Кохинор: другие произведения.

Дурацкие игры магов. Книга вторая. Часть 2. Глава 7.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 7.
  Друзья.
  
  Белое камийское солнце выползло из-за горизонта и атаковало Ёсс. Яркие, бойкие "воины" смело ворвались в окна замка, взбудоражили спящих камийцев и возвестили о начале нового дня. Добрались они и до обеденного зала. Проскользнув по светло-серому полу, лучи коснулись лиц магов и требовательно заплясали на них, призывая проснуться.
  Но их победа оказалась неполной: Дима не пошевелился. А вот Артём почувствовал тёплое прикосновение и открыл глаза. Тело по-прежнему ныло, но по сравнению со вчерашней болью это были пустяки. Временной маг сел, покрутил головой, потянулся, разминая затёкшие мышцы, и посмотрел на друга.
  - Просыпайся, поговорим!
  Слова, подкреплённые магией, подействовали мгновенно. Дима очнулся и закашлялся, сплёвывая кровь. Не глядя на друга, он медленно сел и, положив руки на колени, замер. Шевелиться не хотелось, ибо каждое движение несло чудовищный приступ боли.
  - Тебе не надоело, Тёма?
  - Мы только начали, - преувеличено весело ответил принц Камии, вскочил и направился к столу.
  Он навалил в тарелку холодного жаркого, взял вилку и стал с аппетитом есть, поглядывая на друга. Дима насмешливо качнул головой:
  - Спасибо, я не голоден. Лучше скажи: то, что ты делал со мной вчера... Именно так тебя обучал Олефир?
  Артём закашлялся и, выплюнув кусок мяса, прошипел:
  - Заткнись! Не тебе судить о великом магистре!
  - Почему? Если ты - мой брат, значит, я тоже сын Олефира, и прошёл его школу вместе с тобой.
  - Ты не мой брат! - выпалил Артём. - У принца Камии не может быть такого убогого родственника!
  Сжав в кулаке вилку, он с ненавистью и угрозой смотрел на друга, но Дима не думал отступать. Вчера он кое-что услышал от рыжеволосого целителя и хотел получить подтверждение его слов.
  - Тогда кто я, Тёма?
  - Моя игрушка!
  - Это сейчас, - пожал плечами Дима и болезненно поморщился, - а до этого? Король Годара и лучший маг Лайфгарма, не так ли?
  Артём сверлил друга глазами, не в силах сказать ни да, ни нет, и Дмитрий нервно рассмеялся:
  - Неужели я был сильнее, чем принц Камии? Ты мстишь мне за это, Тёма?
  - Из-за тебя я убил великого Олефира!
  - Значит, не такой уж он был великий, раз его смог убить обычный принц Камии.
  - Играешь в героя? - Артём с рыком вогнал вилку в столешницу. - Посмотрим, что останется от твоего героизма, когда я приволоку в Ёсс Хранительницу!
  - А кто это?
  - Твоя возлюбленная сестра. Ты постоянно твердил, что она всё для тебя! Меня тошнит от этой фразы!
  Артём сплюнул, а Дмитрий нахмурился: появление новой родственницы было бы сейчас неуместно. Чуть сжав пальцы, он напряжённо всмотрелся в исполненное безумия лицо друга и тихо спросил:
  - А ты не боишься, что я действительно вспомню кто я и тогда тебе не поздоровиться?
  - Убьёшь друга, вытащившего тебя из застенков Бэриса?! - ехидно оскалился принц.
  - Не знаю, Тёма. Не очень-то ты торопился меня спасать.
  - А ты бросил меня в Ёссе! Ты позволил Кристеру измываться надо мной!
  - Я выторговал у графа четыре месяца жизни для тебя, дав возможность проснуться!
  - Врёшь! Ты, как всегда, бросил меня! - рявкнул Артём и стукнул кулаками по столу с такой силой, что тарелки и кувшины, жалобно звякнув, подпрыгнули: - Почему ты не сказал мне, что я принц Камии?!
  - Ты должен был понять это сам.
  - Сам?! - взревел Артём и в бессильной ярости откинулся на спинку стула. - Конечно, ты у нас самый умный, и привык диктовать всем, как нужно поступать!.. Но на деле, ты никогда не думал ни о ком, кроме себя! Ты называл себя моим другом, но не сделал для меня элементарного! - Артём подался вперёд и с горечью спросил: - Почему какой-то купец не побоялся рассказать мне правду о великом Олефире и принце Камии, а ты спасовал?! Ты, негласный правитель Лайфгарма, на деле оказался трусом!
  - Так вот, о ком говорилось в видении, - пробормотал Дмитрий и улыбнулся: - Умница Джомхур! Он хорошо постарался, стремясь спасти свою шкуру. Не злись, Тёма, для тебя это был единственный шанс остаться в живых! Рассказы Джомхура помогли тебе выпустить ту силу, что клокотала у тебя внутри!
  - Да! Я стал Смертью и отомстил своим обидчикам! Но это не умоляет твоей вины! Ты не имел права оставлять меня в плену! Ты, а не Джомхур, должен был спасти меня!
  - У меня было видение, Тёма. Все варианты будущего несли тебе смерть. Все, кроме одного! Я вынужден был уехать один, чтобы спасти тебе жизнь. Ты должен понимать это, ибо теперь, когда память вернулась к тебе и ты обрёл магию, ты знаешь о видениях больше чем я.
  - Если бы ты рассказал мне, что надо делать, я ещё тогда вырезал бы ползамка и стал самим собой!
  - Когда ты проснулся, Тёма, видения вернулись ко мне. Я всё время был рядом с тобой и видел, как ты убивал. Мне очень жаль, что тебе пришлось пройти через это...
  - Не выпендривайся! Ты тоже Смерть! - скривился Артём. - На твоём счету масса загубленных жизней, а своим друзьям ты приносишь одни несчастья. Я был светлым и чистым, пока не познакомился с тобой! - Принц картинно всхлипнул, посмотрел вверх, и на Диму посыпался дождь из конфет в блестящих обёртках. - Это ты сделал меня Смертью. Ты, а не великий магистр! Он спас меня и научил всему, что я знаю.
  Дмитрий молчал: он не помнил, как было дело, и не знал, правду ли слышит.
  - Ты хорошо устроился, - истерично продолжил принц, и на глазах его заблестели слёзы. - Потерять память - это здорово! Ты не представляешь, как я мечтал об этом, носясь Волком по Белолесью в надежде убежать от воспоминаний. Но, в отличие от тебя, я милосерден, Дима. Ты никогда не узнаешь правды! Я буду играть с тобой, а потом ты умрёшь, так же, как мой любимый магистр! - Артём вытянул руку, и на ладони запрыгали мышки, кошки, пташки. - Придёт время, и я спрошу, какое из моих творений нравится тебе больше всего. Ты не ответишь, и все они станут твоими палачами.
  - Я готов вспомнить прошлое, Тёма. Помоги мне! - настойчиво попросил Дмитрий. - Ты можешь вернуть мне память.
  Артём не ответил. "Мы умрём вместе", - отрешённо подумал он и хотел связать свою жизнь с жизнью друга, но оказалось, что связь уже существует. Разозлившись, временной маг попытался разорвать её, и не смог. "Так вот в чём дело! Он уже объединил наши жизни в одну. Хитрый ход!" - злобно подумал принц Камии и вздохнул с облегчением, потому что в глубине души не желал видеть Диму мёртвым. Он старательно ненавидел друга, и, одновременно, тянулся к нему. Гремучая смесь любви и ненависти изводила Артёма и заставляла беситься, требуя крови. "Что ж, Дима, ты попался в собственную ловушку!" - решил он и встал.
  Дмитрий зябко поёжился, почувствовав, что вокруг него сгущается воздух. Он опустил голову, не в силах смотреть, как искажается ненавистью Тёмино лицо, и уставился на серебряные прутья, вырастающие из каменного пола, словно зубы гигантского монстра.
  - Встань! - зловещим тоном приказал Артём.
  Едва сдерживая стон, Дима поднялся на искалеченные ноги, и в тот же миг прутья с громким щелчком сомкнулись над его головой. Артём с мстительным удовлетворением оглядел заключённого в клетку друга и усмехнулся.
  - Советую стоять прямо, иначе тебе будет очень больно, братец, - бросил он и исчез.
  Дмитрий остался один. Он стоял в тесной клетке и смотрел на накрытые столы. Желудок сводило от голода, но голод стал союзником мага: он заставил мозг лихорадочно работать, анализирую полученные за день сведения. "Или дни? - думал Дима, поглаживая палец, на котором когда-то носил перстень. Он старательно выстраивал в ряд события, и никак не мог определить, сколько прошло времени. - Впрочем, не важно! Теперь я уверен, что в прошлом был магом и та сила, что клокочет во мне, и есть магия! Но она требует крови, а я не хочу становиться убийцей! Я должен найти способ проснуться не убивая невинных..."
  
  Солнце поднялось вровень с окном, когда высокая золочёная дверь приоткрылась, и в зал проскользнула затянутая в серую замшу фигура. Дмитрий с недоумением посмотрел на красивую русоволосую девушку с мечом за спиной и осуждающе покачал головой:
  - Идти против воли принца Камии крайне неразумно, мадам.
  - Согласна, но я не могу иначе.
  Девушка подошла к клетке, остановилась, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, и вдруг посмотрел на мага твёрдо и решительно.
  - Я не брошу тебя, Дима!
  - Кто ты? - тихо спросил Дмитрий, чувствуя, что ответ для него очень важен.
  - Маруся.
  - Маруся, - повторил маг, отчаянно пытаясь вспомнить, где и когда видел её.
  В сознании чередой проплывали полузнакомые лица, но всех их затмевал беснующийся Артём. Сделав неимоверное усилие, Дмитрий отогнал кошмарные картины и натянуто улыбнулся:
  - Вы заблуждаетесь, мадам, мне не нужна помощь.
  - Всё сам, да? - горько усмехнулась Маруся и вздохнула: - Не хорохорься, Дима. Артём болен. В его голове всё смешалось, и никто не знает, чего от него ждать. Ты наша последняя надежда! Верни магию и вправь безумному принцу мозги! Только ты способен на это! Только тебя он будет слушать!
  Дмитрий отвёл взгляд от раскрасневшегося лица девушки и уставился на свои распухшие, изуродованные ноги:
  - Всё не так просто, мадам. Вы не представляете...
  - Мне и представлять не нужно! - в сердцах воскликнула Маруся, протянула руку сквозь прутья магической клетки и, кривясь от боли, коснулась плеча возлюбленного. - Позволь мне помочь, Дима. Я плохо владею даром, но могу попытаться залечить твои раны.
  - И что потом? - заворожено глядя на полупрозрачную руку девушки, тихо спросил маг.
  - Ты возьмёшь мой меч!
  - Предлагаешь сразиться с Артёмом?
  - Нет. - Девушка покачала головой, сжала кулаки и в отчаянии заявила: - Я разрушу клетку, и ты будешь убивать камийцев до тех пор, пока не проснёшься Смертью!
  - Зачем?
  - Когда в твоих глазах загорится холодный белый свет, ты вернёшь себе память и сможешь со всем разобраться.
  Дмитрий вздрогнул и на мгновение прикрыл глаза. "А, может, стоит рискнуть и выпустить магию смерти? Вдруг мне удастся обуздать её?" - подумал он и почувствовал, как холодные волны магии вздыбились и неистово забились о невидимую стену, словно его мысль ослабила непроницаемый барьер.
  "Не выпускай её, мальчик! Погибнешь! Все погибнут..." - прозвучал в голове умоляющий шёпот.
  "Почему?" - крикнул Дима, но ответа не получил - голос умолк, оставив мага в полной растерянности. Внезапно он почувствовал, как по пальцам девушки пробежала тёплая волна, а потом тонкий, неровный поток энергии устремился в его тело. Кожа покрылась мурашками, раны, синяки и ссадины запульсировали.
  - Стоп!
  От неожиданности Маруся отшатнулась. Пальцы соскользнули с Диминого плеча, и живительный поток прервался. Боль накатила с новой силой, а раны заныли так, что с губ мага сорвался тихий стон. Чертыхнувшись, Маруся вновь потянулась к возлюбленному, но жёсткий взгляд голубых глаз пригвоздил её к месту.
  - Не прикасайся ко мне!
  - Но Дима...
  - Я не желаю никого убивать! - рявкнул маг и мысленно скривился: "И что я на неё бросаюсь? Она-то в наших бедах не виновата!.. Впрочем, если грубость заставит её держаться от меня подальше - целее будет!"
  Маруся озадаченно потёрла переносицу. Она была уверена, что Дима ухватится за возможность обрести магию и помочь Артёму, и категоричный отказ поставил её в тупик. Взъерошив волосы, девушка посмотрела на возлюбленного и настойчиво произнесла:
  - Ты нужен нам, Дима! Только ты сможешь вразумить Артёма и вернуть нас в Лайфгарм! - Дмитрий молчал и, сделав малюсенький шаг вперёд, Маруся продолжила: - Я понимаю, что Артём для тебя важнее всех, Дима, но оставаясь его игрушкой, ты ему не поможешь! Ты должен проснуться Смертью!
  Маг криво улыбнулся и покачал головой:
  - Почему я должен Вам верить, мадам?
  - Мы друзья, Дима.
  - Даже если и так, в моём случае уместнее употребить слово "были", - саркастично заметил маг. - Я не помню прошлого, так что друзья для меня потеряны. Вместе с памятью.
  Маруся побледнела. Стиснув кулаки, она подалась вперёд и воскликнула:
  - Не говори так, Дима! Ричи твой побратим, а Валя столько раз помогал тебе в Лайфгарме! Ты не можешь откреститься от них! Они рискуют жизнями, оставаясь в Ёссе, а тебе на это плевать?
  - Именно, мадам.
  - Не верю, - замотала головой Маруся.
  - Ваше право.
  Дима дёрнул плечом и осторожно переступил с ноги на ногу: тело затекло, но размять мышцы в тесной клетке не было никакой возможности. Маг чуть приподнялся на мысках, покрутил головой и вновь посмотрел на девушку. Он надеялся, что Маруся обидится и уйдёт, однако она не трогалась с мест, а хмурый взгляд серых глаз настойчиво сверлил Диму, словно отыскивая брешь, сквозь которую можно пробраться в его душу. "Интересно, а мысли она читать умеет? - запоздало подумал маг и с подозрением покосился на девушку. - Вряд ли, иначе задавала бы совсем другие вопросы". Дмитрий ещё раз переступил с ноги на ногу и усмехнулся:
  - Похоже, нам больше нечего сказать друг другу, мадам.
  Серые глаза полыхнули гневом.
  - Ошибаешься! - резко произнесла Маруся и, точно кинжал, наставила на мага палец: - Тебе не удастся прогнать меня, Дима! Я слишком долго ждала встречи с тобой! Несколько месяцев я сходила с ума, не зная, что с тобой происходит! И я требую, чтобы ты взял меч и проснулся Смертью, потому что нам необходимо кое-что прояснить! А сделать это сейчас - невозможно!
  - И для этого я должен убивать камийцев?
  - Да! Потому что я хочу знать: почему ты так поступил со мной?! Ты перекроил мою судьбу, Дима! Почему ты заставил меня забыть?!
  - Забыть что?
  Маруся вздрогнула и сжала пальцами виски.
  - Не важно. Сейчас ты всё равно не помнишь.
  Она расстроено взглянула на мага, отвернулась и направилась к двери. Дмитрий посмотрел ей вслед.
  - Подожди!
  Девушка остановилась, но оборачиваться не спешила. Дима с ненавистью взглянул на серебряные прутья и крикнул:
  - Можно задать тебе вопрос?
  - Попробуй.
  - Мы были любовниками?
  - Какая разница? Ты сам сказал: прошлое тебя не волнует.
  - И всё же?
  Маруся долго молчала, перебирая пальцами воротник замшевой куртки. Наконец она повернулась к магу и посмотрела на него большими серыми глазами, ставшими вдруг блестящими и тёмными, как грозовое небо.
  - Смерть сделал меня своей любовницей и подарил неделю счастья, а потом, со свойственной ему безжалостностью, стёр память и выкинул из своей жизни.
  - Прости. - Дима отвёл взгляд.
  - Не извиняйся, - передёрнула плечами Маруся. - Это сделал он, а не ты.
  Она развернулась и вышла из зала. Дмитрий кисло взглянул на золочёные двери, машинально потёр безымянный палец и уставился под ноги: ему самому хотелось знать, почему он так поступил с Марусей. Красивая и решительная девушка понравилась магу. Он с лёгкостью мог назвать десяток причин, подвигнувших его затащить Марусю в постель, но ни одной - бросить её.
  Дима представил, как подходит к Марусе, отводит назад русые пряди и нежно целует упрямые тёплые губы... "Какая к чёрту любовь! - осадил себя маг. - Других забот мало?" Унылым взглядом Дмитрий обвёл обеденный зал, столы с остатками вечерней трапезы и опустил голову. И почти сразу перед мысленным взором предстала стройная девичья фигура, затянутая в серую кожу. Маг тряхнул волосами, отгоняя видение, но Маруся не исчезла. На краткий миг её окутала синеватая дымка, и девушка предстала перед Димой иной: длинные волосы стали короче, мужской костюм сменился тонкими полупрозрачными шальварами и короткой, расшитой серебром кофточкой. Сильные изящные пальцы, привыкшие к рукояти меча, сжимали прекрасную оранжево-красную орхидею. Дима во все глаза смотрел на Марусю и не мог понять, почему отказался от неё. "Наверное, я сошёл с ума, - ошеломлённо подумал он, и видение исчезло. Мысль о сумасшествии мгновенно вернула мага с небес на землю. - Артём! Ничто не важно, пока мой брат болен!"
  
  Близился вечер. Бледно-голубое небо приобрело сероватый оттенок, в зал пробрался лёгкий свежий ветерок и заскользил над полом, остужая нагретые за день плиты. Дима почувствовал облегчение, когда прохладный ветер коснулся его затёкших, изувеченных ног, и широко зевнул - спать хотелось ужасно. Переступив с ноги на ногу, маг сжал и разжал кулаки, чуть повёл плечами и равнодушно огляделся. Сумрак шёл в наступление. Неисчислимые щупальца мрака расползались по залу, погружая его в темноту, однако полной победы они не одержали - на стенах замерцали и разгорелись хрустальные магические светильники. Их сияние, сначала робкое, а потом всё более уверенное, изгнало сумрак, и в зале стало светло, как днём.
  В коридоре послышался шум, золочёные двери распахнулись, и добрая сотня рабов устремилась к столам. В мановение ока посуда с остатками вчерашнего пиршества была убрана, на столешницы легли чистые белоснежные скатерти, и лёгкий ночной ветерок запутался в их длинной густой бахроме.
  Рабы расставили приборы, бокалы и корзинки с цветами, выровняли стулья и уступили дорогу поварятам. На столах появились кувшины, салатницы и соусницы, плетёные блюда с горячими караваями, пирогами и кулебяками; вазочки с паштетами, тарелки с сырами, масляными замками и ветчинными караванами; серебряные подносы с натюрмортами из ягод, раковин и цветов. Поварята носились как угорелые, и всё же нет-нет да и посматривали на брата принца Камии, неподвижно стоящего за серебряными прутьями клетки. Грязная порванная одежда, запёкшаяся кровь в волосах, разбитое лицо и застывшие мутные глаза. И, содрогаясь от ужаса, поварята начинали работать с удвоенной скоростью, желая побыстрее закончить сервировку и оказаться на кухне, подальше от опального брата принца Камии.
  А зал тем временем наполнялся восхитительными ароматами. Они издевательски ласкали ноздри, и Дима, судорожно сглотнув, попытался вспомнить, когда ел последний раз. Однако в сознании тотчас возникло перекошенное от злобы лицо Артёма, и маг предпочёл отринуть всякие мысли. Он тупо смотрел на ломящиеся от яств столы, а когда в зал начали вплывать разодетые в шелка и бархат придворные, с отрешённым равнодушием стал наблюдать за ними. Лишь однажды в его взгляде мелькнуло тень интереса - в дверях возникла Маруся. Но интерес тотчас угас: девушка опиралась на руку высокого широкоплечего мужчины в чёрном кожаном костюме. "Он ей под стать, - ревниво подумал Дмитрий и отвернулся. - Как там назвал его целитель?.. Ричард. Ага, мой побратим. Замечательно! Женщина, которая мне нравится, принадлежит моему названому брату... Которого я не помню. Интересно всё-таки, почему я бросил её?" Дима поискал глазами целителя и обнаружил его в углу зала. Валентин в клетчатой рубашке и простых синих штанах, подходящих скорее фермеру, чем придворной особе, стоял возле белой мраморной колонны и, рубя ладонью воздух, что-то втолковывал стройному черноволосому мужчине. "Думаю, у целителя можно почерпнуть недостающую информацию. Болтлив он явно не в меру", - машинально отметил маг и вздрогнул - нестройный хор голосов перекрыл оглушительный вой труб.
  - Блистательный правитель Камии! - прозвучало из ниоткуда, и в золочёных дверях появился Артём.
  Чёрный, отделанный серебром плащ развивался за его спиной, точно Артём стоял на продуваемой ветрами скале. Пшеничные волосы привычно топорщились, а шоколадные глаза сияли радушием и благожелательностью. Принц излучал довольство и силу, чего нельзя было сказать о Сабире, которую он держал за руку. Прекрасная кайсара в узком красном платье, с длинными, перевитыми толстыми жемчужными нитями косами выглядела жалкой и крайне вымотанной. Но Дима не успел посочувствовать бывшей любовницу, его взгляд натолкнулся на ухмыляющегося Кристера. "Почему Артём до сих пор не убил его?" - растерялся маг.
  "Потому что он сильный!" - насмешливо пояснил Артём, одарил брата очаровательной улыбкой и направился к столу, волоча за собой Сабиру.
  Кристер гордо вышагивал позади принца. Проходя мимо клетки, он замедлил шаг и, цокнув языком, заметил:
  - Великолепное зрелище, маг. Ты наконец оказался там, где тебе и место!
  Дмитрий не удостоил его ответом. "В сущности, плевать, жив граф или мёртв, - отстранённо подумал он, провожая глазами брата. - Теперь, когда Артём свободен, Кристер лишь досадное напоминание о прошлом! Он вне игры!"
  "Это как пойдёт! - отозвался принц Камии, толкнул Сабиру к стулу и вольготно развалился в широком бархатном кресле. - А теперь помолчи, Дима! Я собираюсь спокойно поужинать!"
  "Приятного аппетита".
  "Спасибо", - буркнул Артём, шлёпнул на тарелку большой кусок жареного мяса и потянулся за пирогом.
  Дмитрий невольно сглотнул. Теперь, когда придворные резво заработали челюстями, чувство голода стало невыносимым. Он, не мигая, наблюдал, как Артём режет мясо и запихивает сочащиеся жиром куски в рот, и с сожалением отмечал, что долго этой пытки не выдержит. Он представил, как рухнет на пол, как серебряные прутья вонзятся в тело и одарят его невыносимой болью, и поморщился.
  В тот же миг Артём прекратил жевать и впился глаза в лицо друга. С минуту он изучал его состояние, а потом щёлкнул пальцами, и клетка исчезла.
  - Спасибо, Тёма, - сухими губами прошептал Дмитрий и повалился на пол.
  Временной маг испуганно вскрикнул, перемахнул через стол и бросился к другу. Опустившись на колени, он легонько коснулся Диминого плеча и с мольбой произнёс:
  - Очнись.
  - Отстань, - пробормотал Дмитрий. - Дай мне поспать, Тёма, иначе твоя игрушка сломается.
  - Ты устал, да? Я понимаю. - Принц Камии подхватил друга подмышки и заставил сесть. - Ты прав, Дима, я переборщил. Но так надо было.
  - Конечно, Тёма.
  - Тебе надо поесть, и силы вернуться.
  В гробовой тишине Артём уселся на пол, сотворил чашку с бульоном и принялся осторожно поить друга, нервно приговаривая:
  - Ешь, Дима. Я не хочу, чтобы ты умер раньше времени. Я пропаду без тебя. Для меня ты больше, чем брат. Ты - Смерть. Ты такой же, как я. Ты лучше всех меня понимаешь. Я люблю тебя. Ты умрёшь, и я буду оплакивать тебя вечно. Я не хочу потерять тебя.
  Дмитрий с трудом глотал бульон, едва удерживая глаза открытыми. Наконец он отвёл руку Артёма.
  - Прости, у меня нет сил есть, - еле шевеля губами, вымолвил он и растянулся на полу.
  Артём наклонился, настойчиво потряс друга за плечо, но Дима не пошевелился - он спал мёртвым сном.
  - Так не честно! - обиженно воскликнул принц и вскочил. - Ты опять бросил меня! Я отомщу!
  Он зло пнул Диму ногой, приглушённо рыкнул и вернулся за стол. Плюхнувшись в кресло, Артём подцепил вилкой кусок мяса и гневно зыкнул на придворных:
  - Почему я не слышу разговоров? Вы не рады, что ваш повелитель вернулся?
  И сотни голосов разом взорвали тишину. Зазвучали заздравные тосты в честь принца Камии, из неприметных угловых дверей в зал вбежали музыканты, танцовщицы, акробаты, и вокруг спящего Дмитрия разразилось бурное веселье.
  Снисходительно слушая хвалебные речи камийцев и краем глаза посматривая на друга, принц доел мясо, отведал паштета, грибной кулебяки и салата с мясом речных моллюсков, выпил бокал любимого вина и перекинулся парой фраз с Кристером. Ему нетерпелось пообщаться с Димой, но каждый раз, когда он всматривался в бледное осунувшееся лицо, здравый смысл подсказывал, что будить друга ещё рано.
  Акробатов, танцовщицы и жонглёры до глубокой ночи развлекали принца и его гостей, а когда подали десерт, в центр зала вышел певец и, аккомпанируя себе на лютне, запел балладу о воцарении великого Олефира. Услышав о любимом магистре, Артём напрягся. В шоколадных глазах мелькнули стальные искры, а взгляд, устремлённый на Диму, стал взглядом взбешённой змеи. Бедный певец изошёлся потом: раньше принц Камии обожал эту балладу и всегда требовал её повторить, но сегодня любимый мотив всколыхнул в нём агрессию, и певец опасался, что не доживёт до конца песни.
  Но принц не убил его. Он дождался, пока стихнет последний аккорд, и поднялся:
  - Ужин окончен, господа! Убирайтесь! Я хочу остаться со своими спутниками!
  Повскакав из-за столов, придворные проворно устремились к дверям, а принц уселся в кресло и наполнил бокал вином. Делая маленькие глотки, он смотрел на Диму и ждал, когда посторонние уберутся прочь. Наконец зал опустел. Артём поставил бокал на стол, подмигнул Бастиару и перевёл взгляд на Ричарда, Валечку и Марусю. Не говоря ни слова, он сцепил руки на груди и задумчиво закусил губу. Маруся непроизвольно выпрямила спину, а Ричард и Валентин взволнованно переглянулись, чувствуя, что наступившее затишье неминуемо окончится бурей.
  Прошло несколько бесконечно долгих минут, прежде чем Артём пошевелился. Он расцепил руки, поднялся и, хлопнув Кристера по плечу, подошёл к друзьям. Остановившись перед Ричардом, принц посмотрел ему в глаза и вдруг притопнул каблуками, словно собираясь пуститься в пляс:
  - Настало время поговорить о твоей жене, дружище. Как давно тебе известно, что она камийка?
  Ричард исподлобья взглянул на расплывшегося в улыбке Артёма:
  - Я узнал об этом в Камии.
  - Спасибо, что не соврал, - хихикнул принц и резко повернулся к Марусе: - А что скажешь ты, Милена Маквелл? Какого чёрта, ты прибилась к нашей компании?
  - Сам знаешь! - огрызнулась девушка.
  - Я-то знаю, а твой муженёк?
  - Я рассказала ему.
  - Проверим? - хищно оскалился Артём и вперил взгляд в бесстрастное лицо каруйского графа. - А, ну-ка, Басти, поведай нам знаменитую историю о Милене Маквелл!
  - Четверть века назад великий Олефир подарил герцогу Маквеллу наложницу, - ровным тоном сказал граф и, бросив молниеносный взгляд на Валентина, продолжил: - Не помню, как её звали, но, по слухам, она была удивительно красива и ужасно строптива. Девица доставляла Маквеллу немало хлопот, однако повелитель регулярно выдавал семье огромные суммы, и золото примиряло его с выходками красотки. Через год наложница родила ему дочь, Милену. Сразу после её рождения великий Олефир явился в Лерт и объявил, что когда девочка подрастёт, то станет его любимой наложницей. Потом правитель справился о здоровье роженицы, и, узнав, что женщина больше не сможет иметь детей, отказался оплачивать её дальнейшее содержание. Едва великий Олефир отбыл в Ёсс, Маквелл незамедлительно избавился от опостылевшей наложницы. Милену же содержали в роскоши, тщательно заботясь о сохранности ценного товара. Но накануне церемонии передачи грянул скандал. Девчонка пропала, словно в воздухе растворилась. Искали её по всей Камии. Сам великий Олефир принимал участие в поисках. Он объявил награду в два миллиона бааров тому, кто приведёт ему Милену, но юная наложница, как сквозь землю провалилась. Правитель рвал и метал. Маквелл чудом не лишился головы, а его семейство попало в опалу и разорилось. Герцог умер в нищете, а его сыновья смогли стать на ноги только после гибели великого магистра, - закончил Бастиар и посмотрел на принца. - Это всё, Ваше высочество.
  - Благодарю, Басти, - важно произнёс Артём и подмигнул Марусе. - Ты свела в могилу отца и убила брата. Молодец, девочка, продолжай в том же духе, и...
  - Хватит, Тёма! - не выдержал Ричард.
  Временной маг склонил голову к плечу и потешно наморщил лоб:
  - Не паникуй, Ричи! Твоя жёнушка отлично вписывается в нашу компашку! Единственный её недостаток в том, что она - шпионка Камии. Что будем делать с этим, Милена?
  - Пока я под твоей опекой, Камия молчит, - мрачно заметила Маруся.
  Артём критически оглядел девушку, отодвинул блюдо с кулебякой и присел на край стола.
  - Да, но ты нужна Миру больше, чем предполагаешь, - усмехнулся он и игриво хлопнул девушку по плечу. - Ты часть эксперимента, начатого великим магистром, Маша!
  - Прекрати! - гаркнул Ричард и вскочил: - Ты соображаешь, что несёшь? По-твоему, Маша лабораторная крыса?
  - Именно, мой любезный король, - хихикнул временной маг. - А твоя покойная тёща была лирийкой с выдающимися магическими способностями.
  Ричард хотел что-то сказать, но Валентин схватил его за рукав:
  - Сядь, Ричи. Пусть Тёма расскажет об опытах Олефира, это чрезвычайно интересно!
  - Кому как, - буркнул инмарец, но спорить не стал. Демонстративно придвинув стул ближе к жене, он сел и взял её за руку.
  Временной маг закатил глаза к потолку:
  - Ну, ты даёшь, Ричи! К чему такая подозрительность? Мы же друзья!
  - Рассказывай, Тёма! - нетерпеливо воскликнул Валечка и, пожав плечами, Артём заговорил:
  - Камия всегда хотела иметь собственных магов. Именно поэтому Олефиру удалось с ней договориться. Согласно уговору, мой учитель покорил камийцев и начал эксперимент по выведению камийских магов. Дело это долгое и сложное. Большинство подопытных погибало, а выжившие были такими же ущербными, как он! - Артём кивнул на спящего Дмитрия. - Пара фокусов, и всё. Насколько я знаю, Милена Маквелл - единственная удача Олефира. Он собирался сделать её праматерью камийских магов. А ты, дрянь такая, сбежала, - мягко укорил он Марусю и, выудив из воздуха длинную коричневую сигарету, глубоко затянулся: - Уж, не знаю, что произошло между Камией и Олефиром, но, видимо, Мир заподозрил его в подвохе. Впрочем, магистр был на редкость хитрым и изворотливым магом, так что, Камия могла просто подстраховаться, наложив лапу на единственного мага-полукровку. Оставила праматерь себе, так сказать. - Сигарета пропала, а шоколадный взгляд, как смертоносный клинок, вонзился в лицо Маруси: - И я хочу знать, Милена, что задумала Камия!
  - Не знаю, - покачала головой девушка. - Может ты и любил великого магистра, Тёма, а я - нет! Я с детства слышала рассказы о том, как великий Олефир обращается со своими наложницами, и приходила в ужас при одной мысли о том, что окажусь наедине с этим монстром. И когда накануне торжественного дня передачи со мной заговорила Камия и предложила отправиться на Землю, я не раздумывала ни секунды!
  - И даже не поинтересовалась ценой своего спасения? - недоверчиво ухмыльнулся Артём.
  - Я была готова на всё, лишь бы избавиться от объятий Олефира!
  - А жаль... - протянул временной маг и, склонившись к Марусе, промурлыкал на ухо: - Ты потрясающая женщина, Маша. И очень строптивая. Обожаю таких!
  - Тёма! - выпалил Ричард.
  Временной маг повернул голову и смущённо улыбнулся:
  - А что я такого сделал, дружище? Маша - моя несостоявшаяся любовь! Ты не представляешь, как переживал мой магистр из-за того, что не может скрестить нас с твоей нынешней женой. Мне тоже очень жаль...
  - Праотец фигов, - буркнул Ричард и погрозил ему кулаком.
  - Кто? Я или мой учитель?
  Артём закинул голову и расхохотался, довольный собственной шуткой, а инмарец крепко сжал руку жены и проворчал:
  - Оба хороши! В общем так, Тёма: Маша - моя жена, и я требую, чтобы ты перестал говорить о ней гадости!
  - Не буду, - отсмеявшись, сказал принц, и лицо его стало необычайно серьёзным. - Запомни, Ричи, пока Милена с нами, Камия способна в любой момент нанести удар. Ты готов к этому?
  - Да!
  - Тебе очень повезло, Милена. Если бы ты не была женой Ричарда, я бы, не раздумывая, убил тебя, - ласково проворковал Артём, протянул руку, будто собираясь погладить девушку по щеке, и вдруг резко выпрямился: - А ты что скажешь, Дима? Хватит притворяться! Ты не спишь с начала разговора!
  Дмитрий открыл глаза, сел и с участием посмотрел на Марусю:
  - Мне жаль, что тебе пришлось пережить всё это, девочка.
  - Только не плачь, мальчик. - Артём ехидно оскалился, погладил Марусю по плечу и заговорил приторно-сладким голосом: - С нашей Машенькой всё в порядке. Я позволил ей жить. Лучше подумай о себе. Ты скоро умрёшь, Дима, и мы будем вечно оплакивать тебя. - Принц смахнул несуществующую слезу, помолчал с преисполненным скорби видом и криво усмехнулся: - Но есть и хорошие новости, брат мой: сегодня я добрый, и разрешаю тебе попрощаться с друзьями.
  Дима обвёл глазами лица сидящих за столом людей, перевёл взгляд на Артёма и кивнул:
  - Спасибо, Тёма.
  Временной маг довольно улыбнулся, с игривым кокетством поправил идеально сидящий плащ и махнул рукой Сабире:
  - Иди сюда, цыпочка, пора продолжить веселье!
  Бывшая кайсара, до этого момента безучастно взирающая на пустую тарелку перед собой, мгновенно вскочила и как могла быстро кинулась к хозяину. Остановившись рядом с Артёмом, она бухнулась на колени и с благоговейным ужасом уставилась ему в лицо. Ядовито хихикнув, принц намотал длинные косы наложницы на руку:
  - И как только ты спал с ней, Дима? Конечно, она весьма горячая штучка и заводится с полпинка, но при этом ужасно неумела и однообразна. Может, устроим для неё мастер-класс вдвоём, а?
  - Лучше, я останусь с друзьями.
  - Как хочешь, - буркнул Артём, подтащил Сабиру ближе к себе и капризно взглянул на сидящую за столом компанию: - Может, кто-то из Вас желает развлечься вместе с принцем?
  - Я, мой господин! - тотчас откликнулся Кристер.
  Он сорвался с места, вихрем пронёсся вдоль стола и навытяжку замер перед повелителем Камии. Поджав губы, Артём скептически оглядел лучащегося счастьем и раболепством графа. "И почему только он? - обиженно подумал принц, и шоколадные глаза мстительно сузились. - Ничего, они ещё пожалеют, что отказались повеселиться со мной! Все они!" Он холодно улыбнулся и хлопнул Кристера по груди:
  - Ты самый преданный мой друг, Крис. Обещаю, твоя верность будет вознаграждена.
  - Я служу не ради награды, Ваше высочество! - экзальтированно воскликнул Кристер и с бесконечной преданностью воззрился на сына великого Олефира.
  - Как собака. Только что хвостом не виляет, - шепнул Валентину Бастиар.
  Землянин согласно кивнул и отсалютовал Артёму бокалом:
  - Удачного вечера, Тёма.
  - И вы развлекайтесь, ребята! Другого случая может и не представиться! - желчно хмыкнул Артём и исчез вместе с Кристером и Сабирой.
  Бухнув бокал на стол, Валентин стремительно вскочил и кинулся к Диме:
  - Сейчас я тебя вылечу! И не смей возражать!
  Он погрозил другу пальцем и положил ладони ему на плечи. Дима настороженно следил за рыжеволосым целителем. Тот выглядел безобидным и доброжелательным, но Дмитрий так и не смог расслабиться, чувствуя в тщедушном, невзрачном мужчине уникальный по силе дар. Тем временем от ладоней целителя по телу распространялось приятное, живительное тепло. Боль, изводившая мага, наконец исчезла, прихватив с собой синяки и ссадины. Дмитрий наблюдал за работой Валентина, тщательно запоминая все его действия, и думал о том, как хорошо бы было вернуть себе магию: "Если бы я только смог подчинить её! Тогда бы мне не нужно было никого убивать".
  - Вот и всё, - тяжело выдохнул Валентин и убрал руки.
  Дмитрий оглядел восстановленную одежду, невесть откуда появившиеся сапоги на ногах и поднялся. Чувствовал он себя вполне сносно, только есть хотелось страшно.
  - Спасибо, - вежливо поблагодарил он целителя, подошёл к столу и опустился на резной, обитый бархатом стул.
  Придвинув к себе блюдо с остатками мяса и салатницу, Дима взял вилку и, вытерев её о край скатерти, приступил к еде. Несмотря на зверский голод, маг заставил себя есть медленно, тщательно пережёвывая каждый кусок. Да и торопиться было некуда: о чём поговорить с незнакомыми друзьями, он ещё не решил.
  Бастиар, Валечка, Ричард и Маруся тоже не спешили начать разговор. Они рядком сидели напротив Димы и с напряжённым вниманием наблюдали за ним, точно ждали чуда. Какого именно Дмитрий не понимал, но надеялся выяснить это в ходе беседы. Главное было правильно её начать. Но пока ничего дельного в голову магу не приходило, и он молчал. Покончив с мясом и салатом, Дима положил вилку на тарелку, отклонил предложенный целителем кубок вина и сам наполнил бокал.
  Ричард поморщился, увидев, как сквозь пальцы друга льются тонкие струйки хрустально-чистой воды, и хмуро поинтересовался:
  - Ты действительно можешь делать только воду?
  Дима пожал плечами, выудил из воздуха дымящуюся сигарету и с наслаждением затянулся.
  - Да уж... - разочарованно протянул инмарец. - Впечатляет.
  - А чего ты ожидал, Ричи? - вмешался Валентин. - Мы же знали, что магию он потерял.
  - Так верни её! И память тоже! Мне не нравится, что он смотрит на нас, как на чужих!
  - Как ты себе это представляешь, Ричи? Я ему что, по голове дать должен - вдруг да поможет?
  Ричард с досадой махнул рукой:
  - Вечно ты балаболишь, что не попадя! Мало его Артём бил, так и ты туда же? Лучше в собственной голове покопайся! Зря, что ли, целый год по Лайфгарму мотался и к магам приставал? Да и Витус, в конце концов, тебя чему-то научил!
  Валечка хлебнул вина и обиженно поджал губы:
  - Научил. Только я не уверен, что Диме, вообще, стоит что-либо вспоминать. Не дай Бог, вспомнит, где провёл целый год, и станет ещё хуже!
  - Цыц! - Ричард покосился на побратима и продемонстрировал землянину внушительный кулак: - Что у тебя за язык, Валя?! Помело!
  С невозмутимым видом Дима затушил сигарету, бросил мимолётный взгляд на задумчивое лицо Маруси и откинулся на спинку стула. Вмешиваться в перепалку он не стал, надеясь, что в запале Ричард и Валентин проболтаются о чём-нибудь важном, что поможет ему вспомнить прошлое.
  - Что ты ко мне прицепился, Ричи?! - в сердцах воскликнул землянин. - То помоги, то замолчи, а то и вовсе обзываешься!
  - Так думай, прежде чем говорить!
  - Я всегда думаю, в отличие от некоторых! - Валечка скрестил руки на груди и с вызовом посмотрел на инмарца. - И пока кое-кто кричит: "Что делать? Что делать?" - я бьюсь над глобальной проблемой!
  - Это какой же? - насмешливо скривился Ричард. - Как вырастить вино прямо в бутылке?
  - Фу, как банально! - Землянин презрительно надул губы и постучал пальцем по виску. - Нашёл время выпендриваться! Перед нами, между прочим, стоит широкомасштабный вопрос: как рассказать Диме правду, но не всю!
  - А почему не всю? - не выдержал Дмитрий.
  - Ко всей ты не готов! - категорично заявил Солнечный Друг и снова обратился к Ричарду: - Нужно что-то решать! Надо ж ему хоть что-то рассказать!
  - Так расскажи, - фыркнул инмарец. - А то квохчешь, как курица!
  Валечка покраснел от возмущения и действительно стал похож на всклокоченную птицу. Дмитрий не хотел обижать забавного целителя, но сдержать смех не смог.
  - Нечего ржать! - взвился Валентин и с размаха хрястнул кулачком по столу. - Наш чокнутый дружок может объявиться в любую минуту, и мы не успеем поговорить о главном!
  - Это точно, - кивнул Ричард.
  Солнечный Друг что-то неразборчиво проворчал себе под нос, наполнил кубок вином и протянул кувшин инмарцу:
  - Будешь?
  Ричард молча подставил кубок.
  - Вы бы поторопились, - осторожно вставил Бастиар, - если это действительно важно.
  - Эх, Басти, - вздохнул Валечка, - тебе легко говорить. Если б ты знал, сколько всего натворил Дима, за голову бы схватился! Поди разбери, с чего начать.
  Ричард опустошил кубок, промокнул салфеткой губы и кисло взглянул на Диму:
  - Ты бы сам спросил чего-нибудь, побратим.
  У Дмитрия накопилось множество вопросов, но задал он всего один:
  - Артём нас слушает?
  - Да, - ответила Маруся, и в пальцах мага задымилась сигарета:
  - Тогда я предпочту воздержаться от вопросов.
  Ричард и Валечка недовольно переглянулись и одновременно потянулись к кувшину, а Бастиар наклонился вперёд и, с удивлением поглядывая на сигарету, поинтересовался:
  - Что происходит между тобой и принцем?
  - Ничего особенного. Я его игрушка, - невозмутимо ответил маг и затянулся.
  Граф сдвинул брови, выпрямился и неодобрительно качнул головой:
  - Не понимаю. В тебе бушует сила, маг. Почему ты позволяешь обходиться с собой так...
  - Артём - мой друг!
  - Друг? Принц убивает тебя, а ты молчишь! Что за дружба такая?
  Дмитрий опустил голову и повертел в руках сигарету:
  - Не знаю... Но, как бы то ни было, я дал себе слово помочь брату, и сдержу его. Я вытащу Тёму из Камии и помогу ему справиться с безумием!
  - А меня ты спросил? - раздался сердитый голос Артёма. Принц плюхнулся на стул рядом с Димой и налил себе вина.- Почему ты всегда решаешь за меня?
  - Извини. Чего хочешь ты, Тёма?
  - Твоей смерти! - прошипел временной маг, отшвырнул кубок, и вскочил.
  Дмитрий бесстрастно взглянул в его перекошенное яростью лицо:
  - Тогда чего же ты ждёшь, Тёма? Я лишён магии, и не справлюсь с тобой.
  Артём оторопело моргнул, словно на секунду забыл, где находится, а потом заорал громче прежнего:
  - Ты опять навязываешь мне свои правила?! Да как ты смеешь?! Ты - никто! А я - принц Камии, и в этом Мире я решаю, как жить и когда умирать!
  - Простите, Ваше высочество, - ровным тоном произнёс Дмитрий и склонил голову, всем своим видом демонстрируя покорность: - Так как я должен жить, принц?
  - Ты должен умереть!
  - Хорошо, Тёма. Когда?
  Шоколадные глаза наполнились слезами и беспомощно заметались по залу, словно ища поддержки у стен и дверей. И вдруг Артём, издав то ли стон, то ли всхлип, надрывно завопил:
  - Я понял! Ты нарочно! Ты всё знаешь, и притворяешься! Ты издеваешься надо мной!
  Он взмахнул рукой, и Дима повалился на стол.
  - Зачем, Тёма? - пронзительно вскрикнула Маруся, а Ричард, Валентин и Бастиар испуганно вздрогнули: Дмитрий выглядел так, словно целитель не прикасался к нему.
  Зловеще сверкнув глазами, Артём стащил друга со стула и за волосы поволок на середину зала:
  - Неблагодарная свинья! Я посажу тебя обратно в клетку! Тебя нельзя пускать в приличное общество! Я честно хотел быть добрым, но ты этого не заслуживаешь!
  - С меня достаточно! - проревел Ричард, вскочил, опрокинув стул, и ринулся к временному магу. Оказавшись рядом, он приглушённо рыкнул и с размаха залепил ему пощёчину. - Совсем отупел? Не понимаешь, над кем измываешься?
  Артём прижал руку к пылающей щеке и ошеломлённо уставился на инмарца:
  - Ты чего?
  - Хватит, я сказал! Оставь Диму в покое!
  - Ты в моём замке, Ричи! Здесь я...
  - Заткнись! - Инмарец грозно сверкнул глазами и скалой навис над другом. - Или поговорим о том, кому на самом деле должен принадлежит этот замок?!
  - Что?! - взвизгнул принц Камии.
  - Хочу тебе кое-что напомнить, дружок. Ты всего лишь ученик великого пройдохи Олефира, а Дима - его родной племянник! Так кто из вас имеет больше прав на камийский престол?
  - Я! - чуть не плача, выпалил Артём.
  - Да, что ты говоришь?! Может, спросим у камийцев? Они так трепетно относятся к великому магистру, что не преминут свергнуть самозванца и посадить на трон племянника Олефира!
  - Свергнуть меня? - в ужасе пролепетал временной маг, выпустил волосы Димы и беспомощно взглянул на него: - Ты хочешь занять камийский престол?
  Приподняв голову, Дмитрии вымученно улыбнулся:
  - Нет, Тёма, Камия твоя.
  Лицо Артёма просветлело. Он победно взглянул на Ричарда и воскликнул:
  - Вот видишь! Ему не нужен мой трон! Принц Камии - я!
  Нервно хихикнув, Артём схватил Диму за шиворот и потащил дальше. Но не сделал и пары шагов, как путь ему преградил инмарец. Ричард ткнул указательным пальцем в грудь мага и угрожающе прорычал:
  - Принц ты или нет - спектакль заканчивай! Оставь Диму в покое!
  - Не мешай! - прошипел Артём, и его шоколадные глаза блеснули серебром.
  Но Ричарда это не остановило.
  - А что ты сделаешь? Посадишь в клетку рядом с Димой? Так лучше в клетке с ним, чем в замке с тобой!
  - Чем тебя не устраивает мой замок?
  - Хозяин у него идиот!
  - Это почему же? - вкрадчиво поинтересовался принц, и ледяной серебряный свет поглотил шоколадные глаза.
  - Осторожно, Ричи! - крикнул Валечка, но инмарец отмахнулся:
  - Не встревай, Валя! Дай сказать этому заигравшемуся юнцу всё, что я о нём думаю!
  - Говори, - плотоядно оскалился Смерть.
  - И скажу! Ты обязан Диме жизнью! Твой бред о великом Олефире смешон! Фира давно напрашивался! Он заслуживал смерти, хотя бы за то, что сделал из светлого мальчика Тёмы безумную Смерть!
  - Неправда!
  - Заткнись и слушай! Ты обязан вылечить Диму и вернуть ему магию и память! Он единственный, кто может помочь тебе и всем нам!
  - Он должен умереть!
  - Нет! Я не позволю убить его! Я буду драться с тобой, даже если это будет мой последний бой! - Ричард оттолкнул Смерть, загородил собой Диму и выхватил меч. - Ну, давай, Тёма! Убей меня! Лучше я умру, чем стану смотреть, как ты превращаешься в Олефира! Можешь и дальше петь ему дифирамбы, но меня ими не проймёшь! Я помню, как он издевался над Димой! Я догадываюсь, что он делал с тобой, Тёма! И я до сих пор ненавижу вашего учителя! Если бы я мог повернуть Время, я бы убил его сам!
  Валентин залпом допил вино, ободряюще хлопнул бледного Бастиара спине и переместился к Ричарду. Встав плечом к плечу с инмарцем, он посмотрел в ледяные глаза Смерти и удручённо вздохнул:
  - Прости, Тёма, но Ричи прав. Ты, и впрямь, похож на карикатуру Олефира. Так не может продолжаться. Тебе придётся убить нас обоих, друг.
  - Троих! - поправила Маруся и оказалась рядом с мужем.
  Смерть отступил, опустил голову, а когда поднял её вновь, на друзей смотрели полные горечи шоколадные глаза.
  - Я не буду драться с вами, - еле слышно прошептал Артём и отступил ещё на один шаг. - Если вы так хотите, я оставлю Диму в покое.
  Временной маг судорожно всхлипнул, повёл плечами, будто ему вдруг стало холодно, и уставился на Дмитрия.
  - Тёма, - осторожно позвала Маруся.
  Артём вскинул голову, и в лицо девушки вонзился мрачный, безжалостный взгляд.
  - Не сопливься, девочка! Последнее слово всё равно за мной! Стража!
  Золочёные двери распахнулись, и в зал вбежали гвардейцы. Принц Камии саркастически улыбнулся Марусе, подмигнул Ричарду и Валечке и обратился к солдатам:
  - Проводите моего брата в покои для гостей! Не спускайте с него глаз ни на секунду! Охраняйте, как самую большую драгоценность Камии! Ясно!
  - Да, Ваше высочество! - хором грянули гвардейцы, подхватили Дмитрия под руки и вывели из зала.
  Щелчком пальцев Артём захлопнул за ними двери и с тоской посмотрел на Ричарда.
  - Я сделал по-твоему, Ричи, но ты всё равно проиграешь, - прошептал он и исчез.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"