Кочкин Дмитрий Вениаминович: другие произведения.

Реактивный дьявол по кличке Самуэль

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Антигероическая фентези. Часть Первая

  
  Пролог
  
  Металлический наконечник кнута надсмотрщика высек каменную крошку едва не разбив голову рабу. Все тюремщики Печальных Рубежей мастерски владели этим инструментом и без особой надобности не калечили своих 'подопечных' - за порчу государственного имущества грозил большой штраф.
  - А ну тащи сюда эту штуковину! - приказал рабу надсмотрщик.
  Заключенный просто из принципа ни с кем не желавший делиться находкой с трудом выковырял из расщелины, которую он сам и прорубил добывая камень для крепостей Державы, большое яйцо и надрываясь под весом ноши понес его к выходу из карьера.
  - Вы ублюдки помогите ему! - кнут надсмотрщика не оставил сомнений к кому обращается его хозяин.
  Погрузив находку в одну корзину, в которых поднимали камень из карьера, яйцо вытащили наверх.
  
  Дежурство в трудовом лагере тянется долго и у дежурного офицера есть целый океан времени что бы поразмыслить о своей нелепой судьбе занесшей его в этот богом забытый уголок Державы. Именно этим и занимался Кал Моррли, когда ему прямо в дежурку рабы под руководством надсмотрщика приволокли здоровенный булыжник необычной формы.
  Выгнав рабов обратно в карьер, Моррли наорал на подчиненного - для порядка и просто что бы развлечься.
  - Что вы прете сюда всякое дерьмо? У меня, что здесь свалка?
  Не ожидавший такого поворота событий надсмотрщик сжался - он надеялся на поощрение за то что не дал рабу припрятать находку, а теперь мечтал побыстрее унести ноги.
  После того как надсмотрщик пулей вылетел из дежурки вымещать обиду на спинах рабов, Кал Моррли занялся находкой.
  Более всего найденный предмет походил на необычной яйцеобразной формы сосуд, покрытый похожими на буквы знаками. Напрягшись Моррли вспомнил все что знал о подобных находках. В школе он учился достаточно давно а в военном училище пристрастие ко всему что не относится к будущей службе курсантов не слишком поощрялось и старательно лечилось строевой подготовкой, но все же Моррли сумел припомнить кое-что из истории. Такие вещички обычно связывали с Древними Народами заселявшими некогда планету и практически полностью уничтоженными к настоящему времени. Обычно с такими находками связывались легенды, согласно которым с людьми, рискнувшими их раскрыть происходили вещи невероятные, а зачастую и страшные. Чаще всего смельчаки гибли, но иногда они вдруг становились невероятно богатыми. И в конце концов подобные древности очень ценились на черном рынке вовсю процветавшем при нынешнем правителе Державы...
  По инструкции Кал Моррли должен был сообщить о находке командиру, а тот вызвать специалистов из ближайшего города. Все связанное с Древними Народами полагалось тщательному изучению...
  
  Часть 1. Наемник
  
  1.Стрельба из лука
  
  В кабаке 'У Гургена' было шумно. Кто-то с кем-то активно ругался, явно намериваясь пустить в ход кулаки, кто-то не менее активно веселился, старательно подпевая гусляру. В таких заведениях собирались обычно лихие людишки и не из уличной шпаны. Мирным гражданам сюда заходить категорически не рекомендовалось - можно было запросто лишиться не только кошелька, но и жизни. Драки и разборки здесь были обычным делом.
  Алекс Вигин сидел в одиночестве за дальним столиком, лениво ковыряясь в местном фирменном блюде и изредка прикладываясь к металлическому кубку с разбавленным водой вином. Сегодня он на работе и напиваться ему нельзя, но и не пить 'У Гургена' совсем - самый простой способ вызвать подозрения у здешних вышибал.
   Когда гусляр в очередной раз по просьбе почтенной публики запел хриплым голосом хит этого сезона - 'Братва, не стреляйте друг в друга', в кабак ввалились два здоровенных воина. Бряцая доспехами, они прошлись по залу и осмотрелись. Потом воины оставили свои огромные обитые металлом щиты в специальном отделении гардероба и дали знак оставшимся снаружи товарищам. В окружении еще пяти таких же жлобов в кабак восшествовал (именно восшествовал, а не просто вошел) маленький человечек. На вновь прибывшем железа было не меньше чем на боевой колеснице - тяжелые доспехи делали похожим этого человека в статую внезапно решившую прогуляться и промочить горло.
   Сверкая золотом и драгоценными каменьями, нацепленными поверх панциря, человечек в окружении телохранителей прошел к столику, специально для него освобожденному услужливым хозяином заведения - прибывший гость был весьма авторитетен. Один из 'ребятишек' золотоносца сделал знак официантам - клиент желает кушать, можно подавать.
   Прямо Эльдорадо ходячее, мысленно рассмеялся Алекс - желание безродных нуворишей продемонстрировать свое богатство всегда вызывало у Вигина раздражение и презрение. Но, однако, пора - расчетное время наступило.
   Кинув на стол пару серебреных монет, Алекс вышел на улицу. Как он и ожидал, у самого входа в кабак стояла бронированная карета, запряженная шестеркой тяжеловозов, тоже одетых в сталь. На борту экипажа красовалась огромная трехлучевая звезда и цифры, указывающие на модель этого транспортного средства - что бы у окружающих не оставалось сомнений насчет крутизны хозяина. Кучер, правивший лошадьми из маленькой кабинки на самом верху экипажа, презрительно разглядывал пешеходов с трехметровой высоты. Разумеется, кабинка кучера тоже была покрыта бронелистами.
   Маленький оборванец сунул в руки Вигину большую холщовую сумку и скрылся. Пока все шло по плану.
  
   Прибыв на позицию, Алекс первым делом скинул длинный тяжелый кафтан - средство маскировки под коммерсанта средней руки, и остался в грубой домотанной рубахе и таких же штанах. Такая одежда, конечно, мало подходит потомственному аристократу, но очень удобна в работе.
   Вскрыв замки сумки, Алекс выложил прямо на пол ее содержимое: маленький, но очень мощный арбалет с оптическим прицелом, колчан с короткими но очень тяжелыми стрелами, именуемыми стрелками болтами, катапульту - тоже миниатюрную, но очень сильную, взрывпакеты с горючим порошком и прочие аксессуары.
   Надев на руки крепкие резиновые перчатки, Алекс открыл миниатюрный флакон и одну за другой обмакнул в ее содержимое наконечники трех стрел. Теперь достаточно стреле лишь легонько оцарапать кожу жертвы и ее ждет мгновенная смерть - Вигин не был садистом и избегал использовать (кроме случаев, когда этого требовал заказчик) причиняющие мучения новомодные яды. Воспитанный сначала родителями, а потом и армейскими начальниками в духе норм Единой Церкви убийца своеобразным образом ценил человеческую жизнь и, по возможности, старался делать ее окончание безболезненным.
   Приготовив стрелы, Вигин зарядил и нацелил катапульту, потом, натянув стальную тетиву, приготовил арбалет. Теперь оставалось лишь ждать.
  
   Если в кошельке есть золотишко то 'У Гургена' можно сидеть круглые сутки - набор блюд и вин здесь был просто невероятный. Но 'клиенты' Алекса Вигина обычно были не из тех, кто просиживает в кабаках с утра до глубокой ночи.
   Как и ожидал Вигин, здоровяки-охранники вывели своего подопечного, окружив плотным кольцом из своих тел и прикрыв его сверху щитами. На языке профессионалов-телохранителей такое построение называется 'черепаха' и весьма надежно защищает охраняемый объект практически ото всех мыслимых опасностей. Но не от Алекса Вигина.
   Рывок спускового рычага катапульты и взрывпакет, сделав громкий бабах и ломая охранникам руки, разметал похожие на гигантские чечевицы щиты в разные стороны. Теперь Алексу оставалось лишь спустить тетиву арбалета, всадив отравленную стрелу в промежуток между тяжелым панцирем и не менее тяжелым шлемом.
   Короткий арбалетный болт вошел в тело жертвы почти на всю длину. Маленький человек зашатался, словно не веря, что с ним, таким богатым, преуспевающим и жутко крутым, может произойти какая-то неприятность, и повалился на землю, так и не дойдя до своей роскошной кареты. Все работа окончена.
   Покидав в сумку 'оборудование' (все кроме двух так и не понадобившихся запасных стрел) Алекс Вигин неспешно покинул позицию - он был не из тех пижонов, которые бросают оружие прямо на месте работы. Пристрелянный арбалет еще ему послужит.
  
   ***
  
   На постоялый двор, выполнявший по совместительству еще и функции борделя, Алекс вернулся поздним вечером. После выстрела у стрелка всегда бывает много дел. И главное из них - переждать в надежном месте облаву. Даже две: одну охоту - официальную, проводимую городскими стражниками, вторую - тайную, организованную бойцами погибшего авторитета. Ни с теми ни с другими Алексу встречаться не хотелось ни при каких обстоятельствах.
   В гостинице Вигин числился то ли купцом не сильно дружащим с законом, то ли гастролирующим магом, то ли ищущим хозяина наемником - в общем, его здесь считали личностью темной и опасной. И поэтому старались Вигину всячески услужить, тем более что платил клиент всегда щедро, не жалея золотых стелларов.
   Переодевшийся в строгий черный с серебром костюм и вооружившийся мечом с длинным узким слегка изогнутым клинком в богато украшенных ножнах - стандартным элементом одежды не только военных и аристократов, но и современных купцов, Алекс занял свой обычный столик в трактире при гостинице и заказал ужин. Одного официанта, принявшего заказ, тут же сменил другой - то же своего рода официант, но не много по другой, не гастрономической, части.
   - Не желает ли господин Самуэль на ночь девочку или мальчика?
   Не пренебрегая, со времен армейской службы, вторыми, Вигин все же предпочитал первых.
   - Есть одна новенькая, совсем молоденькая - почти девочка. Только школу закончила и из благородной семьи, - рекламировал свой товар сутенер.
   - Давай ее. И проваливай! - Алекс не любил людей, торгующих живым товаром. Но услугами их пользовался.
   Не успела проститутка устроиться за столиком, как начались проблемы. Толстяк (можно даже сказать - жирдяй) за соседним столиком принадлежал, по классификации стражников, к числу 'неблагонадежных лиц горской национальности'. Таких как он, Алекс убивал с удовольствием - Вигин, тоже со времен службы в вооруженных силах Державы, не любил инородцев, особенно жителей гор, переселившихся в города империи и воображавших себя их хозяевами. Другой, не такой как у него, цвет кожи, иной разрез глаз вызывал у стрелка раздражение, хотя при этом он умудрился иметь среди чужаков близких друзей - в отличие от одного известного философа, утверждавшего что он может ненавидеть отдельных людей, но не целую нацию, шовинизм Вигина был скорее бытовой ксенофобией, развившейся в годы воинской службы во что-то вроде жизненного принципа.
   А горец явно 'запал' на 'девочку' предложенную Алексу - почему он не 'снял' ее первым было не совсем понятно. А может он, просто решил лишний раз показать всем (и самому себе, в частности) какой он лихой джигит. Разумеется, толстяк не пошел за проституткой сам, а отправил в поход за ней своего телохранителя - тоже горца.
   Охранник - такой же крупный, как и его хозяин, только гораздо моложе и без капли жира на теле, лениво подошел к столику Вигина и весьма нагло потребовал 'девочку' для хозяина:
   - Эй ты! Слушай, когда с тобой человек разговаривает! - прикрикнул джигит, видя, что на него не обращают внимания, - Видишь за тем столиком уважаемого человека? Он хочет твою бабу. Сколько тебе заплатить?
   Телохранитель 'уважаемого человека' видимо привык чувствовать себя в городе хозяином. И он явно презирал всех, кто не имел чести принадлежать к его нации. Будь на его месте кто другой, Алекс попробовал разойтись миром, но в данном случае он принципиально решил поставить наглецов на место.
   - Пошел вон, сука черножопая! - с нежной улыбкой произнес Вигин.
   Обалдевший от такого ответа гордый горец пару секунд мог лишь ошарашено моргать глазами. Потом он, издав нечто вроде боевого клича, принялся выдирать из ножен здоровенный кривой меч, явно намериваясь зарубить Алекса прямо за столом (и наверное вместе с ним).
   Парень не успел даже вытащить свой клинок, как Вигин птицей выпорхнул из-за столика и выхватил свой клинок. Вот он еще мирно ожидает продолжения беседы, а вот уже стоит напротив горца и сталь хищно сверкает в его руке.
   Застыв в расслабленной позе, Алекс спокойно ждал первого выпада - он знал что второго, для охранника 'уважаемого человека', не будет. Но поединку не дал состояться сам 'уважаемый человек' - что-то рявкнув на своем языке, толстяк отозвал своего пса. И когда тот вернулся на свое место, начал что-то быстро и горячо ему объяснять. Хозяин был явно напуган - видимо ему приходилось видеть в деле фехтовальщиков Особой Гвардии. Лучшие бойцы Державы на первый взгляд не выглядели опасными, но тот, кто видел их работу никогда не забудет этого зрелища.
   Возвращение к образу мирного горожанина было столь же стремительным, как и преображение в боевую машину. 'Уважаемый человек' поступил мудро, не дав своему охраннику вступить в схватку - Алекс зарубил бы обоих, не колеблясь. За пару секунд.
   Теперь Вигин мог заняться предложенным ему товаром. Девушка была действительно очень молода и явно не крестьянка - сутенер не обманул. И на профессионалку, зарабатывающую на жизнь телом, она не походила - скорее юная любительница-нимфоманка. Что ж, тем интереснее.
  
   Утром Алекс очень серьезно поговорил с сутенером Насти - так звали его ночную гостью, и объяснил, что девушка останется с ним столько, сколько он захочет. И для убедительности Вигин приставил к горлу торговца женским телом нож, предварительно продемонстрировав ему надпись на клинке - 'Милость божья'. Таким ножиком обычно добивают раненных и поверженных врагов. (Раньше, во времена более милосердные, предлагали выбор - смерть или плен. Но это было давно.) Но сутенер Насти остался доволен разговором. Выданные ему авансом десять золотых монет были хорошим доходом - гораздо больше той суммы, что он мог рассчитывать заработать на девушке за целый год. И без проблем, которые обычно доставляют благородные девицы, пустившие на поиски приключений. Алексу даже пришлось еще раз достать 'Милость божью' что бы умерить пыл предпринимательства, возникший у собеседника при виде золота.
   А девушка оказалась оригинальной. Для начала, надо сказать, что она была красива - стройная точеная фигурка, красивые округлости и прелестное личико. Но интересное было в другом. Когда Вигин перешел от ласк к собственно половому акту девушка вдруг засопротивлялась, а потом вдруг сдалась и раздвинула ноги - для проститутки такая игра была, в общем то, неестественна (ведь клиент ее не заказывал). И уж совсем Алекс обалдел, когда увидел на простынях кровь - девственная шлюха это уже слишком. (Нонсенс! Но этот нонсенс лежал рядом, разметав роскошные каштановые волосы по подушке.) Вигин конечно не раз в чисто мужских разговорах слышал о молоденьких нимфоманках готовых подставлять клиентам любую часть своих юных упругих тел, кроме одной. Оральный, анальный секс - хоть в одиночку, хоть группой. 'Имейте меня в любое место, но сюда ни-ни. Девственности меня лишит муж, а то мама заругает'. Слышать то слышал, но лично встретил такую впервые.
   Но она все же раз раздвинула ноги - может Алекс так поразил девушку (теперь уже женщину) во время ночной стычки с горцами, что она не удержалась. Забавно.
  
   После бурной ночи вставать было очень тяжело. Но надо было получить деньги за выполненную вчера работу - дело, кстати, не менее сложное, чем сам выстрел.
   Разобравшись с торговцем живым товаром, Вигин, тщательно вооружился, одел под костюм легкий панцирь, отправился в выбранный заказчиком в качестве места встречи трактир. Наемник и наниматель решили окончить свое дело за завтраком.
   Трактир оказался копией вчерашнего кабака, только название и, соответственно, кухня были здесь иными. А в остальном отличий практически нет - большой зал с парой дюжин покрытых снежно-белыми скатертями столиков и соответствующим количеством кресел (вся мебель очень дорогая и тяжелая - здешние посетители люди серьезные, а не какая-нибудь шпана; разборки здесь если и устраиваются то с применением самого смертоносного оружия - мебель обычно не страдает), маленькая сцена на которой вечерами танцуют стриптизерши и прочие стандартные атрибуты из набора 'приличного' заведения. Здесь все очень прилично - кроме публики, разумеется.
   Как и все жители этого города, заказчик знал Алекса Вигина под именем господина Самуэля. Хотя нет - Настя уже знала его настоящее имя...
   Ладно, она то молодая глупенькая девочка, но он то ведь взрослый опытный мужчина! И мужчина, кстати, убивший за свою жизнь немало людей. Что, черт возьми, с ними произошло этой ночью? Неужели он влюбился в проститутку? Вот ведь незадача.
  
   Когда Вигин появился в трактире, его работодатель уже ждал своего наемника. Поразительно, как человек по заказу, которого Алекс принес смерть, похож на того, кому стрелок всадил вчера в шею отравленную стрелу. Прямо таки близнецы-братья. Как и убитый Вигиным 'новый аристократ', заказчик был маленьким, толстеньким и лысым человечком с ног до головы увешанным золотом и драгоценными побрякушками (в смысле украшений у всех этих нуворишей прямо мания какая-то - любую модницу за пояс заткнут). Вот только крепкий панцирь и внушительных размеров шлем, он на себя не нацепил - видимо чувствовал себя в стенах трактира достаточно уверенно. Наверное, потому что находился на своей территории - наверняка заведение, где была назначена встреча, принадлежал нанимателю стрелка.
   Но телохранителей заказчик прихватить с собой не забыл. Пять крепких парней в доспехах при здоровенных мечах и мощных армейских арбалетах дружно уперли недобрые взгляды профессиональных цепных псов в вошедшего в трактир стрелка. Пять (точнее, четыре с половиной - один из охранников был одноглазым и имел на лице черную повязку) пар глаз излучали презрение и ненависть - Алекс отвечал им тем же. Те, кто охраняет, и те от кого охраняют, традиционно недолюбливают друг друга - ведь общаться им обычно приходится через прорезь арбалетного прицела или выглядывая из-за щита в поисках слабого места в обороне противника для нанесения смертельного удара.
   Посмотреть бы, на что вы способны, когда вашего хозяина закажут меткому стрелку, насмешливо подумал Алекс. Можно было, конечно, устроить телохранителям какую-нибудь шутку - например, просто положить руку на рукоять меча как бы примериваясь для удара по хозяину охранников. Вигин сейчас почему-то был абсолютно уверен в своих силах. Но на данный момент у него достаточно дел. И в гостинице его ждет Настя.
   Стрелок не исключал, что его решили обмануть - сэкономить деньги и заодно избавиться от человека, который слишком много знает. Но если они попробуют его 'кинуть' то заказчика со славной когортой охранников ждет жуткое (и очень вредное для здоровья) разочарование - один из принесенных на встречу саквояжей Алекса был до верху набит горючим порошком. И этого порошка вполне достаточно для того, что бы спалить дотла эту забегаловку. Движение пальца на хитроумном запале и пожарной охране города останется лишь разгребать головешки.
   Но к удивлению Вигина заказчик отдал деньги без каких-либо споров. Видимо бегающие глаза, и дрожащие руки заказчика были результатом страха, испытываемого им перед своим наемником. Что ж этот человек чувствовал кого в этом мире стоит бояться в серьез и, наверняка, это чутье еще не раз спасет ему жизнь. Хотя, в конце концов, он ошибется. Как впрочем и сам Алекс Вигин когда-нибудь совершит ошибку, которая станет для него роковой. Вот только Стрелок в отличии от большинства людей был готов умереть с детства. Смерть внезапная и насильственная - такова участь любого взявшего в руки оружие. Поэтому, раз уж никому не суждено уйти из жизни живым то не стоит относиться к ней слишком серьезно. Алекс усмехнулся своим невеселым мыслям вызвав у собеседника очередной приступ дрожи в руках...
  
   Уложив в саквояж десять тяжелых мешочков с сотней золотых монет в каждом, Алекс поднялся, собираясь уходить. Теперь главное выйти с деньгами на улицу, а там уж он сумет растворится в городской толпе, и ищи потом ветер в поле.
   Но разговор был еще не окончен:
   - Подождите, господин Самуэль. У меня для вас есть заказ на еще один выстрел, несущий внезапную смерть. В Столице. Аванс две тысячи золотых стелларов...
   'Несущий внезапную смерть' - заказчик еще раз удивил стрелка, 'новые аристократы' обычно предпочитают Единой Церкви, другие культы, обещающие более приятную смерть и загробное существование, что при их опасном образе жизни может дать хоть какую-то возможность спокойно спать.
  
   ***
  
   Решение взять Настю с собой возникло у Алекса спонтанно и возражений у молодой женщины не вызвало - скорее всего, ничего другого она не ожидала (красавица, пусть даже не принцесса, необходима по закону жанра - Вигин знал, что такое должно когда-нибудь произойти). Чувства, возникшие в постели оказались вескими аргументами для обоих...
   Имея изрядный запас золотых монет Вигин решил отправится в Столицу первым классом и заказал отдельную каюту в междугороднем дилижансе. Эти гигантские кареты - тридцать метров в длину и три этажа в высоту, увлекались вперед по отлично гладким имперским дорогам тремя дюжинами лошадей-тяжеловозов и считались самым удобным способом передвижения по суше (если не имеешь, конечно, собственного экипажа).
   В общем Алекс и Анастасия убедились, что недаром эти монстры отечественного каретостроения именуют сухопутными крейсерами - мерное покачивание многоосного дилижанса на мягких рессорах создавало иллюзию морского путешествия. И, надо признаться, путешествия очень приятного - главным образом благодаря Насте. Прошедшая отличную школу на ниве древнейшей профессии молодая женщина творила просто невероятные вещи на узкой койке дилижанса.
  
   Средняя скорость движения рейсового дилижанса не велика - обычно она не превышает десяти стандартных миль в час. Такого рода транспортные средства берут не скоростью, а постоянством движения. Десять миль в час, то есть примерно двести - в сутки, с учетом времени на две остановки, что бы дать экипажу сухопутного корабля поменять на специальных станциях живые двигатели дилижанса. Расстояние до Столицы путешественники должны были покрыть примерно за три дня. Сон, чтение книг, карточные игры и долгие дорожные разговоры были почти единственными развлечениями путешественников. У двух любовников был еще и секс, но и их, в общем то, не слишком долгое, путешествие к исходу второго дня пути утомило своим однообразием.
   Тролль объявился на пути дилижанса почти сразу после второй остановки. Не успели кучера запрячь лошадей и вырулить со стоянки на тракт, как дорогу карете преградило трехметрового роста чудовище, отдаленно напоминающее человека. Перепуганные лошади встали на дыбы, разрывая упряжь и стараясь убежать от нежданной опасности. Разбуженные внезапной остановкой и шумом пассажиры высыпались из кареты поглазеть на чудо-юдо. Виданное ли дело - тролль в полутора днях пути от имперской Столицы. Будет теперь сенсация писакам из 'Жизни Державы'.
   Практически всех представителей этого древнего народа на подконтрольной Владетелям Державы территории уничтожили более тысячи лет назад. Аналогичная ситуация была и в других цивилизованных странах - так что охотникам за экзотическими трофеями приходилось теперь отправляться на сафари в самые дальние и дикие колонии.
   Если Алекс Вигин не любил инородцев-людей, то у человечества в целом сам факт того, что придется делить планету с другим видом разумных существ, вызывал острый приступ ксенофобии. А поскольку люди были хитрее и агрессивнее то вопрос 'кто будет править на Земле?' был решен однозначно. И судьба жутких троллей была не оригинальна...
   Большинство жителей Державы были знакома с троллями и другими древними народами Земли главным образом по приключенческим книжкам о временах Первых Владетелей Державы, но Вигин встречал чудовищ лично. И видел он их не в клетках Державного Зоосада.
   Во время пятой Горной войны, когда Владетель Державы (не нынешний, а тот, что был до него) решил, что его Особой Гвардии стоит поразмяться и подышать разреженным воздухом мятежных гор, сепаратисты мобилизовали все свои магические ресурсы и натравили на колониальные войска племя диких троллей. Около двух сотен здоровенных монстров с дикими криками бросились в атаку на своих извечных врагов.
   В тот раз вместе с Алексом была полукогорта лучших бойцов мира, и они наглядно доказали, что в современном сражении физическая сила - не главное. Построившись в боевое каре, особые гвардейцы сначала расстреляли атакующих чудовищ из мощных арбалетов. А потом, забрасывая выживших под тяжелыми стрелами гранатами с горючим порошком, солдаты добили врагов мечами и ножами.
   А встреченный путешественниками экземпляр был хорош - огромный рост, широченные плечи (тролль выглядел почти квадратным), мощные свисающие до колен руки, могучие мышцы буграми перекатывающиеся при каждом движении под крепкой, как легкая кольчуга кожей, похожей на грубый наждак, и, естественно, жуткая морда. Воинственный вид существа дополняла огромная дубина с острыми металлическими шипами. Такое чудовище вполне могло бы украсить ежегодные игры в день Владетеля. Могло бы, если бы вот уже на протяжении пяти сотен лет всем имперским волшебникам под страхом самой лютой смерти не было бы запрещено заниматься экспериментами с Древними Народами. И запрет этот неуклонно выполнялся даже в теперешние времена всеобщего разброда и падения нравов. Хотя, разумеется, слухи о том или ином нарушителе старинных законов периодически возникали и матери, как и в древности, продолжали пугать детей страшными троллями, хитроумными и жестокими эльфами и прочими существами, которых в жизни они никогда не встречали.
   К счастью для пассажиров дилижанса тролль, несмотря на свой воинственный вид, был настроен мирно. Скорее всего, он вообще оказался на дороге случайно, и встретить людей не ожидал. Поэтому когда кучера, демонстрируя твердую решимость защищать свои жизни и имущество компании, двинулись на монстра, оглушительно щелкая хлыстами и громко крича, существо что-то глухо прорычало и, гулко топая огромными ножищами, скрылось в придорожном лесу.
   Так что Алексу не удалось, еще раз продемонстрировав героизм, произвести впечатление на спутницу.
  
   ***
  
   Столица встретила путешественников противным дождем и навязчивой рекламой. Тяжелые свинцовые тучи, нависая над крышами домов, словно пытались избавить самый большой город мира от гигантских рекламных щитов, яркими аляпистыми пятнами подчеркивающие серость типовых шестиэтажек мегаполиса.
   Особенно активно пропагандировалась полынная водка - абсент. Завезенное солдатами колониальной армии предыдущего Владетеля Державы из завоеванных во время Южного похода стран пойло постепенно вытесняло из потребления другие, более традиционные напитки. И никакие грозные предупреждения медиков, называвших абсент не иначе как медленно убивающим ядом, не могли остановить ни тех, кто искал забытья в ядовитом тумане паров полынного алкоголя, ни, тем более, тех, кто на них наживался. И урок маленького княжества на юго-восточной границе Державы, практически полностью лишившегося коренного населения, не пошел впрок. 'Пей абсент - бери от жизни все'.
   А нынешний правитель империи был слишком слаб, что бы бороться с расползанием ядовитой заразы по своей стране - слишком много чиновников из Державных канцелярий получают второе (а если судить по суммам - то первое) жалование от торговцев абсентом.
  
   Из-за непредвиденного происшествия с троллем и последовавшего за ним ремонта упряжи, дилижанс доставил своих пассажиров к месту назначения поздно вечером. И оно, в общем то, было к лучшему - журналисты из 'Жизни Державы' каким-то чудом уже узнали о 'нашествии жутких чудовищ'.
   Уже почти стемнело, когда Алекс и Настя добрались до гостиницы, указанной заказчиком. Как и все подобные заведения Столицы, выбранный отель (а именно так именовались здесь гостиные дворы) был чрезвычайно дорог - цены явно не соответствовали сервису. За пять золотых стелларов в любом другом городе Державы можно было снять на тот же срок самый шикарный номер в самой дорогой гостинице. Но здесь все иначе - Столица!
   Лишь рано утром любовники смогли отправится на традиционное паломничество в один, по выбору, из многочисленных храмов Столицы. Тем более что какой-то умник додумался ввести обязательную регистрацию всех прибывающих в сердце страны, а другой (а может быть и тот же самый гений) - разместил соответствующие конторы при религиозных учреждениях.
   Без регистрации, конечно, можно прожить, но проблем будет больше, поэтому, прибыв в Столицу, медлить с получением нужных документов не стоит. Анастасия решила дать учетчикам свои настоящие данные - все равно документов на другое имя у нее не было. А Алекс опять представился господином Самуэлем - торговцем из далекого северного княжества. Он не без оснований надеялся, что вполне может сойти за провинциального 'нового аристократа' средней руки прибывшего в город по делам или просто развеяться.
   Настя выбрала для себя новомодный храм Черной Вдовы. Это было чисто женское заведение, и что там происходит Вигин не имел ни малейшего представления - может женщины ведут там меж собой душеспасительные беседы, плачутся друг другу в жилетки и жалуются на мужиков, строя коварные планы по созданию однополого общества, а в перерывах устраивают групповые лесбийские игры (последнее кстати и могло и привлечь в ряды поклонников Черной Вдовы Настю). А может все ограничивается обсуждением последних выпусков книжных сериалов о 'диких розах'.
   Для себя стрелок выбрал традиционный для солдат всего мира храм Безымянного Воина. Отстояв в длинной очереди в регистрационную контору, Вигин получил ярлык ярко желтого цвета дающий право на временное проживание в Столице - теперь городские стражники на время оставят его в покое.
   Храм Безымянного Воина представлял собой небольшое и довольно-таки мрачное здание, расположенное в стороне от центральных улиц - власть не любит, когда ей напоминают о тех, кто по ее воле потерял здоровье, а то и жизнь. И занимались здесь главным образом сбором средств для инвалидов и потерявших кормильцев семей военных - за последнюю пару десятилетий Держава поучаствовала в дюжине локальных войн и военных конфликтов, наполнивших ее улицы калеками и нищими. И Алекс Вигин никогда не жадничал, посещая храмы Безымянного Воина - вот и сегодня он щедро отсыпал в специальный ящик для пожертвований горсть золотых стелларов. Трудно быть жадным, потеряв в боях множество друзей, многие из которых получили стрелу или удар мечом вместо тебя...
   Смерть, переход к небытию, считалась основным элементом культа Единой Церкви, а Храм Безымянного Воина, был одним из ее подразделений. Важен последний миг, учили жрецы свою паству, и необходимо хорошенько к нему подготовится. А настоящий воин вообще должен жить, так словно он уже мертв, что бы когда Владетель Державы потребует отдать за него свою жизнь солдат сделал это без колебаний. В учении Единой Церкви нет загробного мира, как в некоторых других культах - покойный не отправляется прямиком ни в рай, ни в ад, он сам себе и рай и ад. В момент гибели мозга (священники традиционно были еще и учеными, и часто выражались малопонятными для простых смертных терминами), который растягивается до бесконечности, и будет определено получит ли человек вечное блаженство, или окунется в вечные муки или просто погрузится во тьму покоя. Все решит, на сколько умирающий сумеет и успеет искупить перед самим собой свои собственные грехи. А Алекс Вигин был не только 'несущим внезапную смерть', но и сам в любой момент мог лишиться жизни не выполнив даже простенького ритуала. Поэтому, не жалея времени, стрелок со всем возможным усердием исполнил все возможные действа прочтя все известные молитвы перед каменной фигуркой человека в изрубленных доспехах, пришпиленного огромным мечом к небольшому очень скромному алтарю. Походившее на прикрепленное иголкой к подушечке насекомое, изображение человека кроме всего прочего напоминало посетителям Храма об их бренности.
   Алексу Вигину оставалось лишь сожалеть о невозможности для себя изменить культу родителей - все превентивные молитвы, по утверждению самих же жрецов Единой Церкви, не могли заменить предсмертного ритуала. Но и не посещать молельных домов стрелок не мог - без периодического 'сброса' психическое напряжение постоянной опасности давно привело бы его к сумасшествию или гибели.
  
   Выйдя из храма Алекс, купил утреннюю газету и с легким удивлением узнал, что в Державе произошло нечто вроде государственного переворота.
   В империи не было каких-либо правил передачи власти от одного правителя другому, и жители Державы привыкли к тому, что трон занимал тот, кто в данный момент был сильнее (не даром же про очередного нового Владетеля говорили, что он 'взял власть'). Более того, столичные бездельники активно приветствовали такие изменения, ибо каждый новый повелитель страны старался привлечь на свою сторону население мегаполиса, раздавая бесплатные хлеб и вино и устраивая грандиозные празднества.
   Но на этот раз смена власти произошла с отклонением от имперских традиций. Причем, на что особенно упирали журналисты, в лучшую сторону - прежний Владетель вопреки освященным временем обычаям остался жив. Его не отравили, подсыпав в любимое вино какой-нибудь экзотический яд, не удавили в собственной постели и даже банально не зарезали. Старый правитель должен был, чуть ли не лично короновать нового.
   Но в остальном все было, как и прежде. Новый Владетель Державы (у человека, занявшего трон, не было имени - только титул; эта традиция берет свое начало во времена седой древности, когда институт абсолютной власти еще только зарождался) обещал устроить самый грандиозный в истории Столицы праздник.
   Жизнь становится все интереснее и интереснее - то тролли на дорогах (про которых, кстати, в газетах не было ни слова - факт более чем удивительный), то теперь вот такое событие. Естественно, у Алекса возникли подозрения - не связана ли его работа в этом городе с происходящими в Державе событиями. Возможно, и обычному стрелку придется вписать свою строчку в историю страны. Вписать арбалетными стрелами.
   И подозрения Алекса Вигина оказались вполне обоснованными.
  
   Пакет с подробным описанием предстоящей работы принес маленький неприметный человечек прямо в номер Алекса и Насти. Такие серые личности выглядят абсолютно безобидными, но Вигин знал, что именно они могут быть самыми опасными убийцами. Сегодня он принес заказ, а завтра придет ликвидировать исполнителя - 'уборщики грязи' так именуют таких людей профессионалы.
   Бывший директор Столичного университета перспективной магии, а ныне один из богатейших коммерсантов страны ('владелец заводов газет пароходов' - так именовали 'новых аристократов' самого крупного масштаба) был целью Алекса Вигина. Единственное, что не удалось (или не захотелось) сделать этому человеку - завоевать любовь столичного плебса. Иначе он давно бы уже сидел на троне Державы.
   И еще Алекс Вигин знал, что у таких людей много врагов. Очень много. Даже жалко их, несмотря на все деньги, что у них есть...
   Но и друзей у них тоже не мало...
  
   ***
  
   Надо же было так вляпаться!
   За годы посвященные профессии вольного стрелка Алекс Вигин старательно избегал участия в каких-либо политических дрязгах. Что и позволило ему прожить так долго - пять лет для такой как у него работы это очень и очень много. Целых пять лет Алекс успешно боролся с искушением зашибить легкую деньгу. И вот теперь не сдержался.
   И мало того, что он сам вляпался по самое не могу так он еще и Настю втянул в неизвестно что. А ведь можно было просто вместе с девчонкой уехать куда-нибудь к теплому морю - денег у него вполне достаточно для нескольких лет беззаботной жизни.
   Алекс вдруг поймал себя на мысли, что ищет не пути к выполнению заказа и безопасному получению хотя бы части гонорара, а скорее пытается найти способ избежать выстрела. Признак был, весьма, неприятный.
   Зато Настю грозящая опасность и возможная гибель совершенно не напугала, а скорее возбудила - ночью она устроила невероятную оргию...
  
   Однажды к их родителям пришли военные люди в строгой военной форме без принятых в армии сверкающих побрякушек. Офицеры не стали произносить патетических речей о патриотизме, а просто сказали что Державе и Владетелю нужны солдаты. И десятилетние мальчишки превратились в особых гвардейцев Их Высокого Величества - лучших в мире фехтовальщиков и бьющих без промаха стрелков. Они стали идеальными убийцами...
   Алекс сразу же узнал нож, приставленный к его горлу. Такой кинжал в их когорте был только у Сергея - длинный изогнутый клинок, покрытый причудливой вязью гравировкой. Этот клинок отец Сергея - тоже бывший спецназовец, привез из одной восточной колонии - это была единственная личная вещь во всей когорте, которую позволили иметь наставники.
   Да и манера держать оружие была легко узнаваема - не раз на бесчисленных тренировках Сергей демонстрировал свое умение владеть холодным оружием. Но сейчас они были не в тренировочном зале.
   Острое лезвие у горла лишь еще раз убедило Алекса в невозможности поразить цель традиционным способом - как советовал ему заказчик.
   Объект прибыл к зданию Державной Прокуратуры - сюда его вызвал лично новый Владетель, на новомодной паровой карете. Как и большинство 'новых аристократов' заказанный Алексу человек был поклонником трехлучевой звезды. И, разумеется, сей агрегат был покрыт толстой броней.
   Если морские паровые суда Алексу уже приходилось видеть, то безлошадный самоходный экипаж встретил впервые. Стрелок, конечно, слышал о планах военных использовать пар для перемещения боевых машин, но в деле их не видел - поле боя это не гладкая имперская дорога. Поэтому Алекс устроившись на скамейке возле прокуратуры с интересом наблюдал как попыхивающее дымом и выпускающее тучи искр бронированное чудище остановилось прямо у дверей здания и со свистом стравило избытки пара. Алекс обратил внимание на торчащие из бойниц самохода стволы паровых стрелометов - объект был действительно очень крутым раз сумел получить разрешение ездить со стволами на изготовку.
   Если с бронекаретой и прикрывшей цель 'черепахой' телохранителей Вигин еще мог справиться, то засевшие на крышах окружающих площадь зданий наблюдатели и стрелки делали любую попытку покушения равносильной самоубийству. Хорошо хоть он не взял с собой оружие - при любом не верном движении Алекса бы утыкали стрелами как булавочную подушку. Да объект охраняли вполне профессионально. Даже слишком - если бы Вигин знал, что все так сложится то ни за что бы не взялся за это дело, или, по крайней мере, запросил бы больше денег. Много больше. Так что бы заказчик сам отказался от его услуг.
   А присутствие среди телохранителей объекта особых гвардейцев - как стрелок узнал несколько позже Сергей был не единственным кто когда-то учился убивать во славу Державы и ее правителя вместе с Алексом, лишь подчеркивало сложность стоящей перед Вигиным задачи...
   Нож исчез столь же стремительно, как и появился:
   - Здорово, дружище! Где ты пропадал Соколиный глаз?
  
   План акции созрел после разговора с Сергеем. И Вигин не стал скрывать от себя тот факт, что план - подлый и грязный. Но иначе в его работе иногда нельзя. Если будешь рефлектировать, - долго не проживешь.
  
   ***
  
   Газетчики не обманули - празднество по поводу коронации нового Владетеля Державы удалось на славу. Хотя провинциалам, коими, по сути, являлись Алекс и Настя, сравнивать было особо не с чем, - конечно, все сколь ни будь крупные города империи старались проводить праздники со всей возможной помпезностью, но до столичного размаха им было далеко. Провинция она и есть провинция, а Столица - она одна!
   Как всегда День Владетеля начался с демонстрации военной мощи государства. Перед глазами собравшихся на трибунах Главного цирка страны ста тысяч зрителей проносилась кавалерия и маршировала пехота. Солдаты Державы наглядно демонстрировали, что, несмотря на скудное финансирование, они все еще сохраняют боевую выучку - легионеры в блистающих доспехах показывали, как они умеют обращаться с копьями и мечами (на взгляд Алекса, это были скорее зрелищные гимнастические упражнения, а не пригодные в кровавой боевой свалке приемы), вооруженные двумя мечами конники с гиканьем на полном скаку лихо рубили тренировочные чучела, арбалетчики метко поражали цели, выпуская по пять стрел в минуту...
   В общем, если не знать, что марширующие по арене цирка воины - это практически последние боеспособные военные части страны (превращенные на время в артистов), то можно верить, что оборона Державы крепка, как и прежде. А если знать истинное положение вещей, то все равно можно надеяться - хотя бы на то, что такими вот чисто театральными постановками можно отпугнуть врагов.
   Особенно эффектен был полет боевых дирижаблей - три иссиня черных воздушных машины яростно пыхтя паровыми ускорителями, величественно проползли над головами зрителей и, выполнив дружный разворот, под крики толпы удалились.
   Даже стрелок явлением воздушной мощи Державы был впечатлен до глубины души. Хотя у него были далеко не самые приятные впечатления от личного покорения небес - однажды Алексу пришлось гореть в десантном дирижабле, когда управляющий воздушным кораблем пилот не справился с управлением и вместо выбранной для посадки ровной площадки порыв ветра засадил аппарат (и группу Вигина) брюхом прямо на острую скалу.
  А уж Настя, для которой воздухоплавание было настоящим чудом, следила за черными тушами небесных кораблей как завороженная и вопила, когда дирижабли выполнили учебное бомбометание, применив вместо бомб мешки с песком, едва ли не громче всех в толпе.
   А вообще-то, среди профессиональных военных (тех, что повоевали, а не просиживали штаны в теплых штабных креслах) дирижабли считались не слишком эффективным видом оружия, пригодным только для разведки и десантирования маленьких диверсионных групп - бомбометание с больших высот было не прицельным и могло дать лишь психологический эффект, а снизившись воздушный корабль сразу же превращался в легкую добычу для арбалетчиков, способных превратить чудо военной техники в полыхающий факел парой зажигательных стрел.
   Завершила парад когорта юных курсантов недавно воссозданной Особой Гвардии. Глядя на марширующих по арене главного цирка Державы мальчишек, Алекс Вигин понял, что такое ностальгия. Когда-то и он был таким же как эти дети - молодым и счастливым от принадлежности к элите. А когда особые гвардейцы грянули сначала 'Железных ребят', а потом и 'Багровым заревом затянут горизонт', стрелок вдруг понял, что поет вместе с ними.
   Когда последние солдаты покинули арену, начались спортивные игры и народные гуляния, постепенно переросшие в грандиозную общегородскую пьянку с бесплатным вином и закуской за счет Владетеля.
  
   Праздник для Анастасии и Алекса окончился где-то в районе полуночи. Вырвавшись из толпы, любовники забежали в темный грязный переулок, где прямо на улице Настя переоделась.
   Хотя молодая женщина находилась сейчас не на сцене фешенебельной ресторации, она постаралась сделать процесс переодевания как можно более эротичным - у каждого свои профессиональные привычки. Блузка, юбка и белье медленно сползли с тела и были выброшены куда-то в темноту. Постояв немного обнаженной в неверном свете газового фонаря - единственного источника света в забытом богами закутке Столицы, что бы насладится прохладой ночи и остыть от горячки праздника, Настя натянула прямо на голое тело, принесенное с собой платье.
   Облегающий как перчатка фигуру наряд из тонкого черного шелка великолепно демонстрировал женские достоинства Насти и давал отличный повод разыграться фантазии мужчин. В этом платье молодая женщина была столь соблазнительна, что она даже удивилась - как это Алекс не взял ее прямо в переулке, завалив на какую-нибудь груду мусора. Но сейчас перед ней был не пылкий любовник, а хладнокровный стрелок. Таким Настя Алекса еще не видела...
   Чтобы попасть на закрытую вечеринку в трактир, куда должны были прийти охранники заказанного коммерсанта, Алексу пришлось задобрить тамошних вышибал изрядным количеством стелларов. А потом Насте, оставшейся в одиночестве (Вигин покинул ее прямо у входа в заведение и занял самый дальний столик), пришлось долго отбиваться от настойчивых предложений украсить собой мужские компании, прежде чем пришли те, кого она ждала.
   А дальше все было делом техники - через пятнадцать минут, после того как телохранители объекта завалились в трактир, Настя уже устраивалась на коленях их начальника. А еще через час ее повели в специальный кабинет.
   Снотворное, которое Настя ловко подсыпала в бокал начальнику охраны (женщина даже не удосужилась узнать его имя), сработало в точно рассчитанный момент. Алекс оказался настоящим гением в химии - сказал вырубится через четверть часа и не ошибся ни на минуту. Немолодой мощного сложения мужик уснул прямо на 'снятой' проститутке, не успев кончить начатого дела. Уснул последний раз в жизни, потому что Настя достала маленький металлический шприц и ввела клиенту в анальное отверстие (пришлось потрудится переворачивая на живот этого здоровяка) его содержимое. Смерть этого человека будет выглядеть абсолютно естественной - когда медики начнут копаться в трупе они не найдут ровным счетом ничего. По крайней мере, так Насте обещал Вигин, а ему она верила - по части убийств стрелок был мастером (не известным и потому живым).
   А приключение получилось славное! Такого у Насти еще не было и до встречи с Алексом Вигиным даже не предвиделось. Убивать было совсем не страшно, скорее даже интересно. А уж секс с мужчиной, которого скоро убьешь своими руками давал просто неописуемые ощущения...
  
   Через два дня после праздника Алекс Вигин уже был частью 'черепахи' прикрывающей драгоценное тело одного из самых богатых людей Державы. Старый армейский приятель не обманул и не ошибся - тот, кто стал новым начальником охраны не слишком любил своего покойного шефа и после безвременной кончины последнего начал 'зачистку кадров', стараясь если не расставить везде и всюду своих людей, то хотя бы изгнать тех, кто был предан его предшественнику. В результате в штате охраны образовалось множество вакансий, одну из которых и занял стрелок, - должность его была незначительна с административной точки зрения (Вигин стал простой боевой единицей), но очень важной для желающего получить доступ к телу хозяина. А большего Алексу и не требовалось.
   Бронированный сухопутный пароход вновь привез своего владельца в прокуратуру - Вигин решил окончить дело именно здесь, раз на этом так настаивает заказчик. Кто заказал ему столь важную персону, Алекс Вигин просто боялся предположить. Особенно в свете последних событий.
  
   Было раннее утро - башенные часы прокуратуры, здание которой более походило на крепость или тюрьму и было ярким примером имперской архитектуры, недавно пробили девять часов. Алекс Вигин отрыл тяжелую бронированную дверь и, спрыгнув на брусчатку, огляделся - площадь была пуста. Что ж сказал себе стрелок, не самое плохое время и место для смерти...
  
   2.Unreal Tournament
  
   Круизный пароход 'Титан' мерно молотил двумя гигантскими колесами по водной глади Внутреннего моря, превращая энергию пара в поступательное движение. На верхней палубе лайнера царило веселье - специальный персонал корабля старательно развлекал клиентов, выбравших корабль компании 'Звезда Морей' для вояжа к волшебным берегам Лазурных островов. Стюарды разносили вина и легкие закуски, для несколько уставшей за недельное плаванье от морских красот публики (не всем же дано быть романтиками, способными сутки на пролет глазеть на сверкающие в лучах Солнца или мерцающие в лунном свете волны) устраивались различные конкурсы и соревнования.
   - А теперь позвольте мне представить победителя нашего маленького состязания, господина Самуэля! - громогласно объявил человек, выполнявший на борту 'Титана' функции массовика-затейника и старательно развлекавший почтенную публику.
   Победить в стрельбе из лука, выбив восемьдесят пять очков из ста возможных, для использовавшего прежний псевдоним Алекса Вигина было плевым делом (при желании стрелок мог добиться и лучшего результата и с двое большего расстояния до мишеней), поэтому в аплодисментах Насти ему почудилась легкая ирония. Но когда молодая женщина, открыто демонстрируя всем кому она принадлежит, бросилась на шею своему мужчине, все неприятные чувства разом исчезли. Разумеется, взгляды всех собравшихся на верхней палубе круизного лайнера мужчин сосредоточились на соблазнительном женском теле в облегающем стройную фигурку платье, - если бы на 'Титане' провели конкурс красоты, у Настены не было бы конкуренток.
  
   Но Алекс и Настя не долго были центром внимания таких же как они туристов (о славных подвигах любовников на ниве заказных убийств на лайнере, разумеется, никто не знал). Хозяева корабля приготовили для своих клиентов еще одно развлечение - люди на палубе поспешно разбирали бинокли и подзорные трубы, услужливо принесенные стюардами.
   'Сын Грома' считался не только самым большим военным кораблем планеты, но и самым могучим. Пассажирам 'Титана' предстояло собственными глазами увидеть, на что тратятся деньги, которые они не смогли уберечь от загребущих лап Фискального приказа Державы.
   Сегодня дредноут проводил показательные учения - артиллерийскую бомбардировку и высадку морского десанта. И наблюдали за действиями боевого корабля не только 'новые аристократы' с круизного парохода, но и те, кого столичные журналисты из 'Жизни Державы' именуют 'высокими государственными лицами'. Сам Владетель Державы с многочисленной свитой (и не менее многочисленной охраной) прибыл на борт линкора перед самым походом. И новый правитель империи не забыл прихватить с собой, если воспользоваться терминологией все тех же газетчиков, 'представителей колоний и вассальных государств' - видимо Владетель решил наглядно продемонстрировать, как он намерен поступать с 'плохими мальчишками', не слушающимися 'самого главного начальника'. Разумеется, факт визита 'главы государства и других официальных лиц' за пределами военного корабля был пока никому не известен. Лишь через несколько дней о вояже правителя страны объявят газеты - одни с восторгом от такого проявления интереса к армии и флота, видя в нем возрождение мощи империи, другие с насмешкой над популистским солдафонством. После своего воцарения новый Владетель успел сделать не мало программных заявлений, но пока его воспринимали лишь как продолжателя дела прежнего властителя страны.
   Первыми маленький островок, выбранный в качестве территории условного противника, атаковали военные дирижабли. Выжимая из своих паровых ускорителей все возможное, черные туши трех воздушных кораблей проползли над пассажирским пароходом и, обогнав дредноут, словно стая хищных бегемотов обрушились на каменистые берега цели. В отличие от недавнего парада в честь Дня Владетеля, сегодня военные аэронавты использовали не мешки с песком, а вполне боевые бомбы, которые специальные члены экипажей - бомбардиры, метали, зависнув в ажурных гондолах.
   Как стало известно позднее, отбомбились дирижабли весьма не дурно, - воздухоплавателям удалось поразить две трети предназначенных им по плану учений мишеней, тогда как пятидесяти процентная эффективность считалась великолепным результатом. Впрочем, никто и ожидал иного от лучшей воздушной группы империи - 'Рыцарей Неба'.
   Освободившись от бомбовой нагрузки дирижабли, подскочили вверх, словно невидимый великан дал им пинка и, выполнив довольно-таки красивый разворот, отошли на запланированные позиции, освободив место главному действующему лицу сегодняшнего спектакля - пассажиры 'Титана' смогли вдоволь налюбоваться неуклюжей грацией воздушных кораблей.
   Выкрашенное в общепринятый для военных кораблей Державы серо-стальной цвет двухсотметровое тело морского хищника рванулось вперед. Три гигантские трубы линкора густо задымили, четыре (две на носу, две на корме) колоссальные линейно-возвышенного расположения орудийные башни главного калибра лениво заворочались.
   Пятнадцатидюймовые (даже в век торжества метрической системы калибр морской артиллерии продолжали мерить дюймами, вес снарядов и горючего порошка - фунтами, а расстояния на морях - милями) пушки дредноута заговорили, когда до островка оставалось менее пяти миль. Накопленный в специальных аккумуляторах пар с ревом вытолкнул тяжелые ядра сразу изо всех восьми орудийных стволов. В ответ на островке расцвело восемь гигантских огненных роз. Моряки стреляли снарядами, начиненными горючим порошком и кусочками металла с острыми краями - такие боезаряды предназначены для поражения живой силы противника и вызывают сильные пожары.
   Нормальный темп стрельбы главного имперского линкора обычно не превышал трех-четырех залпов в минуту на каждую пятнадцатидюймовку, но сегодня моряки довели его до шести выстрелов - своими чудовищными пушками 'Сын Грома' на время превратил островок в настоящий огненный ад. Военные моряки словно решили разом компенсировать долгое молчание орудий своего корабля - дредноут почти год не выходил в море, ржавея у пирсов Главной базы Флота Державы и ожидая когда о нем вспомнят в Столице.
   Артподготовка длилась почти полчаса, и канонада успела порядком утомить своим грохотом пассажиров 'Титана', когда, наконец, началась собственно высадка десанта. С бортов линкора одновременно спустили две дюжины скоростных паровых катеров с полутора десятком морских пехотинцев на каждом.
   Первая тройка маленьких корабликов, отойдя от 'Сына Грома' установила дымовую завесу - десантники бросали в топки своих суденышек уголь смешанный со специальным веществом. И дредноут и атакующие учебную цель катера скрыла стена густого ядовито-зеленого дыма. Лишь огненные стрелы стартующих с душераздирающим визгом ракет изредка прорезали дымовую завесу - морские пехотинцы запускали со своих корабликов нечто вроде праздничных шутих, что бы дезориентировать 'врага'. Ракеты были эти совершенно не управляемы и лишь малая их часть попала в цель, подпалив то что не сжег 'Сын Грома', большинство же просто утонуло в море. Один из таких снарядов упал у самого борта круизного лайнера, напугав пассажиров парохода противным шипением.
   Позже имперская пресса как величайший подвиг расписала проведенные учения моряков и 'серых беретов' - так именовали десантников за форменные головные уборы морской бронепехоты 'Сына Грома'. Правда газеты все как одна умолчали о том, что один из катеров перевернулся, и тяжелые доспехи увлекли на дно пятерых воинов, прежде чем в дымной суматохе подоспела помощь.
  
   Алекс покинул палубу лайнера еще до того как катера с десантом достигли цели - военная техника и стрельба всегда привлекает мужчин, но притяжение упругого тела Настены оказалось сильнее. Молодая женщина обняла увлекшегося наблюдением за учебным морским сражением любовника и не двусмысленно предложила заняться ею..
   Все каюты первого класса парохода (а других на этом судне просто не было; 'Титан' - корабль для избранных) были роскошны, - по сути, это были не большие, но шикарные гостиничные номера. В распоряжении Алекса и Насти предоставили две просторные комнаты: спальную и гостиную, и множество вспомогательных помещений, предназначенных главным образом для женщин. И обстановка была соответствующая одному из самых шикарных лайнеров Державы - вся мебель из дорогих сортов дерева, множество ковров и везде где только можно сверкает серебро и золото. Обслуга тоже не подкачала - вышколенные стюарды, и прочие корабельные слуги составляли большую часть экипажа 'Титана'.
   (Алекс вспомнил, как лет пять назад когда лайнер только готовились спустить на воду, многие недоумевали, а кое-кто просто насмехался над решение инженеров 'Звезды морей' придать своему лучшему кораблю колесный привод, но как оказалось неспешное перебирание двух гигантских колес, в сочетании с роскошью кают, сделал 'Титан' идеальным транспортным средством для морских прогулок по спокойному Внутреннему морю. В общем, любовники считали, что пять сотен золотых стелларов потрачены не напрасно.)
   Но главным достоинством своей каюты Алекс и Настя считали, разумеется, огромную кровать с балдахином. Прочность этого центрального элемента любой спальни любовники испытали сразу же после того как поднялись на борт лайнера. Кровать испытание выдержала, но мужчина и женщина не сдавались, продолжая извечную битву полов под простынями.
   Раздев Алекса, Настя уложила своего мужчину в постель и принялась обнажаться сама, устроив нечто вроде стриптиз-сеанса для одного зрителя. Если бы вид нагого женского тела не завел бы стрелка, то умелые ласки подруги не оставили ни единого шанса сохранить хладнокровие. А Алекс Вигин и не собирался сопротивляться.
   Кровать обречено скрипнула, словно вздохнула - ей предстояло еще одно испытание...
  
   ***
  
   Если приходилось делать что-либо по необходимости, то Алекс Вигин старался делать это с максимальным комфортом, насколько позволяло на данный момент содержимое его кошелька. А золота у Алекса и Насти было сейчас гораздо больше, чем может поместиться в любом, даже самом объемистом, кошельке, - хотя любовники и получили за последнее дело в Столице только половину гонорара, саквояж, служивший парочке казной, распирало от стелларов.
   А столичное дело по праву могло считаться вершиной достижений Алекса Вигина в его карьере вольного стрелка. Никогда до этого стрелку не приходилось работать по столь трудной мишени - объект охраняли воины достойные самого Владетеля Державы, и делали они это, выражаясь языком профессионалов, очень плотно не оставляя ни единой возможности произвести классический выстрел. Но Вигин сделал эту работу, - решение проблемы было простым до примитивности. И подлым до тошноты.
  
   Операция, как всегда, началась со взрывов петард - Настя спустила пружины заранее взведенных катапульт, заряженных пакетами с горючим порошком. Несмотря на весь свой профессионализм, телохранители цели Алекса не восприняли не раз прошедшую мимо их постов молодую красивую женщину как угрозу своему хозяину, - Настена беспрепятственно добралась до своей позиции и, дождавшись появления на площади у Державной прокуратуры паровой кареты объекта, подпалила фитили взрывпакетов. Стрелок лишний раз подтвердил свой веселый имидж.
   В начавшейся благодаря Насте суматохе Вигину оставалось лишь вытащить из креплений щита хитроумно спрятанную в них отравленную арбалетную стрелу и сильным ударом вогнать ее в тело жертвы под защищающий шею защитный ободок шлема. Еще никогда ни одни сколь угодно прочные доспехи никого не спасали от Алекса Вигина. Последний факт тоже был своеобразным предметом для гордости.
   Сделав дело стрелок, решил одну проблему, но создал другую. Как всегда после поражения мишени необходимо было покинуть позицию. Что Вигин и сделал, погрузив тело жертвы свой работы в карету и велев кучеру этого безлошадного средства передвижения нестись во весь опор в ближайшую больницу. До смерти перепуганный водитель роскошного паровика выполнил приказ без колебаний.
   Оставив уже начавший остывать труп на попечение монахов какого-то ордена, которому принадлежал выбранный кучером госпиталь, Алекс встретился в условленном месте с Настей и принялся решать третью проблему за день. Очень часто (как, например, и в данном случае) заказчики работы стрелка были, как минимум, не менее опасны, чем телохранители и бойцы цели - стрелку и его подруге предстояло скрыться от 'уборщиков грязи'.
   И, конечно, Алекс и Настя не стали возвращаться в свою гостиницу и даже не попытались получить вторую часть гонорара.
  
   Решение отправится в морское путешествие к Лазурным островам на круизном лайнере прославленной (главным образом баснословной дороговизной предоставляемых услуг) компании не было частью плана Вигина - план стрелка вообще не шел дальше преодоления внешних застав Столицы. Алекс считал, что им невероятно повезет, если удастся выбраться из мегаполиса. А дальше будь что будет...
   Морское путешествие, на взгляд Вигина, было не самым плохим вариантом оторваться от охотников - ничем не хуже чем, например, прорыв через всю страну к границам империи. В том, что по следу любовников уже идут умелые убийцы стрелок не сомневался - если хочешь жить долго, всегда лучше предполагать худшее (хотя, конечно, разумнее просто не лезть на рожон). А купив билеты на 'Титан' Алекс мог надеялся, что если 'уборщики грязи' не попали на пароход вместе с беглецами (и если конечно они не потеряли их след еще в Столице, на что правда стрелок не надеялся совершенно), то последним обеспечена некоторая фора во времени. Вряд ли преследователи решаться на посылку дирижабля или быстроходного корабля. Это будет уже слишком явная военная операция и вряд ли на нее решаться даже те люди которые оплатили последний выстрел стрелка - у Вигина было сильное предчувствие что с прежней работой придется завязывать или, как минимум, надолго уйти в отпуск.
  Кроме того, на лайнере была не плохая охрана и вполне можно было положиться на желание владельцев корабля сохранить имидж компании.
  Тот факт, что по прибытию в порт назначения проблема преследователей может возникнуть вновь, не отравлял Вигину приятного путешествия - ответы он будет давать по мере возникновения вопросов. Ежесекундно трясясь о сохранности своего кожного покрова (в просторечии именуемого шкурой) можно просто с ума сойти.
   А Настя хотела лишь одного, - чтобы приключение продолжалось.
  
   Лазурные острова, в седой древности отданные одним из первых Владетелей Державы за какие-то особые подвиги ныне мало кому известному то ли полководцу то ли чиновнику в вечное ленное владение, долгое время были центром запретных в империи развлечений. И хотя господство Единой Государственной Церкви с ее строгими нравами давно миновали, все состоятельные люди Державы предпочитали тратить свои деньги именно в этом полунезависимом государстве, - дело было даже не в каком-то особом сервисе и комфорте (хотя и они на островах были на высочайшем уровне), а в престиже, который и для 'новых' и для 'старых' аристократов всегда стоял выше любых возможных расходов.
   Лазурные острова, которые нередко именовали Островами мечты или Счастливыми островами, на взгляд Вигина, кроме своих прочих достоинств, идеально подходили на роль временного убежища. На берегу - толпы богатых и очень богатых туристов, среди которых легко затеряется двум беглецам; в портах - множество никому не подконтрольных морских кораблей, чьи не слишком дружащие с законом владельцы занимались, главным образом, контрабандой и, немного, - морским разбоем - все это давало широкие возможности для строительства дальнейших планов бегства.
  
   А пока Алекс Вигин решал еще одну проблему, по счастью не связанную с угрозой жизни. Проснувшаяся (а, точнее сказать, разбуженная самим стрелком) гиперсексуальность подруги стала для него серьезной проблемой; не способность удовлетворить в постели свою женщину - не приятное открытие для любого мужчины. Алекс даже страдал некоторое время от комплекса соответствующей неполноценности, пока не стало ясно, что не родился еще самец-богатырь способный в одиночку успокоить любовное томление Настиного тела. Не под силу это сделать оказалось и купленному по случаю фаллоимитатору.
   В общем Алекс не стал устраивать любовнице неприятных сцен, застав в своей постели другого мужчину. А чтобы не дать развиться у себя комплексу рогоносца, Вигин завел несколько коротких интрижек с одинокими пассажирками парохода.
   Настя и Алекс, несомненно, стали идеальной парой.
  
   ***
  
   Почти никто из живущих ныне на планете не сомневается, что в их мире, кроме сил явных, действуют и силы тайные - силы магии и колдовства. И хотя большая часть того что 'простые люди' относят в разряд волшебства является достижениями современной, и обычно военной, науки (для крестьян, составляющих большинство населения Державы, паровые самоходы и дирижабли - чудеса невероятные и страшные), но все же есть под Луной (а колдовство традиционно считается делом ночным) вещи, которые объяснить не в силах никто - даже те, кто их творит.
   (Удивительно, но все легенды о сверхъестественном порождены очень небольшой группой людей - претендовать на звание настоящего волшебника могли не более пары-тройки дюжин человек во всех цивилизованных странах. Эти несколько десятков 'особых людей' и были тем огнем, без которого, как известно, дыма не бывает.
   Сделать обычного человека магом, вопреки распространенному мнению, не могут ни какие занятия с древними, покрытыми пылью веков, талмудами - волшебником надо родится. Но и без труда, как говаривают рыбаки, не вынешь рубку из пруда - у магов наверняка есть свой вариант этой поговорки.
   И никто из обладающих тайными способностями, эти свои способности не афиширует - можно всю жизнь прожить рядом с Великим Магом и никогда этого не узнать. И никогда эти люди никому не служили - всех денег мира и самой великой власти не хватит, что бы прельстить настоящего волшебника или заставить его действовать против своей воли.)
   Многое из того, что происходило в ночь после стрельб имперского линкора, можно было отнести в разряд необъяснимого - сторонний наблюдатель, если, конечно, он знаком с магией, Древними Народами и прочими малопонятными нормальным людям штучками, начав загибать пальцы чтобы учесть все проявления волшебства этой ночью (иные, весьма, явные, иные - малозаметные), наверняка был бы очень удивлен, поняв, что пальцев на обеих руках явно недостаточно.
   'Сын Грома' уже давно покинул воды омывающие маленький островок, который он методично и показательно превращал в пыль тяжелыми снарядами. Пожары, вызванные артподготовкой погасли еще до наступления темноты - все, что могло гореть на острове давно сгорело. Легший в дрейф пассажирский пароход остался в одиночестве. По плану путешествия, после грохочущего проявления военно-морской мощи Державы пассажирам лайнера предстояло насладиться тишиной, покоем и богатым содержимым винных погребов 'Титана'.
   Не большая, но вместительная шлюпка с десятком живых существ на борту преодолела разделяющее пароход и островок три мили быстро и практически бесшумно - гребцы в лодке были сильные и выносливые, на зависть любому имперскому крейсеру. Прибывшие на остров за неделю до стрельб дредноута существа вряд ли могли объяснить, где они находились в течение всего того времени, что пошло момента, как они покинули небольшое каботажное судно и сошли на каменистый берег. Также не вполне понятно было, как они уцелели под градом шрапнели во время бомбардировки. Да, в общем-то, никого в лодке и не интересовали эти сложности - существа знали, зачем они здесь и этого им было более чем достаточно.
   Нос шлюпки мягко ткнулся в борт парохода, десяток сильных рук разом вскинули вверх десяток веревок с крюками-кошками. Гребцы, превратившись в скалолазов, ловко вскарабкались по отвесному борту пассажирского лайнера и бесшумно спрыгнули на палубу.
   Охранявший корму матрос-арбалетчик не смог подать сигнал тревоги и применить свое оружие не из-за страха, а скорее из-за невероятного удивления, которое может сковать человека не менее эффективно, чем ужас. Молодой парень был, наверное, не плохим солдатом, но десяток могучих воинов-троллей на борту морского судна - это слишком даже для самого хладнокровного человека. Схватки людей и воинов Древних Народов давно стали достоянием истории и даже военные теоретики не рассматривали саму возможность такой встречи. К тому же любому деревенскому мальчишке известна водобоязнь Древних Народов - их не способность покорить морские просторы была одной из причин господства человеческой расы на планете.
   Но этой ночью кто-то решил сломать все стереотипы. И, что весьма важно, этот кто-то имел возможности добиться поставленной цели. То, что тролли действовали не безмозглой толпой могучих, но не имеющих (и не желающих иметь) ни малейшего представления о дисциплине воинов (военная наука никогда не была в чести у Древних Народов), а как высокопрофессиональный спецназ из хорошо подготовленных солдат-людей, то как ловко они обращались с человеческим оружием - ножами, мечами, копьями и арбалетами, было настоящим чудом.
   Молодой моряк умер быстро и безболезненно - прямой узкий клинок, легко пробив тонкую кольчугу, пронзил его сердце. Это была первая жертва ночных монстров, но следующие не заставили себя ждать.
   Хозяева 'Титана' заботились об имидже своей компании и очень серьезно относились к охране своих клиентов (что, надо признать, в современных условиях было совершенно не лишним). Кроме стражников на носу и корме, круглосуточное дежурство несли три арбалетчика, для которых на единственной трехногой мачте лайнера было смонтировано специальное 'птичье гнездо', аналогичное расположенной выше гондоле впередсмотрящего.
   Когда мощный газовый фонарь-прожектор, периодически 'осматривавший' палубы и надстройки корабля, поймал в световой круг пришельцев, охранники даже успели разрядить в монстров свои арбалеты. Три тетивы едва слышно прозвенели посылая стрелы в цели, но арбалетные 'болты' лишь скользнули по тяжелым панцирям троллей. Больше охранники лайнера ничего сделать не успели - чужаки тоже умели стрелять.
   Человекоподобные монстры убивали людей легко и с удовольствием. Каковы бы ни были цели того, кто превратил их в профессиональных диверсантов-террористов, упускать случай поквитаться со своими извечными врагами тролли не собирались.
   Легкий шум маленького сражения на палубе вахтенные отнесли на проделки пассажиров, слишком увлекшихся содержимым винных погребов лайнера, - один из младших офицеров даже отпустил сочную шутку по поводу нравов 'новых аристократов' Державы. Утомленные долгой и нудной вахтой моряки были не слишком внимательны и оказались совершенно не готовы к схватке, поэтому они стали легкой добычей захватчиков. Тролли без труда захватили рубку управления и, вырезав вахтенную группу, дали в машинное отделение сигнал 'Полный вперед'. Повинуясь командам семафора, обе трубы парохода густо задымили, огромные колеса завращались, взбаламучивая водную гладь. Корабль начал набирать скорость, а ночные монстры продолжили свой кровавый поход
  
   ***
  
   Если бы Алекс Вигин был специалистом по части жутких физиономий Древних Народов (ни тролли, ни эльфы, ни гномы по человеческим меркам на эталоны совершенства никак не тянули; хотя сами они, наверное, так не считали), то, несомненно, сумел бы узнать в предводителе захвативших лайнер кошмарных воинов то самое существо, что он вместе с Настей повстречал по пути в Столицу. Если ты по дороге встретил чудовище, то можешь быть уверен, что это не просто так - таков уж закон жанра.
   Но пока корабль переходил из одних рук в другие, стрелок и его подруга крепко спали утомленные постельными баталиями. Ласки ненасытной Настены были отличным снотворным для обоих любовников - продавать сие средство по медному облу за бессонную ночь и можно озолотиться.
   Грубо ворвавшийся в каюту Алекса и Насти тролль не ожидал встретить серьезного сопротивления - сонные пассажиры 'Титана', в большинстве своем еще и изрядно пьяные были никудышными бойцами. Могучему воину было скучно и обидно - все интересное: каюта охранников, матросские кубрики и другие отсеки корабля, где были возможны драки, достались другим, а ему приходится иметь дело с этим стадом баранов. Даже убийство людей перестало радовать тролля - он все же солдат, а не мясник. Монстр просто сгонял пассажиров на верхнюю палубу лайнера, убрав в ножны свой огромный двуручный меч - одного жуткого вида существа было вполне достаточно, чтобы отбить у 'клиентов' всякое желание возражать на его убедительную просьбу освободить каюту. Поэтому с трудом протиснувшийся через узкие и низкие для его габаритов двери (хорошо хоть, что коридоры и помещения на этом корабле - просторны, а потолки - высоки) тролль был приятно удивлен, когда тяжелый метательный нож ударил его по нагрудной пластине боевого панциря. Наконец-то появилась возможность поработать мечом!
   Нож метнула Настя, демонстрируя отличную реакцию, умение ориентироваться в критических ситуациях и искусство владения холодным оружием - несколько уроков данных молодой женщине стрелком не пропали даром. А потом в дело вступил Алекс, и просторная спальня превратилась в своеобразную сцену для смертельного танца с мечами.
   Издав нечто вроде довольного хрюканья, тролль с восторгом бросился в атаку. Тяжелый меч чудовища в щепки крошил роскошную мебель каюты, но никак не мог добраться до человеческой плоти - в моменты, когда казалось, что выглядевшему просто не серьезно рядом с троллем стрелку ничего не остается, как дать себя разрубить на пару не равных частей, сталь неизменно встречалась со сталью. Такое положение вещей все более и более удивляло ночного разбойника. Еще больше тролль удивился, когда меч Вигина пронзил его горло - стрелок, вновь применил фирменный удар фехтовальщиков Особой Гвардии.
  
   Алекс понял, что вновь вляпался в историю - неведомые стрелку силы в очередной раз сделали его пешкой в своей игре. Судьба выкинула новый фортель, устроив человеку еще один экзамен на выживание в этом странном мире. Вместо 'обычных' ликвидаторов - целая команда троллей-террористов, неизвестно как и зачем захвативших пассажирский пароход. Разница между ожидаемым и произошедшим была даже слишком серьезна. Этой ночью все друг друга удивляли...
   А тролли решили поразвлечься. Захват судна прошел слишком легко и не удовлетворил кровожадных захватчиков, - их мечи требовали новых жертв. Выбирая среди пассажиров и экипажа парохода мужчин покрепче, захватчики заставляли их биться один на один с кем-нибудь из своих воинов - тролли считали очень забавным дать возможность обреченным на смерть людям самим выбрать своего убийцу. Бедный массовик-затейник 'Титана' и в самом страшном кошмаре не мог увидеть себя в роли ведущего такого жуткого шоу.
   Жажда человеческой крови и желание отомстить более удачливой расе взяли свое и тролли, словно забыли, что лайнер сидит на мели и вполне может затонуть (ночные разбойники оказались никудышными кораблеводителями - видимо возможности к переделке их разумов были все же ограничены), что где-то прячутся вооруженные люди и, наконец, что двое их собратьев погибли.
   Превращенная в арену для гладиаторских боев палуба лайнера была уже обильно полита кровью, когда лежащий рядом с Вигиным под спасательной шлюпкой человек не выдержал и схватив меч отправился убивать чудовищ. А не успевшие его остановить Алекс и Настя срочно покинули занятую после долгой беготни по темным отсекам 'Титана' позицию.
   Найдя укрытие среди каких-то корабельных механизмов, стрелок и молодая женщина следили за отчаянным походом успевшего за долгие часы ночного кошмара стать близким человека. Воспитанный в Особой Гвардии по принципу 'пусть умирает враг', Вигин всегда с уважением, хотя, честно говоря, без понимания (по мнению стрелка, проистекавшему из все того же спецназовского воспитания, всегда можно найти способ убить противника, а самому остаться в живых), относился к смелости отчаявшихся людей - иначе он давно бы уже лежал в земле, получив непрофессиональный, но неожиданный удар.
   Алекс даже не вспомнил о своей не любви к жителям гор - неожиданный боевой товарищ любовников принадлежал, судя по имени, к числу гордых (зачастую даже слишком) джигитов, которых стрелок считал своими кровными врагами со времен службы в Особой Гвардии. А то, как этот не молодой уже мужчина сумел убить тролля, вызвало у Алекса восхищение его изобретательностью и хладнокровием. Жаль только, что фокус с кухонной печью, в которой горец умудрился спалить напавшего на него монстра, вряд ли удастся повторить - тролли, конечно, не самая мудрая раса на планете, но даже они не настолько глупы, чтобы дважды поджариться на одном костре.
   Алексу Вигину приходилось терять друзей - и на войне и в мирное время. С одними его связывали годы, с другими такие вот ночи. Но каждый раз ему казалось, что кто-то получил предназначенные ему стрелу или смертельный удар мечом. Судьба, окуная сначала бойца Особой Гвардии Владетеля Державы, а потом вольного стрелка в опасные приключения неизменно его хранила.
   Алекс и Настя узнали лишь имя своего неожиданного соратника по ночному кошмару - Джохар, но даже не поняли был ли он пассажиром несчастливого корабля или членом его экипажа - в перепачканной и изорванной одежде горца (стрелок и его подруга выглядели не лучше) невозможно было узнать ни роскошный костюм 'нового аристократа' ни изящную форму моряка.
  
   Разумеется, смелый джигит погиб. Он едва смог продержаться пять минут в схватке с воином самого могучего Древнего Народа, не нанеся в ответ ни единого серьезного удара. Весь бой, по сути, свелся к моменту, когда человек не сумел увернуться от громадного двуручного меча монстра, который фехтовал своим чудовищным клинком словно легкой рапирой. Вигину и Насте оставалось лишь надеяться, что своей отчаянной смелость и кровью их товарищ освободил себя ото всех накопленных в жизни грехов и умер легко - стрелок услышал как его подруга едва слышно произносит молитву 'последнего мига'. Даже грозящая паре беглецов гибель не смогла затмить еще одной маленькой трагедии на этом корабле.
  
   Алекс так никогда и ни узнал на что надеялся отважный джигит, предпринимая свой самоубийственный поход. Возможно, у него просто не выдержали нервы от вида крови и неуклонно растущей горы трупов на палубе или, может быть, он увидел среди погибших кого-то из близких - странно, но жуткое зрелище результатов кровавой деятельности троллей было отчетливо видно в слабом свете уцелевших фонарей.
   Так или иначе, но на палубе 'Титана' стало одним мертвым телом больше. Тролли что-то закричали, приветствуя победителя. Алекс не владел их языком, но он и без переводчика понял, что монстры призывают следующую добровольную жертву.
   Теперь стрелок знал, что он будет делать, - решение возникло само по себе, где-то в частях мозга отвечающих за инстинкт самосохранения. Скоро Алекс Вигин либо победит, либо умрет, но умрет не один, - стрелок всерьез надеялся заколоть пару врагов.
   Сделав необходимые приготовления, Алекс выбрался из послужившего ему и Насте укрытием хитросплетения морских механизмов и, весело насвистывая 'Железных ребят', двинулся к устроенной троллями арене.
  
   ***
  
   Вигина вполне устроило то, что в первой схватке ему придется биться с воином, зарубившим джигита. Наверняка, тролль будет излишне уверен в своих силах после недавней легкой победы - самоуверенности монстров способствовала вся эта ночь. Вот только сражаться предстояло не на мечах, как надеялся Алекс, с при помощи более привычных Древнему Народу Троллей палиц. К сожалению, ситуация бала не та что бы стрелок мог ставить условия и ему пришлось взять в руки тяжеленную дубину.
   Оказавшись в неверном свете газового прожектора Вигин еще раз оценил военный талант предводителя троллей. Не став даже пытаться противиться кровожадным инстинктам своих бойцов, вождь монстров просто устроил им дополнительную тренировку.
   Интуитивное решение отказаться от попытки перестрелять врагов из арбалета, было верным - в лучшем случае, Алекс, при всей своей меткости и скорострельности, сумел бы подстрелить (и скорее лишь ранить, а не убить) пару троллей, после чего он, потеряв скрытность и инициативу, превратился бы из охотника в жертву. И еще неизвестно сумели бы люди второй раз скрыться от преследователей в недрах парохода, которые и те и другие знали одинаково плохо. Ближний бой все же вернее...
   Осматривая закованного в броню противника, Алекс гадал, являются ли военные таланты предводителя ночных налетчиков подтверждением его теории или, напротив, ее опровержением. Что ни говори а вопрос серьезный - от верности этой теории зависит будет ли Алекс Вигин жить дальше или пополнит собой кучу изуродованных трупов.
  
   Даже если предполагаемый сторонний наблюдатель кроме магии разбирался еще и в воинских искусствах (такой вот талантливый виртуальный зритель), то он наверняка бы сделал ставку на тролля. Крепкий панцирь, невероятная физическая сила монстра и, наконец, традиционное для его народа оружие боя - все предсказывало скоротечность схватки и, казалось, не оставляло сомнений в ее исходе. Но стрелок полагал, что сможет доказать большую боевую эффективность опыта и хладнокровия воюющего с детства человека в сражении с безудержной мощью чудовища прошедшего лишь курс молодого бойца.
   Первый бой Алекс выиграл сравнительно легко, сделав ставку на внимательность к действиям противника и быстроту передвижений. Движения человека были стремительны, но экономны, - казалось Вигин с трудом удерживает в руках тяжелую палицу, но в нужные моменты она порхала словно невесомая, неизменно опускаясь своим шестигранным навершьем на голову тролля.
   Сбив с противника шлем, стрелок издал весьма глубокомысленный и многообещающий клич:
   - Всех убью, один останусь!
   И размозжил череп врага, прежде чем кто-либо успел остановить схватку.
   Первый пункт плана был выполнен. Алекс мысленно поставил галочку в воображаемой ведомости выполнения работ, - игра в героя-гладиатора будет продолжена. К счастью у троллей была врожденная страсть к честной игре и инстинкты удержали их от желания наброситься на человека всем разом, когда из раскроенного черепа их собрата брызнули мозги. Тролли хоть и считались самым диким из Древних Народов, но и у них были кое-какие законы, нарушить которые монстры не смогли даже в пылу битвы.
   Теперь стрелок мог вызвать на дуэль главаря врагов, а тот не мог отказаться, не потеряв лица перед своими бойцами. Да тролль и не собирался уклонятся от драки - он даже позволил стрелку самому выбрать оружие. Монстр жаждал битвы.
   Это была настоящая дуэль по всем правилам с несчастным массовиком-затейником в роли секунданта.
   Став в позицию, Алекс быстро оценил нового противника, - судя по легкости движений и манере держать оружие, тролль был не плохим фехтовальщиком. И хладнокровным бойцом - предводитель захватчиков не стал произносить традиционных оскорблений врагу. Он даже изобразил своим двуручным мечом нечто приветственного салюта.
   Тролль, уважающий человека, конечно, чудо, но чудес этой ночью было так много, что Алекс просто устал удивляться. Ведь и стрелок приготовил противнику сюрприз...
  
   'Сын Грома' пришел на помощь пассажирскому лайнеру, как водится, в последний момент - начался прилив и пароход, получивший пробоину ниже ватерлинии, дал опасный крен. А шлюпок, как всегда в подобных ситуациях, было слишком мало для спасения всех терпящих бедствие людей - с рассветом выяснилось, что тролли умудрились увести судно достаточно далеко от островка, который теперь было не видно даже в бинокль.
   После того как стрелок убил предводителя троллей-террористов, исхитрившись затолкать ему под панцирь взрывпакет с зажженным фитилем (чего противник просто не заметил в пылу боя пока не стало слишком поздно), остальные монстры вдруг перестали понимать, где они находятся, и что тут делают. А врожденная водобоязнь Древних Народов превратила смелых воинов в дрожащие от страха куски мяса. Теория Вигина подтвердилась - тот, кто послал троллей на корабль 'Звезды Морей', сотворил лишь одного воина, а потом просто спроецировал его разум (точнее некоторую его часть) на другие тела. Командир захватчиков был источником боевого мастерства своих бойцов - осматривая труп последнего своего противника стрелок, обнаружил на его голове странную бляху, вживленную в плоть.
   Подтвердив одну теорию, Алекс совместно с Настей тут же опроверг другую - о бескорыстии героев. Любовники самым наглым образом прикарманили все золото, что успели награбить тролли за те часы, что они владели кораблем - вместе с воинскими премудростями людей монстрам привили и вполне человеческую страсть к желтому металлу. Ну не пропадать же, в самом деле, деньгам вместе с несчастным кораблем, тем более что стрелок сполна их отработал.
   Вместе со спасением имперский дредноут принес Алексу и Насте новые проблемы. Но это уже совсем другое приключение. И оно не заставило себя ждать.
   А упущенного шанса увидеть рай Лазурных островов, было жаль. И, разумеется, стрелку очень хотелось встретиться с тем, кто испортил это великолепное путешествие...
  
  ***
  
   - Лейтенант! Лейтенант вам пора вернуться на службу! - таковы были первые слова человека в черном плаще, когда он без стука вошел в каюту Алекса и Насти.
   Стрелок не без труда подавил желание вскочить и, вытянувшись во весь рост (кстати, весьма скромный - сто семьдесят сантиметров) щелкнуть каблуками - вошедший (если не сказать ворвавшийся) всем своим видом излучал властность и привычку повелевать.
   Насовершав на свою голову в течение последних двух недель множество самых что ни наесть героических подвигов Вигин надеялся насладиться заслуженным отдыхом, а вместо этого такой вот выкрутас. Поудобнее устроившись в кресле - мебель на имперском дредноуте была не столь роскошна как на круизном лайнере, но все же весьма комфортна, Алекс стал внимательно слушать речи нового действующего лица на сцене свое жизни.
   А 'действующее лицо' своим видом впечатляло, хотя как раз лица Человека в Черном - так мысленно окрестил стрелок названного гостя, не было видно, ибо лицо его закрывала черная бархатная маска, спускавшаяся ниже скул. Это произведение портняжного искусства затейливо расшитое серебренными нитями было лишь частью костюма своей роскошью граничившего с вульгарностью: щедро украшенные золотым и серебренным шитьем камзол и штаны невероятного покроя, фантастическая шляпа украшенная огромными перьями экзотических птиц, высокие красные сапоги обшитые сверху дорогим мехом, подбитый огненно-красным шелком черный плащ и, наконец, раскиданные в произвольном порядке по всему наряду драгоценные камни. Такое одеяние более всего подошло бы внезапно разбогатевшему купцу третьей гильдии или правителю периферийного княжества - маленького, но очень гордого. Но одежда не могла обмануть наметанный глаз стрелка - костюм 'нового аристократа' явно не был привычен Человеку в Черном. Двухметрового роста здоровяку, на которого было надето все это богатство (годовой доход не самого бедного города империи - не меньше) явно более пошел бы мундир Гвардии - не Особой, где когда-то служил Вигин, а парадной, той что обычно именуют Преторианской. Вбитую годами муштры выправку очень трудно скрыть. Если этот человек и был аристократом то явно принадлежал к тем кто получил свое состояние и положение в дополнение к славному и наверняка очень длинному списку героических предков.
   А Человек в Черном наконец понял, что нависая над стрелком подобно черному утесу и произнося патриотические речи, он ничего не добьется. Стремящийся скрыть свою сущность преторианец устроился в кресле напротив объекта вербовки и, налив себе вина, начал претворять в жизнь второй вариант своего плана. Теперь он говорил гораздо проще.
   - Ты нам нужен лейтенант Вигин. Новый Владетель решил навести порядок в нашем бедном отечестве, а у него так мало толковых людей. Зато проблем напротив великое множество...
  Человек в Черном немного помолчал давая возможность Алексу осмыслить сказанное и продолжал:
  - Да и выбора-то у тебя нет, стрелок. Точнее он очень не велик: либо сотрудничество либо смерть. Оставить тебя в прежнем качестве просто не возможно - слишком хорошо ты умеешь убивать. Вдруг тебе 'закажут' кого-нибудь из царствующей семьи...
   Вот ведь человечище, искренне восхитился Алекс, вербует меня в наглую и при этом хлещет мое вино. Но, возможно, забраться под крышу крутой государственной конторы - лучший способ решить все проблемы.
  
   - Итак, ты у нас оказывается лейтенант. И каких хотелось бы знать войск? - Настя с интересом посмотрела сначала на Алекса, а потом на Человека в Черном.
  - Юная леди, - Человек в Черном вежливо улыбнулся Анастасии (преторианец это прежде всего джентльмен - у них даже есть соответствующий параграф в уставе), - ваш спутник далеко не так прост как вам возможно кажется.
  - Простой наемный убийца - это так банально, - Настя сделала неопределенный жест, означавший видимо, что она только и делает, что знакомиться с наемными убийцами.
  - Некоторое время назад в нашем отечестве решили создать идеальную армию, которую нарекли Особой Гвардией Владетеля Державы, - Человек в Черном на слова Анастасии не обратил никакого внимания. - Отряды этой Гвардии должны были подчиняться лично Владетелю и выполнять особые как вполне можно догадаться из названия задачи, как за пределами Державы так и внутри ее. Уже тогда умные люди предвидели тот бардак который нам приходиться разгребать сегодня. Но к сожалению ситуация изменилась непредвиденным образом и к власти в стране пришли именно те люди, с которыми должны были бороться особые гвардейцы. Некоторое время Особую Гвардию пытались приспособить к новым условиям, но, в общем, без особого успеха. И, в конце концов, особых гвардейцев отпустили на вольные хлеба. Так мы получили Алекса Вигина - наемного убийцу и искателя приключений. Подробности, я думаю, он сам как-нибудь вам поведает.
  - А теперь Родина вспомнила о своих солдатах? - Настя произнесла эти слова таким тоном, что бы ни у кого не оставалось сомнений в том, что она совсем не рада таким обстоятельствам.
  - Империя наносит ответный удар? - подал голос Алекс с интересом выслушавший рассказ Человека в Черном.
  - Я думаю мы поняли друг друга. Полагаю мне можно докладывать, что лейтенант Вигин вернулся на службу Владетелю...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"