Тимофеев Александр Сергеевич: другие произведения.

Вр: "Ключ". Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выложено 30/10/2010. Обсуждается до 13.11.2010


   Машину Хирург решил бросить, не заезжая в деревеньку, где жила Знающая. Кривой проехал по трассе назад, в сторону Красноярска, километров восемь - десять и утопил Москвич в каком-то не широком, но довольно глубоком водоеме. Видимо, раньше, тут был карьер. Брали гальку или песок, с заросшего густой травой берега не понять. Главное, что вода почти без звука поглотила автомобиль, и с дороги его не видно. Добираться до поселка теперь пришлось пешком, но и это было на руку Хирургу. Насколько он помнил из прочитанного в Библиотеке "ТадащХас", идти на поклон к Знающей лучше всего именно так - пешком, а стучаться в дверь в темное время суток. Ночь - это её время, и бабка будет спокойна. Хирург надеялся, что если соблюсти этот своеобразный этикет, то уж с порога не прогонит точно, а там.... как кости лягут. При этих мыслях он нехорошо усмехнулся своей кривой волчьей улыбкой, и решил, что таскать на себе бесчувственного халдея, будет слишком большой для официанта честью. Да и силы сегодня ещё могут понадобиться. Сунув ненадолго лицо Саши в муравейник, он привел его в сознание.
      Через полчаса марша по березняку вдоль дороги, когда в голове официанта перестали плясать чёртики, и ему удалось выковырять из ушей последнего злобного муравья, он увидел вдали медленно ехавшую фуру. Кривой шел, не оборачиваясь впереди. Саша решил, что удобнее случая уже не представиться и попытался, вопя во всё горло, сбежать ещё раз. Не удачно. На этот раз бить его не стали, но Кривой пообещал переломать ноги. Он умел убеждать, а если что-то обещал, то делал обязательно.
      Саша был сообразительным пареньком и понял, что раз его до сих пор не прикончили, то он зачем-то ещё нужен. В качестве заложника, например. Официант сменил тактику. Громко звать на помощь не рискнул, но канючить не переставал ни на секунду. Ноги в своих лакированных туфлях Саша натер почти сразу. Он периодически оступался и падал, а поднимался тяжело, всхлипывая с шипением на губах от боли в кровавых мозолях. Пеший переход давался ему нелегко, точнее не давался совсем, и показывать актерскую игру не было никакой нужды, - настроение под стать.
      - Дяденька, ну пожалуйста, отпустите меня. Я никому ни чего не скажу правда-правда, - тихонько скулил Саша.
      - Не ной, - отвечал Хирург, но тот всё не унимался.
      - Дяденька, я больше не могу.... Ну зачем я вам нужен? Никто за нами уже не гонится, а я честно-честно....
      Хирург отличался дьявольским терпением, но минут через сорок не выдержал и он. В один обманчиво плавный, тягучий прыжок Кривой оказался рядом с официантом, зажал его голову своими ладонями, как в тисках, и уставился в испуганные голубые глазёнки. Саша в ужасе завизжал и начал бестолково размахивать руками, от усердия разорвав подмышками рукава своей некогда белоснежной рубашки. Ещё секунд пять он извивался всем телом, кричал и ругался, но затем начал постепенно затихать, пока его голос сначала не перешел в шепот, а затем истончился совсем. Руки Саши безвольно опустились вдоль туловища, взгляд потускнел и сделался бессмысленным, как у идиота. Только что слюни не пускал.
      - Идем, - скомандовал Хирург и подумал, что надо было сразу его так усмирить. Меньше вышло бы возни, но тогда он не смог бы подпитываться страхом официанта. Палка о двух концах, а простые решения, как известно, не всегда самые верные.
      Вскоре, Хирург вышел к неприметному съезду и с трудом разобрал на прострелянном в двух местах указателе, что до деревеньки осталось ещё два километра четыреста метров. Название было частью соскоблено, частью заляпано подозрительного вида коричневой субстанцией и не читалось никак. "Ну и черт с ним", - подумал Кривой и не торопясь двинулся вперед. Две раздолбанных колеи змеились вглубь березовой рощицы, теряясь за поворотом. Идти даже по такой, мягко говоря, плохой дороге оказалось не в пример легче, чем по лесу и шаги быстро отмерили приблизительно половину пути. Не дойдя до поселка с километр, Хирург свернул в березняк. Официант ожившей куклой следовал позади, повторяя в точности его движения. Саша даже улегся на прошлогодние листья, точно также разбросав в сторону руки, когда Хирург остановился и начал понемногу черпать силы от самой Земли.
      Существа на планете не берегут собственной энергии, порой, расходуя её впустую, бездумно выбрасывая на ветер. Земля, как огромный аккумулятор собирает по крохам жизненные силы, чтобы в нужный момент, в нужном месте выплеснуть наружу. Вот и получается, что в одном краю и дети здоровее, и леса гуще, тогда как в другом, соседнем, даже рожь не колосится.
      Знающая явно не наобум поселилась в этой округе. Тоненький родничок силы бил из самых недр, лениво расползаясь по горизонту. Он был настолько мал, что почувствовать его издали не представлялось возможным. Хирург и сам бы прошёл мимо, если не острая нужда в подпитке. Сегодняшний день вымотал его изрядно. Последние несколько часов он держался только за счет бурных эманаций официанта, но после того как халдея пришлось собственноручно закапсулировать, все естество Кривого молило хотя бы о маленьком глотке живительной энергии и на рефлексах сканировало округу. Хромой уже очень давно не выкачивал себя до остатка, всегда оставляя запас, и что такое жить обыкновенным человеком позабыл совсем. Когда его тело, минуя сознание, само свернуло в сторону от дороги и улеглось на землю, Кривой понял, насколько близко от опасной грани оказался на этот раз. Словно загнанная лошадь он пёр напролом, и не остановился бы, пока не умер, но что-то живущее внутри, что-то сильнее его воли и разума властно взяло управление в свои руки. Инстинкт, привитый Вратами, требовал покоя и силы. Лёжа на приятно холодившей разгоряченную плоть земле, Хирург постарался полностью отключиться. Получалось плохо, мешала навалившаяся усталость, а также выворачивающая суставы боль. В какой-то момент силы окончательно покинули Кривого, и на него топором палача обрушилась спасительная тьма.
      Через несколько часов Хирург также резко очнулся. Ему казалось, что прошло всего несколько минут, но смотревшие с небес звезды говорили обратное. За то время, пока он валялся в отключке наступила ночь. Теперь можно было идти к Знающей. Ритуал соблюдён.
      Тело почти не болело, слабые искорки покалывали в ногах, и затекла шея, но на это можно смело не обращать внимания. А вот о том, что бабка не могла не заметить, как он, пусть в беспамятстве, воровал энергию, определенно стоило задуматься. Старая карга, по-любому, считает этот родник своей собственностью, и возможно, уже сейчас готовит ему парочку не приятных сюрпризов. "Что ж, тем хуже для неё", - блеснул зубами Хирург, с наслаждением потянулся, хрустнув шейными позвонками, и скомандовал официанту - "За мной".
      Деревенька производила впечатление игрушечной. Насколько можно было рассмотреть в свете уличных фонарей (они горели!), не по-российски чистенькая, с ровными аккуратными домиками за вычурными, скорее, символическими заборчиками. Собаки сидели на цепи, а свиньи не рылись в отбросах - не было тут мусорных куч. Даже дорога последние метров пятьсот стала образцовым проселком. Чудеса, да и только.
      Хирург уже много лет как разучился удивляться, но сам факт отметил, а внутренний голос ему подсказал: "Немцы живут. Потомки военнопленных". Встретив только одного похрапывающего под забором пьянчужку, за всё время своей короткой экскурсии по этой деревеньке он утвердился в своей первоначальной мысли. Контраст с тем, что открывалось в начале пути, был разительным. Поворот от федеральной трассы на жалкое подобие дороги, ведущей к посёлку даже заметить трудно, тогда, как в самой деревеньке присутствует почти осязаемый порядок. Знающая приложила много усилий, чтобы место её проживания привлекало как можно меньше не нужного внимания. "Не удивлюсь, если тут даже участкового нет. Сколько не присылали, а все куда-то пропадают", - усмехнулся Хирург. Старая карга начинала ему нравиться. Обстоятельная такая ведьма, опытная и, скорее всего, сильная. Лучше и придумать нельзя.
      "Это я правильно зашел, теперь главное, чтобы помогла", - думал Хирург, остановившись рядом с очередным домиком, как близнец похожим на своих собратьев справа и слева. - "Попробуй тут разбери, в котором бабка живет. Если не чувствовать как я, ни за что не найдешь. Номеров нет, названий улиц тоже. Все избушки одинаковые, а закружить не желательного гостя в трех соснах - это Знающие завсегда умели, как никто другой".
      Хирург толкнул калитку и прошел к дому по присыпанной речной галькой дорожке. Входная дверь была открыта настежь, а в сенях, больше по запаху, угадывались пучки трав, развешанные по углам. Голова у Кривого сразу же закружилась, в глазах задвоилось, и вторую дверь, ведущую в жилую часть дома, он толкал, пытаясь справиться с отравлением в усиленном режиме качая собственную кровь через печень. - "Ай, да бабка! Молодец ведьма!", - восхитился Хирург, и на ослабевших ногах ввалился в полутемную комнатушку. В нос сразу же ударил запах кошек, сгоревшей каши, не мытого тела. Пол был настолько загажен, что, казалось, мусор с него никогда не убирался. На белёных стенах красовались разводы, а по углам притаилась паутина. Малочисленная мебель и домашняя утварь выглядели убого, взгляду не за что было зацепиться, кроме, пожалуй, разномастных куцых половичков. Они встречались повсюду: и на низенькой скамеечке, и на не заправленной постели с серым от грязи бельем, и на русской печи перегораживающей дом пополам. Не было их только на полу. В тусклом свете керосиновой лампы отражалась нищета, призванная символизировать дряхлость хозяйки дома и её неспособность вести хозяйство.
      - Хорошо маскируешься, - стоя у порога, тихим низким голосом сказал Хирург.
      - Проваливай, - раздался бодрый, совсем не старческий голос откуда-то справа, из-за занавески, идущей от печи и до противоположной стены.
      - Дело есть.
      - У меня с Перевороченными делов нету никаких. Шагай куда шёл! И Куклу свою, что у калитки оставил с собой забирай!
      - Мне нужна помощь, - бесцветно выдавил из себя Хирург, и попытался на уже чуть окрепших ногах сделать шаг вперед. Ему это удалось, но едва Кривой оторвал от пола вторую ногу, как получил весьма увесистый удар по затылку, прилетевший из ниоткуда. Бабка делала предупреждение.
      - Стой, где стоишь! Или нет, проваливай, черти тебя задери! Я тебе уже помогла. Сок Земли испить позволила? Позволила.... К людям выйти разрешила? Разрешила.... Иди, стучись на постой в другую хату, окаянный! Вот и делай после этого добро....
      - За мной гонятся Тамплиеры. Ищейка уже села мне на хвост и в этот поселок теперь заглянет точно. Если не поможешь сбить её со следа, нет нужды сушить сухари..., и тебе, между прочим, тоже. Подвалы у Братьев глубокие, а суд скор. Сожгут с молитвами на следующий же день, да тебе ли не знать, - отрешенным, монотонным голосом попробовал зайти с другого конца Хирург. Если ведьма откажет в третий раз, останется только уйти. Или, как вариант, можно было потянуть время, чтобы восстановиться после бабкиных травок, пыльцу которых Кривой так опрометчиво вдохнул в сенях. Ещё минута-две, а там быстрый рывок и.... Все что нужно - это заглянуть ведьме в глаза, тогда он её сломает. В этом Хирург не сомневался. Как, впрочем, и в том, что Знающая вряд ли допустит такого развития событий и попытается вышвырнуть его раньше.
      - Крестяки, - выплюнула как ругательство бабка.
      По ту сторону занавески раздался грохот, что-то зазвенело и покатилось по полу. В этот момент Хирург попробовал подобрать под себя ногу. Замерев на полушаге, он так и стоял неудобно раскорячившись. Едва обе ноги оказались вместе, а Кривой приготовился к рывку, как тут же получил ещё один, но уже более серьезный удар по затылку.
      - Не озоруй! И буркалы свои к земле направь. На что способен ведаю, знавала я одного Перевороченного. Ох, и давно это было....
      Ведьма снова чем-то загремела и, отодвинув рукой дальний от входа край занавески тяжело ступая, вошла в комнату. Чем она там занималась, Хирург не видел, смотрел строго под ноги, дышал глубоко и ровно. Бабке хочется чудить - пусть ей. Согласилась, вот что важно.
      - Всё, могёшь глядеть. Токмо извиняй, гуторить так будем. Пужливая к старости стала.
      Хирург вкинул глаза и в первую минуту не понял, о чём ведьма речь ведёт. Напротив, у дальней стены, стояла сгорбленная старушка в цветастом платке. Прищур с крестьянской хитринкой на круглом, добром лице не таил в себе ничего угрожающего, тем не менее, что-то тут было не так. Кривой Знающую видел, ощущал идущий от неё запах полевых цветов, но не чувствовал совершенно, чего, в принципе, быть не могло. Хирург в недоумении покрутил головой, подошел поближе и на середине комнаты уперся в невидимую стену. В следующее мгновение, его осенило. То, что он принял за мусор на полу, на самом деле являлось элементами незавершенной пиктограммы Аол. В незаконченном виде он её просто не узнал, зато теперь, когда ведьма вошла внутрь и передвинула пару предметов, все стало на свои места. Вон тот засушенный хвост ящерицы в северном углу пиктограммы символизировал, надо понимать, его самого, а пучок омелы и первоцвет у бабкиных ног в сочетании с ещё десятком ингредиентов служил своего рода колпаком, спрятавшим ведьму от любого сканирования. Очень тонкая и кропотливая работа. Знающая его ждала и приготовилась, как могла. Кривой и сам пришел не с пустыми руками, но чтобы использовать своё основное "оружие", погружение в состояние измененного сознания, ему не требовались "костыли" и времени сам процесс занимал немного. Хирургу случалось справляться за несколько секунд. Нужны были лишь мгновения полной отрешенности от окружающего, и его организм начинал работать в другом режиме. Мысли становились четкими и ясными, внутри зарождалась непоколебимая уверенность в собственном превосходстве, а возможности тела увеличивались многократно. Мускульная сила, выносливость, скорость реакции, зрение, слух и обоняние выходили далеко за человеческие рамки. Энергии всё это съедало не меряно, но ведь и потребность в активных действиях возникала не постоянно, а восстановить запасы особого труда не составляет. Конечно, Сила есть не везде, и нужно уметь её видеть, но при наличии практики ничего невыполнимого тут нет.
      - Хм..., - уважительно кивнул подбородком Хирург, а про себя подумал - "То-то коврики с пола прибрала, а я, валенок, дважды два связать не смог. И отраву свою в сенях развешала, что бы соображать перестал. Молодец ведьма.... Зря я с ней ещё тогда, как только почуял, не познакомился".
      - Ты мне леща не забрасывай, не девица, чай. Толком дело говори. И присядь уже, давай, не мельтеши, окаянный.
      Хирург подошел к левой стене и опустился на низенькую, враз на ноги не вскочишь скамеечку.
      - Дело к тебе пустяковое. Кто такие Тамплиеры и почему они нашего брата не любят, рассказывать нет нужды - не первый десяток живешь, наверняка встречались. Так вот, заставила меня нужда из норы вылезти, тут их Ищейка и прицепилась. Обложили плотно, но от погони я, на время, оторвался. Помоги со следа сбить. В долгу не останусь. Если мешает там кто.... Ты только намекни, я ведь про ваши пацифистские заморочки в курсе, сделаю в лучшем виде, - якобы в усталости прикрыл глаза Хирург. Незачем Знающей видеть, какие черти отплясывают внутри его ока.
      - Погодь, погодь. О цене, вообще, никто ничего не говорил. Слишком многое про нас брешут, - с обидой сказала Знающая. - Может, я тебе за так помогу, за красивые глаза, голубь сизокрылый. А может, и у меня какой счет к Крестякам найдется? Ты лучше вот что поведай, как ты вообще смог уйти-то? Бабушка моя ещё сказывала, будто нет от Ищейки спасения. Коли, Дух твой почуяла, то остановит её лишь смерть, ничего боле. Может, ты у нас казачок засланный?
      - О-о-о мать, однако, долго ты из своей глуши носа не показывала. Про Обряд, конечно слышала? - Хирург дождался утвердительного кивка и продолжил. - Раньше Тамплиеры проводили его вслепую, "как бог распорядится" - говорили Братья. Теперь они могут инициировать людей на заранее выбранное усиление способностей. Скажем, нужен тебе боец. Выбираем человека из военных, ну, чтобы наверняка в нем этот дар присутствовал, хоть и в зачаточном виде. Ты же знаешь, душа всё равно стремиться к тому, в чем склонность имеет и рано или поздно, но дар проявится. А они постоянно следят за перспективными кандидатами. Всю жизнь могут следить, и когда убедятся, делают предложение, от которого нельзя отказаться, - абсолютно без эмоций говорил Хирург. Если бы не ставил ударения, то ощущение, что разговариваешь с машиной, было бы полным. - Сначала промывают мозги своими россказнями о Великом пути Знания, который должен приподнять все человечество на новый уровень, приблизить людей к Богу, а затем проводят Обряд. Знаешь, что они делают после? Особенно, если ты не очень проникся идеями Братства?
      - Не отвлекайся, давай.
      - Итак, нужен Ордену боец. Человека уже выбрали, идеологическую подготовку провели, и осталось дело за малым, собственно сама инициация. Ещё лет двадцать назад в таинстве Обряда присутствовал элемент случайности - в результате мог получиться нисколько не изменившийся воин, но зато, например, гениально играющий на скрипке. Бывает, Дар прячется так глубоко, что опознать не возможно, а бывает, и нет его совсем. Современный уровень технических знаний позволил Тамплиерам измерить возмущения полей во время Обряда. Не спрашивай как, я не специалист, объяснить не смогу. Только знаю я точно, что ученые Ордена создали устройства, с помощью которых могут генерировать похожие частоты. Сейчас, они способны таким образом воздействовать на инициацию, что получают в результате человека с заранее известным талантом к убийству, коли речь ведем о воине. Уровень такого бойца будет пониже, чем у прошедшего полноценный Обряд и действительно имеющего Дар воина, но зато таких недоделков Тамплиеры могут создавать вообще из любого человека. Из любого.... Правда, по статистике, выживает только каждый двести тринадцатый, но когда это Орден волновало?
      - Ой, ты, чёт больно мудрёно сказ ведёшь, - всплеснула руками Знающая. - Мне, старой, и не понять вовсе. Правильно я мыслю, будто Крестяки споганили Обряд и теперя из людёв без Дара строгают монстров не обученных? Ох-ох-ох.... Совсем совесть потеряли, и куды только Всеведущая Праматерь смотрит?
      - Можно сказать и так. Новые Ищейки - как раз один из побочных результатов в попытке создать идеального ловца ведьм, - с усмешкой, не глядя на Знающую, ответил Хирург. - Эти люди способны снимать энергетическую матрицу и отслеживать перемещения объекта. Чем ближе такая Ищейка, тем точнее может указать место.
      - То бишь, если по-нашему, то она твой Дух запомнила и теперича чует куда сбёг....
      - Что-то вроде. Только..., есть ещё одна странность. Уверен, что именно эта Ищейка - мужчина. Видеть не видел, но голос его слышал. Конкретно где я есть, он пока не знает, но чувствует, что рядом. Иначе Тамплиеры уже давно были бы здесь. Вот и получается, что Ищейка, которая села мне на хвост неполноценная, из новых. Его нужно поставить на четкий след, а я постарался отрезать все концы. Даже если привезут человека с Даром, а таких не много, то ему нужно будет меня хотя бы один раз увидеть. Поэтому, до тебя и смог дойти. Сейчас Орден уже задействовал все спецслужбы региона и как только они определят направление, в котором я скрылся, через час, максимум два Тамплиеры будут в этой деревне.
      - Складно брешешь, да вот токмо бабушка говорила, нет спасу от Ищеек, нету и всё тут, - повторила Знающая.
      - А может бабушка и способ, какой хитрый рассказывала, раз уж до внучки своей дожить сподобилась?
      - Способ, способ.... Токмо смерть, ты что глухой?
      - Это я и без тебя знаю. Но меня к Ищейке близко не подпустят. Охраняют как мавзолей при Советах.
      - Не могу я грех на душу брать, - в сердцах воскликнула Знающая. - Сам гуторил, ведаешь про нас малость, чего пристал? Беги лучше, пока можно. Сховайся где-нибудь, авось и забудут про тебя Крестяки.
      - Про меня не забудут, - уверенно возразил Хирург. - Я им на любимую мозоль наступил. А грех на себя возьму, не переживай. Пропустишь через меня своё колдовство и будешь спать спокойно.
      - Ты, голубь, никак спятил! Чужой грех он ведь в два раза тяжелее на том свете аукнется. Не боишься?! И потом, я же сама знать буду, что человека потравила. Праматерь не простит.
      - Я в таком Аду побывал, что меня уже ничем не напугаешь, - глухо прорычал, взлетевший со скамеечки Хирург. - Если ты мне не поможешь, клянусь всем, что дорого - я убью тебя. - Мимолетное раздражение быстро покинуло Кривого, и последнюю фразу он проговорил спокойным зловещим тоном так, словно собирался пообедать, и стало понятно, что слово своё сдержит обязательно. - А потом вырежу всю твою деревню и сожгу лес в округе.... В этих местах не останется ничего живого, даже птицы будут облетать его стороной. Всё, время просить по-хорошему вышло. - Медленно, но неотвратимо как сама смерть Хирург приблизился к пентаграмме и уперся руками в невидимую стену. Вместо его глаз на бабку смотрели темные, пляшущие языки пламени. В голову Кривого тут же ударила кочерга, затем в ногу впилась вилка, а за шиворот опрокинулся чугунок с кипятком. По комнате закружился вихрь из домашней утвари и нацелился на Хирурга. Сердце сжала холодная скользкая лапа, а грудь сдавило так сильно, что не удавалось вздохнуть. Из ушей и ноздрей Кривого потекла кровь, и он услышал, как похрустывают его кости. Не обращая внимания, Хирург давил руками в созданную Знающей преграду. Чувствуя, что стена начинает прогибаться, он усилил натиск и вдруг услышал молящий голос ведьмы.
      - Не губи, старую.... Помогу я тебе! Не губи!
      Хирург ударил, для порядка, пару раз кулаком в невидимую преграду и отступил на шаг назад. Фокус удался, и в дополнительной агрессии не было нужды, но моментально выйти из боевого транса невозможно. Поэтому Кривой ещё несколько минут из стороны в сторону мерил шагами комнату, утирая кровь и наблюдая, как в изнеможении осевшая на пол ведьма, приходит в себя. Короткая, но выматывающая, яростная схватка не прошла бесследно не только для Хирурга. Платок с ведьмы слетел и тяжелые, не смотря на возраст, черные как смоль волосы растрепались по плечам. Едва отдышавшись, первым делом бабка покрыла свою голову. У Знающих всегда было слишком много условностей. Например, они считают, что черпают свою силу от Всеведущей Праматери. Чтобы получить энергию, или, как говорят ведьмы, испить Сок Земли, им приходиться совершать много обрядов, на взгляд Хирурга совершенно лишних. А ещё, Знающие верили, что Праматерь не одобряет убийства человека, и оступившуюся ведьму ждало наказание в виде лишения Дара. Самое интересное, механизм работал стопроцентно. И чего тут больше - мистики или самовнушения разобраться не мог никто. С таким отношением к миру ведьмы не дожили бы до наших дней, если не одно НО. Праматерь делала исключение в случаях, когда её последователям угрожала расправа. Тут уже все средства были хороши и оправданы. Главное, чтобы сама Знающая поверила в свою скорую смерть. Парадокс, конечно, но так уж был устроен их мир. Опытные практики, изредка, прибегали к этой лазейке. Если загнать сильную Знающую в угол и использовать её Дар на полную мощь, то возможности открывались поистине фантастические. Другой вопрос, что сделать это удавалось не каждому. Ведьму "без тормозов" остановить очень и очень непросто.
      - Знала же.... Ох..., - с кряхтением, упершись ладонями в пол, бабка поднялась на колени, передохнула секунду и встала на ноги. - Знала же, что дел с Перевороченным нельзя иметь никаких. Вот и помогай потом людям....
      - Тоже бабушка подсказала? - Хирурга мелко потрясывало от переизбытка в крови адреналина. Эстроген и тестостерон бурлили в жилах не меньше и требовали выплеснуться наружу всепожирающей яростью, но Кривой умело держал себя в руках, балансируя на грани выхода из состояния измененного сознания. Энергию следовало беречь.
      - Нет. Это я своей внучке такой наказ оставлю, - заметив искру интереса на лице Хирурга, ведьма быстро добавила, - и думать не смей окаянный, я тебя за неё в порошок сотру, не побоюсь и гнева Праматери.
      Кривой только пожал плечами и отвернулся к окну. Как-то подозрительно тихо стало вокруг, даже собаки не лаяли. Он вгляделся в ночную тьму через грязное стекло, прислушался к себе и, не оборачиваясь, произнес - Ты давай, твори своё колдовство, а то поздно будет.
      - Ага, токмо ты сперва клятву дай, что не убьешь.
      - Нет проблем, - стоя спиной к ведьме ответил Кривой, - Клянусь.
      - Э-э-э, не-е-е.... Ты Привратником поклянись.
      Хирург резко повернулся на пятках, моментально "уходя" в боевое состояние, в его глазах без белков снова забилась тьма, будто пытаясь вырваться наружу. - И много вас таких умных развелось? - чуть врастяжку спросил Кривой.
      Ведьма взгляд выдержала и, нисколько не смутившись, ответила - Достаточно.
      - Если поможешь избавиться от погони, я не причиню вреда, но только с условием, что и ты не станешь покушаться на мою жизнь, здоровье и разум. Обещаю..., и Привратник тому свидетель. - Кривой вновь отвернулся к окну, - теперь довольна?
      Знающая молчала. Пауза затянулась, и стало слышно, как кривой в злости скрипит зубами.
      - Если я нарушу договор, да покарает меня Привратник, - выдохнул Хирург и зашипел от боли. На левой половине его головы, рядом с уже имеющимися тремя шрамами, сама собой начала появляться ещё одна отметина, словно кто-то не видимым ножом медленно разрезал плоть. Она проползла от макушки через затылок и завершила свой бег на шее. Темный ручеёк крови скользнул за шиворот и остановился. Края раны непостижимым образом начали затягиваться, в воздухе запахло палеными волосами и сгоревшим мясом.
      Что при этом чувствовал Хирург, ведьма могла только догадываться. Вмешиваться она не стала, но, увидев такие метаморфозы, целостность пентаграммы нарушила. Сдвинула ногой пучок омелы буквально на сантиметр, этого оказалось достаточно, чтобы непреодолимая стена между ней и Перевороченным исчезла. Теперь, нарушить слово, он при любом раскладе не сможет. Что уж там происходит, по ту сторону нашего мира, и кто такой Привратник ни одна ведьма с уверенностью сказать не сумеет, да и сами вернувшиеся оттуда б-о-о-о-льшая редкость. Тем не менее, слухи о Клятве просочились и упорно витают в среде Знающих.
      - Эвона как корёжит, не врал значится, - о чем-то своем под нос пробормотала бабка, - Слышь, голубь сизокрылый, - громче произнесла ведьма, - может мазью помазать? Сама делала, по старым рецептам. Боль как рукой снимет.
      - Нет. - Терзало Хирурга изрядно, но позволить этой травнице к себе прикасаться, а уж тем более "лечить" - верх самонадеянности. Отсутствием подозрительности Кривой не страдал. - Давай, начинай своё шаманство.
      - Ведарство, голубь, ведарство от Праматери доставшееся. Мы не какие-то там плясуны с бубнами, - обиделась Знающая.
      - Мне всё равно, начинай. Если нужно там что, типа..., - Хирург указал рукой на пол, где валялись травки, корешки, перья и засушенные части животных, - то ты не стесняйся, говори. Только не медли, время уходит, - Кривой почти физически ощущал, как петля погони затягивается вокруг его шеи.
      - Шустрый ты больно. Окромя силы не требо тут, токмо надобно по более чем имею, не накопила я столь, не ждала тебя. Ты ж, имени-то Ищейки мне не скажешь, обрисовать не сможешь. Как найду на кого порчу слать? Токмо и остается по зацепу, что на тебя повесили, обратно до погани дойти, да нить не утерять. А вот когда сама почую Ищейку твою, тогда и.... Но на енто одного Дара маловато, уж больно тяжкая работа, а без благословления Праматери мне не осилить вовсе.
      - Будет тебе "батарейка", не переживай, - сказал Хирург и толкнул дверь в сени, предварительно зажав рукой нос и задержав дыхание. Прошелся по углам, свободной рукой, обернутой в подобранную тут же половую тряпку, снял со стен хитрые бабкины травы и отнес их в дальний конец огорода, к нужнику поближе. Сам он от действия этого лесного сбора уже оправился, а вот официанта ударная доза природного яда собьет с ног однозначно, что было крайне нежелательно. В грядущем ведьмином колдовстве халдею уготована центральная роль.
      Хирург взял официанта как ребенка за руку и отвел в дом. Посреди комнаты уже стоял потертый табурет с виднеющейся кое-где голубой краской. Вот на него-то ведьма и усадила Сашу.
      - Поклади ему свою ладонь на шею, в аккурат под кадык, и подприжми малость. Токмо не усердствуй, задохнется, а вторую руку, мне давай, - командовала Знающая. - Да не енту, другую руку тяни, левую. И чему вас, мужиков, учат? Как голову свернуть - это мы могём, это враз каждый заторопиться....
      - Что, и всё?
      - А тебе, голубь чего надобно? Ищейку потравить, али фуйверков красочных? Дурное дело не хитрое, - вздохнула Знающая. - Молчи лучше, окаянный.
      - Больше уговоров было, - буркнул Хирург и замолчал, почувствовав, как начинают холодеть пальцы в цепкой бабкиной ладошке. Другая рука наоборот начала нагреваться, да так, что, казалось, сейчас кожа покроется волдырями. Сквозь его тело, как река струилась Сила. Энергия, высасываемая из официанта, то переполняла Кривого, то выкачивалась ведьмой. Странное ощущение. Ему ещё никогда не приходилось чувствовать себя этаким своеобразным насосом.
      Халдей усыхал на глазах. Кожа его покрылась морщинами, а глаза запали и вокруг них появились иссиня чёрные круги. Волосы официанта поредели и словно присыпались пеплом. Хирург с интересом наблюдал, как с ужасающей быстротой молодой, здоровый паренёк превращается в старую развалину. В тот момент, когда изо рта халдея начали выпадать зубы, ведьма что-то прошептала, разжала свою ладонь и процесс перекачки живительной силы остановился. Кривой с сожалением в глазах, как держал, так и приподнял официанта за шею с табурета. Это оказалось совсем не сложно, то, что ещё две минуты назад было человеком, теперь весило килограммов сорок, не больше. Хирург немного сожалел, что не удалось досмотреть, как этот мешок костей усохнет до конца. Поворачивая его из стороны в сторону, он что-то внимательно разглядывал, параллельно решая удавить официанта прямо сейчас, или всё-таки не мусорить у бабки и донести это чучело до леса. В качестве жеста доброй воли.
      - Ты, выю-то отпусти, живой ведь исчо, - попросила ведьма.
      - Зачем он тебе? А-а-а..., для колдовства приспособить хочешь. Ну, коли, нужен - забирай. - Хирург разжал пальцы, и тело с глухим стуком брякнулось о деревянный пол.
      Знающая только покачала головой. Бесполезно объяснять Перевороченному, что хочет выходить несчастного, в ком душа еле держится. Для него этот человек ненужный свидетель и самый простой способ заставить его замолчать - закопать под ближайшей елью.
      Кривой прикрыл глаза, на миг замер, прислушиваясь к собственным ощущениям, и глубоко вздохнул, поводя плечами. Не обманула ведьма. Всё сделала честь по чести. Гнетущее чувство опасности, не покидавшее последние несколько часов, испарилось без остатка.
      - До встречи, - произнес Хирург и быстро вышел из дома.
      - Не приведи Всеведущая. Чур, меня, чур..., - поплевала ему вслед Знающая и присела рядом с официантом. Поводила рукой вокруг его лба, нахмурилась и прошептала, - Ну и чем ты его так озлобил, малыш? Эх-эх-эх, говорила мне бабушка, не имей дел с Перевороченными....
      Региональное управление Федеральной службы безопасности РФ по Красноярскому краю.
      В кабинете начальника управления было жарко. Кондиционеры работали, но с перебоями, чего в принципе быть не могло. Да и вообще, странностей в этот день хватало. Близился второй час ночи и задействованные в поимке террориста сотрудники возвращались в контору. Задержать преступника "по горячим следам" не удалось и теперь в отработанную схему требовалось вносить коррективы. Главы отделов, набросав на скорую руку отчёты о проделанной работе, поодиночке и небольшими группами входили в кабинет шефа и, скрепя в гнетущей тишине ножками стульев, рассаживались за длинным Т-образным столом. Кидая друг на друга заинтересованные взгляды, они ждали, пока слово возьмет недавно назначенный начальник управления. В их коллективе, Воскресецкий человек новый, и как он себя поведёт в такой не простой ситуации, не знал никто. Пока, главный ФСБ-шник края никак не проявлял своего неудовольствия. Просто поднимал взгляд на только что вошедшего, указывал на стул, и быстро, по диагонали, просматривал очередной принесённый отчет. Он заметно нервничал, так ведь и поводов хоть отбавляй. Первая же операция, в которой принял участие в качестве координатора, обернулась полным провалом. Погибли три спецназовца и гражданский. Ещё один боец с тяжелыми ранениями угодил в больницу, официант злополучной "Бочки" пропал без вести, а результата нет - террорист ушел и сейчас разгуливает на свободе.
      Собрались почти все, запаздывал только глава аналитического отдела, но это было понятно. Информация поступает каждую минуту и её столько, что на обработку требуется время. Тянут до последнего, как обычно. Руководители подразделений, присутствовавшие в кабинете шефа, не имея другого полезного занятия, начали потихоньку переговариваться и кидать сочувствующие взгляды в сторону сидевшего особняком подполковника спецназа Валентина Юрьева. Предыдущий начальник управления не очень жаловал группу захвата, совершенно незаслуженно считая её бойцов недалекими солдафонами, а подполковника открыто недолюбливал за прямоту и резкость высказываний. Вызывали его обычно только на расширенные совещания и не часто, а мнение по тому или иному вопросу спрашивали и того реже. Даже место выделили в самом конце стола. Юрьеву на все эти танцы и подковёрные игры было глубоко наплевать. Дело он своё знал отлично и накладок не случалось. До сегодняшнего дня.
      - Начнем, пожалуй, - прервал шепчущихся подчиненных Воскресецкий. - Что у нас с контактом Хирурга? Почему до сих пор этот профессор не даёт показания? Плохо спрашиваете? - Вопрос был адресован начальнику следственного отдела.
      - Никак нет, - поднялся со стула грузный и одышливый старший следователь. - Можайский Владимир Олегович, кандидат исторических наук в настоящее время обследуется у медиков. Наши специалисты считают, что он невменяем. Либо сошел с ума, либо находиться под воздействием сильнодействующего психотропного препарата. Результаты лабораторного анализа его крови будут готовы утром. Товарищ генерал, я указал это во втором приложении к своему отчету. Там же приведено предварительное заключение медиков.
      - Так, теперь вижу.... - Воскресецкий пролистал доклад, быстро просмотрел последнюю страницу и отодвинул от себя аккуратную стопочку отчетов. - Подведу итог. Мы с вами, господа офицеры, в полной заднице. Оперативно-розыскные мероприятия по горячим следам....
      "Да, это ты, товарищ генерал точно отметил. И глубже всех в этой жопе я и мои ребята", - со свойственной ему самокритичностью подумал подполковник спецназа. - "Чего уж тут, так бы и говорил: налажал в этот раз Юрьев. Господа офицеры, можете поблагодарить за бессонные ночи коллегу. Ишь как глазенками своими стреляют. Да и ... им всем в ... на ... а потом ещё разок ... и ...". - Не помогло. Настроение у главы отдела специального назначения осталось паршивым донельзя и ожидаемое взыскание или даже смещение с должности тут было не причём. Трое бойцов погибли при выполнении рядовой операции и ещё один скорее мертв, чем жив. Каждого он знал лично, за каждого нес персональную ответственность. Валентин Юрьев гордился тем, что за время руководства отделом его люди всегда возвращались домой. Задержания, "командировки" и другая, порой весьма специфичная деятельность обходились без потерь. До сегодняшнего дня. В тысячный раз задавая себе вопрос, как такое могло случиться он находил только один ответ - мистика.
      - Можно сказать и так, подполковник, - сквозь туман горьких мыслей донесся до Юрьева голос генерала. Задумавшись, он не заметил, как последнее слово произнес вслух. - Вот только сути дела это не меняет, - продолжил Воскресенский. - Утром я жду от всех вас свежих, не тривиальных идей. Совещание окончено. Подполковник Юрьев, останьтесь на пару слов.
      "Ну вот, пришло время получать люлей", - спокойно подумал начальник отдела спец операций. - "А что не при всех? Устроил бы показательный суд. Народ бы порадовался. Вот предшественник твой, никогда себе в этом удовольствии не отказывал". - Юрьев смотрел как его коллеги выходят из кабинета, бросая на него заинтересованные взгляды, и на лице подполковника появилась угрюмая решимость. Он был просто обязан хотя бы попытаться выгородить своих ребят.
      Ожидая тяжелый разговор, подполковник заранее проиграл мысленно несколько вариантов диалога. Сейчас они стремительно мелькали в голове, перемешивались и создавали сумбур. Как оказалось, домашние заготовки не понадобились. Генерал-лейтенант начал совсем не с того, что Юрьев ожидал услышать.
      - Приставления погибших к наградам, выплаты пенсий семьям, в общем, все по максиму.... Разберись, подготовь и ко мне на подпись. Завтра с утра начну пробивать....
      - Так точно, - удивленно ответил подполковник. Всё это, конечно, он бы сделал и сам, но вот обычно лишнюю копеечку приходилось выгрызать зубами, продираясь сквозь такие бюрократические барьеры, что....
      Они немного помолчали. Один в недоумении, а другой, задумавшись о чем-то своём.
      - Как так получилось? - нарушил молчание Воскресецкий. - Если без протокола.
      - Э-э-э-э-э..., - замялся Юрьев. - Не могу знать. Рациональных объяснений не нахожу. Я в своих людях уверен как в себе. Руководивший захватом капитан Звягинцев в рапорте детально описал почти каждый шаг и я не нашел к чему можно придраться. Всё было сделано правильно и на высоком уровне, вот только объект оказался.... Это дьявол какой-то. Он будто предсказывал следующий шаг группы захвата и действовал на опережение. Если бы не дурацкий приказ брать живым.... Плюс спешка. Мы даже с планом здания не успели ознакомиться, и то, что есть ещё один выход, через подвал, нас также никто не предупредил. Да, чего теперь-то говорить, поздно уже, ребят не вернешь.... - Развел руками руководитель отдела спец операций.
      Было ещё кое-что, но выглядело оно невероятным, и Юрьев решил промолчать. Сразу же после провала операции по захвату, он прибыл на место одним из первых, ещё до экспертов, прошёлся тем же маршрутом, каким уходил Хирург, и отметил не укладывающийся в здравый смысл факт. Подвал перегорожен на три секции. Каждая запирается на металлическую дверь. И вот два таких хозяйских запора, с мощными железными косяками (не новодел бутафорский) оказались выломаны из стены с корнем. Криминалисты, конечно, точнее скажут, но.... Если бы спросили его мнение, то ответ бы обескуражил любого. Подполковник считал, что вся эта покореженная груда металла оказалась на полу вследствие удара ногой. Бред конечно, но на одной из дверей в глубокой вмятине Юрьев разглядел четкий след ботинка. Если приладить железяку на место, то отпечаток окажется как раз на высоте бедра человека. Объяснение найти можно чему угодно, и интуиция подсказывала опытному подполковнику, что рано или поздно оно появиться и для этого факта. Например, наступили ногой позже, когда дверь валялась на земле. Как они оказались выбиты? Так спецназ же гранаты кидал. Какие ещё могут быть вопросы? И вообще, Юрьев, тебе заняться нечем? Вот только от мысли, что рисунок подошвы на обуви группы захвата един и не имеет ничего общего с обнаруженным, уже никуда не денешься. Кроме спецназа и террориста в подвал давно никто не заходил, так откуда отпечаток там мог появиться?
      Многолетняя служба научила подполковника спецназа не задавать лишних вопросов и держать своё мнение при себе. Поэтому он просто повторил факты, указанные в своем же докладе и замолчал, ожидая, когда генерал соизволит его отпустить.
      На столе Воскресецкого замигала лампочка селектора и, словно очнувшись, начальник управления поднял глаза на Юрьева в красноречивом жесте.
      - Разрешите идти? - подхватился подполковник.
      - Вы свободны, - ответил генерал и потянулся за трубкой телефона.
      - Слушаю.
      - То-оварищ генерал, - раздался голос немного тянущего слова адъютанта, - на-ачальник а-аналитического о-отдела по-одполковник Ба-алябин.
      - Пусть войдет, - ответил Воскресецкий и задумался о том, как с такой дикцией майор до сих пор на своем месте сидит. - "Хотя.... Дело он своё знает на отлично. Не назойлив, и не лизоблюд", - чего генерал на дух не переносил. - "Пусть посидит пока, присмотримся".
      - Разрешите войти? - на пороге по стойке смирно замер высокий подтянутый красавец.
      "Ну, прямо хоть сейчас на агит плакат", - мелькнуло в голове Воскресецкого. - "Время третий час ночи, а вид бодрый, прическа волосок к волоску, штиблеты блестят и на брюках ни складочки".
      - Заходите подполковник, - разрешил генерал. - "Нет, ну прям как мой адъютант, у них что, соревнование такое? Кто лучше выглядит? Точно, оставлю майора в приемной. Он и мой мундир в божеский вид приводить будет", - подумал Воскресецкий.
      - Что-то припозднились вы с докладом, - пробурчал генерал, потирая виски ладонями. Заработанная ещё в юности мигрень временами давала о себе знать.
      - Около часа назад произошёл несчастный случай с одним из сотрудников аналитического отела, - отчеканил Балябин. - Выезжал на опознание.
      - Что произошло?
      - Судя по всему, лейтенант напросился с милиционерами в рейд по патрулированию прилегающих улиц с целью обнаружения угнанного террористом автомобиля. Меня он в известность не поставил, и даже эта информация поступила от дежурного УВД. Постфактум. Уже возвращаясь с дежурства, машина ДПС попала в аварию на Коммунальном мосту. Водитель МАЗа не справился с управлением и на большой скорости выехал на полосу встречного движения. Наш сотрудник погиб на месте.
      - Дайте-ка угадаю, лейтенант Морозов, - полу утвердительно произнес генерал и внимательно посмотрел на руководителя аналитического отдела.
      - Так точно. - На лице Балябина не дрогнул ни один мускул. - Разрешите идти?
      - Вы свободны, - ответил Воскресецкий и потянулся к селектору. Его рука застыла, не дойдя до кнопки считанных сантиметров. Генерал задумался на минуту, встал из-за стола и вышел в приемную. Адъютант занимался тем же чем и всегда, разгребал его бумаги. Что-то пойдет на подпись, что-то вернётся на доработку, а часть отправится прямиком в архив.
      - Майор, приведите ко мне контрразведку, - прервал бесконечное перекладывание бумаг Воскресецкий. - Доставить лично.
      Если адъютант и удивился такому приказу, то внешне это никак не отразилось. Он тут же встал, поправил мундир и без лишних разговоров удалился.
      "Оставлю, вот этого точно оставлю", - глядя на прямую удаляющуюся спину и четкий уверенный шаг, решил генерал.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"