Кохинор: другие произведения.

Дурацкие игры магов. Часть 3. Главы 1 и 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Часть третья.
  Глава 1.
  Новое время.
  
  - Наконец-то! Привет, брат! - машинально произнёс Олефир.
  - Здравствуй, братик, - пробормотал Фёдор.
  - Папа! Ты жив! - закричала Хранительница и повисла на шее отца. - Слава Богу! - Она повернулась к Олефиру: - Ключ! - Амулет прыгнул ей на шею, и Стася улыбнулась: - Теперь ты в безопасности, папа! Я сумею тебя защитить! Дима! - Она взглянула в глаза брату: - Ты пойдёшь со мной!
  - Зачем? - прижимая к себе обессиленного Артёма, мрачно спросил Дмитрий. - У тебя есть Ключ и отец.
  - Этого мало! - твёрдо сказала Хранительница. - Ты должен защищать нас от таких, как этот! - Она указала на Олефира. - Убей Артёма, и пошли домой! Мы будем жить на Земле!
  Дима молчал, подбирая слова, и Олефир с досадой покачал головой:
  - Ну, давай, убей Тёму и лижи руки этой дуре.
  - Это говорит не она. - Дмитрий с ненавистью посмотрел на сияющего самодовольной улыбкой Фёдора.
  - Чушь! - отрезал Олефир. - Мой братец лишь вытащил её дочернюю любовь на первый план, и добавил глупой курице толику решительности, которая в её устах больше похожа на хамство!
  - Заткнись, мразь! - рявкнула Стася.
  - Я же говорил, - хмыкнул Олефир.
  - Дима! Пошли! - Хранительница топнула ногой.
  - Нет, - покачал головой Дмитрий и крепче прижал Артёма к себе. - Я люблю тебя, Стася, но служить тебе не буду.
  - Мерзавец! Ты пожалеешь! - взревела Станислава. - Идём, папа! Он ещё приползёт ко мне, и будет молить о прощении! А я не прощу!
  - Правильно, дочка, - ухмыльнулся Фёдор, презрительно посмотрел на сына, обнял дочь, и они исчезли.
  - Хоть на это тебя хватило, - проворчал Олефир и приказал: - Ричард, сними Валентина!
  Инмарец метнулся к землянину, подхватил его на руки и поставил на каменные плиты, а маг-путешественник приблизился к ученикам.
  - Магистр... - прошептал Артём. - Мой магистр... - Он закрыл глаза и обмяк в руках Димы.
  Дмитрий уложил друга на каменные плиты, взглянул на его мертвенно бледное лицо, и голубые глаза затопил холодный белый свет.
  - Ты не умрешь, Тёма! - проревел Смерть.
  Олефир взмахнул рукой, накрывая Ричарда и Валечку защитным полем, и площадка потонула в холодном, ослепительно-белом огне...
  
  Розалия Степановна на автомате подписала приказ, выронила перо и испуганно подняла голову, вспомнив, как на неё рухнул потолок кабинета короля Инмара, и пришло забвение...
  Несколько минут землянка смотрела вверх, словно ожидая, что потолок вновь обрушится, а потом решительно встала, вышла в коридор и зашагала к тронному залу, не обращая внимания на удивлённые взгляды гвардейцев, слуг и придворных. "Я положу конец их дурацким играм! - раздражённо думала она. - А временному магу нужно, вообще, голову оторвать за его выходку!" Розалия Степановна так зыркнула на гвардейцев, нёсших караул у дверей тронного зала, что те не посмели остановить незнакомую даму, а, напротив, поспешно распахнули двери и отсалютовали ей, будто королеве. Землянка вступила в тронный зал и растерянно остановилась: на троне сидел широкоплечий русоволосый мужчина в королевской мантии, а на его голове сияла золотая корона Инмара.
  - Вы кто? И где Ричард? - требовательно спросила Розалия, проигнорировав возмущённые взгляды стоящих около трона министров.
  Леонид Степенный опешил от наглости незнакомки, но всё же ответил:
  - Я король Инмара Леонид Степенный.
  - Ясно. Где Ричард?
  - Я бы тоже хотел это знать, - вздохнул Леонид. - Последний раз его видели в Лирии. Он ехал куда-то на юг страны, в компании Смерти и временного мага.
  - Ну, Дима! - прошипела Розалия. - Доберусь я до вас!
  Придворные настороженно переглянулись, а король Инмара недоверчиво поинтересовался:
  - Вы знакомы с годарским принцем?
  - Он друг моего сына, - кисло ответила Розалия, раздумывая, как выйти из щекотливого положения: "Похоже, во всей Заре только я одна помню, как развлеклись чокнутые дружки моего сына! Интересно, сколько лет стёр Артём?"
  - А кто Ваш сын? - осторожно спросил Леонид.
  - Валентин.
  - Солнечный Друг? - обрадовался король. - Так Вы с Земли? Вы маг? Когда Вы прибыли?
  - Только что, - буркнула Розалия, продолжая мысленно ругать временного мага, который, никого не предупредив, повернул время вспять.
  Придворные возбуждённо заговорили, а Леонид поднялся с трона и подошёл к гостье:
  - Как Вас зовут, мадам?
  - Розалия.
  - Будьте моей гостьей, мадам Розалия. - Леонид чуть качнул головой. - Я знаком с Вашим сыном, мадам, и он произвёл на меня очень благоприятное впечатление. Мы с женой будем рады оказать Вам гостеприимство.
  - Спасибо, - без особой радости поблагодарила короля Розалия. - Но я бы хотела попасть на юг Лирии. Мне нужно срочно встретиться с сыном.
  - Так Вы не маг? - удивился король.
  - Нет.
  - Тогда как Вы попали в Лайфгарм?
  - Мне помог Дима.
  - А... Но почему в Зару?
  - Именно это я и хочу у него спросить, - сухо произнесла землянка. - Так Вы поможете мне?
  - Боюсь, что нет, мадам, - развёл руками король. - В Заре сейчас нет магов, способных переместить Вас к Дмитрию и Вашему сыну.
  - А если обратиться к Высшим магам? Они, кстати, живы?
  В тронном зале воцарилось молчание. Леонид нервно кашлянул и переспросил:
  - Что, значит, живы?
  - Да, живы мы, живы, - прозвучал сварливый голос, и рядом с троном появился старый гном. - Моё почтение, мадам Розалия.
  Розалия Степановна внимательно посмотрела на Высшего мага и удовлетворённо сказала:
  - Вы всё помните! Вы - Витус, так?
  - Да, мадам, - кивнул гном и подал ей руку. - Давайте поговорим в каком-нибудь другом месте. Не будем мешать королю Инмара вершить государственные дела.
  Землянка смерила Витуса оценивающим взглядом, слегка улыбнулась ему и согласно кивнула...
  
  Вереника бродила по своим покоям в Литтийском дворце и с раздражением пинала разбросанные по полу игрушки. "Что они натворили?! - с досадой думала девочка. - Я королева Годара! Я хочу править страной, а не играть в куклы! Дима, где ты? Забери меня в Керон!" Дмитрий не отвечал, и Вереника злилась всё больше и больше. Она испепелила плюшевого медведя, оторвала голову фарфоровой кукле и бессильно опустилась в кресло.
  Дверь покоев отворилась, и вошла Павлина. Вереника поморщилась, ощутив аромат сладких цветочных духов матери.
  - Почему ты не вышла к завтраку, дорогая? - спросила царица, ласково глядя на дочь.
  - Не хочу, - буркнула Вереника, волком глядя на мать.
  - Что с тобой? - Павлина подошла к дочери и хотела погладить её по волосам, но Вереника мотнула головой и огрызнулась:
  - Оставь меня одну, мама!
  - Переживаешь, что Роксана вернула тебя домой?
  - Нет. Я звала Диму, но он не отвечает. Где он?
  - Дима? - Павлина огорошено взглянула на дочь. - Какой Дима?
  - Мой жених! Мой муж! Король Годара! - заорала Вереника.
  Царица отпрянула от дочери и "принюхалась", но аромата безумия не почувствовала.
  - Тебе приснился кошмар? - осторожно спросила она.
  Вереника сжала губы, подавив стон бессилия, и отвернулась от матери:
  - Уходи!
  Павлина испуганно посмотрела на дочь и исчезла. Вереника усмехнулась: мать сочла её сумасшедшей и бросилась сообщать ужасную новость мужу. "Вы всё равно покойники", - равнодушно подумала девочка и подошла к зеркалу, решив, что к приходу Димы и Тёмы нужно приодеться, дабы выглядеть настоящей королевой...
  
  Фёдор перенёс дочь в подмосковный особняк. Станислава горящими глазами оглядела роскошную гостиную и, схватив с рояля массивный подсвечник, шарахнула им по зеркальному столику.
  - Ненавижу! - взвыла она. - Керонский ублюдок! Как я могла верить его лживым словам?! Мразь! Он использовал меня! Он позволил своему любимому хозяину издеваться надо мной! И это после всего, что я сделала для него! После всего, что я перенесла из-за него! Один Вилин чего стоит! Дима обязан мне по гроб жизни, и должен служить мне!
  - Правильно, детка! - Экспериментатор сиял, точно медный таз, слушая, как дочь поносит Смерть.
  На шум и грохот в гостиную вбежали охранники и новый управляющий, нанятый Марусей. Увидев Станиславу и воскресшего Фёдора, парни остановились, как вкопанные.
  - Чего вам? - проревела Хранительница.
  - Мы, Станислава Михеевна... - начал было один из мужчин.
  - Всё в порядке, ребята! - перебил его Высший маг. - Я Фёдор, брат покойного Михея. Мы близнецы. Я долгое время жил за границей, а теперь вот вернулся.
  - А... - нестройным хором протянули охранники.
  - А как вы попали в дом? - недоверчиво спросил управляющий.
  - Как обычно, - пристально посмотрев ему в глаза, ответил Фёдор и бросил охранникам ключи: - Поставьте мою машину в гараж.
  Охранники покосились на красную от гнева хозяйку и удалились, а управляющий стал собирать осколки зеркальной столешницы, бормоча:
  - Не к добру это, не к добру...
  Меж тем Фёдор обнял дочь за плечи и настойчиво произнёс:
  - Идём, дорогая, тебе надо отдохнуть.
  - Да, папа, - послушно кивнула Стася и позволила магу отвести себя в спальню.
  - Спать! - приказал Фёдор.
  Хранительница послушно разделась, легла в постель и уснула.
  - Вот и умница, - усмехнулся Легенда Лайфгарма и отправился к Марусе.
  Бывшая секретарша магического салона, покусывая кончик ручки, внимательно изучала макет рекламного проспекта, который срочно нужно было отправить в типографию. Она смотрела на фотографии Бланеса - старейшего из городов побережья Коста Брава и вздыхала: средневековые кварталы и старинные здания притягивали и манили её. "А не съездить ли мне в этот самый Бланес?" - подумала Маруся и вздрогнула, услышав:
  - Поезжай!
  Девушка подняла голову, взглянула на Фёдора и сдержанно поинтересовалась:
  - Вы вернулись?
  - Какая умная девочка! - ухмыльнулся Высший маг и присел на край стола. - Договоримся по-хорошему?
  - Смотря о чём, - холодно сказала Маруся, внутренне содрогаясь от мысли, что дерзит Легенде Лайфгарма.
  Фёдор указал на появившиеся перед Марусей пачки зелёных купюр, загранпаспорт и авиабилет:
  - Почему бы тебе ни поселиться в Бланесе, детка?
  - Зачем?
  - Стасе не нужны подруги. У неё есть отец.
  - И брат.
  - В прошлом. Дима отказался от неё.
  - Не верю, - покачала головой Маруся.
  - Дело твоё. Так ты поедешь в Бланес?
  - Нет.
  - Жаль, - вздохнул Фёдор. - Значит, мне придётся убить тебя. - На ладони мага появился маленький синий шарик. Поигрывая им, экспериментатор пристально смотрел на девушку и ждал.
  - Я не уеду, пока не поговорю со Стасей! - упрямо повторила Маруся. - Я хочу увидеть, что Вы сделали с ней.
  - Да ничего я с ней не сделал! - начал раздражаться Фёдор. - Она просто пришла в себя и, наконец, поняла, что её брат - порочный, развратный тип, да ещё и убийца!
  - Как Вы можете так говорить о собственном сыне?!
  - Он мне не сын! Он чудовище, взращенное моим братом! - взорвался маг и чуть спокойнее добавил: - Но я прощаю тебя, Маша. Ты говоришь о том, чего не знаешь.
  - Я знаю, что говорю! Стася рассказывала, как Дима заботился о ней и как защищал своих друзей. Она говорила, что Смерть - лучший маг Лайфгарма, и...
  - Это я лучший маг Лайфгарма! - прорычал Фёдор. - А ты - дура!
  - Не смейте оскорблять меня!
  - А то что?
  - А то, я немедленно отправлюсь к Стасе и расскажу ей, как Вы отзываетесь о Диме!
  - Она не услышит тебя.
  - Дима услышит! Он наблюдает за ней! - крикнула Маруся, и экспериментатор позеленел от бешенства.
  С минуту он остервенело смотрел на землянку и вдруг улыбнулся:
  - Хочешь, чтобы Дима услышал тебя? Да, ради Бога! - Фёдор взмахнул рукой, и Маруся вскрикнула: она стояла в огромном пустом зале. На мрачных каменных стенах тускло горели факелы, а прямо перед ней возвышался янтарный трон.
  "Керон..." - зачарованно подумала Маруся и опустилась на ступени перед годарским престолом...
  
  Оранжевое солнце медленно сползало за горизонт. Последний луч канул в сине-зелёных водах Южного моря, и вместе с ним погасло холодное белое пламя Смерти. Временной маг открыл глаза и с благодарной улыбкой взглянул на Дмитрия.
  - Спасибо, - хрипло произнёс он и перевёл взгляд на Олефира. - Я Ваш, магистр. Я буду служить Вам вечно.
  - Молчи, чародей! - приказал маг-путешественник и обратился к Диме: - Как ты мог позволить безумному временному магу играть со Временем? Ты соображаешь, что он натворил? Он напрочь стёр два года в Лайфгарме! Он изменил реальность! Я старался обезопасить вас, а он, одним взмахом, перечеркнул все мои труды! Фёдор жив! Хранительница вернула Ключ и горит желанием отомстить всем и вся! Высшие маги вернулись, и всё помнят! И я... - Он тяжело вздохнул.
  - Я тоже умер, - начал оправдываться Дима. - Артём остался один, и...
  - Значит, стоило мне уйти, и ты погиб? - возмутился Олефир. - Я так и знал! Ты не готов действовать самостоятельно, Дима! Слишком рано Хранительница рассорила нас.
  - При чём здесь она? Это Фёдор...
  - Да, плевать мне на них обоих! - выпалил маг-путешественник. - Значит, так! С этой минуты ты снова становишься моим учеником. Будешь им до тех пор, пока не убьёшь меня. Ясно?
  - Какого чёрта?! - заорал Ричард. - Дима! Почему ты позволяешь ему так разговаривать с тобой?
  - Подожди, Ричи, - попросил Дмитрий. - Я хочу понять...
  - Да что тут понимать? - не унимался инмарец. - Он же снова хочет сделать тебя рабом!
  - Мне кажется, ты не прав, Ричи... - начал Валечка, но инмарский принц оборвал его:
  - Не лезь! Так что, Дима, ты вернёшься к хозяину?
  Дмитрий растерянно посмотрел на замершего в радостном предвкушении Артёма. "Мы будем вместе служить магистру!" - мысленно ликовал временной маг: он ни на йоту не сомневался, что Дима выполнит приказ. Дмитрий вздохнул, погладил друга по растрёпанным пшеничным волосам и посмотрел на Олефира:
  - Может, объяснишь, почему я должен убить тебя, дядя?
  - Чтобы вы остались в живых, идиот! Твоё упрямство всем нам выйдет боком, Дима. Почему ты не можешь довериться мне и сделать то, что я прошу?
  - А мои друзья? - Дмитрий указал на Ричарда и Валечку. - И Стася... Заклинание Фёдора почти растворилось в её сознании. Я должен что-то предпринять, иначе она навсегда возненавидит меня.
  - Тогда убей меня прямо сейчас! - в отчаяние воскликнул Олефир.
  - Не буду... - покачал головой Дима. - Пока не пойму, в чём подвох.
  - Сделай это! Только так ты сохранишь жизнь себе и... - Маг-путешественник не договорил: рубиновая чаша полыхнула кроваво-красным огнём, и на Олефира обрушился поток волшебной воды. - Не я твой враг, Дима... - простонал путешественник и растворился в рубиновом пламени.
  - Магистр!!! - завизжал временной маг.
  - Учитель!!! - одновременно с ним заорал Дима, и две чёрные молнии ударили в рубиновую чашу.
  Оглушительный вой сотряс мир. Валечка и Ричард упали на стремительно темнеющие плиты и закрыли головы руками, а Смерти, не в силах успокоиться, продолжали осыпать Источник чёрными молниями. Рубиновая чаша треснула и развалилась на две половины. Кроваво-красный фонтан взметнулся в небо, фейерверком взорвался среди серых туч, и на мир пала тишина.
  Смерти опустили руки и молча уставились на разрушенный Источник. Ричард поднял голову, взглянул на расколотую чашу и покачал головой:
  - Ну и дела...
  - Как сажа бела, - буркнул Валечка, поднимаясь на ноги. - Что делать-то будем?
  Артём взвыл, рухнул на колени и стал биться головой о плиты:
  - Магистр! Магистр! Магистр!
  Дима попытался успокоить друга с помощью магии, но тщетно. И тогда он рявкнул:
  - Встать!
  Артём вскочил и преданно уставился на него, ожидая приказа.
  - Всё кончено. Магистр ушёл. Ты свободен, Тёма, - чеканя слова, произнёс Дмитрий.
  Временной маг внимательно выслушал друга и кивнул:
  - Ты прав. Лайфгарм умер. Мы отомстили за смерть Великого Олефира!
  - Конечно, Тёма. - Дима скорбно взглянул на расколотую чашу и тихо скомандовал: - В Керон.
  - Керон! Нас ждут великие дела! - исступлённо заорал Артём, и лица друзей лизнул прохладный ночной ветер...
  
  Маруся устала сидеть на ступенях перед троном и стала кругами бродить по залу. Лёгкий, но гулкий стук её каблучков привлёк внимание гвардейцев, и они, осторожно приоткрыв дверь, сквозь щёлочку заглянули в тронный зал. Обнаружив незнакомку в бесстыдно короткой юбке, мужчины несколько минут пялились на её стройные ноги и диковинные туфли с высокими, тонкими каблуками, на которых, по их мнению, стоять-то было сложно, не то, что ходить, а потом прикрыли дверь и переглянулись.
  - Не похоже, что она званная гостья, - заметил один.
  - И не маг, - уверено сказал другой.
  - Тогда чего мы ждём?
  Напарник кивнул и опрометью помчался в караулку.
  Вскоре в коридоре появился капитан замковой стражи в сопровождении четырёх гвардейцев. Он решительно распахнул двери тронного зала и, печатая шаг, направился к незнакомке.
  Маруся остановилась и напряжённо уставилась на приближающихся стражников: неприятности, обещанные Фёдором, начинались. Гвардейцы окружили её, и капитан, сурово спросил:
  - Кто Вы, мадам?
  - Меня зовут Мария.
  - Что Вы делаете в тронном зале Керонского замка, мадам Мария?
  - Я... - замялась Маруся. - Жду аудиенции.
  - Короля Олефира? - скептически поинтересовался капитан.
  - Наверное...
  - Кто впустил Вас в тронный зал, мадам?
  - Фёдор.
  - Маг-экспериментатор? - нахмурился капитан. - В Годаре не любят Высших магов, мадам. Так что, Вы выбрали неудачного покровителя. - Офицер подал гвардейцам знак, и они наставили пики на Марусю. - Именем короля Годара Вы арестованы!
  - Это ошибка! - воскликнула Маруся. - Мне надо обязательно увидеть Дмитрия! Это вопрос жизни и смерти!
  Капитан едко ухмыльнулся:
  - Встречу со Смертью я Вам гарантирую, мадам. Уверен, что Его высочество захочет лично разобраться с протеже Высшего мага. - Он критически оглядел Марусю с ног до головы и приказал: - Ведите её тоннелями. Не будем нервировать керонцев столь вызывающим нарядом.
  Гвардейцы подвели пленницу к огромному гобелену, приподняли его, и Маруся увидела маленькую нишу, в которой темнела железная дверь. Капитан снял с пояса ключ, отпер замок и, толкнув дверь, скользнул в узкий проём:
  - Следуйте за мной, мадам!
  "Спокойно, Маша. Так или иначе, Диму ты увидишь!" - сказала себе Маруся и шагнула во мрак потайного хода.
  Гобелен опустился, железная дверь с лязгом захлопнулась, и в пустом тронном зале появились Дмитрий, Артём, Ричард и Валентин.
  
  Глава 2.
  Скорбь Смерти.
  
  "Я дома", - подумал Дима, и сердце болезненно сжалось. Дмитрий потеряно опустился на ступени перед троном, взмахом руки запечатал двери зала, чтобы керонцы не мешали ему скорбеть по безвременно ушедшему учителю, и посмотрел на друзей. Ричард и Валечка, чувствуя траурное настроение Димы, угрюмо молчали, зато Артём, так и не смирившийся со смертью любимого магистра, впал в неистово-весёлое буйство.
  - Сядь куда положено, Дима! - с истеричным смешком воскликнул он. - Король ты или нет?
  - Ты переигрываешь, - строго произнёс Дмитрий.
  - Умирая, магистр приказал мне играть! И я буду играть, как он завещал! - крикнул Артём и обиженно добавил: - Не хотите развлекаться со мной, не надо. После временного скачка вы стали буками. - Он повернулся к Диме спиной и демонстративно направился к дверям: - Пойду, развеюсь. Давно мечтал заняться строительством и реконструкцией замков! Сейчас сотворю замечательный интерьер в том крыле, которое ты разрушил, Дима, заодно, проведаю старушку Алинор.
  Дмитрий скрипнул зубами, переместился к другу и с размаха залепил ему пощёчину:
  - Забудь о самоубийстве! Ты будешь жить!
  - А я и не собирался умирать! - зло прошипел временной маг. - Я только хотел посмотреть, что осталось от Алинор!
  - Оставь мёртвых в покое!
  - Почему?
  - Я запрещаю!
  - А кто ты такой, чтобы запрещать мне?! - Временной маг преобразился: лицо его стало каменным, а глаза - ледяными. - Хочешь быть хозяином Смерти? Не выйдет! У меня уже есть хозяин - Великий магистр!
  Взгляды магов скрестились, и воздух между ними завибрировал.
  - Уймись, чародей! - приказал Дима.
  Губы Артёма дрогнули, и он Артём опустил глаза. Король Годара вернулся к трону, сел на ступени и проворчал:
  - Можешь не извиняться, Тёма.
  Зло фыркнув, временной маг переместился в угол зала, шлёпнулся на возникший перед ним стул и стал издали наблюдать за друзьями.
  - Ему плохо, - прошептал Ричард, устраиваясь рядом с Димой.
  - Он справится. - Дмитрий посмотрел на топчущегося у ступеней землянина: - Присоединяйся к нам, Солнечный Друг.
  - Ох, ребята, как всё не просто, - вздохнул Валентин. - Что теперь будет?
  - Теперь... - начал было Дима и замолчал - в тронном зале появились Марфа и Арсений.
  Увидев родителей, Артём аж подпрыгнул от радости.
  - Привет! Вы как раз вовремя! С этими людьми, я чуть не умер от скуки! - прокричал он и расплылся в благожелательной улыбке. - Давайте веселиться!
  - Артём! - Марфа бросилась к сыну, чтобы обнять, но тот исчез и возник в противоположном углу зала:
  - Ку-ку! Я здесь!
  - Прекрати! - громко сказал Дима.
  - А что ты сделаешь? Драться будешь? Ай-ай-ай, как не красиво! Драться это плохо! - погрозил пальцем Артём. - Правда, папа? - Он уже стоял перед Арсением.
  Наблюдатель молча смотрел на сына.
  - Что ты молчишь, папа? Сядешь рядом с этими занудами, и станешь обдумывать, как помочь мне? Да, мне плевать на Вас всех! У меня есть приказ магистра, и я буду выполнять его, пока не умру!
  Арсений повернулся к сыну спиной и посмотрел на Диму:
  - Ты можешь вылечить его?
  - Я постараюсь.
  - Спасибо. Я в вечном долгу перед тобой.
  - Тёма мой друг, и я...
  - Хватит говорить обо мне, словно меня нет? - встрял Артём. - Это, конечно, приятно, но не вежливо. Правда, мама?
  Марфа смотрела на сына блестящими от слёз глазами. Она едва сдерживала рыдания, однако Артём делал вид, что ничего не замечает. Более того, ему хотелось, чтобы мать поскорее заплакала.
  - Мне нравится убивать, - доверительно шепнул он ей. - Особенно приятно было убивать магистра. Дима так хотел этого! - Артём дико расхохотался, но вдруг, резко оборвав смех, повернулся к Дмитрию и хищно оскалился: - Никогда не забуду, что ты заставил меня убить магистра! - В следующую секунду шоколадные глаза потеплели, губы озарила ласковая улыбка, и Артём чувственно прошептал: - Я люблю тебя, Дима. - Потом он обернулся к матери, прищурился и кровожадным голосом произнёс: - Мои маленькие зверушки в кровь раздирали лицо Великого Олефира. Кровь была повсюду... Горячая, сладкая...
  - Заткнись! - заорал Дмитрий.
  - А что я такого сказал? - искренне возмутился временной маг. - Я не так малодушен, как ты, и не боюсь убиваю своих учителей. Я их всех убил! А Корнея - дважды! - гордо заявил Артём и тоненьким голоском пропищал: - Я больше не буду... - Он хохотнул и подмигнул матери: - ...учиться!
  Не в силах больше сдерживаться, Марфа зарыдала, и Артём радостно захлопал в ладоши. Арсений бросил горестный взгляд на сына и подошёл к возлюбленной:
  - Не плачь, дорогая, Тёма поправится...
  - Не порти мне веселье! - разозлился временной маг. - Не смей успокаивать её! Пусть ревёт! - истерично проорал он, и с пальцев посыпались разноцветные искры.
  - Ты так и нарываешься на драку. - Дмитрий вплотную подошёл к Артёму и гневно заглянул в его ледяные глаза: - Начнём! У нас здорово получается!
  Временной маг ощетинился, стал отступать, и с каждым шагом злость уступала место веселью.
  - Я не буду драться с тобой! - нервно хихикнул он. - Ты тоже Смерть!
  Дмитрий согласно кивнул:
  - Ты прав. Мы не будем драться. Потому что я не хочу убивать тебя.
  - Это ещё вопрос - кто кого! - вызывающе оскалился Артём. - Вот скольких ты убил, Дима? Может, сядем и посчитаем, кто больше?
  Губы Дмитрия растянулись в жесткой улыбке, а глаза плотоядно блеснули:
  - А может, всё же подерёмся?
  Смерти смотрели друг на друга, как в зеркало. За плечами обоих была школа Великого учителя Олефира, навсегда сроднившая их. Горечь утраты захлестнула Смертей, и слёзы затушили холодное пламя их глаза. Дмитрий отвернулся, добрёл до трона и бессильно опустился на него, а временной маг растерянно моргнул и, зарыдав в голос, исчез.
  - Зачем ты отпустил его, Дима? - вскричала Марфа.
  - Он вернётся, - тихо ответил Дмитрий и прикрыл глаза рукой. - Я мог бы удержать его, но к чему?.. Он бы озлобился ещё сильнее. Тёма в Белолесье. Не ходите туда. Он должен побыть один. - Дима опустил руку и посмотрел на землянина: - Пожалуй, я не откажусь от бокала вина...
  
  Артём нёсся по Белолесью, не разбирая дороги. Ветки больно хлестали по лицу. Птицы с испуганными криками взмывали в небо. Мелкие зверушки в ужасе прятались в норы. Временной маг вылетел на поляну, упал на мягкую изумрудную траву и кубарем покатился по ней, крича:
  - Помоги мне, Белолесье! Я больше не могу! Помоги!
  Волшебный лес напряжённо замер, словно собираясь с мыслями, а потом из глубины чащи вырвался рёв и могучей волной покатился по лесу. Временной маг зажмурился. Он распахнул сознание навстречу спасительной боли, и из его груди вырывался звериный вой.
  "Я хочу стать прежним!" - взмолился Артём.
  "Ты никогда не станешь прежним, - с грустью ответил Волшебный лес. - Но я люблю тебя и таким".
  "Я не хочу быть Смертью!"
  "Ты уже Смерть".
  "Я помню, каким был! Я знаю, каким стал! Но я не знаю, кто я?"
  "Я покажу" - прошелестело Белолесье, и мага поглотила изумрудно-чёрная тишина...
  
  Весть о том, что в Керон вернулся Дмитрий, мгновенно облетела замок, и, несмотря на поздний вечер, придворные толпились у дверей тронного зала, ожидая, что принц выйдет к ним и объяснит, что произошло и как им жить дальше. Но двери оставались закрытыми. Сначала из тронного зала доносились крики и чей-то истеричный смех, а потом наступила тишина. Керонцы испуганно перешёптывались и ждали.
  Около полуночи в коридоре появился капитан замковой стражи, и придворные с надеждой воззрились на него. Маршал Виннер кашлянул и поинтересовался:
  - Вы знаете, что происходит, капитан Донат?
  - Нет, господин маршал. Но мы задержали шпионку Высшего мага.
  - В таком случае, Донат, у Вас есть прекрасный повод войти в тронный зал, - обрадовался Виннер. - Действуйте!
  Капитан щёлкнул каблуками, подошёл к дверям и громко постучал.
  - Войдите! - раздался голос принца, и створки дверей приоткрылись.
  Донат прошмыгнул в зал. Придворные встали на цыпочки, пытаясь углядеть, что творится в зале, но двери захлопнулись, и магический щит вернулся на место.
  Капитан скользнул взглядом по пьяным лицам принцев и любимого шута Олефира и, стараясь не выдать изумления, приблизился к трону.
  - В чём дело? - с трудом ворочая языком, поинтересовался Дима. - Какого чёрта ты припёрся, Донат? Не мог подождать до утра?
  - Простите, Ваше высочество...
  - Величество, - поправил его Валечка. - Король умер! Да здравствует король! - провозгласил он, отсалютовал Диме и, выпив вино, разбил бокал о ступени.
  Лицо капитана вытянулось, и он вопросительно взглянул в глаза годарскому принцу.
  - Олефир умер, - хрипло произнёс Дима, залпом опустошил бокал и мрачно повторил: - Так какого чёрта ты припёрся, Донат?
  - Мы... - Капитан сглотнул подступивший к горлу комок и громко доложил: - Мы задержали приспешницу Высшего мага Фёдора... Ваше величество.
  Глаза Дмитрия полыхнули холодным белым светом:
  - Где она?
  - В Северной башне, Ваше... - начал капитан, но короля уже не было.
  - Ты пришёл вовремя, Дон, - ухмыльнулся Ричард. - Сейчас Диме просто необходимо кого-нибудь прибить. Не завидую я этой дамочке.
  - И я, - пьяно хихикнул Валечка, наполнил оставленный Димой бокал вином и протянул его капитану: - Выпей за нового короля Годара, служивый!
  Донат благоговейно принял из рук Валентина бокал короля и пригубил вино.
  - До дна! - скомандовал шут, и капитан повиновался.
  Он вернул бокал Валентину, поклонился и попятился к двери:
  - Простите, господа, меня ждёт служба.
  - Солдат пьёт - служба идёт! - хихикнул Солнечный Друг и вновь наполнил бокалы. - Или ты хочешь умереть, проходя сквозь щит Смерти?
  Донат поёжился: он не был магом, и шут фактически спас ему жизнь, предупредив об опасности. "Но, что будет, когда вернётся король?" - испуганно подумал он, поднося ко рту королевский бокал с терпким лирийским вином...
  
  Прислонившись спиной к стене, Маруся сидела на деревянных нарах и беспомощно вглядывалась в темноту, ожидая скрипа двери и появления гвардейцев, которые отведут её к Дмитрию. Внезапно перед лицом девушки полыхнули два белых огонька, и какая-то сила сдёрнула её с нар и швырнула о каменный пол. Раздался неприятный хруст. Адская боль пронзила правое плечо, и Маруся закричала. В ответ на её крик камеру огласил безудержный хохот. Не понимая, что происходит, Маруся попыталась встать, и всё та же неведомая сила "помогла" ей. Она приподняла девушку над полом и впечатала в стену. Маруся охнула от резкой боли в пояснице, сползла на пол и с ужасом поняла, что не чувствует ног.
  - Это только начало, - любезно сообщил ей хриплый мужской баритон.
  - Кто Вы? - превозмогая боль, прошептала Маруся.
  - Смерть.
  Невидимый вихрь оторвал Марусю от пола и стал швырять от стены к стене, словно мячик. В ушах девушки стоял хруст собственных костей. Она выла от боли, но почему-то не теряла сознание. Неожиданно вихрь распластал девушку на стене и исчез, а из кромешной темноты стали приближаться два белых светящихся огня. Смерть подошёл вплотную к пленнице и погладил её по щеке:
  - Ты хорошо держишься, девочка. Я буду долго веселиться с тобой.
  - Я... подруга... Стаси... - срывающимся от боли голосом прохрипела Маруся, понимая, что-то вот-вот перестанет соображать.
  - Стася... - повторил Смерть. Он задумчиво водил рукой по щеке девушки, вспоминая сестру. - Рыжие волосы... Зелёные глаза... Нежное тело... - Рука Смерти скользнула по шее Маруси и сжала её грудь. - Я помню Стасю. Она моя сестра. А ты?
  - Я... её... подруга... - простонала девушка. Прикосновения Смерти причиняли жуткую боль, но Маруся всё ещё пыталась держать себя в руках. - Помогите ей... Фёдор... околдовал её... - Каждое слово давалось с трудом, но девушка упрямо продолжала: - Он... никого... не подпускает к ней... - Маруся закашлялась, и из её рта хлынула кровь.
  Смерть нахмурился, шевельнул рукой, и кровотечение прекратилось.
  - Продолжай! - приказал он.
  Марусю мутило от стального привкуса во рту, в голове шумело, но она не могла позволить себе потерять сознание:
  - Фёдор... выкинул меня... чтобы я... не мешала.
  - Чем ты могла помешать Высшему магу? - ухмыльнулся Смерть и легонько надавил на грудь девушки, заставив её взвыть от боли. - Ты обычная. Не маг, не воин... Ты - никто!
  "Фёдор победил! Дима убьёт меня, как он и хотел!" - подумал Маруся, и её сознание стало угасать.
  Неожиданно чьи-то сильные руки вырвали девушку из могильного мрака.
  - Фёдор проиграл. Ты будешь жить, - прозвучал твёрдый мужской голос, и Маруся почувствовала, что куда-то летит.
  Боль исчезла. Маруся открыла глаза и зажмурилась от яркого света магических факелов. Она потёрла руками слезящиеся глаза, снова открыла их и обнаружила, что лежит на широкой кровати с прозрачным газовым балдахином. К телу приятно льнула тонкая шёлковая сорочка, волосы были чисто вымыты. Маруся чувствовала себя так, словно только что приняла ароматную ванну. "Кто меня искупал? Неужели Смерть?" Раздался тихий смешок. Маруся повернула голову: рядом с ней, опираясь на локоть, лежал Дмитрий. Он был полностью одет: чёрный плащ с багровым подбоем, белая батистовая рубашка, чёрные брюки... Девушка растерянно уставилась на высокие чёрные сапоги, но, спохватившись, перевела взгляд на лицо мага. Дмитрий насмешливо улыбался, и глаза его были голубыми, как весеннее небо.
  - Ты будешь жить, Маша. Ты рада?
  Маруся поспешно кивнула и подумала: "Какой же он сильный и красивый... Ну и что, что брат! Я бы ни секунды не сомневалась..."
  - В самом деле? - усмехнулся Дима, и Маруся покраснела. - Ты странная девушка, Маша. - Дмитрий протянул руку и погладил её короткие тёмно-русые волосы. - Я почти убил тебя, а ты восхищаешься мной и хочешь... - Он склонился к девушке и нежно поцеловал в губы.
  Маруся затрепетала, но поцелуй оказался мимолётным. Дмитрий отстранился и посмотрел в её серо-голубые глаза:
  - Ты не испугалась Смерти. Ты боролась до конца. И поэтому, я позволю тебе то, чего не позволял ни одной из своих любовниц: ты можешь отказать Смерти в близости.
  - Я не отказываюсь от подарков судьбы, - тихо сказала Маруся и улыбнулась.
  Дмитрий накрыл комнату щитом, сорвал с девушки одеяло, притянул к себе и впился в губы долгим страстным поцелуем. Вихрь наслаждения закружил Марусю, наполняя каждую клеточку тела невероятной лёгкостью и абсолютным счастьем, и в блаженной истоме она подумала: "Смерть любит так же идеально, как и убивает..."
  На рассвете Дмитрий вернулся в тронный зал и с сытой улыбкой взглянул на осоловелых от пьянки друзей и капитана Доната.
  - Где ты шлялся всю ночь? - сурово спросил его Валентин. Голова землянина болталась, как на шарнирах, но он старался выглядеть трезвым и грозным. - Хоть бы шит убрал! Несчастный Донат бросил своих гвардейцев на произвол судьбы! Из-за тебя он не вышел на работу! Кто будет отвечать за его прогул?
  - Ты убил её? - икнув, спросил Ричард. - Тебе полегчало?
  - Мне полегчало, - кивнул Дима, продолжая улыбаться, и убрал щит. - А вам троим не мешало бы проспаться.
  - Сам спи! - огрызнулся Валечка. - Я никуда не пойду, пока ты не увеличишь жалование Донату, хотя бы на двести процентов. Он обязан получить материальную компенсацию! А в качестве моральной - вынесешь ему благодарность и дашь майора!
  - В Годаре нет такого звания, - благодушно усмехнулся Дмитрий.
  - Тогда генерала!
  - Вот-вот, - согласно кивнул Ричард и удобно устроил голову на плече вусмерть пьяного капитана.
  - Можете идти, Донат, - доброжелательно произнёс Дима и, протрезвив капитана, вручил ему увесистый кошель. - Надеюсь, Вы не станете распространяться о моральном облике принца Инмара.
  - Буду нем, как рыба! - воскликнул Донат. Он осторожно уложил Ричарда на ступени, отсалютовал королю и вышел из зала.
  - А моральная компенсация?! - возмутился Валечка.
  - Спать! - шикнул на него Дима, и землянин исчез.
  Взглянув на мирно посапывающего инмарца, Дмитрий хмыкнул и перенёс его в покои для гостей. Он уложил друга в постель, заботливо укрыл одеялом и отправился к себе. Дима чертовски устал, но чувствовал себя гораздо лучше, чем накануне: странная земная девушка приглушила скорбь Смерти. Оказавшись в спальне, Дима скинул на пол одежду, нырнул под одеяло и с интересом посмотрел на любовницу: Маруся крепко спала и видела его во сне.
  - Всё-таки лучше бы ты отказала мне, Маша... - прошептал Дмитрий и уснул...
  
  Фёдор смотрел на Лайфгарм и не верил своим глазам. Он думал, что будет дожидаться благоприятного момента для захвата мира годами, а момент наступил через считанные часы после его возвращения к жизни. Смерть Олефира подкосила Диму и Артёма, и они махнули рукой на Лайфгарм, а Высшие маги, как обычно, ждали, что будет дальше.
  "Они преподносят мне мир на блюдечке, и я не собираюсь отказываться!" - злорадно подумал Фёдор, перенёсся к дочери и потряс её за плечо.
  - Ты готова отомстить брату, Стася?
  - Да. - Глаза Хранительницы сверкнули фанатичным блеском.
  - Тогда не будем медлить! - Фёдор подал руку дочери, и они оказались на площадке из красных плит.
  Увидев расколотую рубиновую чашу, Хранительница вздрогнула и чужим голосом спросила:
  - Кто это сделал?
  - Дима.
  - Он ответит за святотатство!
  Ключ на груди Хранительницы вспыхнул. Стася сняла его с шеи, приложила к запястью, и на осколки чаши упали тёмные капли крови. Мир застонал. Станислава улыбнулась, бросила окровавленный Ключ на плиты, и чаша мгновенно собралась воедино. Раздалось шипение, и, словно огненная лава, из чаши вырвался водяной фонтан. Переливаясь всеми оттенками красного, он устремилась в небо, озаряя его багровыми всполохами.
  Стася подняла Ключ, повесила его на шею и, шагнув к чаше, коснулась огненной струи. Фонтан рухнул вниз, и в рубиновой чаше заблестела хрустально-чистая вода.
  - Пей, папа! - сказала Хранительница. Её глаза горели ненавистью и предвкушением мести.
  Фёдора улыбнулся дочери, подошёл к Источнику и стал горстями черпать волшебную воду. Маг жадно глотал и глотал её, не замечая, что вода стекает по шее и груди кровавыми ручейками.
  "Ты - мой император!" - услышал он торжественный голос Мира и громогласно расхохотался.
  - Я - император! - выкрикнул Фёдор и обнял Стасю за плечи. - Наша месть благословлена Миром, дочь моя!
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"