Кохинор: другие произведения.

Дурацкие игры магов. Часть 2. Главы 6 и 7.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 1.00*5  Ваша оценка:

  Глава 6.
  Магистр и чародей.
  
  Белые каменные стены Литты утопали в зелени садов, а литые чугунные ворота - вершина гномьего мастерства - были гостеприимно распахнуты. Олефир и Артём беспрепятственно прошли мимо стражников, вступили на белую брусчатку главной улицы и направились к дворцу. Артём шёл мимо аккуратных невысоких домов, окружённых яркими пятнами цветочных клумб, весёлыми фонтанчиками и мохнатыми тёмно-зелёными деревьями. Он всегда восхищался живописной Литтой. В той жизни. В этой, он равнодушно взирал на красоты столицы, где прошли его беззаботные детство и юность.
  Совет всегда потворствовал его неуёмному желанию играть со всем, что попадалось под руку, и за это Артём любил Высших магов. Он был предан им душой и телом до тех пор, пока не узнал о своих временных способностях. Но Совет уже сделал главное: Артём привык получать от жизни максимум удовольствия. Олефир же превратил шального мальчишку в Смерть и научил играть во взрослые игры. Поощряемый учителем, Смерть развлекался, наслаждаясь чужими страданиями, его жизнь превратилась в преданное служение Великому магистру и бесконечную череду кровавых забав.
  Олефир привёл в Лайфгарм блаженно-страшную Смерть, игривую, как ребёнок. Он уверено шёл к дворцу царя Геласия и по-хозяйски осматривался вокруг, прикидывая, как лучше обойтись со своей новой вотчиной: что убрать, а что оставить, что снести, а что построить. Лирия нравилась ему: "Светлая прекрасная страна! Чудесный город!"
  Маг-путешественник, как всегда, не спешил. Он смиренно испросил аудиенции у царя Геласия и терпеливо дождался ответа. Царь принял его на закате. Олефир вошёл в тронный зал, где собрались придворные и ближайшие советники монарха, остановился перед царём и царицей и низко поклонился:
  - Спасибо, что согласились выслушать меня, Ваше величество. Я не отниму у вас много времени.
  - Я удивлён твоим появлением, Высший маг, - насторожено произнёс Геласий.
  - Я решил вернуться на Родину. Я же лириец, - широко улыбнулся Олефир. - Надеюсь, мне не будет отказано в приюте.
  - А как же Годар? - осторожно спросила Павлина.
  - Я признал права своего сына. Теперь он - законный король Годара.
  - Мы уважаем твоё решение, - величественно кивнул Геласий.
  - Так вот, - продолжил Олефир. - Я остался без крыши над головой и вспомнил о Лирии. Здесь мне нравится больше, чем в Годаре.
  - Хорошо... - неуверенно протянул царь. - Ты можешь жить в Лирии.
  - В Литте, - уточнил маг.
  - В Литте, - согласился царь.
  - В твоём дворце, - лукаво усмехнулся Олефир.
  - Может, подберёшь себе другой дом?
  - Нет! - отрезал путешественник. - Я буду жить здесь. Артём! - Перед правителями Лирии возник временной маг и, отвесив им шутовской поклон, посмотрел на хозяина. - Я хочу сесть на трон! - сказал ему Олефир.
  - Без проблем, магистр! - заулыбался Артём и хлопнул в ладоши.
  Прогремел гром, и лирийцы оцепенели, с ужасом глядя на изувеченные тела царя и царицы. Высший маг скинул трупы на ступени перед престолом и развалился на троне, а Артём уселся у его ног и ледяным серебряным взглядом обвёл придворных.
  - Продолжай, Тёма, - приободрил его Олефир.
  Смерть вскочил, и на его лице появилась бешеная улыбка. Лирийцы содрогнулись, а маг-путешественник закинул ногу на ногу и высокомерно посмотрел на них.
  - Магистр будет вашим царём, друзья мои. Коронацию устроим утром, а сейчас решим несколько насущных вопросов! - звонко объявил Смерть и поманил к себе Корнея. Маг-учитель не двинулся с места. - Как хочешь, - пожал плечами временной маг. - Слушай оттуда. УЛИТ закрыт, - хрустальным голосом прощебетал он и помахал рукой бывшему учителю.
  - Зачем тебе это? - не отрывая взгляда от серебряных глаз, спросил Корней.
  - В Лирии достаточно магов. Новые нам не нужны. Хватит магистра и меня, - скромно потупился Смерть, опустился на колени и прижался щекой к ноге хозяина.
  - Ты преступил грань! - с ужасом глядя на Олефира, завопил Корней. - Совет постановил убить временного мага! Ты не должен был обучать его! Ты погубишь Лайфгарм!
  - Вон! Иди, и забейся в какую-нибудь щель, учитель. Авось отсидишься! - злорадно рассмеялся Олефир, и Корней исчез.
  Артём заискивающе посмотрел на хозяина, и тот благосклонно улыбнулся:
  - Тебя перебили, чародей. Извини. Можешь продолжать.
  - С удовольствием, магистр, - выдохнул Смерть, поднялся на ноги и горящими глазами уставился на министров. - Царь Олефир - сама доброта! Он позволит вам жить, как раньше, но если ему что-то не понравится - будете иметь дело со мной! - Смерть одарил придворных хищной улыбкой: - Возражения есть?
  - Простите, господин, - осторожно произнёс пожилой мужчина в синем, отделанном золотом мундире. - А как же законная наследница? Что будет с принцессой Вереникой?
  - Она ещё дитя, - благожелательно произнёс Смерть. - Зачем ей престол?
  - Одиннадцать лет - вполне подходящий возраст для королевы. Совет министров будет помогать ей править страной до совершеннолетия...
  - Довольно! - Временной маг оказался перед не в меру разговорившимся придворным и щелкнул его по носу. Изо рта лирийца хлынула кровь, и он рухнул под ноги Смерти. - Наконец-то заткнулся! - Смерть фыркнул и бодро поинтересовался: - Есть ещё желающие высказаться? - Ответом ему было дружное молчание. - Я так и думал! - хихикнул временной маг и уселся на ступени между трупами. - Ваши подданные довольны и счастливы, магистр!
  Олефир потрепал его по непокорным пшеничным волосам и задушевным голосом обратился к придворным:
  - Этот Смерть, в отличие от предшественника, страшнее и изощрённей. Ему нравится убивать. Он получает от этого ни с чем несравнимое наслаждение. Так, Артём?
  - О, да, магистр, - с придыханием произнёс временной маг и блаженно улыбнулся.
  Придворные попятились. Артёма в Лирии знали и любили. Никто не предполагал, что из весёлого солнечного мальчика получится циничный убийца, обожающий своё ремесло. И сердца лирийцев заполонил животный страх. Они смотрели в ледяные серебряные глаза Артёма и видели в них свою смерть.
  Олефир обвёл взглядом испуганные лица, удовлетворенно хмыкнул и скомандовал:
  - Пошли вон! Коронация завтра, в десять! Готовьтесь! - Ругаясь и толкая друг друга, придворные кинулись прочь из зала. Двери с грохотом захлопнулись за их спинами, и Олефир довольно рассмеялся: - Ты был великолепен, чародей.
  - Мне и самому понравилось, магистр, - сладко улыбнулся Артём. - Жаль, всё быстро закончилось.
  - Ничего подобного. На очереди лирийская принцесса.
  - Вереника? Замечательная девочка! Женитесь на ней, магистр.
  - У меня другие планы.
  - Тогда убейте её, - беззаботно пожал плечами Артём. - Кому она нужна?
  - Когда-то она нравилась тебе, чародей. Возьми её себе.
  - Играть в дочки-матери?
  - Ты же любишь играть, Тёма. А Ника уже большая девочка, к тому же красивая. Убить всегда успеешь. - Олефир заговорщицки подмигнул ему.
  - Почему бы нет, - похотливо улыбнулся Артём.
  - Иди. Я подожду тебя в кабинете.
  - Для меня есть работа? - оживился временной маг.
  - Сначала игра. Работа подождёт, - ласково сказал Олефир и потрепал его по щеке.
  Артём мурлыкнул от удовольствия и исчез.
  
  Вереника в одиночестве сидела в своей спальне. Узнав о смерти Геласия и Павлины, фрейлины и служанки разбежались, считая, что принцесса обречена. Но девочка не верила, что умрёт. Она с надеждой смотрела на дверь, прижимая к груди куклу. Она ждала Артёма, но вместо него появился король Годара. Вереника с недоумением взглянула на жениха:
  - Зачем ты пришёл?
  - Твои родители погибли. Лирия в руках Олефира, - сухо произнёс Дима. - Я забираю тебя в Керон, там ты будешь в безопасности.
  - Но Артём вернулся! - воскликнула девочка. - Зачем мне идти с тобой?
  - У нас нет времени на разговоры, Ника.
  - Я остаюсь! Я хочу увидеть Тёму!
  - Тёмы больше нет, - вздохнул Дима. - Он стал Смертью.
  - Ну и что? Ты тоже Смерть!
  - Да, но... - Дмитрий осёкся.
  - Ты, как всегда, неподражаема, Ника! Смутила самого Смерть! - раздался с порога ехидный голос временного мага. - Иди ко мне, крошка! - На его ладони появилась большая конфета в яркой обёртке.
  - Тёма! - взвизгнула Вереника и, отбросив куклу, подбежала к нему. - Я скучала! Как хорошо, что ты пришёл!
  - Я тоже скучал, мой ангел, - медовым голосом произнёс Артём, придирчиво оглядывая принцессу с головы до ног. - Ты выросла, моя сладкая, и стала настоящей красавицей, - ласково добавил он и крепко сжал девочку в объятьях.
  - Оставь её! - резко приказал Дмитрий.
  - Почему это? - прищурился Артём, поглаживая Веренику по спине.
  - Она моя невеста!
  - Это правда, Ника? - деланно расстроился временной маг и, отстранив девочку, утёр слезу. - Какой кошмар! Как ты могла забыть меня? Мы же любили друг друга! - заламывая руки, с надрывом произнёс он.
  Вереника виновато опустила глаза:
  - Мои родители согласились на помолвку, потому что боялись его! - Она ткнула пальцем в сторону Димы. - Но они погибли, и я опять свободна!
  - Какое счастье! - завопил Артём и закружил её по комнате. - Я люблю тебя! - Он поставил девочку на пол и насмешливо взглянул на друга: - Слышал? Убирайся! Ты не получишь мою принцессу!
  - Отпусти её!
  - Я хочу остаться с Артёмом! - капризно заявила Вереника. - Уходи, Дима!
  - Послушай меня, девочка, он не такой, как раньше. Он убьёт тебя, - безнадёжно сказал Дмитрий.
  - Он любит меня! Он вернулся ко мне! Я остаюсь в Литте!
  - Как хочешь, - с досадой прошептал Дима и исчез.
  Артём с восхищением посмотрел на Веренику:
  - Какая ты у меня смелая! Так прогнать Смерть! Здорово! Мы славно проведём время, детка!
  Принцесса со счастливой улыбкой прижалась к нему:
  - Я люблю тебя, Тёма.
  Артём отвёл белокурые волосы от её прелестного лица и приник к нежным, по-детски пухленьким губкам. Девочка затрепетала в объятьях мага и крепче прижалась к его груди.
  - Ты, правда, любишь меня? - прошептал Артём.
  - Люблю, - заворожено глядя в серебряные глаза Смерти, пролепетала Вереника.
  Временной маг подхватил девочку на руки.
  - Тогда я научу тебя, как доставить мне удовольствие, - издёвательски усмехнулся он и бросил её на кровать.
  - Что ты делаешь? - испуганно взвизгнула Вереника.
  - Собираюсь позабавиться, - хихикнул Смерть и начал сдирать с неё платье.
  - Так нельзя! Пусти! - закричала принцесса, вырываясь из его цепких рук.
  - Не ломайся. Ты говорила, что любишь меня - так люби! - Временной маг рванул шёлковый лиф и всем телом навалился на девочку.
  - Не надо! - истошно завизжала Вереника. - Тёма, пожалуйста, остановись!
  - Какие мы нежные! - довольно промурлыкал Смерть. Принцесса собралась с силами и оттолкнула его. - Ах, ты дрянь, - сквозь зубы процедил временной маг и наотмашь ударил её по лицу. Вереника задрожала, как осиновый лист, и Смерть весело рассмеялся: - Мне нравится твой страх! - заявил он и стал хлестать её по лицу. Девочка закричала и потеряла сознание. - Тьфу! Перестарался. - Смерть почесал затылок и нежно погладил принцессу по щеке: - Очнись, моя радость. Я хочу играть с тобой.
  Вереника открыла глаза и с ненавистью уставилась на временного мага.
  - Хватит! - Дима появился рядом с другом и оттащил его от девочки. - Хочешь играть, я к твоим услугам!
  - Какие мы сердитые, - поморщился Смерть. - Ну, почему ты всегда всё портишь, Дима?
  - Я беру Нику себе! Она - моя! Ясно?!
  Вереника сползла с кровати, прижалась к ногам короля Годара и, еле шевеля разбитыми губами, попросила:
  - Уведи меня отсюда.
  Дима поднял девочку на руки, и они перенёслись в тронный зал Керонского замка.
  - Куда? А играть? - капризно завопил временной маг и бросился следом.
  Король Годара усадил заплаканную принцессу на трон и повернулся к другу:
  - Что тебе надо?
  - Её! Это моя игрушка!
  - Она моя невеста!
  - Глупости! Ты же не будешь подбирать мои объедки?
  - Я женюсь на ней! Немедленно! Не думаю, что ты посмеешь играть с королевой Годара!
  - Зачем Смерти жениться? - искренне удивился Артём. - Хочешь её - возьми! Я всегда так делаю. Женитьба - для простых смертных!
  Дмитрий шагнул к другу и язвительно улыбнулся:
  - Считаешь, что стал Смертью? Ошибаешься! Ты - шут!
  - Я - Смерть, - прошипел временной маг. Он сложил пальцы щепотью, и из-под его ногтей вырвалось ослепительно-чёрное пламя.
  Дмитрий дунул на него, и огонь погас. Артём заскрипел зубами, и пол комнаты задрожал. Дрожа от страха, Вереника вцепилась в подлокотники кресла, но Дима топнул ногой, и каменные плиты успокоились.
  - Прекрати паясничать, Тёма! - потребовал он и властно приказал: - Убирайся!
  Временной маг открыл рот, чтобы продолжил перепалку, но ледяной вихрь, сорвавшийся с руки Димы, закружил его и выбросил в Литту. Дмитрий тяжело вздохнул и повернулся к принцессе:
  - У нас мало времени, Ника! - Он залечил её разбитые губы и одел в розовое шёлковое платье. - Лирия будет требовать твоей выдачи. Законная наследница престола не нужна Олефиру, поэтому ты станешь моей женой и королевой Годара. - Принцесса молча смотрела в пол. Дима прочёл её мысли и поморщился: - Я не потащу тебя в постель, девочка. Я лишь хочу защитить тебя.
  Вереника с недоверием взглянула в голубые глаза короля:
  - Я боюсь. Я больше не знаю, кому верить. Ты не обманешь меня?
  - Нет. - Дмитрий погладил принцессу по волосам: - Ты станешь моей женой, Ника?
  - Да, - вдохнула девочка и отвела взгляд.
  Король Годара церемонно поцеловал её руку и позвал Высших магов. Явились четверо - Корней, Михаил, Витус и Роксана. Они стояли перед Дмитрием и молчали.
  - Простите, что потревожил ваш покой, маги, - нарушил тишину Дмитрий. - Я решил жениться, и вы засвидетельствуете мой брак с наследницей лирийского престола.
  - Ты собрался развязать войну с Олефиром? - хмуро поинтересовался Корней.
  - Войны не будет. Вереника откажется от прав на Лирию и станет королевой Годара.
  - Значит, ты позволишь временному магу и дальше бесчинствовать в Лирии? - с вызовом спросила Роксана.
  - Я подарил ему Лирию. Пусть делает там, что хочет. Я не буду вмешиваться в дела временного мага. Хотите - разбирайтесь с ним сами!
  - Смейся, сколько влезет, выродок, но я видел Артёма и знаю: он не остановится на Лирии! Скоро он потребует Инмар, а потом и весь Лайфгарм! - зло прокричал Корней.
  - Это будет потом! - отрезал Дима. - Сейчас - моя свадьба!
  Маг-миротворец пожал плечами:
  - Если Вереника не против, мы признаем ваш брак законным.
  - Я согласна, - тихо сказала девочка.
  - Да будет так! - провозгласил Михаил, и Высшие маги пропали.
  Дима задумчиво уставился в пол: позволив Олефиру занять лирийский престол, он фактически отдал страну на растерзание Смерти. Дмитрий чувствовал вину и за те смерти, что уже случились, и за те, которым ещё суждено случиться...
  Напуганная его молчанием Вереника поёрзала на троне и осторожно спросила:
  - Что теперь?
  Дима обернулся:
  - Тебе приготовят покои, и ты ляжешь спать.
  - Я есть хочу, - робко произнесла принцесса.
  - Ой, прости, я не подумал, - встрепенулся Дима и громогласно призвал слуг.
  В замке начался переполох. Слуги бросились обустраивать покои для новой королевы Годара, а бывшие фрейлины Алинор окружили уставшую девочку назойливой заботой. Пока в трапезном зале накрывали ужин для королевской четы, Веренику вымыли и переодели, а потом она наконец-то поела. Еда разморила девочку, и она заснула прямо за столом. Дмитрий поднял жену на руки, перенёс в её покои и, бережно уложив в постель, отправился в кабинет. Ему нужно было подумать...
  
  Артём влетел в покои царя Лирии и с порога заорал:
  - Он отнял мою игрушку!
  - Подойди ко мне, мальчик. - Олефир сладко улыбнулся.
  - Он оскорбил меня. Я вызову его на поединок, - неуверенно произнёс временной маг, приближаясь к хозяину.
  - Скажи-ка мне, Тёма, разве я разрешал тебе покидать Литту? - вкрадчиво спросил Олефир.
  - Но он... - Артём не успел договорить: кулак магистра врезался ему в лицо. Временной маг упал на колени и заискивающе залопотал: - Я больше не буду! Я Ваш самый преданный слуга, магистр. Я сделаю всё, что Вы пожелаете.
  - Встань, щенок! - приказал Олефир. - Сейчас мы отправимся в Камию, и я отдам тебя харшидским палачам. У них ещё найдётся пара-тройка славных развлечений, о которых они забыли рассказать тебе в прошлый раз. А когда мы вернёмся, ты сможешь продемонстрировать эти забавы лайфгармцам.
  Лицо Артёма исказил животный ужас, и вместо того, чтобы подняться, он распластался перед хозяином и уткнулся в его сапоги.
  - Как пожелаете, магистр. Моя жизнь принадлежит Вам, - обливаясь кровью и слезами, простонал он.
  Олефир нагнулся, схватил его за волосы и заставил подняться на ноги.
  - Тупая скотина! Я приказал тебе встать!
  Временной маг побледнел и задрожал, как в лихорадке. Он пытался что-то сказать, но его трясло так, что он не мог выговорить ни слова. Олефир разжал пальцы, и, рухнув на пол, Артём забился в истерике. Поморщившись, маг-путешественник присел на корточки и несколько раз провёл ладонью вдоль его позвоночника. Артём затих, поднял голову и умоляюще посмотрел на хозяина:
  - Моя жизнь принадлежит Вам, магистр. - Он вытер лицо рукавом и поднялся: - Перенести нас в Харшид?
  - Не сегодня, - накидывая плащ, ответил Олефир. - А что касается Димы... Он нарушил главное правило Смерти - оброс друзьями, жёнами и любовницами. У него полно слабых мест, так что, отомстить ему будет просто.
  - Вы как всегда правы, магистр, - подобострастно кивнул Артём.
  - И не смей распускать нюни! Подумаешь, девчонку отобрали! Рано или поздно она будет твоей! Пошли, Тёма, поиграем в другую игру. Тебе понравится.
  Принц Камии лучезарно улыбнулся. Предвкушение новой игры захлестнуло его и, забыв о Нике, он с обожанием посмотрел на хозяина:
  - Я готов играть, во что Вы скажете, когда Вы скажете и сколько Вы скажете! Я жизнь отдам, лишь бы не разочаровать Вас, магистр!
  Олефир ласково потрепал временного мага по щеке, и они исчезли.
  
  Из Керона Высшие маги перенеслись в загородный дом Корнея. Они молча расселись за столом и уставились друг на друга. Высшие маги не верили, что Дима и Артём договорятся, а поединок Смертей грозил Миру колоссальными разрушениями. И тогда Совету, допустившему это, никогда уже не обрести былой власти...
  Тягостное молчание нарушил Корней. Он предложил пригласить на встречу родителей временного мага, чтобы обязать их убить сына или хотя бы повлиять на него. Это был единственный способ переложить ответственность на чужие плечи, и Высшие маги поддержали учителя и послали зов в Белолесье. Как ни странно, Арсений и Марфа приняли приглашение. Опальные маги сели за стол напротив бывших коллег и приготовились слушать.
  Михаил начал издалека:
  - Я требовал встречи два дня назад, когда керонский ублюдок сверг короля Леонида и посадил на трон Ричарда! Совет обязан вмешаться! Мы не можем допустить, чтобы Инмаром правили безмозглый алкоголик и шут Олефира. Мы должны поставить зарвавшихся юнцов на место!
  - С Ричардом разберёмся позже. Он не так опасен, как временной маг. - Корней раздражённо посмотрел на Арсения. - Ты знаешь, что Олефир вернулся, и Артём служит ему? Твой сын стал убийцей, почище керонского выродка!
  Прерывисто всхлипнув, Марфа закрыла лицо руками. Арсений обнял её за плечи и обвёл бывший коллег яростным взглядом:
  - Дима спасёт моего сына.
  - Ты не представляешь, каким стал Артём! - злорадно продолжил Корней. - Он с обожанием смотрит на Олефира и с радостью убивает...
  - Я знаю! - перебил его Арсений. - Я видел и коронацию Ричарда, и появление Олефира в Кероне, и убийства в Литте. Я маг-наблюдатель, если ты помнишь. Я видел своего сына и знаю, каким он стал. Я вытащу его, и Дима поможет мне. Он его друг.
  - Зачем мы собрались? - устало спросил Витус. - Давайте оставим всё, как есть! Пусть творения Олефира передерутся и погибнут, а с путешественником мы разберёмся.
  - Они не подерутся! Они - друзья! Ненавистный вам король Годара спасёт Лайфгарм и воскресит моего сына! - взорвался Арсений.
  - Мы все погибнем! - заголосил Михаил. - И в этом виноваты Марфа и Арсений! Как они могли допустить рождение временного мага?! Они поставили под удар существование Совета!
  - Высшие маги - элита Лайфгарма! - поддержал его Корней. - Мы не будем вмешиваться! Пусть ответственность за судьбу Мира ляжет на плечи провидицы и наблюдателя!
  - Высшие маги больше не контролируют ситуацию на Лайфгарме. Вы - пустое место! - презрительно заявил Арсений. - Единственное разумное решение, которое ещё может принять Совет - убить Олефира!
  - Так пойди и убей его, - ехидно предложил Витус.
  - Ты говоришь так, потому что твой сын ест из его рук! - взвизгнул Михаил.
  - Заткнись! - угрожающе рыкнул наблюдатель.
  - Прекратите! - выкрикнула Роксана. - Мы не на базаре. Хватит взаимных обвинений! Нужно решать, что делать дальше!
  - Давайте подождём, - нервно произнёс Корней. - Посмотрим, как поведут себя Олефир, Дмитрий, Артём...
  - Правильно! Мы не готовы выступить против Олефира, пока рядом с ним обученный временной маг! - подхватил Михаил.
  - Это ваш последний шанс! - внезапно сказала Марфа. - Нет... поздно. - Она обернулась - в комнате появились Олефир и Артём.
  - Доброй ночи, коллеги, - хищно улыбнулся маг-путешественник, сотворил себе стул и подсел к столу.
  Временной маг вытянулся за его спиной и с плотоядной улыбкой воззрился на собравшихся.
  - Тебя никто не приглашал, Фира! - выпалил Корней.
  - Меня всегда забывали пригласить. Каждый раз приходится напоминать вам, что я тоже Высший маг, - театрально развёл руками Олефир. - Но я не гордый.
  - Ты нарушил постановление Совета! Ты должен был убить временного мага! - в отчаянии пискнул Михаил.
  - Слышал, чародей? - сокрушенно вздохнул маг-путешественник. - Эти злые люди хотят твоей смерти.
  - Они хотят Смерти? - звонко расхохотался Артём. - Они её получат! - Он сделал едва уловимый жест, и Высших магов накрыла магическая сеть. Маги дёрнулись, но сеть Смерти была им не по зубам.
  Олефир обвёл коллег снисходительным взглядом и сложил руки на животе:
  - Дети, вы просто дети, друзья мои. Я рад, что вы собрались вместе, и мне не пришлось отлавливать вас поодиночке. Что ж, не будем тянуть. Вы не зря стремились убить временного мага. Начинай игру, Тёма!
  Смерть взмахнул руками, и над его ладонями закружились разноцветные шарики. Несколько мгновений он следил за ними ледяными серебряными глазами, и вдруг вырвал из хоровода чёрный шар и запустил в дальний угол комнаты.
  Олефир усмехнулся:
  - Доброй ночи, сынок. Не смог пропустить представление? Кстати, поздравляю с законным браком. Быстро же ты забыл Хранительницу.
  Выступив из темноты, Дмитрий пару раз подбросил на ладони чёрный шар временного мага, словно это был безобидный детский мячик, и кинул его хозяину. Смерть вытянул ладони, и шар занял место в разноцветном круговороте.
  Король Годара сдержанно кивнул другу, посмотрел на дядю и язвительно поинтересовался:
  - Не помешаю?
  - Что ты, - добродушно оскалился Олефир. - Присоединяйся.
  - Я, пожалуй, просто посмотрю, - скривился в ухмылке Дмитрий.
  - Смотри, смотри. - Маг-путешественник беззаботно пожал плечами и скомандовал: - Артём! Высшие маги заждались!
  Изумрудный шар выскользнул из радужного хоровода и поплыл к Корнею. Учитель заорал так, будто перед ним разверзлась огненная бездна, и обмяк - в его горле торчал кинжал.
  Олефир весело подмигнул временному магу:
  - Ему повезло больше других, правда, чародей?
  - Правда, магистр. Он ненавидел меня сильнее остальных, а умер первым. Парадокс. Наверное, стоило оставить его на сладкое, - беззаботно пропел Смерть.
  - Спи спокойно, великий учитель. Хотя, куда тебе до меня?! - Маг-путешественник отечески посмотрел на Артёма: - Корней столько лет хотел убить тебя, сынок, да всё никак не мог решиться. Ты успел раньше. Ты доволен, чародей?
  Смерть жизнерадостно улыбнулся:
  - Я счастлив, магистр!
  - Тогда продолжай.
  Шар, висевший над трупом Корнея, взорвался и разлетелся по комнате сотнями изумрудных бабочек. Смерть самодовольно рассмеялся и многозначительно посмотрел на мага-миротворца. Тонко взвизгнув, Михаил забился в магической сети, но ярко-розовый шарик пресёк его попытки вырваться. Миротворец уткнулся лицом в стол, и его труп осыпало лепестками роз.
  - Я сегодня в ударе! - похвалил себя Смерть. - Хотя, чему удивляться, я ждал этого момента два года. Спасибо, магистр!
  - Какая трагедия! - деланно всхлипнул Олефир. - Как Лайфгарм будет жить без миротворца? Мы погрязнем в войнах. Но не будем сильно расстраиваться, друзья мои. Жизнь продолжается! Дима, ты доволен? Предатель наказан.
  - Я счастлив, - ровно ответил король Годара. - Ты угодил мне, дядя.
  Олефир недовольно фыркнул и приказал Артёму продолжать. Голубой шар взвился под потолок и, превратившись в тучу крохотных синих стрел, обрушился на Роксану. Смерть захлопал в ладоши:
  - Красиво! Жаль, что Высших магов так мало, магистр.
  - Я найду для тебя другие забавы, чародей. - Олефир взглянул на утыканное стрелами тело и хмыкнул. - И зачем нам Воительница? Мы ведь не собираемся воевать, не так ли, сынок?
  - Я подумаю, - сухо ответил Дима.
  - Думать ты мастер, - загоготал Олефир. - Мыслитель! - презрительно добавил он и улыбнулся Артёму: - Прошу!
  Коричневый шар сорвался с ладони Смерти, медленно подплыл к Витусу и опустился на его голову огромным тяжёлым молотом. Молот прошёл сквозь тело старого гнома и вернулся на ладонь Смерти маленькой летучей мышью. Временной маг нежно погладил её по спинке, и зверёк пропал.
  - Вот это воистину горе! - продолжал изгаляться Олефир. - Мой бедный учитель. Я любил его. Он был ужасно безобидным. Лайфгарму будет не хватать целителя. - Он громко шмыгнул носом, и Смерть картинно угодливо предложил:
  - Давайте я сделаю из него чучело и поставлю в Вашем кабинете.
  - Чтобы он мне глаза мозолил? Нет уж, увольте, - отмахнулся Олефир и насмешливо посмотрел на Марфу и Арсения: - Начинается самое интересное! - вкрадчиво произнёс он и облизнулся: - Может, остановишься, чародей?
  - Почему? - искренне расстроился Смерть.
  - Это твои родители.
  - Ну и что? Они бросили меня. Никто не помог мне, кроме Вас, магистр. - Смерть низко поклонился хозяину.
  - Твоё право, чародей, - развёл руками Олефир и с сочувствием посмотрел на провидицу и наблюдателя: - Здесь решаю не я.
  - Ты сдохнешь от руки чудовища, которое сотворил, - прошипела Марфа.
  - Спасибо за предупреждение, - на миг помрачнел путешественник и скомандовал: - Не тяни, чародей! Пора закругляться!
  Из цветной круговерти вырвался фиолетовый шар и завис над столом. Арсений умоляюще взглянул на Диму, но тот остался глух к его мольбам. Дмитрий пристально всматривался в лицо друга, стараясь уловить хотя бы искру человечности. Олефир тоже следил за учеником и загадочно улыбался.
  Фиолетовый шар качнулся и медленно поплыл к Марфе. Провидица приглушённо вскрикнула. В ледяных серебряных глазах мелькнули шоколадные точки, шар дрогнул, но продолжил смертоносный полёт.
  Дима увидел, что хотел, и, резко выбросив руку вперёд, скомандовал:
  - Стоп!
  Шар пропал, и Смерть разочарованно скривился:
  - Ты опять испортил мне игру, Дима. Я не прощу!
  - Не кипятись, Тёма! - осадил его Олефир и хмуро взглянул на Дмитрия: - Ты стал чересчур сентиментальным, сынок. Это не вяжется с образом Смерти.
  - На сегодня хватит, магистр! - отрезал Дмитрий. - Я не позволю Артёму убить собственных родителей!
  - И это говоришь ты? А как же Алинор? Со своей мамочкой ты не церемонился, - осклабился Олефир.
  - Не смей! - Глаза Димы блеснули холодным белым светом.
  Артём дёрнулся. Кроваво-красный шар ринулся к Дмитрию, но тот гневно взглянул на него, и шар растворился в воздухе. Однако временной маг не успокоился, он сотворил новый шар, слепяще-алого цвета.
  - Знакомые штучки, - заметил Дима и угрожающе улыбнулся Олефиру: - Останови его, иначе, я остановлю вас обоих!
  - Достаточно, Артём! - приказал путешественник и притворно-ласково обратился к племяннику: - Прости моего чародея, сынок, он не понимает, с кем имеет дело. Вот что, Дима, я хочу загладить это недоразумение. Приходи завтра утром в Литту. Мне будет приятно видеть родное лицо на коронации. Обещаю, ты будешь в восторге!
  "У тебя на роже написано, что в восторге я не буду", - зло подумал Дмитрий, а вслух произнёс:
  - Я приду, дядя.
  - В десять. И прихвати с собой короля Инмара, - улыбнулся путешественник и исчез вместе с Артёмом.
  - Я убью его, - прошептала провидица. - Мальчик мой, что он с тобой сделал?
  - Ты что-нибудь видишь? - осторожно спросил наблюдатель.
  - Да, но... Какая-то путаница...
  - Пойдём, - настойчиво попросил Арсений, - тебе нужно отдохнуть.
  - Мой мальчик... - отрешённо протянула Марфа.
  Дима с сочувствием смотрел на родителей Артёма и молчал.
  - Мы возвращаемся в Белолесье, - сказал ему Арсений.
  - Нет. Белолесье на стороне Артёма, - покачал головой Дмитрий. - Олефир не успокоится, пока не убьёт вас, потому что Смерть не должен иметь слабых мест. Вы будете жить в Керонском замке. Там я смогу защитить вас.
  - Защитить от собственного сына! - ужаснулась провидица.
  Арсений обнял жену за плечи и посмотрел в глаза Диме:
  - Мы доверяем тебе и сделаем так, как ты хочешь. Только ты можешь спасти нашего сына!
  
  Дмитрий возник в тронном зале Зары глубокой ночью. Ричард сидел на ступеньках перед троном и мутным взглядом смотрел на Солнечного Друга, который, размахивая руками, что-то темпераментно доказывал ему. Оба были пьяны вусмерть. Увидев Диму, Ричард заулыбался:
  - Присоединяйся, дружище! Мы празднуем моё восхождение на престол! Правда, король я липовый! В Инмаре правит мама Солнечного Друга! Представляешь, её зовут Розалия! Ну и женщина! Она поставила на уши весь мой двор! Ей всё не так! Оказывается, в покоях Валентина гуляют сквозняки! Как она с ними боролась!.. А когда победила, принялась за нас! Ну, ты учудил, побратим! Смотри, Валечка в шоке, то ли от счастья, то ли от горя!
  Дима накрыл зал защитным полем, щёлкнул пальцами, и Ричард с Валечкой протрезвели.
  - Какого чёрта, Ричи? Ты в своём уме? Ты - король, а ведёшь себя, как мальчишка! Ты должен заботиться о своём народе, а не хлестать вино! Алкоголик! Ты позволяешь иноземной женщине править страной, вместо того, чтобы самому заниматься делами! Прости, Валентин, но твоя мать не должна вмешиваться в дела Инмара!
  - Я ей об этом говорил, но она слушает, - горестно вздохнул Солнечный Друг.
  Дмитрий схватился за голову:
  - Что вы творите? Кому я доверил страну!
  - Я, между прочим, не хотел быть королём, - напомнил ему Ричард.
  - А что было делать? Воевать? Ричи, возьми себя в руки и правь! Я не могу уследить за всем, что происходит в Лайфгарме!
  Ричард внимательно посмотрел на побратима и нахмурился:
  - Что случилось?
  Дима вздохнул и тихо ответил:
  - Тёма вернулся.
  - Где он? - Король Инмара вскочил.
  - В Литте. Он стал Смертью и служит Олефиру. Я не могу помочь ему. Пока. - Дима отвёл глаза. - Я отдал Артёму Лирию!
  - Ты рехнулся? - Ричард смотрел на друга, как на прокажённого. - Ты понимаешь, что наделал?
  - Понимаю, Ричи. Геласий и Павлина убиты. Мне пришлось жениться на Веренике, чтобы спасти ей жизнь. Совет Высших магов прекратил своё существование. И это только начало!.. Я могу убить Артёма, но не буду этого делать. Пока он жив, у него есть шанс...
  Ричард уселся на ступени и обхватил голову руками:
  - Только не Тёма...
  - Я помогу ему, но нужно время.
  - А пока он будет убивать лирийцев?
  - Пусть делает, что хочет! - отрезал Дима, и глаза его сверкнули холодным белым светом.
  - Погибнут люди, - прошептал Валечка.
  - Мне всё равно. Я Смерть.
  - Ты - великий обманщик! - выпалил Солнечный Друг. - Ты уже отдал Лирию. Скоро Артём попросит Инмар, а потом и Годар. И ты отдашь их ему! До сих пор ты заботился о годарцах, а теперь готов принести их в жертву Олефиру, ради того, чтобы угодить Тёме? Не слишком ли велика цена за жизнь временного мага?
  - По-твоему, я должен убить его? - взорвался Дима. - Как ты можешь?! Он же и твой друг!
  Валечка опустил голову и уставился в пустой бокал:
  - Я не знаю. Я люблю Тёму, но это... неправильно.
  - А если я скажу, что он готов проснуться и нужно лишь немного подождать? - шёпотом произнёс король Годара.
  - Ты уверен? - вскинул голову Ричард, но Дима оставил его вопрос без ответа.
  - Завтра коронация Олефира. Я зайду за вами около десяти, - сообщил он и исчез.
  - Дима прав, - вздохнул инмарец. - Мы должны дать Артёму шанс.
  - А как же люди? - тоскливо спросил Валентин.
  - А что люди? Им безразлично, что станет с Артёмом. Так почему нам должно быть не всё равно, что станет с ними?
  - Неужели люди ничего не значат для вас?
  - Почему? Мне жаль их, но Артём мне дороже. Когда Тёма очнётся, и я, и Дима вновь будем заботиться о наших подданных, но сейчас, главное - Артём.
  Солнечный Друг выудил из-под трона пыльную бутылку, вытер её рукавом и, ловко выбив пробку, разлил вино по бокалам:
  - Тогда выпьем за то, чтобы жертв нашей дружбы было как можно меньше.
  - Выпьем, - кивнул король Инмара и потянулся за бокалом.
  
  Глава 7.
  Королевские забавы.
  
  Артём вытащил Алинор с первой попытки. Увидев мужа, королева взвыла и, сжав кулаки, бросилась на него:
  - Мерзавец! Как ты посмел сбежать? Он почти убил меня!
  - Дима убил тебя, дорогая, - перехватив её руки, спокойно сказал Олефир.
  - Но я живая!
  - Да, благодаря мне, - ухмыльнулся путешественник. - Но если ты не уймёшься, я прикажу чародею вернуть тебя обратно! Хочешь, чтобы твоё холёное тело жрали черви? - Алинор замерла, растерянно хлопая глазами. Олефир отпустил её руки и мягко спросил: - Так что ты предпочитаешь - смерть или корону Лирии?
  - Лирии? А Годар? - встрепенулась Алинор.
  - Годар достался нашему сыну.
  - Этот ублюдок - король?
  - Чему ты удивляешься? - картинно изумился Олефир. - Был принцем - стал королём. Логично.
  - Почему ты позволил ему?
  - В отличие от тебя, я люблю Диму! И хватит об этом! - рявкнул маг-путешественник. - Поговорим о тебе, радость моя. Что ты решила?
  - Я буду твоей царицей, - надменно кивнула Алинор.
  - Вот и славно. - Олефир схватил жену за руку, перенёсся в спальню и подтолкнул к постели: - Раздевайся!
  - А он? - Алинор указала на Артёма.
  - Тёма нам не помешает, - сладкозвучно произнёс Олефир, и платье королевы пропало.
  Алинор вскрикнула, проворно юркнула в постель и натянула на себя одеяло:
  - Зачем ты унижаешь меня, Фира? Я же любила тебя!
  - Я тоже, - пожал плечами путешественник, не спеша снимая одежду. - Но за последний год жизни, ты основательно достала меня ревностью и истерией.
  - Тогда зачем ты вытащил меня?
  - Хотел порадовать Диму. Всё-таки ты его мать. Он даже плакал над твоей могилой.
  - Слышать не хочу об этом выродке!
  - Я понимаю Диму. Я бы тоже прибил такую мамашку. - Олефир сдёрнул с жены одеяло и рассмеялся: - Ну, раз уж ты здесь, грех не попользоваться твоими прелестями! Артём! Смотри внимательно! Перед тобой самая красивая женщина Лайфгарма! Тебе нравится её тело?
  - Оно совершенно, магистр, - проворковал временной маг.
  Алинор закрыла глаза и закусила губу, чувствуя себя продажной девкой.
  - Ни одной проститутке не предлагали за услуги корону Лирии! - расхохотался Олефира и стиснул жену в объятьях.
  Артём с интересом следил за хозяином. Он и сам был не прочь проиграться с красивым ухоженным телом будущей царицы. Ему грезились восхитительные кровавые струйки, стекающие по её нежной белой коже, затуманенный от боли взгляд, умоляющий о пощаде, искривлённый мукой чувственный рот. Шоколадные глаза подёрнулись ледяной серебряной дымкой, на губах заиграла плотоядная улыбка. Временной маг уже ощущал вкус крови прекрасной Алинор, когда раздался сладострастный крик хозяина.
  Олефир оторвался от жены и насмешливо посмотрел на Артёма:
  - Возможно, когда-нибудь твои мечты станут явью, чародей. - Он откинулся на подушки и, лениво лаская грудь жены, стал с упоением расхваливать нового ученика: - Посмотри на него, дорогая. Он идеален. Всего за два года я сделал его Смертью. Он предан мне, как пёс, ибо я научил его всему, что он знает. Друзья и родители бросили Тёму, Совет вынес ему смертный приговор, а я спас его и помог отомстить. Почти все его обидчики мертвы. А с оставшимися мы очень скоро разберёмся, правда, чародей?
  - Правда, магистр, - ответил временной маг, с восхищением и преданностью глядя на хозяина.
  Алинор поспешно оторвала взгляд от подёрнутых инеем шоколадных глаз и уткнулась в плечо мужа. Олефир ласкал её нагое тело, ничуть не смущаясь присутствием Артёма, и Алинор покорно отдалась ему, лелея мысли о мести. Пока она не знала, как убьёт мужа, но решила, что сделает это обязательно...
  
  Пол тронного зала Литтийского дворца устилали лепестки багровых роз. На возвышении, под тяжёлым бордово-чёрным балдахином, стояли два белых резных трона, и, глядя на них, разодетые в пух и прах гости тихо перешёптывались, гадая, кто станет царицей Лирии. Зал был полон: Олефир позаботился о том, чтобы посмотреть на его воцарение собралась вся знать Лайфгарма. А в качестве почётных гостей в зале присутствовали Главный гном, король Инмара и король Годара с супругой.
  И вот, под торжественный рёв труб, на возвышении появился Олефир.
  - Рад приветствовать Вас, король Годара (кивок Диме), король Инмара (улыбка Ричарду) и Вас, уважаемый Вин ван Гоген. - Олефир махнул рукой Главному гному. - Доброе утро, мои дорогие гости и подданные. Вы постарались на славу. Я доволен. Смерть сегодня отдыхает. Мне не к чему придраться. - Маг-путешественник расправил складки золотых одежд и сел на трон. - Приступайте!.. Ах, да... - Картинно спохватился Олефир. - Моя царица! - провозгласил он, насмешливо глядя в глаза племяннику.
  Огромные двери распахнулись, и, опираясь на руку временного мага, в зал вступила Алинор. Дима с трудом подавил ярость.
  - Даже так... - глухо пробормотал он и скрипнул зубами.
  Увидев Артёма, Вереника побледнела и вцепилась в руку мужа.
  "Не бойся. Я рядом. Не позволяй им думать, что они победили", - услышала она голос Димы.
  Юная королева Годара гордо выпрямилась и спокойно посмотрела на временного мага. Артём подмигнул ей, усадил Алинор рядом с Олефиром и провозгласил:
  - Повелитель Камии, по праву, данному ему королём Годара, готов стать царём Лирии. Говорите, кому есть что сказать!
  Дмитрий осторожно сжал пальчики Вереники, и она выступила вперёд.
  - Я, королева Годара, принцесса Лирии отказываюсь от своих прав на лирийский престол в пользу повелителя Камии, - звонко произнесла она.
  Артём послал девочке воздушный поцелуй. Вереника благосклонно кивнула ему, отступила, и Дима, склонившись, поцеловал её руку.
  - Ты восхитительна, моя королева, - церемонно произнёс он и повернулся к Артёму: - Что дальше, чародей?
  - Совет Высших магов прекратил своё существование! - торжественно объявил временной маг. - Будучи церемониймейстером сегодняшнего праздника, заявляю: честь венчать на царство правителя Камии и его прекрасную супругу предоставляется королю Годара!
  - Фарс, - одними губами прошептал Ричард.
  Дмитрий бросил на инмарца предостерегающий взгляд, подошёл к Артёму и дружески похлопал его по плечу:
  - Отличный выбор. Давай короны.
  Временной маг широко улыбнулся, и в его руках появились венки из золотых листьев - символ богатства и плодородия лирийских земель. Дима взял один из них и возложил на голову Олефира.
  - Береги себя, дядя, - ехидно шепнул он.
  - Не дождёшься, - буркнул Олефир.
  Алинор с плохо скрываемой ненавистью смотрела на сына. Дмитрий опустил венок на её роскошные рыжие волосы и печально улыбнулся:
  - С воскрешением, мама. Твоя смерть не доставила мне удовольствия.
  - Свершилось! - ликующе завопил Артём и склонился перед царём и царицей Лирии.
  Гости и придворные последовали его примеру.
  - Бал! - провозгласил Олефир и подал руку Алинор.
  Он кружил в танце когда-то любимую жену, ощущая на себе восхищённо-завистливые взгляды лайфгармцев. Алинор была прекрасна, и многие мужчины отдали бы жизнь за право обладать ею. Но Олефира присутствие жены лишь угнетало. Он обнимал тонкую талию, сжимал изящное запястье и раздражённо думал о неприятностях, которые ещё доставит ему эта женщина. Он уже жалел, что, поддавшись искушению насолить Диме, оживил её...
  Музыка смолкла, заиграла вновь, и Артём подскочил к Веренике.
  - Потанцуйте со старым другом, королева, - игриво попросил он.
  Девочка посмотрела на Диму, и тот ободряюще кивнул ей:
  - Не отказывай любимой игрушке царя Лирии.
  Глаза Артёма сверкнули серебром, но он сдержался и, сжав Веренику в объятьях, увлёк её на середину зала.
  - Неужели он лучше меня, Ника? - вкрадчиво спросил временной маг, но Вереника не ответила. - Ты очень плохая девочка. Ты изменила мне, Ника. Ты клялась, что любишь меня, но это была ложь! Ты бросила меня, и я отомщу! И тебе, и твоему прекрасному мужу!
  - Ты был моим другом, Тёма, и любил меня. Но теперь ты разучился любить, - тихо сказала Вереника.
  - Ошибаешься, детка. Мы могли бы чудно повеселиться в Литте, но ты выбрала корону Годара и мужа, который не любит тебя. Весь Лайфгарм знает, что Дима помешан на Хранительнице. Она, кстати, его родная сестра. Забавно, не правда ли?
  - Врёшь!
  - А ты спроси у него! Посмотрим, что он ответит.
  - Он всё равно в сто раз лучше, чем ты!
  - Глупышка. Он такой же Смерть, как я, только маскируется под добрячка. Видела бы ты, с каким удовлетворением он наблюдал, как я убиваю Высших магов! - Артём рассмеялся. - Мне жаль тебя, детка. Постарайся получше ублажать своего мужа, а не то он с лёгкостью избавиться от тебя. - Танец закончился, временной маг подвёл Веренику к Диме и едко произнёс: - Сладкого вам медового месяца, голубки!
  Король Годара с беспокойством смотрел на жену. Вереника переминалась с ноги на ногу, не смея поднять глаз.
  - Не обращай внимания, дорогая. Тёма просто злиться, - мягко сказал Дима.
  - Он соврал? - с надеждой спросила Вереника.
  - Нет, но она моя сестра, - хрипло ответил король Годара.
  Девочка почувствовала боль в словах мужа и прижалась к нему. Дима обнял её и погладил по волосам.
  - Спасибо, - шепнул он, грустно улыбнулся и поискал глазами инмарского короля.
  Ричард стоял в кольце знатных лирийских дам, которые наперебой приглашали его потанцевать. Инмарец со злобно-тоскливой улыбкой смотрел на них и молчал: он уже натанцевался на год вперёд и напряжённо обдумывал, как бы, не нарушая этикета, разогнать этих охотниц за короной Инмара. Четверть часа на балу в Литтийском дворце утомила его сильнее, чем месяц военных учений в горах. Ричард с гордостью подумал о своей стране, где такие важные события, как коронация, сопровождались не танцульками, а солидным пиром. "Выпить бы сейчас кружку доброго креплёного вина!" - Ричард огляделся в поисках собутыльника, но Валечки нигде не было, и он со вздохом подал руку ближайшей лирийской даме. Девушка зарделась от гордости и что-то жеманно замурлыкала, но король Инмара не стал вслушиваться. С каменным лицом он закружил партнёршу по залу, с завистью поглядывая на Артёма, который наслаждался балом на всю катушку. Временной маг фонтанировал шутками, остротами, комплиментами и менял партнёрш, как перчатки. Дамы натянуто улыбались ему, в их глазах плескался страх, однако ни одна не отважилась отказать чародею...
  Солнечный Друг тоже наблюдал за Артёмом. Он стоял за колонной с бокалом вина в руке, пытаясь понять, каким стал его друг, но, кроме серебряных глаз, других перемен не заметил. Артём всегда любил повеселиться и сейчас выглядел вполне естественно, и, опустошив бокал, Валечка решил пообщаться с ним. Землянину и в голову не пришло, что временной маг может быть опасен. Держа в руке пустой бокал, Валя пересёк зал и остановился перед другом.
  - Привет, Тёма, так выпить хочется, а у вас не наливают, - весело произнёс он.
  Принц Камии выпустил руку придворной дамы, и та быстро растворилась в толпе гостей. Проводив её насмешливым взглядом, Артём сосредоточил внимание на Солнечном Друге:
  - Ты помешал мне.
  - Я всегда всем мешаю, - расстроено вздохнул Валентин. - Судьба у меня такая.
  - Что тебе надо?
  - Хотел извиниться.
  - Извиниться?
  - Ну да. Это из-за меня ты попал в Камию!
  - Почему ты так решил? - изумился Артём. - Ты - никто: не маг, не воин. Ты - пустое место!
  Солнечный Друг грустно кивнул:
  - Это точно. Я и в Лайфгарме-то появился случайно. Не понимаю, зачем я здесь? Пил бы себе на Земле. По большому счёту, не важно в каком Мире напиваться, результат один - головная боль. На Земле из-за меня страдала бы только мамочка, а здесь я приношу несчастья всем своим друзьям, и тебе больше всех.
  - Ты забавный, - улыбнулся Артём. - Неужели ты, в самом деле, считаешь, что способен на что-то повлиять?
  - Лучше бы я ошибался! Но тогда, у Источника, Дима бросился ко мне, именно потому, что я не маг и не воин. Я самое уязвимое существо в Лайфгарме. А ты - маг. Ты мог, по крайней мере, выжить, и Дима пожертвовал тобой, чтобы спасти мою никчёмную жизнь. Прости меня, Тёма.
  Принц Камии склонил голову к плечу, с любопытством посмотрел на скорбное лицо Солнечного Друга и улыбнулся:
  - Спасибо.
  Валечка удивлённо уставился на него:
  - За что?
  - Так ведь, благодаря тебе я обрёл истинного учителя и заботливого отца. Меня все бросили, а он сделал меня настоящим магом!
  - Ну, если ты так считаешь... - пролепетал Валентин.
  Артём приобнял его за плечи:
  - Пойдём, я налью тебе лучшего лирийского вина. - Он усадил Солнечного Друга на ступеньки у ног Олефира и сел рядом. В его руках появились кувшин и бокал. - Пожалуй, я ошибся, назвав тебя пустым местом, - дружелюбно произнёс Артём. - Ты очень интересный малый, Валентин. И, в награду за твоё благодеяние у Источника, я буду присматривать за тобой, дружок. Не хочу, чтобы ты влип в какую-нибудь плохую историю.
  Валечка залпом выпил вино и с опаской покосился на царя. Олефир благодушно улыбнулся своему бывшему шуту:
  - А что? Оставайся в Литте, Солнечный Дружок! Твоя должность свободна.
  - Спасибо, царь, но моей мамочке это не понравится, - смущённо ответил землянин.
  - Мамочке? - переспросил Олефир и расхохотался: - Ну, раз мамочка против - живи в Инмаре. - Он повернулся к Алинор, а Артём подлил землянину вина и похлопал его по плечу:
  - Всё нормально, Валя. Ты под моей защитой, и я никому не дам тебя в обиду.
  - Ты странный, Тёма, - потягивая вино, заметил Валечка. - Вроде ведёшь себя, как прежде, а глаза холодные.
  - Я не так уж изменился, дружок, - лукаво улыбнулся временной маг, и глаза его сверкнули ледяным серебряным светом. - Я просто стал чародеем.
  Солнечный Друг испуганно отвёл взгляд, поставил бокал на ступени и поднялся:
  - Удачи тебе, Тёма.... Хотя... мне страшно за тебя... друг.
  - Не бойся, - рассмеялся принц Камии. - Я не пропаду...
  Дмитрий успокаивающе кивнул Ричарду, который напряжённо наблюдал за Валечкой и Артёмом, и делегации Годара и Инмара покинули Литту. В Кероне Дима передал жену на руки фрейлинам и продолжил наблюдать за отцом. После его ухода Олефир потерял интерес к балу, и вскоре веселье в Литтийском дворце закончилось. Гости и придворные разошлись, и в тронном зале остались царь, царица и Смерть. Олефир сидел на троне и кисло смотрел на жену:
  - Твои мысли о мести звучат, как набат, дорогая. Скоро весь дворец будет судачить о твоей "негасимой" любви ко мне. Зачем мне такая царица? Я надеялся, что твоё воскрешение обрадует Диму, но...
  - Оно обрадовало меня, папа. - Перед троном возник король Годара.
  Олефир горько усмехнулся:
  - Я знал, что ты придёшь, сынок.
  - Я тебе не сын! - выпалил Дмитрий. Камень в его перстне зиял иссиня-чёрной пустотой, но Дима по-прежнему чувствовал зависимость от Олефира. "Ты презираешь меня, за то, что я не смог убить тебя! - раздражённо подумал он. - Но я не хочу свободы такой ценой!"
  "Это единственный путь! - твёрдо ответил маг-путешественник. - И ты сделаешь это, потому что ты - мой сын!"
  - Я тебе не сын! - рявкнул Дмитрий.
  - Ошибаешься, - терпеливо произнёс путешественник. - Я вырастил тебя.
  - Ты растил раба!
  - Ты рос принцем!
  - Ложь! Я был твоим оружием!
  - Я всего лишь приучал тебя к дисциплине, ибо стоило чуть ослабить контроль, ты начинал делать глупости! Вспомни, как Белолесье едва не убило тебя!
  - Тогда меня спас Артём, а не ты!
  Олефир с досадой покачал головой: Дима не слышал его. Путешественник взглянул на временного мага и поманил его к себе:
  - Посмотри на него, Дима. Тёма всегда нравился тебе. Ты хотел иметь друга? И я воспитал друга, достойного тебя.
  Глаза короля Годара побелели от гнева:
  - Ты свёл его с ума! Этого я тебе никогда не прощу!
  - Ну, конечно. Если бы он остался с тобой, сейчас бы по Лайфгарму разгуливал капризный, неуправляемый и безалаберный временной маг. А ты бы потакал ему во всём! Разве ты не понимаешь, насколько это опасно?
  - Его магия была светлой, а теперь...
  - Теперь он Смерть, такой же, как ты! - припечатал Олефир.
  - Я не сумасшедший!
  - Это уж как посмотреть, Дима, - ухмыльнулся маг-путешественник. - Ты с маниакальным упорством собираешь вокруг себя никчемных людишек и старательно заботишься о них. Ты совершаешь неоправданно глупые поступки. Зачем ты женился? Я бы не тронул Веренику, если б ты просто попросил об этом! А Хранительница? Ты смотришь на неё и скулишь, как щенок, вместо того, чтобы поставить эту зарвавшуюся дрянь на место! Стукни кулаком по столу, и она прибежит в Керон и будет обожать тебя! Ты же видишь, как она стелется перед твоей копией!
  - Замолчи! - крикнул Дима. - Не смей говорить о моей сестре плохо!
  - Не нравится слышать правду? - Олефир вскочил. - Ты носишься с ней, как с писаной торбой, а эта трусиха с лёгкостью променяла тебя на суррогат! Лишь бы братом не был! Ханжа!
  - Заткнись! - полыхая белыми глазами, взревел Смерть и шагнул было к Олефиру, но между ними встал временной маг:
  - Сначала я!
  - Отойди, чародей! - приказал Олефир, и Артём неохотно отступил.
  - Я не прощу тебе, Дима, если ты поднимешь руку на моего магистра, - тихо произнёс он, и холодный белый свет в глазах короля Годара потух.
  Усмехнувшись, путешественник сел на трон и невозмутимо продолжил:
  - Я единственный, кто относится к тебе, как к человеку, Дима. Оставайся со мной, и я позволю тебе излечить безумие Артёма. Вы оба будете моими сыновьями.
  - И не мечтай! - зло рассмеялся Дима. - Я не вернусь к тебе, потому что все твои слова - ложь! Может, сначала ты и приласкаешь меня, как сына, но потом всё равно попытаешься сделать рабом! А Тёму будешь использовать, чтобы шантажировать меня!
  - Кретин! - рявкнул Олефир. - Если б я хотел тебя шантажировать, я бы сделал это, как только вернулся в Лайфгарм!
  - Тогда чего ты добиваешься?
  - Хочу, чтобы ты понял - я тебе не враг!
  - И для этого, ты сделал Тёму Смертью, а Стасе подсунул моего двойника?!
  - Да! Потому что она тебе не нужна! И не только она! Ты должен жить среди равных!
  - И под твоим чутким руководством!
  - Да, чёрт возьми! - Олефир снова вскочил. - Что ты ломаешься, Дима? Ты хотел Тёму - вот он! Или ты вновь откажешься от него из-за алкоголика-землянина и тупоголового солдафона? Если так, то ты - идиот! Я ожидал большего от запретного сына Хранительницы!
  Алинор зажала рот ладонью, а Дмитрий пронзительно посмотрел на Артёма:
  - Ты веришь ему?
  - Да, - плотоядно оскалился временной маг. - Ты бросил меня ради Солнечного Друга, и он это подтвердил. Я мечтаю убить тебя, Дима, и сделаю это, как только магистр отдаст приказ, потому что сейчас ты опять отказываешься от меня!
  - Я не отказываюсь от тебя, Тёма, но я не могу оставить наших друзей без защиты! Что, если твой хозяин прикажет убить их? - Дмитрий больными глазами смотрел на Артёма.
  - Вечно ты так! Только говоришь о дружбе, а на деле - эти убогие людишки дороже тебе, чем я! - всхлипнул временной маг и тут же широко улыбнулся: - Я убью тебя, Дима, а потом будут играть с нашими друзьями в кошки-мышки!
  - Сынок!!! Ты жив!!! - раздался мучительный крик Алинор. Гордая королева Годара сползла с трона и упала в ноги Дмитрию. - Мой мальчик! Мне нет прощения!!!
  - Дура... - бешено прошипел Олефир. - Я столько раз говорил, что он твой сын, но ты отказывалась верить.
  Алинор обернулась:
  - Ты сказал, что я потеряла ребёнка, и я поверила тебе! А ты швырнул его в хлев к грязным крестьянам! Ты лишил его матери! Ты отобрал у него имя!
  - Я не лгал тебе. Один из твоих сыновей действительно умер. Именно его тело я представил Совету, чтобы они оставили нас в покое. Я не мог допустить, чтобы запретный сын Хранительницы оказался в руках Высших магов. Они убили бы его, не задумываясь! И я сделал Диму своим учеником.
  - Ты заставил меня ненавидеть родного сына! Подлец! - Алинор хотела броситься на мужа, но Дима удержал её:
  - Не надо, мама. Ты была мне хорошей матерью.
  Бывшая королева Годара прижалась к сыну и зарыдала:
  - Я должна была догадаться... Ты безумно похож на отца! Почему я раньше не замечала этого? Как же ты должен ненавидеть меня!
  - Я давно простил тебя, мама, - тихо сказал Дима и неловко погладил её рыжие густые волосы.
  Олефир презрительно сплюнул:
  - Тьфу! Ещё папу пожалей! Бедный Федя, изгнанный мной из Лайфгарма! - Он посмотрел на временного мага: - Верни её, откуда взял!
  - Я не хочу! - заорала Алинор. - Я согласна сделать всё, что ты скажешь, только не убивай меня теперь, когда я обрела сына! - Она вырвалась из рук Димы и упала на колени перед мужем. - Пощади!!!
  - И что мне с ней делать, Дима?
  - Я могу забрать её в Керон.
  - Царица Лирии должна жить в Литте! - сурово произнёс Олефир.
  Алинор умоляюще посмотрела на сына:
  - Забери меня с собой.
  - Либо ты умрёшь, либо останешься в Лирии! - твёрдо сказал путешественник. - Артём! Приготовься!
  - Не дождёшься! - рявкнул Дима и исчез вместе с матерью.
  - Разрешите мне пойти за ним! Я верну Алинор под плиту! - закричал временной маг.
  Олефир откинулся на спинку трона и расхохотался.
  - Остынь. Он поступает так, как я задумал. Тебе пора перестать его ненавидеть, Тёма. Он скоро вернётся к нам. У меня большие планы на вас обоих, чародей!
  
  Алинор с грустью смотрела на сына:
  - Олефир не оставит тебя в покое. Он привык получать то, что хочет.
  - На этот раз у него ничего не выйдет! Я не вернусь к нему!
  - Но твой друг...
  Царица не договорила. Двери распахнулись, и в покои короля влетела Вереника:
  - Дима! Я волновалась за тебя! Почему ты не взял меня с собой? Я бы им показала! - Она взглянула на Алинор и капризно поджала губки: - Ты привёл женщину?
  - Это моя мать.
  - Да? - Вереника радостно улыбнулась, расправила складки пышного платья и церемонно присела: - Рада приветствовать Вас в Кероне, дорогая Алинор. - Она подбежала к Диме, обняла его и, задрав голову, сказала: - Мадам Катрин говорит, что много сладкого есть вредно. Вырви ей язык, пожалуйста.
  - Я поговорю с ней дорогая, - ошарашено проговорил Дима и покосился на мать.
  - У тебя прелестная жена, но она ещё совсем дитя, - осторожно заметила Алинор.
  - У нас фиктивный брак, - беззаботно заявила Вереника. - Когда Тёма выздоровеет, я стану его женой. Мы любим друг друга, правда, Дима?
  - Да, моя радость, - мягко сказал король и протянул девочке плитку шоколада.
  - Ты замечательный муж, - воскликнула Вереника, развернула обёртку и впилась в плитку зубами.
  - Вот так мы и живём, мама, - развёл руками Дима. - Хочу предупредить, помимо Ники, в замке живут Арсений и Марфа. Остальные Высшие маги мертвы.
  - И Витус?
  - Все.
  - Поверить не могу, что Фира убил его. Он любил своего учителя.
  - Он и тебя любил, мама, - вздохнул Дима и погладил Веренику по голове: - Распорядись, чтобы подавали ужин.
  Девочка поспешно запихнула остатки шоколада в рот.
  - Ой, забыла. Я как раз пришла пригласить вас к столу! - Она липкими пальцами схватила Диму за рукав и потянула к двери. - Пошли скорее, всё остынет!
  Алинор рассмеялась и взяла девочку за руку:
  - Ты прелесть, маленькая королева Годара.
  - Я боевой маг! - гордо заявила Вереника и посмотрела на Диму: - Кстати, почему ты не учишь меня боевым заклинаниям?
  Дмитрий растерянно улыбнулся:
  - Я как-то не подумал. - Он покусал губы и предложил: - Давай обратимся к Арсению, он с удовольствием будет учить тебя.
  - Не хочу Арсения! Он всего лишь наблюдатель. Хочу учиться у Смерти!
  - Но Диме некогда... - начала было Алинор.
  - Из-за Стаси? - бесхитростно поинтересовалась Вереника.
  - Пойдём ужинать, Ника, - решительно произнёс Дима, и они оказались в трапезном зале.
  Алинор села рядом с сыном и, помолчав, тихо спросила:
  - Хочешь, я поговорю с ней?
  - Она выходит замуж, - деревянным голосом ответил Дмитрий.
  - За кого? - Глаза Алинор округлились.
  - За меня, - одними губами произнёс король Годара и нервно расхохотался: Сергей Ковров и Стася ехали за родительским благословением к Фёдору.
Оценка: 1.00*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"