Кохинор: другие произведения.

Джирмийское клеймо. Часть вторая. Глава 3. Переворот.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Три дня спустя на центральную улицу Дарры вступила делегация Джирмы. Впереди ехал предводитель в алом, сияющем золотом плаще, из-под которого выглядывала рукоять церемониального меча с эмблемой касты. На голове Бернара сверкал широкий золотой обруч, знак того, что предводитель прибыл в столицу с официальным визитом. Одежда его свиты так же сияла золотом и серебром. И только один джирмиец выделялся на фоне всеобщей роскоши - Марвин. Его строгие чёрные брюки и рубашка и связанные за спиной руки приковывали взгляды горожан. Бернар решил, что аргорцы должны видеть, что Кошки уважают законы Аргора и не собираются укрывать приговорённого к смерти преступника.
  Получив камни-пропуска, джирмийцы проехали через портал и направились к парадному входу во дворец. Марвину помогли спешиться, и, не поднимая глаз на товарищей, он смиренно пошёл за Бернаром.
  Император принял делегацию Цитадели в большом тронном зале. Он восседал на троне, вырезанном из глыбы горного хрусталя, а по правую руку от него стоял принц Альберт. Чтобы сильнее унизить предводителя, Арнольд приказал собраться в зале всем придворным, и те с радостью выполнили приказ: беркутам и волкам было ужасно любопытно посмотреть на кающегося Бернара и его знаменитого наследника.
  Джирмийцы торжественно прошествовали через зал и остановились перед троном. Надменный и холодный взгляд императора прошёлся по их лицам и замер на предводителе. Бернар шагнул вперёд и заговорил:
  - Джирма приветствует своего императора! Я лично прибыл в Дарру, чтобы передать Вам беглого преступника! - Он махнул рукой, и кошки бросили Марвина к ногам Арнольда. - Мне прискорбно сознавать, что у Вас возникли сомнения в честности джирмийцев! Мы всегда держим слово!
  - Ты не должен был укрывать Марвина в Цитадели! - напыщенно произнёс император.
  На лице Бернара отразилось искреннее недоумение:
  - Марвин исключён из касты, и мы не несём ответственности за его действия! Я не слышал о нём со времени суда в Иритте! Более того, я ждал от Вас заказа на моего бывшего наследника, и был готов принять его! Я подозревал, что ни беркуты, ни волки не смогут найти его! А четыре дня назад Марвин явился в Джирму, умоляя простить его и принять обратно в касту. Честно сказать, меня так и подмывало удовлетворить его просьбу - ведь мальчик без магии пробрался сквозь войска волков, окружающие Догмар. Но мы помним свой долг перед императором, и поэтому доставили преступника в Дарру!
  Император перевёл взгляд на распростёртого перед ним Марвина.
  - Встань! - Серебряная кошка неуклюже поднялся и уставился в пол. Арнольд оглядел его с головы до ног и прорычал: - Где твой дружок Эллард?
  Марвин молчал. Вместо него ответил Бернар:
  - Лоран укрывает сына в катакомбах.
  Арнольд увидел, как по лицу преступника заходили желваки, и жёстко произнёс:
  - Принц Попрошаек тоже не уйдёт от возмездия!
  Марвин вскинул голову, с ненавистью посмотрел в глаза императору и громко заявил:
  - Эл не такой дурак, чтобы вылезти из катакомб!
  Придворные зашептались, а Арнольд снисходительно улыбнулся пленнику.
  - Мы вытащим его из-под земли и повесим. Правда, ты этого не увидишь, щенок. Плаха для тебя готова. - Император хлопнул в ладоши.
  Слуги внесли в зал деревянную колоду и топор с широким лезвием и длинной рукоятью. Они установили колоду перед троном, положили на неё топор и, поклонившись императору, отступили к стенам.
  Марвин взглянул на блестящее лезвие и улыбнулся.
  - Спасибо, Ваше величество. Вы исполнили моё желание. Вы не представляете, как я переживал, что меня повесят, как попрошайку. Принцу Джирмы не пристало болтаться на виселице! Впрочем, и на плаху мне рановато! - Он одним движением разорвал верёвки и скрестил руки на груди.
  Кошки мгновенно перегруппировались, заслонив собой Принца Джирмы и направив мечи на придворных. Марвин взглянул в лицо императора, и оно пожелтело и исказилось гримасой боли и ужаса. Арнольд силился вдохнуть, но смерть уже сжала его в цепких объятьях, унося в небытие. Последнее, что он услышал, были слова Бернара: "Великолепно, Марвин!"
  Принц Альберт ошарашено посмотрел на труп отца, перевёл взгляд на предводителя и растерянно спросил:
  - Кто посмел заказать императора?
  - Я, - улыбнулся Бернар.
  Альберт покосился на Марвина, обвёл глазами настороженные лица придворных и выдавил кривую ухмылку.
  - Что ж, Бернар, спасибо. Мой отец был никудышным правителем. Я и сам подумывал убить его. - Он протянул руку, чтобы снять с головы мёртвого императора корону, но суровый голос Бернара заставил его вздрогнуть.
  - Я против воцарения императора Альберта! Клан Беркута давно не способен управлять Аргором! Пришло время новой династии! Я предъявляю права на аргорский престол!
  Придворные возмущённо загудели, а Альберт облизал сухие губы и срывающимся голосом произнёс:
  - Ты не можешь быть императором. Твоё происхождение неизвестно...
  - Я потомок великого Конрада, брата Альберта Храброго, первого императора Аргора!
  - И как ты это докажешь?! - в бессильной ярости крикнул принц.
  - Делом. Я вызываю тебя на поединок! Докажи, что Беркуты способны удержать власть, и я уеду в Цитадель!
  Глаза Альберта расширились от ужаса. Он повернул голову к придворным магам и стал тыкать пальцем в сторону Бернара, не в силах вымолвить слова. Маги-беркуты сделали вид, что не понимают, чего хочет от них принц, и джирмийцы рассмеялись. Придворные разочарованно зашумели, но никто из них не рискнул ответить на вызов предводителя.
  Бернар величественно поднял руку, и принц Альберт замертво рухнул рядом с отцом. Рубиновая кошка снял тиару с головы Арнольда и громко объявил:
  - Именем Джирмы я провозглашаю себя императором Аргора!
  - Да здравствует император Бернар! - закричали кошки, а беркуты и волки молча склонились перед предводителем, признавая своё поражение...
  
  На следующее утро аргорцы проснулись в новом Мире: в Дарре воцарился император Бернар. Кланы Беркута и Волка принёсли ему клятву верности, и войска покинули окрестности Догмара и двинулись к прежним местам дислокаций.
  Бернар приказал уничтожить магическую стену вокруг даррийского дворца, показав тем самым, что никого не боится и готов к сотрудничеству со всеми жителями Мира. Он разослал по городам и весям воззвание, в котором говорилось, что свершившийся переворот - акт справедливости: каста Кошки самая сильная в Аргоре и будет править им. В Дарру потянулись главы кланов и мэры крупнейших городов. Бернар тепло принимал гостей, и каждый глава клана удостоился личной беседы с ним. Последним в столицу прибыл Сальте. Глава Ласточек был уверен, что не вернётся в Наполь живым, однако император сделал вид, что не помнит зла. "Лично я ничего не имею против тебя, - ехидно произнёс Бернар, многозначительно глядя в глаза атаману. - Но за всех джирмийцев поручиться не могу". Сальте понял намёк и попытался встретиться с Марвином, но безуспешно. Принц Джирмы заявил, что не желает видеть главу Ласточек, и Сальте, полный дурных предчувствий, вернулся в Задумчивый лес.
  Мир бурлил, обсуждая смену власти, и только один аргорец был безоговорочно счастлив. Принц Попрошаек едва не разрыдался от радости, когда отец сообщил ему, что он может покинуть катакомбы. У Элларда было время подумать, и из подземелий он вышел другим человеком. Он сбросил маску безалаберного гуляки, и глазам хамелеонов предстал настоящий Эллард - циничный и жестокий. Сначала попрошайки сочли, что он нахватался дурных манер у джирмийца. Они были уверены, что их Принц перебеситься и станет прежним. Но они ошиблись. Эллард больше не желал быть аргорским шутом. Выбравшись из катакомб, Эллард во всеуслышанье заявил, что придумал историю о своём родстве с Леопольдом от скуки, и теперь раскаивается в этом. Он принёс публичные извинения аргорцам и вплотную занялся делами клана.
  Лоран и Рината были приятно поражены, увидев сына таким, каким всегда мечтали видеть. На второй день после переворота, Эллард явился к завтраку серьёзным и хмурым. Он почтительно поздоровался с родителями, попросил прощения за свои дурацкие выходки и сообщил, что готов искупить вину перед кланом. Лоран недоверчиво отнёсся к его словам, но тем же вечером Принц Попрошаек отправился в город и ограбил дом мэра Шевы. Он забрал только деньги, не тронув ни картины, ни фамильные драгоценности и, против обыкновения, не побежал рассказывать о своём успехе в кабаках и притонах. И хотя Эллард совершил идеальное, по меркам Хамелеонов, ограбление, Лоран не спешил с выводами, боясь поверить в столь разительную перемену. Он решил испытать сына и отправил его в Фетту, поручив обворовать представительство клана Купцов, где, по сведениям наводчиков, сейчас хранилась крупная сумма имперов. Эллард блестяще справился с заданием: воспользовавшись магией Кошек, он усыпил охрану и беспрепятственно проник в особняк главы купцов Фетты...
  Увидев гору имперов на своём столе, Лоран пришёл в восторг. Сын затратил всего четыре дня на выполнение сложнейшей операции, а, вернувшись домой, сухо сообщил, что ему нужно восемь часов на отдых, и он будет готов к следующему заданию. И ровно через восемь часов Эллард стоял на пороге его кабинета.
  Всего за десять дней авторитет Принца Попрошаек возрос до небес. Его уникальные магические и воровские способности, наконец-то, приняли всерьёз. В первые дни после возращения Элларда хамелеоны по привычке пытались шутить и подтрунивать над ним, но новый Эллард принимал в штыки любую насмешку в свой адрес и бил в морду, не разбираясь, какое положение "юморист" занимает в клане. Он быстро отвадил бывших друзей и собутыльников, доходчиво объяснив им, что детские шалости в прошлом, и он не нуждается в друзьях. Эллард отгородился от простых попрошаек и стал общаться только с элитой клана. Да с ними он общался так, словно они были грязью под его ногами.
  Теперь, при встрече с Принцем, попрошайки подобострастно кланялись, на лету ловили приказы и с раболепным обожанием внимали его словам. Хамелеоны наперебой хвалили Элларда, но ему было плевать на их дифирамбы. Он мечтал встретиться с Марвином, чтобы услышать: "Ты стал похож на джирмийца, Эл".
  Но Марвину было не до Принца Попрошаек. Вступив на престол, Бернар объявил его принцем Аргора, присвоил звание золотой кошки и под завязку загрузил делами. С утра до вечера принц, вместе с императором, принимал глав кланов и мэров городов. Он со скучающим видом выслушивал их верноподданнические речи, мечтая сесть на Ветерка и умчаться из Дарры, куда глаза глядят. Конечно, Марвин гордился титулом принца, но его злила необходимость безвылазно сидеть во дворце. Ночами ему снились Задумчивый лес и Туманное море, шумные улицы Иритты и загадочные катакомбы Шевы. Он пил вино с Эллардом и обнимал Ильмару...
  Бернар чувствовал удручённое состояние Марвина, и как только с официальными представлениями было покончено, назначил его управляющим Джирмой, предоставив полную свободу действий в пределах Цитадели.
  Возможность покинуть скучную Дарру обрадовала Марвина, и он поспешил в Догмар, надеясь заняться магией и отвлечься от будоражащих душу воспоминаний. О том, что Бернар посылает его в Джирму в качестве руководителя, он предпочитал не думать.
  Через три дня Марвин влетел во двор Цитадели, где его встретил Жерар.
  - Рад приветствовать Вас в Джирме, Ваше высочество, - улыбнулся эльф и обнял друга.
  - Какое счастье вновь оказаться дома, Жерар! Как же я устал от бесконечных церемоний и угодливых рож!
  - Привыкай, ты, как-никак, теперь принц Аргора, - усмехнулся Жерар.
  - Не напоминай мне об этом, - поморщился Марвин. - Сейчас переоденусь, и спущусь в лабораторию. Я мечтал об этом целый месяц!
  - Отлично. Встретимся там, - кивнул эльф, и принц бросился в свои покои.
  Он влетел в спальню, скинул плащ и, плюхнувшись на постель, стянул сапоги.
  - С возвращением, Ваше высочество.
  Марвин поднял голову и с удивлением посмотрел на Камиллу:
  - Что ты здесь делаешь?
  - Вы не дали распоряжений на мой счёт, и меня оставили в Ваших покоях.
  - Кретины, - проворчал принц и направился к двери, чтобы позвать слугу.
  - Постойте! - воскликнула Камилла. - Я хочу поговорить!
  Марвин обернулся и раздражённо посмотрел на неё:
  - Если ты месяц прожила в моих покоях, это не значит, что можешь подавать голос!
  Пока Марвин жил в Дарре, никто из джирмийцев не прикасался к княжне. Она тихо жила в покоях принца, лелея надежду, что, вернувшись, Марвин убьёт её, и ей больше никогда не придётся ублажать кошек. И Камилла надменно повела плечами:
  - Опять будешь бить меня? Пожалуйста! Пусть с тебя сняли заклятье, ты всё равно сделал то, что я хотела! Я жалею только о том, что собственными глазами не видела, как эти твари дохнут! Я бы с удовольствием посмотрела на их корчи!
  Принц насмешливо ухмыльнулся:
  - Какие забавные речи я слышу из уст благородной дамы! - В его глазах мелькнул интерес. - Такой ты мне нравишься больше! - Он подошёл к Камилле, взял её за руку и притянул к себе. - Вот уж не думал, что после всего, что с тобой делали, ты сохранишь свой апломб! - Принц откинул назад её пшеничные волосы и, словно впервые, взглянул в прекрасные голубые глаза.
  - Я должна была дождаться смерти императора! - выдохнула ему в лицо княжна. - Моя месть свершилась, и теперь я хочу умереть! - Она попыталась оттолкнуть Марвина, но он лишь сильнее вцепился в её волосы, заставив прогнуться так, что холёная круглая грудь выскользнула из глубокого декольте. - Хватит унижений! Убей меня! - закричала Камилла.
  - Вот ещё! Ты лучшая шлюха в Джирме!
  - Мерзавец!
  - Да, моя красавица! - хохотнул Марвин и повалил её на ковёр.
  - Сволочь! - прошипела княжна, силясь спихнуть принца.
  - Рычи сколько влезет, крошка, но не изображай из себя недотрогу!
  Раздался треск рвущейся ткани, и Камилла вскрикнула: руки принца грубо и безжалостно стиснули её грудь. Болезненные, жестокие ласки джирмийца заставили девушку забыть о смерти и изнывать от наслаждения. Чувствуя презрение к себе, она сладострастно задышала и нежно обвила его шею руками.
  - Ненавижу тебя! - задыхаясь от возбуждения, простонала она.
  - Взаимно, милая, - хихикнул Марвин и больно прикусил её набухший сосок...
  Вдоволь натешившись, принц небрежно потрепал доведённую до изнеможения рабыню по щеке, переоделся и спустился в лабораторию.
  Весь день они с Жераром просматривали магические книги Беркутов, привезённые из Дарры. Марвин радовался открывающейся перед кастой перспективе, полностью овладеть магией клана Беркута, и предвкушал новые эксперименты. Он вернулся в свои покои в прекрасном расположении духа, вошёл в спальню и огляделся - Камиллы нигде не было. Внезапно раздался истошный вопль, и из-за двери выскочила княжна с кинжалом в руке. Она замахнулась на Марвина, но тот перехватил её запястье и рассмеялся.
  - Ты прелесть, Мила.
  - Что б ты сдох! - с яростью выпалила девушка.
  Принц вынул кинжал из её пальцев, отбросил в сторону и ударил рабыню по щеке.
  - Я почти влюблён в тебя, дорогая!
  - Мне противна твоя любовь!
  - В самом деле? - усмехнулся Марвин и подтолкнул её к кровати. - Тогда начинай демонстрировать свою неприязнь! Меня это заводит.
  Камилла всхлипнула и вдруг проворно юркнула под кровать, вызвав у принца взрыв хохота. Он скинул плащ и полез за ней. Девушка завизжала и стала отпихивать его ногами.
  - Ты такая проказница, - хихикнул Марвин, поймав её за ступню, - однако места для забав здесь маловато. - Он выволок рабыню из-под кровати и насмешливо посмотрел ей в глаза. Камилла извернулась и залепила ему пощёчину. - Я тоже хочу тебя, дорогая! - весело оскалился Марвин и впился в её губы...
  Ночь с Камиллой почти так же хороша, как и день, проведённый с Жераром в лаборатории. Марвин был на седьмом небе от счастья, что вернулся домой. Однако утро принесло ему неприятный сюрприз. Явившийся ни свет, ни заря Жерар напомнил ему об обязанностях управляющего и потащил в особняк Бернара. И, вместо магических экспериментов, принцу пришлось заняться текущими делами Цитадели. Под присмотром Жерара, он с кислым видом выслушал отчёты о закупке рабов, тщательно проверил счета за последнюю неделю и к обеду готов был сесть на Ветерка и умчаться прочь, теперь уже из Джирмы. Наспех перекусив, Марвин сбежал было в лабораторию, но через час за ним пришёл Жерар. В руках у эльфа была кипа бумаг, и принц застонал, как от зубной боли. Он с сожалением отложил магическую книгу Беркутов и поплёлся за другом в свой новый кабинет, который успел возненавидеть за пол дня. Усевшись за стол, Марвин со скорбным видом положил перед собой бумаги и мысленно позавидовал Элларду. Он был уверен, что после переворота Принц Попрошаек вновь живёт в своё удовольствие.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"