтому, когда все шесть огней были, наконец, размещены по периметру, черный бархат ночи уже окончательно пришел на смену розово-багряному атласу вечерней зари.
   Ветки в костре весело потрескивали, я подтянул к себе тот самый, вскрытый пацаном, вьюк, в котором обнаружились непривычного вида лепешки и сосуды из плодов какого-то растения. Отломив кусочек, я попробовал лепешку на вкус. Вроде есть можно, хотя надо бы сначала проверить, как на меня вообще подействует местная пища. В то же время и мальчишку морить голодом неприлично, что же я живодер, что ли? Беру в руки пару лепешек и "бутылочку" и протягиваю ему. Видно как парню страшно, но пересиливает себя, осторожно подходит, берет, не смея коснуться моих рук, провизию и быстрей-быстрей под бок к ушастому приятелю. Тот толкает мальчугана длинной шеей и, получив из его рук кусок лепешки, довольный устраивается на траве. Ночь стоит удивительно теплая и я успокаиваюсь - вдвоем они точно не замерзнут.
   Теперь надо позаботиться и о себе. Накидываю плащ и сажусь, прислоняясь к нагревшемуся за день камню. Ноги гудят, в желудке сосет, но хорошо! Эх, если бы это была моя Земля. Но увы ... Взошедшая на небосклоне "луна" грубо рушит мои мечты - она раза в два меньше нашей и отличается неприятным красно-серым оттенком.
   Меж тем лесная чаща, оставшаяся метрах в двухстах ниже по склону и принявшая вид темной стены постепенно наполняется свистом, треском и щебетом, и хор этот могуч и звучен. А еще там внизу разражается разноцветная световая феерия. Один огонек долетает прямо до нас и бьется в скалу. Оказывается, это - светляки, огромные, похожие на брызги салюта, ничем не напоминающие бледных северных собратьев. Их яркие бесшумные вспышки придают еще большую торжественность наступлению ночи.
   Мальчишка забылся беспокойным сном - спит, прижавшись к теплому боку скакуна. А я сижу, неспешно потягивая воду из растительной "бутылочки" и заедая лепешкой. Странное спокойствие и умиротворение снисходит на меня в этот час. Легкий ветерок доносит откуда-то издалека пряные запахи травы, слегка всхрапывают, беспокойно поводя длинными ушами, мои скакуны, а я просто сижу, впитывая в себя первую ночь в новом мире...
  
  
   Запретное кипу первого узла, сплетенное Амаута-Ильей
  
   В самом начале времен разгневался розоволицый Инти на супругов Тау и Керану и велел готовиться им к огненной смерти. Напрасно молили несчастные о снисхождении, неумолим был Бог-Солнце. И только лишь увидев слезы младшего ребенка, синеокого Ясу Ятере смягчился и поклялся перед казнью выполнить одно желание родителей. И ушел, дав тем на размышление одну ночь.
   - Мы готовы умереть, когда ты прочитаешь все, что изложено в этом кипу, - с этими словами Тау протянул Инти бесконечный шнур со множеством разноцветных нитей.
   - Вы хотите обмануть меня и избежать наказания! - в гневе воскликнул солнцеликий Бог. - Слово мое нерушимо, но, клянусь, что ваша смерть последует сразу же, если я увижу повторяющуюся нить или хоть один добавленный вами узелок. А пока скройтесь с глаз моих в самый дальний предел, ибо боюсь, что не сумею я сдержать своего гнева.
   А кипу, сплетенное Богами-прародителями, непростое. Каждый узелок, каждая ниточка на нем - это целая вселенная со своими богами и людьми. И особое место в этом плетении занимает наш мир - Айчерани. Он - это шнур, связывающий все остальные нити-миры воедино.
  
   Отдельно надо сказать о детях Тау и Кераны.
  
   Близнецам Ар д'Асу и Ар О'Хорну поручили родители ночью, пока грозный Инти не видит, вплетать новые нити в кипу миров, не забывая притом, что двух одинаковых быть не должно.
  
   Поэтому и появляются они в нашем мире только ночью, когда усталый Инти отправляется на покой. И каждую ночь спорят между собой, кто в какой цвет будет окрашивать вплетаемую нить Ар д'Ас в красные и пепельные тона или Ар О'Хорн в зеленые и золотистые. Ради этого и идет у них борьба каждую ночь - то один превозмогает, то другой, отчего и преобладают в разных мирах: в одних силы Природы и Жизни, а в других - Хаоса и Смерти. Но не может ни один пока победить окончательно.
   Остальные дети - Амо-Амо, Помберо, Курупи и Ясу Ятере были еще слишком малы, чтобы поручать им какое-нибудь ответственное дело. Росли они без родителей, каждый выбрал себе занятие по душе. У каждого из них свой нрав и прихоти, о которых здесь не место рассказывать.
  
   О старшем же сыне неизвестно ничего, даже имени. Только ходят слухи, что удалился он в Ману Тупуннак и там, в немыслимой дали, где смыкаются Начало и Конец Миров, ищет силу, способную противостоять силе Инти. Да еще шепчутся далекие звезды - внучки всесильного Инти, что иногда, когда очень уж расходились, грозя порвать Кипу Миров, Ар д'Ас с Ар О'Хорном, появлялся Он, каждый раз в новом обличии, разнимая близнецов. Оттого, говорят, некоторые из людей в глубокой тайне поклоняются Старшему, прозванному Пакачамаком, то есть Невидимым, прославляя весы, как символ Его.
  
  
  
  
   Вот так - в полумечтах-полудреме - посиживая у костра, я едва не пропустил преудивительного зрелища, какого никогда не увидишь в нашем мире. Медленно, будто нехотя, тонкий желтовато-зеленый серпик второй луны показался над вершинами гор. Некоторое время два ночных светила словно мерились силами, заставляя все предметы на земле отбрасывать тени самых фантастических цветов и очертаний, но, в конце концов, зеленое пересилило и загнало багрово-пепельного собрата за стену далеких гор на самом краю горизонта.
   -Да уж занесло тебя дружок. Только вот куда именно, хотел бы я знать.
   - Куда-куда... Как сказал бы Роджер Желязны - мы в каком-то похожем на Землю отражении. Причем с сильным сдвигом по времени, ну, или с задержкой в развитии. Вон, копья-то, бьюсь об заклад, обычная медь.
   - Ты не очень обольщайся насчет задержек в развитии. Видал, как этот их главный магией шарашил? Может они не по техническому, а по магическому пути развития пошли? Колданут так, что костей не соберешь! Так что прошу тебя - поаккуратнее, эта шкурка еще нам пригодиться!
   - И что ты предлагаешь, о мое второе Я?
   - Что-что... Не изображать из себя героя всех времен и народов и не лезть напролом. Нормальные герои всегда идут в обход!
   - В обход это как? Пойти и навечно затеряться в джунглях?
   - Ну, почему мне такой непонятливый собеседник достался? Не затеряться в джунглях, а подумать, где можно временно укрыться, чтобы хоть немножко в обстановку вникнуть. Пацана вчера на инфу раскрутил - молодец. Утром гипнотизни его еще разок, чтобы побольше об этом мире узнать, а заодно и о местах, которые запретны и почему. Может быть, там чуток перекантуемся.
   - Кто б мне мой внутренний голос гипнотизнул, чтобы он говорил только, когда спрашивают. Как я его спрошу, если ни слова на его языке не знаю?
   - Обруч этот колдовской одень и мысленно внушай, чтобы представил все запретные места в округе и что там за опасность можно встретить. А там уж и решим, как и что.
  
   Я глядел на медленно светлеющее небо непривычного оттенка. Шок от событий вчерашнего дня почти прошел и ко мне вернулась способность здраво мыслить. Пара дней, пока убитых не хватятся, у меня есть. Запас еды, пусть и небольшой, достался. Значит, надо побыстрее уйти в сторону от направления движения мага и найти себе укрытие. Ну, а потом уже решать, как жить дальше...
  
   Три недели спустя. Остров Итайпу.
  
   0x01 graphic
  
   Наипи очнулась от влажного прикосновения ко лбу. Кто-то прохладной влажной тряпкой обтирал ей лицо. Девушка медленно открыла глаза и приподнялась на локте.
   - Хвала Инти, ты очнулась,- незнакомый мальчишка лет десяти быстро вскочил с корточек и побежал вглубь пещеры, освещенной необычным красноватым светом. Что-то в этом освещении было неправильное, но тяжесть в голове не позволяла Наипи сосредоточиться. Меж тем парнишка уже возвращался, неся в руках небольшую тыкву-горлянку.
   - Вот глотни. Хозяин велел дать тебе выпить, когда ты очнешься, - с этими словами он поднес горлянку к ее губам.
   - Что это? - у неизвестного напитка был горьковато-вяжущий вкус и сильный травяной аромат. Вместе с тем девушка почувствовала облегчение боли и прилив сил.- Где я и кто твой хозяин?
   - Это пещера на острове...
   - На острове??? Это остров М'Боя, сына Ар д'Аса??? - ее голос прервался рыданиями. -Говорили же мне от судьбы не уплывешь на каноэ... И Тароба утонул...
   - Ну, не плачь ты! Никого здесь нет, кроме нас. А тебя Хозяин вчера под вечер приволок, только ты без сознания была, и вот, наконец, очнулась. Расскажи лучше, кто ты и как в воде оказалась?
   - Я расскажу, только сначала ты мне объясни, кто он, твой хозяин, и что тут, на острове М'Боу, делает. И еще,- она смущенно потупилась,- может, найдется что-нибудь поесть? У меня в животе пусто, как в сухом гуампе.
   - На, держи,- мальчишка притащил лепешку, кусок запеченной рыбы и калебасу с водой.- Правда, лепешек осталось совсем чуть-чуть, но здесь неподалеку я видел кусты маниоки. Мы с тобой сходим туда накопать корней?
   - Сходим,- кивнула Наипи, принимаясь за еду,- ты хотел рассказать о себе и своем хозяине.
   - Меня зовут Альсаусаль, скоро мне будет одиннадцать. Раньше я жил у старого Курисабы, неподалеку от ваки Усорпильао. Но он недавно умер. А Хозяин сказал, что будет звать меня Аль и добавил, что ему везет на непонятливых Алей. Я у него - не то шестнадцатый, не то восемнадцатый. Точнее, он это не сказал, а подумал.
   - Усорпильао? Это ведь где-то далеко на севере? Мой отец кипукамайок Игоби иногда рассказывал мне о ближних и дальних местах Богов. А почему не сказал? - девушка, поглощенная рассказом, даже прекратила жевать, вся обратившись в слух. - Разве ты можешь читать его мысли?
   - Только изредка, когда Он сильно злится. Или специально думает для меня.
   - Это как же?
   - Слушай, как тебя зовут? Наипи? Вот увидишь Хозяина и поймешь все сама! - Аль (Наипи так решила его называть) в раздражении отвернулся и замолчал.
   - Не сердись! Ну, не сердись, Аль! - она робко погладила мальчика по плечу. - Я же не хотела тебя обижать! Расскажи, как ты попал к своему новому хозяину - старый Курисаба тебя продал, да? Кто он и что он делает здесь - на острове ужасного М'Боя?
   - Он похож на человека, но человек или нет, я не знаю. Знаю только, что он великий колдун, не побоявшийся вступить в бой со старшим Вилькакамайоком Золотой Суйу и победить. А еще,- Аль понизил голос до шепота и непроизвольно кинул взгляд на занавешенный вход в пещеру,- он превращается в невиданное чудовище и глотает своих врагов. Его вид настолько ужасен, что у старого Курисабы не выдержало сердце, а мои ноги отказались ходить, хоть я и пытался убежать. Так я и достался Ему. Но это лучше, чем быть зарезанным на похоронах, чтобы сопровождать покойника и прислуживать Курисабе в Уку Пача - царстве мертвых.
   - А как зовут твоего господина?
   - Он велел называть себя просто хозяином, но я подслушал, что иногда он говорит сам с собой и называет себя Каа. Но ты смотри, не проговорись! И давай, теперь твоя очередь рассказывать.
   - Я с рождения была посвящена М'Бою, богу красной земли - сыну Ар д'Аса. Каждый год, чтобы задобрить его, избранницу бога, достигшую шестнадцати лет, сажают в каноэ и пускают плыть по течению к Пасти М'Боя. В меня был влюблен Тароба, сын пачак камайока, живший в соседнем селении, он и предложил мне бежать вместе с ним. Сначала я боялась и отказывалась.
   - Чего ж ты боялась, трусиха?!
   - Если бы нас поймали, то привязали бы на дороге огненных бродячих муравьев. Даже ягуар не рискует становиться у них на пути. Я однажды слышала, как кричит лапака, угодившая к ним. Бр-р-р, ужас! Лучше уж Пасть М'Боя. А два дня назад - пришла моя очередь. Меня с вечера раскрасили, как положено, и отвели в отдельную хижину. Все пошли веселиться, празднуя мое обручение с богом, а перед рассветом ко мне тайком пробралась моя сестра Араи и рассказала, что Тароба ждет меня у каноэ и надо бежать, пока есть возможность - все спят, упившись кауимой.
  
   0x01 graphic
  
   Тихонько, чтобы не разбудить храпевших стражников, мы выбрались и побежали к реке. Тароба уже ждал нас - каноэ было стащено на воду и нагружено припасами. Со слезами простившись с сестренкой, я торопливо забралась к нему и мы поплыли вдоль берега. Но удача отвернулась от нас - вскоре мы заметили, что за нами гонятся два других каноэ, в каждом из которых было по десятку воинов. Поняв, что незаметно уйти не удастся, Тароба стал править поперек реки, надеясь проскочить мимо Пасти М'Боя и укрыться на противоположном берегу. Но наши преследователи были уже близко, они стали стрелять и несколько стрел попали в цель. Раненый Тароба пошатнулся, и, как не пыталась я удержать его, упал в воду, опрокинув и наше каноэ. Последнее, что я услышала был крик радости стрелявших и сильный плеск воды, как будто в воду шлепнулся какой-то очень тяжелый зверь. А очнулась уже здесь.
   Аль, дай мне, пожалуйста, воды. У меня от рассказа пе... - слова застряли у девушки в горле - вход в пещеру закрывала огромная фигура Его.
  
   Запретное кипу второго узла, сплетенное Амаута-Ильей.
  
   В долине Бабочек жила красавица Наипи, дочь Игоби - вождя племени Гуарани. Ее выбрал в жены M'Бой, бог, который обычно перевоплощался в змею. До Наипи ни один человек не смел даже дотронуться. Однако, Тароба - храбрый воин, нарушил это табу. Он влюбился в нее, и она полюбила его. В день свадьбы индейцы выпили слишком много кауима, а M'Бой спокойно спал в своей пещере. Тароба и Наипи не стали терять времени и уплыли на каноэ по реке. Но M'Бой заметил их исчезновение и попросил Тау - главного бога Вселенной, помочь ему и дать побольше сил. Получив искомое и многократно усилившись , он полез вглубь земли, прорубив своим могучим телом большой разлом. Тароба и Наипи исчезли. Когда осела пыль от разлома, появились водопады и река Игуасу. Тароба превратился в одиноко стоящую пальму, а Наипи - в большую скалу. Когда солнце находится справа, появляется радуга, соединяющая дерево и скалу - это с нежностью и любовью обнимают друг друга Наипи и Тароба...
  
   0x01 graphic
  
  
   Словарь незнакомых слов.
  
   Ваку (Уаку) - место силы и поклонения Богам. Многие Ваку используются как места подзарядки магической энергией и Порталы для Перемещения.
  
   Варана - "плод, как глаза людей", плоды вьющейся лианы рода Паулиния, обладающие стимулирующим и лечебным свойством.
  
   Вилькакамайок - высший ранг жрецов Ар д'Аса или Ар О'Хорна, владеющих боевой магией. Как правило, заправляют всеми делами в подведомственных провинциях - Суйу.
  
   Гуампе - широкогорлый сосуд из тыквы-горлянки, в отличие от узкогорлого - калебаса.
  
   Йячах-колдун, в отличие от простых колдунов, умеет не просто использовать магию, но и общаться с потусторонними духами с помощью специального галлюциногенного напитка - айягуаски, призывая их на помощь или отпугивая.
  
   Кауима - слабоалкогольный напиток из маниоки, похожий на пиво.
  
   Кипу - особый "узелковый" способ письма и сами "записи"
  
   Кипукамайок - "чиновник, ведающий кипу" или "тот, кому поручено кипу", в империи Тауантинсуйу, создавали и расшифровывали узлы в кипу. Их деятельность можно приравнять к нотариусам и счетоводам.
  
   Пачапапа - олицетворение мужского духа плодородия
  
   Пачак Камайок - командир сотни воинов (авкак руна)
  
   Суйу - часть империи Тауантинсуйу (дословно - Четыре Суйу) - примерно можно перевести, как Княжество или Провинция. Каждой Суйу соответствует свой цвет:
   Чинчайсуйу - красный, Кольасуйу - золотой, Антисуйу - зелёный и Кунтисуйу сине-серый.
   Во главе - главный Вилькакамайок соответствующей Суйу, которому подчинены несколько старших Вилькакамайоков.
   Все военные силы Суйу возглавлял Атун Апу (примерно соответствует командиру легиона в Древнем Риме) - командир пяти тысяч воинов.
  
  
   Две недели спустя. Остров Итайпу.
  
  
   Ну, вот прошел уже месяц с того момента, как я очутился на Планете Двух Лун. С тех пор случилось такое множество разнообразных событий, что хватило бы, пожалуй, на пару лет обычной жизни.
   Ночь, сквозь которую доносится несмолкающий шум близкого водопада, подходит к концу. От реки веет прохладной свежестью, Наипи в попытках согреться все теснее прижимается к моему боку. Поправляю трофейный плащ, которым мы укрываемся, полностью укутывая ее маленькую фигурку. Славная девчушка, добрая и работящая, хоть и немного пугливая, но вот вбила себе в голову, что раз я вытащил ее из реки, то она принадлежит мне, и поэтому должен стать ее мужчиной...
   Вчера отправился проверять портал, и, возвращаясь раньше намеченного срока, невольно подслушал, как она жаловалась на меня Алю. Они пошли на край острова - туда, куда течение сносит оглушенную падением с большой высоты рыбешку. Я повалил в заводи несколько небольших деревьев и теперь остается только периодически собирать улов, застрявший в гибких ветвях, как в верше. Тропинка от Ваку Итайпу, как назвала это место - портал перемещения и место силы - Наипи, проходит невдалеке от заводи за негустыми кустами маниоки. Услышав их голоса, немного приостановился и постарался настроиться на мыслеобразы - с помощью обруча это получается у меня все легче и легче.
   - Аль, ну скажи, неужели я такая уродина, что мужчине противно даже взглянуть на меня? - глаза девчонки явно были на мокром месте. - Многие молодые воины заглядывались на меня, и из окрестных селений тоже, и лишь выбор M'Боя отводил их взгляды. А Он... Я прихожу к нему уже четвертую ночь, но ... совсем ничего. Только ласково прижимает к себе и укутывает плащом...
   - Что ты, На, - Аль пытался как мог успокоить ее. - Ты красивее всех девушек, что приходилось встречать! Может, у Него какое-то ихнее табу, о котором мы не знаем, Он же не из нашего мира. Или, может, Он уже старый и Ему не до женщин, хотя Курисаба по виду был намного старее, но частенько ходил ночевать на женскую половину...
   - Да нет, Аль, с этим как раз все в порядке. Позавчера я проснулась ночью и рукой..., в общем ... Надо мне, дуре, было самой...
   Черт побери! - краска бросилась мне в лицо. Теперь еще и ночью не расслабишься, за ней круглосуточно нужен глаз да глаз...
   - Знаешь, я вот еще что подумал, - Аль внимательно оглядел обнаженное тело девушки, которая совершенно его не стесняясь, выпутывала рыбу из тонких ветвей. - Раз ты была посвящена M'Бою, то, значит, не проходила обряда благодарности Ясу Ятере. Ведь боги ревнивы и ни один не примет того, что попробовано другим. Но такие девушки лишены милости Кераны и никто никогда не возьмет их, пока они не очистятся специальным ритуалом. На моей памяти за шесть лет старый Курисаба только раз проводил такое очищение...
   - Ой, спасибо тебе огромное, Аль,- Наипи звонко чмокнула смутившегося мальчика в щеку. - Ты ведь поможешь мне провести очистительный обряд?
   - Ну, я сам плохо помню подробности, но ...
   - Никаких "но", вспоминай немедленно - что надо делать? - почувствовав слабину, девушка уверенно "дожимала" собеседника. - Ведь через пару лет ты сам стал бы проводить обряды, разве не так?
   Разумеется, столь неприкрытая лесть сделала свое дело:
   - Так, - важно кивнул преисполнившийся собственной значимости Аль.- Надо дождаться ночи, когда и Ар д'Ас, и Ар О'Хорн пребывают в полной силе. По-моему, это случится через восемь ночей. Тогда идешь к йячах-колдуну, он нанесет тебе на тело оберегающий узор, и проводит до ближайшей Ваку, чтобы там ты принесла жертву Керане и Ясу Ятере.
   - Да, ты думай что говоришь! - Наипи была вне себя от возмущения.- Где же я здесь, на острове, найду йячах-колдуна? И откуда узнаю какую жертву приносить?
   - Узор сделать и я могу,- Аль был сама невозмутимость,- он такой же, что наносят всем девчонкам в этом случае. Ты только собери плоды вараны, их соком и будем делать узор. А насчет жертвы - по-твоему, что делают девушки, которые хотят выйти замуж и иметь детей? И для чего в каждом Женском Доме стоит фигура Пачапапы?
  
   Дальше подслушивать разговор я не стал. Весь красный как рак - ну, не могу привыкнуть, когда совсем еще дети всерьез и совершенно открыто обсуждают столь интимные дела - направился на другой конец острова к каменистой отмели рядом водопадом. Кажется, именно туда напором воды сносит все, что попадает в пасть M'Боя. Если это так, то стоит слазить в воду в поисках трофеев - обломки каноэ, потопленного мной в облике Удава, я уже несколько дней назад вытащил на дрова. При удаче может обнаружиться и что-либо из оружия - топоров и копий, которыми были вооружены утонувшие воины. Топор бы мне сейчас весьма пригодился.
   Накопление энергии в портале шло медленно, за три недели, судя по свечению камня обруча, набралось едва две трети от необходимого. С другой стороны и сам остров, и находящаяся на нем Ваку Итайпу являлись, по словам Наипи, абсолютным табу для местных жителей, как жилье бога M'Боя, что было нам весьма на руку. Еды пока хватало, хотя печеная рыба уже несколько приелась и я подумывал над тем, как бы устроить охоту на небольших свинок-пекари, стадо которых, голов этак тридцать, паслось на лесных полянках в глубине острова.
   Мой внутренний голос уже несколько раз заводил разговор о необходимости практиковаться в Обращении и изучении тайн местной магии, благо вокруг все было спокойно - уйдя сюда через далекий северный портал мы, похоже, сбили возможную погоню со следа. Но я все не мог пересилить свое созерцательно-расслабленное состояние, характерное для меня последние дни. И хотя с помощью носимого обруча уже с легкостью воспринимал мысли Наипи и Аля, а также на удивление быстро выучил основные разговорные слова, но дальше экспериментировать пока не особо хотелось. Я удовольствовался лишь тем, что добился полного контроля над змеиным телом во время Обращения. Да еще разгадал одну из загадок перстня, взятого у старика - он начинал покалывать палец, когда рядом была опасность: однажды небольшой крокодил вознамерился позавтракать Наипи, решившей искупаться. Не знаю, удалось бы ему выполнить свое желание, но Удав был явно против, и хищник из охотника превратился в дичь.
   Не успел еще смолкнуть испуганный крик схваченной за лодыжку девушки, как в небо ударил фонтан брызг. Длинное, полное сил, змеиное тело обрушилось на хребет зубастого охотника, заставляя разжать челюсти. Он привык быть хозяином положения, хватая и утаскивая сопротивляющуюся добычу на дно, где ее ждала смерть. Но в этот раз челюсти никак не могли ухватить врага, зубы лишь бессильно скользили по чешуйчатой броне, не в силах прокусить защиту. Лапы с острыми когтями яростно, но обреченно молотили воду, не справляясь с могучими удушающими объятиями противника, от которых хрустели ребра крокодила. Схватка в разом помутневшей реке длилась всего несколько минут - масса и силы были заведомо не равны, и поединок быстро закончился, правда, совсем не так, как рассчитывал зеленый разбойник.
   Когда все было кончено наступила закономерная реакция - каждую клеточку моего тела пронзили спазмы болезненного голода, организм властно требовал восполнения потраченной энергии. Казалось, что мозг совсем отключился, и я превратился в огромный сосущий желудок. На последних каплях сознания все же удалось доползти с задушенным крокодилом до пологого берега. Последнее, что отметил человеческий рассудок - Удав судорожно натягивает себя на лежащую поверх желто-серого песка добычу.
   Человеческое сознание возвратилось внезапно, будто кто-то невидимый щелкнул выключателем. До чего же приятно было лежать могучим змеиным телом на бережку, излучая во все стороны теплое сытое довольство! Ни забот тебе, ни хлопот - даже хвостом шевельнуть лень. И лишь тревога за моих подопечных заставила провести обратную трансформацию.
   Аля я нашел внутри, у самого входа в пещеру. В руках он судорожно сжимал копье, которое выпустил из рук, лишь увидев меня. Его била крупная нервная дрожь, но он держался молодцом, как подобает настоящему взрослому воину. А девчонку пришлось вытаскивать из самого дальнего уголка пещеры, куда она забилась в крайнем ужасе, и долго-долго успокаивать...
  
   Наипи снова с протяжным стоном шевельнулась во сне, видно взбудораженная тревожным видением. Ее руки крепко обхватили мое запястье и она всем телом прильнула ко мне, словно ища надежной защиты. Воистину, мы в ответе за тех, кого приручили. Но ведь мне надо домой...
   Что же нам с тобой делать, девочка?
  
  
   Неделю спустя. Остров Итайпу.
  
  
   Наипи стояла на коленях около массивной каменной глыбы и напряженно всматривалась в окутывавшее Место Силы зеленоватое свечение. В темной глубине камня появлялись и исчезали таинственные силуэты и, наконец, один из них, схожий с женской фигурой, проступил отчетливее.
   - О, великая Керана, Мать Богов! - девушка распростерлась на земле, протянув руки к неземному ведению. - Снизойди до бедной Наипи, рожденной на берегу вечногремящей Параракуау! Огромной дерзостью будет просьба, но, как женщина, о, Великая Мать, ты поймешь терзаемую чувствами душу! Лучший в мире мужчина - могучий воин и великий колдун, спаситель и хранитель, отнял покой и сон, поселившись горящим угольком в моем сердце! - Голос девушки дрогнул и прервался, перехваченный выступившими слезами, в капельках которых отразился образ любимого.
   - Однако, волею Судьбы, не могу быть его спутницей,- справившись со своим волнением, продолжала она,- потому как посвященная M'Бою, властелину красной земли, два года назад не принесла тебе и сыну твоему Ясу Ятере надлежащие жертвы. Научи несчастную Наипи, что нужно сделать, чтобы преодолеть стену запрета, вставшую между нами, и я отдам тебе все, что пожелаешь!
   - Встань, девочка!- легкий ветерок ласково взъерошил волосы на склоненной голове и нежно коснулся щеки. Слова возникали ниоткуда и тихим напевом звучали в ушах.- Я не сержусь на тебя. Возвращайся к своему очагу, а завтра вечером приведи ко мне своего избранника.
   Но прежде тебе надо будет сделать вот что...
  
   Наипи, придерживая обеими руками накинутый меховой плащ, семенила по лесной тропинке, стараясь не отставать от своего возлюбленного, который широкими шагами направлялся к Месту Силы. Время, назначенное Богиней, приближалось, колдовской напиток, вкус которого она до сих пор ощущала на губах, оказывал все большее действие, сотрясая тело чувственной дрожью. Впереди, в конце лесной тропинки, блеснула водная гладь, и показался речной берег с заветным Камнем Богов. Знакомое зеленоватое свечение разлилось по поляне, но вдруг остановилось в шаге от НЕГО.
   - Мой господин здесь, о, Великая! - девушка, обойдя спутника, сделала несколько шагов вперед, подойдя вплотную к Камню, который обнял ее своим мягким мерцанием.
   - Умница, девочка! Вижу, что сердце тебя не обмануло,- все тот же бесплотный голос волшебной музыкой зазвучал в голове Наипи. - Ты достойна своего избранника. Отныне нет больше никаких препятствий для вашего союза,- он благословлен именем Матери Богов! Смело отдавайся зову своих чувств! И ДА ПРОДЛИТСЯ ВАША ЛЮБОВЬ ДО САМОЙ СМЕРТИ!
   Голос стих. На мгновенье девушка замерла в нерешительности - хоть взаимоотношения полов и не являлись сколько-нибудь тайными, но Наипи, как посвященная владыке M'Бою, не очень прислушивалась к разговорам подружек о жарких ночах, проведенных с юными красавцами из других селений. Не получала она и советов умудренных опытом женщин, что слышит каждая невеста накануне первой брачной ночи. Сейчас же все нужно делать самой, уповая лишь на свои силы, на зов любящего сердца да на благословение Матери Богов.
   Плащ гигантской бабочкой вспорхнул и распростерся на мягкой траве. Прохладный ветерок холодил обнаженную кожу, но был не в силах погасить огонь страсти, сжигающий девушку. Наипи, сделав пару шагов назад, опустилась на колени перед своим возлюбленным, с нескрываемым изумлением наблюдавшим, как она обращалась к Великой Керане. Набедренная повязка необычного вида, поддалась ее рукам, открывая взору вздыбленную мужскую плоть.
   "Что же ты, медлишь, мой господин? Я же вижу, как сжигает тебя любовный огонь! Неужели власти Матери Богов недостаточно, чтобы устранить все барьеры между нами?"
   Заминка длилась несколько бесконечно долгих ударов сердца, но тут, словно в ответ на мысли Наипи, сильные руки мужчины (ЕЕ МУЖЧИНЫ!) приподняли девушку в воздух и ее глаза встретились с необычными серо-голубыми, как вечерние сумерки, глазами возлюбленного. В голове нежно прозвучал голос (ЕГО ГОЛОС!): "Ты взаправду хочешь этого?" Пересохшие губы еле слышно прошептали "Да!" и робко потянулись к мужским губам, сливаясь в первом поцелуе.... От нахлынувших чувств у Наипи перехватило дыхание. Внизу живота вспыхнул пожар, растекся языками пламени по всему телу и, дойдя до самых висков, опалил неистовым желанием глаза и язык. Девушка, стиснув зубы, плотно сжала веки, сохраняя в теле бушующую стихию, не позволяя огню страсти расплескаться раньше времени. ОН медленно поднимал ее все выше и выше, жадно покрывая тело поцелуями, до тех пор, пока она не застыла, полулежа на его сильных руках и открывая горящему взору и страстным губам нежно-розовый трепещущий бутон расцветающей женственности...
  
   А потом были раскинувшийся на траве плащ и сладострастный прибой, то возносящий на вершину наслаждения бестелесной легкостью полета, то погружающий в бездну с кипящей лавой неутоленного желания.
   Наипи потеряла счет приливам и отливам чувств, потеряла ощущение времени и только плыла по течению, повинуясь (О КАК ПРИЯТНА, ОКАЗЫВАЕТСЯ, БЫВАЕТ ПОЛНАЯ ПОКОРНОСТЬ!) движениям его нежных рук и прикосновениям горячих губ.
   Наконец, наступил тот долгожданный момент растворения в стихии страсти, вожделенно-сладкой боли и ощущения восхитительной упруго-непреклонной мужской силы внутри себя, взрывом горячего ливня усмирившей бушующее пламя. Два тела, казалось, слились в одно - настолько тесными стали объятья, и девятый вал страсти вознес обоих на самую вершину чувственного наслаждения...
  
   Наипи легко коснулась губами щеки мужчины, посылая мысль: "Спасибо, что ты есть, мой любимый господин. Впереди еще целая ночь, и я знаю, она будет не менее восхитительна, чем вечер. Позволь поблагодарить Мать Богов за ее доброе отношение ко мне!"
   Девушка поднялась и направилась к каменному монолиту, свечение которого стало еще сильнее.
   - О, великая Керана! Чем я смогу отблагодарить тебя за твою милость?
   - Своего первенца, которого понесла сегодня, отдашь в Кориканчу - квартал Богов в столице Тауантинсуйу. Его ждет великое будущее здесь, под небом двух Лун. Взамен я дарую вам долгое и счастливое путешествие по Кипу Миров. Гляди - что ждет тебя там.
  
   0x01 graphic
  
   Прямо над речной гладью распахнулось широкое окно в другой мир, полный огней и веселья. Праздник в огромном дворце, заполненном толпой народа, был в самом разгаре.
   Вдруг изображение приблизилось, и в стройной красавице в необычайном светло-розовом наряде и изящном головном уборе Наипи с изумлением узнала себя.
   - Неужели я стану такой? - но недоуменный вопрос повис в воздухе - из мгновенно схлопнувшегося окна вылетело золотисто-коричневое тело пумы. Огромная кошка приземлилась возле Камня, сбив ошеломленную Наипи с ног. Та вся сжалась и застыла, ожидая неминуемой смерти. Прыжок - свирепый хищник, пренебрегая недвижно лежащей девушкой, атаковал ее избранника, уже поднявшегося и готового к бою. Два тела - человеческое и звериное - сплелись в яростной схватке, а Наипи расширившимся взором уставилась на них, не в силах даже пошевелиться от ужаса.
   В вышине раздалось шумное хлопанье крыльев. В неверном свете Двух Лун глазам Наипи предстало сражение священной бело-серой птицы Курикинке
  
  
   0x01 graphic
  
   с черным как смоль, крылатым соперником. Тревога за судьбу возлюбленного пробудила разум. Словно какая-то сила сорвала пелену с глаз девушки, сразу вспомнились рассказы отца, что ни один Вилькакамайок не уходит просто так из жизни, его физическая сила воплощается в цветную пуму, а дух - в священную птицу, которые сообща приходят покарать обидчика. Неужели это происходит и на этот раз? И с кем же тогда она мысленно разговаривала у Камня?... Наипи, теряясь в догадках, перевела взгляд на скалу и снова остолбенела - вместо лика Матери Богов в зеленом свечении проступила ухмыляющаяся чудовищно-мерзкая харя.
   Тем временем на земле битва продолжалась с переменным успехом, ни гигантской кошке, ни человеку не удавалось добиться перевеса, а вот в небе черная птица явно брала вверх. Удар, еще удар тяжелым и острым, как наконечник копья, клювом и на землю летят бело-серые перья, предвещая бесславный конец Курикинке. Священная птица издала жалобный полустон-полуплач и попыталась спастись, спрятавшись в лесных зарослях. Не тут-то было! Черная молния сбила беглеца на лету, прямо в воздухе вырвав и поглотив трепещущее сердце жертвы.
   И о чудо! Сразу после этого звериное тело потеряло материальность и растворилось в воздухе, оставив на месте схватки только несколько клочков золотистой шерсти и слабый отблеск исчезнувшего зеленого свечения. Наипи подбежала к возлюбленному, покрытому кровоточащими ранами, нанесенными смертоносными когтями. Тот, ругаясь вполголоса на незнакомом языке, поднялся на ноги и успокаивающе приобнял взволнованную девушку:
   - Все хорошо, маленькая, опасности больше нет!
   - А ...
   - А ты, милочка,- ночную тишину рассекли мощные крылья и большая черная птица села на правое плечо ее избранника, уставившись на потрясенную Наипи блестящим глазом,- сходи-ка принеси нам воды, потому как эти воздушные схватки страсть как сушат глотку.
  
  
   0x01 graphic
  
   - Похоже тебе, мое материализовавшееся второе Я, никак не сиделось у меня в голове? Что ж, видеть частицу себя в образе мудрого ворона - это даже забавно. Но как прикажешь тебя называть? Хугин или Мунин?
   - Зовите меня просто ворон Хугимун, что значит "помняще-знающий",- пояснила для Наипи ученая птица. - Но ведь я же просил...
   Немного пришедшая в себя девушка кивнула и, подхватив пустой калебас из-под колдовского напитка, устремилась к реке. И там на нее обрушилось новое потрясение - прямо на линии воды застыла, ожидая ее, воздушно-белая шляпка из чудесно-будущего мира...
   ____________
  
   Примечания.
   Курикинке - горная каракара, священная птица индейцев, похожая на сокола, ее перьями украшались одежды правителей инков
   Хугин и Мунин -- пара воронов - спутников бога Одина в скандинавской мифологии, которые летают по всему миру Мидгарду и сообщают ему о происходящем. На древнеисландском Huginn означает "мысль", а Muninn - "память" (или "думающий" и "помнящий" соответственно).
  
   ____________
  
  
   Даже не взглянув на Наипи, ОН взял калебас с водой, сделал несколько глотков и протянул сосуд своей чудесной птице. Девушка почувствовала страшную ярость, клокотавшую в душе мужчины, и вдруг с ужасом осознала: "Ведь это Я виной всему! Из-за моей слепоты и доверчивости ОН чуть не погиб!"
   - Прости меня, господин мой! - в отчаянии юная гуарани упала на траву и залилась слезами.- Наипи заслуживает самого тяжкого наказания за то, что стала безвольной игрушкой врага и позволила ему нанести этот подлый удар!
   - Да-да! Накажи, да посильнее! - ворон оторвался от питья и неожиданно хихикнул.- Здесь неподалеку растут крепкие колючие лианы, вполне подходящие для такого случая. Принести парочку?
   - Друг мой, Хугимун, лианы сейчас без надобности, сам сумею наказать провинившуюся должным образом. А тебя прошу - слетай, посмотри - все ли благополучно в пещере?
   Черная птица с усмешкой прищурила блестящий глаз, понятливо кивнула и с громким хлопаньем крыльев устремилась в полет. Виновница, не успевшая даже удивиться или испугаться словам о предстоящем наказании, была сграбастана сильными мужскими руками и брошена на плащ лицом вниз.
   - Поняла, что нельзя быть такой наивной и доверчивой? - Наипи хотела ответить, но, как назло, мешал густой мех, который так и норовил залезть в рот и ноздри.
   - Что ж, необходимо тогда закрепить урок,- два хлестких шлепка по ягодицам особенно звонко прозвучали в ночной тишине.
   - Ай... - наказание было не очень больным, но донельзя обидным, тем более, что ее - любимицу отца - никто дома даже пальцем не трогал. Только ничего не поделаешь, приходилось терпеть, все справедливо: заслужила - получи.
   Девушка зажмурилась и напряглась всем телом в ожидании новых шлепков. Но вместо этого ОН, широко разведя ей бедра, властно и резко вошел сзади. От боли и неожиданности Наипи застонала, но напор только усилился. Казалось, ее господин еще продолжает схватку с врагом, все учащая и учащая удары, только теперь полем битвы стало девичье тело, откуда ОН пытался вышибить последние остатки враждебной силы. До крови закусив губу, девушка пробовала смягчить натиск мужского естества, стараясь двигаться в такт, но это не всегда удавалось. И тогда новые стоны слетали с ее истерзанных губ, а слезы сами собой текли и текли по щекам.
   К счастью "сражение" длилось не очень долго и прекратилось также внезапно, как и началось.
   - Прости, маленькая,- Наипи, в считанные мгновенья успевшая перевернуться на спину и сжаться в комочек, с радостью ощутила, что у НЕГО в голосе больше нет злобы, так напугавшей ее. Ярость боя ушла, в мысли вернулась (ХВАЛА БОГАМ!) нежная забота. - Я больше никогда не буду таким грубым.
   - Тебе не за что просить прощения, господин мой,- девушка с облегчением расслабилась и улыбнулась сквозь слезы, которые избранник старательно осушал поцелуями.- Если таково было наказание, то я готова вытерпеть в сто раз больше, лишь бы только твое сердце билось рядом с моим...
   А потом был новый прилив, своей ласковой нежностью смывший все страхи, тревоги и огорчения этого дня...
   ________
  
   Громкое хлопанье крыльев, раздавшееся почти два часа спустя, сбило медленное течение мыслей. Хугимун, спикировав, приземлился на речном пригорке рядом с моим усталым телом.
   - Осуждаешь? - обратился я к нему после непродолжительного молчания.
   - Завидую!- ворон подлетел к Наипи, забывшейся коротким сном совсем недавно, заглянул в безмятежное лицо, клювом поправил сбившийся было плащ и, оставив девушку в покое, продолжил.- И вот что хочу сказать тебе, старик, не терзайся всякими комплексами. Живи. Неизвестно когда мы сможем вернуться, да и сможем ли вернуться вообще. Так пусть хоть этой девочке рядом с тобой будет хорошо.
   - Только о ней заботишься?
   - Не только. Еще и о тебе. Хоть у нас теперь и разные тела, но спермотоксикоз еще никого до добра не доводил. И на тебе он сегодня вредно сказался - стыдно было смотреть - шел баран-бараном в приготовленную ловушку.
   - Становишься моей строгой няней?- я с досадой глянул на птицу.- Тогда буду звать тебя фрекен Бок.
   - Еще чего! Нянькой не нанимался,- Хугимун сердито нахохлился.- Но вот приглядывать за тобой приходится. И еще правилам приличия учить: чего развалился в голом виде?
   - А кого стесняться в родном отечестве? Да и здесь, как в древней Греции, не смущает никого обнаженное мужское тело, а некоторым даже очень нравится,- я едва удержался от соблазна показать ворону язык.
   - А мне не нравится!- категорически отрезал тот. - Давай натягивай плавки и рассказывай, что ты чувствовал и думал весь сегодняшний день.
   - Так ведь ты же чувствовал и думал вместе со мной, - повседневная одежда для влажной жары нашлась в траве неподалеку и заняла свое законное место на теле.- Или сам ничего не помнишь?
   - Дур-р-рак! - возмущению собеседника не было предела.- Одни подколки на уме! Надо же разобраться, чтобы не попасть снова в подобную ловушку! А когда проговариваешь все заново, то вспоминаются самые мелкие подробности, что и нужно!
   - Не сердись, Хуги, ты прав! - усевшись с ним рядышком, я ласково взъерошил черные перья.- Буду серьезнее. Итак...
   Вчера, когда Наипи попросила сопровождать ее к Камню, особо не насторожился - после случая с крокодилом она ходит по острову с опаской. Да и слова о ночном поклонении Великой Матери Богов тоже пропустил мимо ушей - кто знает какие здесь, на планете Двух Лун, приняты ритуалы? Немного смутило, что для поклонения надо пить какой-то особый напиток, но ни малейшего следа яда в нем не учуял, кольцо молчало об опасности, да и Маленькая пила отвар вместе со мной безо всяких вредных последствий. Весь день никаких странных ощущений не было. Бросилось только в глаза, что Наипи как-то по особому радостно-возбуждена, но не придал этому значения.
   - Продолжай,- понятливо склонил голову ворон.- По пути сюда ничего необычного не ощутил?
   - Пожалуй, нет,- пришлось заново рыться в памяти, но ничего особенного не нашлось.- Скорее только чувствовался прилив сил и сильное возбуждение.
   - Половое,- хихикнул Хугимун.
   - Сексуальное,- немного покраснев, признался я.- Слушай, мы мужики и можем говорить откровенно. Тем более сам просил вспомнить все самые мелкие подробности. Поэтому не издевайся.
   - Извини, больше не буду. А было возбуждение направлено на кого-то конкретно?
   - Н-нет. Просто по пути сюда, на поляну, меня бросало в жар и как бы распирало изнутри. Все тело била дрожь, но вот Наипи, как объект влечения я даже не воспринимал, хоть та и шла рядом. А вот здесь, когда увидел ее обнаженное тело, то просто обезумел от желания.
   Что это было, как думаешь? Неужели этот самый напиток так подействовал вблизи Места Силы? И поэтому девочка так настойчиво влекла меня сюда?
   - Не думаю. Тут выяснилась интересная вещь - в качестве награды победителю мне досталась вся память того самого мага, которого ты в образе Удава прикончил месяц назад. Правда, приходится долго рыться в ней, как в мусорной куче, пока не разыщешь нечто полезное. Так вот, у нашей девочки был комплекс, страшно угнетавший ее. Она была девственницей.
   - Комплекс? Да брось ты! Ей всего шестнадцать. С чего взяться этакому "синдрому старой девы" у совсем молоденькой девчонки?
   - Видишь ли, о, моя недогадливая половина, здесь совсем другие обычаи. Ты и сам бы мог об этом подумать и расспросить Аля поподробнее, он все-таки прислуживал тому старику-колдуну. Раз за все это время не удосужился, то послушай хоть сейчас.
   - Говори,- кивнул я Хугимуну,- весь внимание.
   - Так вот,- преисполнившись собственной важности, начал он "чтение лекции",- каждая девушка здесь, на Айчерани - планете Двух Лун, входя в возраст, приносит свою девственность в жертву Матери Богов Керане - олицетворению женского начала и ее сыну Ясу Ятере - символу мужского плодородия.
   Кстати, Ясу Ятере носит свое мужское достоинство обернутым вокруг пояса, представляешь?
   - Да уж,- негромко рассмеялся я,- воистину символ мужского плодородия! Всем другим мужикам до него как до неба!
   - Бог плодородия! Ему по чину положено! Но мы отвлеклись. Если какая девушка не принесла этой жертвы, не видать ей ни нормальной семейной жизни, ни хорошего отношения окружающих. Исключение - девственницы, посвященные другим Богам.
   - То есть те, которых собираются принести в жертву, как Наипи?
   - Не только. Есть еще, например, служительницы Храма Инти, которых никто не сбрасывает в водопад. Но главный принцип ты понял - Боги ревнивы и должны получать предназначенное им в "нетронутом" виде. Так вот, наша девочка тоже была такой избранницей. А когда ты отверг ее робкие попытки сближения...
   - Понимаю,- увидев мой протестующий жест, продолжал он,- у тебя в голове свои тараканы и сорокапятилетнему мужику с такой молоденькой девочкой сложно, особенно когда подсознание - "она сыну моему ровесница и мне в дочки годиться" - давит. Но представь, ей-то было каково? Потому и не нашла ничего лучшего, как пойти к Месту Силы - просить помощи Матери Богов.
   А тут этот самый маг. Он знал, где искать обидчика, но был не в силах открыть сюда портал, для этого ему нужна была помощь с этой стороны прохода. Но и это еще не все. Сил противостоять Удаву, даже в образе Золотой Пумы - воплощения жизненной силы Вилькакамайока, у него не было, и тогда в ход пошел хитро-изощренный план. Он ответил на мольбу Наипи голосом Матери Богов и велел приготовить колдовской отвар якобы увеличивающий чувственное влечение...
   - Но он и в самом деле вызывал желание, никакой виагре не сравниться!
   - Именно! Почему девочка ничего и не заподозрила, ведь она ощутила его действие на себе!- казалось, у ворона на все есть готовый ответ.- Но у напитка было и еще две особенности - он замораживал магию и блокировал перевоплощение.
   - Это точно. Как ни пытался, не мог перекинуться в Удава,- я провел ладонью по рваной ране от когтей хищника и скривился. Даже с помощью магии обруча заживление шло медленно, и пульсирующая боль напоминала о недавней схватке.
   - Маг дождался, когда девочка, получив желаемое, тут надо отдать и тебе должное - без твоих стараний не обошлось,- съехидничал ворон,- пойдет благодарить Богиню и, постаравшись увидеть картину будущего, потянется открыть... Портал, недоступный с той стороны. Хитроумный план очень достойного противника!
   - И этот план сработал бы, если Вилькакамайок смог предугадать появление главного действующего лица,- Хугимун горделиво встопорщил перья.- Меня! Когда ты схватился с пумой, а сверху атаковал этот пернатый недоделок, то в ответ на опасность наше общее подсознание швырнуло меня вверх. И в следующий момент обнаружил себя в теле Ворона - наверное потому, что мне всегда был по нраву Корвин Амберский.
   - Это чистая правда,- спорить против очевидного не было никакого смысла.- Но мне не дают покоя слова про первенца и про путешествие по Кипу Миров. Как думаешь, что в них действительно прозрение будущего, а что ложь? Хотелось бы побыстрее выяснить.
   - Утро вечера мудренее. Я попробую покопаться в завалах его памяти. А тебе лучше бы прилечь отдохнуть. Вон, Наипи оставила свободной половинку плаща. Не то,- в вороньей речи вновь прорезались ворчливо-ехидные нотки,- утром не сможешь доказать ей, что все случившееся не сон...
  
  
   _____
  
   Интерлюдия 1.
  
   Девять месяцев спустя. Санкт-Петербург. Васильевский остров.
  
   Оля Горбунова, акушерка одного из питерских роддомов, устало рухнула в мягкое кресло. Дежурство выдалось на редкость тяжелым. Почти весь день она провела на ногах, мотаясь от одной пациентки к другой. И лишь сейчас в третьем часу ночи наступило некоторое затишье. Пузатый фарфоровый чайник уже издавал бодрящий аромат, когда в сестринскую заглянула дежурный врач Елена Андреевна.
   - Олечка, а мне чайку не сделаешь? С бутербродиком?
   - Конечно, конечно. Бутерброд с сыром или колбасой?
   - Если можно с колбаской. Сыр не очень люблю.
   - Ну, тогда наливайте заварку по вкусу. Держите, вот ваш бутерброд, а я еще лимончик порежу,- на столе последовательно возникли чашки, блюдца, тарелка с несколькими бутербродами, сахарница и маленькие ложечки. Вскоре к ним добавился порезанный на дольки лимон и коробка с печенюшками.
   - Ой, глядите, Елена Андреевна, здесь прямо про нас пишут,- Ольга оторвалась от экрана ноутбука, с которым не расставалась уже почти год, и процитировала,- "Акушерка так часто называла меня зайкой, что мне захотелось морковки".
   - Это кто ж такое написал?
   - Подборку мне скинули высказываний рожениц, да все времени не находилось, чтобы прочитать.
   - Точно. Просто сумасшедший денек выдался. Еще и погода не на шутку разгулялась - грозища какая идет!
   - Ильин день - Илья Пророк громобой, по всем приметам так. Куда денешься...
  
   Страшный раскат грома заглушил последние слова. Электрические лампочки странно моргнули, но вновь ярко засветились, как ничего не было. Секунды спустя порыв ветра вместе с дождевыми каплями швырнул в окно что-то тяжелое. Вместе со звоном разбившегося стекла в помещение ворвалась большая черная птица. По-хозяйски сделав вираж над столом, ворон уселся на открытую дверцу шкафа. От изумления женщины застыли восковыми фигурами.
   Покосившись на лежащий на столе аппарат, крылатый пришелец наклонил голову, словно к чему-то прислушиваясь, а затем произнес, ни к кому не обращаясь:
   - Добрался до места. Да, здесь.
   - Г-г-говорящий... - начала отходить от испуга акушерка.- Не порезался? Может, бутерброд хочешь?..
  
   Новый удар молнии, еще сильнее предыдущего разорвал ночную тьму за окном. Последовавший раскат грома оглушил так, что женщины непроизвольно сжались, напрочь забыв о крылатом госте. Свет моргнул и окончательно погас.
   -Ну, вот, еще этого не хватало, - едва успела возмутиться Ольга, как тут же в кромешной темноте появилось призрачное зеленоватое свечение, через которое проступили контуры высокого мужчины, держащего на руках беременную женщину. Накативший мистический ужас переполнил сознание, врачи вцепившись друг в другу, уставились на видение как загипнотизированные.
   - Никто не причинит вам вреда, срочно нужна помощь, - слова возникали прямо в голове, гася страх и успокаивая. - Доктор, нельзя терять времени, силы оставляют ее,- мужчина полностью материализовался и по хозяйски уложил свою ношу на кушетку. Женщины, ведомые профессиональным инстинктом, как по команде кинулись к роженице.
   Только тут Ольга разглядела, кого им принесли - это было юное очаровательное создание небольшого росточка, к тому же совсем без одежды. Страдание, написанное на лице, и руки, обхватившие большой живот, не оставляли сомнений в диагнозе - начавшиеся роды будут тяжелыми.
   - Вы как это? Вы кто? - Елена Андреевна переводила взгляд то на роженицу, то на мужчину,- и вообще..., мы не можем ничего сделать без света. А мамочку надо срочно в родовую вести.
   - Придется роды принять здесь! А свет,- мужчина, вытащив из висевших на поясе ножен, необычного вида кинжал, полоснул себя по левому запястью,- сейчас будет.
   Несколько мгновений он ждал, пока в подставленную чашку соберется достаточное количество темной, почти черной, крови. Затем замысловато прищелкнув пальцами, пробормотал что-то под нос. Яркая вспышка заставила всех зажмурить глаза и вдруг ("Вот это да!" - промелькнуло у Ольги) затарахтел резервный генератор, молчавший уже несколько лет из-за отсутствия солярки. Лампочки вспыхнули в три четверти обычного, и стало возможным разглядеть незнакомца. Высокий, загоревший почти до черноты, мужчина, всю одежду которого составляли кожаные штаны, возраст явно перевалил за сорок - в длинных волосах, схваченных металлическим обручем, и короткой бородке вовсю серебрились седые нити. Он вопросительно глядел на врача, и Елена Андреевна опомнилась:
   - Бегом за всем необходимым.
   Ольга, понятливо кивнув, устремилась к двери.
   - Нет! - совершенно непостижимым образом дверь захлопнулась у нее перед носом. А окровавленное лезвие заплясало в сантиметрах от горла старшей.- Хугимун принесет сам. А вы обе - к ней!
   Спорить с взвинченным человеком, мистически возникшим из ниоткуда, да еще размахивающим тяжелым боевым ножом, никто не стал, тем более, что ворон понятливо кивнул и спустя две минуты вернулся с упаковкой стерильного набора для операции и целым пакетом лекарств. Потрясенные, женщины оставили роженицу, переводя взор с незнакомца на птицу, пока их не подхлестнула новая команда:
   - Что так и будем столбами стоять? Делайте дело, я сказал!
   Взяв себя в руки и прихватив принесенное крылатым помощником, Елена Андреевна с Ольгой вернулись к роженице.
   - Ничего, зайка, потерпи,- врач погладила тонкую руку, намертво вцепившуюся в покрывало,- все будет хорошо. Оля, быстро вводи по два кубика внутривенно.
   - Поняла, Елена Андреевна, делаю!- акушерка уже доставала дежурный набор для инъекций, ввела требуемые препараты, но спустя несколько минут огорченно ойкнула.- Они же совсем на нее не действуют! У меня первый раз такое! А кровь так и хлещет. Вон девочка белая вся.
   - Вижу. Черт, и разбираться некогда,- врач закусила губу и перевела взгляд на мужчину,- вы бы хоть медицинские документы принесли. А так - кто знает, какие лекарства можно, какие нет? Не навредить бы...
   - Обычные не действуют? Плохо дело! Тогда так,- он снова резанул руку и взял окровавленной ладонью маленькую ладошку своей подопечной, которой сразу стало заметно лучше - успокоилось дыхание и исчезла синюшная бледность лица.
   - Что-то срочно делать надо, девочка сознание потеряла. Елена Андреевна, кесарево? - вопросительно подняла глаза на врача Ольга.
   - Придется делать кесарево,- утвердительно кивнула та. - Анестезия позарез нужна - иначе смерть от болевого шока.
   .- Я сам буду анестезией и лекарствами. Только времени у нас всего-навсего час, на большее меня не хватит!
   - То есть как?- Елена Андреевна не поверила своим ушам.- Вы анестезиолог?
   - Я и анестезиолог,- пришелец левой рукой коснулся щеки женщины, которая враз онемела, как при новокаиновой блокаде,- и анестезия в одном флаконе. Правда, не очень долгая. Торопитесь.
   Сила, исходящая от незнакомца, не позволяла усомниться. Дальше обе работали молча и сосредоточенно. Прошло совсем немного времени и (о, радость!) раздался первый крик малыша.
   - Девочки, у вас все в порядке? А что...- в распахнутой двери стоял пожилой охранник, еще один, помоложе, выглядывал у него из-за плеча.
   БАЦ!!!
   Докончить фразы он так и не успел. Гигантское змеиное тело вынесло обоих в коридор, оставив лежать на полу сломанными куклами.
   - Быстрее, давайте ребенка сюда,- спустя пару мгновений страшно осунувшийся мужчина стоял около акушерки, занимающейся кричащим на всю сестринскую малышом. - Мы все немедленно уходим.
   - Но я еще даже не до конца закрыла шов,- Елена Андреевна, даже не успев толком испугаться столь шокирующему превращению, подняла на него недоумевающие глаза.
   В этот момент молодая мама впервые открыла глаза. Ее взгляд, полный тревоги и недоумения, несколько мгновений блуждал по незнакомой комнате и лишь когда к ней склонился мужчина, успокоился. Похоже, она и впрямь не чувствовала боли. Благодарно улыбнувшись, роженица прошептала:
   - Спасибо, Каа,- и, устало откинувшись на кушетку, снова прикрыла глаза.
   - Мальчик!- Ольга подняла ребеночка повыше.- Богатырь! Прямо настоящий Илья Муромец будет, недаром в Ильин день родился! Сейчас мы тебя...
   - Некогда! Я почти не контролирую Удава! - камень обруча зловеще полыхнул багровым.- Уходим! Хугимун, приберись тут!
   Незнакомец бережно поднял маму с малышом и шагнул во вновь появившееся зеленоватое сияние. Новый близкий удар молнии, оглушительный раскат грома и они исчезли вместе с короткой вспышкой. Темнота вновь забрала сестринскую в свои объятья. Казалось, наваждение отступило, а все произошедшее представлялось галлюцинацией или сном.
   - Кар-р-р! Вы ведь будете хорошими девочками и никому не расскажете о том, что было сегодня?- в кромешной темноте хриплый голос Ворона прозвучал особо зловеще, вернув женщин к действительности. Впрочем, никакой агрессии в интонации не ощущалось.
   - "Да будет свет!", сказал монтер,- щелчок клювом и сестринская озарилась чудесным (хотя женщины уже устали удивляться чудесам в эту ночь!) розовым светом. Птица взлетела Ольге на плечо и уставилась на нее блестящим глазом.
   - Знаю, записываешь разные истории из жизни?
   - Ну, да... Иногда пытаюсь,- последовал робкий неуверенный кивок.
   - Тогда дер-р-ржи,- ворон вырвал из крыла и протянул ей свое черное перо,- незаменимая вещь для писателя. Только про нынешнее происшествие писать ничего не надо.
   0x01 graphic
  
   Он слетел на кушетку и вгляделся в большие пятна крови, оставленные юной роженицей. Опять полыхнула вспышка, и, откуда ни возьмись, с безупречно чистого покрывала вспорхнули две изумрудные бабочки и застыли в руке каждой из женщин изящным кулоном.
   0x01 graphic
   Ворон, удовлетворенно кивнув, перебрался на стол, где остановился возле запачканной кровью чашки. Под его пристальным взором она "потекла", стала менять очертания, пока не превратилась в изящную маленькую посудинку, благоухающую непривычным травяным ароматом.
   - Каа'гуа, целебная трава, растущая под небом Двух Лун,- важно пояснил он.- Попр-р-робуйте, не пожалеете!
   0x01 graphic
   - Погоди,- Оля распахнула шкаф и лихорадочно рылась в своей сумочке.
   - Где же он? Ведь был, точно знаю! А вот, нашла. Передай малютке,- она протянула птице образочек с изображением Ильи-пророка.
   - Благодар-р-рю! Пр-р-рощайте! - и только громкое хлопанье крыльев отметило исчезновение птицы.
  
   Наутро в роддоме только и говорили о страшной ночной грозе с градом, перебившим немало окон, об аварии на электроподстанции, обесточившей на несколько часов пол-Питера, да о странной амнезии у двух охранников, налетевших на стену в темном коридоре. Высказывались самые фантастические версии и предположения. И лишь двое, Елена Андреевна и Ольга, давшие друг другу слово молчать о произошедшем, знали истину...
  
  
  

Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"