Кохинор: другие произведения.

Пета бяху или по миру наугад. Глава 7.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 7.
  Дьявольская ночь в конюшне.
  
  Простучав босыми пятками по деревянному полу коридора, Юля и Эрик вихрем пронеслись по лестнице и оказались в общем зале. Девушка замешкалась, разглядывая тёмные закопченные стены с чадящими маслеными лампами и широкие коричневые столы, за одним из которых ужинали трое мужчин и две женщины с "листиками" на спокойных, благодушных лицах. В воздухе, словно подёрнутом полупрозрачной дымкой, витали тяжёлые запахи острой еды и жжёного масла, но люди не обращали на это внимания. "Странно, - подумала землянка. - У меня в этом смоге кусок бы в горло не полез, даже несмотря на сжимающийся от голода желудок".
  Увидев Эрика и Юлю, компания в белых нарядах отложила вилки (ну, не совсем вилки, а что-то на них похожее, с витой ручкой, железным кольцом и рядом тонких недлинных иголок) и вытаращилась на рабов, как на инопланетян. "Как я их понимаю, - мысленно хихикнула Юлька, - саму от себя оторопь берёт: всклокоченные искрящиеся волосы цвета кто во что горазд, да ещё кожа отливает призрачным голубоватым светом. То ли девочка, то ли виденье, как в песне поётся".
  - Да идём же!
  Затравленно оглядевшись, Эрик отчаянно вцепился в руку спутницы и потянул к выходу, но дорогу им перегородил выросший как из-под земли здоровяк. Красное в мелких оспинках лицо с цепкими глазами-щелочками приблизилось к Юлиному почти вплотную и дохнуло смачным амбре из чеснока и пива.
  - Твою ж мать...! - выдал здоровяк и пробежал языком по пухлым выпяченным губам.
  - Хозяин велел нам идти на конюшню! - срывающимся голосом проблеял Эрик, но был проигнорирован и отодвинут в сторону широкой, будто лопата, ладонью.
  Компания за столом тревожно переглянулась.
  - Это чужая собственность, Ташур! - предупреждающе воскликнула одна из женщин.
  - Да, знаю, Гана, - досадливо отмахнулся здоровяк, не сводя с Юли завороженного взгляда. - Я ж не трогаю, только смотрю.
  Он жадно оскалился и с ленивой грацией бурого медведя обошёл вокруг девушки. Юлька сжала зубы, чтобы не высказать неандертальцу всё, что она думает о столь пристальном осмотре, однако ноющая шея вовремя напомнила, что бывает с зарвавшимися рабами, и заставила прикусить язык. Да только этого оказалось мало.
  - И где такие смелые родятся? - сально ухмыльнулся Ташур.
  "Вот чёрт! И зачем только я ему в глаза смотрела? Рабам такое вряд ли положено, - с досадой подумала землянка, но прятать взгляд было поздно, и она продолжила сверлить кумачовое лицо здоровяка чёрными с зеленовато-золотистым отливом глазами. - Ой, как его проняло. Чуть не забыл, как дышать надо. Плевать! Пусть Тельвар с ним разбирается! Он же хозяин!"
  - Хороша-а-а...
  Ташур шумно втянул ноздрями воздух и рванул вверх по лестнице. Компания в белых одеждах проводила его понимающими взглядами и снова уставилась на Юлю. Мужчины смотрели, точно прицениваясь, а женщины с отвращением и плохо скрываемой завистью. "А что завидовать-то? - мысленно возмутилась землянка. - Сами бы походили, как фосфоресцирующие рыбы!"
  - Пойдём, а?
   Эрик потянул её за руку, и Юля опомнилась. Новоиспечённые постельные рабы выскочили на улицу. Пока они купались и разбирались с Тельваром, на поселение опустилась ночь. Палящее солнце провалилось за горизонт, и на небе царствовала густо-розовая луна, круглая, как блин, с неровными краями, словно блин ухитрились погрызть мыши. Прохладный, свежий воздух приятно холодил кожу, но чувствовалось, что с каждой минутой температура понижается, а значит, ночевка на конюшне вряд ли доставит удовольствие. Удручённо переглянувшись, Юля и Эриком обогнули здание гостиницы и оказались на заднем дворе. Здесь тоже никого не было, или так им показалось, видимость-то была нулевой - розоватый лунный свет почти без остатка поглощала плотная ночная мгла. Держась за руки и ступая практически на ощупь, молодые люди двинулись в сторону хозяйственных пристроек. Ориентиром служил мерцающий вдалеке огонёк, то ли в окне, то ли дверь сарая кто-то оставил открытой. Постельным рабам Тельвара повезло не сразу. Сначала они забрели на продуктовый склад (по крайней мере, эту свалку мешков и коробов Юлька расценила так) и натолкнулись на троих мужиков в туниках, азартно режущихся в кости. К счастью, рабы были настолько увлечены игрой, что не заметили пришельцев. А входить на склад Юля и Эрик не стали.
  - Сказано ночевать на конюшне - ищем конюшню! - пробормотала девушка, и они побрели дальше.
  Следующей постройкой оказался свинарник, это молодые люди определили по запаху и поспешили убраться восвояси. Двор гостиницы был засыпан песком вперемешку с соломой, и когда Юлька и Эрик добрались, наконец, до конюшни (как назло это оказалось самая дальняя от дома постройка), их голые ноги нещадно чесались. Впрочем, зудящие ноги помогали землянке не думать о мерзавце Тельваре и красной роже здоровяка.
  При входе в конюшню, на расстеленном прямо на пороге одеяле, спал пожилой раб. Вернее чутко дремал, потому что стоило молодым людям приблизиться, он тотчас открыл глаза и сел. Ветхую тунику раба покрывали пятна навоза и шерсти, словно изо дня в день он носил на руках линяющую кошку, да и пахло от него соответственно. Да так стойко, что Юльке захотелось немедленно устроить в Главерне революцию, и показать всем этим рабовладельцам кузькину мать. Очень захотелось! Только пришлось напомнить себе, что пока мамашу Кузьмы показывают исключительно ей.
  Старик молча смотрел на постельных рабов. Лишь в первое мгновение, при виде тускло светящейся Юльки, его лицо озарилось удивлением, но когда водянистый взгляд скользнул по зелёной тунике, морщинистое лицо сразу же стало вялым и равнодушным. Эрик с запозданием объяснил конюху, что хозяин отправил их на конюшню, и старик поджал ноги, позволяя собратьям войти. А потом свернулся калачиком на одеяле и демонстративно захрапел, предоставляя провинившимся рабам самим искать место для ночлега.
  Длинное помещение освещалось маленькими круглыми лампами, развешанными на перемычках стойл. Почти все стойла были заняты, а из пустых воняло так, что о сне даже помыслить казалось нереально. Теперь Юля понимала, почему конюх спит на пороге да ещё и с распахнутой настежь дверью.
  - На чердаке должен быть сеновал, - буркнул Эрик.
  Мальчишка, хоть и был куда более неприхотливым, чем земная барышня, тоже морщился от стойкого зловония.
  - Как они здесь животных держат? Гринписа на них нет! - возмутилась Юлька, но Эрик лишь передёрнул плечами и зашагал вглубь конюшни.
  В самом дальнем стойле они увидели коня Тельвара. Чёрная зверюга сверкнула на пленников злобным взглядом и отвернулась. Юлька нервно хмыкнула:
  - Вот жуть. Прямо фильм ужасов какой-то: в тёмной-тёмной комнате, в тёмном-тёмном углу, стоит тёмная-тёмная... А ну, его, конягу!
  Эрик, наконец, отыскал лестницу, и они полезли на чердак. Здесь было совсем темно, лишь слабое свечение Юлиной кожи чуть разгоняло непроглядную тьму. Молодые люди отодвинулись подальше от люка и зарылись в колючее ароматное сено, которое немного заглушило общую вонь конюшни. Нежная кожа девушки сейчас же начала чесаться, но выбираться из сена не хотелось - оно дарило ощущение тепла и покоя. Пленники Тельвара прижались друг к другу и затихли. Разговаривать не хотелось, да и обсуждать напасти лучше при дневном свете. Однако, несмотря на усталость, сон не шёл - пустой желудок не союзник отдыху. А ели рабы последний раз вчера, да и полноценной едой расплющенные бананы трудно было назвать. Так они и лежали. Юля уныло таращилась в никуда, а Эрик, то и дело вздыхая, водил пальцем по её светящейся руке.
  Неожиданный шорох заставил пленников подскочить на месте. "Крыса!" - истерично подумала девушка, и сердце ухнуло в пятки. Крыс Юлька боялась панически, и сейчас самой себе удивилась, потому как продолжала сидеть и стучать зубами, а не бежала к лестнице, оглашая округу нечеловеческим воплем.
  Эрик тем временем встал на колени и завертел головой:
  - Здесь кто-то есть.
  - Мышь? - с надеждой спросила Юля. Мышей она боялась значительно меньше.
  - Человек.
  Юльку заявление не успокоило. Пока в этом мире люди ей встречались куда хуже крыс. Может, поэтому она и не завопила. В темноте снова раздался шорох, но уже значительно ближе. Эрик плюхнулся на пятую точку и придвинулся ближе к девушке. Юля подобралась, бессмысленно обшаривая глазами темноту. Как же ей хотелось, чтобы под рукой оказался фонарик, или чтобы кожа её, на худой конец, сияла поярче.
  Несмотря на готовность пленников, человек всё равно появился неожиданно. Он вынырнул из темноты, прямо возле рабов, и протянул Юле что-то, завёрнутое в тряпицу.
  - Не бери, - зашипел ей на ухо Эрик, и землянка отдёрнула руку.
  Незнакомец взмахнул полами длинного тёмного плаща, плавным движением уселся напротив рабов, скрестил ноги и положил свёрток на колени девушки. Юля с опаской покосилась на подарок:
  - Зачем? - Этот вопрос интересовал её куда больше, чем что это?
  - Вы голодны, - ответил мужчина и улыбнулся.
  "Бр-р! Прямо мороз по коже, - содрогнулась Юлька. Очень пугающая картина получилась: зелёно-серебряный отблеск тенхора и белозубая улыбка в темноте. Всё, что выше, скрывала широкополая шляпа. - Вот только таинственных незнакомцев мне не хватало, до полной кучи. А вдруг он из тех, кто маленьким девочкам конфетки предлагает?.."
  - Мы не можем от Вас ничего принять, - твёрдо сказал Эрик.
  - Вам не обязательно рассказывать об этом хозяину, - парировал мужчина и развязал тряпицу. В ней оказались полбуханки чёрного хлеба и маленькая головка сыра.
  Юля аж зарычала от злости. "Да плевать на последствия! Если не поем, завтрашний день вообще не переживу, особенно если придётся топать пешком или, ещё хуже, обороняться от Тельвара".
  - Не надо, - пискнул Эрик, но землянка упрямо мотнула головой и, отломив кусок хлеба, жадно впилась в него зубами.
  - Какое блаженство! Восхитительно! - Она отломила ещё кусок и сунула в руки мальчишке: - Ешь!
  Эрик с сомнением посмотрел на незнакомца, потом вздохнул так, будто собирался прыгнуть головой в омут, и накинулся на еду. Юля поделила сыр, вручила половину подростку и мигом покончила со своим куском. Сразу захотелось пить, но это были уже мелочи. Желудок успокоился, и девушка с настороженной благодарностью взглянула на продовольственного мецената. "И чего это он на сеновале делает? Плащ на нём добротный, значит, деньги водятся. Тогда почему номер в гостинице не снял? И зачем чужих рабов кормит? Неужели, пожалел сирых и убогих? Вот уж, вряд ли! Или это кто-то из ужинавших в общем зале мужчин? - Эта мысль Юлю совсем не обрадовала. - Может, Эрик прав, и не стоило брать еду?" - запоздало подумала она и спросила:
  - Чем мы должны расплатиться, сударь?
  - Мне ничего от Вас не нужно, - спокойно произнёс незнакомец, сунул руку под плащ и протянул ей флягу.
  "Ага, так я и поверила. Бескорыстный ты наш!" - мысленно хмыкнула Юля и скрестила руки на груди:
  - Спасибо, но нет.
  - Это вода.
  - Нет.
  - Как хотите, - обиженно сказал незнакомец, спрятал флягу под плащ и поднялся. - Всего хорошего.
  "И всё? - растерялась девушка. - Встал и пошёл? Он что, действительно доброхот? Тогда почему моё нутро трубит об опасности?" Мужчина меж тем отряхнул плащ, обошёл рабов и направился к лестнице. В темноте он двигался на удивление легко и уверенно. Именно эта уверенность Юлю и зацепила.
  - Постойте! - крикнула она, сама не понимая, зачем это понадобилось. - Как Вас зовут?
  - Ты что делаешь? - запричитал Эрик. - Хочешь, чтобы тебя на площади выпороли?
  - Мы уже проштрафились.
  Юля пожала плечами, не сводя глаз с незнакомца, который стоял у самой лестницы и о чём-то напряжённо размышлял.
  - Меня зовут Шайлэ, - после длительной паузы произнёс он и, ещё немного помолчав, спросил: - А тебя?
  - Юля.
  - Юля, - повторил мужчина, кивнул, словно что-то для себя отмечая, и быстро спустился по лестнице.
  - Ну почему ты меня не слушаешь? - жалобно пролепетал Эрик и обхватил голову руками. - Тельвар тебя и так сегодня чуть не прибил. Зачем раздражать его ещё больше? Он же маг. Он всё равно узнает, что мы разговаривали с чужаком и взяли у него еду. И я тоже хорош! Сам жрал, вместо того, чтобы тебя остановить.
  - Это будет завтра.
  Юля зевнула, растянулась на сене и почесала правое бедро. Всё-таки сытый желудок творит с человеком чудеса. Все её страхи куда-то разбежались, а глаза слипались в предвкушении долгожданного сна. Эрик пробурчал что-то неразборчивое, прижался спиной к её боку и поджал ноги, прикрыв их туникой. Он ещё капельку поворчал и размеренно задышал. "Вот и славно", - лениво подумала девушка и заснула.
  
  Юлька стояла посреди большой светлой комнаты, и какие-то люди в сине-зелёных полосатых одеждах текли вокруг неё в медленном бесконечном хороводе. Хоровод распался, и полосатики (их вдруг оказалось больше, чем было сначала) выстроились в две шеренги, сформировав узкий прямой проход, по которому Юля и двинулась, не особенно задумываясь, куда и зачем. Люди не смотрели на неё. Их глаза были устремлены вверх, а губы шептали непонятные девушке слова. Юля остановилась и тоже подняла голову, но потолок комнаты закрывало плотное тёмное облако. Ничего интересного. Она пошла дальше. Люди стали раскачиваться из стороны в сторону и вперёд-назад, точно занимались производственной гимнастикой, и забормотали быстрее и тише. Юлька постаралась абстрагироваться от их бессмысленного бубнёжа, приставила ко лбу ладонь козырьком и прищурилась, старательно выглядывая, что её ждёт в конце коридора. Белая далёкая точка. И всё.
  В лицо вдруг ударил морозный ветер, пол под ногами дрогнул, по нему пробежала рябь. Девушка сделала шаг, поскользнулась, упала и неведомая сила потащила её вперёд, навстречу арктическому холоду и смерти. От ужасающего чувства беспомощности Юля надсадно заорала и стала цепляться за ледяную поверхность, ломая ярко-голубые ногти и раздирая кожу на своих драгоценных пальцах. В какой-то момент бедняжку подбросило в воздух и, перекувырнувшись, она грохнулась на снег. "Снег? Боже, я же в одной тунике!"
  Босые ноги моментально посинели. Бездушный ветер хлестал по обнажённой коже, рвал тунику, вздымал многоцветные волосы, делая Юлю похожей на Медузу Горгону. Нужно было двигаться, чтобы выжить, однако это казалось бессмысленным: вокруг простирался бескрайний снежный ковёр. Юлька бы заплакала, но глаза замёрзли и превратились в куски ледяного стекла. "Помогите!" - мысленно прокричала она, потому что стоило открыть рот и его моментально забило снегом. Девушка к кому-то взывала, молила о спасении, но этот кто-то безучастно взирал на неё сквозь беспощадный ветряной заслон. Сознание застывало. Юля знала, что ещё несколько минут, и она сольётся с безжизненной снежной равниной, став крохотной льдинкой в общем сумасшествии вечной зимы.
  Но соприкоснуться с вечностью девушка не успела, её внезапно тряхнуло и понесло куда-то вверх. Упоительно ясное небо стремительно двигалось навстречу, а солнце, раскалённый красный шар, разгоралось всё ярче и ярче, словно решила стать сверхновой. Но как ни горячились его солдаты-лучи, они оказались не в силах пробиться сквозь ледяную корку, коконом охватывающую Юлино тело. "Мне уже не помочь", - без каких-либо эмоций подумала девушка и тут, опровергая скорбную мысль, ледяная корка треснула и разлетелась миллионами крохотных капель. Живительное тепло захлестнуло тело, возвращая способность двигаться. Но прекратить свой полёт Юлька даже не пыталась, правда, поднималась вверх она уже куда медленнее, и не единым литым движением, а рваными толчками.
  Минуты тянулись медленно и густо, как тянучка из вываренного виноградного сока - последующая становилась длинней, чем предыдущая. И вдруг полёт прекратился. Юля даже дыхание затаила от неожиданности, а потом обернулась, посмотреть далеко ли земля, и ничего не увидела, лишь воды небесной лазури были её спутниками. "Ой, мама! Что ж ты меня такой непутёвой родила?" Девушка прерывисто всхлипнула, и в тоже мгновение невидимая рука подхватила её и с силой швырнула лицом вниз. В ушах засвистел ненавистный ветер. Голубая гладь потемнела, в ней стал угадываться силуэт какого-то строения, и несколькими километрами падения позже, Юлька поняла, что падает прямо на огромный красный замок.
  - Не-ет! - завопила она, однако ветер заткнул ей рот, не позволив воззвать к невидимому соглядатаю.
  А ведь он всё время был рядом и ни чем не помог. Почему? Юлька должна об этом спросить, должна!!!
  
  - Почему? - прохрипела она, оплевав чью-то руку и не сразу осознав, что проснулась.
  "Руку?! Ой! Да я, кажется, в опасности! - Землянка испытывала странное чувство опустошённости и отстранённости от происходящего. После стремительного падения на замок мозг не спешил предупреждать о нападении. - А ведь именно ему я и подвергаюсь!" В голове прояснилось, и Юлька внезапно осознала, что кто-то большой и грузный навалился на неё всем телом, вдавливая в колючую солому, и накрыл рот широкой ладонью. "Господи, да это же красномордый здоровяк из общего зала! А на мне даже белья нет! Одна зелёная тряпка на бретельках". Землянка задёргалась под наглым мужиком, силясь оказать хоть маломальское сопротивление. Ага, как же! Легче гору сдвинуть. Лопаобразная ладонь прошлась по многоцветным волосам, шее и остановилась на правой груди. Другая рука насильника по-прежнему зажимала Юле рот.
  - Ты редкая птичка. Я всегда о такой мечтал. Но твой хозяин упёрся. А ведь я ему даже долю от гостиницы предлагал. Ну, ничего, мы и так обойдёмся, правда, светлячок?
  "Сам ты светлячок! Жук навозный! - мысленно взвыла девушка. - И где этот хвалёный маг? Решил взять нас в рабство, так охраняй свою собственность, скотина! - Ладонь-лопата сползла на бедро, и Юля запаниковала: - Мама дорогая! Меня же насилуют!" Она истерично хрюкнула, дёрнула головой и, как смогла, вцепилась зубами в мужскую руку.
  Здоровяк только крякнул от удовольствия:
  - Отлично, светлячок! А то уж я подумал, что подо мной снулая рыба. - И завозился, стягивая штаны.
  Паника заполонила каждый уголок Юлиного сознания: "Джунгли, рабство, теперь изнасилование! Сколько же можно надо мной издеваться? Не хочу!" Тело на миг обдало жаром, и девушка ощутила на губах чужую кровь - терпкую, чуть сладковатую. Один глоток, и здоровяк отлетел в сторону, а сама Юлька оказалась на ногах.
  - Вот так! - победно прошипела она, одёрнула тунику и поискала глазами Эрика, даже не задумываясь о том, что прекрасно видит в темноте.
  Мальчишка лежал в нескольких шагах от люка, и Юля бросилась к нему. Шлёпнулась на колени, коснулась пальцами пульсирующей венки на шее и с облегчением выдохнула:
  - Жив!
  "Здоровяк его просто оглушил. Кстати, о здоровяке!" Девушка с опаской оглянулась: мужик неподвижной тушей лежал на сене.
  - Я его не убила. Я его не убила, - несколько раз повторила она, подхватила Эрика подмышки и поволокла к лестнице.
  Оставаться на чердаке, рядом с возможным трупом, Юлька не собиралась. Возле люка землянка остановилась и похлопала паренька по щекам: "Всё-таки он уже не пять минут в отключке, может, пришло время очнуться?"
  - Давай, Эрик, просыпайся. По лестнице мне тебя не стащить!
  Паренёк застонал, приоткрыл глаза и тотчас зажмурился:
  - Голова болит.
  - Ясень пень. Только вниз ты уж сам, а я помогу.
  - Зачем вниз?
  - Надо! Вот ведь какой неугомонный, до всего ему дело есть.
  Юлька украдкой оглянулась назад, но здоровяк по-прежнему не шевелился. "Это уже не кнутом попахивает, а виселицей", - с содроганием подумала она и полезла вниз. Спустилась на пару ступенек, взглянула на мальчишку и зашипела:
  - Давай же! Не тяни!
  Эрик покряхтел, покряхтел и полез следом. Парня хорошо приложили, и он так и норовил спикировать вниз, но девушка была начеку, и с горем пополам им удалось спуститься с чердака.
  - Юль, а что это ты так светишься? - неожиданно вытаращился на неё мальчишка.
  - Ура! Ты оклемался, - констатировала Юлька, оглядела себя и присвистнула: - А ведь действительно свечусь. Не хуже торшера с сорванным абажуром, только глаза почему-то не слепит.
  Но поразмышлять над очередной метаморфозой землянке не дали. Из полумрака вынырнул старичок-конюх и мрачно поинтересовался:
  - Где хозяин?
  Юля почувствовала озноб: "Так это я хозяина гостиницы там, на верху, зашибла? Мама дорогая! А ведь верно, он что-то говорил на эту тему, кажется, предлагал Тельвару за меня долю своего бизнеса..."
  - Спит твой хозяин, - неожиданно встрял Эрик.
  - Ага, - закивала Юля. - Умаяли мы его.
  Конюх недружелюбно зыркнул на девушку и перевёл взгляд на лестницу: его так и подмывало взобраться на чердак и проверить, что с хозяином, но упускать из виду двух подозрительных рабов не хотелось.
  "Ох, ну почему всё так паршиво? - мысленно простонала Юлька. - Меня же учили старость уважать. Не хочу я с этим доходягой бороться!.." Эрик, похоже, испытывал схожие чувства. Он топтался на месте, загораживая доступ к лестнице, сжимал и разжимал кулаки и напряжённо хмурился. Впрочем, конюх тоже не спешил соваться в драку, видно понимал, что одному с молодёжью не справиться.
  - А куда это вы ни свет, ни заря намылились? - с подозрением поинтересовался он и передвинулся ближе к Эрику. Светящуюся Юльку старичок, похоже, побаивался.
  "И не удивительно. Я с этими преображениями сама себя боюсь. Вон как мужика здоровенного швырнула и не поморщилась. Юлька Шварценеггер, так вас всех наперекосяк!"
  - В туалет мы идём! - выпалила девушка и покраснела: "Ну и дела! И где она, добрая нежная девочка с арфой? Два дня в чужом мире и всё воспитание коту под хвост. Мама бы со стыда сгорела!"
  - Вы всегда на пару отхожие места посещаете? - в голосе старика отчётливо прозвучала злая ирония.
  - Мы всё на пару делаем, - буркнул Эрик, провёл по чёрной метке на кадыке и вдруг сжался и побледнел: в конюшню стремительно ворвался Карром.
  Юля потянулась к шее, словно её вновь душили пальцы мага. "Эх, вспомнить бы, как я здоровяка приложила? Уж с этим мерзавцем церемониться подавно б не стала!" - подумала она, невольно отступая назад - по глазам мага девушка отлично видела, что ничего хорошего её не ждёт. Вот и отступала подальше от Эрика, чтобы мальчишке по случаю не перепало, с Тельвара бы сталось бы, походя свернуть ему шею, как курёнку.
  Конюх же отскочил в сторону, уступая господину дорогу, и злорадно посмотрел на молодых рабов. "Ну, почему все вокруг радуются, когда у нас неприятности? Где взаимовыручка братьев по цеху? Ведь вроде тоже раб, а радуется отчаянному положению собрата! - возмутилась про себя Юлька, вздрогнула, ощутив, как железные пальцы мага стиснули запястье, и опустила голову, отчаянно не желая смотреть ему в глаза.
  - Твои желания никого не интересуют! - Тельвар схватил девушку за подбородок, развернул к висевшей на стене лампе и довольно улыбнулся: - Великолепно. Теперь видно, что это не только эльфийская кровь. Так, так, интересно...
  - А мне нет! - рявкнула Юля, не успев удивиться собственной смелости. - Хватит уже меня за лицо хватать! Прыщи пойдут!
  - Прыщи? На твоём месте, я бы не о прыщах волновался. Покойнику ни прыщи, ни фурункулы не страшны!
  Ноги девушки едва не подкосились: "Так он собирается меня убить? Но за что? Что я ему сделала?" Видимо она сильно побледнела, потому что лицо мага внезапно разгладилось. Он осклабился в наглой ухмылке и потрепал пленницу по щеке:
  - Не хнычь, пока поживёшь.
  - Вот спасибо, - сорвалось с губ, и Юля мигом прикусила свой болтливый язык, но было поздно.
  Глаза Тельвара вновь налились кровью. Он с силой толкнул девушку к стене и вцепился пальцами в её шею. Юлька захрипела, пытаясь глотнуть воздуха, а маг наклонился и с яростью зашипел ей в лицо:
  - Я собирался убить тебя, как только ты появилась в нашем мире. Но моё смертоносное заклинание не подействовало. Нет, не так. Оно должно было подействовать, но ты впитала его в себя, хотя и не понимаю, как. Я думал, ты лишь отсрочила свою смерть, однако ты что-то сделала, и моя магия попросту растворилась внутри тебя. Тогда я попытался тебя отравить, но и это не вышло. Твоё тело отторгло яд, и ты выплюнула его как обычную воду. А ведь сдохнуть должна была от первой же капли! Что у тебя за дар такой? И почему с каждым часом ты всё меньше походишь на человека? Как такое возможно?
  - Не знаю, - выдавила Юля.
  - Вы не местные. Вы маги? - ошалело воскликнул конюх и бросился прочь.
  Тельвар неразборчиво выругался, чуть отстранился от девушки и, не глядя, выбросил руку назад. Раб, успевший преодолеть половину пути до спасительной двери, застыл на месте, покачнулся и растёкся по полу кровяной лужей. Ни одежды, ни костей. Ни единого крика. Именно тишина была в этом мгновенном убийстве самым страшным - раз, и нет человека.
  Слева от Юли послышались характерные звуки: Эрика рвало. Девушка с удовольствием бы к нему присоединилась, если б маг не удерживал её за шею. Юлин желудок сжимался и разжимался, а в горле стоял горький привкус желчи: "Господи, что же делать? Мы в руках психопата!"
  Тельвар даже не обернулся посмотреть на дело рук своих. Он склонил голову к плечу и недоверчиво приподнял брови, разглядывая лицо девушки:
  - Так на чём мы остановились? Ах, да... Хочешь сказать, ты меняешься сама по себе?.. Что ж, полагаю, я бы поверил тебе, душечка, если бы ты открыла сознание и позволила удостовериться в правдивости твоих слов.
  - Как?
  - Что как?
  Маг немного разжал пальцы, позволяя пленнице отдышаться.
  - Как открыть сознание? - просипела Юля, перед глазами прыгали чёрные точки, а в районе макушки какой-то идиот со всей дури лупил в барабаны.
  - Ты издеваешься, да?
  Маг рыкнул и хлестнул её ладонью по лицу.
  - Уй! - взвизгнула Юлька, отшатнулась и треснулась затылком об стену.
  "Бедная моя голова! Да, что там голова, ещё немного, и на мне живого места не останется". Землянка вздёрнула подбородок и зло посмотрела на мага:
  - И не стыдно Вам слабую женщину бить?
  Тельвар взглянул на неё, как на сумасшедшую, и ядовито расхохотался:
  - Продолжаешь кривляться, паршивка? Продолжай. Только не жди, что я тебе поверю! Мне известно, что ты собой представляешь, и я постоянно начеку. Запомни это, дрянь! Можешь делать круглые глаза, можешь пытаться обольстить меня наивными речами - мне всё равно. Как только пойму, что и как ты сделала с моим заклинанием - ты умрёшь. Ясно?
  - Более чем, - выдохнула девушка и отвернулась.
  Юлька не понимала, откуда в Тельваре столько ненависти и почему в его глазах полыхает прямо-таки маниакальное желание раздавить её, как таракана. Да, выглядела землянка теперь не совсем обычно, но в ней не было желания причинить кому-то вред. Она вообще была безопасна, как младенец. Хотя, если вспомнить о владельце гостиницы, который до сих пор не подавал признаков жизни... "Только бы он не умер! - взмолилась про себя Юля. - Он, конечно, гад, и заслуживает наказания, но не такого же!" Её размышления прервал слабый клёкот. Встрепенувшись, девушка повертела головой и обнаружила шура. Петушок сидел на лестнице, сжав кошачьими лапками деревянную перекладину, и издавал низкие прерывистые звуки. Тельвар внимательно слушал донесение. Когда шур закончил клекотать, маг посмотрел на Юлю. Глаза его опасно сощурились.
  - Он напал на меня! - пискнула девушка и покраснела. - Я испугалась и... А сколько можно использовать меня как боксёрскую грушу? Щека пылает, шея болит. Я же женщина, в конце концов, а не кусок мяса! Я...
  - Меня не волнует Ташур! Даже если бы он тебя изнасиловал, мне нет до этого никакого дела. Мне бы это даже на руку было.
  Тельвар стал медленно наступать на девушку, но в последний момент развернулся и скользнул к Эрику. Мальчишка испуганно хрюкнул и втянул голову в плечи:
  - Я ничего не сделал, господин.
  Карром сгрёб раба за шкирку, легко оторвал от пола и проревел:
  - Кто принёс вам еду?
  - Он назвался Шайлэ, - простонал Эрик и забормотал, как в ознобе: - Простите. Я не хотел. Простите, господин.
  Маг на секунду нахмурился, сверкнул в Юлину сторону свирепыми тёмными глазами, но ничего не сказал. Швырнул паренька на пол и ткнул пальцем в сторону птицы:
  - Следи за ними в оба! - Шур ответил коротким урчанием. Карром согласно кивнул и слегка пнул Эрика мыском сапога: - Седлай моего коня! Мы уезжаем. - Маг обвёл хмурым взглядом конюшню и добавил: - И себе коней подберите. Живо!
  Подросток вскочил и бросился выполнять поручение. Юля же проводила глазами удаляющуюся фигуру мага, повернулась к шуру и закусила губу. Седлать лошадей она всё равно не умела, а вот высказать своё фу...
  - Ну и зачем ты рассказал ему о Шайлэ? Во всём этом ненормальном мире нашёлся один добрый человек, и ты его заложил. А ведь твоему хозяину убить - что в реку плюнуть! - Юля кивнула в сторону подсыхающего кровяного пятна. - Доволен?
  Шур гордо вскинул голову и фыркнул. Слов у девушки больше не нашлось, и, от избытка чувств показав петушку язык, она отправилась помогать Эрику. Помогать, конечно, громко сказано. Скорее морально поддерживать. Она краем глаза наблюдала, как ловко мальчишка прилаживает на морду вороного коняги уздечку, и прокручивала в уме всю эту дьявольскую ночь в конюшне. То, что за пару дней мозги у неё съехали набекрень, Юля не сомневалась. Но упорно прокручивала сцену за сценой, пытаясь разобраться, что всё-таки с ней творится. Девушка понимала, что Тельвар считает её магом (или магичкой?), и даже готова была признать, что у него есть на то некоторые основания, но вот саму себя волшебницей, чародейкой или ведьмой признавать отказывалась.
  - Глупость несусветная! Ну, предположим, я во всеуслышанье заявлю, что де магичка. И что? Только разозлю Тельвара ещё больше. Он-то, похоже, воспринимает меня не просто магом, а магом, практикующим и тщательно скрывающим свои умения. Ну и пусть! Может, и лучше, что он видит во мне не сопливую девчонку, а опасного противника. Авось не броситься в драку сломя голову, предпочтёт изучить врага, подготовиться, а, значит, у меня будет немного времени, чтобы сориентироваться и, дай-то Бог, сделать ноги. - Юля вздохнула и тоскливо посмотрела на Эрика: - Должно же быть в этом треклятом мире место, где мы смогли бы укрыться?!
  
  
   Глава 8.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"