Кохинор: другие произведения.

Дурацкие игры магов. Часть 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Часть вторая.
  Глава 1.
  Новый король Годара.
  
  Дима отошёл от Источника и повернулся к друзьям:
  - Я скоро, - сказал он и исчез.
  Ричард и Валечка уселись на красные плиты.
  - Он пошёл за ней, - тихо сказал инмарец.
  - Она не вернётся, - грустно вздохнул Солнечный Друг. - Ему будет трудно без неё.
  - Он справится. Он уговорит её.
  - Стася выросла на Земле. Она не сможет преступить общепринятые моральные нормы...
  
  Хранительница стояла на кухне своей московской квартиры и отрешённо смотрела на высохшую примулу в расписном глиняном горшке. Наконец, она решительно шагнула к окну, взяла погибший цветок и выбросила его в помойное ведро. Затем помыла руки, поставила чайник на плиту и достала из шкафчика железную банку с чаем. Вода закипела. Стася заварила чай, налила его в чашку и устало опустилась на табурет. Подперев подбородок рукой, она задумчиво провела пальцем по золотому ободку чашки:
  - Дима...
  - Мне очень жаль, детка, - мягко произнёс Фёдор, воплотившись из воздуха и усаживаясь за стол.
  Дочь бросила на него равнодушный взгляд.
  - Не утруждай себя сочувствием. Я насмотрелась спектаклей в Керонском замке и не желаю видеть их в собственном доме, - ровно сказала она и отвернулась.
  - Налей мне, пожалуйста, чая, - как ни в чём не бывало, попросил Высший маг.
  - Обойдёшься!
  Фёдор пожал плечами, и в его руке появилась чашка. Он обхватил её длинными ухоженными пальцами и проникновенно заговорил:
  - Он не нужен тебе, Стася. Зачем возится с моральным уродом? Он не способен жить нормальной жизнью. Он не достоин твоей любви.
  - Теперь я тоже не смогу жить нормально, - хладнокровно сказала Станислава. - Ты бросил меня в ад, но я благодарна тебе за урок, великий лгун Лайфгарма! Я прощаю тебе всё, что пережила по твоей вине, но то, что ты скрыл от меня, что Дима мой брат - не прощу никогда!
  - Но...
  - Я хочу остаться одна, - оборвала его Стася. - Я жду брата.
  - Он не придёт.
  Хранительница взглянула за спину отца и печально улыбнулась. Внутренне холодея, Фёдор обернулся и остолбенел: перед ним стоял сын.
  Дмитрий оглядел Легенду Лайфгарма с ног до головы и хищно оскалился.
  - Не убивай его, - попросила Стася, - пусть живёт.
  - Зачем? - Смерть сверкнул белыми глазами.
  - Всё-таки он наш папа, - горько усмехнулась Стася и приказала: - Оставь нас, Фёдор! - Высший маг демонстративно фыркнул и поудобнее устроился на стуле. - Ты оглох?
  - Тебе помочь, папа? - холодно поинтересовался Смерть.
  От взгляда сына мурашки побежали по спине Высшего мага. Ему очень хотелось послушать беседу детей, но он не решился перечить Смерти. "Главное сейчас - выжить", - сказал себе Фёдор и встал:
  - Что ж, не буду вам мешать. - Он шагнул к двери и, не удержавшись, язвительно добавил: - Не треплите друг другу нервы. Вам всё равно не быть вместе.
  - Его нужно убить, - настойчиво произнёс Дима, когда они остались одни.
  - Садись пить чай. - Хранительница достала из шкафчика чашку и поставила её перед братом.
  Дмитрий опустился на стул и, не глядя в глаза возлюбленной, безнадёжно прошептал:
  - Пойдём со мной.
  - Ты был прав. Мне не стоило возвращаться в Лайфгарм. Моё место здесь, на Земле.
  - Я не могу без тебя.
  - Нет. Ты справишься. Ты сильный. Я никогда не встречала таких, как ты. Ты лучший... и ты мой брат! - с отчаянием произнесла Хранительница, и губы её задрожали.
  - Пойдём со мной, - с мольбой повторил Дима. - Я не могу без тебя. Зачем тебе оставаться с ним? Фёдор опасен. Я не верю, что он откажется от власти. Его не удовлетворит роль простого смертного. Он - Высший маг. Он привык к славе и почестям. Он захочет вернуться и отомстить: тебе, мне и всему нашему Миру. Зачем давать ему шанс? Позволь мне убить его.
  - Пусть живёт и помнит о том, что натворил. Он не достоин смерти!
  - Это опасная игра, Стася. Я боюсь за тебя. Пойдём со мной. Я сумею защитить тебя.
  - Я не вернусь. Я не могу быть рядом с тобой и называть тебя братом, - прошептала Стася и опустила голову, не в силах смотреть ему в глаза. - Мы должны расстаться.
  - Я не смогу забыть тебя, - воскликнул Дима и накрыл её запястье ладонью.
  Хранительница в ужасе отдёрнула руку:
  - Уходи! Пожалуйста, уходи!
  - Хорошо. - Дмитрий поднялся, лицо его стало непроницаемым: - Я сделаю, как ты хочешь, но, помни: я всегда рядом. Позови, и я приду.
  Брат исчез, и Стася разрыдалась.
  - Он ушёл? - на кухню заглянул Фёдор.
  Хранительница вскинула голову и со злостью взглянула на него:
  - Всё кончено! Не желаю слышать ни о Лайфгарме, ни о магии! Ничего не было! Ты - травник Михей! Собирай цветочки и не вмешивайся в мои дела! Отныне я буду жить так, как сочту нужным!
  - Ты забываешь, кто перед тобой! - возмутился Фёдор. - Я - Легенда Лайфгарма! Я - Высший маг! Я научу тебя уважать отца!
  "Начинай! Я жду, - раздался в его голове вкрадчивый голос сына, и Фёдор замер с недоумённым лицом. Он не чувствовал мысленного присутствия Димы. - Да, кто ты такой, чёрт возьми?" - испуганно подумал экспериментатор.
  "Твоя Смерть. Один неловкий жест, и ты мой".
  - Хорошо, дочка, - нервно откашлявшись, произнёс Фёдор, - делай, что хочешь. Мне всё равно.
  - Вот и договорились, - ровным голосом сказала Стася и вылила остывший чай в раковину.
  
  Валечка и Ричард взглянули в бело-голубые глаза Димы, и их обдало холодом.
  - Куда теперь? - осторожно поинтересовался инмарский принц.
  - В Керон. Это мой дом. - Дима говорил и смотрел сквозь друзей, его мысли были далеко.
  - А как же Артём? - тихо спросил Валечка.
  - Он в Камии. Я прорвусь туда, - твёрдо сказал Дима. - Тёма не должен стать Смертью.
  Ричард нахмурился:
  - А Стася?
  - Она отказалась идти со мной. Я её брат. Мы не можем быть вместе. Пусть спокойно живёт там, с отцом, - еле слышно проговорил Дмитрий.
  - С отцом? - неодобрительно покачал головой инмарец. - Ты не убил его?
  - Мы отправляемся в Керон! - отрезал маг, и лёгкий ветер лизнул лица друзей.
  Они стояли в тронном зале мрачного Керонского замка. Дмитрий, прямой, как стальной прут, подошёл к трону и опустился на него. С минуту он о чём-то размышлял, потом оглядел себя и щёлкнул пальцами. Ричард и Валечка почувствовали, как завибрировал воздух, и с удивлением уставились на друга: кроваво-красная с чёрным подбоем мантия, белая батистовая рубашка под горло, чёрные брюки, чёрные ботфорты с красными отворотами, на голове - янтарная корона. Лицо нового короля Годара было мрачным и безжизненным, лишь в глазах горели решимость и боль.
  - Что ты делаешь? - хмуро спросил Ричард. - Зачем тебе это?
  - Это мой замок. Я буду жить здесь. У меня больше ничего нет. - Голос Дмитрия был ровным и спокойным. - Оставайтесь со мной, друзья.
  - Нет, - покачал головой инмарец. - Мы не нужны тебе, сейчас тебе никто не нужен. Верни меня в Инмар.
  Дима безразлично кивнул и перевёл тяжёлый взгляд на Валечку. Солнечный Друг поёжился и тихо произнёс:
  - Я, пожалуй, с Ричардом пойду.
  - Ты не хочешь вернуться в свой Мир, землянин? - удивился Дмитрий.
  - Нет, там Фёдор. Я боюсь его. Я хочу в Инмар.
  - Да будет так. - Глаза Димы побелели...
  Ричард и Валечка исчезли, а Смерть ещё долго сидел на троне с каменным лицом. Он остался один. "Стася... Тёма..." Смерть тяжело поднялся и пошёл по своему замку - кровавая мантия развивалась за спиной, делая его похожим на хищную птицу. "Они хотели, чтобы я убивал. Я не буду убивать. Они хотели, чтобы я разрушал - я буду созидать!" - крутилось в голове Смерти. Он шёл к разрушенному крылу замка, и слуги прятались от нового правителя Годара.
  Смерть остановился. Он смотрел на руины и вспоминал. Боли не было. Холод сковал его сердце. Смерть вскинул руки и начал восстанавливать знакомые стены. Он созидал и не ничего чувствовал: ни горечи, ни радости. Ничего!
  Когда новый король вернулся в тронный зал, придворные встретили его восторженными криками. Равнодушным взглядом Смерть обвёл их испуганно-подобострастные лица и объявил:
  - Король Олефир отрёкся от престола. Я его наследник, и взойду на трон. Оповестите правителей Лирии, Инмара и Главного Гнома. Коронация завтра в шесть! - Смерть снял с головы янтарную корону, положил её на трон и исчез.
  Секунду в зале стояла тишина, а потом придворные разом зашумели, наперебой обсуждая нежданное отречение Высшего мага.
  
  На следующий день, ровно в шесть вечера, Дмитрий возник на троне и удовлетворённым взглядом обвёл разодетых в пух и прах гостей. Он улыбнулся Ричарду и Валечке и поманил их к себе. Инмарский принц и Солнечный друг прошествовали к трону и встали по обе стороны от нового короля Годара. Торжественно пропели трубы, и герольд провозгласил:
  - Принц Дмитрий по праву, данному ему королём Олефиром, готов стать повелителем Годара! Говорите, если есть, что сказать, или запечатайте уста навечно!
  Гости промолчали, и маг-миротворец на ватных ногах побрёл к керонскому выродку. В дрожащих руках он нёс красную бархатную подушку, на которой возлежала янтарная корона Годара. Дмитрий насмешливо посмотрел в глаза миротворцу, тот потупил взгляд и водрузил корону на его голову.
  - Свершилось! - объявил герольд и первым поклонился королю Годара.
  - Благодарю вас, господа, - скучным голосом сказал Дима.
  - Бал! - объявил церемониймейстер и ударил посохом об пол.
  Зазвучала музыка, но никто из гостей не двинулся с места. Церемониймейстер смутился и, склонившись к новоиспечённому монарху, прошептал:
  - Вы должны соблюдать традиции, государь. Первый танец Ваш.
  Дмитрий пожал плечами, легко поднялся и направился прямо к лирийской принцессе. Он галантно подал ей руку, вывел на середину зала и с улыбкой взглянул в испуганное личико девочки:
  - Я не кусаюсь. - В глазах Вереники заблестели слёзы, и Дима осуждающе покачал головой: - Успокойтесь, принцесса, я не обижу вас.
  - Но все говорят... - пролепетала девочка и часто заморгала.
  - Мало ли что говорят, - усмехнулся Дмитрий. - Я, например, слышал, что Вы ученица Роксаны, но в Керон Вы пришли как принцесса Лирии.
  - Я хотела стать Высшим магом, но Совет отослал меня домой, - вздохнула Вереника.
  - Какой нехороший Совет, - иронично улыбнулся Дима и серьёзно добавил: - Зря они так. У Вас хороший магический потенциал, принцесса.
  - Правда? - обрадовалась Вереника, и страх в её больших синих глазах сменился любопытством: - Вы точно уверены?
  - Клянусь!
  Лирийская принцесса счастливо улыбнулась:
  - Вот и Тёма мне так говорил, а я всё сомневалась.
  - Старшим иногда можно верить, - рассмеялся Дима, кружа Веренику по залу.
  - Вы не такой, как говорят.
  - Никому не рассказывайте об этом, принцесса, иначе, меня засмеют.
  - Никто не посмеет смеяться над Вами!
  - Почему?
  - Ну... Вы...
  - Потому что, я - Смерть? - помог ей Дима.
  - Да. - Вереника отвела взгляд.
  - Вы боитесь меня?
  - Не знаю. Вы странный...
  - Вы тоже, - задумчиво проронил Дима.
  Музыка смолкла. Король Годара проводил лирийскую принцессу к родителям и, с чувством выполненного долга, уселся на трон. Музыканты заиграли вновь, и пары закружились по залу.
  - Что ты натворил?! - напустился на побратима Ричард.
  Дима удивлённо посмотрел на него:
  - А что я сделал?
  - Смотри сам. Бедная принцесса!
  Дмитрий взглянул на Веренику и скрипнул зубами. Девочка потеряно стояла у стены рядом с родителями, а вокруг было пусто. Лайфгармцы старательно обходили королевское семейство стороной, словно его поразила чума.
  - Почему? - растерянно спросил Дима. - Мы всего лишь танцевали!
  - Ты не можешь всего лишь танцевать. Ты смеялся и разговаривал с ней. Теперь все считают, что она принадлежит Смерти. А, значит, и Лирия тоже.
  - Бред, - тихо прорычал Дмитрий.
  - Может и бред, но Высшим магам Ника не нужна, да и в Лирии у неё теперь будут проблемы: кто возьмёт её замуж? - сухо произнёс Ричард.
  - Я.
  - Ты? Но Нику любит Тёма! Да и Стася...
  - Стася моя сестра, - прошептал Дима и решительно встал.
  Весь вечер он танцевал с Вереникой.
  
  К утру гости разъехались, и король Годара, наконец, остался наедине с друзьями. Полупьяный Валечка развалился на ступенях перед троном и лукаво посмотрел на Диму:
  - Женишься?
  - Да. И хочу, чтобы вы сопровождали меня в Литту.
  - Когда? - хмуро поинтересовался Ричард.
  - Сегодня.
  Солнечный Друг наполнил чашу вином и горестно вздохнул:
  - Эх, Ричи, теряем мы друга.
  - Почему? - удивился Дима.
  - Тёма тебя прибьёт.
  Король Годара помрачнел:
  - Я отдам её Тёме, как только он вернётся.
  - Тогда зачем жениться? - изумился Валечка. - Что-то ты мудришь, дружище.
  - Помолвка не свадьба. Я просто возьму Нику под свою защиту, - сухо сказал Дима, протрезвил Солнечного Друга и вместе с ним и Ричардом перенёсся в тронный зал литтийского дворца. Маг прошептал несколько слов, и перед ним появился личный секретарь Геласия.
  - Господин Силан, доложите Его величеству, что в Лирию с официальным визитом прибыл король Годара.
  Секретарь поклонился и исчез, а Дима посмотрел на угрюмого, как сыч, Ричарда:
  - Тебе что-то не нравится?
  - Моё мнение ничего не изменит.
  - Я подумал о последствиях, Ричи.
  Инмарский принц хотел возразить, но в этот момент двери распахнулись, и в тронный зал вступили царь и царица Лирии. За ними шла Вереника. Король Годара дождался пока Геласий сядет на трон и, слегка поклонившись, произнёс:
  - Я прошу руки Вашей дочери.
  Павлина прижала Веренику к себе и испуганно посмотрела на мужа, а Геласий, собрав всё своё мужество, ответил:
  - Это невозможно. Нике всего девять лет, ей рано думать о замужестве.
  - Согласен, - кивнул Дима, - но мы можем обручиться, а со свадьбой подождём до совершеннолетия принцессы.
  Геласий покосился на жену, и та быстро кивнула.
  - Хорошо, - вздохнул царь. - На том и порешим. Вереника! Подойди к своему жениху!
  Павлина разжала объятья. Принцесса подбежала к Диме, взяла его за руку и радостно улыбнулась:
  - Пока нет Тёмы, я с удовольствием побуду твоей невестой, Смерть.
  Павлина закатила глаза и в ужасе схватилась за сердце, а Геласий вскочил:
  - Слышать не хочу об этом охламоне! Думать о нём забудь! Я не отдам дочь непутёвому мальчишке, будь он хоть трижды временной маг!
  - Я люблю Тёму! - топнула ногой Вереника. - Он вернётся и женится на мне!
  Геласий заискивающе посмотрел на короля Годара:
  - Она ещё дитя и не понимает...
  - Не важно, - перебил его Дима и позвал: - Михаил!
  Миротворец появился мгновенно. Не скрывая ехидства, он поклонился обоим монархам и гордо произнёс:
  - Совет готов засвидетельствовать помолвку, если Вереника не против.
  Принцесса возмущённо посмотрела на Высшего мага:
  - Конечно, я не против!
  Ричард вытаращился на неё, а Валечка громко расхохотался. Дима строго посмотрел на землянина, и тот закусил рукав балахона. Лицо миротворца стало кислым:
  - Приступим! - сквозь зубы процедил он и торжественно провозгласил: - Пусть Лайфгарм станет свидетелем обручения короля Годара и принцессы Лирии.
  Вереника счастливо посмотрела в глаза жениха:
  - Где кольцо? - Дмитрий поцеловал её маленькую ручку, и на безымянном пальце принцессы засияло толстое золотое кольцо с чёрной жемчужиной. Девочка придирчиво рассмотрела его и благосклонно кивнула: - Пусть весь Лайфгарм знает, что меня любит Смерть!
  Дмитрий нервно кашлянул, чмокнул невесту в щёку и шепнул:
  - В комнате тебя ждёт подарок. - Вереника довольно хихикнула и исчезла, а Дима обратился к Геласию: - Не корите себя, Ваше величество. Вы заключили отличный союз, он упрочит мир в Лайфгарме. И не бойтесь за дочь. Я никогда не обижу её.
  - Ходят слухи, что вы с Артёмом друзья, - неожиданно сказала Павлина. - Это правда?
  - Да. Но это не должно вас тревожить, царица. С Вереникой всё будет хорошо. Обещаю.
  - Конечно, - растерянно произнесла Павлина и взволнованно посмотрела на мужа.
  Пресекая дальнейшие вопросов, король Годара поспешил откланяться:
  - Мне пора. До встречи, Ваши величества. - Он поклонился и вместе с друзьями вернулся в Керон.
  - Это все развлечения на сегодня? - ворчливо спросил Ричард.
  - Отстань от него, - вмешался Валечка. - Пусть делает, что хочет.
  - А что будет, когда Артём вернётся, а Стася одумается?!
  - Ничего, - пожал плечами Дима.
  - Артём женится на Веренике, а Стася не одумается! - категорично сказал Солнечный Друг. - Я хорошо её знаю.
  Дмитрий внимательно посмотрел на Валентина:
  - Почему вы развелись?
  - Почему, почему... - Солнечный Друг уселся на ступени перед троном и взял недопитую чашу. - Характерами не сошлись.
  - А серьёзно?
  Валечка залпом выпил вино и вздохнул:
  - Ну что ты пристал, Дима. Давно это было!
  - И всё-таки? - усмехнулся инмарец.
  - Вот пристали, зануды, - сморщил нос землянин.- Работать она меня заставляла. Ясно?!
  - Работать? - в один голос воскликнули Ричард и Дмитрий. - А ты не работал?
  - Работал. В меру своих слабых сил. А основное время я посвящал творчеству! - гордо ответил Валентин.
  - И что ты творил? - серьёзно спросил инмарец.
  - Я задумал написать гениальный роман о нашем времени.
  - Написал? - скептически поинтересовался Дима.
  - Нет. Я только начал обдумывать его, как эта курица со мной развелась! Со мной! Величайшим писателем современности! - взорвался Валентин и вскочил. - Я почти начал писать первую главу, и вдруг такой удар! До творчества ли тут?! Я пытался объяснить ей, кого она теряет, но разве способна женщина понять своим скудным умишком, что такое настоящая литература!
  Король Годара сотворил кувшин вина и сунул его в руки друга:
  - Лучше пей.
  Валечка заглянул в кувшин, перевёл взгляд на Диму и скривился:
  - Понимаю, тебе неприятно слышать мои слова, но твоя сестра - глупая курица! И она лишний раз подтвердила это, оставшись на Земле! Она хочет, чтобы в её жизни всё было, как у людей: дачка, тачка, тишь да гладь. Я не смог дать ей этого, потому что грядки и тряпки меня раздражают, и я не хочу горбатиться ради лишней пары туфель или машины лучшей, чем у соседа. Ты - другое дело. Ты можешь обеспечить ей такую жизнь, как она мечтает. Уверен, ты даже попробовал бы жить такой жизнью, как она хочет, но на сколько бы тебя хватило? Фира, конечно, научил тебя терпению, но, руку даю на отсечение, больше года ты бы не выдержал.
  - Я люблю её такой, какая она есть, - тихо сказал Дмитрий.
  - Тогда, ты - совершенство, - язвительно усмехнулся Солнечный Друг и грустно добавил: - Но вряд ли она оценит это.
  - Закрой, наконец, рот! - прорычал Ричард и посмотрел на побратима: - Отправь нас в Инмар, Дима, пока этот балабол не получил по морде.
  Дима кивнул и перенёс друзей в Зару. Оставшись один, он поднял со ступеней чашу Валентина, наполнил её вином и сел на трон.
  - Мне всё равно, Валя. Она всё для меня... - прошептал Смерть и взглянул на сестру.
  
  
  Глава 2.
  Станислава.
  
  Яркий солнечный луч упал на лицо Хранительницы, и она открыла глаза. Из кухни доносился аромат свежемолотого кофе: Фёдор готовил завтрак, что-то мурлыча себе под нос. Почувствовав, что дочь проснулась, он появился на пороге спальни и ласково произнёс:
  - Доброе утро, дочка, завтрак готов.
  Стася нервно расхохоталась:
  - С чего такая забота? Или ты добавил в кофе мышьяк?!
  Фёдор невозмутимо пожал плечами и вернулся на кухню. Хранительница с ненавистью посмотрела ему вслед, вскочила, накинула халат и бросилась за ним.
  - Значит так, папа! - категорично сказала она. - Я больше не желаю жить, как нищенка! Ты показал мне другую жизнь, так что, делай, что хочешь, но через неделю я должна жить в особняке!
  - Без проблем! - ухмыльнулся Фёдор. - Хоть в замке. Твой отец - великий маг. Ты хочешь богатства? Понимаю тебя, девочка.
  - Это не всё. Я отсутствовала на Земле больше года. Я потеряла свой салон. Ты дашь мне денег, и я организую фирму.
  - Зачем тебе работать? Я легко обеспечу нам безбедное существование.
  - Конечно, обеспечишь. Что тебе остаётся, - презрительно хмыкнула Стася.
  - Как ты разговариваешь с отцом?!
  - Ты сломал мне жизнь, и теперь вечно будешь замаливать этот грех! Ты получил приказ, маг. Исполняй! Что делать дальше, скажу позднее!
  - Я не слуга! Я твой отец!
  - Мой отец - Михей! Он умер три года назад! - отрезала Стася. - А ты живёшь из милости. Я не позволила брату убить тебя, и теперь твоя жизнь принадлежит мне!
  - Ты много себе позволяешь, дрянь! Я скорее убью тебя, чем буду выполнять твои приказы! - рассвирепел Фёдор.
  - Убей! Сделай одолжение! Избавь от бессмысленного существования! - с вызовом сказала Стася и вплотную подошла к отцу. - Начинай! Я жду!
  - С удовольствием! - сверкнул глазами экспериментатор.
  "Угомонись. Ты сдохнешь раньше, чем поднимешь руку. Твоя Смерть рядом", - услышал он холодный голос сына и отступил. Трясущейся рукой Фёдор вытер со лба капельки пота и с ненавистью посмотрел на дочь:
  - Через неделю у тебя будет особняк, а это - деньги на фирму. - На столе появились ровные стопки бледно-зелёных купюр.
  Стася внимательно посмотрела на отца и сказала в воздух:
  - Зачем ты вмешался?
  "Я люблю тебя", - прошептал Дима.
  - Я не буду завтракать. - Хранительница выбежала из кухни, ворвалась в спальню и, распахнув шкаф, схватила первые попавшиеся джинсы. Слёзы застилали глаза, и Стася никак не могла засунуть ногу в узкую штанину.
  "Я помогу", - раздался голос Димы, и джинсы сами налезли на ноги. Из шкафа вынырнула водолазка и, на секунду растворившись в воздухе, оказалась на Хранительнице. На ногах появились кроссовки, а на постель упала раскрытая сумочка, из которой торчала пухлая пачка денег. Стася посмотрела на них и взвыла:
  - Оставь меня в покое! Я должна забыть тебя! Ты мой брат! - Она схватила сумочку и бросилась вон из квартиры.
  - Куда ты? - крикнул ей вслед отец.
  - Не твоё дело! - рявкнула Стася и, не дожидаясь лифта, понеслась вниз по ступенькам.
  На скамейке у подъезда сидели всё та же троица пенсионерок. За прошедший год они ничуть не изменились.
  - Стасенька?! - всплеснула руками одна из них.
  - Где ж ты пропадала? - подхватила другая.
  - Не ваше дело! - огрызнулась Хранительница и ринулась в арку.
  - Грубиянка! - поморщилась старушка.
  - А ты вспомни, с кем она водилась.
  - Да уж... С кем поведёшься...
  - Где ж она всё-таки шлялась целый год?..
  - А ведь и бывший её тоже пропал. Помните, что Розалия Степановна говорила? Уехал за ней на дачу и не вернулся.
  - Ага. Как же. Милиция приезжала, всё осмотрела. Не было их на даче!
  - Так, где ж они были? Может, снова сошлись и вместе уехали?
  - Чтобы этот нытик мамочку не предупредил? Он же шагу без неё ступить не мог. Всё мамочка, мамочка. Моя мамочка сказала, моя мамочка велела...
  - Ой, а кто в окне-то?
  Пенсионерки дружно задрали головы, но Фёдор уже отступил в глубину комнаты.
  - Михей... Ей Богу, Михей... - перекрестилась пенсионерка. - Вернулся-таки!.. Что же это делается?!..
  - О! Смотрите-ка! Верка из тридцать пятой шлёпает! Слыхали?! От неё вчера мужик ушёл.
  - Да что ты? - всплеснули руками товарки и, забыв о Михее и его дочери, принялись обсуждать личную жизнь несчастной Верки...
  Стася выскочила на проспект, остановила первую попавшуюся машину и, назвав адрес, уселась на переднее сидение. Автомобиль рванул с места, и Хранительница скрипнула зубами: "Оставь меня в покое, Дима! Я не нуждаюсь в твоей магии!"
  "Мне приятно помогать тебе!"
  "Ненавижу тебя!"
  "Не злись, я люблю тебя"
  Стася закрыла лицо руками:
  "Когда это кончится?"
  "Возвращайся в Лайфгарм и просто живи рядом со мной".
  "Ты мой брат!"
  "Да. Хочешь, я сделаю тебя королевой Годара?"
  "Я ничего не хочу! Лучше бы мы никогда не встретились!"
  Машина остановилась. Стася, не глядя, бросила водителю несколько купюр, выскочила на улицу и понеслась к кирпичной девятиэтажке в глубине двора. Домофон пискнул, дверь услужливо распахнулась, и заплаканная Хранительница вбежала в подъезд.
  - Если ты не отстанешь, я покончу с собой! - вскрикнула она, колотя ладонью по кнопке лифта.
  "Успокойся".
  - Отстань! - Стася сжала кулаки. - Я приказываю тебе, Смерть!
  "Хорошо, - грустно отозвался Дима. - Я постараюсь не вмешиваться в твою жизнь".
  Хранительница вошла в лифт и нажала на кнопку восьмого этажа. Двери закрылись. Стася прижалась к ним пылающеё щекой и прошептала:
  - Я тоже люблю тебя, Дима. Если б ты не был моим братом...
  У дверей квартиры, Станиславе пришла запоздалая мысль, что Маруси может не оказаться дома: "Надо было сначала позвонить", - вздохнула она и надавила на звонок.
  В прихожей раздались торопливые шаги, дверь распахнулась.
  - Станислава Михеевна?! - Маруся растерянно хлопала длинными ресницами и улыбалась. - Откуда Вы? - И, опомнившись, засуетилась: - Проходите. Сейчас я кофе сварю.
  - Спасибо, - всхлипнула Хранительница, скинула кроссовки и прошла на кухню.
  Маруся заправила кофеварку, села рядом с бывшей начальницей и осторожно спросила:
  - Почему Вы плачете? Что с Вами случилось?
  - Так вышло, что ты моя единственная подруга, Маша, - нервно теребя сумочку, произнесла Стася. - Я расскажу тебе, как провела этот год, только, ради Бога, не думай, что я сошла с ума. - Маруся разлила кофе по чашкам, подперла подбородок рукой и выжидающе посмотрела на гостью. - Я была в Лайфгарме, - вздохнув, начала Хранительница...
  - Как я Вам завидую... - мечтательно протянула Маруся, когда Стася закончила свой рассказ. - Я бы тоже хотела побывать в другом Мире. Может, Вам всё же вернуться к брату? Вы станете королевой, а я - Вашей фрейлиной. У меня никого нет на Земле, да и у Вас тоже. Что нам здесь делать?
  Хранительница ошарашено уставилась на бывшую секретаршу:
  - Не думала, что ты мне поверишь...
  - А что здесь такого? - пожала плечами Маруся. - Вы владели магическим салоном. Вы разбираетесь в травах, умеете гадать на картах. Почему бы, однажды, Вам не отправиться в другой Мир?
  Стася глотнула холодного кофе:
  - Я не вернусь к нему. Он мой брат.
  - Да, конечно, но так здорово, когда есть человек, который о тебе заботиться, - вздохнула Маруся.
  - Он мой брат! - упрямо повторила Хранительница. - Ты не понимаешь, какой шок я испытала, узнав, что спала с родным братом!
  Маруся равнодушно пожала плечами, посмотрела в окно и преувеличено бодро спросила:
  - Чем мы будем заниматься на Земле?
  - Туристическим бизнесом.
  - А как же магия?
  - Слышать о ней не желаю! Я открою агентство, стану его директором, а ты будешь моим заместителем. Согласна?
  - Конечно. Мне нравилось работать с Вами.
  - Тогда перейдём на ты. Мы же подруги. - Маруся улыбнулась, кивнула и вновь заправила кофеварку, а Стася достала косметичку, вытерла слёзы, подкрасила глаза и поинтересовалась: - У тебя есть интернет?
  - Да.
  - Отлично. Сейчас будем искать помещение для офиса, тем более что в средствах мы не стеснены. Кстати... - Хранительница вытащила из сумочки пачку купюр и положила перед Марусей: - Это аванс, Маша...
  Ближе к вечеру Станислава уехала, а Маруся понеслась в магазин. Она остановилась у рыбного отдела и хищным взглядом впилась в жирный блестящий кусок осетрины.
  - Только что привезли, - доверительно сообщила ей продавщица. - Сколько Вам отрезать?
  - Зачем резать? Я возьму весь кусок, - сглотнув слюну, ответила Маруся.
  Продавщица взвесила осетрину и ловко завернула её в бумагу:
  - Что-нибудь ещё?
  Маруся жадным взглядом обвела витрину:
  - Чёрной икры. Полкило. И килограмм тигровых креветок. И вон того омара. - Она заворожено указала на громадного красного монстра.
  Улыбка продавщицы достигла запредельных размеров. Женщина стремительно упаковывала продукты, приговаривая:
  - Мы будем рады видеть Вас снова. - Она сложила покупки в пакет и назвала сумму, от которой ещё вчера у Маруси случился бы инфаркт. Сегодня же она спокойно достала из сумочки кошелёк и с непринуждённым видом расплатилась.
  Вернувшись домой, Маруся аккуратно разложила деликатесы на кухонном столе, села на табурет и с вожделением уставилась на них...
  
  Утром Хранительница заехала за подругой на новенькой серебристой "Тойоте". По дороге к офису, они посетили бутик и приоделись. Теперь обе выглядели, как классические бизнес-леди: строгие элегантные костюмы, светлые блузки, туфли на высоких каблуках... Молодой маклер, показывавший им офис, с откровенным восхищением смотрел на деловых красавиц, а, прощаясь, с улыбкой сказал:
  - Вы похожи на неземных принцесс, дамы. Вы созданы для балов и светских приёмов, а не для жестокого мира бизнеса. И всё же, я желаю вам удачи. - Он проводил их до машины и долго стоял на краю тротуара, глядя вслед ловко лавирующей среди потока автомобилей серебристой "Тойоте".
  Станислава довезла Марусю до дому и, поручив обзвонить фирмы, занимающиеся дизайном офисов, поехала на встречу с отцом: Фёдор нашёл особняк и хотел, чтобы дочь на него посмотрела.
  Особняк понравился Хранительнице, и через неделю они переехали за город. Чтобы не раздражать дочь, Фёдор не стал претендовать на роль хозяина дома, ограничившись ролью дворецкого. Он нанял слуг, охрану и занялся хозяйством. Стася не возражала. Она перестала называть Фёдора отцом и старалась как можно больше времени проводить в офисе. Но работа не спасала от гнетущих мыслей: небратская любовь к брату, предательство отца и, как ни странно, развод с Валечкой - всё это не давало Стасе жить спокойно. Всё чаще она задумывалась о создании новой семьи. Но выходить замуж ей не хотелось, и тогда Хранительница вспомнила о бывшей свекрови...
  Жарким июльским утром Стася села в машину и поехала в Ясенево. Она нервничала и корила себя за то, что, вернувшись из Лайфгарма, сразу не пошла к матери Валентина, но тогда она просто не знала, как сказать Розалии Степановне, что её сын остался в другом Мире. Правда, Стася и сейчас не представляла, как будет объясняться с бывшей свекровью, однако упорно ехала вперёд.
  У дверей квартиры она в нерешительности остановилась: Розалия тряслась над сыном, и Стася боялась увидеть опустившуюся, постаревшую женщину. Но дверь ей открыла аккуратная, ухоженная дама.
  - Станислава? Проходи. - Розалия указала рукой вглубь квартиры. - Я приготовлю чай.
  Хранительница вошла в уютную гостиную и опустилась в кресло. Розалия Степановна появилась через несколько минут, неся поднос с фарфоровыми чашками, чайником и хрустальной вазочкой с конфетами. Был выходной день, десять утра, а Розалия выглядела так, словно собиралась отправиться на светский приём. Её тёмные, без единой седой пряди волосы были уложены в строгую причёску, стройную фигуру облегал классический костюм, а на ногах красовались дорогие туфли на высоком каблуке. Розалия поставила поднос на журнальный столик, и Стася обратила внимание на её холёные руки и массивный золотой перстень с рубином на указательном пальце. Розалия Степановна села напротив бывшей невестки и разлила чай.
  - Рассказывай!
  - Валечка жив и здоров.
  - Я знаю, - кивнула Розалия и строго взглянула на Стасю. - Рассказывай всё по порядку!
  Хранительница глубоко вздохнула, и слова полились сами собой. Мать Валентина, не перебивая, выслушала её рассказ, а когда Стася замолчала, категорично заявила:
  - Ты совершила ошибку, вернувшись на Землю. Ты должна была остаться с братом. Он, а не Фёдор, твоя семья.
  - Я не могу относиться к нему как к брату! - возмутилась Хранительница.
  - Не кипятись, - осадила её Розалия. - Я не собираюсь уговаривать тебя вернуться. Но как старая мудрая тётка скажу: нельзя отказываться от такой любви. Тебе нельзя было бросать его. - Глаза Стаси наполнились слезами, и Розалия поспешно добавила: - Ничего, деточка. Я позабочусь о тебе. Ты должна ощутить, как хорошо иметь семью. Возможно тогда, ты поймёшь брата. Распорядись приготовить для меня комнату в особняке. После того, что я услышала, не хочу, чтобы ты жила с Фёдором одна.
  Хранительница всхлипнула и бросилась на шею бывшей свекрови:
  - Спасибо, Розалия Степановна! Я сама хотела попросить Вас переехать ко мне, но боялась, что Вы откажетесь!
  Выплакавшись, Стася стала звонить домой, а Розалия Степановна скрылась в своей комнате. Через десять минут она появилась в гостиной с чемоданом в руке.
  - Поехали! - решительно сказала она, и Стася кивнула...
  
  Высокие железные ворота разъехались, пропуская машину во двор особняка, и Розалия недовольно заметила:
  - У тебя отвратительный садовник, дорогая.
  - Почему? - удивилась Стася и посмотрела на пёструю рабатку вдоль дорожки. - Вполне симпатичные цветочки.
  - Такие цветы только на могилы сажают! - безапелляционно заявила Розалия, вышла из машины и обратилась к охраннику: - Сообщите садовнику, что он уволен! Пусть зайдёт за расчётом.
  Охранник ошалело посмотрел на Станиславу, и та кивнула, подтверждая слова бывшей свекрови.
  Тем временем Розалия Степановна вступила в холл особняка и оценивающе огляделась:
  - Станислава! Какая фирма занималась интерьером этого дома?
  - Не знаю, - пожала плечами Хранительница.
  - Это музей, а не дом! Сейчас же позвоню Аркадию Борисовичу, и он пришлёт своего дизайнера!..
  - Станислава! - раздался с лестницы суровый голос Фёдора. - Почему эта женщина распоряжается здесь, как у себя дома?
  - Она и есть у себя дома, - спокойно ответила Хранительница. - А если тебе не нравится - убирайся на все четыре стороны!
  - Я твой отец!
  - Об этом мы уже говорили!
  Высший маг смерил Розалию ненавидящим взглядом.
  - С этой стервой я жить отказываюсь! Я возвращаюсь в свою московскую квартиру, - мрачно сказал он и исчез.
  - Скатертью дорога... - пробормотала Стася и улыбнулась бывшей свекрови: - С Вашим приездом, Розалия Степановна, мне стало легче дышать.
  
  Глава 3.
  Камия.
  
  Пронзительное голубое небо без единого облачка казалось бездонным. Ослепительно-белое солнце сверкало, как огромный бриллиант, заливая Мир чистым холодным светом. До самого горизонта простирались невысокие округлые холмы, покрытые сосновым лесом, а под ногами, словно газон, стелилась сине-зелёная трава с вкраплениями ярких жёлтых цветов.
  Артём растерянно огляделся. Усмехнувшись, Олефир ударил его кулаком в висок, и временной маг рухнул на траву. Бывший король Годара вытащил из кармана "кошмар магов", защёлкнул его на шее Артёма и провёл рукой по пшеничным волосам нового ученика. Артём вскочил.
  - Я поймал тебя, мальчик, - ласково улыбнулся Олефир и многозначительно погладил себя по шее. Артём побледнел, схватился за ошейник, попытался сорвать его, и маг-путешественник расхохотался: - Дима не счёл нужным научить тебя пользоваться ларнитом. Он такой же, как Высшие маги. Он не захотел обучать тебя. А я готов попробовать. Я помогу тебе. Я сделаю тебя настоящим магом, Тёма. Я хорошо умею учить. - Артём беспомощно посмотрел по сторонам, глубоко вдохнул пропитанный запахом смолы и хвои воздух и медленно осел на траву. - Успокойся, мальчик, я не сделаю тебе ничего плохого, - сочувственно произнёс Олефир, поднимая его на ноги.
  - Мы в Камии... - обречёно пролепетал временной маг.
  - Да, Камия - прелестнейший уголок, и целиком принадлежит мне. Этот Мир блуждает по Вселенной, не подпуская к себе чужаков. Но я сумел приручить его. Я стал повелителем Камии, и жил здесь до возвращения в Лайфгарм.
  - Лайфгарм...
  - Не печалься, мальчик, тебе будет хорошо в Камии, - утешил его Олефир. - Я позабочусь о тебе. Ты нравишься мне, Тёма. Я возьму тебя в ученики. Хороший мальчик. - Маг небрежно потрепал его по щеке.
  Артём взвыл от унижения и, сжав кулаки, бросился на Олефира. За время службы в Керонском замке Ричард многому научил его, но против повелителя Камии он был бессилен. Олефир щёлкнул пальцами, и временной маг шлёпнулся на землю:
  - Ты набрался плохих манер, дружок, болтаясь со всякой швалью по Лайфгарму. Я научу тебя относиться к учителю с почтением.
  - Зачем я тебе? Отпусти меня! Я ничего не умею! - в отчаяние крикнул Артём и заплакал.
  - Да, к сожалению, ты никогда не станешь таким магом, как я, но не всё потеряно, Тёма. Я постараюсь вложить в тебя хоть что-то. - Олефир бросил ему платок. - Утрись! Я не выношу слёз! - Он дождался, пока новый ученик успокоится, и скомандовал: - Вставай и пошли!
  Временной маг покорно поднялся и поплёлся за учителем. Олефир уверено шёл по извилистой тропинке, вьющейся лентой меж холмов, а Артём понуро брёл за ним. Он догадывался, что его ждёт, и отказывался верить в это. Он всё время оглядывался по сторонам, ожидая, что вот-вот появятся друзья, и кошмар закончится. Но друзья всё не появлялись...
  Вдалеке показался замок. Он возвышался над холмами угрюмой неприступной скалой, словно был воздвигнут в насмешку над природой, пропитанной гармонией и безмятежностью.
  - Это Ёсс, резиденция повелителя Камии и твой новый дом, мальчик. - Олефир остановился, похлопал Артёма по щеке, и они оказались перед гостеприимно распахнутыми воротами.
  "Дима! Ричард! Вытащите меня отсюда! - жалобно подумал временной маг, глядя на белое камийское солнце. - Я хочу домой! Папа! Где ты? Помоги!"
  Олефир усмехнулся, услышав мысли ученика, и подтолкнул его в спину. Артём всхлипнул, шагнул под тёмную арку ворот, и тяжёлые кованые створы медленно сомкнулись за его спиной, отрезая прошлое...
  Маг-путешественник торжественно и властно шагал по коридорам Ёсского замка, и слуги до пола склонялись перед ним: Олефир потерял корону Годара, но здесь, в Камии, он по-прежнему был полновластным правителем. На его лице сияла блаженная улыбка - Олефир предвкушал удовольствие от обучения временного мага, ведь мало кто во Вселенной мог позволить себе держать в учениках столь опасное и непредсказуемое существо.
  Слуги отворили бело-золотые двери, и следом за повелителем Камии Артём робко переступил порог кабинета и словно вновь оказался в Керонском замке: такой же массивный стол, такие же кресла, полки, шкафы...
  - Располагайся, - снисходительно улыбнулся Олефир.
  Временной маг осторожно присел на краешек кресла и с опаской посмотрел на учителя.
  - Я хочу, чтобы ты усвоил: здесь решаю я! - жёстко сказал повелитель Камии. - Ты - слуга. Я - хозяин.
  - Нет, - замотал головой Артём.
  - Твоего мнения я не спрашивал!
  Временной маг вскочил и надрывно закричал:
  - Я не слуга! И не буду твоим учеником!
  - Всё сказал? - спокойно спросил Олефир. Он смотрел на Артёма и презрительно улыбался. - Говори, пока я разрешаю.
  - Мне не нужно твоё разрешение! Я сам себе хозяин! Я лучше умру, чем буду подчиняться такому уроду, как ты! - чуть не плача прокричал Артём.
  - Как скажешь, - не переставая улыбаться, кивнул повелитель Камии, и временной маг замер с открытым ртом. С издёвкой глядя ему в глаза, Олефир негромко позвал: - Стража.
  - Не надо... - одними губами прошептал Артём.
  Олефир хмыкнул, повернулся к вошедшим гвардейцам и с расстановкой отдал приказ:
  - Отведите мальчика в подвал и посадите в яму. Он решил умереть. Я выполню его желание...
  
  Семь дней Артём провёл в грязной сырой яме. Семь дней он ждал, что друзья придут за ним. Он звал Диму. Он звал отца. Никто не услышал. Никто не пришёл. Временами Артём впадал в забытьё, и стражники пинками будили его. Пленнику не давали спать. И почти не кормили: раз в день ему приносили кувшин воды и кусок чёрствого хлеба.
  На восьмой день, Артёма вытащили из ямы и приволокли к Олефиру.
  - Дима не придёт, - равнодушно сообщил повелитель Камии - Он забыл о тебе. Ты не нужен ему. Ты нужен мне. Смирись, и я сделаю тебя настоящим магом.
  - Я не верю, - еле слышно прошептал Артём. От голода и усталости он едва держался на ногах.
  - Ты всё ещё хочешь умереть, Тёма?
  - Да.
  - Как скажешь. - Одним движением Олефир вернул ему силы, и временной маг растерялся: пытка начиналась заново. - До встречи, - насмешливо бросил повелитель Камии, махнул гвардейцам, и те потащили пленника к дверям.
  Артём опять оказался в яме. Он ждал и надеялся. Он продолжал держаться и терпеть. Теперь ему приносили только воду и по-прежнему не давали спать. К концу недели временной маг мог думать только о еде и сне.
  Утром восьмого дня Артёма втащили в кабинет Олефира. Повелитель Камии завтракал.
  - Он не придёт, - уверено сказал он, с улыбкой глядя на дрожащего пленника. - Он забыл тебя. Ты не нужен ему. Ты нужен мне. Смирись, и я сделаю тебя настоящим магом. - Олефир с удовольствием вгрызся в сочное мясо, и золотистый ароматный сок потёк по его подбородку.
  - Я не жду, - всхлипнул Артём, не сводя глаз с мяса. - Я хочу умереть.
  - Как скажешь, - облизываясь, согласился Олефир. Он неторопливо закончил завтракать, и временного мага увели...
  Ещё семь дней. Артём больше не ждал. Теперь он звал смерть, но она тоже не приходила. Артём пребывал в полузабытьи. Он перестал понимать, что происходит.
  Очнулся временной маг в знакомом кабинете.
  - Неужели, ты до сих пор не сообразил? - нависнув над ним, спросил повелитель Камии. - Ты будешь умирать вечно! Но я могу помочь. Смирись, и я сделаю тебя настоящим магом. - Артём заплакал от бессилия, а маг-путешественник сухо предложил: - Выбирай: гнить в яме или стать моим учеником. Что ты выбираешь?
  - Смерть.
  - Глупый мальчишка, - усмехнулся Олефир. - Урок не идёт тебе впрок. Что ж, продолжим. Нам некуда спешить.
  Маг вернул Артёму силы и отдал в руки солдат...
  Дни тянулись неотличимые друг от друга. Время от времени Артём приходил в себя и видел склонившегося над ним Олефира. "Что ты выбираешь?" - спрашивал тот. "Смерть", - отвечал Артём и вновь оказывался в яме. Он не знал, сколько прошло времени, но, в конце концов, понял, что Олефир не лжёт, говоря, что будет держать его на грани смерти вечно. И когда, в очередной раз, Артём очнулся в кабинете повелителя Камии, то покорно произнёс:
  - Я согласен. Я буду Вашим учеником.
  - Наконец-то, - хмыкнул Олефир и усадил Артёма в кресло. - Ты сделал правильный выбор, мальчик. Жаль, что ты такой слабый маг, но я постараюсь вложить в тебя хоть какие-то знания.
  - Что я должен делать? - безнадёжно спросил Артём.
  - Для начала, я научу тебя подчиняться.
  - Я готов подчиняться, учитель.
  - Ошибаешься. Ты не умеешь подчиняться, - ехидно улыбнулся Олефир. - Твой первый урок: не смей говорить, пока я не прикажу тебе. Усвоил?
  - Разве я разрешал тебе говорить, Тёма? - Олефир сдёрнул ученика с кресла и бросил на пол: - Стража!
  Артём с ужасом взглянул на стражников и зажмурился: "Я слаб, но я попытаюсь. Я выдержу. Я смогу. Дима смог, и я смогу. Я вырвусь".
  С этого дня Олефир не расставался с учеником ни на минуту. Олефир восседал на троне - ученик сидел у его ног. Олефир обедал - ученик стоял перед ним. Олефир спал - ученик лежал на полу у его кровати. Олефир добивался от ученика беспрекословного повиновения и не прощал ошибок. Любое отклонение от установленных им правил, и Олефир начинал изощрённо убивать ученика, и лишь в последний момент, когда Артёму казалось, что всё кончено, прекращал пытки и лечил его.
  Вскоре временной маг стал бояться, не только сделать что-то не так, но и подумать что-то не то. Он тупо повторял себе: "Я слаб, но я выдержу. Я буду терпеть. Дима смог, и я смогу!" Артём постоянно чувствовал изматывающий утробный страх. Он боялся громко вздохнуть, не вовремя повернуть голову, сделать лишнее движение, но Олефир всё равно находил к чему придраться.
  Однажды учитель привёл Артёма в роскошно обставленные покои и ушёл. Он не сказал ему, что делать, и временной маг почти двое суток, не шевелясь, простоял посреди комнаты. Наконец, он упал и потерял сознание.
  - Проснись, мой мальчик, - раздался над ним ласковый голос.
  Временной маг открыл глаза и вскочил. Руки его безвольно повисли, плечи опустились, взгляд устремился в пол. "Терпеть. Пусть я слаб, но я попытаюсь. Дима смог, и я смогу".
  - Молодец, - похвалил ученика Олефир и потрепал его по щеке. - Хороший мальчик. Прости, что был жесток с тобой, но главное в ученике - покорность. Высшие маги распустили тебя донельзя, Тёма. Дима впитал покорность с детства, а в тебя пришлось её вбивать. Теперь ты готов начать учиться. Приступим сейчас же... - сказал он и снял с шеи Артёма "кошмар магов". "Интересно, что он сделает?" - подумал Олефир, выжидающе глядя на ученика.
  Артём встрепенулся, неуверенно поднял руку, и на его ладони засверкал ослепительно-голубой диск. Он уставился на диск, не соображая, что делать дальше. Маг-путешественник благодушно улыбнулся: "Замечательно! Переместиться в Лайфгарм и мысли не возникло. Хочешь убить учителя и не можешь ударить без команды? Хороший мальчик! Мой мальчик!" Повелитель Камии усмехнулся:
  - Действуй!
  Временной маг повиновался - диск метнулся к Олефиру. Повелитель Камии играючи отразил удар.
  - Продолжай!
  Артём продолжил. Он очень старался убить учителя, но тот отмахивался от дисков шаров и молний, как от назойливых мух.
  - Хватит! - прервал "бой" Олефир, и ученик сейчас же опустил руки. - Я говорил, что ты слаб. - Он подошёл к Артёму и залепил ему пощёчину. - Это второй урок: учитель сильнее тебя! За свой проступок ты будешь наказан! Стража!
  В комнате появились солдаты. Временной маг тихо заскулил, опустился на пол, поджал ноги и закрыл голову руками. "Как Дима, - подумал Олефир. - Но в отличие от него, ты свихнулся, Тёма." Он хмыкнул и жестом отпустил стражников: истязать временного мага больше не было нужды - Артём и так готов был сделать всё, что он прикажет.
  Забирая временного мага в Камию, Олефир знал, что тот не выдержит обучения и сойдёт с ума, но всё же не ожидал, что это произойдёт так быстро. Первый раз от Артёма пахнуло безумием в тот день, когда он дал согласие стать его учеником. С тех пор временной маг медленно, но верно, скользил в пучину безумия, и Олефиру нужно было успеть вложить в него преданность и знания, прежде чем сумасшествие целиком поглотит Артёма. "Я сделаю тебя магом, Тёма, и ты будешь до конца дней своих благодарить меня за это! Ты будешь опасен, как никто! А твоё безумие станет исступлением Смерти!"
  Олефир присел на корточки и заглянул в затуманенные страхом шоколадные глаза:
  - Вставай, мой мальчик! Начнём, наконец, учиться...
  И Артём начал учиться. Олефир превратил его жизнь в бесконечный урок боевой магии, где наградой за успехи были короткие часы сна. Но даже во сне временной маг повторял слова заклинаний. Он без остатка отдавал себя магии. Он учился так, как никогда в жизни - до полного изнеможения. До поры до времени Олефир не позволял Артёму убивать - он сам убивал и насиловал на глазах ученика. Когда же Олефиру нужно было отдохнуть, он оставлял Артёма на попечение своим палачам, и временной маг часами наблюдал за их кровавой работой. На первых порах он беззвучно плакал, сострадая жертвам, однако это продолжалось недолго. Вскоре Артём привык к насилию и жестокости и стал воспринимать пытки и убийства неотъемлемой частью своего существования. Теперь люди казались ему куклами. Он смотрел на них с полным осознанием того, что может сделать с ними всё, что захочет. Его когда-то радостный и доверчивый взгляд стал жестким и равнодушным. Любимый лирийский костюм сменился мрачными чёрными одеждами. Чёрный - стал цветом, сутью, визитной карточкой временного мага. И хотя Артём никого не убивал, в Ёсском замке его боялись не меньше, чем повелителя Олефира. Камийцы видели страшную разрушительную силу, таящуюся в шоколадных глазах Артёма, и с трепетом ждали, когда повелитель позволит ей вырваться наружу.
  "Как они похожи, - думал Олефир, наблюдая за учеником. - Артём стал почти таким же, как Дима ... Пора приступать к следующему этапу!.."
  
  Артём, вытянувшись струной, стоял перед учителем и с трепетом внимал его словам.
  - Ты многому научился, мальчик, хотя я рассчитывал на большее, - говорил повелитель Камии, укоризненно глядя на ученика. - Пришла пора сдавать экзамен, Тёма. Садись. - Не отрывая глаз от лица учителя, Артём опустился в кресло. - Ты переместишься в будущее, в момент, когда Корней будет умирать. Ты накинешь на него магическую сеть и вытащишь сюда. Действуй!
  Артём облегчённо вздохнул: задание было не сложным. Через минуту маг-учитель стоял перед Олефиром.
  - Что всё это значит? - испуганно спросил он.
  - Во-первых, здравствуй, - усмехнулся Олефир и потрепал Артёма по щеке. - Молодец, хороший мальчик.
  Артём широко улыбнулся и с обожанием посмотрел на хозяина. Корней ужаснулся, увидев обученного временного мага, который готов был убивать и вертеть Время, перекраивая прошлое, будущее и настоящее так, как захочет Олефир.
  - Как же так... - только и смог выдавить Корней, осознав, что сейчас ему предстоит умереть.
  - Чему ты удивляешься? Артём вытащил тебя за секунду до смерти. Поблагодари его, он подарил тебе лишние пять минут жизни, - ухмыльнулся маг-путешественник.
  - Я же вырастил тебя, Тёма... Пощади... - пролепетал Корней, но временной маг остался безучастен к его словам.
  - Ты искалечил ему жизнь! - твёрдо сказал Олефир. - Тебе нужен был клоун! А я сделал Артёма настоящим магом!
  - Ты попрал все законы Вселенной! - взревел Корней. - Мы совершили глупость, оставив временного мага в живых! Но пока Артём не знал о своём даре, пока он был безалаберным мальчишкой, он был безопасен! Его можно было убить! Ты же совершил преступление, равного которому не знает Вселенная! Ты сделал временного мага Смертью! Теперь Вселенной конец! Твоё создание уничтожит всё живое! Убей его, пока он не вышел из-под твоего контроля! Он должен умереть!
  - В самом деле? - Олефир посмотрел на ученика: - Слышишь, Тёма? Теперь ты понимаешь, что я сделал для тебя? - Временной маг с безграничной благодарностью воззрился на повелителя. - Ты моя умница! - торжествующе расхохотался Олефир и, снова взглянув на коллегу, самодовольно заявил: - Я воспитал мага, который положит Вселенную к моим ногам!
  - Ты пожалеешь... - сквозь зубы процедил Корней, силясь освободиться из магической сети бывшего ученика.
  - Не думаю, - пожал плечами Олефир и скомандовал: - Артём, он твой! - Временной маг растерялся и умоляюще посмотрел на хозяина, не смея задать вопрос. - Хороший мальчик, - благосклонно улыбнулся тот: - Спроси.
  - Что мне с ним делать, повелитель?
  - Убей! - холодно приказал Олефир и вручил ему кинжал. Артём с благоговением принял оружие, и повелитель Камии рассмеялся: - Я знал, что тебе понравится мой подарок! - Временной маг, не целясь, метнул кинжал, и тот вошёл точно в горло Корнея. - Ты сдал экзамен! - одобрительно изрёк Олефир. - Свой главный экзамен. Дальше будет легче.
  Временной маг смотрел на труп Корнея и счастливо улыбался: "Мой повелитель доволен!"
  - И всё-таки ты не идеален, - притворно тяжело вздохнул Олефир и тут же приободрил ученика: - Но я сделаю тебя идеальным - ты станешь Смертью. - Артем обернулся и заинтересованно посмотрел на хозяина. Ему понравилось убивать. Он жаждал продолжения. - Сейчас ты выйдешь из кабинета, и будешь убивать всех, кто попадётся на твоём пути. Иди!
  С пальцев временного мага посыпались чёрные искры. Он низко поклонился хозяину и вышел в коридор. Его первыми жертвами стали гвардейцы у дверей кабинета, потом слуги, натиравшие пол, потом придворный, выглянувший из библиотеки...
  Олефир шёл за учеником, прислушиваясь к его ощущениям: на десятой жертве безумие захватило временного мага. Но учитель не остановил его. Артём топил Ёсс в крови, и глаза его становились всё светлее - в глубине зрачков разгоралось ледяное серебряное пламя. Наконец, оно целиком заполнило шоколадные глаза временного мага, и Олефир скомандовал:
  - Хватит!
  Смерть опустил руки, повернулся к повелителю и лучезарно улыбнулся.
  - Спасибо, учитель. Я счастлив, как никогда, - восторженно произнёс он и дико расхохотался.
  Олефир с удовлетворением смотрел на своё творение.
  - Отныне ты мой сын, Тёма! Завтра я объявлю тебя принцем Камии! Блуждающий Мир примет тебя с распростёртыми объятьями, Смерть, ибо я сделал тебя олицетворением Силы!
  И, несмотря на то, что временной маг утопил Ёсский замок в крови, следующим вечером камийцы рукоплескали ему. Безжалостный и холодный принц Артём стал живым воплощением Силы - единственной добродетели, которую признавали камийцы. И когда Олефир объявил, что собирает свиту для сына, в Ёсс съехались представители всех знатных семей Камии. И прежде чем свита принца сложилась, были пролиты реки крови: камийцы травили и убивали друг друга за право служить Артёму. Выжившим повелитель Камии даровал роскошные покои в Ёсском замке, титулы, земли и рабов. К услугам свиты принца был теперь весь Мир, а требовалось от них лишь одно - "веселиться" вместе со Смертью.
  На лицо временного мага вернулась располагающая улыбка, он словно стал прежним, весёлым и беззаботным. Но его магия больше не была чистой и светлой. Шарики, конфеты и котята остались в Лайфгарме. В Камии Артём забавлялся иначе: он заставлял окружающих захлёбываться кровавыми слезами и любовался дикими муками своих жертв. Смерть считал человеком только учителя. С остальными он играл - изощрённо, жестоко и беспощадно.
  Артём убивал и получал от этого ни с чем несравнимое удовольствие...
  
  Глава 4.
  Король Инмара.
  
  С каждым днём Дима всё острее чувствовал вину перед Тёмой. Он до дрожи боялся представить его Смертью и до изнеможения гонялся за проклятой Камией, но та ускользала, и шансы Артёма остаться самим собой стремительно таяли. Раз за разом Смерть проигрывал сражение с блуждающим Миром и впадал в отчаяние. Он запирался в своих покоях, садился на диване и курил сигарету за сигаретой, тупо глядя в потолок. Пытаясь отвлечься от грустных мыслей о Тёме, он начинал думать о сестре, но от этого становилось лишь хуже: чтобы забыть о нём, Стася напропалую флиртовала с мужчинами. Дима злился и устраивал в замке роскошные балы, которые перерастали в неистовые разнузданные оргии. Придворные дамы из кожи вон лезли, пытаясь угодить своему королю, но тот, как ни старался, не мог забыть сестру и друга. И выскользнув из объятий керонских дам, Дмитрий загружал себя государственными делами.
  Он собственноручно проверял многочисленные счета, изучал доносы и жалобы, а раз в неделю собирал министров, выслушивал их отчёты и раздавал указания. Однажды, во время доклада военного министра, он вдруг вспомнил, с каким презрением Ричард отзывался о керонских гвардейцах, и, прервав Виннера на полуслове, спросил:
  - Сколько продержится наша армия без магической поддержки?
  Маршал смутился:
  - Но Вы же...
  - А если меня не будет в Лайфгарме? Сколько времени потребуется инмарским войскам, чтобы захватить Годар?
  - Ваш отец...
  - Сколько?!!
  - Месяц, Ваше величество, - мужественно признался маршал.
  - Даю Вам полгода, чтобы сделать армию боеспособной! - холодно сказал король. - Иначе, я распущу её, а Вас отправлю на эшафот!
  Маршал побледнел, поклонился и исчез, а Дима отпустил остальных министров и сосредоточился на поисках Блуждающего Мира...
  
  Прошло пол года, и маршал Виннер доложил королю, что теперь армия Годара способна противостоять объединённым армиям Инмара и Лирии.
  - Даже без Вашей поддержки, мы готовы отразить любое вторжение! - закончил свой отчёт маршал.
  Дмитрий даровал Виннеру титул графа, замок на севере Острова Синих Скал и потерял интерес к годарской армии. Да и прочими государственными делами он занимался всё меньше: министры настолько боялись Смерти, что были готовы в лепёшку разбиться, лишь бы их ведомства работали, как часы, и не привлекали к себе его внимания. И Дима целыми днями смотрел на Землю и ловил Камию. Он почти не покидал Керонский замок. Единственный официальный визит король Годара нанёс в Герминдам, заставив Лайфгарм признать Содружество Гномов суверенным государством, как планировал Олефир. Совет Высших магов и монархи Лирии и Инмара безропотно приняли независимость Содружества - они не хотели ссориться со Смертью, тем более что в Годаре полным ходом продолжалась реорганизация армии. Маршал Виннер, как и прочие министры, панически боялся, что король снова заинтересуется армейскими делами.
  Зара и Литта пристально наблюдали за превращением парадных годарских войск в боевые единицы, но если лирийцев несколько успокаивала помолвка Смерти с их принцессой, то инмарцы всё чаще поговаривали о войне с Годаром. И это было заслугой мага-миротворца. Вернувшись в Зару после коронации Дмитрия, Михаил стал распускать слухи о том, что новый король Годара, как и его предшественник, готовится к захвату власти в Лайфгарме. Михаил внушать Леониду Степенному, что именно с этой целью Смерть обручился с лирийской принцессой, а теперь готовит армию для захвата Инмара. Ричард пытался разубедить отца. "Дима мой побратим, и никогда не нападёт на Инмар! Нужно опасаться не его, а Олефира, который захватил временного мага. Когда они вернутся, только Дима сможет противостоять им!" - говорил принц, но речи Михаила казались Леониду Степенному правдоподобнее, чем слова сына, и, кроме того, они подтверждались военной политикой Годара. К словам же Ричарда Леонид не мог относиться серьёзно. Воскреснув из небытия, принц словно забыл о долге перед страной. Большую часть времени он проводил с Валентином: друзья целыми днями пьянствовали, охотились и распутничали. Леонид даже обрадовался появлению миротворца. Он предложил Высшему магу вновь стать его советником, а так же взять под опеку разболтавшегося наследника. Михаил с воодушевлением принял предложение короля, и Ричард с Валентином оказались под домашним арестом. Инмар же начал готовиться к войне...
  
  Появление в Кероне маршала Жеврона с ультиматумом короля Леонида, стало для Дмитрия громом среди ясного неба. Инмар требовал возвращения своих исконных территорий, упразднения государства гномов и расторжения его помолвки с лирийской принцессой. "Кретины!" - раздражённо подумал Дима и, оставив Жеврона в тронном зале Керонского замка, перенёсся в Инмар.
  В углу парадного зала Зарийского дворца тихо напивался Валечка. Он отсалютовал Диме бокалом, и маг на секунду замер, недоумевая, каким образом землянин сумел разглядеть его сквозь заклинание невидимости. "Потом разберусь", - решил Дмитрий и с интересом прислушался к разговору Леонида, Михаила и Ричарда.
  - Он опасен! Его надо раздавить, как паршивую гадину! - визжал миротворец. - Он женится на Веренике и, объединившись с Лирией, нападёт на Инмар! Мы должны выступить немедленно и избавить Лайфгарм от этой падали!
  - Нет! - отрезал Ричард. - Он - мой побратим! Инмар не выступит против Годара!
  - Михаил прав! - напустился на сына Леонид. - Дмитрий опасен. Он создал боеспособную армию. Зачем?
  - Он один стоит всей своей армии! - проревел Ричард. - Если бы он хотел Лайфгарм, он уже получил бы его!
  - Мы видим, что он творит! Он устроил в Годаре диктат! Он терроризирует жителей! Он устраивает оргии! Он погряз в жестокости и разврате!
  - Не тебе, судить его, маг! - холодно заявил принц. - Он - король Годара, и годарцы любят его!
  - Любят? Они бояться его, как бешеного зверя!
  - Это ты боишься его!
  - Он - Смерть! Он - проклятье нашего Мира! Он должен умереть!
  - Так пойди и убей его, миротворец! - ехидно предложил Ричард. - Что, духа не хватает?.. Пошлёшь на смерть наших солдат, а сам отсидишься в какой-нибудь норе?!
  - Я против войны! - взвизгнул Михаил. - Ты же знаешь, принц, мы отправили в Годар послов! Если твой побратим выполнит наши требования, войны не будет! Кстати, не так уж много мы требуем! Лично я считаю, что керонский выродок должен отречься от престола, который он занял, не посоветовавшись с Высшими магами! Он, как и Олефир, нарушил закон - маг не может править людьми! - напыщенно закончил Михаил и замолчал.
  - Ты сам возложил на него корону Годара! - ухмыльнулся Ричард. - Дмитрий - официальный наследник Олефира, и занял престол по праву!
  - Твои слова равносильны измене! - вскричал миротворец. - Хочешь погубить собственную страну ради дружбы с кровожадным шакалом?! Он околдовал тебя, принц! Ты невменяем!
  - Молчать! - рявкнул Леонид и сурово посмотрел на сына: - Ты действительно ведёшь себя неразумно, Ричард. Война с Годаром дело решённое, если конечно твой названный брат не выполнит наши требования. Мы не можем допустить, чтобы он захватил Лайфгарм.
  - Отец... - начал было принц, но король прервал его:
  - Значит так. Вернулась Роксана, ты поступаешь в её распоряжения. Вы вместе с ней отправитесь в Краст! Тебе нечего делать в Заре. Твои слова вносят смуту. Я помню, что король Годара твой побратим, но это ничего не меняет! Если сегодня наши требования не будут выполнены, завтра армия выступит в поход!
  - Прелесть какая! - Дмитрия "проявился" и насмешливо посмотрел на Высшего мага и короля: - Сам миротворец организует моё убийство! А, заодно, уложит в могилу пару тысяч ни в чём неповинных солдат. Мелочь, а приятно. - Он подмигнул Михаилу и кивнул принцу: - Здравствуй, Ричи.
  - Привет, Дима. Наконец-то, ты решил навестить друзей. Тебе стало лучше?
  - Ещё бы, - хмыкнул Дима, - мне не дают скучать. Вот, войну затеяли.
  - И давно ты здесь?
  - Не очень, но услышал всё, что нужно. - Дима вздохнул и посмотрел на короля Инмара: - Плохой у вас советник, Леонид. Трус и предатель.
  - Ты много себе позволяешь, - нахмурился король Инмара.
  - Неужели? - изобразил удивление Дима. - Пока я ничего себе не позволил. Я лишь зашёл сказать, что войну вы проиграли. Давайте обсудим условия капитуляции.
  Леонид беспомощно уставился на Михаила.
  - Это произвол! - завопил Высший маг. - Я не позволю!
  - Что ж, вызови меня на поединок, - равнодушно пожал плечами Дмитрий. - Хочешь, пообещаю, не сражаться в полную силу? - Миротворец побледнел, как полотно, и, взмахнув руками, исчез. - Он ничуть не изменился, - констатировал Дима и взглянул на отца Ричарда: - Мне очень жаль, Леонид, но Вы больше не король Инмара.
  - Не надо, Дима! - поспешно вмешался Ричард.
  - У нас нет выбора, Ричи. Войны не будет! Ты станешь хорошим королём, побратим, я уверен.
  - Как ты смеешь распоряжаться в моей стране?! - возмутился Леонид.
  Дмитрий нахмурился, и взгляд его стал тяжёлым.
  - Неужели Вы не понимаете, что обречены? Я смету Вашу армию одним ударом... - Голубые глаза полыхнули белым огнём. - Нет! Годар не будет воевать с Инмаром. Я не допущу ненужных смертей! Ричард станет королём, и наши страны будут жить в мире!
  Несколько секунд Леонид пристально разглядывал Дмитрия, а потом решительно встал, снял с головы корону и положил её на трон.
  - Что ж, я уйду. Наверное, ты прав, Дима. У меня был плохой советник. Не расстраивайся, Ричи, у тебя всё получится. А я возвращаюсь в свою усадьбу. - Неожиданно Леонид улыбнулся: - Я заслужил право на отдых. Прощайте! - И лёгкой пружинистой походкой он вышел из зала. Казалось, Леонид помолодел, сбросив груз королевской власти.
  Ричард растерянно смотрел вслед отцу. Дима положил руку ему на плечо:
  - Он счастлив. Я даже завидую ему.
  - Хорошую же свинью ты мне подложил, - проворчал Ричард. - Ты же знал, что я не хочу власти...
  Дмитрий взял корону Инмара и возложил её на голову побратима:
  - Теперь, ты король, Ричи.
  Ричард тяжело вздохнул и с кислой физиономией сел на трон.
  - Такое дело нужно обмыть, - заявил Валечка и, покачиваясь, подошёл к друзьям.
  - Привет, Солнечный Друг, - улыбнулся Дима.
  - Привет, Серый Кардинал Лайфгарма, - буркнул тот и добавил: - Ну, уж сегодня мы напьёмся.
  - Наливай, - безнадёжно махнул рукой Ричард и сполз с трона. - Присоединяйся, - сказал он Диме, - и не вздумай отказываться, ведь именно ты обеспечил нам повод для пьянки.
  - Но... - с сомнением начал Дмитрий.
  - Никаких но! Садись! - новоявленный король Инмара похлопал рукой по ступеням.
  Дима вздохнул и сел. Валечка наполнил невесть откуда взявшиеся бокалы и провозгласил:
  - За встречу!
  Ричард и Солнечный Друг мгновенно выпили, а Дима всё сомневался.
  - Давай, не тормози, - прикрикнул на него Валентин.
  Дмитрий покосился на друзей и выпил вино.
  - Между первой и второй - перерывчик небольшой! - со знанием дела, сообщил землянин и вновь наполнил бокалы.
  Со следующими порциями Дима справлялся быстрее. Ричард и Валечка, открыв рты, смотрели, как напивается Смерть. В Диминых глазах заплясали белые искры, а губы растянулись в бессмысленную улыбку.
  - Знал бы, давно тебя споил, - добродушно усмехнулся Ричард и хлопнул побратима по спине.
  - Какие вы замечательные, - обнимая друзей за плечи, сообщил Смерть.
  Король Инмара погрозил пальцем Солнечному Другу:
  - Больше ему не наливай.
  - Без вопросов! - ответил землянин, приложив руку к груди, и наполнил три бокала.
  - Я тебе что сказал?! - возмутился Ричард, но Смерть, не дожидаясь тоста, расправился со своей порцией и протянул пустой бокал Валечке.
  - Став королём, Ричи превратился в зануду! - мотнув головой, заметил он.
  - Не обращай внимания. - Солнечный Друг налил Смерти вина.
  - Ты поишь мага, Валентин! - строго предупредил Ричард.
  - Волков бояться - в лес не ходить! А, вообще, он добрый. - Валечка ласково потрепал Смерть по плечу. - Ты добрый?
  - Добрый, - послушно кивнул Смерть.
  - Вот видишь, Ричи, какая замечательная у нас компания. Все на редкость добрые и милые люди. Загляденье, - говорил Валечка, подливая и подливая вино в бокал Смерти. - Ты пей, пей, не стесняйся, Дима. Мало будет, король нам ещё бочонок выделит. Ты же не жадный, Ричи?
  - Похоже, вместо одного алкоголика в моём замке будет два, - проворчал инмарец. На самом деле он был рад за Диму, поскольку знал, в каком напряжении тот прожил последние два года. Королю Годара давно следовало расслабиться в компании друзей.
  - Я не могу без неё, - неожиданно для себя сказал Смерть, и белый свет в его глазах потух. - Она всё для меня, и я потерял её. - Он смотрел в наполненный бокал и тихо говорил: - Она моя сестра. Глупость какая-то! Она не может быть моей сестрой. Я люблю её. Я могу справиться со всем, но что делать с этим? Я хочу, чтобы она была со мной, но она отвергла меня. Почему она моя сестра? Лучше бы её совсем не было. Лучше бы я никогда не знал её. Я хотел любить. Но я не знал, что это так больно. - Ричард и Валечка замерли. Ради друга они были готовы умереть, но их смерть ничего не изменила бы. Им оставалось лишь слушать. - Я плохой маг. Я ничего не могу. Я потерял Стасю. Я два года пытаюсь поймать Камию. Артём там. Я знаю, как ему плохо. Вокруг него боль и кровь... - Дима с отчаяньем посмотрел в глаза Ричарда. - Он надеялся на меня, а я подвёл его.
  - Ты справишься, я уверен, - твёрдо сказал Ричард.
  - Поздно... - Дмитрий замолчал. Глаза его стали иссиня-чёрными: он увидел, каким стал Артём... - Тёма... - Видение стало последней каплей, и Дима сорвался. Он сотворил кувшин вина и залпом опустошил его. В голове зашумело, а лица друзей стали мутными и расплывчатыми.
  - До чего мы докатились, - глядя на него, вздохнул Валечка. - Выпить и то нормально не можем. Хватит киснуть. Мне тоже не сладко!
  Дима встряхнул волосами и, с трудом сфокусировав взгляд на Солнечном Друге, спросил:
  - А... с тобой-то... что... не так?
  - Как что? - подпрыгнул Валечка. - Я боюсь Фёдора, и не могу вернуться домой. А там моя мамочка! Меня нет уже три года! Она, наверное, с ума сходит! Как представлю, что она думает - жить не хочется! Она у меня такая ласковая, такая добрая, такая заботливая. Она всегда так за меня переживает! - размахивая руками, восклицал он. - А как она готовит! Какой борщ варит! Какие блинчики жарит! Какие пироги печёт! - Дмитрий и Ричард огорошено переглянулись. - Мамочка, где ты?! - возведя руки к сводам тронного зала Зары, запричитал Солнечный Друг: - Как я по тебе скучаю! Как я хочу тебя увидеть!
  - Ты бы помог ему, Дима. Вишь, как убивается, - пьяно икнул Ричард и привалился плечом к трону.
  - One moment, - заплетающимся языком сказал Дима и развалился на ступенях. - Говори адрес... Тьфу... - махнул он рукой. - Сейчас... - Маг попытался встать, но ноги не держали его. - А... так... - Он лукаво посмотрел на Валечку и хихикнул: - Крибле-крабле-бумс!.. Господи, о чём ты думаешь, Валя?.. Думай о маме.
  Валечка хлебнул вина и преданно уставился на друга.
  - Валентин! Ты пьёшь?! - раздался рядом строгий женский голос.
  - Мамочка! - Валечка вскочил и... упал.
  - Здрасте... мадам, - мотнул головой Ричард. - Привет..ствую Вас здесь!
  - Как Вам не стыдно спаивать моего сына?! - грозно спросила Розалия Степановна.
  - Мама... - Валечка пытался подняться и не мог.
  Спасая ситуацию, Дима хотел протрезвить его, вскинул руку и что-то пробормотал, однако заплетающийся язык дал сбой, и на голове у Валечки вырос цветок.
  - Хулиганы! - завопила землянка.
  - Они хорошие, мама. - Валечка провёл рукой по волосам, сорвал цветок и протянул его матери. - Они мои друзья.
  - Вижу, - язвительно произнесла Розалия. - Алкаши проклятые! Так вот, чем ты занимался три года, Валентин!
  - Мамочка...
  - Молчи уж! - Землянка повернулась к Ричарду и в упор спросила: - Ты кто?
  - Принц, ...то есть уже король, - выдавил инмарец.
  - Король чего?
  - Король Инмара Ричард, - на одном дыхании выдал инмарец.
  - Понятно! А ты? - Розалия ткнула пальцем в Диму.
  - Я - Смерть, - сказал маг и поспешно добавил: - Добрый день.
  - Дима? - уточнила землянка. Король Годара кивнул. Розалия подошла к сыну и взяла его за шиворот. - Вставай, пьяница! Мы отправляемся на Землю!
  - Я не могу, там Фёдор, - заныл Солнечный Друг.
  - Ну и что?
  - Я его боюсь!
  - Он не опасен! - категорично заявила Розалия.
  Дима встал - сначала на четвереньки, потом с трудом выпрямился:
  - Вы это... сами... Ричи... ты это... больше не наливай... ему... У тебя...это...гости...я туда... в ... домой... Пока... - Он взмахнул руками, не удержал равновесие и... рухнул на пол своего кабинета. Немного полежав, король Годара поднялся на четвереньки, дополз до стола и уронил на себя кувшин воды. Стало легче. Дмитрий сосредоточился и протрезвел.
  - Больше никогда... - прошептал он и перенёсся в спальню.
  
  Глава 5.
  Стасина любовь.
  
  Розалия исчезла внезапно: все её вещи остались на своих местах. Сначала Стася решила, что бывшая свекровь отправилась на прогулку или по делам, но, расспросив охрану, выяснила, что госпожа Розалия не покидала дом. Тогда Станислава села в машину и поехала к отцу.
  - Где она?! - закричала Стася, ворвавшись в квартиру.
  - Кто? - насмешливо поинтересовался Высший маг.
  - Розалия!
  - Понятия не имею, где эта сумасшедшая баба.
  - Не ври! Я знаю: ты ненавидишь её, так же, как меня! Что ты с ней сделал?!
  - Почему бы тебе ни поинтересоваться судьбой этой старухи у любимого братца? - огрызнулся Фёдор.
  - Издеваешься?!
  - Нисколько. Он же всемогущий! Пусть и ищет эту дуру!
  Стася презрительно скривилась:
  - А ведь и, правда, это не ты. Кишка у тебя тонка, вшивая Легенда. Продолжай сидеть тихо-тихо, может быть, мой любимый всемогущий брат тебя и не заметит! - Станислава повернулась к отцу спиной и выбежала из квартиры.
  Фёдор в бессильной ярости смотрел ей вслед: "Я убью их всех! Я вернусь в Лайфгарм и стану его повелителем!"
  "Возвращайся. Я жду", - тут же услышал он голос Смерти.
  - Будь ты проклят! - взвыл Легенда Лайфгарма.
  "Спасибо за заботу. Всю жизнь жил твоими молитвами", - язвительно сообщил Дима.
  - Ты не сможешь вечно сдерживать меня!
  "Да. В конце концов, мне надоест, и я решу эту проблему! Раз и навсегда!"
  
  Сергей Костров сидел в запущенной комнате старого деревенского дома. Перед ним стояла литровая бутылка водки, а на газете лежали куски неаккуратно порезанной колбасы, солёные огурцы и чёрный хлеб. Время от времени Костров поглядывал в пыльное окно и прислушивался. Жить ему осталось от силы два-три дня. Он устал скрываться и, забравшись в старый тёткин дом в глухой умирающей деревушке, ждал, когда за ним приедут. Услышав, далёкий шум мотора, Костров влил в себя стакан водки, закурил и вышел на крыльцо.
  Из-за поворота выполз тяжёлый чёрный джип с тонированными стёклами. Сергей отбросил сигарету и приготовился умереть. Он ждал, что боковое стекло опустится и из окна высунется дуло автомата, но вместо этого распахнулась дверца, и из машины вышел молодой светловолосый мужчина. Незнакомец брезгливо посмотрел на грязь под ногами, на покосившийся дом и вперил холодный взгляд в Сергея:
  - Здравствуйте, господин Костров.
  - Не тяни! - сквозь зубы процедил Сергей и шагнул навстречу смерти.
  Незнакомец широко улыбнулся и представился:
  - Артём.
  Костров растерялся и машинально пожал протянутую ему руку:
  - Сергей.
  - Вот и познакомились, - радостно сказал временной маг. - Может, в дом пригласишь?
  - Заходи, - пожал плечами Костров.
  Артём вошёл в дом и остановился на пороге комнаты.
  - Свинарник... - тихо прошипел он, и Сергей едва не свалился в обморок, глядя, как убогая тёткина комната преображается в роскошную гостиную. Артём удовлетворённо кивнул, прошёлся по пушистому белоснежному ковру и устроился в кресле у камина. - А Вы что стоите, Сергей? - Не оборачиваясь, спросил он, и дрова в камине вспыхнули.
  Костров взглянул на свои грязные кирзовые сапоги, разулся и прошлёпал к креслу. Едва он сел, между креслами появился низкий столик, а на нём - пузатая бутылка французского коньяка, блюдечко с тонкими ломтиками лимона и широкие рюмки. Артём плеснул в рюмки коньяка и радушно предложил:
  - Угощайтесь.
  - Вы гипнотизёр?
  - Я маг.
  - Значит, гипнотизёр.
  Артём пожал плечами:
  - Ну, раз Вам так привычнее, пусть будет гипнотизёр. Пейте коньяк, Сергей.
  Костров взял рюмку и с опаской глотнул ароматный напиток:
  - Что Вам надо?
  - Хочу предложить Вам работу.
  Сергей нервно рассмеялся:
  - Вы предлагаете работу покойнику.
  - Отнюдь. Если Вы согласитесь работать на меня, то доживёте до глубокой старости.
  - Кто Вы?
  - Маг.
  - А серьёзно?
  - Вы утомляете меня, Сергей, - недовольно произнёс Артём, и в его руке появилась длинная коричневая сигарета. - Мне плевать, кем Вы будете меня считать, но если Вы откажетесь на меня работать, через пару часов здесь будет господин Травкин со товарищами. Он хочет лично задушить последнего авантюриста из Вашей дружной компании. Не обидно умирать из-за жалких ста тысяч баксов? Ведь так и останутся гнить под половицей. - Временной маг щёлкнул пальцами, и на его коленях появился белый полиэтиленовый пакет, перетянутый скотчем. Костров жадно потянулся за деньгами. - Да, пожалуйста, - ухмыльнулся Артём и бросил ему пакет. - Собираешься умереть с ними в обнимку?
  Сергей налил себе полную рюмку коньяка, выпил её и хрипло спросил:
  - Что я должен делать?
  - Жениться.
  - Что?
  - Вы прекрасно слышали.
  - На какой-нибудь старухе? Или на сумасшедшей?
  Артём усмехнулся:
  - Что Вы. Она умница и красавица.
  - Тогда женитесь на ней сами!
  - Не могу, - развёл руками Артём. - Она отказала мне. Она любила моего друга. Мне пришлось убить его, но она всё равно отказала мне.
  - А мне она не откажет? - ехидно спросил Костров.
  - Конечно, нет. Вы станете его двойником.
  - Стану? - насторожился Сергей.
  - Ну да, несколько пластических операций, и дело в шляпе. - Артём понюхал коньяк, сделал маленький глоток и взял с блюдечка кружок лимона. - Не понимаю, зачем закусывать коньяк лимоном?.. Так Вы согласны? - Он взглянул на часы. - Скоро они будут здесь.
  - Сколько?
  Артём восторженно посмотрел на собеседника:
  - Вы стоите одной ногой в могиле, и, тем не менее, торгуетесь? Вы настоящий мерзавец!
  - Насколько я понимаю, я идеально подхожу на роль Вашего покойного друга. Так сколько Вы готовы выложить за осуществление своей мести?
  - Вы мне нравитесь, Сергей, - усмехнулся временной маг. - И я дам вам столько, сколько Вы попросите.
  - А...
  - Всего лишь миллион? - улыбнулся Артём. - По рукам. - Костров испуганно вцепился в пакет с деньгами: стены тёткиного дома пропали, и он оказался в просторной светлой комнате. За окном шумел чужой, незнакомый город.
  - Где я? - хрипло спросил Сергей.
  - Приветствую Вас в стране Восходящего Солнца, господин Ковров. - Артём насмешливо взглянул на бледного от ужаса землянина и бросил ему на колени фотографию: - Так Вы будете выглядеть. И не робейте, я не обману Вас.
  
  Утро выдалось жарким и душным, но, благодаря кондиционеру, в салоне автомобиля было прохладно. Тихо напевая себе под нос, Станислава постукивала пальцами по кожаной обшивке руля и нетерпеливо поглядывала то на тусклый кружок светофора, ожидая, когда он загорится зелёным, то на Марусю, которая сосредоточенно просматривала бумаги. Женщины спешили на встречу в медиа-агенство, взглянуть на отснятый рекламный ролик. Режиссёр обещал нечто особенное, и Станислава надеялась, что это не пустые слова. Сейчас, когда она собиралась вывести фирму на международный уровень, хорошая реклама была жизненно необходима.
  Красный кружок мигнул, потух, и, едва загорелся жёлтый, Станислава вдавила педаль газа в пол. Хранительница не утруждала себя заботой о безопасности. Зная, что рядом всегда незримо присутствует брат, она водила машину, как хотела, не опасаясь погибнуть. "Тойота" плавно вписалась в поворот, выскочила на проспект, к удивлению оказавшийся свободным. Справа пристроился красный спортивный автомобиль, и, забыв о бумагах, Маруся уставилась в окно:
  - Ух, ты! Никогда такого не видела.
  Станислава повернула голову и натолкнулась на злорадный взгляд шоколадных глаз.
  - Артём? - Неприкрытая ненависть, с которой временной маг смотрел на неё, так поразили Хранительницу, что она ударила по тормозам.
  Машину тряхнуло, но женщин лишь слегка качнуло вперёд: магия Смерти надёжно оберегала их жизни. Стася проводила взглядом красный спортивный автомобиль, чертыхнулась и вылезла из машины. Позади "Тойоты" стоял чёрный "Опель" с помятым бампером. Станислава полезла в сумочку за телефоном, но тут дверь "Опеля" распахнулась, и она увидела Диму.
  - Ты?
  - Вы слишком резко затормозили. Я не успел...
  Станислава зачаровано смотрела на незнакомца. Она уже поняла, что это не Дима, но сходство было поразительным: высокая худощавая фигура, тёмные волосы до плеч, внимательные голубые глаза, длинные тонкие пальцы... Незнакомец что-то говорил ей, но Стася не слышала слов.
  - Кто Вы? - невпопад спросила она.
  Водитель "Опеля" замолчал и, помедлив, ответил:
  - Дмитрий.
  - Дима... - заворожено прошептала Стася.
  - С Вами всё в порядке?
  - Да. Просто странно. Вы - Дима, - пролепетала Хранительница, пожирая глазами любимый облик.
  Маруся посмотрела на часы и выбралась из "Тойоты":
  - Нас ждут, Станислава Михеевна.
  - Подождут! - отмахнулась Хранительница.
  Сергей Костров с интересом посмотрел на неё и вежливо осведомился:
  - Могу я пригласить Вас на обед? Мне бы хотелось загладить этот неприятный инцидент.
  - И немедленно! - категорично заявила Станислава и обернулась к подруге: - Поезжай одна, Маша, ты знаешь, что делать!
  Маруся с сомнением оглядела темноволосого красавца и, сев на водительское сидение, помчалась на встречу с рекламщиками. Сергей и Стася остались одни. Несколько секунд Хранительница смотрела в щемяще знакомые глаза, а потом взяла "возлюбленного" за руку и твёрдо сказала:
  - Ты станешь моим мужем! Я больше ни на минуту не расстанусь с тобой!
  - Вы удивительная женщина, - мягко произнёс Сергей, привлёк Станиславу к груди и поцеловал в губы.
  - Откуда он взялся? - Король Годара скрипнул зубами, и глаза его захлестнуло холодное белое пламя. - Убью... - Смерть встал и... сел. На лице сестры сияла счастливая улыбка. Она давно так не улыбалась, и Смерть не посмел вмешаться. Он заглянул в сознание своего двойника, пытаясь найти в нём магию или следы магического воздействия, и дрожащей рукой провёл по лбу: - Тёма...
  Сергей и Стася целовались возле разбитого "Опеля", а мимо пролетали машины. Водители сигналили влюблённым, что-то кричали из окон, но Хранительница ничего не замечала. Ей казалось, что она стоит на аллее керонского парка и вдыхает пьянящий аромат любви.
  - Поедем ко мне, Дима...
  Они поймали такси и поехали в особняк. Всю дорогу Сергей и Стася целовались, а, войдя в дом, стали срывать друг с друга одежду. Краем сознания Хранительница понимала, что причиняет брату боль, но ей невыносимо хотелось смотреть в пронзительно голубые глаза, касаться тёмных, чуть вьющихся волос и шептать любимое имя.
  Смерть смотрел, как сестра с блаженной улыбкой отдаётся его двойнику, и сгорал от ревности. Лёгким движением пальцев он мог бы стереть соперника в порошок, но держался: Стася остервенело цеплялась за своё суррогатное счастье...
  Смерть выудил из воздуха дымящуюся сигарету, затянулся и посмотрел на дверь.
  - Заходи, дядя, - тихо сказал он, и белыми, как снег, глазами уставился на Олефира.
  - Здравствуй, мой мальчик.
  - А Тёму ты оставишь за дверью?
  - Артём! - позвал Олефир и уселся в кресло.
  В кабинет заглянул временной маг:
  - Привет, дружище! А ты неплохо устроился. - Он подмигнул королю Годара, переместился в кресло и закинул ногу на ногу: - Что же ты не здороваешься? Это не вежливо.
  - Здравствуй, Тёма, - мрачно сказал Смерть, вдыхая едва уловимый аромат безумия. Помешательство лёгким саваном окутывало Артёма - на Лайфгарм пришёл сумасшедший временной маг.
  - Что за похоронный вид, Дима? Кто-то умер? - радостно поинтересовался Артём и расхохотался.
  - Ты хорошо выглядишь, - невозмутимо заметил Смерть, и глаза его стали пронзительно голубыми.
  - Ещё бы! Магистр прекрасно заботится обо мне! - радостно сообщил временной маг. - Я многому научился, приятель, а для тебя настало время платить по счетам.
  Олефир сложил руки на животе, благодушно взирая на своих учеников.
  - Чего ты хочешь, Тёма? - тяжело вздохнул Дмитрий.
  - Немного, - усмехнулся Артём. - Ты отдашь мне Лирию.
  - Ты решил стать царём?
  - Не-а, зачем? Хочу отблагодарить магистра за обучение. Он позаботился обо мне, когда вы меня бросили, - презрительно улыбнулся временной маг.
  - Я искал тебя... - начал было Дима, но Артём перебил его:
  - Да, что теперь об этом говорить! Всё сложилось лучше некуда! Я стал магом, как ты и хотел. Теперь я хочу Лирию!
  Дима перевёл взгляд на дядю и выплюнул:
  - Сволочь!
  - Почему? Я сделал его магом, настоящим магом, как ты и хотел, Дима, - пожал плечами Олефир. - Тебя что-то не устраивает?
  - Я убью тебя, - прошипел Дмитрий, и глаза его вновь полыхнули холодным белым светом.
  - Но-но! - осадил его Артём. - Не делай резких движений! Хочешь подраться - только скажи, я с удовольствием приму вызов. Кстати, у меня припасена пара таких штучек - закачаешься! - бархатным голосом сообщил он и сверкнул ледяными серебряными глазами.
  - Я не буду драться с тобой, Тёма! Ты - мой друг.
  - И ты туда же! Какая жалость! Никто не хочет играть со мной! - закатил глаза Артём. - Все меня боятся. Как это скучно.
  Дима с угрозой взглянул на Олефира:
  - Чего ты хочешь на самом деле?
  - Мира.
  - Мира?
  - Да, мира. Я вернулся за своей долей Лайфгарма, Дима! Давай договоримся по-родственному. - Олефир испытывающе смотрел ему в глаза.
  Ответный взгляд короля Годара был непроницаем:
  - Хорошо. Забирай Лирию, но Годар и Инмар - мои!
  - Ха! Ты многому научился у меня! - задорно отметил Олефир. - Ты стал таким, как я мечтал. Почти.
  - Лирия твоя. Убирайся! - сухо сказал Дмитрий и смял в руке окурок.
  Олефир поднялся и направился к двери. Артём же остался сидеть. Он улыбнулся Диме, и на его ладони появился миниатюрный Источник, переливающийся всеми оттенками красного. Олефир остановился на пороге, обернулся и победно посмотрел на Дмитрия.
  - Артём - моё лучшее творение, - гордо заявил он. - Искусный чародей, идеальный убийца. Я обучал его два года. Если бы ты знал, сколько он убивал. Он по колено... нет, по шею в крови. И, в отличие от тебя, он получает удовольствие, лишая людей жизни. А как он умеет веселиться, наблюдая за последними вздохами своих жертв. Ты никогда не мог так развлекать меня, Дима, хотя... и у тебя неплохо получалось. Я не верю, что ты всё забыл. Наверняка, тебя подмывает бросить королевские заботы и пройтись по Лайфгарму Смертью. Так не лишай себя наслаждения - составь нам компанию.
  - Спасибо за приглашение. Я подумаю, - бесстрастно сказал Дима.
  - Мы бы здорово сработались, сынок. Ты - истинная Смерть, Артём тоже, к тому же, он - временной маг. Я уже использовал его способности.
  - И как тебе игры со Временем?
  - Забавно. Сегодня знаменательный день. Корней снова умрёт: в тот же час, но в другом месте, - хохотнул Олефир.
  Артём радостно закивал:
  - Ох, и позабавлюсь я. Приходи посмотреть. Тебе понравится!
  - Уходи, Тёма.
  - Что ты заладил: уходи да уходи! - обиженно оскалился Артем. - Я тебя сто лет не видел. Посидели бы, поговорили, выпили, а ты меня гонишь. Какой ты после этого друг?
  Дима молчал. Олефир снисходительно улыбнулся ему и скомандовал:
  - Чародей! В Литту!
  - Пока! - махнул рукой Артём и исчез вместе со своим магистром.
  Король Годара остался один. Он раздражённо посмотрел на сияющую модель Источника, оставленную на его столе Артёмом, и достал из воздуха сигарету: "Великий учитель! Сволочь!"
  
  Глава 6.
  Магистр и чародей.
  
  Белые каменные стены Литты утопали в зелени садов, а литые чугунные ворота - вершина гномьего мастерства - были гостеприимно распахнуты. Олефир и Артём беспрепятственно прошли мимо стражников, вступили на белую брусчатку главной улицы и направились к дворцу. Артём шёл мимо аккуратных невысоких домов, окружённых яркими пятнами цветочных клумб, весёлыми фонтанчиками и мохнатыми тёмно-зелёными деревьями. Он всегда восхищался живописной Литтой. В той жизни. В этой, он равнодушно взирал на красоты столицы, где прошли его беззаботные детство и юность.
  Совет всегда потворствовал его неуёмному желанию играть со всем, что попадалось под руку, и за это Артём любил Высших магов. Он был предан им душой и телом до тех пор, пока не узнал о своих временных способностях. Но Совет уже сделал главное: Артём привык получать от жизни максимум удовольствия. Олефир же превратил шального мальчишку в Смерть и научил играть во взрослые игры. Поощряемый учителем, Смерть развлекался, наслаждаясь чужими страданиями, его жизнь превратилась в преданное служение Великому магистру и бесконечную череду кровавых забав.
  Олефир привёл в Лайфгарм блаженно-страшную Смерть, игривую, как ребёнок. Он уверено шёл к дворцу царя Геласия и по-хозяйски осматривался вокруг, прикидывая, как лучше обойтись со своей новой вотчиной: что убрать, а что оставить, что снести, а что построить. Лирия нравилась ему: "Светлая прекрасная страна! Чудесный город!"
  Маг-путешественник, как всегда, не спешил. Он смиренно испросил аудиенции у царя Геласия и терпеливо дождался ответа. Царь принял его на закате. Олефир вошёл в тронный зал, где собрались придворные и ближайшие советники монарха, остановился перед царём и царицей и низко поклонился:
  - Спасибо, что согласились выслушать меня, Ваше величество. Я не отниму у вас много времени.
  - Я удивлён твоим появлением, Высший маг, - насторожено произнёс Геласий.
  - Я решил вернуться на Родину. Я же лириец, - широко улыбнулся Олефир. - Надеюсь, мне не будет отказано в приюте.
  - А как же Годар? - осторожно спросила Павлина.
  - Я признал права своего сына. Теперь он - законный король Годара.
  - Мы уважаем твоё решение, - величественно кивнул Геласий.
  - Так вот, - продолжил Олефир. - Я остался без крыши над головой и вспомнил о Лирии. Здесь мне нравится больше, чем в Годаре.
  - Хорошо... - неуверенно протянул царь. - Ты можешь жить в Лирии.
  - В Литте, - уточнил маг.
  - В Литте, - согласился царь.
  - В твоём дворце, - лукаво усмехнулся Олефир.
  - Может, подберёшь себе другой дом?
  - Нет! - отрезал путешественник. - Я буду жить здесь. Артём! - Перед правителями Лирии возник временной маг и, отвесив им шутовской поклон, посмотрел на хозяина. - Я хочу сесть на трон! - сказал ему Олефир.
  - Без проблем, магистр! - заулыбался Артём и хлопнул в ладоши.
  Прогремел гром, и лирийцы оцепенели, с ужасом глядя на изувеченные тела царя и царицы. Высший маг скинул трупы на ступени перед престолом и развалился на троне, а Артём уселся у его ног и ледяным серебряным взглядом обвёл придворных.
  - Продолжай, Тёма, - приободрил его Олефир.
  Смерть вскочил, и на его лице появилась бешеная улыбка. Лирийцы содрогнулись, а маг-путешественник закинул ногу на ногу и высокомерно посмотрел на них.
  - Магистр будет вашим царём, друзья мои. Коронацию устроим утром, а сейчас решим несколько насущных вопросов! - звонко объявил Смерть и поманил к себе Корнея. Маг-учитель не двинулся с места. - Как хочешь, - пожал плечами временной маг. - Слушай оттуда. УЛИТ закрыт, - хрустальным голосом прощебетал он и помахал рукой бывшему учителю.
  - Зачем тебе это? - не отрывая взгляда от серебряных глаз, спросил Корней.
  - В Лирии достаточно магов. Новые нам не нужны. Хватит магистра и меня, - скромно потупился Смерть, опустился на колени и прижался щекой к ноге хозяина.
  - Ты преступил грань! - с ужасом глядя на Олефира, завопил Корней. - Совет постановил убить временного мага! Ты не должен был обучать его! Ты погубишь Лайфгарм!
  - Вон! Иди, и забейся в какую-нибудь щель, учитель. Авось отсидишься! - злорадно рассмеялся Олефир, и Корней исчез.
  Артём заискивающе посмотрел на хозяина, и тот благосклонно улыбнулся:
  - Тебя перебили, чародей. Извини. Можешь продолжать.
  - С удовольствием, магистр, - выдохнул Смерть, поднялся на ноги и горящими глазами уставился на министров. - Царь Олефир - сама доброта! Он позволит вам жить, как раньше, но если ему что-то не понравится - будете иметь дело со мной! - Смерть одарил придворных хищной улыбкой: - Возражения есть?
  - Простите, господин, - осторожно произнёс пожилой мужчина в синем, отделанном золотом мундире. - А как же законная наследница? Что будет с принцессой Вереникой?
  - Она ещё дитя, - благожелательно произнёс Смерть. - Зачем ей престол?
  - Одиннадцать лет - вполне подходящий возраст для королевы. Совет министров будет помогать ей править страной до совершеннолетия...
  - Довольно! - Временной маг оказался перед не в меру разговорившимся придворным и щелкнул его по носу. Изо рта лирийца хлынула кровь, и он рухнул под ноги Смерти. - Наконец-то заткнулся! - Смерть фыркнул и бодро поинтересовался: - Есть ещё желающие высказаться? - Ответом ему было дружное молчание. - Я так и думал! - хихикнул временной маг и уселся на ступени между трупами. - Ваши подданные довольны и счастливы, магистр!
  Олефир потрепал его по непокорным пшеничным волосам и задушевным голосом обратился к придворным:
  - Этот Смерть, в отличие от предшественника, страшнее и изощрённей. Ему нравится убивать. Он получает от этого ни с чем несравнимое наслаждение. Так, Артём?
  - О, да, магистр, - с придыханием произнёс временной маг и блаженно улыбнулся.
  Придворные попятились. Артёма в Лирии знали и любили. Никто не предполагал, что из весёлого солнечного мальчика получится циничный убийца, обожающий своё ремесло. И сердца лирийцев заполонил животный страх. Они смотрели в ледяные серебряные глаза Артёма и видели в них свою смерть.
  Олефир обвёл взглядом испуганные лица, удовлетворенно хмыкнул и скомандовал:
  - Пошли вон! Коронация завтра, в десять! Готовьтесь! - Ругаясь и толкая друг друга, придворные кинулись прочь из зала. Двери с грохотом захлопнулись за их спинами, и Олефир довольно рассмеялся: - Ты был великолепен, чародей.
  - Мне и самому понравилось, магистр, - сладко улыбнулся Артём. - Жаль, всё быстро закончилось.
  - Ничего подобного. На очереди лирийская принцесса.
  - Вереника? Замечательная девочка! Женитесь на ней, магистр.
  - У меня другие планы.
  - Тогда убейте её, - беззаботно пожал плечами Артём. - Кому она нужна?
  - Когда-то она нравилась тебе, чародей. Возьми её себе.
  - Играть в дочки-матери?
  - Ты же любишь играть, Тёма. А Ника уже большая девочка, к тому же красивая. Убить всегда успеешь. - Олефир заговорщицки подмигнул ему.
  - Почему бы нет, - похотливо улыбнулся Артём.
  - Иди. Я подожду тебя в кабинете.
  - Для меня есть работа? - оживился временной маг.
  - Сначала игра. Работа подождёт, - ласково сказал Олефир и потрепал его по щеке.
  Артём мурлыкнул от удовольствия и исчез.
  
  Вереника в одиночестве сидела в своей спальне. Узнав о смерти Геласия и Павлины, фрейлины и служанки разбежались, считая, что принцесса обречена. Но девочка не верила, что умрёт. Она с надеждой смотрела на дверь, прижимая к груди куклу. Она ждала Артёма, но вместо него появился король Годара. Вереника с недоумением взглянула на жениха:
  - Зачем ты пришёл?
  - Твои родители погибли. Лирия в руках Олефира, - сухо произнёс Дима. - Я забираю тебя в Керон, там ты будешь в безопасности.
  - Но Артём вернулся! - воскликнула девочка. - Зачем мне идти с тобой?
  - У нас нет времени на разговоры, Ника.
  - Я остаюсь! Я хочу увидеть Тёму!
  - Тёмы больше нет, - вздохнул Дима. - Он стал Смертью.
  - Ну и что? Ты тоже Смерть!
  - Да, но... - Дмитрий осёкся.
  - Ты, как всегда, неподражаема, Ника! Смутила самого Смерть! - раздался с порога ехидный голос временного мага. - Иди ко мне, крошка! - На его ладони появилась большая конфета в яркой обёртке.
  - Тёма! - взвизгнула Вереника и, отбросив куклу, подбежала к нему. - Я скучала! Как хорошо, что ты пришёл!
  - Я тоже скучал, мой ангел, - медовым голосом произнёс Артём, придирчиво оглядывая принцессу с головы до ног. - Ты выросла, моя сладкая, и стала настоящей красавицей, - ласково добавил он и крепко сжал девочку в объятьях.
  - Оставь её! - резко приказал Дмитрий.
  - Почему это? - прищурился Артём, поглаживая Веренику по спине.
  - Она моя невеста!
  - Это правда, Ника? - деланно расстроился временной маг и, отстранив девочку, утёр слезу. - Какой кошмар! Как ты могла забыть меня? Мы же любили друг друга! - заламывая руки, с надрывом произнёс он.
  Вереника виновато опустила глаза:
  - Мои родители согласились на помолвку, потому что боялись его! - Она ткнула пальцем в сторону Димы. - Но они погибли, и я опять свободна!
  - Какое счастье! - завопил Артём и закружил её по комнате. - Я люблю тебя! - Он поставил девочку на пол и насмешливо взглянул на друга: - Слышал? Убирайся! Ты не получишь мою принцессу!
  - Отпусти её!
  - Я хочу остаться с Артёмом! - капризно заявила Вереника. - Уходи, Дима!
  - Послушай меня, девочка, он не такой, как раньше. Он убьёт тебя, - безнадёжно сказал Дмитрий.
  - Он любит меня! Он вернулся ко мне! Я остаюсь в Литте!
  - Как хочешь, - с досадой прошептал Дима и исчез.
  Артём с восхищением посмотрел на Веренику:
  - Какая ты у меня смелая! Так прогнать Смерть! Здорово! Мы славно проведём время, детка!
  Принцесса со счастливой улыбкой прижалась к нему:
  - Я люблю тебя, Тёма.
  Артём отвёл белокурые волосы от её прелестного лица и приник к нежным, по-детски пухленьким губкам. Девочка затрепетала в объятьях мага и крепче прижалась к его груди.
  - Ты, правда, любишь меня? - прошептал Артём.
  - Люблю, - заворожено глядя в серебряные глаза Смерти, пролепетала Вереника.
  Временной маг подхватил девочку на руки.
  - Тогда я научу тебя, как доставить мне удовольствие, - издёвательски усмехнулся он и бросил её на кровать.
  - Что ты делаешь? - испуганно взвизгнула Вереника.
  - Собираюсь позабавиться, - хихикнул Смерть и начал сдирать с неё платье.
  - Так нельзя! Пусти! - закричала принцесса, вырываясь из его цепких рук.
  - Не ломайся. Ты говорила, что любишь меня - так люби! - Временной маг рванул шёлковый лиф и всем телом навалился на девочку.
  - Не надо! - истошно завизжала Вереника. - Тёма, пожалуйста, остановись!
  - Какие мы нежные! - довольно промурлыкал Смерть. Принцесса собралась с силами и оттолкнула его. - Ах, ты дрянь, - сквозь зубы процедил временной маг и наотмашь ударил её по лицу. Вереника задрожала, как осиновый лист, и Смерть весело рассмеялся: - Мне нравится твой страх! - заявил он и стал хлестать её по лицу. Девочка закричала и потеряла сознание. - Тьфу! Перестарался. - Смерть почесал затылок и нежно погладил принцессу по щеке: - Очнись, моя радость. Я хочу играть с тобой.
  Вереника открыла глаза и с ненавистью уставилась на временного мага.
  - Хватит! - Дима появился рядом с другом и оттащил его от девочки. - Хочешь играть, я к твоим услугам!
  - Какие мы сердитые, - поморщился Смерть. - Ну, почему ты всегда всё портишь, Дима?
  - Я беру Нику себе! Она - моя! Ясно?!
  Вереника сползла с кровати, прижалась к ногам короля Годара и, еле шевеля разбитыми губами, попросила:
  - Уведи меня отсюда.
  Дима поднял девочку на руки, и они перенёслись в тронный зал Керонского замка.
  - Куда? А играть? - капризно завопил временной маг и бросился следом.
  Король Годара усадил заплаканную принцессу на трон и повернулся к другу:
  - Что тебе надо?
  - Её! Это моя игрушка!
  - Она моя невеста!
  - Глупости! Ты же не будешь подбирать мои объедки?
  - Я женюсь на ней! Немедленно! Не думаю, что ты посмеешь играть с королевой Годара!
  - Зачем Смерти жениться? - искренне удивился Артём. - Хочешь её - возьми! Я всегда так делаю. Женитьба - для простых смертных!
  Дмитрий шагнул к другу и язвительно улыбнулся:
  - Считаешь, что стал Смертью? Ошибаешься! Ты - шут!
  - Я - Смерть, - прошипел временной маг. Он сложил пальцы щепотью, и из-под его ногтей вырвалось ослепительно-чёрное пламя.
  Дмитрий дунул на него, и огонь погас. Артём заскрипел зубами, и пол комнаты задрожал. Дрожа от страха, Вереника вцепилась в подлокотники кресла, но Дима топнул ногой, и каменные плиты успокоились.
  - Прекрати паясничать, Тёма! - потребовал он и властно приказал: - Убирайся!
  Временной маг открыл рот, чтобы продолжил перепалку, но ледяной вихрь, сорвавшийся с руки Димы, закружил его и выбросил в Литту. Дмитрий тяжело вздохнул и повернулся к принцессе:
  - У нас мало времени, Ника! - Он залечил её разбитые губы и одел в розовое шёлковое платье. - Лирия будет требовать твоей выдачи. Законная наследница престола не нужна Олефиру, поэтому ты станешь моей женой и королевой Годара. - Принцесса молча смотрела в пол. Дима прочёл её мысли и поморщился: - Я не потащу тебя в постель, девочка. Я лишь хочу защитить тебя.
  Вереника с недоверием взглянула в голубые глаза короля:
  - Я боюсь. Я больше не знаю, кому верить. Ты не обманешь меня?
  - Нет. - Дмитрий погладил принцессу по волосам: - Ты станешь моей женой, Ника?
  - Да, - вдохнула девочка и отвела взгляд.
  Король Годара церемонно поцеловал её руку и позвал Высших магов. Явились четверо - Корней, Михаил, Витус и Роксана. Они стояли перед Дмитрием и молчали.
  - Простите, что потревожил ваш покой, маги, - нарушил тишину Дмитрий. - Я решил жениться, и вы засвидетельствуете мой брак с наследницей лирийского престола.
  - Ты собрался развязать войну с Олефиром? - хмуро поинтересовался Корней.
  - Войны не будет. Вереника откажется от прав на Лирию и станет королевой Годара.
  - Значит, ты позволишь временному магу и дальше бесчинствовать в Лирии? - с вызовом спросила Роксана.
  - Я подарил ему Лирию. Пусть делает там, что хочет. Я не буду вмешиваться в дела временного мага. Хотите - разбирайтесь с ним сами!
  - Смейся, сколько влезет, выродок, но я видел Артёма и знаю: он не остановится на Лирии! Скоро он потребует Инмар, а потом и весь Лайфгарм! - зло прокричал Корней.
  - Это будет потом! - отрезал Дима. - Сейчас - моя свадьба!
  Маг-миротворец пожал плечами:
  - Если Вереника не против, мы признаем ваш брак законным.
  - Я согласна, - тихо сказала девочка.
  - Да будет так! - провозгласил Михаил, и Высшие маги пропали.
  Дима задумчиво уставился в пол: позволив Олефиру занять лирийский престол, он фактически отдал страну на растерзание Смерти. Дмитрий чувствовал вину и за те смерти, что уже случились, и за те, которым ещё суждено случиться...
  Напуганная его молчанием Вереника поёрзала на троне и осторожно спросила:
  - Что теперь?
  Дима обернулся:
  - Тебе приготовят покои, и ты ляжешь спать.
  - Я есть хочу, - робко произнесла принцесса.
  - Ой, прости, я не подумал, - встрепенулся Дима и громогласно призвал слуг.
  В замке начался переполох. Слуги бросились обустраивать покои для новой королевы Годара, а бывшие фрейлины Алинор окружили уставшую девочку назойливой заботой. Пока в трапезном зале накрывали ужин для королевской четы, Веренику вымыли и переодели, а потом она наконец-то поела. Еда разморила девочку, и она заснула прямо за столом. Дмитрий поднял жену на руки, перенёс в её покои и, бережно уложив в постель, отправился в кабинет. Ему нужно было подумать...
  
  Артём влетел в покои царя Лирии и с порога заорал:
  - Он отнял мою игрушку!
  - Подойди ко мне, мальчик. - Олефир сладко улыбнулся.
  - Он оскорбил меня. Я вызову его на поединок, - неуверенно произнёс временной маг, приближаясь к хозяину.
  - Скажи-ка мне, Тёма, разве я разрешал тебе покидать Литту? - вкрадчиво спросил Олефир.
  - Но он... - Артём не успел договорить: кулак магистра врезался ему в лицо. Временной маг упал на колени и заискивающе залопотал: - Я больше не буду! Я Ваш самый преданный слуга, магистр. Я сделаю всё, что Вы пожелаете.
  - Встань, щенок! - приказал Олефир. - Сейчас мы отправимся в Камию, и я отдам тебя харшидским палачам. У них ещё найдётся пара-тройка славных развлечений, о которых они забыли рассказать тебе в прошлый раз. А когда мы вернёмся, ты сможешь продемонстрировать эти забавы лайфгармцам.
  Лицо Артёма исказил животный ужас, и вместо того, чтобы подняться, он распластался перед хозяином и уткнулся в его сапоги.
  - Как пожелаете, магистр. Моя жизнь принадлежит Вам, - обливаясь кровью и слезами, простонал он.
  Олефир нагнулся, схватил его за волосы и заставил подняться на ноги.
  - Тупая скотина! Я приказал тебе встать!
  Временной маг побледнел и задрожал, как в лихорадке. Он пытался что-то сказать, но его трясло так, что он не мог выговорить ни слова. Олефир разжал пальцы, и, рухнув на пол, Артём забился в истерике. Поморщившись, маг-путешественник присел на корточки и несколько раз провёл ладонью вдоль его позвоночника. Артём затих, поднял голову и умоляюще посмотрел на хозяина:
  - Моя жизнь принадлежит Вам, магистр. - Он вытер лицо рукавом и поднялся: - Перенести нас в Харшид?
  - Не сегодня, - накидывая плащ, ответил Олефир. - А что касается Димы... Он нарушил главное правило Смерти - оброс друзьями, жёнами и любовницами. У него полно слабых мест, так что, отомстить ему будет просто.
  - Вы как всегда правы, магистр, - подобострастно кивнул Артём.
  - И не смей распускать нюни! Подумаешь, девчонку отобрали! Рано или поздно она будет твоей! Пошли, Тёма, поиграем в другую игру. Тебе понравится.
  Принц Камии лучезарно улыбнулся. Предвкушение новой игры захлестнуло его и, забыв о Нике, он с обожанием посмотрел на хозяина:
  - Я готов играть, во что Вы скажете, когда Вы скажете и сколько Вы скажете! Я жизнь отдам, лишь бы не разочаровать Вас, магистр!
  Олефир ласково потрепал временного мага по щеке, и они исчезли.
  
  Из Керона Высшие маги перенеслись в загородный дом Корнея. Они молча расселись за столом и уставились друг на друга. Высшие маги не верили, что Дима и Артём договорятся, а поединок Смертей грозил Миру колоссальными разрушениями. И тогда Совету, допустившему это, никогда уже не обрести былой власти...
  Тягостное молчание нарушил Корней. Он предложил пригласить на встречу родителей временного мага, чтобы обязать их убить сына или хотя бы повлиять на него. Это был единственный способ переложить ответственность на чужие плечи, и Высшие маги поддержали учителя и послали зов в Белолесье. Как ни странно, Арсений и Марфа приняли приглашение. Опальные маги сели за стол напротив бывших коллег и приготовились слушать.
  Михаил начал издалека:
  - Я требовал встречи два дня назад, когда керонский ублюдок сверг короля Леонида и посадил на трон Ричарда! Совет обязан вмешаться! Мы не можем допустить, чтобы Инмаром правили безмозглый алкоголик и шут Олефира. Мы должны поставить зарвавшихся юнцов на место!
  - С Ричардом разберёмся позже. Он не так опасен, как временной маг. - Корней раздражённо посмотрел на Арсения. - Ты знаешь, что Олефир вернулся, и Артём служит ему? Твой сын стал убийцей, почище керонского выродка!
  Прерывисто всхлипнув, Марфа закрыла лицо руками. Арсений обнял её за плечи и обвёл бывший коллег яростным взглядом:
  - Дима спасёт моего сына.
  - Ты не представляешь, каким стал Артём! - злорадно продолжил Корней. - Он с обожанием смотрит на Олефира и с радостью убивает...
  - Я знаю! - перебил его Арсений. - Я видел и коронацию Ричарда, и появление Олефира в Кероне, и убийства в Литте. Я маг-наблюдатель, если ты помнишь. Я видел своего сына и знаю, каким он стал. Я вытащу его, и Дима поможет мне. Он его друг.
  - Зачем мы собрались? - устало спросил Витус. - Давайте оставим всё, как есть! Пусть творения Олефира передерутся и погибнут, а с путешественником мы разберёмся.
  - Они не подерутся! Они - друзья! Ненавистный вам король Годара спасёт Лайфгарм и воскресит моего сына! - взорвался Арсений.
  - Мы все погибнем! - заголосил Михаил. - И в этом виноваты Марфа и Арсений! Как они могли допустить рождение временного мага?! Они поставили под удар существование Совета!
  - Высшие маги - элита Лайфгарма! - поддержал его Корней. - Мы не будем вмешиваться! Пусть ответственность за судьбу Мира ляжет на плечи провидицы и наблюдателя!
  - Высшие маги больше не контролируют ситуацию на Лайфгарме. Вы - пустое место! - презрительно заявил Арсений. - Единственное разумное решение, которое ещё может принять Совет - убить Олефира!
  - Так пойди и убей его, - ехидно предложил Витус.
  - Ты говоришь так, потому что твой сын ест из его рук! - взвизгнул Михаил.
  - Заткнись! - угрожающе рыкнул наблюдатель.
  - Прекратите! - выкрикнула Роксана. - Мы не на базаре. Хватит взаимных обвинений! Нужно решать, что делать дальше!
  - Давайте подождём, - нервно произнёс Корней. - Посмотрим, как поведут себя Олефир, Дмитрий, Артём...
  - Правильно! Мы не готовы выступить против Олефира, пока рядом с ним обученный временной маг! - подхватил Михаил.
  - Это ваш последний шанс! - внезапно сказала Марфа. - Нет... поздно. - Она обернулась - в комнате появились Олефир и Артём.
  - Доброй ночи, коллеги, - хищно улыбнулся маг-путешественник, сотворил себе стул и подсел к столу.
  Временной маг вытянулся за его спиной и с плотоядной улыбкой воззрился на собравшихся.
  - Тебя никто не приглашал, Фира! - выпалил Корней.
  - Меня всегда забывали пригласить. Каждый раз приходится напоминать вам, что я тоже Высший маг, - театрально развёл руками Олефир. - Но я не гордый.
  - Ты нарушил постановление Совета! Ты должен был убить временного мага! - в отчаянии пискнул Михаил.
  - Слышал, чародей? - сокрушенно вздохнул маг-путешественник. - Эти злые люди хотят твоей смерти.
  - Они хотят Смерти? - звонко расхохотался Артём. - Они её получат! - Он сделал едва уловимый жест, и Высших магов накрыла магическая сеть. Маги дёрнулись, но сеть Смерти была им не по зубам.
  Олефир обвёл коллег снисходительным взглядом и сложил руки на животе:
  - Дети, вы просто дети, друзья мои. Я рад, что вы собрались вместе, и мне не пришлось отлавливать вас поодиночке. Что ж, не будем тянуть. Вы не зря стремились убить временного мага. Начинай игру, Тёма!
  Смерть взмахнул руками, и над его ладонями закружились разноцветные шарики. Несколько мгновений он следил за ними ледяными серебряными глазами, и вдруг вырвал из хоровода чёрный шар и запустил в дальний угол комнаты.
  Олефир усмехнулся:
  - Доброй ночи, сынок. Не смог пропустить представление? Кстати, поздравляю с законным браком. Быстро же ты забыл Хранительницу.
  Выступив из темноты, Дмитрий пару раз подбросил на ладони чёрный шар временного мага, словно это был безобидный детский мячик, и кинул его хозяину. Смерть вытянул ладони, и шар занял место в разноцветном круговороте.
  Король Годара сдержанно кивнул другу, посмотрел на дядю и язвительно поинтересовался:
  - Не помешаю?
  - Что ты, - добродушно оскалился Олефир. - Присоединяйся.
  - Я, пожалуй, просто посмотрю, - скривился в ухмылке Дмитрий.
  - Смотри, смотри. - Маг-путешественник беззаботно пожал плечами и скомандовал: - Артём! Высшие маги заждались!
  Изумрудный шар выскользнул из радужного хоровода и поплыл к Корнею. Учитель заорал так, будто перед ним разверзлась огненная бездна, и обмяк - в его горле торчал кинжал.
  Олефир весело подмигнул временному магу:
  - Ему повезло больше других, правда, чародей?
  - Правда, магистр. Он ненавидел меня сильнее остальных, а умер первым. Парадокс. Наверное, стоило оставить его на сладкое, - беззаботно пропел Смерть.
  - Спи спокойно, великий учитель. Хотя, куда тебе до меня?! - Маг-путешественник отечески посмотрел на Артёма: - Корней столько лет хотел убить тебя, сынок, да всё никак не мог решиться. Ты успел раньше. Ты доволен, чародей?
  Смерть жизнерадостно улыбнулся:
  - Я счастлив, магистр!
  - Тогда продолжай.
  Шар, висевший над трупом Корнея, взорвался и разлетелся по комнате сотнями изумрудных бабочек. Смерть самодовольно рассмеялся и многозначительно посмотрел на мага-миротворца. Тонко взвизгнув, Михаил забился в магической сети, но ярко-розовый шарик пресёк его попытки вырваться. Миротворец уткнулся лицом в стол, и его труп осыпало лепестками роз.
  - Я сегодня в ударе! - похвалил себя Смерть. - Хотя, чему удивляться, я ждал этого момента два года. Спасибо, магистр!
  - Какая трагедия! - деланно всхлипнул Олефир. - Как Лайфгарм будет жить без миротворца? Мы погрязнем в войнах. Но не будем сильно расстраиваться, друзья мои. Жизнь продолжается! Дима, ты доволен? Предатель наказан.
  - Я счастлив, - ровно ответил король Годара. - Ты угодил мне, дядя.
  Олефир недовольно фыркнул и приказал Артёму продолжать. Голубой шар взвился под потолок и, превратившись в тучу крохотных синих стрел, обрушился на Роксану. Смерть захлопал в ладоши:
  - Красиво! Жаль, что Высших магов так мало, магистр.
  - Я найду для тебя другие забавы, чародей. - Олефир взглянул на утыканное стрелами тело и хмыкнул. - И зачем нам Воительница? Мы ведь не собираемся воевать, не так ли, сынок?
  - Я подумаю, - сухо ответил Дима.
  - Думать ты мастер, - загоготал Олефир. - Мыслитель! - презрительно добавил он и улыбнулся Артёму: - Прошу!
  Коричневый шар сорвался с ладони Смерти, медленно подплыл к Витусу и опустился на его голову огромным тяжёлым молотом. Молот прошёл сквозь тело старого гнома и вернулся на ладонь Смерти маленькой летучей мышью. Временной маг нежно погладил её по спинке, и зверёк пропал.
  - Вот это воистину горе! - продолжал изгаляться Олефир. - Мой бедный учитель. Я любил его. Он был ужасно безобидным. Лайфгарму будет не хватать целителя. - Он громко шмыгнул носом, и Смерть картинно угодливо предложил:
  - Давайте я сделаю из него чучело и поставлю в Вашем кабинете.
  - Чтобы он мне глаза мозолил? Нет уж, увольте, - отмахнулся Олефир и насмешливо посмотрел на Марфу и Арсения: - Начинается самое интересное! - вкрадчиво произнёс он и облизнулся: - Может, остановишься, чародей?
  - Почему? - искренне расстроился Смерть.
  - Это твои родители.
  - Ну и что? Они бросили меня. Никто не помог мне, кроме Вас, магистр. - Смерть низко поклонился хозяину.
  - Твоё право, чародей, - развёл руками Олефир и с сочувствием посмотрел на провидицу и наблюдателя: - Здесь решаю не я.
  - Ты сдохнешь от руки чудовища, которое сотворил, - прошипела Марфа.
  - Спасибо за предупреждение, - на миг помрачнел путешественник и скомандовал: - Не тяни, чародей! Пора закругляться!
  Из цветной круговерти вырвался фиолетовый шар и завис над столом. Арсений умоляюще взглянул на Диму, но тот остался глух к его мольбам. Дмитрий пристально всматривался в лицо друга, стараясь уловить хотя бы искру человечности. Олефир тоже следил за учеником и загадочно улыбался.
  Фиолетовый шар качнулся и медленно поплыл к Марфе. Провидица приглушённо вскрикнула. В ледяных серебряных глазах мелькнули шоколадные точки, шар дрогнул, но продолжил смертоносный полёт.
  Дима увидел, что хотел, и, резко выбросив руку вперёд, скомандовал:
  - Стоп!
  Шар пропал, и Смерть разочарованно скривился:
  - Ты опять испортил мне игру, Дима. Я не прощу!
  - Не кипятись, Тёма! - осадил его Олефир и хмуро взглянул на Дмитрия: - Ты стал чересчур сентиментальным, сынок. Это не вяжется с образом Смерти.
  - На сегодня хватит, магистр! - отрезал Дмитрий. - Я не позволю Артёму убить собственных родителей!
  - И это говоришь ты? А как же Алинор? Со своей мамочкой ты не церемонился, - осклабился Олефир.
  - Не смей! - Глаза Димы блеснули холодным белым светом.
  Артём дёрнулся. Кроваво-красный шар ринулся к Дмитрию, но тот гневно взглянул на него, и шар растворился в воздухе. Однако временной маг не успокоился, он сотворил новый шар, слепяще-алого цвета.
  - Знакомые штучки, - заметил Дима и угрожающе улыбнулся Олефиру: - Останови его, иначе, я остановлю вас обоих!
  - Достаточно, Артём! - приказал путешественник и притворно-ласково обратился к племяннику: - Прости моего чародея, сынок, он не понимает, с кем имеет дело. Вот что, Дима, я хочу загладить это недоразумение. Приходи завтра утром в Литту. Мне будет приятно видеть родное лицо на коронации. Обещаю, ты будешь в восторге!
  "У тебя на роже написано, что в восторге я не буду", - зло подумал Дмитрий, а вслух произнёс:
  - Я приду, дядя.
  - В десять. И прихвати с собой короля Инмара, - улыбнулся путешественник и исчез вместе с Артёмом.
  - Я убью его, - прошептала провидица. - Мальчик мой, что он с тобой сделал?
  - Ты что-нибудь видишь? - осторожно спросил наблюдатель.
  - Да, но... Какая-то путаница...
  - Пойдём, - настойчиво попросил Арсений, - тебе нужно отдохнуть.
  - Мой мальчик... - отрешённо протянула Марфа.
  Дима с сочувствием смотрел на родителей Артёма и молчал.
  - Мы возвращаемся в Белолесье, - сказал ему Арсений.
  - Нет. Белолесье на стороне Артёма, - покачал головой Дмитрий. - Олефир не успокоится, пока не убьёт вас, потому что Смерть не должен иметь слабых мест. Вы будете жить в Керонском замке. Там я смогу защитить вас.
  - Защитить от собственного сына! - ужаснулась провидица.
  Арсений обнял жену за плечи и посмотрел в глаза Диме:
  - Мы доверяем тебе и сделаем так, как ты хочешь. Только ты можешь спасти нашего сына!
  
  Дмитрий возник в тронном зале Зары глубокой ночью. Ричард сидел на ступеньках перед троном и мутным взглядом смотрел на Солнечного Друга, который, размахивая руками, что-то темпераментно доказывал ему. Оба были пьяны вусмерть. Увидев Диму, Ричард заулыбался:
  - Присоединяйся, дружище! Мы празднуем моё восхождение на престол! Правда, король я липовый! В Инмаре правит мама Солнечного Друга! Представляешь, её зовут Розалия! Ну и женщина! Она поставила на уши весь мой двор! Ей всё не так! Оказывается, в покоях Валентина гуляют сквозняки! Как она с ними боролась!.. А когда победила, принялась за нас! Ну, ты учудил, побратим! Смотри, Валечка в шоке, то ли от счастья, то ли от горя!
  Дима накрыл зал защитным полем, щёлкнул пальцами, и Ричард с Валечкой протрезвели.
  - Какого чёрта, Ричи? Ты в своём уме? Ты - король, а ведёшь себя, как мальчишка! Ты должен заботиться о своём народе, а не хлестать вино! Алкоголик! Ты позволяешь иноземной женщине править страной, вместо того, чтобы самому заниматься делами! Прости, Валентин, но твоя мать не должна вмешиваться в дела Инмара!
  - Я ей об этом говорил, но она слушает, - горестно вздохнул Солнечный Друг.
  Дмитрий схватился за голову:
  - Что вы творите? Кому я доверил страну!
  - Я, между прочим, не хотел быть королём, - напомнил ему Ричард.
  - А что было делать? Воевать? Ричи, возьми себя в руки и правь! Я не могу уследить за всем, что происходит в Лайфгарме!
  Ричард внимательно посмотрел на побратима и нахмурился:
  - Что случилось?
  Дима вздохнул и тихо ответил:
  - Тёма вернулся.
  - Где он? - Король Инмара вскочил.
  - В Литте. Он стал Смертью и служит Олефиру. Я не могу помочь ему. Пока. - Дима отвёл глаза. - Я отдал Артёму Лирию!
  - Ты рехнулся? - Ричард смотрел на друга, как на прокажённого. - Ты понимаешь, что наделал?
  - Понимаю, Ричи. Геласий и Павлина убиты. Мне пришлось жениться на Веренике, чтобы спасти ей жизнь. Совет Высших магов прекратил своё существование. И это только начало!.. Я могу убить Артёма, но не буду этого делать. Пока он жив, у него есть шанс...
  Ричард уселся на ступени и обхватил голову руками:
  - Только не Тёма...
  - Я помогу ему, но нужно время.
  - А пока он будет убивать лирийцев?
  - Пусть делает, что хочет! - отрезал Дима, и глаза его сверкнули холодным белым светом.
  - Погибнут люди, - прошептал Валечка.
  - Мне всё равно. Я Смерть.
  - Ты - великий обманщик! - выпалил Солнечный Друг. - Ты уже отдал Лирию. Скоро Артём попросит Инмар, а потом и Годар. И ты отдашь их ему! До сих пор ты заботился о годарцах, а теперь готов принести их в жертву Олефиру, ради того, чтобы угодить Тёме? Не слишком ли велика цена за жизнь временного мага?
  - По-твоему, я должен убить его? - взорвался Дима. - Как ты можешь?! Он же и твой друг!
  Валечка опустил голову и уставился в пустой бокал:
  - Я не знаю. Я люблю Тёму, но это... неправильно.
  - А если я скажу, что он готов проснуться и нужно лишь немного подождать? - шёпотом произнёс король Годара.
  - Ты уверен? - вскинул голову Ричард, но Дима оставил его вопрос без ответа.
  - Завтра коронация Олефира. Я зайду за вами около десяти, - сообщил он и исчез.
  - Дима прав, - вздохнул инмарец. - Мы должны дать Артёму шанс.
  - А как же люди? - тоскливо спросил Валентин.
  - А что люди? Им безразлично, что станет с Артёмом. Так почему нам должно быть не всё равно, что станет с ними?
  - Неужели люди ничего не значат для вас?
  - Почему? Мне жаль их, но Артём мне дороже. Когда Тёма очнётся, и я, и Дима вновь будем заботиться о наших подданных, но сейчас, главное - Артём.
  Солнечный Друг выудил из-под трона пыльную бутылку, вытер её рукавом и, ловко выбив пробку, разлил вино по бокалам:
  - Тогда выпьем за то, чтобы жертв нашей дружбы было как можно меньше.
  - Выпьем, - кивнул король Инмара и потянулся за бокалом.
  
  Глава 7.
  Королевские забавы.
  
  Артём вытащил Алинор с первой попытки. Увидев мужа, королева взвыла и, сжав кулаки, бросилась на него:
  - Мерзавец! Как ты посмел сбежать? Он почти убил меня!
  - Дима убил тебя, дорогая, - перехватив её руки, спокойно сказал Олефир.
  - Но я живая!
  - Да, благодаря мне, - ухмыльнулся путешественник. - Но если ты не уймёшься, я прикажу чародею вернуть тебя обратно! Хочешь, чтобы твоё холёное тело жрали черви? - Алинор замерла, растерянно хлопая глазами. Олефир отпустил её руки и мягко спросил: - Так что ты предпочитаешь - смерть или корону Лирии?
  - Лирии? А Годар? - встрепенулась Алинор.
  - Годар достался нашему сыну.
  - Этот ублюдок - король?
  - Чему ты удивляешься? - картинно изумился Олефир. - Был принцем - стал королём. Логично.
  - Почему ты позволил ему?
  - В отличие от тебя, я люблю Диму! И хватит об этом! - рявкнул маг-путешественник. - Поговорим о тебе, радость моя. Что ты решила?
  - Я буду твоей царицей, - надменно кивнула Алинор.
  - Вот и славно. - Олефир схватил жену за руку, перенёсся в спальню и подтолкнул к постели: - Раздевайся!
  - А он? - Алинор указала на Артёма.
  - Тёма нам не помешает, - сладкозвучно произнёс Олефир, и платье королевы пропало.
  Алинор вскрикнула, проворно юркнула в постель и натянула на себя одеяло:
  - Зачем ты унижаешь меня, Фира? Я же любила тебя!
  - Я тоже, - пожал плечами путешественник, не спеша снимая одежду. - Но за последний год жизни, ты основательно достала меня ревностью и истерией.
  - Тогда зачем ты вытащил меня?
  - Хотел порадовать Диму. Всё-таки ты его мать. Он даже плакал над твоей могилой.
  - Слышать не хочу об этом выродке!
  - Я понимаю Диму. Я бы тоже прибил такую мамашку. - Олефир сдёрнул с жены одеяло и рассмеялся: - Ну, раз уж ты здесь, грех не попользоваться твоими прелестями! Артём! Смотри внимательно! Перед тобой самая красивая женщина Лайфгарма! Тебе нравится её тело?
  - Оно совершенно, магистр, - проворковал временной маг.
  Алинор закрыла глаза и закусила губу, чувствуя себя продажной девкой.
  - Ни одной проститутке не предлагали за услуги корону Лирии! - расхохотался Олефира и стиснул жену в объятьях.
  Артём с интересом следил за хозяином. Он и сам был не прочь проиграться с красивым ухоженным телом будущей царицы. Ему грезились восхитительные кровавые струйки, стекающие по её нежной белой коже, затуманенный от боли взгляд, умоляющий о пощаде, искривлённый мукой чувственный рот. Шоколадные глаза подёрнулись ледяной серебряной дымкой, на губах заиграла плотоядная улыбка. Временной маг уже ощущал вкус крови прекрасной Алинор, когда раздался сладострастный крик хозяина.
  Олефир оторвался от жены и насмешливо посмотрел на Артёма:
  - Возможно, когда-нибудь твои мечты станут явью, чародей. - Он откинулся на подушки и, лениво лаская грудь жены, стал с упоением расхваливать нового ученика: - Посмотри на него, дорогая. Он идеален. Всего за два года я сделал его Смертью. Он предан мне, как пёс, ибо я научил его всему, что он знает. Друзья и родители бросили Тёму, Совет вынес ему смертный приговор, а я спас его и помог отомстить. Почти все его обидчики мертвы. А с оставшимися мы очень скоро разберёмся, правда, чародей?
  - Правда, магистр, - ответил временной маг, с восхищением и преданностью глядя на хозяина.
  Алинор поспешно оторвала взгляд от подёрнутых инеем шоколадных глаз и уткнулась в плечо мужа. Олефир ласкал её нагое тело, ничуть не смущаясь присутствием Артёма, и Алинор покорно отдалась ему, лелея мысли о мести. Пока она не знала, как убьёт мужа, но решила, что сделает это обязательно...
  
  Пол тронного зала Литтийского дворца устилали лепестки багровых роз. На возвышении, под тяжёлым бордово-чёрным балдахином, стояли два белых резных трона, и, глядя на них, разодетые в пух и прах гости тихо перешёптывались, гадая, кто станет царицей Лирии. Зал был полон: Олефир позаботился о том, чтобы посмотреть на его воцарение собралась вся знать Лайфгарма. А в качестве почётных гостей в зале присутствовали Главный гном, король Инмара и король Годара с супругой.
  И вот, под торжественный рёв труб, на возвышении появился Олефир.
  - Рад приветствовать Вас, король Годара (кивок Диме), король Инмара (улыбка Ричарду) и Вас, уважаемый Вин ван Гоген. - Олефир махнул рукой Главному гному. - Доброе утро, мои дорогие гости и подданные. Вы постарались на славу. Я доволен. Смерть сегодня отдыхает. Мне не к чему придраться. - Маг-путешественник расправил складки золотых одежд и сел на трон. - Приступайте!.. Ах, да... - Картинно спохватился Олефир. - Моя царица! - провозгласил он, насмешливо глядя в глаза племяннику.
  Огромные двери распахнулись, и, опираясь на руку временного мага, в зал вступила Алинор. Дима с трудом подавил ярость.
  - Даже так... - глухо пробормотал он и скрипнул зубами.
  Увидев Артёма, Вереника побледнела и вцепилась в руку мужа.
  "Не бойся. Я рядом. Не позволяй им думать, что они победили", - услышала она голос Димы.
  Юная королева Годара гордо выпрямилась и спокойно посмотрела на временного мага. Артём подмигнул ей, усадил Алинор рядом с Олефиром и провозгласил:
  - Повелитель Камии, по праву, данному ему королём Годара, готов стать царём Лирии. Говорите, кому есть что сказать!
  Дмитрий осторожно сжал пальчики Вереники, и она выступила вперёд.
  - Я, королева Годара, принцесса Лирии отказываюсь от своих прав на лирийский престол в пользу повелителя Камии, - звонко произнесла она.
  Артём послал девочке воздушный поцелуй. Вереника благосклонно кивнула ему, отступила, и Дима, склонившись, поцеловал её руку.
  - Ты восхитительна, моя королева, - церемонно произнёс он и повернулся к Артёму: - Что дальше, чародей?
  - Совет Высших магов прекратил своё существование! - торжественно объявил временной маг. - Будучи церемониймейстером сегодняшнего праздника, заявляю: честь венчать на царство правителя Камии и его прекрасную супругу предоставляется королю Годара!
  - Фарс, - одними губами прошептал Ричард.
  Дмитрий бросил на инмарца предостерегающий взгляд, подошёл к Артёму и дружески похлопал его по плечу:
  - Отличный выбор. Давай короны.
  Временной маг широко улыбнулся, и в его руках появились венки из золотых листьев - символ богатства и плодородия лирийских земель. Дима взял один из них и возложил на голову Олефира.
  - Береги себя, дядя, - ехидно шепнул он.
  - Не дождёшься, - буркнул Олефир.
  Алинор с плохо скрываемой ненавистью смотрела на сына. Дмитрий опустил венок на её роскошные рыжие волосы и печально улыбнулся:
  - С воскрешением, мама. Твоя смерть не доставила мне удовольствия.
  - Свершилось! - ликующе завопил Артём и склонился перед царём и царицей Лирии.
  Гости и придворные последовали его примеру.
  - Бал! - провозгласил Олефир и подал руку Алинор.
  Он кружил в танце когда-то любимую жену, ощущая на себе восхищённо-завистливые взгляды лайфгармцев. Алинор была прекрасна, и многие мужчины отдали бы жизнь за право обладать ею. Но Олефира присутствие жены лишь угнетало. Он обнимал тонкую талию, сжимал изящное запястье и раздражённо думал о неприятностях, которые ещё доставит ему эта женщина. Он уже жалел, что, поддавшись искушению насолить Диме, оживил её...
  Музыка смолкла, заиграла вновь, и Артём подскочил к Веренике.
  - Потанцуйте со старым другом, королева, - игриво попросил он.
  Девочка посмотрела на Диму, и тот ободряюще кивнул ей:
  - Не отказывай любимой игрушке царя Лирии.
  Глаза Артёма сверкнули серебром, но он сдержался и, сжав Веренику в объятьях, увлёк её на середину зала.
  - Неужели он лучше меня, Ника? - вкрадчиво спросил временной маг, но Вереника не ответила. - Ты очень плохая девочка. Ты изменила мне, Ника. Ты клялась, что любишь меня, но это была ложь! Ты бросила меня, и я отомщу! И тебе, и твоему прекрасному мужу!
  - Ты был моим другом, Тёма, и любил меня. Но теперь ты разучился любить, - тихо сказала Вереника.
  - Ошибаешься, детка. Мы могли бы чудно повеселиться в Литте, но ты выбрала корону Годара и мужа, который не любит тебя. Весь Лайфгарм знает, что Дима помешан на Хранительнице. Она, кстати, его родная сестра. Забавно, не правда ли?
  - Врёшь!
  - А ты спроси у него! Посмотрим, что он ответит.
  - Он всё равно в сто раз лучше, чем ты!
  - Глупышка. Он такой же Смерть, как я, только маскируется под добрячка. Видела бы ты, с каким удовлетворением он наблюдал, как я убиваю Высших магов! - Артём рассмеялся. - Мне жаль тебя, детка. Постарайся получше ублажать своего мужа, а не то он с лёгкостью избавиться от тебя. - Танец закончился, временной маг подвёл Веренику к Диме и едко произнёс: - Сладкого вам медового месяца, голубки!
  Король Годара с беспокойством смотрел на жену. Вереника переминалась с ноги на ногу, не смея поднять глаз.
  - Не обращай внимания, дорогая. Тёма просто злиться, - мягко сказал Дима.
  - Он соврал? - с надеждой спросила Вереника.
  - Нет, но она моя сестра, - хрипло ответил король Годара.
  Девочка почувствовала боль в словах мужа и прижалась к нему. Дима обнял её и погладил по волосам.
  - Спасибо, - шепнул он, грустно улыбнулся и поискал глазами инмарского короля.
  Ричард стоял в кольце знатных лирийских дам, которые наперебой приглашали его потанцевать. Инмарец со злобно-тоскливой улыбкой смотрел на них и молчал: он уже натанцевался на год вперёд и напряжённо обдумывал, как бы, не нарушая этикета, разогнать этих охотниц за короной Инмара. Четверть часа на балу в Литтийском дворце утомила его сильнее, чем месяц военных учений в горах. Ричард с гордостью подумал о своей стране, где такие важные события, как коронация, сопровождались не танцульками, а солидным пиром. "Выпить бы сейчас кружку доброго креплёного вина!" - Ричард огляделся в поисках собутыльника, но Валечки нигде не было, и он со вздохом подал руку ближайшей лирийской даме. Девушка зарделась от гордости и что-то жеманно замурлыкала, но король Инмара не стал вслушиваться. С каменным лицом он закружил партнёршу по залу, с завистью поглядывая на Артёма, который наслаждался балом на всю катушку. Временной маг фонтанировал шутками, остротами, комплиментами и менял партнёрш, как перчатки. Дамы натянуто улыбались ему, в их глазах плескался страх, однако ни одна не отважилась отказать чародею...
  Солнечный Друг тоже наблюдал за Артёмом. Он стоял за колонной с бокалом вина в руке, пытаясь понять, каким стал его друг, но, кроме серебряных глаз, других перемен не заметил. Артём всегда любил повеселиться и сейчас выглядел вполне естественно, и, опустошив бокал, Валечка решил пообщаться с ним. Землянину и в голову не пришло, что временной маг может быть опасен. Держа в руке пустой бокал, Валя пересёк зал и остановился перед другом.
  - Привет, Тёма, так выпить хочется, а у вас не наливают, - весело произнёс он.
  Принц Камии выпустил руку придворной дамы, и та быстро растворилась в толпе гостей. Проводив её насмешливым взглядом, Артём сосредоточил внимание на Солнечном Друге:
  - Ты помешал мне.
  - Я всегда всем мешаю, - расстроено вздохнул Валентин. - Судьба у меня такая.
  - Что тебе надо?
  - Хотел извиниться.
  - Извиниться?
  - Ну да. Это из-за меня ты попал в Камию!
  - Почему ты так решил? - изумился Артём. - Ты - никто: не маг, не воин. Ты - пустое место!
  Солнечный Друг грустно кивнул:
  - Это точно. Я и в Лайфгарме-то появился случайно. Не понимаю, зачем я здесь? Пил бы себе на Земле. По большому счёту, не важно в каком Мире напиваться, результат один - головная боль. На Земле из-за меня страдала бы только мамочка, а здесь я приношу несчастья всем своим друзьям, и тебе больше всех.
  - Ты забавный, - улыбнулся Артём. - Неужели ты, в самом деле, считаешь, что способен на что-то повлиять?
  - Лучше бы я ошибался! Но тогда, у Источника, Дима бросился ко мне, именно потому, что я не маг и не воин. Я самое уязвимое существо в Лайфгарме. А ты - маг. Ты мог, по крайней мере, выжить, и Дима пожертвовал тобой, чтобы спасти мою никчёмную жизнь. Прости меня, Тёма.
  Принц Камии склонил голову к плечу, с любопытством посмотрел на скорбное лицо Солнечного Друга и улыбнулся:
  - Спасибо.
  Валечка удивлённо уставился на него:
  - За что?
  - Так ведь, благодаря тебе я обрёл истинного учителя и заботливого отца. Меня все бросили, а он сделал меня настоящим магом!
  - Ну, если ты так считаешь... - пролепетал Валентин.
  Артём приобнял его за плечи:
  - Пойдём, я налью тебе лучшего лирийского вина. - Он усадил Солнечного Друга на ступеньки у ног Олефира и сел рядом. В его руках появились кувшин и бокал. - Пожалуй, я ошибся, назвав тебя пустым местом, - дружелюбно произнёс Артём. - Ты очень интересный малый, Валентин. И, в награду за твоё благодеяние у Источника, я буду присматривать за тобой, дружок. Не хочу, чтобы ты влип в какую-нибудь плохую историю.
  Валечка залпом выпил вино и с опаской покосился на царя. Олефир благодушно улыбнулся своему бывшему шуту:
  - А что? Оставайся в Литте, Солнечный Дружок! Твоя должность свободна.
  - Спасибо, царь, но моей мамочке это не понравится, - смущённо ответил землянин.
  - Мамочке? - переспросил Олефир и расхохотался: - Ну, раз мамочка против - живи в Инмаре. - Он повернулся к Алинор, а Артём подлил землянину вина и похлопал его по плечу:
  - Всё нормально, Валя. Ты под моей защитой, и я никому не дам тебя в обиду.
  - Ты странный, Тёма, - потягивая вино, заметил Валечка. - Вроде ведёшь себя, как прежде, а глаза холодные.
  - Я не так уж изменился, дружок, - лукаво улыбнулся временной маг, и глаза его сверкнули ледяным серебряным светом. - Я просто стал чародеем.
  Солнечный Друг испуганно отвёл взгляд, поставил бокал на ступени и поднялся:
  - Удачи тебе, Тёма.... Хотя... мне страшно за тебя... друг.
  - Не бойся, - рассмеялся принц Камии. - Я не пропаду...
  Дмитрий успокаивающе кивнул Ричарду, который напряжённо наблюдал за Валечкой и Артёмом, и делегации Годара и Инмара покинули Литту. В Кероне Дима передал жену на руки фрейлинам и продолжил наблюдать за отцом. После его ухода Олефир потерял интерес к балу, и вскоре веселье в Литтийском дворце закончилось. Гости и придворные разошлись, и в тронном зале остались царь, царица и Смерть. Олефир сидел на троне и кисло смотрел на жену:
  - Твои мысли о мести звучат, как набат, дорогая. Скоро весь дворец будет судачить о твоей "негасимой" любви ко мне. Зачем мне такая царица? Я надеялся, что твоё воскрешение обрадует Диму, но...
  - Оно обрадовало меня, папа. - Перед троном возник король Годара.
  Олефир горько усмехнулся:
  - Я знал, что ты придёшь, сынок.
  - Я тебе не сын! - выпалил Дмитрий. Камень в его перстне зиял иссиня-чёрной пустотой, но Дима по-прежнему чувствовал зависимость от Олефира. "Ты презираешь меня, за то, что я не смог убить тебя! - раздражённо подумал он. - Но я не хочу свободы такой ценой!"
  "Это единственный путь! - твёрдо ответил маг-путешественник. - И ты сделаешь это, потому что ты - мой сын!"
  - Я тебе не сын! - рявкнул Дмитрий.
  - Ошибаешься, - терпеливо произнёс путешественник. - Я вырастил тебя.
  - Ты растил раба!
  - Ты рос принцем!
  - Ложь! Я был твоим оружием!
  - Я всего лишь приучал тебя к дисциплине, ибо стоило чуть ослабить контроль, ты начинал делать глупости! Вспомни, как Белолесье едва не убило тебя!
  - Тогда меня спас Артём, а не ты!
  Олефир с досадой покачал головой: Дима не слышал его. Путешественник взглянул на временного мага и поманил его к себе:
  - Посмотри на него, Дима. Тёма всегда нравился тебе. Ты хотел иметь друга? И я воспитал друга, достойного тебя.
  Глаза короля Годара побелели от гнева:
  - Ты свёл его с ума! Этого я тебе никогда не прощу!
  - Ну, конечно. Если бы он остался с тобой, сейчас бы по Лайфгарму разгуливал капризный, неуправляемый и безалаберный временной маг. А ты бы потакал ему во всём! Разве ты не понимаешь, насколько это опасно?
  - Его магия была светлой, а теперь...
  - Теперь он Смерть, такой же, как ты! - припечатал Олефир.
  - Я не сумасшедший!
  - Это уж как посмотреть, Дима, - ухмыльнулся маг-путешественник. - Ты с маниакальным упорством собираешь вокруг себя никчемных людишек и старательно заботишься о них. Ты совершаешь неоправданно глупые поступки. Зачем ты женился? Я бы не тронул Веренику, если б ты просто попросил об этом! А Хранительница? Ты смотришь на неё и скулишь, как щенок, вместо того, чтобы поставить эту зарвавшуюся дрянь на место! Стукни кулаком по столу, и она прибежит в Керон и будет обожать тебя! Ты же видишь, как она стелется перед твоей копией!
  - Замолчи! - крикнул Дима. - Не смей говорить о моей сестре плохо!
  - Не нравится слышать правду? - Олефир вскочил. - Ты носишься с ней, как с писаной торбой, а эта трусиха с лёгкостью променяла тебя на суррогат! Лишь бы братом не был! Ханжа!
  - Заткнись! - полыхая белыми глазами, взревел Смерть и шагнул было к Олефиру, но между ними встал временной маг:
  - Сначала я!
  - Отойди, чародей! - приказал Олефир, и Артём неохотно отступил.
  - Я не прощу тебе, Дима, если ты поднимешь руку на моего магистра, - тихо произнёс он, и холодный белый свет в глазах короля Годара потух.
  Усмехнувшись, путешественник сел на трон и невозмутимо продолжил:
  - Я единственный, кто относится к тебе, как к человеку, Дима. Оставайся со мной, и я позволю тебе излечить безумие Артёма. Вы оба будете моими сыновьями.
  - И не мечтай! - зло рассмеялся Дима. - Я не вернусь к тебе, потому что все твои слова - ложь! Может, сначала ты и приласкаешь меня, как сына, но потом всё равно попытаешься сделать рабом! А Тёму будешь использовать, чтобы шантажировать меня!
  - Кретин! - рявкнул Олефир. - Если б я хотел тебя шантажировать, я бы сделал это, как только вернулся в Лайфгарм!
  - Тогда чего ты добиваешься?
  - Хочу, чтобы ты понял - я тебе не враг!
  - И для этого, ты сделал Тёму Смертью, а Стасе подсунул моего двойника?!
  - Да! Потому что она тебе не нужна! И не только она! Ты должен жить среди равных!
  - И под твоим чутким руководством!
  - Да, чёрт возьми! - Олефир снова вскочил. - Что ты ломаешься, Дима? Ты хотел Тёму - вот он! Или ты вновь откажешься от него из-за алкоголика-землянина и тупоголового солдафона? Если так, то ты - идиот! Я ожидал большего от запретного сына Хранительницы!
  Алинор зажала рот ладонью, а Дмитрий пронзительно посмотрел на Артёма:
  - Ты веришь ему?
  - Да, - плотоядно оскалился временной маг. - Ты бросил меня ради Солнечного Друга, и он это подтвердил. Я мечтаю убить тебя, Дима, и сделаю это, как только магистр отдаст приказ, потому что сейчас ты опять отказываешься от меня!
  - Я не отказываюсь от тебя, Тёма, но я не могу оставить наших друзей без защиты! Что, если твой хозяин прикажет убить их? - Дмитрий больными глазами смотрел на Артёма.
  - Вечно ты так! Только говоришь о дружбе, а на деле - эти убогие людишки дороже тебе, чем я! - всхлипнул временной маг и тут же широко улыбнулся: - Я убью тебя, Дима, а потом будут играть с нашими друзьями в кошки-мышки!
  - Сынок!!! Ты жив!!! - раздался мучительный крик Алинор. Гордая королева Годара сползла с трона и упала в ноги Дмитрию. - Мой мальчик! Мне нет прощения!!!
  - Дура... - бешено прошипел Олефир. - Я столько раз говорил, что он твой сын, но ты отказывалась верить.
  Алинор обернулась:
  - Ты сказал, что я потеряла ребёнка, и я поверила тебе! А ты швырнул его в хлев к грязным крестьянам! Ты лишил его матери! Ты отобрал у него имя!
  - Я не лгал тебе. Один из твоих сыновей действительно умер. Именно его тело я представил Совету, чтобы они оставили нас в покое. Я не мог допустить, чтобы запретный сын Хранительницы оказался в руках Высших магов. Они убили бы его, не задумываясь! И я сделал Диму своим учеником.
  - Ты заставил меня ненавидеть родного сына! Подлец! - Алинор хотела броситься на мужа, но Дима удержал её:
  - Не надо, мама. Ты была мне хорошей матерью.
  Бывшая королева Годара прижалась к сыну и зарыдала:
  - Я должна была догадаться... Ты безумно похож на отца! Почему я раньше не замечала этого? Как же ты должен ненавидеть меня!
  - Я давно простил тебя, мама, - тихо сказал Дима и неловко погладил её рыжие густые волосы.
  Олефир презрительно сплюнул:
  - Тьфу! Ещё папу пожалей! Бедный Федя, изгнанный мной из Лайфгарма! - Он посмотрел на временного мага: - Верни её, откуда взял!
  - Я не хочу! - заорала Алинор. - Я согласна сделать всё, что ты скажешь, только не убивай меня теперь, когда я обрела сына! - Она вырвалась из рук Димы и упала на колени перед мужем. - Пощади!!!
  - И что мне с ней делать, Дима?
  - Я могу забрать её в Керон.
  - Царица Лирии должна жить в Литте! - сурово произнёс Олефир.
  Алинор умоляюще посмотрела на сына:
  - Забери меня с собой.
  - Либо ты умрёшь, либо останешься в Лирии! - твёрдо сказал путешественник. - Артём! Приготовься!
  - Не дождёшься! - рявкнул Дима и исчез вместе с матерью.
  - Разрешите мне пойти за ним! Я верну Алинор под плиту! - закричал временной маг.
  Олефир откинулся на спинку трона и расхохотался.
  - Остынь. Он поступает так, как я задумал. Тебе пора перестать его ненавидеть, Тёма. Он скоро вернётся к нам. У меня большие планы на вас обоих, чародей!
  
  Алинор с грустью смотрела на сына:
  - Олефир не оставит тебя в покое. Он привык получать то, что хочет.
  - На этот раз у него ничего не выйдет! Я не вернусь к нему!
  - Но твой друг...
  Царица не договорила. Двери распахнулись, и в покои короля влетела Вереника:
  - Дима! Я волновалась за тебя! Почему ты не взял меня с собой? Я бы им показала! - Она взглянула на Алинор и капризно поджала губки: - Ты привёл женщину?
  - Это моя мать.
  - Да? - Вереника радостно улыбнулась, расправила складки пышного платья и церемонно присела: - Рада приветствовать Вас в Кероне, дорогая Алинор. - Она подбежала к Диме, обняла его и, задрав голову, сказала: - Мадам Катрин говорит, что много сладкого есть вредно. Вырви ей язык, пожалуйста.
  - Я поговорю с ней дорогая, - ошарашено проговорил Дима и покосился на мать.
  - У тебя прелестная жена, но она ещё совсем дитя, - осторожно заметила Алинор.
  - У нас фиктивный брак, - беззаботно заявила Вереника. - Когда Тёма выздоровеет, я стану его женой. Мы любим друг друга, правда, Дима?
  - Да, моя радость, - мягко сказал король и протянул девочке плитку шоколада.
  - Ты замечательный муж, - воскликнула Вереника, развернула обёртку и впилась в плитку зубами.
  - Вот так мы и живём, мама, - развёл руками Дима. - Хочу предупредить, помимо Ники, в замке живут Арсений и Марфа. Остальные Высшие маги мертвы.
  - И Витус?
  - Все.
  - Поверить не могу, что Фира убил его. Он любил своего учителя.
  - Он и тебя любил, мама, - вздохнул Дима и погладил Веренику по голове: - Распорядись, чтобы подавали ужин.
  Девочка поспешно запихнула остатки шоколада в рот.
  - Ой, забыла. Я как раз пришла пригласить вас к столу! - Она липкими пальцами схватила Диму за рукав и потянула к двери. - Пошли скорее, всё остынет!
  Алинор рассмеялась и взяла девочку за руку:
  - Ты прелесть, маленькая королева Годара.
  - Я боевой маг! - гордо заявила Вереника и посмотрела на Диму: - Кстати, почему ты не учишь меня боевым заклинаниям?
  Дмитрий растерянно улыбнулся:
  - Я как-то не подумал. - Он покусал губы и предложил: - Давай обратимся к Арсению, он с удовольствием будет учить тебя.
  - Не хочу Арсения! Он всего лишь наблюдатель. Хочу учиться у Смерти!
  - Но Диме некогда... - начала было Алинор.
  - Из-за Стаси? - бесхитростно поинтересовалась Вереника.
  - Пойдём ужинать, Ника, - решительно произнёс Дима, и они оказались в трапезном зале.
  Алинор села рядом с сыном и, помолчав, тихо спросила:
  - Хочешь, я поговорю с ней?
  - Она выходит замуж, - деревянным голосом ответил Дмитрий.
  - За кого? - Глаза Алинор округлились.
  - За меня, - одними губами произнёс король Годара и нервно расхохотался: Сергей Ковров и Стася ехали за родительским благословением к Фёдору.
  Глава 8.
  Распри.
  
  Когда Стася заговорила о свадьбе, Сергей поинтересовался, есть ли у неё родственники, и Хранительница рассказала ему об отце.
  - Родители - это святое! - твёрдо заявил Ковров и вылез из постели. - Вам обязательно нужно помириться. Ты не можешь выйти замуж без родительского благословления. - И они поехали в Москву.
  Фёдор встретил дочь настороженной улыбкой.
  - Здравствуй, папа, - входя в квартиру, скованно произнесла Хранительница. Она глубоко вздохнула и продолжила: - Я приехала, чтобы познакомить тебя со своим женихом.
  Экспериментатор взглянул в лицо будущего зятя и радушно улыбнулся:
  - Проходите, дети. - Он протянул руку Коврову: - Фёдор.
  - Дмитрий.
  Легенда Лайфгарма засиял, как начищенный самовар:
  - Очень приятно, Дима. Думаю, моя дочь сделала правильный выбор. - Станислава поморщилась и поспешно протянула отцу коробку с тортом. - Нет, нет, - замахал руками маг. - Ты хозяйка, вот и организуй чайку, а мы с Димой пока побеседуем.
  Хранительница послушно отправилась на кухню, а Фёдор и Сергей устроились в гостиной. Маг взмахнул рукой, и на журнальном столике появилась бутылка коньяка и закуски. Лицо Коврова вытянулось:
  - И Вы тоже?
  - Да.
  - А она? - Сергей кивнул в сторону двери.
  - С ней проблем не будет. Она не умеет пользоваться даром. - Фёдор наполнил рюмки. - Выпьем за удачное предприятие, зятёк. Надеюсь, ты поспособствуешь моему возвращению в особняк.
  - Зачем? - насторожился Ковров.
  - Хочу быть рядом со счастливой дочерью, - ухмыльнулся экспериментатор.
  Сергей подался вперёд и шёпотом спросил:
  - Вы её ненавидите?
  - Я мечтаю, чтобы она сдохла, - холодно сказал Фёдор. Ковров боязливо обернулся. - Она нас не слышит, - успокоил его маг.
  - Зато я слышу. - На диване сидел Дима.
  Сергей вытаращился на своего двойника:
  - Но он сказал, что Вы умерли...
  - Я воскрес, - хмуро произнёс Дмитрий и посмотрел на отца: - Не смей приближаться к Стасе.
  - Ты по-прежнему наблюдаешь за сестрой?! Извращенец! - презрительно фыркнул Фёдор.
  Дима не обратил внимания на его слова, он смотрел на Коврова.
  - Вам лучше оставить мою сестру, - с ледяным спокойствием произнёс он. - Иначе тратить миллион будет некому. Вы связались с опасными людьми, Сергей, куда более опасными, чем господин Травкин. У Вас нет шансов выжить. - Ковров нервно сглотнул, и Дима услужливо протянул ему дымящуюся сигарету: - Если Вы прямо сейчас встанете и уйдёте, обещаю, Вы доживёте до глубокой старости.
  - Это моя игра! - В комнате появился Артём.
  Дмитрий повернул голову и раздражённо посмотрел ему в глаза:
  - Я не позволю тебе играть жизнью моей сестры!
  - Потому что она всё для тебя? - истерично рассмеялся временной маг. - А я? Она - пустоголовая кукла, Дима, а я Смерть. Такой же, как ты! Почему ты не хочешь дружить со мной?
  - Час назад ты хотел меня убить, - зло напомнил ему Дима. - Что, получил другой приказ? Будешь дружить со мной из-под палки? Твоя ненависть была куда естественнее, Тёма!
  Лицо временного мага разгладилось. Он с невозмутимым видом подошёл к столику, сотворил пузатые рюмки, наполнил их коньяком и уселся рядом с другом.
  - Неужели, тебе трудно сделать мне приятное? - сказал он, вручая Диме рюмку. - Брось их всех. Пошли со мной. Мы славно поиграем вместе.
  Ковров вжал голову в плечи и с беспокойством посмотрел на Фёдора, но лицо будущего тестя было непроницаемым. Лишь синие глаза хищно пожирали беседующих магов.
  - Зачем ты пришёл? - глотнув коньяка, спросил Дима. - Боишься, что я пристукну твоего протеже и заберу Хранительницу в Керон?
  - Магистр на это рассчитывал! - выпалил Артём и осёкся. Дрожащей рукой он поднёс рюмку ко рту, залпом выпил коньяк и заискивающе посмотрел на друга: - Пойдём со мной, пожалуйста. Ты должен вернуться к магистру. Мы будем вместе, а они пусть живут, как хотят.
  Ковров поднялся и дрожащим голосом произнёс:
  - Я, пожалуй, пойду.
  - Сидеть! - в один голос рявкнули Смерти.
  Сергей взглянул в их нечеловеческие глаза, рухнул в кресло и зажмурился.
  - Я же говорил, что ты продешевил, - улыбнулся ему Артём и повернулся к Диме: - Ты пойдёшь со мной?
  - Нет. Я не буду служить твоему магистру. Лучше пойдём в Керон. Ты уже научился всему, что нужно. Зачем тебе хозяин, Тёма?
  - Я не раб! Я принц Камии! - взвизгнул временной маг. - Великий Олефир - мой отец, и я не покину его! Никогда!
  - Как хочешь, - не стал спорить Дима. - Передай своему Великому Олефиру, что я не буду вмешиваться в жизнь Хранительницы. Пусть выходит замуж, нянькается с отцом - мне всё равно! - Он посмотрел на Фёдора и сузил горящие глаза: - Но это не значит, что я перестану наблюдать за ней. Стася должна быть счастлива, и вы с господином Ковровым отвечаете за это головой!
  - Не уходи! - Артём испуганно вцепился в руку друга. - Хозяин накажет меня, если я вернусь один! Друг ты мне, или не друг?
  Щека Димы болезненно дёрнулась, но голос прозвучал твёрдо:
  - Пойдём со мной, Тёма, и никто не посмеет обидеть тебя.
  - Ты не понимаешь! - Временной маг отпустил его руку и заплакал: - Он... - Глаза Артёма наполнились ужасом: - Иду, магистр, - бледными губами пролепетал он и исчез.
  - Ты запутался, сынок, - насмешливо сказал Фёдор. - А ведь когда-то я предупреждал тебя: Смерть не должен иметь слабых мест.
  - Если б я тебя послушал - ты был бы мёртв.
  - Возможно, - пожал плечами экспериментатор.
  Дмитрий выудил из воздуха сигарету, затянулся и, взглянув на отца, с любопытством спросил:
  - Зачем ты живёшь, папа? Неужели ты всё ещё надеешься прибрать к рукам Лайфгарм?
  - Почему нет. У меня полно времени. Рано или поздно вы все передерётесь, и я получу власть над Миром, тем более что с Советом уже покончено.
  - Мечтатель, - покачал головой Дмитрий и исчез.
  Фёдор потряс за плечо будущего зятя:
  - Очнись, трусишка, они ушли.
  Ковров открыл глаза и затравленно огляделся:
  - Они убьют меня...
  - Не хнычь. Я помогу тебе.
  - Вы видели их глаза?
  - Страшилка для детишек, - отмахнулся Фёдор. - Фокусы для простачков, вроде тебя. Перестань трястись и отправляйся на кухню. Скажи своей невесте, что я буду жить с вами. Да, и со свадьбой тянуть не стоит. Чем скорее ты наденешь на её палец кольцо, тем целее будешь.
  Ковров послушно кивнул и бросился выполнять приказ...
  
  Сквозь кровавую пелену Артём умоляюще смотрел на хозяина, а харшидские палачи стояли над ним, ожидая команды продолжить пытки. Временной маг вглядывался в лицо Олефира, пытаясь угадать, что тот хочет от него: Артём готов был сделать всё, что угодно, лишь бы его мучения прекратились.
  - Ты запомнил урок?
  - Да, магистр, - проскулил временной маг.
  Путешественник осмотрел истерзанного ученика и обратился к палачам:
  - Молодцы, ребята! Хорошо поработали. Отдыхайте! - Камийцы исчезли, а Олефир сел на стул и скомандовал: - Встать!
  Артём завозился на полу, силясь подняться, но раз за разом падал в лужу собственной крови. Какое-то время повелитель Камии наблюдал за ним, а потом проворчав: "Слабак!", вылечил ученика. Артём тот час вскочил, но лишь для того, чтобы смиренно пасть на колени.
  - Я потрясён твоей глупостью, чародей, - проворчал Олефир. - Как тебя угораздило проболтаться Диме о моих планах?! Он был на волосок от того, чтобы убить Коврова и забрать Хранительницу. Если б не твой болтливый язык, она бы уже скандалила в Кероне. А теперь придётся ждать! - Олефир на секунду задумался, а потом лицо его прояснилось: - Хотя зачем ждать? Мы и без Хранительницы устроим Диме весёлую жизнь. Ты же хотел отомстить, чародей?
  - Да, магистр, - с собачьей преданностью глядя на хозяина, ответил Артём.
  - Твой дружок кричал, что не будет убивать, значит, убивать будешь ты.
  - Я готов, магистр. - Глаза временного мага вспыхнули ледяным серебряным светом. - С кого начать?
  - Инмар и Годар мы оставим на сладкое. Начнёшь с Лирии. Будешь убивать до тех пор, пока Дима не приползёт ко мне! - весело сказал Олефир. - Бери коня и отправляйся в Илис!
  - Верхом? - удивился Смерть.
  - Конечно, - злорадно улыбнулся магистр. - Выедешь за ворота Литты и будешь убивать всех, кто встретится на твоём пути.
  - Я счастлив служить Вам, - низко поклонился Смерть и перенёсся на конюшню. Он оседлал белоснежного коня, облачился в тёмные одежды, чёрный, расшитый серебром плащ и, не спеша, выехал на главную улицу Литты. Лирийцы испуганно смотрели на Смерть, который со змеиной улыбкой на губах ехал к распахнутым воротам столицы. Стражники до земли поклонились чародею, и белоснежный конь ступил на широкий тракт. Смерть собрался пришпорить коня, но на его пути встал король Годара. Он восседал на боевом вороном коне и холодными белыми глазами смотрел на друга.
  - Остановись, Артём!
  - Хорошо, - благодушно кивнул Смерть. - Пойдём со мной к Олефиру, и крови не будет.
  - Я не буду служить ему.
  - Тогда прочь с дороги! Я еду в Илис!
  Стражники переглянулись и, побросав алебарды, кинулись спасать горожан. Через несколько минут площадь перед воротами опустела - маги, оказавшиеся поблизости, присоединились к стражникам и постарались переместить в безопасные места как можно больше народа.
  - Пойдём в Керон, Тёма. Тебе нельзя убивать, ты окончательно сойдёшь с ума!
  - Я не сумасшедший! - взвился Артём. Дима грустно качнул головой и исчез. - Ты снова бросил меня!!! - истошно заорал временной маг и заплакал. - Ну, почему ты всё время уходишь? - всхлипнул он, утёр слёзы и, сжав зубы, поехал вперёд. Смерть ехал по пустому тракту, ледяными глазами оглядываясь вокруг. Сообразив, что лирийцы попрятались, он перенёсся в ближайшую деревню и нанёс удар.
  Смерть почувствовал облегчение, когда благословенная земля Лирии обагрилась кровью его первых жертв.
  
  Вернувшись с коронации Олефира, Ричард и Валентин уселись на ступени перед инмарским престолом, и Солнечный Друг вытянул из-под трона бурдючок вина. Друзья пили несколько часов, и никто не решался побеспокоить их. А по дворцу ядовитым туманом ползли слухи: "Новый король обезумел..." Придворные, ни за какие коврижки, не соглашались войти в тронный зал, боясь попасть под горячую руку короля. И тогда Розалия решила навести порядок сама. Через потайной ход она вошла в тронный зал и остановилась перед собутыльниками, уперев руки в бока. На Розалии Степановне было длинное тёмно-синее платье с пышными рукавами и высоким кружевным воротом. Её тёмные, с медным отливом волосы парикмахер искусно уложил в замысловатую причёску. Землянка выглядела как королева и вполне соответствовала величественной обстановке дворца. Валентин пьяно хихикнул: он никак не мог привыкнуть к средневековым нарядам матери.
  - Как долго это будет продолжаться? - строго спросила Розалия.
  Валечка всхлипнул и утёр глаза рукавом:
  - У нас горе, мамочка! Наш друг в руках врага!
  - И вы это празднуете?! - ехидно поинтересовалась Розалия Степановна. - Друзьям надо помогать, а не распускать нюни над бутылкой! - Ричард поднял голову: в его глазах плескался гнев, но землянка лишь фыркнула и категорично сказала: - Ты - король, Ричи! Ты должен быть примером для своих подданных! А ты раскис, как мальчишка! Позор! - Король Инмара опешил: так его отчитывали только в детстве. Он встал и угрожающе шагнул к Розалии, но та не двинулась с места. - Ты король, так будь любезен соответствовать своему положению!
  Ричард остановился и в замешательстве посмотрел на дерзкую землянку. Если бы она не была матерью его друга, он задушил бы её голыми руками. Испугавшись за мать, Валечка попытался урезонить её:
  - Мамочка, так нельзя разговаривать с королём.
  - Хорош король! - скривилась Розалия. - Знаешь, что говорят о нём придворные? Они считают его сбрендившим алкоголиком!
  - Спасибо за информацию, - пробурчал Ричард.
  - Я решила за тебя кое-какие текущие дела, но что дальше? Я чужая в Лайфгарме. Мне нужно время, чтобы разобраться в ситуации, а инмарцам - чтобы привыкнуть ко мне.
  - Я могу сам управлять своей страной!
  - Тогда какого чёрта ты пьёшь, как сапожник?
  - Что хочу, то и делаю! На то я и король!
  - У тебя извращённые представления об обязанностях монарха, Ричи! Власть - это, прежде всего, ответственность! А ты бросил страну на произвол судьбы! Олефир не ограничится захватом Лирии! Инмар на грани войны! О чём ты думаешь, Ричи? О чём думает ваш замечательный дружок, король Годара? Он тоже пьёт возле годарского трона?
  - Мама, не вмешивайся, хотя бы в дела Годара! - возопил Валечка. - Дима сам разберётся! Он маг! Я так ждал тебя, мама, я так надеялся, ты сваришь мне борщ, испечёшь пироги...
  - Ты в своём уме, Валентин?! Какие пироги, когда речь идёт о судьбе целой страны?! Хватит пьянствовать, Ричи! В кабинете тебя ждёт ворох бумаг. Ты давно должен был разобраться с ними!
  - Вот и займитесь ими, - кисло проворчал Ричард и плюхнулся на ступени.
  - А вы будете пить?! - взорвалась Розалия. - Когда это кончится?
  - Я сам решу, когда остановиться! - огрызнулся король.
  - А как же твой Инмар?
  - Мне кажется, Вы прекрасно справитесь с обязанностями моей наместницы, мадам, - ехидно ответил Ричард и рявкнул: - Писаря ко мне! - Из боковой двери в зал влетел запыхавшийся секретарь и испуганно склонился перед королём. - Пиши! Я, король Инмара Ричард, объявляю мадам Розалию своей наместницей и поручаю ей заботу о моём королевстве! - Ричард подмахнул документ, вручил его землянке и указал ей на дверь: - Идите, мадам, спасайте страну!
  - Хорошо, - передёрнула плечами Розалия. - Продолжай пить, тряпка! - Она отвернулась и, гордо вскинув голову, покинула тронный зал.
  - Прости, - сконфузился Валечка, - я, честное слово, не знал, что она станет такой. На Земле это была милейшая женщина.
  - Чего уж там, - махнул рукой инмарец, - пусть правит. Всё равно в Лайфгарме бардак!
  - Тогда, может быть, выпьем, пока она работает?
  - Давай, - согласился Ричард и хохотнул: - Правда, попадёт нам потом от твоей милейшей мамочки.
  - Ну и пусть! - храбро воскликнул Валентин и выудил из-под трона ещё один бурдюк с вином.
  Но выпить они не успели - в зал ворвался Дмитрий.
  - Олефир послал Артёма в Илис! Смерть идёт по Лирии! Следующим будет Инмар! - нервно сообщил он.
  Солнечный Друг выронил бокал и беспомощно взглянул на Диму, а Ричард мрачно заявил:
  - Инмар готов к войне!
  - Если Артём придёт в Инмар - армия не поможет! - возразил Дмитрий. - Вы не справитесь с временным магом!
  - И что ты предлагаешь? Отдать ему мой Инмар? - разозлился Ричард.
  - Зара падёт, Ричи, - сухо сказал король Годара.
  - Ты всё же решил подарить Олефиру Лайфгарм! - проревел Ричард, но Дима не ответил. - Что ты молчишь? - зло рассмеялся инмарец. - Я прав?
  - Я не хочу потерять ни тебя, ни Артёма! Вы оба нужны мне! Я верю: Артём уйдёт от Олефира.
  - Я не отдам Инмар без боя! Пусть лучше Тёма убьёт меня!
  - Ты вынуждаешь меня драться с Артёмом, - хрипло произнёс Дима.
  - Я сам буду драться с ним! - в запале заорал Ричард.
  - Решил покончить жизнь самоубийством?
  Инмарец исподлобья взглянул на друга и замогильным голосом поинтересовался:
  - Что ты предлагаешь?
  - Ждать.
  - Ты говоришь, как Высший маг.
  - Я прошу об одном: не начинай войну первым. Я попробую всё уладить, - безнадёжно сказал Дима и исчез.
  Ричард тяжело вздохнул и посмотрел на Валечку:
  - Тебе лучше уйти в Керон.
  - Пешком? - нервно хохотнул Солнечный Друг.
  - Дима заберёт вас с Розалией.
  - Я останусь с тобой! Артём не тронет меня!
  Ричард с удивлением взглянул на землянина:
  - Ты уверен?
  - На все сто! - гордо воскликнул Валентин.
  Инмарец пожал плечами:
  - Делай, как знаешь, Валя, но с выпивкой мы завязываем! - Валечка послушно кивнул и запихнул непочатый бурдюк под трон. - Я не могу сидеть и ждать, - минуту спустя проворчал Ричард. - Вставай! Мы уезжаем! Надо поддержать боевой дух инмарских воинов!
  
  Обворожительно красивый Смерть в чёрных, расшитых серебром одеждах неторопливо ехал по прекрасной Лирии, и страна стонала под лёгкой поступью его белоснежного коня...
  
  - Мне доложили, что вы собираетесь уехать. Вы сошли с ума?! - сердито сказала Розалия, неожиданно появившись на пороге конюшни. - В Инмаре не спокойно. Король не может позволить себе путешествовать без охраны!
  Ричард замер с седлом в руках, но подавил гнев, и на лице его появилось благодушное выражение:
  - Хорошо, мадам, я возьму с собой несколько гвардейцев. Я собираюсь быстро проехать по стране и вернуться в Зару.
  - Что ж, езжайте спокойно, - вздохнула Розалия, поняв, что Ричарда не остановить. - О Заре я позабочусь. - Она поцеловала Валечку в щёку и величественно удалилась.
  Через час король Инмара и Солнечный Друг в сопровождении четверых гвардейцев выехали из столицы и по широкой мощёной дороге направились в Хертисс.
  В отличие от солнечной равнинной Лирии, Инмар был страной мрачных гор и непроходимых лесов. В Инмаре боготворили воинское искусство. Каждый инмарец, каждая инмарка чуть ли не с рождения учились владеть холодным оружием. Не все они становились воинами, но в случае опасности под флаги короля вставала вся страна, и сияние тысяч и тысяч клинков затмевало оранжевое солнце Лайфгарма. И даже в мирной жизни инмарцы оставались воинами. Их дома походили на фортификационные сооружения с крепкими стенами и глубокими рвами. И чем богаче был владелец, тем выше и мощнее были стены, шире и глубже рвы...
  Весть о надвигающейся катастрофе взбудоражила инмарцев. Свалившиеся, как снег на голову, беженцы из Лирии рассказывали о страшных расправах Смерти над беззащитными обитателями их родных городов и деревень и, забыв о резне в Маре, причитали: "Лучше бы нами правил король Годара". Инмарцы слушали их и впервые в истории страны не спешили собираться под знамёна короля. То, о чём рассказывали беженцы, было бойней, а не войной. И инмарцы с надеждой смотрели на запад. Там, на Острове Синих Скал, жил другой Смерть, побратим их короля. И только он мог остановить сумасшедшего временного мага...
  
  Король Годара курил у окна своего кабинета и с досадой смотрел на Ричарда и Валентина, которые во весь опор скакали в Хертисс.
  - Я не позволю тебе воевать с Артёмом, побратим, - прошептал он и перевёл взгляд на сестру. Стася сладко спала, выпив бокала шампанского со снотворным, а её женишок пробирался к выходу, прижимая к груди сумку с деньгами господина Травкина. Дима презрительно рассмеялся, подслушав его мысли: "Чёртов гипнотизёр! Втянул в авантюру! На кой ляд мне красавица, если её опекают черти?! Один плюс - новое лицо. Теперь Травкин меня не достанет. Уеду в Штаты, пусть сами разбираются!" Дима тихонько разбудил сестру, и та, не обнаружив жениха в постели, бросилась на его поиски.
  Ковров был в шаге от вожделенной двери, когда за его спиной раздался удивлённый голос Стаси:
  - Что случилось, Дима? Куда ты собрался?
  - Я... я... - замямлил Сергей, не решаясь повернуться к невесте.
  - Что происходит, любимый? - взволнованно спросила Хранительница. - Скажи, и я улажу твои проблемы.
  Ковров нервно хихикнул и крепче прижал к себе сумку.
  - Всё в порядке, дорогая, - дрожащим голосом произнёс он. - Я собирался поехать в город, чтобы купить для тебя подарок.
  Стася положила руки на плечи жениха и прижалась к его спине:
  - Мне не нужно никаких подарков, Дима, я не хочу расставаться с тобой. - Она потёрлась щекой о его куртку.
  Ковров стиснул пальцами сумку и с тоской посмотрел на ставшую вдруг такой далёкой дверь.
  - Может, я всё-таки съезжу, - жалобно пролепетал он. - Я быстро.
  - Пойдём наверх, - прошептала Стася, и, резко развернувшись, Сергей рухнул перед ней на колени.
  - Отпусти меня! - со слезами в голосе взмолился он.
  Хранительница оторопело уставилась на жениха:
  - Немедленно встань, Дима!
  - Отпусти меня! - Ковров вцепился в Стасину руку и стал лихорадочно тыкаться в неё сухими губами: - Я так больше не могу! - причитал он. - Я боюсь! Они убьют меня!
  - Кто? - всполошилась Станислава.
  - Твои знакомые.
  Хранительница нахмурилась, осмыслила его слова и заорала:
  - Дима! Иди сюда! - В холле появился король Годара. - Ты...
  - Молчи! - рявкнул Дмитрий. - У меня мало времени! - Он махнул рукой в сторону Коврова, возвращая ему прежнее лицо, и прорычал: - Убирайся в свои Штаты! - Стася вытаращилась на жениха, а тот вскочил и опрометью бросился к двери. Дима раздражённо посмотрел на сестру: - Ты любишь не его - меня! Так почему ты трусишь? Вот он я - настоящий, не подделка! Идём со мной!
  Он протянул ей руку, и Станислава отпрянула:
  - Ты мой брат!
  - Надоело! - выплюнул Дмитрий, и рука его упала. - Живи, как хочешь, Стася! Спи, с кем хочешь! У меня и без тебя полно забот!
  - Не кричи на сестру! - ворвавшись в холл, рявкнул Фёдор. - Она не виновата в твоих бедах! Она страдает по твоей вине!
  - Вот и утешай её! Твою ненависть она ценит больше, чем мою любовь! - Дима исчез, а Стася бросилась в объятья отца и разрыдалась:
  - Он врал мне, папа! Он не любит меня!
  - Я давно тебе это говорил, дочка, - внутренне ликуя, проговорил Высший маг: он, наконец, дождался своего шанса. - Смерть не способен любить, - вкрадчиво продолжил он и добавил: - Ему было забавно спать с родной сестрой, вот и всё!
  - Ненавижу!!! - заорала Хранительница. - Мразь!!! Специально подсунул мне своего двойника, чтобы я не смогла забыть его!
  - Конечно, дорогая, - сочувственно вздохнул Фёдор и погладил дочь по голове. Время поджимало, и действовать нужно было наверняка. Экспериментатор осторожно коснулся Стасиного сознания и, не встретив сопротивления, ловко вложил ей в голову нужные мысли: - Дима такой же подлец, как и Олефир. Ты больше не хочешь слышать о нём.
  - Не желаю слышать о нём! - прошипела Стася и утёрла слёзы. - Пусть сидит в своём треклятом Лайфгарме и не лезет в мои дела! Я прекрасно проживу без него! - выпалила она и бегом бросилась на второй этаж.
  - Скоро я получу вас обоих, дети! - злорадно произнёс экспериментатор. - И тогда Лайфгарм будет моим!..
  
  Дмитрий упал в кресло и посмотрел на Артёма: Смерть, не спеша, ехал в Илис. Он наслаждался весёлой поездкой и мысленно благодарил магистра за доставленное удовольствие. Аромат безумия тяжёлым облаком окутывал его.
  "Останови его, дядя!" - потребовал Дима.
  "Возвращайся ко мне, и он перестанет убивать", - откликнулся Олефир.
  - Не могу... - простонал Дмитрий и выудил из воздуха сигарету.
  
  На следующее утро Хранительница проснулась с опухшими от слёз глазами и больной головой, но валяться в постели не стала. Она приняла контрастный душ, оделась, позавтракала с отцом и поехала в офис. Стася была полна решимости доказать брату, что он не нужен ей, и с порога развернула бурную деятельность. Она немедленно собрала менеджеров на совещание и с садистским злорадством стала распекать их, обвиняя в тупости и непрофессионализме. Стоя у окна, Маруся с изумлением смотрела на подругу - такой Стаси она ещё не видела. Маруся надеялась, что, сорвав гнев на сотрудников, Станислава успокоится, но та словно с цепи сорвалась. Когда совещание закончилось и опешившие от незаслуженной головомойки сотрудники разошлись по своим рабочим местам, Станислава плюхнулась в кресло и нажала кнопку селектора:
  - Чаю!
  Почти сразу дверь распахнулась, и в кабинет вошла Лиза, хрупкое юное существо, лишь неделю назад принятое на службу. Девушка поставила перед Станиславой поднос с дымящейся чашкой и блюдечком с кружочками лимона и хотела было выйти, но недовольный голос начальницы пригвоздил её к месту:
  - Ты уволена!
  - Почему? - растерялась Лиза.
  - Чай слишком горячий! - рявкнула Хранительница, и Маруся не выдержала.
  - Не бери в голову, Лиза. - Она обняла покрасневшую от обиды девушку, вывела её за дверь и требовательно посмотрела на Стасю: - Прекрати беситься, и расскажи, что случилось!
  - Дима оказался подделкой! Мой брат прислал его специально, чтобы поиздеваться надо мной! - зло проговорила Хранительница и запустила чашку в стену.
  Маруся покрутила пальцем у виска:
  - Сбрендила? Зачем ему это? Судя по твоим рассказам, он умный и порядочный человек.
  - Как же! - истерично выкрикнула Станислава. - Он всеми силами хочет затащить меня в постель!
  - А что здесь плохого? - недоумённо поинтересовалась Маруся. - Он любит тебя! Лично я видела такую любовь лишь в кино.
  - Я бы тоже предпочла видеть её в кино! Как ты не понимаешь, Маша?! Он. Мой. Брат.
  - Жаль, что у меня нет такого брата! Я бы ни секунды не сомневалась!
  Лицо Стаси перекосила брезгливая гримаса:
  - У тебя нет ничего святого!
  - А у тебя есть? - в сердцах огрызнулась Маруся. - Ты живёшь с отцом, которого ненавидишь, и отталкиваешь человека, готового положить к твоим ногам целый Мир. Дура!
  - Ты уволена! Пошла вон! - прошипела Хранительница.
  - Дважды дура! - Маруся криво усмехнулась. - С кем ты останешься, принцесса? - холодно спросила она и вышла, хлопнув дверью.
  Станислава смахнула со стола поднос и выскочила из кабинета:
  - Подожди, Маша! Я погорячилась.
  Маруся остановилась. Прикрыв глаза, она глубоко вздохнула, обернулась и примирительно проговорила:
  - Мы обе погорячились, Стася. - Она заставила себя улыбнуться. - Пойдём-ка для успокоения коньячку тяпнем.
  - Пойдём, - с готовностью кивнула Хранительница и взяла подругу под руку.
  
  Глава 9.
  Путешествие инмарского короля.
  
  Пять дней спустя Ричард прибыл в Хертисс. Он осмотрел крепость, побеседовал с воеводой и офицерами и произнёс короткую пламенную речь перед солдатами и горожанами, призвав их к спокойствию. Прибытие короля было воспринято с восторгом. Ричарда в Инмаре любили, и слухи о его пьянстве удручали народ. Но теперь всё наладилось: король снова был с ними и выглядел уверенным и решительным.
  Отказавшись от торжественного приёма в свою честь, Ричард перекусил в офицерской столовой и, покинув Хертисс, двинулся на юг страны, в Шорду.
  
  Приподнявшись в седле, Смерть смотрел на стены Рэймиса. Город словно вымер, но Смерть чувствовал, что где-то внутри прячутся люди. Он истерично расхохотался, и кованые городские ворота разлетелись на куски.
  "Останови его, дядя!" - закричал Дмитрий.
  "Вернись ко мне, и он перестанет убивать", - холодно повторил Олефир.
  "Не могу!!!" - Дмитрий взревел, как голодный волк, не в силах подавить рвущийся из глаз холодный белый свет, и в этот момент в дверь его кабинета громко постучали.
  - Прочь!!! - гаркнул Смерть и откинулся на спинку стула.
  Стук прекратился, но через минуту повторился с новой силой. Смерть переместился к дверям, распахнул их и холодными белыми глазами уставился на Веренику:
  - Чего тебе? - Он с трудом вернул глазам голубизну и отступил, пропуская жену в кабинет.
  - Ты выглядишь ужасно! - беззастенчиво заявила девочка, рассматривая осунувшееся небритое лицо мужа.
  - Что тебе нужно, Ника? Говори и уходи! - Дима, не мигая, смотрел на её рот, желая, чтобы из него потекла тёплая, ароматная кровь.
  - Твоя мама плачет, - укоризненно произнесла Вереника и уселась на стул. - Она говорит, что тебе плохо. Я пришла помочь.
  - Уходи, иначе я убью тебя... - хрипло сказал Дима, и глаза его начали стремительно белеть: Артём нашёл спрятавшихся рэймисцев, и кровавая потеха началась. Дмитрий нервно провёл рукой по шее: - Уходи, Ника!
  Но девочка фыркнула и удобнее устроилась на стуле.
  - Я пришла помочь, - капризно повторила она.
  - Вон!!! - прогремел Смерть, и Вереника вместе со стулом оказалась в коридоре. Двери кабинета с треском захлопнулись. Послышался грохот ломающейся мебели, протяжный стон, и наступила тишина.
  - Но я хочу помочь! - упрямо сказала Вереника, попыталась перенестись в кабинет мужа, но магический щит отбросил её назад.
  Невидящим взглядом Дмитрий обвёл разгромленный кабинет, уселся на подоконник и нервно закурил: ему пришлось на время оставить Артёма без присмотра. Он боялся не справиться с собой и устроить в Кероне кровавую баню.
  Дима курил сигарету за сигаретой и смотрел на отряд инмарского короля, который двигался по широкой каменистой дороге, мимо одиноких усадеб-фортов, окружённых огромными серебристыми елями, словно часовыми...
  
  Светлые сосновые леса сменялись зелёными пятнами ухоженных полей. Дорога была пустынной. По-летнему тёплый ветерок обвевал лица мчащихся вперёд всадников. Под вечер отряд въехал в молодой берёзовый лес и замедлил движение. Ричард внимательно смотрел по сторонам, выбирая место для ночлега. Вскоре он съехал с дороги на небольшую поляну, остановился и скомандовал:
  - Привал.
  Всадники спешились, и закипела работа. Гвардейцы развели костёр и установили палатки. Валечка "колдовал" над ужином, а Ричард расседлал коней и, внимательно осмотрев поляну, сел возле огня.
  Хрустнула ветка. Король вскочил и выхватил меч. В тот же миг со всех сторон на поляну посыпались оборванные грязные люди с дубинами в руках. С дикими криками они бросились в атаку. Гвардейцы не успели сплотиться вокруг Ричарда. Разбойников было слишком много, и они легко разметали эскорт короля. Всё смешалось. Валечка бестолково путался под ногами у друга, мешая ему сражаться, и, в конце концов, споткнулся и упал. Испугавшись, что его затопчут, Валентин сжался в комок и истошно заорал. Ричард склонился над ним и вдруг оказался на земле - кто-то навалился на него, прижимая к траве. Инмарец дёрнулся, пытаясь скинуть противника, но, услышав голос Димы: "Лежи!" - замер.
  Над поляной пронёсся многоголосый крик ужаса, и воцарилась тишина. Ричард осторожно поднял голову: среди трупов, широко расставив ноги, стоял Артём и лучезарно улыбался. Его чёрные с серебром одежды покрывали тёмные мокрые пятна, а с пальцев капала кровь.
  - Тёма... - горько прошептал Дмитрий, встал и помог подняться побратиму.
  Временной маг одарил короля Годара презрительным взглядом, подошёл к землянину и протянул ему руку.
  - Вставай, дружок. Я обещал заботиться о тебе, и держу слово, - весело сказал он.
  Валечка схватился за его грязные пальцы и встал.
  - Ты убил их всех, Тёма? - оглядев поляну, ужаснулся он. - Зачем?
  - Они собирались убить тебя, - бодро ответил Артём, - и поплатились за это.
  Солнечный Друг потеряно смотрел на мёртвых гвардейцев.
  - А их-то за что? - прошептал он и вырвал ладонь из руки временного мага.
  - За компанию, - беззаботно ответил Артём.
  Дима и Ричард молча слушали их диалог. В сердце Дмитрия теплилась надежда: временной маг нарушил приказ магистра ради спасения Солнечного Друга. "Он вернётся к нам!" - подумал Дима, и уголки его губ дрогнули. Ричард не разделял оптимизма побратима. Он смотрел на Артёма, как на врага, который хочет уничтожить его страну.
  - Этого не случится, Ричи, - шепнул ему Дмитрий, не сводя глаз с временного мага.
  Между тем Валечка вплотную подошёл к Артёму и храбро заглянул в его ледяные серебряные глаза.
  - Ты убил их просто так, Тёма? - срывающимся голосом спросил он.
  - Да, - довольно закивал временной маг. - Только тебе-то какая разница? Ты жив, вот и радуйся!
  - Чему? - выпалил Солнечный Друг и схватил его за грудки. - Чему я должен радоваться? Да, лучше бы меня убили! Что ты натворил, Тёма?!
  Смерть обескуражено уставился на Валентина:
  - Я помог тебе или нет?
  - Это, по-твоему, помощь? Ты маг! Почему ты просто не разогнал их! Зачем было убивать?
  - Не понимаю, чем ты не доволен, - зло оскалился Смерть.
  Валечка разжал пальцы и обречённо вздохнул.
  - Ты бестолковый мальчишка, Тёма! Ты стал магом, но перестал быть человеком! Ты забыл о сострадании, о боли! Я любил тебя, Тёма. Ты был самым светлым из нас... - Валентин всхлипнул и, тяжело опустившись на колени, стал руками рыть землю.
  Смерть внимательно следил за его странными действиями.
  - Что ты делаешь? - наконец, спросил он.
  - Хочу похоронить их... - еле слышно произнёс Солнечный Друг и горько заплакал.
  Он разгребал твёрдую землю, сдирая кожу и ломая ногти, а Смерть стоял над ним и, не отрываясь, смотрел на его грязные, окровавленные пальцы. Внезапно временной маг почувствовал, как саднят его руки, словно это он разгребает глинистую землю.
  - Перестань! - истерично заорал Смерть. - Я боюсь!
  - Уходи, Тёма! Ты уже сделал всё, что мог! - сквозь слёзы проговорил Валентин.
  Ледяной серебряный свет погас. Артём схватил землянина за плечи и рывком поставил на ноги:
  - Прекрати! - ошалело воскликнул он. - Это не правильно! Мне больно!
  - Им тоже было больно! - рявкнул ему в лицо Валечка. - Но тебе наплевать! Ты разучился чувствовать!
  Временной маг отступил, и взгляд его стал тяжёлым.
  - Я помогу тебе, - чужим голосом сказал он, прошептал заклинание, и руки Валентина зажили. Потом Артём сложил ладони и резко развёл их в стороны. Земля дрогнула, на поляне образовалась глубокая яма. Трупы разбойников и гвардейцев медленно опустились в неё. Временной маг вновь сложил ладони, и над могилой вырос курган, покрытый белоснежными цветами. - Я похоронил их, как ты хотел, Валентин... И всё равно не понимаю... - Артём удручённо покачал головой и пропал.
  - Ты совершил невозможное, Солнечный Друг! - воскликнул Дмитрий. - Ты заставил Смерть почувствовать чужую боль! Теперь я точно знаю: Тёма уйдёт от Олефира!
  Валечка резко обернулся и зло спросил:
  - Не велика ли цена за возрождение нашего друга?
  Дима не ответил. Он невидящим взглядом смотрел вдаль и вдруг улыбнулся:
  - Невероятно! Артём перестал убивать!
  Король Инмара похлопал Солнечного Друга по плечу.
  - Я горжусь тобой! - радостно возвестил он.
  Валечка скорбно вздохнул и отвернулся - друзья не услышали его.
  
  Артём переместился к воротам Илиса. Он сидел в седле и смотрел на застывшую от ужаса городскую стражу. Он был у цели и мог продолжить кровавую игру, но боялся вновь испытать чужую боль.
  "Немедленно возвращайся!" - раздался грозный голос Олефира. Временной маг вздрогнул и пропал, но стражники не двинулись с места, страшась подойти к белоснежному коню Смерти.
  - Что с тобой? - гневно спросил Олефир и встал. - Почему ты не вошёл в Илис? - Артём молчал, опустив голову. Он и сам не знал, почему не выполнил приказ любимого магистра. - Отвечай!
  - Не знаю...
  - Тебе надоело играть? - вкрадчиво спросил Олефир.
  - Не знаю, - повторил Артём.
  - Зачем ты спас короля Инмара и его дружка?
  - Я обещал Солнечному Другу присматривать за ним, - робко ответил временной маг.
  - Ты посмел втайне от меня завести приятеля?
  - Он не приятель, я просто присматриваю за ним.
  - С какой стати? Ты мой телохранитель, а не его!
  - Солнечный Друг сказал, что именно благодаря ему, я стал Вашим учеником.
  - Я запрещаю тебе заботиться о нём!
  - Почему? - машинально спросил Артём, и Олефир наотмашь ударил его по лицу:
  - Заткнись! Неважно, помог он тебе или нет! Ты - Смерть, и должен убивать, а не рассуждать о хитросплетениях судьбы! Ты не должен чувствовать, чародей! Оставь эти глупости своим жертвам!
  - И всё-таки я не понимаю... - начал временной маг, но Олефир не дал ему договорить.
  - Я не разрешал тебе открывать рот! - рявкнул он и снова ударил ученика.
  Артём замолчал и покорно опустил голову. Магистр пристально смотрел на него: ради спасения алкоголика-землянина, Смерть прервал кровавую забаву, а потом и вовсе перестал убивать. "Я не отдам тебя, Тёма. По крайней мере, сейчас!" - подумал Олефир и с издёвкой сказал:
  - Харшидские палачи мечтают о встрече с тобой, чародей.
  Временной маг рухнул в ноги хозяина и простонал:
  - Позвольте мне загладить вину! Я сделаю всё, что Вы скажете, только не отправляйте меня в Бэрис!
  Олефир помолчал и снисходительно произнёс:
  - Хорошо, я дам тебе шанс. Иди к королю Годара и потребуй отдать Инмар. Но если ты вернёшься ни с чем, отправишься в Бэрис на неделю!
  Артём вздрогнул, вспомнив фанатичные лица Махмуда и Али.
  - Вы получите Инмар, хозяин, - срывающимся голосом выговорил он.
  - Тогда чего ты лежишь? Марш в Керон! - приказал Олефир.
  Временной маг перенёсся в кабинете короля Годара и бессильно опустился в кресло.
  - Магистр убьёт меня, если ты не отдашь ему Инмар, - разбитыми губами прошептал он.
  - Оставайся в Кероне, - бесстрастно предложил Дима.
  - Ты знаешь, я не могу... - тоскливо протянул Артём.
  - Ты не чародей. Ты - раб, влюблённый в своего господина, и тебе нравится получать по морде.
  - Знаешь, как поступит магистр, если ты откажешь мне? - Артём перешёл на шёпот, и в шоколадных глазах заблестели слёзы. - Он снова посадит меня в яму и будет морить голодом, а потом прикажет солдатам бить меня. Отдай Инмар, прошу тебя.
  - Не ломай комедию!
  - Комедию?! - взвизгнул временной маг. - Смотри!!!
  Он распахнул сознание, и Дима закусил губу, сдерживая крик. Артём заставил его смотреть, как харшидские палачи пытают его, при этом подробно, менторским тоном объясняя каждое своё действие. Дмитрия захлестнула ненависть. Глаза затопил холодный белый свет, и Смерть вырвался из сознания друга.
  - Понравилось? - с нервным смешком поинтересовался Артём.
  - Я убью его, - прошептал Смерть.
  - Сначала убей меня!
  - Как ты можешь защищать его после того, что он с тобой делал?
  - Он сделал меня настоящим магом! - с гордостью произнёс Артём, и Смерть ужаснулся, увидев безграничное счастье на его разбитом лице. - Я принц Камии, и моя жизнь принадлежит моему повелителю!
  - Ты болен...
  - Заткнись! - Артём вскочил, но тут же сел, и на его губах появилась молящая улыбка: - Отдай ему Инмар, прошу тебя, Дима. Ради нашей дружбы!
  - Посылая тебя в Керон, Олефир прекрасно знал, что я не отдам Инмар!..
  - Ну, пожалуйста, - перебил его Артём.
  - Нет!
  Из глаз временного мага покатились слёзы. Он сполз с кресла и встал перед Димой на колени:
  - Ты обрекаешь меня на муки. Ты хочешь, чтобы я страдал!
  Дмитрий отвёл взгляд, но голос его остался твёрдым:
  - Уходи! Инмар и Годар мои! Так и передай любимому магистру!
  Слёзы пропали, и Артём вскочил с перекошенным ненавистью лицом.
  - Ты обманывал меня! Ты мне не друг! Ты променял меня на инмарского солдафона и алкоголика-землянина! - сквозь зубы процедил он. - Ты пожалеешь! Ты, как и я, будешь плакать кровавыми слезами и молить о пощаде моего магистра! Я заберу твою Стасю в Камию, и повелитель сделает её своей рабыней! А они у него долго не живут! - со змеиной улыбкой прошипел он и исчез.
  Дима вскочил и ринулся на Землю, но временной маг перехитрил его. Он не просто переместился в особняк Хранительницы, а скользнул во Времени и оказался у дверей Стасиной спальни за десять минут до прихода короля Годара. Артём преобразился: чёрные одежды Смерти сменил скромный лирийский наряд. Лёгким движением он залечил разбитые губы, взлохматил волосы и распахнул двери.
  - Стася! - с порога заорал он, простирая руки к Хранительнице. - Он совсем обезумел! Он творит страшные вещи!
  Станислава откинула одеяло и вскочила:
  - Что случилось, Тёма? Что с ним? - испуганно спросила она, обнимая рыдающего мага.
  - Если бы ты знала, каким он стал! - с надрывом произнёс Артём. - Он настоящий изверг! Он изнасиловал лирийскую принцессу и заточил её в своём мрачном замке! Несчастная Вереника! Ей всего одиннадцать! А Ричард и Валечка не могут покинуть Зару! Он не позволяет им! Он пытался убить и меня! - Временной маг сделал трагическую паузу и, шмыгнув носом, продолжил: - Мне чудом удалось спастись, Стася, и я решил предупредить тебя. Ты - его следующая жертва! Ему наплевать, что вы брат и сестра! - горестно закончил он и уткнулся в плечо Хранительницы.
  В спальню осторожно заглянула Маруся. Вчера она весь день не находила себе места от необъяснимой тревоги и напросилась к Стасе ночевать. Вопли Артёма разбудили девушку, и она бросилась в спальню подруги. Увидев временного мага, Маруся попятилась и натолкнулась на Фёдора.
  - Что ты здесь делаешь, Маша? Иди к себе!
  Маруся кивнула, однако не тронулась с места. Экспериментатор пожал плечами, вошёл в спальню дочери и едва не задохнулся от ударившего в ноздри густого аромата безумия. Он взглянул на совершенно невменяемого временного мага, рыдающего на груди его дочери, и ужаснулся. Временного мага Фёдор боялся больше, чем сына. Почти не дыша, он стал отступать к дверям, но замер, скованный магической сетью Артёма.
  Стася же не чувствовала тяжёлого запаха сумасшествия, заполнившего комнату. Она ласково перебирала пшеничные волосы Артёма и шептала:
  - Не бойся, Тёмочка. Я не позволю ему убить тебя.
  Временной маг едва сдерживал победный смех, чувствуя, как в душе Хранительницы разгорается пламя ненависти к брату. "Лучше бы он оставался в Керонском замке с Алинор и Олефиром. Там ему самое место! - с яростью думала Стася. - Он умеет только разрушать! Мразь!"
  Артём почувствовал приближение Димы и встрепенулся.
  - Твой брат идёт! Спасайся! - завопил он и юркнул за спину Хранительницы. Раздался хлопок, и в столовой появился король Годара. - Смотри! Он убил твоего отца! - простонал временной маг и, выглянув из-за плеча Стаси, ехидно посмотрел на друга.
  Маруся вжалась в стену. Сквозь щель в двери она видела, как с пальцев Артёма скользнул прозрачный шар и ударил в грудь Фёдора.
  Хранительница обернулась и в ужасе уставилась на труп отца.
  - Как ты мог, Дима? Ты же обещал не убивать его!
  - Это не я! Отойди от Артёма! Он опасен!
  - Хочешь его убить?! Я запрещаю! - жестко сказала Станислава, а временной маг подмигнул Диме:
  "Тебе не переиграть меня. Я знаю все твои слабые места!"
  "Зачем она тебе?"
  "Чтобы тебе тоже было больно. Ты не отдал Инмар, и Олефир жестоко накажет меня. Но при этом я буду знать, что и ты плачешь кровавыми слезами! Так мне будет легче!"
  "Не делай этого, Тёма".
  "Не называй меня так! Я - Смерть! Я - чародей Великого Олефира!"
  "Я предупредил тебя".
  - Не знаю, что Тёма наговорил тебе, но он врёт, - тихо произнёс Дмитрий, с болью глядя на Хранительницу.
  - У Артёма нет причин врать мне! Мы друзья! - возразила Станислава. - А вот ты отнял у меня жениха и отца! Мерзавец! Я никогда не буду твоей! Убирайся! Не желаю тебя видеть!
  - Выслушай меня... - начал Дима, но Стася перебила его:
  - Собираешься рассказать о Веренике? Мразь! - прошипела она. - Если б я могла, то задушила бы тебя, подонок!
  - Опомнись, Стася. Я никогда не обманывал тебя! Я люблю тебя!
  - Врёшь! Ненавижу! - пронзительно закричала Хранительница и, схватив услужливо поданный Артёмом нож, кинулась к брату.
  - Ты не слышишь меня, - раздражённо произнёс Дима и исчез.
  Стася опустила руку с ножом, а Артём зааплодировал.
  - Прекрасно! Чудесная сцена! - радостно заявил он, преображаясь на глазах изумлённой женщины.
  - Тёма? - пролепетала она, растерянно глядя в ледяные серебряные глаза.
  Смерть расправил чёрный, расшитый серебром плащ и властно обнял Хранительницу.
  - Пошли, подружка. Магистр ждёт меня. - И он ринулся сквозь Время.
  Спальня пропала. Станислава вскрикнула, и Смерть крепче прижал её к себе. Они неслись по бесконечному чёрному коридору, навстречу сияющему белому шару. Его свет ослепил Хранительницу, и она зажмурилась, чувствуя, как по щекам бегут слёзы.
  
  
  Глава 10.
  Великий учитель.
  
  - ...Я заберу твою Стасю в Камию, и повелитель сделает её своей рабыней! А они у него долго не живут! - Услышал Олефир и вскочил, но Артём, а за ним и Дима уже исчезли.
  - Кто тебе позволил идти на Землю?! Дрянь! - прошипел повелитель Камии и испепеляющее посмотрел на временного мага, который стоял перед ним, держа в объятьях Хранительницу.
  Стася вырвалась из рук Артёма, испуганно оглядела громадный кабинет с красивой, изящной мебелью и лёгкими занавесками на окнах и остановила горящие глаза на Олефире:
  - Мразь! - рявкнула она и обернулась к Артёму: - Какого чёрта ты приволок меня сюда? - И обомлела: временной маг стоял, опустив плечи, его руки безвольно висели вдоль тела, а взгляд был устремлён в пол. Он выглядел так жалко, что Стася содрогнулась. Сердце её сжалось от боли и взорвалось бешенством. - Негодяй! - заорала она и бросилась на Олефира.
  Маг-путешественник поймал её в объятья и сурово взглянул на временного мага:
  - Я не приказывал тебе трогать Хранительницу, кретин! Ты поселишься в Бэрисе, и харшидские палачи станут твоей семьёй!
  - Я готов, магистр! - бешено улыбнулся Артём. - Но он тоже будет плакать кровавыми слезами!
  - Мразь! - дёрнулась Стася, но Олефир крепко держал её.
  - Уймись, дура! - рявкнул он и снова посмотрел на Артёма: - Немедленно верни её на Землю!
  - Не-ет!!! - Временной маг взмахнул руками, и Стася исчезла.
  - Ты свихнулся? Зачем ты выкинул её в Камию?! - взорвался Олефир. Он быстро взглянул на Землю: загораживая собой временного мага, Хранительница кричала на брата.
  - Сейчас он будет здесь, - услужливо сообщил Артём. - Я рад, что лишил его всего!
  - Ты всё испортил, чародей! Из-за тебя мои планы рухнули! - Олефир залепил ему пощёчину: - Инициатива наказуема, мой мальчик. Теперь договаривайся с Димой сам! И постарайся остаться в живых! - Он похлопал Артёма по плечу и шагнул в Камию.
  Едва Олефир исчез, в кабинете Литтийского дворца появился Дима:
  - Где Стася?! - наступая на Артёма, заорал он.
  - Там, куда тебе не добраться! - злорадно ответил временной маг. - Я обещал, что ты потеряешь всё, и сдержал слово! Наконец-то она сдохнет, и ты перестанешь держаться за её юбку!
  - Ты заигрался, Тёма! - в бешенстве рявкнул Дима и, схватив друга за шиворот, перенёсся в Золотые степи. - Ты хотел подраться? Я к твоим услугам!
  - В кои веки у меня появился достойный противник! - весело сказал принц Камии и зло добавил: - Я убью тебя!
  - Попробуй, - равнодушно ответил Дмитрий, и глаза его затопил холодный белый свет...
  
  Оказавшись в каминном зале Ёсского замка, Олефир сел в кресло и насмешливо посмотрел на озирающуюся по сторонам Хранительницу:
  - Интересно, зачем ты мне?
  - Иди к чёрту!
  - Какая невоспитанная девочка, - рассмеялся повелитель Камии.
  - Ты - покойник! Дима не простит моего похищения! - с вызовом произнесла Хранительница.
  - Десять минут назад ты отказалась от него! - сухо заметил Олефир. - Он Смерть! Он лучший маг Лайфгарма! А ты обращаешься с ним, как с мальчиком на побегушках!
  - Дима мой брат! Он любит меня, и делает так, как я прошу!
  - Мнишь себя хозяйкой Смерти? - Олефир сжал подлокотники и с ненавистью уставился на Хранительницу: её сознание полыхало любовью к отцу и жаждой мести за его гибель. - Ты ещё большая дура, чем я думал! - с отвращением произнёс маг-путешественник. - Стоило Диме отвернуться, и ты позволила отцу, который тебя ненавидит, манипулировать своим сознанием?
  - Я люблю папу! - прошипела Хранительница. - И Дима ответит за его смерть! - Щёки Станиславы запылали, а в глазах появился маниакальный блеск. - Я прикажу ему, и он убьёт тебя, гнида! И временного мага! И всех, кто посмеет стать у меня на пути! Я захвачу Лайфгарм, как мечтал отец, и буду его единоличной правительницей! И брат будет служить мне, как служил бы моему отцу! Ключ! - зашлась в крике Хранительница, и, выскочив из кармана Олефира, амулет прыгнул ей на шею.
  - Падаль!
  Ключ вспыхнул, и багровая, почти чёрная молния, летевшая к Станиславе, поблекла, став тонкой и прозрачной. Олефир знал, что не убьёт Хранительницу, пока на её шее висит амулет, но всё-таки попытался. Прозрачная молния ударила Стасю в грудь, и девушка, потеряв сознание, упала на ковёр. Стремительно поднявшись, маг-путешественник подбежал к бесчувственному телу, протянул руку, чтобы снять Ключ, но, снова завладев амулетом, Стася пожелала, чтобы тот больше не попадал в чужие руки, и, выполняя её желание, Ключ воздушной волной отбросил Олефира к креслу. Маг чертыхнулся и проворчал:
  - С Ключом или без него - тебе не видать моих мальчиков! Очнёшься - получишь добавку!
  Он перебрался в кресло и посмотрел на Лайфгарм...
  
  Золотые степи Годара озаряло ультрамариновое пламя. Земля дрожала, стонала, золотистая трава дымилась, превращаясь в чёрную пыль. Яростный ледяной ветер гонял по небу грязно-серые тучи, и они рыдали, орошая степь липким смоляным дождём.
  Смерти, окружённые сверхмощными щитами, непрерывно атаковали друг друга. Небо разрывали молнии, громовые раскаты сотрясали воздух. По всему Лайфгарму проносились волны снежных бурь, разрушительных землетрясений и огненных смерчей.
  Артём устал, занервничал и начал наступать на друга. Дима подпустил его почти вплотную, и когда лицо временного мага засветилось предвкушением победы, резким движением метнул ему в голову огромный серебряный диск. Пробив щит, диск прошёл сквозь временного мага и взорвался, врезавшись в землю. Артём обиженно взглянул на Диму, покачнулся и упал.
  - Тёма... - прошептал Смерть, и глаза его стали голубыми. Он упал на колени рядом с временным магом и осмотрел его. Артём слабо дышал. Дима облегчённо вздохнул, возложил ладони на его голову и прикрыл глаза. Он нараспев произносил древние магические слова, и временной маг оживал: на лицо вернулся румянец, губы порозовели, дыхание стало ровным и глубоким. Дима замолчал, сел рядом с другом и стал ждать. Временной маг спал, а Дмитрий ласково гладил его по спутанным пшеничным волосам...
  
  Олефир смотрел на своих учеников, и его переполняла гордость: "Ты готов убить меня, Дима! Сделай это, и ты станешь свободным! И тогда никто не сможет подчинить себе Смерть! - Олефир взглянул на бездыханную Хранительницу и поморщился: - Я не могу умереть, пока она жива. Эта стерва, как никто, опасна для тебя, сынок! Несмотря на чудовищную силу, в душе ты по-прежнему ребёнок, Дима. Ты таешь от ласкового слова. И твоя сестрица, если не остановить её, воспользуется этим! Напоит тебя Лайфгармской водичкой, и... Не допущу!" Олефир прошептал заклинание, и перед ним появилась Алинор.
  - Пора тебе вспомнить о любимом супруге, дорогая, - ехидно-ласково сказал он и указал на соседнее кресло.
  Алинор с опаской покосилась на тело дочери, села и насторожено взглянула на мужа:
  - Что тебе надо?
  - Помнишь, ты обещала сделать всё, что я скажу, если я оставлю тебя в живых?
  - Я не сделаю ничего, что может навредить Диме.
  - Что ты, дорогая, напротив. Я хочу, чтобы ты помогла нашему сыну. Ему грозит беда, по сравнению с которой наше с ним противостояние - детская шалость.
  - Ты серьёзно?
  - Более чем, душа моя. - Олефир протянул жене бокал вина. - Выпей. - Алинор сделала глоток, и он продолжил: - Ты знаешь, что наш сын влюблен в Хранительницу. Это роковая любовь, но не потому, что они брат и сестра. Дело в самой Станиславе. - Он помолчал, подбирая слова: - Ключ вернулся к Хранительнице, и она получила возможность влиять на ситуацию. Боюсь, кое-кто подскажет ей, что Диме было бы неплохо напиться из Источника. Смерть выполнит её приказ и...
  - Пусть, - пожала плечами Алинор. - Он станет сильнее, и...
  - Диме не нужна Лайфгармская водичка! - перебил её Олефир. - Для него она - яд! Она привяжет его к нашему Миру, лишив возможности путешествовать. Он окажется в рабстве у Лайфгарма!
  - Это твои фантазии.
  - А как ты думаешь, почему я отказался напиться из Источника, когда ты предлагала мне?
  - Испугался!
  - Чушь! Я маг-путешественник, и не могу быть связанным ни с одним Миром. Наш сын такой же. Когда-нибудь Дима захочет посмотреть иные Миры. Я уже показал ему некоторые, но он захочет большего, потому что в нём есть задатки путешественника. - Олефир глотнул вина. - А Стася со своей волшебной водичкой свяжет его по рукам и ногам. Да и вообще, твоя дочь - ленивое, самовлюблённое существо. К тому же, легко поддаётся чужому влиянию. Поэтому, пока она рядом, Дима всегда будет в опасности.
  - Ты собираешься убить мою дочь? - опешила Алинор.
  - Я должен обезопасить нашего сына! - твёрдо сказал Олефир.
  - Он не простит.
  - Простит. Он получит Артёма и будет занят его лечением. У Димы не останется времени для скорби, - уверено сказал путешественник. - Так что, тебе нечего бояться, дорогая.
  - Мне? - ужаснулась Алинор и расширенными глазами посмотрела на мужа: - Ты хочешь, чтобы я убила дочь?
  - Да.
  Супруги замолчали. Олефир задумчиво гладил подлокотник кресла, Алинор же вертела в руках бокал.
  - Почему ты сам не убьёшь её? - наконец, спросила она и поставила бокал на стол.
  - Ключ. Он не подпускает меня. А тебя, свою бывшую хозяйку, подпустит... - Олефир помолчал, а потом сухо осведомился: - Ты сделаешь это ради нашего сына?
  - Не знаю.
  - Тогда я помогу тебе, - вздохнул маг-путешественник и уставился в глаза жене.
  Алинор попыталась отвести взгляд, но заклинание уже опутало её сознание. Прекрасное лицо бывшей Хранительницы приобрело решимость.
  - Я убью её! - твёрдо сказала она.
  - Действуй, любимая.
  Алинор приняла из рук мужа кинжал, подошла к распростёртой на полу дочери и вонзила клинок ей в сердце. Ключ вспыхнул пронзительно-алым светом и погас. Алинор сняла амулет с шеи дочери, равнодушно взглянула на него и протянула мужу.
  - Спасибо. - Олефир поцеловал руку жены и убрал Ключ в карман. - Сейчас ты похожа на ту Алинор, что я встретил тридцать лет назад. Жаль, что потом ты изменилась. Мне было хорошо с тобой. Я любил тебя, родная.
  - Ты больше не любишь меня? - Алинор испуганно вскинула брови.
  - Люблю, дорогая, - улыбнулся путешественник и мягко добавил: - Ночь коротка, любимая. Поцелуй меня, как прежде. - Олефир взял жену за руку, с нежностью взглянул в изумрудно-зелёные глаза, и супруги оказались в спальне...
  
  На рассвете Артём очнулся. Он растерянно взглянул на Дмитрия и тихо спросил:
  - Почему ты не убил меня?
  - Я люблю тебя, Тёма. Я виноват перед тобой, и не могу позволить тебе умереть.
  - Ты сильнее меня. Ты должен был убить меня!
  - Зачем? Ты - мой друг.
  - У Смерти не может быть друзей.
  - У Смерти не может быть хозяина. Ты свободен, Тёма. Пойми это, наконец!
  - Нет! - Артём вскочил. - Я должен служить магистру. Вы бросили меня, а он забрал меня и сделал настоящим магом. Я вернусь к нему!
  - Никто тебя не бросал! - в отчаяние крикнул Дима. - Вспомни: Олефир захватил тебя, воспользовавшись беспомощностью Солнечного Друга. Мне пришлось выбирать - ты или он. Я выбрал слабейшего! Прости.
  - Да, Солнечный Друг помог мне обрести учителя. В благодарность я буду и дальше присматривать за ним.
  Дмитрий безнадёжно вздохнул:
  - Олефир обманул тебя, Тёма. Но, боюсь, когда ты поймёшь это, будет поздно. Я мало чем смогу помочь тебе в Камии.
  - Мне не нужна твоя помощь. Я выполнил задание, и магистр простит меня.
  - Значит, по-прежнему будешь служить магу, который слабее тебя? - раздражённо усмехнулся Дмитрий.
  - Магистр лучший маг Лайфгарма и Камии! Он такой же сильный, как ты!
  - Делай, как знаешь, Тёма, но верни мне сестру. Прошу.
  - Не я решаю её судьбу... Но ты не убил меня, и я постараюсь позаботиться о ней.
  - Стася и ты - всё, что у меня есть.
  - Я знаю, - прошептал временной маг и исчез.
  
  Повелитель Камии с супругой завтракали в оранжерее. Они сидели в плетёных креслах под разлапистыми ветвями южно-камийского папоротника, наслаждаясь прохладой и тишиной раннего утра. Олефир любил этот уютный уголок - кусочек тропического леса. Стволы деревьев были увиты лианами и покрыты малахитовым ковром мха, расцвеченным яркими пятнами диковинных орхидей. Ветви тесно переплетались под стеклянным потолком, и сквозь густую листву почти не проникал солнечный свет. В оранжерее всегда царил зеленоватый полумрак.
  Временной маг молча склонился перед хозяином. Олефир поставил чашку на низкий мраморный столик и стал внимательно рассматривать окружающее Артёма заклинание. "Что же ты не пришёл сам, сынок? Неужели я ошибся, и ты всё ещё не готов?.. Но я не позволю тебе всё испортить, Дима!" Маг поднялся и шагнул к ученику...
  
  Дима появился в офицерской столовой крепости Шорда в разгар завтрака. Он прошёл между столами, не обращая внимания на встревоженные взгляды инмарцев, и остановился перед королём.
  - Артём жив? - взволнованно спросил Ричард.
  - Доброе утро, Ваше величество. - Дмитрий слегка поклонился и сел рядом с другом. - Можете возвращаться в Зару. Войны не будет. Олефир ушёл в Камию.
  - А Тёма?
  - Вернулся к своему магистру.
  - И что теперь?
  - Посмотрим, - пожал плечами Дима и налил себе кофе...
  
  Олефир потрепал Артёма по щеке.
  - Я видел, кто победил в схватке. Почему Дима не убил тебя? Отвечай!
  - Дима сказал, что я его друг, - не поднимая головы, произнёс временной маг.
  - А что ответил ты? - вкрадчиво поинтересовался Олефир.
  - Я сказал, что у Смерти не может быть друзей.
  - Если б ты ещё и делал так, как говоришь, - проворчал повелитель Камии. - О чём вы беседовали?
  - Он просил меня остаться.
  - Очень трогательно. Почему ты отказался?
  - Я должен был вернуться к Вам, магистр.
  - Считаешь, что выполнил задание?
  - Да.
  - Нет!
  Артём вздрогнул и поднял голову.
  - Вы приказали мне выжить. Я выжил! - испуганно воскликнул он.
  - Решил поспорить с учителем?
  - Нет, магистр. Я выполнил приказ, - всхлипнул временной маг и задрожал.
  - Ты сам-то понял, что сказал? С головой у тебя совсем плохо, чародей! Будем лечить! - Повелитель Камии сжал кулак и резко ударил Артёма в живот.
  Временной маг согнулся пополам, но устоял. Он не защищался, однако неведомая сила ослабила удар. Олефир нервно усмехнулся, увидев, что Дима взял на себя львиную долю боли друга, и выхватил из воздуха плеть. "Это мой прощальный подарок, сынок. Не стоило тебе уподобляться Высшим магам! Ты должен был придти и убить меня сам!" - громко подумал путешественник и стал с остервенением хлестать ученика. Чёрные одежды временного мага повисли клочьями, а на коже проступили кроваво-красные полосы...
  
  Дима застонал, выронил чашку и сполз на пол. На висках вздулись вены, лицо исказила гримаса боли.
  - Нет, - сквозь зубы, процедил он. - Тебя убьёт Артём!
  Солнечный Друг схватил Диму за руку:
  - Что происходит?
  - Что с ним? - в замешательстве воскликнул Ричард и вскочил.
  Одежда мага задымилась, расползлась уродливыми клочьями, а на коже вздулись багровые полосы.
  - Оставь его, дядя, - тяжело дыша, прошептал Дмитрий и закусил губу.
  Валечка беспомощно посмотрел на Ричарда и выдохнул:
  - Олефир...
  
  Олефир отшвырнул плеть и метнул в Артёма ядовито-желтую нить, которая змеёй обвилась вокруг шеи и стала душить. Отчаянно ловя ртом воздух, временной маг рухнул на колени, и на его губах выступила пена...
  
  "Я убил твою Стасю! - раздался в голове Дмитрия суровый голос Олефира. - Пришла очередь Тёмы! Будешь смотреть, как он умирает? Или всё же придёшь?"
  Дмитрий захрипел и схватился за шею. Взгляд его стекленел.
  - Прекрати... дядя... - одними губами прошептал он и перестал дышать.
  - Нет! - заорал Ричард и, схватив со стола графин, выплеснул воду в лицо другу. - Лекаря!..
  
  "Упрямый осёл!" - Олефир зло пнул Артёма ногой и повернулся к жене:
  - Идём, любовь моя. Завтрак окончен.
  Очаровательно улыбнувшись, Алинор поднялась из кресла, перешагнула через окровавленное тело временного мага и подала руку мужу:
  - Я люблю тебя, Фира.
  Супруги слились в поцелуе и исчезли, а полумёртвый Артём остался лежать на каменном полу оранжереи под сенью борющихся за выживание растений...
  
  В офицерской столовой поднялась суета. Инмарские лекари оттеснили Валечку от Димы и беспомощно уставились на безжизненное тело: их король требовал невозможного, ибо оживлять мёртвых они не умели.
  Солнечный Друг сумасшедшим взглядом обвёл столпившихся вокруг Димы инмарцев.
  - Идиоты!
  Валечка растолкал лекарей, плюхнулся на колени и приник к губам друга, лихорадочно вспоминая мамочкины уроки. Розалия Степановна считала, что делать искусственное дыхание должен уметь каждый.
  Лекари скептически заворчали, но, к их удивлению, через несколько минут Дима очнулся. Он открыл глаза, жадно вдохнул и сел.
  - Как я люблю мамочку, - пробормотал Солнечный Друг и вытер потный лоб.
  - Что всё-таки случилось, Дима? - осторожно спросил Ричард.
  Дмитрий не ответил: едва придя в себя, он потянулся в Камию, чтобы помочь Артёму...
  
  Временной маг дёрнулся и закашлялся. Перевалившись на бок, он сплюнул кровь и уставился на ярко-оранжевую орхидею: "Спасибо, но мне не нужна помощь, Дима. Моя жизнь принадлежит магистру, и он может распоряжаться ею, как пожелает".
  "Ты выполнил приказ, а он едва не убил тебя. Разве это справедливо?"
  "Не знаю".
  "Думай, Тёма".
  "Отстань! Мне не нужны советы предателя!"
  "Да, опомнись же, Тёма! Я никогда не бросал тебя и не брошу. Хранительница умерла. У меня остался только ты. Возвращайся в Лайфгарм!"
  - Я подумаю, - прошептал Артём и закрыл глаза...
  
  Дима посмотрел на Ричарда и Валечку и прошептал:
  - Он вернётся...
  Инмарец помог другу подняться и сесть за стол, а Валечка вручил ему высокий бокал с лирийским вином. Дима жадно выпил вино и потребовал:
  - Ещё!
  Землянин расцвёл. Он мигом наполнил невесть откуда взявшиеся бокалы и провозгласил:
  - За Тёму!..
  Дима пил бокал за бокалом, смотрел на счастливые лица друзей, и у него язык не поворачивался сказать им, что Стаси больше нет. "Потом", - решил он и, запретив себе думать о сестре, улыбнулся...
  
  Поздно вечером Дима перенёс Ричарда и Валентина в Зару, а сам отправился в Литтийский дворец. Распахнув двери тронного зала ногой, он громко приказал придворным собраться, уселся на белый резной трон и закурил. Зал быстро наполнялся взволнованными лирийцами. Они ещё не опомнились после ночного землетрясения, разрушившего половину зданий в городе, а один из Смертей уже вновь пожаловал в Литту. Люди и маги со страхом смотрели на него и ждали новой беды.
  Дмитрий обвёл лирийцев мутным взглядом и жестко произнёс:
  - Мой дядя, царь Лирии Олефир, безвременно покинул нас. Я его единственный наследник и муж принцессы Вереники. Властью, данной мне... - Дима затянулся и, выпустив ароматный дым, продолжил: - ...самим собой, объявляю: Лирия становится частью Годара. Есть желание - перебирайтесь в столицу, господа. Надеюсь, вы в курсе, где находится Керон. - Рассеянный взгляд короля Годара упал на пожилого лирийца в роскошном мундире: - Ты кто?
  - Командующий Лирийской Армией, маршал Крейн! - отрапортовал придворный.
  - Будешь моим наместником в Литте. Перемещаться умеешь?
  - Да.
  - Отлично. Утром жду с докладом, - распорядился Дима и перенёсся в Керонский замок, к покоям жены.
  Приоткрыв дверь, маг заглянул в спальню. Вереника лежала в постели и слушала сказку, которую читала ей фрейлина.
  - Дима! - обрадовалась девочка, соскочила с кровати и босиком подбежала к мужу.
  - Я на минутку. Только хотел спросить: не хочешь ли ты стать царицей Лирии? - развязно улыбнулся Дима и поцеловал жену в макушку.
  - Не-а, - замотала головой Вереника. - Мне нравится в Годаре.
  - Тогда спокойной ночи. - Дима хихикнул и подмигнул фрейлине. - Извините, что прервал Вас, мадам.
  Король Годара осторожно прикрыл дверь и, насвистывая бравурный мотивчик, зашагал к своему кабинет. Смерть был мертвецки пьян...
  
  Повелитель Камии явился в оранжерею на следующее утро. Он пнул ученика ногой и приказал:
  - Вставай!
  Тяжело поднявшись, Артём склонился перед хозяином. Олефир оглядел его рваную одежду, вздувшиеся, гноящиеся раны и покачал головой:
  - Что ж, раз ты не умер, продолжим наши игры. - Он вытащил из кармана ларнитовый ошейник и защёлкнул на шее ученика.
  Артём не шелохнулся. Магистр хлопнул его по плечу, и они оказались в каминном зале, где ждала Алинор и четверо гвардейцев. Олефир устроился в кресле рядом с женой, указал Артёму на пол, и временной маг покорно уселся у ног хозяина. Маг-путешественник глубоко вздохнул, прикрыл глаза и позвал:
  "Дима!"
  "Что?" - откликнулся Дмитрий.
  "Иди сюда!"
  "Не дождёшься! Что бы ты ни делал, я не буду убивать тебя, дядя".
  "Неужели ты простил мне смерть Хранительницы?"
  "Нет. Но убивать всё равно не буду!"
  "Посмотрим!" - Олефир взглянул на гвардейцев:
  - Вы знаете, что делать, ребята!
  Временной маг поднялся и безропотно шагнул к солдатам. Гвардейцы швырнули его на пол и, стараясь угодить повелителю, стали рьяно избивать ногами.
  "Смотри, Дима. И не смей отворачиваться! Это ты избиваешь его!"
  "Чего ты ждёшь, Тёма? - закричал Дмитрий. - Ты - великолепный маг. Ты - Смерть. Ты сильнее магистра. Загляни в его разум, и поймёшь, что он слаб. Сними ошейник и иди ко мне!"
  - Не могу! - завыл временной маг, силясь закрыться от яростных ударов.
  "Сними ошейник, Тёма! - настойчиво повторил Дмитрий. - Ты - Смерть! Тебе не нужен хозяин! Иди ко мне!"
  "Он не придёт, - зло усмехнулся Олефир. - Он умрёт здесь и сейчас, если ты не выполнишь мой последний приказ. Убей меня!"
  "Нет! - рявкнул Дима и вновь обратился к Артёму: - Сними ларнит! Смотри, как это делается!" - Он распахнул сознание и силой втащил в него временного мага.
  И Артём увидел, как Дима снимает ларнит. И не только это! Сознание Дмитрия было пропитано любовью к другу. Временной маг не ожидал, что настолько дорог ему. Он перестал обращать внимания на удары гвардейцев. Его сознание сплелось с сознанием Дмитрия, и Артём ощущал его чувства, как свои собственные. Он, наконец, узнал, кто все эти годы скрывался за личиной надменного годарского принца, и сколько боли он причинил Диме своими нападками и оскорблениями.
  - Прости... - прошептал Артём.
  "Ты понял, как снять "кошмар магов"?" - взволнованно спросил Дмитрий.
  - Понял, - хрипло ответил временной маг, и Олефир схватился за голову: он снова проиграл.
  "Зачем, Дима?" - простонал он, но племянник не ответил.
  Гвардейцы упали замертво. Временной маг поднялся на ноги и гневно посмотрел на Олефира:
  - Дима не бросал меня. Он любит меня. Он и тебя любит, магистр. И не может убить. Но тебе зачем-то нужно умереть. И я выполню твой приказ. За Диму! - Артём дико расхохотался, обдав Олефира смрадом безумия. - Я убью тебя! - Он расправил плечи, и "кошмар магов" разлетелся по залу блестящими брызгами осколков.
  "Ты совершил самую большую ошибку в своей жизни, Дима. Ты не позволил мне закончить твоё обучение, и теперь вы обречены! И ты, и Тёма, и все ваши друзья! Это твой выбор, и я вынужден с ним смириться. Но запомни: ты ни при каких обстоятельствах не должен пить из Источника! И не позволяй Артёму играть со временем, пока он безумен! А теперь не мешай. Я хочу поговорить со своим чародеем! Камия!"
  Блуждающий Мир разорвал связь между Дмитрием и Артёмом и исчез.
  "Учитель..." - Дима бессильно откинулся в кресле: он больше не контролировал ситуацию...
  Олефир сложил руки на животе:
  - Давай, Тёма. Я жду.
  Глаза временного мага вспыхнули ледяным серебряным светом, и он мгновенно оказался перед учителем. Алинор вжалась в кресло и, почти не дыша, переводила испуганные глаза с мужа на Артёма.
  - Я вспомнил, каким был, - истерично хохотнул Смерть. - Тебе не стыдно, магистр? Ты убил светлого мальчика Тёму!
  - Я сделал тебя Смертью, Артём, и тебе это понравилось, - широко улыбнулся Олефир. - А сейчас я преподам тебе последний урок. Ты вспомнил, каким был? Я покажу, каким ты стал! - Он вперил взгляд в ледяные глаза Смерти и, не торопясь, по ниточке, стал рвать связь "учитель-ученик".
  Магические нити лопались, и Артём видел лица, искажённые ужасом и болью, чувствовал тёплую кровь на руках, а в ушах звучали дикие крики. Он шёл по трупам, и трупы всё не кончались и не кончались. Он тонул в крови, захлёбывался ею. Его мутило. Только сейчас временной маг до конца осознал, кем стал. Он вскинул голову, ледяными серебряными глазами посмотрел на учителя и слегка поклонился:
  - Спасибо за урок, магистр. Я - Смерть. - Артём плавно поднял руку, и на его ладони запрыгал разноцветный шар.
  Олефир стиснул подлокотники кресла, подался вперёд и ласково произнёс:
  - Играй, мой мальчик.
  Смерть повиновался. На его губах появилась блаженная улыбка. Искрящейся шар превратился в маленькую, сияющую всеми цветами радуги птичку, потом в забавную серенькую мышку, умильно водящую носиком, затем - в маленького пушистого котёнка, который, умывая мордочку лапкой, искоса поглядывал на Олефира.
  - Я был одним, стал другим, но всё вместе гораздо потешнее. Ты не находишь, магистр? - с истеричной весёлостью спросил Артём.
  - Ты замечательный Смерть, чародей, - согласно кивнул Олефир. - Мне нравятся твои зверушки.
  - Какая из них тебе нравится больше? - почтительно поинтересовался Смерть.
  - Они все прекрасны. Заканчивай, чародей!
  - Фас! - зажмурившись, пискнул Артём.
  Зверушки ринулись к лицу Олефира. Их маленькие коготки впились в кожу, и маг скрипнул зубами. Увидев кровь на лице мужа, Алинор истошно заорала. Смерть открыл глаза.
  - Ты права, я увлёкся, - нервно проворчал он. Артёма трясло. Он никак не мог решить, что делать: остановить убийство или довести до конца. Да ещё душераздирающие крики Алинор... - Заткнись!!! - заорал он.
  Но Алинор продолжала кричать, неотрывно глядя на кровавое месиво, в которое превращалось лицо её мужа - Высшего мага, бывшего короля Годара, бывшего царя Лирии и нынешнего повелителя Камии.
  "Прекрати истерику, Артём! - прозвучал в голове временного мага суровый голос Олефира. - Играй! А потом отправь Алинор обратно под плиту! В Лайфгарме не должно остаться Хранительниц! Это важно, Артём! От этого зависит жизнь Димы!"
  - Да, магистр! Я выполню Ваш приказ! - в тупом экстазе воскликнул Смерть, и безумие затопило каминный зал Ёсского замка. - Я счастлив служить Вам! - Временной маг ликующе взвизгнул, и Олефир умер.
  
  - Олефир умер... - оцепенело прошептал Дмитрий. Он перенёсся в Зару, сел на ступени перед инмарским престолом рядом с Ричардом и Валечкой и хмуро сказал: - Сейчас придёт Тёма.
  В тот же миг двери распахнулись, и в тронный зал вошёл временной маг, ведя за руку бледную, как полотно, Алинор.
  - Рад приветствовать вас! - широко улыбаясь, воскликнул Артём. Он отпустил руку королевы и отвесил друзьям шутовской поклон.
  Ричард и Валечка переглянулись, а Дмитрий до боли сжал кулаки.
  - Почему вы такие мрачные? Я же вернулся! - Временной маг подошёл к друзьям и, склонив голову к плечу, подмигнул Валечке: - Выпьем за встречу?
  Солнечный Друг побледнел, ощутив удушающий смрад безумия, и нетвёрдой рукой вытащил из-под трона бурдюк с вином.
  - Прекрати дурачиться, Тёма, - спокойно сказал Дима.
  - Прости. - Артём перестал смеяться и печально взглянул в глаза друга: - Я люблю тебя.
  - Я тоже люблю тебя. - Дмитрий поднялся и обнял временного мага.
  Артём прижался к нему, уткнулся лицом в плечо и прошептал:
  - Нам придётся расстаться.
  - Не говори ерунды! - Дима погладил спутанные пшеничные волосы.
  - Я убил магистра, - тихо произнёс временной маг. - Его смерть всегда будет стоять между нами... - Артём неожиданно исчез и возник рядом с Алинор. - Прощайте! - крикнул он и пропал
  - Тёма!!! Нет!!!! - иступлёно заорал Дмитрий и, не задумываясь, ринулся за другом.
  - Дима! - пронзительно вскрикнули Валечка и Ричард, но их крик потонул в пустоте.
  Артём, Алинор и Дмитрий стояли в разрушенном крыле Керонского замка, а над ними нависала каменная плита. Словно отзвуки кошмара до Димы донеслись его собственные слова: "Прощай, мама" - и, вздрогнув, он протянул руку к Артёму.
  - Уходи, сын! - взвизгнула Алинор и мёртвой хваткой вцепилась во временного мага. - Он убил моего мужа и умрёт вместе со мной!
  - Отпусти его, мама!
  - Я не хочу твоей смерти, сынок, - сквозь слёзы простонала Алинор, - но убийца твоего учителя должен умереть!
  - Дима! Уходи! Я не смогу долго удерживать Время! - отчаянно закричал Артём. Всеми силами он тормозил неумолимое движение плиты, давая другу возможность спастись.
  - Слышал? Уходи! - рыкнула Алинор.
  - Я не уйду! - отрезал Дима, пытаясь вырвать друга из железных объятий матери.
  - Значит, ты умрёшь с нами, - отрешённо пробормотала королева и сильнее прижала к себе Артёма.
  Временной маг тихо застонал, умоляюще взглянул в глаза другу и обмяк в руках Алинор. Плита начала медленно опускаться.
  - Тёма!!! - не своим голосом заорал Дима и вскинул руку вверх, удерживая плиту.
  Алинор рухнула на камни, увлекая временного мага за собой.
  - Тёма!!!
  Дмитрий в панике метнулся к другу, и гранитная плита устремилась вниз. Она почти коснулась его тёмных волос, когда Дима, наконец, вырвал Артёма из рук матери и, прижав к себе, ринулся сквозь Время. Страх невосполнимой потери затмил разум, и Смерть не рассчитал сил - чудовищная ударная волна потрясла Зару, в секунду превратив столицу Инмара в руины...
  
  Артём очнулся и вскочил. Над головой светило яркое оранжевое солнце. Кругом, до самого горизонта, простирались руины, а среди них - трупы. Тысячи изувеченных, мёртвых тел. Временной маг застонал от горя и ужаса: Дима положил к его ногам не только свою жизнь, но и жизнь Ричарда, Валечки и всех обитателей инмарской столицы. Артём, не мигая, смотрел на изуродованные тела, страшась узнать в одном из них Диму.
  Время остановилось. Руины подёрнулись серым налётом, трупы скрыл ковёр мохнатого пепла, к оранжевому солнцу поползла стальная пелена густых беспросветных туч.
  - Тёма! Почему, Тёма? - Перед с временным магом появился Валечка. Он схватил Артёма за плечи, встряхнул его и, как в бреду, проговорил: - Не сейчас, Тёма! Я же люблю их! - Землянин отпустил временного мага и отступил.
  Артём бешеными глазами смотрел на него:
  - Ты жив? Не может быть...
  - Исправь всё. Ты знаешь как. Ты можешь, Тёма... Исправь всё. Ты знаешь как. Ты можешь, Тёма... - раскачиваясь, как маятник, заунывно повторял Валентин.
  Голос землянина обволакивал, ласкал, настаивал. В нём была магия, неизвестная временному магу. И, сам не зная почему, Артём подчинился.
  - Хорошо. Я сделаю, как ты хочешь, - зачаровано произнёс он, поднял глаза к небу, резко вскинул руки, и Время двинулось вспять...
  Временной маг стирал день за днём, вбирая в себя Время. Он медленно возвращался к Источнику, тому моменту, когда все они последний раз были вместе. Временной маг остановился возле рубиновой чашей, и в небо взметнулся факел красной воды...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"