Кохинор: другие произведения.

Дурацкие игры магов. Часть 2. Главы 8 и 9.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 8.
  Распри.
  
  Когда Стася заговорила о свадьбе, Сергей поинтересовался, есть ли у неё родственники, и Хранительница рассказала ему об отце.
  - Родители - это святое! - твёрдо заявил Ковров и вылез из постели. - Вам обязательно нужно помириться. Ты не можешь выйти замуж без родительского благословления. - И они поехали в Москву.
  Фёдор встретил дочь настороженной улыбкой.
  - Здравствуй, папа, - входя в квартиру, скованно произнесла Хранительница. Она глубоко вздохнула и продолжила: - Я приехала, чтобы познакомить тебя со своим женихом.
  Экспериментатор взглянул в лицо будущего зятя и радушно улыбнулся:
  - Проходите, дети. - Он протянул руку Коврову: - Фёдор.
  - Дмитрий.
  Легенда Лайфгарма засиял, как начищенный самовар:
  - Очень приятно, Дима. Думаю, моя дочь сделала правильный выбор. - Станислава поморщилась и поспешно протянула отцу коробку с тортом. - Нет, нет, - замахал руками маг. - Ты хозяйка, вот и организуй чайку, а мы с Димой пока побеседуем.
  Хранительница послушно отправилась на кухню, а Фёдор и Сергей устроились в гостиной. Маг взмахнул рукой, и на журнальном столике появилась бутылка коньяка и закуски. Лицо Коврова вытянулось:
  - И Вы тоже?
  - Да.
  - А она? - Сергей кивнул в сторону двери.
  - С ней проблем не будет. Она не умеет пользоваться даром. - Фёдор наполнил рюмки. - Выпьем за удачное предприятие, зятёк. Надеюсь, ты поспособствуешь моему возвращению в особняк.
  - Зачем? - насторожился Ковров.
  - Хочу быть рядом со счастливой дочерью, - ухмыльнулся экспериментатор.
  Сергей подался вперёд и шёпотом спросил:
  - Вы её ненавидите?
  - Я мечтаю, чтобы она сдохла, - холодно сказал Фёдор. Ковров боязливо обернулся. - Она нас не слышит, - успокоил его маг.
  - Зато я слышу. - На диване сидел Дима.
  Сергей вытаращился на своего двойника:
  - Но он сказал, что Вы умерли...
  - Я воскрес, - хмуро произнёс Дмитрий и посмотрел на отца: - Не смей приближаться к Стасе.
  - Ты по-прежнему наблюдаешь за сестрой?! Извращенец! - презрительно фыркнул Фёдор.
  Дима не обратил внимания на его слова, он смотрел на Коврова.
  - Вам лучше оставить мою сестру, - с ледяным спокойствием произнёс он. - Иначе тратить миллион будет некому. Вы связались с опасными людьми, Сергей, куда более опасными, чем господин Травкин. У Вас нет шансов выжить. - Ковров нервно сглотнул, и Дима услужливо протянул ему дымящуюся сигарету: - Если Вы прямо сейчас встанете и уйдёте, обещаю, Вы доживёте до глубокой старости.
  - Это моя игра! - В комнате появился Артём.
  Дмитрий повернул голову и раздражённо посмотрел ему в глаза:
  - Я не позволю тебе играть жизнью моей сестры!
  - Потому что она всё для тебя? - истерично рассмеялся временной маг. - А я? Она - пустоголовая кукла, Дима, а я Смерть. Такой же, как ты! Почему ты не хочешь дружить со мной?
  - Час назад ты хотел меня убить, - зло напомнил ему Дима. - Что, получил другой приказ? Будешь дружить со мной из-под палки? Твоя ненависть была куда естественнее, Тёма!
  Лицо временного мага разгладилось. Он с невозмутимым видом подошёл к столику, сотворил пузатые рюмки, наполнил их коньяком и уселся рядом с другом.
  - Неужели, тебе трудно сделать мне приятное? - сказал он, вручая Диме рюмку. - Брось их всех. Пошли со мной. Мы славно поиграем вместе.
  Ковров вжал голову в плечи и с беспокойством посмотрел на Фёдора, но лицо будущего тестя было непроницаемым. Лишь синие глаза хищно пожирали беседующих магов.
  - Зачем ты пришёл? - глотнув коньяка, спросил Дима. - Боишься, что я пристукну твоего протеже и заберу Хранительницу в Керон?
  - Магистр на это рассчитывал! - выпалил Артём и осёкся. Дрожащей рукой он поднёс рюмку ко рту, залпом выпил коньяк и заискивающе посмотрел на друга: - Пойдём со мной, пожалуйста. Ты должен вернуться к магистру. Мы будем вместе, а они пусть живут, как хотят.
  Ковров поднялся и дрожащим голосом произнёс:
  - Я, пожалуй, пойду.
  - Сидеть! - в один голос рявкнули Смерти.
  Сергей взглянул в их нечеловеческие глаза, рухнул в кресло и зажмурился.
  - Я же говорил, что ты продешевил, - улыбнулся ему Артём и повернулся к Диме: - Ты пойдёшь со мной?
  - Нет. Я не буду служить твоему магистру. Лучше пойдём в Керон. Ты уже научился всему, что нужно. Зачем тебе хозяин, Тёма?
  - Я не раб! Я принц Камии! - взвизгнул временной маг. - Великий Олефир - мой отец, и я не покину его! Никогда!
  - Как хочешь, - не стал спорить Дима. - Передай своему Великому Олефиру, что я не буду вмешиваться в жизнь Хранительницы. Пусть выходит замуж, нянькается с отцом - мне всё равно! - Он посмотрел на Фёдора и сузил горящие глаза: - Но это не значит, что я перестану наблюдать за ней. Стася должна быть счастлива, и вы с господином Ковровым отвечаете за это головой!
  - Не уходи! - Артём испуганно вцепился в руку друга. - Хозяин накажет меня, если я вернусь один! Друг ты мне, или не друг?
  Щека Димы болезненно дёрнулась, но голос прозвучал твёрдо:
  - Пойдём со мной, Тёма, и никто не посмеет обидеть тебя.
  - Ты не понимаешь! - Временной маг отпустил его руку и заплакал: - Он... - Глаза Артёма наполнились ужасом: - Иду, магистр, - бледными губами пролепетал он и исчез.
  - Ты запутался, сынок, - насмешливо сказал Фёдор. - А ведь когда-то я предупреждал тебя: Смерть не должен иметь слабых мест.
  - Если б я тебя послушал - ты был бы мёртв.
  - Возможно, - пожал плечами экспериментатор.
  Дмитрий выудил из воздуха сигарету, затянулся и, взглянув на отца, с любопытством спросил:
  - Зачем ты живёшь, папа? Неужели ты всё ещё надеешься прибрать к рукам Лайфгарм?
  - Почему нет. У меня полно времени. Рано или поздно вы все передерётесь, и я получу власть над Миром, тем более что с Советом уже покончено.
  - Мечтатель, - покачал головой Дмитрий и исчез.
  Фёдор потряс за плечо будущего зятя:
  - Очнись, трусишка, они ушли.
  Ковров открыл глаза и затравленно огляделся:
  - Они убьют меня...
  - Не хнычь. Я помогу тебе.
  - Вы видели их глаза?
  - Страшилка для детишек, - отмахнулся Фёдор. - Фокусы для простачков, вроде тебя. Перестань трястись и отправляйся на кухню. Скажи своей невесте, что я буду жить с вами. Да, и со свадьбой тянуть не стоит. Чем скорее ты наденешь на её палец кольцо, тем целее будешь.
  Ковров послушно кивнул и бросился выполнять приказ...
  
  Сквозь кровавую пелену Артём умоляюще смотрел на хозяина, а харшидские палачи стояли над ним, ожидая команды продолжить пытки. Временной маг вглядывался в лицо Олефира, пытаясь угадать, что тот хочет от него: Артём готов был сделать всё, что угодно, лишь бы его мучения прекратились.
  - Ты запомнил урок?
  - Да, магистр, - проскулил временной маг.
  Путешественник осмотрел истерзанного ученика и обратился к палачам:
  - Молодцы, ребята! Хорошо поработали. Отдыхайте! - Камийцы исчезли, а Олефир сел на стул и скомандовал: - Встать!
  Артём завозился на полу, силясь подняться, но раз за разом падал в лужу собственной крови. Какое-то время повелитель Камии наблюдал за ним, а потом проворчав: "Слабак!", вылечил ученика. Артём тот час вскочил, но лишь для того, чтобы смиренно пасть на колени.
  - Я потрясён твоей глупостью, чародей, - проворчал Олефир. - Как тебя угораздило проболтаться Диме о моих планах?! Он был на волосок от того, чтобы убить Коврова и забрать Хранительницу. Если б не твой болтливый язык, она бы уже скандалила в Кероне. А теперь придётся ждать! - Олефир на секунду задумался, а потом лицо его прояснилось: - Хотя зачем ждать? Мы и без Хранительницы устроим Диме весёлую жизнь. Ты же хотел отомстить, чародей?
  - Да, магистр, - с собачьей преданностью глядя на хозяина, ответил Артём.
  - Твой дружок кричал, что не будет убивать, значит, убивать будешь ты.
  - Я готов, магистр. - Глаза временного мага вспыхнули ледяным серебряным светом. - С кого начать?
  - Инмар и Годар мы оставим на сладкое. Начнёшь с Лирии. Будешь убивать до тех пор, пока Дима не приползёт ко мне! - весело сказал Олефир. - Бери коня и отправляйся в Илис!
  - Верхом? - удивился Смерть.
  - Конечно, - злорадно улыбнулся магистр. - Выедешь за ворота Литты и будешь убивать всех, кто встретится на твоём пути.
  - Я счастлив служить Вам, - низко поклонился Смерть и перенёсся на конюшню. Он оседлал белоснежного коня, облачился в тёмные одежды, чёрный, расшитый серебром плащ и, не спеша, выехал на главную улицу Литты. Лирийцы испуганно смотрели на Смерть, который со змеиной улыбкой на губах ехал к распахнутым воротам столицы. Стражники до земли поклонились чародею, и белоснежный конь ступил на широкий тракт. Смерть собрался пришпорить коня, но на его пути встал король Годара. Он восседал на боевом вороном коне и холодными белыми глазами смотрел на друга.
  - Остановись, Артём!
  - Хорошо, - благодушно кивнул Смерть. - Пойдём со мной к Олефиру, и крови не будет.
  - Я не буду служить ему.
  - Тогда прочь с дороги! Я еду в Илис!
  Стражники переглянулись и, побросав алебарды, кинулись спасать горожан. Через несколько минут площадь перед воротами опустела - маги, оказавшиеся поблизости, присоединились к стражникам и постарались переместить в безопасные места как можно больше народа.
  - Пойдём в Керон, Тёма. Тебе нельзя убивать, ты окончательно сойдёшь с ума!
  - Я не сумасшедший! - взвился Артём. Дима грустно качнул головой и исчез. - Ты снова бросил меня!!! - истошно заорал временной маг и заплакал. - Ну, почему ты всё время уходишь? - всхлипнул он, утёр слёзы и, сжав зубы, поехал вперёд. Смерть ехал по пустому тракту, ледяными глазами оглядываясь вокруг. Сообразив, что лирийцы попрятались, он перенёсся в ближайшую деревню и нанёс удар.
  Смерть почувствовал облегчение, когда благословенная земля Лирии обагрилась кровью его первых жертв.
  
  Вернувшись с коронации Олефира, Ричард и Валентин уселись на ступени перед инмарским престолом, и Солнечный Друг вытянул из-под трона бурдючок вина. Друзья пили несколько часов, и никто не решался побеспокоить их. А по дворцу ядовитым туманом ползли слухи: "Новый король обезумел..." Придворные, ни за какие коврижки, не соглашались войти в тронный зал, боясь попасть под горячую руку короля. И тогда Розалия решила навести порядок сама. Через потайной ход она вошла в тронный зал и остановилась перед собутыльниками, уперев руки в бока. На Розалии Степановне было длинное тёмно-синее платье с пышными рукавами и высоким кружевным воротом. Её тёмные, с медным отливом волосы парикмахер искусно уложил в замысловатую причёску. Землянка выглядела как королева и вполне соответствовала величественной обстановке дворца. Валентин пьяно хихикнул: он никак не мог привыкнуть к средневековым нарядам матери.
  - Как долго это будет продолжаться? - строго спросила Розалия.
  Валечка всхлипнул и утёр глаза рукавом:
  - У нас горе, мамочка! Наш друг в руках врага!
  - И вы это празднуете?! - ехидно поинтересовалась Розалия Степановна. - Друзьям надо помогать, а не распускать нюни над бутылкой! - Ричард поднял голову: в его глазах плескался гнев, но землянка лишь фыркнула и категорично сказала: - Ты - король, Ричи! Ты должен быть примером для своих подданных! А ты раскис, как мальчишка! Позор! - Король Инмара опешил: так его отчитывали только в детстве. Он встал и угрожающе шагнул к Розалии, но та не двинулась с места. - Ты король, так будь любезен соответствовать своему положению!
  Ричард остановился и в замешательстве посмотрел на дерзкую землянку. Если бы она не была матерью его друга, он задушил бы её голыми руками. Испугавшись за мать, Валечка попытался урезонить её:
  - Мамочка, так нельзя разговаривать с королём.
  - Хорош король! - скривилась Розалия. - Знаешь, что говорят о нём придворные? Они считают его сбрендившим алкоголиком!
  - Спасибо за информацию, - пробурчал Ричард.
  - Я решила за тебя кое-какие текущие дела, но что дальше? Я чужая в Лайфгарме. Мне нужно время, чтобы разобраться в ситуации, а инмарцам - чтобы привыкнуть ко мне.
  - Я могу сам управлять своей страной!
  - Тогда какого чёрта ты пьёшь, как сапожник?
  - Что хочу, то и делаю! На то я и король!
  - У тебя извращённые представления об обязанностях монарха, Ричи! Власть - это, прежде всего, ответственность! А ты бросил страну на произвол судьбы! Олефир не ограничится захватом Лирии! Инмар на грани войны! О чём ты думаешь, Ричи? О чём думает ваш замечательный дружок, король Годара? Он тоже пьёт возле годарского трона?
  - Мама, не вмешивайся, хотя бы в дела Годара! - возопил Валечка. - Дима сам разберётся! Он маг! Я так ждал тебя, мама, я так надеялся, ты сваришь мне борщ, испечёшь пироги...
  - Ты в своём уме, Валентин?! Какие пироги, когда речь идёт о судьбе целой страны?! Хватит пьянствовать, Ричи! В кабинете тебя ждёт ворох бумаг. Ты давно должен был разобраться с ними!
  - Вот и займитесь ими, - кисло проворчал Ричард и плюхнулся на ступени.
  - А вы будете пить?! - взорвалась Розалия. - Когда это кончится?
  - Я сам решу, когда остановиться! - огрызнулся король.
  - А как же твой Инмар?
  - Мне кажется, Вы прекрасно справитесь с обязанностями моей наместницы, мадам, - ехидно ответил Ричард и рявкнул: - Писаря ко мне! - Из боковой двери в зал влетел запыхавшийся секретарь и испуганно склонился перед королём. - Пиши! Я, король Инмара Ричард, объявляю мадам Розалию своей наместницей и поручаю ей заботу о моём королевстве! - Ричард подмахнул документ, вручил его землянке и указал ей на дверь: - Идите, мадам, спасайте страну!
  - Хорошо, - передёрнула плечами Розалия. - Продолжай пить, тряпка! - Она отвернулась и, гордо вскинув голову, покинула тронный зал.
  - Прости, - сконфузился Валечка, - я, честное слово, не знал, что она станет такой. На Земле это была милейшая женщина.
  - Чего уж там, - махнул рукой инмарец, - пусть правит. Всё равно в Лайфгарме бардак!
  - Тогда, может быть, выпьем, пока она работает?
  - Давай, - согласился Ричард и хохотнул: - Правда, попадёт нам потом от твоей милейшей мамочки.
  - Ну и пусть! - храбро воскликнул Валентин и выудил из-под трона ещё один бурдюк с вином.
  Но выпить они не успели - в зал ворвался Дмитрий.
  - Олефир послал Артёма в Илис! Смерть идёт по Лирии! Следующим будет Инмар! - нервно сообщил он.
  Солнечный Друг выронил бокал и беспомощно взглянул на Диму, а Ричард мрачно заявил:
  - Инмар готов к войне!
  - Если Артём придёт в Инмар - армия не поможет! - возразил Дмитрий. - Вы не справитесь с временным магом!
  - И что ты предлагаешь? Отдать ему мой Инмар? - разозлился Ричард.
  - Зара падёт, Ричи, - сухо сказал король Годара.
  - Ты всё же решил подарить Олефиру Лайфгарм! - проревел Ричард, но Дима не ответил. - Что ты молчишь? - зло рассмеялся инмарец. - Я прав?
  - Я не хочу потерять ни тебя, ни Артёма! Вы оба нужны мне! Я верю: Артём уйдёт от Олефира.
  - Я не отдам Инмар без боя! Пусть лучше Тёма убьёт меня!
  - Ты вынуждаешь меня драться с Артёмом, - хрипло произнёс Дима.
  - Я сам буду драться с ним! - в запале заорал Ричард.
  - Решил покончить жизнь самоубийством?
  Инмарец исподлобья взглянул на друга и замогильным голосом поинтересовался:
  - Что ты предлагаешь?
  - Ждать.
  - Ты говоришь, как Высший маг.
  - Я прошу об одном: не начинай войну первым. Я попробую всё уладить, - безнадёжно сказал Дима и исчез.
  Ричард тяжело вздохнул и посмотрел на Валечку:
  - Тебе лучше уйти в Керон.
  - Пешком? - нервно хохотнул Солнечный Друг.
  - Дима заберёт вас с Розалией.
  - Я останусь с тобой! Артём не тронет меня!
  Ричард с удивлением взглянул на землянина:
  - Ты уверен?
  - На все сто! - гордо воскликнул Валентин.
  Инмарец пожал плечами:
  - Делай, как знаешь, Валя, но с выпивкой мы завязываем! - Валечка послушно кивнул и запихнул непочатый бурдюк под трон. - Я не могу сидеть и ждать, - минуту спустя проворчал Ричард. - Вставай! Мы уезжаем! Надо поддержать боевой дух инмарских воинов!
  
  Обворожительно красивый Смерть в чёрных, расшитых серебром одеждах неторопливо ехал по прекрасной Лирии, и страна стонала под лёгкой поступью его белоснежного коня...
  
  - Мне доложили, что вы собираетесь уехать. Вы сошли с ума?! - сердито сказала Розалия, неожиданно появившись на пороге конюшни. - В Инмаре не спокойно. Король не может позволить себе путешествовать без охраны!
  Ричард замер с седлом в руках, но подавил гнев, и на лице его появилось благодушное выражение:
  - Хорошо, мадам, я возьму с собой несколько гвардейцев. Я собираюсь быстро проехать по стране и вернуться в Зару.
  - Что ж, езжайте спокойно, - вздохнула Розалия, поняв, что Ричарда не остановить. - О Заре я позабочусь. - Она поцеловала Валечку в щёку и величественно удалилась.
  Через час король Инмара и Солнечный Друг в сопровождении четверых гвардейцев выехали из столицы и по широкой мощёной дороге направились в Хертисс.
  В отличие от солнечной равнинной Лирии, Инмар был страной мрачных гор и непроходимых лесов. В Инмаре боготворили воинское искусство. Каждый инмарец, каждая инмарка чуть ли не с рождения учились владеть холодным оружием. Не все они становились воинами, но в случае опасности под флаги короля вставала вся страна, и сияние тысяч и тысяч клинков затмевало оранжевое солнце Лайфгарма. И даже в мирной жизни инмарцы оставались воинами. Их дома походили на фортификационные сооружения с крепкими стенами и глубокими рвами. И чем богаче был владелец, тем выше и мощнее были стены, шире и глубже рвы...
  Весть о надвигающейся катастрофе взбудоражила инмарцев. Свалившиеся, как снег на голову, беженцы из Лирии рассказывали о страшных расправах Смерти над беззащитными обитателями их родных городов и деревень и, забыв о резне в Маре, причитали: "Лучше бы нами правил король Годара". Инмарцы слушали их и впервые в истории страны не спешили собираться под знамёна короля. То, о чём рассказывали беженцы, было бойней, а не войной. И инмарцы с надеждой смотрели на запад. Там, на Острове Синих Скал, жил другой Смерть, побратим их короля. И только он мог остановить сумасшедшего временного мага...
  
  Король Годара курил у окна своего кабинета и с досадой смотрел на Ричарда и Валентина, которые во весь опор скакали в Хертисс.
  - Я не позволю тебе воевать с Артёмом, побратим, - прошептал он и перевёл взгляд на сестру. Стася сладко спала, выпив бокала шампанского со снотворным, а её женишок пробирался к выходу, прижимая к груди сумку с деньгами господина Травкина. Дима презрительно рассмеялся, подслушав его мысли: "Чёртов гипнотизёр! Втянул в авантюру! На кой ляд мне красавица, если её опекают черти?! Один плюс - новое лицо. Теперь Травкин меня не достанет. Уеду в Штаты, пусть сами разбираются!" Дима тихонько разбудил сестру, и та, не обнаружив жениха в постели, бросилась на его поиски.
  Ковров был в шаге от вожделенной двери, когда за его спиной раздался удивлённый голос Стаси:
  - Что случилось, Дима? Куда ты собрался?
  - Я... я... - замямлил Сергей, не решаясь повернуться к невесте.
  - Что происходит, любимый? - взволнованно спросила Хранительница. - Скажи, и я улажу твои проблемы.
  Ковров нервно хихикнул и крепче прижал к себе сумку.
  - Всё в порядке, дорогая, - дрожащим голосом произнёс он. - Я собирался поехать в город, чтобы купить для тебя подарок.
  Стася положила руки на плечи жениха и прижалась к его спине:
  - Мне не нужно никаких подарков, Дима, я не хочу расставаться с тобой. - Она потёрлась щекой о его куртку.
  Ковров стиснул пальцами сумку и с тоской посмотрел на ставшую вдруг такой далёкой дверь.
  - Может, я всё-таки съезжу, - жалобно пролепетал он. - Я быстро.
  - Пойдём наверх, - прошептала Стася, и, резко развернувшись, Сергей рухнул перед ней на колени.
  - Отпусти меня! - со слезами в голосе взмолился он.
  Хранительница оторопело уставилась на жениха:
  - Немедленно встань, Дима!
  - Отпусти меня! - Ковров вцепился в Стасину руку и стал лихорадочно тыкаться в неё сухими губами: - Я так больше не могу! - причитал он. - Я боюсь! Они убьют меня!
  - Кто? - всполошилась Станислава.
  - Твои знакомые.
  Хранительница нахмурилась, осмыслила его слова и заорала:
  - Дима! Иди сюда! - В холле появился король Годара. - Ты...
  - Молчи! - рявкнул Дмитрий. - У меня мало времени! - Он махнул рукой в сторону Коврова, возвращая ему прежнее лицо, и прорычал: - Убирайся в свои Штаты! - Стася вытаращилась на жениха, а тот вскочил и опрометью бросился к двери. Дима раздражённо посмотрел на сестру: - Ты любишь не его - меня! Так почему ты трусишь? Вот он я - настоящий, не подделка! Идём со мной!
  Он протянул ей руку, и Станислава отпрянула:
  - Ты мой брат!
  - Надоело! - выплюнул Дмитрий, и рука его упала. - Живи, как хочешь, Стася! Спи, с кем хочешь! У меня и без тебя полно забот!
  - Не кричи на сестру! - ворвавшись в холл, рявкнул Фёдор. - Она не виновата в твоих бедах! Она страдает по твоей вине!
  - Вот и утешай её! Твою ненависть она ценит больше, чем мою любовь! - Дима исчез, а Стася бросилась в объятья отца и разрыдалась:
  - Он врал мне, папа! Он не любит меня!
  - Я давно тебе это говорил, дочка, - внутренне ликуя, проговорил Высший маг: он, наконец, дождался своего шанса. - Смерть не способен любить, - вкрадчиво продолжил он и добавил: - Ему было забавно спать с родной сестрой, вот и всё!
  - Ненавижу!!! - заорала Хранительница. - Мразь!!! Специально подсунул мне своего двойника, чтобы я не смогла забыть его!
  - Конечно, дорогая, - сочувственно вздохнул Фёдор и погладил дочь по голове. Время поджимало, и действовать нужно было наверняка. Экспериментатор осторожно коснулся Стасиного сознания и, не встретив сопротивления, ловко вложил ей в голову нужные мысли: - Дима такой же подлец, как и Олефир. Ты больше не хочешь слышать о нём.
  - Не желаю слышать о нём! - прошипела Стася и утёрла слёзы. - Пусть сидит в своём треклятом Лайфгарме и не лезет в мои дела! Я прекрасно проживу без него! - выпалила она и бегом бросилась на второй этаж.
  - Скоро я получу вас обоих, дети! - злорадно произнёс экспериментатор. - И тогда Лайфгарм будет моим!..
  
  Дмитрий упал в кресло и посмотрел на Артёма: Смерть, не спеша, ехал в Илис. Он наслаждался весёлой поездкой и мысленно благодарил магистра за доставленное удовольствие. Аромат безумия тяжёлым облаком окутывал его.
  "Останови его, дядя!" - потребовал Дима.
  "Возвращайся ко мне, и он перестанет убивать", - откликнулся Олефир.
  - Не могу... - простонал Дмитрий и выудил из воздуха сигарету.
  
  На следующее утро Хранительница проснулась с опухшими от слёз глазами и больной головой, но валяться в постели не стала. Она приняла контрастный душ, оделась, позавтракала с отцом и поехала в офис. Стася была полна решимости доказать брату, что он не нужен ей, и с порога развернула бурную деятельность. Она немедленно собрала менеджеров на совещание и с садистским злорадством стала распекать их, обвиняя в тупости и непрофессионализме. Стоя у окна, Маруся с изумлением смотрела на подругу - такой Стаси она ещё не видела. Маруся надеялась, что, сорвав гнев на сотрудников, Станислава успокоится, но та словно с цепи сорвалась. Когда совещание закончилось и опешившие от незаслуженной головомойки сотрудники разошлись по своим рабочим местам, Станислава плюхнулась в кресло и нажала кнопку селектора:
  - Чаю!
  Почти сразу дверь распахнулась, и в кабинет вошла Лиза, хрупкое юное существо, лишь неделю назад принятое на службу. Девушка поставила перед Станиславой поднос с дымящейся чашкой и блюдечком с кружочками лимона и хотела было выйти, но недовольный голос начальницы пригвоздил её к месту:
  - Ты уволена!
  - Почему? - растерялась Лиза.
  - Чай слишком горячий! - рявкнула Хранительница, и Маруся не выдержала.
  - Не бери в голову, Лиза. - Она обняла покрасневшую от обиды девушку, вывела её за дверь и требовательно посмотрела на Стасю: - Прекрати беситься, и расскажи, что случилось!
  - Дима оказался подделкой! Мой брат прислал его специально, чтобы поиздеваться надо мной! - зло проговорила Хранительница и запустила чашку в стену.
  Маруся покрутила пальцем у виска:
  - Сбрендила? Зачем ему это? Судя по твоим рассказам, он умный и порядочный человек.
  - Как же! - истерично выкрикнула Станислава. - Он всеми силами хочет затащить меня в постель!
  - А что здесь плохого? - недоумённо поинтересовалась Маруся. - Он любит тебя! Лично я видела такую любовь лишь в кино.
  - Я бы тоже предпочла видеть её в кино! Как ты не понимаешь, Маша?! Он. Мой. Брат.
  - Жаль, что у меня нет такого брата! Я бы ни секунды не сомневалась!
  Лицо Стаси перекосила брезгливая гримаса:
  - У тебя нет ничего святого!
  - А у тебя есть? - в сердцах огрызнулась Маруся. - Ты живёшь с отцом, которого ненавидишь, и отталкиваешь человека, готового положить к твоим ногам целый Мир. Дура!
  - Ты уволена! Пошла вон! - прошипела Хранительница.
  - Дважды дура! - Маруся криво усмехнулась. - С кем ты останешься, принцесса? - холодно спросила она и вышла, хлопнув дверью.
  Станислава смахнула со стола поднос и выскочила из кабинета:
  - Подожди, Маша! Я погорячилась.
  Маруся остановилась. Прикрыв глаза, она глубоко вздохнула, обернулась и примирительно проговорила:
  - Мы обе погорячились, Стася. - Она заставила себя улыбнуться. - Пойдём-ка для успокоения коньячку тяпнем.
  - Пойдём, - с готовностью кивнула Хранительница и взяла подругу под руку.
  
  Глава 9.
  Путешествие инмарского короля.
  
  Пять дней спустя Ричард прибыл в Хертисс. Он осмотрел крепость, побеседовал с воеводой и офицерами и произнёс короткую пламенную речь перед солдатами и горожанами, призвав их к спокойствию. Прибытие короля было воспринято с восторгом. Ричарда в Инмаре любили, и слухи о его пьянстве удручали народ. Но теперь всё наладилось: король снова был с ними и выглядел уверенным и решительным.
  Отказавшись от торжественного приёма в свою честь, Ричард перекусил в офицерской столовой и, покинув Хертисс, двинулся на юг страны, в Шорду.
  
  Приподнявшись в седле, Смерть смотрел на стены Рэймиса. Город словно вымер, но Смерть чувствовал, что где-то внутри прячутся люди. Он истерично расхохотался, и кованые городские ворота разлетелись на куски.
  "Останови его, дядя!" - закричал Дмитрий.
  "Вернись ко мне, и он перестанет убивать", - холодно повторил Олефир.
  "Не могу!!!" - Дмитрий взревел, как голодный волк, не в силах подавить рвущийся из глаз холодный белый свет, и в этот момент в дверь его кабинета громко постучали.
  - Прочь!!! - гаркнул Смерть и откинулся на спинку стула.
  Стук прекратился, но через минуту повторился с новой силой. Смерть переместился к дверям, распахнул их и холодными белыми глазами уставился на Веренику:
  - Чего тебе? - Он с трудом вернул глазам голубизну и отступил, пропуская жену в кабинет.
  - Ты выглядишь ужасно! - беззастенчиво заявила девочка, рассматривая осунувшееся небритое лицо мужа.
  - Что тебе нужно, Ника? Говори и уходи! - Дима, не мигая, смотрел на её рот, желая, чтобы из него потекла тёплая, ароматная кровь.
  - Твоя мама плачет, - укоризненно произнесла Вереника и уселась на стул. - Она говорит, что тебе плохо. Я пришла помочь.
  - Уходи, иначе я убью тебя... - хрипло сказал Дима, и глаза его начали стремительно белеть: Артём нашёл спрятавшихся рэймисцев, и кровавая потеха началась. Дмитрий нервно провёл рукой по шее: - Уходи, Ника!
  Но девочка фыркнула и удобнее устроилась на стуле.
  - Я пришла помочь, - капризно повторила она.
  - Вон!!! - прогремел Смерть, и Вереника вместе со стулом оказалась в коридоре. Двери кабинета с треском захлопнулись. Послышался грохот ломающейся мебели, протяжный стон, и наступила тишина.
  - Но я хочу помочь! - упрямо сказала Вереника, попыталась перенестись в кабинет мужа, но магический щит отбросил её назад.
  Невидящим взглядом Дмитрий обвёл разгромленный кабинет, уселся на подоконник и нервно закурил: ему пришлось на время оставить Артёма без присмотра. Он боялся не справиться с собой и устроить в Кероне кровавую баню.
  Дима курил сигарету за сигаретой и смотрел на отряд инмарского короля, который двигался по широкой каменистой дороге, мимо одиноких усадеб-фортов, окружённых огромными серебристыми елями, словно часовыми...
  
  Светлые сосновые леса сменялись зелёными пятнами ухоженных полей. Дорога была пустынной. По-летнему тёплый ветерок обвевал лица мчащихся вперёд всадников. Под вечер отряд въехал в молодой берёзовый лес и замедлил движение. Ричард внимательно смотрел по сторонам, выбирая место для ночлега. Вскоре он съехал с дороги на небольшую поляну, остановился и скомандовал:
  - Привал.
  Всадники спешились, и закипела работа. Гвардейцы развели костёр и установили палатки. Валечка "колдовал" над ужином, а Ричард расседлал коней и, внимательно осмотрев поляну, сел возле огня.
  Хрустнула ветка. Король вскочил и выхватил меч. В тот же миг со всех сторон на поляну посыпались оборванные грязные люди с дубинами в руках. С дикими криками они бросились в атаку. Гвардейцы не успели сплотиться вокруг Ричарда. Разбойников было слишком много, и они легко разметали эскорт короля. Всё смешалось. Валечка бестолково путался под ногами у друга, мешая ему сражаться, и, в конце концов, споткнулся и упал. Испугавшись, что его затопчут, Валентин сжался в комок и истошно заорал. Ричард склонился над ним и вдруг оказался на земле - кто-то навалился на него, прижимая к траве. Инмарец дёрнулся, пытаясь скинуть противника, но, услышав голос Димы: "Лежи!" - замер.
  Над поляной пронёсся многоголосый крик ужаса, и воцарилась тишина. Ричард осторожно поднял голову: среди трупов, широко расставив ноги, стоял Артём и лучезарно улыбался. Его чёрные с серебром одежды покрывали тёмные мокрые пятна, а с пальцев капала кровь.
  - Тёма... - горько прошептал Дмитрий, встал и помог подняться побратиму.
  Временной маг одарил короля Годара презрительным взглядом, подошёл к землянину и протянул ему руку.
  - Вставай, дружок. Я обещал заботиться о тебе, и держу слово, - весело сказал он.
  Валечка схватился за его грязные пальцы и встал.
  - Ты убил их всех, Тёма? - оглядев поляну, ужаснулся он. - Зачем?
  - Они собирались убить тебя, - бодро ответил Артём, - и поплатились за это.
  Солнечный Друг потеряно смотрел на мёртвых гвардейцев.
  - А их-то за что? - прошептал он и вырвал ладонь из руки временного мага.
  - За компанию, - беззаботно ответил Артём.
  Дима и Ричард молча слушали их диалог. В сердце Дмитрия теплилась надежда: временной маг нарушил приказ магистра ради спасения Солнечного Друга. "Он вернётся к нам!" - подумал Дима, и уголки его губ дрогнули. Ричард не разделял оптимизма побратима. Он смотрел на Артёма, как на врага, который хочет уничтожить его страну.
  - Этого не случится, Ричи, - шепнул ему Дмитрий, не сводя глаз с временного мага.
  Между тем Валечка вплотную подошёл к Артёму и храбро заглянул в его ледяные серебряные глаза.
  - Ты убил их просто так, Тёма? - срывающимся голосом спросил он.
  - Да, - довольно закивал временной маг. - Только тебе-то какая разница? Ты жив, вот и радуйся!
  - Чему? - выпалил Солнечный Друг и схватил его за грудки. - Чему я должен радоваться? Да, лучше бы меня убили! Что ты натворил, Тёма?!
  Смерть обескуражено уставился на Валентина:
  - Я помог тебе или нет?
  - Это, по-твоему, помощь? Ты маг! Почему ты просто не разогнал их! Зачем было убивать?
  - Не понимаю, чем ты не доволен, - зло оскалился Смерть.
  Валечка разжал пальцы и обречённо вздохнул.
  - Ты бестолковый мальчишка, Тёма! Ты стал магом, но перестал быть человеком! Ты забыл о сострадании, о боли! Я любил тебя, Тёма. Ты был самым светлым из нас... - Валентин всхлипнул и, тяжело опустившись на колени, стал руками рыть землю.
  Смерть внимательно следил за его странными действиями.
  - Что ты делаешь? - наконец, спросил он.
  - Хочу похоронить их... - еле слышно произнёс Солнечный Друг и горько заплакал.
  Он разгребал твёрдую землю, сдирая кожу и ломая ногти, а Смерть стоял над ним и, не отрываясь, смотрел на его грязные, окровавленные пальцы. Внезапно временной маг почувствовал, как саднят его руки, словно это он разгребает глинистую землю.
  - Перестань! - истерично заорал Смерть. - Я боюсь!
  - Уходи, Тёма! Ты уже сделал всё, что мог! - сквозь слёзы проговорил Валентин.
  Ледяной серебряный свет погас. Артём схватил землянина за плечи и рывком поставил на ноги:
  - Прекрати! - ошалело воскликнул он. - Это не правильно! Мне больно!
  - Им тоже было больно! - рявкнул ему в лицо Валечка. - Но тебе наплевать! Ты разучился чувствовать!
  Временной маг отступил, и взгляд его стал тяжёлым.
  - Я помогу тебе, - чужим голосом сказал он, прошептал заклинание, и руки Валентина зажили. Потом Артём сложил ладони и резко развёл их в стороны. Земля дрогнула, на поляне образовалась глубокая яма. Трупы разбойников и гвардейцев медленно опустились в неё. Временной маг вновь сложил ладони, и над могилой вырос курган, покрытый белоснежными цветами. - Я похоронил их, как ты хотел, Валентин... И всё равно не понимаю... - Артём удручённо покачал головой и пропал.
  - Ты совершил невозможное, Солнечный Друг! - воскликнул Дмитрий. - Ты заставил Смерть почувствовать чужую боль! Теперь я точно знаю: Тёма уйдёт от Олефира!
  Валечка резко обернулся и зло спросил:
  - Не велика ли цена за возрождение нашего друга?
  Дима не ответил. Он невидящим взглядом смотрел вдаль и вдруг улыбнулся:
  - Невероятно! Артём перестал убивать!
  Король Инмара похлопал Солнечного Друга по плечу.
  - Я горжусь тобой! - радостно возвестил он.
  Валечка скорбно вздохнул и отвернулся - друзья не услышали его.
  
  Артём переместился к воротам Илиса. Он сидел в седле и смотрел на застывшую от ужаса городскую стражу. Он был у цели и мог продолжить кровавую игру, но боялся вновь испытать чужую боль.
  "Немедленно возвращайся!" - раздался грозный голос Олефира. Временной маг вздрогнул и пропал, но стражники не двинулись с места, страшась подойти к белоснежному коню Смерти.
  - Что с тобой? - гневно спросил Олефир и встал. - Почему ты не вошёл в Илис? - Артём молчал, опустив голову. Он и сам не знал, почему не выполнил приказ любимого магистра. - Отвечай!
  - Не знаю...
  - Тебе надоело играть? - вкрадчиво спросил Олефир.
  - Не знаю, - повторил Артём.
  - Зачем ты спас короля Инмара и его дружка?
  - Я обещал Солнечному Другу присматривать за ним, - робко ответил временной маг.
  - Ты посмел втайне от меня завести приятеля?
  - Он не приятель, я просто присматриваю за ним.
  - С какой стати? Ты мой телохранитель, а не его!
  - Солнечный Друг сказал, что именно благодаря ему, я стал Вашим учеником.
  - Я запрещаю тебе заботиться о нём!
  - Почему? - машинально спросил Артём, и Олефир наотмашь ударил его по лицу:
  - Заткнись! Неважно, помог он тебе или нет! Ты - Смерть, и должен убивать, а не рассуждать о хитросплетениях судьбы! Ты не должен чувствовать, чародей! Оставь эти глупости своим жертвам!
  - И всё-таки я не понимаю... - начал временной маг, но Олефир не дал ему договорить.
  - Я не разрешал тебе открывать рот! - рявкнул он и снова ударил ученика.
  Артём замолчал и покорно опустил голову. Магистр пристально смотрел на него: ради спасения алкоголика-землянина, Смерть прервал кровавую забаву, а потом и вовсе перестал убивать. "Я не отдам тебя, Тёма. По крайней мере, сейчас!" - подумал Олефир и с издёвкой сказал:
  - Харшидские палачи мечтают о встрече с тобой, чародей.
  Временной маг рухнул в ноги хозяина и простонал:
  - Позвольте мне загладить вину! Я сделаю всё, что Вы скажете, только не отправляйте меня в Бэрис!
  Олефир помолчал и снисходительно произнёс:
  - Хорошо, я дам тебе шанс. Иди к королю Годара и потребуй отдать Инмар. Но если ты вернёшься ни с чем, отправишься в Бэрис на неделю!
  Артём вздрогнул, вспомнив фанатичные лица Махмуда и Али.
  - Вы получите Инмар, хозяин, - срывающимся голосом выговорил он.
  - Тогда чего ты лежишь? Марш в Керон! - приказал Олефир.
  Временной маг перенёсся в кабинете короля Годара и бессильно опустился в кресло.
  - Магистр убьёт меня, если ты не отдашь ему Инмар, - разбитыми губами прошептал он.
  - Оставайся в Кероне, - бесстрастно предложил Дима.
  - Ты знаешь, я не могу... - тоскливо протянул Артём.
  - Ты не чародей. Ты - раб, влюблённый в своего господина, и тебе нравится получать по морде.
  - Знаешь, как поступит магистр, если ты откажешь мне? - Артём перешёл на шёпот, и в шоколадных глазах заблестели слёзы. - Он снова посадит меня в яму и будет морить голодом, а потом прикажет солдатам бить меня. Отдай Инмар, прошу тебя.
  - Не ломай комедию!
  - Комедию?! - взвизгнул временной маг. - Смотри!!!
  Он распахнул сознание, и Дима закусил губу, сдерживая крик. Артём заставил его смотреть, как харшидские палачи пытают его, при этом подробно, менторским тоном объясняя каждое своё действие. Дмитрия захлестнула ненависть. Глаза затопил холодный белый свет, и Смерть вырвался из сознания друга.
  - Понравилось? - с нервным смешком поинтересовался Артём.
  - Я убью его, - прошептал Смерть.
  - Сначала убей меня!
  - Как ты можешь защищать его после того, что он с тобой делал?
  - Он сделал меня настоящим магом! - с гордостью произнёс Артём, и Смерть ужаснулся, увидев безграничное счастье на его разбитом лице. - Я принц Камии, и моя жизнь принадлежит моему повелителю!
  - Ты болен...
  - Заткнись! - Артём вскочил, но тут же сел, и на его губах появилась молящая улыбка: - Отдай ему Инмар, прошу тебя, Дима. Ради нашей дружбы!
  - Посылая тебя в Керон, Олефир прекрасно знал, что я не отдам Инмар!..
  - Ну, пожалуйста, - перебил его Артём.
  - Нет!
  Из глаз временного мага покатились слёзы. Он сполз с кресла и встал перед Димой на колени:
  - Ты обрекаешь меня на муки. Ты хочешь, чтобы я страдал!
  Дмитрий отвёл взгляд, но голос его остался твёрдым:
  - Уходи! Инмар и Годар мои! Так и передай любимому магистру!
  Слёзы пропали, и Артём вскочил с перекошенным ненавистью лицом.
  - Ты обманывал меня! Ты мне не друг! Ты променял меня на инмарского солдафона и алкоголика-землянина! - сквозь зубы процедил он. - Ты пожалеешь! Ты, как и я, будешь плакать кровавыми слезами и молить о пощаде моего магистра! Я заберу твою Стасю в Камию, и повелитель сделает её своей рабыней! А они у него долго не живут! - со змеиной улыбкой прошипел он и исчез.
  Дима вскочил и ринулся на Землю, но временной маг перехитрил его. Он не просто переместился в особняк Хранительницы, а скользнул во Времени и оказался у дверей Стасиной спальни за десять минут до прихода короля Годара. Артём преобразился: чёрные одежды Смерти сменил скромный лирийский наряд. Лёгким движением он залечил разбитые губы, взлохматил волосы и распахнул двери.
  - Стася! - с порога заорал он, простирая руки к Хранительнице. - Он совсем обезумел! Он творит страшные вещи!
  Станислава откинула одеяло и вскочила:
  - Что случилось, Тёма? Что с ним? - испуганно спросила она, обнимая рыдающего мага.
  - Если бы ты знала, каким он стал! - с надрывом произнёс Артём. - Он настоящий изверг! Он изнасиловал лирийскую принцессу и заточил её в своём мрачном замке! Несчастная Вереника! Ей всего одиннадцать! А Ричард и Валечка не могут покинуть Зару! Он не позволяет им! Он пытался убить и меня! - Временной маг сделал трагическую паузу и, шмыгнув носом, продолжил: - Мне чудом удалось спастись, Стася, и я решил предупредить тебя. Ты - его следующая жертва! Ему наплевать, что вы брат и сестра! - горестно закончил он и уткнулся в плечо Хранительницы.
  В спальню осторожно заглянула Маруся. Вчера она весь день не находила себе места от необъяснимой тревоги и напросилась к Стасе ночевать. Вопли Артёма разбудили девушку, и она бросилась в спальню подруги. Увидев временного мага, Маруся попятилась и натолкнулась на Фёдора.
  - Что ты здесь делаешь, Маша? Иди к себе!
  Маруся кивнула, однако не тронулась с места. Экспериментатор пожал плечами, вошёл в спальню дочери и едва не задохнулся от ударившего в ноздри густого аромата безумия. Он взглянул на совершенно невменяемого временного мага, рыдающего на груди его дочери, и ужаснулся. Временного мага Фёдор боялся больше, чем сына. Почти не дыша, он стал отступать к дверям, но замер, скованный магической сетью Артёма.
  Стася же не чувствовала тяжёлого запаха сумасшествия, заполнившего комнату. Она ласково перебирала пшеничные волосы Артёма и шептала:
  - Не бойся, Тёмочка. Я не позволю ему убить тебя.
  Временной маг едва сдерживал победный смех, чувствуя, как в душе Хранительницы разгорается пламя ненависти к брату. "Лучше бы он оставался в Керонском замке с Алинор и Олефиром. Там ему самое место! - с яростью думала Стася. - Он умеет только разрушать! Мразь!"
  Артём почувствовал приближение Димы и встрепенулся.
  - Твой брат идёт! Спасайся! - завопил он и юркнул за спину Хранительницы. Раздался хлопок, и в столовой появился король Годара. - Смотри! Он убил твоего отца! - простонал временной маг и, выглянув из-за плеча Стаси, ехидно посмотрел на друга.
  Маруся вжалась в стену. Сквозь щель в двери она видела, как с пальцев Артёма скользнул прозрачный шар и ударил в грудь Фёдора.
  Хранительница обернулась и в ужасе уставилась на труп отца.
  - Как ты мог, Дима? Ты же обещал не убивать его!
  - Это не я! Отойди от Артёма! Он опасен!
  - Хочешь его убить?! Я запрещаю! - жестко сказала Станислава, а временной маг подмигнул Диме:
  "Тебе не переиграть меня. Я знаю все твои слабые места!"
  "Зачем она тебе?"
  "Чтобы тебе тоже было больно. Ты не отдал Инмар, и Олефир жестоко накажет меня. Но при этом я буду знать, что и ты плачешь кровавыми слезами! Так мне будет легче!"
  "Не делай этого, Тёма".
  "Не называй меня так! Я - Смерть! Я - чародей Великого Олефира!"
  "Я предупредил тебя".
  - Не знаю, что Тёма наговорил тебе, но он врёт, - тихо произнёс Дмитрий, с болью глядя на Хранительницу.
  - У Артёма нет причин врать мне! Мы друзья! - возразила Станислава. - А вот ты отнял у меня жениха и отца! Мерзавец! Я никогда не буду твоей! Убирайся! Не желаю тебя видеть!
  - Выслушай меня... - начал Дима, но Стася перебила его:
  - Собираешься рассказать о Веренике? Мразь! - прошипела она. - Если б я могла, то задушила бы тебя, подонок!
  - Опомнись, Стася. Я никогда не обманывал тебя! Я люблю тебя!
  - Врёшь! Ненавижу! - пронзительно закричала Хранительница и, схватив услужливо поданный Артёмом нож, кинулась к брату.
  - Ты не слышишь меня, - раздражённо произнёс Дима и исчез.
  Стася опустила руку с ножом, а Артём зааплодировал.
  - Прекрасно! Чудесная сцена! - радостно заявил он, преображаясь на глазах изумлённой женщины.
  - Тёма? - пролепетала она, растерянно глядя в ледяные серебряные глаза.
  Смерть расправил чёрный, расшитый серебром плащ и властно обнял Хранительницу.
  - Пошли, подружка. Магистр ждёт меня. - И он ринулся сквозь Время.
  Спальня пропала. Станислава вскрикнула, и Смерть крепче прижал её к себе. Они неслись по бесконечному чёрному коридору, навстречу сияющему белому шару. Его свет ослепил Хранительницу, и она зажмурилась, чувствуя, как по щекам бегут слёзы.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"