Кохинор: другие произведения.

Книга вторая. Часть 1. Главы 6-7.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 6.
  Бархатная революция в Лайфгарме.
  
  Шестеро Высших магов собрались в Белолесье, в доме Марфы. Обменявшись сухими приветствиями, они уселись за круглый стол и обратили строгие взгляды на Арсения, ведь Совет собрался именно по его инициативе. Наблюдатель кашлянул и бесстрастно сообщил:
  - Дмитрий, Артём и Ричард пропали. Я не знаю, что с ними случилось, но наш долг позаботиться о мире в Лайфгарме. Сейчас, когда правители трёх государств бесследно исчезли, вероятность гражданской войны повысилась, как никогда.
  Наблюдатель сделал паузу, и Корней, воспользовавшись тишиной, ехидно заметил:
  - Надо же, как интересно, маг-наблюдатель не видел, что произошло.
  - Зато уверен, что мальчишки исчезли бесследно, - поддержал коллегу Михаил. - Что-то ты нам не договариваешь, Арсений.
  - Не цепляйтесь к словам! - раздражённо отмахнулся наблюдатель. - Сейчас дело не в том, как, куда и зачем они исчезли! Нужно решать, что делать с Лирией, Инмаром и Годаром!
  - А что с ними делать? - искренне удивилась Роксана. - Пусть министры выберут наместников, а мы утвердим их решения. Если правители не вернуться в обозримом будущем, коронуем наместников, и дело с концом! А вернуться - пусть берут бразды правления в свои руки. В общем, я не вижу смысла в нашем собрании.
  - Поддерживаю, - решительно произнёс Витус и взглянул на Корнея: - Ты же сам хотел возродить старый закон: "Маги не правят людьми". Так сейчас самое время. Поставим министрам условие, что наместник не должен быть магом, и первый шаг сделан.
  - Это, конечно, правильно, - задумчиво потирая подбородок, произнёс Корней и внезапно обратился к Марфе:
  - Ты видишь что-нибудь?
  - Ничего, - сконфужено проговорила провидица.
  - Совсем ничего? - удивился Михаил. - Так не бывает! Даже когда в Лайфгарме жил временной маг, у тебя были хоть какие-то видения.
  - У меня не было видений, касающихся Димы, Артёма или Ричарда, - уточнила Марфа и грустно добавила: - Я не вижу ничего, что говорило бы об их возвращении.
  Высшие маги замолчали: Витус, опустив глаза, рассматривал расшитую цветами скатерть, Арсений тёр виски, словно у него болела голова, а Михаил и Корней изучающее смотрели на провидицу. Молчание нарушила Роксана:
  - Предлагаю выбрать наместников и подождать, хотя бы года три. Возможно, за это время ситуация прояснится.
  - Согласен, - буркнул Витус и поднялся. - Будем считать вопрос решенным.
  - Подожди! - подал голос Михаил. - У меня есть предложение получше!
  - Какое? - Витус нехотя сел и сложил руки на груди. - Говори, не тяни.
  - Почему бы Совету Высших магов не взять на себя тяжёлое бремя власти? - вкрадчиво спросил Михаил, обвёл коллег строгим взглядом и с воодушевлением продолжил: - Нам давно пора активнее вмешиваться в дела мира, повышать авторитет Совета. Учить и направлять лайфгармцев, помогать им справляться с трудностями, не наставляя, а отдавая приказы. Тем более наши главные смутьяны во главе с керонским выродком ушли, бросив вверенные им государства на произвол судьбы. На мой взгляд, момент взять власть в Лайфгарме самый, что ни на есть, подходящий!
  - Маги не управляют людьми, - тихо заметила Марфа и посмотрела на Арсения, ища у него поддержки, но наблюдатель лишь угрюмо нахмурился.
  Михаил же презрительно фыркнул:
  - Годаром с момента его основания правят маги. Да и Лирия пережила правление Олефира, керенского выродка, Фёдора и временного мага. Чем мы хуже?
  - Да, собственно, ничем! - выпалил Корней. - Я с удовольствием возьму на себя заботу о Лирии.
  - А как же твои речи о восстановлении старых порядков? - ядовито осведомился Витус. - На прошлом Совете ты с пеной у рта доказывал необходимость их возрождения. Что изменилось, Корней?
  - После возвращения керонского выродка, я понял, что ошибался. Маги уже правят! Так пусть это будут достойные, уважаемые члены Совета, а не сопливые хамоватые выскочки!
  - Хватит!
  Наблюдатель стукнул кулаком по столу.
  - Почему это, хватит?! - возмутился миротворец. - Мы только начали! Я согласен с Корнеем. Правление разгильдяя Ричарда ничего хорошего Инмару не принесло. Он даже в жёны взял иномирянку без роду и племени! Вопиющая наглость и пренебрежение к обычаям родной страны! - Михаил перевёл дух и степенно закончил: - Я готов навести порядок в Инмаре.
  - Да уж, - буркнул Витус. - Инмарцы будут в восторге.
  - А тебе, целитель, мы поручим Годар, - мстительно сверкнув глазами, сказал Корней. - Поработай-ка на благо мира! А то, чуть что - сразу в кусты! Где ты болтался, пока Лайфгарм стонал под игом Кровавой легенды? А?
  - Не твоё дело! - рявкнул Витус. - В мои планы не входило служить Фёдору, и я ушёл! Вы могли сделать то же самое, если бы не были трусами!
  - Как ты смеешь?! - рявкнула воительница, вонзив в гнома яростный взгляд, но целитель и ухом не повёл.
  - Фёдор заставил вас вышвырнуть из Лайфгарма Веренику и Маргарет, а потом вы, как бешеные тараканы, бежали из Лайфгарма, спасаясь от гнева керонского выродка и временного мага. Вы вернулись только после того, как уверились, что они в Вилине, и вместе с чокнутой Легендой устроили в родном мире резню. А уж когда нагрянули вилины, вы и вовсе показали себя во всей красе!
  - Заткнись! - в один голос заорали Михаил и Корней, а Роксана вскочила и выхватила из-за спины меч:
  - Ты за это ответишь!
  - Вызываешь меня на поединок, девочка? - ухмыльнулся Витус, поднялся и, вздёрнув подбородок, уставился в глаза Роксане. - Я не против! И даже фору дам - позволю оружие выбрать!
  Гном был на две головы ниже воительницы, но в его голосе прозвучала столь непоколебимая уверенность в победе, что Роксана, вместо того, чтобы ответить, стала с любопытством разглядывать целителя. Возможно, они ещё долго рассматривали бы друг друга, но вмешался Арсений.
  - Высшие маги не дерутся между собой! Давайте не будем отменять хоть этот закон. Витус! Роксана! Сядьте! - Гном и воительница неохотно подчинились, а наблюдатель строго продолжил: - Мне не нравиться, что на престолы Инмара и Лирии сядут Высшие маги. Предлагаю назначить наместников из людей, как говорила Роксана. Кстати, Витус, был согласен с ней.
  - Я и сейчас согласен, - хмуро буркнул гном.
  - Вот ты-то и есть настоящий трус! - взвизгнул миротворец. - Ты боишься ответственности и керонского выродка, который, вернувшись, убьёт тебя! Мы же с Корнеем ради процветания родного мира жизнью пожертвовать готовы!
  Маг-учитель торжественно склонил голову:
  - Михаил прав. Мы исполним свой долг, чтобы не ждало нас в конце.
  - А Роксане поручим приглядывать за Содружеством. Пусть правительницей гномов она не станет, но хороший советник Вин ван Гогену не помешает.
  Михаил широко улыбнулся воительнице, и та кивнула:
  - Хорошо.
  - Роксана! - ахнула Марфа. - Зачем тебе это?
  Воительница плотно сжала губы и нервно передёрнула плечами, а Арсений сурово подытожил:
  - Значит, голоса разделились поровну. Мы не можем принять решение.
  "Можете! Я буду седьмым членом Совета".
  - Лайфгарм, - благоговейно прошептал маг-учитель, а наблюдатель торжественно изрёк:
  - Мы слушаем тебя, Мир.
  "Дети ушли, и вряд ли скоро вернуться. Вы - мой Совет. Вы - Высшие маги Лайфгарма, и Вы должны взять на себя заботу о моих жителях".
  - Именно для этого мы и собрались, - сказал наблюдатель. Он предчувствовал на чью сторону встанет Мир, но всё же спросил: - Что ты предлагаешь?
  "Узаконить новый порядок: маги могут править людьми!"
  - Невероятно... - простонала Марфа, но никто не обратил на неё внимания, а Лайфгарм меж тем продолжал:
  "Корней, мой любимый маг-учитель, получит Лирию. Михаил, мой верный друг - Инмар. Витус, бывший учитель Олефира - Годар. Роксана станет советником Вин ван Гогена. Марфа останется в Белолесье".
  - Ты забыл обо мне, - нахмурился Арсений.
  "Ты, наблюдатель, так продолжай наблюдать!" - весело рассмеялся Лайфгарм.
  - А Совет? - еле слышно спросила Марфа.
  "Он больше не нужен".
  - Вернётся Дима, и все твои нововведения полетят к чертям! - зло произнёс Арсений. - Он тебя в бараний рог свернёт!
  "Не много ли ты себе позволяешь, маг?"
  - Ровно столько, сколько ты заслуживаешь. Их исчезновение - твоя работа! Это ты отправил их неизвестно куда!
  "Почему неизвестно? Лично я знаю, где они, и, поверь, это будет длительное путешествие".
  Арсений выскочил из-за стола и заметался по комнате, как угорелый.
  - Почему именно сейчас?!
  "Звёзды удачно сошлись".
  - Хватит паясничать! Отвечай, когда тебя спрашивают!
  "Какой ты, однако, грозный, Сеня. Что ж, отвечаю: я решил поиграть".
  - Доиграешься!
  "Посмотрим".
  - Сволочь!
  "Сиди в Белолесье и не высовывайся, наблюдатель! Понадобишься - извещу!"
  - Где Дима? - взвыл Арсений.
  "Играет, - довольно мурлыкнул Лайфгарм. - Не берите в голову, господа маги, работайте".
  - Где он?!
  Но Мир лишь хмыкнул в ответ, и наблюдатель в бессильной ярости потряс кулаком, рухнул на стул и выплюнул:
  - Тварь ползучая!
  Высшие маги с укоризной и страхом смотрели на коллегу, который позволил себе вступить в открытый конфликт с Миром.
  - Что с тобой, Сенечка? - с опаской спросила Марфа.
  - Так и знал, что без Лайфгарма не обошлось. Проклятый Мир! Скучно ему, видите ли! Короче, можете забирать и Лирию, и Инмар, и, вообще, делайте, что хотите! Я останусь в Белолесье, и буду ждать Артёма и Диму! - мрачно проговорил наблюдатель и посмотрел на Марфу.
  Провидица согласно кивнула, и они исчезли.
  - Арсений, как всегда, не доволен, - презрительно ухмыльнулся Корней. - Но мы не будем уподобляться ему и сделаем так, как повелел наш любимый Мир.
  Михаил довольно осклабился, а Роксана вздохнула:
  - Тогда мне пора. До встречи, Ваши величества.
  И воительница исчезла. Следом за ней, одарив гнома издевательскими улыбками, отправились к местам новой службы учитель и миротворец. Витус остался сидеть за столом. Ему было смешно и грустно. Смешно, потому что он знал, что, вернувшись, Дмитрий убил бы его только в одном случае - если б Годар пришёл в упадок. А грустно - оттого, что Высшие маги вновь заполучили власть, и это грозило миру бедой. Ни Корней, ни Михаил не имели опыта правления, и Витус предполагал, чем закончится их воцарение в Лирии и Инмаре.
  - Самонадеянные подлецы, - пробормотал гном и тяжело поднялся. Как бы то ни было, ему нужно было сообщить Розалии о своём новом статусе.
  Витус перенёсся в Керонский замок и медленно пошёл к кабинету наместницы. Слуги и придворные низко кланялись лучшему целителю мира, желали ему долгих лет и процветания. Гном механически кивал в ответ и отводил глаза: его воцарение в Годаре выглядело узурпацией, а объяснять годарцам, что он лишь заложник воли Мира и Совета, не хотелось. Вступать в открытое противостояние с Высшими магами Витус не желал. "Овчинка выделки не стоит, - думал он, шагая по лестницам и галереям. - Толку - чуть, а шуму много. Да и Розе тогда придётся императрицей стать. Боюсь, мадам совсем разгуляется. А если ещё Лайфгарм возмущаться начнёт - придётся в другой мир уходить, так и не узнав, чем закончилась история Смерти".
  Гном остановился перед дверьми кабинета и вздохнул: землянка наверняка ждала новостей о пропавших магах, но пробиться в Камию он до сих пор не смог. Единственным утешением служило то, что Витус улавливал слабый сигнал маячка, который он аккуратно нацепил на ученика ещё год назад. С Валечкой было всё в порядке, однако Розалия требовала найти Дмитрия и Артёма. Да только как это сделать гном не знал.
  Прикрыв глаза, маг убедился, что Розалия в кабинете одна, и лишь после этого отворил дверь. Сам - охраны землянка не терпела, утверждая, что гвардейцы её напрягают.
  - Охрана мне не нужна! От смерти не спасёт, - усмехалась наместница. - Умный сразу убьёт, а с дураком я справлюсь.
  И, зная Розу, гном не сомневался - справится! Мать Солнечного Друга, по его мнению, и не на такое была способна. Взять хотя бы магов-министров: прыгали перед ней не хуже дрессированных собачек.
  Услышав лёгкий скрип двери, Розалия оторвала взгляд от бумаг и сдвинула брови.
  - Здравствуй, Витус. Плохие новости?
  - Ты опять угадала, Роза.
  Гном подошёл к столу, уселся в широкое упругое кресло и сплёл пальцы на животе.
  - Совет назначил меня правителем Годара.
  - Эти недоумки совсем совесть потеряли! - вспыхнула Розалия и с ехидцей добавила: - Что ж не императором? А ещё лучше, повесили бы сразу табличку на шею: "Дима, убей его!" Наивные дураки! Столько лет без толку воздух коптят! Хоть бы чему-нибудь научились! А ты тоже хорош - послал бы их, куда подальше!
  - За их решением стоит Лайфгарм.
  Розалия в ярости смяла документ:
  - Ваш живой мир... Ему-то что надо?
  - Поиграться нашими жизнями.
  - Чудненько! Решил, как и Высшие маги, развлечься, пока Димы нет. Или он сам от него избавился?
  - Похоже.
  Гном закинул ногу на ногу и кисло поинтересовался:
  - Так когда мы объявим о моей коронации?
  - Никогда!
  - Но, Роза...
  - Мнение Совета мне безразлично! - отрезала землянка. - Пусть решают, что хотят, но без согласия Дмитрия ты королём не станешь! Я как наместница Смерти говорю: нет!
  - Они не простят.
  - Плевать! - отрезала Розалия и сжала в руке королевскую печать. - Я сегодня же распоряжусь, чтобы границы Годара закрыли!
  - Это похоже на объявление войны...
  - Это называется экономической блокадой! Как только Корней и Михаил устроят зады на престолах Лирии и Инмара, начнётся хаос, уверяю тебя.
  - Но я целитель, и не могу безвылазно сидеть в Кероне. В моих знаниях нуждается весь мир!
  - Твоей свободы я не ограничиваю! Ходи, где хочешь, Витус, но когда в Годар хлынут беженцы, твоя помощь будет необходима. Так что, готовься!
  Гном ошеломлённо покачал головой:
  - Ты бесподобна, Роза.
  - Я практична, дорогой.
  Розалия расправила скомканный лист, приложила к нему печать и убрала в тиснёную папку.
  - Теперь пойдём обедать.
  Витус тотчас поднялся:
  - Счастлив составить Вас компанию, мадам.
  - Кстати, дорогой, я присмотрела для Вали невесту. Что ты скажешь о дочери маршала Виннера?
  - Очень воспитанная девушка, - осторожно заметил гном. - И умная.
  - Мне тоже так показалось, - кивнула Розалия и взяла его под руку. - Надо подумать, как случайно устроить их встречу. Чтобы Валя не догадался.
  - Я подумаю, - покорно кивнул маг, улыбнулся землянке, и они оказались в трапезном зале.
  
  Вечером, как и грозилась Розалия, границы Годара закрыли мощные магические щиты. Сначала лирийцы и инмарцы сочли это чудачеством наместницы, но через пару месяцев, когда в обеих странах грянул кризис, они поняли, насколько дальновидной оказалась правительница Годара. У границ единственного процветающего в Лайфгарме государства скопились тысячи беженцев: маги и люди спасались от мудрого правления Высших магов, которые, встревая во всё и вся, ухитрились в рекордно короткий срок развалить отлаженную экономику своих стран. Впервые за много лет в Лирии случился голод, а в Инмаре произошло сокращение армии, что вызвало обострение криминальной обстановки. Оставшиеся без работы солдаты, сколачивали банды, и добывали средства для существования грабежом и разбоем. Формально, регулярные части армии Инмара вели борьбу с бандитами, однако, на деле, не желали убивать бывших товарищей по оружию, понимая их бедственное положение.
  Розалия не стала дожидаться бунта у границ и открыла для беженцев пропускные пункты. Лирийцы и инмарцы тягучими потоками полились в Годар, но страна была готова к приёму новых жителей. После регистрации всем желающим немедленно выдавали наделы земли на незаселённых территориях Острова Синих Скал и к северу от Золотых степей, а остальным предлагался список рабочих мест. Приток беженцев не нарушил привычной жизни годарцев, а сделал её лучше. Строились деревни и городки, открывались новые магазины и ремесленные мастерские, осваивались пахотные земли.
  А Лирия и Инмар тем временем бедствовали. Недовольство правителями нарастало, грозя массовыми выступлениями, однако Корней и Михаил словно ничего не замечали. В отсутствие Димы и Артёма они чувствовали себя почти богами и самозабвенно упивались своим высоким положением, день за днём празднуя поминки Смерти и временного мага.
  - Как они не понимают, что сидят на пороховой бочке? - возмущалась Розалия, когда они с Витусом, сидя у камина, смотрели в Литту и Зару. - Пусть они трижды могущественные маги, но стихийные бунты сметают с пути всё!
  - Они подавят бунты. Корней и Михаил трусы, и в панике погубят сотни жизней.
  - Их надо остановить, Витус!
  - Но как? За их спинами - Мир.
  - Да что же это за Мир такой! - всплеснула руками землянка. - Как он может бездействовать, глядя на страдания собственных жителей?
  - Не знаю.
  - Ты Высший маг, Витус. Может быть, тебе поговорить с Лайфгармом? Объяснить ему, что оставляя у власти этих бездарей, он рискует стать пустынным миром.
  - Боюсь, меня он не послушает. Вот если бы Дима вернулся...
  - От этого мальчишки зависит слишком многое, - проворчала Розалия, посмотрела на экран и поморщилась: Корней подъезжал с непристойными предложениями к молоденькой фрейлине.
  Девушка растерянно хлопала глазами, что-то невнятно бормотала в ответ, но Высший маг не отступал. Он вьюном вертелся вокруг юной красавицы, а когда ему надоело распинаться, попросту схватил смущённую лирийку за руку и потащил в спальню.
  А на соседнем экране маг-миротворец вот уже битый час ужинал в трапезном зале Зарийского дворца. Полуголые девицы ублажали правителя танцами и пением, поварята подносили к столу всё новые блюда. Михаил безумно походил на Корнея: те же похотливые взгляды и сальные шутки.
  - Выключи! - потребовала Розалия. - Я больше не в состоянии смотреть на этих... этих...
  Землянка решила не использовать грубую экспрессивную лексику. Поднявшись из кресла, она заходила по комнате взад-вперёд. Наконец она остановилась перед гномом и твёрдо сказала:
  - Мы не можем отсиживаться в углу, как Марфа и Арсений! Мы объявим Лирии и Инмару войну!
  - Что? - завопил гном, но землянка пропустила его вопль мимо ушей.
  - Мы присоединим оба государства к Годару и сохраним их для Ники и Ричарда!
  - А Мир?
  Розалия подбоченилась:
  - А что Мир? Глядя на Корнея и Михаила, у меня создалось впечатление, что Лайфгарм развлекается! Так вот, я устрою ему развлечение по полной программе! Война и новая империя! И не вздумай меня отговаривать, Витус! Я не буду сидеть и ждать, когда Смерть вернётся и всё исправит.
  - Да уж... - безнадёжно протянул гном и прикрыл глаза: всей его магической мощи не хватило бы на то, чтобы остановить развоевавшуюся землянку. Её можно было только убить, но Витус любил Розалию.
  
  Глава 7.
  Ёсс.
  
  Замок правителя Крейда располагался в стороне от города. Издали он казался иззубренной дикой горой, пронзающей камийское небо. Он был настолько велик, что его тень накрывала город, беспощадно вдавливая в землю.
  Сначала процессия во главе с Джомхуром двигалась по солнечным и широким улицам, однако, попав в тень замка, улицы стали мрачными и унылыми. Ёсс, словно был вывернут наизнанку: богатые дома строились как можно дальше от обители графа Кристера, а ближе ютились кварталы бедняков - хлипкие лачуги, выглядевшие ещё более жалкими в вечной тени роскошного собрата.
  Процессия миновала нищие улочки и по широкой дороге, вьющейся меж небольших лесистых холмов, направилась к замку. Дима и Артём молча взирали на растущую каменную громаду. Замок опоясывали широкий ров, заполненный пугающе-чёрной водой, и мощные серо-коричневые стены с острыми кинжалами смотровых башен и тёмной аркой огромных ворот. По случаю дня рождения графа Кристера подвесной мост был опущен, кованые створы распахнуты настежь - крепость Ёсс встречала гостей.
  Колёса прогрохотали по мосту, процессия вступила во двор и остановились перед каменной лестницей парадного входа. К Джомхуру быстрым шагом приблизился юркий желтоволосый человек в красивом бархатном костюме. Он подождал, пока работорговец спешится, и с жаром заговорил с ним. Дима попытался прислушаться, но багрово-красные башни замка и тяжёлые ставни-решётки на окнах заворожили его взгляд: "Я видел их, точно. Но где?" Дмитрий взывал к памяти, умоляя дать малейшую подсказку, но та упорно молчала. На Артёма же Ёсский замок произвёл угнетающее впечатление. Втянув голову в плечи, безумец жался к другу и дрожал, как осиновый лист.
  - Я боюсь, Дима, - прошептал он и обхватил голову руками. - Уведи меня отсюда, пожалуйста.
  Дмитрий отвёл взгляд от замка, обнял Артёма за плечи и, успокаивая, погладил по плечу:
  - Всё будет хорошо, Тёма.
  - Ты сам в это не веришь, - хрипло пробормотал временной маг, оторвал руки от тряпичной маски и с ненавистью посмотрел на Джомхура: - Это он во всём виноват. Зачем он привёз нас сюда?
  Харшидец тем временем равнодушно слушал желтоволосого человека, изредка бросая короткие реплики. Наконец он кивнул, повернулся к охранникам и махнул им рукой. Наёмники отряхнули Дмитрия и Артёма, словно те запылились, и подтолкнули к работорговцу. Джомхур с довольным видом оглядел пленников.
  - Ведите себя тихо и скромно, - наставительно произнёс он и с гордо поднятой головой вступил в замок.
  
  Магическое убранство парадного зала досталось Кристеру в наследство от великого Олефира. Вдоль стен струились тонкие, переплетённые между собой радуги. Свод потолка походил на огромное пылающее солнце, а по каменному полу позёмкой стелились крохотные магические огоньки, и создавалось впечатление, что гости ступают по разноцветному пористому снегу. Магические огоньки оплетали ножки дубовых столов и резные спинки стульев, обрамляли белоснежные скатерти и загадочно мерцали на витиеватых изгибах кувшинов.
  В центре зала, на мраморном возвышении в форме тёмной, искрящейся золотом скалы, на янтарном троне восседал правитель Крейда. Изысканный красно-золотой камзол подчёркивал его широкие плечи и узкую талию. На волнистых светлых волосах покоился массивный золотой венец с затейливым узором из драгоценных камней. Вытянутое, дышащее свежестью, лицо с полными губами, прямым носом и зеленовато-голубыми глазами излучало приветливую снисходительность - граф Кристер благосклонно принимал дары и поздравления вассалов, иноземных купцов и послов камийских монархов.
  Оставив наёмников у дверей и приказав им глаз не спускать с Димы и Артёма, Джомхур вошёл в зал, огляделся и пристроился в хвост очереди, благо она оказалась короткой - большинство подданных и гостей уже предстали перед светлыми очами именинника. Как и рассчитывал глава лиги работорговцев, он подошёл к графу последним, что было как нельзя кстати, ибо по опыту Джомхур знал: последнее лицо запоминается лучше всего. Церемонно раскланявшись, он дождался пока рабы поставят тяжёлые лари перед троном, и провозгласил:
  - Да осияет свет камийского солнца славный путь великого правителя Крейда. Да будут дни его долгими, а здоровье - крепким, точно глыба гранитная. Да прибудет с ним удача и слава.
  - Благодарю, Джомхур, - чуть улыбнулся граф, и глава лиги работорговцев снова поклонился.
  - Нет счастья выше, чем лицезреть тебя, господин! - приложив руку к груди, воскликнул он, медленно сошёл с возвышения и смешался с толпой гостей.
  Первая часть плана была выполнена. Оставалось дождаться благоприятного момента, чтобы выгодно распорядиться ценным товаром. "Сто процентов прибыли, когда ещё такое случится?" - мысленно потирая руки, думал работорговец. Он прошёлся по залу, поздоровался с нужными людьми и потенциальными покупателями. Джомхура знали и уважали в Камии, и вскоре у него появились несколько очень выгодных заказов: "Сегодня удача улыбается мне. Решительно и бесповоротно - мой день". И без того хорошее настроение работорговца улучшалось с каждой минутой.
  После торжественной песни в честь именинника, исполненной под аккомпанемент двух гитар и лютни знаменитым певцом Зигфридом Эфрийским, гости наконец сели за столы. Место Джомхура оказалось неподалёку от графа, и работорговец счёл это хорошим знаком. Он с удовольствием отведал фаршированной утки, салата из оранжевой шанийской капусты и жаркого из шырлона, выпил терпкого чарийского вина и насладился мастерством жонглёров, которые с лёгкостью подкидывали в воздух десяток раскалённых мечей. Жонглёров сменили акробаты, потом танцоры, потом настала очередь любимого паяца Кристера - карлика Тулина. Кривоногий горбатый паяц выделывал кульбиты и коленца, потешно падал на спину и дрыгал ногами, а напоследок спел довольно пошлые куплеты. Гости хохотали до коликов. Джомхур тоже смеялся от души: карлик и впрямь был очень забавен. Но когда работорговец взглянул на графа, то за приветливой улыбкой различил нарастающую скуку - привычные забавы начали утомлять Кристера.
  "Вот он - мой шанс", - решил Джомхур и, едва Тулин раскланялся перед гостями, поднялся.
  - Да будет позволено мне, о, светлейший, развлечь Вас и Ваших гостей.
  - Ты приготовил сюрприз?
  Граф с интересом посмотрел на харшидца, и тот широко улыбнулся.
  - Да, Ваше сиятельство, Вы останетесь довольны.
  Джомхур хлопнул в ладоши, и наёмники втащили в зал Диму и Артёма. Гости зашумели, предвкушая новое развлечение, а работорговец с невозмутимым видом вышел из-за стола, приблизился к временному магу и сорвал тряпичную маску с его лица. В зале тотчас стало тихо, как в склепе. Камийцы застыли с бокалами и вилками в руках, не в силах отвести взглядов от знакомого лица. Ужас и смятение охватили гостей, а граф Кристер побелел как полотно.
  Джомхур наслаждался произвёдённым эффектом. Он одобрительно потрепал Диму по плечу и подтолкнул растерянного Артёма в спину.
  - Не робей, малыш, - шепнул он, и временной маг растерянно заморгал.
  Он не понимал, что от него требуется: убийственно прекрасные ароматы еды отбили способность думать. Артём обернулся к другу, подёргал его за рукав и жалобно проскулил:
  - Можно я поем?
  - Эта еда приготовлена не для тебя, - строго сказал Дима.
  Артём вновь посмотрел на ломящиеся от лакомств столы, сглотнул слюну, и в его голосе зазвучали капризные нотки:
  - Ну и пусть! Я хочу есть!
  В гробовой тишине он метнулся к столу, отломил кусок хлеба и жадно запихнул его в рот. За хлебом последовали кусок ветчины и полная горсть оранжевого салата. Быстро прожевав еду, временной маг грязными руками вцепился в золотой пузатый кувшин и шумно глотнул вина.
  Дмитрий хотел остановить распоясавшегося безумца, но солдаты заломили ему руки за спину и заткнули рот вонючим кляпом.
  - Ничего с твоим братом не будет, - с угрозой в голосе произнёс Джомхур и посмотрел на Кристера, который походил на застывшую красно-золотую статую.
  - Как Вам мой сюрприз, о, величайший?
  - Кто это, Джомхур? - хрипло вымолвил Кристер.
  - Мой шут, - беззаботно ответил работорговец и приблизился к столу. - Сходство поразительное, не правда ли? Его даже зовут, как принца - Артём.
  Услышав своё имя, временной маг обернулся и посмотрел прямо на графа. Зелёно-голубые глаза Кристера сверкнули азартом. Он выскочил из-за стола и устремился к рабу. Временной маг проглотил вино, поставил кувшин и доверчиво улыбнулся. Ни говоря ни слова, Кристер резко схватил его за волосы, притянул к себе, и Артём вскрикнул. Дима невольно дёрнулся, но солдаты вновь удержали его.
  Правитель Крейда жадно всмотрелся в лицо раба:
  - Где ты взял это чудо, Джомхур?
  - Коммерческая тайна, - хитро прищурился работорговец.
  - Ты уверен, что он не настоящий?
  - Истинный принц Камии не может быть безумцем!
  Помедлив, Кристер согласно кивнул, грубо оттолкнул Артёма, и тот кинулся к брату:
  - Я не хочу оставаться с ними! Забери меня! Пожалуйста!
  По знаку работорговца наёмники отпустили Дмитрия, и он вытащил изо рта вонючую тряпку. Во рту ощущался кислый привкус, дёсны саднило, но Дима старался не думать об этом. Он обнял друга за плечи, погладил спутанные пшеничные волосы и мягким, спокойным голосом объяснил:
  - Мы не свободны, Тёма, и не можем делать то, что хотим.
  Кристер с любопытством взглянул на Дмитрия, подошёл ближе и высокомерно осведомился:
  - Кто ты, раб?
  Дима крепче прижал к себе Артёма:
  - Его брат, господин.
  - Как тебя зовут?
  - Дмитрий.
  - Что ты умеешь делать?
  - Воду, господин.
  Граф хмыкнул и с недоумением посмотрел на купца:
  - Он тоже сумасшедший, Джомхур?
  - Покажи! - приказал работорговец.
  Дима неохотно убрал руку с плеча Артёма, поклонился графу и подошёл к столу. Взяв кусок хлеба, он сжал его в кулаке, и на радужный пол потекли тонкие струйки хрустально-чистой воды.
  - Забавно, - усмехнулся Кристер. - Почему ты не продал их в Бэрисе, Джомхур? Там ты получил бы за них целое состояние!
  - Я не собираюсь продавать их, - лукаво улыбнулся работорговец.
  - Ты хитёр, купец. - Граф шутливо погрозил пальцем и твёрдо заявил: - Я куплю обоих!
  Гости зааплодировали, поддерживая решение графа, а Джомхур церемонно поклонился:
  - Как Вам будет угодно, Ваше сиятельство. Я готов уступить их за шестьсот тысяч бааров.
  - Исключено! -отрезал Кристер. - Твои рабы не умеют ничего дельного. Один из них - ущербный маг, способный делать только воду, которой в Крейде и так предостаточно, а другой - сумасшедший, лишённый какого бы ни было воспитания.
  - У него лицо принца Камии, господин, и только одно оно стоит не меньше пятисот пятидесяти тысяч. А маг, делающий воду, незаменим, если Вы вознамеритесь пересечь Харшидскую пустыню. Свежая, чистая вода куда приятней застоялой бурдючной, не правда ли?
  - Это как посмотреть, - рассмеялся граф. - К тому же, мне неизвестно, сколько именно воды может сотворить твой раб.
  - Сколько угодно, Ваше сиятельство.
  Джомхур кивнул Диме, и тот взял со стола ещё кусок хлеба.
  - Да на него еды не напасёшься! - расхохотался Кристер.
  - Он делает воду из чего угодно, например, из песка, а его в пустыне - пруд пруди.
  Работорговец выхватил из кармана платок, бросил его Дмитрию, и тот послушно сжал в кулаке тонкую ажурную ткань. Вода лилась на каменный пол, и под тихий шум чистых хрустальных струй Кристер и Джомхур вели переговоры. На радость камийцам, торговались они долго и со вкусом. Сотни глаз и ушей следили за каждым словом и жестом спорщиков, и только Артём со скучающим видом жевал украденный со стола пирог.
  Голоса Джомхура и Кристера становились всё громче, глаза блестели задором и предвкушением, цена на рабов то росла, то уменьшалась. И вдруг, на самом пике торга, правитель Крейда сдался.
  - Твоя взяла, купец! - благодушно сказал он и улыбнулся.
  Джомхур похолодел: граф согласился на цену, за которую можно было приобрести целый оазис. "Вряд ли я выберусь из Ёсса живым", - тоскливо подумал харшидец и, собравшись с духом, натянуто улыбнулся:
  - Мы, жители Бэриса, не можем не торговаться, это у нас в крови, Ваше сиятельство. Но в честь Вашего дня рождения, я, Джомхур, отказываюсь от платы за этих рабов, смиренно надеясь, что Вы примете их в подарок от лиги работорговцев Харшида.
  - Я тронут, купец, - оскалился Кристер. - Впервые на своём веку вижу, как торговец отказывается от прибыли.
  - Честь преподнести подарок самому могущественному правителю Камии дороже денег, - с низким поклоном ответил работорговец, и граф язвительно хмыкнул:
  - Ты прав, Джомхур. Со мной лучше дружить.
  Работорговец поклонился так низко, что его вспотевший от напряжения лоб почти коснулся радужных огоньков, и поспешил вернуться за стол. Сделка свершилась: граф получил необыкновенных рабов, а он - шанс покинуть замок живым. Вцепившись дрожащими пальцами в бокал, Джомхур залпом выпил вино и украдкой огляделся - глаза камийцев были прикованы к Кристеру. Работорговец вытер пот и тоже уставился на правителя Крейда. Несмотря на страх за свою жизнь, ему хотелось знать, как граф распорядится подарком.
  Под пристальным взглядом хозяина, Дима и Артём невольно придвинулись друг к другу и опустили головы. Дмитрий нащупал руку друга и сжал её, надеясь, упредить сумасшедшие выходки брата. Но Кристера покорность рабов только разозлила. Шагнув к Артёму, он ткнул его пальцем в грудь и прорычал:
  - Что ты стоишь, шут? Твоё дело развлекать гостей!
  Временной маг беспомощно заморгал, повернулся к Диме, но брат молчал, с ненавистью глядя на графа.
  - Упрямцев я не терплю! - громко заявил Кристер и махнул рукой гвардейцам.
  Рабов растащили: дюжие молодцы в серо-голубых мундирах прижали Дмитрия к стене, а Артёма выволокли на середину зала и сунули в руки кувшин.
  - Пей! - приказал граф, и перепуганный до смерти раб стал, давясь и захлёбываясь, глотать вино.
  Лже-принца напоили под завязку, а затем втащили на стол и заставили выкрикивать хвалебные слова в честь правителя Крейда. Дмитрий опустил голову, не в силах смотреть, как издеваются над безумцем, но, как оказалось, это были ещё цветочки. Когда Артём охрип от крика, его вновь швырнули на центр зала и заставили плясать, кукарекать и ползать на четвереньках до тех пор, пока он не выбился из сил. Временной маг упал в рой разноцветных огоньков, из последних сил подполз к брату и уткнулся лицом в его сапоги:
  - Я больше не могу. Останови их.
  Дима холодно посмотрел на графа, и тот ухмыльнулся:
  - Отпустите его.
  С трудом подавляя желание разрыдаться, Дмитрий опустился на пол рядом с братом и прижал его к себе:
  - Потерпи, Тёма. Скоро всё закончится.
  Временной маг обречённо всхлипнул и уткнулся ему в грудь, а граф Кристер недовольно поморщился и скомандовал:
  - Встань, шут, и продолжай!
  - Он устал, господин, - вмешался Дмитрий. - Ему нужно отдохнуть. Я готов заменить его.
  - Ты?! - презрительно расхохотался Кристер. - Да из тебя шут, как из меня любимая наложница! Увести! - скомандовал он, и гвардейцы выволокли наглого раба из зала.
  Дмитрия протащили по замку и втолкнули в полутёмную комнату с низким потолком и решёткой на маленьком прямоугольном окне. Стражник указал ему на тонкий тюфяк, поставил на пол миску с похлебкой, и железная дверь захлопнулась. Дима сел, выпил тягучее варево, не почувствовав вкуса, и прислонился к стене: его не покидало странное чувство, что он попал в привычную обстановку и знает, как себя вести. Он был уверен, что если захочет - выживет в Ёссе, а вот Тёма... Дмитрий проклинал неизвестного ему принца Камии, из-за которого его брат вынужден был сносить издевательства и глумление толпы. "Я должен что-то придумать. Я не дам Тёме погибнуть", - глядя на крохотный кусок бледно-голубого неба, мрачно думал Дима. Как бы он хотел стать полноценным магом. Магом, способным стереть Кристера в порошок и подарить брату свободу...
  Небо за окном потемнело, на серо-синей глади зажглась первая звезда. Дмитрий устал ждать. Он вскочил с тюфяка и заметался по комнате. Все его мысли занимал Артём. Дима то видел брата мёртвым, то вдруг представлял, как граф Кристер дарит безумного раба кому-то из гостей, и его увозят прочь из замка.
  Когда прямоугольник окна стал чёрным и слился со стеной, железная дверь скрипнула и распахнулась. Дима облегчённо вздохнул и тут же мучительно скривился: двое гвардейцев втащили в комнатушку бездыханное тело брата. Они швырнули Артёма на пол, воткнули факел в стальное кольцо на стене и, грозно зыркнув на второго раба, удалились. Содрогаясь от ужаса, Дмитрий подошёл к брату, бережно перевернул его на спину и перенёс на тюфяк. Артём тяжело дышал, в неровном свете чадящего факела его лицо выглядело мертвенно бледным. Дима сотворил воду, умыл брата и уронил несколько капель на его сухие потрескавшиеся губы. Артём застонал, открыл глаза и еле слышно прошептал:
  - Почему они так со мной?
  - Спи, Тёма.
  Временной маг хотел улыбнуться брату, но веки сомкнулись, и он провалился в вязкий беспокойный сон. Дмитрий лёг рядом, обнял Артёма, согревая его, и уставился в стену: "Я вытащу тебя из замка. Во что бы то ни стало! Я смогу", - твердил он, изо всех сил пытаясь поверить собственным словам...
  
  "Я выберусь. Я всегда выбирался", - думал Джомхур, спешно собираясь в дорогу. Вернувшись в гостиницу, глава лиги работорговцев приказал запрягать быков и седлать лошадей. Он хотел покинуть город немедленно, чтобы к утру оказаться как можно дальше от Ёсского замка и его опасного хозяина. Джомхур не понаслышке знал коварный и жестокий нрав правителя Крейда. Сколько раз, приезжая в Ёсс, он становился свидетелем зверских казней придворных и расправ над провинившимися горожанами. И в большинстве случаев повод для казни был пустяковым: косой взгляд или неосторожное слово. "А меня он даже на эшафот не потащит. Убьёт, как шелудивого пса - и в канаву бросит, - думал Джомхур и ругал себя, на чём свет стоит: ослеплённый жаждой наживы, он забыл об осторожности, и удача повернулась к нему спиной. - Прав был Кристер: следовало продать Артёма и Дмитрия в Бэрисе и получить прибыль, не рискуя жизнью".
  - Эх, Джомхур, задним умом ты крепок, - с досадой бормотал работорговец, привязывая к поясу кошель. В другое время, он бы с наслаждением прислушался к звону монет, но сейчас Джомхуру было не до денег. Подарив рабов Кристеру, он получил несколько часов форы и всем сердцем надеялся, что выберется из Крейда живым.
  Харшидец схватил сумку, выбежал из гостиницы и, забросив поклажу на спину коня, вскочил в седло.
  - Торопитесь! - гаркнул он возницам и занял место во главе каравана.
  Наёмники поглядывали на хозяина, как на сумасшедшего: ехать ночью по глухим лесам Крейда было форменным безумием. Всадники с беспокойством всматривались в темноту и сжимали рукояти сабель, однако всё было тихо. Караван без приключений миновал город, въехал в Чарийский лес и к утру достиг небольшого озера с приятной, изумрудно-синей водой. Быки и лошади устали от бега, им требовался хотя бы непродолжительный отдых, и Джомхур приказал разбить лагерь. Возницы и наёмники обтёрли животных, напоили их и повесили на морды торбы с овсом. Рабы разбили шатры и развели костры. Над стоянкой поплыл аромат жареного мяса и специй. Наёмники срубили несколько деревьев и уселись на них в ожидании завтрака, а Джомхур удалился в шатёр. Разложив на низком переносном столике карту, он стал внимательно изучать территорию Крейда. Харшидцу хотелось отыскать малоезженый путь. Оставаясь на торной дороге, караван был отличной мишенью для Кристера. За стенами шатра слышалась весёлая болтовня: получив еду, наёмники приободрились и расслабились. Джомхур недовольно покачал головой, свернул карту и подошёл к выходу, намереваясь отчитать охрану, но вдруг раздался надсадный крик боли, и работорговец замер, втянув голову в плечи - люди Кристера настигли его. Прижавшись к полотняной стенке шатра, Джомхур с содроганием слушал, как убивают его наёмников и рабов. На глаза, помимо воли, наворачивались слёзы: работорговец мысленно прощался с семьёй и богатством, нажитым за долгие годы торговли. Когда же полог откинулся и в проёме показалась широкоплечая фигура с окровавленным мечом в руке, Джомхур рухнул на колени и, обхватив голову руками, запричитал:
  - Будь проклята моя жадность. Будь проклят тот день, когда моя нога ступила в Харшидскую пустыню.
  Гвардейцы Кристера подхватили безвольного работорговца под руки, закинули на лошадь и сквозь Чарийский лес помчались к замку. Джомхур не помнил обратной дороги. От страха рассудок помутился, и очнулся харшидец лишь тогда, когда его втащили в пыточную камеру. При виде клещей и дыбы волосы на голове работорговца зашевелились, а улыбка графа, восседающего на позолоченном стуле в окружении зловещего вида палачей, острым лезвием полоснула по сердцу.
  - Твой поспешный отъезд выглядит подозрительно, Джомхур, - ехидно заметил Кристер. - Только вчера ты приехал в столицу Крейда, а сегодня тебя поймали, чуть ли не на границе с Харшидом. Ты бросил в гостинице товар и подарил мне ценных рабов. Согласись, это странно.
  - Срочные дела призвали меня в Бэрис, Ваше сиятельство, - обречёно ответил Джомхур, понимая, что умирать будет долго и мучительно.
  Кристер хищно вытянул шею, и зеленовато-голубые глаза впились в лицо пленника:
  - Я хочу, чтобы ты ответил мне на один вопрос: где ты взял этих рабов?
  - Нашёл в пустыне, Ваше сиятельство.
  - Нашёл?! Думаешь, я поверю?
  - Это правда, граф.
  - Посмотрим-посмотрим, - раздражённо усмехнулся Кристер и обернулся к палачам: - Приступайте! Наш гость должен рассказать всё, что знает. И даже то, что забыл!
  Кристер ядовито улыбнулся Джомхуру и покинул камеру. В коридоре он остановился, подождал, пока за дверью раздастся истошный вопль и, задумчиво покачивая головой, стал подниматься по лестнице. Новые рабы не шли из головы. Ущербный маг с выдержкой воина и двойник принца Камии - более странную парочку трудно было вообразить. Но они существовали и были в его полной власти. По крайней мере, пока. Правитель Крейда кожей чувствовал, что получил в подарок серьёзную проблему. Самое простое решение - обезглавить обоих рабов - не устраивало графа. Прежде чем убить их, Кристер хотелось узнать две вещи: кто такой Дима и действительно ли наивный безумец лишь двойник принца Камии.
  Граф поднялся на первый этаж и направился в крыло, отведённое для рабов. Появление хозяина всполошило всех: надсмотрщики сгибались в земном поклоне, а рабы падали ниц и шептали слова восхищения. Главный надзиратель встретил графа угодливой улыбкой и, то кланяясь, то выпячивая грудь от гордости, загарцевал перед ним, как молодой конь.
  - Покажи новеньких! - холодно распорядился Кристер, и надзиратель, пританцовывая от усердия, побежал вперёд.
  Он привёл хозяина в дальний конец коридора, где у маленькой невзрачной двери несли караул двое гвардейцев.
  - Слава повелителю Крейда! - дружно гаркнули они и вытянулись в струну, преданно глядя на графа.
  - Откройте.
  Один из гвардейцев быстро отпер дверь, и Кристер поморщился: в нос ударил запах гнилой соломы и мочи. На секунду замешкавшись, граф перешагнул порог и приблизился к рабам. Следом за ним в камеру вбежали гвардейцы с факелами в руках. Артёма шум и свет не разбудили, зато Дмитрий проснулся мгновенно. Он поднял голову, но почтения хозяину не выказал, лишь скользнул равнодушным взглядом по холёному лицу и отвернулся. Прижав брата к себе, он успокаивающе погладил его по плечу и что-то зашептал на ухо.
  Кристер поджал губы: он понял, что, даже запихнув ущербного мага на место Джомхура, не получит ответов на свои вопросы. Если только Дима сам не захочет их дать. Граф мысленно выругался, а потом повернулся и шагнул к двери.
  - Помоги ему, - тихо сказал Дмитрий.
  Кристер вздрогнул от неожиданности и обернулся.
  - Помогу, если скажешь: кто ты?
  - Не знаю. Я ничего не помню.
  - Не верю! Расскажи по-хорошему, иначе...
  Граф красноречиво посмотрел на Артёма, и Дмитрий опустил голову, всем своим видом демонстрируя покорность.
  - Я действительно ничего не помню, хозяин.
  - Ну-ну, - буркнул Кристер и вышел из камеры.
  Внезапное смирение раба разозлило правителя, уж больно не вязалось оно с гордым и независимым взглядом Дмитрия в парадном зале. Но, так или иначе, терять новое приобретение граф не хотел и, повернувшись к надсмотрщику, требовательно произнёс:
  - Позови лекаря. И найдите для них комнату поудобнее. Они нужны мне живыми. Оба!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"