Кохинор: другие произведения.

Дурацкие игры магов. Часть 3. Глава 5.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 5.
  Порочный круг.
  
  Михаил провалил задание императора: Леонид Степенный наотрез отказался женить сына на принцессе Маргарет, мотивируя отказ тем, что, по обычаям Инмара, наследник престола сам выбирает жену. Целую неделю маг-миротворец пытался уломать наместника, но тот был непреклонен.
  - Пусть я больше не король, но законы Инмара никто не отменял! - упрямо повторял он.
  - В Лайфгарме теперь единые законы! - настаивал миротворец, и они пускались в бесконечные правовые диспуты.
  В отличие от сына, Леонид был искусным дипломатом и оратором. Как ни старался Михаил, ему не удалось переубедить бывшего короля Инмара. В конце концов, миротворец сдался. Злясь и трепеща от ужаса, он явился в Литту, передал отказ наместника Фёдору, но тот лишь рассмеялся и, отправив Михаила отдыхать, перенёсся в покои дочери. Глазам императора открылась потрясающая картина: принцесса с горящими азартом глазами живописала придворным дамам процесс приготовления утки с мандаринами. Скользнув по мыслям аристократок, Фёдор хихикнул: лирийки с ужасом ждали, когда принцесса закончит рассказ, и они все вместе отправятся в душную жаркую кухню готовить эту треклятую утку.
  "Я спасу вас, девочки", - весело подумал Фёдор и громко произнёс:
  - Оставьте нас!
  Лириек как ветром сдуло, а император, наконец, расхохотался.
  - Что смешного, папа? - недоумённо спросила Станислава. - Ты прервал нас на самом ответственном месте!
  - Ничего, дорогая, у тебя ещё будет время познакомить лирийских дам с земной кухней. Да и не только лирийских. - Фёдор лукаво подмигнул дочери.
  - Уже? - обрадовалась Стася. - Михаил договорился с Леонидом?
  - Миротворец глуп. Я сосватаю тебя сам. - Император протянул дочери руку. - Идём, родная. Познакомишься с новыми родственниками! - Он крепко сжал Стасину ладонь, и они оказались в трапезном зале Зарийского дворца.
  Леонид и Прасковья обедали. В зале пахло кислыми щами и горячими пирогами. Массивный дубовый стол покрывала белая льняная скатерть, расшитая красными петухами и ёлочками. В центре стола, точно судно, попавшее в штиль, замерла расписная овальная супница с половником-мачтой, а вокруг - деревянные миски-баркасы с квашеной капустой, пирогами, солёными грибами и огурцами. Серебряная тарелка с тонко нарезанным варёным мясом и кровяной колбасой да золотой кувшин с вином выглядели на их фоне изящными каравеллами, занесёнными штормом в гущу рыбацких судов.
  - Приятного аппетита, - благодушно произнёс Фёдор, а про себя подумал: "Был ты Лёня фермером - им и помрёшь!"
  Император усадил дочь за стол и широко улыбнулся, ожидая ответа, но наместники Инмара молчали: визит мага-императора не сулил ничего хорошего, и любезничать с ним ни Леониду, ни Прасковье не хотелось.
  - Добрый день, Ваше величество. Прошу к столу, - после долгой паузы произнёс Леонид и кивком отправил слугу за тарелками для нежданных гостей.
  Фёдор уселся на монументальный деревянный стул, бесцеремонно взял пирог, надкусил его и, прожевав, рассыпался в комплиментах:
  - Упоительный вкус и аромат! Божественно! Вы, Прасковья, виртуоз в кулинарном искусстве. У вас будет, о чём поговорить со снохой! - С блаженным выражением лица он доел пирог и объявил: - Свадьба наших детей завтра!
  - Сначала нужно получить согласие Ричарда, - нахмурился Леонид, - а его нет в Заре.
  - Я в курсе, - утвердительно кивнул император. - Но что мешает позвать его? - Он подмигнул Прасковье, и в зале появился Ричард. - А вот и жених! Выбирай, сынок: свадьба с принцессой Лайфгарма или гражданская война?
  - Война? - ужаснулся Леонид. - Мы не будем воевать с Вами!
  - Значит, породнимся! - оскалился в наглой улыбке император.
  - Нет! - гаркнул Ричард и, выхватив меч, шагнул к Фёдору.
  В то же мгновение в трапезном зале возник Дмитрий. Стася с жестокой, ехидной ухмылкой уставилась на брата, но тот даже не взглянул в её сторону.
  - Стой, Ричи! - крикнул он.
  Инмарец нехотя убрал меч в ножны, скрестил руки на груди и выжидающе посмотрел на друга. Дмитрий подошёл к столу и хмуро взглянул на императора:
  - Пытаешься играть за моей спиной, Федя? Не советую.
  - Что ты, что ты, сынок! - В притворном негодовании император замотал головой. - Какие могут быть игры?! У меня очень серьёзные намерения. Я выдаю дочь замуж. Как тебе мой выбор? - Фёдор указал на Ричарда. - С ним она будет счастлива.
  - Дима, не соглашайся! - выпалил инмарец. - Лучше - воевать!
  - Войны не будет! - отрезал Дмитрий и обернулся к побратиму. - Нам надо поговорить, Ричи! - И вместе с другом перенёсся в Керонский замок.
  Накрыв зал непроницаемым щитом, Дима опустился на ступени перед троном и закурил. Ричард же, закусив губу от досады, потоптался на месте, а потом пристроился рядом с другом и спросил:
  - Почему ты сдаёшься, Дима? Зачем тебе этот нелепый брак?
  - Заклятие Фёдора растворилось в сознании моей сестры. Теперь она всегда будет ненавидеть меня, Ричи. Я знаю, как развернуть заклятье и заставить Стасю полюбить меня, но проблема в том, что любое прикосновение к заклятью принесёт ей смерть. Лайфгарм убьёт мою сестру... - Дмитрий помолчал и с горечью продолжил: - Но даже если я найду способ обмануть Лайфгарм, я всю жизнь буду сомневаться в истинности её любви... Ты - другое дело. Стася всегда нравилась тебе. Ты добьёшься её любви, и вы будете счастливы. Без всякой магии! Женись на ней, Ричи! Скажу больше, этим браком ты спасёшь моей сестре жизнь.
  - Почему бы тебе просто не убить Фёдора? - мрачно осведомился инмарец.
  - Лайфгарм контролирует и Фёдора, и Стасю. Мир намертво связал их жизни. Я не знаю, как разорвать эту связь, а помощи просить не у кого.
  - Значит, Фёдор будет править вечно?
  - Он не бессмертен.
  - Но маги живут долго. Будешь ждать, пока наш драгоценный император умрёт своей смертью?
  - Я ищу выход, Ричи. Поверь мне, ищу! - Дмитрий положил руку на плечо друга и настойчиво произнёс: - Женись, на ней, Ричи!
  Инмарец помолчал и, скрепя сердце, вымолвил:
  - Я сделаю, как ты просишь, Дима. Я женюсь на Стасе, но, клянусь, спать с ней не буду! Она твоя!
  - Не надо клятв, Ричи! Действуй по обстоятельствам! Пошли!
  Дмитрий сжал его плечо, и друзья оказались в трапезном зале Зарийского дворца.
  - Как прошли переговоры? - Фёдор вытер рот белоснежной льняной салфеткой и подмигнул лучащейся самодовольством дочери.
  - Я согласен, - громко объявил Ричард и неодобрительно взглянул на друга.
  Дима отвернулся, и его опасно посветлевшие глаза впились в Легенду Лайфгарма. Фёдор выдержал грозный взгляд Смерти. Несколько секунд отец и сын смотрели друг на друга, и эти секунды показались Ричарду часами. У него мелькнула отчаянная мысль, что побратим нашёл выход, но увы...
  - Я буду присматривать за тобой, император, - тихо произнёс Дима и исчез.
  - Да ради Бога. - Фёдор равнодушно пожал плечами, поднялся и взял дочь за руку: - Пора!
  Мгновенье, и Леонид с Прасковьей остались одни...
  
  Из трапезного зала Зарийского дворца Дмитрий перенёсся в покои Маруси. Он молча обнял девушку и замер, наслаждаясь теплом её тела.
  - Ты пришёл прощаться, - едва слышно прошептала Маруся и уткнулась в грудь любимого.
  - Так надо, Маша. Я не хочу рисковать тобой.
  Прозрачное платье лёгким облачком стекло на пол, и руки мага заскользили по атласной коже Маруси...
  Любовники опустились на белоснежный ковёр и сплелись в сладострастных объятьях. Они неистово любили друг друга среди цветов, заботливо расставленных временным магом, стараясь навечно запомнить каждое прикосновение, каждый стон, каждый поцелуй.
  Усталые и изнеможённые они замерли в нежных объятьях, оттягивая момент расставания. Сердца бешено колотились, отсчитывая последние мгновения счастья, и вдруг Дима понял: ещё миг, и он не сможет отпустить её.
  - Пора, - прошептал маг и отстранился от Маруси.
  На глаза девушки навернулись слёзы. Она медленно поднялась и потянулась к прозрачному платью, но Дима щёлкнул пальцами, и на Марусе появилась земная одежда: водолазка, джинсы и кроссовки.
  - Ты особенная, Маша, и я поступлю с тобой по-особенному. - Дмитрий вскочил, оделся, схватил любовницу за руку, и они оказались в подмосковном особняке Фёдора.
  Маруся равнодушно оглядела знакомый кабинет, уже зная, что сделает возлюбленный.
  Дима на мгновение прикрыл глаза, а потом заговорил:
  - Особняк и фирма твои, Маша. Документы и деньги в сейфе. Комбинацию ты знаешь. - Он посмотрел ей в глаза. - Вопросов не возникнет. Ни у кого. Ты свободна, Маша.
  - Я всегда буду любить тебя, - сквозь слёзы прошептала Маруся.
  - Нет, - покачал головой Дима, и девушка вздрогнула.
  - Забери всё, но оставь воспоминания! - закричала она, в безнадёжно молящем порыве протягивая руки к возлюбленному.
  - Не могу, - хрипло сказал Дмитрий и туманной утренней дымкой растворился в воздухе.
  У Маруси закружилась голова, ноги подогнулись, словно лишившись костей, и она присела на широкий кожаный диван. Потухший, бессмысленный взгляд скользнул по светлым стенам, чёрному письменному столу и наткнулся на спикерфон.
  - Что-то я совсем заработалась. - Маруся тяжело поднялась, добрела до стола и нажала кнопку спикерфона: - Костя, принеси мне крепкого чая с лимоном...
  
  Дмитрий не понимал, что с ним происходит. Разум твердил, что, отправив Марусю на Землю, он поступил правильно, а душа требовала вернуть её обратно.
  - Ты должен забыть о ней, - приказал себе Дима и бросился в покои любовницы, намереваясь уничтожить следы её пребывания в Керонском замке.
  Он ворвался в спальню и растерянно застыл в дверях: на кровати, среди шёлковых подушек, возлежал временной маг. Он манерно курил длинную коричневую сигарету, самозабвенно любуясь собой в зеркальном потолке.
  - Зачем ты отослал её, Дима? - не отрывая взгляда от своего отражения, насмешливо поинтересовался он. - Кто теперь будет успокаивать тебя? Я? - Он повернул голову и сложил губы в похотливо-игривую улыбку. - Я готов, мой милый хозяин.
  - У меня другое задание для тебя, Тёма, - строго сказал Дмитрий.
  Коричневая сигарета мгновенно пропала, а кровать опустела - Артём навытяжку стоял перед другом и серьёзно смотрел ему в глаза.
  - Приказывай, хозяин!..
  
  Дом Витуса в Северных горах, уютное логово старого холостяка, ожил, когда в нём поселилась Розалия. Мама Валечки обладала удивительным свойством: появляясь в том или ином месте, она мгновенно становилась его хозяйкой. И, что интересно, возражений ни у кого не возникало. Впрочем, в данном случае, и возражать было некому. Кроме Витуса в доме никто не жил. А гости... Совершив небольшую прогулку землянка обнаружила, что убежище целителя прекрасно защищено от неожиданных визитёров: с одной стороны - отвесными скалами, с другой - глубоким каньоном. Магической защиты Розалия не видела, но интуитивно чувствовала, что она есть. "Хорошо бы забрать сюда Валю", - наверное в сотый раз подумала землянка и с досадой поморщилась. Всякий раз, когда Витус создавал для неё "экран", сын неизменно возникал на нём с бокалом в руке. И, чтобы не думать о спивающемся отпрыске, Розалия занялась холостяцким домом целителя и маленьким, давным-давно заброшенным садом камней.
  Сначала Витус с сомнением отнёсся к хозяйственной деятельности землянки, но когда та сунула ему в руки влажную тряпку и красноречивым кивком указала на пыльные статуэтки, украшающие камин, понял: дело пахнет керосином. Гном с минуту пристально смотрел на Розалию, надеясь, что выразительный, строгий взгляд заставит гостью образумится и избавить его, Высшего мага, от мелких хозяйственных дел, но зря старался. Вместо того чтобы образумиться, Розалия гордо вскинула голову и подробно описала, как должен выглядеть дом медицинского работника. Когда женщина замолчала, потрясённый до глубины души гном шагнул к камину и начал тщательно тереть статуэтку. Тряпка сейчас же обросла слоем пыли, Витус машинально уничтожил пыль, протянул руку к следующей фигурке и замер.
  - Роза! - воскликнул он и повернулся к землянке. - Я же маг, Роза!
  - Конечно, маг. - Розалия Степановна полюбовалась до блеска вычищенным серебряным ножом и пожала плечами. - Разве я спорю?
  - Так что же я с тряпками-то вожусь!? - Гном прикрыл глаза, сосредоточился, вспоминая требования гостьи, и в голове само собой сложилось заклинание.
  - Прекрасно! Давно бы так! - Голос землянки был довольным, и Витус открыл глаза.
  Гостиная сияла чистотой, каждая вещь стояла или лежала на своём месте, а в центре овального стола из чёрного морёного дерева сверкала хрустальная ваза с букетом алых роз. Всё ещё держа в руках тряпку, гном подошёл к Розалии.
  - Я... - начал было он, но внезапно осёкся, подскочил к камину, швырнул на едва тлеющие поленья тряпку, и Розалия услышала:
  - Я согласен.
  На магическом экране появился инмарский принц. Лицо его бы решительным и несчастным одновременно: в глазах - тоска, губы сжаты в тонкую упрямую полоску. Ричард повернул голову, и его взгляд, словно превратившись в волшебную камеру, отразил на экране Смерть и императора.
  Витус и Розалия застыли в ожидании поединка, но Дима обманул их надежды...
  - Присматривать он будет! - возмутился гном и развалился в кресле перед камином. - Присоединяйся, Роза. Кино будем смотреть. Трагикомедию!
  - Он не должен был отдавать сестру Ричарду.
  Розалия уселась в соседнее кресло, и рядом с ней тотчас возник миниатюрный деревянный столик. На сияющей лаком поверхности белела тонкая фарфоровая чашка с блюдцем, сахарница, молочник, покоился пузатый, как откормленный щенок, чайник и вазочки с вишнёвым вареньем, конфетами и печеньем. В руке у гнома появилась чёрная чаша с тягучим фиолетовым напитком.
  - Это хноц, - пояснил гном, заметив недоумение в глазах Розалии.
  - Ликёр?
  - Строго, говоря, нет, - ухмыльнулся Витус, хлебнул вязкого напитка и блаженно зажмурился. - Это... э... выражаясь земным языком, пищевая добавка.
  Розалия Степановна собралась уточнить состав странного питья, но в этот момент экран погас, и гном недовольно хмыкнул.
  - Похоже, наш Смерть ушёл из Лайфгарма.
  - Неужели окончательно струсил? - презрительно спросила землянка.
  - Не думаю. Скорее всего, он что-то замышляет, и, боюсь, я знаю что.
  - То есть, совершив одну глупость, он уже обдумывает другую. Что он, по-твоему, собирается сделать, Витус?
  Маг глотнул хноца, облизал губы и задумчиво протянул:
  - Увидишь...
  По лицу Розалии пробежала тень недовольства, и Витус с неохотой проговорил:
  - Некоторые вещи опасно произносить вслух, Роза. Слова, изречённые магом, могут стать роковыми. Скажу только, что маленькая надежда на благоразумие Смерти у нас всё ещё остаётся. Слишком далеко зашёл Фёдор! Мне очень хочется верить, что Дима, наконец, найдёт в себе силы и убьёт его.
  - Вряд ли, - с сомнением, взглянув на гнома, заметила Розалия. - Дима не допустит смерти сестры. Как уж на сковородке, крутиться будет, но Стасю пальцем не тронет, да и другим не позволит.
  - Тогда, будь готова ко всему, Роза. Возможно, очень скоро нам придётся забрать Валентина и бежать с Лайфгарма...
  
  Шоколадные глаза Тёмы отливали серебром, на щеках играл лёгкий румянец, а чуть приоткрытые губы едва заметно подрагивали. Артём ждал приказа убить Фёдора, и Дима с трудом сдержался, чтобы не отдать такой приказ. Вместо этого он с нажимом произнёс:
  - Сегодня у Ричарда последний холостяцкий вечер. А в Инмаре принято проводить его с близкими друзьями. Я, как ты понимаешь, не могу пойти в Литту, а вот ты - запросто.
  Временной маг моргнул, серебряные блики в глазах исчезли, уголки губы опустились, точно он собирался заплакать. Несколько секунд Артём молчал, вглядываясь в чересчур безмятежное лицо друга, а потом хмуро спросил:
  - Ты на самом деле собираешься выдать Стасю замуж? Ты уже разлюбил её? Или сыновние чувства проснулись? - Глаза Артёма сверкнули серебром. - С какой стати ты жалеешь Фёдора? Убей его! А Стасю я тебе верну. Только прикажи!
  - Нет. - Голос Димы обрушился на временного мага, как молот на наковальню. - Ты сейчас же отправишься в Литту и организуешь Ричарду вечеринку. Я разрешаю, нет, я приказываю тебе, играть. Можешь поставить на уши весь дворец, да хоть весь город, Тёма, но коснуться Времени, я тебе не позволю!
  - Почему это? - сверкая ледяными глазами, осведомился Смерть. - Я и Время...
  - Молчать! - гаркнул Дима.
  Смерть невольно съёжился и сдавлено вскрикнул - Дмитрий ворвался в его сознание. Перед глазами возникло гневное лицо магистра, а в ушах прозвучало: "Как ты мог позволить безумному временному магу играть со Временем?.." К небу взметнулись языки рубинового пламени, магистр исчез, и Смерть заплакал. Слёзы затушили ледяной пожар в глазах, Тёма сник, став похожим на побитую бездомную собаку.
  - Мой магистр... - прошептал он, и Дима не выдержал. Он обнял друга и прижал к себе.
  - Учитель умер, потому что хотел, чтобы мы жили.
  Но его хриплый от подступивших к горлу слёз голос, лишь подлил масла в огонь: Артём истерично всхлипнул и зарыдал, как рыдает жена по любимому, внезапно умершему мужу. Но Дмитрий не позволил скорби поглотить друга. Он разжал объятья, глубоко вздохнул, и в уши временного мага ударил голос Олефира:
  - В Литту, чародей! Ричард ждёт!
  Плач стих. Артём вытер слезы кулаком. Одежда его потемнела, став антрацитово-черной, на плечи лёг радужный плащ.
  - Как скажете, магистр, - глядя в глаза Диме, произнёс он и переместился в Лирию.
  В покоях витал удушливый аромат безумия. Дмитрий с тоской осмотрел пустую спальню, точно надеясь увидеть Марусю, которая, как никто, умела успокоить его, и без сил опустился на кровать. В дрожащих пальцах задымилась сигарета. "Куда ни кинь - всюду клин", - всплыла в голове одна из Валечкиных поговорок, и Дима горько усмехнулся.
  - Точнее не скажешь. Спасая Стасю, я теряю Тёму, а спасая Тёму - Стасю. Но, в любом случае, Артёму нельзя использовать свои способности. Олефир прав. Сумасшедший временной маг запросто уничтожит и себя, и мир... - Дима содрогнулся. - А он должен жить, и Стася тоже! Тогда почему же мне кажется, что, как бы я сейчас не поступил - всё равно проиграю?!
  Дмитрий уничтожил потухшую сигарету и взглянул на Артёма: временной маг старательно выполнял его задание. "Пусть играет!" Дима махнул рукой и снова закурил. Тонкая струйка дыма обвила горделивую орхидею в высокой стеклянной вазе, и Дмитрию вдруг подумалось: " А если оставить всё как есть? Отдать Стасю Ричарду, себе вернуть Марусю и... Нет!" Маг стремительно поднялся и шагнул на красные каменные плиты...
  
  Ричард сидел в кресле и с кислым видом рассматривал затейливую роспись на потолке: на голубом фоне в застывшем танце сплетались зелёно-золотые ветви. Взгляд инмарца скользил по запутанным линиям, замирал на рифлёных листьях и вновь пускался и путь, словно отыскивая выход из древесного лабиринта.
  Сидевшая в соседнем кресле Хранительница недовольно поглядывала на жениха. Она помнила, какими глазами смотрел на неё инмарский принц на Земле, и готова была руку дать на отсечение, что Ричард мечтал о близости с ней. Да и потом, в Лайфгарме, Станислава нет-нет, да и ловила на себе его восхищённые взгляды. "Это всё ты, Дима! - мысленно шипела Хранительница, и в душе её клокотала ядовитая ненависть. - Ты целью задался отравить моё существование! Не позволю! Я буду счастлива, чёрт тебя раздери! А ты... ты... Если б я могла, я бы день за днём убивала тебя! И я смогу!" На губах Станиславы расцвела мечтательная улыбка, а большие зелёные глаза, устремлённые на инмарца. потеплели.
  - Смогу, - прошептала она и, гордо встряхнув волосами, перевела взгляд на отца, который вот уже битый час обсуждал её свадьбу с Роксаной, Михаилом и Корнем. - Папа!
  Фёдор обернулся:
  - Не сейчас, дорогая.
  - Но уже поздно, папа. Нужно распорядиться насчёт ужина, - настойчиво произнесла Станислава.
  - Так распорядись.
  Фёдор вновь повернулся к бывшим коллегам, а Хранительница поднялась из кресла и направилась к дверям: она предпочитала лично убедиться, что на кухне всё в порядке, а не устраивать разборки с поварами в трапезном зале. Стася была в нескольких шагах от дверей, когда яркая вспышка заставила её остановиться.
  - Э-ге-ге-гей! - раздался жизнерадостный голос.
  Хранительница проморгалась и вперила недовольный взгляд в Артёма:
  - Чего тебе?
  Взмахнув полами разноцветного плаща, временной маг церемонно раскланялся, выудил из воздуха кроваво-красную розу и протянул Станиславе.
  - Мои поздравления, принцесса.
  - Оставь их при себе и убирайся к хозяину!
  - Как грубо, мадам, - скривился временной маг, и роза пропала. - Впрочем, какая разница. Вы собирались куда-то идти? Не смею Вас задерживать! - Артём с любезной улыбкой распахнул двери перед Хранительницей и зашагал к инмарцу: - Ричи! Здорово! Хватит таращиться на потолок! Ты же не сумасшедший, право слово!
  - Не уверен, - буркнул Ричард и посмотрел на друга: - Гуляешь?
  Артём не успел ответить. Император, ошеломлённый бесцеремонным явлением временного мага, очнулся и взревел, как боевой слон:
  - Что ты себе позволяешь, кретин?
  Корней, Роксана и Михаил поспешно отступили от Фёдора, всем своим видом показывая, что они здесь ни при чём, а временной маг развернулся на каблуках и обиженно сдвинул брови.
  - В Литте теперь мода такая - гостей оскорблять?
  - Ты не гость!
  - Это почему же? - Артём набычился, и на его щеках заходили желваки.
  - Я тебя не приглашал! - рявкнул Фёдор.
  Стася поспешно захлопнула двери. Назревал скандал, и знать об этом всем и каждому во дворце не следовало. Между тем временной маг обдумал слова императора и согласно кивнул головой.
  - Верно, Ваше императорство. Но я здесь, и тут уж ничего не попишешь. - Артём расправил плечи, улыбнулся, и в шоколадных глазах заплясали насмешливые искорки. - Сегодня большой день, Федя. Мы, видишь ли, друга женим.
  - Спасибо, что сообщил, - язвительно усмехнулся император. - Только ты ошибся: большой день у Ричарда завтра.
  - Ой, как ты не прав, Ваше императорство. - Артём переместился за спину инмарца и положил руки на спинку кресла. - Завтра у Ричи свадьба, так? А для мужчины свадьба - катастрофа. Добровольное водружение ярма на шею! - Временной маг сдвинулся в сторону, изогнулся и заглянул в лицо другу: - Бедный, бедный Ричи. В твоём распоряжении остался всего один вечер свободы. И этот вечер ты должен провести так, чтобы было о чём вспомнить нудными семейными вечерами.
  - Мерзавец! - прорычала Хранительница. - Немедленно убирайся прочь!
  - Суровыми семейными вечерами, - поправился временной маг, сочувственно глядя на Ричарда, и обернулся: - Ты куда-то шла, принцесса? Так иди. Не вмешивайся в мужской разговор. Кстати, разве тебе не положено вертеться у зеркала в свадебном платье?
  Станислава злобно рыкнула и посмотрела на отца:
  - Папа! Почему ты позволяешь ему так себя вести?!
  - Потому что он прав, дочка, - неожиданно улыбнулся Фёдор. - Жениху положена холостяцкая вечеринка. Мы не в праве отказывать ему в этом. Ты же хочешь немного повеселиться с друзьями, Ричи?
  - Хочет, хочет! - закивал Артём и показал инмарцу кулак: - Не смей лишать меня развлечения, слышишь?
  Ричард хмуро кивнул:
  - Не буду.
  - Вот и отлично! - Временной маг притопнул каблуками. - Дамы - на выход!
  Если бы Станислава могла, она испепелила бы нахала взглядом. "Ничего! Ты у меня ещё наплачешься, Тёма! Обещаю!"
  "Я уже плачу, разве не видишь?" - ехидно отозвался Артём.
  - Паяц! - выплюнула Хранительница и, надменно вскинув голову, покинула гостиную.
  - Ты тоже иди, Роксана, - буркнул Фёдор.
  Воительница поклонилась и исчезла, а император вместе с Корнеем и Михаилом приблизился к временному магу.
  
  Уставшее оранжевое солнце медленно сползало за горизонт. Тонкие, ослабевшие за день лучи тщетно цеплялись за каменные плиты цвета свежей крови. Ветер выбился из сил, поверхность моря разгладилась, словно отутюженное полотно, и колючий сумрак, крадучись, подобрался к островку и застыл у рубиновой чаши, ожидая, когда мир поглотит ночь и настанет его время, его короткая тёмная эпоха.
  Дима вдохнул прохладный морской воздух, подошёл к рубиновой чаше и замер, вглядываясь в толщу хрустально-чистой воды. "Ну, почему я не временной маг?" - мысленно простонал он, и в потемневшее небо ударил бурный, пенистый фонтан.
  "Я не хочу видеть тебя, Дима! - раздался в голове мрачный, глухой голос. - Зачем ты побеспокоил меня?"
  - Пришёл заключать сделку, Лайфгарм.
  Фонтан рванулся вверх бурной струёй, опал и снова взмыл в небо, будто желая коснуться бледных, едва проснувшихся звёзд.
  "Ты разрушил мой Источник, маг, а теперь пришёл договариваться? Думаешь, я буду слушать тебя?"
  - Я предлагаю тебе Смерть, Лайфгарм. Взамен ты освободишь Хранительницу и убьёшь Фёдора.
  "Смотрите-ка! Он ещё и торгуется! - Пенные струи запылали алым огнём, а в голове Димы насмешливо зазвенело. - Хочешь стать Высшим магом - пожалуйста! Глоток моей воды, и готово!"
  Фонтан исчез, словно его и не было. Вода в рубиновой чаше застыла серебряным зеркалом.
  "Пей!" - прошелестело в голове Димы.
  - Сначала договоримся. Ты избавляешь Хранительницу от заклятия и убиваешь Фёдора, а присягаю тебе на верность. - Дима кивнул на застывшие воды Источника.
  "А не слишком ли много ты хочешь? - Мир издевательски хмыкнул. - За один глоток - целых две услуги!"
  - Так и быть, - ехидно заметил Дмитрий - выпью два.
  Над островом разлилась тишина. Ни плеска рыб, ни шуршания волн, ни малейшего движения воздуха. Море и ветер замерли, словно боялись пропустить ответ Мира.
  "Я согласен! - после долгого ожидания прогрохотало в голове Димы. - Пей!"
  И Дмитрий опустил руки в Источник...
  
  - Ну что, начнём? - потирая руки, сказал временной маг. - Вино, девочки, азартные игры? Ричи, что ты предпочитаешь? Только не говори, что яд - не получишь. Жить тебе ещё долго и счастливо.
  - Погоди! - нахмурился Фёдор. - Если Ричи устраивает холостяцкую вечеринку, нужно позвать всех его друзей.
  Артём беззаботно улыбнулся, присел на подлокотник кресла и поднёс к губам длинную коричневую сигарету.
  - Зачем? Одного меня для веселья вполне достаточно!
  - Позови Дмитрия и Валентина! - потребовал император.
  - Соскучился, да? Понимаю. Но, увы, не получится. Дима готовит утренний доклад, а Валя убаюкивает Веренику. И то, и другое, крайне важно для спокойствия Лайфгарма, ты не находишь?
  - Бедняжка Ричи! - желчно оскалился император. - Последний холостяцкий вечер ты проведёшь в обществе полудурка.
  Инмарец оторвался от созерцания потолка и красными от гнева глазами взглянул на императора.
  - Не смейте оскорблять Артёма!
  - Вот-вот! - поддакнул временной маг. - Лучше выпьем и повеселимся. Девочек приглашать? Или Корней с Михаилом сами нам станцуют?
  Ричард хмыкнул:
  - Пожалуй, это слишком, Тёма.
  Корней и Михаил наградили инмарца благодарными взглядами, а временной маг пожал плечами и хлопнул в ладоши. Посреди гостиной появились семь юных смуглокожих красавиц в блестящих полупрозрачных одеяниях. При виде Артёма глаза девушек округлились.
  - Ваше высочество, - нестройным хором пискнули они, попадали на колени и простёрли к принцу руки, унизанные золотыми браслетами.
  - Танцуйте! - приказал временной маг, и в гостиной зазвучала бойкая зажигательная мелодия.
  Девушки мгновенно оказались на ногах. Колыхнулись невесомые одежды, мелодично звякнули бесчисленные украшения. Стройные изящные тела изогнулись, застыли на мгновение, позволяя зрителям полюбоваться их совершенством, и вдруг стремительно закружились, подхваченные хлёстким задорным ритмом.
  Временной маг лукаво взглянул на раскрасневшегося друга:
  - Нравится?
  - Откуда они? - хрипло произнёс инмарец, не в силах оторваться от эротичного зрелища.
  - Из Камии. Там таких пруд пруди. Хочешь, подарю?
  - Не стоит.
  - Понимаю, жена, - хихикнул Артём, сотворил бокал вина и протянул его другу. - Выпей и расслабься. Свадьба только завтра.
  - Ага. - Инмарец махом выпил вино.
  Временной маг довольно кивнул, вновь наполнил бокал друга и посмотрел на Корнея, Михаила и Фёдора. Маги горящими от вожделения глазами пожирали иноземных красоток. Артём хихикнул, чуть шевельнул пальцами, и полупрозрачные одежды танцовщиц упали на пол. Девушек нагота не смутила, они продолжали самозабвенно танцевать - в их жизни не было ничего важнее, чем угодить принцу Камии.
  Напряжение среди зрителей возрастало.
  - О-ё... - Император подался вперёд, жадно разглядывая обнажённые девичьи тела.
  - Все хороши... - протянул Михаил и нервно облизал губы.
  - Как одна... - эхом отозвался Корней.
  - Какие же вы, лайфгармцы, закомплексованные! - громко заявил временной маг. - Нравятся девочки, так берите! Они не против! Вперёд! - крикнул он, побуждая магов к решительным действиям, и расхохотался.
  Бывшие Высшие маги не выдержали. Издав не то рык, не то хрип, они ринулись к камийкам. Как обезумевшие, они хватали хохочущих девушек, тискали их, но взгляды падали на оставшихся без внимания наложниц, и маги кидались к ним, не в силах сделать выбор. Музыка продолжала играть, но вместо прекрасного танца в центре гостиной царил бедлам.
  Ричард хлебнул вина и посмотрел на друга:
  - В Камии все женщины такие?
  - Ага, - сквозь смех ответил временной маг. - Покорность у камиек в крови. Не хочешь присоединиться к императору?
  - Нет, увольте.
  - Как знаешь. - Артём перестал смеяться. Он повернулся к камийкам спиной и отсалютовал другу бокалом вина. - За тебя, Ричи. Желаю тебе выдержки. Стася та ещё штучка!
  - Как Дима? - помолчав, спросил инмарец.
  - Великолепно! Исполнен праведного мазохизма! Сидит и обдумывает, как ещё усложнить себе жизнь. А, заодно, и всем нам! - раздражённо произнёс временной маг и сердито посмотрел на Ричарда: - Зачем ты его послушался?
  - По-твоему, война лучше?
  - Конечно! - Артём ткнул пальцем себе за спину. - Посмотри на них, Ричи! Разве можно позволять им править Лайфгармом? Смотри, что они делают с моими наложницами! А скоро на месте этих девок окажемся все мы! - Глаза временного мага сверкнули льдом, и музыка зазвучала громче, заглушая игривые повизгивания и похотливые стоны. - Не желаю служить Фёдору!
  - Так скажи об этом Диме! Я-то что могу?
  Лёд в глазах растворился в густом шоколаде, и Артём улыбнулся.
  - Ты прав, Ричи. Но сначала выпьем. Я ещё недостаточно набрался для столь глобального разговора.
  Он залпом выпил вино, критически оглядел свой бокал и увеличил его в размерах.
  - Мне кажется, глобальные разговоры лучше вести на трезвую голову, - скептически заметил Ричард.
  - Не зуди, Ричи. У меня задание - вечеринка. А кто приходит с вечеринки трезвым?
  - Так это Димина затея? Вот подлец!
  - Не то слово, - согласно кивнул Артём, поднёс к губам бокал и замер, глядя на хрустально-чистые капли, дрожащие на пальцах. - Зачем?.. Дима!.. Не-е-ет!!! - завизжал временной маг и ринулся к Источнику.
  - Тёма, куда ты? Что происходит? - запоздало воскликнул Ричард и, отбросив бокал, метнулся к дверям.
  - Стоять!
  Полуголый Фёдор отпихнул от себя камийку, взмахнул рукой, обездвиживая будущего зятя, и устремил полный ужаса взгляд на крохотный островок в Южном море.
  
  Дмитрий поднёс ладони к губам. Волшебная вода поблёскивала и дрожала, точно предвкушая первый глоток мага.
  "Всё решено. Хватит трусить!" - укорил себя Дима и едва не упал: со скоростью выпущенной из лука стрелы в него врезался временной маг.
  - Не смей!!!
  - Тёма...
  - Не смей!!! - прорыдал Артём, оттолкнул друга от рубиновой чаши и заорал так, что у Дмитрия уши заложило: - Ты не получишь его, Лайфгарм! Никогда! Я выполню завет любимого магистра! Я спасу моего хозяина! А если ты хоть дыхнёшь в его сторону, я.. я... Я сделаю так, чтобы тебя не было вовсе! Слышишь, Лайфгарм? - Временной маг хрястнул кулаком по хрустальной глади, развернулся к Диме и зарыдал пуще прежнего: - Неужели она тебе дороже, чем я?.. Пусть так... Пусть... Но я же говорил... Я могу... Почему, Дима?... И что стало бы со мной?
  - Тёма, я...
  - Ты снова хотел бросить меня, да?.. Предатель!.. - Артём осёкся, испуганно посмотрел на друга и рухнул на колени. - Прости! Прости! Прости, хозяин! - запричитал он, цепляясь за чёрный плащ. - Я сделаю всё, что скажешь!.. Только не бросай меня снова, Дима!.. Мой магистр! Я буду служить тебе вечно!.. Клянусь!
  - Хватит, Тёма! - Дмитрий бросил тоскливый взгляд на Источник, обнял друга, и они оказались в покоях Маруси.
  Дима усадил Артёма на кровать и провёл ладонью по растрепавшимся пшеничным волосам. Но временной маг уже и сам успокоился: вдали от Источника его хозяин был в безопасности. Слёзы высохли, заплаканное лицо разгладилось. Губы ещё слегка подрагивали, но голос мага прозвучал ровно, хоть с обидой.
  - Как ты мог, Дима?
  - Я хотел, как лучше... - Дмитрий отвёл взгляд. - Другого выхода нет, понимаешь?
  - Лайфгармская водичка тоже не вариант, - покачал головой Артём.
  - И что по этому поводу говорил магистр?
  Временной маг сжал пальцами колени.
  - Он сказал, что на Лайфгарме не должно остаться Хранительниц.
  - Поэтому ты хотел, чтобы я убил Стасю?
  - Да. Я верю магистру. Он никогда и ничего не делал просто так, Дима. Если он сказал, что Хранительница опасна для тебя, значит, так оно и есть. - Артём поднял голову и умоляюще посмотрел на друга: - Обещай, что не станешь пить из Источника! Пожалуйста.
  Лицо временного мага жалобно сморщилось, шоколадные глаза наполнились слезами, и Дмитрий поспешно сказал:
  - Обещаю.
  И вдруг ему стало так легко, точно он сбросил с плеч тяжёлый мешок. "Всё правильно, - подумал Дима. - Олефир предупреждал, чтобы я не пил лайфгармскую водичку. И зачем только я отправился на остров?" Но вслед за волной облегчения накатила тоска. Всё вернулось на круги своя, и Дмитрий вновь оказался у жертвенного алтаря, на котором лежала Стася. "Не могу, - мысленно прошептал он. - Она всё для меня".
  Временной маг поджал губы и отвернулся. Молчание затягивалось. Артём угрюмо ковырял брюки на коленях, а Дима задумчиво смотрел на одинокую орхидею.
  - Возвращайся в Литту, Артём, - наконец произнёс он. - Ричарду нужна поддержка.
  - Он спрашивал о тебе.
  - Скажи, что со мной всё в порядке.
  - Ричи не идиот. Он не поверит. - Артём толкнул друга в бок. - Пойдём со мной!
  - Нет. Я встречусь с ним... как-нибудь... потом. Иди, Тёма!
  - Как прикажешь, хозяин, - недовольно проворчал временной маг и исчез.
  - Хозяин, - пробормотал Дмитрий, растянулся на кровати и поднёс к губам сигарету.
  
  Артём ворвался на вечеринку подобно искрящемуся смерчу.
  - Вот и я! - проорал он, и под расписным потолком закружились голые крылатые младенцы с луками в руках.
  Младенцы натянули тетиву, выпустили стрелы, и те взорвались в воздухе, осыпав магов и Ричарда розовыми шёлковыми сердечками.
  - А вот и наш волчонок вернулся! - сияя, как новенькая монета, воскликнул Фёдор и шаловливо пощекотал камийку, которая сидела у него на коленях.
  Девушка довольно захихикала, прижалась к магу и кокетливо взглянула ему в глаза.
  - Чуть позже, милая, - сказал ей экспериментатор и обратился к временному магу: - Похоже, я должен сказать тебе спасибо, мальчик.
  Артём безразлично пожал плечами, а Ричард раздражённо стряхнул с волос россыпь сердечек и потребовал:
  - Рассказывай, что происходит, Тёма.
  - А что-то происходит? - Временной маг наивно, точь-в-точь как Вереника, похлопал глазками и смущённо улыбнулся: - А... Ты о моём поспешном исчезновении? Так я погорячился.
  - Тёма!
  - А что Тёма? - Временной маг поманил к себе скучающую наложницу, и та с радостью скользнула в его объятья. Отведя густые чёрные волосы, Артём поцеловал девушку в шею, посмотрел на Ричарда и улыбнулся. - К чему столько вопросов, дружище? У тебя завтра свадьба, так что, расслабься и получай удовольствие. Пока можешь.
  Ричард скрестил руки на груди и исподлобья уставился на временного мага. Артём чертыхнулся, поморщился, и шоколадные глаза сверкнули ледяным серебром.
  - Не нравятся банальные развлечения? Хочешь чего-то покруче, Ричи?
  Корней и Михаил с опаской уставились на временного мага, а Фёдор, напротив, развеселился.
  - Давай, Тёма, покажи, чему научил тебя покойный магистр!
  Глаза Артёма запылали ледяным серебряным светом, губы зажглись лучезарной улыбкой.
  - Почему бы и нет, император, - промурлыкал он и дёрнул камийку за волосы.
  Девушка вскрикнула, изогнулась дугой, но не сделала попытки вырваться. Смерть приложил ладонь к её груди, чуть сжал пальцы, и на смуглой коже заблестели капельки крови.
  - Прекрати! - взревел Ричард и в два прыжка оказался возле друга.
  Фёдор, Корней и Михаил застыли, когда Смерть, оттолкнув жертву, повернулся к инмарцу и уставился на него полыхающими льдом глазами. На секунду бывшим Высшим магам показалось, что ничто не спасёт Ричарда, но серебряное пламя погасло, и Артём взглянул на друга грустными шоколадными глазами.
  - Я предпочитаю банальное веселье, Тёма, - сурово произнёс инмарец.
  Временной маг медленно кивнул, и в его руках появились хрустальные бокалы с вином. Ричард взял один из них:
  - Как же я рад, что ты пришёл на мою холостяцкую вечеринку, Тёма.
  Артём стиснул в руках бокал и вдруг улыбнулся - бешено и отчаянно. Он тряхнул волосами, бросил короткий взгляд на притихших магов и воскликнул:
  - К чёрту проблемы, Ричи! Сейчас мы покажем Литте, что значит настоящее веселье!
  Грянула музыка. Камийские наложницы закружились в быстром танце. По воздуху поплыли подносы с закусками и винами. Толстощёкие младенцы выстрелили из луков, осыпав гостиную сердечками и цветами.
  Фёдор, Корней и Михаил помимо воли вперили взгляды в танцующих красавиц, а временной маг шагнул к Ричарду и шепнул:
  - Принц Камии впервые облажался, Ричи. Вряд ли магистр остался бы доволен, увидев мою игру. Слишком я мягок и податлив сегодня. Надеюсь, ты не злоупотребишь моей добротой?
  - Ни в коем случае, - серьёзно кивнул инмарец.
  - Отлично! Тогда пора!
  Артём взмахнул рукой, и среди хоровода наложниц возник Валентин с верным бурдюком под мышкой.
  - Вот теперь веселье пойдёт, как надо! - уверено заявил временной маг и, размахивая пустым бокалом, бросился к землянину. - Наливай, Валя!
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"