Кохинор: другие произведения.

Джирмийское клеймо. Часть 3. Глава 6. Падение принца Аргора.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Площадь перед Цитаделью заполонило людское море. Толпа гудела, как растревоженный осиный рой. Принц Аргора был символом власти джирмийцев, его побег и последующее пленение вызвали страх, недоумение и вопрос: какова же истинная мощь касты, если они сумели поймать и предать суду самого сильного мага Мира. Правда, чтобы поймать его потребовалось полгода, но, так или иначе, опальный принц был захвачен, и теперь аргорцы с трепетом взирали на грозные стены Цитадели, ожидая очередной демонстрации мощи правящей касты.
  Ровно в полдень забили барабаны, взвыли трубы. Тяжёлые створы ворот медленно расползлись в стороны, и копыта волшебных коней выбили чёткую дробь по плитам центральной площади. Всадники в алых плащах оттеснили толпу от эшафота и выстроились в ряд, на равном расстоянии друг от друга. Они зорко вглядывались в лица аргорцев, отыскивая остальных мятежников, но ни беглой кошки, ни собственности принца Аргора не было видно.
  Толпа нетерпеливо загудела и тут же смолкла: из Цитадели выехал император Бернар. Алый плащ его искрился золотом, в золотой тиаре пылали красные жемчужины Тёплого озера, а сбрую коня усыпали кровавые капли рубинов. В гордом одиночестве Бернар проехал по площади и спешился перед помостом. Твёрдым шагом он поднялся по деревянным ступеням и опустился в кресло с высокой спинкой, больше похожее на трон. Бернар выглядел столь внушительно и красиво, что зрители взвыли от восторга.
  - Слава императору! Да здравствует великий правитель Аргора! Слава могучей Джирме! - громом разнеслось над площадью.
  Бернар приветственно поднял руку и, дождавшись тишины, провозгласил:
  - Власть императора нерушима и справедлива! Перед законами империи равны все! Никто не избежит праведного возмездия, ни хамелеон, ни беркут, ни принц Аргора!
  Толпа взорвалась ликующими воплями. В эту минуту любой стоящий на площади аргорец готов был умереть за своего императора, ибо всё, что тот говорил было правдой: из ворот Цитадели выступила длинная процессия кошек и сов, в центре которой шёл опальный принц.
  Марвин выглядел таким, каким привыкли видеть его аргорцы: чёрные высокие сапоги, тёмные брюки и рубашка, алый джирмийский плащ без отделки и украшений. Густые русые волосы были перетянуты чёрной атласной лентой, открывая бледное, притягательно-красивое лицо, а тёмно-зелёные глаза... Зрители стояли слишком далеко, чтобы увидеть неживой взгляд принца. Марвин, словно во сне, шёл по коридору, который создавали для него джирмийцы и друиды, и бессмысленно таращился на золотое солнце Аргора.
  Процессия повернула к эшафоту. Марвин добрёл до помоста, наткнулся на ступеньки, споткнулся и чуть не упал. Он замер, непонимающе глядя на препятствие, пока один из друидов не шепнул ему на ухо: "Ступени". Принц заторможено кивнул и стал подниматься по лестнице. Когда он достиг площадки, Бернар скомандовал: "Стоять!", и Марвин послушно остановился. Синкоплус шагнул к нему и повернул лицом к толпе.
  Аргорцы завыли и заулюлюкали, осыпая принца проклятьями и ругательствами, и император поднял руку. Почти сразу толпа притихла, и Бернар торжественно изрёк:
  - Испокон веков джирмийцы преданы касте и Аргору! Любой житель нашего Мира знает, что нет ничего крепче слова кошки! Мы всегда могли поручиться за любого члена касты! Но, увы, человек несовершенен, и в великой Цитадели вырос предатель!.. - Предводитель сделал скорбную паузу и торжественно продолжил: - Принц Аргора, обвиняется в измене касте и Миру! Марвин, мой бывший наследник, нарушил слово джирмийца! Он поднял руку на товарищей! Он попрал традиции касты, взяв себе жену! Он обманом совратил с истинного пути одну из лучших кошек Цитадели, тем самым подписав ему смертный приговор! Он выкрал воспитанника Джирмы и, спасаясь от возмездия, позорно сбежал из Аргора! Но каста схватила изменника, и он предстал перед справедливым судом! Все мы помним заслуги принца перед Миром, поэтому суд посчитал справедливым сохранить ему жизнь! Но Марвин понесёт более суровое наказание, чем смерть! - Бернар встал, и голос его зазвучал громче: - Принц Аргора приговаривается к лишению титула и магических способностей! Отныне, аргорец Марвин становится рабом, и до конца дней своих не покинет стен Цитадели! - Император помедлил, давая аргорцам возможность осмыслить страшный приговор, а потом опустился в кресло: - Приступай, Синкоплус!
  Глава Сов повернулся к Марвину и возложил руки на его голову. Принц дёрнулся, пытаясь оказать сопротивление, и собственноручно поставил точку в исполнении приговора. Лицо Марвина перекосилось от отчаяния, он силился разрушить заклятье, не осознавая, что сопротивление лишь укрепляет его.
  Ещё ночью, очнувшись после предательского удара Элларда, Марвин почувствовал наложенное друидами заклинание. Оно показалось простым, и принц, не раздумывая, разрушил его. Чары Сов распались на множество мелких осколков, но, вместо того, чтобы исчезнуть, ринулись в сознание джирмийца и мгновенно опутали его тонкой чёрной сетью. Марвин немедля бросился в бой. Он рвал чёрную липкую сеть, но обрывки срастались и снова впивались в сознание. Но Марвин привык противостоять трудностями, и настойчиво сражался с колдовством друидов, не подозревая, что именно в сражении кроется ловушка. Принц Аргора отстранился от реальности - мысли целиком поглотила бессмысленная война с чарами Сов. Он плохо слышал, с трудом видел и едва понимал, что от него хотят.
  Марвин был "казнён" ещё несколько часов назад, и на эшафоте Синкоплус лишь слегка коснулся его сознания, вызвав очередной виток борьбы за свободу. От дикого напряжения и боли, разрывающей череп, ноги принца подломились, и он упал на колени, что в глазах возбуждённой толпы стало раскаянием и признанием вины.
  - Слава императору! Позор принцу Аргора! Да здравствует справедливый суд Джирмы! - вопили аргорцы и аплодировали, глядя как Бернар срывает с плеч Марвина алый плащ и надевает на его шею железный ошейник с длинной тонкой цепью.
  Император дёрнул цепь, заставив Марвина подняться на ноги, и повёл его к лестнице. На первой же ступени принц оступился. Он взмахнул руками, тщетно пытаясь сохранить равновесие, и, усмехнувшись, Бернар выпустил цепь. Марвин скатился по ступеням и замер у ног императорского коня. Толпа дружно рассмеялась, а предводитель величественно спустился с помоста и вскочил в седло. Приняв из услужливых рук Синкоплуса конец цепи, он ударил коня пятками и направился к воротам Цитадели. Марвин не сообразил, что надо встать. Когда цепь натянулась, он инстинктивно вцепился в неё и закричал от боли: шершавые каменные плиты разодрали одежду, и за рабом потянулся широкий кровавый след.
  - Марвин!!! - раздался вдруг пронзительный женский крик, и джирмийцы напряглись, до рези в глазах всматриваясь в море людских лиц. Но Ильмары и Леопольда уже не было на центральной площади Догмара...
  
  После казни джирмийцы собрались в парадном зале. Как обычно играла легкая музыка, в бассейне плавали красавицы-русалки, столы ломились от изысканных угощений и редких вин. Но этот пир грозил стать самым скучным в истории Джирмы. Предводитель старательно изображал веселье, да и остальные джирмийцы изо всех сил делали вид, что развлекаются на полную катушку, однако стоило им взглянуть на разжалованного принца Аргора, сидящего перед столом Бернара с тарелкой еды на коленях, лица кошек мрачнели. Джирмийцы любили Марвина, и его казнь стала для них ударом. Они бы поняли, если б Бернар лишил его звания золотой кошки и сделал рядовым джирмийцем, но магия Сов превратила жизнерадостного, умного юношу в растение, и, по мнению кошек, это было слишком!
  Предводителя и самого раздражал дегенеративный вид Марвина. Бернар желал иного: ему виделся гордый, жестокий и покорный его воле принц Аргора, а пустоглазый дурачок со стекающими в тарелку слюнями стал насмешкой над сокровенными желаниями предводителя. Но Бернар стерпел бы эту издевку судьбы, если б не осуждение в глазах кошек.
  Веселье на пиру умирало - сочувствующие взгляды джирмийцев всё дольше задерживались на околдованном принце. "Только всеобщих рыданий мне не хватало!" - раздражённо подумал Бернар. Он выскочил из-за стола, дёрнул цепь и заставил Марвина встать на ноги. Жалобно звякнула разбитая тарелка, и в зале воцарилась тишина. Джирмийцы растерянно уставились на предводителя, а тот схватил Маврина за волосы, подтащил к бассейну и швырнул в воду. Русалки с визгом бросились врассыпную, а принц Аргора, бестолково перебирая руками, стал медленно опускаться на дно.
  Дружно выдохнув, джирмийцы вскочили из-за столов и напряжённо замерли. Бернар обвёл тяжёлым взглядом зал: его слово всё ещё значило больше, чем любовь к Марвину. "И всё-таки они поднялись, едва принц начал тонуть", - напомнил себе Бернар и приказал:
  - Питер, вытащи его!
  Серебряная кошка тот час сиганул в воду. Он выволок Марвина из бассейна, перевернул его на живот и с силой надавил на спину.
  Принц срыгнул воду и закашлялся, а император брезгливо поморщился.
  - Марвина, которого вы так любили, больше нет! Я докажу вам это! - Бернар вздёрнул бывшего наследника на ноги. Выхватив из-за пояса кинжал, он вложил его в руку Марвина и сжал безвольные пальцы вокруг рукояти. Околдованный принц даже не взглянул на клинок. Он смотрел прямо перед собой и что-то беззвучно бормотал.
  - Вылови русалку, Питер!
  Серебряная кошка выволок из бассейна темноволосую длинноногую рабыню и бросил её к ногам предводителя. Бернар зло усмехнулся:
  - Давай же, Марвин, развлеки нас!
  Принц Аргора не пошевелился. Император грубо толкнул его в спину, и Марвин, продолжая сжимать в руке кинжал, рухнул на рабыню. Лезвие полоснуло девушку по бедру. Она завопила от боли и бестолково задёргалась, но расслабленное тело принца, словно пресс, прижимало её к полу. Рабыня царапалась и кусалась, извивалась и била джирмийца руками и ногами, пока, наконец, не спихнула его. Принц перевалился на бок и застыл, прижимая окровавленный кинжал к груди, а девушка зажала рану рукой, умоляюще взглянула на предводителя, и получила сапогом в лицо. Рабыня отлетела к бассейну, врезалась в мраморный бортик и осталась лежать, неестественно вывернув шею. Предводитель же потянул за цепь, понукая принца встать и повёл его к столу, громко приговаривая:
  - Мне тоже жаль Марвина, но каста не прощает измены. Когда принц находился под заклятьем Камиллы, мы закрыли глаза на его выходки и смерти кошек, но когда он стал действовать во вред Джирме сознательно - мы наказали его! Это и есть справедливость! Марвин внёс смуту в касту! Посмотрите на себя, джирмийцы! Вы ведёте себя, как разнеженные аристократки, только что слезу не пускаете! А ведь принц предал вас, и не заслуживает сочувствия! Я воспитал Марвина, я вложил в него много труда и времени, и я же покарал его, несмотря на то, что он был самым талантливым из вас! Он пытался отделиться от касты, забыв, что именно в единстве наша сила! И он останется в Цитадели, как вечное напоминание о расплате, которая ожидает любого, кто захочет обмануть Джирму! Смотрите на него, господа, и помните мои слова! - Предводитель взошёл на помост, толкнул Марвина на пол и сел за стол. По его знаку, раб поставил на колени принца тарелку с мясом, и Бернар зычно приказал: - Ешь!
  Марвин, словно заводная кукла, положил кусок мяса в рот и стал вяло пережёвывать его. Джирмийцы с омерзением наблюдали, как по его подбородку и шее стекают жир и слюна, расползаясь блестящим пятном на чёрном шёлке рубашки. Бернар был прав: их Марвин умер, и кошки, наконец, признав это, отвернулись от мёртвого принца...
  
  Бледный и подавленный Леопольд ввалился в бывшие покои Лорана, нетвёрдой походкой подошёл к столу, где на серебряном подносе в окружении костяных кубков возвышался тонкогорлый кувшин. Дрожащей рукой Лео плеснул вина в два кубка и обернулся к двери.
  - Выпьем, девочка.
  Ильмара согласно кивнула, но тут силы оставили её, и девушка подстреленной птицей рухнула на пол. Чертыхнувшись, Лео метнулся к двери, подхватил невестку на руки и уложил на диван.
  - Сейчас, сейчас, - пробормотал он и, порывшись в карманах, извлёк на свет маленький флакон.
  Несколько раз встряхнув его, прощелыга влил несколько капель в приоткрытый рот Ильмары. Девушка сглотнула, нервно всхлипнула и открыла глаза.
  - Марвин... - прошептала она, взглянув на Леопольда: на мгновенье ей показалось, что муж рядом.
  - Марвин в Джирме, девочка.
  Словно наяву перед Ильмарой предстала картина казни: довольные лица Бернара и Синкоплуса, радостные крики аргорцев и пустые, безучастные глаза Марвина. Девушка услышала, как щёлкнул железный ошейник, как звякнула тонкая цепь. Копыта джирмийского коня цокнули у самого лица её возлюбленного, и в ноздри ударил запах свежей крови...
  Ильмара схватилась за голову и горестно простонала:
  - Почему ты не помог ему, Лео? Ты же его отец! Как ты мог стоять и смотреть на то, что с ним делали? Ты должен был забрать его и снять заклятье!
  - Прости, дорогая, но это невозможно. - Прощелыга с сожалением почесал подбородок, по-заячьи приподняв верхнюю губу. - Я объясню, если ты пообещаешь держать себя в руках.
  - Объясняй! - раздался с порога резкий голос эльфа.
  Леопольд обернулся, и глаза его широко распахнулись, наполнившись ужасом: рядом с Жераром сыто улыбался Эллард, с ног до головы перепачканный кровью.
  - Почему ты не приказал ему переодеться, Жерар? - чувствуя, как к горлу подступает тошнота, воскликнул прощелыга.
  - Успею, - добродушно отмахнулся котёнок и сел на диван, рядом с Ильмарой. - Расскажи о казни Марвина, папа.
  Брови Леопольда изумлённо взметнулись, но эльф лишь пожал плечами.
  - Я, как мог, старался ускорить процесс насыщения котёнка кровью, но, кажется, превысил допустимые нормы, - витиевато объяснил он, и хмуро уточнил: - От крови Эл пьян в доску.
  Эллард сладко улыбнулся и прилёг под бочок к Ильмаре.
  - Извините, сударыня, но я так устал... - устраиваясь поудобнее, лениво протянул он и широко зевнул.
  - Это собственность принца, Эл! - строго заметил Жерар.
  - Так я её и не трогаю, - промурлыкал котёнок и томно взглянул на Ильмару: - Сейчас я полежу и встану, детка. Ты ж не против?
  - Нет, сударь, - сдавленно прошептала девушка.
  - Сударь? Да ладно тебе. К чему такие церемонии, детка, - блаженно вздохнул Эллард, уткнулся в её плечо и закрыл глаза.
  Ильмара вопросительно посмотрела на эльфа.
  - Он ничего не соображает. Пусть поспит, ему это только на пользу, - отмахнулся Жерар. - Так что с Марвином, Лео?
  Прощелыга покосился на кубок с вином, потом на эльфа и, наплевав на последствия, смело шагнул к столу. Жерар мысленно усмехнулся воинственному настрою белого мага, но останавливать Лео не стал. Прощелыга залпом выпил вино, довольно крякнул и менторским тоном заговорил:
  - Здешние друиды наложили на него незатейливое, но практичное и действенное заклинание. Совы рассудили верно: Марвин привык сопротивляться любым воздействиям на своё сознание, и они поймали его на этом. Чем сильнее он сопротивляется, тем крепче держит его заклинание. Борьба Марвина - бессмысленный, бесконечный процесс. Если его не прервать, он закончится лишь с последним ударом истощённого сердца.
  - Почему ты не забрал Марвина в Шеву? - хмуро спросил эльф.
  - Он умрёт, если покинет Цитадель. Не сразу, конечно, но непрерывная борьба с заклинанием изведёт его: тонкие силовые линии, паутиной окутывающие Аргор, не дадут Марвину такого количества энергии, как Цитадель. Он истощит свои силы и тихо угаснет, так и не поняв, что произошло.
  - Сними заклятье, папа, и все дела, - проурчал Эллард, потёрся носом о плечо Ильмары и блаженно улыбнулся.
  Лео скептически посмотрел на сына:
  - Заклинание развалится само, если Марвин прекратит бороться с ним.
  - Класс! - выпалил Жерар и нервно рассмеялся. - Поздравляю! Марвин попался всерьёз и надолго, если не навсегда. Джирмийцы не сдаются, Лео! Мы всегда идём до конца. Браво, Бернар! Всё-таки наш предводитель - уникальная личность! Склоняю голову!
  Ильмара осторожно выбралась из-за Элларда и встала.
  - Нужно объяснить Марвину, что делать! - твёрдо сказала она.
  Леопольд и Жерар снисходительно посмотрели на девушку, и её щёки вспыхнули.
  - Что вы ждёте? Вытащите его из Джирмы и втолкуйте, как избавиться от заклятья!
  Маг-прощелыга ласково погладил невестку по голове и проворковал:
  - Пойди, навести Регину, милая. Мы сами решим, как спасти твоего принца.
  Ильмара сбросила его руку и зло произнесла:
  - Перестаньте относиться ко мне, как к вещи! Я тоже маг и кое-чему научилась в Аксиме!
  - Хорошо-хорошо, девочка, - кисло улыбнулся Леопольд. - Мы подумаем над твоим предложением.
  - Я знаю Марвина! - горячо воскликнула Ильмара, не понимая, почему эльф и аксимиец не принимают её слова всерьёз. - Это же так просто! До Марвина можно достучаться! Он умный! Он сообразит, что от него требуется! Помогите ему, пожалуйста!
  - Молчать! - рявкнул Жерар и шагнул к девушке. - Кто разрешил тебе говорить?
  Ильмара испуганно запнулась, но уверенность в собственной правоте и желание спасти мужа перебороли страх.
  - Я бы сама прыгнула в Джирму и забрала его, но я не умею перемещаться! А вы почему-то не видите очевидного! Вытащите Марвина в Шеву, и, клянусь, я сумею объяснить ему...
  Эльф схватил Ильмару за грудки и приподнял над полом.
  - Замолчишь ты, когда-нибудь? - прошипел он в лицо девушке. - Совсем от рук отбилась! Марвин избаловал тебя донельзя.
  - Но я же права! - прохрипела Ильмара и, изловчившись, пнула эльфа коленом в живот.
  От такой наглости Жерар опешил и разжал пальцы. Ильмара мягко, как кошка, опустилась на пол, отпрыгнула в сторону и прижалась к стене. Она ударила джирмийца и со страхом ждала, что сейчас эльф изобьёт её до полусмерти. В сознании девушки смешались ужас перед золотой кошкой и обида за Марвина, который останется в Цитадели только потому, что никто не захотел слушать её. Девушка была готова растерзать бестолковых мужчин, но понимала, что с Жераром ей не справиться.
  Эльф очнулся от потрясения и направился к Ильмаре. Девушка зажмурилась, страстно желая, чтобы в руках у неё оказалось оружие. Она даже представила свой старый, подаренный матерью лук, прицелилась и отпустила тетиву...
  - Мара! Что ты делаешь?! - завопил Леопольд.
  Охотница отбросила воображаемый лук, открыла глаза, и изумлённый возглас застыл в горле: на полу, с недоумением таращась на чёрную дыру в стене, сидел золотая кошка. Эльф тряхнул головой:
  - Ах ты дрянь! - Он бешено взглянул на Ильмару и вскочил.
  Девушку охватила паника. Не соображая, что делает, она выбросила руки вперёд, и с ладоней полетели огненные стрелы. Но на этот раз Жерар подготовился к атаке: стрелы врезались в ледяной щит и с шипеньем исчезали. Эльф остановился в шаге от девушки и приказал:
  - Прекрати истерику, Мара.
  - Я хотела, чтобы меня всего лишь выслушали! - закричала девушка, и поток стрел стал гуще.
  - Мы выслушали тебя, - хладнокровно произнёс Жерар.
  - Но не восприняли всерьёз!
  - Остановись, и мы обсудим твоё предложение, - вкрадчиво сказал эльф, шагнул вперёд и хищно улыбнулся.
  - Ты джирмиец, и не станешь слушать женщину, - прошептала Ильмара, понимая, что проигрывает бой. - Пожалуйста, позволь...
  - Довольно! - рыкнул Жерар и метнулся к девушке.
  Магия льда и пламени схлестнулись, на краткий миг эльф и охотница скрылись в облаке пара. Сырой горячий воздух ударил в ноздри и рот, разрывая лёгкие, и Ильмара зашлась в кашле. Пред глазами поплыли разноцветные круги, в ушах зазвенело, и она рухнула на руки джирмийцу. Жерар выругался себе под нос и уложил девушку на диван рядом с Эллардом, который тут же сотворил мягкий шерстяной плед и заботливо укутал собственность принца.
  - Марвин завёл себе боевого мага, - хихикнул котёнок, играясь с чёрными волосами Ильмары.
  - Да уж... Мой старший сын большой оригинал. - Леопольд подошёл к стене и провёл рукой по обугленным краям дыры: - Неплохо для первого раза.
  Жерар зло скривился:
  - Так или иначе, девчонка забыла своё место.
  - Ильмара прекрасный маг! Если б её обучали боевой магии, так же, как джирмийцев, неизвестно, кто бы из вас победил, Жерар. Странно, что Цитадель отказывается от способных к магии женщин. Вот в Аксиме не придают такого значения половой принадлежности.
  Эллард перебрался в кресло, свернулся калачиком и мечтательно проговорил:
  - Как это верно сказано, папа. Представляю себе: подходит к какому-нибудь напыщенному вояке этакая хрупкая юная девчушка и точным ударом вонзает кинжал в сердце... - Котёнок сладко потянулся и посмотрел в окно: - Не кажется ли вам, что стало слишком тихо?
  Жерар и Леопольд опасливо прислушались.
  - Джирмийцы! - воскликнул маг-прощелыга и заметался по комнате, как крыса в западне.
  Эллард кубарем слетел с кресла и подхватил Ильмару на руки, а эльф усмехнулся, демонстративно скрестил руки на груди и проворчал:
  - Наконец-то хоть что-то прояснится.
  
  В трапезном зале наконец-то воцарилось обычное для джирмийских пиров веселье. Кошки пили вино и дружно горланили застольную песню, когда на возвышении перед столом предводителя возникли Леопольд, Жерар и Эллард с Ильмарой на руках. Пленников окружали десять золотых кошек. Лёгким движением руки Бернар позволил конвоирам присоединиться к товарищам, и золотые кошки растворились в зале. Леопольд тут же расправил плечи и приосанился, а Эллард поставил Ильмару на пол и придвинулся ближе к наставнику. Ильмара закуталась в плед, затравленно огляделась и, зажав рот ладонью, уставилась на Марвина, который механически жевал мясо и тупо смотрел перед собой. Жерар тоже посмотрел на друга, но коротко. Его взгляд тут же вернулся к сияющему лицу предводителя.
  Выдержав театральную паузу, Бернар глумливо усмехнулся:
  - Наконец-то вы решили присоединиться к нам, господа! Даже девочку для развлечений прихватили! - Он поднял бокал и отсалютовал белому магу: - Рад приветствовать тебя, прощелыга!
  - Взаимно, император. - Леопольд сдержанно поклонился.
  Голос Бернара привёл Ильмару в чувство, и она, сбросив плед, кинулась было к мужу, но Жерар схватил её за плечи.
  - Марвин! - крикнула девушка, отчаянно вырываясь из рук кошки. - За что вы его так? Он не сделал ничего плохого! Он всегда был верен касте! - Ильмара перестала рваться и устремила на Бернара полный ненависти взгляд: - Это Вы предали его! Вы...
  - Заткнись, Мара! - приказал эльф, и девушка осеклась. Глотая слёзы, она перевела глаза на отрешённое лицо возлюбленного и сжала кулаки.
  Жерар глубоко вздохнул и поклонился предводителю с видом исполненным достоинства:
  - Мы в Вашей власти, сударь.
  Бернар благожелательно улыбнулся, внутренне аплодируя выдержке бывшего воспитанника:
  - Я вынес тебе смертный приговор, Жерар.
  - Я готов умереть, сударь.
  - Обязательно, но позже, - кивнул предводитель и обратился к Элларду: - Как ты, котёнок?
  - Хорошо, сударь, очень хорошо, - почти пропел Эллард, то и дело оглядываясь на бассейн с русалками.
  Ильмара проследила за его взглядом и вскрикнула: в кроваво-красной воде плавали истерзанные и изувеченные трупы, а среди них в безмолвном ужасе метались живые обнажённые девушки.
  - Какой кошмар... - только и смогла выдавить она и беспомощно взглянула на безучастного ко всему Марвина. Ильмара знала, что джирмийцы жестокие и беспощадные маги, но видеть их деяния воочию было невыносимо.
  Услышав её слова, Леопольд обернулся к бассейну, и его лицо мгновенно покрылось потом. Клацая зубами и задыхаясь от ужаса, он вытер пот рукавом и затравленно простонал:
  - Мне плохо.
  Снисходительно хмыкнув, Бернар наполнил бокал вином и с любезной улыбкой протянул его Леопольду.
  - Пей! Тебе тоже вынесен смертный приговор, прощелыга, и я не хочу, чтобы ты сдох раньше времени.
  Трясущимися руками Лео поднёс бокал к губам и жадно выпил вино:
  - Благодарю Вас.
  - Не за что, - буркнул Бернар, поглядывая на Элларда.
  Котёнок забыл, что стоит перед предводителем, и откровенно таращился на русалок. На губах пузырилась слюна, глаза покрыла белёсая, мглистая пелена, а пальцы сжимались и разжимались, словно он выпускал и втягивал когти.
  - Эллард, - тихо позвал Бернар, однако котёнок не отреагировал на зов. Конечно, предводитель мог сам справится с выпавшим из реальности Эллардом, но предпочёл подождать. Скривившись в недовольной презрительной улыбке, он посмотрел на эльфа: - Ты перестарался, приводя воспитанника в чувство, Жерар. Давненько я не видел пьяного от крови котёнка. Тебе хочется поплавать, малыш? - громогласно спросил Бернар, привлекая внимание Элларда.
  - Да, сударь, - проурчал котёнок и подался вперёд, жадно раздувая ноздри.
  - Стоять! - рыкнул предводитель.
  Эллард протестующе мотнул головой, обернулся и с мольбой взглянул на рубиновую кошку:
  - Пожалуйста, сударь... Только одну...
  - Обойдёшься!
  Эллард покорно кивнул и... зашагал к бассейну. По залу разнеслись ироничные смешки джирмийцев. Жерар сплюнул, двумя прыжками нагнал котёнка и сбил его с ног.
  - Остановись, Эл! Ты должен заставить кошку слушаться!
  Послав наставнику испепеляющий взгляд, котёнок зло зашипел и пополз к бассейну. Жерар поймал его за шкирку, рывком поставил на ноги и начал хлестать по щекам, приговаривая:
  - Очнись, Эл! Возьми себя в руки, или сдохнешь!
  Эллард не сопротивлялся. Голова его моталась из стороны в сторону, но взгляд неизменно возвращался к лицу наставника. Когда на губах Эла появилась кровь, он слизнул её и сладострастно простонал:
  - Ещё...
  - Доигрался? - злорадно ухмыльнулся предводитель. - Вот к чему приводит самодеятельность, Жерар!
  Тяжело вздохнув, эльф повернулся к Бернару.
  - Не убивайте его, сударь. Эл справиться, ручаюсь.
  - Почему я должен жалеть его, Жерар?
  - Он единственный из нас, кто не предавал касту. Он учился в белой Аксиме и будет полезен Джирме, сударь!
  Словно раздумывая, Бернар побарабанил пальцами по столу и вдруг рассмеялся:
  - Тогда поставим эксперимент, Жерар! Вы же с Марвином обожали ставить опыты. Так вот, у тебя десять минут. Или Эл станет игривой кошкой или, не обессудь, умрёт.
  Джирмийцы возбуждённо загомонили, обсуждая шансы котёнка выжить, а эльф нервно сглотнул и, коротко поклонившись предводителю, вперил взгляд в лицо Элларда. Он страстно желал спасти талантливого котёнка, но как это сделать не представлял. Жерар смотрел в лицо Элларду и скрежетал зубами: он полгода оберегал его в Аксиме, не давая Кошке бунтовать, и не желал, чтобы его труды пропали даром. "Кошка, - повторил про себя эльф. - По сути, она та самая тёмная сила, от которой учил защищаться белый маг Иван. Очень гуманно учил, и это мне на руку. Будем договариваться". Жерар проник в сознание котёнка и, воспользовавшись любимым заклинанием товарища Ивана, успокоил агрессивно настроенную Кошку. Ласково погладив блестящую чёрную шерсть, эльф пообещал напоить клеймо кровью, но чуть позже. Кошка была сыта и милостиво согласилась подождать. Жерар поблагодарил её и, почёсывая призрачное животное за ухом, осторожно заметил, что котёнок Эллард уже достаточно опытен, чтобы начать действовать самостоятельно. Он попросил Кошку ослабить хватку и позволить котёнку стать игривой кошкой. "Эллард и дальше будет обеспечивать тебя кровью, но уже по собственной воле, во имя любви к тебе", - говорил эльф, и Джирма внимательно слушала его. Наконец, она смущённо признала, что может свести котёнка с ума и лишить Цитадель талантливого адепта. Затаив дыхание, Жерар смотрел, как медленно, словно нехотя, разжимаются кошачьи коготки, освобождая сознание Элларда, и тот игривой кошкой пробуждается к жизни.
  Лицо Элларда разгладилось и стало осмысленным, из глаз исчез алчный блеск, разбитые губы зажили. Игривая кошка широко потянулся, будто испытывая тело на прочность, встряхнул волосами и повернулся к Бернару. Он церемонно склонил голову и ровным голосом сообщил:
  - Я в порядке, сударь.
  Джирмийцы восторженно ахнули и зааплодировали Жерару, восхваляя его магическое искусство и мастерство наставника, но предводитель поднял руку, и аплодисменты смолкли.
  - Молодец, Жерар, твой воспитанник всё-таки стал игривой кошкой, - сдержанно похвалил он эльфа, и в его голосе зазвенела сталь. - Касте будет не хватать столь искусного наставника, но предатели нам не нужны. Убей его, Эл!
  Среди джирмийцев пронёсся возмущённый ропот, а Эллард кивнул и, выхватив из-за пояса кинжал, шагнул к эльфу. По спине Жерара пробежал лёгкий холодок, он вдруг понял, что не вправе умереть, пока не спасёт друга. Времени у него оставалось всего ничего, и, гордо выпрямившись, эльф громко и отчётливо произнёс:
  - Мой последний приказ, Эл - спаси Марвина!
  Кинжал выпал из руки игривой кошки и с глухим стуком упал на пол. Пока Эл был котёнком, дружбы с Марвином для него не существовало, но теперь, когда Джирма отпустила его сознание, память вернулась. Игривая кошка болезненно дёрнулся, попятился и вскрикнул, вспомнив, с чьей помощью брат попал в плен. Он вспомнил, как, повинуясь приказу Бернара, пробил щит, окружавший сознание Марвина, и позволил Совам наложить заклятие. Эллард обернулся и виновато уставился на брата, пускающего слюни над пустой тарелкой, которую никто не удосужился забрать из его рук. Грязные пальцы бестолково скользили по фарфору: Марвин искал мясо, не осознавая, что тарелка давно опустела.
  - В чём дело, Эллард? - раздражённо поинтересовался Бернар. - Хватит пялиться на отступника! Убей Жерара или он убьёт тебя!
  - Ни за что! - выкрикнул Эллард, а Жерар с вызовом взглянул в лицо предводителю:
  - Я тоже не стану убивать своего воспитанника!
  - Очень жаль, - делано расстроился Бернар и язвительно поинтересовался: - А ты Лео, не желаешь выслужиться? Убей Жерара и Элларда, и я отпущу тебя на все четыре стороны.
  - Нет, - помотал головой прощелыга.
  - Дело ваше. - Бернар помолчал, стрельнул глазами на принца Аргора и приказал: - Питер, займись девчонкой!
  От неожиданности Жерар растерялся. Было странно, что предводитель не обратил внимания на их прямое неповиновение, а переключился на собственность Марвина. Но рассудив, что за последние часы он и без того мало что понимает, Жерар улыбнулся Ильмаре и скомандовал:
  - Защищайся, Мара! Ты принадлежишь принцу Аргора! Умри, но не позволь им коснуться себя!
  Девушка удивлённо взглянула на эльфа и подняла руки навстречу Питеру. С узких изящных ладоней слетели огненные стрелы. Не ожидавший нападения джирмиец на миг окаменел и запоздало шарахнулся в сторону. Одежда на нём загорелась и, ругаясь себе под нос, он ринулся к бассейну. Кошки заулюлюкали и повскакали с мест, с восторгом глядя на собственность Марвина.
  - Ты пожалеешь, Жерар! Убить их всех! - грозно произнёс Бернар и, выскочив из-за стола, с ненавистью пнул Марвина ногой. - Это всё твои происки! Даже став дебилом, ты мешаешь касте жить спокойно!
  Жерар, Эллард и Леопольд придвинулись к Ильмаре, приготовившись дать отпор джирмийцам, но те не трогались с мест. Кошки заворожено смотрели на руки девушки, с которых сыпались яркие красные искры. Чувствуя, что Ильмара слабеет, эльф шепнул:
  - Обопрись на меня и не останавливайся. Пока ты искришься, они не бросятся.
  - А потом? - дрожащим голосом спросила девушка.
  - Мы будем драться и умрём.
  Слова наставника заставили Элларда вздрогнуть. Почувствовав на горле цепкую лапу смерти, он посмотрел на брата и истошно заорал:
  - Марвин!!! Приди в себя! Оставь заклятье в покое! Перестань бороться! Ты нужен нам!
  Возглас игривой кошки вывел джирмийцев из ступора, и, вспомнив о приказе предводителя, они нерешительно вскинули руки.
  - Отставить! - гаркнул Бернар, в очередной раз повергнув Жерара в шок.
  Джирмийцы замерли, недоумённо переглядываясь, а предводитель вытащил меч и приставил лезвие к горлу Марвина:
  - Концерт окончен! Бросайте оружие и никакой магии!
  Жерар скрипнул зубами и первым положил меч и кинжалы на пол. Помешкав, Эллард и Леопольд последовали его примеру, а Ильмара опустила руки.
  - Я не вижу ни одной причины, чтобы сохранить вам жизнь, - спокойно произнёс предводитель. - Вы умрёте! Я не позволю устраивать бардак в стенах Цитадели! Если не будете сопротивляться, обещаю оставить в живых вашего приятеля-принца. Решайте!
  - Отпустите хотя бы Ильмару, - жалобно попросил Леопольд.
  - Мы можем оставить её в живых, - кивнул в сторону бассейна Бернар, и девушка испуганно прижалась к эльфу. - Не хотите? Воля ваша. Другие желания имеются?.. Нет? Отлично. - Предводитель отнял меч от горла Марвина и выставил его перед собой. - Жерар! Подойди!
  Ильмара судорожно всхлипнула и вцепилась в руку эльфа:
  - Не надо. Пожалуйста.
  - Молчи, - тихо сказал Жерар, оторвал от себя девушку и шагнул навстречу клинку предводителя.
  Леопольд зажмурился и зажал уши ладонями.
  - Я больше не выдержу! Прекратите это! - проорал он, рухнул на колени и, словно под тяжестью его тела, пол и стены трапезного зала содрогнулись.
  Раздался оглушительный хлопок, душераздирающий кошачий вой, и зал потонул в мертвенной тишине. Оттолкнув Жерара в сторону, Бернар одним прыжком оказался возле прощелыги, и рукой, сжимающей рукоять меча, ударил его в лоб. Прощелыга кулем завалился на спину и больше не пошевелился.
  - Наконец-то, - выдохнул Бернар и убрал меч в ножны.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"