Кохинор: другие произведения.

Фантош. Глава 13.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 13.
  
  - Добрый день, - вежливо произнёс гном, словно они стояли не в глухой чаще Бершанского леса, а посреди дворцового зала, и слегка приподнял высокую широкополую шляпу, утыканную крохотными серебряными гвоздиками.
  Оникс не ответил: день для него добрым не был, да и наговорил он покойному Терригорну немало лишнего. И федералы этого лишнего наслушались сполна, так что, лукавить и изворачиваться не имело смысла. А сказать - нечего. Вот и стоял фантош столбом, исподлобья рассматривая нежданных спасителей.
  Парочка оказалась весьма примечательная. Невысокий коренастый гном с тёмно-жёлтыми волосами, безупречно ровными прядями лежащими на плечах; с короткой окладистой бородкой, обрамляющей простодушное лицо с крупными чертами и небольшими треугольными глазами насыщенного сиреневого оттенка. Наряд гнома тоже был весьма примечательным: приталены тёмно-коричневый камзол, расшитый галуном в форме всё тех же серебряных гвоздиков и подпоясанный узким поясом с пряжкой в форме скрещенных молотов. Узкие брюки - заправлены в сапоги, но необычные кожаные, в которых удобно разгуливать по лесу, а в щеголеватые, на высоком толстом каблуке, да ещё и переливающиеся таинственным лунным светом. Эльф на фоне разряженного гнома смотрелся бродягой: потёртый густо-зелёный плащ, из-под которого проглядывала серая рубашка, простые тёмные штаны и добротные, но поношенные сапоги. Через плечо перекинут лук, из светлого дерева без единого украшения, так что и не поймёшь, к какому роду эльф принадлежит. Вообще-то Оникс плохо помнил родовые фамилии родичей, слишком мал был, когда покинул пределы Федерации и оказался в Геббинате, но родовые метки на одежде и оружии эльфов считал обязательными. "Значит, либо изгнанник, либо разведчик. - Оникс взглянул на острые кончики ушей, выглядывающие из-под пшеничных прядей, и поджал губы: - Разведчик. Значит, из военных. Теперь жди сюрпризов".
  Впрочем, в нынешнем состоянии, до сюрпризов дело могло и не дойти. Одна атака, и фантошу конец, даже щит толковый выстроить не получится - сил нет. И Оникс решил, что, как и в случае с бывшим жрецом, лучший вариант - тянуть время. Вскинул голову и посмотрел в глаза эльфа, потому что был уверен - несмотря на роскошный наряд, гном в тандеме не главный.
  Эльф был молод, и не так давно прошёл обряд посвящения: на высоком лбу едва уловимыми росчерками виднелись следы ритуальной вязи. Лицо открытое, с тонкими правильными чертами; голубые глаза цепкие, внимательные, анализирующие. Взгляд прямой и твёрдый, сразу же отбивает охоту к спорам. Губы чуть сжаты, выдавая раздражение хозяина. "Интересно, он бесится, потому что я фантош, или его напарник раздражает? - Оникс покосился на гнома. - Меня бы точно раздражал. Фигляр какой-то!"
  Между тем, пауза не просто затягивалась, а становилась невыносимой. Но фантош упрямо молчал, предпочитая смотреть, а не задавать вопросы.
  - Добрый день, молодой человек, - вновь повторил гном, но шляпу приподнимать не стал.
  Нахмурился недовольно, поняв, что ответа не дождётся, и обиженно осведомился:
  - Язык что ли проглотил? Или демонстративно хамишь?
  Оникс дёрнул плечом: мол, понимай, как знаешь, и, продолжая смотреть в лицо эльфа, осторожно потянулся к нити связи.
  - Она без сознания, - неожиданно произнёс ушастый федерал и шагнул к фантошу.
  Оникс машинально отпрыгнул и сжал кулаки:
  - Не подходи!
  - Ага, значит, заговорил, наконец, - ухмыльнулся эльф, и вдруг улыбнулся, тепло и дружелюбно. - Что ж, прогресс на лицо, и это радует. Может, познакомимся? Меня Йоль зовут, а тебя?
  "Как с маленьким! - возмущённо подумал Оникс. - Он что, как Дигнар считает, что я юное трепетное создание? Бред какой-то!"
  Йоль, похоже, тоже понял, что избрал не верную тактику, и следующую фразу произнёс сухо и твёрдо:
  - Если хочешь, чтобы мы помогли девчонке - назовись!
  "Ответить или нет? - отчаянно подумал фантош. - Правила ордена уже не первый раз летят в бездну. Но разве дело в них? Представиться родичу кличкой - унизительно! Оникс. Как будто я домашнее животное. Ни за что!" Оникс побледнел, и в травянисто-зелёных глазах загорелся вызов.
  - Если интересует моё имя - спроси у хамира!
  - Эта девочка - хамир? - подал голос гном и ошалело посмотрел на напарника. - Что происходит, Йоль? Почему нам не сказали?
  - Заткнись, Най-лин! - зашипело на него эльф, а Оникс напрягся ещё больше.
  Он и раньше не верил в совпадения, и чудесное спасение от руки родича-федерала воспринимал как ловушку, очередную и невесть кем расставленную, а уж после слов щеголеватого гнома лишний раз убедился, что врождённая интуиция у него выше всяких похвал. Оставалось выяснить, кто за всем этим стоит, хотя имя в голову фантоша крутилось одно.
  - Вас послал Каломуш?
  Федералы бросили пялиться друг на друга и дружно повернулись к Ониксу. Но если эльф лишь мрачно сдвинул брови, переваривая слова фантоша, гном вновь проявил несдержанность.
  - Секретарь совета Ликаны? С какой стати? - изумлённо воскликнул он, и его напарник закатил глаза от досады.
  - Зачем ты вообще с ним разговариваешь, Най? Переговоры никогда не были твоей сильной стороной!
  - Да и у тебя, Йоль, не слишком хорошо получается, как я погляжу, - парировал гном, и оба федерала хмуро уставились на фантоша.
  - Что вам надо? - теряя терпение, прошипел Оникс и дёрнул за нить связи.
  Он знал, что это бессмысленно. Гедерика была без сознания, да и если бы не была, как хамир она ничем не могла ему помочь, потому что не знала, какова на деле их связь. А ведь одно её слово, и Оникс смог бы сражаться. С эльфами, гномами, людьми - без разницы. И пусть потом, выжатый как лимон, он сломанной куклой упал бы к ногам хамира, но одолел бы врага. Обязательно одолел бы! А вот действовать по собственной инициативе, превозмогая себя... не хотелось.
  Оникс шумно выдохнул и покосился в сторону Гедерики. За тушей Белоснежки девушку не было видно. Лишь ноги, в серых чулках и коричневых полусапожках. У фантоша мелькнула мысль, что дочери главы совета Ликаны не пристало валяться на земле с задранной юбкой, но он тут же прогнал её, как неуместную и сосредоточился на противнике. "Может, всё-таки ударить? - с сомнением подумал он. - А потом валяться, как ликанка, и не знать, что происходит? Ну уж нет!"
  Фантош нахмурился и повторил свой вопрос:
  - Так что вам надо?
  Йоль махнул рукой напарнику, который уже открыл рот, чтобы ответить, и спокойно произнёс:
  - Что ж, отпираться и делать вид, что мы проходили мимо, думаю, бессмысленно, поэтому скажу, как есть: мы пришли, чтобы сопроводить вас в земли моих предков.
  - Спасибо, но нет! - категорично отрезал фантош. - Мы доберёмся сами!
  Йоль картинно вздохнул, всем своим видом показывая, что прилагает немыслимые усилия дабы чинно беседовать с нерадивым юнцом, и отеческим голосом продолжил:
  - Отрицать, что вам нужна помощь, неразумно. Посмотри на себя, ты же еле на ногах держишься, а твоей спутнице и вовсе без целителя не подняться. И чем дольше ты тянешь время, тем вероятнее, что Гедерика Терригорн умрёт. Я чувствую, как её дыхание слабеет, и...
  Оникс не дослушал. Наплевав на опасность, он развернулся и заковылял к хамиру. Врёт эльф или говорит правду, фантош не знал. Связь висела между ним и ликанкой тусклой полумёртвой нитью, а уловить дыхание с расстояния в тридцать шагов он не мог. "Нужно было давно проверить, как девчонка, - угрюмо думал Оникс, упрямо переставляя ватные ноги. - Если она действительно при смерти, то и мне терять нечего".
  - Нервный он какой-то, - громко пробурчал гном. - Я всегда считал, что фантоши хладнокровные, как жабы, а этот...
  Йоль пожал плечами и пошёл следом за родичем.
  - Ну да, ну да, сначала девчонка. - Гном в два шага нагнал напарника и зашагал рядом. - Чувствую, влипли мы, Йоль. Хорошенькое задание: проводить ребятишек в Федерацию. А на деле - фантош с хамиром. Она же им командовать может!
  - Мы знали, что он беглый фантош.
  - Вот именно - беглый. Сам по себе! А теперь представь: что если мы девчонке не понравимся?
  - Она ликанка.
  - Она подросток. Капризы, нежелание слушаться старших и всё такое. А мальчишка по ней явно сохнет. Ты только ляпнул, что она умирает, и он к нам спиной повернулся. Совсем страх потерял!
  - Просто он подсознательно чувствует, что мы не собираемся нападать.
  - А если нападёт он?
  - Вырубим.
  - Как у тебя всё легко получается, - возмутился гном. - Он же фантош!
  - Это ты, по-моему, всё усложняешь. - Эльф остановился и с недовольством взглянул на напарника. - Я не узнаю тебя, Най. Куда подевалась твоя хвалёная выдержка?
  - Задёргаешься здесь. Я разведчик, а не нянька!
  - Так сказал бы об этом раньше.
  - И что бы изменилось? В Бершане только мы с тобой были.
  - Тогда тем более не ворчи, раз всё уже решено.
  Эльф поправил лук на плече и посмотрел на фантоша. Юноша стоял над дочерью главы совета и нервно теребил полу тёмно-коричневой куртки. Выглядел он неважно: бледный, с чёрными кругами под глазами, словно не спал много-много ночей. Золотисто-каштановая коса растрёпана. На лице красные полосы, оставленные "червями". Одежда заляпала склизкой вонючей жижей и усеяна рваными дырами, точно её трепала стая острозубых грызунов.
  Почувствовав на себе взгляд, Оникс обернулся, раздражённо взглянул на федералов, а потом склонился над Гедерикой, подхватил её под руки и оттащил от окровавленной туши Белоснежки. Девушка и в самом деле была чуть жива. Дышала тяжело, прерывисто. Сухие, посиневшие губы то и дело приоткрывались, стремясь не упустить новый вздох, а из-под плотно сомкнутых ресниц раз за разом стекали хрупкие бисеринки слёз. "Может и к лучшему, что она без сознания, - мысленно вздохнул фантош. - У нее, наверное, всё тело болит". Он бережно уложил девушку на землю, стянул с плеч куртку и, скатав, пристроил под голову вместо подушки. Затем одёрнул шерстяную юбку, прикрыв стройные изящные ножки Гедерики, и уселся рядом. Федералы о чём-то спорили неподалёку, но Оникс запретил себе прислушиваться. "Главное сейчас - хамир! Если она выживет - с остальным я как-нибудь разберусь".
  Фантош внимательно осмотрел ликанку, лёгким, невесомым движением провёл подушечками пальцев по воспалённым красным полоскам, уродующим нежную девичью кожу, и прикрыл глаза. Сил по-прежнему было катастрофически мало, но подпускать федералов к хамиру Оникс не собирался.
  Медленно, по капле, он перекачивал свою жизненную силу в Гедерику, стараясь не перешагнуть черту, за которой ждёт небытиё. Пальцы фантоша с трепетом ласкали тусклую нить связи, а мысли тянулись к хамиру, сами собой слагаясь в заученные годами слова: "Я рядом. Я отдам всего себя ради Вашего спасения, ибо Ваша жизнь бесценна". Постепенно нить оживала, приобретая ровный серебристый оттенок, и Оникс улыбнулся. Тело его слабело, но душа ликовала. Он всё сделал правильно. "Как бы ни сложилось со мной - хамир будет жить! - пело внутри. - Я выполнил свой долг!"
  - Что он творит? - внезапно воскликнул гном и ткнул пальцем за спину напарника.
  Йоль оборвал гневную отповедь на полуслове, обернулся и открыл рот: эльфёнок, с улыбкой на устах, отдавал свою жизнь ликанской девчонке.
  - Его надо остановить! - завопил гном и рванулся к фантошу, на ходу замахиваясь могучим кулаком.
  Йоль и моргнуть не успел, как "умирающий" оказался на ногах. Смазанным, едва уловимым для глаза движением скользнул к Наю и заломил ему руку за спину. Тонкие пальцы сдавили шею гнома, и Йоль с ужасом осознал, что вот-вот лишится напарника.
  - Стой! - выпалил он, метнулся к фантошу и врезался в него всем телом.
  Но, вопреки ожиданиям, эльфёнок пальцев не разжал. Охнул, почувствовав удар, и полетел на траву, увлекая Ная за собой. Йоль приземлился сверху и тотчас вцепился в руку мальчишки, силясь ослабить хватку. Гном хрипел и зеленел на глазах, и это придавало эльфу сил. Добавив немного магии, ему всё же удалость отцепить фантоша от напарника, и тот откатился в сторону, кашляя и растирая горло. Йоль же уселся верхом на эльфёнка, прижал его руки к земле и заглянул в перекошенное яростью лицо.
  - Хватит! Остынь! Он не хотел тебе навредить.
  - Пусти! - сквозь зубы прошипел фантош и попытался скинуть с себя родича, но замер, услышав знакомый голос:
  "Оникс".
  Забыв о федерале, фантош вытянул шею и взглянул на Гедерику:
  - Я здесь, хамир.
  Но девушка не пошевелилась. Да и в сознании вновь стало пусто и одиноко. Выругавшись, Оникс опустил голову на траву и посмотрел на родича:
  - Отпусти.
  - Если пообещаешь не драться.
  - Он меня спровоцировал.
  - Согласен, - серьёзно кивнул Йоль. - Но больше не будет.
  - В таком случае, инцидент исчерпан.
  Эльф кивнул и поднялся на ноги:
  - Может, скажешь, наконец, своё имя?
  - Не вижу смысла, - холодно ответил фантош и сел. - Вы же не думаете, что мы действительно будем путешествовать вместе?
  - А это решать не тебе! - поднимаясь с колен, мстительно заявил гном. - Вот очнётся хозяйка и скажет, любы мы ей или нет.
  - Най!
  - Что, Йоль? Так и будем перед ним прыгать? Да кто он такой... - Гном оборвал фразу, махнул рукой и зашагал к мёртвому жрецу.
  Оникс опустил голову и скрипнул зубами: бородатый гад был решительно и бесповоротно прав. "А ты, ушастый, похоже совсем распоясался. Дигнара с Кальсомом на тебя нет. Они бы тебе быстро мозги вправили!" Стараясь не встречаться с родичем, фантош встал, отряхнулся и подошёл к Гедерике. Девушка спала, хмуря тонкие чёрные брови, словно что-то напряжённо обдумывала во сне. Выглядела она значительно лучше: красные полосы на коже поблекли, став почти белыми, на щеках проступил здоровый румянец. Если бы не испорченная, грязная от слизи и земли одежда, можно было подумать, что она просто устала и прилегла отдохнуть.
  Фантош опустился на корточки и осторожно потряс её за плечо:
  - Геда.
  Ни на голос, ни на прикосновение девушка не отреагировала, и, не придумав ничего лучшего, Оникс уселся на землю и приготовился ждать - сколько потребуется. "Всё равно ничего уже не изменить. Если погоню выслали - скоро она будет здесь". Фантош, не отрываясь, смотрел в лицо Гедерике и думал о том, что, несмотря на множество минусов нынешнего положения, ему совершенно не хочется возвращаться к Дигнару. "Это неправильно! Чем дальше я от наследника, тем призрачней становится моя месть. И ради чего тогда жить?"
  Фантош вздрогнул, когда рядом с ним присел Йоль, но не выказал недовольства: на федералов ему сейчас было наплевать - глубоко и основательно. Апатия и неопределённость тугим клубком оплели сознание Оникса, и взгляд травянисто-зелёных глаз стал пустым и отрешённым.
  - Давай поговорим, - тихо сказал Йоль, положив лук у своих ног.
  - О чём?
  - О тебе.
  - Нет.
  - Почему? Ты необычный фантош. Все они - человеческие маги, а ты - эльф...
  - Нет!
  Оцепенение, как ветром сдуло. Оникс подался вперёд, положил ладонь на плечо Гедерики и жадно всмотрелся ей в лицо. Больше всего на свете он желал, чтобы девушка немедленно открыла глаза и отвлекла внимание федерала на себя, позволив ему вновь занять привычное место тени.
  Йоль тоже взглянул на ликанскую магичку. Он не знал, о чём думает эльфёнок, но мысли их текли в одном направлении. "Хорошо бы она очнулась и всё объяснила. Уж если привязала к себе фантоша, должна знать, что с ним творится. Никогда не видел, чтобы эльф был настолько замкнут в себе. Уму не постижимо! Как он вообще в Геббинате выжил?"
  - Хочешь, я помогу ей проснуться? - предложил Йоль, но Оникс отрицательно покачал головой:
  - Она слаба. Организму необходимо время, чтобы восстановиться.
  - Но у нас его нет!
  - Знаю. - Оникс погладил плечо Гедерики и устало прикрыл глаза. - Значит, буду сражаться.
  Йоль поморщился и озабоченно провёл ладонью по лбу:
  - Ты ведь служил Дигнару, так? Ты должен как никто понимать: он поднимет весь Тират, чтобы вернуть тебя. Я знаю, фантоши и так стоят баснословных сумм, а раз ты достался самому наследнику, значит, твоя ценность во много раз выше обычной... Ты не сможешь сражаться со всей гвардией сатрапа!
  - И не придётся. - Оникс выпрямился, сложил руки на коленях и, закинув голову, мечтательно уставился на бледно-голубой небосвод. - Не будет никаких гвардейцев. И шума не будет. Хватит и остальных фантошей Дигнара.
  - Сколько их?
  - Четверо, - машинально ответил Оникс и вздрогнул: он вновь позволил себе расслабиться, а ведь рядом - враг. "Чёртова усталость! Эх, поспать бы часок, тогда и с фантошами воевать можно. А так - полная безнадёга!"
  Йоль тем временем обдумывал слова эльфёнка. Четверо, пусть и выдающихся бойцов-магов, дело не шуточное, но и не из ряда вон выходящее, однако, памятуя, как молниеносно мальчишка скрутил крепыша-Ная, и это притом, что сам еле на ногах держался, вступать в открытое противостояние с воспитанниками ордена Чистого Духа не хотелось. Дело было за малым - уговорить фантоша прекратить сидячую забастовку и, двигаясь тайными тропами, убраться подальше от Бершана. Для начала.
  Йоль украдкой оглянулся: напарник сидел возле мёртвого жреца и с интересом рассматривал шрамы на его лице. "Най, - позвал эльф, и гном поднял голову. - Приведи лошадей. И вороного фантоша отлови".
  "Думаешь, он поедет с нами?"
  "Сам не поедет, придётся заставить".
  Гном недоверчиво усмехнулся, выпрямился и зашагал прочь, попутно разметав белоснежным сапогом тлеющий костерок Терригорна. Йоль несколько мгновений смотрел в спину напарнику, а потом перевёл взгляд на эльфёнка. Юноша всё так же любовался небом. Но когда федерал присмотрелся внимательнее, то понял, что эльфёнок спит с открытыми глазами.
  Упустить такой шанс было бы непроходимой глупостью, и Йоль, сосредоточившись, потянулся к сознанию Гедерики, намереваясь её разбудить. И натолкнулся на сигнальный щит.
  - Проклятье, - выдохнул эльф и с уважением посмотрел на фантоша. Как бы то ни было, а телохранителем он оказался отменным.
  "И всё же, не в том ты состоянии, чтобы предусмотреть всё, мальчик", - усмехнулся про себя Йоль и аккуратно подправил и без того крепкий сон эльфёнка. Для надёжности.
  
  Тело нещадно ломило, дыхание рвало грудь, а в голове шумело так, словно от макушки ко лбу в бесконечной круговерти низвергался водопад. Гедерика застонала, попыталась открыть глаза и снова сомкнула веки, в надежде остановить вихрь золотистых звёздочек и пульсирующих пятен. "Что со мной произошло?" - тоскливо подумала она, и память услужливо подсказал ответ. Вот Белоснежка оседает на землю, вот она, Гедерика, спрыгивает с седла, но в последний момент подол шерстяной юбки цепляется за что-то и тянет за собой. Медленно, точно специально смакуя каждую деталь, видится девушке собственное падение, а потом - тьма. Абсолютная, беспросветная, мёртвая. Кажется, на краю сознания она слышала голос фантоша, но так ли это было на самом деле, поручиться сейчас не могла. "Что же случилось? Неужели на нас напали? Дигнар?" От мысли, что Оникс оказался прав, и она в руках мужа, Гедерике стало совсем плохо. Страх, липкий и нервирующий, закопошился в груди, норовя захлестнуть, опустошить, затопить рассудок.
  С трудом подавив нарастающий приступ паники, девушка заставила себя открыть глаза и сквозь золотистое марево вспыхнувших искр уставилась на небо. Чистое, без единого облачка, ночное небо с драгоценными россыпями звёзд.
  - Как Вы себя чувствуете? - прозвучало совсем рядом, и Геда на автомате повернулась.
  Лучше бы она этого не делала! Водопад в голове перерос в камнепад, а крохотные искорки перед глазами вымахали до размера обеденных тарелок.
  - Больно! - провыла девушка и яростно вцепилась в волосы, словно хотела их вырвать.
  - Вот, выпейте!
  Крепкая рука обняла Гедерику за плечи, помогла сесть, и в ноздри ударил насыщенный травяной аромат. Перед внутренним взором тут же возникло ласковое, улыбающееся лицо нянюшки, и девушка послушно глотнула настой. Горьковатый, с оттенком липового мёда и тонкой ноткой дикой мяты. Настой остановил "камнепад" и разогнал золотистое безумие. Дышать сразу стало легче, ломота отступила, и Геда с благодарностью взглянула на своего спасителя. Да так и застыла, не в силах вымолвить ни слова. Рядом с ней сидел гном. Молодой и важный, в дорогом костюме и высокой шляпе, которая удивительно ему шла. Немного простоватое лицо лучилось добротой и состраданием, что бесконечно растрогало юную ликанку.
  - Вам лучше? - низким баском поинтересовался федерал и улыбнулся ещё шире, когда девушка кивнула в ответ. - Тогда разрешите представиться, Най-лин Сатор из клана Дальнего Рудника.
  - Гедерика Терригорн, - с усилием выдавила из себя ликанка и, наконец, огляделась.
  Они сидели на берегу довольно широкого лесного ручья. Справа и слева тянулись заросли можжевельника, образуя полукруглую, уютную полянку. Почти у самой воды весело потрескивал костерок, над которым висел медный котелок с густой, булькающей похлёбкой. На другом берегу, плотной стеной красовался строй осин и берёз, ограждая путников от назойливого ночного ветра. "Тишь и благодать. Идиллия", - восторженно подумала Гедерика и вздрогнула:
  - А где Оникс?
  - Кто? - растерялся гном. - Ах, да. Вы о своём коне. Видите ли, Гедерика... Ничего, если я буду называть Вас по имени?
  - Причём здесь конь? - Девушка нетерпеливо взмахнула рукой и, не усидев на месте, вскочила. - Оникс - мой... друг!
  Слово подобралось не сразу, но когда Геда произнесла его, то почувствовала облегчение, словно они и в правду стали, наконец, друзьями.
  - Разве это имя... - поджав губу, пробормотал Най.
  - Так где он?
  - Там. - Гном указал себе за спину. - Йоль завернул его в свой плащ, чтобы не замёрз.
  Гедерика метнулась к кустам и едва не споткнулась о спящего фантоша. В темноте его почти не было видно - смутный силуэт на тёмной весенней земле. Присев на корточки, девушка вгляделась в спокойное, умиротворённое лицо эльфа и, не удержавшись, осторожно погладила его по щеке. "каким бы вредным порой ты ни был, я не хочу тебя терять, - с нежностью подумала она, не замечая, как губы сами собой растягиваются в счастливой улыбке. - Ты чудо, Оникс".
  Словно услышав её мысли, фантош шевельнулся, приподнялся на локте, и Геда расстроено вздохнула: будить своего спутника она не хотела.
  - Поспи ещё немного, - тихо сказала она, и чуть не ахнула, когда Оникс безропотно растянулся на траве.
  "Вот это да! - Гедерика дотронулась до серебряного браслета и отдёрнула руку, словно обжегшись. - А ведь он прав: нужно следить за словами". Девушка поправила сползший с плеча фантоша плащ, выпрямилась и вернулась к гному. Об опасности она не думала. "Раз Оникс спит в его присутствии, значит, ему можно доверять". Геда уселась на подстилку, поджала ноги и обхватила их руками. В голове роились тысячи вопросов, но задавать их девушка не спешила, решив, что дождётся пробуждения Оникса.
  Геда чувствовала на себе изучающий взгляд гнома, и это смущало - чуть-чуть. Хотя девушка всю свою жизнь провела в самом большом городе Ликаны, общение её сводилось к посиделкам с подружками, конным прогулкам, пикникам и нечастым беседам со старейшинами. Ну, и, конечно, Каломуш. Пожалуй, он был единственным молодым мужчиной, с которым Гедерика имела тесный контакт. Но маг скорее был старшим братом, чем посторонним, во всяком случае, Геда воспринимала его именно так. Но последние дни перевернули жизнь Геды с ног на голову. Явился Дигнар, с ним Оникс, и девушку закружил-завертел водоворот эмоций. "Как же я изменилась, - рассматривая охваченные пламенем поленья, думала она. - Рядом - незнакомец, более того, чужеземец, а я чувствую себя вполне комфортно. Чудно, но мне нравится. Неужели, это всё потому, что мне не хватало приключений? - Гедерика тихонько хмыкнула, провела пальцами по одной из многочисленных мелких дырочек, покрывающих юбку и куртку, и нахмурилась: - А это ещё откуда?" Она повернулась к гному, желая узнать, почему её одежда загублена, и второй раз за вечер изумлённо застыла: рядом с Наем сидел светловолосый эльф.
  Он был старше Оникса, шире в плечах и с чуть более резкими чертами лица, но тоже очень и очень красив. Но по-другому. "Более мужественный, - определила для себя Гедерика и нервно сглотнула. - И опасный". Девушка с тревогой оглядела непритязательный наряд эльфа, остановила взгляд на луке, лежащий у него на коленях, и мысленно приказала себе не паниковать раньше времени.
  - Я такой страшный? - насмешливо поинтересовался федерал и подмигнул Гедерике.
  - Откуда Вы... - Геда осеклась и почувствовала, что неумолимо краснеет. "Вот идиотка! Я же таращусь на него, как ребёнок на фокусника!"
  - Меня зовут Йоль.
  Эльф слегка поклонился, убрал лук куда-то за спину и стал с нескрываемым любопытством разглядывать девушку. Гедерика залилась краской до самых ушей: если гном вызывал у неё доверие и ощущение безопасности, то рядом с его спутником она чувствовала себя как на иголках. Даже слова застревали в горле, и, как ни старалась Гедерика, ответить никак не могла. Открывала и закрывала рот, точно выброшенная на сушу рыба, и молчала.
  - Ну, ты и дипломат, Йоль. - Гном громко хихикнул и похлопал напарника по плечу. - Второй раз за день облажался.
  Эльф на миг помрачнел, что очень не понравилось Гедерике, но потом встрепенулся и с задором взглянул на гнома:
  - Просто я немного разволновался в присутствии столь прекрасной дамы. Но сейчас всё исправлю. - Он посмотрел на девушку и полез в карман матерчатой куртки. - Так нам будет гораздо проще договориться, Гедерика Терригорн.
  С этими словами Йоль протянул ликанке холщёвый мешочек и квадратный конверт, украшенный витым растительным орнаментом. Гедерика даже вскрикнула от радости - это было письмо Тель. Нянюшка всегда пользовалась именно такими конвертами, их изготовлял для неё лично Ардониш Катонир - лучший производитель письменных принадлежностей в Ликане.
  Гедерика выхватила письмо из рук эльфа, дрожащими пальцами оторвала специальную клейкую полоску и вытащила сложенный пополам лист. "Помни о крови, и будь сильной, Геда. Любящая тебя Тель",
  - И всё? - разочарованно воскликнула девушка, прочитала две короткие фразы ещё раз и вопросительно взглянула на эльфа.
  - На словах Тель просила передать только одно: вы с фантошем должны обязательно попасть в Картр. А мы - помочь вам добраться.
  - С фантошем... - протянула Гедерика, машинально принимая из рук Йоля мешочек с заваркой, и бросила взгляд на спящего Оникса. - Значит, вы всё знаете.
  - Увы, меньше, чем хотелось бы,. Но мы очень надеемся, что Вы введёте нас в курс дела.
  Гедерика прижала к груди мешочек и письмо, точно эльф собирался их отнять, и отрицательно помотала головой:
  - Если Тель ничего не сказала, и я не буду.
  - У неё не было времени. К тому моменту, когда Тель добралась до нас, вы уже покинули Бершан!
  - И всё равно, - чувствуя себя ужасно глупо и неуютно, сказала Гедерика. - Это касается не только меня, так что, лучше я воздержусь от рассказов.
  - Кстати, мальчишку зовут Оникс, - вставил гном и сделал вид, будто его несказанно заинтересовала мифическая грязь под ногтями.
  - Что за ерунда? - Йоль передёрнулся от негодования. - Разве это имя? Кличка какая-то!
  - А мне нравится! - неожиданно резко заявила Гедерика и с вызовом посмотрела на федерала: "Ни за что не дам Оникса в обиду! Ни-ко-му!"
  Она хотела добавить что-нибудь ещё, более весомое, но Йоль примирительно поднял руки.
  - Не горячись. Я не хотел никого оскорбить. Дело в том, что мы очень трепетно относимся к родовым именам. Но, с учётом обстоятельств... Мы слишком мало знаем о фантошах, да и об ордене Чистого Духа в целом. Возможно, клички для них - обычное дело, но...
  Его зовут Оникс, нравится Вам это или нет!
  Йоль понимающе кивнул и поднёс руку к лицу. Тонкие пальцы пробежались по лбу и щеке, очерчивая едва уловимую ритуальную вязь, и зарылись в светлые волосы.
  - Так или иначе, я рад, что мальчик вернётся домой, - после длительного молчания произнёс он и медленно, словно раздумывая, говорить или не говорить, продолжил: - Одной из семей необычайно повезёт. Пятнадцать лет - срок не маленький, даже для эльфов. А пятнадцать лет вдали от собственного ребёнка - чудовищная мука. Я и представить не могу, каково это.
  - Вы знаете Оникса? - выдохнула Гедерика и застыла, боясь нечаянным движением спугнуть откровение эльфа.
  Йоль уронил руки на колени и задумчивым взглядом окинул тёмную воду ручья. В свете костра его зелёные глаза стали почти оранжевыми, точно в них засияли маленькие копии солнца.
  - Я не был знаком ни с кем из них, но саму историю знает каждый эльф. Мы очень пристально следим за нашими детьми, ибо рождаются они куда реже, чем у людей, гномов и других рас. Редко, когда пара имеет больше одного-двух отпрысков. И если (не позволь моим словам сбыться, Великий Лес!), случается несчастье, и пара теряет ребёнка, мы проводим тщательное расследование, и всегда устанавливаем - где, что и почему! Но с этими мальчишками всё пошло иначе. Они исчезли бесследно. И не где-нибудь в глуши, а в одном из самых населённых пригородов Картра. Были подняты на ноги все эльфы, до каждого донесли весть о пропаже. Обыскали всё - города и деревни, леса, поля и болота. А когда надежды не осталось, женщины Картра вышли на улицы и создали древний поисковый круг. Меня в то время в столице не было, но отец рассказывал, что от их колдовства небо ещё долго полыхало изумрудным заревом, а стены домов - покрывал иней. Но усилия оказались тщетными - мальчиков найти не удалось. Последней попыткой безутешных родителей стал Великий Лес. Однако и здесь их ждало разочарование - глашатай Леса объявил, что судьба детей предопределена, и искать их бесполезно.
  - Дикая истории. - Гном сокрушённо качнул головой, а Гедерика возмущённо воскликнула:
  - И они смирились? Не верю!
  Эльф вздрогнул и с удивлением посмотрел на девушку:
  - Конечно, смирились. Великий Лес никогда не говорит зря.
  - Чудовищно! Бросить поиски ребёнка только потому...
  - Замолчи! Ты не понимаешь, что несёшь! - Йоль замолчал, глубоко вздохнул и уже более спокойно добавил: - Я рассказал эту историю не для того, чтобы спорить и пререкаться. Я хотел сказать, что твой спутник...
  - Оникс! - поправила его Гедерика и упрямо сжала зубы.
  - Он один из тех мальчишек. А, значит, у него есть нормальное имя, правда, не знаю какое именно.
  - И как же их звали?
  - Таар... Лине... Каен... Дале... Саан...Шуам...
  Йоль, Най и Геда разом обернулись и уставились на сонного и хмурого фантоша.
  - Так какое имя твоё? - ровным тоном спросил эльф.
  - Оникс. - Фантош приблизился к родичу, посмотрел на него сверху вниз и сухо продолжил: - Они умерли. Все шестеро. Пятнадцать лет назад.
  - Хочешь сказать - стали...
  - Я сказал, как есть! А теперь верни мне кинжал. У тебя пять секунд.
  - А потом?
  - Потом мне придётся сражаться голыми руками.
  Йоль открыл рот, но спросить ничего не успел. За кустами можжевельника испуганно заржали лошади, и почти сразу ночное небо пронзили яркие огненные вспышки. А потом воздух сотряс истошный многоголосый вой.
  - Бейги!
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"