Кохинор: другие произведения.

Дурацкие игры магов. Часть 2. Главы 1-3.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Часть вторая.
  Глава 1.
  Новый король Годара.
  
  Дима отошёл от Источника и повернулся к друзьям:
  - Я скоро, - сказал он и исчез.
  Ричард и Валечка уселись на красные плиты.
  - Он пошёл за ней, - тихо сказал инмарец.
  - Она не вернётся, - грустно вздохнул Солнечный Друг. - Ему будет трудно без неё.
  - Он справится. Он уговорит её.
  - Стася выросла на Земле. Она не сможет преступить общепринятые моральные нормы...
  
  Хранительница стояла на кухне своей московской квартиры и отрешённо смотрела на высохшую примулу в расписном глиняном горшке. Наконец, она решительно шагнула к окну, взяла погибший цветок и выбросила его в помойное ведро. Затем помыла руки, поставила чайник на плиту и достала из шкафчика железную банку с чаем. Вода закипела. Стася заварила чай, налила его в чашку и устало опустилась на табурет. Подперев подбородок рукой, она задумчиво провела пальцем по золотому ободку чашки:
  - Дима...
  - Мне очень жаль, детка, - мягко произнёс Фёдор, воплотившись из воздуха и усаживаясь за стол.
  Дочь бросила на него равнодушный взгляд.
  - Не утруждай себя сочувствием. Я насмотрелась спектаклей в Керонском замке и не желаю видеть их в собственном доме, - ровно сказала она и отвернулась.
  - Налей мне, пожалуйста, чая, - как ни в чём не бывало, попросил Высший маг.
  - Обойдёшься!
  Фёдор пожал плечами, и в его руке появилась чашка. Он обхватил её длинными ухоженными пальцами и проникновенно заговорил:
  - Он не нужен тебе, Стася. Зачем возится с моральным уродом? Он не способен жить нормальной жизнью. Он не достоин твоей любви.
  - Теперь я тоже не смогу жить нормально, - хладнокровно сказала Станислава. - Ты бросил меня в ад, но я благодарна тебе за урок, великий лгун Лайфгарма! Я прощаю тебе всё, что пережила по твоей вине, но то, что ты скрыл от меня, что Дима мой брат - не прощу никогда!
  - Но...
  - Я хочу остаться одна, - оборвала его Стася. - Я жду брата.
  - Он не придёт.
  Хранительница взглянула за спину отца и печально улыбнулась. Внутренне холодея, Фёдор обернулся и остолбенел: перед ним стоял сын.
  Дмитрий оглядел Легенду Лайфгарма с ног до головы и хищно оскалился.
  - Не убивай его, - попросила Стася, - пусть живёт.
  - Зачем? - Смерть сверкнул белыми глазами.
  - Всё-таки он наш папа, - горько усмехнулась Стася и приказала: - Оставь нас, Фёдор! - Высший маг демонстративно фыркнул и поудобнее устроился на стуле. - Ты оглох?
  - Тебе помочь, папа? - холодно поинтересовался Смерть.
  От взгляда сына мурашки побежали по спине Высшего мага. Ему очень хотелось послушать беседу детей, но он не решился перечить Смерти. "Главное сейчас - выжить", - сказал себе Фёдор и встал:
  - Что ж, не буду вам мешать. - Он шагнул к двери и, не удержавшись, язвительно добавил: - Не треплите друг другу нервы. Вам всё равно не быть вместе.
  - Его нужно убить, - настойчиво произнёс Дима, когда они остались одни.
  - Садись пить чай. - Хранительница достала из шкафчика чашку и поставила её перед братом.
  Дмитрий опустился на стул и, не глядя в глаза возлюбленной, безнадёжно прошептал:
  - Пойдём со мной.
  - Ты был прав. Мне не стоило возвращаться в Лайфгарм. Моё место здесь, на Земле.
  - Я не могу без тебя.
  - Нет. Ты справишься. Ты сильный. Я никогда не встречала таких, как ты. Ты лучший... и ты мой брат! - с отчаянием произнесла Хранительница, и губы её задрожали.
  - Пойдём со мной, - с мольбой повторил Дима. - Я не могу без тебя. Зачем тебе оставаться с ним? Фёдор опасен. Я не верю, что он откажется от власти. Его не удовлетворит роль простого смертного. Он - Высший маг. Он привык к славе и почестям. Он захочет вернуться и отомстить: тебе, мне и всему нашему Миру. Зачем давать ему шанс? Позволь мне убить его.
  - Пусть живёт и помнит о том, что натворил. Он не достоин смерти!
  - Это опасная игра, Стася. Я боюсь за тебя. Пойдём со мной. Я сумею защитить тебя.
  - Я не вернусь. Я не могу быть рядом с тобой и называть тебя братом, - прошептала Стася и опустила голову, не в силах смотреть ему в глаза. - Мы должны расстаться.
  - Я не смогу забыть тебя, - воскликнул Дима и накрыл её запястье ладонью.
  Хранительница в ужасе отдёрнула руку:
  - Уходи! Пожалуйста, уходи!
  - Хорошо. - Дмитрий поднялся, лицо его стало непроницаемым: - Я сделаю, как ты хочешь, но, помни: я всегда рядом. Позови, и я приду.
  Брат исчез, и Стася разрыдалась.
  - Он ушёл? - на кухню заглянул Фёдор.
  Хранительница вскинула голову и со злостью взглянула на него:
  - Всё кончено! Не желаю слышать ни о Лайфгарме, ни о магии! Ничего не было! Ты - травник Михей! Собирай цветочки и не вмешивайся в мои дела! Отныне я буду жить так, как сочту нужным!
  - Ты забываешь, кто перед тобой! - возмутился Фёдор. - Я - Легенда Лайфгарма! Я - Высший маг! Я научу тебя уважать отца!
  "Начинай! Я жду, - раздался в его голове вкрадчивый голос сына, и Фёдор замер с недоумённым лицом. Он не чувствовал мысленного присутствия Димы. - Да, кто ты такой, чёрт возьми?" - испуганно подумал экспериментатор.
  "Твоя Смерть. Один неловкий жест, и ты мой".
  - Хорошо, дочка, - нервно откашлявшись, произнёс Фёдор, - делай, что хочешь. Мне всё равно.
  - Вот и договорились, - ровным голосом сказала Стася и вылила остывший чай в раковину.
  
  Валечка и Ричард взглянули в бело-голубые глаза Димы, и их обдало холодом.
  - Куда теперь? - осторожно поинтересовался инмарский принц.
  - В Керон. Это мой дом. - Дима говорил и смотрел сквозь друзей, его мысли были далеко.
  - А как же Артём? - тихо спросил Валечка.
  - Он в Камии. Я прорвусь туда, - твёрдо сказал Дима. - Тёма не должен стать Смертью.
  Ричард нахмурился:
  - А Стася?
  - Она отказалась идти со мной. Я её брат. Мы не можем быть вместе. Пусть спокойно живёт там, с отцом, - еле слышно проговорил Дмитрий.
  - С отцом? - неодобрительно покачал головой инмарец. - Ты не убил его?
  - Мы отправляемся в Керон! - отрезал маг, и лёгкий ветер лизнул лица друзей.
  Они стояли в тронном зале мрачного Керонского замка. Дмитрий, прямой, как стальной прут, подошёл к трону и опустился на него. С минуту он о чём-то размышлял, потом оглядел себя и щёлкнул пальцами. Ричард и Валечка почувствовали, как завибрировал воздух, и с удивлением уставились на друга: кроваво-красная с чёрным подбоем мантия, белая батистовая рубашка под горло, чёрные брюки, чёрные ботфорты с красными отворотами, на голове - янтарная корона. Лицо нового короля Годара было мрачным и безжизненным, лишь в глазах горели решимость и боль.
  - Что ты делаешь? - хмуро спросил Ричард. - Зачем тебе это?
  - Это мой замок. Я буду жить здесь. У меня больше ничего нет. - Голос Дмитрия был ровным и спокойным. - Оставайтесь со мной, друзья.
  - Нет, - покачал головой инмарец. - Мы не нужны тебе, сейчас тебе никто не нужен. Верни меня в Инмар.
  Дима безразлично кивнул и перевёл тяжёлый взгляд на Валечку. Солнечный Друг поёжился и тихо произнёс:
  - Я, пожалуй, с Ричардом пойду.
  - Ты не хочешь вернуться в свой Мир, землянин? - удивился Дмитрий.
  - Нет, там Фёдор. Я боюсь его. Я хочу в Инмар.
  - Да будет так. - Глаза Димы побелели...
  Ричард и Валечка исчезли, а Смерть ещё долго сидел на троне с каменным лицом. Он остался один. "Стася... Тёма..." Смерть тяжело поднялся и пошёл по своему замку - кровавая мантия развивалась за спиной, делая его похожим на хищную птицу. "Они хотели, чтобы я убивал. Я не буду убивать. Они хотели, чтобы я разрушал - я буду созидать!" - крутилось в голове Смерти. Он шёл к разрушенному крылу замка, и слуги прятались от нового правителя Годара.
  Смерть остановился. Он смотрел на руины и вспоминал. Боли не было. Холод сковал его сердце. Смерть вскинул руки и начал восстанавливать знакомые стены. Он созидал и не ничего чувствовал: ни горечи, ни радости. Ничего!
  Когда новый король вернулся в тронный зал, придворные встретили его восторженными криками. Равнодушным взглядом Смерть обвёл их испуганно-подобострастные лица и объявил:
  - Король Олефир отрёкся от престола. Я его наследник, и взойду на трон. Оповестите правителей Лирии, Инмара и Главного Гнома. Коронация завтра в шесть! - Смерть снял с головы янтарную корону, положил её на трон и исчез.
  Секунду в зале стояла тишина, а потом придворные разом зашумели, наперебой обсуждая нежданное отречение Высшего мага.
  
  На следующий день, ровно в шесть вечера, Дмитрий возник на троне и удовлетворённым взглядом обвёл разодетых в пух и прах гостей. Он улыбнулся Ричарду и Валечке и поманил их к себе. Инмарский принц и Солнечный друг прошествовали к трону и встали по обе стороны от нового короля Годара. Торжественно пропели трубы, и герольд провозгласил:
  - Принц Дмитрий по праву, данному ему королём Олефиром, готов стать повелителем Годара! Говорите, если есть, что сказать, или запечатайте уста навечно!
  Гости промолчали, и маг-миротворец на ватных ногах побрёл к керонскому выродку. В дрожащих руках он нёс красную бархатную подушку, на которой возлежала янтарная корона Годара. Дмитрий насмешливо посмотрел в глаза миротворцу, тот потупил взгляд и водрузил корону на его голову.
  - Свершилось! - объявил герольд и первым поклонился королю Годара.
  - Благодарю вас, господа, - скучным голосом сказал Дима.
  - Бал! - объявил церемониймейстер и ударил посохом об пол.
  Зазвучала музыка, но никто из гостей не двинулся с места. Церемониймейстер смутился и, склонившись к новоиспечённому монарху, прошептал:
  - Вы должны соблюдать традиции, государь. Первый танец Ваш.
  Дмитрий пожал плечами, легко поднялся и направился прямо к лирийской принцессе. Он галантно подал ей руку, вывел на середину зала и с улыбкой взглянул в испуганное личико девочки:
  - Я не кусаюсь. - В глазах Вереники заблестели слёзы, и Дима осуждающе покачал головой: - Успокойтесь, принцесса, я не обижу вас.
  - Но все говорят... - пролепетала девочка и часто заморгала.
  - Мало ли что говорят, - усмехнулся Дмитрий. - Я, например, слышал, что Вы ученица Роксаны, но в Керон Вы пришли как принцесса Лирии.
  - Я хотела стать Высшим магом, но Совет отослал меня домой, - вздохнула Вереника.
  - Какой нехороший Совет, - иронично улыбнулся Дима и серьёзно добавил: - Зря они так. У Вас хороший магический потенциал, принцесса.
  - Правда? - обрадовалась Вереника, и страх в её больших синих глазах сменился любопытством: - Вы точно уверены?
  - Клянусь!
  Лирийская принцесса счастливо улыбнулась:
  - Вот и Тёма мне так говорил, а я всё сомневалась.
  - Старшим иногда можно верить, - рассмеялся Дима, кружа Веренику по залу.
  - Вы не такой, как говорят.
  - Никому не рассказывайте об этом, принцесса, иначе, меня засмеют.
  - Никто не посмеет смеяться над Вами!
  - Почему?
  - Ну... Вы...
  - Потому что, я - Смерть? - помог ей Дима.
  - Да. - Вереника отвела взгляд.
  - Вы боитесь меня?
  - Не знаю. Вы странный...
  - Вы тоже, - задумчиво проронил Дима.
  Музыка смолкла. Король Годара проводил лирийскую принцессу к родителям и, с чувством выполненного долга, уселся на трон. Музыканты заиграли вновь, и пары закружились по залу.
  - Что ты натворил?! - напустился на побратима Ричард.
  Дима удивлённо посмотрел на него:
  - А что я сделал?
  - Смотри сам. Бедная принцесса!
  Дмитрий взглянул на Веренику и скрипнул зубами. Девочка потеряно стояла у стены рядом с родителями, а вокруг было пусто. Лайфгармцы старательно обходили королевское семейство стороной, словно его поразила чума.
  - Почему? - растерянно спросил Дима. - Мы всего лишь танцевали!
  - Ты не можешь всего лишь танцевать. Ты смеялся и разговаривал с ней. Теперь все считают, что она принадлежит Смерти. А, значит, и Лирия тоже.
  - Бред, - тихо прорычал Дмитрий.
  - Может и бред, но Высшим магам Ника не нужна, да и в Лирии у неё теперь будут проблемы: кто возьмёт её замуж? - сухо произнёс Ричард.
  - Я.
  - Ты? Но Нику любит Тёма! Да и Стася...
  - Стася моя сестра, - прошептал Дима и решительно встал.
  Весь вечер он танцевал с Вереникой.
  
  К утру гости разъехались, и король Годара, наконец, остался наедине с друзьями. Полупьяный Валечка развалился на ступенях перед троном и лукаво посмотрел на Диму:
  - Женишься?
  - Да. И хочу, чтобы вы сопровождали меня в Литту.
  - Когда? - хмуро поинтересовался Ричард.
  - Сегодня.
  Солнечный Друг наполнил чашу вином и горестно вздохнул:
  - Эх, Ричи, теряем мы друга.
  - Почему? - удивился Дима.
  - Тёма тебя прибьёт.
  Король Годара помрачнел:
  - Я отдам её Тёме, как только он вернётся.
  - Тогда зачем жениться? - изумился Валечка. - Что-то ты мудришь, дружище.
  - Помолвка не свадьба. Я просто возьму Нику под свою защиту, - сухо сказал Дима, протрезвил Солнечного Друга и вместе с ним и Ричардом перенёсся в тронный зал литтийского дворца. Маг прошептал несколько слов, и перед ним появился личный секретарь Геласия.
  - Господин Силан, доложите Его величеству, что в Лирию с официальным визитом прибыл король Годара.
  Секретарь поклонился и исчез, а Дима посмотрел на угрюмого, как сыч, Ричарда:
  - Тебе что-то не нравится?
  - Моё мнение ничего не изменит.
  - Я подумал о последствиях, Ричи.
  Инмарский принц хотел возразить, но в этот момент двери распахнулись, и в тронный зал вступили царь и царица Лирии. За ними шла Вереника. Король Годара дождался пока Геласий сядет на трон и, слегка поклонившись, произнёс:
  - Я прошу руки Вашей дочери.
  Павлина прижала Веренику к себе и испуганно посмотрела на мужа, а Геласий, собрав всё своё мужество, ответил:
  - Это невозможно. Нике всего девять лет, ей рано думать о замужестве.
  - Согласен, - кивнул Дима, - но мы можем обручиться, а со свадьбой подождём до совершеннолетия принцессы.
  Геласий покосился на жену, и та быстро кивнула.
  - Хорошо, - вздохнул царь. - На том и порешим. Вереника! Подойди к своему жениху!
  Павлина разжала объятья. Принцесса подбежала к Диме, взяла его за руку и радостно улыбнулась:
  - Пока нет Тёмы, я с удовольствием побуду твоей невестой, Смерть.
  Павлина закатила глаза и в ужасе схватилась за сердце, а Геласий вскочил:
  - Слышать не хочу об этом охламоне! Думать о нём забудь! Я не отдам дочь непутёвому мальчишке, будь он хоть трижды временной маг!
  - Я люблю Тёму! - топнула ногой Вереника. - Он вернётся и женится на мне!
  Геласий заискивающе посмотрел на короля Годара:
  - Она ещё дитя и не понимает...
  - Не важно, - перебил его Дима и позвал: - Михаил!
  Миротворец появился мгновенно. Не скрывая ехидства, он поклонился обоим монархам и гордо произнёс:
  - Совет готов засвидетельствовать помолвку, если Вереника не против.
  Принцесса возмущённо посмотрела на Высшего мага:
  - Конечно, я не против!
  Ричард вытаращился на неё, а Валечка громко расхохотался. Дима строго посмотрел на землянина, и тот закусил рукав балахона. Лицо миротворца стало кислым:
  - Приступим! - сквозь зубы процедил он и торжественно провозгласил: - Пусть Лайфгарм станет свидетелем обручения короля Годара и принцессы Лирии.
  Вереника счастливо посмотрела в глаза жениха:
  - Где кольцо? - Дмитрий поцеловал её маленькую ручку, и на безымянном пальце принцессы засияло толстое золотое кольцо с чёрной жемчужиной. Девочка придирчиво рассмотрела его и благосклонно кивнула: - Пусть весь Лайфгарм знает, что меня любит Смерть!
  Дмитрий нервно кашлянул, чмокнул невесту в щёку и шепнул:
  - В комнате тебя ждёт подарок. - Вереника довольно хихикнула и исчезла, а Дима обратился к Геласию: - Не корите себя, Ваше величество. Вы заключили отличный союз, он упрочит мир в Лайфгарме. И не бойтесь за дочь. Я никогда не обижу её.
  - Ходят слухи, что вы с Артёмом друзья, - неожиданно сказала Павлина. - Это правда?
  - Да. Но это не должно вас тревожить, царица. С Вереникой всё будет хорошо. Обещаю.
  - Конечно, - растерянно произнесла Павлина и взволнованно посмотрела на мужа.
  Пресекая дальнейшие вопросов, король Годара поспешил откланяться:
  - Мне пора. До встречи, Ваши величества. - Он поклонился и вместе с друзьями вернулся в Керон.
  - Это все развлечения на сегодня? - ворчливо спросил Ричард.
  - Отстань от него, - вмешался Валечка. - Пусть делает, что хочет.
  - А что будет, когда Артём вернётся, а Стася одумается?!
  - Ничего, - пожал плечами Дима.
  - Артём женится на Веренике, а Стася не одумается! - категорично сказал Солнечный Друг. - Я хорошо её знаю.
  Дмитрий внимательно посмотрел на Валентина:
  - Почему вы развелись?
  - Почему, почему... - Солнечный Друг уселся на ступени перед троном и взял недопитую чашу. - Характерами не сошлись.
  - А серьёзно?
  Валечка залпом выпил вино и вздохнул:
  - Ну что ты пристал, Дима. Давно это было!
  - И всё-таки? - усмехнулся инмарец.
  - Вот пристали, зануды, - сморщил нос землянин.- Работать она меня заставляла. Ясно?!
  - Работать? - в один голос воскликнули Ричард и Дмитрий. - А ты не работал?
  - Работал. В меру своих слабых сил. А основное время я посвящал творчеству! - гордо ответил Валентин.
  - И что ты творил? - серьёзно спросил инмарец.
  - Я задумал написать гениальный роман о нашем времени.
  - Написал? - скептически поинтересовался Дима.
  - Нет. Я только начал обдумывать его, как эта курица со мной развелась! Со мной! Величайшим писателем современности! - взорвался Валентин и вскочил. - Я почти начал писать первую главу, и вдруг такой удар! До творчества ли тут?! Я пытался объяснить ей, кого она теряет, но разве способна женщина понять своим скудным умишком, что такое настоящая литература!
  Король Годара сотворил кувшин вина и сунул его в руки друга:
  - Лучше пей.
  Валечка заглянул в кувшин, перевёл взгляд на Диму и скривился:
  - Понимаю, тебе неприятно слышать мои слова, но твоя сестра - глупая курица! И она лишний раз подтвердила это, оставшись на Земле! Она хочет, чтобы в её жизни всё было, как у людей: дачка, тачка, тишь да гладь. Я не смог дать ей этого, потому что грядки и тряпки меня раздражают, и я не хочу горбатиться ради лишней пары туфель или машины лучшей, чем у соседа. Ты - другое дело. Ты можешь обеспечить ей такую жизнь, как она мечтает. Уверен, ты даже попробовал бы жить такой жизнью, как она хочет, но на сколько бы тебя хватило? Фира, конечно, научил тебя терпению, но, руку даю на отсечение, больше года ты бы не выдержал.
  - Я люблю её такой, какая она есть, - тихо сказал Дмитрий.
  - Тогда, ты - совершенство, - язвительно усмехнулся Солнечный Друг и грустно добавил: - Но вряд ли она оценит это.
  - Закрой, наконец, рот! - прорычал Ричард и посмотрел на побратима: - Отправь нас в Инмар, Дима, пока этот балабол не получил по морде.
  Дима кивнул и перенёс друзей в Зару. Оставшись один, он поднял со ступеней чашу Валентина, наполнил её вином и сел на трон.
  - Мне всё равно, Валя. Она всё для меня... - прошептал Смерть и взглянул на сестру.
  
  
  Глава 2.
  Станислава.
  
  Яркий солнечный луч упал на лицо Хранительницы, и она открыла глаза. Из кухни доносился аромат свежемолотого кофе: Фёдор готовил завтрак, что-то мурлыча себе под нос. Почувствовав, что дочь проснулась, он появился на пороге спальни и ласково произнёс:
  - Доброе утро, дочка, завтрак готов.
  Стася нервно расхохоталась:
  - С чего такая забота? Или ты добавил в кофе мышьяк?!
  Фёдор невозмутимо пожал плечами и вернулся на кухню. Хранительница с ненавистью посмотрела ему вслед, вскочила, накинула халат и бросилась за ним.
  - Значит так, папа! - категорично сказала она. - Я больше не желаю жить, как нищенка! Ты показал мне другую жизнь, так что, делай, что хочешь, но через неделю я должна жить в особняке!
  - Без проблем! - ухмыльнулся Фёдор. - Хоть в замке. Твой отец - великий маг. Ты хочешь богатства? Понимаю тебя, девочка.
  - Это не всё. Я отсутствовала на Земле больше года. Я потеряла свой салон. Ты дашь мне денег, и я организую фирму.
  - Зачем тебе работать? Я легко обеспечу нам безбедное существование.
  - Конечно, обеспечишь. Что тебе остаётся, - презрительно хмыкнула Стася.
  - Как ты разговариваешь с отцом?!
  - Ты сломал мне жизнь, и теперь вечно будешь замаливать этот грех! Ты получил приказ, маг. Исполняй! Что делать дальше, скажу позднее!
  - Я не слуга! Я твой отец!
  - Мой отец - Михей! Он умер три года назад! - отрезала Стася. - А ты живёшь из милости. Я не позволила брату убить тебя, и теперь твоя жизнь принадлежит мне!
  - Ты много себе позволяешь, дрянь! Я скорее убью тебя, чем буду выполнять твои приказы! - рассвирепел Фёдор.
  - Убей! Сделай одолжение! Избавь от бессмысленного существования! - с вызовом сказала Стася и вплотную подошла к отцу. - Начинай! Я жду!
  - С удовольствием! - сверкнул глазами экспериментатор.
  "Угомонись. Ты сдохнешь раньше, чем поднимешь руку. Твоя Смерть рядом", - услышал он холодный голос сына и отступил. Трясущейся рукой Фёдор вытер со лба капельки пота и с ненавистью посмотрел на дочь:
  - Через неделю у тебя будет особняк, а это - деньги на фирму. - На столе появились ровные стопки бледно-зелёных купюр.
  Стася внимательно посмотрела на отца и сказала в воздух:
  - Зачем ты вмешался?
  "Я люблю тебя", - прошептал Дима.
  - Я не буду завтракать. - Хранительница выбежала из кухни, ворвалась в спальню и, распахнув шкаф, схватила первые попавшиеся джинсы. Слёзы застилали глаза, и Стася никак не могла засунуть ногу в узкую штанину.
  "Я помогу", - раздался голос Димы, и джинсы сами налезли на ноги. Из шкафа вынырнула водолазка и, на секунду растворившись в воздухе, оказалась на Хранительнице. На ногах появились кроссовки, а на постель упала раскрытая сумочка, из которой торчала пухлая пачка денег. Стася посмотрела на них и взвыла:
  - Оставь меня в покое! Я должна забыть тебя! Ты мой брат! - Она схватила сумочку и бросилась вон из квартиры.
  - Куда ты? - крикнул ей вслед отец.
  - Не твоё дело! - рявкнула Стася и, не дожидаясь лифта, понеслась вниз по ступенькам.
  На скамейке у подъезда сидели всё та же троица пенсионерок. За прошедший год они ничуть не изменились.
  - Стасенька?! - всплеснула руками одна из них.
  - Где ж ты пропадала? - подхватила другая.
  - Не ваше дело! - огрызнулась Хранительница и ринулась в арку.
  - Грубиянка! - поморщилась старушка.
  - А ты вспомни, с кем она водилась.
  - Да уж... С кем поведёшься...
  - Где ж она всё-таки шлялась целый год?..
  - А ведь и бывший её тоже пропал. Помните, что Розалия Степановна говорила? Уехал за ней на дачу и не вернулся.
  - Ага. Как же. Милиция приезжала, всё осмотрела. Не было их на даче!
  - Так, где ж они были? Может, снова сошлись и вместе уехали?
  - Чтобы этот нытик мамочку не предупредил? Он же шагу без неё ступить не мог. Всё мамочка, мамочка. Моя мамочка сказала, моя мамочка велела...
  - Ой, а кто в окне-то?
  Пенсионерки дружно задрали головы, но Фёдор уже отступил в глубину комнаты.
  - Михей... Ей Богу, Михей... - перекрестилась пенсионерка. - Вернулся-таки!.. Что же это делается?!..
  - О! Смотрите-ка! Верка из тридцать пятой шлёпает! Слыхали?! От неё вчера мужик ушёл.
  - Да что ты? - всплеснули руками товарки и, забыв о Михее и его дочери, принялись обсуждать личную жизнь несчастной Верки...
  Стася выскочила на проспект, остановила первую попавшуюся машину и, назвав адрес, уселась на переднее сидение. Автомобиль рванул с места, и Хранительница скрипнула зубами: "Оставь меня в покое, Дима! Я не нуждаюсь в твоей магии!"
  "Мне приятно помогать тебе!"
  "Ненавижу тебя!"
  "Не злись, я люблю тебя"
  Стася закрыла лицо руками:
  "Когда это кончится?"
  "Возвращайся в Лайфгарм и просто живи рядом со мной".
  "Ты мой брат!"
  "Да. Хочешь, я сделаю тебя королевой Годара?"
  "Я ничего не хочу! Лучше бы мы никогда не встретились!"
  Машина остановилась. Стася, не глядя, бросила водителю несколько купюр, выскочила на улицу и понеслась к кирпичной девятиэтажке в глубине двора. Домофон пискнул, дверь услужливо распахнулась, и заплаканная Хранительница вбежала в подъезд.
  - Если ты не отстанешь, я покончу с собой! - вскрикнула она, колотя ладонью по кнопке лифта.
  "Успокойся".
  - Отстань! - Стася сжала кулаки. - Я приказываю тебе, Смерть!
  "Хорошо, - грустно отозвался Дима. - Я постараюсь не вмешиваться в твою жизнь".
  Хранительница вошла в лифт и нажала на кнопку восьмого этажа. Двери закрылись. Стася прижалась к ним пылающеё щекой и прошептала:
  - Я тоже люблю тебя, Дима. Если б ты не был моим братом...
  У дверей квартиры, Станиславе пришла запоздалая мысль, что Маруси может не оказаться дома: "Надо было сначала позвонить", - вздохнула она и надавила на звонок.
  В прихожей раздались торопливые шаги, дверь распахнулась.
  - Станислава Михеевна?! - Маруся растерянно хлопала длинными ресницами и улыбалась. - Откуда Вы? - И, опомнившись, засуетилась: - Проходите. Сейчас я кофе сварю.
  - Спасибо, - всхлипнула Хранительница, скинула кроссовки и прошла на кухню.
  Маруся заправила кофеварку, села рядом с бывшей начальницей и осторожно спросила:
  - Почему Вы плачете? Что с Вами случилось?
  - Так вышло, что ты моя единственная подруга, Маша, - нервно теребя сумочку, произнесла Стася. - Я расскажу тебе, как провела этот год, только, ради Бога, не думай, что я сошла с ума. - Маруся разлила кофе по чашкам, подперла подбородок рукой и выжидающе посмотрела на гостью. - Я была в Лайфгарме, - вздохнув, начала Хранительница...
  - Как я Вам завидую... - мечтательно протянула Маруся, когда Стася закончила свой рассказ. - Я бы тоже хотела побывать в другом Мире. Может, Вам всё же вернуться к брату? Вы станете королевой, а я - Вашей фрейлиной. У меня никого нет на Земле, да и у Вас тоже. Что нам здесь делать?
  Хранительница ошарашено уставилась на бывшую секретаршу:
  - Не думала, что ты мне поверишь...
  - А что здесь такого? - пожала плечами Маруся. - Вы владели магическим салоном. Вы разбираетесь в травах, умеете гадать на картах. Почему бы, однажды, Вам не отправиться в другой Мир?
  Стася глотнула холодного кофе:
  - Я не вернусь к нему. Он мой брат.
  - Да, конечно, но так здорово, когда есть человек, который о тебе заботиться, - вздохнула Маруся.
  - Он мой брат! - упрямо повторила Хранительница. - Ты не понимаешь, какой шок я испытала, узнав, что спала с родным братом!
  Маруся равнодушно пожала плечами, посмотрела в окно и преувеличено бодро спросила:
  - Чем мы будем заниматься на Земле?
  - Туристическим бизнесом.
  - А как же магия?
  - Слышать о ней не желаю! Я открою агентство, стану его директором, а ты будешь моим заместителем. Согласна?
  - Конечно. Мне нравилось работать с Вами.
  - Тогда перейдём на ты. Мы же подруги. - Маруся улыбнулась, кивнула и вновь заправила кофеварку, а Стася достала косметичку, вытерла слёзы, подкрасила глаза и поинтересовалась: - У тебя есть интернет?
  - Да.
  - Отлично. Сейчас будем искать помещение для офиса, тем более что в средствах мы не стеснены. Кстати... - Хранительница вытащила из сумочки пачку купюр и положила перед Марусей: - Это аванс, Маша...
  Ближе к вечеру Станислава уехала, а Маруся понеслась в магазин. Она остановилась у рыбного отдела и хищным взглядом впилась в жирный блестящий кусок осетрины.
  - Только что привезли, - доверительно сообщила ей продавщица. - Сколько Вам отрезать?
  - Зачем резать? Я возьму весь кусок, - сглотнув слюну, ответила Маруся.
  Продавщица взвесила осетрину и ловко завернула её в бумагу:
  - Что-нибудь ещё?
  Маруся жадным взглядом обвела витрину:
  - Чёрной икры. Полкило. И килограмм тигровых креветок. И вон того омара. - Она заворожено указала на громадного красного монстра.
  Улыбка продавщицы достигла запредельных размеров. Женщина стремительно упаковывала продукты, приговаривая:
  - Мы будем рады видеть Вас снова. - Она сложила покупки в пакет и назвала сумму, от которой ещё вчера у Маруси случился бы инфаркт. Сегодня же она спокойно достала из сумочки кошелёк и с непринуждённым видом расплатилась.
  Вернувшись домой, Маруся аккуратно разложила деликатесы на кухонном столе, села на табурет и с вожделением уставилась на них...
  
  Утром Хранительница заехала за подругой на новенькой серебристой "Тойоте". По дороге к офису, они посетили бутик и приоделись. Теперь обе выглядели, как классические бизнес-леди: строгие элегантные костюмы, светлые блузки, туфли на высоких каблуках... Молодой маклер, показывавший им офис, с откровенным восхищением смотрел на деловых красавиц, а, прощаясь, с улыбкой сказал:
  - Вы похожи на неземных принцесс, дамы. Вы созданы для балов и светских приёмов, а не для жестокого мира бизнеса. И всё же, я желаю вам удачи. - Он проводил их до машины и долго стоял на краю тротуара, глядя вслед ловко лавирующей среди потока автомобилей серебристой "Тойоте".
  Станислава довезла Марусю до дому и, поручив обзвонить фирмы, занимающиеся дизайном офисов, поехала на встречу с отцом: Фёдор нашёл особняк и хотел, чтобы дочь на него посмотрела.
  Особняк понравился Хранительнице, и через неделю они переехали за город. Чтобы не раздражать дочь, Фёдор не стал претендовать на роль хозяина дома, ограничившись ролью дворецкого. Он нанял слуг, охрану и занялся хозяйством. Стася не возражала. Она перестала называть Фёдора отцом и старалась как можно больше времени проводить в офисе. Но работа не спасала от гнетущих мыслей: небратская любовь к брату, предательство отца и, как ни странно, развод с Валечкой - всё это не давало Стасе жить спокойно. Всё чаще она задумывалась о создании новой семьи. Но выходить замуж ей не хотелось, и тогда Хранительница вспомнила о бывшей свекрови...
  Жарким июльским утром Стася села в машину и поехала в Ясенево. Она нервничала и корила себя за то, что, вернувшись из Лайфгарма, сразу не пошла к матери Валентина, но тогда она просто не знала, как сказать Розалии Степановне, что её сын остался в другом Мире. Правда, Стася и сейчас не представляла, как будет объясняться с бывшей свекровью, однако упорно ехала вперёд.
  У дверей квартиры она в нерешительности остановилась: Розалия тряслась над сыном, и Стася боялась увидеть опустившуюся, постаревшую женщину. Но дверь ей открыла аккуратная, ухоженная дама.
  - Станислава? Проходи. - Розалия указала рукой вглубь квартиры. - Я приготовлю чай.
  Хранительница вошла в уютную гостиную и опустилась в кресло. Розалия Степановна появилась через несколько минут, неся поднос с фарфоровыми чашками, чайником и хрустальной вазочкой с конфетами. Был выходной день, десять утра, а Розалия выглядела так, словно собиралась отправиться на светский приём. Её тёмные, без единой седой пряди волосы были уложены в строгую причёску, стройную фигуру облегал классический костюм, а на ногах красовались дорогие туфли на высоком каблуке. Розалия поставила поднос на журнальный столик, и Стася обратила внимание на её холёные руки и массивный золотой перстень с рубином на указательном пальце. Розалия Степановна села напротив бывшей невестки и разлила чай.
  - Рассказывай!
  - Валечка жив и здоров.
  - Я знаю, - кивнула Розалия и строго взглянула на Стасю. - Рассказывай всё по порядку!
  Хранительница глубоко вздохнула, и слова полились сами собой. Мать Валентина, не перебивая, выслушала её рассказ, а когда Стася замолчала, категорично заявила:
  - Ты совершила ошибку, вернувшись на Землю. Ты должна была остаться с братом. Он, а не Фёдор, твоя семья.
  - Я не могу относиться к нему как к брату! - возмутилась Хранительница.
  - Не кипятись, - осадила её Розалия. - Я не собираюсь уговаривать тебя вернуться. Но как старая мудрая тётка скажу: нельзя отказываться от такой любви. Тебе нельзя было бросать его. - Глаза Стаси наполнились слезами, и Розалия поспешно добавила: - Ничего, деточка. Я позабочусь о тебе. Ты должна ощутить, как хорошо иметь семью. Возможно тогда, ты поймёшь брата. Распорядись приготовить для меня комнату в особняке. После того, что я услышала, не хочу, чтобы ты жила с Фёдором одна.
  Хранительница всхлипнула и бросилась на шею бывшей свекрови:
  - Спасибо, Розалия Степановна! Я сама хотела попросить Вас переехать ко мне, но боялась, что Вы откажетесь!
  Выплакавшись, Стася стала звонить домой, а Розалия Степановна скрылась в своей комнате. Через десять минут она появилась в гостиной с чемоданом в руке.
  - Поехали! - решительно сказала она, и Стася кивнула...
  
  Высокие железные ворота разъехались, пропуская машину во двор особняка, и Розалия недовольно заметила:
  - У тебя отвратительный садовник, дорогая.
  - Почему? - удивилась Стася и посмотрела на пёструю рабатку вдоль дорожки. - Вполне симпатичные цветочки.
  - Такие цветы только на могилы сажают! - безапелляционно заявила Розалия, вышла из машины и обратилась к охраннику: - Сообщите садовнику, что он уволен! Пусть зайдёт за расчётом.
  Охранник ошалело посмотрел на Станиславу, и та кивнула, подтверждая слова бывшей свекрови.
  Тем временем Розалия Степановна вступила в холл особняка и оценивающе огляделась:
  - Станислава! Какая фирма занималась интерьером этого дома?
  - Не знаю, - пожала плечами Хранительница.
  - Это музей, а не дом! Сейчас же позвоню Аркадию Борисовичу, и он пришлёт своего дизайнера!..
  - Станислава! - раздался с лестницы суровый голос Фёдора. - Почему эта женщина распоряжается здесь, как у себя дома?
  - Она и есть у себя дома, - спокойно ответила Хранительница. - А если тебе не нравится - убирайся на все четыре стороны!
  - Я твой отец!
  - Об этом мы уже говорили!
  Высший маг смерил Розалию ненавидящим взглядом.
  - С этой стервой я жить отказываюсь! Я возвращаюсь в свою московскую квартиру, - мрачно сказал он и исчез.
  - Скатертью дорога... - пробормотала Стася и улыбнулась бывшей свекрови: - С Вашим приездом, Розалия Степановна, мне стало легче дышать.
  
  Глава 3.
  Камия.
  
  Пронзительное голубое небо без единого облачка казалось бездонным. Ослепительно-белое солнце сверкало, как огромный бриллиант, заливая Мир чистым холодным светом. До самого горизонта простирались невысокие округлые холмы, покрытые сосновым лесом, а под ногами, словно газон, стелилась сине-зелёная трава с вкраплениями ярких жёлтых цветов.
  Артём растерянно огляделся. Усмехнувшись, Олефир ударил его кулаком в висок, и временной маг рухнул на траву. Бывший король Годара вытащил из кармана "кошмар магов", защёлкнул его на шее Артёма и провёл рукой по пшеничным волосам нового ученика. Артём вскочил.
  - Я поймал тебя, мальчик, - ласково улыбнулся Олефир и многозначительно погладил себя по шее. Артём побледнел, схватился за ошейник, попытался сорвать его, и маг-путешественник расхохотался: - Дима не счёл нужным научить тебя пользоваться ларнитом. Он такой же, как Высшие маги. Он не захотел обучать тебя. А я готов попробовать. Я помогу тебе. Я сделаю тебя настоящим магом, Тёма. Я хорошо умею учить. - Артём беспомощно посмотрел по сторонам, глубоко вдохнул пропитанный запахом смолы и хвои воздух и медленно осел на траву. - Успокойся, мальчик, я не сделаю тебе ничего плохого, - сочувственно произнёс Олефир, поднимая его на ноги.
  - Мы в Камии... - обречёно пролепетал временной маг.
  - Да, Камия - прелестнейший уголок, и целиком принадлежит мне. Этот Мир блуждает по Вселенной, не подпуская к себе чужаков. Но я сумел приручить его. Я стал повелителем Камии, и жил здесь до возвращения в Лайфгарм.
  - Лайфгарм...
  - Не печалься, мальчик, тебе будет хорошо в Камии, - утешил его Олефир. - Я позабочусь о тебе. Ты нравишься мне, Тёма. Я возьму тебя в ученики. Хороший мальчик. - Маг небрежно потрепал его по щеке.
  Артём взвыл от унижения и, сжав кулаки, бросился на Олефира. За время службы в Керонском замке Ричард многому научил его, но против повелителя Камии он был бессилен. Олефир щёлкнул пальцами, и временной маг шлёпнулся на землю:
  - Ты набрался плохих манер, дружок, болтаясь со всякой швалью по Лайфгарму. Я научу тебя относиться к учителю с почтением.
  - Зачем я тебе? Отпусти меня! Я ничего не умею! - в отчаяние крикнул Артём и заплакал.
  - Да, к сожалению, ты никогда не станешь таким магом, как я, но не всё потеряно, Тёма. Я постараюсь вложить в тебя хоть что-то. - Олефир бросил ему платок. - Утрись! Я не выношу слёз! - Он дождался, пока новый ученик успокоится, и скомандовал: - Вставай и пошли!
  Временной маг покорно поднялся и поплёлся за учителем. Олефир уверено шёл по извилистой тропинке, вьющейся лентой меж холмов, а Артём понуро брёл за ним. Он догадывался, что его ждёт, и отказывался верить в это. Он всё время оглядывался по сторонам, ожидая, что вот-вот появятся друзья, и кошмар закончится. Но друзья всё не появлялись...
  Вдалеке показался замок. Он возвышался над холмами угрюмой неприступной скалой, словно был воздвигнут в насмешку над природой, пропитанной гармонией и безмятежностью.
  - Это Ёсс, резиденция повелителя Камии и твой новый дом, мальчик. - Олефир остановился, похлопал Артёма по щеке, и они оказались перед гостеприимно распахнутыми воротами.
  "Дима! Ричард! Вытащите меня отсюда! - жалобно подумал временной маг, глядя на белое камийское солнце. - Я хочу домой! Папа! Где ты? Помоги!"
  Олефир усмехнулся, услышав мысли ученика, и подтолкнул его в спину. Артём всхлипнул, шагнул под тёмную арку ворот, и тяжёлые кованые створы медленно сомкнулись за его спиной, отрезая прошлое...
  Маг-путешественник торжественно и властно шагал по коридорам Ёсского замка, и слуги до пола склонялись перед ним: Олефир потерял корону Годара, но здесь, в Камии, он по-прежнему был полновластным правителем. На его лице сияла блаженная улыбка - Олефир предвкушал удовольствие от обучения временного мага, ведь мало кто во Вселенной мог позволить себе держать в учениках столь опасное и непредсказуемое существо.
  Слуги отворили бело-золотые двери, и следом за повелителем Камии Артём робко переступил порог кабинета и словно вновь оказался в Керонском замке: такой же массивный стол, такие же кресла, полки, шкафы...
  - Располагайся, - снисходительно улыбнулся Олефир.
  Временной маг осторожно присел на краешек кресла и с опаской посмотрел на учителя.
  - Я хочу, чтобы ты усвоил: здесь решаю я! - жёстко сказал повелитель Камии. - Ты - слуга. Я - хозяин.
  - Нет, - замотал головой Артём.
  - Твоего мнения я не спрашивал!
  Временной маг вскочил и надрывно закричал:
  - Я не слуга! И не буду твоим учеником!
  - Всё сказал? - спокойно спросил Олефир. Он смотрел на Артёма и презрительно улыбался. - Говори, пока я разрешаю.
  - Мне не нужно твоё разрешение! Я сам себе хозяин! Я лучше умру, чем буду подчиняться такому уроду, как ты! - чуть не плача прокричал Артём.
  - Как скажешь, - не переставая улыбаться, кивнул повелитель Камии, и временной маг замер с открытым ртом. С издёвкой глядя ему в глаза, Олефир негромко позвал: - Стража.
  - Не надо... - одними губами прошептал Артём.
  Олефир хмыкнул, повернулся к вошедшим гвардейцам и с расстановкой отдал приказ:
  - Отведите мальчика в подвал и посадите в яму. Он решил умереть. Я выполню его желание...
  
  Семь дней Артём провёл в грязной сырой яме. Семь дней он ждал, что друзья придут за ним. Он звал Диму. Он звал отца. Никто не услышал. Никто не пришёл. Временами Артём впадал в забытьё, и стражники пинками будили его. Пленнику не давали спать. И почти не кормили: раз в день ему приносили кувшин воды и кусок чёрствого хлеба.
  На восьмой день, Артёма вытащили из ямы и приволокли к Олефиру.
  - Дима не придёт, - равнодушно сообщил повелитель Камии - Он забыл о тебе. Ты не нужен ему. Ты нужен мне. Смирись, и я сделаю тебя настоящим магом.
  - Я не верю, - еле слышно прошептал Артём. От голода и усталости он едва держался на ногах.
  - Ты всё ещё хочешь умереть, Тёма?
  - Да.
  - Как скажешь. - Одним движением Олефир вернул ему силы, и временной маг растерялся: пытка начиналась заново. - До встречи, - насмешливо бросил повелитель Камии, махнул гвардейцам, и те потащили пленника к дверям.
  Артём опять оказался в яме. Он ждал и надеялся. Он продолжал держаться и терпеть. Теперь ему приносили только воду и по-прежнему не давали спать. К концу недели временной маг мог думать только о еде и сне.
  Утром восьмого дня Артёма втащили в кабинет Олефира. Повелитель Камии завтракал.
  - Он не придёт, - уверено сказал он, с улыбкой глядя на дрожащего пленника. - Он забыл тебя. Ты не нужен ему. Ты нужен мне. Смирись, и я сделаю тебя настоящим магом. - Олефир с удовольствием вгрызся в сочное мясо, и золотистый ароматный сок потёк по его подбородку.
  - Я не жду, - всхлипнул Артём, не сводя глаз с мяса. - Я хочу умереть.
  - Как скажешь, - облизываясь, согласился Олефир. Он неторопливо закончил завтракать, и временного мага увели...
  Ещё семь дней. Артём больше не ждал. Теперь он звал смерть, но она тоже не приходила. Артём пребывал в полузабытьи. Он перестал понимать, что происходит.
  Очнулся временной маг в знакомом кабинете.
  - Неужели, ты до сих пор не сообразил? - нависнув над ним, спросил повелитель Камии. - Ты будешь умирать вечно! Но я могу помочь. Смирись, и я сделаю тебя настоящим магом. - Артём заплакал от бессилия, а маг-путешественник сухо предложил: - Выбирай: гнить в яме или стать моим учеником. Что ты выбираешь?
  - Смерть.
  - Глупый мальчишка, - усмехнулся Олефир. - Урок не идёт тебе впрок. Что ж, продолжим. Нам некуда спешить.
  Маг вернул Артёму силы и отдал в руки солдат...
  Дни тянулись неотличимые друг от друга. Время от времени Артём приходил в себя и видел склонившегося над ним Олефира. "Что ты выбираешь?" - спрашивал тот. "Смерть", - отвечал Артём и вновь оказывался в яме. Он не знал, сколько прошло времени, но, в конце концов, понял, что Олефир не лжёт, говоря, что будет держать его на грани смерти вечно. И когда, в очередной раз, Артём очнулся в кабинете повелителя Камии, то покорно произнёс:
  - Я согласен. Я буду Вашим учеником.
  - Наконец-то, - хмыкнул Олефир и усадил Артёма в кресло. - Ты сделал правильный выбор, мальчик. Жаль, что ты такой слабый маг, но я постараюсь вложить в тебя хоть какие-то знания.
  - Что я должен делать? - безнадёжно спросил Артём.
  - Для начала, я научу тебя подчиняться.
  - Я готов подчиняться, учитель.
  - Ошибаешься. Ты не умеешь подчиняться, - ехидно улыбнулся Олефир. - Твой первый урок: не смей говорить, пока я не прикажу тебе. Усвоил?
  - Разве я разрешал тебе говорить, Тёма? - Олефир сдёрнул ученика с кресла и бросил на пол: - Стража!
  Артём с ужасом взглянул на стражников и зажмурился: "Я слаб, но я попытаюсь. Я выдержу. Я смогу. Дима смог, и я смогу. Я вырвусь".
  С этого дня Олефир не расставался с учеником ни на минуту. Олефир восседал на троне - ученик сидел у его ног. Олефир обедал - ученик стоял перед ним. Олефир спал - ученик лежал на полу у его кровати. Олефир добивался от ученика беспрекословного повиновения и не прощал ошибок. Любое отклонение от установленных им правил, и Олефир начинал изощрённо убивать ученика, и лишь в последний момент, когда Артёму казалось, что всё кончено, прекращал пытки и лечил его.
  Вскоре временной маг стал бояться, не только сделать что-то не так, но и подумать что-то не то. Он тупо повторял себе: "Я слаб, но я выдержу. Я буду терпеть. Дима смог, и я смогу!" Артём постоянно чувствовал изматывающий утробный страх. Он боялся громко вздохнуть, не вовремя повернуть голову, сделать лишнее движение, но Олефир всё равно находил к чему придраться.
  Однажды учитель привёл Артёма в роскошно обставленные покои и ушёл. Он не сказал ему, что делать, и временной маг почти двое суток, не шевелясь, простоял посреди комнаты. Наконец, он упал и потерял сознание.
  - Проснись, мой мальчик, - раздался над ним ласковый голос.
  Временной маг открыл глаза и вскочил. Руки его безвольно повисли, плечи опустились, взгляд устремился в пол. "Терпеть. Пусть я слаб, но я попытаюсь. Дима смог, и я смогу".
  - Молодец, - похвалил ученика Олефир и потрепал его по щеке. - Хороший мальчик. Прости, что был жесток с тобой, но главное в ученике - покорность. Высшие маги распустили тебя донельзя, Тёма. Дима впитал покорность с детства, а в тебя пришлось её вбивать. Теперь ты готов начать учиться. Приступим сейчас же... - сказал он и снял с шеи Артёма "кошмар магов". "Интересно, что он сделает?" - подумал Олефир, выжидающе глядя на ученика.
  Артём встрепенулся, неуверенно поднял руку, и на его ладони засверкал ослепительно-голубой диск. Он уставился на диск, не соображая, что делать дальше. Маг-путешественник благодушно улыбнулся: "Замечательно! Переместиться в Лайфгарм и мысли не возникло. Хочешь убить учителя и не можешь ударить без команды? Хороший мальчик! Мой мальчик!" Повелитель Камии усмехнулся:
  - Действуй!
  Временной маг повиновался - диск метнулся к Олефиру. Повелитель Камии играючи отразил удар.
  - Продолжай!
  Артём продолжил. Он очень старался убить учителя, но тот отмахивался от дисков шаров и молний, как от назойливых мух.
  - Хватит! - прервал "бой" Олефир, и ученик сейчас же опустил руки. - Я говорил, что ты слаб. - Он подошёл к Артёму и залепил ему пощёчину. - Это второй урок: учитель сильнее тебя! За свой проступок ты будешь наказан! Стража!
  В комнате появились солдаты. Временной маг тихо заскулил, опустился на пол, поджал ноги и закрыл голову руками. "Как Дима, - подумал Олефир. - Но в отличие от него, ты свихнулся, Тёма." Он хмыкнул и жестом отпустил стражников: истязать временного мага больше не было нужды - Артём и так готов был сделать всё, что он прикажет.
  Забирая временного мага в Камию, Олефир знал, что тот не выдержит обучения и сойдёт с ума, но всё же не ожидал, что это произойдёт так быстро. Первый раз от Артёма пахнуло безумием в тот день, когда он дал согласие стать его учеником. С тех пор временной маг медленно, но верно, скользил в пучину безумия, и Олефиру нужно было успеть вложить в него преданность и знания, прежде чем сумасшествие целиком поглотит Артёма. "Я сделаю тебя магом, Тёма, и ты будешь до конца дней своих благодарить меня за это! Ты будешь опасен, как никто! А твоё безумие станет исступлением Смерти!"
  Олефир присел на корточки и заглянул в затуманенные страхом шоколадные глаза:
  - Вставай, мой мальчик! Начнём, наконец, учиться...
  И Артём начал учиться. Олефир превратил его жизнь в бесконечный урок боевой магии, где наградой за успехи были короткие часы сна. Но даже во сне временной маг повторял слова заклинаний. Он без остатка отдавал себя магии. Он учился так, как никогда в жизни - до полного изнеможения. До поры до времени Олефир не позволял Артёму убивать - он сам убивал и насиловал на глазах ученика. Когда же Олефиру нужно было отдохнуть, он оставлял Артёма на попечение своим палачам, и временной маг часами наблюдал за их кровавой работой. На первых порах он беззвучно плакал, сострадая жертвам, однако это продолжалось недолго. Вскоре Артём привык к насилию и жестокости и стал воспринимать пытки и убийства неотъемлемой частью своего существования. Теперь люди казались ему куклами. Он смотрел на них с полным осознанием того, что может сделать с ними всё, что захочет. Его когда-то радостный и доверчивый взгляд стал жестким и равнодушным. Любимый лирийский костюм сменился мрачными чёрными одеждами. Чёрный - стал цветом, сутью, визитной карточкой временного мага. И хотя Артём никого не убивал, в Ёсском замке его боялись не меньше, чем повелителя Олефира. Камийцы видели страшную разрушительную силу, таящуюся в шоколадных глазах Артёма, и с трепетом ждали, когда повелитель позволит ей вырваться наружу.
  "Как они похожи, - думал Олефир, наблюдая за учеником. - Артём стал почти таким же, как Дима ... Пора приступать к следующему этапу!.."
  
  Артём, вытянувшись струной, стоял перед учителем и с трепетом внимал его словам.
  - Ты многому научился, мальчик, хотя я рассчитывал на большее, - говорил повелитель Камии, укоризненно глядя на ученика. - Пришла пора сдавать экзамен, Тёма. Садись. - Не отрывая глаз от лица учителя, Артём опустился в кресло. - Ты переместишься в будущее, в момент, когда Корней будет умирать. Ты накинешь на него магическую сеть и вытащишь сюда. Действуй!
  Артём облегчённо вздохнул: задание было не сложным. Через минуту маг-учитель стоял перед Олефиром.
  - Что всё это значит? - испуганно спросил он.
  - Во-первых, здравствуй, - усмехнулся Олефир и потрепал Артёма по щеке. - Молодец, хороший мальчик.
  Артём широко улыбнулся и с обожанием посмотрел на хозяина. Корней ужаснулся, увидев обученного временного мага, который готов был убивать и вертеть Время, перекраивая прошлое, будущее и настоящее так, как захочет Олефир.
  - Как же так... - только и смог выдавить Корней, осознав, что сейчас ему предстоит умереть.
  - Чему ты удивляешься? Артём вытащил тебя за секунду до смерти. Поблагодари его, он подарил тебе лишние пять минут жизни, - ухмыльнулся маг-путешественник.
  - Я же вырастил тебя, Тёма... Пощади... - пролепетал Корней, но временной маг остался безучастен к его словам.
  - Ты искалечил ему жизнь! - твёрдо сказал Олефир. - Тебе нужен был клоун! А я сделал Артёма настоящим магом!
  - Ты попрал все законы Вселенной! - взревел Корней. - Мы совершили глупость, оставив временного мага в живых! Но пока Артём не знал о своём даре, пока он был безалаберным мальчишкой, он был безопасен! Его можно было убить! Ты же совершил преступление, равного которому не знает Вселенная! Ты сделал временного мага Смертью! Теперь Вселенной конец! Твоё создание уничтожит всё живое! Убей его, пока он не вышел из-под твоего контроля! Он должен умереть!
  - В самом деле? - Олефир посмотрел на ученика: - Слышишь, Тёма? Теперь ты понимаешь, что я сделал для тебя? - Временной маг с безграничной благодарностью воззрился на повелителя. - Ты моя умница! - торжествующе расхохотался Олефир и, снова взглянув на коллегу, самодовольно заявил: - Я воспитал мага, который положит Вселенную к моим ногам!
  - Ты пожалеешь... - сквозь зубы процедил Корней, силясь освободиться из магической сети бывшего ученика.
  - Не думаю, - пожал плечами Олефир и скомандовал: - Артём, он твой! - Временной маг растерялся и умоляюще посмотрел на хозяина, не смея задать вопрос. - Хороший мальчик, - благосклонно улыбнулся тот: - Спроси.
  - Что мне с ним делать, повелитель?
  - Убей! - холодно приказал Олефир и вручил ему кинжал. Артём с благоговением принял оружие, и повелитель Камии рассмеялся: - Я знал, что тебе понравится мой подарок! - Временной маг, не целясь, метнул кинжал, и тот вошёл точно в горло Корнея. - Ты сдал экзамен! - одобрительно изрёк Олефир. - Свой главный экзамен. Дальше будет легче.
  Временной маг смотрел на труп Корнея и счастливо улыбался: "Мой повелитель доволен!"
  - И всё-таки ты не идеален, - притворно тяжело вздохнул Олефир и тут же приободрил ученика: - Но я сделаю тебя идеальным - ты станешь Смертью. - Артем обернулся и заинтересованно посмотрел на хозяина. Ему понравилось убивать. Он жаждал продолжения. - Сейчас ты выйдешь из кабинета, и будешь убивать всех, кто попадётся на твоём пути. Иди!
  С пальцев временного мага посыпались чёрные искры. Он низко поклонился хозяину и вышел в коридор. Его первыми жертвами стали гвардейцы у дверей кабинета, потом слуги, натиравшие пол, потом придворный, выглянувший из библиотеки...
  Олефир шёл за учеником, прислушиваясь к его ощущениям: на десятой жертве безумие захватило временного мага. Но учитель не остановил его. Артём топил Ёсс в крови, и глаза его становились всё светлее - в глубине зрачков разгоралось ледяное серебряное пламя. Наконец, оно целиком заполнило шоколадные глаза временного мага, и Олефир скомандовал:
  - Хватит!
  Смерть опустил руки, повернулся к повелителю и лучезарно улыбнулся.
  - Спасибо, учитель. Я счастлив, как никогда, - восторженно произнёс он и дико расхохотался.
  Олефир с удовлетворением смотрел на своё творение.
  - Отныне ты мой сын, Тёма! Завтра я объявлю тебя принцем Камии! Блуждающий Мир примет тебя с распростёртыми объятьями, Смерть, ибо я сделал тебя олицетворением Силы!
  И, несмотря на то, что временной маг утопил Ёсский замок в крови, следующим вечером камийцы рукоплескали ему. Безжалостный и холодный принц Артём стал живым воплощением Силы - единственной добродетели, которую признавали камийцы. И когда Олефир объявил, что собирает свиту для сына, в Ёсс съехались представители всех знатных семей Камии. И прежде чем свита принца сложилась, были пролиты реки крови: камийцы травили и убивали друг друга за право служить Артёму. Выжившим повелитель Камии даровал роскошные покои в Ёсском замке, титулы, земли и рабов. К услугам свиты принца был теперь весь Мир, а требовалось от них лишь одно - "веселиться" вместе со Смертью.
  На лицо временного мага вернулась располагающая улыбка, он словно стал прежним, весёлым и беззаботным. Но его магия больше не была чистой и светлой. Шарики, конфеты и котята остались в Лайфгарме. В Камии Артём забавлялся иначе: он заставлял окружающих захлёбываться кровавыми слезами и любовался дикими муками своих жертв. Смерть считал человеком только учителя. С остальными он играл - изощрённо, жестоко и беспощадно.
  Артём убивал и получал от этого ни с чем несравнимое удовольствие...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"