Кохинор: другие произведения.

Джирмийское клеймо. Часть 3. Глава 7. Вторжение.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Над бассейном сгустилась тьма, поглотив и трупы, и живых рабынь. Вода очистилась от крови и заблестела мириадами хрустальных звёзд. Звёзды кружились и сжимались, пока не сложились в тонкую, мерцающую густым алым светом плиту. Тьма опустилась на хрустальную поверхность, изогнулась длинным горбатым валуном и воплотилась в гигантскую чёрную кошку.
  - Слава Джирме! - на едином дыхании выкрикнули джирмийцы и почтительно склонили головы.
  Грациозно скрестив широкие когтистые лапы, Кошка оскалилась, приветственно рыкнула, и над трапезным залом поплыл чистый завораживающий голос:
  - Тысячи лет назад я владела огромным прекрасным Миром. Я жила спокойно и счастливо, пока в мой Мир не явились маги из Аксимы. Они жаждали извратить мой Мир, навязать ему свои уродливые представления о Добре и Зле. Но джирмийцы оказали яростное сопротивление белым захватчикам, и, поняв, что Мир не сдастся, аксимийцы уничтожили мой дом. Пали города и страны, рассыпались в прах острова и материки, высохли моря и океаны. Джирма исчезла, осталась только я - душа погибшего Мира, обречённая вечно скитаться по Вселенной. Долгие века мрак и одиночество были моими единственными спутниками. Порой мне казалось, что я так и умру в бесконечной темноте Вселенной, растворюсь в холодном сиянии звёзд. Но я упорно неслась вперёд и вперёд, пока не услышала Зов. Погибающий Мир молил о помощи, и я ответила на его призыв. Душа Аргора умирала от рук аксимийских магов, и мне было суждено принять её последний вздох и занять её место. Так ваш Мир выжил, а у меня появилась надежда - отомстить за разрушенную Джирму и множество других, уничтоженных белыми магами Миров.
  Я затаилась в Прибрежных горах: мне требовалось время, чтобы окончательно слиться с новым телом, упорядочить воспоминания погибшей души Мира, набраться сил и найти способ изгнать захватчиков...
  Аргор стонал под пятой белых оккупантов. Все пятнадцати княжеств Мира были разрушены, а их правители - мертвы. В Мире царил хаос. Аргорцы в ужасе слушали речи о создании единой империи Света и молчали, ибо тех, кто возражал, подвергали магическому обряду, после которого люди теряли себя и до конца дней своих в безумии скитались по Аргору, радуясь непонятно чему.
  Но молчание не спасло аргорцев - Империя Света была построена. С помощью магии оккупанты вытравили из душ аргорцев мысли о сопротивлении. Каждого новорождённого подвергали магическому обряду. Он назывался "Очищение души", но на деле превращал людей, эльфов и друидов в безвольных и покорных существ.
  И вот, наконец, свершилось! Моё слияние с Миром стало полным, и я смогла действовать. Первым делом я защитила несколько тысяч аргорских детей от инородного колдовства, и они выросли свободными духом. Я объединила их, наделила своей силой, и мои новые джирмийцы восстали против тиранов. Захваченные врасплох агрессоры попытались спастись бегством. Некоторые успели покинуть Аргор, но большинство осталось лежать в моей земле. Мы победили!
  Руководителя восстания Альберта Храброго провозгласили императором Аргора. Он стал родоначальником клана Беркута, а его брат-близнец Конрад Мудрый основал касту Кошки, призванную защищать Мир от внешней угрозы. Я указала ему место в Прибрежных горах, и Конрад с соратниками воздвиг Цитадель. Он дал ей моё имя - Джирма. Но ваша история, мои верные адепты, гораздо длиннее истории любого клана Аргора. Вы не только потомки Конрада Мудрого и его соратников, но и наследники джирмийцев, что пали, защищая мой родной Мир.
  Я вырастила и выпестовала вас, дети мои, и теперь прошу: во имя будущего Вселенной, уничтожьте проклятую Аксиму!
  - Мы пойдём за тобой, Джирма! - в едином порыве выдохнули кошки, и сотни мечей вырвались из ножен: - Веди нас, мать!
  Сталь клинков серебряными искрами отразился в беспредельном мраке Кошачьих глаз. Джирма издала ликующий рык, вскочила на лапы, и от предвкушения скорого торжества мести чёрная шерсть дыбом встала на загривке.
  - Мы уничтожим основные силы белых магов прямо здесь, в Аргоре, а потом разрушим их проклятый Центр! Аксимийцы должны погибнуть все до единого! - Джирма устремила пылающий взгляд на Бернара: - Командуй, вождь!
  Тьма сгустилась вокруг Кошки, поглотив её вместе с сияющей плитой. Джирмийцы вложили мечи в ножны и, как один, повернулись к предводителю.
  - Мы сделаем всё, как надо! - отчеканили они хором и замерли в ожидании приказов.
  - Главное, мы уже сделали, господа! Мы заставили врага напасть в нужное нам время, сохранив тем самым всех боеспособных кошек. За стенами Джирмы остались слабейшие из нас и добровольцы. Скорее всего они погибнут, но их смерть не будет напрасной! Их смерть усыпит бдительность аксимийцев, заставив думать, что они действительно захватили нас врасплох. А мы отомстим за смерть товарищей! - Бернар стиснул рукоять меча и скомандовал: - Жозеф! Просмотри сводку по Аргору! Питер! Свяжись с друидами и узнай обстановку в Мире, и конкретно в Догмаре! Морис, Оскар, Алекс, Влад! Проверьте, свободны ли Тайные тропы! - Бернар перевёл тяжёлый взгляд на пленников: - Теперь вы.
  - Мы готовы защищать Джирму, сударь, - поклонился Жерар. - Прошу отложить решение нашей участи до окончания войны с Аксимой!
  - Ты и Эллард - джирмийцы, и я могу поверить вашему слову, но Леопольд и Ильмара нам не нужны. Прощелыга - шпион аксимийцев, а девчонка...
  - Она боевой маг, сударь, - твёрдо сказал эльф, - и будет полезна. Я ручаюсь за Ильмару.
  - Ты рискуешь, Жерар, - ухмыльнулся предводитель.
  - Нет, сударь, я хорошо знаю её.
  - Пусть так, - пожал плечами Бернар. - За Леопольда ты тоже поручишься?
  - Нет.
  Предводитель взглянул на распростёртого на полу прощелыгу и недобро прищурил глаза:
  - Сними с него рубашку, Жерар. Маг-прощелыга станет рабом Цитадели.
  - Так ему и надо, - злобно оживился Эллард и потёр руки, точно обмывая их.
  Он с желчным воодушевлением смотрел, как эльф срывает с отца рубашку, как взбежавший на возвышение Джордж прикладывает к плечу Леопольда малую джирмийскую печать, которой клеймили рабов Цитадели. От боли, пронзившей руку, прощелыга очнулся и заорал. Эллард злорадно рассмеялся, а прощелыга большими глазами уставился на кровоточащий отпечаток кошачьей лапы и истерично спросил:
  - Что это?
  - Рабское клеймо, - любезно сообщил ему Бернар. - Твоя магия блокирована, Лео. И ещё: теперь ты никоим образом не сможешь причинить вреда джирмийцу. В том числе и передавать информацию своим коллегам.
  Леопольд в ужасе смотрел на предводителя:
  - Я не хочу быть рабом! Вы не имеете права удерживать меня в Джирме! Я свободная личность!
  Его слова заглушил хохот джирмийцев. Леопольд вжал голову в плечи и выставил перед собой руку с растопыренными пальцами, словно пытаясь отгородиться от навязчивого кошмара. Губы его беззвучно шевелились, глаза испуганно прыгали по лицам кошек. Белый маг являл собой столь жалкую картину, что Бернар поспешил отвернуться. Его взгляд тотчас натолкнулся на бледную подавленную Ильмару. Девушка стояла в нескольких метрах от принца Аргора и смотрела на него с горькой мучительной тоской.
  Бернара аж передёрнуло от злости. Он сдвинул брови, мысленно сплюнул и отрывисто проговорил:
  - Теперь займёмся тобой, моя юная боевая магичка.
  Девушка повернула голову и, увидев лютую ненависть в глазах предводителя, побледнела ещё больше.
  - Лучше убейте меня, сударь!
  - Ну что ты, девочка. - Голос Бернара сочился ядовитым мёдом. - Участь рабыни тебе не грозит. Я собираюсь поставить тебе другое клеймо. Ты станешь первой джирмийкой Аргора, Мара.
  - Вот это да... - прошептал Эллард, и лицо его озарил ликующий восторг.
  Жерар в замешательстве провёл рукой по волосам, а прощелыга растерялся так, что позабыл о собственной жуткой участи. Он опустил руку и круглыми, как у филина глазами, вытаращился на предводителя.
  - Ты станешь джирмийкой, Мара! - не сдержав переполнивших его эмоций, воскликнул Эллард, и эльф наградил не в меру разболтавшегося воспитанника суровым взглядом.
  - Мир сошёл с ума, - буркнул прощелыга и негодующе взглянул на невестку, словно печать Джирмы уже коснулась её.
  Ильмара же, ошеломлённая словами предводителя, словно приросла к полу. Ей нечего было возразить Бернару. Оказавшись в Джирме, у девушки был только один путь - стать рабыней Цитадели. Теперь ей предлагали другой выход, но и он был неприемлем, потому что... Ильмара бросила отчаянный взгляд на безучастное лицо мужа, сделала крохотный шажок назад и воскликнула:
  - Я принадлежу Марвину! И только он вправе отдать меня Кошке! - Её губы дрогнули, и она тихо добавила: - В любом качестве.
  Бернар изумлённо приподнял брови:
  - Я тебя ровней принцу Аргора делаю, а ты отказываешься? Да пойми же ты, дура, если станешь джирмийкой, возможно, я разрешу вам с Марвином пожениться.
  - Нет, - замотала головой Ильмара. - Во-первых, мы уже женаты, а, во-вторых, Марвин всегда был против того, чтобы я жила в Джирме!
  - В качестве рабыни.
  - Он не уточнял.
  Щека Бернара дёрнулась: мало кто из аргорцев смел возражать предводителю касты, и уж меньше всего он ожидал сопротивления от сопливой подружки Марвина. Глаза рубиновой кошки полыхнули бешенством:
  - Будешь делать, что прикажу! - Он кинулся к Ильмаре и хотел схватить её, но пальцы упёрлись в грудь Марвина.
  - Ильмара останется только моей! - заявил принц Аргора, решительно глядя в глаза Бернара.
  - Когда ты очнулся? - рявкнул предводитель и опустил руку.
  - Давно. - Принц Аргора провёл ладонями по одежде, разглаживая и очищая ей от жира и грязи, сорвал с шеи железный ошейник и швырнул на стол.
  - Марви... - с обожанием прошептала Ильмара, но не посмела броситься на шею мужу.
  - Подойди, - не оборачиваясь, позвал принц и, когда девушка встала рядом, властно опустил руку на её плечо. - Стой и молчи!
  Тем временем Бернар оправился от шока. С надменной улыбкой он подошёл к столу, взял цепь и, поглаживая холодный прочный металл, повернулся к Марвину:
  - Не делай резких движений, щенок. Ты предал касту, так что поменьше гонору, бывший принц Аргора. И пусть у тебя появился шанс заслужить прощение, пока ещё ты ничего не сделал для Цитадели.
  Марвин готов был поспорить с предводителем, но внезапно двери трапезного зала разъехались, и на пороге возник истекающий кровью джирмиец.
  - Люди в белых одеждах заполонили Догмар! - прокричал он, обессилено упал на колени и, задыхаясь, выдавил: - Они убивают кошек!
  Бернар спустился с возвышения, остановился перед коленопреклонённым джирмийцем и хладнокровно произнёс:
  - Спокойнее, Дэвид! Докладывай по порядку!
  Раненый джирмиец поднял голову, и в тишине зала зазвучал его слабый, но твёрдый голос:
  - Белые балахоны странно колдуют, сударь. Такого колдовства я никогда не встречал. Оно словно душу у тебя вырывает... - Дэвид шумно втянул воздух, зажал ладонью кровоточащую рану на плече и заговорил быстрее, опасаясь потерять сознание раньше, чем закончит доклад: - Захватчики во всеуслышанье заявляют, что сделают аргорцев новыми людьми. И с обычными людьми у них получается, сударь. Я видел Мишеля, главу Догмарских хамелеонов, от него только оболочка осталась. Он стелется перед белыми балахонами и со счастливым лицом внимает каждому их слову.
  - Кошка их раздери, - прорычал Жерар.
  Предводитель бросил на эльфа предупреждающий взгляд и вновь повернулся к раненному:
  - Продолжай, Дэвид.
  - Я видел около сотни человек, обработанных подобным образом, сударь. Но с джирмийцами у них ничего не выходит. Они поймали Трика и пытались воздействовать на его сознание, но клеймо... Кошка озверела и убила его, сударь. И тогда их главный сказал: "Очень жаль, но мы будем попробовать снова и снова! И если мы вырвем из лап чёрного монстра хотя бы одну заблудшую душу - жертвы будут оправданы!" - Джирмийцы возмущённо зашумели, но быстро затихли - им нетерпелось дослушать рассказ раненного товарища. Едва в зал вернулась тишина, Дэвид, лицо которого с каждой минутой становилось всё бледнее, торопливо заговорил: - Они собирались убить и меня, сударь, но передумали и отослали к Вам. Белые балахоны требуют, чтобы Джирма сдалась и добровольно подверглась зомбированию! Их седовласый главарь, Фридрих, заявил, что даёт Цитадели сутки на размышленье, а потом, они пойдут на штурм, сударь!
  - Отведите Дэвида к друиду, - распорядился предводитель, вернулся за стол и хмуро посмотрел на прощелыгу: - У них есть шанс взять Цитадель приступом, Лео?
  - Да! - с нескрываемой радостью выпалил Леопольд и задрожал от нетерпения. Как же он желал, чтобы коллеги немедленно ворвались в Цитадель и расправились с треклятыми джирмийцами.
  - И не мечтай! - раздражённо бросил ему Бернар и посмотрел на приближающегося к столу Питера.
  - Я связался с Синкоплусом, сударь, - поклонившись, доложил золотая кошка, - но он отказался помогать Джирме! Совы перешли на сторону захватчиков!
  - Всегда их терпеть не мог, - проворчал Марвин, и Ильмара грустно усмехнулась.
  Предводитель брезгливо поморщился, но сказать ничего не успел: в зал вбежали Жозеф и Морис.
  - Я связался с главами кланов, сударь, - громко отрапортовал Жозеф. - Все они возмущены происходящим, но выступить против захватчиков с оружием в руках согласны лишь Волки, Беркуты и Ласточки. Остальные готовы оказать материальную помощь. Почтари обеспечат связь. Но кланы Пчелы, Краба и Хамелеона сохраняют нейтралитет, считая, что им будет хорошо при любой власти.
  - Потери?
  - Почти все, кто находился вне стен Цитадели, за исключением двоих в Авитале и одного в Аббике. Дарра держится, сударь. Беркуты и кошки объединили усилия и восстановили защитную стену вокруг дворца. Белые маги пытаются прорваться, но пока безрезультатно.
  Бернар озабоченно погладил щёку и забарабанил пальцами по столу:
  - Тайные тропы?
  - И не надейся, - ехидно вставил Леопольд.
  - Джирма отрезана от Мира! - доложил Морис.
  - А почта?
  - Телепортация мелких предметов - это белая магия! Её отрежут в первую очередь, - продолжал ехидничать Леопольд, которого охватило злое, шальное веселье.
  - Почта работает, - возразил Морис и сердито покосился на прощелыгу.
  - Ну и что? Вы всё равно в ловушке! - издевательски оскалился Лео. - Почтовые каналы не предусматривают перемещения людей. Даже если в Джирме удастся перестроить волну, на выходе человека разорвет на части! Убери клеймо, Бернар, и я помогу вам выстроить слаженную оборону, основываясь на знаниях о прошлых компаниях белых магов. Я готов так же научить джирмийцев полезным заклинаниям, вроде защиты сознания.
  - Ты и так научишь нас всему, что я прикажу, - пренебрежительно фыркнул предводитель.
  - Где Регина, Леопольд? - неожиданно спросил Марвин. - Надеюсь, ты не оставил мою дочь белым магам?
  Лео повернул голову и потрясённо уставился в налитые кровью глаза сына: когда в Шеве появились джирмийцы, мысли о внучке вылетели у него из головы, и где та сейчас находится, он и предположить не мог.
  - Э... - протянул прощелыга, чувствуя, как по спине разливается неприятный холодок. Умирать белому магу совсем не хотелось.
  - Твоя дочь в Цитадели! - сухо произнёс предводитель.
  Марвин подался вперёд и сжал кулаки:
  - Зачем тебе Рина?
  - Предлагаешь отдать её аксимийцам? - насмешливо поинтересовался Бернар, и принц смутился:
  - Нет, но...
  - Заткнись, и слушай! - ледяным тоном изрёк предводитель. - Вы с Жераром предали касту и сбежали в другой Мир! В Аксиму! К нашему исконному врагу! Так что, скажи спасибо, что ты ещё дышишь, бывший принц! И помни: я в любой момент могу передумать и отправить вас с Жераром на эшафот, куда вы давно напрашиваетесь!
  Ильмара вздрогнула и инстинктивно придвинулась ближе к мужу, готовясь защищать его до последнего вздоха. Эллард, к неудовольствию предводителя, выказал сходную реакцию: его пальцы машинально отыскали рукоять кинжала и сжались на ней до белизны в костяшках. И только Леопольда слова Бернара развеселили до глубины души. Полуголый белый маг скрестил ноги, удобнее устраиваясь на полу, и с абсолютно счастливой рожей заорал:
  - Я от всей души желаю победы Аксиме! И победа эта не за горами!
  - Рано празднуешь, прощелыга! - сквозь зубы процедил Бернар.
  - Это ты напрасно надеешься отвратить неизбежную гибель своей своры! Мы давно готовилась к освободительной экспедиции в Аргор. Ещё полвека века назад я был послан в разведку по тёмным Мирам, и из многих выбрал Аргор. Я провёл здесь пять лет и прекрасно изучил ваш занюханный Мирок. Аксимийцы знают про вас всё! Они разрушат Джирму и уничтожат всех, включая моих ненаглядных детишек! Как выяснилось в Центре, они не поддаются перевоспитанию, так что, туда им и дорога.
  - Тогда почему вы не убили их?
  - Их зомбирование планировалось, но твои кошки вернули себе джирмийскую магию и стали опасны. Совершенные маги не хотели жертв в Аксиме и позволили им уйти. Я прекрасно сыграл роль безответственного мага-прощелыги. Я всё время был рядом с ними и непрерывно передавал информацию в Аксиму. Думаешь, ты умнее всех, Бернар? Совершенные маги просчитали варианты развития события и не ошиблись. Думаешь, это ты и твоя треклятая Кошка спровоцировали наступление? Как же! Аксимийцы давно уже выбрали день и час вторжения и пришли в Аргор, согласно выработанному плану! Они победят, и в награду я получу свободу!
  - Пока что ты получил только рабское клеймо, - саркастически заметил Эллард.
  - Заткнись, Эл! - приказал Марвин и с ненавистью посмотрел на отца. - Зря я надеялся, что ты не такая мразь, как твои товарищи.
  - А я надеялся, что ты сдох ещё двадцать лет назад, - не остался в долгу прощелыга, и Жерар с удовольствием врезал ему по губам.
  Лео взвизгнул, закрыл рот ладонью, и сквозь пальцы заструились тонкие кровавые ручейки.
  - Это только начало, прощелыга, - мстительно пообещал ему Бернар. Он собирался отдать приказ увести нового раба, но ему помешали: прямо перед столом появился взъерошенный Влад.
  - Дарра сдаёт позиции, сударь! - выкрикнул он и коротко поклонился. - Аксимийцы накинули на дворец атакующий купол. Сначала он, как таран, колотил по защитному полю Кошек, Беркутов и Волков, но теперь стал сжиматься.
  Бернар перевёл взгляд на принца Аргора:
  - Твой шанс, Марвин.
  - Пусть выстроят зеркальный щит, и магия купола обратится против него самого, - твёрдо сказал принц, не сводя глаз с предводителя, потом резко повернулся, посмотрел на взъерошенного джирмийца, и тот кивнул, получив мысленную инструкцию. - Отправь письмо в столицу, Влад! - приказал Марвин и поклонился Бернару, яро мечтая его убить. Кошка легонько укусила принца за шею, и он отогнал крамольные мысли.
  - Так как тебе всё-таки удалось разобраться с заклинанием? - сверля Марвина взглядом, спросил Бернар.
  - Я почувствовал, что нужен Джирме, и отвлёкся от борьбы, - нахально улыбнулся принц: "Чтобы ты не думал, Бернар, я не чувствую за собой вины и не собираюсь пресмыкаться перед тобой!"
  - Ну-ну, - хмыкнул император и с подозрением покосился сначала на Ильмару, а потом на Элларда и Жерара. - Значит, так, Марвин, я принимаю твою помощь, но ты не прощён! После войны я вновь рассмотрю ваше с Жераром дело и вынесу окончательный вердикт.
  - Как Вам будет угодно, сударь, - чуть склонил голову Марвин.
  Бернар скрипнул зубами. "Я разберусь с тобой позже, щенок!" - гневно подумал он и обратился к джирмийцам:
  - Проверьте оружие! Удвойте патрули на стенах и охрану детского особняка! Марвин! Жерар! Эллард! В мой кабинет!
  - А я? - прокричал Леопольд. Ему надоело сидеть на полу, словно выставленной на потеху зверушке, да и замёрз он основательно. Лео мечтал о тёплом плаще и кубке горячего вина, хотя сильно сомневался, что получит их.
  - Ах да. - Бернар остановился, едва начав спускать в зал. - Джордж, отведи раба к Кону, пусть приставит его к какой-нибудь работе.
  - Садисты, - прошипел белый маг и снова получил пощёчину от эльфа.
  - Ещё одно слово - и я тебе глотку перережу, прощелыга!
  - Дай ему время, Жерар, пусть пообвыкнется. Мы же добрые тёмные маги, - загоготал Эллард, подмигнул взбешённому отцу и последовал за предводителем.
  Джордж потянул Леопольда за руку, и вдруг стены Цитадели вновь содрогнулись. Пол заходил ходуном, с потолка посыпалась штукатурка, из окон вылетели стёкла. Люди попадали на пол.
  Принц Аргора схватился за колонну и встал, с трудом удерживая равновесие. Щит Джирмы покрылся трещинами, но выстоял. Марвин прильнул лбом к холодному мрамору и зашептал заклинание, успокаивая Цитадель. Белые маги утроили натиск, и из носа принца закапала кровь.
  - Эллард! Жерар! - закричал Марвин, чувствуя, что одному ему не справиться.
  Игривая кошка оставил попытки подняться на ноги, растянулся на полу и, бормоча заклинание, уткнулся лицом в трясущиеся каменные плиты, а эльф прижался к стене и сосредоточился, помогая Марвину поддерживать Цитадель.
  Друзьям не пришлось сражаться втроём против целой армии: сообразив, как колдует принц, джирмийцы, не сговариваясь, присоединились к нему. Джирму тряхнуло последний раз, и на зал навалилась тишина - вторая атака совершенных магов была отбита.
  - Вот тебе и честные белые маги. Сутки они дали, как же, - проворчал Марвин, сполз на пол и прислонился спиной к колонне: - Надо что-то придумать, иначе они изведут нас такими атаками, и, в конце концов, Цитадель рухнет. Их очень много, гораздо больше, чем нас.
  - Вот и придумай! - нервно рявкнул Бернар. - Для этого ты и очухался, щенок!
  - Да, сударь... - задумчиво протянул принц и тяжело поднялся: - Я могу поговорить с Эллардом и Жераром?
  - В моём присутствии, - оскалился предводитель.
  - Как Вам угодно, сударь, - пожал плечами Марвин, вытер кровь и взял Ильмару за руку...
  
  Фридрих направил освободительные отряды во все крупные города Мира. Маги Аксимы появлялись на центральных площадях и устраивали митинги, призывая народ Аргора к борьбе против тирании Кошки. Белых магов встречали настороженно: лозунг "Свергнем Джирму всем Миром" повергал аргорцев в шок, а призывы к равенству, братству, свободе и справедливости - в недоумение. Ораторы пускались в длинные цветистые речи, обещая по справедливости разделить богатства Мира, упразднить клановую систему и создать народное правительство. Аргорцы смотрели на белых магов, как на умалишённых. Некоторые даже попытались высказать предположения об их слабом рассудке вслух, но были захвачены оккупантами и подвергнуты странной процедуре, после которой стали счастливо улыбаться и вещать ту же лабуду, что и пришлые маги, приведя соотечественников в смятение. Если бы маги Аксимы убивали, как джирмийцы, их поняли бы, но губительные манипуляции с сознанием испугали людей, а когда выяснилось, что Цитадель в осаде, Мир охватила паника.
  Лишившись руководства императора, аргорцы решили выживать кто как может. Люди старались не покидать домов, чтобы не стать счастливыми идиотами, как первые жертвы белых балахонов, а главы кланов, администрации городов бездействовали, поскольку белые маги, выступив на площадях, заняли мэрии и ратуши. Аргорцы затаились в ожидании дальнейших действий аксимийцев, но совершенные маги, так называли себя оккупанты, словно забыли об них, и неизвестность оказалась страшней резни и террора.
  Жизнь в Аргоре замерла: улицы и площади городов опустели, на дверях мастерских, банков и магазинов повисли пудовые замки, окна домов наглухо закрыли плотные шторы или ставни. Некогда людные тракты казались заброшенными, а деревни и посёлки - мёртвыми. Лишь в гостиницах бабочек теплился слабый огонёк жизни. Именно туда, пустынными закоулками и дворами пробирались аргорцы в надежде узнать последние новости или хотя бы поговорить...Таким стал первый день войны с белыми магами.
  К вечеру собравшиеся в гостиницах аргорцы были вознаграждены: они первыми услышали воззвание императора. "Джирмийцы не сдаются! Император с нами! Цитадель сражается!" - передавалось из уст в уста, и Аргор начал оживать.
  Один за другим из Джирмы стали приходить приказы, и, в отличие от пространной болтовни магов Аксимы, в них содержались чёткие и конкретные указания о том, как действовать дальше. На время войны предводитель касты снял запрет на убийства: "Смерть захватчикам и их пособникам!" - с этих слов начинался любой императорский указ. Главам кланов предписывалось начать тайную войну с оккупантами: днём аргорцы должны были вести себя, как требуют белые маги, а по ночам безжалостно убивать их. Для этого император приказал Беркутам, Волкам и Ласточкам организовать небольшие мобильные отряды. Кроме того им, как самым сильным магам, поручалось обеспечить защиту прочих жителей Мира, то есть научить каждого аргорца пользоваться присланными из Цитадели заклинаниями, чтобы любой мог оградить свой дом и сознание от завоевателей...
  В ту ночь Мир не спал, и второй день войны аргорцы встретили во всеоружии. Открылись магазины и банки, на рынках началась оживлённая торговля, караваны двинулись в путь. В обычном режиме заработала стража, а в ратуши и мэрии вернулись чиновники, словом, Аргор зажил обычной жизнью, будто никакой оккупации и в помине не было. А в полдень совершенных магов ждал сюрприз: на центральных площадях городов и больших селений собрались аргорцы. В руках они держали плакаты и транспаранты с любовно выведенными лозунгами: "Свергнем Джирму всем Миром!", "Свободу аргорскому народу!", "Мир! Равенство! Братство!", "Кланам - нет! Народному правительству - да!". Окрылённые первой победой белые маги вышли к людям, и начались митинги. Каждое слово оратора воспринималось на ура. Ликующие крики о свободе и равенстве не смолкали по несколько минут, а апофеозом каждого митинга стало торжественное вручение аксимийцам символических ключей от своих городов. Местные главы кланов, мэры городов и старосты деревень от лица всех жителей заверяли оккупантов в искренней дружбе и готовности идти к Свету тем путём, что указывают совершенные маги. Друиды попытались вмешаться и объяснить совершенным магам, что всё это - гигантское надувательство, но на фоне всеобщего ликования и радостной готовности к светлым переменам их предостережения выглядели глупо. Аксимийцы мягко пожурили союзников за неуместную подозрительность и скептицизм и продолжили вещать о равенстве и всеобщей любви, гордясь, что так быстро сумели донести до жителей тёмного Мира преимущества светлой жизни. Фридрих не прислушался даже к Синкоплусу. Когда поздним вечером главный друид ворвался в штаб и с пеной у рта закричал: "Они врут! Они не верят вам!", Фридрих лишь по-отечески улыбнулся ему и доброжелательно ответил:
  - Успокойтесь, мой подозрительный друг. Я уверен, перспективы мирной и справедливой жизни захватили Ваших соотечественников. Мы пришли вовремя и спасли целый Мир от тирании чёрных магов.
  - Вы не знаете джирмийцев! - заорал глава друидов. - Они не отдадут Аргор без боя!
  - Они заперты в Цитадели и вскоре сдадутся, - благодушно усмехнулся Фридрих.
  - Джирмийцы никогда не сдаются! - отчеканил друид, но совершенный маг равнодушно пожал плечами:
  - Очень жаль, значит, они умрут в Джирме.
  И тут Синкоплус понял, что, предав касту, совершил самую большую ошибку в жизни. Он в срочном порядке написал Бернару покаянное письмо, но ответа не получил и, махнув на всё рукой, уехал в Лихту. Он уже знал, что джирмийцы победят и заранее скорбел о судьбе своего клана, ибо Кошки не прощали ошибок...
  Прозрение пришло к Фридриху утром третьего дня войны - со всех концов Аргора в Догмар, где расположился штаб армии белых магов, стали приходить сообщения о потерях. И они были столь велики, что Фридрих схватился за голову, недоумевая, кто же убивает его людей - ведь уже с раннего утра на площадях Догмара и прочих крупных городов гремели митинги в поддержку белых магов, и аргорцы осыпали цветами своих благодетелей. Инесса выдвинула версию, что не все джирмийцы вне Цитадели обезврежены, и освободительные отряды вновь ринулись прочёсывать Аргор в поисках кошек. Не обнаружив джирмийцев, белые маги пришли в замешательство, и Фридрих экстренно собрал коллегию. Совместными усилиями совершенные маги "осмотрели" Мир, и не поверили глазам: всего за сутки аргорцы научились закрывать от них дома и сознания.
  - Этого не может быть! - вскрикнул Марк. - Да, я понимаю, что все они маги, но очень слабые! Аргор не развитой Мир! Работа с сознанием - высшая магия! А здесь, какие-то захудалые крестьяне и городские нищие используют сложнейшие техники магической защиты, словно все поголовно закончили высшие магические школы! Они не могли сами додуматься до таких сложных заклинаний!
  - Значит, им помогли, товарищ Марк! - продолжая "осматривать" Аргор, задумчиво произнёс Фридрих и вдруг воскликнул: - И я знаю как! Смотрите, мы искали тёмную магию, а дело в светлой! В этом Мире существует почта, основанная на белой магии! Возможно, это происки Леопольда!
  - Его, как пить дать, - зло проговорила Инесса, и, смешавшись под строгим взглядом Фридриха, деловито продолжила: - Я предупреждала вас, товарищи, что прежде чем обрабатывать сознание этого ренегата, нужно было допросить его с пристрастием!
  - Это не наши методы, товарищ Инесса! - резко осадил её Фридрих. - Мы не используем пытки!
  - А зря, - буркнула преподавательница магии всеобщей любви.
  - Аргор дурно влияет на вас, товарищ Инесса! - сокрушённо заметил седовласый. - Я вынужден вынести вам общественное порицание! Гибель товарищей вывела из душевного равновесия всех нас, но мы знали, что идём в тёмный враждебный Мир, где потери неизбежны. Мы все скорбим о павших, но наша миссия будет доведена до победного конца. Мы приведём аргорцев к светлому будущему!
  - Миссия будет продолжена, согласно постановлению о допустимых потерях при освобождении Тёмных Миров, - уточнил преподаватель магии целительства и здорового образа жизни. - Пока ещё мы не достигли порога недопустимости, товарищ Фридрих, но если он будет превышен...
  - Вы правы, товарищ Павел, - не дал ему договорить седовласый. Он недовольно поджал губы и, глотнув воды из хрустального стакана, твёрдо сказал: - Не время вступать в дискуссии, товарищи! Перейдём к насущным вопросам. Товарищ Наталья, перекройте почтовые линии! А вы, товарищ Иван, просмотрите инструкции и составьте список разрешённых анимапортаций. Джирмийцы, похоже, рискнули разбудить мальчишку, и мы не можем позволить ему проявиться. Нам придётся бросить на штурм Цитадели все силы, товарищи. Перманентные точечные атаки не дают положительных результатов! Щит Джирмы слишком силён. Предполагаю, что это заслуга наших бывших студентов. Мы достаточно хорошо изучили их и знаем, что будет, если дети Леопольда и потенциально-совершенный тёмный маг Жерар заиграют в полную силу. Но... - Фридрих замялся и всё же решительно закончил: - это маловероятно! Они молоды, неопытны и не осознают собственной мощи! - Седовласый обвёл взглядом коллег, ожидая возражений, и, не услышав их, облегчённо вздохнул и с подъёмом продолжил: - Мы войдём в Джирму и положим конец чёрной трансформации Аргора! Эти трое, простите, четверо... Чуть не забыл о девочке! А ведь Ильмара, породив детей Марвина, стала аргорской праматерью Зла. - Совершенные маги скорбно покивали, а Фридрих глотнул воды и вновь заговорил: - Мы должны, как можно скорее убить Кошку, и тогда Аргор, лишённый источника каких бы то ни было магических сил, целиком окажется в нашей власти и пойдёт светлым путём. Нам придётся нелегко, товарищи! В этом освободительном походе мы не получили поддержки местных сил, ибо дети Леопольда, потенциально светлые маги, уничтожены из-за разгильдяйства Моргенштерна, а двоих, оставшихся в живых, Джирма сделала исчадьями Зла. И, как мы выяснили в Аксиме, сыновья Леопольда утратили свет своих душ, - горько вздохнул Фридрих. - Но самая плохая новость состоит в том, что только сейчас мы выяснили, что жители Аргора в равной степени обладают и чёрной, и белой магией. Леопольд скрыл от нас эту информацию, и мы готовили операцию, основываясь на веками проверенном опыте. Мы вынуждены менять планы на ходу. И, мало того, что нам придётся обойтись без поддержки заранее взращенных светлых магов, так ещё уровень магического и политического развития Мира был оценен неверно, поскольку Леопольд Моргенштерн дал нам неточные и однобокие сведения об Аргоре. Только начав операцию, мы выяснили, что зло в этом Мире неразрывно сплетено с добром! Этот ужасный, противоестественный союз породил особый вид чёрной магии, требующий детального изучения. Настало время пересмотреть способы освоения Тёмных Миров! Мы должны выработать новую стратегию и тактику борьбы с чёрными силами. Но сначала, мы войдём в Цитадель, убьём Кошку и с корнем вырвем из благодатной аргорской земли цветы Зла! Дети Леопольда, а так же эльф и жена принца Аргора должны быть мертвы, а остальные - зомбированы, хотя для них это равносильно смерти. Но оставим жалость! Ибо Зло должно быть стёрто с лица Вселенной!
  - А дети Марвина и Ильмары? - ворчливо поинтересовалась преподавательница этики и нравственности.
  - Мы заберём их в Аксиму. Регина и Рэджин помогут нам лучше разобраться в вопросах чёрно-белых магов, товарищ Сара, - ответил Фридрих. - Возможно, у малышей есть шанс выжить. Мы проведём всестороннее исследование их сущности и определим, можно ли без ущерба для детей ликвидировать чёрную магию, оставив только белую. От этого эксперимента будет зависеть наше дальнейшее отношение к чёрным магам. Предполагаю, что нам даже придётся внести изменения в моральный кодекс.
  Совершенные маги возбуждённо заговорили между собой, и Фридрих поднял руку, призывая их к молчанию.
  - Мы обсудим этот вопрос в Аксиме, товарищи, а сейчас, предлагаю начать подготовку к штурму. Сегодня мы возьмём Цитадель, завтра - дворец в Дарре, и послезавтра Аргор будет наш! Товарищ Иван, жду списки разрешённых анимапортаций в течение часа. Товарищ Наталья, не забудьте перекрыть почту. - Фридрих встал. - Все свободны, товарищи!..
  Аксимийцы начали подготовку к штурму Джирмы, но, оказалось, что насчёт завтра товарищ Фридрих погорячился. Защита Цитадели стояла, не дрогнув, и белые маги решили сначала ослабить щит Кошки, непрерывными атаками, а уж потом нанести окончательный удар. Отряды боевых магов, непрерывно сменяя друг друга, наносили удары по Цитадели. Крепость тряслась, как в лихорадке, но держалась.
  А тем временем, на Аргоре начал зарождаться стихийный бунт. После того, как Наталья перекрыла почтовые каналы, клан Бабочки выразил письменный протест завоевателям, и по Аргору прокатилась волна митингов. Жители высыпали на улицы городов и селений, требуя возобновить почтовое сообщение между городами. Белые маги клятвенно пообещали восстановить почту после падения Джирмы, но аргорцы продолжали митинговать. Штаб белых магов завалили гневные письма от глав кланов и простых жителей. Аргорцы требовали возрождения почты, мотивируя просьбы необходимостью координировать действия по созданию единого народного правительства; говорили о непоправимом вреде, нанесённом экономике отсутствием связи; витиевато намекали на возможное падение авторитета белых магов. Фридрих приказал было начать тотальное применение обряда очищения, но щиты аргорцев оказались настолько крепки, что белым магам приходилось прикладывать несоизмеримые с результатом усилия - для "очищения" одного аргорца требовалось минимум четыре белых мага и несколько часов времени.
  Почтари же, убедившись, что слова и петиции на оккупантов не действуют, обратились за помощью к остальным кланам Аргора, и все жители, мало-мальски знакомые с искусством перемещения предметов, под руководством бабочек, начали срочно создавались секретные почтовые станции. Через день почта заработала. Конечно, она была не идеальной, но, в отличие от своей предшественницы, несла в себе не только белую магию телепортации предметов, но и воровскую магию отвода глаз, благодаря которой завоеватели не узнали о восстановлении связи. Более того: дабы не привлекать внимания совершенных магов, аргорцы не стали налаживать связь с осаждённой Цитаделью, а продолжили борьбу с оккупантами, руководствуясь ранее полученными приказами императора...
  Потери белых магов росли, как на дрожжах, и Фридрих потерял покой. Он денно и нощно изучал сводки, подозревая, что упускает нечто очень важное, но понять, что именно, не мог. Аргорцы с почтением и радостью относились к белым магам, охотно выполняли их распоряжения, со знанием дела рассуждали о свободе, равенстве, мирном труде и народном правительстве, а Фридриха одолевали мрачные предчувствия. Будь на то его воля, он уже сейчас увёл бы свою армию в Аксиму, но предел допустимых потерь всё ещё не был превышен, и Фридрих, скрепя сердце, продолжал освободительную миссию.
  
  Щит Джирмы продержался неделю. Лишь утром восьмого дня войны очередная атака аксимийцев увенчалась частичным успехом. Возле особняка предводителя в щите образовалось несколько больших прорех, и, не теряя времени, белые маги забросили на территорию Цитадели десант из разнообразных тварей, собранных в самых разных тёмных, а иногда и светлых мирах.
  Марвин одним из первых переместился к особняку и, выхватив меч, ринулся в бой с огромной, размером с лошадь, собакой с горящими фиолетовыми глазами и длинными острыми клыками, оттягивающими нижнюю губу. Не раздумывая, он вонзил меч в горло чудовища и провернул рукоять. Зверь захрипел и рухнул на землю, истекая кровью, но принц уже стоял к нему спиной, отражая нападение крылатого змея, изрыгающего жидкое пламя. Марвин поднырнул ему под брюхо, воткнул меч в незащищённую чешуёй плоть и отскочил в сторону, даже не взглянув на мёртвое тело: он имел дело с подобными тварями в Аксиме, и хорошо представлял как убивать их одним ударом. Принц прижался к стене и "огляделся". Бой кипел повсюду: во дворе, в резиденции предводителя, в залах и коридорах замка, возле детского особняка. Марвин опустил меч, поняв, что оружие неэффективный способ борьбы с таким количеством монстров. "Эллард! Жерар! Ильмара! Выкидывайте их за стены Джирмы!" - мысленно проорал он и вскинул руку навстречу длиннорогому ящеру, резво ползущему к нему. Зверь исчез, окутанный зеленоватым светом, а Марвин зло усмехнулся:
  - Привет от бывшего ученика, товарищ Иван!
  Принц Аргора вложил меч в ножны и пошёл вперёд, сбрасывая на головы белым магам разъярённых чудовищ. Он улыбнулся, услышав истошные крики за стенами Цитадели, где, готовясь вступить в Джирму, стояли освободительные отряды. Товарищ Иван мог бы гордиться бывшим студентом, так как Марвин вёл себя идеально. Больше не один монстр не пострадал от его руки: принц аккуратно выкидывал живых и невредимых чудищ за пределы "аудитории", параллельно обучая этому искусству джирмийцев, которые оказались весьма способными к белой магии. Осознав, что вызывают монстров на собственные головы, аксимийцы прекратили штурм.
  - Неплохо получилось, - радостно воскликнул Эллард, подбежав к брату. - Милые зверушки отомстили коварным нарушителям их спокойствия. Интересно, сколько поминальных клумб придётся вырастить беднягам, поднявшим руку на редкие экземпляры магической фауны?
  - Сразу видно - мальчик учился в Аксиме, - иронично заметил Жерар. Он вместе с Ильмарой подошёл к Марвину секундой позже, но не стал мешать игривой кошке высказываться.
  Принц скользнул взглядом по раскрасневшемуся лицу Ильмары, одобрительно улыбнулся ей и обратился к появившемуся перед ним Бернару:
  - Нам пора переходить в наступление, сударь. Пусть кошки готовятся к бою, а Джирма снимет купол. Белые маги деморализованы неудачей с монстрами, и мы должны нанести удар, прежде чем они опомнятся и начнут новую атаку.
  - Седлать лошадей! Приготовиться к бою! - скомандовал Бернар, и пронзительно взглянул на принца: - Действуй!
  - Да, сударь, - поклонился Марвин и, схватив жену за руку, побежал к конюшне...
  За стенами Цитадели властвовал хаос. Белые маги, забыв о кодексе, добили изувеченных монстров и занялись лечением раненых и подсчётом павших товарищей. Джирмийцы с блеском отбили, казалось бы, безупречно спланированную атаку, и не просто отбили, а сумели обратить оружие белых магов против их самих, и оставшиеся в живых аксимийцы, угрюмо раздумывали над тем, кто понёс большие потери: они или кошки? Тела погибших сложили в большую кучу посреди площади и предали магическому огню. А когда гора трупов превратилась в чёрное пятно пепла, вперёд выступил Фридрих:
  - Товарищи! Мы понесли тяжёлые потери в борьбе за свободу Аргора! Мы скорбим о погибших! Имена павших героев навеки останутся в наших сердцах! Но предел допустимых потерь не достигнут, и наша миссия продолжается, товарищи! Мы возьмём Цитадель, и очистим этот Мир от скверны! Мы направим аргорцев по светлому пути! Мир просветлеет, и благодарный народ Аргора будет вечно помнить имена своих освободителей!
  Едва Фридрих закончил, щит Джирмы взорвался, разрушив атакующий купол аксимийцев. Ворота Цитадели разъехались, и на площадь хлынули джирмийцы. Они клином врезались в ряды белых магов, в воздухе сверкнули мечи, и на каменные плиты площади полилась кровь. Сотни аксимийцев умерли прежде, чем оставшиеся в живых поняли, что происходит и выстроили щиты. Фридрих стал быстро отдавать приказы, перестраивая освободительные отряды в боевой порядок. Сомкнув ряды, белые маги остановили продвижение джирмийцев. Кошки попытались пробить оборону захватчиков, но волшебные кони вставали на дыбы перед незримой преградой, в отличие от людей, животные видели огненную стену, окружающую магов Аксимы.
  - Спешиться! - приказал Марвин.
  Джирмийцы отпустили коней в Цитадель и устремились в атаку. Фридрих был спокоен за щиты своих товарищей, пока не встретился глазами с принцем Аргора. Марвин дерзко подмигнул преподавателю магии красоты и целесообразности Мира, и тот понял, что ничто не спасёт их от поражения. А в следующий миг над площадью пронёсся снежный ураган. Острые ледяные иглы не причинили вреда джирмийцам, зато аксимийцем досталось сполна. Иглы врезались в щиты белых магов, словно тля прожирая в них дыры.
  - Уходим! - визгливо заорал Фридрих и исчез первым.
  Минута, и на площади остались только кошки и тела белых магов.
  - Уберите трупы! - приказал Марвин и посмотрел в глаза жене. - Молодец! Ты сражалась как джирмиец!
  - Спасибо, - прошептала Ильмара и прижалась к мужу.
  Марвин поцеловал тёплые, ласковые губы жены, с сожаление оторвался от них и оглядел площадь: порошок друидов уничтожил тела захватчиков, и лишь пятна крови на мостовой напоминали о вторжении магов Аксимы.
  - Домой! - скомандовал принц, посмотрел на золотое солнце Аргора, для которого сделал всё, что мог, и, опустив голову, зашагал к воротам Цитадели. Ильмара шла рядом с ним.
  - Может, сбежим? - раздался тихий голос Элларда. - Мы ведь можем.
  - Можем, - согласился Марвин и поднял задумчивые глаза на брата.
  - Но не будем. - За спиной игривой кошки возник Жерар. Он повернул к себе воспитанника и сурово взглянул на него: - Ты же не хочешь стать дезертиром, Эл? Война ещё не закончена!
  Игривая кошка нехотя кивнул, а Марвин тяжело вздохнул и пошёл дальше. "Как овца на закланье, - с досадой думал он, глядя на поблёскивающие вдалеке плиты двора. - Почему я позволяю Бернару решать мою участь? Ведь если бы не Джирма, он собственноручно придушил бы меня, по глазам видно. Неужели я не в состоянии изменить хоть что-то? - Принц Аргора покосился на жену. - Но она-то моя собственность. И я не позволю предводителю забрать её. Ни за что!"
  Марвин остановился, повернулся к Ильмаре и твёрдо произнёс:
  - Тебе незачем возвращаться в Джирму, милая.
  Девушка побледнела, как полотно, и покачнулась, точно её толкнули в грудь:
  - Я не оставлю тебя, Марви... - сухими губами прошептала она, потянулась к мужу, но рука замерла, не коснувшись его груди.
  - Это приказ, Мара! - словно не замечая её отчаяния, заявил принц, порылся в карманах и, выудив пару золотых монет, сунул их в ладонь Ильмары. - Этого хватит на первое время, а потом я найду тебя... Если смогу.
  - Но, Марви... - простонала девушка, задыхаясь от горя.
  - Уходи! - Марвин с нежностью провёл по руке жены, и на тыльной стороне её ладони появилась метка клана Пчелы. - Ты хорошая охотница, Мара. Задумчивый лес прокормит и укроет тебя. Там ты будешь в безопасности. Беги из Догмара, милая. Беги и не останавливайся! - Принц обласкал взглядом любимое лицо, повернулся к Ильмаре спиной и с гордо поднятой головой шагнул в ворота Цитадели.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"