Кохинор: другие произведения.

Фантош. Книга вторая. Глава 10.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 10.
  Решение бейга.
  
  Ангр скучал. Мрачной горой восседая на толстой ветви векового дуба, что рос недалеко от гостиницы, где остановился наследник сатрапа, он то и дело цокал языком и глухо порыкивал, приводя в священный трепет своих верных воинов-слуг. Бейг и рад бы был заняться чем-то другим: полетать, заглянуть в пару-тройку человеческих домов и понаблюдать за местным бытом, но Шанир дал чёткие инструкции - сидеть и ждать, и он безропотно следовал его указаниям. Тем более что чувствовал себя Ангр слегка виноватым. Как ни крути, предыдущий приказ он нарушил: вступил в контакт с объектом поиска, дал ему обещание, идущее вразрез с заданием работодателя, а, вернувшись, предпочёл об этом умолчать. Впрочем, положа руку на сердце, он ни в чём не раскаивался: не жалел: встреча с эльфёнком лицом к лицу оказалась весьма интригующей и развлекла любознательного бейга. Жаль только, что бой Оникса с проклятущими ленточками, едва не погубившими самого молодого родича Шигра, он пропустил. "Но каков малец! Усыпить меня, избранного, да ещё со всем семейством - это надо постараться! Отличный, отличный маг!" Ангр вновь приглушённо рыкнул, втянул голову в плечи и нахохлился, став похожим на огромного задумавшегося грифа. Потом встрепенулся, чуть повернул голову и не мигая уставился на дощатый сарай, за дверями которого скрылись Дигнар и Шанир со своими фантошами и странный тиратский маг, вёрткий и скользкий, как болотная гадина. Последний интересовал бейга мало. Зато понаблюдать за тем, что творилось в сарае, хотелось неимоверно. Однако как ни напрягался Ангр, заглянуть за выставленные Саттолом щиты не смог. "Зачем ставить такую мощную защиту?" - недоумевал он, хмуро рассматривая белеющие в сумерках стены. Дремавшая целый день интуиция внезапно очухалась и принялась нашёптывать, что впереди ждёт беда.
  А ведь как хорошо всё начиналось. Впервые за несколько лет службы Ангр наконец-то смог приблизиться к Дигнару, фактически стать его охранником в этом глупом путешествии. Он верил, что в скором времени сможет пообщаться с работодателем, проявить себя и показать, что бейги не кровожадные монстры из детских страшилок, а разумные, думающие существа. Собеседником господин наследник виделся весьма перспективным и многообещающим. Ангр долго и пристально наблюдал за ним ещё в Исанте, а потом и по дороге в Бершан. Конечно, некоторые черты, например, вспыльчивость и чрезмерное упрямство, настораживали, но бейг оправдывал их социальным положением Дигнара. "В конце концов, за всю свою жизнь я не встречал ни единого существа без недостатков", - рассуждал про себя Ангр, с удовольствием наблюдая за Дигнаром, теперь уже с близкого расстояния.
  Но доволен он был лишь до тех пор, пока наследник каким-то непостижимым образом не вернул браслет Оникса на своё запястье. О том, как именно это произошло, Ангр упорно старался забыть. Быть усыплённым вместе со всем семейством второй раз за сутки - недопустимо! Но кто мог знать, что лесную поляну в глуши Бершанского леса посетит сам мастер Кальсом, фигура непонятная и загадочная, не только для бейга-мага, но и для всех жителей Иртана?
  "Впрочем, речь не о нём". Бейг зло фыркнул и скрестил длинные руки, чиркнув когтями по локтям. Ангр не лукавил: сейчас его волновал только один человек - Дигнар. Человек, которому он присягнул на верность. И клятву свою бейг намеревался сдержать. Если, разумеется, не будет опасности для его семейства: всё-таки защита родичей была для него превыше всего. А с учётом того, что некоторые поступки наследника Ангр понимал не слишком хорошо, а, если честно, не понимал совершенно, то в сознании всё чаще и чаще проскальзывала предательская мысль: бросить дурацкую идею со службой и податься куда-нибудь ещё, лучше всего на другой континент. Ведь могло статься и так, что сын Селнира Дестанаты невменяем. К чему, скажем, ему понадобилось бросать свою самку? Молодую, здоровую, способную родить прекрасных, крепких детей? Да, девчонка горда, импульсивна, но так даже интересней! Нет ничего тоскливей безропотных, пассивных партнёров в твоей постели. Кто-кто, а Ангр знал это не понаслышке: всех членов его небольшого семейства с детства воспитывали в благоговейном трепете перед главой-магом.
  "Обидно". Ангр вздохнул, кисло глядя на укутанный мглой сарай и мысленно желая эльфёнку удачи. Он ни секунды не сомневался, что в действе, устроенном для наследника Шаниром, мальчишке отведена главная роль.
  - Приказ приказом, но я уже жалею, что показал им путь, - рокочуще пробормотал бейг, вызвав недоумённые переглядки среди воинов-слуг.
  Ангр проигнорировал косые взгляды родичей. Поскрёб когтями панцирные коленки и, от нечего делать стал анализировать изменения, произошедшие с Ониксом после его "триумфального" возвращения к прежнему хамиру. Сравнивать было с чем: бейгу довелось лицезреть эльфёнка холодным и отстранённым, приглядывающимся к Дигнару, шаг за шагом просчитывающим как лучше себя повести, тщательно скрывающим рвущиеся наружу эмоции. Видел он его и встрёпанным, отчаянным, изо всех сил старающимся удержать ситуацию под контролем. И вот теперь, после той проклятущей ночи, которую Ангр не мог вспомнить, Оникс как никогда походил на живую игрушку: тусклый взгляд травянисто-зелёных глаз, обречённость в каждом движении, жесте. Бейгу оставалось лишь гадать, почему Дигнар ничего не замечает. Ведь по сути наследник был магом, пусть слабым, но магом, и благодаря выстроенной мастером связи должен был, как никто, чувствовать изменения, происходящие с любимой игрушкой. А он их упорно не замечал. Или не желал замечать. Да и поведение самого тиратца вызывало вопросы. Всего за один день Ангр сумел увидеть и злобствующего Дигнара, и счастливого, и истеричного, и капризного, и, Солнце знает, какого ещё! Он уговаривал себя, что дело в неординарной ситуации, что на поведении наследника сказался побег жены и фантоша, но тем не менее начал мало-помалу разочаровываться в работодателе. И всё больше и больше жалел эльфийского мальчишку.
  "Кто бы мог подумать? Я сочувствую детёнышу своих заклятых врагов!" Мысль оказалась дикой, но без сомнения верной, и прогонять её бейг не стал. Что-что, а лгать себе - последнее дело! Это он знал наверняка. Поэтому, глянув на родичей, мышками сидящих на ветках справа и слева от него, и отдав им приказ быть настороже, Ангр прикрыл глаза, намереваясь поразмыслить о превратностях и насмешках судьбы. Но даже начать не успел: двери сарая распахнулись и двое фантошей выволокли на улицу жалобно поскуливающую нефас.
  - Эльфовы стрелы! - гортанно выругался Ангр, до предела вытянув шею.
  Круглые как блюдца и оранжевые как апельсины глаза крылатого мага распахнулись до предела. Он жадно, с неподдельным любопытством всматривался во тьму: длинные волосы, белой волной скользящие по земле, хрупкое детское тельце, клешни вместо ладоней и пальцев - перед ним была нефас, никаких сомнений. Фантоши бросили ношу неподалёку от входа, вытащили из-под навеса лопаты и принялись быстро и дружно рыть яму. Бейг же перевёл взгляд на сарай и утробно застрекотал, выражая крайнюю степень недовольства. Фантоши прикрыли дверь, а ему так хотелось заглянуть внутрь и посмотреть: всё ли в порядке с эльфийским мальчишкой? Нервозность мага передалась семейству, и вскоре ночную тишину наполнило размеренное постукивание - бейги нервно клацали зубами, в надежде привлечь внимание Ангра. Но тот не стал успокаивать родичей. Он чувствовал себя неуютно, словно с минуты на минуту должно было произойти что-то из ряда вон выходящее. И неизбежное, точно смена дня и ночи.
  - Нефас и эльф! Эта встреча не могла закончиться ничем хорошим... - пророкотал Ангр, и в ответ на его слова дверь вновь распахнулась и из сарая вышли ещё двое фантошей. Один из них нёс на руках завёрнутое в плащ тело.
  Оказавшись в мире людей, бейги стали ночными жителями, и Ангру не понадобился свет, чтобы увидеть кончик золотисто-каштановой косы, выбившийся из складок тёмной ткани. Перекинувшись парой фраз, фантоши принялись рыть вторую ямы, а бейг изогнул шею и уставился в хмурое беззвёздное небо. "Зря я надеялся достучаться до наследника! Если он ради забавы отдал любимую игрушку на растерзание нефас, то ждать от него снисхождения для кого бы то ни было - пустое дело!.. Не понимаю! Он так стремился найти мальчишку, кричал, что хочет вернуть его любым способом, а потом взял и убил. А ведь эльфёнок такой замечательный маг был. И такой забавный... Не понимаю! Зачем?"
  Фантоши тем временем закончили копать, опустили мёртвое тело собрата и живое - нефас в ямы и, наскоро забросав их землёй, скрылись в сарае. Каплевидные ноздри Ангра сжимались и разжимались от гнева: нет, он никогда не любил беловолосых кровожадных тварей с ядовитыми клешнями, но сидеть и слушать, как одна из них, похороненная заживо, захлёбывается землёй, было невыносимо. "И ведь не умрёт! Так и будет страдать вечно. Жестоко. И они называют чудовищами нас! Бред! Люди - вот самые кровожадные монстры Иртана".
  "Ангр! Приготовься".
  Голос Саттола заставил бейга насторожиться. Опустив голову, он вперил оранжевый взгляд в закрытые двери и сосредоточился. Какой именно приказ последует, бейг не знал, но готов был выполнить его. Пока ещё он был на службе, и с этим приходилось считаться. Вечность отсчитала несколько долгих минут. И вот двери распахнулись, выпуская наружу Дигнара, Шанира с Ланиром и четвёрку фантошей, а заодно открывая глазам засыпанный жёлтым песком пол, на котором лежали два трупа. Игрушки Саттола. Ангр узнал бы их из тысячи, ведь именно с ними вели дела все представители малых рас, тайно служащие наследнику.
  "Ты по-прежнему служишь ему, Ангр!"
  "Я жду приказа, Шанир", - не стал спорить бейг, но для себя твёрдо решил: это задание будет последним, а потом он вместе с семейством отправится на другой континент. Идеальный выход из положения.
  "Откопай нефас и отпусти её на свободу. Скажи ей: "Келиймская пустошь". Она поймёт".
  "А что дальше?"
  "Ничего. Я позову, когда придёт время".
  "Ладно", - безразлично отозвался Ангр, наблюдая, как люди удаляются в сторону конюшни.
  Натужно скрипнул и пеплом опал на землю злосчастный сарай. Мелькнули и растворились во тьме силуэты всадников, и бейг спикировал на землю. Выпрямился в полный рост, разминая затёкшие от долгого сидения мышцы, и направился к могилкам. Щёлкнул языком, указал на правый холм, и слуги-воины кинулись откапывать беловолосое чудовище. Большие ладони с острыми когтями резво загребали рыхлую землю, и спустя пять минут слуги вытащили нефас из ямы и поставили перед Ангром.
  Задрав голову, она взглянула в оранжевые глаза и предупреждающе зарычала. Бейг-маг ответил не менее яростным рыком. А потом шумно выдохнул, цокнул языком и пророкотал:
  - Шанир отпускает тебя. Он велел передать: "Келиймская пустошь".
  Нефас часто-часто заморгала, и её ярко-алые глаза затопили слёзы. Бейг с трудом удержался от удивлённого возгласа: он никогда не думал, что беловолосые чудовища умеют плакать. "Пожалуй, больше чем эта нефас меня уже никто не удивит", - растерянно подумал он и взмахнул рукой. Острый коготь рассёк верёвки, магические фразы вспороли нити сдерживающих заклинаний, и пленница оказалась на свободе.
  - Благодарю тебя, бей-й-йг... - проблеяла она, поднялась на цыпочки и закружилась, с каждым оборотом ускоряя темп.
  Стремительный прыжок, и под небеса взмыла серая птица с ослепительно белым гребнем. Ангр проводил её задумчивым взглядом, а когда та скрылась из вида, повернулся к родичам:
  - Я принял решение покинуть... - И замер, то ли услышав, то ли почувствовав слабый вздох. - Не может быть!
  Бейг крутанулся, взбороздив трёхпалыми ногами-лапами землю, и ошеломлённо уставился на соседний могильный холм. С минуту он пытался уловить биение чужого сердца, но мешало собственное: грохотало - не унять, и, раздраженно рыкнув, Ангр ринулся раскапывать могилу. Слуги-воины озадаченно переглянулись и присоединились к своему господину. Да так рьяно, что комья земли полетели во все стороны. Эльфа вытащили из ямы и уложили на расстеленный дорожный плащ, что служил ему саваном. Ангр отогнал слуг от мальчишки и склонился над ним, всматриваясь в мертвенно-бледное, восковое лицо.
  - Ты слышишь меня, игрушка наследника?
  Вопрос остался без ответа. Бейг приложил голову к груди Оникса. И, о чудо! уловил слабое и редкое биение сердца. Настолько слабое и редкое, что Ангр ничуть не удивился тому, что Оникса приняли за мертвеца. "Хотя... Я совсем не ощущаю его связи с Дигнаром. Возможно, нефас всё же убила его. Но тогда получается, что кто-то или что-то его оживило? - Бейг с сомнением оглядел эльфёнка и поскрёб кончиками когтей лысый череп: - И что теперь с ним делать? Вернуть Дигнару? Ну уж нет! Он его похоронил, пусть и дальше считает покойником. И Кальсому не отдам, как пить дать, опять к наследнику отправит! Да... задачка... Не в Федерацию же его нести!.. Ладно, решу чуть позже. Отсюда точно пора убираться - люди просыпаются". И, подхватив мальчишку на руки, бейг взмыл в тёмное ночное небо.
  
  - Уходите одни. Я отправляюсь за Ониксом!
  Звонкий и на удивление бодрый голос Гедерики заставил федералов обернуться. Девушка стояла возле каменного ложа, гордо вскинув голову, и смотрела твёрдо, с отчетливо читающимся в чёрных глазах вызовом. Найлин, уставший как охотник после трёхдневного гона тварей, лишь скептически искривил губы, а вот Йолинель повёл себя странно. Замерев на коленях, с вытянутой рукой и зажатым в пальцах портальным камнем, предпоследним из тех, что дал им Каломуш, он с минуту пристально смотрел на Геду, потом его напряжённое лицо разгладилось, и во взгляде появилась привычная смешинка.
  - Возьмёшь нас с собой?
  - А разве Вам не нужно домой, в Федерацию? - Гедерика растерялась, ибо была абсолютно уверенна, что, после того как Кало покинул её, помощи ждать неоткуда. И заговорила она с разведчиками резко лишь потому, что опасалась их возражений. А тут...
  Йоль подался вперёд, одним плавным движением сгрёб портальные камни в кучу, и тщательно сплетённое заклинание рассыпалось, как сметённый сквозняком карточный домик.
  - Что ты творишь? - опомнившись, воскликнул Най и с тревогой взглянул на мельшарских магов, пока ещё пребывавших в бессознательном состоянии.
  - В первую очередь спасаю нашу репутацию. - Эльф непозволительно весело подмигнул напарнику, рассовал большую часть камней по карманам плаща, а оставшиеся разложил на полу в форме правильного треугольника. - У нас было задание: привести в Картр двоих подростков - значит, двоих и приведём!
  - Это безумие! Ты же почти достроил портал.
  Йолинель с удивлением посмотрел на Ная:
  - Ты, действительно, думал, что я в него войду? Сбегу, оставив Ано в мельшарской конюшне?
  Гном несколько секунду переваривал услышанное, не в силах поверить, что его как маленького собирались впихнуть в портал. Бросить, оставить, отправить в детскую, пока взрослые будут разбираться с навалившимися проблемами.
  - Какой ж ты гад, Йоль! Мы ведь напарники!
  Найлин сердито крякнул и впечатал кулак в плечо напарника. Приглушённо охнув, Йоль согнулся и зашипел, но, вместо того чтобы дать сдачи, одарил гнома укоризненным взглядом и обратился к Гедерике:
  - Подойдите ближе, леди. Сейчас я открою портал...
  Эльф отвернулся и, склонившись над камнями, что-то зашептал, ничуть не сомневаясь, что девушка примет его приглашение, однако Геда не двинулась с места. Лишь прикусила губу и насупилась: всё шло слишком гладко. Слишком неожиданно поменял Йолинель свои планы. Та Гедерика, что жила в Бершане, купаясь в любви и заботе, не сомневалась бы ни секунды, ведь кому верить как не посланцам любимой нянюшки? Но нынешняя - медлила и сомневалась. К тому же некстати вспомнилось, что Оникс всеми силами пытался отделаться от компании федералов, и даже каким-то образом осуществил своё желание, ведь в Мельшаре они оказались вдвоём. "А вдруг он был прав? Вдруг меня заманивают в ловушку?"
  Гедерике стало неуютно и холодно, словно, выбравшись из тёплой постели, она внезапно оказалась на заснеженной улице. Не слишком хорошо понимая, что делает, девушка попятилась к двери и замерла, услышав тихий натужный стон за спиной. Обернуться оказалось невыносимо трудно, но Геда честно попыталась преодолеть панический страх, лавиной заволакивающий сознание. Тщетно. Пусть умом она понимала, что позади - люди, однако перед мысленным взором упорно вставал образ жуткого огнедышащего дракона.
  - Поторопись, Йоль, маги вот-вот очнуться! - забеспокоился гном, и Геда, забыв о сомнениях и страхах, опрометью кинулась к разведчикам.
  С губ эльфа слетело последнее слово заклинания, и в потолок класса боевой магии ударил треугольный столп света.
  - Разве это портал? - пискнула Гедерика.
  - Сильно облегчённая версия. - Йоль схватил девушку за руку и кинул быстрый взгляд на напарника: - На выходе будут люди.
  - Понял.
  Гном кивнул и первым шагнул в столп света. Эльф ободряюще улыбнулся ликанке:
  - Не бойся. Пока мы рядом, с тобой ничего плохого не случится, обещаю.
  "Так уж и не случится! Со мной уже столько всего наслучалось и никто помочь не смог. Даже Кало!" - хотела сказать Гедерика, но передумала. Препираться и выказывать детское упрямство показалось откровенной глупостью. Она собиралась отыскать Оникса, и в этом предприятии разведчики были идеальными помощниками, поэтому Геда улыбнулась, давая понять Йолю, что ничуть не сомневается в его словах, и смело вошла в световой портал.
  Яркая вспышка хлестнула по глазам, заставив часто-часто заморгать, но зрение почти сразу вернулось, и взору открылся широкий коридор конюшни, освещённый магическими лампами. Справа ровными рядами возвышались спрессованные "кирпичики" сена, слева красовались широкие, решётчатые двери. Крепкие, невысокие, выкрашенные в светло-коричневый цвет. У одной из них рядком, сидели шестеро конюхов в одинаковых холщовых рубахах, серых штанах и кожаных фартуках. Выглядели они уморительно: переплетённые, словно в танце, руки, блаженно-счастливые лица и дружно открываемые и закрываемые рты, из которых лился сочный басистый храп.
  - Тебе нужна лошадь. Выбирай.
  Йоль подтолкнул девушку к денникам, а сам присел на корточки и стал выворачивать карманы. На земляной пол посыпались портальные камни. Геда бросила на них короткий взгляд, машинально отметив, что на этот раз эльф собирался использовать их все, и подошла к первой попавшейся двери. Положила ладони на деревянную решётку и с интересом взглянула на статного гнедого жеребца. Длинные тонкие ноги, шелковистые, цвета кофе с молоком грива и хвост, чёрные недоверчивые глаза с удивительно пушистыми ресницами. "Какой красивый! И вид необычайно важный. Сразу видно - с гонором конь. Всегда о таком мечтала! А отец: "Белоснежка смирная, с ней спокойно". Разве я плохо езжу верхом?.. Ничего, папы здесь нет, а Йоль велел выбирать... Я выбрала!" Гедерика взглянула на табличку на двери денника, просунула руку между прутьями и поманила коня к себе.
  - Иди сюда, Глянец.
  Жеребец фыркнул, скребанул копытом по полу, взметнув в воздух тучку опилок, и с исполненным достоинства видом подошёл к девушке. Посмотрел на неё сверху вниз, тряхнул головой и осторожно коснулся губами раскрытой ладони. Тёплое дыхание лизнуло кожу. Гедерика улыбнулась и прошептав: "Сейчас, Глянец, сейчас!", распахнула дверь денника. Шагнула к коню, обняла за изящную гибкую шею и уткнулась лицом в жёсткую тёмно-рыжую шкуру.
  - Осторожней с родовой магией! Переборщишь, и привязка окажется для него смертельной.
  - Почему?
  Геда обернулась. Эльф стоял возле загадочно переливающейся арки портала и мрачно смотрел на неё. Отвечать он явно не собирался. Но девушка с настойчивой интонацией повторила вопрос, и Йоль всё же соизволил разомкнуть уста:
  - Влюбится. Перестанет есть, пить, спать и сдохнет от истощения.
  - Ничего себе! - Девушка отпрянула от коня. - Что это за магия такая?!
  - Запретная магия Велико леса, - сухим, бесцветным голосом произнёс Йоль и, стремительно приблизившись к жеребцу, провёл ладонью по рыжей морде. - Обошлось, - после небольшой паузы объявил он и со вздохом добавил: - но если сделаешь так на территории Федерации, никакие заслуги и покровители тебя ни спасут.
  Эльф отвернулся, сдёрнул с крюка уздечку и принялся взнуздывать коня, оставив Гедерику ошеломлённо хлопать глазами.
  - Я постараюсь объяснить тебе, что к чему, но сначала покинем Мельшар. С каждой минутой здесь становится всё опаснее. Най! Где ты копаешься?
  - Да здесь я. - В дверном проёме возникла коренастая фигура гнома. - Извини, что так долго. Рудник что-то не в духе, никак не мог на него седло одеть, пришлось заклинанием успокаивать, тем самым, что ты как-то показал.
  - Угу, - буркнул эльф и посмотрел за спину напарнику, туда, где маячили две любопытные конские морды: тёмно-коричневая Рудника и серебристо-серая Ано. И тут же ощутил негативный всплеск: эштенец не желал путешествовать рядом с магичкой, причинившей вред его спутнику.
  "Так надо, дружище".
  Ано всхрапнул и продемонстрировал зубы, выражая сомнение в адекватности эльфа, а потом перевёл взгляд на Гедерику и издал короткое резкое ржание. Девушка угрозы не поняла, зато понял Йоль. И благополучно проигнорировал, зная, что самодеятельностью его спутник заниматься не будет. По крайней мере до тех пор, пока нет очевидной угрозы. А сейчас её нет - магия ликанки спрятана за прочной стеной, выстроенной Кало.
  "Будем присматривать за ней в четыре глаза", - сказал эштенцу Йоль и, в последний раз проверив крепость подпруги, подвёл к Гедерике Глянца. Вручил повод, ободряюще улыбнулся. Дождался ответной улыбки, мысленно скомандовал: "Пора" и, взяв под уздцы эштенца, следом за напарником направился к порталу. Геда шла последней. Она виновато поглядывала на своего коня и всё больше и больше краснела.
  - Извини, пожалуйста, - наконец выдавила она и сразу же почувствовала облегчение. Пусть конь был не в состоянии понять её слова, но совесть они точно успокоили. А ещё Гедерика поклялась себе, что постарается вообще не колдовать, до тех пор, пока не разберётся, что творится с её магией. "Солнце свидетель! Я не хочу подвергать окружающих опасности!" С этими мыслями Гедерика отважно шагнула в портал и оказалась в лесу. Дубы, липы, осины - ничем не примечательная местность.
  - Почему именно сюда? - обескуражено глядя на эльфа и гнома, озвучила свой вопрос девушка.
  Найлин с подозрением сощурился:
  - Здесь ты напала на нас. До сих пор остатки заклинания чувствуются. Эх, и досталось нам.... Совсем не помнишь? Может, хоть смутно?
  - Нет.
  - Най! Я же говорил: она была не в себе. - Йолинель предупреждающе взглянул на напарника и галантно поклонился Гедерике: - Позвольте помочь Вам взобраться в седло, леди Теригорн.
  Эльф произнёс фразу так, словно они стояли не в глухой чаще Бершанского леса, а на площади перед дворцом какого-нибудь аристократа, чем ужасно смутил юную ликанку. Бедняжка потупилась, покраснела, а тут ещё взгляд упал на грязное, покрытое мелкими дырочками шерстяное платье. Из горла вырвался досадливый стон, скулы стали пунцовыми: "Какое счастье, что здесь нет зеркала. Если бы я себя сейчас увидела... Я бы этого не пережила! О. Солнце! За что мне всё это? Почему я не могу просто вернуться домой? Обнять маму, отца. Принять ванну..." В глазах защипало, по осунувшейся щёчке скатилась одинокая слеза.
  "В который раз убеждаюсь, что дипломат из тебя никакой!" - в сердцах выпалил гном и, отодвинув напарника в сторону, бережно взял Гедерику за руку:
  - Слушай, ты прости его, дурака. У них, первородных, не жизнь, а сплошные церемонии. На самом деле, Йоль отличный парень, свойский и весёлый. Ты только подожди чуть-чуть, он скоро к тебе привыкнет.
  "Най!"
  "Умолкни или, клянусь, будешь сам бороться с её истерикой!"
  Найлин осторожно приобнял Геду за плечи и, чуть изогнувшись, заглянул в покрасневшие глаза:
  - Мы твои друзья.
  - Я вас совсем не знаю, - всхлипнув, промолвила Гедерика, но взгляда не отвела, что гном расценил как свою несомненную победу.
  И постарался немедля закрепить результат:
  - Так что мешает тебе нас узнать? Можешь спрашивать о чём угодно. Мы постараемся ответить на все твои вопросы. Только давай потихоньку поедем. Ты же хочешь отыскать Оникса, а стоя на месте его не найдёшь.
  - А куда ехать-то?
  Гном быстро зыркнул по сторонам.
  - Когда мы встретились, ты шла оттуда. - Он указал на северо-запад. - Думаю, стоит продвигаться в этом направлении. Или у тебя есть другие соображения?
  - Нет.
  - Тогда вперёд.
  Гном ненавязчиво подтолкнул Гедерику к коню. Сцепив руки в замок, он подсадил девушку в седло, потом взобрался на своего жеребца и насмешливо взглянул на напарника:
  "Завидно?"
  "Ничуть. Я тоже так могу".
  "Но предпочёл обращаться с ней как с чужой. А всего-то и нужно было - немного участия".
  "Не хочу привязываться", - сухо бросил эльф и направил эштенца по едва заметным следам, оставленным мягкими ботиночками Гедерики.
  "Что за вожжа тебе под хвост попала? Ты сам на себя не похож!"
  "А на кого похож?"
  "На капризного принца!"
  Йолинель заметно вздрогнул, но на напарника не взглянул. Поджал губы и уставился куда-то вдаль. Отрицать очевидное было верхом идиотизма: разговор с Саманиэлем-Каломушем фактически подтвердил его высокое происхождение. Стало невыносимо стыдно за своё "Я же тебе никогда не врал!", но, с другой стороны, разве мог он поступить иначе? У Ная же буквально крышу снесло, когда он услышал, что его напарник - эльфийский принц. "А Кало - гад, мог бы и помолчать!.. Да и как он вообще узнал мою тайну?" Эта простая мысль точно громом поразила Йоля. Пальцы машинально впились в луку седла, а тонкий, почти исчезнувший узор родовой вязи на секунду стал чёрным, как мрак, таящийся в бездонных ущелий Северных гор. Эльф шумно втянул воздух, пытаясь справиться с накатившей яростью. "Неужели общаясь с нами, он просто втирался в доверие? Хотел получить возможность влиять на наследника эльфийской короны? Или выжидал, чтобы убить? Или намеревался шантажировать отца?" Перед глазами пронеслась череда встреч, проулок, дружеских посиделок за бокалом вина. Поверить, что всё это искусная игра, что его и Ная всего лишь использовали, было не только обидно - это говорило об их некомпетентности как разведчиков.
  "Я убью тебя, Кало!"
  "Так прямо и убьёшь? И объяснений не выслушаешь? - Найлин саркастично усмехнулся и добавил: - Не верю я, что Кало - враг".
  "Почему?"
  "Интуиция".
  "А то, что он так обошёлся с нами?"
  "Как?"
  "Подло!"
  "За это я его хорошенько тресну. Как-нибудь потом, - пообещал гном. - Но, если честно, я его понимаю. Хотел обойтись малой кровью, даже наставником твоим притворился, чтобы побыстрей провернуть ритуал. Да только ничего не вышло - сопливая девчонка по башке настучала. Личина спала, мы с тобой вопросы задавать начали, объяснений требовать. Вот он и взбеленился, благо сила дара позволила спеленать нас как младенцев. Но, так или иначе, Гедерике он помог, мельшарцев не убил и за Ониксом отправился, прямиком к Дигнару с его фантошами".
  "Герой!"
  "А то! Кало всегда был отчаянным малым. Помнишь, как мы сельварскую брагу под носом у жриц распивали? Прямо под стенами храма! А ночь весеннего солнцестояния в борделе госпожи Граники? Снять всех девок разом и вместе с ними голышом водить хороводы вокруг костра в гостиной! Кто ещё на такое способен? Только Кало! Только женившись, чуть тише стал, а так... И при этом он не болтлив. Тайны хранит, как никто другой. Не зря его Миганаш секретарём Совета сделал, ох, не зря!"
  "Ладно, уговорил, пусть объяснится. Но если его объяснения меня не устроят - извини".
  "Ладно, это дело будущего, а меня настоящее волнует. Что-то наша девочка примолкла". Найлин придержал коня, дождался, когда ликанка поравняется с ним, и вежливо поинтересовался:
  - Что-то не так, дорогая?
  Гедерика тяжко вздохнула, и подняла печальные глаза на федерала:
  - Я пыталась понять, что со мной произошло. Как получилось, что я оказалась здесь, так далеко от дома, от того, к чему я привыкла и что люблю? И что будет, когда я найду Оникса? Вдруг он не захочет пойти со мной?
  Найлин и Йолинель удивлённо переглянулись, да так и застыли, вступив в мысленный диалог, но девушка этого не заметила. Отвернувшись от гнома, она невидящими глазами смотрела на проплывающие мимо деревья и говорила, говорила, говорила, выплёскивая всё, что накопилось в её большом, наивном и открытом для чувств сердце:
  - Что если Оникс никогда не полюбит меня? Нет, я всё равно не отступлю. Я хочу, чтобы он перестал страдать, вернулся домой, воссоединился с семьёй. Несмотря ни на что!.. Но ещё я хочу, чтобы он хоть раз посмотрел на меня с любовью. Он ведь такой красивый... Почему он видит во мне врага? Я ведь ничего ему не сделала. Я лишь хотела быть рядом. С самого первого дня. С того самого обеда, где меня познакомили с Дигнаром. Оникс стоял рядом с наследником и выглядел нереально прекрасным и каким-то ужасно далёким - неприступным лесным божеством. Он пугал и завораживал меня. Но я всё равно хотела понять, такой ли он внутри, как снаружи. И я обратилась к Кало. Надеялась, что он расскажет мне о фантошах что-то, чего нет в книгах. Но учитель ничего не знал. Я думала, мой визит бесполезен, а потом появился Оникс. И на этот раз он не выглядел божеством. Обычный юноша, только очень красивый. - Пальцы Гедерики бессмысленно заскользили по гребню седла, поглаживая и поскрёбывая жёсткую кожу. - Но когда он заговорил, я испытала шок. Он был очень жесток. Назвал меня падшей женщиной, побещал рассказать Дигнару о моём ночном визите к Кало... Тогда мне показалось, что моя любовь разобьётся, как хрустальный бокал, брошеный на каменный пол. Но Оникс ничего не рассказал хамиру. Промолчал, хотя мог одним словом разрушить мой брак и ввергнуть наши страны в войну. И я решила, что он сильный и справедливый. И, возможно, чувствует ко мне хоть что-то, кроме неприязни и ненависти. А потом я увидела, как обращается с ним Дигнар, и поняла, что он хрупкий, ранимый и совершенно беззащитный перед этим отвратительным, несдержанным тиратцем, который мог делать с ним всё, что ему заблагорассудится. Я больше не хотела выполнять условия договора. Я не хотела быть женой наследника, ехать в Тират и умирать, тем более что Дигнар пообещал убить меня, потому что не желал жить с ведьмой. Да если бы он и не сдержал слова, мне не стало бы лучше. Пришлось бы терпеть издевательства мужа и наблюдать, как он издевается над моим возлюбленным. И когда Кало предложил мне сбежать, я почти не сомневалась. Было страшно, но дорога в Федерацию пугала меня куда меньше, чем семейная жизнь в Исанте. А уж когда он связал нас с Ониксом, моему счастью не было предела... - Девушка опустила голову и покраснела. Тонкие пальчики растрепали шов, выдернули кончик чёрной нитки и теперь неустанно терзали его, покручивая и пощипывая. - Я наивно думала, что мы сумеем найти общий язык, что Оникс поймёт: я не желаю ему зла и не считаю его рабом. Но что бы я ни делала, что бы ни говорила - в ответ получала лишь неприязнь и раздражение. А потом всё закружилось и завертелось. Вы, бейги, странный маг с ленточками-червями... И вместо длинного путешествия с любимым - единственный поцелуй... - Гедерика произнесла последнее слово едва слышно, всхлипнула и лихорадочно промокнула глаза рукавом, не желая выглядеть плаксой. - А потом появился Дигнар. Он кричал, что я опозорила его, что Оникс - вещь, что целоваться с вещью - мерзко. Мне было очень страшно. Я понимала, что всё бесполезно, что с таким количеством магов Оникс справится едва ли, но всё равно испытывала гордость. Мой возлюбленный загораживал меня собой и собирался защищать до конца!
  Девушка замолчала и с невыразимой тоской уставилась на бледно-коричневую холку своего коня.
  - Геда... - тихонько позвал Найлин.
  Гедерика дёрнулась, словно гном толкнул её в спину, натянула повод, заставив коня остановиться, и вскинула голову:
  - Думаете, я глупая? Оникс раз за разом давал мне понять, что я для него лишь хозяйка, прихоти которой он обязан выполнять. Но теперь, когда мы не связанны, может быть, есть хотя бы крохотный шанс, что он почувствует то же, что чувствую я? Нет, не так. Пусть он почувствует хоть что-то, кроме неприязни. Если бы мы могли подружиться, и возможно, когда-нибудь...
  "О, нет! Сейчас она разревётся, Най!"
  "Бесчувственный чурбан!" - сердито припечатал гном и, подъехав вплотную к Гедерике, положил широкую ладонь на её запястье:
  - Не стоит отчаиваться. Оникс, конечно, юноша сложный, но чувствовать он способен, мы все это видели. Наберись терпения. Даже освободившись от бремени фантоша ему понадобиться не один месяц, чтобы вновь почувствовать себя свободным.
  "Вы ещё поплачьте вместе! Мы, между прочим, фактически на войну едем, а вы сопли распускаете".
  "Геда влюблённый подросток, а это самое опасное сочетание из всех возможных. Подростки категоричны в любви - либо да, либо нет, и, забыв об этом, мы рискуем не довезти леди Теригорн до Картра".
  "Откуда ты так хорошо знаешь людей?"
  "Книжки умные читал. Не один ты в библиотеку ходить любишь, - беззлобно огрызнулся Най. - Да и мама всегда говорила, что гномы и люди по духу очень близки. У нас по венам течёт кровь, а не ледяное крошево. Впрочем, это я зря. Познакомившись с тобой поближе, я понял: эльфы большие притворы. И заложники древних традиций!"
  "Умник!"
  "А то!" - Найлин подмигнул напарнику и, склонившись к девушке, проникновенно вымолвил:
  - Я могу поговорить с Ониксом и объяснить...
  - Нет! Что Вы! Пусть всё идёт, как идёт!
  - Конечно, конечно. Я тоже считаю, что так будет лучше.
  Гном успокаивающе похлопал Гедерику по руке, и девушка вымученно улыбнулась:
  - Спасибо.
  - Не стоит, для чего ещё нужны друзья? Ведь я могу считать себя твоим другом, Геда?
  - Почту за честь.
  - Извините, что прерываю Вашу содержательную беседу, но у нас гости, - громко произнёс Йолинель и указал куда-то вверх. - И, Великий лес не даст соврать, у меня лёгкое дежавю. К нам направляются бейги.
  Найлин и Гедерика задрали головы и с изумлением вытаращились на яйцеголовых чудовищ, которые приближались к ним правильным клином. Вытянутые длинные шеи, редкие плавные взмахи огромных крыльев.
  - Раз не скрываются, значит, хотят поговорить.
  - Оникс! - пронзительно закричала Гедерика, поднимаясь на стременах и лихорадочно тыкая пальцем в небо. - Первый несёт Оникса!
  Йолинель пригляделся внимательнее. Действительно, уже знакомый ему бейг-маг держал в своих огромных лапах эльфёнка в чёрных кожаных одеждах фантоша. Оникс определённо находился в плачевном состоянии, о чём говорили безвольно откинутая голова и свисающие плетями руки.
  - Почему я его не чувствую? - пробормотал Йоль, в полной растерянности наблюдая, как клин бейгов неспешно опускается на траву. Кровь требовала сейчас же осмотреть родича, чтобы понять, что с ним не так, но разум приказывал оставаться на месте.
  Зато Гедерика сомнений не испытывала. Едва трёхпалые лапы чудовищ коснулись земли, девушка спрыгнула с коня и вихрем понеслась к возлюбленному.
  - Стой! - хором завопили федералы, но девушка их не услышала.
  Да и вряд ли способны слова остановить рвущуюся к счастью душу. И разведчикам пришлось, наплевав на здравый смысл и собственную безопасность, последовать за ликанской магичкой. Правда, оружие обнажать они не спешили, оставляя маленький шанс на бескровное разрешение ситуации.
  - Оникс!
  Геда подхватила свисающую руку фантоша, прижала её к груди и с надеждой уставилась в бледное лицо. Однако призыв остался без ответа: сомкнутые веки не дрогнули, продолжая скрывать волшебную зелень любимых глаз.
  - Что с ним?
  Девушка подняла взволнованный взгляд на бейга, но тот лишь недовольно поцокал языком.
  - Если б я знал, юная леди, если б я знал! Я перепробовал с десяток заклинаний, предназначенных для исцеления живых существ, но мальчишка не принимает мою магию. Потоки проходят сквозь него, словно он невидимка. Видимо, яд беловолосой нефас что-то изменил в его теле.
  - Ты сказал нефас? Но это невозможно! - запальчиво воскликнул Йоль. - Мы истребили этих тварей ещё шесть сотен лет назад!
  Ангр изогнул шею дугой, так что его вытянутое лицо зависло сантиметрах в двадцати над стоящим позади Гедерики эльфом:
  - Солнце Иртана не видело более самовлюблённых и самодовольных существ, чем вы - эльфы! Но не всё происходит так, как запланировали ваши мэтры и мэтрессы. Не всем в мире движет Великий лес. Нефасы выжили и стали осмотрительнее. Они стараются не попадаться вам на глаза. Но это совсем не означает, что так будет всегда. Рано или поздно, нефасы возродят свои кланы и отомстят!
  - Наши мечи и луки подарят им забвение! - надменно ответствовал Йолинель и тотчас скривился, получив весьма ощутимый тычок в бок от напарника.
  - Хватит, собачиться. Лучше займитесь мальчишкой. Кстати, что с ним произошло? Откуда в Ликане взялся нефас? - Найлин состроил добродушную мину и посмотрел на чудовище, стараясь игнорировать гневный взгляд оранжевых глаз и часто сокращающиеся каплевидные ноздри. - Вы же расскажете, господин бейг, иначе нам будет трудно помочь Ониксу.
  Минуту или две Ангр пристально разглядывал гнома, пытаясь отыскать хотя бы намёк на насмешку, но тот выглядел на редкость открытым и дружелюбным. Бейг пророкотал что-то нечленораздельное, выпрямился и свысока взглянул на федералов и Гедерику. Потом перевёл взгляд на бездыханного фантоша, с досадой отметил, что за несколько часов полёта его кожа стала совсем белой, и неохотно заговорил:
  - Наследник решил развлечься и устроил поединок. Саттол выставил против эльфа нефас. Бой закончился закономерно: мальчишка получил порцию яда и умер.
  - Как это умер?! - воскликнула Гедерика.
  - Почти умер, - поправился Ангр. - По крайней мере все находившиеся рядом маги сочли его мёртвым. Дигнар похоронил игрушку и уехал. Мы уходили из города последними. Я услышал то ли хрип, то ли стон и сначала не поверил своим ушам. Ведь Дигнар - хамир, и должен был почувствовать, что любимая игрушка жива. Но когда я откопал мальчишку, то понял - связи с хозяином больше нет. Более того! Яд нефас в его крови едва ощущался. Отрава выходила через поры, словно какая-то сила медленно и неотвратимо выталкивала её. Однако даже когда организм очистился, Оникс не пришёл в себя.
  - И почему же ты не вернул его Дигнару? - со злой насмешкой спросил Йолинель.
  - А должен был? - оскалился Ангр.
  - Сам же говорил, что служишь наследнику. Или уже нет?
  - Не твоё дело!
  - Да хватит вам! - снова вмешался Найлин. Он недовольно зыркнул на напарника и обратился к бейгу: - Это всё, что Вы можете нам рассказать?
  - Да! - рявкнул Ангр, виновато покосился на подпрыгнувшую от неожиданности Гедерику и уже мягче добавил: - Дигнар сломал игрушку и выбросил, пусть так и остаётся. - Длинная шея вновь изогнулась, и лысая голова застыла перед лицом Йоля. - Ты родич, ты старше, тебе и вершить судьбу мальчишки. Спаси или убей! Решай. А я ещё немного побуду с вами. Хочу вдохнуть сладчайший в мире запах, ведь так или иначе, эльфийская кровь сегодня прольётся!
  - Но...
  - Этого не изменить! Так говорю тебе я, маг Ангр из рода Острого пера!
  Гедерика испуганно ахнула, но её голос потонул в громком клёкоте бейгов. Слуги-воины били крыльями, пританцовывали и шумно поддерживали своего господина. Им тоже хотелось вдохнуть почти забытый запах, чтобы оживить спящую в душах месть, и вспомнить те времена, когда они свободно и гордо парили в небе Иртана и наводили ужас на всех обитателей мира.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"