Кохинор: другие произведения.

Фантош. Глава 11.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 11.
  
  Едва переступив порог своей спальни, Тель бросила на пол круглый синий шарик, которым снабдил её Каломуш, и тяжело плюхнулась на кровать. Отстранённо наблюдая, как шарик превращается в вихрь бирюзовых искр и медленно взмывает к потолку, эльфийка покусывала губу и механически теребила край чёрного плаща. Каломуш взял с Тель слово, что она не кинется догонять Гедерику и Оникса, но бездействовать было выше её сил.
  "Сейчас проснётся тиратский хлыщ, и на мою девочку начнётся охота!" - раздражённо подумала эльфийка, и задумчивость, как рукой сняло.
  - И кто знает, на что способен мальчишка? - прошептала она и вскочила, скидывая плац на постель. - Может, сражаться он и обучен, а вот прятаться и уходить от погони? Вдруг он затеет бой, и Геда пострадает?
  Мысли лихорадочно замелькали, рисуя картины, одна страшнее другой. Геда ранена, Геда убита, Геда умоляет пощадить её.
  - Этого нельзя допустить!
  Эльфийка вздрогнула от собственного крика и бросилась вон из комнаты...
  
  Миганаш Терригорн проснулся от лёгкого пощипывания в носу. Недоумённо похлопав заспанными глазами, он потёр переносицу, сел и громко чихнул. Ощущения были странными: чуть кружилась голова, чесалась макушка, пару раз дёрнулось левое веко.
  - Только заболеть не хватало, - проворчал глава Совета, поскрёб голову, а потом зажмурился и прислушался к себе.
  Здоров. И на удивление выспался, хотя день вчера был не простой и лёг Миганаш за полночь. Думал, что всю ночь глаз не сомкнёт, переживая за дочку, а вот смотри ж, уснул как убитый.
  Старейшина откинул стёганное одеяло, спустил ноги на пол и нашарил тёплые меховые тапочки. Потягиваясь и зевая, добрёл до умывальни и растерянно уставился на пустой кувшин.
  - Что за дела?
  Миганаш привык, что, во сколько бы не поднялся, его дожидалась горячая вода для умывания.
  - Пат! Где тебя леший водит? А ну, быстро сюда!
  Но вместо мальчишки-слуги в ванную комнату ворвалась Тель. Глава Совета аж позеленел от негодования.
  - В чём дело?! - проревел он, непроизвольно ища глазами место, где можно укрыться: стоять перед гордой эльфийкой в одной длинной ночной рубашке было унизительно.
  - Наготой меня трудно поразить, Миганаш, - сухо заявила Тель и подошла к старейшине вплотную. - И вместо того, чтобы орать, будто прищемивший хвост кот, подумай головой! Пришла бы я к тебе с утра пораньше без веской причины?
  - Гедерика! - ахнул Миганаш и побледнел, как полотно. - Она узнала?
  - Она сбежала!
  - Что?! - Глаза старейшины округлились и, казалось, вот-вот вылезут из орбит. - Моя девочка? Нет! - Он замотал головой и стиснул зубы, не в силах поверить словам эльфийки. -= Геда не так воспитана. Она бы никогда...
  В дверях ванной комнаты появился темноволосый подросток с помятым, заспанным лицом:
  - Господин Терригорн, простите, я...
  - Вон! - проревел Миганаш, сотрясая в воздухе кулаками.
  Тель неодобрительно выгнула бровь:
  - Не кричи на ребёнка! Или ты хочешь, чтобы все вокруг задавались вопросом, почему глава Совета буйствует с утра, как взбесившийся бык?
  Эльфийка обернулась к мальчишке, которого удерживала на месте заклинанием, и пристально посмотрела в широко распахнутые, испуганные глаза:
  - Всё в порядке, Пат. Отправляйся на кухню и принеси господину Терригорну чая.
  Слуга кивнул и, бросив: "Будет исполнено, сударь", отправился восвояси, а Тель вновь повернулась к Миганашу и с нажимом произнесла:
  - Постарайся взять себя в руки. Сейчас речь идёт не только о будущем Гедерики. Грядёт война, и мы должны сделать всё возможное и невозможное, чтобы не допустить её начала. Мы не готовы!
  - Знаю.
  Глава Совета обошёл эльфийку, вернулся в спальню и, подойдя к кровати, сдёрнул со спинки аккуратно развешенный халат. Накинул его на плечи, подвязал тонким парчовым поясом и грузно опустился в кресло.
  - Как она могла, Тель? Ведь церемония свершилась. Она жена Дигнара! Я бы понял, если б она удрала до свадьбы, но сейчас?.. Почему? Она же прекрасно понимала, что поставлено на карту! - Внезапно Миганаш вскинул голову и взволнованно посмотрел на эльфийку: - Чего мы ждём? Нужно послать на её поиски! Немедленно! Да что там - я поеду сам!
  - Может, сначала выслушаешь всё до конца? - хладнокровно поинтересовалась Тель и опустилась в соседнее кресло. - Понимаю, побег Гедерики стал для тебя ударом. И всё-таки постарайся успокоиться и включи, наконец, мозги! Геде пятнадцать, и магии её обучали крайне осторожно, по вполне понятным причинам...
  Лицо старейшины исказилось от гнева:
  - Кто? Кто посмел?
  - Фантош.
  Миганаш замер с открытым ртом и покраснел так, что Тель испугалась, как бы его удар не хватил. Вцепившись в руку старейшины, она сжала пальцы, намеренно причиняя боль, и заговорила, быстро и категорично:
  - Не знаю, когда и как они сговорились, но ушли вместе - это факт. Фантош ухитрился усыпить всех в доме, и они беспрепятственно покинули Бершан.
  - Он её заставил... - прохрипел старейшина.
  - Не говори ерунды! Ты же прекрасно знаешь, что воздействовать на сознание Гедерики опасно. Если бы фантош попытался околдовать её, боюсь, наши трупы лежали бы сейчас, погребённые под руинами дома Совета. - Тель разжала пальцы и откинулась на спинку кресла. - Она ушла добровольно, Миганаш, тебе придётся признать это и смириться. Давай лучше подумаем о последствиях. Дигнар уже проснулся и, скорее всего, обнаружил пропажу своей игрушки. Скоро он прибежит требовать объяснений.
  - Она его любовница?
  Тель непонимающе уставилась на старейшину, и он с явной неохотой уточнил:
  - Геда спит с фантошем?
  - С ума сошёл?
  - Тогда почему она ушла с ним?
  - Возможно, они оба ненавидят Дигнара. - Эльфийка сплела пальцы на животе и, с трудом подавив желание привести старейшину в чувства магией или хорошей затрещиной, спокойно продолжила: - Не о том ты думаешь, Терригорн.
  - Моя дочь и фантош...
  - Ты сам виноват! - взорвалась Тель. - Ей всего пятнадцать! Что она в жизни видела? Теплолюбивое комнатное растение! А ты? Взрослый мудрый дядька, а повёл себя, как эгоистичный идиот! И Морика хороша! Сколько раз я твердила, что девочке внимание нужно, а вы? Состряпали договор и так устыдились содеянного, что полгода дочь игнорировали! Стыдно было в глаза смотреть? Так нужно было поговорить с ней по-человечески, может, и самим полегчало бы, и Геда сейчас дома была! А теперь нужно расхлёбывать то, что натворили.
  - Я пошлю людей...
  - Это война, старейшина! Ты осознаёшь это или нет?!
  - А что я могу? - прорычал Миганаш и яростно сверкнул глазами. - Война, значит, война! Рано или поздно...
  - Положить тысячи жизней вместо того, чтобы пораскинуть мозгами?
  - Предложи другой вариант, если такая умная!
  Тель раздражённо фыркнула:
  - Грубость тебе не к лицу, старейшина.
  - Прости, - смутился Миганаша и отвёл взгляд. - Я не могу думать ни о чём, кроме...
  - Ладно, я поняла. Но тебе придётся набраться терпения. Гедерикой займёмся позже. Сначала выпроводим Дигнара в Тират. И, желательно, без развязывания массовой бойни.
  - Легко сказать, - проворчал Миганаш.
  - Мы могли бы... - начала Тель и замолчала: в спальню вплыл Пат с подносом в руках.
  Терригорн поднялся, перехватил у слуги поднос и взглядом указал на дверь.
  - Спасибо, Пат.
  Мальчишка с любопытством покосился на эльфийку, коротко поклонился и взялся за дверную ручку.
  - Постой!
  Пат тотчас обернулся и вместе со старейшиной, который продолжал держать поднос в руках, уставился на Тель.
  - Будь любезен, срочно разыщи Алемику и передай, что господин Терригорн ожидает её в своём кабинете. Иди!
  Пат юркнул за дверь, а Миганаш ухнул поднос на столик, так, что чайник, сахарница и чашка подпрыгнули и протестующее зазвенели.
  - Это авантюра!
  - Дошло? - удовлетворённо и абсолютно спокойно улыбнулась эльфийка. - Рада, что ты начал думать.
  - Он раскусит нас раз-два!
  - Нет, если мы хорошенько постараемся. - Тель вздохнула и, помрачнев, добавила: - У меня есть в запасе пара запретных фокусов, но мне понадобится помощь - твоя и Морики.
  - А как же фантош?
  - А нам какое дело? - передёрнула плечами Тель. - Если он не поделил что-то со своим хамиром и удрал - мы-то здесь при чём?
  - Логично. - Старейшина задумчиво потянулся к чашке, сделал глоток и поставил её на место. - А ты уверена, что сможешь поддерживать заклинание до возвращения Геды?
  - Да. Более того, Алемика будет уверена, что именно она и есть Гедерика.
  - Но это же...
  - Запретная магия, я же говорила. Чем ты слушал, Миганаш?
  - Но последствия...
  - Последствия? - искренне возмутилась эльфийка. - Ты уже пожертвовал дочерью! Одна девочка или две, выбирать уже не приходится. И легче не станет! - Тель поднялась и нетерпеливо тряхнула светлыми волосами.- Пошли! Время поджимает, а заклинание наложить быстро не получится - полчаса минимум. И Морике ещё объяснять всё придётся.
  Миганаш удручённо кивнул и последовал за эльфийкой, лихорадочно размышляя, есть ли другой способ предотвратить начало войны. Но, как назло, других вариантов он не видел. "Ещё одна жизнь на моей совести, - с тоской подумал Терригорн. - Невыносимо..."
  
  - Невыносимо! - прошипел Дигнар, словно загнанный в ловушку зверь, мечась по спальне: халат распахнут, короткие волосы стоят дыбом, в глазах лютая ненависть и нетерпение. Никогда ещё наследник сатрапа не чувствовал себя настолько взбешённым и скованным по рукам и ногам.
  Когда он проснулся, довольным и отдохнувшим, первой мыслью было: "Скоро домой!" Сердце ликовало: ещё бы, договор подписан, свадьба сыграна и можно возвращаться в Тират победителем. И получить, наконец, из рук отца купчую на Оникса. "Мальчишка, конечно, с изъяном, но всё поправимо", - благодушно думал Дигнар, покидая постель и направляясь в ванную комнату. Сегодня проступки эльфёнка уже не казались такими вызывающе значительными. "В конце концов, действовал он из лучших побуждений, - сказал себе наследник, погружаясь в тёплую, ароматную воду. - Ну, не понравилась ему маленькая ликанская шлюшка, так я тоже от неё не в восторге! Нужно вернуть ему цацки и приласкать. Авось и вмешательство Кальсома не понадобится. Позволить малышу созерцать пару часов в неделю - и все дела!"
  Дигнар погрузился в воду с головой, вынырнул и тряхнул волосами, разбрызгивая тяжёлые прозрачные капли. Хотелось петь и смеяться, но вдруг нити связи натянулись, и его окатила волна ужаса и непонимания. Одним прыжком Дигнар выскочил из бассейна и нагишом ринулся в спальню.
  - Хамир, - прошелестел нестройный хор, и четверо фантошей склонили головы.
  "Четверо!" - вихрем пронеслось в голове наследника и, опустив взгляд, он поражённо уставился на своё запястье, где тускло поблёскивали четыре невзрачных серебряных браслета.
  - Оникс! - У Дигнара и мысли не возникло, что исчезнул кто-то другой. - Убью гадёныша!
  - Он не мог сам, - рассудительно заметил Лис, видимо, от нереальности произошедшего, забывший, что нужно молчать. - Браслет создан на магии крови, и чтобы его снять, нужен сильный маг и новая кровь.
   Наследник замер, раздумывая над словами фантоша. Выходило, что эльфёнок его не предавал, что какой-то подлец нагло покусился на его собственность, а это Дигнар пережить мог. Пережить и отомстить! Оставалось найти гада, бросившего вызов самому наследнику сатрапа, и показать, как он страшен в гневе. "Главное, не пороть горячку. Выведать всё, и нанести превентивный удар. Я верну тебя, малыш!"
  - Лис! Разведай-ка, что происходит в доме! - приказал он и вернулся в ванную комнату, дабы закончить утренний туалет: через пару часов ему предстояло посетить прощальный завтрак, пропустить который он не имел права.
  Лис вернулся на удивление быстро.
  - Докладывай!
  - Пропала Ваша жена, хамир.
  Дигнар застыл, переваривая известие, и, хряснув кулаками по воде, заревел:
  - Сука! Решила обезопасить себя за мой счёт?! Не выйдет! На клочки порву! Собственную плоть жрать заставлю! - Он встал в полный рост и зверем взглянул на фантоша: - Эльфийка тоже удрала?
  - Она с господином Терригорном.
  - Оправдания готовят? Не выйдет! Война! - выпалил Дигнар и окаменел. - Кровь и пламя... Нарушение договора означает...
  Зарычав от бессильной злобы, он сжал кулаки и замолотил ими по гладкой чистой поверхности бассейна, словно именно вода была виновата в его неприятностях. "Проиграл! Отец не простит! Он заберёт Оникса! Меня засмеют! Какой позор! - Мысли метались, как обезумевшие кони, а кулаки снова и снова опускались на воду. - Проклятые ликанцы! Это они всё подстроили! Я жертва! Я подписал договор! Я вынес эту грёбаную церемонию! Я позволил жрице Солнца коснуться себя магией! И всё зря?" Дигнар знал, что все его оправдания для отца не будут иметь никакого значения - только результат. Нужно во что бы то ни стало разыскать Оникса и ликанскую ведьму и вернуть всё на круги своя. Только так можно спасти положение! А потом, когда всё закончится, он поквитается с разлюбезной жёнушкой. И мало ей не покажется!
  Дигнар прекратил колотить ни в чём не повинную воду, вылез из бассейна и сунул руки в рукава халата, заботливо поднесённого Змеем. Ярость, наконец, отступила, и наследник начал мыслить здраво. Первым делом необходимо было избежать обвинения в пособничестве побегу Гедерики. "Конечно, при желании, можно обвинить девчонку в похищении эльфёнка, но тогда придётся рассказывать ликанцам подробности связи между фантошем и хамиром, а этого я допустить не могу. Остаётся одно - скрыть исчезновение Оникса и представить всё так, будто ведьма удрала одна. Выразить сочувствие и понимание Миганашу, а потом изобразить горячее стремление вернуть запутавшуюся девочку в лоно семьи".
  Наследник прошёл в спальню, плюхнулся в кресло и взял в руки чашку с кофе. Дёрнув нить связи, он заставил Нырка опуститься на колени у своих ног, сдёрнул с его головы колпак и сурово взглянул в перепуганные янтарно-карие глаза.
  - Ну что, ершистый мой, увели у тебя Оникса из-под самого носа.
  - Хамир, я...
  - Проспал.
  - Все проспали, хамир, - подал голос Лис. - Ваша жена усыпила всех обитателей дома Совета.
  - Я тебя спрашивал?
  Лис схватился за горло и, хрипя, опустился на колени, а Дигнар поставил чашку на стол и навис над Нырком.
  - Как бы то ни было, магии чужой ты не почувствовал! А ведь именно тебя я отправил приглядывать за эльфом.
  - Простите, хамир, - едва шевеля белыми от страха губами, вымолвил Нырок и хотел поклониться, но Дигнар ухватился за русый "хвост" и рванул назад, заставив откинуть голову.
  Кадык юноши нервно дёрнулся, а янтарно-каре глаза предательские заблестели.
  - Только не обделайся, - желчно усмехнулся наследник и, выдержав паузу, немного смягчил тон. - Ладно, дам тебе шанс оправдаться.
  Нырок аж дыхание затаил: в глазах непомерное счастье и обещание, хоть луну с неба достать. "Почти такое же щенячье выражение, как у эльфёнка. Почти..." - подумал Дигнар и машинально потрепал фантоша по щеке, отчего тот разве что не заскулил от восторга.
  - В общем так. - Наследник оттолкнул Нырка и взял в руки чашку с кофе. - Найдёшь мне парнишку, субтильного, как Оникс. Внешность с помощью магии подгонишь, сам или остальных попросишь - без разницы. Но чтобы через час у меня в наличии было пятеро фантошей. Ясно?
  Нырок кивнул и, сорвавшись с места, ринулся к дверям.
  - Переоденься! - крикнул ему в спину Дигнар.
  Юноша что-то пробормотал и метнулся в угол спальни, к узкой, неприметной двери, ведущей в смежную комнату, а буквально через минуту вернулся в простых тёмных штанах, бело-серой рубашке и кожаном жилете с множеством блестящих, похожих на жемчужины, пуговиц.
  - У тебя час! - ровным голосом напомнил наследник, и Нырок со всех ног бросился прочь...
  Время текло невыносимо медленно. Минутная стрелка ползла еле-еле, заторможено перебираясь с одного деления на другое, будто задавшись целью измотать, извести, испытать на прочность терпение наследника великой сатрапии Тират. Вначале всё было просто: Дигнар позавтракал, выбрал наряд, что наденет к завтраку, и тот, в который облачится в дорогу. Потом сидел и смотрел, как фантоши ловко и быстро пакуют багаж. Хмурился, когда Лис упаковывал мечи Оникса. "И почему он с собой их не взял? Подарок хамира? А хамир-то у него теперь другой... Правильный мальчик, честный до мозга костей. Мой!" Мысль об утраченной игрушке, о вероломстве, казалось бы юной и невинной супруги, раскалённой лавой захлестнула сознание Дигнара. Захотелось рвать и метать, разбить, уничтожить, рычать от злости. И наследник заметался по спальне, бормоча, точно в горячечном бреду:
  - Никто не смеет противиться мне! Никто не смеет оскорблять меня безнаказанно! Глотки повырываю! Глаза повыкалываю! Даже слово "Ликана" вытравлю из голов! А ликанскую ведьму распну на воротах Исанты!
  Дигнар сжал кулаки и свирепо потряс ими над головой. Фантоши шарахнулись к стенам, уселись на корточки и застыли, словно слились с обстановкой. Ни единого движения, ни звука - лишь бы остаться невидимыми тенями, лишь бы хамир краем глаза не уловил их присутствия. В обычные дни хамир чаще всего добрый и щедрый, но уж если лютует - сломанные рёбра и выдранные волосы обеспечены. А сегодня, после неслыханной кражи, даже представить страшно на что он способен.
  Скрипнула и распахнулась дверь, и Нырок втащил в спальню худого медноволосого парня. Сидевшие у стен фантоши моментально оказались на ногах. Чёрными тенями скользнули за спину хамиру и встали в ряд, готовые выполнить любой приказ.
  Дигнар изучающее смотрел на гостя, а тот, хоть и опасливо, но вертел головой, жадно рассматривая богатое убранство комнаты. "Мечтает друзьям рассказать, в каких хоромах побывал, - понял наследник и мысленно ухмыльнулся. - Поздно, отмечтался!" А губы уже сами собой растянулись в предвкушающую улыбку: новая игрушка, пусть и куда менее забавная, чем украденный эльфёнок.
  - Как твоё имя?
  Медноволосый посмотрел на Нырка с немым вопросом: "Эй, козёл, что делать-то?", но не дождался отклика и, вздохнув, ответил:
  - Эстениш Загонор.
  Развозчик чувствовал себя неуютно, глупо и... обиженно. "Почему я не боюсь? - заторможено подумал он, разглядывая высокого полного мужчину с узкими, змеиными глазами. - Передо мной тиратец с фантошами. Враг, замышляющий недоброе. А я не боюсь. Почему?"
  - У меня к тебе деловое предложение, господин Загонор, - насмешливо, с толикой издёвки сказал змееглазый, и Эсти напрягся: "Ну, скажи, что это важно! Давай, говори же! Пусть моё невезение хоть раз принесёт пользу!"
  Но Дигнар, вместо того, чтобы продолжать разговор, замолчал. Его цепкий, ощупывающий взгляд вперился в лицо юноши, густые брови сомкнулись на переносице, а губы сжались в прямую полоску.
  - Что с его магией?
  Русоволосый точно отмер:
  - Дар слабый, почти никакой. Неприятностей от него не будет, хамир.
  "Ага! Как же! - злорадно подумал Эсти. - Много вы знаете! Да я бог, я король неприятностей!... Стоп! Хамир?" Эстениш развернулся и непонимающе вытаращился на русоволосого парня:
  - Ты фантош?
  - И ты с этой минуты тоже, - ехидно сообщил змееглазый.
  По спине Эстениша расползся липкий, вязкий холод. Повернуться к тиратцу не хватило смелости, поэтому вопрос он задал, продолжая пялиться на русоволосого:
  - Вы отдадите меня ордену?
  - Нет.
  - Но ведь именно орден...
  - Ты невероятно болтлив! - Дигнар хищно оскалился, шагнул к развозчику и, вцепившись в его взлохмаченные медные волосы, заставил смотреть себе в лицо: - Учить тебя и учить, а времени в обрез.
  Эстениш ойкнул, дёрнулся и зашипел от боли.
  - Вы не имеете права! Я свободный ликанец! Меня будут искать!
  - Флаг им в руки! - фыркнул тиратец, отпустил опешившего юношу и повернулся к нему спиной.
  Сгорая от ненависти, Эстениш рванулся вперёд и попытался ударить змееглазого наглеца, но чьи-то сильные руки перехватили его. Эсти не понял, как это произошло, но в следующий миг он уже лежал на полу, и ноздри противно щекотали длинные ворсинки ковра.
  - До завтрака меньше получаса, - прозвучал откуда-то сбоку голос змееглазого, в нём больше не было ни ёрничанья, ни насмешки - лишь сухой циничный расчёт. - Плевать, как и что вы сделаете, но чтобы через двадцать минут ни одна собака не могла отличить его от Оникса!
  Эстениша рванули вверх, но встать на ноги не позволили. Фантоши, словно стая голодных воронов, накинулись на него и потащили куда-то прочь. Перед глазами Эсти плыли круги, дыхание то и дело сбивалось, тело ныло от грубых прикосновений. "Они меня разорвут!" - в панике подумал юноша, но действительность оказалась ещё страшнее. Эсти швырнули на пол, содрали с него одежду и сотни, тысячи невидимых раскалённых иголок впились под кожу, обжигая, взрывая рассудок, кромсая нежные внутренности. Секунда - и Эстениш обезумел. Он катался по полу, орал и визжал, царапал лицо и грудь, точно пытаясь вырвать глаза и сердце. Боль была непереносимой, и, казалось, бесконечной.
  И вдруг пытка закончилась. Юноша растерянно замер, подспудно ожидая, что боль вернётся, а потом распластался на полу, как морская звезда, и измождено улыбнулся, ощущая себя самым счастливым существом на свете.
  - Эй! Ты как?
  Юноша неохотно разомкнул веки: рядом с ним на корточках сидел русоволосый парень с красивыми, янтарно-карими глазами. Он был чем-то взволнован. Ликанец хотел спросить, чем именно, но сухое горло отказалось издавать звуки. "Пить..." И тут же заботливые руки приподняли страдальца за плечи и поднесли к губам чашку с прохладной, вожделенно желанной водой.
  Осушив чашку в три глотка, юноша шумно выдохнул и улыбнулся безликой тени с тёмно-серым "хвостом".
  - Спасибо, Пепел.
  - Получилось... - нервно прошептал Нырок и вскочил на ноги. - Давайте его оденем!
  - Подожди!
  Ещё одна тень нависла над распростёртым на полу юношей. Всё та же чёрная кожа, но золотых цепочек больше, а "хвост", торчащий на макушке, пегий, словно выгоревшая на солнцепёке трава.
  - Оникс?
  "Странное имя, но оно мне подходит", - расслабленно подумал Эстениш и кивнул:
  - Да, Змей, это я, Оникс.
  - Ты что-нибудь помнишь, Оникс?
  - Я? - Эсти потёр лоб, потом почесал затылок и замер, когда запястья коснулось кончика острого уха. - Я эльф?
  - Да.
  - Странно. - Эстениш сел, осторожно коснулся пальцами ушей, затем подцепил длинную золотисто-каштановую прядь, поднёс её к глазам и повторил: - Странно.
  - Помоги ему одеться, Нырок! - бросил обладатель пегого хвоста, и три чёрные тени скользнули к окну.
  - Я тоже хочу знать, что со мной не так! - обиженно воскликнул развозчик.
  - Одевайся уже, хамир ждёт!
  На колени шлёпнулся ворох кожаной одежды, и Эсти тупо уставился на неё: такого он раньше не носил, это точно. На мгновение перед внутренним взором мелькнула умиротворяющая картинка - рассвет, тихая пустынная площадь, серая кобыла тащит порожнюю телегу - но болезненный тычок в спину развеял видение, и юноша вновь увидел перед собой небольшую комнату с пятью узкими кроватями.
  - Давай, Оникс, шевелись! Если нас накажут по твоей вине - пеняй на себя! Лично обеспечу тебе весёлую жизнь. Ясно?
  - Я сейчас, Нырок, - пробормотал Эстениш.
  Мысли в голове по-прежнему путались, но он всё же заставил себя встать и заняться этой удивительной одеждой с каким-то немыслимым количеством застёжек и потайных карманов.
  - А почему в карманах ничего нет? И куда подевались мои цепочки? - неожиданно для себя самого спросил Эсти.
  - Всё тебе вернут, если вести себя будешь правильно, - нетерпеливо ответил Нырок и, выхватив из рук развозчика куртку, стал помогать ему одеваться. - Тяп ляп получилось, - негромко проворчал он, но остальные фантоши услышали.
  - На более качественную проработку нет времени, - холодно заметил Лис. - Так или иначе, приказ выполнен.
  - А если он что-нибудь не то ляпнет?
  - Заткнём заклинанием немоты, и все дела, - заявил Пепел, и фантоши согласно закивали.
  Эстениш не разобрался, о чём они говорят. Да и вообще думать не хотелось. Юноша позволил себя одеть, вложил руку в протянутую ладонь Нырка и поплёлся за ним, решив, ни во что не вмешиваться, а просто плыть по течению. "Авось всё само утрясётся, - подумал он и вдруг понял, что это единственно правильное решение. - Видимо, я поступал так и раньше. Вот и хорошо". Эстениш почувствовал облегчение, словно жизнь его вернулась в привычное, спокойное русло, и улыбнулся напряженно смотрящему на него змееглазому:
  - Я готов, хамир.
  
  Утро выдалось на удивление тёплым, и окна столовой были распахнуты настежь, позволяя аромату цветущего сада витать над столом и смешиваться с запахами изысканных блюд, травяного чая и свежее молотого кофе. Сетраш Анраран и Грониш Зартар сидели рядом: свободные зелёно-белые мантии, распущенные волосы, подхваченные тонкими серебряными обручами, идеально прямые спины. На лицах терпеливое ожидание, в душах - тревога. С того момента, как нога наследника сатрапа переступила порог дома Совета, всё шло не так. Вроде бы правильно, согласно протоколу - а не так. Ощущения катастрофы, словно пропитало стены и обстановку дома Совета. Даже чистая, белоснежная скатерть, покрывающая сервированный к завтраку стол, точно подёрнута серой мутью беды. И лица у слуг мрачные и задумчивые, ни одной угодливой и приветливой улыбки, а ведь это лучшие из лучших, элита...
  Говорить не хотелось, даже о неординарном утреннем пробуждении, когда щекотало ноздри и покалывало горло. Ясно, что не обошлось без магии, но чьей? Можно было бы обвинить во всём Дигнара и его свиту, но старейшины не спешили с выводами. В конце концов, Миганаш Терригорн, один из сильнейших магов Ликаны, не поднял тревогу, а, значит, и старейшинам дёргаться ни к чему. Вот уедет треклятый тиратец и всё разъяснится. Обязательно!
  Единственное, что непонятно - почему все опаздывают к прощальному завтраку. Ну, с Дигнаром ясно: что ещё можно ожидать от невоспитанного, избалованного донельзя наследника сатрапии, но Миганаш... Глава Совета отличался прямо-таки маниакальной пунктуальностью, а сегодня опаздывал уже на двадцать минут.
  Сетраш и Грониш переглянулись и вновь уставились на двери. В праздничной столовой, выбранной Миганашем для исторического завтрака, их было три пары, бело-золотые с голубоватыми перламутровыми ручками. Одни вели в жилое крыло, вторые - в коридор, следуя по которому можно было попасть в святая святых - зал Заседаний и библиотеку, а третьи - в гостевое крыло, оккупированное нынче тиратцами и фантошами. Надо сказать, что нежеланные гости вели себя на редкость тихо. Конечно, на церемонии бракосочетания и на балу они пили и веселились наравне с ликанцами, но стоило им вернуться в гостевое крыло, как десятки покоев мгновенно превращались в маленькие неприступные крепости, точно тиратцы держали оборону не только против ненавистных ликанцев, но и против друг друга. Они почти не покидали своих комнат и, при этом, не пользовались услугами работников дома Совета, предпочитая обходиться фантошами. И чёрные тени, время от времени, скользящие по коридорам дома, до дрожи пугали ликанцев, словно бойцовые псы, оказавшиеся вдруг без намордников, поводков и хозяев. И хотя фантоши никого не трогали, даже заговаривать с местными не пытались, отношение к ним не менялось.
  Но, слава Солнцу, сегодня кошмар закончится. Ещё пара часов, и Бершан вздохнёт свободно. Вздохнёт, и будет решать, как жить дальше. Скорее бы! Сколько проблем накопилось, сколько вопросов...
  Двери со стороны гостевых и жилых покоев распахнулись одновременно. Грониш и Сетраш подпрыгнули от неожиданности и поднялись, чтобы приветствовать входящих. Дигнар сменил цвета Ликаны, в которых щеголял весь вчерашний вечер, на тиратские - чёрно-красно-золотые. Его утренний наряд был вызывающе роскошен, а от драгоценных камней - рубинов, сапфиров и бриллиантов - слепило глаза, так что четверо фантошей за его спиной казались скромными тёмными ёлочками, украшенными обрывками золотой мишуры, а пятый, в кожаном костюме, лишённом каких-либо украшений, и вовсе походил на невзрачное смоляное пятно. Лишь длинный, чуть волнистый золотисто-каштановый "хвост" несколько смягчал удручающее впечатление.
  Миганаш и Морика Терригорн выглядели на фоне тиратца ослепительно просто: зелёно-белые наряды, умиротворённые лица, точно проделав огромную, трудоёмкую работу, глава Совета и его супруга наконец достигли нужного результата и успокоились. Эльфийка рядом с ними смотрелась неприступной гранитной скалой - холодное бесстрастное лицо, идеально уложенные волосы, белое, словно сотканное морозом платье. Рука Тель сжимала ладошку воспитанницы, которая сегодня выглядела потерявшимся щенком: растерянный, не верящий взгляд карих глаз, точно кричащий: "Это происходит со мной? Быть того не может! Ущипните меня!"
  Дигнар и Миганаш остановились друг напротив друга, как приготовившиеся к схватке воины, что ещё не вытащили мечи, но пользуются последней возможностью изучить и оценить состояние противника. Затянувшееся молчание, настороженные взгляды.
  - Всем доброго утра, - не выдержал Грониш.
  Он постарался вложить в голос максимум вежливости и доброжелательности, и усилия оправдались: Дигнар и Миганаш расцепили взгляды, и на их губах заиграли церемонные улыбки.
  - Приветствую тебя, зять, - миролюбиво произнёс Терригорн.
  - Приветствую Вас, тесть, - с той же интонацией ответствовал Дигнар, коротко поклонился Морике и плотоядно оглядел Гедерику. - Счастлив видеть, что ты в добром здравии, драгоценная.
  Фраза прозвучала как-то двусмысленно, и Грониш с Сетрашем, в который раз за это злополучное утро, переглянулись. "Что это значит?" - одновременно подумали они, но высказать вопрос вслух не осмелились. Правда, старейшины немного расслабились, когда Гедерика ответила мужу что-то нейтральное и присела в глубоком реверансе, но следующая фраза Морики повергла их в недоумение.
  - Как хорошо, что и Вы в бодром настроении и при полной охране, - с милой улыбкой произнесла она и обвела фантошей пристальным взглядом. - Все пятеро, черны, как на подбор.
  А дальше старейшины впали в транс, потому что напыщенный и надменный тиратец откинул голову и расхохотался, звонко и весело, как мальчишка.
  - Один-один! - воскликнул он и без приглашения направился к столу.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"