Кир де Мистра: другие произведения.

Зеркало. По ту сторону

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой первый сборник стихов.


ЗЕРКАЛО. ПО ТУ СТОРОНУ

   Кто-то из вас уже читал мои стихи, кто-то прочтет их впервые, кто-то не станет читать их вообще, кто-то прочтет их еще раз. Это зеркало. Мое зеркало. То, что вы увидите в нем, будет отражением вас. Здесь я опишу свое мнение, свою точку зрения, свое мировоззрение, свое отражение.
   Вы хотите заглянуть в мое зеркало? Сначала подумайте. Не отвечайте. Никогда не отвечайте на мой вопрос. Мне нельзя слышать ваш ответ. Почему? Это зеркало, ответ - это ваше отражение, отражение вашего зеркала в моем.
  
  

И тихий луч, упавший на оникс,

И шепот пения, смешавшийся с игрой

На лире, где струна иная золотая,

Звенит и вновь зовется здесь звездою,

Что в сумраке тумана будет петь

Скитальцу тени темного дурмана.

  
   Вслушайтесь в тишину. Вы слышите музыку? Слышите, как кто-то поет? Слышите, как поют они?
  
   САГА О ДЕМОНЕ И АНГЕЛЕ
   Ангелы не плачут, ангелы поют,
   Струны разрывают, словно сердце рвут.
   Больно, как же больно, слушать их и петь,
   Крылья снова гладит жалящая плеть.
  
   Ангел. Вступление
   Я белый ангел, Итаила,
   Рожденный с крыльями и нимбом,
   Во мне бушует злая сила,
   Что заточили в мире зримом
  
   В нетлеющую плоть родные.
   Я просыпаюсь, вот картина:
   Я чувствую, как все живые,
   На легких действие зарина,
  
   И хочется мне вновь забыться,
   Но сон прийти так не заставить -
   Нельзя дурман, нельзя напиться,
   И больше некому здесь править;
  
   Пишу трактат от скуки страшной
   О том, что вижу пред собою,
   И наделяю мыслью важной
   Я то, что назовут строкою;
  
   Болтаю с Богом ранним утром,
   А по ночам приходят тени,
   И днем со старцем спорю мудрым -
   Вот так спасаюсь я от лени.
  
   Читайте сагу о пришельце,
   Что взбаламутил всех на свете,
   Читайте сагу об умельце,
   Что помешался на обете.
  
   Ангел. Изгнание
   Незримый... нет, мир зримый вижу.
   Изгнанье... Шутите... да, боги?
   А я ведь ваши мысли слышу,
   Какой же бред есть в них у многих!
  
   Прощайте! Радостно здесь было,
   Но кто-то в вере усомнился,
   Узнав, что прошлый мир убило,
   Как дождь кровавый здесь пролился,
  
   Как пепел очертил фигуру
   Нетленную и вновь живую;
   Читали вы и следом суру,
   Мою историю, иную;
  
   И гнев со страхом пробудился,
   Закрался в уголок и скрылся.
   Ну все, на вас я разозлился.
   Уйду. Я лжой уже напился.
  
   Швырну всю преданность вам, в ноги,
   И каждому всмотрюсь в глаза я,
   Уйдите прочь, я злой, с дороги,
   За мной закройте двери Рая.
  
   Ангел. Обращение
   Молитвы, просьбы, подношенья
   Народа смертного увидят,
   Подарят им свое прощенье,
   Дарами точно не обидят
  
   Те, что зовутся здесь богами.
   Грехи людей и их заботы
   Решаться будут только нами;
   Что ж, знайте боги, вы уроды.
  
   Так, в путь пора, нас ждут у бездны,
   Черна чертями эта яма,
   Но будут ли они полезны?
   Они упрямы... Я упрямей.
  
   Мне дали крест нести и знамя,
   Назад вернуть бы, что давали...
   А заменю-ка все на пламя,
   Чтоб имя истинное знали;
  
   Законы напишу в дороге
   И силу в них включу иную,
   Запомнят все здесь эти строки,
   Придется взять мне роль большую.
  
   У врат, что в бездне, демон будет
   Нас поджидать, точа секиру,
   Он голову легко отрубит,
   Смерть для него как звуки лиры.
  
   Ангел. Размышление
   Как хочется душе свободы,
   Творить запрещено мне Высшим,
   Приходится писать лишь оды,
   Еще читать поэмы Низшим.
  
   В долине сизого тумана,
   Где бродят ангелы другие,
   Я был прислужником тирана,
   Возможно, как и все святые.
  
   Скитаясь по туманной дали,
   Я пребывал в раздумьях горьких
   О братьях, что когда-то пали,
   О боли их и криках робких.
  
   Я слышу вновь их звонкий ропот,
   Найти бы всех пока не поздно;
   Кричу, в ответ приходит шепот...
   Удар. А он шагает грозно.
  
   И в тишине услышать можно,
   Как демон чуть поодаль бродит,
   Но мыслить нужно осторожно,
   Звенит здесь сталь, туман уходит...
  
   Демон. Предостережение
   Лети, лети, о ангел белый!
   Лети же ввысь до звезд, до света!
   Нельзя тебе, о витязь смелый,
   Во мраке нашем быть воспетым.
  
   Я демон, поглощенный тьмою,
   С душой истерзанной смятеньем,
   С коварным нравом, уж не скрою,
   С тобой подверженный гоненьям.
  
   И на пути твоем я встану,
   Открыв чертоги мук и боли,
   В последний миг назад отпряну,
   Чтоб насладиться вкусом роли,
  
   Что я играл без всякой фальши,
   Без лишней лжи и лишней правды,
   Чтоб провести, мой ангел, дальше -
   К теням и властелинам ада,
  
   Где крылья опалишь ты вскоре,
   Пройдя негаснущее пламя,
   И кровь небесную без воли
   Прольешь на вражеское знамя.
  
   Лети, лети же ангел пленный
   Туда, где мы враги навечно,
   Где не страшит мой лик нетленный,
   Где все туманно и беспечно.
  
   Ангел. Откровение
   Переступил я грани рая,
   Противясь долгу злого сердца,
   И на изгнанье обрекая
   Себя - безумца, староверца.
  
   Зачем ты, демон, заставляешь
   Меня вернуться к ним обратно?
   Не говори, чего не знаешь,
   Судьба моя теперь нещадна.
  
   Где ложь, где правда в мире этом?
   Ты, демон, скажешь мне ответы,
   Зачем я встал меж тьмой и светом,
   Круша все древние заветы?
  
   Теперь я враг небес и бездны,
   Лишенный силы и опоры,
   И мне отчасти стало лестно
   Собрать невольно злые взоры.
  
   Я белый ангел, я изгнанник,
   Не понятый своим народом,
   Отверженный бездомный странник
   И покровитель всем невзгодам.
  
   Демон. Смятение
   Безумный... ангел самый светлый,
   Пришел зачем? За нами в бездну?
   Но ангел, здесь же воздух едкий,
   И легким станет очень тесно.
  
   Нельзя вам, ангелам, дышать им,
   Вас сгубит даже шип от розы,
   Здесь только мы, мы здесь так правим,
   А ты испил смертельной дозы.
  
   Мы слышим много речи ложной
   В надежде, правду отыскать чтоб,
   Не верю, что ее возможно
   Найти здесь, в сумраке всех красок,
  
   Мы все отчаялись, мы души
   С грехом таким - мы ищем правду
   И тонем снова в лживой луже,
   Но это ль ждет с тобой нас завтра?
  
   Они идут, убийцы сверху!
   Беги же ангел, ты им нужен!
   Не верь их радостному смеху,
   Для них ты, ангел, только ужин.
  
   Ах, боги, я вас ненавижу!
   Зачем послали вслед убийцу?
   Опять я ложь ответом слышу,
   Бог, дай мне истины крупицу!
  
   Демон. Преступление
   Холодный дождь в лицо ударил,
   Раскатом грома разъяренный,
   И как всегда, без всяких правил,
   Пролился наземь обреченный...
  
   А я стоял в разгаре бури,
   Смотря, как ангел умирает,
   И голову свою понурив,
   Следил за тем, как он страдает.
  
   А струйки крови растекались
   Вокруг израненного тела,
   Они уже с доджем смешались,
   Земля вокруг все багровела.
  
   Нет шанса вырваться на волю
   Из поглощающей все тени,
   Я буду жить с растущей болью
   И забавлять на злой арене.
  
   И ничего нельзя исправить,
   Я зло, я тень, я пленник ада!
   Тираны будут дальше править,
   Туша огонь потоком града.
  
   Демон. Наказание
   И я стоял, злость собирая
   В своем измученном рассудке,
   И мысли с правдой отгоняя,
   Я не поверил этой шутке.
  
   Мой ангел кровью истекает,
   Такой прекрасный, витязь смелый,
   Он до сих пор о зле не знает,
   За что страдает ангел белый?
  
   Борись, борись с врагом напавшим,
   Я защищу пока жить можно,
   Враг твой, моим в миг этот ставший,
   Поймет, во лжи как жить здесь сложно.
  
   Падут, разбившись в кровь, убийцы,
   Жестоко, да... Я будто вижу
   На них лишь маски, а не лица,
   Внутри клокочет ядом жижа.
  
   Мне лгали судьи слишком долго,
   Пора им снова расплатиться,
   Я стану злым, я стану Богом,
   Я буду к истине стремиться.
  
   Я видел все, паденье мира,
   И этот скоро канет в пропасть,
   Разбилась лампа, свет эфира,
   Мне помешала чья-то кротость.
  
   Демон. Перерождение
   Молчишь, а я живой. Не светит
   Мне смерть, я, кажется, бессмертный.
   И как могу я столько бредить?
   Мой выбор сделан, выбор верный.
  
   Молчишь... иль ты мне улыбнулся?
   Внутри теперь нет боли, пусто,
   Тогда во мне весь гнев проснулся,
   Сейчас осталось только чувство.
  
   Еще молчишь. Поет здесь кто-то
   Про ангела лишь песни, странно,
   Мотив понравился, как ода,
   Еще один исток дурмана.
  
   Я знаю, что ты умер, знаю,
   Но ты вернешься утром этим,
   Ты всех всегда потом прощаешь,
   Я это за тобой приметил.
  
   Как дьявол будет скоро весел,
   Мой ангел точно не наскучит,
   Ведь в нем бывает столько спеси...
   Большую роль он там получит.
  
   Ангел. Заключение
   Как больно и как странно... рана?
   Я умираю вновь... быть может
   Я мертв с тех пор? Сильвана...
   Я помню эту сцену тоже.
  
   Когда-то в небе жить решился
   Мой дух, летающий лишь с ветром,
   И я простором восхитился,
   Я стал в раю чудесным светом,
  
   Я не молчал, всему дивился,
   Всех полюбил, добром искрился
   И все сильнее я светился,
   Что свет на землю мой пролился.
  
   Но не понравилось светилу,
   То, как меня здесь все любили,
   Изгнать меня решенье было,
   Так мне все крылья опалили,
  
   Забвеньем позже одарили.
   "Прощай мечтатель Итаила,
   Забыв тебя, мы все забыли,
   Но нас пугает эта сила" -
  
   Сказали мне и отпустили.
   А крылья отрастут, я знаю,
   Пройду с крестом и эту милю,
   Когда-нибудь меня признают.
  
  
   РЫЦАРЬ. ДОРОГА ПОЭТА
   "Серый мир, серое Всё -
   В глазах моих потускли краски,
   Звуки превратились однажды в ничто,
   Огни привычного мира угасли".
  
   Когда-то пришлось быть героем великим...
   Заслуга для славы была велика...
   Но жизнь прервалась... лишь боль с хриплым криком...
   И славу впитали кинжалы врага.
  
   Ты стал безымянным, героем убитым,
   Что пал с остальными в жестокой войне
   На поле багровою кровью залитом,
   На поле, что гибло в багровом огне.
  
   И дух твой поднялся ввысь, к пикам скалистым,
   Потом растворился в сгущавшейся тьме.
   И Богу представился ты атеистом,
   Сказав эту фразу: "Вся сила в уме!"
  
   Ты многое вспомнил: последний миг жизни,
   Где ты осознал, как она дорога,
   Что ложь, а что ценно все в этой же жизни,
   Что планка всегда будет так высока,
  
   Как шел и сражался на серой дороге
   И вновь продирался сквозь мусор от слов,
   Что люди бросают, не зная истоков,
   Не ведая силы родных языков,
  
   Как слово забылось, став вестником рока,
   Как тени ввязались с тобою в войну
   За истину, что так бывает жестока,
   Когда запирают всю правду в плену.
  
   И шел ты во мраке забывшейся славы,
   А следом ползло время словно змея,
   Ты знал лица тех, что всегда будут правы,
   Но правда была в их глазах лишь твоя.
  
   Измерив терпенье чужими весами,
   Ты маску содрал и увидел лицо,
   Что светит над мраком, что за небесами
   Давно стали звать тебя новым творцом.
  
   Но вновь ты услышал бессмысленный гомон,
   Завязнув пред Богом в словесном аду,
   Которым весь мир до краев уже полон,
   И выпил всю чашу с отравой в бреду.
  
   Тебя ненавидят, тебя презирают,
   Хотят потушить самый истинный свет,
   И вновь притворяются, будто все знают,
   И пишут на истину новый запрет.
  
   Замолкнут пусть рты их, закрывшись печатью,
   Что сказана громко убийцей богов,
   Царем и его лучезарною ратью,
   Открывшим дорогу до истинных снов.
  
   Пусть внемлет душа благородному зову,
   И ветер доносит лишь добрую весть,
   Осталось поверить в величие слова,
   Отринув подальше гнетущую лесть.
  
   Теперь пред тобой появился целитель,
   И он воскресил твой воинственный дух,
   А ты вопросил: "Зачем, Повелитель?"
   Ответ не услышал... виновен ли слух?
  
   Никто не ответил, беззвучная смелость,
   Пришлось на вопрос отвечать самому,
   И голос проснулся, и сердце согрелось,
   И краски вернулись, ты знал, почему.
  
  
   ЭЛЬФ
   Печальный эльф, смятеньем томимый,
   Роняет горячие слезы,
   Его душа - цветочек ранимый,
   Совсем не колючая роза.
  
   Он тянет к небу тонкие руки,
   Но ранит их звездное пламя;
   Жестоки к эльфу верхние слуги,
   Поймут ли они это сами?
  
   Эльф с грустью ждет ночное светило
   И смотрит на серые тучи;
   Как жаль, Луна о нем позабыла,
   Ушла за свинцовые кручи.
  
   А в тихом сумраке духи пели
   Баллады из древних преданий,
   Звучали долго дивные трели,
   Всё ждали его покаяний;
  
   Но помнит эльф их злые мотивы,
   Сокрытые темной завесой,
   Хранят секреты хмурые ивы,
   Гонимые вечною мессой.
  
   Куда пропали светлые блики?
   Где звонко поющие феи?
   Кто кажет здесь страшащие лики,
   Скрываясь в тумане аллеи?
  
   Реальность просто спутать со снами,
   А эльфа запутали метки;
   Бредет, забывшись, а под ногами
   Хрустят иссохшие ветки;
  
   И пепел падает хлопьями снега,
   Он тает на длинных ресницах.
   Рисует эльф кровью символ Омега,
   Взяв в руки багряные спицы.
  
  

Свой путь я начинаю не спеша,

Свой путь, бывает, выбираю я спонтанно.

И жизнь моя - еще одна загадка бытия,

Найти ответ которой трудно.

А мир огромен, и дорога - это лабиринт,

В котором не нужно искать выход -

Он сам найдется на пути моем,

Какой он - я узнаю позже.

  
   ALUCINATIO
   В каком бреду мечтаний, вдохновений
   Создатель вздумал сотворить меня?
   Творец, а может и безумный гений,
   Увидел красоту начала дня,
   И, упоенный утренним светилом,
   Стал он свою идею воплощать...
   Вот сокол пролетел над тихим Нилом,
   Пора путь Ра-Хорахти освещать.
   Застыл на миг задумчивый художник,
   Он рисовал улыбку на губах,
   Ступив с пути на мягкий подорожник,
   Открыл он то, что прячется в сердцах.
   Творцу вдруг вспомнилась одна легенда,
   Как Данко вырвал сердце из груди,
   Ошеломив разгневанного энта,
   Он обречен был свой народ вести.
   Осколки сердца до сих пор пылают,
   И мне достался аленький цветок,
   Которого со всех сторон пронзает
   Из роз колючих сделанный венок.
   Прекрасный опечаленный создатель...
   Что за мечту он в душу заточил?
   В порыве чувств сияющий мечтатель
   Меня своим талантом наделил.
   Он дал мне крылья, чтоб не возгордиться,
   Играя с диким ветром в поддавки,
   Лететь, лететь и оземь вдруг разбиться,
   Запнувшись о забытые круги.
   И сделав так, что я опять восстану,
   Творец прекрасный будет знать всегда,
   Что духом вечным я опять воспряну,
   И засветит сильней его мечта!
  
   ЧЕРНЫЙ КРИСТАЛЛ
   Отец мой Белый Дух, прекраснейший мечтатель,
   В молитвах песни Духа Хаоса блуждал,
   Во тьме миров, что спят еще, создатель
   Увидел черный пробуждавшийся кристалл.
   Вновь не поняв ту мысль, что тьмы боялась,
   Он восхитился гранями изящной красоты,
   Другая мысль в сознание творца закралась,
   Что возродила с новой силою мечты.
  
   ПРАВЕДНИК. ЗЛОЙ ДЕМОН
   Мир был задан изначально, он был задан высшим мной,
   Я был ветром, ветром смерти, я был очень, очень злой.
   Я смеялся над врагами, каждый мир был мне чужой,
   Я смеялся так же звонко и прекрасно над собой.
   Я забыл, что значит время, я лишь знал, что я изгой,
   Я забыл, что значит верить, и разрушил шаткий строй.
   Ненавидя и не веря, убивал в себе я зной,
   И наивный, как все дети, выдержал последний бой.
   Мир разрушен, был разрушен снова высшим, высшим мной,
   Я поверил, я все вспомнил, наконец, я стал собой.
  
   НЕПРАВИЛЬНЫЙ СОНЕТ
   Зеленые горы мечтаний
   И новая бездна страданий,
   Затерянный смысл не напрасно
   Рисует узоры прекрасно,
   А свет озаряет лицо,
   И мысль замыкают в кольцо.
   Бушуют могучие силы,
   И скрипка играет уныло,
   Из тьмы выступает светило,
   Блестит золоченая жила,
   Не в силах никто помешать,
   С изяществом мне танцевать.
  
  

В год, когда много летает ос,

Донося аромат белых роз,

Время бежит здесь совсем не так,

Напоминая чей-то пустяк.

В миг, когда видно зеркальный свет,

Шлет белый дух сюда нам привет,

И, будто старый скрипит замок,

В небе играет совсем новый ток.

  
   ПРО ЛЕТО
   Где-то за стенами прячется лето,
   И чей-то голос там мягко звенит,
   Теплого солнца лучами согретый,
   Радостный отблеск навстречу бежит.
  
   Тихо, бесшумно, почти незаметно,
   Словно забытая в сумраке тень,
   Через дверь в пряное царствие лета
   Я покидаю оплот серых стен.
  
   Рядом звучит мелодичное эхо,
   Дрогнуло чистое сердце шута,
   Песнь менестреля, что прервана смехом,
   Вновь поплыла по тропе в никуда.
  
   ЛУЧИК
   А где-то далеко сияет лучик света,
   Не ведомо ему жить просто, без запрета.
  
   А где-то высоко пылает Солнце зноем,
   Летят, летят к нему все хаотичным строем.
  
   И лишь один, один тот лучик света
   Не знает о таком, он следует завету -
  
   Идти, идти пешком, без спешки по пустыне...
   В песках бескрайних идет он так поныне.
  
   ***
   Тепло. А на улице солнце, зима,
   И светлые блики играют, там снег,
   На полке пылятся романы Дюма,
   Не слышно за льдами течение рек,
   Века пронеслись и застыли опять,
   А память хранится в хрустальной воде,
   У льда корку можно немного убрать
   И плыть по теченью с Хароном в ладье.
  
   О МИРЕ, О ЗЕМЛЕ
   Небеса манили предранней зарею,
   Солнце было скрыто корою,
   А фанатики истинной веры
   Утопали в реках из серы,
   Ветер таял в морозных чертогах,
   Затаившись в серых потоках,
   Камни лавой багровой пылали,
   Духи землю формировали,
   Обратилось время в пространство,
   Послужив иным резонансом,
   Стерли пыль с инородного трона,
   Получил правитель корону,
   Обрела она цвет эбонита,
   Золота, не легче гранита,
   Золь, алмазная стружка, картины,
   Фрески, кровь, что с привкусом тмина.
  
   ***
   За стеной людских грехов,
   Затаившись от добра,
   Не могу увидеть зла,
   Только бред из страшных снов.
  
   В тишине пробьется свет
   И, ударив в темноту,
   Он раскроет пустоту,
   Хаотичность вечных бед.
  
   Я не верю, что есть зло,
   Но я знаю, что есть мрак;
   И останется все так
   До конца, до светлых снов.
  
   ***
   Мудрец молчит, он мыслит о благом,
   О том, зачем рокочет в небе гром.
   Он видит мысль свою, что сон, дурман,
   И вновь молчит, молчит пред ним Коран.
   Таков он, молчаливый автор од,
   Мудрец, что поселился в храме вод.
  
   ***
   Бывает, наступает время,
   Когда нельзя еще не жить,
   Когда нельзя и скинуть бремя,
   И остается лишь светить.
  
   О ЗЕЛЕНОМ
   Зеленые листья. Как это красиво!
   Мираж. Бирюзовые волны прилива.
   Закат. Города. Летят метеориты.
   Жара. Плавят воздух горячие плиты.
   Пора каждому вспомнить про атмосферу.
   Не стоит поганить зеленую эру.
  
  

Мир - иллюзия в глазах,

Он реален лишь во снах.

Сновидение не трожь,

Раз коснувшись, ты умрешь.

Но не верь словам моим,

Познакомься с миром сим.

  
   ***
   Желтая пыль часы засыпает,
   Джинн в песочнице в бога играет,
   Мир материи преображает -
   Так алхимик кристалл получает.
  
   ***
   В хаотичном движении мира
   Крылатые змеи бесшумно парят,
   С мастерством виртуозов факиров
   Они освещают свой призрачный град.
  
   ПРОБУЖДЕНИЕ
   Закрыв глаза, увижу сон прекрасный,
   Где озарится лик мой ясный...
   Эльф мне поведает о дивном мире,
   Развеселит игрой на лире,
   Укажет верную тропу до дома,
   До истинного дома!
   И я пойду тропой туманной,
   Пойду Туда с улыбкой странной,
   В края неведомые людям,
   Где под защитой мы пребудем...
   Я вспомню древние напевы,
   Что в танце голосили эвры...
   Когда ж осеребрятся крылья,
   Пойму, что Атаиль я!
  
   ГРАНЬ ВЕЧНОСТИ
   Мы горели в огне преисподней,
   Замерзали во мраке сомненья,
   В одиночку сражались и с сотней,
   Утопая в болотах забвенья,
   Где за нами охотились тени.
   Мы летали подобные ветру
   И искали свет белой сирени,
   Мы нашли его в истинном спектре,
   Что сверкал гранью странной вселенной,
   Уничтожив ряды поколений.
   Но мы знали про путь этот пленный,
   Где не слышалось ангельских пений.
   И мы падали в бездну из рая,
   Наши крылья так стали светлее;
   Долгий миг растянулся и таял,
   Новый ветер, внезапно повеяв,
   Закружил нас, и крылья ломая,
   Разбивая о твердые скалы,
   Словно с жизнью своею играя,
   Он кидал нас по свету немало.
   Познавая все точки воззрений,
   Мы, не чуждые белому духу,
   Воспевали момент воскресений,
   В менуэте приятному слуху.
  
   ПЕСНЬ ОГНЕННОГО ВЕТРА
   Земля без рая и рай без земли...
   Остались рядом минувшие дни.
   Рабы не вспомнят, они лишь рабы,
   Но то, что было, запомнили мы.
   Минуя годы, минуя века,
   Текла спокойно здесь время-река.
   Где нашей крови впитала земля,
   Не вспомнят больше иные поля,
   Лишь тихий шорох... опять тишина,
   Тревожит ветер сон дикого льна.
   Уставший путник, что сбился с пути,
   Обратно больше не сможет дойти,
   Дорога-то есть, но только вперед,
   По ней никто никого не ведет.
   И впрямь так можно дойти до конца,
   Не полагаясь на память жреца.
   Но знать об этом жрецам не дано,
   Свершат случайно великое зло,
   Ответ держать же придется не им,
   Сказал загадкой неведомый мим.
   И ветер вновь накатился лихой,
   Прогнав полуденно жалящий зной,
   Принес он память забытых и страх,
   Что часто пугает люд в этих местах...
   Летели стрелы здесь в сердце врага,
   Горели долго живые стога,
   И знамя белое у изломившихся скал
   Сияло словно замерзший кристалл.
   Война войной, никого не спасли,
   И сами гибли, а жить ведь могли...
   Стояли вместе у треснутых скал,
   И каждый жизни свои отдавал.
   Текла спокойно здесь время-река,
   Кровавую песнь с собой унося,
   Земля без рая и рай без земли,
   Обитель ветра и память в пыли.
  
   ПРАВЕДНИК
   Я падаю вниз с высоких небес
   И мчусь сквозь пустыню диких ветров,
   Я слышу печально-неистовый зов,
   Но он далеко и даже не здесь.
   Я скоро исчезну, оставив лишь след -
   Разрушительный свет новой зари.
   Как мало уже лететь до земли...
   Я падаю вниз, кричу дико: "Нет!"
   Лишь у земли... А под ней глубоко
   В безумстве и страхе рвется огонь,
   Кричит, что есть мощи: "Свет мой не тронь!"
   "Боишься за свет? Я высоко!"
   Звучит как-то тихо раскатистый гром,
   Я знаю, что кану в бездонную тьму,
   Но нужно мне правду знать там одну.
   И слышится мне сияющий звон...
  
   ***
   Бесплотный дух, парящий в небе,
   Ты высоты своей достиг,
   Был пройден путь и брошен жребий,
   Застыло время, краток миг.
   Слеза твоя в ладонь упала,
   Живая чистая слеза...
   Моя рука ее поймала,
   Смотри, вечерняя роса.
   Как высоко... а я так низко,
   В моей руке твоя печаль,
   Так далеко... и снова близко...
   Стал мой теперь Святой Грааль.
   Не чуждо чудо, чуждо время,
   Его порвали на куски,
   И жизнь лишь маленькое семя,
   В его пергаменте мазки.
   Сотрутся строки, что без смысла,
   Уж скоро новая заря,
   Печать во времени повисла,
   Загадку странную тая.
   Я лишь могу бездумно мыслить,
   Смотреть на то, как ты паришь.
   Из кубка яд осталось выпить,
   Но как прекрасно ты летишь...
  
   ПОЭМА
   "Синий пепел у черты -
   Пепел от живых сердец.
   Здесь оставлены следы,
   И по ним идет мертвец.
   Склеп его разрушен мной,
   У черты мой Черный Крест,
   Но идет он за тобой;
   Да свершится мертвых месть!"
  
   Волки-оборотни взвыли
   Темной ночью на Луну.
   Кровь горячая застыла,
   Мысли носятся в бреду.
  
   Кто-то в дверь мою скребется
   Когтем острым, словно нож.
   Сердце все скорее бьется,
   Не могу унять я дрожь.
  
   Пентаграмма не удержит
   Злого демона внутри,
   Дух-хранитель мой не стерпит -
   Путы спелла так близки!
  
   И горят глаза вампира
   Неестественным огнем,
   Жаждет скорого он пира,
   Что наступит черным днем.
  
   Крест в серебряной оправе
   С черным лезвием-мечем
   Паладин воздвиг как знамя,
   Он и будет палачом.
  
   "Синий пепел у черты -
   Пепел от живых сердец.
   Здесь оставлены следы,
   И по ним идет мертвец.
   Склеп его разрушен мной,
   У черты мой Черный Крест,
   Но идет он за тобой;
   Да свершится мертвых месть!"
  
  

Запястья, овитые железом,

Измокая в горячей крови,

Пылали подобно огню Светлых,

Плавя лишь воздух сизый вблизи...

Они отобрали мое сердце,

Просто вырвали его из груди,

Сковали цепями мои руки,

Эти цепи прибили к скале.

Они побоялись смотреть в глаза мне,

Что светились от гнева во тьме,

Они не смогли отнять мои крылья,

Не смогли и подкрасться к душе.

  
   ПЕРСОНАЖ
   Я персонаж из детских сказок,
   Я ваш извечный глюк, психоз
   И враг учительских указок,
   Писатель ненормальных проз.
   Я странный узник Буратино,
   Печальный сказочник Пьеро,
   Голубоглазая Мальвина
   И дух лесной Фантагеро.
   За мной охотятся и феи,
   И светлячки, и Вини Пух,
   Я бегаю от них в аллее
   И прячусь, обострив свой слух.
   Скрываюсь я от всех, и сразу
   Я мчусь записывать кино,
   Спускаясь по кривому лазу,
   Чтоб влезть в открытое окно.
   Поймать меня вам невозможно,
   Я убегу от ваших рук,
   Понять кому-то это сложно,
   Но вас найдет и съест мой друг.
   Люблю я весело смеяться
   И шутки сыпать через край,
   Я вечно буду улыбаться,
   В глазах весна, прекрасный май.
  
   ВЕРЮ - НЕ ВЕРЮ
   Игра на веру.
   Мне нужно выбрать меру.
   Ей будут души.
   Скорей закройте уши.
   Опять успели.
   Видать со мной висели.
   Ты тоже слушай.
   Сапфир охвачен стужей.
   Кошмар! Тревога!
   Стоять. Приказ был строгий.
   Где мера? Мера!
   Что? Мера? Может вера?
   Какая вера?
   Все к черту! Вера, мера.
   Я спутал что-то.
   Пойду, спрошу, к народу.
  
   ЧЕШУЯ
   Раз, два, три, четыре, пять...
   Сбилось time, считайте снова.
   Раз, два... Кто решил сбежать?
   Догони их крусник Совва.
   Шесть, семь, восемь, девять, ten...
   Проходило много сотен
   Дел на тему вскрытых вен.
   Go в архив, мне нужен Один.
   Слышу звук шипастых шин,
   Не они ль следят за нами
   Из своих пустых машин?
   Бойтесь люди синигами.
   Страшно видеть мир таким?
   Воздух стал на редкость редким,
   И пока мы сладко спим,
   Травит нас дурманом едким,
   Он как лакомство, зефир,
   Съешь кусок размером с гору,
   Ну давай, устрой сей пир,
   Подари минутку вору,
   Что готов украсть твой мир.
   Надевай костюмчик Zorro,
   Скрыв под маской лишний жир,
   Выходи, устрой нам ссору.
   Сколько ж люда стало пить?
   Больно, гадко и так тошно...
   Все хотят себя забыть.
   Глупо. Это невозможно.
  
   НАРКОТИКИ
   Рисую узор на замерзшем стекле,
   Остался не тронут наркотик в игле,
   Узор превратился в законченный стих,
   Мне нравится психоделический штрих.
   Я чувствую пульс в посиневшей руке,
   Опять передоз героина в муке.
   Я бросить пытаюсь отраву свою,
   Но вскоре стою на все том же краю.
  
   ОТВЕТЫ ДЛЯ ИЕШУА
   Я иду босиком по воде.
   Утону ли я там или здесь,
   Я не знаю, опять. Но зачем
   Я иду босиком по воде?
  
   Я с улыбкой иду
   По дороге пустой,
   Потревожив рукой
   Водную гладь в пруду,
   Чтоб узнать как же так
   Можно просто идти
   И рукою вести
   По воде. Странный знак.
   Тишину или гром
   Я услышу. Зачем?
   Но тот мим будет нем.
   Я прозрею потом.
   И взглянув на сюжет,
   Напишу я этюд.
   Как его назовут?
   Я забуду совет,
   Так как знаю давно
   Про все роли в кино,
   Там один лишь ответ.
  
   Я иду босиком по воде.
   Утону ли я там или здесь,
   Я не знаю. Зачем же опять
   Я иду босиком по воде?
  
   РОЖДЕСТВО. ЗЛОЙ ПРАЗДНИК
   Рождество, рождество!
   Ненавижу этот праздник.
   Рождество, рождество!
   За звездой идут убийцы.
   Рождество, рождество!
   Пью за вас вино с грехами.
   Рождество, рождество!
   Где-то бродит друг-предатель.
   Рождество, рождество!
   А я правду будто знаю.
   Рождество, рождество!
   Даже брат в меня не верит.
   Рождество, рождество!
   Выгнали опять из дома.
   Рождество, рождество!
   Кто добрее? Люди? Звери?
   Рождество, рождество!
   Улыбайся, если добрый.
   Рождество, рождество!
   Бог не слышит ваши просьбы.
   Рождество, рождество!
   Вашей жертвы там не нужно.
   Рождество, рождество!
   Что? Прозрели? Нет конечно.
   Рождество, рождество!
   Поражаюсь вашей воле.
   Рождество, рождество!
   Вы помешаны на вере.
   Рождество, рождество!
   А я тоже! Вместе с вами.
   Рождество, рождество!
   Пусть подавятся все боги!
   Рождество, рождество!
   Буду жить как светлый будда.
   Рождество, рождество!
   Я кричу слова не громко.
   Рождество, рождество!
   Но они подобны грому.
   Рождество, рождество!
   Зацените свет бессмертных.
   Рождество, рождество!
   Сталь расплавилась от жара.
   Рождество, рождество!
   Ничего нет в этих текстах.
   Рождество, рождество!
   Самый злой и гадкий праздник.
   Рождество, рождество!
   Рождество, рождество!
   Рождество!
  
   ПОЛОСАТЫЙ ГАД
   Я не живу,
   Я просто существую,
   Я не живу,
   Я просто поэт.
  
   А мне всегда очень холодно,
   Но я буду кричать, что жарко,
   Вы будете играть Воланда,
   Какая страшная запарка.
  
   Я не живу,
   Я тупо существую,
   Я не живу,
   Я трачу ваш свет.
  
   Я буду теперь злым поэтом,
   Я буду писать только правду,
   Добейте же меня триплетом,
   Я буду полосатым гадом.
  
   Я не живу,
   Я просто существую,
   Я не живу,
   Я просто поэт.
   Я не живу,
   Я тупо существую,
   Я не живу,
   Я трачу ваш свет.
  
  

Гром воспевать я не буду

И не буду молний хвалить,

Подойду к осеннему пруду,

Где лист задумает плыть.

Улыбнусь закатному солнцу,

Что сливается с желтой листвой,

Взгляну на могучие кроны

И шагну за своею мечтой.

  
   ***
   Зелень в глазах умы отравляет,
   Зелень в глазах опять убивает,
   Зелень в глазах не Господа Око,
   Зелень в глазах - это вестники рока,
   Зелень в глазах источник раздора,
   Зелень в глазах предвестник укора,
   Зелень в глазах без имени слово,
   Зелень в глазах карает сурово.
   Страшно, всем страшно яд этот выпить,
   В кровь понемногу соль проще сыпать,
   Больно же будет в сто раз сильнее,
   Правда порой и лжи даже злее.
   Помните это, как Древних советы,
   Помните это, как Бога заветы,
   Помните, знайте, свет свой ищите,
   Твердо ступая, дальше идите.
  
   EGO/ALTER EGO
   Твои кровавые запястья
   Мое болезненное счастье,
   Смеемся вместе мы над всеми,
   Для нас ничто не значит время,
   А слух убит безумным звуком,
   Гремящим барабанным стуком
   И диким голосом, что с неба
   На нас взирает око Геба.
  
   Мы знаем, что такое фатум,
   Мы всем расскажем где Ксанатум,
   Мы боги Древнего Египта,
   Мы есть в скрижалях манускрипта.
  
   Наш рай везде, наш рай повсюду,
   Убьем друг друга куклой вуду,
   И все равно потом воскреснем
   И посвятим все это песням,
   Прекрасным песням о свободе,
   О чистой солнечной природе,
   Найдем в записках Леонардо
   То, что искали в песнях барды.
  
   Мы дети эйдосов, мы вечны,
   Мы дети духов, мы беспечны,
   Мы видели судьбу и фатум,
   Мы вам расскажем про Ксанатум.
  
   ШУТ. МОИ КРАСКИ
   Я приветствую вас на своем торжестве,
   Да вспыхнет свет в шутовском зале!
   Я склоню голову в память о божестве,
   Которое вы потеряли.
   Мое имя для вас это свет, серафим;
   Все знают цвета моих красок,
   Так картины рисует лишь проклятый мим,
   Из них смотрят тысячи масок,
   Их глаза светятся и у звезд в темноте,
   И в пропасти черной в безверье,
   И в понятной немногим простой доброте.
   Падут белоснежные перья
   На священную землю крещеную льдом
   И молнией цвета индиго.
   На заре вы увидите розу с крестом,
   Рисунок от странного лика.
   Мои пьесы в театрах не ставил Шекспир,
   Но знал этот гений довольно,
   Чтоб писать и бессмертные тексты, и мир
   С ума свести словом невольно.
   Воля, честь, злая слава, наш подвиг и смерть;
   Зажгите мне новые свечи,
   Теперь тихо, священный текст дух начал петь.
   Вы слышите красные речи?
   "Моя сила твоя..." так сказал Сефирот...
   "Мой Бог, мое сердце и вера!"
   Ибо знал, что прозреет, увидит Я - Gott.
   Свеча в храме - жизнь, ее мера.
   "Что рожден умереть, исполняя свой рок,
   Пребудет живущим навечно" -
   Моим голосом скажет вам Бог,
   Чьи мысли теперь бесконечны.
   Шут рисует картины без красок и слов,
   Ведь красками служат лишь мысли,
   Он создатель всех вечных и старших миров.
   А что вы все молча зависли?
  
   ДУХИ
   Я тону в болоте безверия
   И мне не найти здесь доверия,
   Эти игры стали жестокими,
   А добро закрыто пороками,
   Разрывается сердце, ранили,
   Душу вновь мою испоганили,
   Слова, строки в прах обращаются,
   Эти гады мне улыбаются,
   Мне же больно, я же не выдержу,
   Снова чувства светлые вырежу.
   Почему сказали, что знаете?
   Зачем судьбы наши решаете?
   Растоптали свечи хорошие,
   Мои руки греет замерзшие
   Лишь добро, что мрачно холодное
   И кристальное, благородное,
   Что затеряно в вашей памяти,
   Но его искать вы не станете.
   Духи видели провидение,
   А глаза зависли в сомнении.
   Это ложь иль правда сокрытая?
   Я держу скрижали забытые
   И читаю там строки алые,
   И мелькают буковки малые,
   Написали текст мне с пророчеством,
   Верх идейный красного зодчества.
  
   ХРИСТОС/CRUSADER
   Моя живая плоть
   Для вас лишь крест и кровь,
   Разбита снова бровь;
   Копьем бок проколоть
   Хотят сегодня все,
   А мне опять за них
   Писать лиричный стих
   И руки мыть в росе,
   Стирая ваше зло,
   И помнить этот миг
   И жалостливый крик,
   Когда оно ушло.
   Печально станут ныть
   Те, кто ушел вчера,
   Но я скажу "пора"
   И дальше буду плыть
   В отравленной воде,
   Чтоб Дух успеть спасти,
   Сказав свое "прости",
   И лезвий остроте
   Дивясь как младший страж,
   Придется мне рубить
   Все, что пришлось любить,
   И слушать старый гранж,
   Записанный не мной
   На новый CD ROM.
   А в кружке снова бром,
   Пора мне в мир иной...
  
   МИРОТВОРЕЦ
   Мудрые люди расскажут
   Вам про снежинки и лед,
   Мудрые люди покажут,
   Кто в этом мире урод.
  
   Я мудрецам не поверю,
   Я вам другое скажу -
   Каждому злобному зверю
   К свету пути укажу.
  
   Мудрые слов не услышат,
   Мудрые слов не поймут,
   Мудрые все время пишут
   И нечто страшное ждут.
  
   Я мудрецов уважаю,
   Я их трактаты учу,
   Я мудрецам доверяю
   И карандаш свой точу.
  
   Светлые мысли нагрянут,
   И утопившись в снегу,
   Ввысь полетят и воспрянут,
   А я закончу строку.
  
  

Когда это было... никто вам не скажет...

Правду... никто вам не сможет открыть.

Ищите ее сами... внутри.

Крылья мои станут крыльями вашими...

Летите же, летите навстречу!

И вы поймете... поймете все!


  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"