Кофанов Геннадий Михайлович: другие произведения.

О чём глаголют эти трое

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Разговоры, разговоры - слово к слову тянется...


О чём глаголют эти трое

Конспект болтовни

  
   И глаголют они там и сям, и глаголют о том и о сём...
   Из несочинённого Уильямом Шекспиром
  
   Любят они потрепаться о том, о сём, иногда даже и поспорить; за чашкой чая или за рюмкой коньяка, собравшись в квартире одного из них, или же без всяких напитков на скамейке в сквере. Они - это Клим Филиппович Майоров, Остап Богданович Рыбалко и Иосиф Соломонович Детектор. Рядовые, как говорится, наши сограждане; не суперзвёзды, не карьеристы, не олигархи, а обычный сапожник, простой слесарь и скромный бухгалтер.
   Вот вам, бесценный читатель, фрагменты их трёпа:
  
   Однажды, попивая чай с лимоном на кухне Остапа Богдановича, Клим Филиппович зыркнул в окно, узрел аккуратную забегаловку "Макдоналдс", а поблизости от неё два рекламных щита, так называемых билборда, на одном из которых ковбой соблазнял американскими сигаретами, а на другом красотка искушала американской газировкой (то ли пепси, то ли кока...), и сказал:
   - Удивительная это страна - Америка. Своей навязчивостью она умеет до тошноты надоесть даже тем, кто в ней никогда не был.
   - Да, страна чрезмерно навязчивая, - кивнул Иосиф Соломонович, беря из вазочки предпоследнее печенье. - А в принципе, американцы нормальные люди.
   - Ну да, люди как люди, есть хорошие, есть плохие, - поддакнул Остап Богданович, подсыпая в вазочку ещё рассыпчатого печенья.
   - Вот только хреново, - добавил Клим Филиппович, - что они в большинстве своём не умеют разговаривать по-человечески, а квакают как марсиане - ни хрена не поймёшь без переводчика.
   - А знаете, что меня раздражает в Америке больше всего? - спросил Остап Богданович.
   - Что? - полюбопытствовал Иосиф Соломонович и пососал полупрозрачный диск лимона.
   - Меня в Америке больше всего раздражает то, что там нет меня...
  
   Как-то Иосиф Соломонович говорил:
   - Александр Македонский, Юлий Цезарь, Тамерлан, Наполеон Бонапарт и тому подобные шмакодявки...
   - Шмакодявки?! - перебил его Остап Богданович. - Да это же великие полководцы!
   - Завоеватели многих стран! - поддакнул Клим Филиппович.
   - Ну да, милитаристы, агрессоры, оккупанты, - кивнул Иосиф Соломонович. - А поскольку я как бы пацифист, то мне положено презирать милитаристов. "Шмакодявка" - это ж презрительное слово, правда?..
  
   - Довольно популярный певец, - заметил раз Остап Богданович, взглянув на телевизор, в котором под музыку издавал звуки мужчина, похожий на немолодого пупсика.
   - Его песни уже, можно сказать, вошли в анналы современной отечественной эстрады, - поддакнул Клим Филиппович.
   - Ага, он попу... гм... лярный. Все они там такие, - хмыкнул Иосиф Соломонович. - И песни у него, так сказать, аннальные.
   - На что только не идут люди, чтобы иметь свой кусок хлеба с маслом, или, например, кусок золота с бриллиантами, - размышлял вслух Остап Богданович. - Некоторые ради этого докатились аж до того, что стали суперзвёздами. Хотя могли остаться просто людьми.
   - Если пользоваться астрономической терминологией, то большинство наших так называемых эстрадных звёзд является, в лучшем случае, лишь эстрадными метеоритами, - произнёс Иосиф Соломонович. - И этот эстрадный, так сказать, метеоризм меня не радует.
   - Да, многие хотят стать известными, - вымолвил Клим Филиппович. - Для этого даже создаются какие-то то ли комбинаты комет, то ли фабрики звёзд, то ли заводы астероидов...
   - Я слыхал про мужика, который, желая, во что бы то ни стало, попасть в книгу рекордов Гиннеса и таким образом прославиться, пытается высморкать самую длинную в мире соплю, - сообщил Остап Богданович. - Наверно, он уже не может высморкаться, не приставив к носу линейку.
   - Много также карьеристов, для которых смысл жизни в том, чтобы стать большим начальником, или, иначе выражаясь, влиятельной шишкой, - сказал Иосиф Соломонович. - Поистине, человек сам кузнец своего шила в заднице.
   Собеседники снова посмотрели на телевизор, в котором темнокожий иноземец под музыку сообщал на русском языке с африканским акцентом, что он, дескать, шоколадное млекопитающее, что он ласковый мерзавец и что о-о-о...
   - Вообще-то карьеристы - существа полезные, - изрёк Остап Богданович. - Прогресс цивилизации базируется в немалой степени на карьеризме.
   - Да, карьеристы по-своему полезны, - кивнул Иосиф Соломонович. - А ещё полезны пауки: они харчуются мухами, комарами, молью, тараканами и другими нехорошими животными.
   - Дождевые червяки тоже очень полезны, - подхватил Клим Филиппович, - они разрыхляют грунт и, глотая и переваривая опавшие листья и прочий природный мусор, удобряют землю, что необходимо растениям.
   - Я осознаю немалую пользу этих существ - и пауков, и карьеристов, и дождевых червяков - и даже готов, как говориться, снять перед ними шляпу, - продолжил Иосиф Соломонович, - но лично меня вполне устраивает ипостась рядового бухгалтера, и я не хотел бы быть ни дождевым червяком, ни пауком, ни карьеристом...
  
   Они сидели как-то в сквере напротив памятника Гоголю, и Остап Богданович говорил:
   - Журналу, который рассказывает о политике, следовало бы носить название "Порнография".
   - ?! - молча удивились Клим Филиппович и Иосиф Соломонович.
   - Аргументирую. Всем известно, что политика - дело грязное, в моральном аспекте. Об этом даже сами политики иногда проговариваются. Стало быть, журнал, который правдиво пишет о политике, пишет, по сути, о грязи. А греческое слово "порнография" в переводе на русский именно это и означает: "писания о грязи". Таким образом, "Порнография" - это самое соответствующее название для журнала о политике.
   - Логично, - оценил Иосиф Соломонович.
   - Политики умеют так запудрить мозг, что потом на нём хоть кол теши, - молвил Клим Филиппович. - Политика. Давайте называть вещи своими именами...
   - Давайте! - перебил его, поймав на слове, Иосиф Соломонович и так лукаво ухмыльнулся, что собеседники поняли: сейчас он чего-нибудь сострит или скаламбурит. - Давайте я назову своим именем - повторяю: своим - вот эту вещь, - и он указал ногтем на памятник. - Называю: это памятник имени Иосифа Соломоновича Детектора!..
  
   Однажды, обсуждая какой-то вопрос, Клим Филиппович и Остап Богданович горячо заспорили. Каждый лихорадочно доказывал свою точку зрения, отмахиваясь от аргументов оппонента. Дошло даже до того, что Остап Богданович сердито крикнул:
   - Да у тебя есть вообще голова на плечах?!!
   - Это у тебя голова на плечах, - огрызнулся Клим Филиппович, - а у меня голова на шее. И я прав!
   - Нет, это я прав! Даже один академик, лауреат Нобелевской премии, говорил, что...
   - Ай, не хватало ещё слушать всяких там задрипанных лауреатов Нобелевской премии! - отмахнулся Клим Филиппович. - Вот ты, Иосиф, подтверди, что прав я.
   - Ты прав, - подтвердил Иосиф Соломонович.
   - Ага, вот как! - обиделся Остап Богданович. - Он прав, а я дурак, я безмозглый тупица. Да, Иосиф? Ну, спасибо! Я, стало быть, ничего не понимаю, ничего не знаю, я, стало быть, не прав!
   Глядя на Остапа Богдановича, Иосиф Соломонович произнёс:
   - Прав ты.
   - Он?! То есть... А только что... - растерялся Клим Филиппович. - Так он, или я?
   - Оба, - ответил Иосиф Соломонович.
   - Как это? Не может быть! - опешил Остап Богданович. - Это что же получается: и вашим и нашим? Мнения наши по данному вопросу являются диаметрально противоположными и взаимоисключающими!
   - Тут уж прав может быть только один из двух! - поддакнул Клим Филиппович.
   - Отнюдь, - возразил Иосиф Соломонович. - Поймите: если два индивида долго спорят о чём-то и отстаивают каждый свою точку зрения, не соглашаясь с оппонентом, то это означает, что у каждого из них есть веские и неопровержимые аргументы, доказывающие его правоту. А раз и у того и у другого есть такие аргументы, значит, и тот и другой прав, каждый по-своему, даже если их точки зрения диаметрально противоположны. Вывод, может быть, парадоксальный, но, по большому счёту, наша жизнь во многом состоит из парадоксов. Таким образом, правы вы оба, - резюмировал Иосиф Соломонович, наливая в рюмки коньяк, - хотя и не согласны друг с другом. - И, подняв рюмку, добавил: - За это и выпьем.
   Вот так мудрый Иосиф Соломонович примирил спорщиков и, может быть, даже спас их дружбу.
  
   Как-то сидели они в сквере и молча смотрели на красивое небо.
   - О чём думаешь? - спросил, нарушив молчание, Остап Богданович Иосифа Соломоновича.
   - Да ни о чём я сейчас не думаю. А ты?
   - И я ни о чём не думаю.
   - Я тоже ни о чём не думаю, - признался и Клим Филиппович.
   - Стало быть, мы единомышленники, - сделал вывод Остап Богданович.
  
   - Она просто ангел! - сказал раз о некой женщине Иосиф Соломонович.
   - Ага, ангел, - поддакнул Остап Богданович, - с силиконовыми... эээ... крыльями.
   - А я знал девушку, которой море было по колено, так сказать, - вспомнил Клим Филиппович.
   - Она что - это?.. - Остап Богданович постучал себя ногтем по горлу.
   - Нет, не пьяница, - возразил Клим Филиппович, - а в смысле: ноги были очень длинные.
   - Некоторые женщины имеют отвратительную привычку приклеивать или отращивать себе длинные ногти, - сказал Иосиф Соломонович. - От этого их ручки становятся похожими на куриные ноги.
   - Ага, или на когти орла, - согласился Клим Филиппович. - Кажется: вот вцепится этими когтями, и не вырвешься, заклюёт... Впрочем, среди женщин много милых и обаятельных. А среди нас, мужиков, маловато таких, кто их по-настоящему ценит. Я знал одного сапожника, который был настолько похабным и циничным, что на вопрос "Что тебе больше всего нравится в женщинах?" отвечал: "Отверстия".
   - Похабник, - сказал Остап Богданович.
   - Циник, - сказал Иосиф Соломонович.
   - Он был из тех, кого хлебом не корми, а дай впрыснуть очередную порцию семени в какое-нибудь влагалище, - добавил Клим Филиппович. - Циничный бабник с девизом "У каждой женщины должен быть свой я".
   - Один мой сосед самым бесцеремонным образом надул свою любимую женщину, - сказал Иосиф Соломонович.
   - Вот гад! А как он её надул? - полюбопытствовал Клим Филиппович.
   - А ртом. После того, как купил её в секс-шопе.
   - Тьфу, извращенец! - поморщился Клим Филиппович. - А согласитесь, друзья, что мы, нормальные мужики, очень мягко выражаясь, недолюбливаем всяких там извращенцев.
   - Да, особенно если их извращения отличаются от наших собственных, - добавил Иосиф Соломонович.
   - Мне один случайный попутчик в поезде после пяти стаканов водки признался, что он сексуальный маньяк, - поведал Остап Богданович, - а после седьмого стакана уточнил, что он маньяк настолько робкий, ленивый и трусливый, что за всю жизнь никого не изнасиловал и вообще девственник.
   Собеседники на минутку замолчали, и стало слышно, что по радио в другой комнате какой-то чтец декламирует что-то патетическое, что-то типа "Над седой равниной моря гордо реет Гайавата, томагавком потрясая, быстрой молнии подобным..."
   - Сказать по правде, люблю женский стриптиз, - сообщил Иосиф Соломонович.
   - А я не люблю, а обожаю, - признался Клим Филиппович.
   - А мне в женском стриптизе нравится не столько, может быть, даже сам процесс, сколько конечный результат, - откровенничал Остап Богданович. - Когда любуешься неодетой женщиной, то в голову даже приходит мысль, что напяливать на такую красоту одежду, пусть даже и так называемое сексуальное бельё, это такое же кощунство и святотатство, как на картине великого живописца - какого-нибудь там Рафаэля или Леонардо да Винчи - малевать каляки-маляки.
   - Скажи, Иосиф, а это правда, что иудеи и мусульмане перед тем, как применить презерватив, производят его обрезание? - спросил Клим Филиппович.
   - Плюнь в левую ноздрю тому, кто ляпнул тебе такую дурость!
   - А в правую можно?
   - Можно.
   - Я заметил, что если женщина спрашивает тебя, не желаешь ли ты, дескать, расслабиться, то это означает, что тебе придётся напрячься, - сказал Остап Богданович.
   - За милых дам! - воскликнул Клим Филиппович, поднимая рюмку с коньяком.
   - А потом догоню и ещё раз за милых ка-ак дам! - мигом скаламбурил Иосиф Соломонович, и они весело выпили...
  
   - Если тебя ударят по правой щеке, подставь левую, - процитировал однажды Клим Филиппович.
   - А если ударят по левой, подставь челюсть, - добавил Иосиф Соломонович, но уже не цитату, а от себя.
   - А если ударят по челюсти, подставь лоб, - продолжил Остап Богданович.
   - А если ударят по лбу, подставь нос, - сказал Клим Филиппович.
   - Ну, а если уж и по носу ударят, то тогда... тогда укокошь этих гадов самым зверским способом! - подвёл черту Иосиф Соломонович.
  
   - Олигофрен, - указал раз Клим Филиппович на самодовольного субъекта в телевизоре. - То есть, тьфу, не олигофрен, а олигарх, оговорился. Похожие слова, путаю. Вот уж у кого денег куры не клюют!
   - Да у всех, абсолютно у всех, в том числе и у нас с вами, денег куры не клюют, если подойти к вопросу педантично, - молвил Иосиф Соломонович. - И это связано не только с тем, что у нас с вами нет кур...
   - У моей тёщи в деревне есть, - вставил Остап Богданович.
   - ...но в первую очередь с тем, что курам вообще не свойственно клевать деньги. Они клюют зерно, или там червячков... Другое дело - страусы. Вот они клюют всё что попало, клюют и глотают, в том числе могут и деньги... Поэтому правильнее было бы говорить: у него денег страусы не клюют. В смысле, денег так много, что страусы ими уже обожрались и больше не хотят.
   Клим Филиппович пробурчал:
   - Противно смотреть, как богачи жируют в то время, когда бедняки...
   - Э, позвольте с вами не согласиться! - перебил его Иосиф Соломонович. - Нынче богатые следят за своим здоровьем, в частности, потребляют полезную пищу, дорогую и полезную, в которой, в частности, нет лишних жиров. А вот бедняки обречены есть пищу дешёвую и неполезную, в том числе, излишне жирную. Так что, жируют у нас, поневоле, именно бедняки, а богатые могут себе позволить не жировать.
   - Гм... Бедняки жируют, а богачи наоборот... Парадоксальная ситуация, - сказал Клим Филиппович. - Хорошо всё-таки, что мы с вами не стали олигархами, обезображенными солидностью и озабоченными сверхприбылями, а остались нормальными людьми
   - Не надо думать, что в олигархах нет ничего человеческого, - заметил Иосиф Соломонович. - Кое-что человеческое в них всё же есть.
   - Вот, например, моча в них чисто человеческая, - подхватил Клим Филиппович, - думаю, это подтвердит любой анализ. Ну и ещё кое-что...
   - По-моему, благородный, справедливый, сострадательный, бескорыстный человек, то есть человек настоящий, в принципе не может быть сверхбогатым, так же как вода в принципе не может находиться в дырявом сосуде, если только не стала льдом или не повисла в невесомости, - размышлял Остап Богданович. - Не сможет такой человек иметь миллиарды денег, когда на свете столько людей не имеют самого необходимого. Он раздаст лишние богатства нуждающимся и станет небогатым.
   - Вот мы с вами люди сравнительно небогатые, но это далеко не единственное наше достоинство, - похвастался Иосиф Соломонович.
   - В Библии сказано: легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в рай, - процитировал Клим Филиппович.
   - А это зависит от размеров иглы, - произнёс Иосиф Соломонович. - Очень богатый индивид может заказать и оплатить изготовление иглы настолько огромной, что сквозь её ушко сможет пройти не только верблюд, но и слон, или даже жираф, не пригибаясь.
   - Жадность погубит наш мир, - вздохнул Остап Богданович. - Мало, очень мало, катастрофически мало в мире благородства, справедливости, духовности, порядочности, бескорыстия, сострадания...
   - А я думаю, что в глубине души многие люди хотели бы быть благородными, справедливыми, бескорыстными и так далее, одним словом, хотели бы быть хорошими, но либо стесняются, боятся выглядеть "белыми воронами", либо прагматически прикидывают, что это невыгодно, - сказал Иосиф Соломонович. - Эх, как было бы здорово, если бы быть благородным, бескорыстным, духовным, справедливым, честным, неподкупным и т.д. было бы настолько модно и выгодно, что все, кто этого хочет, могли бы себе это позволить!..
  
   Как-то сидели Остап Богданович и Иосиф Соломонович в сквере на скамье, где на деревянной спинке кто-то когда-то вырезал ножичком загадочный текст: "Тварь я бесстрашная, или лево имею?" Клим Филиппович не заставил их себя долго ждать, явился, пожал сидящим руки и, доставая из кармана блокнот, сообщил:
   - А я тут намедни кое-что сочинил.
   - Так ты у нас теперь сочинитель?! - изумился Иосиф Соломонович. А Остап Богданович иронично заметил:
   - Ну, сочинять-то каждый сочинитель может. А вот ты попробуй стать сочинителем, ничего не сочинив! Это действительно не каждому дано!..
  
   Вот и всё пока, что хотел я вам поведать, бесценный читатель, о трёпе Иосифа Соломоновича, Клима Филипповича и Остапа Богдановича.
   А если бы это было не литературное сочинение, а кинолента, я закончил бы её такими титрами:

Во время съёмок этого фильма не пострадал ни один мазохист,
как ни напрашивался.

  
   Февраль 2007 г.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ф.Юлия "Я смертная."(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"