Кохинор: другие произведения.

Джирмийское клеймо. Часть 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Часть вторая.
  Глава 1.
  Нищенка.
  
  Ильмара проснулась в незнакомом помещении, где стояло множество двухъярусных кроватей. Девушка огляделась - в комнате никого не было. Ничего не понимая, она встала и направилась к двери. Охотница рассчитывала попасть в коридор, но оказалась в огромном полутёмном зале, заставленном длинными деревянными столами. Несколько пожилых женщин, собирающих грязную посуду, равнодушно взглянули на девушку, и продолжили свою работу. Из тёмного угла появился коренастый, слегка прихрамывающий мужчина и поманил Ильмару за собой. Помешкав, охотница последовала за ним. Через маленькую неприметную дверь молчаливый проводник вывел её на улицу и, крепко взяв за руку, повёл через широкий пустынный двор к аккуратному двухэтажному дому из песчаника. Войдя в дом, мужчина уверено поднялся по лестнице и тихо постучал в резную дверь.
  - Входите, - раздался низкий рокочущий голос.
  Хромой проводник втолкнул девушку в комнату и удалился. Ильмара оказалась в: небольшом, скромно обставленном кабинете. Полки, стеллажи и шкафы ломились от неисчислимого количества карт, папок и книг. У грязного, заросшего паутиной окна, за большим захламлённым бумагами столом сидел толстый пожилой человек с пышными усами и абсолютно лысым черепом. Увидев Ильмару, он добродушно улыбнулся:
  - Здравствуй, деточка, меня зовут Фред. Поздравляю с вступлением в клан Хамелеона.
  Охотница посмотрела на свою руку, только сейчас обнаружив, что её запястье обвивает золотая змейка.
  - Но почему? - растерялась девушка.
  - От тебя отказались все кланы Аргора, деточка, и Попрошайки любезно согласились взять на себя заботу о тебе, - с притворным сочувствием произнёс Фред. - Лоран и Рината выполнили просьбу сына и попросили меня устроить судьбу всеми покинутой девочки. Ты будешь работать. Ты молода и красива, Ильмара, и принесёшь хорошие деньги клану. Думаю, для начала, я отправлю тебя к Эльзе. Она присмотрит за тобой на первых порах и обучит искусству любви. Если уж тебе удалось соблазнить Принца Джирмы, то и с прочими аргорцами проблем не будет.
  В глазах Ильмары потемнело:
  - Я не хочу... - выдохнула она и рухнула на пол.
  Фред перегнулся через стол, посмотрел на девушку и фыркнул:
  - А кем ты была до этого, джирмийская подстилка?! Тебе самое место в публичном доме! Скажи спасибо, что осталась в Шеве, а не сдохла в Цитадели, шлюха!
  Попрошайка подошёл к охотнице и ткнул её в бок носком сапога. Ильмара не пошевелилась. Фред досадливо вздохнул и, выглянув за дверь, крикнул:
  - Эй, кто там есть? Кликните друида! - и добавил себе под нос: - Не хватало ещё, чтобы она сдохла в моём кабинете!
  Друид появился почти сразу. Он жил при ночлежке Фреда, поскольку Попрошайки постоянно нуждались в медицинской помощи. Побои, простуды, кожно-венерические и прочие заболевания были обычным делом в их клане.
  - Что случилось на этот раз, Фред? Я могу отдохнуть хотя бы пару часов? Сегодня утром у меня не было ни минуты покоя. Твои подопечные словно сговорились...
  - Прости, Граниус, но девочке стало плохо. Посмотри, что с ней.
  Друид бросил молниеносный взгляд на Ильмару и усмехнулся:
  - Она всего лишь беременна.
  - Ребёнок джирмийца?!? - взвыл Фред. - Что я должен с ним делать, скажите на милость?
  - Джирмийца? - опешил Граниус.
  Фред плюхнулся в кресло и, тяжело дыша, простонал:
  - Идиот, это же та самая девка, с которой развлекался наследник Бернара! Я хотел отправить её к Эльзе, а впрочем... Ты легко исправишь это недоразумение.
  Граниус подошёл к Ильмаре и внимательно осмотрел её.
  - Хочешь бесплатный совет, Фред? Оставь всё, как есть и найди для неё работу полегче. Никто не знает, что на уме у джирмийцев. Вдруг Марвин знает о ребёнке?
  Попрошайка побледнел:
  - Ты хочешь сказать, что Бернара заинтересует эта брюхатая стерва?
  - Не она, а её ребёнок! Весь Аргор знает, что Марвин отличный маг. Бернар мёртвой хваткой вцепиться в его сына.
  - Что ж они сразу её не забрали? - нахмурился Фред.
  - Не знаю, что задумал Бернар, но лучше с ним не связываться!
  - Ладно... - скривился хозяин ночлежки. - Я доложу Лорану, пусть он разбирается, а пока отправлю её побираться. Как бы то ни было, дармоеды мне не нужны! Пусть работает! Приведи её в чувство, Граниус!
  Друид ласково коснулся щеки охотницы, и та очнулась. Граниус доброжелательно улыбнулся ей и помог встать:
  - Ты должна беречь себя, девочка. Ты носишь под сердцем дитя своего любимого Принца.
  - У меня будет ребёнок? - ошарашено переспросила Ильмара.
  - Да, дорогая. Ты рада?
  Охотница рассеяно улыбнулась:
  - Конечно. Это же последний подарок Марвина...
  - Хватит молоть чепуху! - нетерпеливо перебил её Фред. - Граниус, отведи девчонку к Хелене. Пусть сегодня поработают вместе!
  - Я что, нанимался тебе в слуги? Я целитель, а не лакей! - сердито заметил друид.
  Фред заискивающе улыбнулся:
  - Прости, эта девчонка разозлила меня. Пожалуйста, отведи её к Хелене, ты же не хочешь, чтобы я сошёл с ума?
  - Ладно, - буркнул Граниус. - Пойдём, Мара. Хелена не самый худший вариант для тебя. Эта безобидная старуха собирает милостыню на восточном рынке. Согласись, что лучше побираться, чем торговать своим телом.
  Ильмара быстро кивнула и поспешила за друидом. Они вышли из дома и направились к видневшейся вдали площади. Граниус склонился к уху девушки и шепнул:
  - Никому не говори, кто отец твоего ребёнка, Мара, а если почувствуешь себя плохо, немедленно обращайся ко мне. Я приму тебя в любое время суток.
  - Спасибо, сударь, - благодарно улыбнулась охотница.
  Граниус ободряюще потрепал её по плечу:
  - Всё будет хорошо, девочка. Я твой друг.
  Хелена сидела на краю площади и лениво переругивалась с торговкой рыбой. При виде друида, на лице нищенки появилась угодливая улыбка:
  - Здравствуйте, господин Граниус. Как Ваше драгоценное здоровьице?
  - Нормально, старая интриганка. Вот привёл тебе ученицу. Расскажи девочке, как надо работать, и не смей обижать её, не то я перестану лечить твою подагру.
  - Конечно, конечно, - закивала старуха, и беззубый рот расплылся отвратительной улыбкой. - Я сделаю из девочки лучшую попрошайку в клане. Вероятно Фред углядел в ней не дюжий талант, раз послал её ко мне, а не к Эльзе, - гадливо хихикнула она и вперила взгляд в Ильмару. - Садись рядом, дорогуша.
  Охотница опустилась на потёртый коврик и почувствовала, что внутри тот подшит чем-то мягким и тёплым. Хелена хитро подмигнула ей и достала из сумы грязную косынку:
  - Убери свои роскошные волосы, цыпочка, иначе нас примут за куртизанок, - кокетливо мурлыкнула она и, зачерпнув горсть дорожной пыли, скомандовала: - Закрой глаза!
  Ильмара старательно убрала волосы под косынку, зажмурилась, и нищенка щедро осыпала её лицо и одежду пылью, приговаривая:
  - Твой первый урок, деточка. Нужно всегда выглядеть убогой и больной. Люди любят проявлять дешёвое благородство и рисоваться друг перед другом, и ты должна научиться играть на этом. Я покажу тебе, как это делается...
  Вскоре площадь начала заполняться народом. По сморщенным щекам Хелены потекли слёзы, она сгорбилась и начала охать и стонать, время от времени жалобно завывая и кляня свою тяжёлую долю. Старуха охотно вступала в разговоры с праздношатающимися горожанами, кому-то доверительно рассказывала о своих многочисленных болезнях, причём каждый раз недуги менялись, кому-то она откровенно хамила, а кого-то внимательно выслушивала. Но каждый, кто подходил к нищенке, бросал медные и серебряные монеты в её замусоленную коробку. Старуха ловко сгребала выручку, прятала в суму, оставляя на дне несколько медяков, и снова принималась охать, привлекая внимание прохожих.
  Ильмара, с удивлением наблюдала за работой Хелены, с грустью понимая, что у неё так не получится никогда. Коробка, стоящая перед девушкой, так и осталась пустой. Ближе к вечеру, старуха покосилась на ученицу и тяжело вздохнула:
  - Я, конечно, понимаю, что сегодня твой первый рабочий день, но не заработать ни одного медяка, это надо уметь. Ужина тебе не видать. Фред не потерпит тунеядства. Если так пойдёт дальше, ты сдохнешь от голода, красотка.
  Но несмотря на совет нищенки, девушка никак не могла заставить себя просить милостыню. Она беззвучно открывала и закрывала рот, не находя нужных слов. Стемнело. На площади зажглись фонари, и Хелена устало поднялась на ноги:
  - Идём, неудачница. Может быть, завтра тебе повезёт больше.
  Внезапно раздался дробный топот копыт, и на площадь выскочил всадник-аристократ в богатом костюме и широкополой шляпе. Он стремительно промчался мимо побирушек, на ходу бросив в коробку Ильмары несколько золотых монет. Хелена застыла глядя на деньги, а Ильмара в ужасе смотрела вслед всаднику: она сообразила, что Граниус доложил Бернару о её беременности, и каста взяла на себя заботу о ребёнке Марвина. Тяжело вздохнув, охотница собрала монеты и встала.
  - Чудеса, - развела руками Хелена. - В этом квартале не часто появляются аристократы, да ещё такие щедрые, как этот молодой франт. Может быть, это твой бывший любовник? Из какого клана тебя вытурили, детка?
  - Из Куницы.
  - А как тебя зовут? - с подозрением глядя на ученицу, поинтересовалась старуха.
  - Ильмара.
  Хелена зашлась от хохота:
  - Это ж надо! Мне подсунули девочку джирмийского Принца. Какая честь, сударыня. Позвольте проводить Вас в ночлежку! - Нищенка картинно поклонилась и подмигнула Ильмаре: - Ну и как он в постели? Знаешь, дорогая, до того, как стать побирушкой, я была одной из самых дорогих проституток Шевы и знавала сотни мужчин из всех кланов Аргора, только джирмийцев не было среди моих клиентов. Так каков он, наследник Бернара? Тебе понравилось спать с джирмийцем, детка?
  Ильмара побледнела и сжала кулаки:
  - Заткнись! Не смей своей грязной болтовнёй оскорблять меня и отца моего ребёнка! Ты не знаешь Марвина! Он до последней минуты защищал меня и не забрал в Цитадель! - прокричала она и решительно зашагала к ночлежке.
  Предвкушая, какой фурор произведёт среди товарок пикантная новость, Хелена засеменила следом за любовницей Принца Джирмы. Она сочиняла в уме речь, готовясь потрясти воображение попрошаек, и не заметила, как от стены отделилась тёмная фигура и метнулась к ней. Ильмара обернулась, услышав звук падающего тела, и нос к носу столкнулась с джирмийцем. Это был совсем мальчик, ему было не больше двенадцати, и это до глубины души потрясло охотницу. Она впервые увидела столь юного джирмийца и растерялась.
  Мальчишка поспешно приложил палец к губам, но, поняв, что Ильмара не закричит, улыбнулся:
  - Не надо орать на всех углах, кто отец твоего ребёнка, Мара.
  Девушка ошеломлено хлопала глазами и, не зная, что сказать, спросила:
  - Как тебя зовут, кошка?
  - Дерик, - удивлённый её обращением, ответил джирмиец, сделал шаг в сторону и исчез в темноте.
  Ильмара очнулась от шума: со всех сторон к ней бежали люди. Они что-то кричали и размахивали руками. Всё произошло так быстро, что девушка не сразу сообразила: мальчик воспользовался магией забвения, и прохожие не видели, как он убил Хелену и разговаривал с ней. Ильмара склонилась над телом старухи и закрыла покойной глаза. Неожиданно кто-то сильно сжал плечи девушки и завизжал в ухо:
  - Это ты убила её, дрянь?! - Незнакомец развернул Ильмару лицом к себе и с ненавистью взглянул ей в глаза: - Я придушу тебя! - Он оттолкнул девушку, опустился на колени и, гладя редкие седые волосы, ласково запричитал: - Моя бедная, бедная матушка!
  Ильмара устало прислонилась к стене дома. От голода и потрясений сегодняшнего дня у неё кружилась голова, и она стала медленно сползать на тротуар. Перед глазами мелькнуло озабоченное лицо Дерика, потом раздался мягкий голос Граниуса, который что-то успокаивающе шептал ей, а затем сильные руки подхватили её и куда-то понесли...
  
  Ярко светило золотое солнце. Ильмара стояла на заливном лугу среди высокой густой травы, одуряюще пахнущей мёдом, и улыбалась. Она ждала Марвина, зная, что он вот-вот появиться и больше никогда не покинет её. Вдалеке показалась знакомая фигура, окутанная алым плащом, и девушка пошла навстречу возлюбленному, с трудом переставляя ноги: острая длинная трава оплетала икры, оставляя на коже глубокие кровоточащие порезы. Ильмара закричала от боли и протянула руки к Марвину. Но джирмиец вдруг остановился, обернулся, словно кто-то позвал его, и пропал. Девушка обессилено упала на колени, и хищная трава стала впиваться в её тело, пытаясь удушить. Охотница рвала жёсткие стебли, в кровь раздирая руки, и звала на помощь... Она проснулась от собственного крика и резко села.
  Незнакомая комната, заставленная склянками, колбами и глиняными сосудами, тонула в полумраке, а в воздухе витали родные запахи леса. Девушка подняла голову. С потолочных балок свисали охапки лекарственных трав, связки грибов и длинные завитки коры. На окнах висели плотные тёмные шторы, и охотница никак не могла сообразить, какое сейчас время суток.
  - Доброе утро, Ильмара, - услышала она спокойный доброжелательный голос и обернулась.
  В дверях стоял Граниус с подносом в руках.
  - Доброе утро, сударь, - тихо произнесла девушка и смущённо натянула одеяло до подбородка.
  Друид поставил поднос на столик рядом с кроватью и, присев возле Ильмары, взял её за руку:
  - Вижу, с тобой всё в порядке, девочка. Тебе необходимо заботиться о себе и ребёнке. К сожалению, я не могу оставить тебя здесь надолго, но буду следить, чтобы тебя хорошо кормили и не обижали.
  - У меня не получиться просить милостыню, - вздохнула Ильмара.
  - Но вчера же получилось, - лукаво усмехнулся друид.
  - Вы хотите сказать...
  - У тебя талант попрошайки, - перебил её Граниус. - Фред останется доволен тобой, я уверен.
  - А Марвин? - с надеждой спросила охотница.
  - Поешь, - сказал друид и встал. - Прости, но у меня много работы, - добавил он и вышел из комнаты.
  Ильмара откинулась на подушку и уставилась в потолок. "Кто заботится обо мне? Марвин или Бернар?"
  
  На следующий день Ильмара заняла место Хелены. Теперь она постоянно чувствовала присутствие кошек. Время от времени, они выныривали из толпы и бросали в её коробку медные и серебряные монеты. К полудню коробка наполнилась монетами до краёв и, пересыпав их в суму, Ильмара отправилась гулять по городу.
  Умывшись в фонтане, девушка спрятала косынку в карман и, покинув шумную площадь, вышла на бульвар. Она купила у уличного торговца сладостями пакетик засахаренных фруктов и уселась на скамейку, не обращая внимания на косые взгляды добропорядочных дам, гуляющих с розовощёкими упитанными детьми. Ильмара уплетала необыкновенно вкусные цукаты, облизывая пальцы и жмурясь от удовольствия, а когда пакетик опустел, с вожделением посмотрела на лоток торговца и вздохнула: она была не прочь полакомиться ещё, но боялась, что ей не хватит собранных за утро денег, и Фред лишит её ужина. Ильмара не отрываясь смотрела на плитки шоколада, конфеты в ярких обёртках, облака сахарной ваты и непроизвольно сглатывала слюну. Она увидела, как к лотку подошёл богато одетый подросток и стал придирчиво рассматривать сладости, морщась и что-то недовольно высказывая продавцу. Наконец, они договорились, и торговец сложил покупки в большой бумажный пакет. Мальчик расплатился и вальяжно направился в её сторону. За несколько шагов до скамейки, он остановился, заглянул в пакет, брезгливо скривился и посмотрел по сторонам, явно ища урну. Но скользнув взглядом по Ильмаре, усмехнулся и бросил покупку на колени охотнице. Никто не заметил, как юный кошка подмигнул девушке: Дерику приказали заботиться о собственности Принца Джирмы, и он старательно выполнял своё первое самостоятельное задание, не желая оплошать перед наставником и предводителем. Он не испытывал к Ильмаре ни жалости, ни сочувствия. Он просто увидел, что его подопечная хочет сладкого, и купил ей конфет.
  Убедившись, что Ильмара за обе щёки уплетает конфеты, Дерик подсел на скамейку к пожилому "аристократу", скучающему в нескольких метрах от охотницы.
  - Всё правильно, - тихо произнёс наставник. - Она крайне молодая и тоща. Придётся подкармливать её, иначе она не выносит ребёнка Принца. Только следующий раз купи ей не сладостей, а фруктов. Ты должен что-то придумать, Дерик. Девчонке мало убогого завтрака и скудного ужина старого скряги Фреда. Сколько бы денег мы ей не дали, он не расщедриться на нормальное питание для юной мамашки. Позаботься, чтобы она получала приличный обед. Впрочем, если она так любит сладкое... - Наставник пожал плечами. - Думаю, ей оно не повредит. В конце концов, за её здоровье отвечает Граниус.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь. Она получит обед, - кивнул Дерик, равнодушно глядя, как Ильмара поглощает конфеты...
  
  В сумерках охотница вернулась в ночлежку. Войдя в столовую, она сразу же направилась к Фреду. Старший Попрошайка стоял за конторкой и собирал дневную выручку, тщательно пересчитывая деньги и записывая суммы в толстую потёртую тетрадь. Мелкие мошенники, побирушки, уличные проститутки с трепетом взирали на него и заискивающе улыбались, но хозяин ночлежки был неумолим. Если заработок подопечного оказывался ниже нормы, он указывал либо на дверь спальни, что означало лишение ужина, либо на входную дверь, отправляя бедолагу ночевать на улицу. Самым страшным для попрошаек было услышать слова Фреда: "Прошу ко мне в кабинет". Это означало, что на провинившегося налагается крупный штраф или телесное наказание.
  Столовая была полна людьми, но кроме позвякивания посуды, ничто не нарушало тишину. Ильмара дождалась своей очереди и высыпала из сумы монеты. Глаза Фреда впились ей в лицо. Хозяин ночлежки с подозрением смотрел на новоявленную нищенку, заработок которой не уступал добыче опытнейшей Хелены. Фреду хотелось задушить джирмийскую подстилку собственными руками. Ему донесли, что Ильмара просидела на площади всего несколько часов, а потом гуляла по городу и жрала конфеты. Старший Попрошайка боролся с желанием крикнуть ей в лицо, что он знает, чем она занималась и кто дал ей деньги, а потом сурово наказать на глазах остальных попрошаек. Но страх перед джирмийцами заставил его молча пересчитать деньги, записать результат и кивком допустить Ильмару к ужину. Золотые монеты, смерть Хелены и трепетное отношение Граниуса - говорили сами за себя: Фреду ясно давали понять, что игрушку Марвина лучше не трогать.
  Ильмара получила миску варёной рыбы с овощами, села за стол и принялась за еду. Попрошайки со злорадством и неприкрытой ненавистью смотрели на бывшую любовницу наследника Бернара. Легендарная защитница джирмийца оказалась на самом дне аргорского общества - наградой за дерзкую любовь стала сума нищенки, и Попрошайки сочли это справедливым. Они понимали, что Ильмара не могла за несколько часов заработать ту сумму, что принесла Фреду. Ей явно помогли, а кому, кроме кошек есть дело до девки джирмийского принца?..
  На Ильмару не произвели впечатления злобные взгляды попрошаек. Она с детства привыкла к такому отношению. Её мать, по меркам Пчёл и Куниц, стала проституткой, отдавшись залётному беркуту, и никому не было дела до того, что молодой хлыщ изнасиловал Алиссу, лишив её нормального будущего. Ильмара родилась вне брака и за свою короткую жизнь с избытком наслушалась обидных и унизительных слов. Её называли отродьем, предрекая судьбу продажной женщины. Только Эльфы и Эллард относились к ней, как к человеку. А уж после истории с Марвином, когда даже Свободные Жители и Принц Попрошаек, отказались от неё, девочке стало всё равно, как смотрят на неё аргорцы. Сейчас Ильмару волновали только дитя и... "Кто помогает мне? Марвин или Бернар?" - неторопливо жуя вываренную рыбу, раздумывала охотница. От ответа на этот вопрос зависело будущее её ребёнка...
  Ночью хозяин ночлежки вновь встретился с Лораном. Глава клана выслушал темпераментный рассказ Фреда и улыбнулся:
  - Потерпи. Когда родится ребёнок, джирмийцы заберут его, и тогда мы решим, что делать с Ильмарой. Возможно, и о ней нам не придётся заботиться...
  
  
  
  Глава 2.
  Цитадель.
  
  Золотой свет заливал просторную спальню новых апартаментов Марвина. Светло-бежевый ковёр огромных размеров полностью закрывал пол, на белых стенах висели гобелены с фривольными сценами, вытканные лучшими мастерами Аргора, а на потолке красовалась гигантская чёрная кошка. На широкой кровати с ножками в форме когтистых лап спал Марвин, а рядом, в большом мягком кресле, сидел предводитель касты с книгой в руках. Он машинально перелистывал страницы, поглядывая на спящего наследника. Друиды уверяли, что лечение прошло успешно, но тем не менее, Бернар нервничал: ему казалось, что он упустил что-то важное.
  Марвин спал вторые сутки, и должен был проснуться с минуты на минуту. Предводитель отбросил книгу, встал и склонился над наследником, пристально вглядываясь в его спокойное лицо. "Ну давай же, мальчик, просыпайся! Я хочу увидеть тебя прежним!" - с нетерпением подумал он и вновь опустился в кресло, не сводя глаз со спящего Марвина.
  Чёрные тучи заслонили полуденное солнце, и в воздухе запахло грозой. Крупные капли дождя забарабанили в стёкла, сверкнула молния, раздался оглушительный удар грома, и наследник проснулся. Его взгляд уткнулся в потолок, где в изящном хищном прыжке застыла джирмийская кошка.
  - Я дома, - тихо вымолвил Марвин и виновато посмотрел на предводителя. - Простите меня, сударь. - Он попытался подняться, но Бернар остановил его:
  - Лежи, лежи, мальчик. Ты должен отдохнуть и набраться сил.
  Серебряная кошка откинулся на подушки и с горечью произнёс:
  - Я не заслуживаю снисхождения. Я предал касту и...
  - Всё в прошлом, Марвин. Мы вытащили тебя из этой гадкой истории. На твою долю выпали суровые испытания, но ты с честью справился с ними и не уронил достоинства джирмийца. Ты показал себя достойным наследником Джирмы. - Бернар улыбнулся. - Между прочим, среди джирмийских девочек появилась одна привлекательная особа, которая наверняка заинтересует тебя. - Марвин недоумённо уставился на предводителя. - Тебе будет приятно увидеть её, - сказал рубиновая кошка и щёлкнул пальцами.
  Дверь отворилась, и в спальню вошёл Жерар. За ним робко семенила племянница императора. В Джирме Камиллу избавили от надменности и апломба. Она смиренно смотрела в пол, не смея поднять глаз на хозяев. Роскошные пшеничные волосы княжны крупными волнами лежали на её оголённых плечах. Короткое красное платье выгодно подчёркивало великолепную фигуру девушки, а узкую талию обхватывала серебряная цепочка с застёжкой в форме кошки.
  Золотая кошка подтолкнул Камиллу к постели и усмехнулся:
  - Добрый день, Ваше высочество.
  - Здравствуй, Жерар. - Марвин благодарно улыбнулся эльфу и с ненавистью посмотрел на княжну.
  Бернару выдержал паузу и весело произнёс:
  - Она твоя, Марвин.
  Услышав знакомое имя, Камилла подняла голову, взглянула на лежащего в постели юношу, и в её глазах заплескался ужас. Марвин скрипнул зубами и стал медленно подниматься. На этот раз Бернар не остановил его, напротив, он помог наследнику одеться, зная, что месть вернёт ему силы быстрее, чем снадобья Сов. Серебряная кошка шагнул к Камилле, отвёл пышные локоны с правого плеча и злорадно взглянул на отпечаток кошачьей лапы.
  - Рад видеть тебя в Джирме, дорогая! - сквозь зубы процедил он и наотмашь ударил её по щеке.
  
  Камилла упала на ковёр и прижалась к его ногам:
  - Пощадите, сударь.
  Марвин брезгливо скривился и ударом сапога отшвырнул её:
  - Ты посмела наложить чары на кошку, тварь! Из-за тебя я убивал своих товарищей! Ты едва не лишила меня родного дома! Это из-за тебя я шатался по Аргору с пустоголовым попрошайкой и едва не погиб! - чеканил он, сопровождая каждую фразу ударом ноги. За время вынужденных каникул он не растерял мастерства и умело наносил точные болезненные удары, не давая жертве потерять сознание.
  Камилла истошно кричала и молила о пощаде, а Бернар и Жерар с удовлетворением наблюдали, как серебряная кошка избивает племянницу императора, и на их лицах сияли довольные улыбки: Марвин наконец-то пришёл в себя и стал прежним.
  Вскоре серебряной кошке надоело просто избивать княжну. Он присел на корточки рядом с ней, вытащил кинжал и улыбнулся:
  - Ты хотела меня, детка?! Ты меня получишь! - Серебряная кошка ласково погладил девушку по волосам, перевернул на спину и не торопливо разрезал её платье. Княжна не сопротивлялась. Вытянувшись на ковре, она полубезумными глазами таращилась на джирмийца и тихо скулила. Марвин медленно провёл лезвием по нежному животу девушки и откинул клинок в сторону.
  Предводитель благосклонно кивнул:
  - Вижу, тебе стало лучше, Марвин.
  Серебряная кошка шлёпнул княжну по бедру и шепнул:
  - У нас впереди много томительных и зажигательных ночей, дорогая. - Он встал, повернулся к Бернару и торжественно изрёк: - Вы поверили в меня, сударь, и помогли вернуться домой! Я всегда буду считать себя обязанным Вам и касте! - Марвин склонил голову.
  Рубиновая кошка одобрительно улыбнулся:
  - Я уверен: ты больше никогда не подведёшь нас, Марвин. Идём, возблагодарим Джирму за твоё спасение!
  
  Джирмийцы собрались в парадном зале Цитадели. В эту ночь аргорцы могли спать относительно спокойно: большинство кошек отложили повседневные дела, чтобы принять участие в торжествах в честь предводителя касты и его наследника. Огромный зал с выступающими из стен золотисто-жёлтыми мраморными колоннами освещали сотни магических факелов. На высоких хорах, расположенных над колоннами, играл оркестр, скрытый от зрителей лёгкой балюстрадой. По периметру зала стояли столы, между которыми суетились многочисленные рабы, наливая джирмийцам вино и поднося блюда с закусками. Центр парадного зала занимал огромный бассейн с пронзительно голубой водой и невысоким фонтаном посредине. В бассейне беззаботно плескались обнажённые юноши и девушки. Джирмийцы с удовольствием наблюдали за ними: рабы, одурманенные специальным напитком друидов, не понимали, что их ждёт, и безудержно веселились. На бортиках бассейна сидели котята Цитадели. Дети кидали в воду фрукты, и рабы со смехом ловили их.
  Внезапно разговоры за столами смолкли, и котята бросились к своим наставникам. Высокие позолоченные двери разъехались в стороны, и в зал вступил Бернар в сопровождении Марвина и Жерара. Джирмийцы вскочили и радостно грянула:
  - Да здравствует предводитель! Слава Принцу Джирмы!
  Струи фонтана опали. В центре бассейна появилась тонкая каменная плита и повисла над водой, мерцая густым алым светом. Воздух дрогнул, и на плите возникла гигантская чёрная кошка.
  - Слава великой Джирме! - закричали джирмийцы.
  Кошка громогласно мяукнула, вальяжно разлеглась на плите и благосклонно взглянула на резвящихся в воде рабов. Бернар, Марвин и Жерар поклонились Джирме и прошествовали к возвышению, где под гигантским гобеленом с изображением оскалившейся кошки, стоял их стол. Предводитель поднял руку, призывая джирмийцев к тишине.
  - Приветствую вас, лучшие маги Аргора! Сегодня знаменательный день в истории Цитадели! Достойно пройдя суровые испытания, к нам вернулся один из лучших магов Джирмы - Марвин! - Под восторженные крики джирмийцев наследник Бернара поклонился товарищам и сел по левую руку от предводителя. Жерар занял место справа. - Марвин доказал, что кошка может с честью выйти из любого испытания! - продолжил свою речь Бернар. - Благодаря ему, мы обратили внимание на воровскую магию, которую до сих пор не принимали всерьёз. Каста признательна Марвину за то, что он открыл нам глаза на подлую магию эльфов. Мы уже ищем, и найдём защиту от их смертельных амулетов! Марвину пришлось нелегко, но его муки были не напрасны! Мы узнали, как действует на нас магия Беркутов! Эти зажравшиеся свиньи представляют самую большую угрозу для нас! Мы должны освоить их магию и захватить власть в Аргоре! Мы - лучшие маги Аргора, и должны править им!
  Зал взорвался овациями:
  - Смерть Арнольду!!! Да здравствует император Бернар!!!
  Рубиновая кошка вскинул руку, и джирмийцы замолчали, внимая его словам.
  - Совсем скоро Аргор узнает, кто его истинные хозяева! За победу!!! - провозгласил он, поднял бокал и залпом выпил вино.
  Джирмийцы опустошили бокалы, и пир начался. Заиграл оркестр. Рабы внесли корзины с хлебами, огромные подносы с запечёнными кабанами и оленями, и множество других изысканных и редких блюд, секрет приготовления которых считался утерянным даже в общине Поваров.
  Кошка положила голову на лапы и облизнулась, с вожделением следя за беззаботными играми своих жертв. Джирмийцы, как всегда, угодили ей: тела и лица отобранных ими рабов были совершенны. Покровительница Цитадели присутствовала на пирах не часто и специально для неё Кошки втридорога приобретали у Хамелеонов безупречно красивых девственниц и девственников. Их клеймили и содержали в особом помещении, холя и лелея чистые, невинные тела. Накануне пира джирмийцы опаивали ничего неподозревающих рабов дурманящим напитком, и лишь во время ритуала жертвы приходили в себя. Кошка искоса взглянула на Марвина. Её принц наслаждался всеобщим вниманием и светился от гордости.
  В зале не смолкали тосты в честь Джирмы, предводителя и его наследника. Бернар непрерывно подливал Марвину вино, и скоро тот опьянел. Предводитель заметил азартный блеск в его глазах и ласково сказал:
  - Иди, серебряная кошка, поблагодари нашу госпожу.
  Марвин одним глотком допил вино, выскочил из-за стола и подбежал к бассейну. Кошка подняла лапу и указала на русоволосую белокожую девушку лет шестнадцати, которая неистово била руками по воде и смеялась громче всех. Марвин прыгнул в воду, подплыл к рабыне и, схватив её за волосы, поволок к Джирме. Он втащил хохочущую девушку на плиту, бросил её к лапам Кошки и навалился сверху. Рабыня смеялась и плакала, а Джирма, довольно урча, наблюдала за ней. Вокруг бассейна с радостными криками носились котята. Они останавливались, хлопали в ладоши и, толкая друг друга, указывали на Кошку и Принца Джирмы. Марвин насиловал рабыню, и действие наркотика ослабевало. Девушка заметила Кошку, перестала смеяться и замерла, а потом стала рваться и дико орать, пытаясь скинуть джирмийца. Марвин расхохотался. Прижав руки девушки к плите, он насмешливо заглянул ей в глаза и укусил за нижнюю губу. По подбородку рабыни потекла кровь, и она зарыдала, моля о пощаде. И чем жалобней она молила его, тем грубее вёл себя Марвин. Измучив жертву до полусмерти, Принц Джирмы встал, привёл одежду в порядок и поставил сапог на живот рабыни.
  - Я вернулся, чтобы служить тебе, Джирма! - Он рывком поднял обессилевшую девушку и полоснул кинжалом по клейму на её плече.
  Джирма наклонила голову, розовым длинным языком слизнула кровь и довольно мяукнула. Сверкнул острый стальной коготь, рабыня издала нечеловеческий крик и схватилась за распоротый живот. Марвин заломил руки девушки за спину и торжественно произнёс:
  - Мы в вечном долгу перед тобой, спасительница Аргора!
  Кошка благосклонно кивнула, подцепила когтём внутренности ещё живой рабыни и облизала лапу. Марвин толкнул истекающую кровью девушку, и она упала к лапам Джирмы. Белоснежные зубы вонзились в нежную плоть. Марвин поклонился своей госпоже, прыгнул в воду и поплыл к бортику. Он выбрался из бассейна, и Бернар протянул мокрому и довольному наследнику кубок. Марвин одним махом опорожнил его и счастливыми глазами посмотрел на Джирму.
  Кошка доела жертву, встала, обвела глазами зал и призывно мяукнула. Молодые джирмийцы повскакали из-за столов и ринулись к бассейну. Резвившиеся рабы были в мгновение ока выловлены из воды, и возле бассейна началась дикая оргия. Смех жертв перерос в душераздирающий вой. Котята восторженно закричали и, вскочив на стулья, запели хвалебную песнь Кошке, а сновавшие между столов слуги скинули одежду, чтобы отдать себя не участвующим в ритуале джирмийцам.
  Вакханалия длилась несколько часов. Кошки бросали истерзанные жертвы обратно в бассейн, и Джирма с блаженным урчанием пожирала их. Расправившись с последним рабом, хозяйка Цитадели облизала морду, благодарно мяукнула своим адептам и исчезла.
  Воспитатели увели из зала счастливых котят, и пир стал затихать. Джирмийцы пили вино и спокойно беседовали между собой. Марвин с безоблачно-пьяной улыбкой бродил по залу. Он выпил с Питером, которого император не оставил в Дарре, обнялся со старейшиной Теодором, поболтал с многочисленными приятелями и вернулся к своему столу. Жерар наполнил его кубок:
  - Джирма с радостью приняла жертву из твоих рук, Марвин.
  Серебряная кошка залпом выпил вино, с наслаждением оглядел зал и опустился на стул.
  - Как я мог забыть всё это?!
  - Не грусти. Лучше выпьем. - Эльф наполнил кубки. - Я тоже счастлив, что моя служба в столице закончилась. Я тосковал по Джирме.
  - А я... - Марвин опустил глаза.
  - Ты был околдован, и хватит об этом!..
  
  Глубокой ночью Жерар приволок пьяного Марвина в его покои и уложил на кровать. Увидев джирмийцев, Камилла вскочила со стула и уставилась в пол. Рабыни вымыли её, поправили макияж и переодели, а друид вылечил девушку, чтобы наследник мог дальше издеваться над ней. Камилла несколько часов просидела в роскошных покоях Марвина, уныло вспоминая, как беркуты и волки гибли на дуэлях за её улыбку и сходили с ума из-за одного недовольного взгляда. Но даже сейчас Камилла морщилась, вспоминая грубые, настырные руки императора и вечный запах вина и пота, исходивший от него. В Цитадели она побывала в руках десятков джирмийцев, удовлетворяя их самые извращённые желания, и лишь ненависть к дяде помогла ей не сойти с ума. Кошки, не таясь, говорили о захвате власти в Аргоре, и Камилла была готова сделать для них, что угодно, лишь бы дожить до смерти императора. Она намеревалась покорно терпеть издевательства и побои Марвина, всей душой желая дождаться падения отказавшейся от неё семьи.
  - Иди сюда! - приказал эльф.
  Камилла подбежала к постели и помогла стянуть с Марвина окровавленную одежду. Она радовалась, что наследник Бернара напился и не в состоянии мучить её.
  - Какая ты хорошенькая, - сонно пробормотал серебряная кошка.
  Жерар толкнул княжну в спину, и та послушно забралась на кровать. Марвин облапил её и недовольно буркнул:
  - Сколько на тебе одежды.
  Эльф рыгнул и нетвёрдой рукой стащил платье с груди Камиллы. Принц подмял её под себя и уснул, уткнувшись лицом в мягкую круглую грудь. Жерар хихикнул и потянул девушку за руку:
  - Принцу ты сегодня не нужна, а вот мне сгодишься.
  Камилла выбралась из-под Марвина и безропотно пошла за эльфом. Она до дрожи боялась Жерара. Когда Арнольд лишил её метки клана, Жерар стал её первым джирмийцем. Он несколько часов грубо насиловал и издевался над девушкой в особняке Кошек, а потом посадил на своего коня и повёз в Джирму, всю дорогу мучая и глумясь над ней.
  И сегодня Камиллу ждала страшная ночь, но она утешала себя мыслью, что эльф не убьёт рабыню Принца Джирмы.
  
  После событий в Иритте прошло несколько недель, но сбежавшие преступники не появились ни в Шеве, ни в других городах Аргора. Император рвал и метал, ежедневные доклады Альберта приводили его в ярость. Принц в свою очередь наседал на главу клана Волка, требуя удвоить усилия по розыску беглецов, но поиски не давали результата.
  Второй месяц лета выдался на редкость дождливым. Серые облака плотной пеленой обложили небо и редко выпускали на волю золотое аргорское солнце. Хмурая погода не улучшала и без того отвратительного настроения императора. С каждым днём он всё больше укреплялся в мысли, что Бернару удалось провести его.
  - Не знаю как, но мальчишки пробрались в шевийские катакомбы, - сказал император сыну, который явился к нему с очередным докладом. - Не удивлюсь, если Марвин уже в Джирме. Мы упустили их, Альберт.
  - Наши предки ошиблись, отдав в распоряжение Хамелеонов катакомбы и позволив Кошкам иметь Тайные пути. Пришло время приструнить и тех, и других.
  - Мы давно не контролируем ситуацию, - мрачно заметил Арнольд. - Мы возомнили себя всемогущими и, веками упиваясь победой над аксимийцами, не заметили, что в Аргоре выросла сила, способная лишить нас власти.
  - Ещё не поздно уничтожить Цитадель! - пылко воскликнул Альберт. - В конце концов, у нас есть повод. Бернар обещал выдать Марвина, но до сих пор не сделал этого. Отправь ему ультиматум и дай месяц на раздумья. За это время мы успеем подтянуть войска к Цитадели.
  Император задумчиво погладил щёку:
  - Ты понимаешь, к чему это приведёт, Берти? Кошки - элитные воины Аргора. Пока мы строили мирную жизнь, они совершенствовались в боевой магии. Представляешь, какие нас ждут потери?
  - Но если мы не поставим Кошек на место, то лишимся власти! Ты сам говорил, что Бернар готовит заговор! Оставь иллюзии, нам не удастся повесить его и подмять под себя касту. Единственный выход - уничтожить Цитадель! А потом займёмся Попрошайками!
  Арнольд положил перед собой лист гербовой бумаги и взял ручку:
  - Что ж, видимо другого выхода нет. Будем воевать...
  Перо не успело коснуться бумаги: двери распахнулись, и в кабинет ворвалась Марта. От былой красоты княгини не осталось следа. Растрёпанные, давно не мытые волосы стояли дыбом. Осунувшееся лицо прорезали глубокие морщины, а мятое платье мешком висело на исхудавшем теле. Марта выглядела, как нищенка, по недоразумению забредшая в императорский дворец.
  Альберт брезгливо скривился, а Арнольд отвёл взгляд и устало спросил:
  - Ты пришла узнать о Камилле?
  Княгиня стремительно приблизилась к столу и, заломив руки, с надрывом спросила:
  - Когда ты вернёшь мою девочку домой? Ей надоело жить в Джирме! Она хочет к мамочке!
  Император мученически взглянул на стоящую у дверей Берту.
  - Простите, Ваше величество, я не смогла удержать её, - виновато сказала графиня.
  Арнольд тяжело вздохнул, отложил ручку и поднялся из-за стола.
  - Скоро Камилла вернётся, - мягко произнёс он, обнимая сестру за плечи. - Обещаю...
  - Врёшь! - Марта оттолкнула императора. - Ты давно твердишь, что моя девочка вернётся, но ничего не делаешь, чтобы спасти её! - В безумных глазах княгини мелькнула искра разума. - Она никогда не вернётся! - Женщина сжала виски трясущимися пальцами и забормотала: - Зачем, Рони? Зачем ты отдал моё дитя убийцам?
  - Она сама виновата! - не выдержал Альберт.
  Княгиня вскинула голову и с ненавистью посмотрела на племянника.
  - Моя девочка была чиста и невинна! Это вы погубили её! - Лицо Марты перекосила гримаса боли, и, судорожно вскинув руки, она запустила в принца и императора град огненных стрел. Альберт и Арнольд бросились в стороны, а княгиня истерично захохотала: - Жалкие трусы! Вы заплатите за каждую слезинку моей малышки!
  Стрелы в щепки разнесли стол императора и разлетелись по кабинету, опалив дубовую обшивку стен и шторы на окнах. Марта сложила руки над головой, готовясь к новому удару, но стоящая у двери Берта прошептала заклинание, и в спину княгини вонзился кинжал. Марта нелепо всплеснула руками и рухнула лицом на ковёр.
  Арнольд вытер со лба пот.
  - Благодарю Вас, графиня.
  Берта сдержанно поклонилась и вышла.
  - Потрясающая женщина! - с чувством произнёс Альберт. - Какая выдержка! Ей бы войсками командовать!
  Император взглянул на мёртвую сестру и брезгливо поморщился:
  - Проследи, чтобы её похоронили, как полагается. А я займусь ультиматумом Бернару, - тихо сказал он и направился к двери. - Я буду в круглом кабинете.
  
  Марвин вновь жил в Цитадели и вёл себя, как раньше, но на душе у предводителя было неспокойно: Жерар рассказал ему о своём видении, а Бернар в свой черёд сообщил о нём Кошке, но та лишь посмеялась и заявила, что с Марвином всё в порядке. Однако слова Джирмы не успокоили предводителя, и он поручил Жерару сдружиться с наследником и докладывать о малейших странностях в его поведении.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь, - сказал эльф, и вскоре Бернар созерцал неразлучную парочку.
  Золотая кошка воспользовался любовью Марвина к магическим экспериментам и желанием поквитаться с Ласточками и предложил ему помощь в опытах с амулетами эльфов. Марвин с радостью согласился, и они на неделю пропали в лаборатории. Результат превзошёл все ожидания. Бернар был потрясён, увидев, как обычный раб запросто снимает с себя смертоносный эльфийский амулет, а когда Марвин сообщил, что они с Жераром нашли способ противостоять любому магическому воздействию Ласточек, предводитель немедленно собрал джирмийцев, и наследник научил их защищаться от магии эльфов.
  Овладев эльфийской магией, каста стала на шаг ближе к власти над Миром. Оставалось взять последний рубеж - магию Беркутов, и Бернар приказал Марвину заняться ею вплотную. В тот же вечер золотая и серебряная кошки приступили к новым увлекательным экспериментам.
  Жерара восхищало, как смело Принц смешивает магии разных кланов, добиваясь нужного результата. Марвин всегда знал, что хочет получить, и кропотливо трудился над решением задачи. Он мог часами обдумывать предстоящий эксперимент, а потом сотни раз проводить его, доводя полученное заклинание до совершенства, не жалея при этом ни себя, ни других. Временами, Жерар начинал опасаться за душевное состояние друга и чуть ли не силой заставлял его есть и спать.
  Марвин и раньше любил магические эксперименты, но никогда не сидел в лаборатории сутками. Он любил повеселиться с товарищами, а его вылазки в Догмар вместе с Жозефом, Питером и Рудольфом с удовольствием обсуждала вся Цитадель. Теперь же Марвин не вспоминал о развлечениях. Он избегал пирушек, отказывался от приглашений покутить в городе, и с каждым днём становился всё более раздражительным и угрюмым. Эльф пытался вызвать его на откровенный разговор, но всякий раз натыкался либо на стену молчания, либо на грубость. Жерар не обижался, полагая, что Марвин всё ещё считает себя виноватым перед кастой, и надеялся, что со временем он сумеет простить себя и успокоиться. Бернар соглашался с мнением золотой кошки и проявлял в отношении наследника максимум терпения. Но Марвин всё же ухитрился вывести предводителя из себя. Однажды он с мрачным видом заявился к нему в кабинет и потребовал немедленно забрать Принца Попрошаек в Джирму.
  - Зачем? - удивился Бернар.
  - Всё это время я работал, используя принцип магической вседозволенности, который подсказал мне Эллард. Он талантливейший маг, и, если с ним поработать, то, несмотря на возраст, из него получится великолепный джирмиец.
  - Он болтун и пьяница!
  - Так думают все аргорцы, но я видел истинное лицо Элларда. Он холодный и расчётливый, а Принц Попрошаек - маска, позволяющая ему быть в центре внимания. Он тщеславен, и это поможет ему быстро стать золотой кошкой!
  - Я дал слово Лорану, что не трону Элларда, и сдержу его! - отрезал предводитель.
  - Нужно вернуть ему выкуп и забрать Элларда!
  Рубиновая кошка прищурился:
  - Что ты сказал?
  - Нужно вернуть Лорану выкуп и забрать Элларда! Я готов лично отправиться в катакомбы! - Марвин достал из кармана золотую ящерку.
  Бернар обошёл стол и встал перед наследником:
  - Позволь напомнить тебе, что слово предводителя - нерушимо!
  - Оставшись вне Джирмы, Эллард может стать опасным для касты, сударь!
  - Эллард останется в Шеве, - сухо произнёс Бернар.
  - Это неправильное решение, сударь, Эл...
  Бернар схватил Марвина за волосы, с размаху впечатал его лицом в стол и, склонившись к уху, прошипел:
  - Ты забываешься! Я вытащил тебя из дерьма, в которое ты вляпался по собственному ротозейству, позволив сопливой девчонке околдовать себя. Я простил тебя и спас от неминуемой смерти! - Предводитель повернул голову принца, едва не вывихнув ему шею, и гневно посмотрел в глаза: - Ты знаешь, что такое заклятье грядущей смерти?
  - Да, сударь. Жерар научил меня пользоваться им.
  - Именно его наложила на тебя Камилла. - Бернар отпустил Принца и, как ни в чём ни бывало, уселся за стол.
  Марвин покаянно склонился перед предводителем.
  - Простите меня за дерзость, сударь, - дрожащим голосом произнёс он и замер, не обращая внимания на текущую из носа кровь.
  - Я не в обиде на тебя, Марвин. Твоя дерзость - последствие путешествия с попрошайкой. Общение с представителями этого клана никому не идёт на пользу. Постарайся избавиться от воровских замашек, мальчик. Кошки не Хамелеоны и не меняют своих решений, повинуясь минутному порыву! - Бернар помолчал. - Последние дни ты много работал, Марвин, и тебе необходим отдых. До завтрашнего утра я запрещаю тебе переступать порог лаборатории.
  - Спасибо, сударь, - виновато произнёс Марвин и, поклонившись, направился к дверям.
  Бернар проводил его пристальным взглядом и вызвал Жерара.
  - Развлеки Принца! - приказал он. - Напои его и пусть делает, что хочет.
  - Слушаюсь, сударь, - кивнул эльф. - Я прослежу, чтобы сегодня вечером его кубок не пустел.
  И Жерар устроил Марвину шикарный, даже по меркам джирмийцев, отдых. Эльф приказал накрыть в гостиной Принца изысканный ужин и привести трёх девственниц, купленных для Джирмы. Кошки ели и обсуждали достоинства стоящих перед ними девушек, решая с которой начать веселье. Они заспорили, и Марвин со смехом притянул к себе прислуживающую им Камиллу и предложил сделать выбор ей. Пряча глаза, Камилла указала на крайнюю справа рабыню, и кошки выскочили из-за стола. Девушки завизжали и бросились к дверям, но слуги поймали их и подтащили к джирмийцам. Кошки схватили ту, на которую указала княжна, сорвали с неё платье и кинули на пол. Камилла напомнила себе, что должна дожить до падения императора, и, растянув губы в лучезарной улыбке, стала наблюдать за играми хозяев.
  Несколько часов Марвин и Жерар мучили рабынь, а когда им надоело, вернулись за стол и, потягивая вино, стали решать, что делать дальше. Камилла, затаив дыхание, слушала их беседу. До сегодняшнего дня Марвин не обращал на неё внимания, и княжна жила в его покоях, как домашнее животное. Однако Камилла не испытывала иллюзий: она посмела наложить на Принца Джирмы заклятье грядущей смерти и каждый день ждала расплаты за своё преступление. "Похоже мой час настал" - тоскливо думала девушка, подливая вино в кубок Принца. Она вздрогнула, и несколько красных капель упали на руку Марвина. Княжна прижала к себе кувшин и испуганно замерла. Марвин гневно посмотрел на неё, но тут же улыбнулся и поманил к себе. Камилла поставила кувшин на стол и с опаской приблизилась к Принцу. Марвин встал, провёл ладонью по её затянутой в корсет талии и цокнул языком:
  - Ты по-прежнему красива, как весенний цветок.
  Камилла заискивающе улыбнулась и стала быстро расшнуровывать корсет. Платье скользнуло на пол. Марвин медленно обошёл вокруг княжны, с интересом рассматривая её точёную обольстительную фигуру.
  - Она весьма старательна в постели, - ехидно заметил Жерар. - Тебе давно пора попробовать её, Марви.
  Принц ласково улыбнулся княжне, и кончиками пальцев провёл по её соскам. Камилла невольно подалась вперёд: руки Марвина были удивительно нежными и умелыми, и тело девушки, невзирая на страх, откликнулось на их ласку. Княжна прикрыла глаза и часто задышала, а с её губ сорвался сладострастный стон. Марвин усмехнулся и больно ущипнул её за грудь. Камилла вскрикнула, открыла глаза, и Принц сунул ей в руки кинжал.
  - Сначала убей их! - Он указал на рабынь.
  Камилла стиснула рукоять кинжала, преданно улыбнулась хозяину и бросилась выполнять приказ. Первую, самую замученную рабыню она убила без труда, зато две оставшиеся накинулись на неё, и завязалась драка.
  Кошки с азартом смотрели, как женщины клубком катаются по полу. Камилла, вцепившись в рукоять кинжала, наносила беспорядочные удары, но не все они попадали в цель, а те что попадали лишь ранили жертвы, заставляя их всё отчаяннее бороться за жизнь. Девушки истекали кровью, однако остановиться означало умереть, и они продолжали драться. Камилла устала, и рабыням удалось вырвать из её рук кинжал. Он отлетел в сторону, и одна из девушек поползла за ним, а другая навалилась на княжну и начала душить её. Камилла захрипела, и Марвин вскочил: княжна не заслужила лёгкой смерти. Перемахнув через стол, серебряная кошка в два прыжка оказался возле Камиллы и ударил душившую её рабыню ногой в висок. Тело девушки рухнуло на княжну. Вторая рабыня схватила кинжал, но, взглянув на Марвина, выронила его и зарыдала.
  - Уберите её отсюда! - приказал Принц, и слуги выволокли бьющуюся в истерике девушку из гостиной.
  Камилла выбралась из-под трупа, припала к ногам Марвина, благодаря за спасение, и Жерар расхохотался:
  - Просто лизать сапоги мало, детка. Тебе придётся доказать, что Принц не зря оставил тебя в живых.
  - Я докажу, - прошептала Камилла, и глаза серебряной кошки сверкнули злым озорством.
  Это ночь стала самой страшной в жизни Камиллы. Марвин и Жерар, словно специально ждали её, чтобы воплотить в жизнь свои самые извращённые фантазии. К утру княжна оглохла от собственного крика, а тело потеряло чувствительность. Камилла даже не поняла, когда пытки закончились, и её мучители ушли. Она лежала на полу, смотрела на пробившийся сквозь шторы золотой луч и улыбалась. Она выжила!
  
  Весь следующий день рабы отмывали кровь и грязь с белоснежных стен, меняли мебель, ковры и люстры, а полупьяные Марвин и Жерар слонялись по Цитадели, рассказывая приятелям о бурно проведённой ночи.
  Отдых пошёл на пользу Принцу. Он выпустил пары и продолжил работу в более спокойном ритме. Марвин снова стал весёлым и спокойным, и больше не заговаривал об Элларде. Зато Бернар потерял покой. В ту ночь, когда золотая и серебряная кошки развлекались с Камиллой, он получил ультиматум императора с требованием вернуть Марвина в Дарру, а это означало, что Беркуты готовятся к штурму Цитадели. Кошки-разведчики доложили, что к Догмару стягиваются императорские войска. "Арнольд сам напросился", - насмешливо подумал Бернар и стал готовиться к поездке в столицу. Когда от месяца, отпущенного императором, осталась неделя, Бернар вызвал Марвина и сообщил:
  - Ты возвращаешься в Дарру!
  - Когда я должен отправляться, сударь? - поклонился серебряная кошка.
  - Завтра. Садись, я хочу обсудить с тобой детали поездки.
  Наследник опустился на стул и вперил взгляд в предводителя.
  
  - Вот видишь, папа, стоило волкам появится в окрестностях Догмара, и Бернар стал шёлковым, - прочитав ответ предводителя на ультиматум, заявил Альберт.- Любопытно, как он объяснит появление Марвина в Цитадели.
  - Не нравится мне его уступчивость, - покачал головой Арнольд. - Он так трясся за Марвина, а теперь отдаёт его, как ненужную вещь.
  - Бернар понимает, что не выстоит против всего Аргора.
  - Раньше его это не волновало.
  - Раньше волки не стояли у стен Цитадели!
  - Мёртвый Бернар устроил бы меня больше, чем покорный, - недовольно проворчал император.
  - Давай покончим с Марвином, а потом возьмёмся за Бернара.
  Арнольд задумчиво потёр щёку:
  - Ладно, пусть привезёт мальчишку в Дарру, а там посмотрим...
  
  Глава 3.
  Переворот.
  
  Три дня спустя на центральную улицу Дарры вступила делегация Джирмы. Впереди ехал предводитель в алом, сияющем золотом плаще, из-под которого выглядывала рукоять церемониального меча с эмблемой касты. На голове Бернара сверкал широкий золотой обруч, знак того, что предводитель прибыл в столицу с официальным визитом. Одежда его свиты так же сияла золотом и серебром. И только один джирмиец выделялся на фоне всеобщей роскоши - Марвин. Его строгие чёрные брюки и рубашка и связанные за спиной руки приковывали взгляды горожан. Бернар решил, что аргорцы должны видеть, что Кошки уважают законы Аргора и не собираются укрывать приговорённого к смерти преступника.
  Получив камни-пропуска, джирмийцы проехали через портал и направились к парадному входу во дворец. Марвину помогли спешиться, и, не поднимая глаз на товарищей, он смиренно пошёл за Бернаром.
  Император принял делегацию Цитадели в большом тронном зале. Он восседал на троне, вырезанном из глыбы горного хрусталя, а по правую руку от него стоял принц Альберт. Чтобы сильнее унизить предводителя, Арнольд приказал собраться в зале всем придворным, и те с радостью выполнили приказ: беркутам и волкам было ужасно любопытно посмотреть на кающегося Бернара и его знаменитого наследника.
  Джирмийцы торжественно прошествовали через зал и остановились перед троном. Надменный и холодный взгляд императора прошёлся по их лицам и замер на предводителе. Бернар шагнул вперёд и заговорил:
  - Джирма приветствует своего императора! Я лично прибыл в Дарру, чтобы передать Вам беглого преступника! - Он махнул рукой, и кошки бросили Марвина к ногам Арнольда. - Мне прискорбно сознавать, что у Вас возникли сомнения в честности джирмийцев! Мы всегда держим слово!
  - Ты не должен был укрывать Марвина в Цитадели! - напыщенно произнёс император.
  На лице Бернара отразилось искреннее недоумение:
  - Марвин исключён из касты, и мы не несём ответственности за его действия! Я не слышал о нём со времени суда в Иритте! Более того, я ждал от Вас заказа на моего бывшего наследника, и был готов принять его! Я подозревал, что ни беркуты, ни волки не смогут найти его! А четыре дня назад Марвин явился в Джирму, умоляя простить его и принять обратно в касту. Честно сказать, меня так и подмывало удовлетворить его просьбу - ведь мальчик без магии пробрался сквозь войска волков, окружающие Догмар. Но мы помним свой долг перед императором, и поэтому доставили преступника в Дарру!
  Император перевёл взгляд на распростёртого перед ним Марвина.
  - Встань! - Серебряная кошка неуклюже поднялся и уставился в пол. Арнольд оглядел его с головы до ног и прорычал: - Где твой дружок Эллард?
  Марвин молчал. Вместо него ответил Бернар:
  - Лоран укрывает сына в катакомбах.
  Арнольд увидел, как по лицу преступника заходили желваки, и жёстко произнёс:
  - Принц Попрошаек тоже не уйдёт от возмездия!
  Марвин вскинул голову, с ненавистью посмотрел в глаза императору и громко заявил:
  - Эл не такой дурак, чтобы вылезти из катакомб!
  Придворные зашептались, а Арнольд снисходительно улыбнулся пленнику.
  - Мы вытащим его из-под земли и повесим. Правда, ты этого не увидишь, щенок. Плаха для тебя готова. - Император хлопнул в ладоши.
  Слуги внесли в зал деревянную колоду и топор с широким лезвием и длинной рукоятью. Они установили колоду перед троном, положили на неё топор и, поклонившись императору, отступили к стенам.
  Марвин взглянул на блестящее лезвие и улыбнулся.
  - Спасибо, Ваше величество. Вы исполнили моё желание. Вы не представляете, как я переживал, что меня повесят, как попрошайку. Принцу Джирмы не пристало болтаться на виселице! Впрочем, и на плаху мне рановато! - Он одним движением разорвал верёвки и скрестил руки на груди.
  Кошки мгновенно перегруппировались, заслонив собой Принца Джирмы и направив мечи на придворных. Марвин взглянул в лицо императора, и оно пожелтело и исказилось гримасой боли и ужаса. Арнольд силился вдохнуть, но смерть уже сжала его в цепких объятьях, унося в небытие. Последнее, что он услышал, были слова Бернара: "Великолепно, Марвин!"
  Принц Альберт ошарашено посмотрел на труп отца, перевёл взгляд на предводителя и растерянно спросил:
  - Кто посмел заказать императора?
  - Я, - улыбнулся Бернар.
  Альберт покосился на Марвина, обвёл глазами настороженные лица придворных и выдавил кривую ухмылку.
  - Что ж, Бернар, спасибо. Мой отец был никудышным правителем. Я и сам подумывал убить его. - Он протянул руку, чтобы снять с головы мёртвого императора корону, но суровый голос Бернара заставил его вздрогнуть.
  - Я против воцарения императора Альберта! Клан Беркута давно не способен управлять Аргором! Пришло время новой династии! Я предъявляю права на аргорский престол!
  Придворные возмущённо загудели, а Альберт облизал сухие губы и срывающимся голосом произнёс:
  - Ты не можешь быть императором. Твоё происхождение неизвестно...
  - Я потомок великого Конрада, брата Альберта Храброго, первого императора Аргора!
  - И как ты это докажешь?! - в бессильной ярости крикнул принц.
  - Делом. Я вызываю тебя на поединок! Докажи, что Беркуты способны удержать власть, и я уеду в Цитадель!
  Глаза Альберта расширились от ужаса. Он повернул голову к придворным магам и стал тыкать пальцем в сторону Бернара, не в силах вымолвить слова. Маги-беркуты сделали вид, что не понимают, чего хочет от них принц, и джирмийцы рассмеялись. Придворные разочарованно зашумели, но никто из них не рискнул ответить на вызов предводителя.
  Бернар величественно поднял руку, и принц Альберт замертво рухнул рядом с отцом. Рубиновая кошка снял тиару с головы Арнольда и громко объявил:
  - Именем Джирмы я провозглашаю себя императором Аргора!
  - Да здравствует император Бернар! - закричали кошки, а беркуты и волки молча склонились перед предводителем, признавая своё поражение...
  
  На следующее утро аргорцы проснулись в новом Мире: в Дарре воцарился император Бернар. Кланы Беркута и Волка принёсли ему клятву верности, и войска покинули окрестности Догмара и двинулись к прежним местам дислокаций.
  Бернар приказал уничтожить магическую стену вокруг даррийского дворца, показав тем самым, что никого не боится и готов к сотрудничеству со всеми жителями Мира. Он разослал по городам и весям воззвание, в котором говорилось, что свершившийся переворот - акт справедливости: каста Кошки самая сильная в Аргоре и будет править им. В Дарру потянулись главы кланов и мэры крупнейших городов. Бернар тепло принимал гостей, и каждый глава клана удостоился личной беседы с ним. Последним в столицу прибыл Сальте. Глава Ласточек был уверен, что не вернётся в Наполь живым, однако император сделал вид, что не помнит зла. "Лично я ничего не имею против тебя, - ехидно произнёс Бернар, многозначительно глядя в глаза атаману. - Но за всех джирмийцев поручиться не могу". Сальте понял намёк и попытался встретиться с Марвином, но безуспешно. Принц Джирмы заявил, что не желает видеть главу Ласточек, и Сальте, полный дурных предчувствий, вернулся в Задумчивый лес.
  Мир бурлил, обсуждая смену власти, и только один аргорец был безоговорочно счастлив. Принц Попрошаек едва не разрыдался от радости, когда отец сообщил ему, что он может покинуть катакомбы. У Элларда было время подумать, и из подземелий он вышел другим человеком. Он сбросил маску безалаберного гуляки, и глазам хамелеонов предстал настоящий Эллард - циничный и жестокий. Сначала попрошайки сочли, что он нахватался дурных манер у джирмийца. Они были уверены, что их Принц перебеситься и станет прежним. Но они ошиблись. Эллард больше не желал быть аргорским шутом. Выбравшись из катакомб, Эллард во всеуслышанье заявил, что придумал историю о своём родстве с Леопольдом от скуки, и теперь раскаивается в этом. Он принёс публичные извинения аргорцам и вплотную занялся делами клана.
  Лоран и Рината были приятно поражены, увидев сына таким, каким всегда мечтали видеть. На второй день после переворота, Эллард явился к завтраку серьёзным и хмурым. Он почтительно поздоровался с родителями, попросил прощения за свои дурацкие выходки и сообщил, что готов искупить вину перед кланом. Лоран недоверчиво отнёсся к его словам, но тем же вечером Принц Попрошаек отправился в город и ограбил дом мэра Шевы. Он забрал только деньги, не тронув ни картины, ни фамильные драгоценности и, против обыкновения, не побежал рассказывать о своём успехе в кабаках и притонах. И хотя Эллард совершил идеальное, по меркам Хамелеонов, ограбление, Лоран не спешил с выводами, боясь поверить в столь разительную перемену. Он решил испытать сына и отправил его в Фетту, поручив обворовать представительство клана Купцов, где, по сведениям наводчиков, сейчас хранилась крупная сумма имперов. Эллард блестяще справился с заданием: воспользовавшись магией Кошек, он усыпил охрану и беспрепятственно проник в особняк главы купцов Фетты...
  Увидев гору имперов на своём столе, Лоран пришёл в восторг. Сын затратил всего четыре дня на выполнение сложнейшей операции, а, вернувшись домой, сухо сообщил, что ему нужно восемь часов на отдых, и он будет готов к следующему заданию. И ровно через восемь часов Эллард стоял на пороге его кабинета.
  Всего за десять дней авторитет Принца Попрошаек возрос до небес. Его уникальные магические и воровские способности, наконец-то, приняли всерьёз. В первые дни после возращения Элларда хамелеоны по привычке пытались шутить и подтрунивать над ним, но новый Эллард принимал в штыки любую насмешку в свой адрес и бил в морду, не разбираясь, какое положение "юморист" занимает в клане. Он быстро отвадил бывших друзей и собутыльников, доходчиво объяснив им, что детские шалости в прошлом, и он не нуждается в друзьях. Эллард отгородился от простых попрошаек и стал общаться только с элитой клана. Да с ними он общался так, словно они были грязью под его ногами.
  Теперь, при встрече с Принцем, попрошайки подобострастно кланялись, на лету ловили приказы и с раболепным обожанием внимали его словам. Хамелеоны наперебой хвалили Элларда, но ему было плевать на их дифирамбы. Он мечтал встретиться с Марвином, чтобы услышать: "Ты стал похож на джирмийца, Эл".
  Но Марвину было не до Принца Попрошаек. Вступив на престол, Бернар объявил его принцем Аргора, присвоил звание золотой кошки и под завязку загрузил делами. С утра до вечера принц, вместе с императором, принимал глав кланов и мэров городов. Он со скучающим видом выслушивал их верноподданнические речи, мечтая сесть на Ветерка и умчаться из Дарры, куда глаза глядят. Конечно, Марвин гордился титулом принца, но его злила необходимость безвылазно сидеть во дворце. Ночами ему снились Задумчивый лес и Туманное море, шумные улицы Иритты и загадочные катакомбы Шевы. Он пил вино с Эллардом и обнимал Ильмару...
  Бернар чувствовал удручённое состояние Марвина, и как только с официальными представлениями было покончено, назначил его управляющим Джирмой, предоставив полную свободу действий в пределах Цитадели.
  Возможность покинуть скучную Дарру обрадовала Марвина, и он поспешил в Догмар, надеясь заняться магией и отвлечься от будоражащих душу воспоминаний. О том, что Бернар посылает его в Джирму в качестве руководителя, он предпочитал не думать.
  Через три дня Марвин влетел во двор Цитадели, где его встретил Жерар.
  - Рад приветствовать Вас в Джирме, Ваше высочество, - улыбнулся эльф и обнял друга.
  - Какое счастье вновь оказаться дома, Жерар! Как же я устал от бесконечных церемоний и угодливых рож!
  - Привыкай, ты, как-никак, теперь принц Аргора, - усмехнулся Жерар.
  - Не напоминай мне об этом, - поморщился Марвин. - Сейчас переоденусь, и спущусь в лабораторию. Я мечтал об этом целый месяц!
  - Отлично. Встретимся там, - кивнул эльф, и принц бросился в свои покои.
  Он влетел в спальню, скинул плащ и, плюхнувшись на постель, стянул сапоги.
  - С возвращением, Ваше высочество.
  Марвин поднял голову и с удивлением посмотрел на Камиллу:
  - Что ты здесь делаешь?
  - Вы не дали распоряжений на мой счёт, и меня оставили в Ваших покоях.
  - Кретины, - проворчал принц и направился к двери, чтобы позвать слугу.
  - Постойте! - воскликнула Камилла. - Я хочу поговорить!
  Марвин обернулся и раздражённо посмотрел на неё:
  - Если ты месяц прожила в моих покоях, это не значит, что можешь подавать голос!
  Пока Марвин жил в Дарре, никто из джирмийцев не прикасался к княжне. Она тихо жила в покоях принца, лелея надежду, что, вернувшись, Марвин убьёт её, и ей больше никогда не придётся ублажать кошек. И Камилла надменно повела плечами:
  - Опять будешь бить меня? Пожалуйста! Пусть с тебя сняли заклятье, ты всё равно сделал то, что я хотела! Я жалею только о том, что собственными глазами не видела, как эти твари дохнут! Я бы с удовольствием посмотрела на их корчи!
  Принц насмешливо ухмыльнулся:
  - Какие забавные речи я слышу из уст благородной дамы! - В его глазах мелькнул интерес. - Такой ты мне нравишься больше! - Он подошёл к Камилле, взял её за руку и притянул к себе. - Вот уж не думал, что после всего, что с тобой делали, ты сохранишь свой апломб! - Принц откинул назад её пшеничные волосы и, словно впервые, взглянул в прекрасные голубые глаза.
  - Я должна была дождаться смерти императора! - выдохнула ему в лицо княжна. - Моя месть свершилась, и теперь я хочу умереть! - Она попыталась оттолкнуть Марвина, но он лишь сильнее вцепился в её волосы, заставив прогнуться так, что холёная круглая грудь выскользнула из глубокого декольте. - Хватит унижений! Убей меня! - закричала Камилла.
  - Вот ещё! Ты лучшая шлюха в Джирме!
  - Мерзавец!
  - Да, моя красавица! - хохотнул Марвин и повалил её на ковёр.
  - Сволочь! - прошипела княжна, силясь спихнуть принца.
  - Рычи сколько влезет, крошка, но не изображай из себя недотрогу!
  Раздался треск рвущейся ткани, и Камилла вскрикнула: руки принца грубо и безжалостно стиснули её грудь. Болезненные, жестокие ласки джирмийца заставили девушку забыть о смерти и изнывать от наслаждения. Чувствуя презрение к себе, она сладострастно задышала и нежно обвила его шею руками.
  - Ненавижу тебя! - задыхаясь от возбуждения, простонала она.
  - Взаимно, милая, - хихикнул Марвин и больно прикусил её набухший сосок...
  Вдоволь натешившись, принц небрежно потрепал доведённую до изнеможения рабыню по щеке, переоделся и спустился в лабораторию.
  Весь день они с Жераром просматривали магические книги Беркутов, привезённые из Дарры. Марвин радовался открывающейся перед кастой перспективе, полностью овладеть магией клана Беркута, и предвкушал новые эксперименты. Он вернулся в свои покои в прекрасном расположении духа, вошёл в спальню и огляделся - Камиллы нигде не было. Внезапно раздался истошный вопль, и из-за двери выскочила княжна с кинжалом в руке. Она замахнулась на Марвина, но тот перехватил её запястье и рассмеялся.
  - Ты прелесть, Мила.
  - Что б ты сдох! - с яростью выпалила девушка.
  Принц вынул кинжал из её пальцев, отбросил в сторону и ударил рабыню по щеке.
  - Я почти влюблён в тебя, дорогая!
  - Мне противна твоя любовь!
  - В самом деле? - усмехнулся Марвин и подтолкнул её к кровати. - Тогда начинай демонстрировать свою неприязнь! Меня это заводит.
  Камилла всхлипнула и вдруг проворно юркнула под кровать, вызвав у принца взрыв хохота. Он скинул плащ и полез за ней. Девушка завизжала и стала отпихивать его ногами.
  - Ты такая проказница, - хихикнул Марвин, поймав её за ступню, - однако места для забав здесь маловато. - Он выволок рабыню из-под кровати и насмешливо посмотрел ей в глаза. Камилла извернулась и залепила ему пощёчину. - Я тоже хочу тебя, дорогая! - весело оскалился Марвин и впился в её губы...
  Ночь с Камиллой почти так же хороша, как и день, проведённый с Жераром в лаборатории. Марвин был на седьмом небе от счастья, что вернулся домой. Однако утро принесло ему неприятный сюрприз. Явившийся ни свет, ни заря Жерар напомнил ему об обязанностях управляющего и потащил в особняк Бернара. И, вместо магических экспериментов, принцу пришлось заняться текущими делами Цитадели. Под присмотром Жерара, он с кислым видом выслушал отчёты о закупке рабов, тщательно проверил счета за последнюю неделю и к обеду готов был сесть на Ветерка и умчаться прочь, теперь уже из Джирмы. Наспех перекусив, Марвин сбежал было в лабораторию, но через час за ним пришёл Жерар. В руках у эльфа была кипа бумаг, и принц застонал, как от зубной боли. Он с сожалением отложил магическую книгу Беркутов и поплёлся за другом в свой новый кабинет, который успел возненавидеть за пол дня. Усевшись за стол, Марвин со скорбным видом положил перед собой бумаги и мысленно позавидовал Элларду. Он был уверен, что после переворота Принц Попрошаек вновь живёт в своё удовольствие.
  
  Глава 4.
  Истинное лицо Принца Попрошаек.
  
  Убедившись, что изменения произошедшие с Эллардом необратимы, Лоран доверил ему самый доходный бизнес Хамелеонов - торговлю людьми. До сих пор Эллард не представлял насколько велики масштабы работорговли в Аргоре: Джирма постоянно нуждалась в новых рабах и щедро платила за них Попрошайкам. Лоран назначил сына главным работорговцем Аргора, и Эллард со свитой отправился к новому месту службы - в Никору. По пути, Лоран попросил его заехать к Артуру, главе попрошаек Занфера, чья ссора с известным купцом Шарлем Годе грозила перерасти в открытый конфликт между кланами Хамелеона и Белки.
  Принц Попрошаек выехал из Шевы во главе большого отряда и помчался в Занфер. Попрошайки, как одержимые гнали коней, боясь отстать от него, и восемь дней пути стали для них жестоким испытанием на выносливость: отставшие от отряда теряли место в свите Принца, а, значит, деньги, связи и положение в клане.
  Утром девятого дня Эллард с поредевшей свитой ворвался в город и стрелой понёсся по улицам, не обращая внимания на густую кровавую пену, клоками летящую с губ его лошади. У ворот дома главы хамелеонов Занфера, он резко остановил коня, и несчастное животное повалилось на бок. Принц едва успел соскочить на мостовую. Со злостью пнув загнанную лошадь, он вошёл в распахнутые ворота и приказал подбежавшему конюху:
  - Добей эту никчемную скотину!
  Конюх взглянул на хрипло дышащее животное, на его окровавленные бока и укоризненно покачал головой:
  - Нельзя требовать от лошади невозможного, сударь.
  Эллард резко обернулся и хлестнул слугу плетью.
  - Кто ты такой, чтобы указывать мне? Артур распустил вас, но я наведу порядок! - прорычал он и зашагал к дому.
  Принц Попрошаек гордо прошествовал по коридорам особняка, ногой распахнул дверь кабинета и грозно посмотрел на Артура.
  - Рассказывай, что произошло! - похлопывая плетью по ладони, потребовал он.
  - Присаживайтесь, сударь, - дрожащим голосом предложил глава хамелеонов Занфера, неверной рукой наполнил бокал вином и протянул его Принцу. - Вы наверное устали с дороги. Как здоровье Вашего отца и Вашей прекрасной матушки?
  - Нормально, - буркнул Эллард и уселся в кресло. - Так, что у тебя с Шарлем?
  Артур поставил на стол отвергнутый Принцем бокал и вздохнул.
  - Видите ли, сударь, так уж получилось...
  - Не юли! - прикрикнул на него Эллард. - Мне нужны только факты! Сопли будешь лить без меня!
  Ухоженное лицо главы занферских хамелеонов приобрело зеленоватый оттенок. Ещё пару лет назад они с Эллардом славно кутили в Шеве. Тогда Артур был обычным вором. Несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте, сын Лорана и сын тогдашнего главы хамелеонов Занфера легко нашли общий язык и целый месяц провели вместе - воровали, пили, ухаживали за красотками. Но внезапно отец Артура скончался, и приятелям пришлось расстаться. Эллард остался в Шеве, а Артур занял место отца. Он прекрасно справлялся с обязанностями главы хамелеонов Занфера, пока не вляпался в историю с Шарлем Годе.
  Один из его приближённых был пойман с поличным в доме Шарля. Годе отказался взять выкуп, и вор был повешен. Разозлившись, Артур приказал выкрасть младшую дочь купца, Дишару и продать её в Джирму, но девушку не успели вывезти из города. Шарль Годе поднял шум, воры были найдены и казнены, а Дишара возвращена в отчий дом. И тогда Артур лично похитил Дишару и спрятал её в своём загородном доме, намереваясь переждать очередной шум, поднятый Годе, а затем спокойно вывезти добычу в Догмар.
  Всё так и случилось бы, если б не досадная оплошность: Артур ухитрился потерять в доме Шарля свой перстень-печать. Купец обнаружил улику и пригрозил Артуру виселицей, если тот не вернёт его любимую дочь. Однако глава хамелеонов упёрся, не желая признавать свою причастность к похищению девушки, и Шарль Годе обратился за помощью к властям. Лоран пришёл в ярость, узнав, что его клан официально обвиняют в краже людей, но не снял Артура с должности, поскольку это подтвердило бы виновность сановного вора. Эллард прибыл в Занфер, чтобы не допустить суда, который непременно привлёк бы внимание аргорцев к одной из главных статей дохода Хамелеонов. Он выслушал сбивчивый рассказ Артура и встал:
  - Где перстень?
  - Не знаю. Скорее всего в доме Шарля.
  - Жди здесь! Пусть мою свиту накормят, а мне приготовят новую лошадь! Мы отправимся в дорогу, как только я вернусь! - строго сказал Принц и, бросив хлыст на стол, вышел из кабинета.
  Артур упал в кресло и залпом выпил вино. До сегодняшнего дня он не верил, что с Эллардом произошли столь значительные перемены. Ему казалось, что слухи о суровом нраве Принца Попрошаек сильно преувеличены, но, встретившись с ним глазами, Артур понял, что слухи скорее преуменьшены и никто до конца не представляет, каким стал Эллард. Глава хамелеонов Занфера даже не посмел сесть в присутствии бывшего собутыльника. Он чувствовал себя школьником, оправдывающимся перед суровым учителем, хотя его слушал восемнадцатилетний мальчишка.
  Артур нервно передёрнул плечами, вспомнив жуткий взгляд Принца, и снова наполнил бокал. Он поднёс его к губам, но выпить не решился, испугавшись, что Элларду не понравится пьяный глава занферских хамелеонов, и, тяжело вздохнув, он направился на конюшню, чтобы лично выбрать лошадь для Принца.
  Эллард вернулся после полуночи. Он сел в кресло, вытащил из кармана перстень Артура и швырнул его на стол. Дрожащими руками, глава хамелеонов Занфера схватил печатку и быстро надел на безымянный палец.
  - Спасибо, сударь, - заискивающе произнёс он и попытался улыбнуться.
  - Надеюсь, это послужит тебе уроком, Артур. Ты - главный хамелеон Занфера, и твоя репутация должна быть безупречной! Ещё одна ошибка, и за тобой придут джирмийцы! - сухо произнёс Эллард и приказал: - Пошли! Переночуем в твоём загородном доме!
  Загородный дом главы хамелеонов Занфера оказался не готов к приёму гостей. Заспанный привратник отворил ворота и остолбенел, увидев толпу разодетых всадников. Артур заискивающе посмотрел на Принца, спрыгнул с коня и ураганом ворвался в особняк.
  - Подъём! - истошно заорал он.
  Вспыхнул свет, и по дому забегали перепуганные слуги, спешно накрывая столы и проверяя всё ли в порядке в покоях для гостей.
  Эллард неторопливо вошёл в столовую, сел за стол и, поигрывая хлыстом, приказал:
  - Приведи дочь купца!
  Артур поклонился и со всех ног бросился исполнять приказ. Он вернулся, волоча за собой перепуганную девушку лет шестнадцати в длинной ночной рубашке. Пленница переступала босыми ногами по мраморному полу, дрожа от страха и холода. Её длинные густые волосы смоляной волной лежали на спине и плечах, а голубые глаза с ужасом взирали на сидящих за столом мужчин.
  - Подойди! - скомандовал Эллард. Артур с силой толкнул пленницу, и она, не удержавшись на ногах, упала на пол. - Поаккуратней с товаром! - рявкнул Принц Попрошаек, помог девушке подняться и стал внимательно осматривать и ощупывать её.
  Дишара сжалась в комок и прижала руки к груди. Наслаждаясь её страхом, Эллард глумливо хмыкнул и рванул тонкую ткань рубашки, обнажив изнеженное тело. Девушка завизжала, пытаясь прикрыться обрывками одежды, и вор поморщился.
  - Стой смирно! - Но Дишара продолжала визжать, и Принц залепил ей пощёчину.
  Визг смолк. Девушка схватилась за пылающую щёку и ошалело уставилась на Элларда. Его змеиные, изумрудно-зелёные глаза заворожили пленницу. Руки девушки безвольно опустились, пальцы разжались, и обрывки рубашки скользнули на пол.
  Принц Попрошаек оценивающе оглядел стройную девичью фигуру и грозно посмотрел на Артура:
  - Надеюсь, ты не попортил её?
  - Конечно нет, сударь. Она девственница.
  - Отлично. Это повышает её цену вдвое, - довольно улыбнулся Эллард и щёлкнул девушку по соску. - Я отвезу тебя в Джирму, красавица, и сорву отличный куш за твою невинность! Твой папаша должен заплатить за смерть наших людей! - Он снова посмотрел на Артура: - Отведи её досыпать. Мы выезжаем на рассвете.
  Глава хамелеонов Занфера схватил пленницу за руку и потащил к дверям. Принц Попрошаек проводил его насмешливым взглядом, вернулся за стол и небрежным взмахом руки позволили свите приступить к ужину.
  Дишара понравилась Элларду, и утром он лично явился за ней. Он растолкал девушку, сдёрнул её с кровати и стал наряжать, словно куклу. Вор сотворил для девушки коротенькое светлое платье с глубоким декольте и аккуратно собрал роскошные волосы в "хвост", чтобы ничто не мешало любоваться её прелестями. Удовлетворенный результатом, Принц наложил на пленницу заклинание немоты, взял за руку, вывел во двор и усадил на лошадь. Попрошайки открыли рты, глядя на почти голую красавицу, и Эллард самодовольно улыбнулся: ему понравились откровенные взгляды, которыми свита пожирала пленницу. Хохотнув, он вскочил на коня и скомандовал:
  - Вперёд!
  На полном скаку, отряд вылетел из ворот и понёсся по Тихой долине в сторону Мазгара. Дишара, ни жива ни мертва, сидела на лошади, ловя на себе похотливые взгляды попрошаек, жутко довольных шуткой своего Принца. Вначале бедная девушка надеялась, что кто-нибудь придёт ей на помощь, но, когда им встретились стражники, и, скользнув невидящими взглядами по её лицу, проехали мимо, Дишара поняла, что больше никогда не увидит отца и сестёр. Слёзы ручьями потекли по её лицу, но попрошайкам не было дела до горя пленницы. Эллард же усмехнулся и, схватив её лошадь за поводья, помчался дальше.
  Весь день попрошайки нещадно гнали коней, чтобы не отстать от Принца. Подъезжая к Нелиби, они тяжело дышали и почти валились с коней, а Эллард выглядел бодрым и свежим, словно только что сел в седло.
  Возле гостиницы свита, наконец, спешилась, и только у Дишары не хватило сил слезть с лошади. Тело девушки одеревенело, малейшее движение причиняло боль, и она сидела в седле, боясь шевельнуться. Эллард насмешливо подмигнул ей, рывком стащил с коня, перекинул через плечо и вступил в общий зал гостиницы. Джирмийская магия забвения действовала безотказно - никто не обратил внимания на его ношу. К Принцу подлетел хозяин и, подобострастно кланяясь, проводил его в номер. Оставшись один, Эллард кинул девушку на кровать и осмотрел её стёртые в кровь ляжки. Дишара беззвучно стонала, испуганно глядя на вора.
  - Я не трону тебя, - ухмыльнулся он и начал массировать маленькие нежные ступни.
  Девушка, как рыба, открывала и закрывала рот - заклинание немоты не позволяло ей произнести ни слова. Принц Попрошаек заметил попытки пленницы заговорить и, предупредив: "Закричишь - убью!", снял заклятье.
  - Спасибо, сударь, - пролепетала Дишара, не в силах отвести взгляда от змеиных изумрудных глаз.
  - Будь умницей, и мы подружимся, - медовым голосом сказал Эллард и добавил: - Хотя, в любом случае, до ворот Джирмы я буду холить и лелеять тебя. - Он покосился на её кровоточащие бёдра и поморщился. - Завтра, так и быть, одену тебя в более удобную одежду, детка. - Эллард достал из сумки склянку и стал бережно накладывать мазь на раны пленницы. - Потерпи, сейчас всё пройдёт. У тебя удивительно изящные ножки, лапуля... - задумчиво протянул вор и, сорвав с пленницы платье, стал гладить бархатную кожу её живота. Дишара стыдливо вздрогнула, приложила ладони к покрасневшим щекам и тихо заплакала от очередного унижения, но Эллард не обратил внимание на её слёзы. Гораздо больше его заинтересовали плавные изгибы девичьего тела и полные груди с острыми, упругими сосками. Глаза Принца Попрошаек вспыхнули желанием, но, вспомнив об обещании доставить Дишару в Цитадель девственницей, он вскочил и прикрыл вожделенное тело одеялом. - Я распоряжусь, чтобы принесли ужин! - нервно бросил вор и выскочил из комнаты, громко хлопнув дверью.
  "Идиот! - ругал он себя, мчась по коридору. - Размяк, как мальчишка! Подумаешь, голая девица! Ничего особенного! Всю дорогу ревела! Папенькина дочка! Конечно, Джирма не курорт, но зачем рыдать заранее? До Цитадели ещё дожить надо!" И тут Эллард заметил горничную с кипой чистого белья. Он окинул возбуждённым взглядом её пухленькую фигуру и преградил девушке путь.
  - Иди сюда, кисуля, - промурлыкал он, схватив её за руку.
  Бельё упало на пол, но горничная, оценив богатый камзол попрошайки, лишь рассмеялась и кокетливо повела плечами:
  - Что Вам угодно, сударь?
  - Тебя! - Эллард стиснул девушку в объятьях. - Сейчас же! Я хорошо заплачу.
  - Моя комната в конце коридора, сударь, - нервно улыбнулась горничная, посмотрев в его холодные изумрудные глаза...
  В общий зал Эллард спустился в благодушном настроении. Его приближённые уже поели и разбрелись по комнатам, зная, что Принц поднимет их чуть свет. Эллард обвёл глазами полупустые столы, поманил к себе хозяина и распорядился принести ужин на двоих в свой номер.
  Дишара дремала: раны затянулись и больше не болели. Она почти заснула, когда дверь распахнулась, и в комнату вошёл Эллард в сопровождении слуг. Быстро сгрузив с подносов еду и получив чаевые, слуги удалились, а вор подошёл к кровати и скомандовал:
  - Вставай! Будем ужинать, детка!
  Девушка огляделась в поисках одежды, но Эллард уничтожил остатки её платья и теперь с любопытством ждал, как она выкрутиться. Дишара обмоталась шёлковым покрывалом, робко приблизилась к столу и опустилась на стул. Но стоило ей протянуть руку к еде, скользкая ткань сползала, обнажив груди. Девушка поправила покрывало, снова потянулась к еде и тут же отдёрнула руку: шёлк опять соскользнул...
  Эллард ехидно улыбнулся.
  - Убери эту тряпку и поешь нормально. Я уже всё видел. - Дишара покраснела и плотнее закуталась в покрывало, а вор расхохотался: - Ты ведёшь себя глупо. Тебе надо поесть, иначе завтра ты упадёшь с коня.
  - Я... стесняюсь, сударь.
  От хохота Эллард едва не свалился со стула. Отсмеявшись, он ленивым взмахом руки уничтожил покрывало, и Дишара вскрикнула. Она ринулась к кровати и с головой забралась под одеяло. Вор лукаво прищурился, подкрался к постели и пощекотал торчащую из-под одеяла пятку. Пленница завизжала и поджала ноги, свернувшись клубком, а Эллард злорадно хихикнул, наколдовал ей платье и резко сорвал одеяло. Девушка зашлась истошным криком.
  - Не ори, ты же одета!
  Дишара замолчала, несмело опустила голову и облегчённо вздохнула. Эллард сотворил для неё короткое и почти прозрачное платье, но это было лучше, чем ничего. Девушка подняла глаза и тихо произнесла:
  - Благодарю Вас, сударь.
  - Ты смешная, Диша, но я доволен тобой. Раз ты сумела развеселить своего хозяина, то заслуживаешь награды. Чего ты хочешь, детка?
  - Я хочу домой, - всхлипнула девушка.
  - А более реальных желаний у тебя нет? - нахмурился Эллард.
  - Нет, сударь.
  - Жаль. - Голос Принца стал ледяным. - Садись и ешь! - Дишара послушно села за стол, и Эллард протянул ей бокал вина: - Выпей, это поможет тебе расслабиться. - Девушка пригубила напиток и хотела поставить бокал на стол, но вор остановил её. - Я сказал, выпей! - Дишара вздрогнула, залпом осушила бокал, и Эллард тут же наполнил его вновь. - Давай! - скомандовал он, и пленница покорно выпила вино. - А теперь ешь!
  Девушка попыталась зацепить вилкой кусочек мяса, но руки не слушались её.
  - Простите, сударь, у меня кружится голова, - испуганно прошептала она и стала медленно сползать со стула.
  Эллард подхватил её на руки, перенёс на кровать и укрыл одеялом, а сам вернулся к столу и с удовольствием поужинал. Потом он сотворил себе одеяло и устроился в кресле, подальше от искушения.
  Проснулся Принц Попрошаек недовольным. Он грубо растолкал Дишару и, усадив её за стол, почти насильно накормил завтраком. Соорудив пленнице скромный костюм для верховой езды, вор спустился с ней в общий зал и рявкнул:
  - По коням!
  Попрошайки побросали и высыпали во двор, где их ждали осёдланные лошади. Принц забросил Дишару на коня, и уже через минуту отряд покинул гостиницу. Эллард скакал впереди, запретив себе оборачиваться. Чтобы не отвлекаться, он поручил Дишару заботам одного из воров и, тем не менее, весь день вспоминал пленительные изгибы невинного девичьего тела.
  В сумерках всадники достигли очередного постоялого двора. Эллард мрачно приказал пленнице следовать за ним и вошёл в гостиницу.
  - Ужин на две персоны в мою комнату! - с порога потребовал он и стал подниматься по лестнице.
  Дишара едва успевала за ним. Воспитанная в богатой купеческой семье, девушка не привыкла к длительным верховым поездкам и, хотя лечебная мазь друидов заживила вчерашние раны и не позволила появиться новым, её тело было словно чужим. Она вошла в комнату и, не дожидаясь разрешения, повалилась на кровать. Эллард вздохнул и стянул с пленницы одежду.
  - Только не ори. Я всего лишь сделаю тебе массаж, - проворчал он и достал из сумки баночку с кремом.
  Тёплые ласковые ладони вора опустились на её плечи и медленно заскользили к груди. Дишара расслабилась и закрыла глаза, ей была приятна странная забота вора, хотя тот опять увлёкся. Нежные руки гладили и ласкали её груди, живот, бёдра, вынуждая стонать от удовольствия и желания.
  Стук в дверь заставил Элларда отдёрнуть руки от соблазнительного тела пленницы. Он бросил на девушку одеяло и громко произнёс:
  - Войдите!
  Слуги внесли в номер подносы с едой, сервировали ужин, получили щедрые чаевые и удалились. Эллард сдёрнул с Дишары одеяло, сотворил для неё платье и велел сесть за стол. Пленница выполнила приказ, и пока они ужинали, Эллард тщетно пытался взять себя в руки. Он безумно хотел дочь Шарля и клял себя за то, что при свидетелях заявил, что она девственницей доедет до Джирмы. Вор задумчиво рассматривал черноволосую девушку, неуловимо похожую на Ильмару, и вспоминал свою поездку в Йене, где на блошином рынке случайно познакомился со скромной и робкой дочерью Алиссы. Ильмара понравилась ему с первого взгляда, и, чтобы продлить знакомство с ней, он познакомился с её матерью и напросился на охоту в Задумчивый лес. Алисса не смогла отказать сыну главного хамелеона Аргора, и была вынуждена почти две недели таскать прилипчивого попрошайку по окрестностям Йене. Эллард настойчиво пытался ухаживать за Ильмарой, но Алисса раз за разом давала ему понять, что ни за какие деньги не отдаст ему дочь. В конце концов, Эллард сдался и уехал. "Если б не Марвин, Ильмара стала бы моей!" - раздражённо подумал вор, вскочил, уронив стул, и пулей вылетел в коридор...
  
  Спустя шесть дней Эллард прибыл в Мазгар. Он был взбешён настолько, что хамелеоны из его свиты не только боялись произнести неосторожное слово, но и лишний раз взглянуть на него. Эллард измотал себя эротическими играми с Дишарой. На людях он был груб с пленницей, но оставаясь с ней наедине, становился мягким и нежным. Он стаскивал с Дишары костюм и ласкал вожделенное тело девушке до тех пор, пока желание не начинало затмевать рассудок. Тогда он вскакивал и уносился на поиски более доступного объекта. Он возвращался почти спокойным, мирно ужинал с Дишарой и ложился спать.
  Дишара привыкла к Элларду. Уже на третий день путешествия, она с нетерпением ждала вечера. Она мечтала о том мгновении, когда Принц Попрошаек сорвёт с неё костюм, и нежные умелые руки коснутся её обнажённого тела. Девушка ясно читала в глазах Элларда желание и не понимала, почему он убегает. Засыпая, она грезила о том, как вор признаётся ей в любви, и их губы сливаются в долгом и жгучем поцелуе, перерастающем в нечто большее... Правда, в чём заключается "нечто большее", она представляла смутно. Девушек клана Белки воспитывали в строгости, и в свои шестнадцать лет Дишара мало что знала о супружеских отношениях. Поэтому её мечты всегда обрывались на поцелуе.
  Но в Мазгаре размечтавшейся о любви девушке напомнили, что она всего лишь товар. Слуги главы мазгарских хамелеонов, с молчаливого согласия Элларда, протащили девушку по дому, сыпя скабрезными шуточками, и заперли в пыльном душном чулане. Дишара сидела на полу, на куче старого тряпья, и плакала, вспоминая ночи с Принцем.
  Эллард же испытал облегчение, когда пленницу увели, и смог спокойно обсудить с главой попрошаек Мазгара насущные дела клана. Затем он терпеливо высидел торжественный ужин в свою честь, однако, оказавшись в спальне, почувствовал, что ему не хватает Дишары. Походив из угла в угол, Эллард плюнул и отправился к проститутке, но её профессиональные ласки не смогли заглушить маниакального желания обладать юной девственницей.
  Утром Принц со свитой покинул Мазгар и направился в Рэну, морской порт в устье Средней реки. Дишара была счастлива вновь оказаться рядом с Эллардом. Она с содроганием вспоминала, как всю ночь в чулан заходили полупьяные попрошайки, и с омерзительными сальными улыбками рассказывали о том, что с ней будут делать в Цитадели. К утру Дишара решила, что пойдёт на всё, лишь бы избежать участи джирмийской рабыни. Она скакала за Эллардом и твердила себе, что больше не позволит ему сбежать.
  Попрошайки остановились на ночлег в маленьком городке Трифф. Эллард, как обычно, заказал ужин в номер, но, вопреки ожиданиям пленницы, не стал раздевать её, а сел в кресло и застыл. Дишара не понимала, что происходит, однако спросить боялась. Она сидела на краю постели, нервно теребила кисти шёлкового покрывала и ждала, сама не зная чего.
  В дверь постучали.
  - Открыто! - буркнул Эллард.
  Слуги быстро расставили на столе тарелки и ушли. Вор мельком взглянул на девушку и кивком приказал сесть за стол. Дишара покорно приблизила к столу, опустилась на стул и взяла в руки вилку. Она механически подносила её к губам, не замечая, что кладёт в рот и кладёт ли вообще.
  - Чего ты боишься? - насмешливо поинтересовался вор.
  - Не знаю. Вы сегодня не такой, как всегда, сударь. - Дишара подняла голову и робко посмотрела на него. - Я чем-то не угодила Вам?
  И, взглянув в её наивные голубые глаза, Эллард решился. Он обворожительно улыбнулся, вышел из-за стола и взял пленницу за руку.
  - Я полюбил тебя с первого взгляда, Диша. Ты прекрасна, как закат над Радужным заливом. Ты будешь моей, и я никому не отдам тебя, детка. - Вор поцеловал руку девушки, взглянул ей в глаза, и Дишара, как обычно, утонула в изумрудно-зелёном море его обаяния.
  - Я тоже люблю Вас, Эллард, - краснея, прошептала она.
  На лице вора появилось выражение безмерного блаженства, словно он только что успешно ограбил сокровищницу императора. Он подхватил девушку на руки и понёс к постели. И Дишара ощутила себя самой счастливой женщиной в Аргоре...
  
  После Триффа Принц Попрошаек успокоился. С невозмутимым видом он сообщил свите, что взял дочь Шарля себе, и не услышал ни одного возражения. И только тогда Эллард понял, что зря мучил себя. Хамелеоны так боялись своего Принца, что предпочли забыть и о нарушенном им слове, и о потерянных деньгах за девственность Дишары. Они простили бы Элларду что угодно, лишь бы он пришёл в благодушное расположение духа. Так и случилось. Получив Дишару, Эллард перестал злиться и третировать свиту. Из бешеной, скачка превратилась в обычную: теперь отряд останавливался на обед, а ночёвки стали более продолжительными. Хамелеоны даже вспомнили о маленьких людских радостях и развлечениях - сне, вине, женщинах. Дишара оказалась отличным успокоительным зельем для озабоченного юнца. С каждым днём Принц всё больше походил на нормального человека, с которым можно общаться, не опасаясь в любой момент получить по морде. А вечерами, когда Эллард уединялся с пленницей в номере, попрошайки даже рисковали посмеиваться над ним...
  В Рэне отряд погрузился на корабль, и спустя несколько дней благополучно прибыл в Никору. Эллард нанёс официальный визит главе хамелеонов города, но остановиться предпочёл в доме Ингвара, которого должен был сменить на посту главного работорговца Аргора. Он приказал поселить Дишару в лучших покоях особняка и велел слугам выполнять малейшие её желания. В мановение ока он сделал из пленницы госпожу. Попрошайки обращались с ней, как со знатной дамой, и никто не смел даже косо посмотреть на неё.
  Элларда забавляла шумиха, устроенная вокруг девчонки, ещё вчера бывшей товаром, и, подливая масла в огонь, он купил для Дишары великолепный выезд, которому позавидовал бы любой беркут. Он позволил любовнице выезжать в город и совершать любые покупки, и девушка стала частым гостем в ювелирных магазинах и модных салонах Никоры. Её принимали с огромным почтением - сын Лорана без задержек оплачивал счета своей "принцессы", как он прилюдно называл Дишару.
  Оказавшись в привычной с детства обстановке роскоши и богатства, Дишара расцвела. Девушка целыми днями вертелась перед зеркалом, примеряя платья и драгоценности и заставляя горничных сооружать себе затейливые причёски. Её туалетный столик ломился от мазей, кремов и притирок - Дишара всеми силами старалась выглядеть соблазнительной. Она рассчитывала в один прекрасный день услышать от возлюбленного предложение руки и сердца. Девушка из кожи вон лезла, чтобы угодить Элларду, и он вроде бы и млел от неё, и во всеуслышанье восхвалял её красоту, грацию и кроткий нрав, однако связывать себя брачными узами не спешил...
  Пока Дишара занималась собой, Эллард принимал дела у Ингвара. Через две недели он вступил в должность главного работорговца Аргора. По этому случаю был устроен пышный пир, на котором Принц Попрошаек торжественно вручил своему предшественнику ключи от большой и уютной виллы на побережье Радужного залива, а уже на следующее утро Принц ехал в Джирму с очередной партией живого товара. Дишара же осталась на попечении главы никорских хамелеонов.
  Через месяц Эллард вернулся довольным и счастливым. Он выгодно сбыл товар, взял новый заказ и отлично погулял в Догмаре. Дишара получила в подарок роскошное рубиновое колье, увидев которое, глава хамелеонов Никоры открыл рот - цена этого произведения ювелирного искусства превосходила стоимость его дома. И он немедленно написал Лорану о безумных и неоправданных тратах Элларда.
  Но, прочитав донос, Лоран лишь пожал плечами и сказал Ринате:
  - Пусть резвиться. Он это заслужил. Эл прекрасно провёл сделку с джирмийцами. И, в конце концов, дочь купца не самая плохая партия. Главное, чтобы наш мальчик был доволен. - И он сел писать письмо сыну.
  Дифирамбы отца насмешили Элларда, а вот предложение порезвиться он воспринял всерьёз и на две недели укатил с любовницей подальше от города. Вдоволь поплескавшись в море, позагорав на диком пляже и всласть натешившись с купеческой дочкой, Принц Попрошаек вернулся в Никору. Он отвёз Дишару домой и отправился осматривать новую партию рабов, с которой наутро собирался ехать в Догмар. Но, увидев жалкую кучку измученных и перепуганных пчёл, пришёл в бешенство. Поставщики схалтурили, а времени искать новый товар не было, и, сгорая от злобы, Принц Попрошаек сорвал с нерадивых хамелеонов-поставщиков золотые ящерки, присовокупил их к рабам и отвёз в Догмар.
  На этот раз он вернулся через три недели и заявил, что лично отправляется выполнять заказ джирмийцев, поскольку ему было стыдно смотреть им в глаза, да и выручка оказалась гораздо меньше, чем могла быть.
  Сын Лорана утёр нос всем. Ему удалось быстро и тихо собрать партию отличных молодых рабов и, не заезжая в Никору, он переправил их в Догмар. Джирмийцы облизывались, глядя на хорошеньких девочек и мальчиков, и довольно кивали, осматривая крепких мускулистых мужчин. Принц Попрошаек с воодушевлением поторговался с кошками, и они расстались довольные друг другом. Лоран же, получив деньги от сына, был несказанно счастлив и горд: Эллард наконец-то стал полностью соответствовать его ожиданиям.
  Между тем Принц Попрошаек вернулся в Никору, забрал свою любовницу и направился в Вирму, где его ожидали очередные поставщики живого товара.
  
  Глава 5.
  Своеволие.
  
  Без зазрения совести переложив свои обязанности на Жерара, Марвин стал целыми днями пропадать в лаборатории. Эльф всеми силами пытался вернуть принца к управлению Джирмой и даже пригрозил написать о его безответственном поведении Бернару, однако Марвин, которого обуял дух противоречия, ответил, что ему наплевать на должность, и он будет заниматься тем, чем хочет. Жерар огорошил ответ друга: он говорил как попрошайка, а не джирмиец. "Я заблуждался, думая, что прежний Марвин вернулся. Путешествие и друиды изменили его навсегда! Я вот-вот потеряю друга". Расстроенный эльф долго бродил по Догмару, обдумывая дальнейшие шаги, и решил, пока не докладывать предводителю о своеволии принца Аргора. Тем более, что в глубине души он соглашался с другом: Марвин был прирождённым магом-экспериметатором и никогда не выказывал желания повелевать, да и тяги к административной работе за ним не замечалось. Зато в лаборатории он чувствовал себя, как рыба в воде, и эльф решил, что для касты важнее магические эксперименты Марвина, чем его неумелые попытки руководить таким сложным механизмом, как Джирма. Жерар понимал, что идёт против воли предводителя, и всё же поступил по-своему. Он взял на себя заботу о Цитадели, позволив Марвину целиком и полностью отдаться магии.
  В отличие от принца Аргора, Жерар был опытным администратором, и руководство Цитаделью не стало для него тяжкой и обременительной ношей. Он прекрасно знал, что веками отлаженная система требует лишь тщательного контроля, и легко справлялся с обязанностями управляющего. А всё свободное время просвещал Марвину. Он внимательно следил за другом, пытаясь понять, только ли желание заниматься магией заставляет его противиться воле предводителя. Принц Аргора выглядел довольным и счастливым, однако Жерара смущало, что с той поры, как друиды поработали над его сознанием, Марвин лишь однажды вспомнил Элларда, а воспоминания об Ильмаре словно исчезли из его памяти. "Друиды что-то сделали с ним, когда снимали заклятье грядущей смерти, - сжимая кулаки, думал эльф. - Вопрос в том, сделали они это по собственной инициативе или по приказу предводителя? Навряд ли это была инициатива Сов. Совы - трусы! Они никогда не рискнули бы наложить заклятье на Марвина без ведома Бернара. Они не самоубийцы! Значит, это Бернар. Но зачем? Похоже, что заклятье, наложенное друидами, подталкивает Марвина к неповиновению. Получается, что, рано или поздно, он взбунтуется, и мне придётся убить его. Ничего не понимаю! Или Марвин нужен был предводителю лишь для переворота? Чушь! Любая золотая кошка справилась бы с императором! Скорее уж дело в магии Ласточек и Беркутов. Но Бернар решил спасти Марвина до того, как он начал раскрывать их секреты! Что происходит? Или это всё-таки Совы?!" Мысли Жерара скакали по кругу. У него была куча вопросов и ни одного ответа.
  В своём следующем отчёте эльф, скрепя сердце, написал предводителю, что принц успешно осваивает новые обязанности, но большую склонность проявляет к магическим исследованиям, чем к административной работе. Исподволь он пытался узнать, не согласится ли Бернар узаконить сложившееся в Джирме положение вещей. Однако предводитель в резкой форме ответил ему, что Марвин, как будущий глава касты, обязан освоить управление Цитаделью, и у эльфа не нашлось возражений.
  Письмо Бернара подтолкнуло золотую кошку к серьёзному разговору с Марвином. Жерар дождался, когда принц вернётся в свои покои и попытался втолковать ему, что отказываясь управлять Джирмой, он навлекает на себя гнев Бернара и рискует потерять возможность стать рубиновой кошкой. Но Марвин лишь посмеялся и заявил, что гнев Бернара он как-нибудь переживёт, а если не станет предводителем, то будет только рад. Жерар напомнил другу, что тот всё ещё джирмиец и за нарушение приказа предводителя может поплатиться жизнью. Марвин на минуту задумался, а потом заявил, что прямо сейчас официально назначает Жерара своим заместителем и приказывает ему вплотную заняться джирмийским хозяйством, а его, Марвина, оставить в покое. Жерар с непроницаемым лицом выслушал друга и, неопределённо кивнув, удалился. Однако на следующий день вновь завёл разговор о долге перед кастой. Притоптывая от злости ногой, принц выслушал эльфа, выплюнул категоричное: "Нет!" и заперся в лаборатории.
  Но Жерар не отступил. Их бесплодные разговоры продолжались несколько недель, пока до смерти не надоели Марвину. И, втайне от Жерара, он послал предводителю письмо с просьбой лишить его титула принца и освободить от управления Цитаделью. В ответном письме Бернар потребовал, чтобы наследник перестал нести чушь и выполнял приказ. Трижды перечитав гневную отповедь предводителя, Марвин изорвал письмо на клочки и долго топтал их ногами, а потом отправился в город и напился в первом попавшемся кабаке. Под утро он ввалился в покои Жерара и, с пьяной бравадой, сообщил, что любой ценой избавится от ненавистной должности: "Пусть Бернар повесит меня, но Джирмой руководить я не буду!" Эльф не успел ничего сказать - Марвин ушёл, хлопнув дверью.
  Жерар надеялся поговорить с принцем, когда тот проспится, но в полдень Марвин сам явился к нему и с наглой улыбкой объявил, что внял словам лучшей золотой кошки и теперь будет руководить Джирмой сам. Продолжая широко улыбаться, он вручил эльфу приказ, велев немедленно выполнить его, и отправился в лабораторию. Жерар прочитал распоряжение об освобождении пожилых рабов Цитадели, тщательно испепелил его и велел слуге подать обед в кабинет управляющего. Эльф не представлял, как посмотрит в глаза товарищам - теперь он точно знал, что Марвин медленно, но верно сходит с ума.
  Поздно вечером Марвин заглянул в свой кабинет и ехидно поинтересовался у корпевшего над бумагами эльфа:
  - Как мой приказ?
  - Полный бред. Хочешь, я отправлю его Бернару, и в Джирму снова приедет Синкоплус, чтобы вправить тебе мозги.
  Марвин, точь-в-точь, как Эллард, почесал затылок и многообещающе произнёс:
  - Не торопись, у меня ещё масса идей по реорганизации Джирмы. Я собираюсь потрясти Бернара своими деловыми способностями. И учти, я прощаю тебя только на первый раз. За невыполнение следующего приказа ты поплатишься головой!
  - Ну-ну, - криво ухмыльнулся Жерар и склонился над бумагами, давая понять, что разговор окончен...
  На следующий день Марвин приказал эльфу начать торговлю джирмийскими лошадьми. Принц воодушевлённо вещал о перспективах нового бизнеса, а Жерар исподлобья смотрел на него, с трудом сдерживаясь, чтобы не дать другу в морду. Закончив выступление, Марвин удалился, а эльф швырнул бредовый приказ в камин и занялся проверкой счетов. Он старался не думать о том, что сделает с ним Бернар, когда узнает, что он скрывал правду о состоянии наследника. За джирмийцев эльф не беспокоился. Никому из них и в голову бы не пришло, что Марвин и Жерар действуют без ведома предводителя...
  День за днём Марвин изводил Жерара идиотскими приказами, которые тот терпеливо игнорировал, уповая на то, что рано или поздно принц осознает, что неадекватен и попытается противостоять безумию. Но сумасшествие Марвина лишь прогрессировало. Как-то утром он принёс эльфу приказ о преобразовании Джирмы в открытый институт и потребовал немедленно сломать ворота Цитадели. Жерар с унылым видом протянул руку, чтобы взять бумагу, но принц спрятал её за спину и с вызовом потребовал:
  - Собери джирмийцев! Я лично оглашу этот приказ!
  Эльф потерял дар речи, а Марвин усмехнулся и направился к двери.
  - Стоять! - взорвался Жерар и, выхватив меч, преградил ему путь. - Я не позволю тебе выставить себя на посмешище!
  - Ты закостенелый консерватор, дружище! - с деланным сочувствием произнёс принц. - Мы распахнём ворота, прекратим убивать, и аргорцы полюбят нас!
  Эльф позеленел:
  - Тебе жить надоело?
  - Мне всё надоело! - выпалил Марвин и, оттолкнув друга, взялся за дверную ручку.
  - Ну уж нет! - Жерар схватил его за шкирку, подтащил к креслу и заставил сесть. - Загляни в себя, Марвин! Разве ты не понимаешь, что сходишь с ума?
  - Я управляю Джирмой, и не смей мне указывать! - рявкнул принц и хотел встать, но эльф вдавил его обратно в кресло:
  - Идиот! Мне надоели твои выкрутасы! Соберись и загляни в себя!
  - Мне это скучно!
  - И от скуки, ты решил разрушить Джирму? - взъярился Жерар.
  - Да! - припечатал принц, вздрогнул и беспомощно посмотрел на друга. Лицо его исказил ужас. Марвин затрясся, как в ознобе, и вдруг исчез.
  Руки Жерара, лежавшие на плечах Марвина, провалились в пустоту, и он носом врезался в спинку кресла.
  - Куда тебя понесло, кретин?! Что за детская манера бежать от проблем, Марви?!
  
  Принц Аргора стоял на берегу Туманного моря. Он вдохнул холодный солёный воздух и прислонился к скале. Прошлый раз Марвин был здесь летом, и сейчас пейзаж выглядел несколько иначе, но это было то самое место, где он встретил Ильмару. Джирмиец провёл рукой по замшелой поверхности скалы, блестевшей крупинками снега, и задумчиво посмотрел на влажную ладонь. Его профессиональная память позволяла до мельчайших деталей восстановить картину прошлого, и он, как наяву, увидел бегущую к нему охотницу. Сердце Марвина отчаянно заколотилось, когда Ильмара схватила его за рукав и умоляюще посмотрела в глаза... Марвин мотнул головой, прогоняя наваждение, и едва не закричал, поняв, что уже больше полугода не вспоминал о жене. Щемящая тоска сдавила грудь, и он закрыл лицо ладонями: "Жерар прав: со мной что-то не так. Я ведь действительно хотел разрушить Джирму и уйти! Куда?" Марвин прижался щекой к холодной скале и посмотрел на тёмное безмятежное море. Свежий бодрящий воздух прояснил мысли, и он, наконец, понял: его безумное стремление продемонстрировать свою неспособность управлять Джирмой прикрывало другое, глубоко запрятанное желание - отправиться странствовать. И странствовать так, как когда-то гулял по Аргору маг-прощелыга - бурные попойки, многочисленные интрижки, воровство, драки и мошенничество. "Кто-то желает, чтобы я запятнал себя грязью. - Принц ударил кулаком по замшелой скале и побрёл по берегу, пиная ногами мелкие камни. - Джирма мой дом, и мне нравится жить в нём. Кто или что заставляет меня покинуть его?" - размышлял он, вновь и вновь исследуя своё сознание. Он ничем не мог объяснить свою неумолимую, противоестественную тягу к странствиям.
  Марвин остановился и растерянно огляделся: он стоял на опушке Задумчивого леса. "Да что же это?! Куда меня несёт?! - Он развернулся и зашагал обратно к морю. - Всё, что со мной произошло и происходит, неправильно и не логично. С момента отъезда в Дарру, я совершал одну непростительную ошибку за другой. Я позволил Камилле околдовать себя. По моей вине гибли джирмийцы. А когда Бернар, вместо того, чтобы убить меня, дал шанс искупить вину, я вновь ошибся. Я, как дурак, напился с Эллардом и, в результате, попал в плен к эльфам. Из-за моей глупости каста оказалась в идиотском положении! Я и впрямь заслуживал виселицы, однако Бернар и на этот раз вытащил меня из дерьма. Он вернул меня в Джирму и избавил от заклятья грядущей смерти... - Марвин полной грудью вдохнул сочный хмельной аромат моря. - А должен был убить! Почему он оставил меня своим наследником? Жерар гораздо больше подходит на эту роль! Я недостоин ни звания золотой кошки, ни титула принца, а уж доверить мне управление Джирмой... Абсурд. Зачем это Бернару? Я, раз за разом, разочаровываю его, а он осыпает меня милостями. Зачем я ему?"
  Принц с грустью оглядел место, где впервые увидел жену.
  - Ильмара... - еле слышно протянул он, полными слёз глазами взглянул на равнодушно бледную луну и закусил губу, сдерживая рыдания.
  В сером сумраке ночи каменистый берег казался загадочным и мрачным. Искривлённые низкорослые деревья, припорошенные снегом, походили на уродливых карликов, а скалы сказочными воинами бродили среди них.
  - Как хорошо было бы забыть обо всём и вновь отравиться в путь. И не важно, куда бы он привёл меня. Главное - идти, - прошептал принц. Он прикрыл глаза и увидел себя мчащимся на Ветерке. Золотое солнце стояло в зените. Тёплый ветер ласково трепал его волосы. Марвин повернул голову и улыбнулся: рядом скакали Ильмара и Эллард. Жена прощально махнула ему рукой, свернула с дороги и скрылась в лесу, а Принц Попрошаек остался.
  "Эллард! - Марвин набрал в ладони ледяной морской воды и умылся. - Интересно, где ты сейчас? Нам надо встретиться!"
  У Марвина появилась цель. Он просветлённо улыбнулся, подмигнул молочно-белому кругу луны, сконцентрировался на желании попасть в Джирму и оказался в своей спальне.
  - Я подозревал, что ты не захочешь меня видеть, поэтому пришёл сам, - сказал Жерар и облегчённо вздохнул.
  - Со мной всё в порядке. Давай поговорим завтра, - устало произнёс Марвин, снимая плащ.
  - Где ты был?
  Марвин подошёл к окну, раздвинул тяжёлые гардины, посмотрел на бледный лунный диск и, резко повернувшись на каблуках, ответил:
  - На берегу Туманного моря. - Жерар выжидающе смотрел на него, и Марвин продолжил: - Я вспоминал своё путешествие...
  - Очень хорошо! Значит, ты не забыл о нём.
  - Нет. Но я... - Марвин осёкся и замолчал.
  - Что ты надумал? - с тревогой спросил эльф.
  - Ничего.
  - Говори, раз уж начал. - Жерар сел в кресло, достал из кармана трубку и стал неторопливо набивать её табаком.
  - Я не должен был возвращаться, Жерар. Путешествие с Эллардом слишком сильно изменило меня. Мне стало трудно подчиняться приказам. Я хочу свободы.
  - Не ты хочешь свободы, - покачал головой эльф. - Я уверен, друиды что-то сделали с твоим сознанием. Что-то, подталкивающее тебя к бунту.
  Несколько секунд Марвин обдумывал слова Жерара. На берегу Туманного моря он дотошно просканировал своё сознание, но не нашёл ни следа вредоносных заклинаний. Однако это не означало, что их нет. Магия Сов была мало изучена джирмийцами.
  - Подлые, трусливые твари! - выплюнул принц. - Если только они посмели...
  - Посмели, - негромко произнёс эльф, выпустив изо рта клуб ароматного дыма. - Но они не сами это придумали. Совы ничего не делают без ведома Бернара.
  - Ты серьёзно? - вытаращился на друга принц. - Зачем ему...
  - ...убивать тебя, - закончил Жерар.
  Марвин сел на подоконник и рассеяно посмотрел на Камиллу.
  - Налей вина! - Девушка, всё это время мышкой сидевшая в углу, встала и подала ему бокал.
  Принц залпом осушил его, и Жерар укоризненно покачал головой.
  - Не стоит напиваться. Лучше давай подумаем, как спасти твою шкуру, - предложил он, принимая из рук рабыни бокал.
  - А что тут думать? Если Бернар решил избавиться от меня - он это сделает!
  - Чем всё-таки ты насолил предводителю? Должна быть какая-то причина! Гораздо проще было убить тебя во время путешествия, чем возиться с тобой и просить Синкоплуса накладывать заклятье. С таким же успехом, Бернар мог оставить на тебе заклятье грядущей смерти. Не вижу логики в его поступках.
  - Плевать на логику! - скривился Марвин. - Бернар всегда знает, что делает.
  - И ты собираешься сидеть и ждать, пока он убьёт тебя? - невозмутимо поинтересовался эльф.
  - А у тебя есть другие предложения?
  - Ты можешь попытаться покинуть Аргор. - Марвин с изумлением уставился на друга, а тот спокойно продолжил: - Ты освоил магию перемещения. Почему бы, тебе не попробовать уйти в другой Мир?
  - А вдруг мы ошибаемся? Может, Бернар здесь ни при чём?
  - Я долго думал об этом, Марви. Чтобы выступить против касты, у Сов должна быть мощная поддержка. А я такой силы не знаю.
  Марвин сник и, отведя взгляд от фиалковых глаз друга, пробормотал:
  - Я знаю, что заслуживаю смерти. Но почему Бернар просто не прикажет мне умереть? Я всё ещё джирмиец.
  - Тебе нужно бежать в другой Мир, Марви. Выкради письмо Леопольда, и...
  - Значит, оно всё-таки существует?
  - Оно у Бернара.
  Марвин хлебнул вина и взволнованно взглянул на друга:
  - Ты уйдёшь со мной?
  - Зачем? - удивился эльф.
  Принц спрыгнул с подоконника, подошёл к другу и, хихикнув, хлопнул его по плечу.
  - Ты тоже не оправдал надежд предводителя. Рано или поздно он поймёт, что в твоих докладах очень мало правды. - Эльф покосился на Камиллу, и она судорожно сглотнула. - Мила умная девочка и не сболтнёт лишнего, - хохотнул принц и поманил рабыню к себе. - А будет вести себя хорошо, возьмём её с собой, чтобы не скучать в чужом Мире. - Он коснулся сапфирового ожерелья на её шее и стиснул ладонью высокую грудь, затянутую в дорогой шёлк. Камилла выдавила улыбку и стала расстёгивать его рубашку. - Так как насчёт совместного путешествия? - лукаво подмигнул другу Марвин.
  - Посмотрим, - усмехнулся эльф и поставил бокал на стол.
  - Оставайся с нами, - весело предложил принц, стягивая с рабыни узкое платье.
  - Не сегодня, - отмахнулся Жерар. - Я устал и хочу спать. - Он поднялся, равнодушно взглянул на обнажённую Камиллу и покинул покои принца.
  Эльф брёл по пустым коридорам Цитадели, скользя угрюмым взглядом по родным стенам, и мысль о том, что он должен покинуть их навсегда, казалась дикой и несуразной. "Зачем мне другие Миры? Моё место здесь, в Джирме!" Жерар не заметил, как миновал свои покои и оказался возле лестницы. Он остановился на балюстраде, понаблюдал за рабами, усердно натирающими паркет в холле, а потом сбежал по ступенькам и быстро пошёл к выходу. Мысль о расставании с Джирмой напрочь прогнала сон, и он отправился в город.
  
  Удовлетворив похоть и сняв напряжение, Марвин привычным движением столкнул Камиллу с кровати, натянул на себя одеяло и, закинув руки за голову, задумался. Жерар достиг своей цели: он заставил принца заглянуть в себя и проанализировать создавшееся положение. Марвин смотрел в темноту и с ужасающей ясностью понимал, что к тому моменту, как Бернар отдал его в руки Сов, заклятие грядущей смерти уже рассыпалось. Робкая девочка-охотница спасла его от верной смерти своей беззаветной и преданной любовью. "Это не я, это Мара разрушила заклятье. Но как? И почему я осознал это только сейчас? - спросил себя Марвин и сам же ответил: - Совы постарались! Наверняка Синкоплус видел, что на мне нет никакого заклятья, но не сказал об этом предводителю. Почему? Да потому что ему, во что бы то ни стало, нужно было пробраться в моё сознание! Что он с ним сделал? - Марвин помнил только боль, но что именно делали с ним Друиды не знал. - Интересно, я могу вспомнить это?"
  Марвин прикрыл глаза и представил себя лежащим на каменном полу в окружении друидов. Перед мысленным взором пронеслись искажённые болью лица Сов, рвущихся в его сознание. Он увидел бледного как мел Синкоплуса, который поддерживал его, не давая сойти с ума. Друиды взяли последний рубеж выстроенной им обороны, и начали изменять его сознание. Однако, сколько не пытался Марвин понять, что они делают, разгадка ускользала от него. Единственное, что удалось ему выяснить, друиды всеми силами старались вытравить из его памяти образ Ильмары.
  - Мара, - прошептал Марвин, выныривая из тягостных воспоминаний. - Где ты? - Он сел и, сконцентрировавшись на образе жены, мысленно потянулся к ней. Девушка спала в большой тёмной комнате, где, помимо неё, находились множество хамелеонов и даже один джирмиец. "Кошка?! - Марвин вскочил, потянулся к одежде и внезапно расхохотался: - Если бы он хотел убить Мару, она была бы уже мертва - Принц повалился на кровать и обхватил голову руками. - Но почему она живёт в ночлежке? Почему Эллард не позаботился о ней? Кстати, где он?" Марвин снова прикрыл глаза. Он отыскал друга и усмехнулся: Принц Попрошаек кувыркался в постели с какой-то молоденькой белкой.
  - Опять нарывается, - насмешливо пробормотал Марвин и отвернулся. - Ладно, отложим встречу до завтра. - Он бросил взгляд на спящую возле кровати Камиллу, откинулся на подушки и закрыл глаза.
  
  Глава 6.
  Два принца.
  
  Принц Попрошаек во главе отряда мчался по долине Триречья. Хамелеоны спешили. Эллард решил, что сегодня они должны достичь Вирмы и нёсся, как сумасшедший. Дишара уже привыкла к резким переменам в настроении Принца и скакала рядом, не отставая от возлюбленного. Она была счастлива, что Эллард взял её с собой, а не оставил в Никоре, в особняке, кишащем чужыми ей попрошайками. Девушка с трудом выдерживала умопомрачительную скачку, но не жаловалась и не ныла, боясь, что Принц разочаруется в ней.
  Внезапно Эллард вскрикнул и, выпустив из рук поводья, вылетел из седла. Попрошайки едва успели разъехаться в стороны, чтобы не растоптать его. Отряд остановился, и Дишара первой спрыгнула с лошади и подбежала к возлюбленному. Она перевернула его на спину, с ужасом взглянула на торчащую в плече стрелу и закричала:
  - Помогите!
  - Здесь нужен целитель, госпожа, - произнёс один из попрошаек и махнул рукой товарищам: - Готовьте носилки! - Он вскочил в седло и помчался к виднеющемуся на горизонте городу, чтобы найти друида и предупредить о несчастье Витольда, главу попрошаек Вирмы.
  Хамелеоны кое-как перевязали раненного Принца, быстро соорудили для него носилки и продолжили путь. Дишара не отрываясь смотрела на Элларда: "Не умирай! - молила она. - Если ты покинешь меня, я умру!"
  Друид встретил отряд на въезде в город. Он распорядился перенести раненого на ближайший постоялый двор и немедленно приступил к лечению. Осторожно вынув стрелу из раны, он понюхал наконечник и покачал головой:
  - Яд!
  Дишара закрыла лицо руками и разрыдалась, а хамелеоны трусовато переглянулись.
  - Он выживет? - раздался робкий вопрос.
  - Надеюсь, - сухо ответил целитель и приказал: - Все вон! - Подхватив Дишару под руки, попрошайки высыпали в коридор, а друид склонился над Эллардом и улыбнулся. - Вот мы и встретились снова, мальчик. - Вор дёрнулся, и друид успокаивающе погладил его по голове: - Ну-ну, не волнуйся. Я лишь немного усилю заклятье и отпущу тебя. К сожалению, прошлый раз мы действовали издалека, и заклятие получилось слабым. Но ничего, сейчас я всё исправлю.
  
  На следующее, после покушения, утро Эллард проснулся здоровым, и на радостях, Витольд закатил грандиозный пир. Хамелеоны веселились и прославляли своего Принца, с восхищением вспоминали его похождения и подвиги, и, слушая их, Эллард мрачнел: он не мог вспомнить и половины из того, что рассказывали о нём попрошайки. В полночь вор поднялся и, сославшись на усталость, отправился спать. Дишара попыталась поднять возлюбленному настроение, облачившись в весьма откровенный пеньюар, но Эллард остался равнодушен к её прелестям. Буркнув: "Спокойной ночи", - он отвернулся к стене, а дочь купца ещё долго плакала в ванной комнате, испугавшись, что Принц охладел к ней и теперь отправит в Джирму.
  Однако утром Эллард развеял её страхи: едва проснувшись, он стиснул девушку в объятьях, и они покинули спальню только к обеду. А вечером вор повёл Дишару в самый дорогой ресторан Вирмы, расположенный напротив ратуши. В ожидании заказа, Эллард крутил в руках салфетку и задумчиво смотрел на площадь. Ему было забавно думать, что прямо сейчас он может встать и вынести из городской казны любую сумму, не потревожив при этом стражу. Дишара что-то весело говорила, но Эллард не вслушивался в её щебет.
  Официанты принесли заказ, и девушка радостно улыбнулась, взглянув на изысканные блюда: Эллард потратил на ужин астрономическую сумму, и Дишара решила, что на десерт он предложит ей руку и сердце.
  На площади зажглись фонари. Подали мороженое и ликёр из шевийских фруктов, но дочь купца не услышала желанных слов. Девушка ела мороженное и разочарованно косилась на Элларда, но тот не замечал её взглядов. Вору уже порядком наскучило сидеть в ресторане, и он хотел быстрее расплатиться и уйти. Дишаре стало обидно, на её глазах заблестели слёзы, и она отвернулась.
  За соседний столик уселся богато одетый молодой аристократ. Он окинул дочь купца цепким взглядом и стал сверлить глазами Элларда.
  - Какой странный беркут. Он с таким интересом разглядывает тебя, Эл, - шепнула вору Дишара. - Может, твой знакомый?
  Принц Попрошаек лениво обернулся и едва не выронил бокал.
  - Жди здесь, Диша! - Поставив бокал на стол, он подошёл к аристократу, бесцеремонно уселся напротив и напряжённо улыбнулся: - Здравствуй, Марвин. Давненько не виделись.
  - Рад тебя видеть, Эл. - Джирмиец протянул ему руку.
  Вор осторожно ответил на рукопожатие:
  - Раз в моём горле до сих пор не торчит кинжал, значит, ты пришёл поговорить, - неуклюже пошутил он.
  - Брось, Цитадель не принимает заказов на Принца Попрошаек.
  - Тогда кто пытался убить меня?
  - Могу, не задумываясь, назвать десяток имён, - усмехнулся Марвин, пристально рассматривая заклятье Сов, огненным венцом сияющее над головой Элларда.
  Принц Попрошаек помолчал, почесал за ухом и уныло произнёс:
  - Случись это чуть дальше от Вирмы - мне крышка.
  - На тебя напали?
  - Выстрел из засады. Друид сказал, стрелу пропитали медленно действующим ядом. Хотели, чтобы я дольше мучался.
  - Медленно действующим, - повторил Марвин, рассматривая искусное заклинание, сковывающее сознание друга. - Как звали друида, Эл?
  - Маркулус. А что? - насторожился вор.
  - Да так, к слову пришлось, - отмахнулся джирмиец. Он запомнил заклинание, чтобы поразмыслить о нём в Джирме, и сменил тему. - Я пришёл говорить не о Совах, Эл. Ты всё ещё хочешь увидеть другие Миры?
  Лицо Элларда вытянулось от удивления:
  - А я хотел?
  - Ты забыл? - в свою очередь удивился Марвин. - Я же стал твоим телохранителем, потому что ты искал заклинание перехода, которое оставил Прощелыга.
  Принц Попрошаек пошёл красными пятнами.
  - Не напоминай, - заикаясь произнёс он. - Наше путешествие, конечно, было приятным, но в результате я оказался в катакомбах. - Вор сцепил пальцы в замок, и голос его зазвучал твёрже: - Я виноват перед тобой, Марвин. Надеюсь, Бернар не сильно наказал тебя за наше дурацкое приключение...
  Джирмиец наклонился вперёд и зло прошипел:
  - Очнись, Эл. Это же я! Я здесь, потому что я твой друг и хочу помочь тебе!
  Эллард взволнованно улыбнулся и шепнул:
  - Тогда сделай меня кошкой! Ну, что тебе стоит, Марви? Под твоим началом вся Цитадель!
  - Опять за старое? - проворчал принц Аргора.
  - Мне не нужны иные Миры, Марви. Я хочу в Джирму!
  Золотая кошка проигнорировал слова друга и, кивнув на Дишару, спросил:
  - Кто это, Эл? - Девушка напомнила ему жену: длинные чёрные волосы и преданный взгляд голубых глаз. Она взирала на Элларда с такой же нежностью, как Ильмара - на него самого.
  Принц Попрошаек обиженно скривился, покосился на Дишару и буркнул:
  - Моя любовница.
  - Она красавица, - улыбнулся Марвин.
  Эллард отмахнулся, подался вперёд и зашептал:
  - Я многому научился у тебя и больше не делаю ошибок. Я сумел доказать, что изменился, и отец сделал меня главным работорговцем Аргора!
  - Значит, ты торгуешь с Джирмой?
  - А ты не знал? Я уже трижды привозил рабов в Догмар и вскоре вновь поеду туда...
  - Ты часто вспоминаешь наше путешествие, Эл? - перебил его Марвин.
  - Иногда. Например, сегодня. - Вор быстро кивнул в сторону ратуши.
  - И что ты чувствуешь, величайший вор Аргора?
  - Ничего.
  - Это было ограбление века! - воскликнул Марвин. - Ты восхищался им всю дорогу, Эл!
  - Да не помню я ничего! - в раздражении выпалил Эллард.
  - Совсем ничего? - с каменным лицом поинтересовался золотая кошка.
  Вор расстроено взглянул ему в глаза.
  - Мне кажется, это было тысячу лет назад, Марви. Остались смутные образы, отдельные картинки и ощущение утраченного счастья. - Он отвёл взгляд и еле слышно спросил: - Как ты мог связаться с таким недоумком, как я?
  Принц Аргора резко поднялся и бросил на стол золотую монету.
  - Ты меня не видел, Эл, - с нажимом произнёс он и направился к выходу.
  Эллард растерянно смотрел вслед другу, но едва дверь за ним захлопнулась, вскочил и ринулся следом: ему вдруг показалось, что если они сейчас расстанутся, то больше не встретятся никогда. Вор догнал кошку и схватил его за руку.
  - Уже уходишь?
  Одинокие прохожие косились на странную парочку, а Марвину не хотелось привлекать к себе внимание, поэтому он склонился к другу и холодно произнёс:
  - Я и так оказал тебе честь, вор. Ты побеседовал с принцем Аргора, а теперь проваливай!
  Эллард отшатнулся, но вместо того, чтобы уйти, заговорил громче:
  - Всё, как ты и говорил, Марви. Ты стал другим.- Он смущёно улыбнулся. - Я был рад повидать тебя.
  - Встретимся в Догмаре, Эл.
  - Разумеется, - мотнул головой вор и вернулся в ресторан.
  Марвин проводил друга задумчивым взглядом, свернул в переулок и переместился Джирму, прямо в кабинет управляющего:
  - Элларда хотят убить.
  - Кто? - удивился Жерар, оторвавшись от бумаг. - С тех пор, как мы пришли к власти, у Принца Попрошаек нет проблем.
  - Некий Маркулус наложил на него заклятье, и Эл теряет память и рассудок
  - Они мстят за посещение Конты? Однако...
  - С заклятьем я разберусь, - перебил его Марвин. - Проблема в другом: Эл помешался на Джирме и хочет стать кошкой.
  - Рисковый парень. Честно говоря, я взял бы его в Цитадель, хотя бы ради эксперимента.
  - Поздно.
  - Это почему же? - усмехнулся Жерар. - Эллард многое может, и если им заняться...
  - Не надо, Жерар! Я не хочу чтобы он попал в Джирму, в которой не будет меня!
  - Ладно, не злись. Лучше скажи, сколько времени уйдёт, чтобы снять с него заклятье?
  - Через три недели он будет в Догмаре. За это время я успею разобраться с колдовством Маркулуса.
  - Три недели... - протянул Жерар и озабоченно потёр щёку.
  - Да, ладно, не переживай. На Аргоре только мы умеем перемещаться. У нас всегда будет фора.
  - Не нравится мне твой настрой, Марви, - неодобрительно проворчал эльф. - Ты ведёшь себя так, словно нам ничего не угрожает.
  - Мы уйдём, Жерар, обещаю.
  - Угу, - буркнул эльф, и Марвин исчез...
  
   Эллард вернулся в ресторан, расплатился за ужин и повёл Дишару по тёмным улицам Вирмы к особняку Витольда.
  - Он расстроил тебя? - осторожно спросила девушка, глядя на взвинченного любовника. - Кто это был?
  Принц Попрошаек посмотрел на неё и широко улыбнулся:
  - Не бери в голову, лапуля. Это мой старый знакомый, у него всегда был скверный характер.
  Девушка согласно кивнула и вновь заговорила:
  - Мне так понравился этот ресторан, дорогой. Давай и завтра снова сходим туда.
  - Завтра мы уезжаем, лапуля. Меня ждут в Догмаре, - мягко ответил Эллард и, пресекая разговор, поцеловал её в губы.
  Дишара прижалась к возлюбленному и промурлыкала:
  - Ты самый лучший, Эллард. Я люблю тебя.
  - Я тоже люблю тебя, Диша...
  Вернувшись в особняк Витольда, Дишара отправилась в свои покои, а Эллард решил заглянуть к Кларе. Он застал её перед зеркалом: женщина рассматривала свою безупречно стройную фигуру, облачённую в лёгкий полупрозрачный пеньюар. Плотно прикрыв за собой дверь, вор развалился в кресле и весело произнёс:
  - Ты прекрасно выглядишь, милая.
  Клара усмехнулась, подошла к Принцу, покачивая бёдрами, и уселась к нему на колени.
  - Неужели лучше, чем твоя любовница?
  - Какая же ты язва, - фыркнул вор, обнимая её. - Ты не боишься, что Витольд узнает?
  - Если только ты сообщишь ему о нашей невинной шалости, - рассмеялась Клара и игриво потрепала его по волосам.
  - Никогда! - поцеловав её в губы, заявил Эллард. - Ты всегда нравилась мне, милая. К тому же, я обязан тебе жизнью. Не расскажи ты Витольду об ограблении городской казны - болтаться нам с Марвином в петле.
  - Пустяки. Теперь я думаю, что моя помощь была вам без надобности. Вы с Марвином справились бы сами. Лучший вор и лучшая кошка Аргора не могли пропасть. Ваш союз был великолепен, - продолжая ластиться к Принцу, болтала Клара. - Аргорцы до сих пор восторженно перемывают вам кости, а мэр Иритты плачет над финансовыми потерями. Бедняга планировал повесить джирмийца и Принца Попрошаек и сколотить на этом приличный капитал, но увы... Честное слово, я не предполагала, что ты настолько смел, Эл. Встреча с Марвином изменила тебя до неузнаваемости. Такая странная трепетная дружба... Извини, но в какой-то момент, мне показалось, что вы влюблены друг в друга...
  - Ах ты, развратница, - гладя её оголённые плечи, прошептал вор. - Как ты могла подумать обо мне такое?
  - А что я должна была думать, Эл? Ты носился с ним, как дурак с писаной торбой. Да и Марвин хорош. В общем, вы стоите друг друга. Лично мне жаль, что вы расстались.
  - Мне тоже... - протянул Эллард и осторожно снял женщину с колен. - Пожалуй, не будем раздражать Витольда, а то окажешься в ночлежке... или в Джирме.
  Клара высокомерно скривила губы.
  - Витольд любит меня...
  - Как знать, милая, - многозначительно ухмыльнулся вор и вышел из комнаты, а смущённая его словами Клара накинула халат, припудрилась и бросилась к Витольду - убеждать его в своей негасимой, вечной любви.
  Войдя в свои покои, Эллард направился в ванную комнату. Дишара нежилась в пушистой ароматной пене, а вокруг суетились служанки, омывая её и развлекая разговорами.
  - Эллард, - встрепенулась Дишара и села.
  Вор масляными глазами скользнул по полной, упругой груди, жестом отпустил служанок и сел на край ванны.
  - Я сам поухаживаю за тобой, лапушка, - ласково произнёс он и стал водить мягкой губкой по груди девушки. - Ты чудо, Диша. Твоя кожа, словно шёлк. Я готов часами любоваться тобой. Ты само совершенство. Ты лучшая из женщин, которых я знал. - Дишара застонала от удовольствия и изогнулась, как кошка. - Я хочу тебя, - шепнул Эллард и, взяв её за руку, помог подняться. Он закутал любовницу в мягкое махровое полотенце, подхватил на руки и понёс в спальню.
  Дишара обвила его шею руками и поцеловала в губы.
  - Я счастлива, Эл.
  - Со мной ты всегда будешь, Диша. Обещаю.
  
  Глава 7.
  Рениус.
  
  Марвин вернулся из Вирмы и остаток ночи провёл за изучением друидского заклинания, наложенного на друга. Результаты исследования ошеломили и ужаснули джирмийца. Он узнал цену слова Бернара. Предводитель сохранил Элларду жизнь, но, руками Сов, отнял разум: заклинание Маркулуса медленно разрушало его мозг. В конечном итоге, вор должен был превратиться в существо, напрочь лишённое любых желаний, кроме самых простых: есть, пить, спать...
  Утром расстроенный Марвин ввалился в покои Жерара и выложил ему всё, что узнал об Элларде, Бернаре и Друидах.
  - Ну и дела... - протянул эльф, задумчиво набивая трубку.
  - Мне нужно в Дарру, Жерар! За оставшиеся три недели я вряд ли научусь перемещаться между Мирами. Я должен раздобыть заклинание перехода!
  - Ты не можешь ни с того, ни с сего появиться в Дарре.
  - Придумай что-нибудь!
  - Что?
  - Не знаю. Но если я не сниму заклинание с Элларда в течение трёх недель, его мозг окончательно разрушится. А если сниму, и мы не успеем уйти, первый же друид доложит об этом Бернару. Как ты думаешь, что он тогда сделает? - Марвин встал. - Я должен попасть в Дарру, Жерар. Без вариантов.
  - Я подумаю, что можно сделать, - попыхивая трубкой, мрачно сказал эльф.
  - Если что, я в лаборатории. - Марвин нервно провёл по шее рукой и исчез.
  Принц Аргора появился на окраине Шевы в образе старого попрошайки. Держа в руке кружку для сбора подаяния, он, прихрамывая, побрёл по улице. Он чувствовал вину перед Жераром за то, что обманул его, не сказав, куда направляется в действительности. Но в Шеве было слишком много кошек, и Марвин не хотел подвергать друга опасности - неведенье было лучшей защитой Жерара.
  Марвин задействовал поисковую магию, увеличив радиус действия заклинания. Он охватил всю Шеву, разыскивая джирмийцев, и удовлетворённо кивнул: он не ошибся - Бернар приготовил ловушку, на случай, если он сорвётся и ринется к Ильмаре.
  "Я до нельзя предусмотрителен, - горько усмехнулся Марвин. - Воровская магия отвода глаз, это не вариант магии забвения, как думают в Джирме. Это особое искусство, Бернар! А вот если их соединить..." И Марвин окружил себя невидимой стеной, сплетённой из обеих магий и, сбросив личину, зашагал по улице.
  Он вышел на край восточного рынка и остановился. Несмотря на грязную косынку, перепачканное лицо и старую мешковатую одежду, он сразу узнал Ильмару. Но прежде чем подойти к жене, Марвин огляделся, запоминая лица джирмийцев, которые старательно меняя облик, бродили вокруг Ильмары, бросая мелочь в её коробку. Марвин несколько минут наблюдал за спектаклем, и, убедившись, что кроме кошек, никто не обращает внимания на охотницу, растеряно прошептал:
  - Что здесь происходит? Идиотизм какой-то!
  Он подошёл к Ильмаре, сел рядом и тщательно осмотрел её сознание. Совы не тронули его жену, и Марвин облегчённо выдохнул. Его дыхание коснулось щеки Ильмары, и девушка занервничала.
  - Не двигайся, Мара! На тебя смотрят, - приказал Марвин, и Ильмара замерла. - Молодец, девочка. Они постоянно наблюдают за тобой?
  - Марвин... - выдохнула охотница.
  - Отвечай!
  - Да.
  - Держись, Мара, я вытащу тебя.
  - Я думала, что никогда не увижу тебя, Марвин. Они хотели сделать меня проституткой, но, узнав о беременности, заставили просить милостыню. Я...
  - Ты ждёшь ребёнка?
  - Тебе не сказали? - всхлипнула Ильмара. - Значит, они отберут моё дитя...
  - Я постараюсь не допустить этого.
  - Пожалуйста, Марви, спаси его. Ты же принц Аргора.
  - Я обязательно что-нибудь придумаю, девочка. Обещаю.
  - Я люблю тебя.
  - Прости меня, Мара. Я не должен был втягивать тебя во всё это.
  - Не говори так. Я ни о чём не жалею. Если бы время повернулось вспять, я снова выбрала бы тебя.
  - Я буду приходить к тебе, Ильмара.
  - Я боюсь за тебя, Марви. Вдруг они заметят?
  - Не заметят, - сквозь зубы процедил Марвин. Близость жены тревожила и возбуждала его. Джирмийцу хотелось стиснуть её в объятьях, унести в Джирму и вместо Камиллы запереть в своих покоях. Но он не хотел для Ильмары такой судьбы. - Прости, - хрипло произнёс он, - я должен идти.
  - Уже? - в отчаянье вскрикнула Ильмара.
  Марвин осторожно поцеловал её в пыльную щёку и оказался в своих покоях. Он рухнул на постель и уткнулся лицом в подушку.
  - Ненавижу тебя, Бернар! - в бессильной ярости прошептал принц и вцепился в волосы, пытаясь успокоиться. Ему нужно было вернуться в лабораторию и продолжить изучение заклинания Сов.
  Внезапно в углу комнаты раздался шорох. Марвин вскинул голову и вперил взгляд в дрожащий клубок шёлка. Глаза джирмийца хищно сузились:
  - Всё из-за тебя, дрянь! Это из-за тебя Эллард сходит с ума, а моя жена просит милостыню! - Он мягко спрыгнул с кровати и по-кошачьи плавно стал приближаться к Камилле.
  Девушка подняла голову и обречённо взглянула ему в глаза. Марвин замер. Он собирался перерезать Камилле горло, но её готовность умереть остановила его.
  - Слишком быстрый и простой выход для тебя, детка. Ты заслуживаешь большего! - Принц кровожадно оскалился, и по спине княжны заструился пот. - Боишься? Правильно. Ты будешь умирать долго и мучительно. Для начала я подарю тебя Жерару, которого ты боишься и ненавидишь больше, чем меня. А потом... - Марвин злорадно расхохотался, подмигнул ополоумевшей от страха девушке и перенёсся в кабинет управляющего.
  Эльф отложил ручку и с любопытством взглянул в сияющее лицо друга:
  - Что тебя так развеселило?
  - Камилла, - ответил Марвин и присел на край стола. - Я хочу, чтобы ты на время взял её себе.
  - И что я с ней буду делать?
  Принц Аргора широко улыбнулся:
  - Всё, что захочешь. И желательно в двойном размере.
  - Мало мне Джирмы, теперь ещё и с твоей рабыней разбирайся? Что ты с ней вообще возишься, Марви? - возмутился Жерар. - Тебе она не нужна, мне - подавно, а отдать её в общее пользование мы не можем - слишком много слышала. Перережь ей горло, и дело с концом.
  - Слишком просто, - замотал головой Марвин. - Я подумываю нарушить традицию, и отдать её Кошке. Камилла племянница покойного императора, и её смерть в лапах Джирмы будет весьма символична.
  - Шутник, - буркнул эльф. - Вот и держал бы её в своих покоях до пира.
  - Я доверяю тебе такую ценность, а ты ворчишь!
  - С тобой невозможно говорить серьёзно, Марви.
  - Тогда займёмся делами.
  - Неужели ты вспомнил о Джирме? - усмехнулся Жерар.
  - Я никогда о ней не забывал. Поэтому ты продолжишь изучать свои бумажки, а я вернусь в лабораторию и продолжу полезные для Элларда и Цитадели изыскания.
  Эльф взял ручку и многозначительно посмотрел на друга:
  - Меньше болтовни, принц.
  - Я сделаю всё, как надо! - гордо заявил Марвин и исчез.
  - А куда ты денешься, - брюзгливо пробормотал Жерар и придвинул к себе бумаги.
  
  Как только Марвин исчез, Камилла повалилась на пол и зарыдала в голос. Пока она принадлежала принцу Аргора, её существование, по меркам Цитадели, было вполне сносным. Княжна сумела убедить себя, что и в Джирме можно неплохо устроиться, если попасть в хорошие руки. Она даже немного гордилась тем, что принц Аргора сделал её своей игрушкой, и старательно угождала ему. Постепенно княжна уверовала, что Марвин по-своему привязался к ней и воспринимает её, как своеобразное домашнее животное. Девушке даже стало казаться, что он почти простил ей дурацкую выходку с заклятьем. Конечно, она не ждала, что Марвин простит её окончательно и отпустит на свободу, но надеялась на лёгкую и быструю смерть, в тот день, когда наскучит ему. Однако слова Марвина развеяли иллюзии княжны - его ненависть не ослабела ни на йоту. Утерев бесполезные слёзы, Камилла вспомнила слышанные от рабов ужасные истории о кровавых жертвоприношениях Кошке и похолодела, осознав, какой конец уготовил ей принц Аргора.
  - Что я тебе сделала, Марви? - Девушка запустила пальцы в волосы и с силой сжала ладонями виски. - Я с лихвой искупила наложенное на тебя заклятье! Я выполняла любую твою прихоть!
  В спальню вошёл раб со стопкой чистого белья в руках и начал перестилать постель принца, с сочувствием поглядывая на плачущую в углу красавицу. Камилла заносчиво вскинула голову:
  - Что вытаращился?!
  - Тебе плохо, Мила? Может, позвать друида?
  "Друида? Конечно же!" - подумала княжна, и в ней вспыхнула надежда. Не сводя несчастных глаз с раба, девушка села и жалобно всхлипнула:
  - Если бы ты только знал, как обращается со мной принц. - Она доверчиво взглянула на слугу, и тот мгновенно попал под обаяние голубых, как незабудки, глаз.
  - Он вернётся только вечером, - неумело утешил её раб, подошёл и осторожно погладил девушку по роскошным пшеничным волосам. - Потерпи, я позову друида.
  Раб помог Камилле подняться, отвёл её в гостиную и уложил на кушетку. Руки мужчины дрожали, касаясь её тела. В другой жизни, княжна с удовольствием залепила бы нахалу пощёчину, но сейчас ей нужна была помощь.
  "Хорошего понемножку. Пора тебе отправляться за друидом", - подумала она и издала жалобный стон.
  - Потерпи, я быстро, - пробормотал раб и выскочил в коридор.
  Друид действительно появился быстро. Он сел на кушетку рядом с Камиллой, задрал шёлковое платье и положил руку на оголённый живот.
  - Зачем ты оторвала меня от дел? Ты в полном порядке, Мила.
  - Я хотела поговорить с Вами, Рениус.
  - О чём?
  - О принце Аргора и его приятеле эльфе.
  Друид опасливо покосился на дверь спальни, за которой раб заканчивал перестилать постель принца, склонился к княжне и заинтересованно взглянул ей в глаза:
  - Однажды ты уже ввязалась в интригу против Марвина и оказалась в Цитадели. Теперь ты ищешь смерти?
  - Да. Но я не желаю умирать в когтях Кошки!
  - Такова воля принца, - равнодушно пожал плечами друид.
  - Но я хочу отомстить ему за свою смерть! Пусть Бернар узнает о планах своего драгоценного наследника. Прошу Вас, расскажете ему.
  - Непременно, если твоя информация окажется интересной.
  Камилла облизнула сухие губы:
  - Марвин и Жерар овладели магией перемещения и собираются покинуть Аргор.
  - А доказательства?
  - Сегодня утром принц появился в спальне. И он не пользовался дверью! А пару дней назад они при мне обсуждали план побега с Аргора.
  - Зачем им бежать?
  - Марвин думает, что Бернар хочет убить его.
  - Убить? - растерялся друид. - Но зачем?
  - Принц считает, что, по приказу Бернара, друиды что-то сделали с его сознанием, и теперь он сходит с ума.
  Рениус побледнел, как полотно, и, понизив голос, спросил:
  - Ты уверена?
  - Да.
  Друид озабоченно подёргал кончик носа, вновь покосился на дверь спальни и прошептал:
  - Это воистину бесценные сведения, девочка. Ты заслужила лёгкую смерть.
  - Так Вы напишите Бернару? - с надеждой спросила Камилла.
  - Конечно, - кивнул Рениус и полез в карман широкого балахона. - Когда они собираются бежать?
  - Эльф торопит принца, но тот, похоже, чего-то ждёт.
  - Хорошо. - Друид протянул княжне пузырёк. - Выпей, это упокоит тебя. - Камилла схватила пузырёк и, боясь, как бы друид не передумал, залпом выпила сироп, благоухающий шевийскими яблоками, и закрыла глаза. Тело её расслабилось, дыхание стало глубоким и медленным. Рениус положил руку на живот девушки, пробормотал заклинание, и по её стройным ногам потекла кровь. Камилла беспокойно зашевелилась, но друид погладил её по голове, и она снова расслабилась. Крови становилось всё больше, а грудь княжны вздымалась всё реже. Наконец, она испустила последний вздох, и Рениус встал. Вытерев окровавленные ладони о платье княжны, он прикрыл труп пледом и поспешил в кабинет управляющего.
  - Простите, сударь, что отвлекаю Вас, но у меня плохие новости! - с поклоном произнёс он.
  - В чём дело? - Жерар оторвался от бумаг и насторожено взглянул на Рениуса.
  - Рабыня принца умерла, сударь.
  - Камилла? - удивился Жерар. - Час назад с ней было всё в порядке.
  - Полчаса назад за мной прибежал слуга. Я поспешил в покои принца, но было поздно. Камилла истекла кровью, сударь.
  - Она была беременна? - нахмурился эльф. - Жаль, что мы прозевали. Хороший бы получился маг. Неужели ничего нельзя было сделать, Рениус?
  - Простите, сударь. Если бы меня позвали раньше... - Друид заискивающе улыбнулся.
  Жерар исподлобья смотрел на Рениуса. Его так и подмывало взять друида за шкирку, переместиться в пыточную камеру и вытрясти из него правду. Но время вступать в открытое противостояние с Совами ещё не пришло. Сначала, нужно было разобраться, что за игру они ведут, и какое отношение к ней имеет Бернар. Эльфа не прельщала перспектива оказаться вдвоём с Марвином против всей касты.
  - Убирайся, головотяп! - презрительно бросил Жерар и встал, намереваясь переместиться в лабораторию.
  Рениус, как ошпаренный, выскочил из кабинета, трусливо огляделся и бросился в свою комнату. Благодаря Камилле, он стал обладателем крайне важной информации и должен был, во что бы то ни стало, донести её до Синкоплуса. Но как? Цитадель он покинуть не мог - его служба в Джирме была пожизненной. Таких сов, как Рениус, в Джирме жило несколько. Раз в десять лет молодые целители собирались в Лихте и тянули жребий, ибо одному из них предстояло стать привилегированным рабом Цитадели. Однажды роковой жребий пал на Рениуса, и с тех пор его нога не ступала за стены Джирмы...
  Рениус взял в руки перо и задумался. Он любой ценой должен был сообщить Синкоплусу о том, что принц Аргора знает, что его сознание изменено. Подробно изложив разговор с Камиллой на бумаге, друид адресовал письмо главе Сов, спрятал его во внутренний карман балахона и забарабанил пальцами по столешнице: он не мог воспользоваться джирмийской почтой, а до догмарских гостиниц ещё нужно было добраться.
  В течение следующей недели Рениус, занимаясь повседневными делами, начал совершать нелепые поступки. Он путал лекарства и названия трав, а временами замирал у окна и подолгу смотрел в небо. Вскоре друид с удовлетворением ловил на себе подозрительные взгляды джирмийцев. Он понял, что его час настал, и глубокой ночью, накинув краденный алый плащ, прокрался на конюшню и оседлал волшебного коня. Один из конюхов-рабов с удивлением посмотрел на него и, не говоря ни слова, вышел. Рениус бросил ему вслед злобный взгляд, вскочил в седло и понёсся к воротам.
  - По личному распоряжению принца Аргора! - крикнул он стражникам, и конь внёс его на Тайную тропу.
  Рениус сошёл с тропы за пределами Догмара и, оставив в лесу коня и плащ, побежал к городу. В первой же гостинице, запыхавшийся друид вручил почтарю письмо.
  - Отправь срочно! Синкоплус заплатит! - выдохнул он, выскочил на улицу и помчался прочь. Рениус пробежал целый квартал, прежде чем кошки окружили его. - Я не хочу жить в тюрьме! - проорал он, выхватил из кармана пузырёк и выпил настой.
  Когда джирмийцы подошли к друиду, его глаза были пусты, а с губ стекала слюна. Кошки подхватили беглеца под руки и поволокли в Цитадель. Почти сутки они пытались добиться от Рениуса, зачем он сбежал, но тщетно. Друид превратил себя в полного дебила и не реагировал ни на слова, ни на боль. Разгневанный Жерар приказал джирмийским друидам привести своего соплеменника в норму, однако, взглянув на Рениуса, те лишь развели руками:
  - У этого зелья нет противоядия.
  Жерар скрипнул зубами и приказал пытать друидов. Бесполезно. Друиды на самом деле не знали противоядия, а так же не понимали, что толкнуло Рениуса к побегу. В конце концов, Жерар прекратил пытки. Друиды вернулись к исполнению своих обязанностей, а эльф послал кошек в Догмар, приказав выяснить, что Рениус делал в городе. Доклад разведчиков не порадовал его.
  - Он отправил письмо Синкоплусу! - ворвавшись в покои принца, сообщил Жерар. - Камилла сдала нас, Марви!
  - Надо было вырвать язык этой ядовитой змее! - в сердцах произнёс Марвин и посмотрел на скалящуюся с потолка Джирму. - Но, если Бернар всё знает, почему мы до сих пор живы?
  - Не знаю. - Эльф упал в кресло и достал трубку. - Либо он выжидает, либо всё идёт по его плану.
  - Или Совы действуют сами по себе, - прошептал принц.
  - Это был бы лучший вариант для нас.
  - Не слишком на него рассчитывай, - буркнул Марвин и повернулся к двери: - Входи, Питер.
  - В Догмар прибыл Эллард с новой партией рабов.
  - Я встречусь с ним завтра утром, - кивнул принц, и Питер ушёл.
  - Ты говорил, что полторы недели назад он был в Вирме. Как он сумел добраться так быстро? - нахмурился эльф.
  - Это же Принц Попрошаек. Видно разговор со мной заставил его поторопиться. - Марвин плюхнулся на кровать и уставился в потолок. - Ситуация вышла из-под контроля, Жерар.
  - Спокойнее, Марви. Не забывай, на тебе заклятие Сов.
  - Которое я не вижу, - скрипнул зубами принц.
  - Жаль, что нельзя выпотрошить парочку местных друидов, не привлекая внимания джирмийцев.
  - Жаль, - согласился Марвин и раздражённо скривился: - Ненавижу ждать! Почему Бернар медлит?
  - Давай решим вопрос с Принцем Попрошаек, а потом подумаем о предводителе.
  - Давай, - вздохнул Марвин и поднялся: - Пойду в лабораторию. Нужно ещё раз хорошенько всё проверить.
  - Я с тобой. - Эльф встал, и спальня опустела.
  
  Глава 8.
  Заклятия Сов.
  
  Элларду не давала покоя встреча с принцем Аргора. Их разговор остался незаконченным, и, если бы не обязательства перед кланом, он помчался бы в Догмар той же ночью. Вместо этого Элларду пришлось дождаться утра и заняться насущными делами. Он утешал себя тем, что через три недели вновь увидит друга и обязательно поговорит с ним.
  После завтрака Принц Попрошаек осмотрел товар. Напуганные судьбой своих товарищей, поставщики постарались на славу, и, несмотря на скверное настроение, Эллард удостоил их похвалы. Объявив, что новая партия рабов должна быть готова через два месяца и что он лично приедет за ними в Аббику, он приказал готовить караван в дорогу. Ровно в полдень обоз покинул Вирму и потащился по пыльному тракту в сторону Аврура. Эллард с досадой смотрел на вереницу телег: тягловые лошади при всём желании не могли двигаться быстро, а ему так хотелось скорее оказаться в Догмаре. И он решился на эксперимент. Дождавшись ночи, Эллард потихоньку прокрался в конюшню и обошёл всех лошадей своего обоза. Он не решился довести их до совершенного состояния джирмийских коней, но существенно увеличил их резвость и выносливость. Попрошайки благоразумно промолчали, когда наутро их тягловые лошади побежали со скоростью скаковых. Обоз стремительно нёсся по дорогам, вызывая удивление и недоумённые взгляды аргорцев. Хамелеоны с благоговением смотрели на своего Принца, но то никак не реагировал на их восхищённые взгляды. С каждым днём Эллард становился всё более рассеянным, путал имена своих приближённых и забывал, о чём только что говорил с Дишарой. Эллард знал, что когда-то странствовал с Марвином, но как они подружились и зачем отправились в путешествие вспомнить не мог. "У нас всё-таки была цель. Что мы искали, Марви? Почему ты спросил об Урсе? Мы искали его? Зачем нам понадобился этот старый пьяница? Ты должен мне всё объяснить, Марви! Мы же друзья... По крайней мере, были ими! Наверное... Что со мной? Помоги мне, Марви!"
  Караван достиг Догмара в рекордно короткие сроки - десять дней вместо трёх недель. К моменту прибытия в город Кошек Эллард был настолько плох, что даже встречу с Марвином в Вирме помнил смутно. В голове вора крутилась лишь одна мысль: "Я должен встретиться с принцем Аргора!" Эллард не понимал, зачем ему нужна эта встреча, но желание увидеть принца было единственной нитью, связывающей его с жизнью. Свита смотрела на Элларда, как на сумасшедшего, а Дишара ни на шаг не отходила от возлюбленного, опасаясь, что без неё он окончательно потеряет человеческий облик. Порой Эллард действительно напоминал животное: он ел, пил и спал с Дишей, потому что это было естественно и просто. А болтовню красивой самки он пропускал мимо ушей, поскольку говорила она не о принце Аргора...
  Едва переступив порог дома Мишеля, главы догмарских хамелеонов, Эллард послал гонца в Джирму и, несмотря на ранний вечер, лёг спать, приказав разбудить его, когда приедет принц Аргора. Мишель отвёл безумного Принца в спальню и бросился писать Лорану. О том, чтобы вызвать в особняк друида, главный догмарский хамелеон не помышлял, опасаясь скорого на расправу Элларда.
  Представители Цитадели прибыли в особняк хамелеонов рано утром. Кошки в роскошных алых плащах, на крепких, статных лошадях заполонили двор, и, несмотря на ранний час, жители окрестных домов прильнули к окнам, чтобы своими глазами увидеть прославленного принца Аргора и его великолепную свиту.
  Марвин спешился и неторопливо подошёл к Элларду. Джирмийцы и хамелеоны с любопытством наблюдали за встречей знаменитой парочки, которая год назад своими похождениями потрясла Мир. Принц Аргора пожал руку Принцу Попрошаек, скользнул взглядом по Дишаре, такой же миниатюрной и черноволосой, как его жена, и скомандовал:
  - Начнём!
  Эллард восторженно кивнул. Он наконец-то встретился с Марвином, и теперь ему было наплевать на всё. Вору хотелось немедленно поговорить с другом, но почтительно выжидающие взгляды кошек и хамелеонов смутили его. Окружающие явно чего-то ждали, и Эллард вопросительно посмотрел на Мишеля.
  Поймав рассеянный взгляд Принца Попрошаек, глава хамелеонов Догмара шагнул вперёд и низко поклонился принцу Аргора:
  - Прошу за мной, сударь.
  Марвин отвёл глаза от радостного и растерянного лица друга и пошёл за Мишелем, с трудом сохраняя спокойствие: заклинание Сов почти разрушило мозг Элларда. От стыда принц Аргора готов был провалиться сквозь землю: за десять дней он ни разу не взглянул на друга. Он уверил себя, что справится с колдовством Друидов, и спокойно ждал прибытия Элларда в Догмар. "Почему я решил, что это заклинание не опасно? - ругал он себя. - Эл ещё в Вирме жаловался, что почти ничего не помнит! Три недели убили бы его! Какое счастье, что он добрался за десять дней! - Принц Аргора виновато покосился на друга. - Потерпи немного, Эл! Обещаю, сегодня вечером я помогу тебе!"
  Мишель услужливо распахнул тяжёлую дверь, и Марвин вступил в большое полуподвальное помещение, где на полу сидели будущие рабы Цитадели.
  - Встать! - приказал глава догмарских хамелеонов.
  С ненавистью глядя на джирмийцев, люди, понукаемые палками надсмотрщиков, поднялись и выстроились неровной линией. Марвин прошёл вдоль неё, придирчиво разглядывая товар и вернулся к Мишелю:
  - Пятьдесят тысяч за всех!
  - По рукам! - встрял Эллард.
  Хамелеоны и джирмийцы недоумённо зашептались, а Мишель подскочил к Принцу Попрошаек и гневно прошипел:
  - Что ты наделал, Эл?! Это же четверть обычной цены!
  - Да кто ты такой, чтобы указывать мне?! - взъярился Эллард. - Раз уж на то пошло, Марвин мой друг, и я с него денег не возьму! Пусть забирает всех даром!
  - Успокойся, Эллард. - Дишара обняла возлюбленного за талию и хотело поцеловать в щёку, но Принц Попрошаек оттолкнул девушку и посмотрел на неё так, словно увидел впервые.
  - Кто ты такая?
  - Не пугай меня, Эл... - пролепетала девушка, чувствуя, как земля уходит у неё из-под ног.
  Принц Попрошаек оглядел Дишару с головы до ног и подтолкнул её к Марвину.
  - А это лично тебе, дружище.
  Подвал загудел, как пчелиный рой, обсуждая неожиданный поступок Элларда. И только Жерар хмуро смотрел на друга, ожидая, как он поступит: отказ от подарка главного работорговца стал бы пощёчиной клану Хамелеона. И эльф знал, что Марвин способен дать пощёчину попрошайкам, в угоду Элларду, который вечером придёт в себя и поинтересуется, где его любовница. Жерар видел, что Марвин, с преувеличенным интересом ощупывая и разглядывая Дишару, отчаянно ищет способ спасти её для друга. И он знал, что такого способа нет.
  Но принц Аргора всё же попытался выкрутиться. Он скептически улыбнулся, пристально взглянул в глаза Элларду и чётко, с расстановкой произнёс:
  - Чем она провинилась перед тобой, Эл? Весь Аргор думал, что это твоя невеста.
  - Ты отказываешься от моего подарка? - искренне расстроился вор, и лицо его исказилось от горя.
  Чувствуя, Принц Попрошаек вот-вот разрыдается, Марвин поспешно обнял Дишару и ласково сказал:
  - Спасибо, Эл. Она прелесть.
  Дишара с тоской взглянула в безрассудно счастливое лицо Элларда. "Он ненадолго переживёт меня", - подумала она и уткнулась в плечо принца Аргора. Марвин машинально похлопал девушку по спине и повёл к дверям.
  - Заплати им пятьдесят тысяч, Жерар! - бросил он на ходу.
  Эльф молча отсчитал деньги, кинул кошель под ноги Принцу Попрошаек и последовал за другом. Эллард перешагнул кошель и, как зачарованный, двинулся за ними. Он не хотел отпускать Марвина без долгожданного разговора, но Жерар преградил ему дорогу.
  - Что тебе надо, попрошайка?
  - Поговорить с принцем!
  - Он не хочет беседовать с тобой! - Эльф положил ладонь на рукоять меча.
  - Но почему? - опешил вор. - Мы же друзья!
  Мишель подобрал кошель, подскочил к Элларду и взял его под руку.
  - До свидания, Жерар, - быстро сказал он и силой потащил упирающегося Принца за собой.
  
  На полном скаку Марвин ворвался в ворота Цитадели и остановил коня возле конюшни. Спешившись, он завёл Ветерка в денник, снял с него седло и, взяв в руки скребок, стал чистить лоснящуюся шерсть.
  - Так нельзя, Марви, - тихо сказал Жерар, подходя к другу.
  - Я бросил его, - прошептал принц.
  - Элларду повезло уже в том, что ты вовремя встретился с ним, - возразил эльф.
  Марвин отложил скребок и посмотрел на друга:
  - Сейчас Дишару заклеймят. Я не должен был допустить этого. А вдруг Эл любит её? Как я посмотрю ему в глаза, когда он вспомнит?
  - Мы все ходим по лезвию меча.
  - Я бы не простил, если б Эллард так поступил с Ильмарой, - замотал головой Марвин.
  - Брось! Дишара не Ильмара. И Эллард не такой, как ты думаешь.
  - А какой?
  - Снимешь заклятье - увидишь.
  - А что делать с Дишарой?
  - Хочешь, я убью её, чтобы ты перестал нервничать?
  Марвин сжал губы и погладил Ветерка по жемчужно-серой шее.
  - Я сам.
  - Как хочешь.
  - Пусть её приведут в мои покои. - Принц повернулся и направился к дверям.
  Однако исполнить задуманное оказалось не просто. Когда Марвин подошёл к своим покоям, он не нашёл сил войти внутрь. Стоило ему вспомнить о том, что Дишара похожа на Ильмару, и её убийство показалось ему актом высшей несправедливости. Развернувшись, принц Аргора зашагал прочь. Несколько часов Марвин потерянно просидел в лаборатории, а потом отправился на ужин в трапезный зал. Он мысленно усмехнулся, заметив, как вслед за ним в зал вошёл Жерар, и тут же забыл о нём. Марвину хотелось напиться и перестать думать, о чём бы то ни было. Так он и сделал. Джирмийцы, обрадованные его появлением в трапезном зале, наперебой предлагали Марвину выпить, и он не отказывал никому. К полуночи принц едва держался на ногах. Жерар довёл его до спальни, усадил на кровать и хотел помочь раздеться, но Марвин отбросил его руку и указал на дверь:
  - До завтра, дружище.
  - Уверен?
  - Абсолютно.
  Эльф с сомнением посмотрел на друга, но спорить не стал. Едва дверь за ним закрылась, Марвин стянул с себя плащ, бросил его на пол и вдруг заметил Дишару. Девушка на стуле в углу комнаты и смотрела в пол. Марвин развалился на кровати и мутным взглядом скользнул по длинным, густым волосам рабыни. Они магнитом притягивали джирмийца. Ему захотелось зарыться в них лицом и узнать, пахнут ли они травами Задумчивого леса.
  - Иди сюда! - приказал он, и девушка послушно приблизилась к кровати.
  Марвин схватил рабыню за руку, притянул к себе и уткнулся лицом в её тёмные волосы. Они пахли не так, как волосы его жены, но были такими же мягкими и шелковистыми. Принц приглушённо хихикнул и стал ощупывать и поглаживать рабыню, сравнивая её с Ильмарой. Дишара была такой же трепетной и покорной, а полумрак спальни и пьяный взгляд Марвина смазывали её черты и делали похожей на Ильмару всё больше и больше.
  - Мара... - простонал он и, рванув платье, обнажил её полные груди.
  Треск рвущейся ткани словно вывел Дишару из ступора, и, пронзительно вскрикнув, она попыталась оттолкнуть джирмийца.
  - Прекрати, Мара. Я не собираюсь снова насиловать тебя, - досадливо поморщившись, произнёс принц и всем телом навалился на неё. - Я люблю тебя, девочка.
  Дишаре было всё равно, что говорит джирмиец.
  - Не нужно прикидываться добреньким, как Принц Попрошаек! - истерично рассмеялась она. - Поступить со мной хуже, чем Эл, Вы не сможете!
  - А вот тут ты ошибаешься, девочка, - грустно сказал Марвин, нежно провёл ладонью по прямым тёмным волосам и поцеловал девушку в губы. - Ты прекрасна, Мара. Я должен убить тебя. Я обещал.
  - Кому? Элларду?
  - При чём здесь Эл? Я обещал себе, Мара.
  - Я не Мара! - взвизгнула Дишара.
  Крик рабыни болью отозвался в сердце Марвина. Он резко откатился в сторону и столкнул девушку с кровати.
  - Кто ты? - хрипло спросил он.
  - Дишара.
  - Зачем ты здесь?
  Девушка испуганно вжалась в ковёр, понимая, что пьяный джирмиец сошёл с ума.
  - Что ты молчишь? - прорычал Марвин. - Отвечай!
  Но Дишара не могла выполнить приказ: от страха у неё пропал голос. Принц Аргора пришёл в ярость. Спрыгнув с кровати, он схватил девушку за волосы и, приподняв над полом, глумливо поинтересовался:
  - Ты немая?
  - Нет, сударь... - простонала Дишара.
  - Тогда отвечай! Зачем ты здесь?
  - Принц Попрошаек подарил меня Вам.
  Марвин попытался осмыслить услышанное, но алкогольные пары и длинные чёрные волосы рабыни туманили мозг. И принцу вновь показалось, что он видит перед собой жену. Он подхватил девушку на руки и уложил на кровать:
  - Прости, что сделал тебе больно, Мара, - прошептал Марвин и припал к её обнажённой груди.
  Дишара решила не спорить с ненормальным джирмийцем, тем более что её тело невольно откликнулось на его страстные ласки. В отличие от Элларда, который постепенно доводил девушку до экстаза, Марвин обрушился на неё, как ураган. Сама не заметив как, Дишара утонула в водовороте его темперамента, полностью отключившись от действительности.
  А пьяный Марвин прощался с женой, стараясь доставить ей максимум удовольствия. Он и сам хотел запомнить эту ночь навсегда, не понимая, что лишь игра его разгулявшегося воображения превратила Дишару в Ильмару. Получив в подарок любовницу друга, Марвин собирался убить её, чтобы она навсегда осталась собственностью Элларда. Но одурманенное вином сознание сыграло с джирмийцем злую шутку: Дишара стала воплощением самого страшного его кошмара - Ильмара в Джирме, и он намеревался покончить с ним...
  Марвин выпустил обессилевшую девушку из объятий, и та не сразу сообразила, где находится и кто лежит рядом, а когда поняла - прижалась к джирмийцу, и беззвучно заплакала. Принц нежно провёл пальцами по щеке жены и встал. Он сотворил бокал вина, жадно выпил его, а затем вновь наполнил бокал, но не вином, а ядом. Тяжело вздохнув, Марвин протянул смертельный напиток девушке:
  - Выпей, Мара!
  Дишара села, дрожащей рукой взяла бокал и сделала маленький глоток.
  - Ложись! - приказал джирмиец и, взяв бокал из рук девушки, уничтожил его.
  Рабыня вытянулась на постели. Марвин заботливо укрыл её одеялом, сел рядом и взял за руку, наблюдая, как блекнут голубые глаза возлюбленной. Дишара последний раз вздохнула и замерла.
  - Прощай, Мара, - с горечью произнёс принц Аргора и, поцеловав мёртвую девушку в лоб, встал.
  "Я сделал всё, как надо", - твёрдо сказал он себе, однако чувство вины не пропало. Кое-как натянув одежду, Марвин в последний раз взглянул на мёртвую жену и переместился к Элларду. Вор был один. Марвин упал в кресло и скинул завесу невидимости.
  Эллард взглянул на пьяного взлохмаченного друга и вскочил:
  - Наконец-то ты пришёл, Марви!
  - Я убил Ильмару... - отрешённо произнёс принц Аргора, и в его руке появилась бутылка вина. - Я убил её...
  - Кто такая Ильмара?
  - Моя жена.
  - Понятно, - равнодушно сказал Эллард и счастливо улыбнулся. - Как хорошо, что ты пришёл, Марви!
  Принц Аргора с досадой взглянул на вора.
  - Ах, да, Друиды. - Он протянул руку и потрепал друга по волосам, разрушая заклятье.
  Эллард схватился за голову и застонал:
  - Ты что, сдурел? Мне же больно.
  - Знаю, но придётся потерпеть! - развязно произнёс Марвин, хлебнул вина и с садистским удовольствием предупредил: - Сейчас будет ещё больнее.
  Вор вскрикнул, согнулся пополам, и его начало рвать. Принц Аргора пил вино и невозмутимо наблюдал, как друг корчится от боли, а когда тот пришёл в себя, сказал:
  - С возвращением, Эл.
  Принц Попрошаек попытался ответить, но тошнота вновь подступила к горлу, и он стал судорожно глотать воздух.
  - Как ты мог убить Ильмару? Она же в Шеве, - наконец, прошептал он и зашёлся в приступе рвоты.
  Марвин поставил бутылку на пол и задумался:
  - Кого же я тогда убил?
  - Откуда я знаю, - проворчал вор, вытирая губы. - Наверное, какую-нибудь рабыню.
  - Рабыню, - повторил Марвин и, вспомнив длинные тёмные волосы и миниатюрную фигуру Дишары, простонал: - Я сволочь, Эл! Я убил твою любовницу.
  - Да, шут с ней! Лучше скажи, почему ты так долго не приходил, Марви? - Принц Попрошаек подёргал друга за рукав. - Пойдём, здесь ужасно пахнет.
  Принц Аргора фыркнул, и они оказались в соседней комнате.
  - Ты тоже сволочь, Эл! - весело произнёс Марвин. - Я думал, ты любишь её! - Он устроился в широком бархатном кресле и глотнул вина.
  - Бедная Дишара... В постели она затмевала лучших шлюх хамелеонов! А ведь я взял её девственницей! - самодовольно сообщил вор. - Надеюсь, ты переспал с ней, прежде чем убить?
  - И не надейся! - оскалился джирмиец. - Мне помешали морально-этические проблемы, навязанные тобой. Я планировал женить тебя на ней, но... напился.
  - Напился?! - картинно возмутился Эллард. - Как тебе не стыдно, Марвин? Я тут сижу под страшным заклятием, а ты пьянствуешь и не торопишься освободить меня!
  - Ещё скажи, что это я виноват в том, что Совы решили убить тебя!
  - Конечно! Кто привёз меня в Конту?
  - Что ж, раз я приношу тебе лишь неприятности, в новый поход я отправлюсь без тебя! - Марвин поставил бутылку на стол и поднялся. - Пока, Эл.
  - Сдаюсь! - завопил Принц Попрошаек и вскинул руки: - Когда отправляемся?
  Марвин рассмеялся, сел в кресло и взял бутылку.
  - Скоро.
  В руках Элларда тоже появилась бутылка.
  - За новое путешествие! - провозгласил он и сделал большой глоток. - Тебе так быстро надоело быть принцем Аргора?
  - Ага, - кивнул Марвин. - К тому же, Бернар хочет убить меня.
  - Ого! - присвистнул Эллард. - Что ты ему сделал?
  - Не знаю, да и какая разница.
  - Не узнаю тебя, Марви. Раньше ты казался мне более рассудительным. Неужели тебе не интересно, за что тебя хотят убить?
  - Представь себе, нет.
  - На нет и суда нет, - беспечно заявил вор и плюхнулся в соседнее кресло. - А куда мы идём?
  - В другой Мир. Но сначала нужно выкрасть письмо Леопольда.
  - И где оно?
  - У Бернара.
  - Собираешься обчистить самого императора? Уважаю!
  - Рад, что с Вами всё в порядке, Ваше высочество, - раздался насмешливый голос Жерара. Он ехидно посмотрел на Принца Попрошаек и ухмыльнулся. - Ты законченный мерзавец, Эл.
  Эллард непонимающе уставился на Марвина:
  - А этот что здесь делает?
  - Жерар идёт с нами. - Марвин зевнул и, откинувшись на спинку кресла, закрыл глаза.
  - Понимаю, принц без свиты...
  - Заткнись, Эл, - оборвал его Жерар. - Чем пустозвонить, посмотри лучше на друга, и повнимательней. Ты ничего не видишь?
  - А что я должен видеть? - проворчал вор, но всё же последовал приказу джирмийца и внимательно взглянул на Марвина. - Одежда немного помята, пьян в дугу. Понимаю, с точки зрения джирмийца, выглядит он не очень, но для нас, Хамелеонов, он в норме.
  - Загляни в его сознание, Эл! - терпеливо сказал эльф и, как бы невзначай, положил ладонь на рукоять меча.
  Эллард почесал затылок, поставил бутылку на пол и сосредоточился на сознании Марвина:
  - Кошка вас раздери! Проклятые Совы! Везде успели нагадить!
  Жерар облегчённо вздохнул.
  - Ты видишь заклинание. Прекрасно. Снимай его! - жёстко приказал он, и Принц Попрошаек послушно кивнул:
  - Сейчас. Это сложно, но я постараюсь, сударь.
  Жерар сжал рукоять меча. Он не видел, что делает Эллард и нервничал. Неожиданно Марвин подскочил, и его затрясло, как в лихорадке.
  - Что происходит? - стуча зубами, проговорил он и вцепился в подлокотники кресла. - Что ты делаешь, Эл?
  Эллард не ответил. Напряжённо сморщив лоб, он старательно распутывал хитроумное заклятие Сов. Марвин выгнулся дугой и закусил губу, сдерживая крик, ему казалось, что стая озверевших рыб рвёт его сознание на части. Неимоверным усилием воли, он заставил себя замолчать и, подавшись вперёд, схватил Элларда за руку:
  - Прекрати это, Эл!
  Жерар подскочил к ним и высвободил руку вора:
  - Не двигайся, Марви! Эл снимает заклятье Сов.
  - Вы рехнулись? - Марвин дёрнулся, но эльф удержал его за плечи. - Прикажи ему остановиться, Жерар! Ты же помнишь, сколько друидов колдовали надо мной!
  - Выбора нет, Марвин, - сурово покачал головой эльф. - Либо Эл, либо никто!
  Принц Попрошаек шумно выдохнул и взял с пола бутылку:
  - Всё! - Он отсалютовал бутылкой Марвину: - За здоровье принца Аргора, душевное и физическое!
  - Клоун! - фыркнул Жерар и с беспокойством посмотрел на Марвина. - Как ты себя чувствуешь?
  - Абсолютно трезвым и здравомыслящим. - Принц Аргора встал. - Спасибо тебе, сын Прощелыги.
  - Не называй меня так! - насупился Эллард.
  - А как мне тебя называть? Кто ещё в Аргоре способен вот так, запросто, разрушить магию десятка Сов?
  - Ты!
  - Возможно, но для этого мне пришлось бы месяц торчать в лаборатории. Так что, спасибо тебе, сын Прощелыги. - Марвин слегка поклонился другу и серьёзно добавил: - И оставайся в Догмаре, Эл. Я сообщу тебе, когда мы будем готовы к путешествию.
  - Уже уходишь? - обиженно спросил вор. - Мы же только начали пьянку.
  - В другой раз. - Марвин хмуро взглянул на эльфа: - Пошли, Жерар. У нас много дел.
  Джирмийцы исчезли, и Эллард поморщился:
  - Под заклятьем он нравился мне больше. Аскет несчастный! Ну и фиг с вами! Сам развлекусь! - Он поднялся из кресла, задумчиво повертел головой и через стену шагнул на тёмную улицу.
  
  В тихий предрассветный час Марвин вошёл в конюшню и оседлал Ветерка.
  Вернувшись в Джирму, принц попросил Жерара оставить его одного и долго сидел в кресле, раздумывая, что делать дальше. Он равнодушно проследил, как рабы выносят из его спальни тело Дишары, меняют постель и окуривают комнату благовониями. Наконец, рабы ушли, и Марвин перебрался на кровать. Он раз за разом прокручивал возможные варианты будущего, и каждый раз заходил в тупик. И выход из этого тупика закрывал Бернар! "Как ни крути, а встречи с предводителем не избежать. Интересно, как он отреагирует на то, что на мне больше нет заклятия Сов?" И Марвин решил, что раз всё упирается в Бернара, то и тянуть нечего. Свиту он решил оставить в Джирме.
  Принц вскочил на Ветерка и помчался к воротам Цитадели. Когда он ворвался на Тайную тропу и понёсся в направлении Дарры, часовые-джирмийцы обеспокоено переглянулись.
  - Куда это он?
  - И без свиты.
  Джирмийцы помолчали, а потом старший по караулу приказал:
  - Аскольд, доложи Жерару, что принц уехал. Сдаётся мне, Марвин ничего не сказал ему...
  Услышав об отъезде друга, эльф выругался и приказал:
  - Чтобы через минуту свита принца была в сёдлах! - Он схватил плащ и бросился на конюшню: " Бестолочь! Зачем добровольно совать голову в петлю?"
  Жерар влетел на конюшню, где конюхи уже седлали лошадей для золотых кошек. Он вскочил на своего коня, выехал во двор и остановился перед воротами. Свита принца Аргора собралась за пятнадцать минут.
  - Вперёд! - скомандовал Жерар и ринулся в тоннель.
  Эльф сломя голову мчался по Тайной тропе, надеясь перехватить Марвина в дороге и спасти от эшафота...
  
  Принц Попрошаек вышел к завтраку с каменным лицом. Он скупо кивнул Мишелю и, сев рядом с ним, недовольно оглядел стол.
  - Хотите чего-нибудь особенного, сударь? - сухо поинтересовался глава догмарских хамелеонов.
  - Нет, - буркнул Эллард, лениво помешивая серебряной ложечкой чай.
  Некоторое время Мишель молчал, но сын Лорана становился всё более мрачным, и он рискнул снова завести разговор.
  - Какие у Вас планы, Эллард? Может, хотите развлечься? Давайте устроим праздник в Вашу честь.
  - Не хочу! - сквозь зубы процедил Принц Попрошаек. - Завтра утром отправляюсь в Аббику!
  - А как вы предполагаете провести день, сударь? Может...
  - Не Ваше дело! - отрезал Эллард и встал. - Я отправляюсь в город! Один! - заявил он и покинул столовую.
  Мишель облегчённо вздохнул: Принц Попрошаек пришёл в себя, и он похвалил себя, что не стал торопиться и сообщать Лорану о его сына.
  Между тем Эллард вскочил на коня и поехал по серым каменным улицам Догмара. Встреча с Марвином и Жераром изменила его. Он почувствовал себя джирмийцем, отлучённым от касты. Эллард в задумчивости выехал на площадь перед Цитаделью, остановил коня, и уставился на высокие стены Джирмы. Он с тоской смотрел на логово Кошки, силясь связать воедино обрывочные знания о касте, но получалось, что, проехав пол Мира в компании джирмийца, он знает то же, что и любой аргорец: войти в Цитадель может каждый, а выйти только кошка.
  "Я плохой друг. Я всё время думал только о себе и не удосужился поинтересоваться, как жилось Марвину в Цитадели". - Эллард развернул коня и поскакал прочь от дома принца Аргора. Он стрелой пронёсся по улицам Догмара, вылетел за город и помчался, не разбирая дороги. Ветер хлестал его по лицу, глаза слезились, но вору казалось, что конь движется не достаточно быстро. Он пришпоривал и подгонял его, а когда на губах коня появилась пена, резко остановился, соскочил на землю и бросился в лес. Он бежал по заброшенной тропе, перепрыгивая через поваленные деревья, пока не оказался на большой поляне, поросшей высокой густой травой. Эллард упал на землю и, перекатившись на спину, уставился в бездонное бледно-голубое небо:
  - Почему? Почему я не могу жить так, как хочу! - закричал он, но небо скромно промолчало. - Я хочу быть кошкой! Я хочу быть рядом с Марвином! Я докажу, что достоин быть джирмийцем! - Эллард вытер слёзы и встал. Он нашёл своего коня и медленно поехал по дороге: "Хамелеон должен умереть и возродиться кошкой!"
  Эллард положил руки на шею коню и сосредоточился. По телу животного пробежала дрожь. Конь громко заржал и нетерпеливо забил копытом. Вор ласково погладил его шелковистую гриву и скомандовал:
  - В Догмар! - Волшебный конь рванул с места в карьер, а Эллард сквозь слёзы заорал: - Вот оно счастье!..
  Эллард вернулся в Догмар спокойным и уверенным. Он написал письмо Лорану, поужинал в компании Мишеля и рано отправился спать... "Я отправлюсь в Шеву и найду Ильмару, - думал он, засыпая. - Я виноват перед ней. Я заберу её у Фреда и привезу в Догмар, Марви. А потом я помогу тебе добыть заклинание перехода, и мы покинем Аргор!"
  
  Глава 9.
  На пределе.
  
  Свите не удалось нагнать принца Аргора. Марвин почти не давал Ветерку отдыхать и в полдень третьего дня пути выскочил из тоннеля на окраине Дарры. Он вихрем пронёсся по улицам столицы, приведя жителей в благоговейный трепет, и остановился возле парадного входа во дворец. Гвардейцы-джирмийцы почтительно склонились перед принцем и незамедлительно проводили его к императору.
  Бернара поразило, что никто не сообщил ему о том, что Марвин покинул Цитадель, но он быстро взял себя в руки и приготовился встретить наследника надменной улыбкой.
  Переступая порог кабинета, Марвин знал, что будет делать. Он опустился на колени и, склонив голову, произнёс:
  - Простите, сударь, но я больше не могу молчать. Я должен рассказать Вам о том, что со мной происходит. Я честно выполнял порученную Вами работу, но я не администратор, сударь. Я не могу постоянно заниматься счетами, рабами и прочей хозяйственной деятельностью. Вы сами воспитывали меня, и лучше, чем кто-либо, знаете о моих талантах. Я принесу касте больше пользы, если вернусь к своей прежней работе, сударь. Я готов стать стальной кошкой и выполнять заказы наравне с другими джирмийцами, лишь бы мне было позволено заниматься теорией и практикой магии.
  Улыбка так и не появилась на губах Бернара. Он не перебивая выслушал наследника, а когда тот закончил речь, изрёк:
  - Я приказал тебе оставаться в Джирме. Ты нарушил приказ, Марвин. Всё, что ты сказал, ты мог написать.
  - Я писал Вам, сударь, но Вы не услышали меня. И я решил переговорить с Вами лично. Я готов ответить за нарушение приказа. Более того, я готов умереть, поэтому и приехал. Так больше не может продолжаться. Вы говорили, что простили меня, сударь, но я вижу, что Вы до сих пор не доверяете мне. Что я делаю не так? Чем я заслужил Вашу немилость? Если Вы не можете положиться на меня - убейте, - не поднимая головы, хладнокровно проговорил принц.
  - Встань!
  Марвин поднялся и предано уставился на предводителя. Бернар задумчиво рассматривал золотую кошку.
  - Ты под домашним арестом, Марвин! - после длительного молчания объявил он и вызвал гвардейцев: - Проводите принца в его покои!
  Марвин поклонился и вышел из кабинета в сопровождении почётного конвоя джирмийцев. Он вошёл в свои апартаменты, не раздеваясь, упал на кровать и мгновенно уснул: чтобы ни случилось дальше, он должен был отдохнуть...
  А через час после прибытия принца, в Дарре появилась его свита. Бернар встретил эльфа презрительной улыбкой:
  - Ты не оправдал моих надежд, Жерар. Как ты мог упустить наследника? Мне казалось, что ты старше и умнее его. Неужели я ошибался?
  - Простите, сударь, но я не ожидал от Марвина такой прыти. Он вёл себя достойно и был вполне предсказуем. Я докладывал Вам, что принц временами жалуется на скуку, но Вы не ответили, чем занять его.
  - Из твоих писем не было ясно, что положение настолько серьёзно.
  - В следующем письме я собирался написать Вам о любовнице Элларда, которую тот подарил принцу. Принц убил её в первую же ночь. Ему скучно на административной работе, даже вино и женщины не отвлекают его от мрачных мыслей. Мальчик хочет заниматься магией, а не перебирать бумажки. В лаборатории он принесёт касте куда больше пользы.
  - А может вы просто водите меня за нос, Жерар? Может вы спелись и готовите заговор? Или собрались устроить ещё одно путешествие по Аргору, раз уж, Эллард тоже приехал в Догмар? Может быть, Вы ждали его, для полноты компании?
  - Вы ошибаетесь, сударь. Если бы мы с Марвином были в сговоре, он не удрал бы от меня! - возразил эльф. - Ни о каком заговоре не может быть и речи! Вот уже почти год, по Вашему приказу, я не спускаю с принца глаз. Я обыскиваю его комнаты, просматриваю переписку. По одному вздоху Марвина я могу определить, в каком он настроении и чего хочет. Я знаю его лучше, чем он сам...
  - Тогда как ты упустил его? - ухмыльнулся Бернар.
  - Я уверен, что решение ехать в Дарру Марвин принял спонтанно. Последнее время скучал сильнее обычного! - горячо произнёс Жерар и деловито предложил: - Мне кажется, что Марвина лучше всего оставить в Дарре и привлечь к практической работе, а управляющим Джирмы назначить кого-нибудь из старших наставников, более склонных к административной деятельности. У меня на примете есть несколько кандидатур, и если Вы позволите, я...
  - Кого ты учишь управлять кастой, щенок? - прорычал Бернар, вскакивая из-за стола.
  Эльф опомнился и поспешно склонился перед предводителем:
  - Простите, сударь...
  - Простить?! - как оглашенный заорал Бернар. - Никогда! Наглецы!!! Вы меня достали! Я казню вас за измену касте! Стража! - В комнату ворвались джирмийцы и ошалело уставились на разъярённого предводителя. - Отведите этого умника к его принцу! Пусть вместе дожидаются палача!
  - Но сударь... - начал было эльф.
  - Заткнись! Ваше место на плахе! Убирайся, Жерар, и скажи Марвину спасибо. Это он наточил для тебя топор!
  - Ваше величество...
  - Вон!!! - взвыл Бернар и запустил в эльфа чернильницей. Жерар автоматически отклонился, и чернильница врезалась в белоснежную стену. Кошки в шоке смотрели на предводителя: в таком состоянии они не видели его никогда. - Что вы стоите? Хотите составить им компанию? - рыкнул на них Бернар, и, очнувшись, джирмийцы подхватили Жерара и буквально вынесли его из кабинета.
  - Как тебе удалось довести его до бешенства? - поинтересовался у эльфа Рудольф.
  - Лучше тебе не знать, - сквозь зубы процедил Жерар, быстро шагая по коридору. Он предвкушал "радостную" встречу с принцем и, машинально, сжимал и разжимал кулаки.
  Джирмийцы едва успевали за пленником. Эльф ворвался в апартаменты принца, стащил его с кровати и хорошенько встряхнул:
  - Это всё из-за тебя, идиот! Почему ты попёрся в Дарру, не предупредив меня! - заорал Жерар и двинул друга кулаком в лицо.
  Марвин рухнул на ковёр, но тот час вскочил и бросился на эльфа
  - Сам ты идиот! Зачем ты потащился за мной?! Я тебя об этом просил?! - крикнул он и лягнул друга ногой в живот.
  Жерар согнулся и прошипел:
  - Тупица!
  - От тупицы слышу!
  - А я ещё защищал тебя, кретин! - Жерар схватил Марвина за ноги, повалил на пол, и друзья покатились по ковру.
  - Из-за тебя нас казнят! - с досадой выкрикнул эльф.
  Принц перестал сопротивляться. Жерар машинально ударил его по лицу и тоже остановился.
  - Когда? - Марвин сел и вытер капающую из носа кровь.
  - Завтра, - мрачно буркнул эльф, поднялся и протянул руку другу.
  Принц воспользовался его помощью и встал:
  - Тогда чего ты полез в драку?
  - Потому что, я, как дурак, стал выгораживать тебя перед Бернаром и получил почётное право умереть рядом с Вами, мой принц! - невесело усмехнулся эльф и отвесил шутовской поклон.
  Марвин задумчиво смотрел на него и молчал. Ему было стыдно: он подставил друга, который, всё время помогал ему. "Какая же я свинья", - подумал принц и виновато улыбнулся:
  - Кажется, у нас намечается важное событие, Жерар. Нужно отметить его, пока не поздно. - Он повернулся к замершим в дверях джирмийцам и приказал: - Ящик лучшего шампанского для узников и ужин на двоих! Кстати, пара-тройка девочек нам тоже не помешает!
  Джирмийцы захлопнули двери, а эльф уселся в кресло, достал из кармана кисет, изящную вишнёвую трубку и стал неторопливо набивать её табаком.
  - Ты ведёшь себя, как Принц Попрошаек, Марви, но сейчас мне это нравится, - добродушно заметил он и стал раскуривать трубку.
  Марвин не ожидал, что его приказ будет выполнен, а тем более так быстро, и так полно. Золотые кошки получили всё, что заказывали. Ни вино, ни девочки не разочаровали их. Пленники прикончили дюжину бутылок коллекционного шампанского, заказали ещё и устроили проституткам ванну из шипучего вина. Вволю нарезвившись, друзья вытолкали девушек в коридор, забыв вернуть им одежду, но те всё равно были счастливы - они остались в живых.
  А Марвин и Жерар продолжили попойку вдвоём. Вообразив себя разгулявшимися хамелеонами, они решили отомстить императору за свою безвременную кончину, уничтожив винные запасы даррийского дворца. Друзья орали о своих планах так громко, что охранявшие их кошки, после долгих споров, доложили Бернару о том, что происходит в покоях принца Аргора.
  Предводитель с каменным лицом выслушал донесение и сухо произнёс:
  - Не обращайте внимания, ребята. Принц заскучал в Джирме и приехал в столицу развлечься. Не отказывайте им ни в чём. Только пусть веселятся, не покидая покоев.
  Рудольф растерянно поклонился и вышел, а Бернар рассмеялся:
  - Ну, Марвин. Маленький паразит! Да и Жерар тоже хорош! А их месть - это нечто! - Он покачал головой и начал писать письмо в Джирму.
  
  Через двое суток принца и эльфа, одуревших от пьянства, транспортировали в кабинет императора и поставили перед его столом. Для того, чтобы удержаться на ногах, золотым кошкам пришлось вцепиться друг в друга. Оценив их старания, Бернар не сдержал улыбки:
  - Приветствую вас, юные мстители!
  - Дбр... утр. - Марвин попытался быть вежливым.
  - Угу, - согласился Жерар.
  - Хороши, голубчики, - хохотнул император. - И это лучшие кошки Джирмы!
  - Угу, - опять согласился эльф.
  - Вчера вас должны были казнить, но я передумал, - насмешливо сообщил Бернар.
  - Угу, - безразлично кивнул Жерар, смутно помня одно: с предводителем лучше не спорить.
  - Сп..сибо, - выдавил Марвин и икнул.
  - Да уж, лишить Аргор таких забавных кошек было бы не простительно... - протянул император и резко приказал: - Марвин, немедленно протрезвей!
  Принц непонимающе уставился на него:
  - Чо?
  - Соберись и протрезвей! - с расстановкой повторил Бернар.
  - Где? - спросил Марвин и преданно уставился на предводителя.
  - Здесь.
  - Чо?
  Бернар вздохнул, поднялся из-за стола и подошёл к пьяным кошкам:
  - Повторяю последний раз, Марвин: соберись и приведи себя в порядок!
  Принц блуждающим взглядом обвёл комнату:
  - Сп..сибо.
  - Пожалуйста. - Бернар залепил ему пощёчину.
  Пирамида рассыпалась - золотые кошки рухнули на ковёр. Оказавшись в горизонтальном положении, они, словно по команде, стали устраиваться поудобнее, чем привели императора в бешенство. Он был уверен, что принц способен собраться даже в таком состоянии, и решил довести эксперимент до конца. Бернар размахнулся и ударил наследника ногой в живот:
  - Вставай, пьяница!
  Марвин ойкнул и открыл один глаз. Он увидел над собой перекошенное злобой лицо предводителя, попытался подняться, но не смог. Бернар ударил ещё раз:
  - Встать!
  Принц завозился на полу, и вскоре ему удалось подняться. Он краем сознания понимал, что предводитель что-то приказывает ему, и этот приказ хорошо бы выполнить. Марвин старательно вслушивался в гневные слова Бернара, пока не уловил сути - протрезветь. Он обрадовался, сообразив, что может сделать то, что велит предводитель и начал колдовать.
  Бернар довольно улыбнулся: наследник оказался на высоте. Между тем принц протрезвел, быстро оценил ситуацию и склонился перед предводителем:
  - Простите нас, сударь.
  Рубиновая кошка уселся за стол и будничным голосом произнёс:
  - Приведи в чувство своего собутыльника. - Марвин выполнил указание, и через минуту две пары преданных глаз взирали на императора. - Вчера вас должны были казнить, но я отменил приказ... - Принц и эльф молча бухнулись на колени. Император благосклонно кивнул и продолжил: - Я простил Вашу детскую выходку. Именно детскую, Марвин. Ты мог бы написать мне письмо вместо того, чтобы, сломя голову, нестись в Дарру! Я назначил тебя управляющим Джирмы, и ты не имел права покидать Догмар без разрешения. На этот раз я простил тебя, но следующая выходка будет последней! - Он замолчал, выдержал паузу, а потом сообщил: - У меня есть задание для вас. - Марвин и Жерар одновременно подняли головы, демонстрируя, что внимательнейшим образом слушают предводителя и с готовностью выполнят любой его приказ. - Ты принц Аргора, Марвин, и этого не изменишь. Я понимаю, что ты закружился в водовороте административных дел и устал. Ты нуждаешься в полноценном отдыхе, мальчик, и ваша пьянка - прямое тому подтверждение. Я также понимаю, что последние годы ты много разъезжал по Аргору, выполняя заказы и набираясь опыта, а, оказавшись запертым в Цитадели, воспринял повышение, как заключение под стражу. Но ты должен был разобраться и с этой работой, иначе какой из тебя предводитель, Марвин? Ты ошибся, приняв заботу о твоём будущем за недоверие.
  - Простите, сударь, - покаянно произнёс принц, опуская голову.
  - Встаньте, мальчики, - ласково скомандовал Бернар, и кошки вытянулись перед ним в струну. - Настало время показать аргорцам, кто здесь хозяин. Ты хотел снова выполнять заказы, Марвин? Так вот, принцу Аргора не пристало заниматься мелкими делами. Я отправляю тебя в карательную экспедицию. Ты посетишь все крупные города Мира и выявишь потенциальных бунтовщиков. Поступай с ними, как сочтёшь нужным, принц. Вот твои полномочия. - Император протянул Марвину бумагу с печатью Джирмы.
  Принц с почтением принял документ - кошка на печати потянулась, словно проснувшись, и зевнула, обнажив острые белоснежные клыки.
  - Но не расправа над заговорщиками главная цель твоей экспедиции, Марвин, - помолчав, продолжил Бернар. - Ты всегда был слишком эмоционален, мой мальчик, а в последнее время твои эмоции и вовсе бьют через край. Они мешают делу. Я даю тебе время, чтобы исправить это. В Дарру принц Аргора должен вернуться настоящим джирмийцем. Иначе - смерть! - Предводитель сурово взглянул на Марвина и перевёл глаза на эльфа: - Жерар! Ты по-прежнему останешься рядом с принцем и будешь помогать ему. Жду вас в Дарре через полтора месяца. Свободны!
  Принц и эльф развернулись и, чеканя шаг, покинули кабинет.
  - С чего начнём, мой принц? - ехидно поинтересовался Жерар.
  - С Наполя! - твёрдо сказал Марвин, и в его глазах вспыхнула ненависть.
  - Не завидую я Сальте, - подмигнул ему эльф и еле слышно добавил: - Осторожней, дружище, ненависть тебе тоже придётся сдерживать.
  Принц огляделся по сторонам и перешёл на шёпот:
  - Не волнуйся, Жерар, теперь, когда Эллард снял с меня заклятье Сов, всё пройдёт без сучка, без задоринки.
  - Хочется верить...
  - Меня больше волнует то, что я так и не понял, знал ли Бернар о заклятье Сов.
  - Похоже, не знал.
  - Или делает вид, что не знал, - вздохнул Марвин. - Если Бернар играет с нами, значит, он задумал убрать нас по-тихому. Где-нибудь в лесочке, руками нашей свиты.
  - К чему такие сложности? - покачал головой эльф. - Мы же всё ещё джирмийцы. Он мог просто приказать нам умереть!
  Друзья вошли в покои принца, где слуги убирали последствия их попойки.
  - Вон! - рявкнул Марвин.
  Слуги побросали вёдра, тряпки и бросились к дверям. Жерар достал свою любимую трубку, повертел её в руках и убрал обратно в карман:
  - Ты помог Элларду, проведал Ильмару...
  - Откуда ты знаешь?
  - Знаю. Не ты один такой умный в Аргоре.
  - Неужели ты следил за мной?
  Эльф расхохотался:
  - Для этого я и был к тебе приставлен.
  - Подлец!
  - Спасибо. А теперь давай отыщем письмо Прощелыги, заберём Ильмару и Элларда и покинем Аргора, пока не поздно.
  - Уйти сейчас? Так ничего и не поняв? - возмутился Марвин.
  - А вдруг, когда мы всё поймём, стоя на эшафоте?
  - Я так не могу, Жерар. Я должен во всём разобраться. Что если Бернар нам не враг, и нам вовсе не обязательно уходить из Аргора?
  Эльф снова достал из кармана трубку:
  - Тогда давай начнём с самого начала. Почему Бернар так носится с тобой?
  Марвин непонимающе взглянул на друга:
  - Что ты имеешь в виду?
  - Почему он прощает тебе то, что другой кошке никогда не сошло бы с рук? Эллард, Ильмара, наш несостоявшийся побег...
  - Если он знает о нём!
  - Знает, - уверено кивнул Жерар. - В противном случае не было бы никакой экспедиции. Он отправит нас в путешествие под присмотром сотни кошек и будет спать спокойно!
  - Но мы умеем перемещаться! - возразил Марвин.
  - На этот случай у него есть Ильмара. Не забывай, она сидит в Шеве, и кошки не спускают с неё глаз. Ты же не готов уйти без неё, не так ли, Марви.
  Принц Аргора опустил голову:
  - Если у Бернара есть планы на счёт меня, то почему он не скажет об этом прямо? К чему эти тайны?
  - Вот это меня настораживает больше всего, - вертя в руках трубку, угрюмо ответил Жерар и повернулся к дверям: - Пойду, поброжу по дворцу. Нас долго не было в Дарре, хорошо бы узнать последние новости!
  - Я с тобой!
  - Сиди уж! - отмахнулся эльф. - При одном взгляде на великого и ужасного принца Аргора у придворных отпадёт охота делиться сплетнями...
  
  
  
  Глава 10.
  Месть.
  
  На рассвете принц Аргора во главе длинной колонны джирмийцев торжественно проехал по улицам прекрасной Дарры, переправился через реку Мирную и вступил на Тайную тропу. Его путь лежал в Наполь. Марвин горел желанием отомстить Ласточкам за то, как они обошлись с ним и Ильмарой.
  Двое суток всадники неслись по пространственно-временному тоннелю, и выскочили из него недалеко от эльфийской столицы. Грохот копыт разорвал тишину Задумчивого леса. Солдаты, охранявшие призрачную дорогу в Наполь, выстроились на пути джирмийцев и приготовились отразить атаку. Марвин поднял руку, и кошки остановились. Принц достал из седельной сумки свиток с императорской печатью, протянул его офицеру, но эльф лишь покачал головой. Хмуро взглянув на печать с оскалившейся кошкой, стражники медленно расступились и замерли по краям дороги, мысленно желая джирмийцам свернуть себе шею на призрачном пути.
  Марвин усмехнулся и уверено направил Ветерка по извилистой невидимой дороге, уходящей в небо. Джирмийцы след в след двинулись за своим принцем. Они поднялись над Задумчивым лесом, миновали городские ворота и поскакали прямиком к дому Сальте. Наполь охватила паника. Испуганные горожане спешили укрыться в домах, кабачках и магазинах, лишь бы не попасться на глаза джирмийцам. После падения клана Беркута, судьба Ласточек висела на волоске. Эльфы обидели наследника императора и страшились его мести.
  Принц Аргора остановил Ветерка у дома Сальте, но не спешился. Он неподвижно сидел в седле, не обращая внимания на подбежавших к нему конюхов.
  - Ждёшь, что Сальте внесёт тебя в дом на руках? - ехидно поинтересовался Жерар.
  - Заткнись, - шикнул на него принц. - Не мешай работать!
  На пороге дома появился Сальте, бледный и подавленный. Тяжёлой поступью он спустился с крыльца, подошёл к Марвину и низко поклонился:
  - Приветствую Вас в Наполе, Ваше высочество.
  Принц надменно взглянул на Сальте и криво ухмыльнулся:
  - Ты заставил меня ждать.
  - Простите, Ваше высочество, - снова поклонился атаман. - Не угодно ли Вам войти в моё скромное жилище и отдохнуть с дороги?
  - Угодно. - Марвин спрыгнул с коня и оказался нос к носу с Сальте. - Как поживает твоя дочь?
  Атаман вздрогнул и с трудом выдавил:
  - Прошу Вас отобедать со мной, Ваше высочество.
  - Конечно, - кивнул принц. - И Бьянка составит нам компанию.
  - Как угодно, сударь, - уныло ответил Сальте и отвёл взгляд.
  Марвин бросил повод конюху, отодвинул испуганного атамана и вошёл в дом. Жерар пристроился рядом и усмехнулся:
  - Развлечёмся?
  - Ещё как, - зло ответил принц и вошёл в услужливо распахнутые двери обеденного зала. - Напомни Сальте, что я жду Бьянку, - бросил он Жерару и направился к столу, вокруг которого суетились слуги. Усевшись во главе стола, Марвин снял перчатки и бросил их на скатерть: - Садитесь, господа! - пригласил он джирмийцев, сделал знак слуге, и тот моментально наполнил его кубок. - Присоединяйся, Сальте, - улыбнулся принц маячившему в дверях атаману. - Или тебе претит сидеть за одним столом с джирмийцами?
  Глава Ласточек доплёлся до стола и плюхнулся на свободный стул, рядом с ненавистным гостем. Марвин одарил его плотоядной улыбкой и провозгласил:
  - За нашего добрейшего и гостеприимнейшего атамана!
  Сальте позеленел и дрожащей рукой потянулся к кубку. Под холодным взглядом принца, он выпил вино, словно воду, и бессильно откинулся на спинку стула. Марвин подмигнул впавшему в ступор атаману и с аппетитом принялся за еду.
  - А ты что не ешь, Сальте? - с угрозой поинтересовался Жерар, и атаман поспешно глотнул вина и отломил кусочек хлеба, чем заслужил молчаливое одобрение Марвина, который с удовольствием поглощал изысканные эльфийские яства, запивая их вином из личных запасов Сальте. Время от времени он нетерпеливо поглядывал на дверь.
  - Так где же твоя дочь, атаман? - наконец, не выдержал принц.
  - Она придёт, - прошептал Сальте, нервно расстёгивая ворот рубашки. - Пожалейте её, Ваше высочество, она совсем ребёнок.
  Марвин отложил вилку и с возмущением посмотрел на главу Ласточек:
  - Как ты мог такое подумать? Я не собираюсь её убивать!
  Безнадёжно вздохнув, Сальте прикрыл глаза рукой, а принц Аргора невозмутимо пожал плечами и продолжил обед. Жерар ухмыльнулся, глядя на убитого горем атамана, и, склонившись к его уху, прошептал:
  - Нужно думать, кого отправляешь на виселицу. А уж если отправляешь, так вешай, а не устраивай шоу.
  Сальте вздрогнул, с его губ сорвался стон и, одновременно со стоном, высокие двери распахнулись, и в зал вошла Бьянка. Марвин поднялся из-за стола и, подойдя к эльфийке, церемонно склонился к её руке:
  - Я счастлив снова видеть Вас, сударыня.
  - Здравствуйте, Ваше высочество, - пролепетала Бьянка.
  - Не робейте, сударыня. Я не обижу Вас. - Принц галантно поклонился и повёл девушку к столу.
  Эльфийка села на краешек стула и замерла, не смея посмотреть в глаза джирмийцу. Усмехнувшись, Марвин вручил ей кубок:
  - Выпьем за встречу, дорогая Бьянка. Я долгие месяцы мечтал о ней. В Иритте Вы произвели на меня неизгладимое впечатление. Как Вы там говорили? "Этот человек хотел отвезти меня в Цитадель"? Или я ошибаюсь?
  - Меня заставили так сказать, - всхлипнула Бьянка.
  - Бедное дитя, - глумливо оскалился Марвин. - Эти злые дяди так жестоко обошлись с тобой. - Он ласково погладил эльфийку по щеке: - Я отомщу за тебя, малышка. Мы вместе отправимся в Иритту, а потом вернёмся домой, в Цитадель.
  - Нет!!! - Бьянка вскочила, но принц схватил её за руку и заставил опуститься на стул.
  - Я не спрашивал твоего мнения! По старой дружбе, я поделился с тобой планами, вот и всё. Не стоит злоупотреблять моей добротой, лапушка.
  - Папа!!! - в панике закричала Бьянка.
  - Папа согласен! - отрезал Марвин и повернулся к Сальте: - Или я ошибаюсь, атаман?
  - Будь ты проклят, подонок! - взорвался глава Ласточек, и Жерар молниеносным движением перерезал ему горло.
  - С почином, Ваше высочество, - поклонился он Марвину. - Вы мастерски вывели на чистую воду изменника. Подумать только, принц Аргора снизошёл до его никудышной дочери, а он, неблагодарная свинья, проклятьями бросается.
  Марвин спихнул труп атамана со стула и махнул застывшим от ужаса слугам:
  - Уберите. Он уже наелся.
  Бьянка завыла, протягивая руки к мёртвому отцу, но пощёчина принца заставила её замолчать.
  - Питер! Жозеф! Отведите даму в её покои и проследите, чтобы она собралась в дорогу!
  Джирмийцы подхватили почти бесчувственную эльфийку и потащили к дверям, а принц недовольно взглянул на друга:
  - Ты лишил меня возможности отомстить, Жерар. Больше не вмешивайся в мои дела без приказа.
  - Простите, мой принц. Но молча сносить оскорбления в Ваш адрес, выше моих сил, - язвительно улыбнулся эльф.
  Марвин внимательно посмотрел на него и поднялся.
  - Заканчивайте обед и отправляйтесь с проверкой по городу! - приказал он свите. - Недовольных убивать на месте! Я закончу дела в доме безвременно почившего Сальте и навещу местную провидицу. Жерар, ты едешь со мной! Встретимся за ужином, господа! - добавил он и вместе с эльфом покинул зал.
  Друзья поднялись на второй этаж и по длинному коридору направились к покоям Сальте. Неожиданно дверь одной из комнат распахнулась, и к ним бросился мальчик лет шести, волоча за собой тяжёлый меч. Джирмийцы остановились, с любопытством наблюдая за стараниями малыша поднять оружие.
  - Вы собираетесь с нами драться, молодой человек? - улыбнулся принц. - Если так, то Вам следует сменить меч на кинжал.
  Мальчик поднял на Марвина заплаканные глаза и решительно заявил:
  - Я всё равно убью вас, принц! Я отомщу за папу и сестру!
  Марвин и Жерар переглянулись. Эльф осторожно забрал у малыша меч и, присев на корточки, спросил:
  - Как тебя зовут?
  - Ваоро.
  - А где твои старшие братья, Ваоро? Почему они не бегут защищать сестру и мстить за смерть отца?
  - Они бояться Вас, сударь.
  - А ты?
  - Я тоже боюсь, - шмыгнул носом мальчик, - но должен же кто-то отомстить.
  Марвин погладил малыша по голове:
  - Ты смелый эльф, Ваоро. Идём со мной.
  Принц взял ребёнка за руку и вошёл в покои атамана. Рамина вскочила, увидев рядом с джирмийцами сына.
  - Отпустите его, Ваше высочество! - вскрикнула она и упала на колени. - Вы отняли у меня мужа и дочь. Пощадите моего малыша, прошу Вас.
  - Встаньте, сударыня! - приказал Марвин. - Я не собираюсь убивать Ваоро. Более того, я назначаю Вашего младшего сына главой клана Ласточки.
  - Что? - опешила Рамина. - Ему всего шесть лет!
  - Это не имеет значения! - отрезал принц и посмотрел на Жерара: - Составь указ, я его подпишу, а вечером мы объявим об этом клану. - Наследник Бернара потрепал мальчика по щеке и ласково произнёс: - Я надеюсь на тебя, Ваоро. Не подведи.
  - Я ненавижу Вас, сударь.
  - Я знаю, Ваоро, но это тоже не важно, - задумчиво пробормотал Марвин и, вздохнув, добавил: - На Вашем месте, Рамина, я, первым делом, научил бы мальчика держать язык за зубами. Боюсь, такие речи не продлят ему жизнь. - И принц вышел, оставив Рамину в недоумении.
  - Хорошая шутка, - заметил Жерар, нагнав друга.
  - Я приехал мстить, а не убивать детей! - сквозь зубы процедил принц.
  Эльф схватил его за рукав и заставил остановиться:
  - Нам нужно поговорить, Марви! Ты полон эмоций! Они прут из тебя, как тесто из квашни! Скоро не только я, но и вся свита поймёт, что с тобой что-то не так! Следи за собой, Марви!
  Принц отдёрнул руку и молча пошёл вперёд. С досадой покачав головой, Жерар зашагал следом. Друзья вышли из дома и зашагали по тихим, словно вымершим, улочкам Наполя.
  - Ты не прав, Жерар, - неожиданно заговорил Марвин. - Это раньше со мной было всё не так, а теперь я стал самим собой. Бернар всю жизнь внушал мне, что я должен руководствоваться холодным расчётом, а не чувствами. За малейшее проявление эмоции он наказывал меня строже, чем остальных. И только путешествие с Эллардом и борьба с заклятьями Камиллы и Сов помогли мне понять, чего боялся Бернар. Он не хотел, чтобы я стал похож на своего отца, мага-прощелыгу!
  - Ты говоришь ерунду! - возразил Жерар. - Все дети Леопольда мертвы, за исключением Элларда.
  - Значит, не все, - пожал плечами принц.
  - И на чём же основана твоя уверенность?
  - Я умею делать тоже, что и Эллард, и даже больше. Тебя никогда не смущало, что я так легко справился с магией Беркутов и Ласточек?
  - Ты уникальный маг.
  - Вот именно, Жерар. Откуда взяться такому магу на Аргоре, если он не сын Леопольда? Только родство с ним ставит всё на свои места! Бернар с самого начала знал, кто я. Он забрал меня в Джирму, чтобы использовать как оружие для переворота. И я посадил его на аргорский престол.
  Эльф хмуро взглянул на принца:
  - Ты - отличный боевой маг и хороший товарищ, Марвин. Чтобы ни думал Бернар, ты верен касте, и пока это так, я на твоей стороне. Но постарайся держать эмоции в узде, дружище, иначе предводитель всё-таки отправит нас на плаху.
  Марвин согласно кивнул и остановился:
  - Пришли.
  Жерар взглянул на большой двухэтажный дом, стены которого украшала затейливая вязь магических узоров, и присвистнул:
  - Ты действительно собираешься войти туда, Марви?
  - Мы уже были там однажды, - усмехнулся принц.
  - Да помню я, - поморщился эльф, - но эта Эладия...
  - Можешь подождать меня здесь.
  Жерар снова взглянул на дом и поправил меч:
  - Я не могу оставить Бернара без красочного описания твоей битвы с лучшей эльфийской провидицей.
  - Думаешь, будет битва? - рассмеялся Марвин.
  - Хвастун, - буркнул эльф, снедаемый дурными предчувствиями, и стиснул рукоять меча: - Пошли уж, чего тянуть.
  Принц Аргора смёл охранное заклинание и вошёл в дом. Жерар тенью следовал за другом.
  Огромный полутёмный холл встретил джирмийцев могильной тишиной. В глубоких нишах, наполовину завешанных тяжёлыми коричневыми портьерами, мерцали магические свечи. По стенам, как живые, передвигались серые причудливые тени, а под арочным потолком, словно тучи мошкары, вились мелкие красные искры. Внезапно свечи ярко вспыхнули, и красные искры ринулись на незваных гостей. Джирмийцы одновременно вскинули руки, и пол усеял розоватый пепел.
  - Эладия! - крикнул Марвин. - Выходи! Хватит прятаться!
  Тяжёлая портьера дрогнула, и из дальней ниши выступила эльфийская провидица. Белые распущенные волосы серебристой мантией окутывали её статную фигуру.
  - Вижу, ты разобрался в нашей магии, - сухо произнесла она и скользящей походкой приблизилась к принцу Аргора. - Вижу, ты и с собой разобрался, мальчик. Это похвально.
  - Спасибо, - криво усмехнулся Марвин. - Я выношу тебе смертный приговор за предательство, Эладия. И если не будешь сопротивляться, умрёшь быстро, ибо я решил проявить милосердие. Ты, как-никак помогла выжить моей жене. Итак, ты готова умереть, Эладия?
  - А ты, джирмиец? Я - провидица, и знаю, чем закончится наш поединок.
  - Значит, поединок, - небрежно проронил принц.
  - Я рискну убить тебя, - мягко улыбнулась Эладия. - Ты готов умереть, джирмиец?
  - Я готов ко всему, ведьма.
  Эльфийка что-то пробормотала себе под нос, и Марвин отшатнулся, увидев вместо Эладии своего двойника. Провидица воспользовалась его замешательством и вытянула руки, будто желая заключить принца в объятья. Руки стали стремительно удлиняться, и в мановение ока сомкнулись на горле опешившего Марвина. Жерар выхватил меч и, прошептав заклинание, рубанул по запястьям эльфийки. Эладия вскрикнула, отскочила от принца и вновь стала собой.
  - Марвин! - заорал Жерар. - Не стой столбом!
  Принц очнулся, тряхнул волосами, и на Эладию обрушился водяной смерч. Эльфийка ловко увернулась, а смерч втянулся в деревянный пол.
  - Ты уже показывал мне этот фокус, малыш! - расхохоталась она. - Кто же повторяется в магических дуэлях дважды?
  Марвин скрипнул зубами:
  - Хочешь узнать перед смертью что-нибудь новенькое, бабуля? - Он потёр ладони, и Эладия взвизгнула: из тёмных углов холла на неё уставились голодные злые твари с безумными глазами и острыми белыми клыками.
  Чудовища высунули мясистые пупырчатые языки и, роняя на пол зловонную розоватую слюну, стали окружать эльфийку. Эладия замерла от ужаса, но быстро взяла себя в руки и, прошептав заклинание, с торжеством взглянула на принца Аргора.
  Марвина передёрнуло: его создания тянулись к юной охотнице.
  - Марвин! - взмолилась Ильмара. - Помоги мне, Марвин!
  - Ты странная дама, Эладия, - широко улыбнулся принц. - Только что ты любезно сообщила мне, что в магических дуэлях не принято повторяться, но сама почему-то не следуешь этому правилу. Прощай!
  Марвин ухмыльнулся, глядя, как чудовища припадают на лапы, готовясь к смертельному прыжку. Удовлетворённо кивнув, он отвернулся от провидицы и протянул руку другу:
  - Спасибо за помощь, Жерар.
  - Я знал, что мне понадобиться меч, - вздохнул эльф. - Ты совершенно безответственно подошёл к вопросу ликвидации колдуньи, принц! Где была твоя...Берегись! - внезапно заорал он, увидев блеснувших в руках Эладии клинок, и толкнул друга на пол.
  Но заговорённый стилет всё же нашёл свою жертву: описав дугу, он вонзился в плечо Марвина.
  - Хоть так, - проворчал Жерар и стёр со лба пот. Ему с трудом удалось справиться с мощной магией провидицы и отвести смертоносный клинок от горла друга. - Я же говорил, что Эладия не так проста, - раздражённо буркнул эльф и, склонившись над Марвином, осторожно вытянул стилет из раны. Он повертел его в руках и отбросил в сторону.
  - Вот стерва! - Принц сел, придерживая кровоточащую рану, и со злым удовлетворением стал наблюдать, как созданные им твари рвут на части тело эльфийки. Рукав его рубашки темнел от крови, и Жерар недовольно поморщился:
  - Представляю, как "обрадуется" Бернар, узнав что ты опростоволосился в первом же городе! Идём скорее, Марви, тебе нужна помощь друида.
  - Ни за что! - замотал головой принц. - Я не позволю этим гадам дотрагиваться до меня! Я вылечусь сам!
  - Как?
  - Без магии! Перевяжи мне руку, Жерар. Нужно остановить кровь.
  Извергая отборные ругательства, эльф стянул с себя рубашку и, разорвав её на полосы, перетянул плечо друга.
  - Одним секретом больше, одним меньше. - Марвин поднялся, виновато посмотрел на Жерара и махнул здоровой рукой.
  - Та-ак, - протянул эльф, исподлобья разглядывая новую рубашку друга. - И о чём ещё не знает каста?
  - Например, об этом. - В руке Марвина появился бокал вина. - Я собирался рассказать, но так сложилось...
  Жерар помолчал, раскачиваясь на каблуках, а потом сказал:
  - Очень надеюсь, Марвин, что ты не припрятал в рукаве что-нибудь посерьёзней еды и одежды.
  - Пойдём. Мы и так задержались здесь гораздо дольше, чем я планировал. - Швырнув бокал в стену, Марвин наколдовал другу рубашку, испепелил монстров и вышел на улицу.
  - Куда ты вляпался, Жерар? - вслух спросил себя эльф. - Плаха всё ближе и ближе. Ну, почему я иду на поводу у этого мальчишки?
  Друзья вернулись в дом Сальте и заперлись в покоях для гостей. Жерар наложил на рану принца заживляющую мазь и туго перевязал руку. После этого, эльф написал указ о назначении Ваоро главой клана Ласточки. Марвин подписал его и приложил к подписи личную печать, а затем приказал накрыть в парадном зале столы и собрать эльфов. Он зачитал им указ, и никто не посмел возразить принцу Аргора. Младшему сыну Сальте торжественно вручили тяжёлый золотой лук и надели на палец перстень отца. С позволения принца Рамина увела ребёнка, а остальные эльфы, под присмотром джирмийцев, были вынуждены пировать до утра, прославляя императора и нового главу клана.
  Около полуночи Марвин покинул парадный зал и отправился в приготовленные для него покои, попросив Жерару привести к нему Бьянку. Скинув плащ и сапоги, он растянулся на кровати и устало вздохнул: раненая рука болела и ныла, а кровь никак не хотела останавливаться: "Никто не должен узнать... Я продолжу путешествие, а, вернувшись в Дарру, найду послание Леопольда. Это единственный шанс для Мары и Элларда".
  Скрипнула дверь, и в комнату вошли Жерар и Бьянка. Эльф взглянул на бледное, осунувшееся лицо принца и покачал головой:
  - Как ты?
  - Нормально, - через силу улыбнулся Марвин и, смерив эльфийку презрительным взглядом, сказал: - Мне надо поспать, Жерар, а ты развлекись немного с нашей девочкой.
  - Хочешь посмотреть? - подмигнул ему эльф.
  - Почему нет.
  Бьянка вскрикнула, и Жерар зажал ей рот ладонью.
  - Не шуми, принц отдыхает. И вообще, прежде чем заговорить или пискнуть, нужно дождаться разрешения.
  - Правильно. Главное, не шуми, - тихо проговорил Марвин и уснул...
  
  Спустя неделю принц Аргора прибыл в Иритту. Самый весёлый город эльфов встретил правительственную делегацию пустыми улицами и напряжённой тишиной. Но Иритта только казалась мёртвой. Марвин чувствовал, как из-за закрытых дверей и неплотно задвинутых штор за ними следят сотни испуганных глаз. Взгляды аргорцев были прикованы к джирмийскому принцу и дочери Сальте, сидящей за его спиной. На Бьянке красовалось богатое платье из розового шёлка, на шее и руках сверкали изумительные драгоценности, но роскошный туалет выглядел, как насмешка над пленницей: в Иритте уже знали, что Бьянка теперь рабыня Цитадели.
  Всадники неторопливо подъехали к особняку мэра, спешились и вошли в здание. Пройдя по пустым коридорам, Марвин распахнул дверь кабинета и обаятельно улыбнулся:
  - Добрый день, господин мэр.
  - Д..д..добрый, - заикаясь, пролепетал пожилой эльф. У него не было сил встать и поприветствовать гостя, как полагается.
  Принц Аргора подошёл к столу и заглянул мэру в глаза:
  - Пришло время устроить очередное шоу, приятель. Жерар! - скомандовал он, сожалея, что из-за раны не может действовать сам.
  Эльф поклонился принцу, рывком выдернул мэра из-за стола и потащил к выходу, а Марвин подмигнул Бьянке:
  - Мы начинаем мстить твоим обидчикам, дорогая.
  Жерар выволок мэра на площадь и бросил на мостовую у ближайшего фонарного столба. Питер подал ему верёвку, эльф ловко перекинул её через перекладину и ловко связал петлю.
  На площади было пусто, но Марвина это не смутило.
  - Жители и гости Иритты! Я специально приехал в ваш город, чтобы продемонстрировать, как правильно организовать казнь через повешение! - Он обернулся к свите: - Думаю, одного мэра нам маловато. Отыщите главного судью и его помощников, а так же прокурора и адвоката. Шесть хорошее число.
  Несколько джирмийцев отделились от свиты и, вскочив на коней, отправились выполнять приказ, а Марвин продолжил:
  - Так вот! Для того, чтобы повесить человека, виновного в измене императору, совсем не обязательно устраивать суд. Главное - желание избавить Мир от негодяя, и тянуть с этим нельзя! Жерар!
  - Всё готово, Ваше высочество.
  - Благодарю, - церемонно кивнул ему Марвин и громко провозгласил: - Мэр Иритты приговаривается к повешению за покушение на жизнь принца Аргора! Рыданий о пощаде слушать не будем. Приговор обжалованию не подлежит и приводится в исполнение немедленно!
  Жерар ухмыльнулся и накинул петлю на шею мэру, который от ужаса с трудом соображал, что происходит. Мэр так и не успел осознать, что живёт последнюю минуту. Джирмиец дёрнул за верёвку, и приговорённый взлетел в воздух, отчаянно дрыгая ногами.
  Марвин проследил за его агонией и недовольно огляделся:
  - Где остальные?
  В ответ на его слова, на площадь влетел всадник. Он осадил коня рядом с принцем и кинул к его ногам главного судью Иритты.
  - Добрый день, господин Томас, - вежливо поприветствовал его принц.
  Жерар поднял судью на ноги, отряхнул его одежду и вопросительно посмотрел на Марвина.
  - Дамы и господа! Повторный урок! Итак, перед вами...
  На площадь выскочили сразу несколько всадников, и к ногам принца полетели помощники главного судьи, прокурор и адвокат.
  - Какая встреча, господа! - злорадно оскалился Марвин. - Присоединяйтесь к нашему шоу! - Он сделал знак свите, и джирмийцы стали быстро вязать петли. - Итак, дамы и господа, продолжим! Повторяю: для того, чтобы повесить человека, нужно иметь желание и верёвку!
  Услышав это, адвокат потерял сознание. Марвин с сочувствием посмотрел на него, и глаза его блеснули мальчишеским озорством.
  - Пусть лежит, - хохотнул он и посмотрел на остальных подсудимых: - Вы четверо приговариваетесь к смерти за попытку убить меня! Приговор окончательный и обжалованию не подлежит! Последнего слова вы недостойны, так что прошу на виселицу, господа!
  Прокурор и судьи истошно завопили, но джирмийцы быстро заткнули им рты и накинули на шеи петли. Принц взмахнул рукой, и на фонарях забились четверо эльфов. - Тебе понравилось, детка? - Марвин лукаво взглянул на Бьянку - Впрочем, не отвечай, я и сам знаю, что понравилось, - глумливо произнёс он и приказал: - Жерар! Подними адвоката, ему холодно!
  Золотая кошка расхохотался, поставил адвоката на ноги и несколько раз с силой ударил его по щекам.
  - Привет, - усмехнулся принц Аргора, когда эльф открыл глаза. - Только не надо благодарить меня.
  - За что? - ошалело выпалил адвокат и собрался было снова упасть в обморок, но Жерар, ударом кулака, пресёк его попытку уйти от разговора.
  - Во-первых, я не казнил тебя, как ты, надеюсь, заметил, - хмыкнул Марвин.
  - Благодетель! - завопил адвокат и бухнулся на колени, припав к его сапогам. - Отец родной!
  Принц брезгливо оттолкнул его и рявкнул:
  - Встать!
  Адвокат вскочил и испуганно залопотал:
  - Простите, сударь, больше никогда!
  - Ловлю на слове, - благодушно кивнул Марвин. - Итак, во-вторых, за блестящую речь в мою защиту, Вы, господин адвокат, назначаетесь мэром Свободного города Иритты!
  Адвокат открыл рот и растерянно уставился на принца:
  - Я?
  - Ты, - усмехнулся Марвин. - Идём, будешь осваиваться в новом доме. Надеюсь, ты не откажешь мне в хорошем обеде, господин мэр?
  - В обеде? Да я... я... - начал было адвокат, но принц перебил его:
  - Хватит болтовни, действуй!
  Новый мэр Иритты коротко поклонился и припустил к дому, крича на ходу:
  - Лучшие покои для великого принца Аргора! Немедленно накрыть столы! Его высочество желают обедать!
  - Вы неподражаемы, мой принц. - Жерар расплылся в улыбке, и остальные джирмийцы тоже заулыбались, предвкушая кровавую потеху.
  Марвин улыбнулся им в ответ, взял Бьянку за руку и направился к особняку, обдумывая, что ещё может совершить принц Аргора в Иритте.
  
  После обеда, принц отправил джирмийцев в город, выискивать недовольных, вручил Жерару Бьянку и лёг спать. Рана затягивалась, но всё ещё болела, а сон приносил облегчение, так что Марвин старался проводить в постели каждую свободную от дел минуту.
  Пока принц Аргора спал, а Жерар веселился с эльфийкой, джирмийцы прочесали город, вылавливая не понравившихся им горожан, которых незамедлительно вздёргивали на фонарных столбах, вешая на грудь табличку: "Государственный преступник". К ночи, Иритта была украшена доброй сотней таких надписей, а джирмийцы вернулись в дом мэра и доложили принцу об успешно проведённом рейде.
  Это ночь стала самой тихой в истории Иритты...
  
  
  
  
  
  Глава 11.
  Шева.
  
  Утром Марвин со свитой покинул Иритту и помчался к Неприступному острову. Шева становилась всё ближе, и Жерар всё тревожней поглядывал на друга. Когда джирмийцы выскочили на окраину города Попрошаек, эльф вплотную приблизился к Марвину и шепнул:
  - Бернар замер, ожидая промаха с твоей стороны.
  Принц пронзительно посмотрел в непроницаемые фиалковые глаза друга, и громко скомандовал:
  - К Лорану! - Он пришпорил коня и врезался в толпу горожан, давя всех, кто не успел отскочить в сторону.
  Вскоре карательный отряд остановился перед воротами дворца главы клана Хамелеона, и Лоран, в отличие от Сальте, не заставил себя ждать. Он вышел навстречу принцу и лично распахнул перед ним ворота. Марвин спешился, подошёл к отцу Элларда и... обнял его:
  - Рад видеть Вас, Лоран. Именно Вам я обязан возвращением в Джирму.
  - Спасибо за добрые слова, Ваше высочество, - отступив, поклонился хамелеон. - Прошу Вас оказать мне честь и быть моим гостем.
  - Не нужно церемоний, Лоран. Для Вас я просто Марвин. - Принц Аргора сердечно улыбнулся.
  Лоран проводил Марвина и Жерара в приготовленные для них покои, окинул насмешливым взглядом Бьянку и удалился, сообщив, что спешит лично проверить, как идёт подготовка к торжественному обеду.
  - Прими ванну, Бьянка! - приказал Марвин, и эльфийка послушно отправилась в соседнюю комнату, тихо прикрыв за собой дверь.
  Золотые кошки накрыли комнату щитом из смеси джирмийской и воровской магий, и только тогда Марвин спросил:
  - Что ты хотел сказать, Жерар?
  - Твоя поездка в Шеву - проверка. Лоран обязательно заговорит об Ильмаре. Советую не уклоняться от этого разговора, Марви. Возможно, именно от него зависит наше будущее.
  Принц опустился в кресло и тяжело вздохнул:
  - Я сделаю всё, как надо, Жерар.
  - Очень на это надеюсь, Марвин...
  
  Обед в честь принца Аргора проходил с размахом. Огромные столы ломились от обилия разнообразных блюд, дорогих вин и удивительных фруктов, которыми славился остров Неприступный. Играла негромкая музыка, хорошенькие служанки сновали среди гостей и хозяев, подливая вино и одаривая и тех, и других многообещающими улыбками. Разговоры за столами становились всё громче: Джирмийцы и попрошайки как всегда нашли общий язык. Обед был в самом разгаре, когда Лоран, как бы между прочим, произнёс:
  - Мы заботимся о твоей собственности, Марвин.
  Принц удивлённо приподнял брови:
  - Она жива?
  - Конечно, ведь ты сам поручил Ильмару нашим заботам.
  Марвин рассмеялся:
  - Замечательно. Где она? Я могу взглянуть на неё прямо сейчас?
  Лоран развёл руками:
  - Девчонка не захотела жить во дворце, и мы пристроили её работать на улице.
  - Ты что, позволил моей собственности стать всеобщей? - нахмурился принц.
  - Нет-нет, - заверил его Лоран, - речь идёт не о проституции, Марвин. Она просит милостыню. Извини, я не знал, вернёшься ли ты за ней, а я не могу позволить себе держать иждивенку. Не волнуйся, девочка работает на свежем воздухе и хорошо питается. Правда, есть одна маленькая деталь.
  - Какая?
  - Ильмара носит твоего ребёнка.
  - Вы здесь что, с ума посходили? - прошипел Марвин. - С чего вы, вообще, решили, что это мой ребёнок?
  - Так говорит Ильмара, - осторожно ответил Лоран.
  Неожиданно принц успокоился и добродушно улыбнулся:
  - Впрочем, если отец я, то мальчик попадёт в Джирму, а с девочкой можете делать всё, что угодно.
  - А Ильмара?
  - Завтра я взгляну на неё и решу, что с ней делать, - отмахнулся Марвин и сменил тему: - Я хочу поздравить тебя, Лоран. Эллард стал настоящим предпринимателем. Представляешь, он ухитрился всучить нам даже свою невесту. Вот это я понимаю, деловая хватка. Честное слово, я горжусь знакомством с ним.
  Лоран польщено улыбнулся:
  - Эллард кардинально изменился. Он наконец-то стал вести себя, как настоящий Принц Попрошаек.
  - Цитадель будет рада продолжить торговые отношения с ним, - церемонно произнёс Марвин, всем своим видом показывая, что ему скучно.
  Лоран сделал едва уловимый знак, и возле принца появилась высокая пышногрудая девица. Она подлила высокому гостю вина и призывно улыбнулась. Марвин оценивающе оглядел безукоризненную фигуру проститутки, встал и бесцеремонно провёл ладонью по её груди. Девушка хихикнула и вплотную придвинулась к джирмийцу, с вызовом глядя ему в глаза. Принц ухмыльнулся и, схватив проститутку за волосы, впился в её губы.
  - Вы пылкий любовник, Ваше высочество, - часто дыша, прошептала девушка, когда Марвин отпустил её. - Я почту за честь скрасить Ваше одиночество.
  Принц не мог отказаться: он знал, что Лоран доложит предводителю о каждом его шаге, жесте, слове. Подавив жгучее желание немедленно устроить резню, начав с отца Элларда, он обнял проститутку за плечи и ухмыльнулся:
  - Пойдём, крошка, посмотрим на что ты способна. Предупреждаю, меня не легко удивить.
  - Я постараюсь, - игриво промолвила девушка.
  - Тогда вперёд! - скомандовал Марвин и, распрощавшись с Лораном до утра, покинул обеденный зал.
  Жерар схватил Бьянку за руку и потащил её вслед за принцем. Он не имел права, да и не хотел, оставлять Марвина без присмотра, тем более, эльф догадывался, что кто-то из джирмийцев дублирует его отчёты императору. Жерар должен был позаботиться, чтобы имидж принца Аргора остался на должной высоте...
  
  Тёплые утренние лучи золотого солнца проникли сквозь лёгкие занавески и скользнули по обнажённому телу эльфийки. Бьянка сидела в углу спальни и безучастно смотрела как Марвин и Жерар неспешно убивают шпионку Лорана. Бьянке не было жалко девушку. Она радовалась тому, что эльф почти не прикасался к ней этой ночью: принц привлёк Жерара к веселью с проституткой, а эльфийке приказал смотреть "представление". Бьянке позволили забиться в уголок, где она и просидела всю ночь тише мыши, боясь, что кошки не наиграются и займутся ею. Никогда в жизни, она не думала, что в человеке столько крови. Порой эльфийке начинало казаться, что она сходит с ума, а временами, к горлу подступала тошнота, и девушка зажимала рот руками, сдерживая рвоту. Проститутка истошно кричала и билась в руках джирмийцев, но к утру вопли стихли: она перестала шевелиться, а взгляд стал пустым. Марвин пнул бесчувственное тело ногой и направился к постели:
  - Заканчивай с ней, Жерар, - устало приказал он и растянулся на кровати.
  - Тебе не стоило так напрягаться, - проворчал эльф, воткнув кинжал точно в сердце проститутки. - Ты ещё не достаточно окреп, Марвин.
  Но принц не услышал его слов, он уснул, едва голова коснулась подушки. Жерар бросил критический взгляд на труп и, не оборачиваясь, произнёс:
  - Иди сюда, Бьянка.
  Эльфийка сползла со стула и, пошатываясь, добрела до джирмийца. Жерар поднялся и окровавленной рукой провёл по её белокурым волосам:
  - Не бойся, малышка. Будь послушной, и с тобой такого не случиться.
  Бьянка прижалась к эльфу, не обращая внимания на его залитую кровью одежду. Жерар улыбнулся и обнял дрожащую девушку:
  - Тебе страшно?
  - Мне холодно.
  - Это поправимо, - негромко рассмеялся эльф и повалил Бьянку на пропитанный кровью ковёр.
  Жерар не ожидал такого эффекта: дочь Сальте отдалась ему так, словно джирмиец был долгожданным мужчиной её мечты. Эльф остался доволен пленницей. За две недели Бьянка стала полностью соответствовать стандартам джирмийской рабыни.
  Утром, с согласия принца, он передал Бьянку в распоряжение Жозефа и Питера, строго напомнив им, что эльфийка должна дожить до Джирмы. Дочь Сальте с ужасом поняла, что желание понравится Жерару сыграло с ней злую шутку. Вместо того, чтобы оставить её себе, как надеялась Бьянка, эльф отдал её на растерзание свите принца...
  
  В половине одиннадцатого утра принц Аргора в сопровождении Лорана, Ринаты и многочисленной пышной свиты из джирмийцев и попрошаек отправился на другой конец города, где на рыночной площади просила милостыню его жена.
  - Надеюсь, я не нанёс непоправимого ущерба твоему клану, Лоран? - вальяжно поинтересовался Марвин. - Твоя девочка доставила мне удовольствие, и я готов заплатить за неё.
  - Считайте её моим подарком, принц.
  - Не хмурься, Лоран. Джирма в состоянии оплатить удовольствия своего принца. Сколько?
  - Я же сказал, это - подарок, Марвин. Не обижай меня.
  - С таким постным выражением лица подарков не делают, Лоран. Признайся, она нравилась тебе? - подмигнул ему принц и очаровательно улыбнулся Ринате. - Хотя, имея такую жену, вряд ли стоит посматривать на сторону. Вы прекрасны, сударыня.
  Рината поёжилась под хищным взглядом джирмийца:
  - Вы мне льстите, принц. Я давно уже не молода и не так хороша, как прежде.
  Марвин бесцеремонно оглядел жену Лорана, словно это была одна из выставленных на продажу девушек:
  - Вы недооцениваете себя, сударыня. Ласки зрелой женщины порой бывают куда интересней, чем возня с неопытной девчонкой, не так ли, Лоран?
  - Вы лучше меня разбираетесь в этом, Ваше высочество, - с поклоном ответил глава Хамелеонов и попытался сменить тему: - Вам нравится Шева, принц?
  - Шева так же красива, как твоя жена, Лоран.
  - Я польщён, - пробормотал глава Хамелеонов и облегчённо вздохнул, когда Марвин повернулся к Жерару...
  Длинная пестрая процессия торжественно двигалась по Шеве, притягивая удивлённые взгляды горожан. Совместный выезд джирмийцев и попрошаек вызывал у них тревогу и любопытство. Особое внимание уделялось принцу Аргора, который на фоне своей разряженной свиты и расфуфыренных Попрошаек, выглядел подчёркнуто просто. Каждый аргорец безошибочно узнавал в скромно одетом двадцатилетнем юноше второго человека в Мире.
  Процессия выехала на рыночную площадь, и Марвин увидел Ильмару. Охотница сидела на своём обычном месте и смотрела на коробку, ожидая когда та наполнится, и она пойдёт обедать с Дериком. Шум и крики привлекли её внимание. Девушка подняла голову и окаменела...
  Марвин подъехал к жене и остановился. Разодетые всадники окружили нищенку со всех сторон, и она сжалась в комок, не зная чего ожидать от этого странного визита.
  Несколько минут принц Аргора с любопытством рассматривал свою собственность, а потом спешился и подошёл к ней.
  - С тобой хорошо обращаются, детка? - строго поинтересовался он.
  - Да, сударь, - прошептала Ильмара, обхватив живот дрожащими руками.
  - Встань!
  Девушка неуклюже поднялась и опустила голову: ей было больно видеть Марвина холодным и недосягаемым.
  Принц провёл ладонью по выпирающему животу Ильмары и похлопал её по щеке:
  - Я не только получил удовольствие от общения с тобой, крошка, но и принес пользу касте. Мой ребёнок будет великолепным джирмийцем. Ты рада?
  - Да, сударь, - всхлипнула Ильмара.
  - Не смей плакать. Это сделает ребёнка нервным, - наставительно сказал Марвин и, отстегнув от пояса кошелёк, бросил его под ноги девушке. - Купи себе что-нибудь. Я даю эти деньги тебе.
  - Спасибо, сударь, - с надрывом произнесла охотница, схватила руку принца и поднесла её к губам. - Спасибо, что не забыли меня. Джирмийцы хорошо заботятся обо мне. Ваш ребёнок родится здоровым и сильным, сударь...
  Марвин отнял руку и недовольно спросил:
  - Джирмийцы? А попрошайки?
  Ильмара испуганно покосилась на Лорана и Ринату, но принц схватил её за подбородок и заставил смотреть себе в глаза:
  - С какой стати ты пялишься по сторонам, когда перед тобой хозяин?
  - Простите, сударь, - выдавила Ильмара.
  - Я задал вопрос! - Марвин разжал пальцы, и девушка затараторила:
  - Приближается время родов, сударь, и мне с каждым днём всё труднее высиживать положенные часы, но я справлюсь, Ваше высочество. Главное, чтобы это не повредило Вашему ребёнку.
  Марвин ещё раз погладил её большой живот и вскочил на коня.
  - Как же так, Лоран? - ехидно поинтересовался он. - Ты говорил, что заботишься о моей собственности, а на деле выясняется, что её содержат джирмийцы! К тому же, девчонка явно запугана, если прямо не отвечает на вопрос своего господина! Я должен был наказать её, но, похоже, виновата не она, а ты! Разве ты не понимаешь, что мой ребёнок - будущий джирмиец?!
  - Ильмара вступила в наш клан и живёт по его законам! - решительно заявил Лоран.
  - Она моя собственность! Я лично просил тебя позаботиться о ней!
  - Я позаботился.
  - Это ты называешь заботой? - Марвин указал на потёртый коврик и коробку с монетами.
  - Вы можете забрать её в Джирму, и содержать, как считаете нужным! - разозлился Лоран.
  Принц Аргора плотоядно оскалился:
  - Повтори, что ты сказал?
  - Если Вас не устраивает, как я забочусь об этой шлюшке, ухаживайте за ней сами!
  - Ты указываешь касте что делать? - вкрадчиво спросил Марвин, и Лоран, почувствовав, как разом напряглись джирмийцы, опомнился.
  - Простите, сударь, но я не могу слушать, как эта стерва врёт своему хозяину!
  - Она не посмела бы солгать мне! - отрезал Марвин. - Хотя... Мы можем выяснить правду у джирмийцев, которые, в отличие от попрошаек, не врут друг другу. Ильмара! Кто помогает тебе?
  - Дерик, сударь.
  Принц Аргора привстал в стременах и громко позвал:
  - Дерик!
  Из толпы зевак вынырнул перепачканный мальчишка-попрошайка и склонился перед Марвином:
  - Я здесь, Ваше высочество.
  - Ты слышал наш разговор?
  - До последнего слова, сударь.
  - Девчонка врёт?
  - Нет, сударь. Я забочусь о Вашей собственности с момента её появления на этой площади. Она голодала, и моему наставнику пришлось просить разрешения у предводителя, чтобы я вступил с ней в непосредственный контакт. Я кормлю её каждый день, иначе она не выносит ребёнка касты. Я ежедневно наполняю её коробку мелочью, иначе Фред накажет её, что может плохо отразиться на ребёнке, который принадлежит Джирме. Несколько раз попрошайки пытались отнять у девчонки деньги и избить, но я убивал каждого, кто смел поднять руку на женщину, которая вынашивает джирмийца. Попрошайки ненавидят её, и мне пришлось поселиться в той же ночлежке, чтобы ночью кто-нибудь не перерезал ей горло. Она спит среди грязных оборванцев, рискуя подцепить от них какую-нибудь заразу... Но за состоянием её здоровья следит друид Граниус.
  - Спасибо, Дерик. Это твоё первое задание?
  - Да, Ваше высочество, - поклонился мальчик.
  - Ты отлично справляешься с ним. Я доложу предводителю, что ты достоин награды. Иди.
  - Благодарю Вас, сударь, - счастливо улыбнулся игривая кошка и исчез в толпе.
  - Что скажешь, Лоран? - с угрозой спросил принц. - Будешь обвинять во лжи джирмийца?
  - Чего ты добиваешься, принц? - прошипел глава Хамелеонов. - Хочешь убить меня? Убивай! Я взял никому не нужную девчонку в свой клан только потому, что она принадлежит тебе! Все отказались от этой шлюхи! Ты бросил её на произвол судьбы и вернулся в Джирму! Да не будь Ильмара беременна, никто из джирмийцев и не вспомнил бы о ней! Вы засуетились, только узнав о ребёнке! Что ж вы не забрали её в Цитадель? Или в Дарру? Я хоть сейчас отдам её вам! Забирайте! - проорал он, глядя в глаза Марвину.
  - Теперь ты даёшь советы не только касте, но и императору? - рявкнул принц и наотмашь ударил Лорана по лицу. - Бернар оказал тебе честь, оставив на твоём попечении нашего ребёнка! - гневно вскричал он. - Неужели тебе было тяжело предоставить нормальное жильё и досыта кормить одну женщину в течение девяти месяцев? Ты прекрасно знаешь, что мальчик отправиться в Цитадель, а на девчонке ты смог бы заработать! Ильмара молода и красива, и я мог бы подарить её тебе, а уж ты бы придумал, как покрыть нанесённые клану убытки!
  Лоран открыл рот, собираясь что-то сказать в своё оправдание, но не успел: Ильмара зарыдала в голос, бросилась к принцу и вцепилась в его сапог:
  - За что, Марви? Почему ты не убил меня?
  Жерар спрыгнул с коня, оттащил девушку от принца и залепил ей пощёчину.
  - Что ты себе позволяешь, тварь? - зарычал он, нависая над охотницей. - Кто разрешил тебе говорить? Стой и молчи!
  - Поехали, Лоран! - приказал принц, бросив задумчивый взгляд на Ильмару. - Мы договоримся, тем более, что до родов осталось недолго. - Он развернул коня и медленно поехал по площади.
  Жерар поднял кошелёк и вложил его в руку охотнице.
  - Дерик, - не оборачиваясь, позвал он.
  - Я здесь, сударь.
  - Отведи девчонку в ресторан. Пусть поест и успокоиться. И купи ей, что-нибудь из тёплой одежды. Нет... это потом. Сначала зайдите к Граниусу. Пусть даст ей успокоительное и, вообще, посмотрит что к чему, не ровён час родит раньше времени, - сухо распорядился эльф и, вскочив на коня, помчался за другом.
  
  Отобедав, принц Аргора отправил джирмийцев в карательный рейд по городу и заперся в своих покоях. Жерар смотрел на мечущегося по комнате Марвина, но не спешил заговаривать с ним. Наконец принц остановился и раздражённо произнёс:
  - Да знаю я, знаю. Я должен был убить Лорана, но сейчас Эллард не может стать главой клана. Мы же собираемся уйти. Представляешь, что начнётся, если Хамелеоны останутся без главаря?
  Эльф молча развёл руками. Марвин упал в кресло и устало заговорил:
  - За что, Жерар? Мы всего лишь проехались по Аргору. Да, я был невменяем и убивал своих, но Эллард и Ильмара не должны расплачиваться за мои ошибки! Эллард больше шумит, чем делает. Он может доставить хлопоты, но причинить вред Джирме или Бернару не в силах. А Ильмара и вовсе ребёнок! Ей всего четырнадцать, Жерар. Я знаю, что не имею права любить её, поэтому и оставил в Шеве. Я надеялся, что Эл позаботится о ней, но он заигрался в джирмийца, а я... Ненавижу друидов! Хамелеонов! Бернара! Всех ненавижу! Я найду письмо Леопольда и вытащу Элларда и Ильмару из Аргора. И моего ребёнка тоже! Я не отдам его Джирме!
  - Не понимаю, почему предводитель до сих пор не убил тебя, - усмехнулся Жерар и вытащил из кармана трубку.
  - Не знаю, - раздражённо пожал плечами Марвин. - Наша карательная экспедиция - фарс! Такое впечатление, что Бернар, не зная, чем меня занять, дал мне роль принца в абсурдной комедии. Он вытолкнул меня на сцену и ждёт, что я буду делать. И я вынужден играть в этом спектакле, чтобы спасти брата и жену!
  - Ты сумасшедший, - покачал головой Жерар, - да и я тоже, - махнул он рукой. - Значит так, будем спасать положение - накажем Лорана иначе...
  
  Рано утром джирмийцы собрались в дорогу. Лоран и Рината вышли проводить высокопоставленных гостей. Принц обнял на прощанье главу Хамелеонов и, похлопав его по спине, повернулся к Ринате:
  - Ты поедешь со мной!
  Лоран подался вперёд, но Жерар оттолкнул его:
  - Тебе не терпится умереть, попрошайка? Выбирай, либо мы убьём тебя, и заберём твою жену, либо ты останешься в Шеве, а Рината поедет с нами.
  - Вы не имеете права! Я - глава клана! Я буду жаловаться императору! Это произвол! - завопил Лоран.
  - Конечно, произвол, - ухмыльнулся Марвин, - но мне понравилась эта женщина, а принц Аргора не привык отказывать себе в мелочах.
  - Да, как ты смеешь, щенок?!
  Жерар ударил Лорана по лицу и глумливо произнёс:
  - Ты прямо-таки нарываешь на неприятности, попрошайка. Неужели ты настолько туп, что не можешь понять - мы не хотим убивать тебя. Принц Аргора оказал тебе честь, обратив внимание на твою женщину. Скажи ему спасибо. Теперь ты свободно можешь лапать своих распутных девок.
  Лоран схватился за голову, а принц подал руку Ринате:
  - Прошу Вас, сударыня.
  - Да что же это такое? - взвыл Лоран. - Она же мать твоего друга, Марвин! Как ты посмотришь в глаза Элларду?
  - О чём ты толкуешь, старый дурак?! С каких это пор джирмийцы дружат с ворами? Ты можешь сказать мне спасибо дважды! Твой ублюдок жив только из милости, да и ты тоже! Поехали, господа! Наши дела в Шеве закончены! - скомандовал принц и потащил Ринату к коню.
  - Нет!!! - взвыл Лоран.
  - Прекрати истерику! - рявкнула на него жена. - Всё кончено. Прощай, муж мой.
  Марвин отпустил Ринату и церемонно поклонился:
  - Выбрав Вас, я не ошибся. Вы необыкновенная женщина.
  С этими словами, он подхватил мать Элларда и усадил её на Ветерка. Вскочив в седло, Марвин пришпорил коня и вылетел на улицу, прижимая к себе добычу.
  - Ты не простил нам эту сучку, - прошипела Рината.
  - Конечно нет, милая, - шепнул ей принц. - Вы должны были тысячу раз подумать, прежде чем отправлять мою жену в ночлежку...
  
  Глава 26.
  Авантюра.
  
  Письмо от отца Эллард получил в гостинице, в трёх днях пути от Аббики. Прочитав слезливое послание Лорана, Принц Попрошаек задумался: с одной стороны, Рината вырастила его, как родного сына, но с другой, она не препятствовала мужу, когда тот отправил Ильмару нищенствовать. "Да и я тоже хорош! Надо было забрать Мару с собой. Странно, что Лоран остался жив. Не понимаю я тебя, Марви, - покачал головой Эллард и скомкал письмо. - Начинать надо было с главы Хамелеонов".
  Принц Попрошаек встал и, испепелив бумагу, отправился в общий зал ужинать со свитой. Он вёл себя, как обычно: плотно поел, поманил к себе понравившуюся служанку и повёл её в свой номер, напоследок окинув попрошаек суровым взглядом:
  - Не увлекайтесь. Выезжаем с рассветом!..
  
  Эллард не уведомил спутников о происшествии в Шеве и не ускорил своего продвижения по Аргору. Через три дня, как и планировалось, он прибыл в Аббику, где встретился с поставщиками живого товара. Эллард остался доволен новой партией рабов для Джирмы, переночевал в доме главы хамелеонов Аббики, и за завтраком, распорядился отправить товар в Цитадель. Принц Попрошаек назначил главой торговой делегации наиболее смышлёного поставщика и, сообщив о том, что отправляется в Шеву, покинул Аббику и двинулся на юг. Попрошайки перешёптывались, поглядывая на непроницаемое лицо Элларда и никак не могли взять в толк, какие эмоции он испытывает. В Аббике они узнали о событиях в Шеве, но ни один попрошайка не посмел выразить сочувствие Принцу. Дальнейшее путешествие подтвердило правильность позиции, выбранной свитой. Эллард вёл себя так, словно ничего не произошло. Он по-прежнему был груб с попрошайками, выражая недовольство с помощью кулаков, и не отказывал себе в удовольствии переспать с хорошенькими женщинами, а, прибыв в Фету, и вовсе разошёлся, приказав устроить в доме местного главы хамелеонов бал в свою честь.
  Но, по правде говоря, Эллард был зол на весь свет. За семь дней пути, он пришёл к выводу, что гибель Ринаты дело рук не Марвина, а результат заговора Бернара и Лорана. Вор проклинал Мир, в котором родился и который принёс ему одни разочарования. Общество ставило и его, и Марвина, и Ильмару в жёсткие рамки своих законов и правил, лишая возможности принимать собственные решения. "Что плохого было в нашей дружбе, которую так старательно сводили на нет Бернар и Лоран? А Ильмара? Девочка всю жизнь страдала за чужие ошибки, а Рината выкинула её на улицу. Ведь могла же оставить во дворце. Хоть прислугой. Зачем было делать из девочки нищенку? Сволочи! Ничего, я вытащу тебя, Мара! - успокаивал себя Эллард. - Главное, чтобы ты продержалась до моего приезда".
  Принц Попрошаек веселился на балу до самого утра, измотав свиту до предела, а едва рассвело, заставил попрошаек сесть на коней и помчался в порт, где нанял паром до Уста. Приближённые Принца повалились на палубу и заснули мёртвым сном, а Эллард сел, привалившись спиной к бортику и уставился на золотое солнце Аргора, которым никто не умел восхищаться так, как его друг Марвин...
  Через два дня Принц Попрошаек входил в шевийский дворец Хамелеонов. Он взбежал по мраморной лестнице и у дверей кабинета отца столкнулся с молоденькой служанкой, которая на ходу поправляла платье. Девушка залилась румянцем и призывно улыбнулась Принцу. Эллард хлопнул её по аппетитной попке и вошёл в кабинет.
  Лоран встретил наследника довольной улыбкой:
  - Здравствуй, сынок, рад видеть тебя дома. Как мило с твоей стороны приехать, чтобы выразить мне сочувствие.
  - Похоже, ты в нём не нуждаешься, - сухо заметил Эллард.
  Глава Хамелеонов тяжело вздохнул:
  - Я смирился, сынок. Конечно, Рината была моим верным помощником и любила меня, но... жизнь продолжается, мальчик.
  - Значит, мы можем поговорить о делах, - усмехнулся Эллард.
  - О делах? У тебя какие-то проблемы? - насторожился Лоран. - Может быть, сначала поужинаем?
  - Одно другому не мешает, - оскалился Принц.
  - Вот и славно. Отдохни пару часов, а потом я жду тебя в малой столовой.
  - Хорошо, - кивнул Эллард и покинул кабинет.
  Приняв ванну и переодевшись, Принц отправился на ужин. Лоран расстарался, принимая сына: стол ломился от любимых блюд Элларда, в высоких серебряных кувшинах его дожидались редкие вина Аргора, а чудесные фрукты Неприступного острова так и просились в рот. Эллард скептически оглядел это великолепие и уселся напротив отца:
  - Приятно видеть, что тебя ждут и любят в родном доме, папа.
  - Угощайся, сынок. Ты хорошо потрудился во славу клана и проделал долгий путь. Ты заслуживаешь отдыха и награды! - высокопарно изрёк Лоран.
  - Спасибо, - сдержанно произнёс Эллард. - Я как раз хотел обратиться к тебе с маленькой просьбой.
  - Всё, что угодно, мой мальчик, всё, что угодно, - благодушно улыбнулся Лоран.
  - Я хочу, чтобы ты забрал Ильмару во дворец.
  Улыбка сползла с лица главы клана:
  - Что?! Эта джирмийская подстилка сдохнет на улице! Как только кошки заберут её ублюдка в Цитадель, я лично устрою ей весёлую жизнь. Жаль, что я не могу убить её, но я позабочусь, чтобы эта шлюха познакомилась со всем мужским населением Шевы!
  Эллард спокойно выслушал гневную речь отца. Беременность Ильмары стала для него новостью, но он сделал вид, что знал об этом:
  - Я всего лишь хотел предостеречь тебя, папа. Я знаю Марвина, он не допустит, чтобы его собственность стала всеобщей.
  - Марвин? - расхохотался Лоран. - Твоему дружку нужен только ребёнок. После родов, он потеряет к Ильмаре интерес. До родов всего пара месяцев, а потом... Мало ей не покажется!
  - Я сомневаюсь, что принц Аргора откажется от своей собственности.
  - Он забрал Ринату, а я замучаю Ильмару! - отрезал Лоран. - От этой сучки одни неприятности, разве что, - он цинично улыбнулся, - мы не тратимся на её содержание. Ты не представляешь, как трогательно заботятся о ней джирмийцы. Каждое утро эти идиоты изображают горожан, наполняя её коробку, потому что никто, кроме них, не желает бросать этой сучке деньги. После отъезда Марвина, вся Шева узнала, кто просит милостыню на площади, и горожане толпами ходят смотреть на подстилку джирмийского принца. Так что, когда она станет проституткой, недостатка в клиентах у неё не будет.
  Эллард задумчиво вертел в руках бокал.
  - Забавно... - протянул он. - Завтра я тоже посмотрю на неё.
  - Только отправляйся туда утром. После полудня джирмийцы кормят её и прогуливают по городу. Они уверены, что девчонка выродит чудо-мага. Граниус трясётся над ней, как над императорской дочкой. Джирмийцы так запугали бедного друида, что он, похоже, стал параноиком, зацикленным на здоровье этой шлюшки.
  - Я всё понял, папа, - поморщился Принц. - Не стоит так нервничать из-за какой-то девки. Лучше я расскажу тебе о состоянии нашего бизнеса. У меня есть ряд предложений, которыми я хотел поделиться с тобой.
  Лоран хлебнул вина и заметил:
  - Марвин высоко оценил твою работу, Эл.
  - Что ж, я польщён, - хмыкнул Принц Попрошаек и приступил к рассказу...
  
  Эллард плохо спал в эту ночь и встал до рассвета. Он сотворил себе завтрак и, поев, спустился во двор по чёрной лестнице. Прокравшись в конюшню, он оседлал лошадь и выехал на сонные улицы Шевы. Свита осталась во дворце, и Принц наслаждался одиночеством. Эллард не спеша добрался до Восточного рынка, где работала Ильмара, спешился и привязал лошадь к коновязи возле бакалейной лавки. День только начинался, и народу на рынке почти не было, кроме ранних пташек - торговцев хлебом, которые спешили распродать ночную выпечку. Эллард прошёлся вдоль пустынных рядов и огляделся.
  - Мерзкое место, - поморщился он и вдруг увидел Ильмару.
  Не глядя по сторонам, девушка медленно шла к своему рабочему месту, прижимая к груди холщёвую сумку. У Элларда защемило сердце, когда он увидел, как Мара неуклюже расстилает коврик и садиться на него, пытаясь устроиться поудобнее. Тихо выругавшись, вор подошёл к охотнице и сел рядом:
  - Здравствуй, Мара.
  Девушка повернула голову и равнодушно посмотрела на Принца Попрошаек.
  - Какая честь для меня. Второй человек в клане удостоил вниманием джирмийскую подстилку, - безразлично произнесла она и отвернулась.
  - Прости, но я не знал. Хотя, зачем врать, поначалу мне было всё равно, что с тобой стало. Я был озабочен лишь собственным величием и авторитетом. А потом вмешались друиды. И если бы Марвин не помог мне... Короче, я приехал в Шеву, чтобы спасти тебя, Мара.
  - Спасибо, Эл, - бесстрастно кивнула девушка. - Но джирмийцы хорошо заботятся о собственности своего принца, так что, можешь не утруждать себя спасением джирмийской шлюхи. Занимайся делами клана.
  Вор взял охотницу за плечи и осторожно развернул к себе.
  - Убери руки! - прошипела Ильмара. - Они убьют тебя!
  - В самом деле? - зло ощерился вор.
  В ту же секунду из-за угла вынырнул оборванный мальчишка с золотой ящеркой на руке и весело поинтересовался:
  - Принц обижает тебя, Мара?
  - Нет, Дерик, всё в порядке, он сейчас уйдёт, - не оборачиваясь, ответила девушка, и игривая кошка исчез, бросив на Элларда предупреждающий взгляд.
  Вор убрал руки и вздохнул:
  - Мне придётся постараться, чтобы вытащить тебя отсюда, Мара.
  - Зачем? Когда Марвин пришёл ко мне невидимым и пообещал спасти нас с малышом, у меня появилась надежда. Потом его долго не было, а потом приехал принц Аргора. Ты говоришь, Марвин помог тебе? Тогда почему он так обошёлся со мной? - Ильмара смахнула слёзу, и её голос вновь стал бесстрастным. - Я доживаю последние дни, Эл. Моего мальчика заберут в Джирму, а если родится девочка, то убьют и меня, и её. После визита принца Аргора, я хотела покончить с собой, но джирмийцы не позволили мне умереть. Они не спускают с меня глаз ни днём, ни ночью. Уходите, сударь, Вам не стоит вмешиваться в дела Цитадели.
  - Не нужно делать поспешных выводов, Мара. Всё не так, как кажется. Марвин - заложник касты, и вынужден вести себя, как положено джирмийцу и принцу Аргора. Ты думала, он расцелует тебя на глазах изумлённой публики? Да вас бы убили, несмотря на твоё положение. Мы должны скрыться от кошек, Мара, и Марвин будет свободен. Его нечем будет шантажировать. Он найдёт нас, и мы с ним защитим и тебя, и ребёнка.
  - Это безумие, Эл. Мы не уйдём дальше этой площади. Меня, возможно, ещё и пощадят, а тебя точно убьют.
  - Ерунда! Я вытащу тебя из Шевы. Я многому научился у Марвина и к тому же знаю потайные выходы из города. Я вырос в катакомбах, Мара. Доверься мне, и твоему ребёнку не придётся ни умирать, ни расти в Джирме.
  Ильмара нервно теребила край поношенного пальто.
  - Хорошо, допустим, мы выберемся из Шевы. А дальше? Я не могу ехать верхом, Эл, да и пешком буду идти очень медленно. Нас схватят через несколько часов после побега. Мы не успеем добраться даже до Уста.
  - Я всё устрою, Мара. Если ты согласна пойти со мной, послезавтра утром мы отправимся в путь.
  Невидящими глазами охотница уставилась на свою коробку, в которую время от времени падали медные и серебряные монеты.
  - Будь, что будет, - прошептала она. - Я предупредила тебя о последствиях, Эллард, но если ты по-прежнему считаешь, что наш побег необходим Марвину, я пойду с тобой.
  - Тогда до послезавтра, - улыбнулся Принц, поднялся и направился к лошади.
  - О чём он говорил с тобой? - плюхнувшись рядом с подопечной, строго спросил Дерик.
  - Ты не слышал? - изумилась Ильмара.
  - Слышал, не спрашивал бы! - раздражённо ответил игривая кошка. - Он пользуется нашей магией забвения, но в какой-то извращённой форме! Я не успел разобраться. Так о чём вы разговаривали?
  - Мы вспоминали наше путешествие.
  - Врёшь! Эллард не настолько сентиментален, чтобы предаваться пустым воспоминаниям.
  Ильмара пожала плечами:
  - Если ты не удовлетворён моим ответом, спроси у Элларда.
  - Обязательно, - зло фыркнул Дерик и встал. - Надеюсь, вы с Принцем не задумали отправиться в новое путешествие. Поверь, это будет самый неразумный поступок в твоей жизни...
  
  К подготовке побега Эллард подошёл ответственно: он знал, что у него только одна попытка. Заявив отцу о желании погостить в родном городе несколько дней, Принц Попрошаек ухитрился на глазах свиты приготовить всё необходимое для тайного отъезда из города. Он гулял напропалую, и приближённые едва успевали передвигаться за ним по кабакам и борделям Шевы. В ночь перед побегом, Эллард устроил грандиозную попойку во дворце. Он до одури напоил свиту и всех желающих, и на глазах отца отправился спать в состоянии крайне тяжёлого опьянения. Слуги доложили Лорану, что Эллард упал на кровать, не раздеваясь, и мгновенно отключился. Глава клана приказал не тревожить сына до утра и отправился спать, прихватив с собой парочку молоденьких проституток.
  Едва дворец погрузился в сон, Принц Попрошаек протрезвел и отправился в ночлежку. Окружив себя щитом, созданным из магий забвения и отвода глаз, он прошёл сквозь стену и оказался в огромном зале, где на двухъярусных кроватях спали попрошайки. Он углубил их сон, отыскал Ильмару, бережно поднял её на руки и покинул комнату, оставив вместо девушки искусно созданную иллюзию. Эллард действовал так тонко, что даже Дерик, спавший на соседней кровати, ничего не заметил.
  Принц Попрошаек пересёк улицу и, через едва заметный проём в стене дома Фреда, проник в катакомбы, и спустя полчаса вор уже аккуратно усаживал Ильмару в повозку, запряжённую заранее украденными лошадьми. Он укутал охотницу пледом и позволил проснуться. Девушка испуганно огляделась.
  - Всё-таки ты решился, Эл, - тихо произнесла она, откидываясь на мягкие подушки.
  - Всё будет хорошо, - улыбнулся вор. Он сосредоточился, и вскоре обычные лошади стали волшебными конями джирмийцев. - Улыбнись, Мара, мы обречены на успех! - Эллард вскочил на козлы и щёлкнул появившимся из воздуха кнутом. - Мы будем первыми, кто проедет по Тайной тропе в карете!
  Лошади рванули с места в карьер, и Ильмара, ожидавшая тряски, с удивлением посмотрела на вора: повозка летела по воздуху, не касаясь земли.
  - Ты и вправду многому научился, Эл.
  - То ли ещё будет! - засмеялся сын мага-прощелыги и уверенно направил экипаж к Тайной тропе.
  Эллард убедил себя, что сделал всё, как надо, и его рискованный эксперимент завершиться успешно. Повозка благополучно влетела в тоннель и стремительно помчалась вперёд, а вор настроил сознание на поиск джирмийцев, чтобы в любой момент соскользнуть с тропы. Самыми рискованными участками были горы и воды Тёплого озера, но Эллард полагался на удачу, и она сопутствовала ему. Беглецы без проблем достигли Фетты, миновали город и выскочили на обычную дорогу.
  - Я же говорил! - самодовольно воскликнул вор, останавливая повозку. - Даже если бы мы ехали верхом, у нас вряд ли получилось быстрее. При случае, я расскажу джирмийцам, как правильно пользоваться их волшебными животными!
  - Хвастун! - невольно улыбнулась Ильмара. - Лучше скажи, куда мы направляемся?
  - Мы не спеша поедем вперёд. Когда Марвин узнает, что мы вырвались, то найдёт нас и что-нибудь придумает.
  - Марвин был абсолютно прав. Ты самый бестолковый и безалаберный вор Аргора, - обречено прошептала девушка. - Ты подумал о том, что Марвину могут не сказать о нашем побеге? Мою судьбу решает Бернар. Он пошлёт за нами погоню, не ставя в известность принца Аргора. Вдруг Марвин узнает о твоей выходке, лишь увидев твой труп?
  - Не будь такой пессимистичной, Мара. Я не собираюсь умирать и тебе не советую. Надо верить в успех, и он придёт! Мы победим!
  - Кого?
  - Наших врагов!
  - То есть весь Мир?
  - Да! - гордо заявил Эллард и тронул лошадей. - Прошлый раз нам просто не хватило времени, но мы учтём ошибки предыдущего путешествия и сделаем всё, как надо...
  Несколько дней Эллард и Ильмара без приключений продвигались в сторону Аббики. Девушка наслаждалась неожиданной поездкой, стараясь не думать, чем она закончится, а Эллард грезил о встрече с Марвином. Он распряг одного коня, и теперь ехал верхом, с удовольствием потягивая пиво и громко распевая весёлые песни. Дорога между Феттой и Аббикой была наводнена всадниками, повозками, торговыми караванами, но никто не замечал беглецов. Эллард сотворил магическую защиту от любопытных глаз, и радовался свободе...
  Авантюра закончилась неожиданно. У поворота на Лихту, путь повозке преградили джирмийцы.
  - Убирай маскировку, попрошайка, иначе, мы начнём стрелять наугад!
  - Да стреляйте, - раздосадовано произнёс Эллард и вскрикнул: в бок вонзилось ледяное копьё.
  Теряя сознание, он инстинктивно вцепился в гриву волшебного коня, и тот, неистово заржав, рванул вперёд, ведомый одним желанием - доставить раненого всадника в Цитадель. Джирмийцы расхохотались, и не стали преследовать глупого попрошайку. Они знали, что конь и тоннель законсервируют состояние пострадавшего, и тот очнётся во дворе Цитадели и будет выглядеть так, словно его ранили минуту назад. Едва конь Элларда скрылся в тоннеле, магическая защита рассыпалась, и джирмийцы окружили повозку.
  - Я предупреждал тебя, Мара, - укоризненно произнёс Дерик.
  Охотница пожала плечами:
  - Мне наплевать на ваши запреты. Я с удовольствием прогулялась по Аргору. Я знаю, что вы не тронете меня, пока я ношу ребёнка Марвина, а потом... мне будет всё равно.
  - Когда ты родишь, я попрошу Бернара отдать тебя мне, и, если он удовлетворит мою просьбу, обещаю - всё равно тебе не будет, дрянь, - ощерился Дерик, запрыгнул в повозку и выхватил у Ильмары вожжи...
  
  Глава 13.
  Дома.
  
  Рината умерла в Тильдоре, и её смерть стала заключительным актом мести принца Аргора. Он свёл счёты с эльфами и Лораном, увидел Ильмару, и карательная экспедиция потеряла для него всякий смысл. Будь на то его воля, Марвин бы уже мчался в Дарру за заклинанием перехода, но единственный путь в столицу лежал через Диадор, Авиталь, Никору, Аврур, Вирму и Мазгар - крупнейшие города Аргора, которые его карательная экспедиция никак не могла миновать. Жерар настоял на том, чтобы в каждом городе они задерживались не менее суток, и принц был вынужден согласиться с доводами друга: вернись они в Дарру раньше времени, и предводитель начёт задавать ненужные вопросы.
  Зато теперь, когда Марвин выместил злость на эльфах и Лоране, ему стало гораздо проще соответствовать желанному для предводителя образу жестокого и холодного джирмийца. Принц Аргора бесстрастно наблюдал за бесчинствами свиты, временами присоединяясь к ней, чтобы поддержать свой кровавый имидж. Рана на плече зажила, и опасности выдать себя не было. Так что соглядатаи Бернара, посылали в Дарру хвалебные, полные красочных подробностей отчёты.
  Ровно через полтора месяца, Марвин со свитой выскочил из тоннеля на окраине столицы и торжественно поехал по припорошённым снегом улицам. Горожане склоняли головы, приветствуя принца, и поспешно скрывались за дверями домов. Кровавое путешествие кошек было у всех на устах, и аргорцы сделали логичный и страшный вывод: любой бунт против императора-джирмийца перерастёт в кровавую бойню...
  Возле парадного входа во дворец Марвин и Жерар спешились и, бросив поводья конюхам, направились прямо в тронный зал, где проходил ежевечерний приём императора. Не дожидаясь, пока герольд объявит их имена, золотые кошки вошли в предупредительно распахнутые двери и, чеканя шаг, приблизились к сидящему на троне Бернару.
  Небрежным взмахом руки император прервал цветистую речь высокопоставленного беркута, и вельможа, недовольно скривившись, отступил в сторону.
  - Я выполнил миссию, Ваше величество, - церемонно произнёс принц Аргора, опустился на одно колено и склонил голову. Жерар скопировал его позу.
  Император медленно поднялся, подошёл к наследнику и самолично поднял его с колен.
  - Ты сделал всё, как надо, принц. Результаты твоей поездки впечатляют. Ты, как всегда, оказался на высоте. - Бернар окинул грозным взглядом придворных: - Свободны!
  В мгновение ока зал опустел. Бернар же, жестом приказав Жерару подняться, уселся на трон, и глаза его стали колючими:
  - Ты устроил в Иритте представление достойное балаганного комедианта, а не принца Аргора. Зачем, Марвин?
  - Иритта всегда любила шоу, но у них никогда не было режиссёра-джирмийца, сударь.
  - Начало твоего путешествия было достаточно эмоциональным, - сухо заметил Бернар.
  - Возможно, сказалось моё длительное пребывание на административной работе. А кроме того, я мечтал отомстить эльфам.
  - Пусть так. А Шева? Почему ты не убил Лорана?
  - Эллард не достоин стать главой клана. Вы дали слово не убивать его, и нам пришлось бы терпеть его выходки.
  - Что ж, ты прав, Марвин, тем более, что ты всё-таки показал Лорану его место, забрав Ринату. Что ты думаешь об Ильмаре? - без перехода спросил Бернар.
  - Вокруг девчонки слишком много шума.
  - А твоё мнение, Жерар?
  - Я согласен с принцем, сударь. На глазах всей Шевы джирмийцы трогательно заботятся о нищенке. Это подрывает наш авторитет.
  На несколько долгих секунд в зале повисло тягучее молчание.
  - Ты остаёшься в Дарре, Жерар, а Марвин возвращается в Джирму, - внезапно сказал предводитель.
  Эльф поклонился, а принц покорно спросил:
  - Когда я должен выехать, сударь?
  - Не хочешь спросить, чем ты будешь заниматься в Цитадели?
  - Чем я буду заниматься? - послушно произнёс Марвин, чувствуя, что Бернар играет с ним, как кот с мышью.
  - Тебе не нравилась административная работа, и я сделал управляющим Джорджа. Так что, можешь без помех заниматься своими любимыми экспериментами. Поешь, поспи и отправляйся домой! Иди!
  Поклонившись, Марвин покинул зал, а Бернар выжидающе уставился на эльфа.
  - В Наполе мне показалось, что принц неадекватен, но потом я понял, что им движет месть. Он сделал главой Ласточек шестилетнего мальчишку, и теперь мы надолго забудем об интригах Свободных Жителей. Они будут заняты делёжкой власти. Шоу Марвина в Ирите, тоже смутило меня, но уже в Шеве я убедился, что с Марвином всё в порядке. Он едва сдержался, чтобы не ударить Ильмару...
  - Что же его остановило? - ехидно перебил Бернар.
  - Шум, поднятый вокруг ребёнка. Марвин признался мне, что в Шеве надеялся позабавиться со своей собственностью. Он не ожидал, что Ильмара окажется на сносях да ещё под Вашим присмотром, но быстро разобрался в ситуации и похвалил Дерика. Я тоже считаю, что эта игривая кошка хорошо справляется со своеобразной работой и заслуживает поощрения, тем более, что его первое задание оказалось не из лёгких.
  - Дерик провалил задание, - холодно сообщил предводитель. - Ильмара сбежала из Шевы вместе с Эллардом.
  - Как?! Неужели никто из джирмийцев не смог предотвратить побег? - изумился Жерар. - Хотя... Эллард тёмная лошадка и опасен для касты. Когда он вмешивается в наши дела, всё летит кувырком. А уж Дерику сын Лорана точно не по зубам.
  - Их поймали вчера вечером, - ровным тоном продолжил Бернар. - Я оставил Ильмару в Лихте. Друиды позаботятся о ней лучше попрошаек. А Эллард... - Император мечтательно улыбнулся.
  - Его убили?
  - Ну, что ты, я же дал слово, - ухмыльнулся Бернар. - Мальчик во всю прыть несётся в Цитадель.
  - Зачем? - опешил эльф, понимая, что встреча братьев в Джирме может стать роковой для обоих.
  - Дерик ранил сыночка Лорана, когда тот сидел на нашем коне, и, вместо того, чтобы упасть на землю, несчастный простофиля, вцепился в гриву... В общем, если он выживет, проходя курс обучения в столь зрелом возрасте, из него получится прекрасный джирмиец. Эл всегда об этом мечтал... А Марвина я, пожалуй, назначу его наставником.
  Эльф недоверчиво смотрел на императора.
  - Что-то не так, Жерар?
  - Это неожиданно и забавно. Хотел бы я поучаствовать в эксперименте.
  - Ты и так участвовал во многих экспериментах Марвина. Я специально оставляю тебя в Дарре, Жерар, чтобы посмотреть, как повлияло на тебя длительное общение с нашим принцем. Несмотря на молодость, Марвин умеет заставлять людей плясать под свою дудку, если, конечно, захочет. Он разговаривал с тобой по душам?
  - Конечно, мы же друзья, - саркастически усмехнулся Жерар. - Но его рассуждения не выходили за рамки философии касты. Вырвавшись из Джирмы, мальчик с упоением отдался любимой работе, и я, как мог, поощрял его. Принц в восторге от экспедиции. Правда, он сожалеет, что не смог развлечься с Ильмарой, но успокаивает себя тем, что отыграется за всё после родов.
  - Посмотрим, - хмыкнул Бернар, задумчиво разглядывая эльфа. Жерар безупречно выполнил задание, его отчёты были полными и образными, и предводителю не к чему было придраться, но что-то подсказывало ему, что эльфа и принца больше нельзя оставлять вместе. "Я становлюсь параноиком, - отругал себя Бернар. - Жерар не изменился, а Марвин безропотно отправился под домашний арест. Чего я боюсь? Пока они в Джирме, ничего не произойдёт".
  - Отправляйся в свои покои, Жерар, - наконец, приказал он, и строго добавил: - И никаких прощальных попоек с принцем.
  Эльф поклонился и уверенной походкой направился к двери. Бернар пристально смотрел в спину золотой кошки, а голове навязчиво крутилось: "Что всё-таки с ним не так? Что?"
  
  Глубокой ночью, когда дворец спал непробудным сном, Марвин перенёсся в кабинет императора и приступил к розыскам письма Леопольда. Потратив добрый час на просмотр бессчетных ящичков, шкатулок и папок с бумагами, принц с досадой осознал, что поиски могу растянуться на несколько ночей, которых у него не было. Некоторое время Марвин обдумывал сложившуюся ситуацию, а потом сел за стол, сконцентрировался на желании найти письмо прощелыги и почти сразу увидел его. Потрепанный лист бумаги лежал на столе в одной из многочисленных папок. Принц протянул руку, и досье с надписью "Марвин" скользнуло на его ладонь. Маг пробежал глазами по посланию Леопольда и расхохотался, беззвучно и зло. "Шутник! Эллард однозначно пошёл в папашку. Они друг друга стоят, - раздражённо подумал он, но тут же осадил себя: - Спокойно, Марвин. Что ты ожидал от мага, которому дали такое прозвище? Но я тоже твой сын, Леопольд, и сыграю в твою игру". Принц убрал письмо в папку, и стал просматривать своё личное дело. Ничего нового он не узнал и, захлопнув досье, вернул его на место.
  Уничтожив следы своего пребывания в кабинете, Марвин перенёсся в покои Жерара. Эльф сидел за столом и пил вино. Увидев друга, он пьяно усмехнулся:
  - Всё-то тебе неймётся, почётный член клана Попрошаек.
  Марвин сел рядом с другом и, хлебнув вина из бутылки, спросил:
  - О чём говорил с тобой Бернар?
  - Он подозревает нас в заговоре, друг мой. Он освободил меня от знаменательной роли стукача и с нетерпением ждёт твоей встречи с Эллардом. Представь себе, этот чокнутый попрошайка увёл Ильмару из-под носа джирмийцев! Они добрались аж до Лихты и только там попали в засаду. Теперь твоя жена на попечении Синкоплуса, а раненый братец на пути в Цитадель. Бернар решил сделать из него джирмийца, и его наставником будешь ты.
  - Идиот! Я же просил его не высовываться... Дело дрянь.
  - Мы доживаем последние деньки, Марви, - нервно хохотнул Жерар. - Представляю вашу встречу с Эллардом. Интересно, кто сорвётся первым? Лично я ставлю на младшего сына Леопольда. С этого придурка станется броситься тебе на шею и завопить: "Спасибо, Марви, что вернул мне память!". На твоём месте, я бы сразу прихлопнул его, и дело с концом. Эл сделал всё, чтобы ты не смог добраться до Ильмары. Кстати, можно даже не ждать приезда твоего сумасшедшего братца! Умрём прямо сейчас! - Эльф кивнул на бутылку в руках друга. - Мы нарушили приказ Бернара не устраивать прощальной вечеринки. Если ему донесут... Ну, ты понимаешь.
  - Не паникуй, Жерар. - Марвин протрезвил друга и строго сказал: - Я нашёл заклинание перехода.
  - Тогда дело за малым, - ехидно ухмыльнулся Жерар. - Собраться всем вместе и уйти. Правда, для этого нужно либо перехватить Элларда в тоннелях, чего нам не позволят, либо ждать, когда эксперимент с его обучением успешно закончится.
  - Да... На это могут уйти годы... - Принц Аргора хлебнул вина и поднялся. - Одна радость, магия перемещения позволит нам поддерживать связь, - добавил он и исчез.
  
  Спустя три дня Марвин прибыл в Цитадель и прямиком угодил на пышный пир в свою честь. Принцу Аргора пришлось выслушать длинную приветственную речь Джорджа, прославляющую карательный поход джирмийцев, а потом веселиться вместе с товарищами, хотя поводов для веселья лично у него не было. Когда же он, наконец, уединился в своих покоях, Джордж приволок ему Бьянку:
  - Вы не потрудились распорядиться на её счёт, Ваше высочество, - с поклоном произнёс он.
  - Джо! Ты совсем очумел? - прошипел Марвин. - Ты не мог разобраться с ней сам?
  - Простите, сударь, но я думал...
  - Меньше думай, больше делай! - сухо произнёс принц. - С какой стати ты решил, что она находится на особом положении?
  - Но она принадлежала Вашей свите, сударь...
  - И что?
  Джордж замялся:
  - Ваша свита - лучшие кошки Джирмы, и я думал...
  - Опять думал? - разозлился Марвин. - Моя свита - обычные джирмийцы. Они ничем не хуже и не лучше других. И прекрати называть меня Ваше высочество. Это обращение для аргорцев! В Джирме я просто Марвин. Я стал принцем, потому что так нужно для дела. Ты понял, Джордж?
  - Да, Марви, - улыбнулся управляющий. - Так что делать с этой сучкой?
  - Оставь здесь, всё равно я собирался развлечься.
  - И чего тогда выпендривался? - усмехнулся Джордж и толкнул бледную от ужаса эльфийку к принцу. - Приятного вечера, - ехидно добавил он и вышел, плотно прикрыв за собой дверь.
  Бьянка бешеными глазами взглянула на Марвина и медленно опустилась на колени:
  - Прошу Вас, не мучайте меня, сударь. Да, я поступила подло, оговорив Вас на суде, но меня действительно заставили. Отец грозился убить меня, если я откажусь. Я была глупой и взбалмошной девчонкой, я относилась к жизни, как к увлекательной игре. Я виновата и прошу снисхождения, я за всё получила сполна. Убейте меня, если Вами движет месть, но только не мучайте. - Эльфийка закрыла лицо руками и жалобно всхлипнула.
  Марвин поднял девушку с колен и прижал к себе:
  - Не дрожи, детка, сегодня я не буду тебя мучить.
  Эльфийка с благодарностью посмотрела в тёмно-зелёные глаза джирмийца.
  - Спасибо, сударь, Вы не пожалеете. Я не разочарую Вас! - пылко воскликнула она и начала раздеваться.
  - Постой. - Марвин подхватил девушку на руки и понёс в спальню...
  
  Наутро, Марвин попытался выполнить приказ предводителя. Он спустился в лабораторию, просмотрел свои последние записи, полистал вывезенную из Дарры книгу о магии Беркута, повертел в руках эльфийский амулет, который когда-то снял с его шеи Жерар, и тяжело вздохнул - заниматься магическими экспериментами не было ни малейшего желания. Он мог думать лишь о предстоящей встрече с Эллардом. Поняв, что работать не получится, Марвин сдался и отправился слоняться по Цитадели. Чтобы отвлечься от гнетущих мыслей, он заводил разговоры со свободными от службы джирмийцами. Когда же Питер предложил устроить вечеринку, немедленно согласился, и весь вечер пил вино и развлекался с рабынями. Но ни дружеский трёп, ни секс, ни алкоголь не смогли отвлечь его от тягостных мыслей.
  Марвину, как никогда, не хватало Жерара, его советов и поддержки, ведь с Принцем Попрошаек, он должен был повести себя так, чтобы не вызвать и тени подозрения у джирмийцев. Марвин понимал, что о каждом его слове и жесте будет доложено предводителю, но того, что Бернар бросит все аргорские дела и лично явится посмотреть на его встречу с Эллардом, не ожидал.
  Рубиновая кошка выскочил с Тайной тропы утром третьего дня. Его сопровождали лишь двое всадников: одним из них был Жерар, следовавший за предводителем с абсолютно каменным лицом, другим - глава Сов Синкоплус. Друид чувствовал себя весьма неуверенно верхом на волшебном коне и с облегчением вздохнул, когда бешеная скачка, продолжавшаяся несколько дней, закончилась.
  Бернар осадил коня и отсалютовал часовым, вызвав их бурную радость. Кошки приветственно вскинули пики, а молодой джирмиец, Анри, которого предводитель меньше года назад сделал стальной кошкой, бросился к воротам и ударил в колокол, оповещая Цитадель о знаменательном событии. Предводитель усмехнулся и шагом направил коня на середину площади, давая джирмийцам время собраться. Через несколько минут площадь была забита до отказа. Бернар поднял руку, призывая кошек к тишине, и крикнул:
  - Приветствую вас, господа!
  Джирмийцы рявкнули дружное "ура", и вперёд выступил принц Аргора:
  - Мы счастливы видеть Вас дома, предводитель!
  - Я тоже рад оказаться дома. - Бернар спешился, обнял наследника и шепнул. - Что-то ты бледноват, Марви. Предаёшься кутежу, вместо того, чтобы дневать и ночевать в лаборатории?
  Марвин смутился, но предводитель и не ждал от него ответа. Разомкнув объятья, он повернулся к управляющему, пожал ему руку и будничным тоном заговорил о делах. Принц Аргора повернулся было к другу, но Жерар тихо беседовал с Рональдом, и он не стал вмешиваться в их разговор. "Никому-то я не нужен", - усмехнулся про себя Марвин и вдруг почувствовал осторожное прикосновение к своему сознанию. Резко развернувшись, он вперил глаза в подобострастное лицо Синкоплуса:
  - С какой стати ты лезешь в мою голову? Я не просил помощи.
  Стремительно краснея, глава Сов церемонно поклонился:
  - Я всего лишь хотел убедиться, что с Вами всё в порядке, принц.
  - Убедился? - оскалился Марвин, с трудом подавляя желание свернуть друиду шею.
  - Вполне, принц.
  - Вы закончили? - обернувшись, ехидно поинтересовался Бернар.
  - Простите, сударь, - виновато произнёс Марвин, - но я не привык, чтобы в моём сознании шастал кто попало.
  Предводитель перевёл взгляд на Синкоплуса и укоризненно покачал головой:
  - Что ж ты не спросил разрешения?
  - Я не хотел ничего дурного, сударь. Это всего лишь забота о моём бывшем пациенте.
  - Вот видишь, Марвин, не стоило так горячиться, - улыбнулся Бернар, но глаза его были холодными. Горячность наследника ему не понравилась.
  "Лекции о неуместных проявлениях эмоций не избежать", - кисло подумал Марвин и надменно кивнул Синкоплусу, принимая его объяснения. Предводитель едва уловимо качнул головой, одобряя действия наследника, и вновь повернулся к управляющему, намереваясь продолжить прерванный разговор. И едва не подпрыгнул, когда Джордж гаркнул:
  - Прошу к столу, Ваше императорское величество!
  Бернар ошеломлённо приподнял брови:
  - Я приехал домой, Джордж. За каким лядом ты изображаешь даррийского царедворца? Оставь глупые церемонии аргорцам, и изволь выражаться по-человечески!
  Длинное лицо управляющего растянулось в улыбке. и стало походить на раздувшийся кабачок, а в карих глазах заплясали бесенята.
  - Тогда чего мы здесь торчим, Бернар? - громко хохотнул он и подмигнул предводителю. - Пошли, попируем, раз уж ты соизволил нас посетить!
  - Узнаю старину Джо, - весело рассмеялся Бернар, похлопал Джорджа по плечу и оглянулся на принца: - Ну что, Марвин, порадуешь своего наставника? Пиры с твоим участием всегда удавались на славу. И не стоит так старательно отворачиваться от Жерара. Да, я не позволил вам напиться в Дарре, но исключительно из практических соображений. Я заботился о сохранности даррийского винного погреба, он ведь гораздо скромнее, чем в Цитадели. Так что, дружите на здоровье.
  Подарив Бернару благодарную улыбку, принц Аргора шагнул к эльфу и крепко обнял его.
  - Спокойней, Марви, - едва слышно произнёс Жерар.
  - Я держусь, - эхом отозвался Марвин.
  - Вперёд, мальчики! - скомандовал рубиновая кошка и насмешливо посмотрел на друида: - Следуй за нами, Синкоплус! Ты удостоился великой чести - присутствовать на пиру в Джирме!..
  
  Лучи золотого аргорского солнца проникали сквозь огромные окна трапезного зала и затейливым узором ложились на ровные плиты пола. Играла лёгкая музыка, тихо журчал фонтан, прозрачные струи мелким дождиком осыпались на влажные волосы "русалок". Сегодня в бассейне были только девушки. Опоённые зельем друидов они неторопливо плавали от бортика к ботику. Их стеклянные глаза бессмысленно скользили по лицам джирмийцев, накрытым столам и каменным стенам. В зале появились танцовщицы в блестящих полупрозрачных платьях. Они бесшумно заскользили между столами, извиваясь, как змеи, и взмахивая цветными лентами и платками.
  Марвин почти ничего не ел. Он вертел в руках бокал и смотрел то на "русалок", то на танцовщиц и ждал, когда Бернар прикажет ему веселиться. И он будет веселиться, хотя сейчас, больше всего на свете, Марвину хотелось крикнуть в лицо предводителю, что он знает, зачем тот приехал в Цитадель, и что он устал от недомолвок и недоверия.
  Жерар и Бернар украдкой наблюдали за Марвином. Но, если в глазах эльфа мелькала тревога, то в глаза предводителя застыла стужа. Бернар чувствовал, как нарастает в Марвине напряжение, и пытался понять, нервничает наследник из-за его неожиданного приезда или кто-то из джирмийцев проговорился о событиях в Шеве и Лихте, и Марвин в курсе скорого прибытия Принца Попрошаек.
  "Как бы то ни было, момент истины близок, принц", - подумал Бернар, глотнул вина и указал на бассейн:
  - Иди, Марви. И не разочаруй меня. Я устал от благопристойной Дарры и хочу отдохнуть.
  - Я сделаю всё, как надо, сударь.
  - Ну, давай же, - поторопил его Бернар. - Я люблю наблюдать, как ты веселишься, мой мальчик.
  - Подожди, Марви, я с тобой! - окликнул его Жерар и вскочил: ждать Элларда оставалось недолго, и Марвин должен был продержаться.
  Принц Аргора кивнул, и они вместе направились к бассейну. Скинув плащи, друзья прыгнули в прохладную воду и, громко хохоча и перешучиваясь, стали гоняться за повизгивающими от радости девушками. Чтобы изгнать из их тел наркотик друидов, они нарочно давали "русалкам" возможность ускользнуть и заставляли их метаться по бассейну. Постепенно рабыни приходили в себя, и радостный визг перерос в вой ужаса. Джирмийцы поймали за ноги наиболее очухавшуюся от зелья рабыню и выволокли её из бассейна. Девушка истошно кричала и извивалась, силясь вырваться из лап золотых кошек, но тщетно. Марвин и Жерар подтащили добычу к столу и бросили прямо на блюда с едой. Раздался грохот и звон, по белоснежной скатерти расплылись пятна крови, смешиваясь с соусами и вином. Крик оборвался - рабыня сорвала голос, и теперь из её горла вырывался лишь прерывистый хрип.
  Эльф схватил девушку за волосы и заставил широко раскрыть рот:
  - Выпей за здоровье предводителя, крошка.
  Громко расхохотавшись, Марвин схватил кувшин и стал тонкой струйкой вливать вино в горло жертвы. Рабыня, кашляя и задыхаясь, глотала напиток, а её глаза раздирал ужас...
  Из боковой двери выскользнул Рональд. Он взбежал на помост и, склонившись к предводителю что-то шепнул ему на ухо. Бернар хищно улыбнулся и встал:
  - Ты мне нужен, Марвин! Бросай девчонку, и пошли!
  Принц тот час поставил кувшин на стол и подошёл к предводителю. Бернар удовлетворённо хмыкнул, взглянув на его мокрую, в пятнах вина и крови, одежду, и обернулся, чтобы посмотреть на Жерара. Эльф был занят: под одобрительные крики товарищей он насиловал брошенную Марвином рабыню и даже не обернулся, чтобы посмотреть, куда исчез его друг.
  Бернар вышел из зала и быстрым шагом направился во двор. Стараясь сохранять невозмутимый вид, Марвин тенью следовал за ним. Но равнодушие принца скоре насторожило Бернара, чем обрадовало. Он многое бы отдал, чтобы узнать, о чём сейчас думает Марвин, но читать мысли Бернар не умел. В полном молчании они пересекли двор и подошли к воротам, где в окружении часовых стоял взмыленный волшебный конь. На его спине лежал раненый Эллард. Сердце Марвина сжалось: вор был настолько бледен, что его можно было принять за мертвеца, если б не чуть подрагивающие пальцы, сжимающие гриву коня.
  "Я сделаю всё, как надо!" - сказал себе Марвин и вопросительно посмотрел на предводителя.
  - Как тебе сюрприз, мальчик? Этот недоумок пытался украсть твою собственность. Правда, не понимаю, на что он рассчитывал. Их поймали, но Эллард оказал сопротивление, и Дерик ранил его. А этот кретин-попрошайка схватился за гриву изготовленного им коня, и вот он здесь.
  - А моя собственность?
  - В Лихте.
  - Хорошо... - с неприязнью разглядывая Элларда протянул принц Аргора и вдруг улыбнулся: - Я могу убить его?
  - К сожалению, нет.
  - Но он в Цитадели и не может покинуть её живым, если только... - Марвин изобразил искреннее удивление. - Вы же не собираетесь...
  - Вот именно, мальчик. Он станет твоим первым учеником.
  - Он староват для котёнка!
  - Ты же любишь эксперименты, Марвин, так экспериментируй.
  - Он не выдержит, сударь.
  - Проверим? - хитро подмигнул Бернар.
  - Почему нет. - Марвин подошёл к Элларду, разжал его пальцы и рывком стащил с коня, разрушая магическую кому.
  Принц Попрошаек жалобно вскрикнул, распахнул глаза и прошептал:
  - Больно...
  Марвин не обратил внимания на его слова. Схватив друга за шкирку, он поволок его в трапезный зал, где продолжали пировать кошки. Когда двери разъехались в стороны и Марвин втащил в зал пресловутого Принца Попрошаек, джирмийцы на мгновение замолчали. Этих двоих связывало слишком многое, так что пир становился всё интереснее и интереснее. Джирмийцы многозначительно переглядывались и посмеивались, строя предположения о дальнейшем развитии событий. Не обращая внимания на тихий шёпот и смешки, Марвин затащил Элларда на возвышение, бросил рядом со столом предводителя и уселся на своё место. Он почти ничего не чувствовал, разве что безграничную пустоту и разочарование: "Это я виноват, что Эл здесь. Как я мог оставить это безалаберное существо без присмотра?!"
  Марвин поискал глазами Жерара и с радостью обнаружил, что эльф уже поднимается на возвышение, чтобы занять своё место за столом предводителя.
  - Начнёшь обучение прямо сейчас, Марви? - полюбопытствовал Бернар, и Марвин вздрогнул: он так увлёкся самобичеванием, что едва не забыл, где находится.
  - Конечно, сударь.
  - Может, сначала позволишь Синкоплусу осмотреть его рану? - Бернар кивнул на друида, который с самого начала пира сидел за столом тише воды, ниже травы.
  Марвин бросил неприязненный взгляд на главу Сов и хмыкнул:
  - Я и сам вижу, что рана Элларда не смертельна. - Он демонстративно отвернулся от друида, исподлобья взглянул на вора и скомандовал: - Встать!
  Эллард уже понял, куда занесла его судьба, и решил делать всё, что прикажет Марвин, надеясь, что друг не даст ему пропасть. Превозмогая боль, Принц Попрошаек поднялся и склонил голову: ему было стыдно, что он опять подвёл друга. Задним числом Эллард осознал, как неразумно было вмешиваться в дела принца Аргора и с тоской подумал: "Если я умру, в этом буду виноват только я".
  Между тем, Марвин пристально разглядывал своего воспитанника. Хотя он и был зол на бестолкового вора, ему совершенно не хотелось издеваться над ним, но джирмийцы с нетерпением ожидали спектакля, и принц, отбросив малодушие, вытащил из-за пояса кинжал и протянул его другу:
  - Возьми!
  Эллард принял оружие и непонимающе уставился на принца:
  - Зачем?
  - Видишь девушек в бассейне?
  - Да.
  - Не забывай добавлять "сударь".
  - Да, сударь, - поспешно исправился Эллард.
  - Ты будешь убивать их, одну за другой. А потом я позволю тебе поспать ровно столько часов, сколько "русалок" ты поймаешь. Приступай! - Марвин налил себе вина и стал неторопливо потягивать его, предоставив Элларду полную свободу.
  - Гениально, - ухмыльнулся Бернар. - Ты прирождённый наставник, Марвин. Интересно, ему удастся убить хотя бы одну?
  - Если нет, я ему не завидую! - громко заявил Жерар.
  Услышав слова эльфа, Эллард вздрогнул и поплёлся к бассейну, стараясь не обращать внимания на ехидные реплики джирмийцев. Он, словно во сне, спрыгнул в воду и, собрав остатки сил, метнулся к рыжеволосой худенькой девушке. Вор протянул руку, намереваясь схватить её за волосы, но рабыня приглушённо пискнула и ловко ускользнула от него. Скрипнув зубами, Эллард одарил её гневным взглядом и отступил к краю бассейна. Он выбрался на бортик, сосредоточился и бросил в "русалку" кинжал. Девушка попыталась увернуться, но, по воле Элларда, клинок изменил траекторию и вонзился в грудь несчастной.
  - Ты заработал один час сна! - бесстрастно сообщил Марвин, и джирмийцы одобрительно загудели. - Продолжай!
  Эллард тупо посмотрел на мёртвую девушку, подплыл к её телу, вынул кинжал и вновь забрался на бортик. Рука вора слегка дрожала от напряжения, но когда он вновь бросил кинжал, то безошибочно поразил цель. Принц Аргора удовлетворённо кивнул и посмотрел на предводителя:
  - Беру свои слова назад, сударь. Возможно, из него что-нибудь да получится.
  - Я всегда говорил, что этому попрошайке самое место в Джирме, - хмыкнул Жерар, подливая принцу вина.
  Рана в боку жгла огнём, и Эллард больше не рискнул прыгать в воду. Почти не осознавая, что делает, он вытянул руку, и кинжал сам вернулся в его ладонь. Вор пустыми глазами оглядел девушек, сбившихся кучкой на противоположном краю бассейна, и уже привычным движением метнул кинжал. Он чувствовал, что слабеет с каждой минутой, но Марвин приказал ему убивать, и на этот раз Принц Попрошаек не хотел подводить друга.
  Вор кидал и кидал кинжал, не считая трупов. Он не слышал ни радостных воплей джирмийцев, ни криков обезумевших от ужаса "русалок". Вода в бассейне стала красной, но Принц Попрошаек не замечал её цвета, пока один из трупов не прибился к бортику рядом с ним. Эллард машинально отпихнул его сапогом, опустил взгляд и замер с поднятым для броска кинжалом.
  - Это не я, - прошептал он, поджимая ноги. - Я не убивал их!
  Принц Попрошаек выронил нож и, как гусеница, пополз от бассейна. Джирмийцы покатились со смеху. Вор замер, обвёл зал бешеным взглядом и закрыл уши ладонями.
  - Вы все врёте! Я не убивал их! - истерично завопил он и, вскочив, бросился к Марвину. - Скажи им, Марви!
  Сердце принца Аргора обливалось кровью, но он заставил себя усмехнуться.
  - Конечно. Их убил не Принц Попрошаек, а будущий джирмиец! - звонко провозгласил он и поднял бокал: - Выпьем за нашего нового товарища, господа!
  Зал взорвался ликующими криками и аплодисментами. Марвин не спеша выпил вино, поставил бокал и подошёл к нервно всхлипывающему Элларду. Вытащив из-за голенища кинжал, он вспорол рубашку вора и осмотрел его рану. Кожа вокруг неё покраснела и вздулась, но в целом рана выглядела вполне сносно и почти не кровоточила.
  - Подлатай его, Синкоплус, а потом он поспит, - распорядился Марвин, сурово глядя в глаза Элларду. - Ровно десять часов. Извини, Эл, но много спать вредно!
  Друид вопросительно взглянул на Бернара, и тот согласно кивнул. Принц Аргора спиной почувствовал их переглядки. "Гады! Что вы ещё придумали для нас? Когда вы собираетесь перейти к главному?" - зло подумал он и со скучающим видом вернулся к столу. Но сесть не успел: Бернар отодвинул тарелку и поднялся.
  - Пойдём, Марвин, нам надо обсудить твоё новое задание. Жерар, ты идёшь с нами! - Предводитель расправил складки алого плаща, вышел из-за стола и обратился к джирмийцам: - Продолжайте веселиться, господа! Скоро мы вновь присоединимся к вам.
  Суетящийся вокруг Элларда друид недовольно крякнул, и Бернар обернулся:
  - Как мальчик, Синкоплус?
  - Сейчас придёт в себя. - Глава Сов провёл рукой перед лицом Элларда, и он перестал плакать.
  - Как ощущения, Эл? Рад, что твоя мечта сбылась? - насмешливо поинтересовался предводитель.
  - Да, сударь, - выдавил вор.
  - Ну и прекрасно. Помоги ему дойти до кабинета, Синкоплус! - С этими словами Бернар спустился с возвышения и прошествовал к раздвижным дверям.
  Стараясь не смотреть на друга, Эллард опёрся на руку друида и пошёл вслед за предводителем. Идти было трудно: Синкоплус не вылечил его рану, а лишь немного успокоил боль, теперь из режущей она превратилась в тупую. Но Эллард не позволил своим страданиям отразиться на лице, за что получил молчаливое одобрение Марвина и Жерара.
  Оказавшись в кабинете Бернара, джирмийцы и друид расселись по креслам. Лишь вор, повинуясь жёсткому взгляду Марвина, остался стоять посреди комнаты. Он не знал, что ему предстоит, но после урока, полученного в трапезном зале, намеревался стоять до конца. Как бы то ни было, Бернар был прав: заветная мечта почти сбылась. Ещё шаг, и на его шее оскалится кошка. И Эллард собирался сделать этот шаг. Как угодно, но сделать.
  - В Конте друиды наложили на тебя заклинание, Эл. Позже Маркулус усилил его. Ты должен был сойти с ума и умереть, но ты жив. Где заклинание, Эл? - сухо поинтересовался Бернар.
  Марвин и Жерар с трудом удержались, чтобы не переглянуться: сбывались их самые худшие подозрения.
  - Я его снял, сударь, - тихо ответил вор. Он ухитрился сохранить спокойное выражение на лице, хотя слова предводителя потрясли его до глубины души.
  - Ты снял его сам, Эл?
  - Да, сударь.
  - Это невозможно! Тебе кто-то помог! - вмешался Синкоплус. - Такое заклятье нельзя снять самостоятельно!
  - Это Марвин помог тебе? - спросил Бернар, его голос упал почти до шепота, став низким и вкрадчивым.
  - Конечно, кто же ещё способен на такое колдовство?! - вскричал друид, метнув в принца исполненный ненависти взгляд. - Я опросил всех сов. Мы не снимали заклятья с сына Лорана!
  - Значит, это был Марвин? - повысил голос предводитель.
  - Нет, сударь, я справился сам, - замотал головой вор.
  - Он врёт! - завопил друид.
  - Это Марвин? - настойчиво требовал ответа Бернар. Он намеренно повторял одно и тоже, стремясь вывести вора из равновесия, и ему это удалось.
  Эллард покраснел, глаза его наполнились слезами, и он заорал:
  - Нет, сударь! Я всё сделал сам! А не верите, так пусть друид снова наложит своё заклятье, и я сниму его у Вас на глазах!
  Это был не тот ответ, которого ждал Бернар. Предводитель откинулся на спинку кресла и нахмурился, а его пальцы затанцевали по кожаным подлокотникам. Воспользовавшись его молчанием, глава Сов ткнул пальцем в сторону вора и злорадно прокаркал:
  - Ты заврался, попрошайка! И ложь будет стоить тебе жизни! - Он умоляюще взглянул на рубиновую кошку: - Позвольте мне доказать, что он лжёт, сударь.
  - Приступай, друид! - мрачно приказал Бернар.
  Эльф тревожно покосился на Марвина. К его облегчению, принц Аргора не сорвался, но выглядел так, словно в кресле сидела мраморная статуя. Бесстрастные глаза Марвина ни на секунду не отрывались от лица вора. Жерар тоже взглянул на Элларда: "Надеюсь ты справишься, сын Леопольда, иначе из кабинета нам живым не выйти!"
  Эллард вздрогнул, когда друидская магия проникла в его сознание, но не сделал попытки защититься. Он позволил заклинанию покрыть мысли и воспоминания неприятно-мутным налётом забвения и, вперив тяжёлый взгляд в лицо главы Сов, холодно произнёс:
  - Ты забыл с кем имеешь дело, Синкоплус. Я не обычный маг и отвечаю за свои слова. Смотри!
  Вор до мельчайших подробностей вспомнил последнюю встречу с Марвином и разорвал заклятье точно так же, как это сделал его друг. Тошнотворная боль скрутила Элларда в тугой узел. Колени вора подогнулись, он рухнул на длинноворсный ковёр и зашёлся в приступе рвоты.
  - Это невозможно! - взвился друид. - Марвин опять помог ему!
  - Нет. Я следил за принцем. Он не колдовал, - задумчиво произнёс предводитель. - А вот ты, Синкоплус, разочаровал меня. Возможности Братства не так велики, как ты пытался представить. Сопливый мальчишка, почти необученный маг, смог с лёгкостью разрушить чары главы клана. Чего тогда стоят остальные совы?
  - Он сын прощелыги! - взорвался Синкоплус.
  - Заткнись! - рявкнул Бернар, вытащил из стола джирмийскую магическую печать и шагнул к Элларду. Лёгким движением, он сорвал змейку с его запястья и опустил себе в карман: - Марвин, помоги мне!
  Принц подскочил к другу и, грубо схватив его за волосы, ткнул лицом в пол. Предводитель приложил печать к шее вора, тот истошно заорал, дёрнулся и обмяк. По комнате распространился запах палёного мяса. Несколько минут Бернар прижимал печать к коже, а когда отнял её, на шее бывшего Принца Попрошаек плотоядно облизывалась чёрная кошка, довольная тем, что получила очередного адепта.
  - Ты принят в касту, Эллард, - сообщил бесчувственному телу предводитель и отвернулся. - Жерар, я немного задержу Марвина, так что отнеси мальчика в свои покои и присмотри за ним и Синкоплусом. Надеюсь, друид, ты быстро поставишь нашего нового котёнка на ноги.
  - К утру он будет, как новенький! - запальчиво воскликнул глава Сов.
  - Браво, Синкоплус! - расхохотался Бернар. - Мы обсудим с тобой истинные возможности Братства после того, как ты подлечишь мальчика! - угрожающе добавил он и указал на дверь. - Все свободны! Марвин, мы возвращаемся на пир! Ты, кажется, собирался повеселить меня?
  - Я готов, сударь, - поклонился принц.
  - Тогда распорядись, чтобы заменили "русалок". Я скоро.
  Принц Аргора вернулся в трапезный зал, сел за стол и налил себе вина. Залпом осушив бокал, он снова наполнил его: "Я сделаю всё, как надо", - уговаривал он себя и пил вино, отстранённо наблюдая, как развлекаются кошки. Его не радовала перспектива веселить предводителя. Впервые в жизни Марвину захотелось прибить не рабыню, а джирмийца. Но вот ненавистный джирмиец появился, и принц пьяно улыбнулся ему:
  - Я не разочарую Вас, сударь.
  Марвин перевёл взгляд на бассейн: одна из девушек послушно выбралась из воды и подошла к нему.
  - Только не торопись, мой мальчик, - с придыханием произнёс Бернар и облизнул пересохшие губы...
  
  Просторную спальню Жерара заливал золотой солнечный свет. Эльф сидел в глубоком кресле у окна и курил, пуская аккуратные колечки дыма в приоткрытую створу. Свежий зимний воздух приятно холодил лицо, и Жерар наслаждался долгожданными минутами тишины и покоя после суматошного вечера и бессонной ночи.
  Выполняя обещание, данное Бернару, Синкоплус, казалось, превзошёл самого себя. Сначала он вылечил рану Элларда, а потом стал убирать болезненные последствия ритуала, и за несколько часов уничтожил боль, которую новообращённые кошки испытывали не меньше недели. Жерар готов был голыми руками разорвать друида. Он прекрасно помнил, какие муки испытал, когда в пятилетнем возрасте его коснулась печать Джирмы... Эльф решительно отогнал неприятные воспоминания и взглянул на безмятежно спящего Элларда. Котёнок должен был вот-вот проснуться и, выбив трубку, Жерар приблизился к кровати. Веки Элларда дрогнули, приподнялись, и на огромную кошачью морду, скалившуюся с потолка, воззрились ясные, без единого следа боли глаза.
  - Джирма... - хрипло выдавил Эл, глубоко вздохнул и улыбнулся. - Я дома.
  - С пробуждением, котёнок, - весело произнёс Жерар и скомандовал: - Вставай!
  Эллард откинул одеяло, сел и застыл, прислушиваясь к себе. От раны в боку не осталось следа, да к тому же его переполняли радость и гордость - бывший вор осознал, что принадлежит теперь к кругу избранных и ему позволено всё или почти всё.
  Эльф с отеческой улыбкой смотрел на котёнка, прекрасно понимая, что тот сейчас чувствует.
  - Я дома, сударь, - восторженно повторил Эл и счастливо оскалился. - Я всегда знал, что мой настоящий дом - Цитадель.
  Жерар удивленно изогнул бровь:
  - Тебе будет не так сложно, как мы предполагали. Одевайся, Марвин ждёт нас к завтраку.
  Эллард спрыгнул с кровати и стал торопливо натягивать одежду. Когда же Жерар накинул на его плечи алый плащ, бывший вор тихо застонал от счастья и с благоговением погладил мягкую плотную ткань.
  - Я готов, сударь! - срывающимся от восторга голосом сообщил Эллард, защёлкнул "кошку" на плаще и вытянулся звенящей струной.
  Жерар изумлённо покачал головой: великовозрастный котёнок был счастлив так же, как его пятилетний собрат, получивший, наконец, доступ в круг избранных. "Что ж, начало меня радует. Марвин зря переживал за братца, он быстро освоился в роли котёнка, а, учитывая его неординарные способности и горячее желание стать джирмийцем... - Эльф потёр руки. - Он быстро договорится с кошкой".
  Марвин ждал друзей за сервированным к завтраку столом.
  - Час назад Бернар уехал в Дарру и прихватил с собой Синкоплуса, - мрачно объявил он.
  - А меня оставил? - растерялся эльф.
  - Он сказал, что ты настаивал на участии в эксперименте.
  - Да, но...
  - Больше он мне ничего не сказал.
  - Не понимаю.
  - Я тоже, - кивнул принц, пристально разглядывая Элларда. - С тобой всё в порядке?
  - Я счастлив, сударь, - отчеканил котёнок.
  - Сядь, поешь, Эл.
  - Спасибо, сударь, - польщёно улыбнулся Эллард, опустился на стул и с удовольствием разломил слоёную булочку. Он не прислушивался к разговору наставников. В его сознание чётко отпечаталось, что ученик не должен подслушивать беседу старших.
  - Бернар радовался, покидая Джирму, - пробормотал принц. - Он надеется занять меня на несколько лет. Придётся его огорчить, я хорошо справляюсь с неразрешимыми задачами.
  - Надеюсь, ты, как обычно, что-то приберёг в рукаве на этот случай, Марви, - невесело улыбнулся эльф.
  - Не поверишь, но нет. Какая ирония, Жерар! Я нашёл заклинание перехода, а наши спутники не транспортабельны.
  - Давай возьмём его таким, как есть, отобьём Ильмару и уйдём.
  - Ильмару охраняют джирмийцы. Они будут стоять насмерть. Мы не справимся вдвоём, Жерар, а Эллард нам не помощник. Нужно действовать наверняка. Второй попытки не будет.
  - Перестраховщик.
  - Я не боюсь, Жерар, просто хочу, чтобы наш риск был оправдан.
  Эльф вытащил из кармана трубку и стал не спеша набивать её табаком, а Марвин вздохнул и перевёл взгляд на котёнка, с аппетитом поедающего булочки с джемом.
  - Завтрак окончен, Эл! Пора приступать к учёбе! - громко сказал он и отвернулся, зная, что новоявленный джирмиец сейчас вскочит и с подобострастной рожей вытянется перед ним...
  
  
  Глава 14.
  Решение Марвина.
  
  Лихта - огромная дубовая роща - была крупнейшим поселением друидов. Именно здесь располагалась главная резиденция Синкоплуса. Ильмару привезли в Лихту глубокой ночью и сразу провели в дом главы клана. Переступив порог дома-дуба, девушка оказалась в огромном овальном зале, выдержанном в золотисто-бело-зелёных тонах. Стены, отделанные полированным до блеска деревом, источали мягкий рассеянный свет. Пол был выложен дорогим паркетом, а сферический потолок, расписанный лимонно-жёлтыми розами, походил на перевёрнутую клумбу. Многочисленные двери, ведущие в остальные помещения резиденции, украшала изысканная резьба, по сравнению с которой творения эльфов, лучших мастеров Аргора, казались детскими поделками.
  Джирмийцы привели Ильмару в небольшую уютную гостиную, где их встретил старый, как само время, друид в светло-зелёном шёлковом балахоне. На его испещрённом морщинами лице читалось недовольство. Дерик вручил ему свиток с печатью Джирмы, и пока друид читал послание Бернара, его пальцы нервно теребили белую густую бороду.
  - Я покоряюсь воле предводителя, - наконец, произнёс он, положил свиток на низкий стеклянный столик и хлопнул в ладоши.
  В гостиную вошли два молодых друида. Ни слова не говоря, они взяли девушку под руки и повели к дверям. Хмуро переглянувшись, джирмийцы последовали за пленницей. Ни кошкам, ни друидам не пришлась по душе идея жить под одной крышей, но таково было распоряжение предводителя и оспаривать его никто не рискнул.
  Ильмару разместили в большой светлой комнате без окон, обставленной с прямо-таки вызывающей роскошью: бесценные гобелены, сотканные из золотых и серебряных нитей, огромная кровать с толстыми золочёными ножками, громоздкие кресла из дорогого дерева, отделанные золотыми пластинами с изображениями животных и растений, огромные шкафы с резными дверцами и ручками из драгоценных камней. Ильмара никогда не видела ничего подобного. И не хотела видеть: роскошь угнетала ей. Девушка предпочла бы ночевать под открытым небом в Задумчивом лесу, чем оставаться в этой кричаще богатой комнате. Но выбирала не она...
  Правда, через пару дней Ильмара привыкла к тяжеловесным друидским апартаментам, а вот к постоянному присутствию джирмийцев привыкнуть так и не смогла. Казалось бы, проведя полгода в ночлежке, где она делила кров и стол с сотней попрошаек, девушка должна была привыкнуть жить на людях, однако цепкие взгляды джирмийцев оказалось вынести куда сложнее, чем завистливые и ненавидящие взгляды хамелеонов. Да ещё Дерик, который никак не мог простить Ильмаре побега из Шевы, прилагал все усилия, чтобы побольнее ужалить её. И, в отличие от старших товарищей, игривая кошка не чурался тычками и оскорблениями. А когда понял, что слова и пинки не сильно волнуют пленницу, повадился спать с ней в одной постели, мотивируя это тем, что охраняет собственность принца Аргора. Ильмара сомневалась, что Марвин одобрил бы поведение мальчишки, но огрызаться не решалась, опасаясь, что Дерик сделает её жизнь совсем невыносимой.
  Ильмара силилась оставаться безразличной к происходящему, но десятки мужских глаз, следящие за каждым её движением, помимо воли выводили девушку из себя. С каждым днём она всё больше нервничала и мечтала лишь о том, чтобы хоть на минуту остаться в одиночестве. Она попыталась перестать мыться и переодеваться, но только усугубила ситуацию. Теперь Дерик не только спал рядом с пленницей, но и собственноручно переодевал и мыл ей.
  Ильмара замкнулась в себе. Она покорилась судьбе и больше не прекословила джирмийцам, но всякий раз, моясь или переодеваясь, закрывала глаза, чтобы не видеть их ехидных взглядов. Ильмара с нетерпением ждала родов, в тайне надеясь, что не переживёт их.
  И вот долгожданный день настал. Ильмара завтрака, когда внезапно платье под ней стало мокрым. Девушка поднялась, чувствуя, как по ногам течёт вода, и разрыдалась от счастья. Как бы то ни было пребывание в аду подходило к концу.
  Дерик с недоумением взглянул на плачущую пленницу, перевёл взгляд на лужу у её ног и вскочил, роняя стул:
  - Она рожает!!!
  - Спокойно, мальчик, - строго произнёс сидевший в углу друид. Он закрыл книгу, подошёл к Ильмаре и помог ей дойти до кровати. - Постарайся расслабиться, Мара, и у нас всё будет хорошо. - Друид снял с девушки платье, уложил её в постель и прикрыл простынёй.
  Игривая кошка подтащил стул ближе к кровати и уселся на него верхом. Глаза его горели азартом и предвкушением. Ильмара побледнела и закричала - тело скрутила схватка.
  В спальню пленницы вступил Синкоплус в сопровождении нескольких братьев. Друиды окружили кровать и стали нараспев произносить заклинания, облегчающие родовые схватки. Весть о том, что роды начались, с быстротой молнии облетела Лихту, и комната заполнилась джирмийцами. С радостными лицами они расселись на стульях, креслах и диванах, с нетерпением ожидая развязки - рождение ребёнка развязывало им руки. После родов, они могли, наконец, покинуть опостылевшую рощу и вернуться к привычной жизни.
  Роды проходили тяжело. Несмотря на помощь друидов, боль раздирала Ильмару изнутри. Тело словно зажило собственной жизнью, а внутренности так и норовили переплестись и разорваться.
  - Марвин!!! - сминая пальцами простыни, кричала Ильмара. - Помоги мне!!! Марвин!!!
  Синкоплус положил ладонь на лоб роженицы и что-то настойчиво зашептал ей на ухо, но Ильмара скинула его руку:
  - Убирайся! Не смей копаться в моих мыслях!
  - Я помогаю тебе, - нахмурился друид.
  - Я сама! - прорычала Ильмара. - Не трогай меня, мразь!
  - Спокойней девочка, расслабься, - ласково произнёс Синкоплус и обратился к джирмийцам: - Вы рано собрались, господа. Самое интересное начнётся часов через пять, не раньше.
  Но джирмийцы не шелохнулись. Их взгляды намертво приклеились к роженице, а глаза пылали нетерпением.
  - Как хотите. - Глава Сов передёрнул плечами и снова повернулся к Ильмаре, которая беспрерывно звала Марвина...
  
  Синкоплус оказался прав: девочка появилась на свет ровно через пять часов. Глава Сов с бесстрастным лицом продемонстрировал младенца джирмийцам, а потом передал его своему помощнику. Молодой друид быстро завернул дитя в пелёнку и вынес из комнаты.
  Разочарованные джирмийцы с ненавистью смотрели на Ильмару, а Дерик прошипел:
  - Идиотка, даже нормального ребёнка родить не смогла!
  Глава Сов обернулся к игривой кошке и лукаво произнёс:
  - Не торопись, мальчик. У неё ещё есть шанс порадовать вас.
  - Двойня? - встрепенулся один из джирмийцев. - Молодчина, Марвин!
  Ильмара слабо застонала, и Синкоплус снова склонился над ней. Стиснув зубы, девушка начала тужиться, и кошки привстали, пытаясь разглядеть пол второго ребёнка. Стон перешёл в крик и оборвался. Облегчённо вздохнув, Ильмара откинулась на подушки, а Синкоплус поднял орущего младенца над головой и провозгласил:
  - Мальчик!
  Его голос потонул в ликующих криках джирмийцев: сын Марвина обладал ярким магическим даром. Ильмара прикрыла ладонью глаза и заплакала, но никто не обратил на неё внимания. Синкоплус завернул новорожденного в мягкую байковую пелёнку, бережно укутал в одеяло и, в сопровождении джирмийцев, покинул комнату. С Ильмарой остались Дерик и старый друид, да и тот, осмотрев роженицу и собрав плаценту в глубокий фарфоровый сосуд, удалился. Целитель так спешил, что даже не удосужился прикрыть измученную роженицу одеялом. Впрочем, Ильмаре было всё равно: роды завершились, и она приготовилась умереть.
  Дерик присел на край постели, подцепил завязки тонкой, пропитанной потом рубашки и медленно потянул на себя. Ильмара прерывисто выдохнула, и игривая кошка сально усмехнулся:
  - Подыхаешь, детка? Притормози. Я ещё не поиграл с тобой, как обещал.
  - Сволочь... - пересохшими губами прошептала Ильмара.
  Дерик обнажил полную, набухшую от молока грудь девушки и довольно улыбнулся:
  - Ты больше никому не нужна, разве что мне. - Он с вожделением провёл рукой по обнажённому животу Ильмары. - Ты подпорченный товар, детка. Но я лишь год назад стал игривой кошкой, так что пока не слишком привередлив.
  - Я собственность принца Аргора...
  - Прикуси язык, дрянь! - Дерик залепил ей пощёчину. - Марвину нужен был сын! А твоё место в борделе попрошаек! Впрочем... - Он наклонился и лизнул солёную щёку Ильмары. - Будешь хорошей девочкой - я позволю тебе умереть, а нет - не обессудь! Будешь до смерти ублажать шевийских мужиков! - Дерик расхохотался, довольный собой, и ущипнул Ильмару за сосок.
  Девушка вскрикнула, из последних сил попыталась натянуть на себя простыню, и Дерик наотмашь ударил её по лицу.
  - Убери руки! Я хочу смотреть на тебя!
  Ильмара всхлипнула, и её руки бессильно упали вдоль тела:
  - Я собственность принца Аргора...
  - Я же сказал: Марвину нужен ребёнок, а не ты! - нависая над девушкой, рявкнул игривая кошка. - Ты отработанный материал, Мара, почти труп. - Он скользнул губами по шее роженицы, шумно вдохнул запах её измождённого тела и вновь поймал взгляд синих усталых глаз. - Но ты можешь гордиться собой, детка. Твой сын станет великим джирмийцем. Не сразу, конечно, но станет.
  - Расскажи... Пожалуйста...
  - Вот ты уже и просишь меня, Мара. - Дерик хихикнул и накрыл ладонями её полные груди. - Хочешь, чтобы мы беседовали между делом? Пожалуйста. Мне это не мешает. - Руки игривой кошки заскользили по телу Ильмары, смешивая пот и засохшую кровь. - Сын Марвина сейчас на пути в Цитадель. Там его ждут забота и уход, которых не знают даже отпрыски самых богатых семей Беркутов. Пять лет он ни в чём не будет знать отказа. А потом на его шее появится клеймо. Он станет котёнком, самым послушным ребёнком в мире. Он будет беспрекословно слушаться учителей и покоряться воле любого джирмийца. И учиться, учиться, учиться. - Дерик окончательно залез на кровать и, выхватив кинжал, начал с довольным видом срезать остатки рубашки с тела девушки. Ильмара не шевельнулась, судьба сына волновала её гораздо больше собственной. - В одиннадцать котёнок превратиться в игривую кошку, такую, как я, - подмигнул девушке джирмиец. Он убрал кинжал в ножны, и его руки вновь заскользили по телу жертвы. Ильмара невольно расслабилась, с губ сорвался приглушённый стон, и Дерик рассмеялся: - Мне нравится быть игривой кошкой. Но стальной быть лучше. Мне двенадцать, и через шесть лет я стану ею, а если повезёт, то и раньше... - Внезапно он грубо схватил руку пленницы и сорвал с её запястья золотую змейку. - Запомни: я - кошка, а ты - никто! И я могу делать с тобой всё, что захочу.
  - Дай мне хотя бы поспать, - тихо попросила Ильмара.
  - Отдохнёшь в могиле. - Дерик навалился на девушку и впился ногтями в её обнажённые бёдра. - Надеюсь, тебе будет очень больно, детка. Ты заслужила эту боль.
  - Нет! - вскрикнула Ильмара, тщетно стараясь оттолкнуть юношу.
  - А ты горячая штучка, - хмыкнул джирмиец и жадно впился в её губы.
  Ильмара замотала головой, но Дерик вцепился в её волосы и продолжил настойчиво целовать, безжалостно кусая и без того кровоточащие губы. У девушки не осталось сил сопротивляться, и она закрыла глаза, мечтая умереть. Дерик почувствовал, что жертва опять расслабилась, и отстранился. Недовольно фыркнув, он плюхнулся на её живот и глумливо заглянул в лицо:
  - Открой глазки, радость моя. Я хочу, чтобы ты смотрела на меня, иначе мне станет скучно, а тебе о-очень больно. - Ильмара тупо взглянула на мучителя, и Дерик состроил обиженную физиономию: - Ты чем-то не довольна? Я оказываю тебе честь, шлюха! Ты понимаешь это?
  - Да, сударь, - безразлично сказала девушка, с трудом удерживая глаза открытыми.
  - Тогда улыбайся!
  Ильмара растянула губы в подобии улыбки.
  - Умница. - Юноша похлопал пленницу по щеке. - Обещаю, мы славно повеселимся, Мара.
  - В другой раз, Дерик!
  - Да, сударь. - Юноша кубарем скатился с кровати и вытянулся перед наставником.
  Ильмара с бесконечной благодарностью взглянула на высокого темноволосого мужчину, закрыла глаза и моментально уснула. Наставник приблизился к кровати и внимательно осмотрел роженицу.
  - Это самовольство, Дерик!
  - Но, сударь...
  - Молчать! - рявкнул золотая кошка. - О твоём поведении мы поговорим позже! Зови друидов!
  Юноша бросился вон из комнаты, а золотая кошка уселся в кресло и закинул ногу на ногу. Через минуту в спальню вбежали друиды. Джирмиец вытащил из кармана письмо и небрежно кинул его Синкоплусу.
  Глава Сов прочитал послание, недоумённо взглянул на Ильмару и приказал:
  - Подготовьте её. Девчонка вместе с дочерью едет в Дарру.
  Друиды подняли спящую девушку на руки и осторожно смыли кровь с её тела. Затем Ильмару облачили в длинную тёплую рубашку и укутали в одеяло. Игривая кошка с досадой и злобой смотрел на трогательную заботу о его не состоявшейся жертве и скрипел зубами. Наставник неодобрительно взглянул на него и сухо произнёс:
  - Пошёл вон, Дерик! Седлай коней, и жди меня на конюшне.
  Игривая кошка вздрогнул и опрометью кинулся выполнять приказ.
  
  День за днём, Марвин и Жерар, то по одиночке, то вместе обучали Элларда. Бывший вор валился с ног от усталости, но клеймо не позволяло ему просить пощады, и наставникам приходилось угадывать, когда котёнок доходит до предела, чтобы дать ему время на отдых. За два месяца Эллард научился сносно владеть мечом и другим холодным оружием, восполняя недостаток техники колдовством. Он быстро осваивал теорию джирмийской магии, и, хотя на практике ещё не всё получалось безупречно, учился он во много раз быстрее обычного котёнка, и это вселяло в наставников надежду. Бывшего вора было не узнать: взгляд изумрудных глаз стал твёрдым и бесстрастным, движения - точными и уверенными, походка - мягкой и бесшумной, а временами он начинал задавать вопросы, что бесконечно радовало его учителей: котёнок стремительно превращался в игривую кошку. Марвин и Жерар уже подумывали, как аккуратнее сообщить предводителю о том, что Эллард готов к первому заданию, и тут в Цитадель прибыл отряд из Лихты.
  Мысль о том, что Ильмара разрешилась от бремени и лишилась своей единственной защиты, привела Марвина в ужас. Он страстно хотел знать, что стало с его женой, и страшился узнать это. Полностью свалив обучение Элларда на Жерара, он заперся в своих покоях и, мечась из угла в угол, искал способ помочь жене. Думать о том, что Ильмары уже нет в живых было выше его сил. Да и другие варианты развития событий не прибавляли Марвину оптимизма. Ильмара виделась ему то шевийской проституткой, то джирмийской рабыней, а то и вовсе любовницей Бернара.
  Вконец измучившись, Марвин явился к Жерару и, упав в кресло, замогильным голосом произнёс:
  - Я хочу посмотреть на мальчика. И попытаться узнать, что стало с его матерью.
  - Хорошо, - вздохнул Жерар, - но ты должен быть готов ко всему.
  Принц неопределённо кивнул и посмотрел на Элларда, который невозмутимо поглощал обед:
  - Когда закончишь, можешь отдохнуть, Эл.
  - Спасибо, сударь, - улыбнулся котёнок.
  - Пожалуйста, - буркнул Марвин и вышел в коридор.
  - Я пойду с тобой. - Эльф нагнал друга и зашагал рядом. - Постарайся держать себя в руках, Марви.
  Принц не ответил. В скорбном молчании друзья дошли до красивого трёхэтажного дома, окружённого ухоженным фруктовым садом. Вокруг особняка кипела жизнь. Будущие котята с визгом и смехом носились по дорожкам, катались с горок и играли в снежки. За ними наблюдали десятки нянек-рабынь и воспитателей-джирмийцев, готовых по первому требованию малышей присоединиться к игре или выполнить любые другие желания подопечных. В этой части Цитадели правили Господин Каприз и Госпожа Вседозволенность. Здесь жили дети до пяти лет, то есть до момента появления на их шеях джирмийского клейма. Выживших после обряда мальчиков переселяли в основное здание, и они начинали учиться и приобщаться к джирмийской жизни.
  Марвин толкнул дубовую дверь и оказался в шумном холле, где тоже носились малыши. Увидев взрослых джирмийцев, дети обступили их плотным кольцом и стали с восхищением разглядывать алые плащи, мечи и кинжалы. Из кресла в углу холла поднялся пожилой джирмиец и подошёл к гостям:
  - Добрый день, Марвин, Жерар.
  - Доброго здоровья, Каспер, - хором ответили золотые кошки.
  Дети переглянулись и, толкая друг друга локтями, зашептали:
  - Принц Аргора... Лучший маг Джирмы...
  Наставник укоризненно взглянул на малышей, и те притихли, не сводя восторженных глаз с золотых кошек.
  - Давненько я вас не видел, мальчики, - проскрипел старик. - Но о ваших подвигах наслышан. Рад, что вы стали друзьями. Я всегда говорил Бернару, что вы идеально подходите друг другу.
  - Вы знаете нас с колыбели, сударь, - поклонился Жерар.
  - Да уж... - хмыкнул старик. - Я много лет провёл с малышами и могу безошибочно определить, что из них вырастет.
  Эльф обвёл взглядом толпу ребятишек и улыбнулся:
  - И где тут у вас новенький? - Он отлично знал, куда нужно идти, но чувствуя желание детей быть полезными принцу, поощрил их стремление и разрешил проводить Марвина.
  У дверей комнаты новоприбывшего воспитанника золотые кошки поблагодарили малышей, и те, довольные общением с принцем Аргора, убежали. Друзья вошли в спальню, и навстречу им поднялся друид. Он почтительно поклонился джирмийцам, но Марвин не обратил на него внимания. Он во все глаза смотрел на женщину, кормящую грудью его сына.
  Жерар шагнул к друиду, загораживая спиной друга, и надменно поинтересовался:
  - Как мальчик перенёс поездку?
  Но друид не успел ответить: младенец оторвался от груди кормилицы и заревел. Рабыня прижала мальчика к себе, шепча ласковые слова, однако ребёнок не желал успокаиваться. Марвин встрепенулся, неуверенно приблизился к женщине и с затаённой угрозой спросил:
  - Почему он плачет?
  Услышав голос принца, младенец затих. Он повернул голову, рассеянным взглядом скользнул по лицу отца и, тихо пискнув, потянулся к нему. Марвин в растерянности отступил, и младенец вновь зашёлся криком.
  - Он хочет к Вам, сударь, - робко сказала кормилица и побледнела.
  Чуть помедлив, Марвин подошёл к рабыне и осторожно взял сына на руки. Мальчик успокоился, довольно пискнул и уснул. Принц вглядывался в его умиротворённое личико: он не сомневался, что этот маленький комочек узнал его. Марвин чувствовал огромную магическую силу, заключённую в ребёнке, и если бы это был не его сын, он бы порадовался такому удачному приобретению Джирмы.
  - Что сделали с его матерью? - сухо спросил Жерар, и Марвин напрягся в ожидании ответа.
  - Её с девочкой отправили в Дарру, сударь, - ответил друид.
  - С какой девочкой? - удивился эльф.
  - Ильмара родила двойню.
  - Забавно... - протянул Марвин, передал сына кормилице и, не прощаясь, покинул комнату.
  Эльф мысленно выругался и, снисходительно кивнув друиду, неторопливо покинул детскую. Принц стоял на верхней ступени лестницы и отрешенно наблюдал за играющими в холле детьми.
  - Держи себя в руках, Марви, - шепнул Жерар, взял его под руку и повёл к выходу. - Мы узнали главное - она жива.
  Друзья покинули особняк и зашагали по мощёному плитами двору.
  - Я не понимаю, зачем Бернар потащил её в Дарру? - нарушил молчание Марвин.
  - Ты скоро узнаешь это... - задумчиво протянул эльф.
  Марвин резко остановился и сжал плечо друга:
  - Что ты не договариваешь, сын Эладии?
  - Заткнись! - прошипел Жерар. - Надеюсь, отпрыск прощелыги не будет орать об этом на всех углах!
  Принц разжал пальцы и, отвернувшись, зашагал дальше. Эльф одёрнул плащ и, ругаясь себе под нос, пошёл следом. Золотые кошки вернулись в покои Марвина, сели друг напротив друга и скрестили взгляды.
  - Как ты узнал? - хмуро спросил Жерар.
  - Догадался, - оскалился Марвин. - Я хорошо изучил тебя, Жерар. Ты джирмиец до мозга костей и должен был убить Эладию, после того, как она вылечила Ильмару. Но ты оставил её в живых. И я спросил себя - почему? Предположение об измене я отринул сразу. Осталось только два варианта: либо она твоя любовница, либо - родственница. Насчёт любовницы я сильно сомневаюсь... А вот то, что вас связывают родственные узы, показалось мне самым логичным. Эладия вполне годится в матери такому сильному магу, как ты. Так?
  - Да. Эладия поведала мне историю моего рождения.
  - А кто твой отец? - заинтересовался принц.
  - Точно не маг-прощелыга, - язвительно ответил эльф. - Считай, что Эладия унесла эту тайну в могилу.
  - Ну-ну, - хмыкнул Марвин и, помолчав, спросил: - Так что ты думаешь об Ильмаре?
  - У вас получился очень удачный мальчик.
  - Ты хочешь сказать, что Бернар...
  - На его месте, я поступил бы также.
  - Нам нужно уходить, Жерар.
  - Но Эллард ещё не готов.
  - Плевать! Ты справишься!
  - Я?
  - Вы уйдёте втроём.
  - А ты?
  - Я возьму детей и приду следом.
  - Считаешь нашего предводителя идиотом?
  - Ты поможешь мне.
  - Хватит дурить, Марвин. Мы заберём детей и уйдём все вместе. Не мудри. Это вполне осуществимо. Мы возьмём Элларда и твоего мальчика, прыгнем в Дарру к Ильмаре и девчонке, возьмём заклинание перехода и покинем Аргор.
  - Я не могу рисковать, Жерар. Я не Эллард, чтобы пускаться в авантюры. Мой сын под пристальным наблюдением джирмийцев, где поселили Ильмару и девочку, я не знаю, а ещё нужно прокрасться в кабинет Бернара и взять письмо Леопольда. Нам придётся драться за каждого. Вдвоём мы не выстоим против всей касты! А второй попытки не будет, Жерар.
  - Раз так, я останусь с тобой.
  - Я не могу доверить Ильмару котёнку. Эл сам нуждается в помощи. Кто поможет им в чужом Мире, Жерар?
  - Только не жди, что я разрыдаюсь и брошусь заботиться о твоём брате и девчонке. Они это они, а ты это ты, - нервно заметил эльф.
  - Мне больше не к кому обратиться, Жерар. С Бернаром я справлюсь сам, а тебе я доверяю самое дорогое, что у меня есть.
  - Рано или поздно чувства сыграют с тобой злую шутку, Марви. Ты заботишься о других, забывая о себе, а ведь ты куда больше заслуживаешь жизни, чем эти двое... - Жерар помолчал и вздохнул: - Хорошо, я сделаю, всё, как надо. Рассказывай свой план.
  Эльф внимательно выслушал Марвина и нахмурился:
  - Что ты не договариваешь?
  - Теперь мудришь ты, дружище, - улыбнулся принц. - Я рассказал всё, как есть.
  Жерар вытащил трубку:
  - Не верю я тебе, Марвин... Ладно, зови Элларда. Продолжим занятия. У нас есть ещё немного времени...
  
  Марвин получил письмо от Бернара через неделю после прибытия сына в Цитадель. Дело было утром, и раб принёс послание императора прямо в покои принца. Несмотря на ранний час, Марвин, Жерар и Эллард уже завтракали. С поклоном передав письмо принцу, раб поспешно удалился - хищный блеск в глазах золотой кошки напугал его.
  - Началось... - Принц сломал императорскую печать и, пробежав глазами по аккуратным строчкам, скомандовал: - Иди, Эл, собирайся
  Котёнок умчался в свою комнату, а Марвин передал письмо другу. Эльф, не читая, швырнул императорское послание на стол:
  - Эллард не готов, Марви! Власть кошки ещё слишком сильна. Боюсь, что, оказавшись вдали от Джирмы, Эл будет вести себя неадекватно. В лучшем случае, он сойдёт с ума, а в худшем - умрёт, хотя не знаю, что лучше, а что хуже. Если ты по-прежнему хочешь спасти брата, Марвин, оставь его в Цитадели.
  - Нет! Я не оставлю Элларда Бернару!
  - Поэтому убьёшь его сам?
  - Прощелыга поможет своему сыну!
  - Уверен? - скривился эльф. - Что ж он бросил остальных своих отпрысков?
  - Хватит об этом, Жерар! Мы выезжаем через час! Собирай свиту!
  - Как скажете, Ваше высочество. - Эльф картинно поклонился и, одарив принца язвительной улыбкой, вышел из комнаты.
  
  Три дня спустя принц Аргора прибыл в столицу. Дарра просыпалась после зимней спячки: деревья уже подёрнулись лёгкой зелёной дымкой, а в воздухе витал запах талого снега и мокрой земли. Над деревьями носились стайки разноцветных пташек, оглашая столицу звонким восторженным щебетом.
  Марвин улыбнулся сияющему над белым дворцом солнцу и подставил лицо под его тёплые золотые лучи. Он бы хотел быть таким же свободным и независимым, как этот прекрасный золотой шар. Марвин провёл рукой по шее, тряхнул волосам и направил Ветерка к парадному входу. Навстречу ему кинулся молодой волк. Схватив коня за повод, он подобострастно взглянул на принца и отрапортовал:
  - Император ждёт Вас, Ваше высочество! Мне приказано проводить Вас!
  Марвин спешился и, ни слова ни говоря, последовал за волком. Едва завидев кровавого джирмийского принца, придворные и слуги шарахались в стороны и склонялись в раболепных поклонах. После карательного похода, появление принца Аргора ассоциировалось у аргорцев с болью и смертью.
  Марвин вошёл в услужливо распахнутые волком двери и остановился - предводитель беседовал с Синкоплусом.
  Увидев принца, собеседники замолчали и уставились на него так пристально, словно видели впервые.
  - Здравствуйте, сударь. - Принц почтительно поклонился рубиновой кошке.
  - Садись!
  Марвин опустился на стул и напряжённо замер.
  - Поздравляю, принц, у тебя родился отличный маг.
  - Я видел мальчика. Из него вырастет превосходный джирмиец.
  - Несомненно, - ухмыльнулся предводитель. - Ильмара ведь тоже сильный маг, правда, её не учили пользоваться даром, но это не имеет значения. Ты сделал правильный выбор, принц. Девочка послужит процветанию Джирмы, и ты поможешь ей в этом.
  - Каким образом, сударь? - изобразил удивление Марвин.
  Бернар цинично улыбнулся:
  - Синкоплус осмотрел Ильмару и головой ручается, что она здорова и сможет выносить ещё с десяток твоих детей. Ты давно хотел развлечься с ней, принц, так иди, развлекайся. Сегодня как раз благоприятный день для зачатия. Девочка ждёт тебя, только не вздумай убить или покалечить её, понял?
  - Да, сударь, - кивнул принц и, дрожа от бешенства, отправился в свои покои.
  Улыбнувшись гвардейцам, он распахнул двери, стремительно пересёк гостиную, чуть задержался на пороге спальни и вошёл. Ильмара, одетая как джирмийская рабыня, сидела на краю постели и смотрела в пол. Марвин замер, он не знал, как себя вести. Ему хотелось многое рассказать и объяснить возлюбленной, но он боялся, что их разговор подслушивают, и его откровения будут стоить жизни не только им.
  - Здравствуй, Мара, - сухо произнёс он и сел рядом с женой.
  - Здравствуйте, сударь, - не поднимая головы, ответила Ильмара. Она боялась взглянуть в глаза принцу Аргора.
  - Я чем-то обидел тебя, детка? - насмешливо поинтересовался Марвин и обнял её за плечи. - Почему ты напряжена? Расслабься, нам же всегда было хорошо вместе. Неужели ты боишься меня, Мара?
  - Да, сударь, - ответила девушка и подняла голову. - Я не знаю принца Аргора, - прошептала она и заплакала. - Что с тобой сделали, Марви? Почему ты такой?
  - Прекрати истерику, Мара! - хладнокровно приказал принц и, схватив жену за плечи, заставил подняться. - Я пришёл развлекаться, а не слушать твоё нытьё!
  - Да, сударь, - всхлипнула Ильмара и скинула короткое белое платье. - Я помню, что я Ваша собственность. Я помню, что ты предупреждал меня о последствиях, но если бы время повернулось вспять, я бы снова пошла с тобой. Я люблю тебя, Марви. Ты подарил мне год жизни, оставив в Шеве. И я хочу, чтобы ты знал: я была счастлива стать матерью твоих детей! Я...
  - Довольно! - Принц толкнул её на кровать. - Ты ужасно болтлива! Я не бью тебя только потому, что император запретил мне. Ты можешь говорить только тогда, когда я разрешаю тебе, детка, - скидывая одежду, поучал он. - Я хочу получить удовольствие, так что постарайся не разочаровать меня, крошка. - Марвин запрыгнул на кровать и с силой сжал девушку в объятьях. У него закружилась голова от травяного запаха волос и нежного шёлка кожи. Он вспомнил, как первый раз овладел дочерью Алиссы и как на следующую ночь она сама пришла к нему и призналась в любви, как бросилась ему на шею в доме Сальте и как защищала его в Иритте, зная, что весь Мир отвернётся от неё.
  Марвин уткнулся в плечо Ильмары и еле слышно прошептал:
  - Я люблю тебя. Прости.
  Девушка вздрогнула, услышав голос из другой жизни. Она обняла возлюбленного, и горькие слёзы счастья заблестели в пронзительных синих глазах. Ильмара почувствовала, как Марвин осторожно прикасается к её сознанию, и жадно потянулась навстречу. Джирмиец хотел всего лишь успокоить возлюбленную, показать что не опасен для неё, но неожиданно в его голове прозвучал голос Ильмары:
  "Я люблю тебя, Марви".
  "Я знаю, девочка. Я помогу тебе и нашим детям. Держись".
  "Ты был чужим. Я думала, ты разлюбил меня. Я не хотела жить, Марви".
  "Я всегда помнил о тебе, Мара. Но мне приходится играть роль принца Аргора, и я всё больше ненавижу Бернара и весь этот Мир".
  "Мой бедный Марви. Прости, что усомнилась в тебе".
  "Я не знаю, когда мы увидимся вновь, Мара, но я постараюсь сделать всё, чтобы мы ушли из Аргора".
  "Ты же сам говорил, что это невозможно".
  "Я всё время вынужден делать невозможное, Мара"...
  Тела и души сплелись воедино. Марвин и Ильмара, словно растворились друг в друге, даря и принимая наслаждение. Они блаженствовали на волнах страсти, взмывая ввысь и падая, чтобы начать новый полёт...
  
  На Дарру опустились сумерки. Под потолком спальни сами собой вспыхнули магические светильники, и по стенам заскользили длинные причудливые тени. Они всё ближе подбирались к кровати, и Марвин понял, что пришёл час разлуки. Он с сожалением выпустил Ильмару из объятий, встал с постели, оделся и повернулся к жене. Прикрывшись одеялом, Ильмара вопросительно смотрела на возлюбленного. Она знала, что не скоро увидит своего принца, и старалась не думать об этом.
  - Я доволен тобой, детка, - пристёгивая к поясу меч, развязно сообщил Марвин. - Возможно, я займусь тобой позже, если найду время для развлечений.
  Ильмара тихо всхлипнула, и принц, криво улыбнувшись, похлопал её по щеке:
  - Ну-ну, не стоит расстраиваться, малышка. Я понимаю, что тебе понравилось. Всем нравится принц Аргора, и ты не исключение.
  - Простите. - Ильмара схватила его руку и прижалась к ней губами. - Я горжусь, что принадлежу Вам, сударь.
  - Ты всегда была умницей, Мара, поэтому и жива до сих пор, - насмешливо произнёс Марвин, потрепал девушку по волосам и отправился с докладом к Бернару.
  - Я сделал всё, как надо, сударь. И даже ни разу не ударил её. - Принц поморщился. - Девочка очень старалась угодить мне. И даже всплакнула, когда я уходил. Я едва сдержался, чтобы не дать ей по морде. Не будь она снова беременна...
  - Не капризничай, Марвин, - скабрезно хихикнул предводитель. - Признайся, удовольствие ты всё же получил. Я не любитель худосочных девчонок, но Мара, в целом, очень мила. Да и роды пошли ей на пользу. Когда мы с Синкоплусом осматривали её, я отметил, что фигурка малышки стала более женственной и аппетитной. А в том, что она плаксива и временами не сдержана, виноват ты, мой мальчик. Слишком многое ты позволял ей и не научил вести себя, как полагается.
  - Я хоть сейчас могу восполнить пробелы в её воспитании, - передёрнул плечами принц. - Дайте мне пару часов, и она будет дышать по приказу.
  - Забудь! Принцу Аргора не пристало заниматься воспитанием рабов. Я приставлю к ней Дерика. Мне понравилось, как эта игривая кошка ухаживал за ней в Шеве и, особенно, в Лихте. Мальчику давно хочется заполучить её, и, если ты не против, я удовлетворю его желание.
  - Дерик заслуживает награды, сударь.
  - Отлично. Я поселю их вместе, пусть игривая кошка утешает девчонку вместо тебя, а, заодно, учится сдерживать эмоции. Представляешь, Марвин, этот сорванец едва не изнасиловал малышку сразу после родов. Хорошо, что наставник вовремя появился в комнате, иначе Джирма лишилась бы возможности получать таких хороших магов, как твой первый сын. А сейчас, когда Ильмара снова беременна, ей не повредят ласки мальчика. Пусть резвится.
  - Пусть, - улыбнулся Марвин.
  - Ты можешь возвращаться в Джирму. Кстати, как там Эл?
  - Очень хорошо, сударь. Я привёз его в Дарру, чтобы Вы могли лично убедиться в этом. Вы были правы: он оказался весьма и весьма способным учеником. Я считаю, что он к первому заданию.
  - Так быстро?
  - Мы много занимались, сударь. Взгляните сами.
  - Хорошо. Позови его.
  Принц выглянул в коридор и отдал короткий приказ.
  - Значит, можно и взрослого человека сделать кошкой, - задумчиво произнёс Бернар, постукивая пальцами по чёрной столешнице.
  - Такого, как Эллард, да. Он первоклассный маг и всегда мечтал стать джирмийцем. Но, что касается других аргорцев - сомневаюсь.
  - Наверное ты прав...
  Марвин кивнул и обернулся: в кабинет вошёл Эллард. Он поклонился императору, принцу и вытянулся в струну. Бернар оглядел котёнка с ног до головы и улыбнулся:
  - Тебе нравится в Джирме, Эллард?
  - Это мой дом, сударь.
  - Марвин сказал, что ты готов к первому заданию. Ты уверен, что справишься, котёнок?
  - Я сделаю всё, как надо, сударь.
  - Прекрасно, Эл. - Предводитель вытащил из ящика стола папку и протянул её Марвину: - Это его первое задание. Если он выполнит его на "отлично", я сделаю его игривой кошкой.
  Марвин открыл папку, пробежал глазами по договору и сухо сказал:
  - Он справится.
  - Что ж. Отправляйтесь в Занфер. И если он действительно сделает всё, как надо, возвращайтесь в Дарру.
  - Как прикажете, сударь. - Принц захлопнул папку и повернулся к котёнку: - Пойдём, Эл.
  Они вышли в приёмную. На широком кожаном диване сидел эльф и курил вишнёвую трубку. Марвин молча положил папку ему на колени. Жерар бегло просмотрел договор и присвистнул:
  - Предводитель высоко оценил тебя, Эл. Первое задание, и сразу глава попрошаек Занфера. Круто!
  Котёнок покраснел от удовольствия, и друзья рассмеялись. Из кабинета выглянул Бернар:
  - Цвет Джирмы! Веселитесь? Вам давно пора действовать!
  - Да, сударь! - хором рявкнули золотые кошки и, подхватив Элларда под руки, поспешили убраться с глаз предводителя.
  В коридоре они отпустили Элларда, и, окрылённый предстоящим путешествием, котёнок помчался к покоям принца. Пританцовывая от нетерпения, он распахнул двери и поклонился:
  - Прошу Вас, сударь.
  Марвин вошёл в гостиную, и его лицо исказила злоба: Синкоплус с деловым видом ощупывал обнажённую Ильмару. От каждого прикосновения друида девушка нервно вздрагивала и морщилась. Увидев мужа, она виновато взглянула на него и потупилась.
  - С какой стати, ты превратил мои покои в свой личный кабинет, друид? - проскрежетал принц Аргора.
  Синкоплус обернулся:
  - Я выполняю приказ императора. Мне нужно убедиться, что девчонка забеременела, а на таком сроке это трудоёмкий мануальный процесс. Предводитель распорядился забрать её только в том случае, если процесс оплодотворения произошёл.
  - И как процесс? - сквозь зубы процедил принц.
  - Думаю, она беременна. - Друид взял Ильмару за руку и потянул к двери, но Марвин преградил ему дорогу:
  - Оставь мою жену и убирайся!
  - Но император...
  - Вон!!! - проревел Марвин, и глаза его налились кровью.
  - Ты пожалеешь... - прошипел друид и выскочил из комнаты.
  Марвин сдёрнул с плеч алый плащ и накинул его на Ильмару.
  - Ты всё-таки сорвался, Марви, - тяжело вздохнул Жерар. - Синкоплус понёсся к Бернару. У нас в запасе всего несколько минут. Надо немедленно уходить.
  Тихо выругавшись, принц Аргора исчез и, секунду спустя, появился вновь. В руках он держа письмо Леопольда.
  - Ты спёр его из-под носа Бернара? - опешил эльф.
  - Я почётный член клана попрошаек, - буркнул Марвин, развернул лист и, оторвав верхнюю часть, протянул его Элларду: - Возьми Ильмару за руку и читай! Громко и чётко! - приказал он и кивнул Жерару. - Приготовься.
  В комнате зазвучали слова на незнакомом языке. Эльф поморщился, с досадой покачал головой и, выхватив из-за пояса кинжал, метнул его в друга.
  - Марвин!!! - истошно заорала Ильмара, в ужасе глядя на рукоять кинжала, торчащую из груди мужа. Она рванулась было к нему, но Эллард крепко держал её за руку.
  - Что ж ты всё-таки утаил от меня, Марвин? - прошептал эльф и положил руку на плечо котёнка.
  - Мелочь, - горько усмехнулся принц и опустился на ковёр. - До встречи в Аксиме, Жерар.
  Эллард произнёс последнее слово, обе половинки письма вспыхнули и исчезли. Раздался оглушительный хлопок, и Марвин провалился в темноту.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"