Коба Владимир Евгеньевич: другие произведения.

Аашас. Начало. Общий файл (Устарел)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 2.25*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Останется на просто так, первая книга полностью переписывается.

ГЛАВА 1.
  Высокие тяжелые двери распахнулись. В зал ворвался человек в сверкающих латах. Остроконечный шлем, покрывали узоры с изображением цветущего дерева. Исполинский зал с высокими сводами наполнился эхом от тяжелых быстрых шагов. Среди высоких стройных золотых колонн человек спешил к возвышенности в конце зала, где распологалось громадное кресло из мрамора и больших самоцветов - трон. Миновав статуи великих героев, которые нашли себе укромное место в глубине холла позади столпов, воин достиг ступеней ведущих к трону и припал на одно колено. Ножны с мечом, свисавшие с пояса, звонко лязгнули о гранитный пол.
  - Маршал, разрешите обратиться!
  - Да, Эльдар, что случилось? - ответил ему крепкий мужчина, восседающий на троне. Лицо его несло печать глубокой старости, а белоснежная борода опускалась ниже груди.
  - Они пришли в движение! Почти со всех аванпостов пришли известия об атаке! - взволновано и быстро выпалил Эльдар, и вновь набрав в легкие воздуха продолжил. - Наши братья пока держаться, но пророчество...
  - Эльдар! Отставить панику. Докладывай конкретно. Кто они? Что вообще происходит? - повысив голос, спросил могучий правитель.
  - Маршал, пророчество о Надежде и Гневе! Наша провидица еще неделю назад сообщила, что почувствовала, как темные силы зашевелились. Готовится, что-то очень глобальное. Сегодня на рассвете почти все миры, где есть наше присутствие, атакованы превосходящим противником.
  - Эльдар, мы с тобой прошли не одну сотню войн, отобьемся и в этот раз. С чего ты взял, что пророчество с этим связано. Ну напали - не впервой.
  - Маршал, во всех донесениях есть информация о неведомой силой, которая блокировала способности наших магов, подавляла боевой дух воинов, а потом день сменялся ночью.
  - Ночь наступила везде? - обретя немедленно серьезность, переспросил восседающий на троне мужчина.
  - Так точно, Маршал!
  После подтверждения слов, правитель нахмурил брови, в холе стало заметно прохладнее. Появился небольшой ветерок.
  - Везде где был день, настанет ночь, и не один отважный воин не посмеет выступить против него, а чудовища утратят свою силу... - пробурчав себе под нос, Маршал резко перевел взгляд на вестника. - Эльдар! Где ОН?! ОН готов?!
  - Маршал, мы следим больше че за сотней потенциалов, но ни один из них еще не готов. Провидица пыталась исследовать их судьбы, никто не пересекается с нами, но она чувствует еще кого-то, кто скрыт от ее взора.
  - Как так? Она управитель судеб и жизни, как может кто-то быть скрыт от нее?
  - Мы не знаем ответ на этот вопрос, но регулярно отправляем отряды на поиски. Возможно, кто-то из них успеет найти его.
  - Они должны найти, Эльдар! Если мы провалим поиски, надежды больше не останется...
  Уже через несколько минут вестник властным голосом отдавал команды воинам, собравшимся у дверей, а Маршал погрузился в глубокие думы, предстояло решить очень нелегкую задачу.
  
  Наконец-то лес, окружающий путника последние дни, расступился. Полумрак и сырость, сменили яркий свет солнца и сухой ветерок. Лесное путешествие подошло к концу. Перед ним раскинулась бескрайняя, оранжевая пустыня. Край выжженной и иссушенной беспощадным солнцем земли.
  Прикрывшись рукой от слепящего солнца, посмотрел вдаль. На бесконечно ровном горизонте выделялась одна темная точка. Именно она была его целью, скорее всего, последней в жизни.
  Натянув посильнее на голову капюшон своей потрепанной накидки, он сделал первый шаг на оранжевую землю, собрался с духом, выдохнул и пошел навстречу судьбе.
  
  * * *
  
  Он - сын женщины - варвара и мужчины - высшего эльфа. Плод противоестественного союза. Как произошло, что два представителя рас, между культурой которых пролегала не то, что пропасть - бездна, оказались безумно влюблены друг в друга, наверное, он теперь уже не узнает никогда. Ясно одно, любовь его родителей была настолько сильна, что они каждый отказались от своего народа и обрекли себя на вечное изгнание.
  Восемнадцать лет назад они приплыли на одиноком корабле странников. Их было чуть больше полусотни. Люди, приплывшие с далеких западных земель в поисках нового места жительства. Практически все пассажиры корабля - беглецы. Кто-то бежал от правосудия, кто-то от сварливой жены, кто-то от скучной статичности в поисках приключений. У каждого абсолютно разная судьба и история, но все как единая семья, объединенная общим желанием, достичь и покорить новую землю. В таком обществе не было предрассудков по отношению к браку мужчины высшего эльфа и женщины варвара. Не играло роли и то, что они были единственными представителями иных рас среди пассажиров. Более того, узнав, что отец обладает мощной магической силой, люди прониклись к нему уважением. Магия, не поддающаяся пониманию простых людей, всегда сеяла в сердца благоговейный страх, а значит и уважение к обладателю. Но, в пути отец успел продемонстрировать, что его навыки полезны в простой жизни. Вызвать ветер в штиль, поддержать огонь в сильный шторм, приманить рыбу к борту, для ловли. Все эти мелочи в течение пути на корабле, прибавили уважения к магу и уменьшили страх неизвестности.
  Пришел тот день, когда на горизонте появилась суша. Они высадились и оказались на узком песчаном берегу, сразу за которым, начинался густой лес, который и стал домом на ближайшие года.
  Исследовав ближайшие окрестности, переселенцы убедились в их безопасности. Кроме довольно мирных животных в лесу никто не обитал. Волки и медведи не в счет, на них человек научился охотиться очень и очень давно. Корабль, на котором они прибыли во время длительного плавания пришел в полную негодность, и какой-либо речи о том, что бы использовать его по назначению дальше, не шло. Испорченный транспорт разобрали по доскам, из которых построили первые хижины. Так же нашли применение в их новой жизни и остальные детали судна.
  Среди пассажиров были как одинокие женщины и мужчины, так и целые семьи с детьми. За время длительного путешествия многие одинокие сердца, взошедшие по трапу на корабль перед отправкой, ко времени спуска на новую землю наши свою половинку.
  В скором времени была возведена небольшая деревушка. Кто-то в селении стал заниматься рыболовством, кто-то охотой, женщины выращивали овощи на огородах и занимались другими делами по дому. Дарами новая земля поселенцев радовала. Почва была плодородной. Прибрежный океан и река были полны рыбы, а леса дичи. Так закипела новая жизнь.
  Отец занял в селе должность учителя. Он обучал простой грамоте детей, а так же учил женщин, как повысить урожайность. Мужчинам же он рассказывал премудрости общения с лесными животными, что бы удача на охоте не отвернулась, но его супруга здесь давала ему форы. Попутно отец прибегал к помощи стихий, все в тех же мирных целях. Вдали от родного эльфийского леса, и тех потоков магии, которые там протекали, его сила была не так велика, но быть полезным и удивлять еще мог. Мать же, наряду с другими мужчинами, стала охотиться в лесу и участвовать в строительстве новых домов. Благо ее телосложение, таившее в себе недюжинную силу, позволяло работать не только наравне с другими мужчинами в деревне, но и за двоих. Что же касается охоты, она, как и любой другой представитель варваров, в совершенстве владела своим топором и луком. Поэтому, зачастую приходила с добычей, которой мог позавидовать любой другой охотник. Но зависти не возникало, так как вся добыча всегда отдавалась в общий амбар, откуда поровну делилась между жителями деревни.
  
  * * *
  
  Идти было жарко и непривычно. Множество проведенных дней в пути по темному сырому лесу, в котором царили сумерки и влажный воздух, давали о себе знать. Организм еще не успел перестроиться к резкому изменению климата, жаркому и сухому. Постоянно хотелось пить, но он знал, что воду надо беречь. Так сказал учитель. Он говорил, что от границы леса, до крепости неменьше трех дней пути, и на всем протяжении пути вряд ли придется встретить источник живительной влаги.
  Выжженная земля под ногами мало походила на мягкий настил, которым был устлан лес, и к которому привыкли сандалии из кожи кабана. За то небольшое время, что он прошел по пустыне, они успели значительно поистереться. Местами он уже ощущал своими стопами грубую поверхность земли. Пот лил с него ручьями, от чего пыль, поднимаемая очередным порывом ветра намертво обхватывала открытые участки тела и ужасно зудела. От стоп до колен и от кистей до плечевых суставов. Но все эти неудобства были не важны, и он практически не обращал на них внимания. Погруженный в свои воспоминания, продолжал свой путь навстречу судьбе. Остановившись, оглянулся назад. Лес уже успел слиться в единый зеленый массив на горизонте, и отдельные деревья уже было не различить, а черная точка впереди так и оставалась точкой, что значило, что путь предстоял еще долгий и по неприветливой чужой земле. И он продолжил свой путь...
  
  * * *
  
  Потом у родителей родился он. Полу-эльф, полу-варвар. Развивался он, как и все дети в деревне. Был общительный и активный. Но отец заставлял его больше налегать на книги, хотел, чтобы когда-нибудь он заменил его на посту старейшины деревни и своими знаниями помогал будущему потомству. При переселении отец вез с собой огромный сундук с книгами. Книги были на разные темы, от историй культур разных народов, до сказаний о величественных битвах их прежнего мира, и конечно же среди них были книги содержащие ключи к познанию тайн магии. Отец заставлял его все больше и больше изучать историю, а так же книги, которые могли принести пользу деревне - знахарство, плодородие, а так же другие технически полезные знания. Были попытки обучить и магии, но она никак не хотела даваться ему. После нескольких лет упорных занятий он научился, наконец, грубой магии. Мог сдвинуть камень на пару сантиметров или швырнуть его метров на пятьдесят, как повезет. Более утонченные заклинания, такие как вызов дождя или огня, управление стихиями так и не получались.
  Однажды, сидя в библиотеке отца, и перебирая книги в поисках очередного учебника, он наткнулся на сказание о священном воине. На обложке книги был изображен всадник в сияющих доспехах на белом коне. Одетый в крепкие доспехи, с шлемом на голове, а в руке - гигантских размеров меч. Образ настолько захватил, что он тут же принялся читать книгу. В течение всего дня читал ее, не отрываясь. К вечеру, когда вернулся отец, он уже знал, что воин в доспехах это паладин. Воин, черпающий силу в своей вере. Он боролся со злом во всех его проявлениях и был неустрашим.
  Увидев его тогда, отец сказал:
  - Мой мальчик, книги о воинах, представляют войну намного красивее, чем это есть на самом деле. Не питай иллюзий, что этот паладин был самым добрым воином, все воины несут зло. Именно поэтому твоя мать не осталась со своими воинственными сородичами, а сейчас мы живем тут в мире и спокойствие. Пусть так и останется, да благословит твой мир Алияс, бог леса! Почитай лучше, строительство дамбы на горной реке, это намного полезнее.
  Тогда он так и поступил. Но через несколько дней всё равно вернулся к чтению книги о воине света. А потом еще и еще. По мере чтения все больше и больше понимал, что жизнь мудреца в деревне его не привлекает и что он хочет быть таким же воином, сражавшимся со злом всюду. После прочтения книги о воине, он стал искать, что-то подобное, но не нашел. Зато нашлось практическое руководство по владению мечом. С этой книгой он уходил в лес подальше от деревни и бежал с палкой, представляя себя героем из книги, затем стал практиковаться, как говорилось в книге. Через некоторое время обратился к местному мастеру по резьбе и попросил смастерить деревянный меч, для игры. В итоге, он все больше и больше стал тренироваться в лесу со своим деревянным мечом. При этом отцу говорил, что занимается практическими занятиями по биологии. Со временем приноровился проводить свои тренировки с мечом так, что успевал прийти домой к приходу отца и разложиться в библиотеке, с видом глубокого изучения полезных свойств очередных прикладных предметов.
  Когда ему миновало десять лет, он стал значительно выделяться среди своих сверстников. Рост и ширина плеч значительно превышали размеры других детей. Плюс регулярные тренировки с мечом, позволяли поддерживать свое тело в хорошей форме, даже для ребенка.
  На тринадцатом году, так же как и всегда после ухода отца в деревню, он вышел из дома и направился в лес, тренироваться с мечом, уничтожая очередную орду врагов, которых представлял себе во время своих походов лес. В этот раз он зашел значительно далеко от деревни. В своей фантазии он сражался с драконом и вот когда был близок к победе, донесся отдаленный вскрик. Он остановился и прислушался - тишина. Но через несколько мгновений до его чутких ушей, доставшихся от отца эльфа, донеслись еще несколько тревожных вскриков. Сомнений не возникало - крики доносились со стороны деревни. Схватив по крепче деревянный меч, он бросился домой.
  Ловкие ноги несли его через плотную чащу деревьев. Но не достаточно быстро, чувствовал, что стряслась беда и он не успевает. По мере приближения, крики доносились все чаще и становились громче. Это кричали женщины, от страха и боли. Затем стали доноситься и возгласы мужчин, а за ними и странный рык неизвестных существ. Лес вокруг наполнился запахом гари. Отовсюду слышался плач, крики, вопли. Он добрался домой, но не узнал его. Остановившись и спрятавшись за деревом метрах в ста от деревни, осмотрел ее.
  Почти вся деревня охвачена огнем. В панике по ней метались немногочисленные мужчины. Среди них стремительно передвигались существа. Похожие на мужчин, но их кожа была тёмно-зелёного цвета, из пасти торчали клыки. Рост значительно превышал рост человека, а размер тела не оставлял сомнений в огромной силе существ. Даже его мать, показалась бы маленькой девочкой на их фоне.
  Мама! Он стал озираться по сторонам в надежде найти ее взглядом. Она как воин по крови не, могла остаться в стороне, но так и не найдя, увидел отца. Высшего эльфа обступили со всех сторон агрессивные зеленые существа. Вокруг него сияла яркая прозрачная сфера - силовое поле. Ни сами существа, ни снаряды их оружия, не могли проникнуть под него,а вот отец методично испепелял врага молниями и огнем. Прекрасный и ужасный в своем образе. Его рост был почти вровень с врагом, тонкие черты лица сосредоточены, глаза горели огнем, волосы и плащ развевались от бушующего в сфере ветра. Все больше и больше нападающих пытались одолеть его. Но все тщетно. Щит был непреступен. Ах как жаль, что он не на своей земле, мог бы покончить со всем этим ужасом одним заклинанием, сейчас же, ему приходилось не так легко. Поддержание силового поля отнимало не мало сил, а их остатки приходилось тратить на истребление зеленокожего агрессора. Не смотря на все это, высший эльф выглядел пока неуязвимым.
  Продолжая заворожённо смотреть за развернувшейся битвой, через мгновение он уловил взглядом на возвышенности очередного зеленокожего воина. Он выделялся на фоне других. При его виде, сразу защемило в груди предчувствие беды. Появившийся воин, даже в сравнении с другими сородичей выделялся внушительным размером. На теле было нанесено множество узоров и непонятных рисунков. На шее висели какие-то ожерелья из когтей и зубов. В руках, которые больше походили на лапы медведя, держал два огромных топора. С лезвий обоих стекали капли крови. Из-за спины выглядывал край лука. Он что-то прорычал своим воинам, и те бросились к одному из домов деревни, а сам положил свои топоры на землю, и достал из-за спины большой лук. Взял стрелу, натянул тетиву и прицелился в отца, но выпускать стрелу не стал. Через мгновение раздались крики ужаса у центрального дома деревни, где укрылись женщины и дети. Отряд врага неистово налетел на немногочисленных защитников дома. Зеленые существа в считанные секунды, буквально разорвали на части всех обороняющихся своими топорами, и стали выламывать двери. Еще несколько секунд и они вышибут двери и доберутся до беззащитных людей. Это видел и маг. Зеленокожих воинов было много и чтобы их уничтожить разом, требовалось энергии больше, чем для одиночного методичного истребления врага, которым он занимался до этого. Что бы направить всю эту энергию на спасение людей, ему необходимо было снять силовое поле. Но если не он, их уже никто не спасет. И решение было принято.
  
  Он смотрел на отца и видел, как тот обернулся на крик. В следующее мгновение силовое поле угасло, а зеленокожих воинов испепелила волна смертельного огня. Еще через мгновение и силовое поле засияло снова, но уже не так ярко и постоянно мерцало, намеривая пропасть. Дальше отец упал на колени и схватился за грудь. Предводитель напавших воинов выпустил стрелу в тот миг, когда щит был снят, его план сработал. Маг обернулся, и посмотрел сыну прямо в глаза. Расстояние было слишком велико, чтобы он его видел, но, как маг, а может и по-отечески отец знал, что он там, за деревом, наблюдает. Его губы прошептали "Беги..." и схватившись за стрелу торчащую из груди он снова вскочил на ноги, в этот момент щит спал полностью и толпа воинов своими топорами разорвала тело мага.
   Увидев страшное зрелище, он не удержался и вскрикнул. В тот же миг множество воинов обернулись в его сторону, но вперед выступил один из них. Он был таким же великаном, как и предводитель, но намного старше. Воин поднял руку вверх, останавливая всех остальных, и один направился в его сторону. Только что осиротевший парень бросился бежать в лес, старый воин начал преследование. Глаза застилала пелена из слез, дыхание срывалось от рыдания, рвущегося наружу, но он бежал, бежал как никогда.
   Преследовавший старый воин был тоже быстр, не смотря на свой возраст, но все никак не мог нагнать парня. Его спина то и дело мелькала перед ним среди деревьев, но настигнуть его не удавалось.
  Черт! Какой же он проворный, удивительно!
  До ушей доносился рык, преследователь был близок, и страх начал сковывать ноги. Очередной корень чересчур разросшегося дерева, торчит из земли. Прыжок. Сил не хватило, прыгнул чуть раньше, чем надо. Нога зацепилась за корень, и он покатился на скорости по устланной листвой земле. Парень поднялся на ноги. Преследователь нагнал. Два огромных прыжка и огромное тело, покрытое зеленой кожей и множеством рисунков и шрамов оказалось перед ним.
  Воин был стар, это было видно по глубоким морщинам на его абсолютно лысой голове. Одно ухо разорвано и висит уродливым обрубком. Левый глаз сверху вниз пересекает глубокий шрам, врезавшийся в бровь и щеку. Клыки, торчащие из пасти монстра бледно желтого цвета. На плечах надеты защитные пластины, серого цвета, соединенные между собой металлической цепью. На поясе повязка из кожи, с которой свисают подвешенные огромные ножи, каждый размером с локоть парня. На ногах сапоги из кожи, сверху покрытые мехом. На груди, лице, руках имелось множество рисунков. Большинство черного цвета, но некоторые были красного цвета.
   Пасть воина раскрылась, из нее раздался рык и в следующий момент над его головой возник неимоверных размеров топор с обоюдоострым лезвием. В парне вскипела ярость, злость, обида и все это приправленное инстинктом самосохранения. Удар воина был молниеносен и смертелен. Но каково же было удивление старого воина, когда он увидел, что топор вошел лезвием глубоко в землю, но расчленённого пополам трупа под ним нет. В этот момент на его лысый череп обрушился удар деревянного меча, который так и не выпустил из рук варвар-эльф. От удара, меч разлетелся на щепки. Было больно, но существенного вреда это воину не нанесло. Он стал пытаться ловить проворного парня, но тот постоянно каким-то не постижимым образом мгновенно оказывался в другом месте. Не прыгал, не перебегал, не скакал. Просто исчезал в одном месте и появлялся в другом. Варвар-эльф, в момент вскипевшей в нем ненависти, прибегнул к своим задаткам мага. Как и прежде, ни огня из рук, ни молний с небес вызвать не вышло, но получилось на какие-то мгновения ускорять свои движения до сверх-скорости. Правда, долго он не смог так прыгать с места на место, путая старого воина. Для не изощренного в магии существа, ее применение было изнурительным. Силы стремительно покидали. Сила ускорения утратилась и очередной его маневр прервал огромный зеленый кулак. Свет погас.
  
  * * *
  
  Солнце склонилось за горизонтом, пустыня сменила свой цвет с оранжевого на алый. Словно кровь, вечернее зарево разливалось с горизонта на выжженную землю. Стало заметно свежо, ночью будет холодно. Побродив рядом по земле, он собрал немного хвороста и нашел большое иссушенное полено. Разжег костер и положил в него полено. Сев рядом, посильнее натянул капюшон, который хоть немного спасал от поднимающегося холодного ветра. Открытые руки и ноги продолжали мерзнуть. Подвинувшись ближе к костру, сложил ноги крест-накрест, и погрузился в воспоминания. Тишину пустыни нарушал только негромкое потрескивание костра и далекие крики какой-то птицы, поднявшейся в небо на ночную охоту.
  
   * * *
  
  
  Очнулся от боли во всем теле. Открыл глаза и увидел, что лежит на прибрежном песке. В небе медленно проплывали легкие облака, еле видимые в ночи. За ними горели мирриады звезд. Попробовав встать, он ощутил, что полностью связан. Ни руками, ни ногами пошевелить было невозможно. Только ползти словно гусеница.
  - О! Очухался наконец, я уже думал ты отойдешь в мир иной, - грубый низкий голос, похожий на рычание донесся совсем рядом от него.
  С большим трудом и превозмогая боль во всем теле, он повернулся на бок в сторону голоса. Перед ним возникло небольшое спокойное пламя костра. За костром был виден огромный старый воин с зеленой кожей. Через мгновение, до его притупленного долгой отключкой сознания, дошла мысль о том кто перед ним. Тут же он стал трепыхаться как моль пойманная в сети паука, пытаясь отползти дальше, но все его попытки увенчались полуметром отвоеванного расстояния.
  - Я бы не советовал отползать дальше. С той стороны океан, а сейчас с него дует не самый теплый ветер. На мой взгляд, у костра куда теплее, - сказал воин и продолжил спокойно сидеть, теребя веткой песок рядом с собой.
  - Кто ты?! Что произошло? Где мы? - у парня проносились миллионы мыслей в голове и столько же вопросов. Страх перед сидящим существом не давал сконцентрироваться.
  - Я? Я ХоукРад и мы сейчас на берегу океана, в пару километрах от места, где я тебя вырубил в лесу. Ох и шустрый ты оказался, заставил старого вояку попотеть, - воин говорил, а парню казалось, что где-то поблизости бушует шторм, и волны бьются о скалы, настолько громоподобен был голос существа. И это он говорил, спокойно, а что же ощущают люди рядом, когда эта громадина рычит в бою? Его передернуло. - Тебя-то как зовут?
  - Аашас, - автоматически выпалил подросток.
  - Что за имя такое? Чудные у вас имена остроухие. Хотя ты какой-то странный остроухий. Они вроде все стройные, а ты хоть и мал, но тело у тебя явно не этих щуплых ушастых.
  - Моя мать варвар! - Аашас, решил выбрать выжидательную позицию и посмотреть, что будет дальше, пока ХоукРад вел себя не очень агрессивно. - А кто вы?
   - Варвар? - при этом воин заметно оживился и отложил свою палочку. - Варвар... Да, точно! Она билась как зверь. Я сразу ее выделил из толпы эти дохляков. К сожалению, не успел до нее добраться и померяться силой, КрэйГан оказался ближе. Жаркий был бой, возможно, если бы не долгая жизнь среди этих деревенских дохляков, исход был бы другим, но КрэйГан хоть и с трудом, но одержал победу над этой фурией. Я всегда считал его выскочкой, может и не помешало бы ему подохнуть... Но ты задал вопрос? Ах да, мы... Мы орки. Рожденные в войне и в войне погибающие, - сказав последние слова, ХоукРад тяжело вздохнул и немного поник.
  У Аашаса снова вскипела кровь, остуженная не так давно кулаком орка. Гнев с прежней силой вспыхнул в его тринадцатилетнем сердце, когда он услышал, как спокойно ХоукРад рассказывает об убийстве матери. Сомнений быть не могло, невозможно было ее спутать с кем-либо из поселения.
  - Гады! Вы все гады! Убью! Чудовища! Вы там всех убили!!! - Аашас кричал не жалея голосовых связок, так как был не в силах сделать что-либо другое, будучи связанным.
  - Ну, тише парень. Такая приятная тишина была. Может тебя снова рубануть? - ХоукРад задумался.
  Перспектива, снова потерять сознания от увесистых лап орка, Аашаса не привлекала. И хоть гнев продолжал в нем бушевать, в его возрасте он не мог быть слишком долгим, слова грозного воина произвели на него впечатление и он понизил голос до ворчания, но полностью замолчать себя не заставил.
  - Так-то лучше. Правильно решение. Жрать хочешь? - спросил ХоукРад и уставился на Аашаса.
  После этих слов из его желудка донеслось собрание интересных звуков, которые сами за себя красноречиво говорили. При этом Аашас вспомнил, что последний раз обедал, перед тем как в очередной раз слинял от отца в лес, попрыгать с мечом, убить воображаемых врагов.
  Гнев к этому времени прошел, на его смену пришла тоска и боль. Не физическая боль, но душевная. Постепенно мысли, что больше ни мать, ни отца он не увидит, стали проникать в его сознание.
  - Хочу! - резко ответил он воину.
  - Вот и отлично! Пока ты тут валялся, я успел подстрелить заблудшего оленя. Эх! В былые времена, я бы его с удовольствием в одну пасть сожрал. Но, что-то с годами аппетит у меня поубавился, потому поделюсь, чтобы не пропадало.
  - Да уж спасибо! - обиженно выдавил из себя Аашас.
  - Не за что! Откровенно говоря, если бы не твои выкрутасы в лесу, давно ели бы тебя самого. Но ты меня удивил. Решил больше о тебе узнать. И при ближайшем осмотре понял, что ты не просто один из тех хиляков, жителей деревни.
  - Не называй их так!
  - А то что? - ХоукРад ухмыльнулся. - Доползешь и загрызешь меня?
  - Они сражались с вами! И если бы вас не было так много, мы победили.
  - Ахаха. Насмешил. Горстка костей и кожи. В наш отряд входили почти все новички. Мы просто искали новые земли вдоль берега. Из опытных бойцов были разве что я, да КрейГан предводитель отряда. Но даже в таком составе, если бы не проклятый маг, мы бы разнесли вашу деревушку по бревнышку без единой потери, - орк сплюнул в сторону.
  - Маг был мой отец! - гневно выкрикнул Аашас.
  - О как! Ты же говорил ты сын варваров.
  - Моя мать варвар, а отец эльф.
  - Интересный союз. Первый раз слышу, что бы остроухие жили не со своими, а уж тем более заводили детей.
  ХоукРад встал со своего места, подошел к Аашасу, привел его одним грубым рывком в сидящее положение и обрезал ножом веревки, высвободив левую руку.
  - Надеюсь ты правша?
  - Да, а что?
  - Ничего, перестраховываюсь. Нет желания снова носиться за тобой по всему пляжу. Старый я уже. А убивать я тебя пока не хочу. Уж больно интересный ты малый - толи эльф, толи варвар.
  Орк протянул Аашасу кусок сочной обжаренной на костре оленины. Мясо было не сильно зажарено, местами виднелась кровь.
  - Ешь.
  - Но оно плохо прожарено. Там кровь!
  - Тебе сырое дать?
  Аашас промолчал. Посмотрел на кусок и вгрызся в него зубами.
  - То-то же.
  Парень продолжил есть, а орк тем временем заговорил.
  - Итак ты сын той женщины варвара и того мага? - Аашас мотнул головой. - Что ж повезло тебе с предками. Я не шучу. К магам я не питаю симпатий, но думаю они все равно полезны, а вот мать твоя вызвала во мне много уважения, за наше короткое знакомство. Если в тебе есть хоть толика от нее, я не ошибся в своем выборе.
  Аашас перестал жевать и уставился на ХоукРада.
  - Что это значит? Кто кого куда выбрал?
  - Аашас, я старый орк. Много битв повидал, но, к сожалению, ни в одной из них не встретил своей достойной смерти. Для орка умереть в старости это пресквернейшая вещь, которая только может случиться. Велика так же вероятность, что тебя прибьют свои же сородичи, зачем кормить лишний бесполезный рот. Но если ты сохранил силу и умения до своих преклонных лет, тебе могут поручить важное и "почетное" занятие. Сделать из тебя уважаемого учителя в академии клинков. Вот только не улыбнулась мне перспектива, воспитывать этих троглодитов. Вот и решил уйти от своих сородичей куда-нибудь подальше. Уж лучше пусть меня считают бесследно пропавшим, чем обрекут на такую перспективу. А там пусть гадают, что со мной произошло. Так и бродил, а подходящий случай все не подворачивался. Времена великих битв для нашего племени давно прошли. В общем, погнался я за тобой, думал, добью, нечего оставлять лишние глаза. А сам несусь и думаю, шустрый какой, и как ловко передвигается по лесу, а ведь, вроде, малышом показался. Догоняю, и вижу, ты правда мелкий еще. Хотел покончить быстро с тобой, да вернуться. Но не тут-то было. Хоть и стар, но удар у меня еще быстр, не каждый опытной воин парирует, а уж ребенок и подавно. Но ты удивил. Я еще попробовал пару раз, потом решил поймать тебя, азарт у меня разгорелся. Короче. Не люблю я долгих речей. Заинтересовал ты меня. Хочу свой опыт тебе передать, зря, что ли столько лет я лучшим воином орды был. Домой возвращаться в теплую кровать не хочу, заставить другого орка в расцвете сил уйти со мной в уединение - глупейшая мысль, поэтому ты.
  Аашас дожевал свой кусок оленины и пытался переварить только что полученную от старого орка информацию.
  - Малый, я понимаю твои чувства, гнев, жажду мести, злость, но хочу тебя приземлить. Все это мне известно и допустить, что бы ты вырос, а потом пошел мстить моему народу я не могу. Поэтому выбор у тебя не большой. Или согласишься со мной, и я выбью из твоей головы мысли о мести и вобью в нее куда более полезные знания, или же завершу начатое дело и покончу с лишними глазами.
  - Но... Я не знаю... Я давно хотел стать воином. Я читал про них в книгах. Они были героями, их любили люди и они сражались с такими как вы. Это не правильно.
  - Скоро рассвет, я ложусь спать. На заре встану и уйду. Ни моментом позже. К этому времени ты должен определится. - ХоукРад подбросил пару крупных веток в костер, после чего улегся набок, лицом к Аашасу, и через несколько минут захрапел.
  До рассвета оставалось пару часов. Аашас провел их в полной задумчивости. В своем юном возрасте он не мог объективно оценить все за и против. Отец и мать зверски убиты. Один из участников убийства предлагает помочь или убить. Он может стать воином, о том, о чем мечтал последние годы, но не таким как хотел. Все время до рассвета терзался и не мог дать себе четкого ответа. Гнев, боль утраты смешивались с желанием жить, во что бы то ни стало. Что ж, ничто не мешает попытаться выжить, что бы потом отомстить. Хоть ХоукРад и грозился выбить из него эти мысли, кто сказал, что у него получится.
  На горизонте забрезжил свет. Новый день вступал в свои права. Плавно солнечный диск выплывал из-за края океана, наполняя небо красками рассвета. Пока Аашас перевернулся на другой бок и наблюдал за рассветом, ХоукРад проснулся. Услышав, как тот начал шевелиться, перевернулся снова лицом к старому воину. Приложив усилия получилось сесть.
  - Ну что ты решил, остроухий варвар?
  - Я пойду с Вами, - негромко произнес Аашас и посмотрел в песок у себя под ногами.
  - Отлично! Не сомневался в твоем решении. Ну тогда вставай и пойдем за мной.
  Орк поднялся на ноги, возвысившись над сидевшим Аашсом и двинулся по берегу вдоль океана.
  - Эй! А я? ХоукРад! Я же согласился.
  - Я помню. И ты жив, как я и обещал.
  - Но вы говорили про то, что мы пойдем дальше вместе.
  - Слушай, ты вроде наполовину эльф. Они славятся своими мозгами, но по тебе, что-то не видно. Ты там, я тут. Мы идем, в чем проблема? Руки ноги у тебя на месте.
  - Но я связан! - возмущенно крикнул Аашас, указывая глазами на свое тело.
  - Все равно не понимаю. Ты выбрал жизнь, значит, хочешь жить?
  - Да!
  - Ну, так приложи усилия и догоняй, коли не хочешь замерзнуть на этом берегу в одиночестве, - ХоукРад развернулся и зашагал прочь.
  Аашас ругался себе под нос, но понял, что орк не собирается развязывать. Кое-как встал на ноги и попрыгал за зеленокожим воином.
  - Стойте! Подождите! Пожалуйста. Я не могу так быстро.
  ХоукРад остановился, развернулся и посмотрел на Аашаса.
  - Но все же можешь. Я уж было начал думать, что дух твой не соответствует внешнему виду, так и будешь валяться тут и ныть.
  Орк ждал пока Аашас допрыгает до него. Полу-эльф сильно вспотел и глубоко дышал.
  - Пожалуйста, развяжите меня. Я не буду никуда сбегать. Я обещаю! - переведя дух выпалил Аашас.
  - Ладно остроухий. Кстати, как там тебя зовут? Аашас? Длинно и не понятно. Я тебя буду звать Аш. Так вот Аш, мой топор тяжелый и острый, но и моим луком я владею хорошо. Попытаешься сбежать - будешь соревноваться по скорости с моими стрелами. Уяснил?
  - Да-да. Я честно не убегу.
  Орк разрезал веревку и Аашас почувствовал, как кровь с новой силой забегала по его затекшим конечностям.
  - Спасибо!
  - Не за что. Двигай давай, у нас долгий путь.
  И они пошли навстречу новому миру. Бок о бок. Гнев и страх, утихали в душе Аашаса. Чувство нового и неизведанного начинало обуревать его.
  
  * * *
   ГЛАВА 2.
  Конечная цель возвышалась высоко над пустынной землей. Гнетущая и великолепная одновременно - Серая Цитадель. Опорная крепость всей Орды Калласиадской земли. Она представляла собой громадный восьмиугольник, раскинувшийся на сотни гектар. По всему периметру цитадели вдоль стен проходил глубокий ров, наполненный острым частоколом и какой-то жидкостью, отдаленно напоминавшей речную воду. Через ров проходил каменный мост, на другом конце которого располагались большие деревянные двери обитые железом. Внешне они напоминали раскрытую пасть орка. На стене над воротами висел белый вытянутый череп какого-то большого существа. Стена цитадели высотой около двадцати метров, выполнена из кладки больших камней. Каждый из восьми углов крепости венчался широкой круглой башней. Они немного возвышались над общим уровнем стены, и по их верхнему краю были сооружены узкие бойницы. Из-за основной стены возвышались такие же круглые башни, но гораздо большего размера и намного выше стен. Это башни расположенные в границах периметра Серой Цитадели. Весь камень, из которого была построена крепость, под лучами беспрерывно палящего солнца, выцвел и приобрел бледно серый цвет. И только красный флаг со скрещенными топорами, на фоне деревянного щита, развивающийся на самой высокой башне, вносил разнообразие в серую целостность всей цитадели.
  Это было самое большое строение, которое Аашас когда-либо видел за свою короткую жизнь. Серая Цитадель. Оплот врагов, их сердце. Помимо самого величия цитадели, она была до отказа наполнена одними из самых умелых, и уж точно самых яростных, бойцов этого мира. Несмотря на свои не маленькие размеры, которых он достиг в свои восемнадцать лет, он почувствовал себя насекомым, над которым занесли тапок. Его могли убить в любой момент, только потому, что он не орк.
  На миг он мысленно вернулся в тот день, когда умер ХоукРад. Сраженный неизвестной болезнью, от непродолжительной лихорадки он утратил все свои жизненные силы. Однажды, он позвал Аашаса к себе в палатку и сказал:
  - Аш, я умираю. Я чувствую это. Сегодня ночью я покину этот мир. Я не прогадал с тобой, ты оказался способным и толковым малым. Надеюсь, мне удалось сделать из тебя бойца, достойного Орды, и возможно ты станешь когда-нибудь таким же, как я. Мы провели с тобой вместе больше шести лет и я вижу как ты изменился за это время. Но я не дурак - знаю, что твоя жажда мести никуда не исчезла, она спит в тебе, глубоко, но она есть и ждет своего часа. Так вот. Ты должен, ты обязан продолжить мое дело! Но что бы стать настоящим воином орды, ты должен пройти через обучение Академии клинков. Лучший ученик академии награждается именным оружием лично вождем-императором. Ты станешь им, возьмешь мой род и принесешь не одну доблестную победу всем оркам. Это твой путь! Ты был рожден для него! Я дам тебе письмо. - Старый больной орк запустил руку под шкуру, на которой лежал и извлек из нее потертый лист. - Я написал это письмо уже давно, но ждал последнего часа. Отдашь его в Академии клинков, тебя примут в нее, не смотря на то, что ты то ли варвар, то ли эльф. Не пытайся прочитать содержимое, оно написано на старом оркском языке, там есть вещи, которые тебе знать не нужно, они касаются только меня. И последнее. - ХоукРад с трудом приподнялся со шкуры и посмотрел в глаза Аашаса. - Аш, наделяю тебя своим родом Рад, отныне ты АшРад. Клянись, коли тебя примут, служить во имя славы орды.
  - Клянусь. - Хрипло произнес Аашас.
  - И поклянись - чтобы не случилось, как бы не повернулась судьба, ты не будешь мстить моему роду, и не заставишь мой дух сотрясаться от свершенной ошибки. Клянись, что не посягнешь на жизнь КрэйГана! - последние слова умирающий орк произнес, сильно напрягаясь, и сотрясая руку Аашаса, но он молчал. Внутри него набирала силу буря эмоций.
  - Клянись! Клянись! Сукин ты сын или я лично сейчас встану и лишу тебя твоей гадкой жизни! - Казалось орк еще мгновение назад умирающий, сейчас способен исполнить свою угрозу.
  - Я... Я, клянусь ХоукРад! - срывающимся голосом прохрипел Аашас и его глаза наполнились слезами. Отец и мать, а теперь и ХоукРад, ставшим так неожиданно единственным родным существом покидали его.
  Аш поднял голову и посмотрел на старого воина орка. Но увидел он только взгляд стеклянных глаз, которые были направлены на него, но уже ничего не видели. Тело ХоукРада покинула жизнь. Аашас, не смотрел на него, когда произносил клятву и теперь не знал, успел услышать орк в последний миг его слова или нет.
  Забрав тогда остатки своих скудных вещей и топор ХоукРада, он выдвинулся в направлении Серой Цитадели. Старый орк неоднократно рассказывал о пути к ней, и сейчас Аашас, прекрасно знал и понимал, куда идёт.
  Это было почти месяц назад. Путь через лес, занял гораздо больше времени. Он успел в нем и заблудится и нарваться на злобных голодных волков, и на медведя. Не смотря на свой рост и обретенную силу, он не мог управляться топором ХоукРада с должным мастерством. Уж больно тяжел он был, но чтобы справится с животными, сил хватало.
  Далекий оклик, со знакомыми нотками звериного рыка вернули его в реальность.
  - Хей! Ты еще кто такой? Ну-ка стой!
  Аш, вгляделся, с другой стороны моста к нему приближался немолодой орк. Одетый в простые кожаные доспехи, в руках он держал бердыш - топор с широким лезвием на древке длиной коло двух метров. Орк насторожено подошел к Аашасу и оглядел его.
  Почти два метра ростом, телосложением как небольшой орк, человек смотрел на него. Под натянутым капюшоном можно было рассмотреть резкие черты немного вытянутого смуглого лица, длинные светло-русые волосы, спадающие через капюшон ниже плеч и темно карие глаза, казавшиеся почти черными. На страннике была одета безрукавка, сделанная из шкуры какого-то крупного животного бурого цвета. Она была подпоясана на уровне талии кожаным поясом, и опускалась почти до колена. Ноги обуты в сандалии, которые представляли собой кожаную подошву, мехом вовнутрь и перевязь, которая крепила ее к стопе. Все тело и одежда путника были покрыты слоем многодневной пыли. Из-за правого плеча пришельца выглядывала рукоять топора, цельнометаллическая, перетянутая светлой кожей, на ее конце имелся набалдашник с инкрустированными камнями и покрытый рунами. Топор был слишком велик для человека, поэтому висел он на плече рукоятью вверх.
  - Кто ты? - Угрожающе спросил орк направляя свой бердыш в сторону Аашаса.
  - АшРад. Я пришел к магистру Академии клинков. У меня для него письмо от ХоукРада.
  Аш об этом никогда не узнает, но именно имя ХоукРада спасло его в тот момент от смерти. Любого не орка могли приговорить к смерти без суда и следствия лишь за одно приближение к Серой Цитадели, не то что проникновение за ее периметр, еще и в Академию. Но, буквально за час до прихода Аашаса к воротам цитадели, ЗэркХар сменил на посту своего юного напарника. А именно ЗэркХар, участвовал в давних битвах былой славы орды, и провел не один бой плечом к плечу с ХоукРадом. После его бесследного исчезновения, он был рад услышать о нем вести, и лишь это не дало ему повода вызвать стражу.
  - Какое письмо? Давай сюда. - Продолжил орк не дружелюбным тоном. - И опусти капюшон.
  - ХоукРад сказал передать его лично в руки только магистру Академии. - ответил Аашас, опуская капюшон с головы.
  - Слыш ты, умник, не забывай, где находишься! Я могу тебя соломкой накрошить, а мало будет, позову еще роту солдат из-за стены и тогда нарежут тебя более мелкими кусочками. - Орк направил лезвие бердыша в грудь Аашаса. - Давай письмо или подохни!
  - Хорошо-хорошо! - За время, проведенное с ХоукРадом, он многое узнал об орках. Их культуре и характере. Об их вспыльчивости и дурной привычке сначала рубить, потом разговаривать он знал не понаслышке. У самого ХоукРада бывали такие моменты, когда Аашас думал, что он сам забьет или зарубит его. Поэтому не стал испытывать судьбу и выполнил, требование стража ворот.
  Орк аккуратно, не сводя глаз с путника, взял в свою лапу протянутый лист и, сделав пару шагов назад, посмотрел на него. Аашас следил за ним, не двигаясь с места. Странно, подумал он, ХоукРад рассказывал, что орки в большинстве своем не умеют ни писать, ни читать и только орки высоких родов посвящались шаманами племени в искусство письма. Орк, охранявший ворота, не был похож на чем-то выдающегося орка. Да, он был примерно того же возраста что и ХоукРад, может чуть по моложе. Но если только при одном взгляде на своего Учителя, становилось ясно, что перед ним стоит герой не одного противостояния, прошедший огонь воду и медные трубы, то орк, который сейчас находился перед ним, больше походил на простого вояку. Через несколько секунд все встало на свои места.
  - Да, узнаю его почерк. Прошло столько лет, но его почерк не спутаю ни с чьим. Я не умею читать, не знаю что там написано, внутрь тебя не пропущу, но и убивать пока не стану, из уважения к ХоукРаду. Письмо отнесут магистру Академии, и он решит твою судьбу. Если же окажется, что письмо не от ХоукРада или это была какая-то уловка, не завидую тебе остроухий! - Орк повернулся в сторону ворот и прокричал. - РокВал! Иди сюда.
  Из ворот показался огромных размеров молодой орк. Подбежав к стражу ворот, он удивленно уставился на Аашаса. Он и сам удивленно смотрел на нового участника их небольшой компании. Молодой орк возвышался над пожилым на голову, а его самого на две. Одна лапа в обхвате была как обе Аша.
  Да... Серьезный страж ворот, не хотелось бы испытать не себе его силу, промелькнула мысль у Аашаса в голове.
  - Да ЗэркХар, что случилось? Кто этот остроухий?
  - Не твое дело РокВал. - Грубо ответил пожилой орк, хотя с их голосами, тяжело представить, что они вообще могу говорить не грубо. - Вот письмо. Бери и неси магистру Академии ЗулукСару. Скажешь, принес какой-то эльф переросток и говорит, что это от ХоукРада. Передашь, что я держу его на мосту и жду решения. Все понял?
  - Так точно ЗэркХар! - Схватив письмо, РокВал неловко помчался к воротам, что не удивительно при его размерах.
  - А ты стой и жди. Помни, я с тебя не спускаю глаз.
  - Хорошо, как скажете. - Внешне спокойный Аашас, внутри начинал не на шутку бояться.
  ХоукРад воспитал в нем умение преодолевать свои страхи, быть смелым и отчаянным, но одно дело это проявлять со зверьми и наедине с ХоукРадом, и совсем другое оказаться одному против орды злобных существ, для которых, не правильно брошенный взгляд - достаточный повод для драки со смертельным исходом. Да и от мести он еще не отказался, а для этого ему обязательно надо было остаться в живых. Пока он следовал к Серой Цитадели, у него было предостаточно времени подумать о своей клятве.
  От ХоукРада он узнал, что отряд, убивший родителей, и всех кого он знал, послан вождем-императором СваминГаном. КрэйГан приходился ему старшим сыном и в связи с тем, что крупных битв давно не возникало у орков, а орк без боевой славы не орк, СваминГан отправил сына на поиски новых врагов. Так они и наткнулись на их деревню. По мнению самого ХоукРада, битва с 'дохляками' их деревни не принесла никакого удовольствия и уж точно доблести. Это была обыкновенная резня. Но и в этой резне КрэйГану попался достойный соперник в виде матери. Естественно, для повышения своего авторитета он решил сам с ней расправиться. Что ему, в конце концов, удалось. После чего он так же хладнокровно застрелил из лука отца, сыграв на слабости всех положительных существ в этом мире, отвлекая внимание на защиту женщин и детей. Таким образом, буквально одной не значительной битвой, орк записал себе в зачет убийство варвара и мага. Сам же КрэйГан был хвастлив, честолюбив, и жаждал всегда власти над троном отца, и готов был воспользоваться ради этого любыми средствами. Тогда Аашас и решил для себя, что убьет самого КрэйГана, а затем и его папашу, отправившего этот роковой отряд. Да, возможно он дал клятву ХоукРаду, который вырастил его и воспитал после смерти родителей. Но ведь он был одним из тех, кто их и убивал. Он такой же орк, как все. С такими же простыми рассуждениями о жизни и смерти. Для всех орков, своя смерть или кого-либо, определялась в регалиях, трофеях, славе, не более. Хотя Аашас, за эти годы узнал еще больше о воинах, славных бойцах и все больше стал мечтать стать одним из них, для него каждая жизнь значила куда больше, чем просто очередная засечка на рукояти топора. Он так же не был уверен, что ХоукРад успел услышать клятву, и этим Аашас утешал свою совесть, на случай если ему удастся задуманное.
  Около получаса он стоял под внимательным взором стража. Ворота начали открываться, и они обернулись. Из приоткрывшихся ворот вышли двое. Первым шел еще более пожилой орк, чем страж ворот, одетый в черный балахон, который полностью скрывал фигуру. Откинутый капюшон давал возможность рассмотреть голову, полностью покрытую рунами, с жидкими седыми волосами. Обломанные клыки, торчащие из пасти. Все лицо в морщинах. Обе лапы заведены за спину. За ним следовал все тот же неуклюжий большой орк РокВал.
  - Так значит это ты АшРад? - Спросил низким хриплым голосом, подошедший орк в балахоне.
  - Да. - Ответил Аш, с интересом рассматривая подошедшего орка. Не привычно было видеть, представителя воинственного народа, в одеянии старца. Для полного образа, не хватало только посоха или палки.
  - ЗулукСар, что в письме, оно правда от ХоукРада? Мне не терпится расправиться с этим остроухим переростком. - Презренно смотря на Аашаса, спросил страж ворот.
  - Не торопись ЗэркХар. Мне, так же как и тебе неприятно видеть на нашей земле этого чужеродного эльфа-варвара. АшРад, я бывший шаман Серой Цитадели ЗулукСар и лично обучал письму ХоукРада. У меня не возникает сомнений в том кто автор письма. ЗэркХар, вызови сюда сторожевой взвод.
  - ЗулукСар, зачем нам взвод? Я его сам разделаю в клочья! Это письмо не от ХоукРада? - Злобно смотря на Аашаса, проревел старый орк и вновь направил свой бердыш в сторону путника.
  Пока ничего страшного не произошло, но Ашу стало не по себе. Он стоял перед тремя опасными существами, трое из которых, были совсем не против быстрой расправы над ним.
  - ЗэркХар, не заставляй меня повторять. Выполнять, что я приказал! - прорычал шаман на стража ворот. От рыка, у Аша по спине пробежали мурашки. Воистину, даже в самом преклонном возрасте, орк оставался орком. Смертельной машиной, наделенной сумасшедшей силой и волей.
  - Исполняю ЗулукСар. - Орк развернулся и пошел к воротам.
  - РокВал, иди с ним.
  - Но ЗулукСар... - РокВал хотел сказать еще что-то, указывая на Аашаса, но шаман перебил.
  - Ты что меня совсем в старики записал?! Я могу еще тебя уложить на лопатки и уж точно этого недомерка мне нечего опасаться. Иди я сказал.
  РокВал побежал догонять ЗэркХара.
  - Итак АшРад. Довольно интересное ты мне письмо принес. Был рад услышать вести от своего лучшего ученика. Жаль, что донеслись они уже после его кончины. В письме ХоукРад просит меня принять тебя в Академию клинков, в особом порядке. Закрыть глаза на твою чужеродность, не проводить вступительных экзаменов. Это немыслимо. Не скрою - я, как и любой другой орк в Серой Цитадели, а так же на ближайшие мили нашей земли не рад тебя видеть. Ты чужак и им останешься. Но, не смотря на это, я как один из старейших шаманов Цитадели, как верховный магистр Академии клинков, могу устроить твое обучение. - Он сделал паузу, затем продолжил. - И сделаю это. Еще давно, я задолжал ХоукРаду. В письме он взывает к моему долгу, и только поэтому я выполню его просьбу. Сразу тебе скажу, хотя ХоукРад пишет, что ты обладаешь силой сравнимой с орочей вкупе с развитой ловкостью, это тебе не очень поможет. Да, ты достаточно крупный представитель эльфов или варваров, но при всем при этом, ты сравним только с не самым даже средним орком, а потому тебе придется туго. Второй момент. Даже я не смогу обеспечить поступление неумехи в Академию просто так. Какой бы долг на мне не висел. Для вступления тебе придется пройти через поединок. Все уяснил?
  - Да, ЗулукСар. Я не подведу своего учителя.
  - Ну, это мы посмотрим. А, вот и стражники.
  К ним подошел не большой отряд из десяти полностью вооруженных орков.
  Каждый был как минимум выше на голову Аша и шире в плечах на локоть.
  - Магистр Академии, вызывали?
  - Да, капитан ЗрогБар. Этот остроухий переросток наследник рода ХоукРада. Весь отряд орков загудел и переглядывался между собой, высказывая удивление и возмущение. Судя по всему имя ХоукРада было на слуху у всех. Интересно все же, чем он так прославился.
  - Да-да. Я сам был удивлен, долгая история. Городская стража, при вас я объявляю, именем ЗулукСара, АшРад, полуэльф-полуварвар, находится под моей защитой, все время нахождения в Серой Цитадели. За весь возможный ущерб, нанесенный им, я несу ответственность головой. Того же, кто нарушит мой охранный обед и причинит вред АшРаду, покарают гром и молния!
  - Следуй за мной. - Сказал шаман и проследовал мимо застывших от удивления орков. Аш, поторопился пойти за ним.
  - Ты первый инородный кто посетит нашу твердыню. Поздравляю! - не искренне поздравил шаман Аша.
  Они проследовали к воротам Цитадели. С начала моста, ворота казались намного меньше. Одна их половина, в два с половиной человеческих роста, при приближении немного отварилась. Аашас вошел в темноту, царившую за воротами.
  Сразу после ворот располагался темный туннель. Длиной около двадцати метров. Аашас следовал за ЗулукСаром и ловил удивленные, презрительные, а иногда и гневные взгляды обитателей Цитадели. Вдоль стен сидели немногочисленные орки, видимо спустившиеся со стен, и теперь отдыхающие в прохладе туннеля от палящего солнца.
  Проходя по туннелю Аш думал, неужели настолько широки стены этой крепости, но когда вышел, обнаружил, что туннель пристроен к воротам, а сама стена шириной была не более пяти метров. Выйдя во внутренний двор Цитадели, он увидел хаос.
  Среди огромных башен, возвышающихся в центре твердыни, расположились невысокие деревянные строения, практически все не выше двух этажей. Дома были построены так плотно, что улочки стали совсем узкими и по ним с трудом проходили четыре орка в ряд. Какой либо схемы или логики в построении домов не было, в результате чего улицы напоминали извивающихся змей. Всюду кто-то куда-то бежал, рычал, дрался. Откуда-то доносился звон молота о наковальню, а иногда и лязг метала о метал. Вдоль домов валялся мусор, в большинстве своем это были остатки пищи. Аромат в цитадели был соответствующий. Запах прогнивших продуктов, смешанный с потом не мытых орочьих тел и плюс к этому специфический запах мочи, составляли ужаснейший ансамбль запахов. Но по виду обитателей Цитадели, не заметно было, что они испытывают какие-либо неудобства.
  - Давай за мной, не отставай, и натяни на голову капюшон, ты слишком много внимания привлекаешь. - С трудом, в гамме звуков, Аашас расслышал слова старого шамана, после чего натянул капюшон посильнее и перестав глазеть по сторонам, пошел за орком глядя строго под ноги.
  Вокруг было много удивительного, нового, но здоровье было пока дороже, да и не хотел он лишний раз нервировать шамана, который согласился выполнить долг перед ХоукРадом.
  Дорога заняла не больше пятнадцати минут. Как оказалось, Академия клинка располагалась практически сразу у центральных ворот. Аашасу было страшно интересно, каким образом, среди такой выжженной земли, возникла такая гигантская крепость с кипевшей жизнью внутри. Откуда взяты громадные камни, что находится в той или иной башне. Но задавать эти вопросы он не видел смысла. Все к нему, в том числе и шаман, относились как к потенциальному врагу, поэтому рассказывать, где что и как, естественно ему бы никто не стал. Лишь о природе воды в Цитадели Аш знал от ХоукРада. Серая твердыня стояла на большом оазисе.
  - Все. Пришли.
  Аашас позволил себе чуть сдвинуть капюшон и окинуть Академию взглядом полностью. Как и все остальные капитальные строения в Цитадели, Академия была построена из камня, такого же серого, как и все вокруг. Строение в три этажа, занимало большое пространство. На стенах выдолблены мечи. Чего-либо еще примечательного - не было. По мере приближения ко входу, все четче были слышны лязг оружия, судя по всему, учеба в самом разгаре.
  - Не хочу, что бы ты занимал лишнее пространство, если вдруг ты ничего собой не представляешь, поэтому поединок мы проведем немедленно. Топор давай сюда. Он не твой. Аашас с не охотой стянул с плеча топор ХоукРада и протянул двумя руками ЗулукСару. Шаман, взяв его одной рукой, покрутил не много в лапе и передал орку, который стоял на посту у входа.
  - Отнеси в мою келью.
  Орк, коротко мотнув головой, быстрым шагом ушел внутрь здания. А Аашас оценил, с какой легкостью орки обращались с топором, который ему был тяжел. Он силен, но с этими существами ему тяжело будет соревноваться. Остается, надеяться, что ХоукРад на сомом деле был выдающимся воином среди своих сородичей, и то чему он учил Аша, крепко осело в сознании и теле.
  Они вошли внутрь академии. В здании отсутствовали окна, и весь свет исходил от горящих внутри факелов. Хоть и имелось множество открытых дверей, но запах гари от факелов присутствовал довольно сильный. Потолок покрыт копотью. Но пока они проходили по всей Академии, Аашас, заметил разницу с улицей. Здесь не было хаоса. Ни разбросанного мусора, ни сваленных в кучу доспехов. Все стояло на своих местах.
  Проследовали через множество темных коридоров и поднялись по лестнице на второй этаж. Пройдя еще немного, шаман вошел в одно из помещений, находившееся за плотной деревянной дверью. В небольшой комнате разливался свет из окна, и доносилась гамма звуков. Судя по всему, окно выходило во двор Академии.
  - Жди меня здесь, я отберу тебе соперников, и тебя позовут.
  - Соперников? - Удивленно уставившись на шамана, спросил Аашас.
  - Ну да, соперников. Троих. Ты будешь один биться с тремя. Что тебя удивляет?
  - Но. Почему с тремя? Я думал поединок один на один.
  - Он и есть один на один, при обычном вступительном экзамене. Но ты же у нас идешь в особом порядке. Силен, быстр, умён. Вот и продемонстрируешь все свои умения, думаю, для тебя это не составит труда. - Ответил с ухмылкой ЗулукСар и вышел из комнаты.
  С тремя, с тремя орками. Когда каждый из них сильнее его как минимум в полтора раза. ХоукРад многому научил, в том числе и противостоянию многочисленному противнику, но в практике, по естественным причинам, он никогда не отрабатывал такую технику. Но почему трое? Почему не как все. Один на один я уверен, что смог бы их одолеть, каждого. Тем более - есть секрет магического усиления. Нет, магическую сторону нельзя сейчас показывать. Эти животные могут обвинить в нечестности и тогда, его уже вряд ли что-то спасет. Эх, успех так рядом. Надо выложиться на все сто, но пройти это испытание, а там не за горами успешное окончание Академии и встреча с ненавистным врагом при награждении.
  Через четверть часа за ним пришли. В комнату вошел орк воин.
  - Пойдем, Магистр подобрал тебе соперников.
  Аш проследовал молча за орком, и они вышли во внутренний двор Академии. Он имел форму овала, втиснувшийся в стену из серого камня. Располагался за основным зданием Академии. По краям размещались небольшие трибуны в два яруса, на которых сейчас сидел не один десяток зеленокожих воинов. Судя по небольшим еще клыкам, торчащим из пастей, молодые ученики. Все они что-то выкрикивали.
  - Бой будет рукопашный. Продлится до тех пор, пока будешь стоять или ты, или один из трех твоих соперников. - Разъяснил подошедший к нему Магистр.
  - Какие-то еще правила есть? - подавленно спросил Аашас. По мере приближения самого поединка, страх сомнения все больше и больше одолевал.
  - В глаза не бить, песок не бросать. Ниже пояса так же запрещено бить, а так же ломать суставы и кости. Все остальное разрешено.
  - Когда начало?
  - Ты готов?
  - Да, ЗулукСар.
  - Тогда приступим. Воины Академии! - голос шамана разнесся по двору.
  Все орки моментально умолкли, и наступила тишина, которую нарушал только шум города, доносившийся из-за стен Академии. - Сегодня, произойдет невиданное ранее событие. На арену, откуда вышли сотни лучших бойцов Орды, ступит нога инородца.
  В тот же миг со всех концов арены раздались крики и свист. Каждый орк в Цитадели желал как минимум увечий инородцу, а лучше смерти. Он находился в стане врага. В эпицентре. Ни протекционизм ХоукРада, ни письмо, или цели Аша, не могли изменить положения дел. Полуэльф был самым нежеланным гостем в Серой Цитадели.
  - Тихо всем! - Еще не утративший с годами силу, голос шамана пролетел над ареной, и все звуки снова стихли. - Я отобрал трех учеников академии, которые примут экзамен у этого... - ЗулукСар смерил презрительным взглядом Аашаса и продолжил. - Инородца. Он чужд всем нам, он даже чужд своему народу, ни варвар ни эльф. Но мы орки, всегда были воинами.
  - В войне рожденные - в войне умирающие! - раздался крик множества глоток, и тут же снова воцарилась тишина.
  - Мы всегда были воинами, чтили силу и честь во всех ее проявлениях. Если этот полуэльф-полуварвар сможет нам доказать, что он достоин продолжать великий род ХоукРада, если докажет, что сможет своими руками оказать помощь в нашей войне с врагами, мы примем его в свои ряды! И примем как равного. Пусть святые духи будут свидетелями моих слов! Если же нет, если же ты окажешься, как и все эльфы, гномы, варвары хил и не умел, тебе не место с нами. Более того. Ты чужекровка и осмелился войти в наш дом как к себе, требуя принять тебя в Академию. Это непростительно никому из чужеродных рас. Поэтому оповещаю! Бой будет вестись насмерть! Пока хоть один орк будет дышать в пределах арены - ты не прошел экзамен! Пока эльф-варвар будет дышать, он не провалил экзамен! Да пусть начнется состязание!
  Вновь со всех краев арены раздались воинственные выкрики, и гул голосов заполнил все окружающее пространство.
  Аашас стоял оцепенев. Он не мог поверить в то, что только что услышали все присутствующие у арены живые существа. У него нет права на ошибку, при этом он никогда не бился в реальном бою с несколькими соперниками, тогда как у орков наверняка, имеется огромный запас такого опыта. А по настрою ЗулукСара, не возникало сомнений, что тот отобрал лучших-из-лучших.
  Кстати, почему он так агрессивно настроен? Пока шли до кельи, он выглядел довольно дружелюбным. На столько, на сколько может быть дружелюбен орк к не орку. Сейчас же, казалось, ЗулукСар сам готов разорвать его на куски. Переживу этот чертов экзамен, надо будет обязательно узнать.
  - Че встал? Двигай давай, пошел! - Прервав размышление Аашаса, рядом стоявший орк ткнул грубо в спину и Аш, сделав несколько шагов вперед, остановился на крою арены, где уже ожидали три огромных орка.
  Сдохни! - Выкрикнул один из них и стремительно бросился на Аашаса.
  Двое остались стоять. За пару метров до столкновения Аашас пришел в себя. Включились навыки, выработанные за последние годы до автоматизма. Наклон, захват, бросок. Нападающий воин обрушивается своей тяжестью на песок, и Аш выпрямляется во весь рост, готовый к схватке.
  Все эмоции отступили назад. Бой! Настоящий бой, которого так долго ждал. И с кем? С теми, кого ненавидел больше всего. Ни для этого ли он добирался в эту пресную серую цитадель на выжженной земле.
  Оставшиеся на ногах два противника, увидев как легко, эльф-варвар только что перебросил через себя их немалого собрата, застыли в удивлении. Но уже через пару мгновений пришли в себя и бросились в бой.
  На Аашаса обрушилось два вихря кулаков. Не смотря на то, что орки были натренированы, сильны и обладали достаточно искусной ловкостью и скоростью, до Аша им было далеко. Каким-то чудом эльф-варвар успевал в последнее мгновение пригнуться или уйти от удара, периодически успевал отвечать своими не слабыми ударами, по самым болевым точкам, которым учил ХоукРад. К тому времени, когда поваленный на арену в начале боя зеленокожий пришел в себя и встал на ноги, Аш успешной подсечкой успел повалить еще одного ученика Академии, но третьего не успел. Теперь ему вновь противостояли двое. Практически полная неуязвимость Аша все больше распаляла гнев в орках, и несмотря на боль и пропускаемые удары, они удвоили ярость своих атак.
  Аш стал терять контроль над ситуацией. Один, второй, третий пропущенный удар и голова наполнилась шумом, а на губах появился вкус крови. Аашас не оставался в долгу, его удары продолжали достигать цели.
  Пора кончать с этим представлением. Может, они и не заметят магическое усиление, в любом случае без него меня здесь затопчут и смысла скрывать уже точно не будет. С этими мыслями Аш призвал ускорение в свое тело.
  Зеленокожие воины успели увидеть только, как мгновенно полуэльф прошмыгнув между ними, переместился за спину. Пока они осознавали произошедшее и пытались развернуться, он уже действовал.
  Способность увеличивать скорость своего движения, Аш развил за время тренировок с ХоукРадом. С помощью врожденных магических способностей Аашасу удавалось на несколько секунд увеличить скорость своих движений в полтора, а иногда и в два раза. Каким образом он вообще увеличивал скорость, и отчего зависела сила ускорения, он понять не мог - как не старались разобраться с ХоукРадом. Так же не ясным осталось, почему может увеличивать свою скорость максимум на три-четыре секунды. Все попытки продлить ускорение дольше - провалились. Или просто не получалось, или после этого он валился без сил на несколько часов.
  Протиснувшись за спину, в состоянии увеличения скорости, Аш видел как противники слишком медленно пытаются развернуться. Недолго думая, стал наносить точечные удары, по самым болевым точкам, выключая соперника из игры. Пальцами по глазам, ребром ладони в кадык, кулак под дых, ногами по бедрам. Последние отдались в голенях Аша сильнейшей болью, так как скрученные из тугого жгута мышц, бедра орков оказались на ощупь ничуть не мягче стали.
  Закончив наносить удары одному сопернику, он переключился на второго. К этому времени три секунды ускорения истекли, но соперник продолжал находиться в замешательстве, что позволило Ашу повторить с ним тоже, закончив дело подсечкой ногой. В результате молодой ученик Академии, с грохотом повалился на песок. Его же напарник, схватившийся за глаза и пытающийся сделать вдох, был не опасен.
  Но тут Аашаса с ног до головы обдало жаром. Третий! Где он? Чувство опасности пронзило всего. Он стал разворачиваться, но уже чувствовал, что не успевает и враг стоит непозволительно близко.
  Пока эльф-варвар отбивал яростный натиск двух бойцов, третий успел прийти в себя после падения и ринулся на врага. К тому моменту, когда Аш, закончил свой трюк с ускорением, он достаточно сблизился с его спиной. Будучи одним из лучших учеников академии, он был обучен, не боятся неизвестного, и никогда недооценивать врага. Нанесение максимального урона сопернику в короткий промежуток времени. Без лишнего изящества, без игр. Вот главное правило, вбиваемое в головы учеников Академии клинков с первого же года.
  Не раздумывая ни мгновения, он схватил полуэльфа за поясницу и, выгнувшись дугой назад, с огромной силой обрушил его головой об песок арены.
  Весь мир на мгновение померк. Шум, царивший в голове, сменился звоном. Когда зрение вернулось, картина перед глазами плыла, а что-то большое и зеленое стремительно приближалось. Чем-то зеленым оказалась нога орка. Колокол в голове ударил с новой силой, а картинка сменилась на синее небо и, гневно ухмыляющуюся сверху, орочью пасть. Еще два удара и мир померк окончательно.
  
   ГЛАВА 3
  
  Он снова бегает по поляне своей деревни. Еще счастливый ребенок. Родители рядом и играют с ним. Различные магические фигурки, созданные отцом,проплывают над площадью и бесследно исчезают в чаще леса. Хорошо снова оказаться дома.
  Его сон прервала боль. Боль, охватывающая все тело. Как-будто, оно было создано из боли. С трудом разлепив глаза, он снова увидел голубое небо и морду орка, но теперь в этой морде, что-то изменилось. Она стала на много старше, морщинистей и, что-то говорила, но слова было плохо слышно.
  - Аш!!! Да очнись наконец, полоумный эльф! - Наконец донеслись слова до затуманенного разума Аашаса.
  Голос был знаком. ЗулукСар! Точно, его голос.
  - А с виду, достаточно крепкий малый. Приходи в себя, я и так рискую, сидя тут с тобой.
  - ЗулукСар? - не своим голосом спросил Аашас.
  Говорить было больно. На губах, разошлись запекшиеся раны и снова появился вкус крови.
  - Я-я. Ты так и будешь здесь валяться до конца веков? - чувствовалось, что орк теряет терпение, хотя даже при этом его голос звучал в два раза дружественнее, чем тогда на арене.
  - Что происходит? Где мы?
  - Как же ты утомил меня. И зачем подписался. Ладно. Мы в пару километрах от Цитадели. Во время боя на арене ты оплошал, как и предполагалось.
  - Предполагалось?
  - Именно. Я читал письмо ХаукРада, в нем помимо всех твоих достоинства были описаны и недостатки, коих, должен заметить, довольно мало. Но в их числе отсутствие практики ведения боя с несколькими соперниками. Именно поэтому я отобрал трех лучших орков в групповых состязаниях и выставил тебя одного против них.
  - Но. Зачем, ведь ХоукРад просил...
  - Я знаю, что он просил! - Резко повысил голос и, срываясь на рык, выпалил ЗулукСар, но тут же вернул себе спокойствие. - Я и был готов выполнить его просьбу, не смотря на все. Но я подчиняюсь не только воле платежа перед долгом, но и долгу перед своим народом и Вождем-императором. ХоукРад написал в письме как встретил тебя, а так же упомянул, что в тебе живет жажда мести за своих родителей, хотя ты подавил ее. Он надеялся, что в Академии клинков, эту жажду из тебя окончательно выбьют, и ты станешь достойной заменой ему. Но я не разделил его уверенности. Более того, ХоукРад воин, был воином. Великим, сильным, лучшим, но только воин. Он не мог при всем своем желании увидеть в тебе то, что помогли мне увидеть в тебе духи. Ты не просто воин эльф-варвар. Ты наделен неимоверной силой и судьбой. Если бы я дал возможность тебе закончить обучение в Академии клинков, то породил бы страшное оружие. Ты стал бы не просто выдающимся бойцом орды, ты стал бы лучшим, но только силу свою ты обратил бы не против наших врагов, а против нас самих. Но, я все же должен ХоукРаду. Когда началось избиение тебя, я вмешался. Используя всю свою власть и репутацию, мне удалось остановить моих собратьев и вынести тебя с арены сюда на своих плечах. Вещи твои забрать времени не было. Вот только пару бурдюков с водой.
  Аашас слушал старого шамана, не перебивая. Пытаясь понять, как же все так произошло. Но выходило все одно, буквально за несколько часов его жизнь изменилась. Цель его жизни стала недосягаема, идти ему не к кому, все тело саднит от боли, да и оружия у него теперь нет.
  - ЗулукСар, зачем вы меня спасли? Ведь я все равно погибну. С двумя бурдюками воды и без оружия, на вашей земле - я не жилец.
  - Возможно и так, АшРад. Но, если я не ошибся в твоей сущности, то встреча твоя со смертью далеко не сегодня и не завтра. А жаль. Духи терзают меня и голосят в один голос убить тебя, иначе много бед принесешь ты моему народу. Но долг перед ХоукРадом я отдам.
  - Куда мне идти?
  - Я могу посоветовать тебе только одно место. Далеко на севере, за великим лесом, в заснеженных пиках гор, обитают варвары. Ты никогда о них ни от кого не услышишь. Они живут там испокон веков и ни с кем не общаются. Лишь только мой народ имел с ними дело, но об этом ты так же нигде и никогда не узнаешь. Все следы о встрече с ними были стерты из истории. Это было единственное позорное поражение в истории орды. Вся орда направившаяся покорить северных варваров была разбита, а остатки бежали в панике. Никогда такого не было, что бы орк бежал от смерти в панике. Но эти варвары, смогли повергнуть их в ужас. По версии очевидцев, они не сражались с ними, они просто их методично уничтожали. Вырезали как скот, и никто не видел, хотя бы одного поверженного варвара. Что-то мне подсказывает, что путь твой должен лежать к ним.
  - Спасибо ЗулукСар. В любом случае я жив, а значит, еще поборюсь.
  - А теперь проваливай, и чем быстрее, тем лучше, как бы твой путь на севере не оборвался в пару километрах от Серой цитадели, после встречи с патрулем. - С добром в голосе сказал шаман и рывком поднял на ноги Аашаса.
  Снова во всем теле разошлась боль - ныли абсолютно все мышцы. Аш пошевелил ногами руками, головой, согнулся-разогнулся. Каждое движение давалось с трудом, но переломов, вроде бы, нет.
  - Еще один вопрос уважаемый Шаман. Не подскажите где север?
  - Там, иди строго прямо, и ты придешь к цели. - Улыбнувшись сказал шаман, после чего побежал к Цитадели, возвышающейся на горизонте.
  Хм. Довольно прытко для старого шамана-то. Промелькнула мысль у Аашаса, перед тем как он отвернул взгляд от спины удаляющегося орка и взглянул в указанном направлении. Значит север и варвары. Почему бы и нет, а месть подождет. Придет и ее время.
  Взяв два бурдюка с водой он закинул их за спину и направился на север.
  По пути приходя в себя, Аш стал понимать, что не так-то просто будет добраться, даже до спасительного леса, и уж тем более, до северных гор. Путь от леса к Цитадели занял три дня, при этом он был одет, с оружием и пропитанием. Сейчас же, набедренная повязка, два бурдюка с водой и пригоршня ушибов и синяков.
  Отсутствие какой-либо одежды сказалось уже через час его путешествия. Безжалостное солнце жгло, выпаривая из тела вместе с потом, и без того, малое количество живительной влаги. Пить приходилось чаще, чем на пути в Цитадель. Превозмогая боль, он продолжал двигаться довольно быстро, надеясь к ночи максимально увеличить расстояние от Цитадели, чем обезопасить себя от патруля орков. Но жара, обезвоживание, усталость и боль делали свое дело. Скорость все падала и падала, пока он совсем не перешел на шаг. От хождения без обуви по грубой жесткой земле, ко всем ощущениями прибавились и ссадины на ногах, которые все больше и больше саднили.
  К своему удивлению, до самого заката он не встретил ни патруль орков, ни карательный отряд.
  Интересно, что ж такое старый шаман им сказал, что они не стали пускать по его следу погоню? Или все-таки пустили, но старый орк указал неверное направление? Вообще, остался ли он жив после того, как осмелился вынести полуживого эльфа-варвара? Сколько вопросов. Наверное, ни когда уже не узнаю. Хоть он и поступил подло... А хотя, почему подло? Он всего лишь думал о своем народе, семье. Неужели я поступил бы по другому? Теперь не важно. Цитадель не достижима, как и вождь-император, как и КрэйГан.
  Аш, откупорил крышку бурдюка и неприятно обнаружил, что тот пустой.
  Как же так! Мне еще два дня идти, а половины запаса воды уже как не бывало! Надо сдерживать себя. Земля вокруг не богата на оазисы. Если вообще в этой проклятой пустыне есть оазисы, кроме того, на котором стоит Цитадель.
  С наступлением ночи, адская жара сменилась мертвецким холодом. Ночи в пустыне и так не отличались особым теплом, а когда ты без одежды и твое тело распалено солнцем, тогда вовсе казалось, что ты не в пустыне, а уже в заснеженных пиках гор. Ко всему прочему, видимо, одними ожогами тела, дело не ограничилось. Еще до окончательного заката солнца, его начало трясти - сказывался перегрев. Значит еще и жар.
  После заката прошло несколько часов. Решив, что спать на таком холоде абсолютно бесполезное и опасное занятие, Аашас продолжил идти. Максимально экономя воду, он сделал только несколько глотков после заката.
  Каким-то чудом он продолжал избегать встречи с орками и дикими животными. Пройдя всю ночь, он встретил восход солнца на ногах, с затуманенным взором и усилившийся дрожью в теле. Сначала, было холодно, потом обжигающе холодно, потом его тело стало наоборот гореть пламенем. Теперь восходящее солнце сеяло спасительное тепло, но уже через полчаса это тепло снова превратится в обжигающий огонь. Никакие мысли не задерживались в голове. Окончательно сбив ноги, он перестал их чувствовать, впрочем, и остальная боль в теле стала притупленной. Судя по всему, мозг понял бесполезность дальнейшего сигнализирования упертому характеру об очевидных проблемах в организме и только немного о них напоминал.
  До того как солнце вошло в свой зенит, он шел еле передвигая ноги, но после начал спотыкаться и падать. Каждый раз вставать было все сложнее и сложнее. Как не старался Аашас экономить свои скудные запасы воды, ближе к заходу солнца она закончилась. Еще через час он окончательно потерял связь с происходящей реальностью. То и дело казалось, что он идет то в лесу, то по родной деревне, то по Серой цитадели. Вокруг появлялись орки, но на его попытки окликнуть их, они только растворялись в воздухе.
  Ночь наступила внезапно. На этот раз никакого холода не чувствовалось, впрочем и жар солнца днем, тоже уже не чувствовался.
  Краем сознания он увидел на горизонте зарево. Третий день вступает в свои права. Вдруг перед глазами горизонт сменился на стремительно приближающуюся землю. После чего он снова оказался в родной деревне, снова ребенок и весел. Но на этот раз атмосфера веселья в деревне не царила. Улыбка слетела с лица маленького Аша. Он стал оглядываться и увидел только двух жителей. Мать и отец. Они стояли рядом с родным домом.
  - Мама? Папа?
  - Да Аашас. - Отозвалась мать родным голосом, который уже начал забываться.
  - Я умер?
  - Еще нет. - Ответил отец.
  - Но я умираю?
  - Да, сын. Но ты должен бороться.
  - Но зачем? Мне так хорошо здесь, так спокойно. Я так сильно скучаю по вам. - Подойдя к родителям, Аш попытался обнять их, но его руки прошли сквозь них.
  - К сожалению, мы лишь твой сон сын, и не можем тебя обнять. Но твой путь не заканчивается тут. Ты обязан бороться. Ты наша надежда. После смерти нам многое открылось, в том числе и часть твоей судьбы. - проговорил спокойно отец.
  - Что это значит? Какова моя судьба, я не умру сейчас?
  - Все зависит от тебя. От силы твоей воли. Мы еще увидимся. Но позже, а сейчас тебе пора в мир живых.
  - Но... - Мать, отец и вся деревня стали растворяться. - Что мне делать? Помогите!
  - Твой путь лежит на север, ты обязан добраться до великого столпа пламени. - Донесся до него издалека еле различимый голос родителей, которые практически исчезли.
  - Столп пламени? Что это? - но ответом ему была лишь тишина.
  Родители, деревня, все растворилось во тьме, она была кругом. И звенящая тишина...
  
   * * *
  
  - Смотри-смотри! Кажется, он приходит в себя! Зови Карла, скорее.
  - Да ничего он не приходит, снова ворочается просто. По-моему вообще спит.
  - Ты бы смог спать, когда у тебя было столько синяков?
  - Если бы у меня было столько синяков, я бы давно уже отправился к семенам Великого дерева.
  - Вот и я про то же. Да нет же, смотри, он активнее стал двигаться, и глаза пытается открыть.
  - Ай, ладно уговорил, бегу. - Через паузу не известный тонкий голос добавил. - Только ты смотри тут, осторожнее с ним.
  В очередной раз, открыв глаза после тьмы забытья, он увидел плотно сплетенные между собой кроны деревьев.
  Подземный Норг! Что-то не хорошая тенденция у меня появилась, открывать глаза и видеть новое место перед глазами. Так неизвестно где окажусь, в следующий раз. Надо завязывать с этими потерями сознания, тем более, что приятного в этом мало. Хотя о чем я. Может уже умер. Но боль не пропала, стала слабее, но все еще ощущается.
  - Привет! Ты хороший? - спросил сбоку еще один тонкий голос.
  Аашас повернул голову в сторону говорившего и увидел его. Перед ним стоял человечек. Пол человечка, а может и еще меньше. Зеленое тело, не такое как у орков, но более насыщенное и яркое. Ростом он едва ли доходил до пояса обычному человеку. В остальном и целом он походил на обычную копию уменьшенного человека. Отличием было наличие больших глаз, как у котенка и забавные длинные ушки, которые свисали из-за своей длины по краям головы, а так же густо покрывавший голову ушки и мордочку пушок в тон цвету кожи. В общем и целом, существо, стоявшее перед ним, вызывало непроизвольную улыбку и нестерпимое желание погладить. Одежу составляли зеленые кофточка с коротким рукавом и брюки, которые доходили до середины голени.
  - Привет! Ну это как посмотреть. - Не до конца понимая, что его собеседник имел в виду, ответил Аш. - А не подскажешь где я, и кто ты?
  - Все просто, ты или хороший и не будешь нас обижать или плохой, тогда нам надо будет, что-то решать. Ой, что-то я много разговорился с тобой. Мне нельзя, надо ждать Карла.
  - Карл? Кто это?
  - Это наш мудрец, он все-все знает. И он решит хороший ты или плохой.
  Аш поднял туловище и сел. Даже сидящему существо оказалось ему по подбородок.
  - ОЙ-йо! - воскликнул маленький человечек и отпрыгнул в сторону.
  - Спокойно Майк, мы уже пришли. - Произнес еще один подошедший человечек, за которым стояли еще около десятка таких же.
  Аш поднял руки на уровне плеч согнув в локтях, в знак примирения.
  - Здравствуй! Я Карл, самый старший житель нашего поселения, и мне нужно кое-что у тебя выяснить.
  Диковинные человечки не вызывали у него чувства тревоги, поэтому чтобы их больше не пугать, он опустил руки и решил не вставать в полный рост. Так же сидя, подобрал под себя ноги и повернулся в сторону Карла.
  - Хороший я или плохой? - с улыбкой спросил Аашас.
  - Это один из вопросов, да. Мы нашли тебя в пустыне зеленых монстров. Ты похож на них, но твоя кожа совсем не зеленого цвета, поэтому мы решили, что ты все-таки не один из них.
  - Монстры? Орки! Вы про них говорите? Не знаю как хороший, но, во всяком случае, я точно не орк.
  - Орк... да, мы слышали, что на ярмарке некоторые купцы их так и называли. Мы не часто встречаем представителей других рас, а уж дома у нас ты вообще первый чужак. Поэтому мне важно выяснить, не причинишь ли ты нам вреда. Мы не нашли у тебя никакого предмета, который обычно носят с собой монстры, но твой размер.
  - Предмета?
  - Да. Ветка дерева, которую венчает тяжелый кусок стали.
  - А, топор. Да, мой... - Аш хотел сказать, что свой он оставил в Цитадели, но вовремя опомнился. - Да, у меня нет никакого топора или другого оружия.
  - Хорошо. Мне нужно посоветоваться и я вернусь к тебе. Подожди, пожалуйста, тут.
  - Хорошо, Карл.
  Хоть боль в теле и давала о себе знать, но уже была не такой сильной, а окружающий лес, окутывал приятной свежестью и спокойствием. Почему бы и не подождать. Несколько существ остались рядом с ним, а Карл с несколькими человечками, скрылись за ближайшими деревьями, буквально растворившись в лесу.
  Пока сидел, он принялся рассматривать стоящих перед ним человечков. Все были как один зеленые, с милыми глазками и ушками, одежда так же была у всех одинакова. Отличались они между собой только ростом и стройностью. Были и худенькие и довольно пухлые существа.
  Вскоре Карл вернулся.
  - И так, мы посоветовались и решили, что ты хороший.
  - Это радует.
  - Мы тоже рады тебе гость. Теперь я готов ответить на твои вопросы.
  - Очень приятно Карл! Меня, кстати, зовут Аашас.
  - Ребята, все, идем работать. Джон, Майк, останьтесь. И так, Аашас, что тебя интересует?
  Карл сел на траву перед Ашом, вытянув вперед ноги, Джон и Майк поступили аналогично.
  - Для начала, где мы, и кто вы?
  - Мы представители не многочисленной расы Габингов. А находимся мы у нас дома. Наш дом, это участок леса, вокруг Великого дерева.
  - Габинги? Первый раз слышу.
  - Я же говорю, мы немногочисленный народ, и не любим, общаться с чужаками, обычно от них много хлопот и вреда, поэтому стараемся общаться только между собой. А к нашему лесу, самостоятельно дорогу никто не найдет.
  - Понятно. А как я здесь оказался? Последнее, что помню, это восход солнца в пустыне, и никакого леса не было даже на горизонте.
  - Да. Именно в пустыне мы тебя и нашли. Точнее тебя нашел наш караван, следовавший с ярмарки. Обычно они передвигаются только по лесу, но в тот день, какое-то чутье заставило руководителя каравана Дэна сделать крюк через пустыню, так как он чувствовал какую-то опасность в лесу. Последний раз мы выходили в пустыню около двадцати лет назад, так что тебе сильно повезло. Так вот они встретили тебя, всего в ранах, лежащего на земле без сознания, еле дышащего. Оставить тебя так, не смогли, поэтому привезли с собой.
  - Большое спасибо Вам. Тяжело же им, наверное, пришлось. Вижу, на моем теле стало вполовину меньше ушибов.
  - Не смотри на то, что мы маленькие. Коллективный труд порождает большую силу. А мы всегда трудимся вместе. Ну и везли тебя все-таки на телеге. На счет ран, это наш знахарь Род постарался. Как привезли, он практически не отходил от тебя. Все, ходил вокруг, что-то бурчал и травами посылал, да мазями мазал.
  - И сколько я так провалялся?
  - Сегодня шестой день.
  - Ого. Еще раз спасибо Вам, что не дали погибнуть. Но у меня есть еще одна не маленькая проблема.
  - Какая? Мы постараемся помочь, чем сможем.
  - Как бы так сказать... - Аашас замялся, он был благодарен судьбе за то, что она послала к нему караван, за то, что не оставили там, приняв за орка, за то что он все еще чудом жив, но просить еще. - В общем, у меня нет дома, моя набедренная повязка это все, что есть и идти мне собственно некуда.
  - Как же так? У всех ведь есть дом. Даже у этих монстров, поговаривают, есть огромный каменный дом.
  - Поговаривают... Я видел его собственными глазами и был внутри. - с горечью сказал Аашас и опустил взгляд.
  У всех троих габингов от удивления расширились глаза. Еще никто не уходил живым, попав к зеленокожим монстрам.
  - Да. А началось все... - И Аш рассказал всю историю своего короткого детства, до того момента, когда он потерял сознание в пустыне.
  Во время рассказа, ни один из трех собеседников не прерывал его, только периодически раздавались вскрики страха или вздохи удивления, когда он упоминал о своих столкновениях на охоте, о самих орках и гибели семьи.
  - Тяжело же тебе пришлось Аашас, сын эльфа и варвара. Мы не большой народ, но мы любим трудиться на свое благо. Если ты согласишься работать с нами и помогать, то можешь оставаться жить с нами.
  - И еще раз спасибо! Карл, я приложу максимум усилий, чтобы отблагодарить вас. Как только наберусь сил. Обещаю, что покину ваше поселение, и не буду доставлять неудобств.
  - Аашас, можешь оставаться, сколько хочешь, лес уж не мал, и место здесь найдется всем хорошим существам. Ну и раз ты согласился остаться у нас, давай познакомлю тебя с нашим поселением.
  - Буду очень рад!
  Аш поднялся на ноги, в результате чего новая волна боли пробежала по телу, и проследовал за тремя чудесными существами, которые засеменили перед ним. Когда стоял, габинги, все-таки были ему ниже пояса, хотя надо учесть, что он был не самым маленьким человеком.
  Сделав пару шагов, Аашас не удержался, и протянул руку вперед, коснулся меха на голове Майка. Он оказался плюшевым на ощупь. Одновременно с прикосновением по руке вверх разошлось тепло.
  - Ай! Ты чего это? - Испуганно отпрыгивая в сторону, воскликнул Майк.
  - Прости, не удержался, но ни чего плохого я не хотел.
  Майк пару секунд задумчиво смотрел на Аша, видимо, оценивая его слова.
  - Хорошо, но больше так не делай.
  - Договорились. - Ответил Эльф-варвар, про себя думая, что тяжело будет исполнить обещание, так как желание гладить зеленых существ, с прикосновением не пропало, а только усилилось.
  
  ГЛАВА 4
  
  Они продвигались по лесу достаточно быстро. Лес был на много старше того, в котором привык жить Аашас. Их окружали деревья с толстыми стволами, а кроны возвышались высоко над землей. Если бы не зеленоватый свет, от пробивающегося через листву солнца, можно было подумать, что находишься в какой-то пещере. Но, не смотря практически на полное отсутствия прямых лучей солнца, то и дело попадались невысокие зеленые кусты. Иногда кусты украшала россыпь красных ягод.
  - Мы почти пришли. - Сказал Карл через несколько минут их короткого путешествия по лесу.
  Обогнув очередное широченное дерево, Аашас увидел дом габингов. Не смотря на то, что отец был магом и он привычен к магии, сейчас Аш стоял, открыв рот от удивления. Лес освещаемый тусклым зеленоватым светом сменился на яркую, освещенную теплыми лучами солнца поляну. По краям поляны, так же как и в лесу возвышались деревья, но выглядели намного приветливее, и под их стволами имелось множество сооружений. В центре же поляны, возвышалось Оно. Великое дерево - сразу догадался Аш. Ни одно дерево, встреченное до этого в лесу, не шло в сравнение с этим исполином. Ствол, который, наверное, не обхватили бы и двадцать орков возвышался над поляной, весь покрытый древними морщинами коры. Крона же раскинулась практически на две три поляны и уходила высоко в небо. Помимо солнечного света, поляну заливал свет от самого дерева. Откуда-то сверху, из-под листвы, распространялось мягкое золотистое свечение.
  - Удивлен? - С улыбкой спросил Карл. - Каждый раз, когда возвращаемся домой, мы так же удивляемся и радуемся нашему дому.
  - Это самое красивое, что я видел в своей жизни - поразительно!
  - Пойдем, я представлю тебя остальным жителям.
  Аашас продолжил аккуратно идти за габингами. Всю поляну накрывал пушистый ковер сочной зеленой травы. Его ноги, сбитые о грубую землю пустыни, в полной мере ощутили наслаждение от приятной свежести и мягкости зеленого ковра. Как только они ступили на поляну, отовсюду донеслось множество звуков и голосов. Аш готов был поклясться, что буквально мгновение назад, поляну окружала только тишина, или это был эффект от удивления. Все габинги располагались по краям поляны - у строений, на самой же поляне никого не было. Поэтому к дереву подошли, никого не встретив. Карл, Майк и Джон подошли к лесному гиганту и склонились в поклоне. Когда подошли ближе, Аашас смог лучше рассмотреть дерево и увидел, что его кора золотистого цвета, у основания имелось множество ниш, образованные уходящими в землю корнями.
  - Отец леса, мы склоняемся пред тобой в знак почтения и просим принять в нашу семью этого человека. - Сказал Карл и протянул руку в сторону Аша. - Подойди ближе Аашас и склони колено пред Отцом леса.
  Аш подошел ближе к дереву, встал на одно колено и низко опустил голову. Действовал он по наитию, но чувствовал, что так правильно.
  - Отец, от твоего взора не скроется ни одна злая мысль в душе каждого существа. Для тебя нет тайн. Прошу тебя, оцени чистоту нашего гостя и прими решение.
  Все трое габингов сделали пару шагов назад, оставив Аашаса перед древом одного. Внезапно все звуки снова исчезли. Некоторое время ничего не происходило, и только легкий ветерок, шевелящий листву, нарушал окружающую тишину. Когда Аш уже собирался обернуться в сторону Карла, и спросить, что нужно делать дальше, на него обрушился поток чувств. Сначала это было чувство радости и непринужденности, затем чувства сменились на страх и гнев, на смену им пришло чувство разочарования, в след за которым хлынул самый сильный поток эмоций. Слезы вырвались из глаз Аша и потекли по щекам. Он не мог остановиться, рыдая навзрыд. Чувство тоски по родителям, утрата всего доброго, что он знал до этого. ХоукРад, так и не стал его семьей, он только смог заполнить образовавшуюся пустоту и помочь насильно забыть тоску закалкой характера. Он слишком долго сдерживал в себе эмоции и прятал их в далекие уголки души. Теперь же Аашас, чувствовал, что его слушают и принимают, со всеми проблемами. Все мысли были раскрытой книгой для неизвестного разума. И по мере чтения, он снова переживал все те чувства, которые таились в душе во время их переживания. Потом к нему пришло чувство стыда, за свои мысли о мести за потерю, стыд за мысли о лишении жизни живых существ. После нескольких минут выворачивания души наизнанку и рыдания, его обуяло чувство абсолютного спокойствия, ласки и нежности. Полуэльф почувствовал себя дома.
  Аш, встал с колена и, в очередной раз склонив голову, поблагодарил Отца леса. Повернулся к габингам и увидел три довольно ухмыляющиеся мордашки.
  - Отец леса принял тебя, Аашас, добро пожаловать в нашу семью! - не скрывая радости сказал Карл. - Ну, а теперь я представлю тебя всем.
  Карл достал из бокового кармана своей курточки маленький деревянный свисток и просвистел в него два раза. Со всех концов поляны стали сходиться габинги. Их оказалось много и одеты они были все как один. Отличие было только одно - разная степень загрязненности. В скором времени травяной покров сменился пушистыми головами обитателей поляны.
  - Доброго вечера мои друзья! Сегодня знаменательный день. - Начал вещать Карл, когда все габинги уселись на траву. - Сегодня впервые Отец леса, признал и принял в нашу семью не габинга. Этот человек, открылся полностью пред ним и доказал чистоту своей души. Отныне, он наш родственник. Зовут его Аашас и жить он будет среди нас.
  Из толпы габингов стали доноситься возгласы радости и свисты.
  - Сегодня осваивайся, Майк и Джон покажут тебе оставшуюся часть нашей поляны, а мне нужно заняться своими делами пока. Добро пожаловать!
  Карл еще раз улыбнулся и не торопясь отправился куда-то на край поляны.
  Аш, пойдем, покажем тебе самое веселое место на нашей поляне. - Сказал Джон, взял полуварвара за руку и потянул его в сторону. Снова Аашас ощутил тепло разливающееся по руке от прикосновения. Что же это такое? Похоже, что габинги не так просты, какими кажутся снаружи.
  - Постойте-постойте! Майк, Джон, погодите минутку.
  От расходившейся толпы, отделился и вышел к ним на встречу невысокого роста, чуть полноватый габинг.
  - Аашас, я Фрэнк, местный знахарь. Как твое самочувствие?
  - О! Спасибо, чувствую себя на много лучше, хоть лежание на грубой земле и не пошло мне на пользу.
  - Хорошо. У тебя пока есть время, парни покажут тебе наш дом, но потом, прошу тебя заглянуть ко мне. Я еще не закончил твое лечение. Пока ты находился вне пределов нашего дома, невозможно было прибегнуть ко всей силе Отца леса. Здесь же, постараюсь залечить твои раны быстрее.
  - Договорились. Спасибо Фрэнк!
  Френк зашагал по своим делам, а он с Джоном и Майком направился к краю поляны, где виднелось одно из самых больших строений.
  - Это наша таверна. Многие из нас собираются здесь по вечерам, обсудить прошедший день и просто поболтать. И еще, местное пиво в разы лучше, чем то, что я пробовал на ярмарках.
  - Да-да. - Согласился с Джоном Майк.
  - Пиво? - Аашас все еще не привык воспринимать габингов, как взрослых людей, причем людей, старше себя. Для него они оставались забавными зелеными пушистиками. Услышав про напиток, которые пили взрослые в их деревне, ему очень сильно захотелось его попробовать. В детстве он наблюдал, как аппетитно его пьют охотники и рыбаки. - И что, можно попробовать?
  - Конечно! Почему нет. Уж чего-чего, а запас пива и жаодов у нас полно. Думаю, даже такого гиганта как ты, хватит напоить.
  - Жаоды?
  - Да. Это плоды Великого дерева, они появляются вокруг него по утрам, ими мы и питаемся. - Пояснил Майк.
  - Кажется, он не пройдет в двери. - Оценивающе посмотрел на Аашаса Джон.
  - Похоже, что да. Найт, у тебя есть посуда на вынос, для нашего нового друга, да побольше?
  - Конечно, сейчас что-нибудь подыщем. - Донесся голос из глубины таверны.
  Сама же таверна, как и остальные строения, состояла из большого полого ствола дерева, лежащего на боку. Его покрывал мох и украшала частая мелкая резьба.
  Они уселись на траву прямо у таверны. К ним сразу же присоединились еще пять габингов. Пока Найт, подыскивал и наполнял подходящую посуду для Аашаса, он со всеми познакомился. Габинги оказались такими же веселыми и добродушными. Постоянно шутили, и были искренне рады его присутствию.
  - Парни, ну-ка помогите.
  Двое габингов подбежали к выходу из таверны, где появился Найт, с наполненным ведерком и, подхватив его, вынесли из таверны. За ними вышел Найт, который нес на подносе горку небольших желто-зеленых фруктов. Увидев фрукты, Аш, понял, как же сильно хочет есть. Но фрукты не выглядели питательно, вот жареный кабанчик или перепел, сейчас пришелся бы кстати.
  - Угощайся, пиво и жаоды.
  Остальные габинги моментально расхватали свое пиво и по одному жаоду.
  Аашас, так же взял ведерко, и несколько жаодов. Ведерко пришлось впору, даже чуть больше нормальной кружки, а вот жеод, который в руках габингов казался яблоком, у Аашаса, занимал едва ли треть ладони.
  - Хе-хе, похоже, нам надо будет подтянуть пояса парни, наши жаоды парню-то, на один зуб.
  Под комментарии габингов, Аш закинул в рот целиком один жаод и переживал. Вкусом схожий с яблоком, консистенцией он напоминал больше айву. И те и другие росли в родной деревне, но жаод оказался все же вкуснее. А к удивлению, еще и начало приходить чувство насыщения. Прожевав и проглотив жаод сначала один, а потом и остальные, он отпил пива. Оказалось совсем не так вкусно, как выглядело внешне. Но габинги вокруг продолжали пить с наслаждением, как и охотники в его деревне.
  Может, есть какой-то секрет? Ладно, буду пить дальше, наверное, не распробовал еще.
  Аш продолжал сидеть с новыми знакомыми, попивая пиво и съедая иногда один-два жаода, хотя есть уже совсем не хотелось. Как выяснилось в ходе беседы, для нормального питания одному габингу хватает трех плодов. Утром, днем и вечером. Причем, один плод содержал все необходимые питательные вещества для здорового организма, что было кстати, так как габинги не могли причинить вред ни одному живому существу и соответственно обходились без мяса. Так же узнал, что все габинги любят мастерить. Среди них были искусные плотники, резчики, кулинары, пивовары и портные. По большей части, все что надо, им давал лес, но было у них одно пристрастье, которое лес не мог удовлетворить. Это страсть к красивым блестящим камням. Только поэтому, габинги целыми днями творили свои произведения искусства, после чего отправляли караван на ближайшую ярмарку, где выменивали свои товары на камни.
  По мере общения, к ним присоединялись потом уходили, множество габингов, после первого десятка, Аашас стал путаться в их именах и бросил попытки запомнить всех. Плюс ко всему, пиво даром не прошло. Взгляд стал рассеянным, язык начал заплетаться и говорить становилось все сложнее. Мысли путались.
  Когда солнце начало скрываться за вершинами деревьев, Аашас вспомнил, что обещал зайти к знахарю. Хоть самочувствие и улучшилось с момента возвращения из забытья, но показываться неисполнительным парнем не хотелось.
  - Ребят, я к знахарю обещал заглянуть, вы не обижайтесь. - С трудом выговорил Аашас.
  - Да не вопрос. Пойдем, я отведу тебя к нему. - Сказал Майк и встал.
  - Оу, похоже, кому-то уже хватит. - Высказался один из сидящих рядом.
  Не смотря на значительное различие в размерах, Аш был довольно пьян, а вот окружающие его габинги, казались абсолютно трезвыми.
  У знахаря он узнал о целительной силе Великого дерева, которое делится с ним своей смолой и листвой. Знахарь поведал ему и о том, что все габинги так же обладают лечебным теплом, которое у них появилось в результате длительного проживания вблизи Великого дерева. Но, знахарь был удивлен, что Аашас почувствовал это тепло, прикоснувшись к одному из них, так как до этого на ярмарках, они не однократно контактировали с другими расами, но ни один из них не заявлял, что чувствовал что-то подобное. В результат различных манипуляций со своим телом, намазанным и растертым, Аашас испытал значительное облегчение. Боль после пива утихшая, сейчас и вовсе ушла. Фрэнк обещал, что уже через несколько дней полностью приведет его в норму.
  Спать пришлось там же - возле таверны. Ни в один дом он не влез. Поэтому на траву набросали множество одеял, и ими же укрыли, пообещав в скором времени смастерить дом.
  
  ГЛАВА 5
  
  Так началась его жизнь среди габингов. Как и обещали местные жители, в течение следующих дней, построили дом. Не дворец, но поспать было где, хоть и приходилось в нем ходить в полусогнутом состоянии. Для дома они использовали, два больших засохших ствола дерева, которые все дружно, вместе с Аашасом приволокли из леса. Когда все установили и приладили оба ствола друг к другу, за дело принялись резчики. Они так увлеклись, большим объемом работы, что когда закончили, их работа вызывала только вздох восторга. Дом Аашаса получился одним из самых красивых на поляне. Одновременно со строительством дома, пару дней трудились несколько портных и в итоге, подарили Ашу отличные зеленые брюки и кофту.
  Знахарь исполнил свое обещание. Через четыре дня все гематомы и ушибы сошли с тела Аша, а боль совсем его покинула. Регулярный прием жаодов привел тело в норму после истощения. Как оказалось, габингам не пришлось затягивать пояса, чтобы его прокормить. На следующее же утро после прибытия на поляну, вокруг Великого дерева, помимо изобилия жаодов для всех габингов, обнаружили и три плода значительно превышающего размеры среднего жаода - Отец леса полностью принял Аша.
  Полуфарвар, старался помочь чем мог, но умений ни на что не хватало. Поэтому он с радостью брался изучать незнакомое для себя дело. Мастера габинги радовались новому ученику.
  Сначала, под впечатлением увиденного дома, он захотел научиться искусно вырезать узоры, но большие руки никак не хотели слушаться должным образом. Все узоры выходили грубой копией того, что показывали мастера. Тоненькие ручки габингов, позволяли выполнять работу с ювелирной точностью. Помучавшись около недели, он пообещал, что обязательно научится искусно выполнять работу, но пока займется делом, которое сможет принести пользу.
  Вторыми своими учителями он выбрал плотников, которые постоянно уходили глубоко в лес, в поисках упавших высохших деревьев и веток. На первых порах, Аашас принялся таскать на поляну все, что находил. Но все поделки из его материала еще на стадии создания превращались в труху, а мастера-плотники тихо посмеивались в сторонке. Наконец, не выдержав его издевательства самим над собой, они объяснили, что каждый материал выбирается тщательно. И при отборе надо сразу распознать, хочет ли лес дать этому увядшему дереву вторую жизнь, либо же его путь окончен. Несколько дней он ходил с плотниками в лес и старательно все выслушивал и наблюдал. На четвертый день, идя по лесу, встретил лежащий на земле небольшой, сломанный ствол дерева. Он не был похож на высохшие стволы, которые обычно выбирал Аашас, но был плотным и упругим. Именно из него Аш сделал свой первый табурет, которым теперь гордился. Конечно, он получился лишь грубой копией, тех произведений искусства, которые творили мастера габинги, но начало было положено. Аш дал сам себе слово, что обязательно дойдет до уровня габингов, сколько бы времени не понадобилось.
  Кстати, о времени. Проживая на поляне и увлеченно занимаясь ремеслом, время пролетало быстро и незаметно. Мысли о мести и орках пропали совсем. Новые способности и быт увлек с головой. Несмотря на разительную разницу с расой хозяев поляны, он чувствовал себя в семье. Как и все, после рабочего дня, собирался с многими габингами у таверны и весело попивая пиво смеялся.
  Так проходил день за днем, месяц за месяцем. На поляне все время, царила теплая весна. Никаких изменений погоды Аашас не замечал. Иногда, когда он уходил глубоко в лес в поисках очередного упавшего дерева, появлялось ощущение прохлады. Но, одежда, которою ему подарили габинги, удивительно долго сохраняла тепло. За несколько месяцев, он наконец научился достойно выполнять изделия из дерева. Они по-прежнему не дотягивали до уровня мастеров, но были уже значительно лучше первого творения. Аашас не сдавался и продолжал усердно работать.
  Периодически, с поляны уходили караваны с изготовленным товаром. По возвращению, их с радостью встречала вся поляна. Они привозили с собой не только очередную порцию цветных камней, которые тут же помещались в хранилище, в которое имел доступ каждый габинг, но и различные другие товары. Это были и ткани, для портных, и другие безделушки, такие как зеркала или стеклянная посуда. Однажды, такой караван привез кипу книг в красивых переплетах. Как оказалось, все живущие на поляне умеют читать.
  - Давно, когда еще первые габинги отправились исследовать окружающий лес, одна из групп забрела далеко. В результате наткнулись на первую деревню, где встретили людей. Туда же отправился тогдашний мудрец поляны, который через несколько дней смог овладеть общим языком, вернувшись, он начал обучать всех остальных габингов. Так, со временем, все стали говорить на общем языке. А еще через несколько месяцев, через деревню проходил человеческий мудрец, который поделился с габингами книгой, которая учит читать и писать. - Так ему поведал Карл, когда Аашас обратился за разъяснениями.
  Одна из книг как-то попала в руки Аашасу. Она повествовала о группе воинов, которые за плату, помогали истреблять различных существ. Он не читал с детства, поэтому с трудом осилил книгу. Перед глазами снова предстали картины - воины в сияющих доспехах, отважные в запале боя, приключения... Впервые, за все время пребывания Аашаса на поляне, ему стало тоскливо. Габинги стали его семьей и плотничать нравилось. Но теперь, когда вспомнил о своей мечте, стать воином и колесить по миру, все это стало не таким значимым.
  Он продолжал упорно заниматься плотничеством, и это потихоньку приносило свои плоды. Затем стал пробовать себя снова в резьбе, и, к удивлению всех, у него стали выходить довольно красивые узоры. Долгое время, проведенное среди габингов и занятия таким ремеслом, сделали руки чувствительными и ловкими.
  Потом, напросился участвовать в походах с группой габингов, которые еженедельно делали дозорные рейды вглубь леса. В дозоре, Аашас узнал габингов с другой стороны - если на поляне они всегда были беззаботны и веселы, то в дозоре максимально сосредоточены, почти не говорили между собой, но общались жестами. Передвигались практически бесшумно и по большей части - по деревьям. Около двух месяцев ушло у габингов, что бы научить Аашаса так же ловко и бесшумно перемещаться в лесу.
  Позже, перечитав книгу, он взял с собой плотничьи инструменты и отправился в лес. Нашел подходящую ветвь и вырезал подобие меча, который был у него в детстве. Нести меч на поляну он не решился. Регулярно ходил за материалом для плотничества, находил пару упавших стволов, после чего шел к мечу и тренировался, пока никто не видел. Ближе к вечеру оставлял его там же и возвращался домой.
  Так и текла жизнь на поляне. На три дня уходил в рейд, а по возвращению занимался мастерством и уединялся в лесу для тренировок. Пока судьба не сделала очередной виток.
  Наступил день, когда габинги снова снарядили полный караван. Как и обычно, загрузив телегу под завязку, десять габингов отправились в деревню на ярмарку. На этот раз, вести караван была очередь Дэна, с которым у Аашаса завязались теплые отношение. За свое спасение, он чувствовал себя должником габинга и старался ему максимально во всем помочь. Но прошло шесть дней, и когда вся поляна ожидала возвращения каравана, он не прибыл.
  Солнце давно зашло за кромки деревьев, и в свои права вступила ночь, но жители поляны, собравшиеся у великого дерева, не расходились. Все переживали и ждали возвращения своих друзей, родственников. Прошла ночь, и наступило утро, но караван так и не появился.
  Подавленные габинги стали расходится и заниматься своим ежедневными делами, чтобы занять голову другими мыслями, но ни у кого это не получилось. Веселье и беззаботность, сменились гнетущей тишиной и печалью. Никто не высказывал предположений вслух, но каждый понимал, что-то произошло.
  На второй день, свет от Великого дерева стал тусклее. Сомнений в том, что случилась беда не осталось. В середине третьего дня дозорный отряд, в том числе и Аашас, выдвинулся по пути следования каравана. Ближе к вечеру, Клаус, старший разведотряда всех остановил.
  - Всем тихо. Слышите? - спросил он, но все отрицательно помотали головами. - Тяжелое дыхание. Там!
  Несколько членов отряда осторожно направились в указанном направлении. Оружия ни у одного габинга никогда не было, но было совсем страшно, и они вооружились корягами, которые валялись под ногами.
  - Зид! Это Зид! Скорее сюда все! - заголосил тревожный голос габинга из-за дерева.
  Весь отряд мгновенно бросился туда. Когда они приблизились, то увидели как прислонив спину к стволу дерева, сидел Зид - один из участников каравана. Его зеленый мех был покрыт красными засохшими пятнами. Одна рука безвольно свисала вдоль туловища. Он был ранен и тяжело дышал.
  - Скорее, помогите мне. Возьмитесь все за руки и коснитесь его. Поступив, как сказал Клаус, Аашас увидели, как в раненого габинга стал переливаться теплый свет.
  - Зид, ты как дружище?
  - Клаус, это ты? Клаус, это ужасно-ужасно! Они все мертвы. Они налетели неожиданно и словно звери растерзали всех. Я чудом смог унести ноги. Они все мертвы!
  Услышанное повергло всех в шок. Что значит убиты? Еще никогда на памяти самих габингов, никого из них не убивали. Лишь один среди них был знаком с насильственной смертью, и сейчас на него было жутко смотреть. Грусть и боль охватили его больше чем любого другого. Снова убийства, снова утраты, все снова вернулось к нему. Дэн... Там ведь был Дэн.
  - Зид, расскажи подробнее, что произошло. Что значит убиты?
  - Клаус, они и правда монстры... - Зид стал рассказывать.
  Из его рассказа стало ясно, что на пути домой, ни чего не предвещало беды. Они покинули деревню, и уже вошли в родной лес, когда словно ураган на них налетели орки. Их было пятеро, если Зид не ошибся в страхе. Ничего не говоря, и страшно рыча, они начали размахивать своими огромными топорами. Первым же взмахом убили Дэна, который вышел к ним на встречу, затем убили и всех остальных. Зиду же повезло, одним из ударов его просто сбило под телегу, где он потерял сознание, и орки, судя по всему, приняли его за мертвого. Когда очнулся, орков уже не было, только страшно изуродованные трупы габингов. Он попытался их исцелить своим теплом, но сил одного не хватало. Отчаявшись вернуть жизнь друзьям, направился на поляну, но силы покинули на пути. Сидя под деревом, он готовился к встрече с семенами Великого дерева, когда дозорные нашли его.
  Если сначала грусть и боль одолевали Аашаса, то после того как он узнал про орков, гнев стал закипать в нем с новой силой. Руки непроизвольно сжались в кулаки, и желваки заиграли на скулах. Снова орки, снова эти злобные существа. Сколько же невинных смертей им надо, что бы насытиться? Кому теперь, нужна была слава и честь в победе над безобидными габингами!? Буквально за несколько минут его жизнь снова перевернулась. Все добро, которое в нем сеяли габинги, отошло на задний план, гнев же и жажда мести за близких вырывались из своего заточения.
  Слава Великому дереву, все габинги были увлечены Зидом, и никто не увидел страшной гримасы отразившейся на лице Аашаса. Когда Зид закончил, Аш смог взять себя в руки. Члены отряда стали думать, как транспортировать ослабшего Зида, но варвар-эльф безапелляционно заявил, что сам понесет его на руках.
  Домой вернулись затемно. Жители поляны пришли в ужас от истории поведанной Зидом. Ещё большая грусть поселилась в их сердцах. Но они продолжали жить, скорбя о погибших. Аашас же совсем перестал заниматься ремеслом и все чаще и чаще пропадал в лесу, тренируясь с мечом. Но теперь представлял не сказочных чудовищ, а толпы зеленых тварей. В своих фантазиях он пачками вырезал орков, но это не помогало утолить гнев, который продолжал в нем зреть.
  Прошла неделя и новая напасть обрушилась на габингов. Наутро под Великим деревом оказалось в два раза меньше жаодов, чем обычно, и с каждый новым днем их становилось все меньше. Пришлось открывать запасы, которые образовались в былые хорошие дни, а многие повара стали дольше задерживаться в лесах в поисках ягод. Но, не смотря на все это, запасы таяли.
  - Дорогие мои друзья, не знаю, чем мы прогневали Отца леса, но с каждым днем, жаодов мы находим все меньше, а наших запасов хватит максимум на пару недель. После трагедии произошедшей с нашей семьей, мы приняли решение больше не отправлять караваны. Но как видите, ситуация изменилась. Нам необходимо отправить караван, ярмарка - единственное место, где можно приобрести достаточное количество пропитания. - Огласил Карл на очередном собрании.
  После недолгого совещания провели голосование, по итогам которого выбрали участников каравана. Среди них был и Аашас, который напросился сам. Всего же было 12 караванщиков, в том числе Майк и Джон. Утром, караван покинул поляну.
  Когда караван ушел, габинги с удивлением обнаружили огромное количество жаодов под Великим деревом. В тот же день, за караваном отправили двух габингов. Но через два дня они вернулись, так и не нагнав караван.
  
   ГЛАВА 6.
  
  В связи с нападением, караванщики решили не рисковать, и обойти проторенную дорогу, пройдя глубже в лесу. Поэтому, уже через несколько часов, они следовали в отдалении от обычного маршрута каравана. Через три дня, они без особых проблем добрались в деревню.
  'Как же давно я не видел людей' - была первая мысль Аашаса, когда они пересекли деревянные ворота. Не смотря на то, что деревушка оказалась совсем не большой, ее расположение - на пересечении дорог, обеспечивало большую населенность. Возникал вопрос, где проживают все эти люди, если домов было раза в три меньше чем всех находившихся людей. Но уже на подходе к ярмарочной площади, Аш получил ответ.
  Вокруг большой, утоптанной множеством ног площади расположились крытые телеги, служившие торговцам и жильем, и средством доставки товара. На самой же площади расположилось море прилавков всех цветов радуги.
  Особого удивления габинги ни у кого не вызвали, судя по всему, за длительные торговые отношения, местный народ привык к ним. А вот полуэльф-полуварвар был в диковинку. То и дело, очередной прохожий кидал на него косой взгляд. Чтобы не привлекать особого внимания, Аашас распустил волосы, скрывая уши, но с его высоким ростом, затеряться в толпе не удалось. Но, к нему никто не приставал и Аш успокоился.
  Они разложили свою повозку, и габинги сразу занялись торговлей с уже скопившейся очередью. Судя по всему, творения габингов, производили впечатление не только на него. Нападение орков вряд ли предвиделось среди дня в центре деревни, поэтому Аашас решил воспользоваться свободным временем и побродить по окрестностям.
  Все дома были сделаны из срубленных деревьев и напоминали те, что были в родной деревне. Домов он насчитал не больше двадцати, все как один - одноэтажные и низенькие. Лишь одно заведение выделялось - таверна. Здание в два этажа возле которого толпилось людей не меньше чем на торговой площади. В связи с отсутствием денег и какого-либо настроения Аашас не стал долго задерживаться возле нее и пошел бродить по торговым рядам. В отличие от остальной части деревни, здесь можно было что-нибудь выменять и без денег. Перед отъездом он взял с собой свой тренировочный меч и пару статуэток, которые, на его взгляд, получились неотличимые от габинговских. Да и сам меч выглядел довольно симпатичным. За несколько недель до происшествия, Аашас покрыл его двумя узорами, изображая двух драконов в огне.
  Среди торговых палаток, казалось, можно найти все что угодно. Здесь были как просто овощи и фрукты, так и различные предметы одежды, и даже немного образцов оружейных мастеров. Послонявшись по торговцам, Аашас присмотрел себе довольно прочный на вид, без лишних изысков меч. К сожалению, как Аш не старался уговорить торговца, тот отказался его менять на что-либо и требовал только золотые монеты. Походив еще, удалось, наконец, выменять свой меч на простой деревенский колун. У габингов были топорики для работы с деревом, но для полуварвара они были слишком малы, а в бою не представляли ровным счетом никакой угрозы. Приобретенный же колун имел достаточно острое лезвие и вес, чтобы пробить хотя бы легкий доспех. Лучше чем ничего. Фигурки удалось поменять на потрепанный, но еще крепкий узкий кожаный пояс. Повязав его на талию, он заткнул за него топор и вернулся к габингам.
  Если бы не события минувших дней, если бы не гибель габингов и если бы не клокочущая ненависть к оркам, Аашас нашел бы себе довольно много занятий в деревне, но ничего не хотелось. Хмурый и молчаливый вернулся к телеге. На вопрос, зачем ему большой топор, ответил, что пригодится в дороге. Поймав удивленные взгляды караванщиков, промолчал и завалился спать под телегу.
  Весь день прошел без происшествий и, распродав весь товар, накупив достаточно продуктов и переночевав, караван покинул деревню на рассвете.
  На исходе был второй день пути из деревни. Не спеша, они передвигались по лесу, попеременно таща за собой телегу.
  - Стойте! - переводя дыхание, сказал габинг, который следовал метрах в ста от каравана впереди. - Там кто-то есть.
  - Орки? - спросил шепотом Аашас.
  Все караванщики мигом затихли, стало слышно только шум листвы и тяжелое дыхание разведчика.
  - Скорее всего, да.
  Аашас, Майк, и Джон проследовали за разведчиком. Среди деревьев, метрах в ста шли орки. Их было больше десятка. Сидя в кронах деревьев, они отлично их видели. При виде орков рука Аашаса сжала колун на поясе.
  - Эта дорога патрулируется. Надо уходить еще глубже в лес. - Предложил Майк.
  - Но монстры идут как раз в ту сторону. - Пробормотал Джон.
  - И что ты предлагаешь, пойти в сторону пустыни?
  - А почему бы и нет? - Вмешался в разговор Аашас. - В день, когда Дэн нашел меня, он тоже чувствовал опасность в лесу и довольно успешно миновал ее по пустыне.
  - Аш, тогда орки не нападали на нас. Неизвестно чего испугался Дэн в лесу. Может он просто и ошибся.
  - Не важно. Главное своим переходом он доказал, что пройти по пустыне возможно. Да и я помню, что когда шел в лес, не встретил ни одного орка. Есть подозрение, что ни один нормальный разумный не сунется в пустыню, где кроме выжженной земли ничего нет. Орки об этом знают, и это объясняет отсутствие патрулей.
  - Похоже, другого варианта все равно нет. - Согласился Майк. - Хорошо, возвращаемся и обсудим.
  Посовещавшись, они пришли к выводу, что следовать параллельным курсом с орками не лучшее решение, а подождать пока они пройдут и проскочить более рискованное дело, чем проход по пустыне и они остановились на последнем.
  Но Аашас ошибался. Орки патрулировали свои земли. Особенно тщательно патрулировали ее границу, коей являлся лес. Скоро, они убедились в этом. Ближе к обеду, караван покинул лес, и стал двигаться вдоль леса. Когда солнце начало клониться к закату, на горизонте появился патруль орков. Стараясь не поднимать много пыли, они устремились в лес, но патруль их засек. Началась гонка. Убегать от орков по лесу с повозкой представлялось затруднительным, поэтому они продолжили бежать вдоль леса. Аашас, тянул телегу, как мог, габинги с трудом за ним поспевали. Но все усердия были тщетны. На закате орки нагнали караван. Их было четверо.
  Когда телегу от орков разделяло менее ста метров, Аашас остановился. Обреченно, с ним остановились и габинги. Аш посмотрел на них, милые добрые существа. Что плохого они сделали этому миру, что бы страдать от зла. Почему они должны умирать. Когда-то габинги спасли его. Аашас был обязан своей жизнью Дэну, но не вернул долг. Теперь он отдаст долг всем остальным габингам. Пускай его убьют сейчас, но больше ни одно чистое существо не погибнет от лап зеленых монстров.
  - Не останавливайтесь! Бегите! Бегите, как можете. - Прокричал Аашас, размахивая руками прочь от себя.
  - Но, как же ты? - ни один габинг не двинулся с места.
  - Я воин! Им был, им и остался, за меня не переживайте. Да бегите же вы уже! - обреченно ответил Аш.
  - Мы будем тебя ждать чуть дальше в лесу! - прокричал в Майк, когда габинги под напором Аашаса наконец покатили телегу дальше.
  Расставив ноги шире и удобнее обхватив колун, варвар-эльф приготовился к первому в своей жизни настоящему бою. Сердце гулко билось, окружающие звуки стали тише, взгляд сосредоточился на четырех стремительно приближающихся фигурах. Остальной мир исчез. Несколько мгновений и расстояние между ними сократилось до минимума.
  Готовясь к напору, Аш молил всех эльфийских богов и Отца леса, что бы ускорение сработало как надо и продлилось чуть дольше, чем обычно. Боги его не подвели. Перед столкновением, Аашас увидел, как сильно замедлились движения орков, не раздумывая больше ни мгновения, он, коротко взмахнув колуном, вогнал его в череп ближайшего орка и выхватил из его лап секиру.
  Орки развернулись и увидели полуэльфа позади себя, а рядом с ними упавшее тело собрата. Грозно зарычав, они бросились на него все трое.
  - Бой не место для благородства. Честь есть лишь в победе, но как именно ты ее завоюешь - твой выбор и никто не вправе тебя осуждать. Помни это. В бою нет места ни жалости, ни чести, твой враг опасен до тех пор, пока дышит. - Всплыли в голове слова ХоукРада.
  Аашас чувствовал, как закипает кровь. Налет орка он встретил вновь приобретенным оружием, которое оказалось в самую пору. Выставив вверх топор, он нырнул в ноги к другому орку и уже лежа на полу, прикладывая все свои силы рубанул по ногам. Зеленокожий воин упал, скошенный ударом. Одна нога так и осталась лежать рядом с ним, а из второй полилась кровь, которая попала на Аашаса. Ее вкус ощутился на губах и лице. Собственная кровь дошла до точки кипения. Вскочив на ноги, он ощутил пламя во всем теле, мир сузил свои границы еще больше. Вся вселенная стала для него двумя оставшимися орками.
  - Ааррр! - Ужасающий крик вырвался из глотки эльфа-варвара.
  В этот рев вошли все пережитые страдания и злость. На пару секунд орки застыли на месте, пораженные той злобой и силой, которая обрушилась на них с рыком непонятного человека, который в считаные секунды, убил и покалечил двоих орков.
  Он бросился на ближайшего врага, не думая о защите. Разрубить, вспороть, порвать. Других мыслей не было. Со всей силы направил град ударов на орка, который пытался их парировать с большим трудом. Напарник тем временем не терял времени и ринулся на помощь собрату. Высоко подняв топор, он опустил его на спину Аша, но на месте врага внезапно оказался его же напарник. Оружие воина на половину погрузилось в тело сородича.
  Аашас неистово наносил удары по зеленому монстру, когда его тело обдало жаром, снова, как на арене. Теперь зная, что после этого следует, Аашас не раздумывая, отпрыгнул в сторону. В этот момент, один орк и поразил другого. Не давая ему опомниться, Аашас ударил секирой по спине последнего боеспособного орка. После первых двух ударов, тот упал на землю, но Аш продолжал рубить его, пока чуть в стороне его не отвлекло движение на земле.
  Лишенный ноги орк пришел в себя и нацелил взведенный арбалет на Аашаса, который с рыком прыгнул к нему. Болт прошел рядом с ребрами и нанес только глубокую царапину. Упав рядом с орком, он схватил его за горло и начал душить, но даже потеряв ногу и море крови, тот оставлял в себе силы и продолжал бороться. Тогда Ашас стал беспорядочно наносить кулаками удары по морде зеленокожего воина, пока не превратил ее в кровавую кашу. К этому моменту орк уже отключился и безжизненно лежал, раскинув в стороны лапы.
  Красная пелена перед глазами стала исчезать, а мир стремительно расширялся до своих обычных размеров. Приходя в себя после боя, Ашшас посмотрел на руки покрытые кровью, как и вся одежда на нем. Боевой запал сменился мертвецкой усталостью. С трудом поднялся на ноги и посмотрел в сторону, куда отправил габингов. Вместо стремительно удаляющейся телеги, он увидел, телегу на которую забрались все 11 габингов.
  С трудом передвигая ноги, пошел к ним. Четыре орка повержены, но их сородичи могут быть где-то неподалеку, надо скорее уносить ноги. Но по мере приближения к необычно молчавшим габингам, мимолетное чувство радости сменялось непониманием. Все четче и четче в глазах смотрящих на него, он видел страх и ужас. Но почему? И в следующий же миг Аш застыл как вкопанный. Догадка поразила как гром. Они боятся его! Аашас осмотрел себя еще раз. Весь в крови, лицо, скорее всего, до сих пор перекошено от злобы и то, как разобрался с орками. Безобидные габинги видели в нем сейчас такого же монстра, как и в орках.
  - Ребята, это же я Аш. Орки мертвы, боятся нечего, надо скорее убираться отсюда.
  Но ответом ему было молчание.
  - Майк, Джон? - чувствуя рождающуюся пустоту внутри себя, повторил попытку заговорить Аашас, обращаясь к своим друзьям.
  - Аашас, ты... Ты, убил их. Словно медведь. - Придя в себя, пробормотал Майк.
  - У меня не было выбора. В противном случае на их месте лежали бы сейчас все мы.
  - Но... - Майк не нашел что сказать дальше, а Аашас понял, что габинги никогда в нем больше не увидят 'хорошего' человека. В горле запершило, и к глазам подступили слезы, но он их сдержал.
  В полной тишине, окружившей его, он упал на колени и посмотрел в небо.
  'Что он сделал не так, был ли у него выбор? Правда ли он такой же как и орки'?
  Мысли рекой проносились через него. Он почувствовал чье-то прикосновение к себе.
  - Аш, прости нас. - Сказал Джон, державший его за плечо.
  'Как странно, тепло от руки Джона больше не разливалось по телу, и вообще не было никакого тепла'
  - За, что? - недоуменно спросил Аш.
  - За то, что испугались тебя. Ведь это ради нас. - Добавил Майк, стоявший рядом.
  Но в глазах габингов отражалось, что для них он теперь чужой, и Аашас принял решение.
  - Да бросьте! Любой бы из вас так поступил, просто топор оказался у меня одного. Но, мы все еще в пустыне, которая кишит этими гадами. Вам надо срочно уходить в лес и добираться до поляны. Я пока останусь здесь и отвлеку их, если они появятся на горизонте, а позже догоню вас. - Собравшись с духом и проглотив слезы, выпалил Аашас.
  - Хорошо, Аш. Только надолго не задерживайся, скоро совсем стемнеет. - Сказал Джон и направился к телеге.
  - Вот, возьми, знахарь дал это нам на всякий случай, а ты ранен. - Майк протянул ему два свертка. - В одном мазь в другом сбор трав.
  - Спасибо Майки.
  Еще несколько секунд они молча смотрели друг на друга, после чего Майк прильнул к Ашу, и обнял его за шею. Аш аккуратно, боясь причинить вред маленькому существу, еще недавно родному, так же приобнял его и слез больше он не мог сдержать.
  - Прощай, Аш! Чтобы не произошло, знай, для меня ты навсегда останешься Хорошим.
  - Прощай Майк! Вы навсегда останетесь моей семьей.
  Майк отпустил Аашаса и стремительно, не оборачиваясь, помчался к телеге.
  - Чего ждете? Ну-ка берись за телегу, и помчали, пока орки не появились! - услышал Аш голос Майка, который добежал к телеге.
  - Смотри не долго, ты должен нас нагнать. - Прокричал ему Джон, понимая, что он не нагонит.
  - Хорошо! Уходите уже! - ответил Аашас, зная, что не последует за ними.
  
   ГЛАВА 7
  
  Аашас шагал по ненавистной пустыне. Прошел год с тех пор как Дэн спас его от гибели, и вот теперь он снова один. Ни семьи, ни друзей. Первой мыслью было продолжить свой путь в северные горы, но потом решил немного задержаться, чтобы почистить окрестности от ненавистных орков. Жажда мести не была утолена четырьмя смертями и требовала больше жертв. Также, Ащ рассчитывал, что его действия отвлекут внимание от леса, и габинги будут жить в спокойствии, продолжая торговлю.
  После победы над четырьмя орками, уверенность вновь вернулась к нему. ХоукРад оказался хорошим учителем. Но уверенность подкреплялась не только психологически, но и материально.
  Когда габинги скрылись в лестной чаще, и Аашас пришел в себя после расставания и осознания вновь обретенного одиночества, включился холодный расчетливый характер, привитый в нем старым орком. Первым делом, он обработал и присыпал травами немногочисленные раны на теле, из которых болел только порез на ребрах, слева. Остальные больше походили на ссадины. Закончив с ранами, он, методично, не обращая внимания на кровь и раны, которые покрывали трупы, обыскал их. Оказалось, что орки снаряжены чересчур просто даже для своей расы. На всех четырех были одеты простые кожаные доспехи, без какого-либо усиления. Такие же простые кожаные брюки. Из оружия имелись четыре секиры разного размера. Добротные, крепкие и острые. Уж, что-что, а ухаживать за оружием, каждый орк умел если не с рождения, то с первыми шагами точно. Также, имелись четыре ножа, с длинными плоскими клинками. Скорее всего, убитые принадлежали далеко не прославленному роду, сделал вывод Аш. Трое из них молоды, четвертый чуть постарше, но тоже далек от среднего возраста. Один из орков, видимо самый молодой, по комплекции оказался таким же, как и Аашас. Его доспех, после небольших усилий ножом, был откорректирован Аашасом довольно сносно и сел поверх зеленой кофты. Брюки оказались в пору, что радовало, так как тканевые вещи имели пренеприятнейшую особенность быстро приходить в негодность на просторах выжженной земли.
  После облачения в новую одежду и начавших маячить перед глазами картин с множеством битв, настроение значительно поднялось. По крайне мере, это позволило временно загнать тоску по габингам глубже, и какое-то время не думать о них.
  Кроме доспеха и брюк, он позаимствовал у старшего орка, широкий кожаный ремень с заклепками. За него он заткнул два охотничьих ножа, решив, что одним ограничивается не стоит. Жизнь - такая непредсказуемая штука. В этом он уже не раз имел возможность убедиться. От арбалета Аш отказался, так как он был слишком громоздким. А вот на секирах он задержался с выбором.
  Все четыре отличались между собой. Одна была громадной с обоюдоострыми лезвиями, смотрящими в противоположные стороны. Она отпадала сразу, слишком большая для ведения стремительного боя. Вторая напоминала его колун, такая же простая, только значительно больше в размерах и вместо треугольного тяжелого лезвия, на топорище крепилось острое полукруглое лезвие. Третья, оказалась схожей с первой - с двумя полукруглыми лезвиями, но меньше по размеру. Из всех четырех Аашасу приглянулась четвертая. Хотя, по руке подходили одинаково и третья и четвертая, но у этой, вместо деревянного топорища, имелся металлический стержень, который плавно перетекал в полукруглое широкое лезвие. С другой стороны, лезвие переходило в острый многогранный штырь. Рукоять перемотана кожаными полосами. Несмотря на металлическую основу, она оказалась не на много тяжелее предыдущей, но в ней чувствовалась мощь. Присутствовала уверенность, что при должной силе она легко пробьет и металлический доспех. Еще немного покрутив обе в руках, Аашас окончательно остановил свой выбор на четвертой.
  Приладив секиру за спину своим тонким кожаным пояском, Аш собрал две фляги с водой, несколько кусков вяленого мяса, забросил все это в походный мешок, снятый с одного из орков, и направился во мрак ночи. Первый патруль орков встретился на второй же день. Благо эльфийский взор не подвел, и Аашас заметил их первыми. Уже больше трех часов он преследовал патруль, сохраняя большую дистанцию.
  Солнце, поначалу приятно прогревавшее тело, после холодной ночи, проведенной на голой земле и без костра, начинало знойно палить. Движение в такую жару выматывало не на шутку. Орки сохраняли достаточно бодрый темп, но иногда прерывали бег, присаживаясь в круг. В эти минуты он залегал, чтобы не привлекать лишнего внимания, после чего вся пыль прилипала к телу. Через десять минут марафон продолжался.
  Когда Аашас встретил патруль, первой мыслью было пробежать на встречу и сразиться в отрытом бою. Даром, буквально за день до этого он один расправился с четырьмя. В конце концов, благоразумие восторжествовало над бушевавшим гневом. Аашас закономерно записал свою победу на счет удачи. А испытывать ее на прочность, опасное занятие, поэтому решил дождаться ночи и уже под прикрытием темноты, разобраться с зеленокожей нечестью.
  Вот солнце стремительно стало скрываться за горизонтом, и Аашас ускорил бег, сокращая дистанцию. С удовлетворением он отметил, что бесконечные тренировки, устраиваемые ХоукРадом, не прошли даром - сил для боя сохранилось достаточно, несмотря на изнурительное преследование.
  К тому времени, когда расстояние с орками сократилось до пятисот метров, вокруг царила ночь, освещаемая мириадами звезд. Дождавшись, привала орков, Аашас измазался в пыли и осторожно пополз в их сторону, ориентируясь на разведенный огонь и голоса, которые далеко разносились по пустыне. Орки себя чувствовали хозяевами положения и не боялись быть обнаруженными.
  За пятьдесят метров Аашас замер, лежа рядом с сухим одиноким кустарником. Представилась возможность лучше осмотреть патруль. В нем оказалось пять воинов. Если удастся застать их врасплох, то это не помеха. Главное действовать быстро и четко. Осталось дождаться, когда лягут спать. Время тянулось долго, все тело зудело, а конечности затекали, но Аш боялся лишний раз пошевелится и продолжал ждать.
  И вот на ногах остались только двое. Трое орков улеглись на мешки рядом с костром и мирно спали. Оставшиеся дозорные разошлись в противоположные стороны и всматривались вдаль.
  Один из них оказался в метрах десяти от Аашаса, но к счастью не видел его и смотрел куда-то в сторону горизонта. Орк мог обнаружить его в любое мгновение, раздумывать было не когда. Положив руку на рукоять ножа, Аашас вскочил на ноги и в два прыжка преодолел расстояние до орка, на ходу вытаскивая нож из-за пояса. Когда орк обернулся на шум, полуварвар уже обхватил рукой его челюсть, а другой вонзил нож в горло и прокрутил. Изо рта послышались булькающие звуки и кровь. Не медля, Аш опустил тело на землю и залег рядом. Тело орка продолжало недолго сокращаться, после чего все стихло. Полуэльф с удовольствием отметил, что второй дозорный не услышал их борьбы. Но теперь он находился на противоположной стороне от спящих орков, и в любой момент мог позвать своего собрата. Необходимо максимально быстро расправится с ним. Аш пожалел, что не прихватил с собой арбалет.
  Стараясь не издавать лишнего шума, Аашас поднялся на ноги и бросился в сторону дозорного. Самый короткий путь лежал через костер и лежащих орков, с помощью ускорения он преодолеет его, а дальше останется самое простое. Полу-варвар бежал, набирая скорость по мере приближения к привалу орков. За десять метров до костра, дозорный обернулся на шум, уставился на Аашаса и взревел. На его рев мигом проснулись трое орков у костра и стали оглядываться
  - Зараза! - Выругался про себя Аш. - Доберусь до дозорного, убью, и надо уходит прочь, пока темно.
  За несколько метров до костра полу-эльф сосредоточился на дозорном и приготовился к стремительному рывку, как вдруг пришло осознание, что его скорость осталась прежней.
  Да что б вас! - уже громко выругался полу-варвар, когда понял, что навык ускорения не сработал.
  На его голос обернулись орки, которые успели к этому времени сесть. Действуя на уровне рефлексов, Аашас мгновенно вытащил рукой второй охотничий нож и воткнул оба в орков. Одному клинок вошел в глазницу, другому куда-то под челюсть.
  Пустыню огласил рев боли. Не обращая внимания на орков у костра, Аш продолжил бежать на дозорного, вытаскивая на ход из-за спины секиру. Орк уже приготовился к бою, и у него в руках так же сверкала секира. Сходу, налетев на орка, Аашас нанес удар. Дозорный парировал его и полу-эльф по инерции пробежал дальше. Обернулся и тут же принялся отражать удары сам. Орк оказался проворным и наносил неудобные удары, а тем временем, второй оставшийся в живых орк, окончательно придя в себя, бежал к ним.
  Дозорный при очередном ударе сильно открылся, и не успел вернуться в исходную позицию, чем успел воспользоваться Аашас. Его секира глубоко вошла под ребра орка. Он взревел и выронил свой топор, а полу-эльф нанес смертельный удар в грудь, после чего с трудом отпрыгнул от налетевшего на него еще одного воина.
  Последний орк оказался неуклюж, но довольно силен. Каждый блокированный от него удар отдавался болью во всем теле. Если бы секира имела не металлическое топорище, уже давно бы треснула. В начале боя Аш легко бы отправил орка к праотцам, но сейчас дыхание сбивалось, и силы были на пределе. Тем временем могучий зеленокожий воин пару раз вскользь успел зацепить Аашаса, и с рук, не прикрытых кожаным нагрудником, заструилась кровь. Из последних сил полу-эльф попытался сосредоточиться и придать ускорение своим движения. Или это сработало или же он собрался со всеми своими силами, но после очередного отраженного удара, Аашас нанес ответный и он достиг цели. Самую малость орк не успел поставить свою секиру на пути его секиры. От удара голова орка уменьшилась в два раза, и воин рухнул камнем на землю.
  Полу-варвар полу-эльф, тяжело дышал и осматривался, убеждаясь, что врагов больше нет. Переведя дыхание, Аш уже привычно направился собирать трофеи. После чего сел греться у костра, посреди поверженных орков.
  Ближе к утру обыскав, мертвых орков, Аашас разжился еще мясом и водой, а так же двумя металлическими поручами, которые хоть и были чуть великоваты, но придавали больше чувства защищенности. Спасти от сильного удара они не смогут, но увести в сторону скользящий удар вполне. Раны, немного затянувшиеся под воздействием последних запасов листьев Великого дерева, еще больше подпитывали интерес к поручам.
  С рассветом, оставив на пустынной земле вокруг истлевшего костра, пять остывших тел, полу-варвар отправился в сторону разгорающегося горизонта. Еще предстояло много работы.
  Весь следующий день он провел в поисках очередного патруля орков, но, так и не встретив, лег спать. Утро его встретило теплыми лучами, после очередной ночи проведенной в холоде без костра. С первыми лучами солнца на горизонте появилась и группа воинов. Началось очередное преследование.
  С наступлением ночи Аашас вновь атаковал не готовый к бою патруль. На этот раз отряд состоял из четырех орков, трое из которых улеглись спать, оставив только одного дозорного, который не слишком рьяно исполнял свою обязанность, чем и поплатился. С, обескураженными ночным налетом на родной земле зеленокожими воинами, Аш покончил быстро и безэмоционально. Уже обыденно прошерстив мертвых воинов, убийца-орков отправился на поиск очередной группы.
  В течение следующих двух недель он безжалостно расправлялся с патрулями. Сначала Аашаса пугало спокойствие, с которым он убивал столь ненавистных существ. Если в первых двух стычках испытывал звериный гнев, то теперь действовал хладнокровно. Устав от самокопания, оставил затею понять себя, полукровка представился инстинктам выживания. Но с наступлением ночи, сидя у очередного костра только что поверженного врага, мысли о родителях, о ХоукРаде и стычке на арене Академии клинков, о габингах постоянно возвращались. Он искренне старался себя убедить, что убивает орков не просто так, а потому что они угрожают беззащитному доброму народцу. Хотелось верить в то, что он становится тем воином-защитником из книги, что читал в детстве. Мысль о том, что становится таким же варваром-убийцей как любой орк - его пугала. Полу-эльф старался гнать ее как можно дальше.
  Проведенные дни в пустыне наряду с регулярными стычками, оставили свой след на молодом теле воина. Кожа стала смуглой, покрывшись цепким загаром. От постоянных пыльных ветров и палящего солнца, она стала сухой и грубой на ощупь. Руки и ноги покрывали множество порезов. Несколько появилось и на лице. Большинство их были не глубокими, и Аш научился не обращать на них внимание.
  Лишний вес, который он успел набрать в лесу, пока жил на поляне, ушел полностью. Постоянный бег по пустынной земле и короткие бои только укрепили его мышцы. Аашас чувствовал легкость в теле. На смену молодым мышцам приходили тугие сплетения жил. Скорость в бою возросла, без потери силы удара. Робость перед открытым боем пропала, он действовал все увереннее и увереннее, имея возможность теперь на практике оттачивать те умения, которые ему вбивал ХоукРад по ведению бою с превосходящим числом противником. Однажды даже вступил в бой среди дня, о чем сразу пожалел, потому как без малого не получил два болта из арбалетов, еще до сокращения дистанции. К счастью ускоренные на несколько секунд рефлексы, позволили избежать их. Что было, если бы ускорение не сработало, он старался не думать, но нападать днем больше не решался. Лекарственные запасы, которые ему передал Майк, давно закончились, а пополнить их у орков не получалось. Кроме оружия и еды на несколько дней у тех никогда ничего не было. Или зеленокожие были уверены в безопасности своих земель, или же залечивать раны считалось примером дурного тона. В ход шли немногочисленные тканевые вещи и мешки с провизией, которые он пускал на ленты, что бы перевязать очередную кровоточащую ссадину.
  Шли день за днем, складываясь в недели. Патруль, преследование, бой, поиск. Но как-то утром покинув очередную арену короткого боя и уйдя по обыкновению на поиски очередного патруля, Аашас на протяжении трех дней так и не встретил ни одного патруля. Практически отчаявшись найти орков, и старательно думая о том, что сумел отвадить зеленокожее отродье ходить в сторону лесу, полу-варвар увидел вдалеке приближающийся отряд. Расстояние, что бы определить точную численность патруля было велико даже для его глаз, но клуб пыли, который сопровождал идущих, говорил о том, что их не меньше десятка.
  Разумно оценив свои силы против столь множественного противника, Аш направился в сторону леса. К его удивлению патруль следовал строго в его направлении. Это было странно, так как на таком расстоянии его одного, даже с эльфийским взглядом было невозможно рассмотреть. Через пару часов, отряд приблизился на столько, что полу-эльф смог рассмотреть преследователей. В том, что они следовали именно за ним сомнений больше не осталось.
  От увиденного у Аашас промелькнул страх, который тут же усилием воли был прогнан прочь, но струйки холодного пота успели, пробежали под кожаным доспехом. В патруле чуть больше десяти воинов, но это именно воины. Все встреченные до этого орки, были похожи все как один. Дешевая экипировка, телосложение редко чуть больше чем у него самого, молодые как он.
  Сейчас же перед ним были, именно воины, зрелые и умелые. Кожаные доспехи, укреплены металлическими пластинами. Секиры сверкают украшениями на солнце. Морды сосредоточенные, не смотря на бег. Передвигались четко выстроенным строем, перед которым бежал особенно выделяющийся орк. От его вида, нахлынула очередная волна страха. Картина горящей деревни и крики беспомощных жителей вновь предстали перед глазами.
  Так до боли знакомые узоры на морде, ожерелье из клыков, образы которые навсегда врезались в память болью утраты. Рукояти двух гигантских секир выглядывали из-за плеч, и двигались в такт бегу. КрейГан!
  Пока Аашас стоял, пораженный увиденным, расстояние между ними стремительно сокращалось. Донесшиеся воинственные голоса привели полу-эльфа в себя, он бросился бежать в сторону лесу, который уже возвышался высокой стеной на горизонте. Когда вокруг снова стали окружать спасительные деревья, дистанция до орков сократилась вдвое. Но теперь он был на своей территории. Проведенная жизнь на поляне и тренировки дозорных, позволили себя почувствовать хозяином положения. Его скорость бега по лесу ничуть не замедлилась, а вот темп орков сильно снизился, что позволило Ашу временно скрыться от погони. Полу-варвар выбрал одно из самых больших деревьев и забрался на него, скрывшись в пышной кроне от взгляда зеленокожих воинов.
  Страх перед воинственным вождем орков хоть и медленно, но отступал. ХоукРад говорил, что он выскочка, и вполне возможно не так страшен, как выглядит. Возможно у Аша, как ученика ХоукРада, больше шансов одержать верх над ним, но что делать с остальными? Ответ пришел сам по себе.
  Пока полу-эльф обдумывал свой план действий, весь патруль миновал дерево, на котором он сидел и двинулся вглубь леса. Орки рассредоточились в поисках врага. Замыкающий отряд воин сейчас проходил прямо под ним.
  Убедившись, что остальные отошли на достаточное расстояние, Аш зажав в руках оба ножа, спрыгнул прямо на голову соперника. Клинки легко преодолели сопротивление костей черепа, и орк умер мгновенно. Кожаный доспех, помешал сгруппироваться, и полу-эльф рухнул плашмя на землю. Воздух выбило из груди, а боль волной прокатилась по телу. Бранясь про себя, с трудом вдыхая, он поднялся и направился за остальными воинами.
  На пути к очередному дереву, снял свой доспех и кофту, оставшись только в кожаных штанах. Двигаться стало проще и тише. Передвигаясь верхушками деревьев, Аш нагнал очередного орка и повторил свой трюк. Вернулся в спасительную листву деревьев и направился дальше. Когда успел устранить четырех соперников, патруль забеспокоился. Орки стали озираться по сторонам в поисках своих собратьев.
  - Всем сомкнуть ряды! - разнесся по лесу, глубокий голос предводителя орков, спугивая птиц с насиженных мест.
  Орки тут же бросились к нему и организовали кольцо.
  'Гадство, все так хорошо получалось!' Но теперь он в недосягаемости. Восемь орков окружали КрейГана - слишком много. Но адреналин, поступивший в организм медвежьими дозами, требовал выхода. В подстегивающем им разуме, зародилась дерзкая идея.
  ХоукРад постоянно твердил, что орки уважают только силу. Если вдруг удастся одолеть их предводителя, возможно, они не станут его добивать. Что ж оставалось дело за малым - заставить КрейГана вступить с ним в поединок один на один. Мысль поражала сознание своей безумностью, но гнев, рожденный при виде убийцы родителей, никак не хотел отступать. Надежда на честолюбие вождя. Его погоне за трофеями. Хотелось верить, что не так часто среди пустыни появляется соперник, который может выстоять перед орком. Когда зеленокожие воины обнаружили первый труп своего товарища, Аш спрыгнул с дерева и прокричал.
  - КрейГан! Я не боюсь тебя! Ваши сородичи мертвы, и ты следующий! - Аш отошел от дерева, выйдя на небольшую поляну перед орками, которые разом обернулись в его сторону.
  - Кто ты? - Взревел в ответ предводитель орков.
  Несколько воинов дернулись в сторону Аша, но КрейГан остановил их жестом руки.
  - Я, Аашас! Сын убитых тобой родителей и убийца орков!
  Медленно воины стали идти к нему, сопровождая своего вождя.
  - Значит, пропавшие патрули твоих рук дело? - Гневно прорычал орк.
  - Да! Они получили по заслугам. Но теперь я Аашас, сын варвара и эльфа, вызываю на поединок тебя КрейГан! Ты убивал женщин, посмотрим, чего ты стоишь против достойного соперника!
  - Аха-ха! Это ты-то достойный соперник? Дохляк, как и все людишки! Я даже не стану марать об тебя свою секиру. РанДак, ХезРок убейте эту выскочку.
  Два воина отделились от кольца и направились в сторону Аша. Они двигались не торопясь, пружиня на ногах. Все их движения были выверены. И они легко бы расправились с полукровкой, если бы не гнев, пылающий в его сердце. Вновь красная пелена сузила мир до двух приближающихся врагов. Разрубить, вспороть, порвать.
  Когда пелена спала с глаз, Аашас увидел удивленные морды орков, продолжающих стоять рядом с КрейГаном. Только, что приближающиеся воины пропали из поля зрения. Аш проследил за взглядом зеленокожих и обернулся. Позади себя увидел изрубленные тела двух существ. С топора и ножа в другой руке стекали струйки крови.
  - Кто следующий, а? - Бравируя, воскликнул полу-варвар, ощущая слабость и не уверенность.
  Как ему удалость одолеть двух опытных соперников, и почему он ничего не помнит? Но отступать поздно.
  - Что ж, похоже, ты чего-то и вправду стоишь. Готовься умереть полукровка!
  КрейГан зашагал в сторону Аша, вынимая на ходу две огромные секиры. Смертельное оружие казалось необычайно легким в могучих лапах воина. С каждым шагом орк набирал скорость, быстро сокращая расстояние.
  Уверенность Аашаса улетучивалась так же стремительно, как и таяла надежда одолеть столь сильного соперника. На него надвигалась уверенная в себе машина для убийств.
  - Аарх! - Боевой рык разорвал, повисшую в лесу тишину, возвестив о начале поединка.
  С большим трудом полу-варвар отпрыгнул в сторону от воинственного орка, но тут же пришлось снова перекатываться, так как КрейГан не смотря на свои габариты, двигался быстро. Секиры в его руках кружили танец смерти. Аашасу ничего не оставалось, как только отпрыгивать в сторону или кататься по земле. Ни выставить свой игрушечный в сравнении с оружием орка топор, ни парировать удар времени не хватало. Земля брызгами разлеталась от ударов предводителя, в то место, где только что находился Аш. Каждый раз он успевал в последний миг, чувствуя, что силы на пределе. Сердечный бой все громче шумел в голове. Мысли в панике носились по голове, но ничего стоящего не приходило.
  - Крысеныш, это все на что ты способен!? Убегать? Дерись дохляк! - Ревел орк, не прекращая свой натиск.
  Ашу удалось не много разорвать дистанцию с КрейГаном и он метнул свой нож в него. Орк легко уклонился от летящего клинка и запустил в ответ одну из своих секир. Словно стрела, разрезав воздух, она вонзилась в дерево, на пару сантиметров в стороне от головы полукровки. Разлетевшиеся щепки больно осекли лицо.
  - Твои мамаша и папаша, видимо, тоже были дохляками, правильно, что избавили от них мир!
  Я не могу постоянно убегать. Я могу, я могу, я могу...
  Повторяя про себя одно и то же, полу-варвар, перехватил топор удобнее и ринулся на заклятого врага. КрейГан, оставшись с одной секирой, перехватил ее двумя лапами и встретил отчаянного оппонента градом ударов. На этот раз Аашас не уклонялся, а встречал удары своим топором и отводил их в сторону.
  Под могучими ударами орка, топор дрожал. Мысленно Аш благодарил всех богов, что кузнец оказался не халтурщиком, выковал хоть и дешевое, но надежное оружие, которое достойно держало титанические удары. Силы заканчивались, дыхание сбилось, пот заливал глаза.
  Где же все способности, помогающие одолеть врага, почему я не могу ничего сделать, они так нужны сейчас.
  Наконец, Ашу удалость немного сконцентрироваться и его скорость удвоились. Проскочив под очередным ударом, он нанес свой удар в грудь орка, но каким-то чудом, КрейГан успел ударить лапой по его топору и удар прошел вскользь, разрезав два крепящих нагрудник ремня. Второй удар так же был блокирован, после чего мир вокруг полу-эльфа принял обычный ритм.
  Потерпев фиаско, ошеломленный Аш стоял в трех шагах от орка. Тяжело дыша, он смотрел на орка глазами, в которых растаяла последняя надежда на успех.
  - Колдуешь, эльф? Меня не одолеть ни магу, ни воину! - Стягивая испорченный нагрудник, прорычал орк. - Я ТролГан, родной брат императора-вождя и мне нет равных! Полукровка! Умри!
  Отбросив в сторону бесполезный доспех, воин бросился на Аашаса.
  Брат? Императора-вождя? Кто же перед ним.
  - Да! Я брат КрейГана. - Ответил предводитель на немой вопрос. - Но ты умрешь здесь и сейчас. Тебе не добраться до него и твои предки останутся не отомщенными, потому что ты слаб! - С ухмылкой, продолжая атаковать, рычал ТролГан.
  Ну уж нет! Не для того я остался в живых!
  Кровь полу-варвара вмиг закипела в венах, красная пелена вернулась на глаза. Лицо озарила зловещая улыбка, от которой даже могучему воину стало не по себе, и он на миг прекратил свои атаки. Этого полу-эльфу хватило, что бы перейти в наступление. Его топор засверкал еще быстрее секиры орка.
  Но ТролГан не был бы предводителем, если бы был так прост. Не смотря на всю дикую ярость полу-варвара и его скорость, он не только успевал парировать удары, но и отвечать на них. Оба воина разменивались страшными ударами, которые в последний миг парировались и только по касательной расходились с телами. Но иногда не достаточно быстро и раны стали покрывать их руки и торс. Из обоих тел сочилась кровь, но ни один не обращал на нее внимание.
  - И все же ты слаб эльф! В тебе нет и половины крови варвара!
  Слова орка больно ударили по самолюбию полу-варвара и воспоминания о матери вновь всплыли с новой силой. Рот открылся в зверином крике, и ему показалось, что тело раздувается в размерах, хотя внешне он оставался все таким же.
  Аашас выхватил левой рукой охотничий нож, а правой бросил в орка топор. ТролГан отбил топор в сторону, но полу-эльф уже был близко. Орк успел извернуться и нанести удар с замахом. Не понимая, что делает, Аш инстинктивно отмахнулся от громадной секиры свободной правой рукой. Металлический наручень разлетелся на осколки, а лезвие секиры, погрузившись в предплечье на два сантиметра остановилось и скользнуло с руки. Удар, который обязан был отсечь руку, оказался бессилен. Непонимание застыло в глазах зеленокожего воина, когда клинок ножа вонзился в его горло, перекрывая путь воздуху. С остервенением полу-эльф продолжал наносить удары ножом, пока орк не замер навсегда.
  Знакомая уже усталость начала накатываться на него лавиной. Веки наполнились свинцом, и адская боль в руке дошла до сознания. Но остатки разума кричали, взывали из глубин души, что еще рано валится без сил.
  Преодолевая титаническую усталость и боль во всем теле, которое, казалось, было охвачено огнем, Аашас поднялся на ноги. Повернулся в сторону орков и медленно пошел к ним. Зеленокожие воины медленно пятились. Аш остановился и воззрился на них.
  - Я Аашас, убийца орков и ТролГана! - Полу-варвар старался говорить грозно, но выходили только хриплые сипящие слова. - Эта территория моя, и она не подвластна ни одному орку. Так. - Аш указал на труп ТролГана. - Будет с каждым, кто приблизится к лесу. И передайте КрейГану, что он последует в преисподнюю за братом, и я ему в этом помогу. А теперь, или проваливайте или же примите смерть!
  Полу-эльф искренне надеялся, что орки выберут первый вариант, так как на второй у него просто не осталось силы. К счастью орки так и поступили. Уже через пару минут последний из них скрылся в чащи леса, после чего Аш упал без сил и погрузился в сон.
  
  ГЛАВА 8
  
  Возвращаться из теплого сна не хотелось. Вновь снился дом и габинги, но реальность врывалась в сознание холодной сыростью. Когда сон почти рассеялся, Аш ощутил, как по телу стучат ледяные капли. Дождь, и судя по всему, он шел уже достаточно долго. Кроны успели пропитаться насквозь, и теперь дождь начал вторую жизнь уже в лесу.
  Аашас сел и быстро осмотрелся. Убедившись, что в округе никого, оперся на руки и попытался встать, но от внезапной сильной боли, правая рука подкосилась, и он упал в уже изрядно намокшую листву.
  Осмотр руки напомнил, что произошло совсем недавно. Глубокая рана хоть и подсохла, но продолжила сочиться сукровицей. Преодолевая боль, Аш пошевелил пальцами и кистью, вроде все хорошо и сухожилия целы. Дождь успел частично смыть кровь с голого торса и руки, но некоторые раны без обработки продолжали несильно кровоточить.
  Не поднимаясь на ноги, он перекатился к телу поверженного ТролГана. Все еще могучий, но навечно успокоенный орк лежал на спине. Одной лапой он держался за горло, а другой по-прежнему сжимал секиру. В памяти всплыл образ умершего старого орка-учителя. Старый, но не сломленный, сильный духом, способный даже перед смертью внушать страх. ТролГан сейчас не вызывал ненависти, а в душе не царило радости победы или достижения цели. Орк оказался только братом его врага, но достойным бойцом. И даже имея количественный перевес, видя, что полу-варвар сильный соперник, вступил в бой один на один. Пустота снова растекалась в душе. Почему-то сейчас казалось, что он убил своего брата. Лежащий перед ним орк не вызывал тех эмоций, которые вызывали орки нападавшие на габингов или на родное селение. Прожитые годы с ХоукРадом не пропали даром, любовь и уважение, царившие в Учителе к бою и воиснкой чести, пропитали Аша.
  Набравшись сил, Аашас поднялся на ноги и еще раз посмотрел на орка. Перед глазами предстала картина, как его тело раздирают на части лесные звери. Его передернуло.
   Нет, нельзя так его оставлять. Хороший воин был, да и не он мой заклятый враг. Надо бы похоронить.
  Обычно орки сжигали тела своих павших сородичей, но так как развести огонь в промокшем лесу было невозможно, полу-варвар решил похоронить воина в земле. Найдя подходящий участок земли, начал копать своей секирой. Мокрая земля моментально налипала на руки и лезвие. Провозившись около двух часов, Аш кое-как вырыл яму глубиной в пол голени. Руки дрожали от усталости, рана на руке снова открылась и кровь пропитала повязку, которую он наложил перед работой. В итоге он смирился, что секирой должную могилу не выкопать и перетащил орка в то, что получилось. Уложив обе секиры с ним, он забросался остатками земли и листвой. Больше для очистки совести, понимая, что для зверья это не помеха, и они все равно учуют запах.
  Работа временно согрела тело, но теперь холод снова возвращался, а дождь все не прекращался.
  Надо бы найти свой кофту и доспех.
  По пути к дереву, где разделся, он наткнулся на доспех сброшенный ТролГаном. Добротный, с тяжелыми металлическими пластинами и поясом, к сожалению поврежденный и слишком велик для полу-эльфа. Но ведь остались и другие орки, на которых были доспехи лучше, чем у него, надо их проверить. Под нагрудником ТролГана виднелся плотный плащ, выделанный из кожи с меховым воротом непонятного цвета, который сейчас намок и свалялся в грязи. Отстегнув его от нагрудника, Аш завернулся в него с головой и пошел за своими вещами.
  Одев кофту и кожаный доспех, принялся обыскивать трупы других орков. Доспехи на них оказались значительно крепче, тех, что у него были. Но как не пытался всех их примерять, все как один оказались большими. Ни один не подошел. В придачу ко всему, так и не нашелся второй охотничий нож, который он метнул в ТролГана. Место боя Аш покидал расстроенный и подавленный от своей неожиданной победы.
  Плащ успешно защищал от дождя и вскоре полу-варвар согрелся. Через час вышел снова на пустынную землю. Дождь уже закончился, но иссушенная до этого земля была теперь пропитана влагой. Все что могло пойти на хворост промокло, предстояла очередная холодная ночь.
  Что теперь? Я убил брата своего врага. Но если верить словам ТролГана, то КрейГан теперь не просто орк выскочка, а вождь-император. Похоже, теперь он так же недостижим как луна в небе. Но я убил его брата. Через несколько часов, если не уже, орки сообщат ему об этом. Возможно, он примет вызов и выйдет сам, а может и просто отправит отряд, который должен будет меня доставить к нему. Что ж остается ждать в пустыне. Если никто не появится, пойду в северные горы.
  Прошел день, потом второй, а за ним третий. Горизонт оставался пуст. Влага из земли давно была высушена палящим солнцем, и сухой жар пустыни вступил в свои права. В тот момент, когда Аш направился в сторону гор, на горизонте появилось облачко пыли. Как полу-эльф не старался, источник пыли рассмотреть не удалось. Но облако превышало то, что он видел перед появлением ТролГана с бойцами. Можно было бы подумать, что это тот самый долгожданный отряд по его душу, но клочок пыли двигался в сторону Цитадели.
  Природная любознательность выиграла спор у разума, и Аашас побежал в сторону Цитадели, сближаясь с облаком пыли. К вечеру отряд можно было рассмотреть. Хотя отрядом это назвать язык не поворачивался. Перед ним было настоящее войско. Соблюдая строй, больше сотни орков стройными рядами бежали за своим предводителем в направлении Серой твердыни.
  Полу-варвар решил, что из-за плотного пыльного тумана, окружавшего отряд, его не заметят и осмелился еще больше сблизиться, что бы лучше их рассмотреть. Орки походили на тех, что были с ТролГаном, только боевая выкладка более полная. Кинжалы, топоры, секиры, арбалеты, почти у каждого имелся полный арсенал. Все как один гиганты.
  Проведя ночь рядом с разбитым лагерем, на утро Аашас снова последовал за ними. К полудню вышли к Серой Цитадели. Расстояние было настолько мало, что Аш легко рассматривал бойницы на возвышающихся башнях. Но не это привлекло внимание. Под стенами Цитадели огромным кругом раскинулись разбитые военные лагеря орков. На первый взгляд зеленокожих воинов были десятки тысяч.
  Когда ХоукРад рассказывал, что перед большими военными походами, вождь-император созывает все боевые объединения под стены Твердыни, откуда потом полным составом Орда под его предводительством выдвигается навстречу битве, Аашасу представлялось, что-то грандиозное. Но то, что он видел сейчас, не шло в сравнение с его фантазиями. От увиденного, у Аша перехватило дыхание. Перед ним расположились не просто орки, пьяные вонючие существа, которые были в большинстве своем, когда он видел их внутри Серой цитадели. Не просто молодняк, который встречал в патрулях. Перед ним было регулярное войско Орды.
  Расположившись на невысоком холме, в полукилометре от Цитадели, Аашас лежал затаившись. Из-за иссохшего кустарника он разглядывал лагерь орков, который кипел словно муравейник.
  Кто-то постоянно сновал с одной палатки в другую. Кто-то носил пропитание и амуницию. Множество бойцов сидели в кругу, болтали между собой, начищали оружие и доспехи. Иногда между палаток проходили зеленокожие воины, чьи шлемы были увенчанными большими рогами, и громко отдавали приказы.
  За наблюдениями, Аш не заметил, как солнце склонилось к горизонту. Следом на пустыню спустилась темнота, разгоняемая вспыхнувшими кострами военного лагеря. С наступлением ночи, активность в лагере ничуть не уменьшилась, продолжали прибывать все новые и новые подразделения, которые тут же принимались за возведение новых палаток. Убедившись, что расстояние до лагеря по-прежнему безопасно и мрак ночи тщательно укрывает от глаза орков, Аашас укутавшись плотнее в плащ уснул.
  Разбудили утренние сигналы Орды. Звуки, вырывающиеся из боевых рогов, разлетались над всей округой. К ним примешивались отдаваемые команды.
  Перекусив и отметив, что мяса почти совсем не осталось, Аш продолжил свое наблюдение. День прошел аналогично предыдущему. Новые орки все так же прибывали, и лагерь продолжал шириться. Ближе к вечеру, полу-эльф решил поменять место дислокации и перебрался дальше за холм. Отсюда не было видно лагеря, но оставаться на прежнем месте стало не безопасно. Утром очередного дня его разбудили боевые сигналы орков, но на этот раз из звук отличался. Более глубокий и воинственный. Аш выполз на вершину холма и взглянул на то, что еще вчера было лагерем. Следы костров и палаток исчезли, вместо вчерашнего муравейника перед полу-варваром расположились ровные шеренги воинов в полной боевой выгрузке. Рядом с каждой шеренгой в сто орков стоял один воин в рогатом шлеме. Каждые пять шеренг венчал зеленокожий, облаченный помимо рогатого шлема в коричневый кожаный плащ с красным мехом.
  Аашас сдернул с себя плащ и пристально всмотрелся в мех. Догадка его не подвела, сквозь грязь угадывался красный цвет. Выходит ТролГан был командующим как минимум пяти сотнями орков. Серьезный соперник. Да только почему-то вместо гордости полу-варвар от победы до сих пор испытывал только пустоту и тревогу. Из размышлений его вернул грозный рык. Аш вернулся к наблюдению и увидел источник сего грозного звука. Исполинских размеров, закованный в стальные доспехи орк стоял у края моста, ведущего к воротам Цитадели.
  - Смиииррррно! Вождь-имперрррраторррр!
  За его спиной стали отворяться ворота крепости. Через минуту в проходе показались первые орки. Знаменосцы. Ярко алые штандарты развивались на высоких пиках. За штандартами следовал он - вождь и император всех орков Калласиадского континента.
  За его спиной стали отворяться крепостные ворота. Через минуту в проходе показались первые знаменосцы. Ярко алые штандарты развивались на высоких пиках. За штандартами следовал он - вождь и император всех орков Калласиадского континента.
  Сомнений о его положении в Орде не возникало. Очень давно ХоукРад назвал КрейГана выскочкой, возможно сейчас, он был бы другого мнения. Перед острым взглядом полу-эльфа по мосту, следовал неспешной походкой могучий, уверенный в себе орк. Широкий в плечах и высокий ростом, он был одет в кольчугу, усиленную цельными стальными пластинами на груди и плечах. Аналогичные пластины защищали и бедра. Ожерелье клыков по-прежнему свисало с широкой шеи, но теперь в нем стало больше клыков существ. Грудь накрест пересекали коричневые ремни, которые удерживали за спиной две громадные секиры, рукояти которых виднелись из-за плеч. В правой руке, прижатый к телу, покоился шлем без забрала, с двумя кривыми длинными рогами и длинным красным оперением, которое значительно опускалось ниже края шлема. В левой руке предводитель сжимал короткий рог, который покрывали красные руны. Взгляд орка спокойно осматривал впереди стоящих воинов.
  На конце моста, КрейГан поднес ко рту рог и затяжно прогудел в него, после чего настала оглушительная тишина. Громоподобный голос Вождя-императора донесся до ушей всех стоящих у Цитадели.
  Братья мои, уже больше пяти лет Орда не собиралась на великие битвы. Сегодня же настал час доказать нашу силу очередной раз! Неизвестный враг атаковал южные рубежи. Наши братья доблестно выполнили свой долг, отдав жизни, защищая форты Кэрэлхол и Драндхол. Но, не смотря на их отвагу, крепости полностью сожжены, а неприятель продвигается вглубь наших земель. Сегодня же великая Орда выступит навстречу неведомому сопернику, что бы очередной раз доказать силу! Готовы ли братья мои последовать сегодня за мной и отдать жизни во славу Орды?! Раздалась какофония тысячи голосов орков сопровождаемая лязганьем оружия.
  - Тогда не успеет солнце взойти над горизонтом и трех раз, как недруг познает нашу силу! Да попадут падшие братья в благие руки Уноса! А в его благословление мы обильно оросим наши земли кровью врага! За мной доблестные воины!
  КрейГан поднес к губам рог и коротко прогудел три раза, после чего орда, под дружные выкрики всех бойцов стала разворачивать свои ряды под указанием предводителей. Вождь-император спешил занять позицию во главе войска и повести орду на бой. За ним следовали несколько орков в поношенных балахонах.
  Шаманы. Интересно, есть ли среди них ЗулукСар. Аашас, не смотря на подлость, из-за которой не попал в Академию, очень надеялся, что его спаситель остался в живых.
  Около часа ушло на то, что бы плато перед Цитаделью покинул последний орк. К этому времени Аашас собрал все свои скромные пожитки в мешок и, зафиксировав его за спиной, трусцой последовал за ордой.
  Стараясь держаться на безопасном расстоянии, он следовал за густым столпом пыли, который отчетливо виднелся вдали.
  Подходил к концу второй день похода, невыносимая жара сменилась приятным теплом, и солнце клонилось к закату. На горизонте замаячили две темных точки. Через время они превратились в струйки черного дыма.
  Аашас зорким взором заметил дым больше часа назад, но теперь и орки смогли рассмотреть его, после чего все войско значительно прибавило в шаге.
  Когда только самый кончик солнечного диска выглядывал из-за горизонта, они подошли к холму, где стоял сторожевой форт. В отличие от Серой Цитадели, он был построен полностью из дерева, но сейчас перед взором стоял сильно обуглившийся остов разрушенной крепости, который, наевшись досыта, лениво лизали языки угасающего пламени. Вокруг развалин валялось множество убитых орков. Все тела были разорваны и выпотрошены.
  Не смотря на довольно сильный запах гари, рядом с фортом царил смрад тронутых разложением тел. Желудок скрутило и все содержимое устремилось наружу. Когда приступ тошноты отпустил Аша, орки уже стаскивали трупы своих сородичей в небольшие кучи. Орда стала разбивать лагерь, вокруг которого уже заняли места часовые. Группа из двух звеньев под руководством красных воротников отправилась в сторону второго черного столпа дыма.
  Несмотря на то, что форты были сожжены не так давно, ни одного врага вокруг не нашлось. Несколько дозорных промчались совсем рядом с Ашем, из-за чего он спешно передислоцировался еще дальше от лагеря, и ночью уже слышал только отголоски разговоров и видел небольшие огоньки погребальных костров.
  Еды оставалось совсем не много, охваченный азартом лицезрения предстоящей битвы, он совсем позабыл о пропитании. Теперь же Аш с сожалением взглянул на пару оставшихся кусков вяленого мяса. Глубоко вздохнув, воин убрал один из них в мешок, а в другой с наслаждением впился зубами. Воды тоже почти не осталось - всего один полупустой бурдюк. После ужина, укутавшись уже по привычке в плащ, полу-варвар размышлял, кто же мог так убить и обезобразить орков. Сон окутал незаметно.
  Среди серого тумана шел бой. Боевые возгласы перекликались с воплями боли. Внезапно к ногам из тумана упало тело зеленокожего воина. Вспоротый живот и выпавшие внутренности. Вслед за этим рядом упал очередной труп. Медленно и не решительно Аш двинулся во мглу. Вот впереди мелькнула спина. Черный балахон скрывал полностью фигуру, через мгновение так же внезапно спина пропала. Аашас поспешил было в ту же сторону, как споткнулся об очередной труп. Все тот же черный балахон. На земле, раскинув ноги и руки в стороны, лежал мертвый человек. Лицо так же было покрыто черной полупрозрачной тканью. Полу-эльф склонился над умершим и протянул руку к накидке покрывающей лик. Но как только ухватился за нее, кто-то сильно сбил с ног. Аш перевернулся и оглянулся на человека в черном, но трупа на том месте уже не было, зато над ним возвышался громадный орк. ХоукРад! Хоть воин и выглядел очень молодо, морду, которую Аашас лицезрел на протяжении пяти лет узнал сразу. Наверное, именно так выглядел Учитель в самом рассвете своих сил, промелькнула мысль. ХоукРад протянул лапу к Аашасу и ухватив за шиворот рывком поставил на ноги.
  - Идем! Нам нужна твоя помощь, срочно!
  Аашас попытался ответить, но рот не слушался. Он молча проследовал за учителем. Через несколько секунд мгла расступилась. Полукровка и Учитель оказались на поле битвы. Повсюду кипел бой. Орки сражались с людьми в черных балахонах. Пока Аш осматривал бой, ХоукРад исчез. Грянул боевой рог, от которого по телу пробежали мурашки. В следующий момент он увидел орка в плаще с красным воротником. Воин бесстрашно отбивал атаки около десятка соперников, но вот доспех пронзила стрела, а затем еще и еще одна. Боец припал на одно колено и отразил еще два удара, после чего на него набросились остальные враги, закрыв от взора Аша. Дальше на всем поле боя люди в балахонах начали убивать орков, пока не осталось на ногах ни одного.
  - И это только начало Аш! Ты, наша надежда. - Прозвучал в голове уже почти забытый голос матери и отца.
  Папа, мама? - Хотел сказать Аашас, но изо рта так и не вылетело ни одного звука, а в следующую секунду на него покатилась черная волна. Тысячи воинов одетых в черные одеяния неслись в его сторону. Еще мгновение и они поглотят его...
  Аш в холодном поту, заскреб рукой по земле в поисках топора. Но уже через пару вдохов осознал, что проснулся, и сон растаял как утренний туман.
Оценка: 2.25*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"