Кохинор: другие произведения.

Книга вторая. Часть 2. Главы 3 и 4.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 3.
  Смерть шута.
  
  Бастиар и Валентин стояли возле городских ворот Ёсса и взирали на резиденцию великого Олефира. Граф - с благоговением, а целитель - с беспокойством: густой тяжёлый аромат безумия клубился над шпилями и башнями грозной штормовой тучей. Валя зябко поёжился, посмотрел на магический щит, окружающий замок, и вздрогнул: щит был создан с единственной целью - не допустить в замок Ричарда. "Интересно, где сам Ричи?" - мрачно спросил себя Валентин, обратил взор на город и, счастливо улыбнувшись, повернул коня к воротам:
  - Поехали, Басти!
  - Но мой принц в замке!
  - Лезть в логово врага с бухты-барахты глупо. Сначала поговорим с камийской мечтой. Надеюсь, он в курсе последних новостей.
  Солнечный Друг подъехал к застывшим у ворот стражникам, мимоходом кивнул им, и копыта каруйских коней застучали по булыжной мостовой. Едва всадники скрылись с глаз, офицер подозвал солдата, шепнул ему на ухо несколько слов, и тот опрометью понёсся к замку - Кристер приказал докладывать обо всех подозрительных гостях Ёсса. А двое появившихся из воздуха всадников были более чем подозрительными.
  Тем временем Валентин и Бастиар ехали по городским трущобам. Целитель неприязненно морщился, глядя на шаткие домики, грязные дворы и одетых в лохмотья людей.
  - Будь я хозяином Ёсса, давно уничтожил бы этот бомжатник. Развели грязь прямо под стенами правительственной резиденции. Мэра надо менять, однозначно! В Кероне я таких трущоб не видел. Фира следил, чтобы в столице порядок был. А здесь бардак какой-то развёл. Времени ему не хватало, что ли?
  - Когда я уезжал из Ёсса, после гибели великого Олефира и исчезновения принца, здесь вообще никто не жил, - заметил граф и недовольно повёл носом. - Вонь-то какая! Кристер совершенно не заботится ни о людях, ни об облике столицы.
  - Да... Пора ему в отставку.
  - На виселицу, - уточнил Бастиар и кровожадно оскалился.
  - Хорошая идея, - машинально кивнул Валентин и задумался: щит оберегавший замок от Ричарда не давал ему покоя. "Неужели Артём защищает Кристера? Но почему? Где логика?"
  Всадники вынырнули из серой тени замка, и нищие кварталы закончились. Улицы стали шире и светлее, перед добротными каменными домами зазеленели садики и лужайки. Город ожил и повеселел: замелькали яркие вывески трактиров, лавок и мастерских, появились чисто одетые камийцы в сопровождении рабов и наложниц, купцы, судя по нарядам, приехавшие со всех концов Камии, и всадники на крепких, в богатой сбруе конях. До графа и целителя доносились обрывки оживлённых разговоров, громкий смех и ругань - как в любом большом городе, в Ёссе кипела суматошная, насыщенная жизнь.
  Выехав на квадратную, брусчатую площадь, Солнечный Друг уверенно направил коня направо, свернул на утопающую в зелени улицу и остановился перед высокими воротами. Он с ядовитой улыбкой изучил искусно вырезанных из дерева всадников, держащих за углы полотнище с яркой надписью "Камийская мечта", и хмыкнул:
  - Владелец гостиницы - мужик предприимчивый! Ишь, как быстро рекламную компанию развернул. Надо намекнуть Ричи, чтобы хозяин ему проценты за использование брэнда платил.
  - Что такое брэнд? - полюбопытствовал Бастиар.
  - Имя, торговая марка, образ. Короче, благодаря Ричарду и Маше словосочетание "камийская мечта" стало символом свободы и независимости. И раз этот находчивый трактирщик использует его, пусть платит - нечего чужими руками жар загребать!
  Бастиар с уважением посмотрел на мага, пошевелил губами, будто что-то подсчитывая, и улыбнулся:
  - В Камии полно гостиниц и трактиров, в названии который используются имена правителя Камии и его сына. А это значит, что их владельцы должны платить в казну особый налог. Так?
  Валентин почесал затылок, с интересом взглянул на графа и ухмыльнулся:
  - Неплохая статья доходов! Нужно намекнуть Тёме... Ну, это потом. Сначала до него добраться нужно!
  Всадники въехали во двор и, поручив коней заботам конюхов, вошли в "Камийскую мечту". В общем зале яблоку негде было упасть. Разношёрстная публика: солдаты и наёмники, купцы и аристократы - ела, пила, громко беседовала и смеялась. Между столами сновали рабы с подносами, а у стены, на полукруглой сцене, изгибались в чувственном танце наложницы. За барной стойкой, словно царь на троне, восседал сухопарый трактирщик с хитрым, подвижным лицом. Его круглые, пронзительно синие глаза скользили по залу, следя за посетителями. Валечке он напомнил старого лиса, наблюдающего за вознёй бесшабашного игривого молодняка. Цепкий взгляд хозяина остановился на новых гостях, оценил богатые одежды графа, необычный костюм целителя и подал сигнал губам, которые тотчас расплылись в приветливо-радостной улыбке.
  - Добро пожаловать в "Камийскую мечту", господа! - возвестил трактирщик, вышел из-за стойки и шагнул навстречу клиентам. - Меня зовут Эдгар. Рад приветствовать Вас под крышей нашего скромного заведения. Господам угодно отужинать или снять апартаменты?
  - И то, и другое, Эдгар, - расплылся в улыбке Валентин, - но прежде мы хотели бы побеседовать с господином Ричардом.
  - Конечно, господа, - вежливо произнёс трактирщик и, помявшись, добавил: - Однако, прежде чем Эмиль провидит вас к моему партнёру, должен предупредить: в данный момент господин Ричард с головой погружен в работу. Он обдумывает пути развития нашего совместного предприятия и очень не любит, когда посторонние прерывают ход его размышлений. А он очень порывист, господа, и может (ненароком!) проткнуть вас мечом...
  - Ричи твой партнёр?! - оторопел землянин. - Никогда не думал, что его интересует гостиничный бизнес, впрочем, как и любой другой!
  - Тем не менее это так, - важно заметил Эдгар. - Господин Ричард весьма...
  - Достаточно! Где этот великий бизнесмен? - перебил камийца Валентин, и тот пожал плечами:
  - Что ж, я предупредил. Жалобы не принимаются, ущерб не возмещается, лекарь за ваш счёт. Эмиль! Проводи гостей!
  Из-за двери за стойкой выскользнул юркий, гибкий подросток. Поклонившись гостям, он жестом пригласил гостей следовать за собой и лёгкой походкой направился к лестнице. Валентин и Бастиар поднялись на второй этаж и оказались в широком коридоре. На стенах, обитых резными дубовыми панелями, красовались массивные бронзовые канделябры с толстыми витыми свечами. Эмиль остановился перед дверью из лимонно-жёлтого, с тонкими, коричневыми прожилками дерева и с озорной улыбкой сказал:
  - Не сочтите за дерзость, господа, но вам лучше немного отойти.
  - Открывай! - рявкнул граф и схватился за кинжал.
  - Сию секунду!
  Юноша рванул дверь, проворно отскочил в сторону, и бутылка, вылетевшая из проёма, с грохотом врезалась в противоположную стену. Эмиль посмотрел на отпрянувших от двери господ, потом на красное пятно, принюхался и со знание дела сообщил:
  - Молодое вино из Селии. Новый урожай. Закупочная цена - пять золотых бааров за бочку.
  - Ага, - обалдело подтвердил Бастиар. - В предгорьях нынче богатый урожай. Поэтому и цена - пять, а не семь золотых, как обычно.
  - Но за счёт увеличения оборота, ты не в убытке, граф, - тотчас заметил Солнечный Друг, а Эмиль поклонился:
  - С конкретными коммерческими предложениями вам лучше обратится к господину Эдгару. Господин Ричард не занимается мелкими делами. Он размышляет над долгосрочными перспективами и определяет наиболее выгодные направления развития дела.
  - Правильно, Эмиль! Гони этих жуликов в шею! - раздался из комнаты пьяный голос инмарца.
  - И даже коньячка не выпьешь со старым другом? - крикнул Валентин, и в его руках появилась пузатая янтарная бутылка.
  В комнате что-то рухнуло, раздался звон разбитого стекла, и на пороге возник Ричард. Мутными глазами он вгляделся в лицо графа, помотал головой и посмотрел на землянина:
  - Валя! Где тебя черти носили? Маруся и Тёма в руках врага, а ты о ценах и оборотах рассуждаешь? Давай, протрезвляй меня, и в замок! Я эту скотину придушу, а потом Тёме задам! Ишь, нашёл замену Фире!
  - Вот оно что... - протянул Валентин и хлопнул по плечу Эмиля: - Передай отцу, что в гости к господину Ричарду заглянули старые друзья. Пусть принесут вина и хороший ужин.
  - А наложницы?
  - Не сегодня, малыш. У нас серьёзный разговор.
  - Будет исполнено, - кивнул Эмиль и полюбопытствовал: - А как Вы догадались, что я сын Эдгара?
  - Ах, да! Забыл представиться. Я - великий целитель по прозвищу Солнечный Друг!
  Землянин с достоинством поклонился, и его джинсовый костюм преобразился в балахон с золотыми солнышками.
  - Здорово! - просиял Эмиль и со всех ног бросился выполнять приказ легендарного целителя.
  Валентин с улыбкой проследил за ним и ехидно поинтересовался:
  - Так и будешь держать гостей на пороге, Ричи?
  - Проходите.
  Инмарец с подозрением посмотрел на графа и отступил, пропуская гостей в свои апартаменты.
  Солнечный Друг окинул взглядом горы пустых бутылок и грязной посуды, поломанную мебель, разбитое зеркало, пятна вина и жира на огромном, когда-то бежевом ковре, недовольно скривился и категорично заявил:
  - Ну и грязища у тебя, дружище! Так жить нельзя! - Взмахнув бутылкой коньяка, он привёл апартаменты в жилой вид и уселся за стол, на котором сейчас же возникли три пузатых бокала. - Милости прошу к нашему шалашу!
  - Спасибо, - кивнул Бастиар, сел напротив целителя, а Ричард подошёл к зеркалу: опухшее, давно не бритое лицо, мятая грязная одежда...
  - Сейчас же приведи меня в норму, Валя!
  - Как скажете, Ваше величество! Не будет ли Вам угодно...
  - Убью! - взревел Ричард.
  От его вопля задрожали стёкла, и, вздрогнув, Бастиар схватился за кинжал.
  - Не нервничай, Басти, - успокоил приятеля Валентин. - По сути Ричи добрейший души человек, мухи не обидит!
  - Муху не обижу, а тебе не поздоровится, - проворчал инмарец, придирчиво разглядывая в зеркале результат Валечкиного колдовства. - Ладно, пойдёт! Можешь представить меня приятелю.
  Землянин подмигнул графу, откашлялся и торжественно провозгласил:
  - Ричард первый, король Инмара, побратим Смерти и друг великого целителя, то есть меня. В Камии проездом. Но уже снискал известность разбоями и грабежами и больше известен под именем камийская мечта!
  - Шут! - буркнул инмарец, подошёл к столу, взял в руки бутылку и стал разливать по бокалам коньяк.
  Солнечный Друг хмыкнул и указал на камийца:
  - Граф Бастиар, правитель Каруйский долины и близкий приятель принца Камии.
  Мужчины сдержано поклонились друг другу, а Валя поднял бокал:
  - Выпьем за знакомство, господа! И обсудим, как нам свергнуть Кристера и посадить на его место Тёму.
  - А что тут обсуждать? - Ричард залпом выпил коньяк и стукнул кулаком по столу. - Являемся в замок, убиваем графа, и всё!
  Бастиар одобрительно кивнул, но Солнечный Друг отрицательно замотал головой:
  - Не пойдёт! У Кристера слишком сильный защитник. Он не подпустит нас к его сиятельству.
  - Уши надрать этому защитнику! - разозлился Ричард. - Нашёл время в игры играть!
  - Не кипятись, - осадил его Валентин. - Лучше расскажи, что произошло у Вас с графом.
  - Ничего хорошего. Этот негодяй захватил Марусю и пытался шантажировать меня, но Тёма вмешался и, вместо того чтобы убить графа, выкинул меня в пустыню. А Марусю оставил! И теперь граф мучает их обоих! Короче, надо идти в замок и драться!
  Бастиар снова кивнул:
  - Поддерживаю. Кристер предатель и трус! И ничего, кроме смерти, не заслуживает.
  В дверь робко постучали.
  - А вот и наш обед, - обрадовался Валентин и крикнул. - Войдите!
  Рабы внесли в апартаменты серебряный поднос с запеченным поросёнком, блюда с закусками, кувшины и бутылки с вином. Накрыв стол, они с низким поклоном удалились, а "заговорщики" приступили к еде и выработке плана освобождения Артёма и Маруси. Благодаря общему желанию убить Кристера, Ричард и Бастиар быстро нашли общий язык. Они наперебой предлагали различные способы убийства графа, смаковали детали, и, глядя на разгорячившихся приятелей, Валентин твёрдо решил, что в замок пойдёт один. Землянин умело влился в беседу, предложив пару способов умерщвления Кристера, а потом лишь поддакивал собутыльникам и заботливо подливал им вино.
  К утру Ричард и Бастиар едва ворочали языками. "Вот и славно! Сейчас уложу вояк в постель, прикорну часок другой и отправлюсь в гости. Надо самому посмотреть на этот бардак. Вдруг гениальная идея осенит меня прямо в замке?!"
  Валя дождался, пока мертвецки пьяные друзья уснут, переместил их на кровать, а сам прилёг на диван и закрыл глаза. Но сон никак не шёл к землянину. Вопросы: почему Дима оставил Артёма? Почему Тёма выбросил в Харшид только Ричарда? Зачем ему Маша? Кто стёр память Смертям и лишил их магии? - не давали ему покоя. Поворочавшись с боку набок, землянин поднялся и направился в общий зал. Несмотря на раннее утро, Эдгар уже восседал за стойкой и лениво взирал на купцов, которые поглощали завтрак и тихо переговаривались. Появление в зале Солнечного Друга заставило трактирщика подскочить: он никак не ожидал, что легендарный гость поднимется ни свет ни заря. Эдгар хотел броситься навстречу целителю, но тот махнул рукой и сам подошёл к стойке.
  - Доброе утро, Эдгар. Вижу, работаешь без сна и отдыха?
  - Приходится... - притворно тяжело вздохнул трактирщик. - Стоит чуть отвлечься, обязательно что-то случается! Вот, например, вчера: на минуту отлучился на кухню и, пожалуйста: гвардейцы наложницу не поделили! Драка, убытки...
  - Ну-ну, не прибедняйся! Ты же все свои убытки им в счёт включил, да ещё за моральный ущерб процентов пятнадцать добавил...
  - Двадцать, - скромно потупился Эдгар и жестко закончил: - Не умеют себя вести - пусть платят! В следующий раз подумают, прежде чем в моём заведении драку начинать! К тому же наложница пострадала, как минимум неделю без дела проваляется!
  - Н-да... Мой друг нашёл достойного партнёра. - Валентин потёр переносицу и попросил: - Расскажи-ка мне о графе Кристере, Эд. Что он за человек? Может, слабости у него какие-то есть, или ещё что-нибудь такое...
  Землянин повертел в воздухе пальцами, словно вкручивая лампочку, и трактирщик улыбнулся:
  - Тайны графа мне неведомы, но всё что могу, расскажу. Эмиль! Прикажи подать нам завтрак и последи за клиентами. Скоро бароны из углового номера спустятся, и, прежде чем счёт им подать, проверь в каком состоянии номер и танцовщица.
  - Будет исполнено, отец, - донёсся из-за двери голос Эмиля, а через минуту появился и он сам с подносом в руках.
  - Умница, - растрогался трактирщик, увидев на подносе глиняный расписной чайник, такие же чашки, сахарницу, плошку с горячими булочками и тарелочки с маслом и джемом. - Ещё года три, и можно гостиницу ему покупать... Прошу Вас, господин целитель. - Эдгар указал на особняком стоящий у стены столик. - Там нам никто не помешает.
  Попивая горячий душистый чай, Валентин слушал Эдгара, который обстоятельно и со знанием дела рассказывал ему о правителе Крейда. Из слов трактирщика следовало, что Кристер не только силён и жесток, но и хитёр, как лиса, и коварен, как подколодная змея.
  - А ещё, говорят, что его шут на самом деле принц Камии, и граф собирается казнить его.
  - Казнить? - опешил Валентин.
  - Да, - грустно кивнул Эдгар. - Мне это не по нраву. Как можно поднять руку на сына великого Олефира? Это всё равно, что убить наш Мир! Не понимаю я графа. Смерть принца не вернёт ему Катарину. Да и стоил ли так убиваться из-за наложницы? У меня, вон, две родами умерли, и ничего - взял новых и живу себе дальше! Хотя жаль, конечно, девушек, да и убытки...
  - Спасибо, Эд, - перебил трактирщика Валентин. - Мне надо в замок, а ты проследи, чтобы моим друзьям поесть принесли. Да скажи им, чтоб не дёргались и в замок соваться не вздумали! На меня сошлись, мол Валентин на разведку пошёл, и мешать ему нельзя ни в коем случае.
  - Будет исполнено, - склонил голову Эдгар, а когда выпрямился, Солнечного Друга за столом уже не было.
  
  Валентин появился прямо на подвесном мосту у ворот замка. От чёрного, тяжелого запаха безумия его подташнивало, но он гордо вскинул подбородок, небрежным щелчком смахнул невидимую пылинку с рукава балахона и гордо провозгласил:
  - Я - великий Солнечный Друг! Отведите меня к графу!
  Стражники на миг оцепенели, потом низко поклонились и с почётом препроводили легендарного гостя в тронный зал, где проходила утренняя аудиенция правителя Крейда. Увидев балахон с золотыми солнышками, Кристер на полуслове прервал придворного и сделал Валентину знак приблизиться. Он со злорадным удовлетворением смотрел на гостя, а тот не сводил глаз с шута, сидевшего на ступенях перед троном.
  Ричард описывал, как выглядит Тёма, но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать! Бледное, без единой кровинки лицо, ввалившиеся щёки, чёрные круги под глазами... Шутовской костюм висел на нём как тряпка, а шоколадные глаза лихорадочно блестели. Других магов в замке не было, однако Артём вёл себя так, словно все ёссцы обладали даром и жаждали убить его хозяина. Он вовсю пользовался магией, старательно закрывая свои мысли и окружая графа непроницаемым щитом, пробить который Валентин не мог. "Вот попал, так попал", - подумал землянин и, с трудом подавив желание сбежать, перевёл взгляд на правителя Крейда.
  Кристер с превосходством смотрел на гостя. Вчера ему доложили о прибытии в Ёсс мага, который сразу же отправился в "Камийскую мечту" и потребовал встречи с Ричардом. К сожалению, шпионы не смогли подслушать о чём они говорили, но зато опознали в спутнике мага каруйского графа Бастиара, и Кристер окончательно утвердился в мысли, что эта троица не иначе, как готовит против него заговор. "С благородной целью спасти принца Камии!" - с сарказмом подумал граф и стал готовиться к приёму гостей.
  И гости не заставили себя ждать. Правда, пришёл пока один Солнечный Друг, но граф был уверен, что Ричард и Бастиар не замедлят появиться в замке. А то, что очередным приятелем безумного принца оказался не так давно прибывший в Камию целитель, и вовсе развеселило Кристера. "Свита на поминки собирается", - ядовито хихикнул он и стал рассматривать великого Солнечного Друга. Валентин не произвёл на него впечатления: и ростом не вышел, и телосложение так себе (даже брюшко намечается!), и красавцем не назовёшь, и, главное - силы в нём не чувствовалось совершенно. Обычный камиец, разве что волосы необычного рыжего цвета...
  - Твой визит честь для меня, целитель! - с сарказмом произнёс граф и оскалился в улыбке. - Рад принять тебя в моём замке и предоставить возможность вылечить всех моих придворных, наложниц и прочую живность. Говорят, ты не отказываешь никому. Это правда?
  Валентин важно кивнул:
  - И всегда начинаю с самых тяжелых больных, граф.
  - На шута намекаешь? - ехидно хмыкнул Кристер. - Увы и ах! Дурак нравится мне таким, какой есть, и лечить его незачем. Тем более, жить ему осталось недолго.
  Валентин похолодел: граф на самом деле собирался убить Артёма. К тому же он вёл себя так, словно знал, что безумный шут окружил его заклятием, которое надёжно защищало и от магии, и от ударов меча, и от яда. И, самое неприятное - мысли Кристера тоже были защищены от чужого проникновения.
  - И когда же ты планируешь казнить принца Камии, граф? - стараясь говорить спокойно, поинтересовался он, но ответ Кристера заглушил нечеловеческий вопль:
  - Я не принц Камии! Я - шут!
  Артём вскочил со ступенек, бросился было к Валентину, но передумал, вернулся к трону, пал ниц перед хозяином и самозабвенно зарыдал. Лицо графа исказила бешеная злоба:
  - Заткнись, Дурак! - Он вскочил и стал с остервенением избивать шута ногами: - Сволочь! Идиот! Скотина! Заткнись!
  Валентин во все глаза смотрел на Артёма, который, тихо взвизгивая, покорно сносил побои взъярившегося графа. Почувствовав, что сознание друга медленно угасает, землянин напрягся. Он надеялся, что когда Артём потеряет сознание, щит рухнет, и у него появится возможность убить Кристера. Однако надеждам не суждено было сбыться: внезапно Кристер отступил от принца, вытер мокрый лоб и уселся на трон:
  - Стража! Отведите шута к Джомхуру. Пусть попрощаются. Они ведь друзья. - Он ехидно взглянул на целителя, ядовито ухмыльнулся и поинтересовался: - Ты тоже пришёл попрощаться с другом, маг?
  - Ты совершаешь ошибку, Кристер, - поджал губы землянин, досадуя, что граф сумел сдержаться. - Поднять руку на принца Камии не сила, а безумие. Тебе не простят его смерти!
  - Кто? Ты? Камийская мечта? Или его трусливый брат, скрывающийся в постели кайсары? Да, в общем, без разницы! Убивайте хоть всей толпой! Главное, что к этому времени, ваш драгоценный принц уже будет мёртв!
  Валентин покачал головой:
  - Ты ещё более безумен, чем Артём.
  - Это я уже слышал, целитель! Одна твоя знакомая говорила! Кстати, сегодня она составит компанию принцу! Пусть, взявшись за руки, идут в царство смерти. Может, его правителями станут!
  И Кристер бешено захохотал, довольный собственной шуткой. Придворные угодливо хихикали, вторя графу, а Валентин с каменным лицом ждал окончания веселья. Отсмеявшись граф с презрением взглянул на гостя и с деланным почтением произнёс:
  - Приглашаю Вас на обед, господин великий целитель! Я позволю Вам проститься с друзьями и даже отдам их тела для захоронения. Неохота с мертвечиной возиться!
  Кристер вновь захохотал, а Солнечный Друг повернулся к нему спиной и направился к выходу из зала: до тех пор, пока Артём защищал графа, убить его не было ни единого шанса.
  
  Артёма втащили в камеру и бросили на пол. Железная дверь захлопнулась, лязгнул засов, и наступила тишина. Глава лиги работорговцев с жалостью посмотрел на шута:
  - Вам опять досталось, мой принц.
  Временной маг застонал и сел. Несколько минут он смотрел прямо перед собой, а потом легко поднялся и ледяным голосом произнёс:
  - Я - принц Камии. Меня не так просто убить.
  - Знаю, мой господин, - поклонился Джомхур. - Я счастлив, что могу говорить с Вами.
  - Ты один понимаешь меня, купец. И я не забуду о тебе. - Артём благодушно улыбнулся, и в его руках появилась тарелка с сочными кусками мяса и бокал вина. - Поешь, я знаю, что такое голод.
  - Благодарю, мой принц! - в восторге воскликнул Джомхур, с поклоном принимая еду.
  Артём опустился на холодный пол, скрестил ноги и стал бесстрастно наблюдать, как работорговец заглатывает мясо и, причмокивая, пьёт вино. Но надолго удержаться в образе принца Камии ему не удалось. И к тому времени, как Джомхур покончил с едой, он впал в обычное полубезумное состояние.
  Поставив тарелку и бокал на соломенный тюфяк, купец сокрушённо вздохнул:
  - Ничего, господин, осталось немного. Скоро Вы окончательно придёте в себя... Прошу, не забудьте о верном Джомхуре, избавьте его от страданий.
  - Я не принц Камии, я - шут, я проснусь и убью всех, кто издевался над принцем Камии, - пробормотал Артём, и работорговец преданно закивал:
  - Обязательно убьёте, Ваше высочество. А потом наведёте порядок в Камии, и мир заживёт, как при великом Олефире. Ваш отец гордился бы Вами, принц.
  - Не говори так, - испуганно прошептал временной маг и заплакал, причитая: - Я не принц Камии...
  Он рыдал от неизбежности, ибо знал, что пробуждение близко. Но какая-то часть его потерянной души не желала становиться Смертью. И Артём изо всех сил потакал ей, потому что боялся, что в новом обличье Дима не узнает его. Или не захочет узнать...
  Джомхур же довольно улыбался: принц Камии всё чаще выглядел самим собой, и это вселяло надежду на скорую встречу со смертью. Он промокнул безгубый рот и, не обращая внимания на рыдания Артёма, начал рассказывать очередную легенду о великом Олефире и его благородном сыне.
  Плач прекратился почти сразу - принц Камии вернулся и внимательно слушал Джомхура...
  
  В коридоре к землянину подошёл раб и предложил проводить его в покои для гостей, но Валечка отрицательно покачал головой, обвёл задумчивым взглядом украшенные гобеленами стены, тяжелые бронзовые канделябры и пошёл сам не зная куда. Бесцельное хождение по галереям, залам и анфиладам закончилось в огромной дворцовой кухне. Валечка мгновенно угадал в пышнотелой громогласной тётке "хозяйку пищеблока" и сразу же направился к ней. Пара приветливых фраз, излечение хронического гайморита, и Солнечный Друг обзавёлся преданной поклонницей. Зульфия усадила целителя во главе длинного деревянного стола, поставила перед ним огромную чашку горячую чая и тарелку с куском душистого мясного пирога и, присев рядом, стала с упоением пересказывать замковые сплетни и слухи. Валечка жевал пирог, краем уха слушал болтовню Зульфии и наблюдал, как женщины ловко лепят пирожки и укладывают их на большие противни.
  Покончив с едой, землянин отодвинул тарелку, громко кашлянул и объявил:
  - Приём больных объявляю открытым! Подходите по очереди и не суетитесь - вылечу всех!
  Рабы переглянулись и, как один, уставились на Зульфию. "Хозяйка пищеблока" приосанилась, одобрительно улыбнулась целителю и скомандовала:
  - Работу не прекращать! Подходить по одному! Лия, ты первая! Тамара, готовься!..
  На обед Солнечный Друг отправился в прекрасном расположении духа: по крайней мере, на кухне он теперь был своим человеком, и Ёсский замок перестал казаться ему чужим и враждебным. Но, как только Валя вошел в празднично украшенный трапезный зал, хорошее настроение тотчас дало трещину: у ног графа сидел Артём. Он преданно взирал на хозяина, а из уголка рта стекала тонкая струйка слюны. Шут с надеждой и вожделением провожал каждый скрывающийся во рту графа кусок, и Валя только сейчас понял, что друг не ел уже несколько дней. Однако зверский голод, не мешал Артёму, как зеницу ока, охранять хозяина.
  Почуяв присутствие мага, шут ощетинился, враждебно посмотрел на него и вновь обратил взгляд на рот графа. К глазам землянина подступили слёзы. Ещё блуждая по замку он дал себе слово, что во время обеда сохранит безмятежный вид, что бы ни случилось, но вторая встреча с Артёмом оказалась страшнее первой. За несколько часов друг изменился и теперь, несмотря на худобу и синяки, выглядел убийственно опасным. И теперь Валентин со всей ясностью видел, что у ног графа в нелепых одеждах шута сидит полупроснувшийся Смерть.
  - Что же ты стоишь, целитель? - донёсся до слуха землянина ехидно насмешливый голос Кристера. - Иди сюда! Ты мой гость, и твоё место по правую руку от меня.
  Валентин послушно уселся рядом с правителем Крейда, оглядел сытые и напыщенные лица придворных и взял в руки кубок. Не дожидаясь тоста, он выпил вино и вновь уставился на друга.
  - Вижу, Дурак произвёл на тебя неизгладимое впечатление, - ядовито заметил граф и поводил перед носом шута куском хлеба. - У нас в гостях великий целитель, балбес!
  Артём не услышал хозяина, его внимание было намертво приковано к возможной подачке.
  - Иногда он бывает невыносимо туп! - ухмыльнулся Кристер, ударил шута ногой и рявкнул:- У меня гость, Дурак!
  Артём повалился на бок, но вмиг вскочил и с идиоткой улыбкой заорал:
  - Приветствую тебя на земле Крейда, гость! Славные дела твои да приумножаться на службе моему доброму повелителю! Веди себя хорошо, и тебя не будут бить!
  - Заткнись!
  Артём со слезами взглянул на кусок хлеба, который граф бросил на стол, и рухнул на колени.
  - Простите, господин, не наказывайте меня, - испугано заскулил он, подполз к хозяину и прижался к его ногам.
  - Отцепись, Дурак! - зло прошипел граф, отпихнул шута и с наигранной беззаботностью обратился к гостю: - А что же ты не привёл с собой остальных заговорщиков, маг? Ричард и Бастиар, наверное, спят и видят, как бы убить меня! Признайся, какой способ вы избрали? Меч или яд? А, может, ты собираешься поразить меня магией?
  - Какая разница, граф? - пожал плечами Валентин. - Главное успеть раньше, чем ты убьёшь Тёму.
  - Ну это вряд ли, - отмахнулся граф. - Дурак! Сбегай-ка за палачами, да пусть прихватят с собой девчонку. Пришло время прощаться.
  Артём опрометью бросился выполнять приказ, а граф обратился к Валентину:
  - Что бы не случилось дальше, я войду в историю, как сильный человек! Казнь двух магов прославит меня на всю Камию!
  - Ты и мне смертный приговор вынес? - презрительно поджал губы Валентин.
  - Ну что ты! Я не могу лишить мир столь замечательного целителя! Вместе с принцем я убью ведьму, наложницу твоего Ричарда.
  - Марусю? Но она не маг! Ты убьёшь обычную женщину, и её смерть никоим образом не прославит тебя. Подумаешь, наложницу укокошил!
  - Ох, не всё ты знаешь о своих друзьях, великий целитель, не всё! Наложница Ричарда - ведьма! Самая настоящая!
  Валентин с подозрением взглянул на графа:
  - Ты обладаешь магическими способностями?
  - Нет. Но мои палачи каждый день доводят её почти до смерти, а через несколько часов она вновь здорова. С обычными людьми такое случается?
  - А тебе не приходит в голову, что кто-то помогает ей?
  - Хороша помощь! - хохотнул граф. - Лечить для того, чтобы палачи начали истязать её по новой!
  - Ну да, ну да... - задумчиво протянул Валентин: "Интересно, Ричи знает? Если да, почему скрыл? Если нет, то дело запутывается ещё больше!"
  Валентин не успел обдумать сложившуюся ситуацию: в трапезный зал вбежал Артём, а следом за ним двое палачей ввели Марусю. Шут уселся у ног хозяина и с надеждой посмотрел на хлеб. Ухмыльнувшись, Кристер взял в руки кусочек мяса, осмотрел со всех сторон и сделал вид, что собирается бросить шуту. Артём подался вперёд и судорожно сглотнул, но граф рассмеялся и закинул мясо себе в рот. По щекам шута потекли слёзы, он закрыл лицо руками, уткнулся в колени и стал походить на побитую собаку.
  - Не расстраивайся, Дурак, скоро голод перестанет мучить тебя.
  Граф потрепал шута по плечу и покосился на Валентина, который в ужасе смотрел на Марусю и кусал губы. Землянин предполагал, что увидит, но действительность оказалась во сто крат страшнее, и, не справившись с потрясением, он прикрыл глаза и прошептал:
  - Господи...
  - Понравилось?
  - Ты ответишь за её мучения, граф!
  - Не пугай, - криво ухмыльнулся Кристер. - Пока у моих ног валяется принц Камии, мне не страшны никакие угрозы, не так ли, Дурак? - Он сорвал с головы Артёма колпак, вцепился в пшеничные волосы и заставил смотреть себе в лицо: - Отвечай!
  - Да, хозяин.
  Граф разжал пальцы, шут рухнул на пол и замер, ожидая удара. Животный страх охвативший Артёма, заставил Валентина вздрогнуть. Он чувствовал себя совершенно беспомощным и почему-то обманутым: "Как могло случиться, что могущественные маги оказались игрушками в руках обычных камийцев? Кто стоит за их унизительным положением? - подумал он и взглянул на Марусю. - А ты кто такая, Маша?"
  И неожиданно девушка ответила:
  "Попытайся убить меня, Валентин. Так будет лучше для всех нас!"
  "Почему никто не разглядел в тебе мага?"
  "Сейчас не время для разговоров - убей меня! Как говорят на Земле: нет человека - нет проблем!"
  "Ты не человек!"
  - Чью смерть ты хочешь увидеть первой, целитель? - раздался издевательский голос графа. Он хлопнул землянина по плечу и подмигнул: - Предлагаю начать с девчонки. Дружка пригласить не желаешь?
  - Нет, - буркнул Валентин, перевёл взгляд на Кристера и осуждающе покачал головой: - Ты совершаешь ошибку. Принц Камии...
  - Молчать! - рявкнул граф, и вместе с ним заорал Артём:
  - Я не принц Камии! Я - Дурак, шут! - Он взлетел с пола, сделал сальто и, опустившись на ноги, оказался лицом к лицу с принцем Камии.
  "Ты Смерть!" - безапелляционно заявил ему принц, и шут послушно повторил:
  - Я - Смерть!
  "Так убивай!"
  Артём мотнул головой, схватил со стола нож, метнул его в палача, и тот мешком рухнул на пол. Лишившись опоры, Маруся тоже стала падать. Второй палач, ошарашенный смертью напарника, не сумел удержать девушку, и они оба повалились на труп.
  - Здорово! - захлопал в ладоши Артём и посмотрел на принца: - Тебе понравилось?
  "Очень!"
  - Давай ещё пошалим!
  "Не откажусь! Убей кого-нибудь! Лучше всего палача. Он нам не нужен. Мы и сами умеем пытать!"
  - Правильно!
  В руку шута прыгнул нож, и в следующий миг вонзился в спину второго палача.
  "Точно в сердце! - заметил принц Камии и предложил: - Идём, займёмся Марусей!"
  - Пошли!
  И, бешено расхохотавшись, Артём одним прыжком оказался возле девушки, придавленной трупом своего мучителя.
  Кристер облизнул пересохшие от волнения губы:
  - С кем он разговаривает? Он просыпается? Или окончательно сбрендил?
  - Фифти-фифти.
  - Что?
  - Возможно и то, и другое, - отмахнулся Валентин.
  Он во все глаза смотрел на разгулявшегося Артёма, ожидая, чем закончится его выходка. А шут тем временем спихнул с Маруси труп, схватил её за плечи и поднял на ноги:
  - Сначала вылечим, а потом будем мучить, так?
  "Конечно, начнём с чистого листа!" - кровожадно оскалился принц Камии.
  - Не надо, Тёма, прошу... - еле слышно прошептала Маруся, и в тот же миг её голове раздался голос Камии:
  "Убей его!"
  - Отойди, Тёма, прошу, - простонала Маруся.
  - Вот ещё! "Вот ещё!" - в унисон рассмеялись шут и принц Камии. - Мы будем долго-долго пытать тебя!
  Шут тряхнул жертву, и она скрылась в серебряном тумане. Мгновение - туман исчез, и глазам ошеломлённых камийцев предстала совершенно здоровая девушка в сером замшевом костюме воина. Из-за спины торчала рукоять меча.
  - Красиво! - воскликнул шут, отступил назад и, склонив голову к плечу, стал любоваться воинственной наложницей. - Мы в восторге от тебя, Маша! Давай играть вместе! Кого ты хочешь убить для нас?
  - Тебя.
  Голос девушки чужой и бесцветный насторожил Валентина, но Артём словно ничего не заметил. На его губах расцвела кровожадно игривая улыбка, шоколадные глаза подёрнулись серебром, а щёки залил лёгкий румянец.
  - Чудесная идея, девочка! Мы сразимся! - И в руке шута возник тонкий сверкающий меч. - В бой!
  Маруся глухо застонала, встряхнула волосами, и её рука, словно преодолевая сопротивление, потянулась к клинку.
  "Убей. Убей. Убей", - набатом звучало в голове.
  Ладонь легла на рукоять, пальцы как будто приросли к ней, и с криком "Нет!" Маруся выхватила из ножен меч.
  "Убей!"
  - Не хочу... - прошептала девушка. - Я не буду убивать его...
  "Будешь!" - взревела Камия, и, взвыв, как раненный зверь, Маруся шагнула к временному магу.
  - Прости, Тёма. Я больше не могу...
  - Вот и славно! - воскликнул Артём и ринулся в бой.
  Кристер, Валентин и придворные, затаив дыхание, следили за поединком. Противники сражались не на жизнь, а на смерть. Их отточенные, плавные движения завораживали, и бой казался вдохновенным, упоительным танцем. Артём и Маруся кружили по залу, бросались друг на друга и отскакивали, катались по полу и взлетали в головокружительных прыжках. Звон стали, короткие возгласы сражающихся, восхищенные вздохи придворных. Бой длился и длился, а шут и наложница не нанесли друг другу даже пустячной царапины. Валечка вместе со всеми наблюдал за поразительной схваткой, и ему вдруг показалось, что в трапезном зале Ёсского замка дерутся не живые существа, а биороботы, запрограммированные на самоуничтожение. Маг вздрогнул, потянулся к разуму Маруси, затем Артёма и побледнел: их обоих саваном окутывал необычный скользящий щит, пробить который Валентин не смог, как ни старался... "Будут драться, пока не ослабнут, потом упадут, а дальше?.. Их добьёт даже немощный старик или ребёнок! Кому это нужно? Кто из магов мог создать столь странный щит? Где он прячется? - Валентин с опаской и настороженностью оглядел придворных, повернул голову к графу, и глаза его расширились: щит Артёма пропал. - Убить его - проще пареной репы, но зачем? Маше и Тёме это не поможет, а панику создаст!" Валечка поморщился, и его магический взгляд пробежался по замку и его окрестностям, достиг городских стен и устремился к "Камийской мечте", где в шикарных апартаментах на втором этаже Ричард и Бастиар неспешно поглощали обед и увлечённо обсуждали приёмы боя на мечах и саблях. "Нашли общий язык", - усмехнулся Валентин и "вернулся" в трапезный зал. Артём и Маруся продолжали сражаться, а он всё не мог придумать, как остановить их.
  Время уходило, как вода в песок, придворные и граф заскучали, а шут и наложница, казалось, не замечали ни времени, ни усталости. Прошло ещё минут двадцать, и Кристер, не выдержав, рявкнул:
  - Хватит!
  Однако его приказ не услышали: Артём и Маруся дрались, и ничего кроме битвы для них не существовало. Граф с подозрением взглянул на Солнечного Друга и крикнул:
  - Стража! Растащите их!
  Гвардейцы бросились выполнять приказ - не вышло: они со всех ног бежали к бойцам... и не могли добежать.
  - Магия, - сквозь зубы процедил граф и повернулся к Валентину. - Останови их, целитель.
  - Зачем? - беззаботно пожал плечами землянин, поднёс ко рту бокал, но передумал и поставил его на стол. - Пусть играются! Такие у нас, магов, развлечения.
  Кристер сжал кулаки:
  - Сейчас же останови их, маг! Не то и тебя казню!
  - Вряд ли! Артём ушёл в схватку с головой. Ему теперь не до защиты любимого хозяина. Так что, одно неверное движение, Ваше сиятельство, и в Камии станет одним графом меньше.
  - Лжёшь!
  Валентин криво усмехнулся, едва заметно пошевелил пальцами, и горло правителя Крейда сдавила ледяная рука. Не в силах вдохнуть, граф выпучил глаза и со страхом уставился на мага.
  - Вот так-то, Кристер, кончилось твоё правление, - беззлобно произнёс Валентин, продолжая наблюдать за Артёмом и Марусей. - Завещание написал?
  Он ослабил хватку, и граф судорожно вдохнул:
  - Ты трус, целитель. Я бы убил тебя, не задумываясь.
  - А толку? Одним графом больше, одним... Чёрт!
  Валентин вскочил, уронив стул, и замер: фигура Артёма словно раздвоилась. До предела распахнув глаза, землянин смотрел, как бесплотный фантом скользит за спиной шута. В голове раздался щелчок, словно в телевизоре включился звук, и он услышал настойчивый голос:
  "Хватит играться, шут! Обезоружь её и приступим к пыткам!"
  "Не хочу! Она мне нравится!"
  "Слюнтяй! Ты надоел мне! Не хочешь, чтобы мы её пытали, тогда мы с ней будем пытать тебя!"
  "Не надо!" - испуганно завопил шут.
  "Поздно! - Фантом раскинул руки и сжал шута в объятьях. - Он наш, Мария!"
  Валечка испуганно ахнул: Артём вскрикнул, выронил меч и со всего размаха шлёпнулся на пол. Маруся молнией метнулась к нему и приставила остриё меча к горлу. В трапезном зале стало тихо, как в склепе. Взгляды камийцев были прикованы к сияющему лезвию наложницы. А та словно превратилась в соляной столб. Лишь губы её беззвучно шевелились, да рука, сжимавшая рукоять, едва заметно дрожала. Бесшумно, точно боясь нарушить гробовую тишину зала, Солнечный Друг поднялся и стал медленно приближаться к Марусе, не спуская растерянных глаз с её клинка. Приблизившись, насколько мог, он шепотом позвал:
  - Маша! Посмотри на меня.
  Девушка не откликнулась. Тогда Солнечный Друг тихо щёлкнул пальцами, и рядом с ним возникли Ричард и Бастиар. Увидев жену и поверженного друга, инмарец закусил губу, рванулся было к ним, но щит отбросил его назад.
  - Чёрт! Она всё же добилась своего!
  - Кто? - всполошился Валя. - Маруся?
  - Моя жена ни причём! - отрезал инмарец. - Это всё Камия! Будь она проклята!
  - Вот оно что... - Валентин нервно потёр виски. - Магия Мира мне не по зубам, вот если бы здесь был Дима... Дима!
  На губах целителя заиграла дьявольская усмешка. Он посмотрел на застывших, будто скульптурная группа, Артёма и Марусю и крикнул:
  - Дима вернулся!
  И каким-то непостижимым образом имя друга прорвалось сквозь скользящий щит Камии и достигло ушей шута и наложницы. Маруся тотчас убрала меч в ножны и обернулась, а Артём вскочил.
  - Где Дима? - хором воскликнули они, рыская глазами по залу.
  -Здесь, - усмехнулся Валентин, и Артём со всех ног бросился к нему, походя разрушив щит Камии.
  - Где он?
  Временной маг подбежал к Солнечному Другу, заглянул ему за спину и обиженно заявил:
  - Ты обманул меня! Гад! Они опять издеваются над нами!
  "Так убей его! - Принц Камии в чёрном с серебром плаще возник рядом с шутом и ехидно оскалился. - Мы здесь самые сильные, шут! И все остальные должны трепетать перед нами! Убей их всех! У тебя длинный список!"
  Артём согласно кивнул, но тут раздался душераздирающий крик Ричарда:
  - Маша!!! Нет!!! Не умирай!!!
  Инмарец прижимал к себе бьющуюся в агонии жену, а в его глазах блестели слёзы.
  "Я предупреждала, - прозвучал в его голове рокочущий голос Камии. - Зачем мне непокорная рабыня? Пусть сдохнет! И тот, кто попытается помочь ей, тоже умрёт!"
  Инмарец повернулся к Солнечному Другу.
  - Ты слышал?
  - К сожалению, - прошептал Валентин. - Но я всё равно попытаюсь.
  Он отодвинул Артёма в сторону и шагнул к Марусе.
  - Стой, Валя! Ты не справишься! Уступи дорогу профессионалу! - внезапно раздался за его спиной спокойный знакомый голос.
  Нервно сглотнув, Солнечный Друг обернулся и посмотрел в ясные шоколадные глаза. Запах безумия почти исчез, а улыбка на губах была почти такой же искренней и весёлой, как пи их первой встречи...
  - Почти... - пробормотал Солнечный Друг, и Артём весело рассмеялся:
  - Я был одним, стал другим, а всё вместе гораздо интереснее. Не парься, Валя, мы поможем, не так ли, принц?!
  "Конечно, поможем!" - откликнулся принц Камии, протянул руку, и шут сжал её. В тот же миг пёстрые шутовские одежды заволокла тьма, остроносые туфли превратились в высокие черные сапоги, цветной костюм - в чёрные брюки и рубашку, а на плечи лёг чёрный с серебром плащ.
  - Принц вернулся... - пронеслось над столом, а Кристер поднялся и направился к Артёму.
  - Наконец-то мы поговорим!
  Принц обернулся и приложил палец к губам:
  - Не шуми, граф. Мне не до тебя. Поговорим позже.
  - Но Катарина...
  - Заткнись и сядь!
  Артём взмахнул рукой, и воздушная волна впечатала Кристера в кресло. Граф испуганно икнул и с трепетом уставился на повелителя Камии.
  - Так-то лучше. - Артём снисходительно улыбнулся и посмотрел в окно на белоснежное солнце.
   "Что тебе надо?" - недовольно поинтересовалась Камия.
  "Ты предала своего повелителя! Ты посмела приказать сопливой девочке убить меня! Самой-то не смешно?"
  "Ты забываешься, маг! Если тебе удалось на несколько минут стать нормальным, это не значит, что ты всесилен! Я найду способ убить тебя!"
  "Не обольщайся! Я - временной маг, и могу уничтожить тебя в любой момент и в любом состоянии".
  "Угрожаешь?"
  "Предупреждаю".
  "Ты пожалеешь о своих словах, принц".
  "Отдай мне Милену, и я прощу твою грубую выходку. Иначе..." - Временной маг прищурился, и снежное камийское солнце потеряло ослепительно-белый блеск и подёрнулось серой дымкой.
  "Хорошо. Забирай", - быстро сказала Камия, и Артём язвительно улыбнулся:
  "Спасибо".
  Судороги Маруси прекратились, она открыла глаза, и Ричард поставил жену на пол. Едва ноги девушки коснулись каменных плит, она склонила голову и хрипло проговорила:
  - Спасибо, повелитель. Теперь моя жизнь принадлежит Вам. Приказывайте.
  - Живи, - небрежно бросил Артём и посмотрел на Ричарда: - Всё в порядке, дружище, расслабься.
  Он весело подмигнул инмарцу и вдруг повалился на пол.
  - Тёма! - испуганно вскрикнул Валентин, бросился к нему и положил руку на холодный мокрый лоб. - Очнись!
  Но Артём не подавал признаков жизни. Несколько мгновений в зале стояла напряженная тишина, а потом камийцы разом выдохнули и заговорили, обсуждая странные события, свидетелями которых стали. А Кристер, увидев врага беспомощным, вскочил и истошно заорал:
  - Стража! Он самозванец! Убейте его!
  После недолгой заминки гвардейцы бросились выполнять приказ, но Ричард, Маруся и Бастиар выхватили мечи, и над телом принца закипела битва. Валентин же колдовал. Теперь, когда Артём впал в забытьё и утратил контроль над сознанием, он наконец увидел всё, что произошло с ним и Димой в Ёсском замке. Воспоминания друга ясные, чёткие, красочные накатывали на него штормовыми волнами и помимо воли намертво запечатывались в памяти. Они мешали целителю сосредоточиться, слова лечебных заклятий таяли в них, как сахар в стакане чая, и пропадали втуне - Артём не желал приходить в сознание. Валентин растерялся. Он замолчал и стал лихорадочно обдумывать, как привести друга в чувство, и в этот момент услышал истеричный крик графа:
  - Пол миллиона бааров за голову шута!
  Огромная награда прибавила гвардейцам храбрости, и они с удвоенной силой ринулись на камийскую мечту и каруйского графа. На рукав солнечного балахона брызнула кровь, и целитель, закусив губу поднял голову и посмотрел на Кристера. Граф улыбался во весь рот, зеленовато-голубые глаза пылали злобой, ненавистью и решимостью. Он наблюдал, как гибнет ёсская гвардия, а в голове крутилось: "Они должны быть мертвы. Все. Любой ценой. Только так я смогу выжить". "Чёрта с два! Вот вылечу Тёму и убью тебя, падаль!" - мысленно прошипел Валентин и вновь склонился над другом. На этот раз он не стал читать заклинаний и не позволил чужим воспоминаниям сбить себя с толку. "Живи!" - непрерывно твердил целитель, всё глубже и глубже проникая в сознание временного мага. Ему казалось, что прошла вечность, прежде чем Артём начал приходить в себя. На бледные щёки вернулся румянец, губы порозовели, веки дрогнули, и на Валю взглянули безумные шоколадные глаза.
  - Здравствуй, Солнечный Дружок. Ты опять влип в историю? - ласково промурлыкал принц Камии, и в зрачках стал разгораться ледяной серебряный свет.
  - Вставай, Тёма. Ты свободен, - устало сказал Валечка и отвёл взгляд: он надеялся, что Артём очнётся более-менее нормальным, но увы...
  - Не кисни, дружище! - расхохотался принц Камии и вскочил.
  Он одарил Кристера обворожительной улыбкой, взъерошил волосы, и гвардия бывшего правителя Крейда пала. Ричард, Маруся и Бастиар убрали мечи в ножны, а придворные вжались в высокие стулья, боясь пошевелиться. Артём хлопнул по плечу каруйского графа:
  - Привет, Басти! Солнечный Дружок не ошибся, захватив тебя в Ёсс. Принц Камии вернулся, а значит пора собираться его свите. А то как я буду веселиться без зрителей?
  И, откинув голову, он бешено расхохотался.
  - Да здравствует принц Камии... - прокатилось по залу.
  Артём оборвал смех, сочувственно улыбнулся придворным и оскалился:
  - Поздно, друзья мои! Вы опоздали с извинениями.
  Придворные беспомощно посмотрели на бывшего правителя Крейда, который сидел во главе стола с непроницаемым лицом, и, не мигая, взирал на заклятого друга.
  - Не смотрите на графа, друзья мои! Он, в отличие от вас, останется в живых, ибо согласно заветам моего великого отца "сделать рабом сильного - великое искусство!" А он сделал рабом самого принца Камии! Я дарую ему прощение.
  - Не нужно мне Ваше прощение, - с презрением произнёс Кристер. - Катарина...
  - Заткнись, бестолочь! - рассмеялся Артём. - О твоей драгоценной наложнице мы поговорим позже, а сейчас...
  Принц Камии взмахнул руками, крутанулся на каблуках, и придворные заорали. Бастиар едва заметно скривился, Валентин поморщился, правители Инмара побледнели - все они хотели бы покинуть трапезный зал, превратившийся в гигантский эшафот, но оставить Артёма сейчас было равносильно самоубийству. А безумный принц Камии со злым удовлетворением смотрел, как плоть сползает с тел ёсских аристократов, обнажая белую кость, как кровь, словно вода, течёт по каменным плитам зала, и глаза его пылали яркими ледяными факелами.
  Ричард прижал Марусю к себе, с горечью сознавая, что его кошмар стал явью: бывший правитель Крейда восседал во главе стола, за которым сидели скелеты, увешанные золотом и драгоценностями. И даже после смерти в их пустых глазницах остался жить страх.
  - Тебе понравилось моя шутка, Крис?
  - Вы всегда были великолепны, принц.
  - А ты всегда умел оценить это! Так что, за мной! Прошвырнёмся по замку, приятель! Я хочу, чтобы ты досмотрел представление до конца!
  - Как угодно Вашему высочеству, - бесстрастно отозвался граф, поднялся и последовал за принцем.
  На пороге Артём обернулся, посмотрел на друзей, чуть задержал взгляд на Бастиаре и, свернув ледяными глазами, мягко сказал:
  - Вам лучше остаться здесь, ребята.
  Каруйский граф почтительно поклонился, а Валечка, Маруся и Ричард облегчённо выдохнули: они не горели желанием присутствовать на кровавом спектакле принца Камии.
  
  Глава 4.
  Пир во время чумы.
  
  Едва за Артёмом закрылась дверь, Бастиар строго взглянул на Валентина:
  - Почему ты не вылечил принца, маг?
  Землянин пожал плечами, потёр лоб и скривился:
  - Безумие Тёмы неизлечимо. Во всяком случае, мне это не под силу, и, боюсь, не родился ещё тот целитель, который сможет привести его бедную голову в порядок.
  - Но как же тогда он будет править миром? - опешил Бастиар и беспомощно взглянул на Ричарда.
  - Не знаю, - вздохнул инмарец. - В Лайфгарме он вместе с Никой правил Лирией...
  - Чушь! - перебила мужа Маруся. - Лирией правили министры, тщательно подобранные Розалией Степановной. А Ника и Тёма царствовали.
  - Ну да, - согласно кивнул Валентин. - У моей мамочки длинные руки. Жаль только до Камии она не дотянется. А то в два счёта навела бы здесь порядок. Кстати, о порядке!
  Валентин отвернулся от друзей и начал колдовать: трупы, столы, кровь исчезли, а у стены опустевшего зала, на возвышении, возник рубиновый трон. Солнечный Друг удовлетворённо крякнул и сделал приглашающий жест:
  - Давайте помянем ёсский двор!
  Он уселся на ступени перед камийским престолом и, словно фокусник, выудил из-под трона бурдюк и четыре чаши. Привычным движением выдернув пробку, Валечка разлил вино. Ричард и Маруся сели по обе стороны от него, Бастиар примостился ступенькой ниже. Они молча выпили, и Валентин вновь наполнил чаши.
  - Подожди, - остановил его граф, - нам надо обсудить, что будет с Камией. Если Артём не сможет управлять миром, начнётся война, разруха, голод... Мы не должны этого допустить!
  - И что ты предлагаешь? - хлебнув вина, поинтересовался Валентин. - Сейчас Артём в таком состоянии, что слушать никого не будет. Надо ждать Диму. Уж он-то сумеет приструнить разгулявшегося принца, да и миром править ему проще. Мамочка говорила, что Годар самое благополучное государство в Лайфгарме. Механизм управления работает там, как часы. Олефир и Дима были великолепными правителями.
  - Расскажите же мне, наконец, кто такой Дима! - воскликнул Бастиар. - Он, правда, брат принца Камии? Если так, то он вполне может стать его наместником и править миром.
  - Хватит с Димы Лайфгарма, - усмехнулся Валя и подмигнул Ричарду. - А то наш ответственный друг начнёт разбираться с камийскими делами, увязнет в них по уши, и мы никогда домой не вернёмся! А у меня там пожилая мама, ей вредно волноваться. Не дай Бог разнервничается, заболеет. А меня рядом нет! Кто ей поможет?
  - Витус - ехидно заметил инмарец. - Старый пройдоха давно к твоей мамочке клинья подбивает. Даже её сынка-балбеса в ученики взял.
  - Да как ты смеешь говорить такое, вояка недобитый? Витус взял меня в ученики, потому что узрел во мне задатки гениального целителя! Он сам говорил, что обучает меня с удовольствием, что такого замечательного ученика у него давно не было!
  - Ага, попробовал бы он что-то другое сказать! Его бы твоя мамочка голыми руками придушила. Мадам Розалия та ещё штучка. Помню, мои придворные строем перед ней ходили. До сих пор гадаю: чем она их взяла?
  Землянин широко улыбнулся, мечтательно закатил глаза и, глотнув вина, таинственным голосом заявил:
  - Это наша семейная тайна, Ричи. И я не готов поведать её даже тебе, моему лучшему другу. Тем более, что твоё прямолинейное солдатское мышление не в силах воспринять всю премудрость этого древнего, веками хранимого секрета!
  - Ну ты, Валя, загнул, - хихикнула Маруся. - На самом деле твоя мама очень сильная женщина, и это без всякой магии видно. И не даром говорят, что бодливой корове Бог рогов не даёт, ибо обладай она даром - нам бы всем небо с овчинку показалось.
  - Замолчи, несчастная! - картинно возмутился Валентин и вдруг хлопнул себя по лбу. - Оставим мою мамочку в покое и поговорим о тебе, Маша. Когда ты ухитрилась стать магом и попасть в услужение к Камии? Почему ни я, ни Дима с Тёмой ничего не видели, а? Рассказывай, я хочу знать с кем пью!
  - А разве тебе не всё равно с кем пить? - язвительно спросила Маруся.
  - Конечно, нет. Вдруг я отвернусь, а ты мне кинжал в спину воткнёшь? Или молнией шарахнешь?
  - Прекрати! - рявкнул Ричард. - Маруся поклялась не причинять вреда друзьям и слово сдержала, даже когда вся мощь Мира обрушилась на неё! А теперь она под защитой Артёма. А ты на собственном опыте знаешь, как он умеет защищать. Так что, пей и ни о чём не думай!
  - Извини, Ричи, но не думать я не могу. Благодаря тебе Маша стала нашим другом, и я хочу знать, что она за птица. Может, ты пригрел змею на груди? Может, она только и ждёт момента, чтобы прикончить всех нас! Может, именно из-за неё мы оказались в Камии? Кто ты, Маша?
  Валентин повернулся к Марусе и впился в неё тяжелым немигающим взглядом. Девушка передёрнула плечами, словно ей вдруг стало холодно, и скрестила руки на груди: рассказывать Солнечному Другу о своём прошлом отчаянно не хотелось. Однако он ждал ответа, и Маруся нехотя произнесла:
  - Я родилась в Камии, а потом Мир отправил меня на Землю, приказав познакомиться со Станиславой, что я и сделала. Но зачем это нужно было Камии, я не знаю.
  Бастиар, до сих пор молча слушавший разговор, с нескрываемым интересом посмотрел на Марусю, а Валентин подытожил:
  - Значит, ты - шпионка! - Он хлебнул вина и бросил пронизывающий взгляд на Ричарда: - Ты знал, что твоя жена камийка?
  - Мне не нравится твой тон, Валя, - набычился инмарец. - Не слишком ли много ты берёшь на себя? Кто дал тебе право допрашивать мою жену, меня? Или ты перестал доверять нам? Маруся ясно сказала, что Камия использовала её в тёмную. А я узнал о происхождении Маши только здесь.
  - И почему ты скрыл это от меня?
  - Да, потому что Камия убила бы её, идиот! - Ричард залпом допил вино и протянул чашу Валентину: - Наливай, выпьем, а то от твоих подозрений у меня голова кругом идёт! И ещё: как ни досадно говорить об этом, у Маши теперь другой хозяин, а уж он-то позаботится о своей подопечной!
  - Да уж... Тёма умеет заботиться о друзьях, - хмыкнул Валентин, наполнил чашу друга вином и подмигнул Марусе. - Пока ты в безопасности, девочка, но если я узнаю...
  - Хватит! - проревел инмарец. - Маша моя жена, и я не допущу, чтобы кто-то запугивал и угрожал ей!
  Ричард поднялся, пересел к Марусе и обнял её за плечи:
  - Я не дам тебя в обиду, дорогая!
  - Спасибо, - прошептала Маша и горько улыбнулась. - Мне жаль, что я доставила вам столько хлопот.
  - Да, - вздохнул Бастиар, - наложницы, даже любимые, не должны создавать хозяину проблемы, но, что поделаешь, иногда приходится возиться с ними, как с детьми. Особенно если любишь. Взять хотя бы Кристера: он из-за своей Катарины голову потерял и, сдаётся мне, что и жизнь потеряет.
  - Думаешь, Тёма убьёт его? - спросил инмарец, радуясь тому, что разговор уходит в сторону.
  - Скорее всего. Должен же он отомстить за унижения!
  - Вообще-то Тёма простил графа, - отстранённо заметил Валечка, продолжая размышлять о Марусе - её камийское происхождение настораживало и пугало: "Неужели эксперимент Олефира всё же увенчался успехом, и он получил-таки настоящего мага? А вдруг Маруся не единственный камийский маг? Может, есть и другие удачные экземпляры? Тогда где они скрываются? Не они ли стоят за исчезновением Димы и нашим неожиданным путешествием в Камию? Нужно держать ухо востро. А то и охнуть не успеешь, как окажешься в плену у монстров-полукровок!" В голове Солнечного Друга крутилось множество вопросов, которые он хотел бы задать Марусе, но пока рядом был Ричард, расспросить девушку не представлялось возможным.
  Валентин разлил по чашам вино и миролюбиво сказал:
  - Предлагаю выпить за Тёму. Так или иначе, но он проснулся и обрёл свободу.
  Друзья сдвинули чаши, выпили, и Бастиар тотчас предложил тост за здоровье принца. Солнечный Друг одобрительно кивнул ему, и вскоре напряжение, возникшее было между друзьями, смыло потоком вина.
  
  Смерть шагал по коридорам своей резиденции, убивая всех, кто попадался на его пути. Он не мог остановиться - только что проснувшаяся ипостась требовала людских жизней. Список, составленный шутом, был забыт. Смерть вбирал в себя запах крови, а крики ужаса и боли звучали в его ушах сладкой, волнующей музыкой. Он шёл почти не касаясь пола ногами, и Кристеру казалось, что принц парит по залам, словно чёрная хищная птица. И он невольно любовался красивым безжалостным полётом. Но, когда они обошли почти половину замка, граф начал уставать, и кровавый пир смерти потерял своё очарование. Теперь Кристер тенью следовал за принцем, равнодушно смотрел на изуродованные трупы и мечтал, чтобы жестокая прогулка завершилась как можно быстрее - ему не терпелось поговорить о Катарине...
  Наконец Смерть насытился. Он остановился посреди широкой галереи, стены которой были увешены щитами, мечами и другим холодным оружием, и повернулся к графу. Шоколадные глаза принца сияли восторгом. Довольно потянувшись, он лучезарно улыбнулся:
  - Тебе понравилось, Крис?
  - Вы всегда были безупречны, принц.
  - И всё?
  Артём обиженно поджал губы, достал из воздуха белоснежный платок и стал тщательно вытирать руки. Он надеялся, что граф исправит свою ошибку и начнёт восхищаться его спектаклем, но тот угрюмо молчал, рассматривая узорчатый каменный пол под ногами. Отбросив платок, Артём с раздражением посмотрел на Кристера:
  - Я положил к твоим ногам половину обитателей замка, а ты говоришь, что я всего лишь безупречен? Куда девалось твоё чувство юмора, Крис?
  - Умерло вместе с Катариной, - огрызнулся граф.
  - Ах, да, твоя любимая наложница... - презрительно скривился принц Камии. - Ты зануда, Кристер. Неужели ты так и не понял: я не убивал Катарину!
  - Это сделал ты! - взорвался Кристер. - Я видел тело и узнал твою манеру общения с женщинами!
  - Надо же какой тупой у меня приятель... - протянул Артём и заговорил сладким, проникновенным голосом, будто перед ним стоял ученик первого класса УЛИТа. - Как ты думаешь, дорогуша, кто учил меня обращаться с наложницами?
  Лицо графа исказилось от изумления и гнева, а потом побледнело, и он еле слышно прошептал:
  - Великий магистр...
  - Ну, наконец-то, дошло! Я твердил тебе, что не убивал Катарину ещё тогда, когда ты примчался в Ёсс в слезах и соплях, но ты не услышал. Ты сбежал в Эльт и заперся в четырёх стенах! А я, между прочим, скучал по тебе. Ты был моим любимым зрителем.
  Кристер нервно сглотнул:
  - Откуда мне знать, что вы говорите правду, принц?
  - А зачем мне врать? - искренне удивился Артём. - Если б я убил Катарину, то непременно бы сообщил тебе об этом. Более того, я заставил бы тебя смотреть на её мучения. Мне нужны зрители, ты знаешь. Магистр приучил меня работать на публику. Ты ведь тоже воспользовался этим, заставляя меня веселить ёсский двор. Вы с магистром похожи, хотя тебе далеко до великого Олефира: никто не умел причинять боль так, как он. Я испытал это на себе.
  - Отец бил тебя?
  - Бил?! - истерично расхохотался принц Камии. - Никакого воображения! Впрочем, при чём тут воображение? Вспомни, Крис, ты же видел мои представления. Неужели ты думал, что их сценарии я беру из воздуха?
  - Ты делал с другими то, что испытал сам?
  Удивлению графа не было предела: он взирал на принца, как на диковинное животное, и нервно переступал с ноги на ногу.
  - Разница в одном - мне не давали умереть, - нервно хихикнул Артём. - Великий магистр считал, что я должен познать обе стороны процесса, чтобы стать Смертью.
  - Теперь я понимаю, почему ты убил отца... - в ужасе прошептал Кристер, вытер вспотевшие ладони о камзол и шумно выдохнул.
  Улыбка сползла с лица принца, глаза сверкнули серебром, и он процедил:
  - Меня заставили убить великого Олефира. Я любил его. Именно он сделал меня настоящим магом, когда остальные бросили меня. И, клянусь, я отомщу! Ты увидишь смерть реального убийцы моего любимого магистра! - Лицо Артёма разгладилось и вновь стало добродушным. - А, что касается Катарины, так это не я. Магистр любил смотреть, как я развлекаюсь, но сам предпочитал забавляться в уединении, если, конечно, дело не касалось моего обучения. Именно поэтому, твою любимую наложницу нашли в лесу, вдали от людей. Я всегда симпатизировал тебе, граф, и рад, что не ошибся. Ты отчаянный малый, раз посмел сделать рабом самого принца Камии. Я уважаю силу, и дарую тебе жизнь!
  Задыхаясь от счастья, бывший правитель Крейда опустился на колени и покаянно произнёс:
  - Убейте меня, повелитель. Я не достоин, быть даже Вашим рабом, и не смею молить о прощении.
  - И всё-таки я простил тебя. Ты - мой друг, а принц Камии не убивает друзей. Ты останешься рядом со мной. Я унижал, меня унижали - всё это не имеет значения, - задумчиво произнёс Артём и, встрепенувшись, добавил: - В конце концов, должны же быть у меня придворные! Идём, Крис, я познакомлю тебя с очень интересными людьми, а потом ты соберёшь мою прежнюю свиту. Чувствую, ребята соскучились по развлечениям! Найди их всех, Крис, и пригласи в Ёсс.
  В руках Артёма возникла серебряная пряжка в виде волчьей головы, он протянул её Кристеру, и тот с благоговением принял знак принадлежности к свите принца Камии.
  - Я сейчас же отправлюсь выполнять Ваш приказ, мой господин.
  Граф поднялся с колен и хотел было уйти, но Артём удержал его.
  - Подожди, сначала я представлю тебя друзьям. Они должны знать, что теперь ты тоже мой друг и убивать тебя нельзя.
  Принц Камии взял графа под руку, и они переместились в трапезный зал. Артём огляделся и довольно присвистнул:
  - Спасибо, Солнечный Дружок, ты сделал всё, как я люблю - красиво! - Он плюхнулся на трон, в руке появилась чаша, а на губах заиграла лукавая улыбка: - Налей и мне. С удовольствием выпью с друзьями, если, конечно, Ричи не возражает.
  - Тебе, пожалуй, возразишь, - буркнул инмарец, настороженно взглянул на друга и прижал к себе жену.
  Принц Камии весело расхохотался и, выпив чашу до дна, произнёс:
  - Не волнуйся, друг мой! Я не собираюсь делать Марусю своей наложницей. Она - твоя!
  - Спасибо, Ваше камийское величество, - с сарказмом проговорил Ричард и покосился на Кристера. - Зачем ты привёл его? Думаешь, что после всех его выходок, я сяду распивать с ним вино?
  - А почему нет? Граф вёл себя как сильный человек...
  - Не мели ерунды! - перебил его инмарец. - Для того, чтобы сделать тяжело больного человека рабом, сила не нужна! Он подло воспользовался твоим состоянием и просто вымещал на тебе злость. Вот, если б он сейчас вызвал тебя на поединок и победил, тогда я назвал бы его сильным.
  - Поединок больше не нужен, - зло и жестко ответил принц Камии. - Кристер осознал ошибку, и будет служить мне верой и правдой.
  - Н-да... - протянул Валентин. - Ну и подданные у тебя Тёма. Чуть зазеваешься, либо кинжал в спину воткнут, либо яда в бокал подсыплют - сила так и бьёт!
  - Да что вы на него окрысились! - возмутился Артём. - Я простил графа, и точка! Так что, будьте любезны уважать его. Он мой друг!
  - А мы кто? - в один голос воскликнули Валя и Ричард.
  - Я твоего графа давно бы прибил, не избери ты его заменой любимому магистру! - в сердцах выпалил Солнечный Друг и плюнул. - Надо же! Нашёл себе хозяина!
  Ричард согласно кивнул, а Маруся вздохнула:
  - Мы все надеялись, что ты убьёшь его.
  Артём обвёл глазами недовольные лица друзей и обратился к Бастиару:
  - И ты тоже надеялся?
  - Это было бы логично, мой принц. Ведь Кристер дважды предал Вас. Сначала сбежал в Эльт, а затем, вместо того, чтобы принять Вас с должным почтением, сделал шутом и стал изводить.
  Каруйский граф встал и почтительно склонил голову, а Артём поморщился:
  - Общение с моими дорогими друзьями плохо сказывается на тебе, Басти. Раньше ты ни за что не позволил бы себе возражать принцу Камии. Впрочем, ты и раньше не жаловал Кристера, но, что поделаешь, придётся вам подружиться!
  В голосе Артёма прозвенел металл, и Бастиар не стал с ним спорить. Он молча поклонился и сел на ступени рядом с Валентином, который снизу вверх пронзительно рассматривал временного мага. Мысли целителя занимало его состояние: запах безумия почти исчез, и Артём выглядел вполне вменяемым. "И всё равно, даже будучи нормальным, он должен был убить Кристера. Это же не любимый магистр, в конце концов! - думал Валя. - Похоже, граф ему зачем-то нужен. Но зачем?" Ответа на этот вопрос он не нашел и, глотнув вина, перевёл взгляд на Кристера. Бывший правитель Крейда стоял, гордо выпрямив спину, и с кривой ухмылкой поглядывал на рассевшихся у подножия трона друзей принца. Он чувствовал себя значительной, влиятельной фигурой, ведь сам принц Камии оценил и признал его силу. А что касается всяких там целителей, воинов и прочих наложниц и графов - на них ему было просто-напросто плевать. Эти людишки, как бы они не пыжились показать свою близость к принцу, были слабее его во сто крат, поскольку ни один из них не решился бросить ему вызов. "Да кто они есть? - размышлял граф. - И что смыслят в камийских делах? Одно слово - иномирцы! А Бастиар, вечно озабоченный своей драгоценной долиной, и вовсе убожество! Непонятно, каким ветром занесло его в свиту принца? Надо бы избавиться от него. А то своей кислой рожей всё веселье испортит!" Услышав мысли Кристера, Артём ухмыльнулся и поманил его к себе:
  - Не обращай внимания на неучтивость моих друзей, Крис. Они весьма умные и сообразительные ребята, и вскоре примут тебя как родного, потому им придётся жить в моей Камии бок о бок с тобой.
  В руке Артёма возникла чаша с вином, он протянул её графу и провозгласил:
  - Выпьем за процветание моего мира, господа!
  - Да пусть живёт и процветает, - откликнулся Валентин, опустошил чашу и ехидно добавил: - Только лучше без нас. Когда мы отправимся в Лайфгарм, Тёма?
  - Да! - вскинул голову Ричард. - Найдём Стасю и Нику, заберём из Бэриса Диму, и по коням!
  - Не спеши, друг мой. В Камии у нас множество неотложных дел. Да и когда ещё тебе представится возможность побывать в ускользающем мире. Многие маги стремятся попасть в Камию, да напрасно. Мой мир не любит чужаков. А за свой ненаглядный Инмар не волнуйся. Мадам Розалия позаботится о твоей стране. - Принц тепло улыбнулся Кристеру и сообщил: - Наш Ричи не разбойник с большой дороги, а венценосная особа - король небольшой, но страшно воинственной страны. А Маруся его королева. Замечательная женщина - мечта любого мужчины. Да что я тебе рассказываю. Ты ведь близко знаком с ней!
  Принц Камии скабрезно хихикнул, а Ричард побагровел, словно свёкла, и, не помня себя от ярости, стал медленно подниматься со ступеней.
  - Сядь! - гаркнул Артём. - Кристер не сделал ничего особенного. В Камии так принято: бесхозная наложница - добыча того, кто первым найдёт её.
  - Да как ты смеешь? - взревел инмарец и выхватил меч. - Ты же сам выкинул меня в пустыню и...
  - Ну да, - перебил его Артём. - А Маруся досталась Кристеру. В конце концов, я обещал, что твоя жена не умрёт. И вот она! Сидит с тобой - живая и здоровая!
  Ричард в ужасе смотрел на друга, не веря в то, что слышит. Он беззвучно открывал рот, облизывал губы и нервно глотал слюну.
  - И тем не менее, Кристер был не прав, - внезапно сказал Бастиар. - Мария не подходит под определение "бесхозная". Её хозяин известен, и Кристер должен был поступить как правитель, а не разбойник. То есть сохранить любимую наложницу до появления её законного владельца. Теперь господин Ричард вправе требовать возмещения морального ущерба, нанесённого ему. Либо золотом, либо вызвав графа на поединок.
  Пять пар глаз в изумлении уставились на каруйского графа, а тот невозмутимо пожал плечами и добавил:
  - Это положение есть в своде камийских законов, написанных самим великим Олефиром.
  - Ну ты даёшь, граф! - нахмурился Артём. - Неужели тебе жить надоело? Не лезь, пожалуйста, на рожон, а? Надо было прибить тебя сразу, как только ты мне перечить стал, а я, дурак, трудов Валентина пожалел. Он ведь такое роскошное проклятие с тебя снял. Сутки, наверное, пыхтел. Так, Солнечный Дружок?
  - Так, Тёма, - поддакнул землянин. - И ты прав, мне не хотелось бы терять Бастиара. Он, можно сказать, венец моей целительской практики.
  - Ладно, - благодушно махнул рукой Артём. - Пусть твой протеже живёт. Я многим обязан тебе, Валя. Тогда, у Источника, Дима предал меня, бросившись спасать алкоголика-землянина! И Олефир подобрал меня! Вы все меня бросили! Все! И Дима ответит за своё предательство!
  Голос Артёма задрожал, по щекам потекли слёзы, и Валентин с Марусей тревожно переглянулись: едва уловимый запах безумия усилился, сгустился и облаком окутал принца Камии. Вытерев слёзы рукавом чёрного, как непроглядная ночь, плаща, Артём шмыгнул носом и зло заявил:
  - Имей в виду, Бастиар, я терплю твои выходки до поры до времени. - И внезапно сорвался на крик: - Никогда не смей мне возражать, слышишь?!
  - Как скажете!
  Бастиар учтиво поклонился, а принц вскочил.
  - Пошли Кристер! У нас с тобой работы по горло, не то что у этих пьяниц! - выкрикнул он и, схватив графа за руку, исчез вместе с ним.
  В коридоре Артём разжал ладонь и хмуро произнёс:
  - Ты несколько лет был хозяином Ёсского замка и правил Крейдом, значит, тебе и карты в руки. Разошли весточки членам моей свиты, восполни потери среди рабов и придворных, убери трупы и всё такое. Короче, хочу видеть замок таким, как при моём великом отце. А мне надо идти. Пока!
  Принц Камии исчез, а Кристер почесал затылок и отправился в свой рабочий кабинет, решив начать со сбора свиты...
  
  Массивная, обитая железом дверь камеры с грохотом рухнула, и перед измученным узником предстал долгожданный избавитель. Джомхур поднял голову и просветлённо улыбнулся:
  - Свершилось! Вы вернулись! Я счастлив, что Вы не забыли своего верного слугу и пришли избавить его от мучений!
  Артём подошёл к работорговцу и помог подняться:
  - Не говори глупостей, Джомхур. Ты помог мне проснуться, а я не забываю тех, кто был добр ко мне!
  Он положил руку на плечо купца, и вместо пожилого, измождённого пытками и голодом человека, в убогой камере появился молодой, полный сил и здоровья мужчина в богатом харшидском наряде. На пальцах переливались и сверкали драгоценные кольца и перстни, а широкий кожаный пояс оттягивали три пухлых, увесистых кошеля.
  Пару мгновений Джомхур стоял, как вкопанный, словно боялся, что малейшее движение нарушит чары, и он вновь превратится в узника, а потом несмело шевельнул рукой, ощупал расшитый золотом халат, взглянул на перстень-печатку, с которой скалилась голова волка, и, обливаясь слезами, рухнул на колени:
  - О, величайший, я и надеяться не смел, что твоё милосердие также огромно, как и твоя сила! Ты обратил своё драгоценное внимание на ничтожного раба и вознаградил его по-царски!
  - Встань, Джомхур! Отныне ты наместник Харшида!
  - О, великий принц, твоя милость подобна бескрайней пустыне! - возликовал купец, воздев мокрые от слёз глаза к потолку.
  - Хватит! - остановил его Артём. - Встань! Ты - мой друг, а друзья принца Камии не должны стоять на коленях, ни перед кем! Запомни!
  Джомхур вскочил и преданно уставился на своего повелителя.
  - Вы никогда не пожалеете, о том, что сделали для меня. Клянусь!
  - Знаю, - благодушно кивнул Артём.
  - Когда я должен выехать в Бэрис, мой принц?
  - Не спеши. Ты - мой гость. Отдыхай и наслаждайся. Я лично доставлю тебя в Харшид, когда придёт время...
  
  В трапезном зале, где на ступенях перед рубиновым троном сидели друзья принца Камии, некоторое время после исчезновения Артёма стояла настороженная тишина, а потом Солнечный Друг грустно подытожил:
  - Дело гораздо хуже, чем мне представлялось. - Он наполнил чаши вином и вздохнул. - Хотелось бы выпить за что-нибудь светлое и радостное, но ничего такого на ум не приходит. Даже странно. Куда делось моё красноречие?
  - Пропил, наверное, - досадливо сказал Ричард, сел на ступени и обнял Марусю. - Не могу понять, что с ним происходит. Даже когда он был безумным шутом, он рассуждал более э... трезво и логично. А сейчас он намеренно трепал нам нервы. Что с ним такое?
  Маруся горько вздохнула:
  - Сложно всё это, Ричи. В Артёме, как мне кажется, живут несколько совершенно разных личностей: Смерть, временной маг, принц Камии, Волк и даже светлый мальчик Тёма где-то ютится. И все эти ипостаси то живут сами по себе, то дерутся между собой. Иногда одна из них берёт верх над остальными, и Артём начинает вести себя соответственно. Тебя, например, доводил принц Камии.
  - А светлого мальчика Тёму, ты видела? - с надеждой спросил Валентин.
  - Да, - побледнела девушка. - Он плакал, когда палачи графа издевались надо мной.
  По телу Ричарда прошла дрожь, Валя уткнулся лицом в чашу с вином, а Бастиар недоумённо покачал головой:
  - Не думал, что Артём такое интересное существо. И, похоже, я знал его только как принца Камии. Почему никто не видел других его э... ипостасей. Кто такие Смерть, временной маг, Волк?
  - Смерть это ледяные глаза и нестерпимая жажда крови, временной маг - повелитель времени и пространства, а в Волка Тёма превращается, когда ему надо отдохнуть ото всех и вся, в том числе и от самого себя, - разъяснил Валентин, потянулся и зевнул: - А не пойти ли нам спать, господа-товарищи? День был тяжелый, и неизвестно, что предстоит завтра.
  - В замке останемся или к Эдгару вернёмся? - поинтересовался Ричард, крепко прижимая к себе жену.
  - Без разницы. Если Артём захочет нас видеть - найдёт везде. А после его прогулки освободилось множество прекрасных покоев. Выберем комнатёнки по вкусу, и на боковую!
  - Не спеши, Солнечный Дружок! - раздался весёлый голос Артёма. - Я привёл вам нового собутыльника. Надеюсь, он понравится вам больше, чем Кристер.
  Принц Камии возник около трона вместе с роскошно одетым харшидцем, лицо которого сияло от счастья также ярко, как золотая вышивка на его халате.
  - Что ж, посмотрим, кого ты притащил на сей раз, Тёма, - пробормотал Валентин, внимательно разглядывая камийца.
  - Прошу любить и жаловать, мой друг, наместник принца Камии в Харшиде - Джомхур!
  - Тот самый купец? - вырвалось у Ричарда.
  - Да, Ричи, - кивнул временной маг. - Этот человек - герой. Он разбудил принца Камии и вернул его миру, погрязшему в раздорах. Валентин, налей вина нашему многострадальному другу.
  Землянин сотворил чашу, наполнил её вином и вручил купцу. Артём подождал, пока Джомхур выпьет, и довольно ухмыльнулся:
  - Вот и славно! Я отблагодарил всех, кого хотел!
  - А Дима? - хмуро спросила Маруся. - Почему ты не идёшь за ним?
  - А что Дима? Он жив. Пока, - насмешливо ответил принц Камии. - Обещаю, он не умрёт в Бэрисе. Я заберу его, когда придёт время. Ты же знаешь, девочка, я никогда не опаздываю. Наливай, Валентин! Выпьем за моё возвращение!
  Все послушно выпили и выжидающе посмотрели на Артёма. Он искромётно улыбнулся, подмигнул Марусе и ехидно-ласково осведомился:
  - Хотите знать, что дальше?
  - Да! - взорвался Ричард. - Почему ты не нашёл Стасю и Веренику? Камия не тот мир, где женщины могут чувствовать себя в безопасности!
  - А наши чувствуют! - рассмеялся Артём. - Хранительница с Ключом на шее может с комфортом устроиться в любом мире. Что она и сделала. Вот и пусть поживёт пока в тишине и покое. А то явится в Ёсс, и от её истерик спрятаться негде будет! Из-за этого, я даже мою дорогую Нику не спешу возвращать.
  - А её-то почему? - удивился Валентин. - Вот уж с кем, с кем, а с Никой хлопот не будет. Лирийская принцесса просто чудо, и не будь у неё столь грозного поклонника, как принц Камии, я сам бы в неё влюбился!
  - Обойдёшься, Дружок! Ника - моя! Подожду ещё годик-другой и женюсь на ней! И пусть только кто-нибудь посмеет глянуть на неё косо! Убью, не взирая на обещания!
  - Вот разошёлся! - Валентин наполнил чашу друга и провозгласил: - Пьём за невесту принца Камии!
  - Чудесный тост! За мою прекрасную девочку! - Лицо Артёма засияло, и он выпил чашу до дна. - Вереника станет принцессой Камии! Правда, сначала мне нужно объединить мой мир! В общем, я пошёл, а Вы пейте и моего наместника не обижайте!
  Принц Камии исчез, и Маруся с затаённой надеждой спросила:
  - Он пошёл за Димой?
  - Нет, он в Куни, - поморщился Солнечный Друг и обратился к харшидцу: - Садись, Джомхур, в ногах правды нет. Выпьем за знакомство, поболтаем о том о сём...
  - С удовольствием, - улыбнулся работорговец, сел на ступени и оглядел друзей принца: - Его высочество не представил вас, но с Бастиаром я знаком, а вот вы...
  - А мы друзья Тёмы! - перебил его землянин. - Позволь представиться: я - Валентин, великий целитель по прозвищу Солнечный Друг. А это, - он указал на правителей Инмара, - Ричард и Мария, король и королева Инмара, легендарные разбойники, известные в твоём мире под именем "камийская мечта".
  - Не слышал, - покачал головой Джомхур.
  - Оно и понятно, - ухмыльнулся Бастиар. - Ричард и Мария завоевали славу как раз в то время, когда ты сидел в подземельях Ёсса.
  - Да, - вздохнул работорговец. - Кристер здорово потрепал меня, и будь я воином, обязательно вызвал бы его на поединок. А так придётся поступить как обычно. Я знаю несколько замечательных мастеров по изготовлению ядов. До сих пор их зелья ни разу не подводили меня...
  - Забудь! - с досадой махнул рукой Ричард. - Я достаточно силён, чтобы убить Кристера в поединке, но Тёма взял бывшего правителя Крейда под покровительство, и нам придётся терпеть его.
  - Жаль...Но раз принц так решил... - Джомхур вздохнул и протянул чашу Валентину: - Налей мне вина, господин целитель, и, знаешь, я бы и закусить не прочь. В ёсских застенках совершенно однообразное и скудное меню.
  Валентин хмыкнул, и рядом с возвышение появился сервированный к обеду стол.
  - Поедим, друзья мои, а то, и правда, от голода живот сводит!
  - Дельная мысль! - заметил Ричард, встал и помог подняться жене. - Поужинаем, а потом всё же спать пойдём. Не вечно же на ступенях сидеть! Думаю деньки нам предстоят те ещё. Артём собрался мстить Диме, и неизвестно что из этого выйдет. Нам нужно быть готовыми ко всему.
  - Мстить брату? - изумился Джомхур. - Но что он такого сделал? Когда мы ехали в Ёсс, Дмитрий дохнуть на него боялся и заботился о нём, как мог. Иногда я даже побаивался, что этот странный маг сейчас расправит плечи и утопит нас в своей водичке, как котят. Но, этого не произошло... - Харшидец внезапно осёкся и ошарашено уставился на Марусю, усевшуюся за стол рядом с Ричардом. - К-как... как это понимать?
  - Что? - Инмарец с недоумением посмотрел на Джомхура, а Бастиар хихикнул:
  - Ты вроде не первый месяц в Камии, Ричи! А местных законов и традиций так и не усвоил - наложницы не сидят за столом с мужчинами.
  - Но Маруся не наложница! - покраснел от возмущения Ричард. - Она моя жена!
  - Мне-то это уже известно, - улыбнулся каруйский граф, - а вот Джомхур в шоке. Он как истинный камиец воспринимает женщину только в качестве товара. Как бы ты отнёсся к тому, что я привёл из конюшни лошадь и усадил её рядом с собой?
  - Плохо, - пробурчал инмарец. - Лошадь должна жить в конюшне.
  - Вот и Джомхур считает, что женщина должна питаться отдельно от мужчин.
  - Но...
  - Успокойся, Ричи! - Валентин потрепал друга по спине и подмигнул оцепеневшему от удивления Джомхуру. - Как здесь говорят, в Кару со своими яблоками не ездят. И придётся тебе, наместник, признать Марию равноценным членом нашего маленького сообщества. Она, конечно, родилась в Камии, но слишком долго прожила в мире, где равноправие мужчины и женщины непреложный и обыденный факт. Так что, присоединяйся! Можешь, если тебе так будет легче, считать Машу кем-то вроде кайсары Сабиры. Кстати, она владеет мечом не хуже, а скорее лучше воинственной правительницы Харшида.
  - Бывшей правительницы, - педантично уточнил Джомхур, встал и с сомнением посмотрел на Марусю. - И всё-таки я думаю, что если заняться её воспитанием...
  - Замолчи! - схватился за голову Бастиар. - Один такой умник уже пытался! И мало того, что у него ничего не вышло, так ещё и врага приобрёл. Хочешь поссориться с лучшим клинком Камии?
  Работорговец внимательно оглядел Ричарда и мотнул головой:
  - Не хочу. Простите мне опрометчивые слова, господин Ричард. Они вызваны невежеством и косностью, а мне как наместнику принца Камии в Харшиде эти качества не должны быть присущи. - Он поклонился инмарцу, и цепкие чёрные глаза остановились на Марусе. - И Вы, прекрасная госпожа, извини меня.
  Ричард молча кивнул, а Маруся мягко улыбнулась работорговцу:
  - Камийские законы знакомы мне лучше, чем моему мужу, и я понимаю и прощаю Вас, Джомхур.
  - Вот и славно, - обрадовался Валентин, молниеносно разлил по бокалам вино и провозгласил: - За толерантность!
  - В смысле?
  Ричард с подозрением посмотрел на друга, а Маруся едва сдержалась чтобы не расхохотаться: уж больно забавно выглядели растерянно-настороженные лица мужчин.
  - Вот темнота! За терпимость, проще сказать!
  - А... - протянул инмарец, выпил вино, и остальные последовали его примеру.
  Едва бокалы оказались на столе, Валя, быстро проговорив коронную фразу: "Между первой и второй перерывчик небольшой", наполнил их вновь.
  - Ты уверен, что между первой и второй? - язвительно осведомилась Маруся.
  - Конечно, душа моя! Мы же за стол сели, чаши на бокалы поменяли, так что, как ни крути, это была первая! А вторая... За Джомхура! За его свободу и процветание!
  Работорговец польщено улыбнулся, выпил и накинулся на еду. Впрочем его собутыльники тоже не стали терять время даром. Даже Валентин соизволил положить себе на тарелку отбивную.
  - Закуска, конечно, градус крадёт, - заговорщицки сообщил он Ричарду, - но у нас и время есть, и алкогольных напитков навалом. Надерёмся в зюзю.
  - Но мы вроде бы спать собирались... - ехидно усмехнулась Маруся.
  - Успеем ещё поспать. Итак треть жизни в постели проводим! Я, например, жутко хочу услышать, как Джомхур нашёл Диму и Тёму! А ты разве не хочешь?
  - А потом тебе захочется узнать технологию выращивания каруйского винограда и рецепт вина из боярышника.
  - Про виноград пока не надо, а вот рецепт... Почему ты не угостил меня этим редким напитком, Басти? Зажал, да?
  Бастиар с хитрой улыбкой посмотрел на Марусю:
  - А ты-то откуда знаешь про оранжевое вино? Я всего год назад нашёл в библиотеке древний фолиант с его рецептом! И пока не пустил этот чудный напиток в производство! А опытная партия была столь мала, что...
  - Не надо оправдываться, Бастиар! - грозно прервал его Валентин. - Меняю рецепт оранжевого вина на тайну изготовления шаклийского ликёра!
  - Что? - в один голос воскликнули Джомхур и Бастиар. - Ты знаешь, как его готовят?
  - Да, - величественно кивнул Валентин, - я как раз ищу партнёров чтобы провернуть это выгодное дельце!
  Маруся легонько толкнула мужа в бок:
  - У Вали, похоже, новое увлечение. Раньше он мнил себя великим писателем, а теперь коммерсантом решил заделаться, и тоже, конечно, великим!
  - Язва! - хмыкнул землянин.
  - Не оскорбляй мою жену!
  - Да больно нужно! Много она в бизнесе понимает!
  - Побольше твоего, - окрысился Ричард. - У нас, между прочим, своё дело в Камии! А у тебя - пшик!
  - Ну это временно! Я ещё покажу вам с Эдгаром, как гостиницами управлять! Тоже мне, дельцы местного разлива! Одну гостиницу имеют, а гонору...
  - Если речь идёт об Эдгаре из Ёсса, то у него не одна гостиница, - заметил Джомхур. - У этого пройдохи целая сеть гостиниц, постоялых дворов и трактиров. А его деловой хватке позавидовать можно. Если вы вложили деньги в его дело, господин Ричард, то поздравляю. Без прибыли не останетесь!
  - Мне он тоже показался оборотистым малым, - кивнула Маруся. - И поэтому, мы с Ричи решили не таскать с собой мешки с золотом, а вложить их в дело - деньги должны работать!
  - Верно! - просиял работорговец и широко улыбнулся Ричарду. - Ваша жена точно сильнее бывшей кайсары, и я даже горжусь тем, что сижу с ней за одним столом!
  Так, слово за слово, кубок за кубком, и за столом воцарилась атмосфера согласия и веселья. Джомхур с упоением описывал свои путешествия по Камии, Бастиар заливался соловьём, нахваливая родную долину, Ричард вдохновенно рассказывал о боях и поединках, Валечка сыпал анекдотами и забавными и поучительными случаи из жизни трёх миров, а Маруся "убила" камийцев, поведав о том, как ведут себя женщины на Земле и в Лайфгарме.
  Белое камийское солнце опустилось за горизонт, на стенах зала зажглись магические светильники, а разношерстная компания, забыв о сне, продолжала отрываться на всю катушку. Вино и прочие спиртные напитки лились рекой, одни кушанья сменялись другими. Сумасшедший принц, его брат, затерянные на камийских просторах Ника и Стася словно стёрлись из памяти Валентина, Ричарда и Маруси. И в какой-то миг девушке показалось, что она попала на "пир во время чумы". Лёгкая тень пробежала по её лицу, но друзья ничего не заметили, да и сама Маруся через минуту уже смеялась над очередной байкой землянина...
  Вернувшийся под утро принц Камии застал друзей в состоянии тяжёлого алкогольного опьянения: ни один из них не только не смог подняться при виде правителя, но и вряд ли вообще осознал, кто перед ним. Проследив, как Валечка разливает вино мимо бокалов, а его собутыльники выражают негодование тягучим "у-у", Артём расхохотался, сел на трон, и компания протрезвела.
  - Доброе утро, друзья мои, - лучезарно улыбнулся принц. - Вижу, вы подружились.
  - Вы вернулись, величайший! - Джомхур поднялся и с пафосом произнёс: - В Ёссе всё спокойно. Кристер трудится, как пчёлка, а мы празднуем Ваше воцарение, мой принц! И я со всей ответственностью заявляю, что со времён моей бурной молодости не чувствовал себя таким счастливым и полным сил!
  Работорговец вновь поклонился, сел за стол, и Валентин тут же наполнил его кубок.
  - Прекрасная речь, дружище! За рито... тьфу, красноречие!
  Собутыльники синхронно поднесли кубки ко рту, опустошили их, и в руках Валентина появилась пузатая бутылка коньяка. Он разлил напиток в широкие тёмные бокалы и кивнул Ричарду:
  - С тебя тост, воин!
  - Стоп! - рявкнул Артём. - Вроде бы я протрезвил вас. Или нет?
  - За трезвый и правильный образ жизни! - ухватился за идею Ричард и поднёс бокал к губам.
  - Нет уж, хватит, - мстительно проворчал Артём, и бокалы, стол и стулья исчезли.
  - Значит, продолжение банкета откладывается, - с грустью вздохнул Бастиар, поднялся с пола и поклонился принцу. - Мы все рады видеть Вас, величайший! Какие будут указания?
  - Да никаких! - разозлился Артём.
  - Тогда зачем ты уничтожил стол? - Копируя мамочку, Валентин упёр руки в бока и грозно посмотрел на друга. - Мы тут не просто так сидели. Мы всесторонне обсудили экономическое развитие Камии и пришли к выводу, что настало время кое-что изменить, принять ряд новых законов о торговле и предпринимательстве, усилить охрану караванных путей, дабы бандиты не мешали продвижению караванов, а также...
  - Для начала, в качестве устрашающего и поучительного примера, предлагаю публично казнить двоих самых известных разбойников, больше известных как камийская мечта, - зло перебил его принц Камии. - Хорошая идея?
  - Нет! - отрезал Валентин. - Камийская мечта взялась за ум и вложила деньги в прибыльное и нужное миру дело. А казнить их означает дискредитировать идею добровольного перевоспитания преступного элемента. Общественное мнение осудит Вас, повелитель! А Вы как правитель огромного, прекрасного мира должны поддерживать свой имидж на высоте!
  - Что за чушь ты несёшь, Валя? - опешил Артём. - Причём здесь преступный элемент, мой имидж... Или ты специально издеваешься надо мной? Я пришёл сообщить друзьям, что объединил Камию, а вы смеётесь?
  Губы Артёма задрожали, и он заплакал, по-детски закрыв лицо руками.
  "Маруся права. Светлый мальчик Тёма всё ещё жив, - глядя на горько всхлипывающего друга, думал Валентин. - И что теперь с ним делать? Чёрт! Как же нам не хватает Димы!"
  Слёзы правителя Камии отрезвили заигравшихся приятелей. Они стояли переминаясь с ноги на ногу и растерянно поглядывали друг на друга. Внезапно Маруся шагнула вперёд, на миг остановилась, а потом взбежала по ступенькам к рубиновому трону и обняла Артёма. Он прижался к девушке и заплакал ещё горше. Ничего не говоря, Маруся гладила спутанные пшеничные волосы, и постепенно Артём успокоился. Он последний раз всхлипнул, отпустил Марусю и обиженно посмотрел на друзей.
  - Вы очень-очень расстроили меня, но я добрый правитель, и не буду наказывать вас. Бастиар! Мы с Джомхуром отправляемся в Бэрис! Скажи Кристеру, что я вернусь через пару часов, и хочу, чтобы к моему возвращению приготовили торжественный ужин. Пусть пригласит на него весь двор, тем более что у меня будет дорогой гость!
  - Будет исполнено, мой принц, - церемонно поклонился граф и поспешил к дверям, а Ричард, Валечка и Маруся настороженно посмотрели на Артёма. Светлый мальчик исчез - на рубиновом троне восседал мстительный и жестокий принц Камии.
  - Не вижу радости на ваших лицах, - глумливо ухмыльнулся он. - Вы же так жаждали увидеть Диму! Вы его увидите!
  Рубиновый трон опустел, но Ричард, Валечка и Маруся ещё долго стояли в молчании, не решаясь взглянуть друг на друга, и думали об одном и том же - пробудив одного Смерть они боялись лишиться другого...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"