Кохинор: другие произведения.

Дурацкие игры магов. Часть 3. Глава 6.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 6.
  Бездействие.
  
  Оранжевое солнце выбралось из-за горизонта. Бархатные лучи обласкали улицы Керона, фонтанчики и цветущие кусты волшебного парка, добрались до белоснежной глыбы дворца и юркнули в распахнутые настежь окна.
  Дмитрий недовольно поморщился. День обещал быть ясным и тёплым, а ему хотелось сумрака и дождя. Взмахом руки маг сдвинул плотные шторы, вытянулся на кровати и закурил. Рука его подрагивала от напряжения, а губы плотно сжимались, едва он отводил от них сигарету...
  Часы на стене пробили полдень, и Дмитрий заставил себя посмотреть в Литту. В то же мгновение, словно в лирийской столице только и ждали невидимого гостя, трубы возвестили о начале свадебной церемонии. В воздух взметнулись яркие стяги, сотни белых птиц закружились над центральной площадью, и на балкон выступил император Фёдор. За ним, рука об руку, шли Стася и Ричард. Дима взглянул на счастливое лицо сестры и скрипнул зубами. Он знал, что смотреть на церемонию будет тошно, но не ожидал, что настолько...
  - Не могу... - прошептал маг, вскочил и отправился к друзьям.
  Валечка, Артём и Вереника сидели на усыпанной цветами лужайке. Временной маг что-то терпеливо объяснял девочке, а Солнечный Друг с благодушной улыбкой взирал на них и пил вино.
  - Чем занимаетесь? - как можно беззаботнее спросил Дима и уселся на траву.
  - Воздушные шары делаем, - ответил Артём, подмигнув Веренике.
  Девочка насупилась.
  - Не расстраивайся, Ника. Я тоже не умею делать шары. Давай учиться вместе!
  Дима поднял руки, и в воздух взмыли десятки разноцветных шариков. Весёлой стайкой они закружились над лужайкой, и, радостно взвизгнув, девочка захлопала в ладоши.
  - Вот он - твой истинный талант! - хлопнув друга по плечу, торжественно заявил Артём.
  Дима машинально кивнул и вновь поднял руки. Воздух над поляной замерцал, сгустился мохнатым разноцветным облаком, и на землю посыпался конфетный дождь.
  - Вот это да! - запрыгала от радости Вереника.
  Артём и Валечка встревожено переглянулись.
  - Что с тобой, Дима? - рискнул спросить Солнечный Друг, но его вопрос остался без ответа.
  Облако превратилось в огромную белую птицу. На её шее сидел смешной человечек и звонко трубил в золотой рожок. Птица подлетела к хохочущей Веренике. Человечек опустил рожок, сорвал с головы шляпу и, отсалютовав ею девочке, исчез вместе со своим крылатым конём.
  - Ещё! Ещё! - заверещала Ника, с восхищением взирая на мужа.
  Временной маг шикнул на подружку, положил ладонь на Димино плечо и с нажимом произнёс:
  - Уймись.
  - Отстань! - Дмитрий дёрнул плечом, сбросив руку друга, и продолжил колдовать.
  В полуденном небе замерцали красно-чёрные звёзды, и Ника поморщилась: колдовство мужа словно заляпало высокое лазоревое небо. Но тут звёзды взорвались жидким золотом, и небо вспыхнуло радужными языками пламени, точно его бросили в алчный гигантский костёр.
  Вереника, прижав руки к груди и затаив дыхание, смотрела диковинное представление. Но она была единственным зрителем: Солнечный Друг угрюмо разглядывал вино в бокале, а временной маг сосредоточенно обрывал цветочные головки.
  - Церемония закончилась, Дима, - сообщил Артём, и Дмитрий вздрогнул.
  Он повернул голову, наткнулся на сочувственный взгляд шоколадных глаз и потрясённо замер: друг всем сердцем желал взять его боль себе. Дима отрицательно покачал головой и бесцветным голосом сказал:
  - Учитесь без меня.
  - Что это с ним? - спросила Вереника, растерянно глядя на примятую траву, где только что сидел муж.
  - Ничего, совсем ничего. - Артём растянул губы в широкую улыбку и протянул девочке красный воздушный шарик. - У короля дела, милая, а мы, его верные подданные, будем выполнять приказ - учиться, учиться и учиться. - Временной маг легко поднялся, вскинул руки и объявил: - Для начала затушим небесный костёр!..
  
  Свадебный пир закончился. Ричарда проводили в спальню и оставили одного. Инмарец налил себе вина, сел в кресло и закинул ногу за ногу. Он потягивал вино, мысленно проговаривая заранее приготовленную для Стаси речь об их семейной жизни. Двери приоткрылись, и в спальню вплыла новобрачная. Рыжие волосы каскадом ниспадали на хрупкие плечи, зелёные глаза горели желанием, чувственные губы призывно блестели. Взгляд Ричарда упёрся в пышную грудь принцессы, едва прикрытую невесомым кружевным пеньюаром, и умная, обдуманная речь вылетела из головы. Инмарец поёрзал в кресле и неуверенно сказал:
  - Мне жаль, что так вышло, принцесса, но наш брак - фикция. Я не люблю Вас, Маргарет.
  - Глупости! - отрезала Хранительница и скинула пеньюар, оставшись в короткой бледно-зелёной сорочке. - Обними меня, муж мой! - Она подошла к Ричарду и уселась к нему на колени.
  - Не надо! - запротестовал новобрачный и вжался в спинку кресла. - Остановись, Стася!
  - Я твоя жена, Ричи! Мужчина ты, в конце концов, или нет?! - Принцесса выпятила грудь и похотливо взглянула на мужа: - Я знаю, что нравлюсь тебе, Ричи. Ты тоже всегда нравился мне.
  - Я... - протянул Ричард, не сводя глаз с пышных аппетитных грудей Хранительницы, и осёкся - тело, в пику разуму, требовало удовольствия.
  Руки сами собой потянулись к вожделенным грудям, но, когда ладони почти коснулись белоснежной холёной кожи, перед глазами инмарца мелькнуло искажённое мукой лицо побратима.
  - Нет! - рявкнул Ричард и спихнул жену с колен.
  Станислава ловко вскочила на ноги и упёрла руки в бока:
  - Что это значит, Ричи?
  - Я не могу!
  Инмарец схватил бокал и залпом выпил вино. Хранительница со злой насмешкой наблюдала за ним. Широкоплечий воин оказался ранимым, как ребёнок, и это от души позабавило принцессу. "Обломать тебя - легче лёгкого!" - подумала она и язвительно поинтересовалась:
  - У тебя проблемы, дорогой? Давай позовём Витуса!
  Лицо Ричарда стало пунцовым.
  - Не надо, - пробормотал он и, повертев бокал в руках, пристроил его на край стола.
  - Тогда выполняй супружеский долг! - Станислава скинула сорочку, шагнула к мужу и с вызовом посмотрела ему в глаза.
  Ричард нервно сглотнул - тело Хранительницы притягивало его, как огонь мотылька. И, тем не менее, инмарец упрямо повторил:
  - Наш брак - фикция, Стася! Я не буду спать с тобой!
  - Хорошо, - сухо кивнула Станислава, подняла с пола пеньюар и, накинув его на плечи, требовательно воскликнула: - Папа!
  Фёдор появился мгновенно. С плохо скрытым презрением он взглянул на зятя, подошёл к дочери и ласково поинтересовался:
  - Что случилось, деточка?
  - Он пренебрёг мною, папа!
  - Не может быть! Такой женщиной пренебречь нельзя! Разве что... - Фёдор сочувственно посмотрел на инмарца. - Такой молодой и уже проблемы?! Подойди, сынок, я вылечу тебя.
  - Не надо, - запротестовал Ричард. - Я здоров.
  - Тогда в чём дело? Может, проблемы с головой? Их я тоже умею решать.
  - Не надо, - повторил инмарец, чувствуя себя попавшим в ловушку зверем. "Действуй по ситуации!" - всплыли в памяти слова Димы, и Ричард горько усмехнулся: побратим знал, что от близости с женой ему не отвертеться.
  "Я разберусь с тобой позже, дипломат хренов!" - сердито подумал Ричард, повернулся к жене и широко развёл руки.
  - Прости меня, Стася! Я вёл себя, как идиот! Иди ко мне, дорогая! Обещаю, тебе понравится!
  Хранительница обворожительно улыбнулась и скользнула в его объятья.
  - Вот и славно. Наслаждайтесь, голубки! - Фёдор сально усмехнулся и исчез...
  
  Мерно потрескивали дрова в камине. Лёгкий дымок витал над чашками с горячим чаем Тишина. Мрачная, гнетущая тишина поглотила гостиную целиком, без остатка. Витус и Розалия вот уже несколько часов неотрывно наблюдали за Дмитрием, а тот всё лежал на кровати и курил одну сигарету за другой.
  - И чего мы ждём? - не выдержал гном. - Ясно же, если уж Артём не смог до него достучаться, на это не способен никто. А вероятность того, что Дима быстро примет верное решение - ничтожно мала!
  - Я понимаю, - ровным тоном сказала Розалия.
  - Хорошо уже то, что он не напился из Источника, - обрадованный тем, что землянка поддержала разговор, продолжил Витус.
  - Наверное, - пробормотала Розалия Степановна, схватила кочергу и воткнула её в угли.
  Сапфирово-красный рой взметнулся над горящими дровами, разлетелся в стороны и исчез, не коснувшись пола. Густые брови Витуса сползлись к переносице: впервые со времени их знакомства землянке изменила выдержка. Гном понимал и разделял беспокойство Розалии, и на его лице проступило сочувствие.
  - Не смотри на меня так! - сухо сказала Розалия, не отрывая взгляда от огня. - Сочувствием делу не поможешь, Витус. - Она осторожно поправила откатившееся полено, с выверенной аккуратностью повесила кочергу на стойку, рядом с совком и метёлкой, и повернулась к гному. - Зря я послушалась тебя, Витус. Нельзя было отсиживаться в горах. Дима слишком наивен и прямолинеен. От него трудно ожидать неординарных решений. Он привык действовать по указке Олефира.
  - Вряд ли бы он нас послушал, - покачал головой Витус. - Да и что мы могли ему предложить?
  - Для начала - отложить свадьбу Стаси и Ричарда. Тянуть, юлить, затягивать приготовления - дать Диме то время, в котором он так нуждался - Розалия хлопнула ладонями по подлокотникам кресла. - Да, что теперь говорить - Она посмотрела в глаза магу и нервно улыбнулась: - Считаешь, что раз Дима не напился из Источника, самое страшное позади? Так вот, ошибаешься. Я не провидица, Витус, но я вижу, к чему всё идёт. Стася, Ричард, Валя и эта сиротка-Ника - мы потеряем всех, если Смерти и Фёдор столкнуться! И больше не заикайся об уходе! Мы с тобой, не меньше Димы, виноваты в том, что происходит! И не имеем права отмахиваться от лайфгармских проблем!
  - Предлагаешь пойти в Керон?
  - Да!
  - Хорошо, но без меня! - твёрдо сказал Витус. - Я по-прежнему буду соблюдать нейтралитет.
  - ..?
  Гном пожевал губы и неохотно пояснил:
  - Я не собираюсь облегчать Диме жизнь, Роза. И сопли подтирать ему не стану! Он должен сам принять решение, только тогда его можно будет считать полноценным магом. - Витус помолчал и добавил: - Это касается и всех остальных.
  - Но они не маги! То есть, Ника, конечно, маг, но начинающий...
  - Это их мир, Роза! - остановил её гном. - Им жить в Лайфгарме, договариваться с ним и выстраивать свою судьбу. Мы не должны им мешать! Но, что бы ни произошло, обещаю: я сделаю всё возможное и невозможное, чтобы Валя остался жив. Не ходи в Керон, Роза. Останься со мной.
  Розалия несколько долгих минут рассматривала цветной узор под ногами, а потом кивнула.
  - Хорошо. - И вышла из гостиной.
  Витус горько усмехнулся: судя по всему, их вновь ждало длительное молчание и бесконечное созерцание пьющего Валентина и страдающего Дмитрия. Гном прикрыл глаза, взглянул на мечущегося по Белолесью Волка и кисло протянул:
  - А ещё ты, полусумасшедший временной дружок... Долго ли ты сможешь держать себя в руках, вот ведь вопрос...
  
  Фёдор придирчиво оглядел сервированный к завтраку стол и разогнал слуг. Настроение у императора бы отменным. Он ещё раз взглянул на счастливых молодожёнов и мысленно пропел себе осанну. "Идея поженить Ричарда и Стасю - гениальна!" - похвалил себя маг, уселся за стол и... выругался - посреди столовой сгустилось тёмное облако. Фёдор с досадой взглянул на огромного Волка и забарабанил пальцами по столешнице.
  - Каким ветром тебя надуло, Артём?
  Волк подошёл к столу, перекинулся в человека и схватил тарелку с мясным ассорти. Жадно оглядев тонко нарезанные ломтики ветчины, колбасы и буженины, он подцепил сразу несколько кусочков и отправил их в рот.
  - Вкусно. Кстати, доброго утречка, Ваше императорство, - самодовольно улыбаясь, воскликнул временной маг, стряхнул с радужного плаща мокрые травинки и вновь потянулся к мясу.
  - Я, кажется, ясно спросил: что ты здесь делаешь?
  Фёдор не собирался любезничать с временным магом. Он прикрыл глаза, взглянул в Керон и наткнулся на мощный непроницаемый щит. Поняв, что Дмитрий оставил Артёма без присмотра, император едва не задохнулся от возмущения. "Вот идиот! Надо же уродиться таким разгильдяем!" - подумал он и посмотрел на временного мага.
  - Можешь кривляться сколько влезет, Тёма. Меня этим не проймёшь!
  - В самом деле? - вскинул брови Артём. - Жаль. Жаль, - повторил он и поставил тарелку на стол. - В общем, так: нравится тебе или нет, я пришёл навестить друга. Вчера он женился, и я должен убедиться, что молодая жена не прибила любимого супруга в первую брачную ночь. Стася ведь может, ты же в курсе - отец, как-никак.
  - Ричард полностью оправдал чаяния моей малышки, - скабрезно оскалился император. - Так и передай Диме.
  - Обязательно!
  - Сейчас же! - рявкнул Фёдор, и глаза временного мага опасно засеребрились.
  - Не смей мне приказывать! - прошипел он, наступая на императора, но тот лишь улыбнулся:
  - Смелее, Тёма! Убей меня, и хозяин никогда не простит тебе смерти Хранительницы!
  Временной маг остановился, глухо рыкнул и с ненавистью уставился на Фёдора:
  - Я раздавлю тебя, жалкая трусливая гадина!
  - У тебя не будет шанса, Тёма. - Император закинул ногу на ногу и расслабленно откинулся на спинку стула. - Пока ты окончательно не спятил от ярости, отправляйся в Керон и передай Диме, что я жду его с утренним докладом. Свадьба принцессы Лайфгарма не повод отлынивать от службы! Жду его в кабинете через час! Запомнил?
  - О, да, - зло отозвался временной маг, мысленно рисуя картины зверской расправы над императором. Вот он медленно, растягивая наслаждение, отрезает палец за пальцем, потом прижигает раны раскаленным прутом, чтобы жертва не умерла от кровопотери. Потом осторожно начинает снимать кожу с обнажённой груди...
  - Да, ты фантазёр, малыш. Что ж, помечтал, а теперь за дело! Убирайся с моих глаз, пока я не придумал для тебя занятие менее приятное.
  - Например? - Артём сжался в пружину, став похожим на готового к прыжку хищника.
  - Чистить конюшню или мыть ночные горшки!
  - И как ты меня заставишь?
  - Заставлю? Ни в коем случае. Ты же сделаешь всё, лишь бы твой хозяин не страдал? Поверь, я могу сделать Димину жизнь невыносимой. Куда хуже, чем сейчас. Хочешь убедиться?
  Временной маг отступил и качнул головой.
  - Нет.
  - Тогда выполняй приказ!
  - Я всё равно убью тебя, - прошептал Артём и исчез.
  Фёдор довольно крякнул, восстановил сервировку стола и налил себе чаю. Он разобрался с временным магом вовремя: Стася уже закончила утренний туалет и вместе с мужем направлялась в столовую.
  Император встретил молодожёнов насмешливой ухмылкой. Он проследил за тем, как заботливо Ричард усаживает жену за стол, как мило улыбается мужу Стася, и с ехидцей заметил:
  - Вижу, вы поладили, дети. Надеюсь, Ричи, ты по достоинству оценил мою дочь?
  - Ещё бы, она великолепна, - благодушно кивнул инмарец.
  - Вот славно, - широко улыбнулся император. - С остальными проблемами я справлюсь сам!
  Ричард устроился рядом с женой, положил на тарелку немного салата и мяса и замер с вилкой в руке, увидев на снежном мраморном полу несколько изумрудно-зелёных травинок. "Тёма..." И словно ножом по сердцу полоснуло. Инмарец почувствовал, как краска стыда заливает лицо: предавшись постельным утехам, он совершенно забыл о друзьях. Ричард покосился на улыбающуюся жену, и ему стало невыносимо тошно от сознания того, что он поддался зову плоти и отнял у побратима самое дорогое в его жизни.
  - Не привык я целыми днями в постели валяться, - недовольно проворчал инмарец и уткнулся в тарелку. - Поручите мне какое-то дело. Я мог бы вести переговоры с... кем-нибудь или проверить состояние лирийских войск.
  - У тебя медовый месяц, мой дорогой зять, - всё так же насмешливо возразил Фёдор. - Упивайся прелестями молодой жены, а политику оставь старым мудрым дядям.
  - Папа прав, милый, - очаровательно улыбнулась Стася.
  - Видишь, какая она умница, - довольно произнёс император. - Тебе досталась воистину лучшая женщина Лайфгарма, Ричи. Куда лучше, чем её мать.
  - Я оценил, - расстроено кивнул инмарец, покосился на Станиславу и с ужасом понял, что в нём опять просыпается желание. Он жаждал вновь оказаться в постели с сестрой побратима.
  Фёдор прочитал мысли зятя и довольно расхохотался:
  - Я распоряжусь, чтобы еду вам приносили прямо в спальню, голубки. Идите, милуйтесь на здоровье!
  Станислава с благодарностью взглянула на отца:
  - Ты выбрал мне замечательного мужа, папа!
  Император выжидающе посмотрел на зятя.
  - А мне замечательную жену, - выдавил Ричард, и супруги оказались в спальне.
  Стася с любовью посмотрела в глаза инмарцу, кокетливо повела плечами, и он сдался. "Ты сам отдал её мне, Дима!" - решительно и отчаянно подумал Ричард и, сорвав с жены лёгкое шёлковое платье, повалил её на кровать.
  Для забавы Фёдор немного понаблюдал за молодожёнами и переместился в кабинет - подходило время утреннего доклада Димы. Предвкушая очередное развлечение, император удобно устроился за столом и сотворил себе бокал вина. "Только попробуй, не явись, - язвительно думал он, потягивая вино. - Тогда ты у меня попляшешь! Я твой распрекрасный Годар..." - Фёдор не успел решить судьбу ненавистной провинции - перед его столом появился Дима.
  - Доброе утро, - ровным тоном произнёс наместник и, не дожидаясь ответного приветствия императора, начал: - За минувшие сутки в Годаре не произошло никаких заслуживающих внимания событий. Однако некоторые моменты...
  - Стоп-стоп-стоп! - Фёдор замахал рукой. - Что ты всегда такой официальный, Дима? Разве мы не одна семья? Давай-ка, немного разрядим обстановку! - Император указал Диме на стул: - Присаживайся, сынок - в ногах правды нет!
  Голос Фёдора сочился ядовитым мёдом, но Дима не стал противиться и послушно опустился на стул. Император удовлетворённо хмыкнул, сотворил бокал с вином и протянул его наместнику.
  - Выпей, сынок, за здоровье молодых! - Он сделал несколько глотков и, не отводя бокал от лица, взглянул на Диму. - Стася и Ричи просто созданы друг для друга. Моя девочка прямо-таки расцвела, когда рядом с ней появился Ричард. Если бы ты знал, с какой нежностью и обожанием Стася взирает на него! Да и Ричи глаз с жены не сводит - влюблён, как мальчишка. Я даже немного завидую ему...
  Император мечтательно вздохнул, припоминая свои встречи с юной, прекрасной Алинор. Он намеренно не закрывал сознание, и Дима стал вынужденным зрителем его любовных воспоминаний. Аромат любви Керонского сада... Алинор, стройная и свежая, как молодая берёзка в весеннем лесу... Мать и дочь были похожи, словно капли росы... Во рту пересохло, к горлу подступил комок... "Стася... Моя Стася..." - мысленно простонал Дима, глотнул вина и безжизненным голосом произнёс:
  - Я перестроил Керонский замок и парк...
  - Это была прекрасная идея, сынок! - Фёдор закрыл сознание, допил вино и его взгляд вновь затуманился. - Словно наяву вижу, как по его цветным дорожкам, топают маленькие ножки моих внуков. Думаю, они будут частыми гостями любимого дяди. Девочки - копии мамочки, а мальчишки - маленькие Ричарды... Представляю, как эти шустрые проказники бегают среди фонтанчиков, собирают цветы на лужайках, и девчонки, вместе с мамочкой, плетут венки. Идиллия!
  В ожидании ответа император посмотрел на бледного, как полотно, сына, и тот механическим голосом сообщил:
  - На материковых территориях Годара расплодилась чёрная мышь-сладкоежка. Тридцать процентов молодых посевов было уничтожено. Проведённое расследование показало: внезапный приплод мыши обусловлен необдуманными экспериментами группы природных магов. Лидер группы казнён, а его сообщники направлены на борьбу с вредителем. На данный момент численность мыши-сладкоежки снижена до нормы, посевы восстановлены.
  - Стасенька будет рада получить в подарок от любимого брата манто из чёрной мыши. Их мех весьма труден для обработки, но, как я знаю, годарским скорнякам нет равных в выделке мышиных шкурок. Представляю, как девочка обрадуется! Ричи обожает чёрный цвет, а Стасенька старается одеваться так, чтобы всегда радовать глаза любимого мужа. Их трепетные, нежные отношения бальзамом льются на мою душу. - Император томно вздохнул и наполнил бокал вином. - А ты что не пьёшь, сынок? Неужели счастливый брак родной сестры не веселит твоё сердце?!
  По губам Фёдора скользнула ехидная улыбка - Дима держался изо всех сил, но глухое, безысходное отчаяние выплёскивалось из него, точно вода из переполненной бочки.
  - Обильное цветение высокогорного винограда обещает небывалый урожай, - убитым голосом сообщил он. - По оценкам экспертов производство вина в этом году возрастёт в полтора раза, а...
  - Замечательно! - радостно перебил его император. - Осенью я планирую женить тебя на Веренике. Так что на свадебном пиру мы вдоволь напьёмся сладкого, игристого вина, такого же весёлого и живого, как твоя Ника!
  Дмитрий поднял на отца бледные голубые глаза:
  - Вереника ещё ребёнок...
  - Ерунда! Наложницы, любезно подаренные мне Тёмой, рассказали, что в Камии не особо обращают внимания на возраст девушки. Ника вполне готова к браку, и тянуть не имеет смысла! Я бы взял её себе, но ради тебя...
  - Хватит! - Дима вскочил, сверкая холодными, как снег, глазами. - Хватит издеваться! Доклад закончен! - Он швырнул на стол папку и исчез, а император громогласно расхохотался.
  - То ли ещё будет, сынок!
  
  Дима с размаха упал на кровать в покоях Маруси и уткнулся лицом в подушку. Тонкая наволочка ещё хранила запах любовницы. "Ну, зачем я отослал её?" - нервно комкая шёлковую простыню, думал он. - Пусть бы жила в Кероне! До сих пор никто не узнал о ней. И дальше бы не узнали!.."
  - И я о том же! - Артём присел на кровать, в его ухоженных пальцах дымилась длинная коричневая сигарета. - Прикажешь вернуть её, хозяин? Я мигом! - Временной маг вскочил.
  - Нет... - простонал Дима и перевернулся на спину. - Не надо, Тёма. Я отпустил её на свободу. И не хочу снова заключать в клетку. Она ведь жила в Кероне на положении узницы. А на Земле Маша обзаведётся друзьями, любовником... - Дима сморщил нос. - Короче, я должен забыть её.
  - Ну-ну... - Временной маг испепелил сигарету и скрестил руки на груди.
  - И Стасю тоже, - продолжал между тем Дмитрий. - Ей хорошо с Ричардом. Пусть живут. Детишки пойдут, девочки, мальчики...
  - Точно-точно, хозяин! - закивал временной маг. - Особенно интересно про мальчишек. Пара-тройка запретных сыновей Хранительницы, и Лайфгарму конец. Я знал, что ты неспроста отдал Стасю Ричарду! У тебя были далеко идущие планы на этот брак, хозяин. Гениальные планы! Мне, простому камийскому чародею, не понять... - Артём сплюнул и зло добавил: - Магистр в гробу перевернулся, слушая тебя, Дима. Знаешь, что он сказал бы?
  Дмитрий утвердительно кивнул и с досадой закусил губу, поскольку его кивок не удовлетворил Артёма. Глаза временного мага вспыхнули льдом, а голос зазвучал твёрдо и повелительно.
  - Тряпка! Сопливый щенок! Трус! - отчеканил Смерть. - Твои проблемы - яйца выеденного не стоят! Ты самый сильный маг в Лайфгарме! И у тебя есть я! Ты должен быть повелителем Мира, а не служить какой-то вшивой Легенде! Убей Фёдора! Всё лучшее должно принадлежать тебе! Нравится Маруся - бери! И Хранительницу - тоже! Женись на обеих, а соответствующий закончик я тебе в секунду состряпаю! Сделай это, Дима, и магистр будет гордиться тобой!
  - Но Мир убьёт Стасю...
  - Туда ей и дорога! - рявкнул Смерть и осёкся. Серебряные глаза потемнели, голос задрожал. - Прости... - заскулил временной маг, бухнулся на колени и сквозь слёзы забормотал: - Прости, хозяин... Я больше не буду...
  Артём ткнулся в край кровати. Плечи его дрожали, из горла вырывались непонятные булькающие звуки, хрип...
  - Тёма! - Дмитрий валиком скатился с кровати, поднял друга с колен и прижал к себе. - Не надо, Тёма! Ты ни в чём не виноват! Пожалуйста, успокойся! Хочешь я...
  - Я хочу, чтобы ты перестал хандрить... - всхлипнул временной маг. - Пусть ты не будешь повелителем Лайфгарма, но зачем же хоронить себя в четырёх стенах? Давай устроим вечеринку, - причитал он, шмыгая носом. - В карты поиграем, я наложниц притащу...
  Дмитрий усадил друга на кровать, сел рядом и тихо заговорил:
  - У меня нет никого ближе тебя, Тёма. Твоя жизнь мне дороже жизней всех лайфгармцев. Коснувшись Времени, ты можешь умереть, и этой потери, я уж точно не переживу. - Дмитрий замолчал, ласково погладил друга по растрёпанным пшеничным волосам и заглянул в мокрые шоколадные глаза. - Дай мне время, Тёма. Я разберусь, обязательно разберусь: и с Фёдором, и с Миром, и с женитьбой. - Артём судорожно всхлипнул, и Дима с жаром продолжил. - Если тебе хочется, я стану повелителем Лайфгарма! Только не плачь! Прошу тебя. - В руках Дмитрия появился белый носовой платок. Он бережно вытирал слёзы друга, бормоча: - В конце концов, кому, как не запретному сыну Хранительницы, править Лайфгармом? Тем более, такое уже было, а история, как говорят, развивается по спирали... Мне нужно успокоиться, всё обдумать...
  - Думай, - неожиданно резко произнёс временной маг. - Только не долго. Иначе, я сам завоюю Лайфгарм и положу его к твоим ногам, хозяин. - Он отобрал у Димы платок и вышел из спальни.
  - А он ведь может, - пробормотал Дима, перенёсся в свои покои и подошёл к окну.
  Апельсиновое солнце стояло в зените, щедро одаривая мир теплом. И ему было совершенно всё равно, кто будет править Лайфгармом: запретный сын Хранительницы или маг-экспериментатор. Оранжевый раскалённый шар просто делал свою работу и беспокоился лишь о том, чтобы её не лишиться.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"