Книга Игорь: другие произведения.

Лучшие в Солнечной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  - I -
    []
  Мы стоим и глазеем в полутьму конференц-зала.
  Сегодня, сейчас здесь начнётся действо межпланетного масштаба. Здесь будут замирать сердца, будут плакать от радости, аплодировать и поздравлять победителей.
  Мимо нас чеканят шаг пилоты и космодесантники. Шаркают подошвами тяжёлых ботинок пожарные и спасатели. Цокают каблучками дамы в вечерних платьях, оставляя за собой шлейфы парфюмов. В зале меж эбеновых столиков порхают официантки с бокалами шампанского на разносах, а мы просто стоим и глазеем.
  Приглашения нам не будет, приглашения раздают заранее. Их нельзя купить, нельзя получить в подарок, нельзя подделать или украсть. Невидимый сканер отслеживает соответствие биопараметров проходящих с базой данных.
  А в зале уж грохочут аплодисменты. Мужчины поднимаются, их примеру следуют дамы - под нежную мелодию вальса на сцену "выплывает" ведущая. Десятки телекамер изучают кроваво-красное платье золотоволосой блондинки. Через мгновенье её улыбка озарит миллиарды телеэкранов Солнечной - от Меркурия до Нептуна. Принесёт тепло на планеты, астероиды и орбитальные станции. В каждый дом, каждую квартиру, каждую каюту.
  И мы тоже улыбнёмся, тоже порадуемся, словно и нас пригласили на самое доброе шоу уходящего года...
  
  - II -
  
  Меня забраковали после третьей операции.
  Ещё не успели зажить шрамы на голове, а нейропсихолог уже поставил в моём личном деле резюме: "К службе не годен". Он не стал говорить ободряющих слов, не стал сочувствовать - для нас это не предусмотрено. Или ты служишь, или отправляешься в приют. А ещё хуже - работать "газовым детектором" в марсианские шахты. Где или породой завалит, или комбайн переедет.
  Перед выпиской мне дали попить солоноватой микстуры, шмякнули в холку прививку от всех болячек и засунули в клетку. Словно не было никогда белого лабрадора с чёрной отметиной на правой передней и звёздочкой на левом ухе. Самого спокойного и молчаливого из опытной партии спасателей. Не было и уже не будет. Мне осталось лишь валяться на щетинистом коврике, ожидая отправки в последнее путешествие. Если не вмешается судьба.
  Моя судьба явилась в застиранном халате поверх ушитого пилотского комбеза, шаркая потёртыми шлёпками. Полутораметрового роста, худющая, с неопределённым цветом короткой стрижки.
  - Как я тебе? - спросила судьба.
  Поставила рядом большую плоскую сумку и протянула узенькую детскую ладошку.
  - Алька.
  Я просунул лапу меж стальных прутьев, и мы скрепили начало большой дружбы крепким "тыц".
  - А у тебя есть разрешение на содержание собаки? - некстати подал голос охранник.
  - Есть, - Аля так посмотрела на здоровилу, что взгляд отвёл. И протянула купюру:
  - Как договаривались.
  Номинал я не разглядел, но точно не меньше пятитысячной - вот моя нынешняя цена
  - Пошли, - Аля подмигнула и распахнула дверку.
  Клац!
  Два раза повторять не пришлось, я кометой выскочил из клетки. Как же здорово размять лапы, побегать бы ещё!
  - Держись за мной, иначе заметут.
  Знал бы я тогда, как часто буду слышать эту фразу. Но тогда я этого не знал, тогда порхал в облаках счастья. А побегать пришлось совсем скоро.
   - Эй! - в коридоре появился второй охранник. - А ну стоять!
  - Сваливаем! - гаркнула девушка, и мы помчались быстрее патрульного катера.
  Тапочки остались на месте, моя спасительница удирала босиком, что дало нам некоторое преимущество. Но двухметровый верзила с шокером в ручище настроился серьёзно. Я ещё не видел, чтобы такая туша так быстро бегала. Огромными прыжками рыжий настигал нас.
  - Заразина, - плаксиво процедила девушка, прибавляя скорости. Сумка на плече явно мешала бегству. И что там такого ценного? Нам, собакам, этого не понять. У нас всегда всё с собой.
  Считанные секунды отделяли меня от клетки. Поймают Альку, мне выбора не останется, кроме как сдаться. Но в тот раз нам повезло: за поворотом коридора открылось чёрное жерло шлюза. Кто пристыковался, что в трюмах, мы понятия не имели. А спрашивать, как вы понимаете, некогда. Влетели внутрь за мгновенье до "п-ш-ш".
  Клац!
  Позади сработал люк.
  "Системы в норме, герметичность подтверждена", - эхом прозвенел механический голос. Резким тычком пневматика станции выплюнула корабль на безопасное расстояние.
  "Старт!"
  И это был самый счастливый рёв ракетных двигателей в моей новой жизни. Свободной, стремительной, неизведанной. Жизни без клетки, без инъекций и без нейрохирурга - чтоб он сто лет прожил...
  
  - III -
  
  Экипаж явился быстрее, чем мы отдышались.
  Плечистая дама не ниже метр восемьдесят открыла дверь шлюза и замерла, уперев руки в бока. Словно памятник первой женщине на Марсе. На кармашке космонавтки я разглядел бирку с блеклой надписью: "бортинженер".
  - Командир, у нас зайцы! - пробасила дама.
  В моём речевом анализаторе зайцы значились маленькими пушистыми зверьками, но смысл всё равно дошёл. Зайцы - это те, что всё время убегают. Это мы!
  Командир пришёл через полминуты:
  - Ах, ты ж! Неужели не нашли другой посудины?
  Прижав к груди сумку, Аля выдавила пару слезинок:
  - Не возвращайте нас, пожалуйста, а?
  Я хоть и пёс, но мимику читаю хорошо. С командиром нам точно повезло - добрый. В отличие от напарницы. От неё хорошего можем и не дождаться.
  - У нас не благотворительный фонд, - проворчала бортинженерша. - Документы!
  Порывшись в сумке, Аля протянула идентификационную карточку.
  - А на него? - показала дама взглядом.
  - На него нет, - тихо ответила моя спасительница.
  Командир подошёл вплотную, присел и начал разглядывать мою голову:
  - Краденый?
  - Бракованный. Честно-честно.
  Аля вновь пустила слезу. Отработанный приём, а сейчас наше главное оружие.
  - Бракованный, - задумчиво повторил командир. - А удираете почему?
  Эх, командор! Рассказал бы я, как здорово живётся нашему брату в лабораторных клетках. Когда тебе башку полосуют скальпелем, да вживляют чипы. Как долго и тяжко восстанавливаются двигательные функции после каждой операции. Рассказал бы, да клавиатурного разговорника под лапой нет. Может, гавкнуть пару раз для наглядности?
  - Я выкупила его в питомнике.
  Утерев рукавом слёзы, Аля присела. Тёплая ладошка прошлась по моей голове - как же это приятно! Будь котом, замурчал бы, но нам мурчать не положено. Нам гавкать или молчать, и преданно смотреть на хозяина.
  - Хм. Проверила их по базе станции, - сообщила крепышка. - В розыске вроде не значатся.
  - Понятное дело, - командир почухал меня за ушами. - Здыхались двух нахлебников. Теперь хрен признаются, а назад уж точно не примут.
  Поднявшись, офицер размял плечи:
  - Вот что. Покорми их, а я пока соображу где разместить. Трое суток им нужно где-то спать, а у нас не пассажирская яхта.
  В этот момент мне хотелось заорать "Ура!", как это люди делают. Но нам орать не положено, у нас совсем другое предназначение...
  
  - IV -
  
  Бортинженера звали Ира - просто Ира.
  А вот командира обязательно называть по имени отчеству: Владимир Витальевич. Он офицер в отставке, бывший спасатель с очень непростым прошлым. Но для нас это не важно, для нас важно трое суток пережить, а на Земле что-нибудь придумаем. Наверное, там законы помягче, там Алю не арестуют и меня в шахты не отправят. Там совсем-совсем другая жизнь.
  Накормили нас самым обычным космонавтским пайком из тюбиков. Ира вообще оказалась незлая, только делала вид, чтобы на шею не садились. Разрешила приходить в продотсек в любое время, выбирать что понравится. Только не мусорить. А вот со сном сложнее. Хотя мы готовы были спать хоть в коридоре, но в коридоре нельзя. А вдруг авария или ещё что?
  Выделили нам отсек, где раньше стояли контейнеры с пищеконцентратами - этот крахмально-куриный запах я ни с чем не спутаю. Но и мы в долгу не остались. Аля выпросила пылесос, ворох тряпья и выдраила отсек до блеска. Я, конечно, помогал. Передвигал вещи, тряпки подавал. Ведёрко с водой несколько раз принёс. Я всё умею! Владимир Витальевич сказал, что отсек такой чистоты с момента сдачи корабля в эксплуатацию не видел. Даже пообещал походатайствовать, чтобы нас взяли на службу.
  И только когда нам выдали два надувных матраца, моя спасительница распаковала сумку. Вот тут-то я узнал нечто неожиданное - Аля свободный художник. На Земле две выставки прошли, даже успешные. А потом захотелось попутешествовать, купила билет и полетела на Марс. Но тут на Марсе ввели спецпропуска - только для технического персонала, и девушка застряла на орбиталке. Там мы и встретились.
  - Тебя как зовут, а?
  Аля установила складной мольберт, прикрепила лист и начала рисовать. Меня рисовать!
  - Понятно, имени не дали.
  Не дали. Имён у нас не было, только номера. Имена спасателям присваивают на месте службы.
  - Марс?
  Нет, только не Марс. Я прикрыл глаза лапой.
  - Юпитер?
  - Сатурн?
  - Малыш?
  Я убрал лапу и тявкнул.
  - Ма-лыш!
  Карандаш шуршал по бумаге, маленькая ручка уверенно наносила штрихи. Голова, уши, ноздри, глаза. Я даже не сразу себя узнал. Может, это не я?
  - Вот что...
  Но договорить Аля не успела. Из динамика над входом вырвался командирский глас:
  - Внимание! В связи с чрезвычайной ситуацией мы меняем курс. Займите горизонтальное положение, через минуту переходим в режим ускорения, ожидается сильная перегрузка...
  
  - V -
  
  Перегрузка шарахнула раньше.
  Мы маленькие, весу у нас всего ничего. Лёгкий складной мольберт кувыркнулся по каюте, но портрет Алька успела свернуть и затолкать в тубус.
  Наш борт хоть и транспортный, но скорость вполне себе на уровне. Двигатели выли с полчаса, а потом всё стихло.
  Клац!
  Мы к чему-то пристыковались.
  Сидеть и ничего не делать - не для наших характеров. Алька вышла из отсека, а я следом. Со стороны шлюзовой доносился негромкий разговор командира с Ирой. Не нужно иметь сверхинтеллектуальный мозг, чтобы понять суть: транспортный корабль без экипажа потерпел аварию, пожар. Владимир Витальевич ушёл на потерпевшее судно, Ира заняла пост в рубке, а мы воспользовались открытой шлюзовой.
  Перешли на ту сторону и остолбенели - по узкому коридору на нас мчалась стая. Большая плотная стая собак! Мы едва успели в сторону отпрыгнуть, как они влетели в шлюзовую. А следом и командир вышел. Наверное, Владимир Витальевич собирался сказать нам что-нибудь не очень приятное, но тут из-за двери в каюту заскулило. Командир попытался открыть - куда там, заклинило намертво. И никакого инструмента рядом.
  Обидно вот так вот стоять и ничего не делать, когда за переборкой твой брат по крови. Выть хочется, но вытьём делу не поможешь. А ведь меня долго готовили, тренировали, пичкали голову сверхновыми чипами. Я знаю шесть разговорных языков, легко запоминаю десяток страниц текста, но сейчас нужно другое. Что-то попроще, поэффективнее. Если на корабле пожар, то скоро он доберётся сюда, и через полчаса спасать будет некого и нечего.
  - Вентиляция, - сообразила Алька. - Если залезть через вентиляцию, а?
  Что-то сработало в моей башке.
  Клац!
  Перед глазами замелькали жёлтые и чёрные прямоугольники, кружочки, линии...
  
  Офицер в чёрном мундире разглядывал мою голову.
  - Шрамы заживут, и следа не останется, - заметил нейрохирург. - Сейчас он должен понимать каждое слово.
  Офицер прищурился и потрогал мою лапу.
  - У него звёздная кровь, - добавил врач, звякая инструментами на столике. - Его предки находили людей под завалами после землетрясения, разыскивали замерзающих в горах альпинистов. Он может стать одним из лучших спасателей Солнечной.
  Офицер заложил руки за спину и прошёлся по каюте:
  - Слушай, а можно сделать так, чтобы он к нам попал?
  - Чего ж нельзя, можно. Если только...
  
  Кружочки, линии и прямоугольники слились в типовую схему вентиляции автоматических транспортных кораблей. Я поднял голову: вход слева вверху. Пришлось пару раз тявкнуть.
  - Малыш?
  Тявкнул ещё и показал мордой в то место.
  - Точно, - догадался командир. - Но там слишком узко.
  Посмотрел на Альку, потом на меня, размышляя. И врезал кулаком по крышке.
  Клац!
  Крышка отлетела в сторону.
  - Товарищ командир, я пролезу, - важно сказала Алька.
  Но первым командир поднял меня. А кого же ещё? Спасатель всегда впереди. Для меня эта труба в самый раз, не то, что для Альки - ей бы вообще не советовал лезть. Пробежал по трубе, прыгнул, вышиб лапами крышку и приземлился на пластоковрик рядом с чёрным пекинесом. Вот так сюрприз!
  Никогда не видел таких благодарных глаз. Эх, мелюзга! Жаль, что ты не имплантированный, поболтали бы. Люди в таких ситуациях ревут, визжат и что-то говорят. Нам ничего говорить не нужно, мы понимаем всё со взгляда.
  Не раздумывая, Алька подхватила мелюзгу и затолкала в шахту:
  - Беги!
  И для верности пару раз в ладоши хлопнула.
  Я уж хотел следом, тут какая-то тревога пронеслась в моей собачьей голове, что-то здесь неладно.
  - Малыш?
  Подожди, тут что-то не так.
  - Малыш, пошли!
  Пошли то пошли, но я не мог с места сдвинуться. Словно паралич, как после первой операции.
  У Альки нервы прочные, но в этот момент сдали:
  - Ма-лыш!
  Заорала так, что в моих чутких собачьих ушах зазвенело. В башке закололо, ударило молотком по нейрочипам...
  
  Снова тот офицер в чёрном. На этот раз с кипой бумаг:
  - Неужели всё так плохо?
  - Не всё, - нейрохирург мельком глянул на меня и щёлкнул пальцами, - но тест на интуицию он провалил. Звёздные предки не помогли, что подтверждает теорию о случайности наследования способностей. Кстати, скоро защищаю диссертацию. Будет маленький переполох в большом мире генной инженерии.
  Офицер свернул бумаги в трубочку, постучал по коленке и скорчил гримасу:
  - Жаль, очень жаль. Так хотелось иметь в команде звёздного спасателя ...
  
  - Ма-лыш!
  Крик вонзился в центр собачьей души, вместе с противным привкусом опасности. Или это запах? Мало ли как пахнет коврик, пластик - он и есть пластик. Или что-то другое? Из коридора уже просачивается запах дыма, огонь приближается. Из угла лёгкая вонь подпорченной кормёжки и ... и что-то под ковриком. Что-то в самом центре, что-то очень-очень страшное.
  Гавкаю и трижды тычусь мордой в коврик.
  - Малыш, ты что-то нашёл?
  Алька пытается приподнять край, но я не даю, отталкиваю лапой.
  - Поняла.
  Художник - не самая бесполезная профессия. Алька достаёт складной ножик для резки бумаги и аккуратно вырезает в ковре прямоугольник. Осторожно-осторожно приподнимает край - вот оно Маленькое чёрное с тонкими пластинками, словно паук. Если моя база данных не врёт - взрывное устройство. Не особо мощное, но нам хватит. И дырку проделать в корпусе хватит. Сработала бы, если бы на коврике на стало нагрузки - меня.
  - Читала про такую штуку, - бормочет Алька. - И в кино видела.
  Я в кино не видел, у меня подробнейшие инструкции по обезвреживанию тысяч разновидностей взрывных устройств. Нужно аккуратно собрать все пластины вместе, сжать пальцами. Малейшая неточность и нас разорвёт на кусочки.
  Алька поднялась, бомба зажата в руке.
  - Давай!
  Я запрыгнул хозяйке на плечи, оттуда в шахту вентиляции. Нет ничего труднее, чем переживать за друга. Сам погибай, товарища выручай - наш спасательский девиз.
  Алька втиснулась в трубу, ползёт следом. Я выпрыгиваю в коридор и трижды лаю, как предупреждение. А из шахты уже высовывается худенькая девичья рука с зажатой в ладони смертью.
  - Товарищ командир, у меня бомба в руке!
  Слышал, что у людей лицо может побелеть как мел, но видел впервые. Неуклюжесть офицера словно испарилась: подскочил к Альке, аккуратно-аккуратно вытащил смертельное устройство.
  Клац!
  Я не трусливый, но шерсть вздыбилась. Алька, наверное, испугаться не успела.
  - Спокойно ребятки, бомба обезврежена, - Владимир Витальевич и натянуто улыбнулся. Это он чтобы обстановку разрядить, а у самого капли пота на лбу выступили. Это ж какое самообладание нужно иметь, чтобы вот так вот расправиться со смертью!
   - Страшная штука, - сообщил командор, когда за нами захлопнулся люк. - Скорее всего, хотели получить страховку. Сволочи...
  
  - VI -
  
  Шоу стартовало.
  Позолоченными ножницами ведущая разрезает конверт, вынимает радужную карточку, стирает защитное покрытие и громко произносит имя очередного счастливчика. Зал рукоплещет, на табло появляется изображение героя, а сам обладатель уже стоит на цене. И, жмурясь в ярких лучах прожекторов, получает приз.
  Не деньги, не ключи от роскошного аэрокара. И не сертификат на владение быстроходной океанской яхтой или вертолётом - нет. Самый желанный приз Солнечной скромен, как и его обладатели. На маленькой серебристой статуэтке крылатой богини не сверкают драгоценные камни, но имя счастливчика навеки занесено в мировой фонд Добра.
  Мне снизу плохо видно сцену, приходится смотреть трансляцию на ближайшем экране. Альке проще, встала на цыпочки, выглядывает из-за широкого пилотского плеча.
  Крупным планом показывают табло. В первое мгновенье я не верю. Такое знакомое, растерянное лицо. Алька подпрыгивает, верещит как ребёнок и хлопает в ладоши - наш командир.
  - Немногие считают спасение собачьего приюта героизмом, - объявила ведущая. - Но как тогда мы будем смотреть в глаза нашим четвероногим друзьям?
  Зал ответил громом аплодисментов. И мы тоже хлопаем: Алька ладошками, я хвостом по стенке.
  Неловким шагом Владимир Витальевич поднимается на сцену, осторожно принимает статуэтку и берёт микрофон:
  - Дамы и господа! Я не был бы сейчас здесь, если бы, не мои друзья. И эта награда в большей степени полагается им.
  - Там, - командир показывает рукой на вход, - стоит девушка с собакой. Вот они - настоящие герои...
  Такого поворота событий не ожидал никто. Пока зал соображал, пока разворачивали головы, нас и след простыл. Да и как иначе? Алькина идентификационная карта просрочена, у меня вообще никаких документов. Если сейчас проверят наши души, точно арестуют, потому что законы никто не отменял. И мы снова удираем.
  Алька несётся впереди, придерживая бесценную художественную сумку. Я чуть позади, высунув язык, как и положено псу благородных кровей. Редкие вечерние прохожие спешат в уютные дома, не обращая внимания на двух пробегающих мимо придурков.
  И только через квартал мы останавливаемся. Оба тяжело дышим, Алька смеётся:
  - Раньше, я здесь тусовалась - писала быстрые портреты. Клёво!
  Художник раскладывает самый компактный мольберт Солнечной, прикалывает лист и начинает быстро-быстро рисовать. Дома, деревья, мост, прохожих, серое небо - всё подряд. Я устраиваюсь рядом, изображая охранника. А что мне ещё делать? Не выть же.
  С неба срываются крупные снежинки, но искусству они не страшны - Алька пишет на магнитобумаге. Каждый штрих, каждое движение создаёт нежно-белёсый след на чёрном фоне. Словно волшебная палочка скользит стилус.
  Рядом останавливается женщина с маленьким мальчиком - они явно никуда не спешат. Мама складывает большой красный зонт.
  Клац!
  И что-то тихонько говорит, а ребёнок во все глаза смотрит - на меня, на картину, на Альку, играя улыбкой на круглом личике. И мы улыбаемся в ответ: Алька по-человечьи, я по-собачьи.
  - Нравится? - спрашивает мама.
  Ребёнок что-то тихонько отвечает.
  - Продаёте? - это к нам.
  Алька с поклоном отдаёт этюд, а наш первый за сегодня покупатель протягивает купюру. Мой выход. Благодарно тявкаю и аккуратно забираю зубами деньги. Мальчик хлопает в ладошки - у нас всё как в настоящем цирке. Только у нас не цирк, у нас это жизнь. Бродячая, лёгкая и свободная.
  Останавливается высокий мужчина в плаще, парень с девушкой, старушка с внучкой - давно здесь не ступала нога настоящего художника, уж в этом я разбираюсь. Алька достаёт следующий лист, движения стилуса ускоряются, снегопад нам не помеха.
  И ничего, что у нас нет документов. Владимир Витальевич обещал посодействовать, а уж он слово точно сдержит. И пусть мы не самые-самые, но тоже можем кое-чего хорошего. Как минимум, подарить людям улыбку в унылую осеннюю погоду.
  Ведь, правда?
  Клац!
  Вспыхивает синевой заставки рекламный баннер у обочины тротуара. С двухметрового экрана на нас смотрит Ира.
  - Ребята, ну что же вы так? Если из-за документов, то всё улажено. Ну-ка быстренько возвращайтесь - ждём!
  Баннер заполняет серебряная статуэтка. И ярче солнца блестит гравировка:
  "Алька и Малыш - лучшие в Солнечной".
  Клац!
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Королева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Шторм моей любви. Елена РейнПорченый подарок. Чередий ГалинаОфсайд. Часть 2. Алекс ДЛили. Сезон первый. Анна ОрловаСколько ты стоишь? Эви ЭросПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаПоследний Рыцарь Короля. Нина Линдт
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"