Кохинор: другие произведения.

Пета бяху или по миру наугад. Глава 9.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 9.
  Претенденты на звание друга.
  
  В небе, как парус на ветру, полоскалась алая предрассветная дымка. Тяжёлый, влажный воздух обжигал лицо, тёплыми каплями оседал на коже, волосах и ресницах. Дышать было нелегко, словно каждый раз в ноздри заползал не воздух, а густая вязкая жижа, похожая на вазелин. Кони быстро перебирали копытами, острые чуткие уши нервно подрагивали, изящные морды окутывали облачка белёсого пара - дыхание усталых животных раскалилось сильнее горячего утреннего воздуха. Юля вздохнула. Она чувствовала, что коням требуется отдых, но проклятый маг гнал и гнал маленький отряд вперёд. С удивительно прямой спиной он восседал на огромном вороном жеребце и, не отрываясь, смотрел вперёд, точно выискивая одному ему ведомую цель. Верный шур, вцепившись когтями в тёмно-красную попону, замер за спиной хозяина, цепкие глазки-бусинки зорко следили за пленниками.
  "И смеётся, - с досадой подумала Юлька. - Ещё бы! Мы с Эриком наверняка выглядим как два кургузых мешка с картошкой, которые по недоразумению оказались не в телеге, а в седле!" Поджав губы, девушка осторожно повернула голову и посмотрела на мальчишку. Ему досталась бодрая и игривая кобылка гнедой масти со светло-русой гривой и пышным длинным хвостом. И она, похоже, была вполне довольна своим седоком. Впрочем, как и сам Эрик. Паренёк держался в седле довольно уверенно, время от времени краешки его губ чуть приподнимались в робкой улыбке, а рука поглаживала рыжеватую шкуру кобылки. "Кого я обманываю? Единственная неумёха здесь я!"
  Поймав на себе ободряющий взгляд Эрика, Юля прерывисто выдохнула и рискнула выпрямиться. Пространство вокруг задёргалось, заходило ходуном, и, испуганно пискнув, девушка вновь уткнулась в шею коня. Старый мерин с грустными глазами и коротко остриженной белой гривой шумно фыркнул, будто насмехаясь над неумелой всадницей, но Юлька не обиделась. Чуть влажная тёплая шерсть приятно щекотала лицо, успокаивала, предлагала забыть о тряске и жёстком седле. Юля улыбнулась и слегка расслабилась, позволяя мыслям течь, куда им заблагорассудится. И почти сразу на душе стало легко и спокойно, окружающий мир подёрнулся рябью, поплыл, растекаясь в огромное многоцветное пятно...
  Шур беспокойно взмахнул крыльями, вытянул шею и заклёкотал, как рассерженная наседка. Его рокочущий, требовательный крик хлестнул землянку по лицу, ворвался в уши, вгрызаясь в барабанные перепонки. Юлька распахнула глаза и заорала от ужаса. Собственный крик отрезвил, заставил выпрямиться и сфокусировать взгляд. "Что это было?" Додумать она не успела: Тельвар натянул повод, развернул могучего жеребца и в мановение ока приблизился к пленнице. Тёмные, синевато-чёрные глаза угрожающе полыхали, зелёный лист тенхора неприятно подёргивался, тонкие губы исказились в хищном оскале.
  - Не смей колдовать, ведьма!
  - Я?
  Юля нервно сглотнула и машинально вжала голову в плечи.
  - Это последнее предупреждение. - Карром наклонился вперёд. - Ещё одна подобная выходка, и дальше поедешь в качестве багажа! И, весьма вероятно, не целиком. Думаю, Десятке для знакомства хватит и одной твоей симпатичной головки. Усекла?
  Девушка не нашла в себе сил выдавить хоть слово, но маг похоже и не ждал от неё ответа. С довольным видом оглядев бледное лицо пленницы, он холодно зыркнул на Эрика и вновь возглавил отряд. Мерин и гнедая кобылка послушно порысили вслед за чёрным жеребцом. Юля машинально подалась вперёд, чтобы прижаться к шее коня и застыть в спасительном оцепенении, но, натолкнувшись на предупреждающий взгляд шура, застыла и тихонько всхлипнула. Верховая езда оказалась невыносимой пыткой. Юлька вообще не понимала, каким чудом до сих пор продолжает удерживаться в седле, а не бороздит лицом гладкую, похожую на асфальтовую дорогу. "Именно чудом... - Она с подозрением посмотрела в спину мага. - Или магией..."
  - Ты как? - прозвучал совсем близко дрожащий голосок.
  Юлька аж подпрыгнула, когда их с Эриком колени на секунду соприкоснулись.
  - Нормально. Только не нужно меня так пугать.
  - Извини. - Мальчишка бросил опасливый взгляд на Тельвара. - Я просто испугался, что он...
  Вцепившись в повод, как утопающий в спасательный круг, девушка тряхнула многоцветными волосами.
  - Не думаю, что он выполнит свою угрозу. Мы зачем-то ему нужны. Оба.
  Парнишка согласно мотнул головой и отвернулся, а Юля уткнулась глазами в шею коня: "С тобой проще всего, Эрик. Ты нужен, чтобы манипулировать мной, а вот я... Каждый раз, когда Тельвар смотрит на меня, он словно что-то ищет. Хотелось бы понять - что? Гадать бесполезно. Всё равно я ничего не знаю ни о магии, ни об этом мире. А без информации мне никогда не разобраться..." В который раз вздохнув, девушка обвела окрестности тоскливым взглядом. Ночной сумрак постепенно рассеивался, из-за высоких, точно мачты, деревьев медленно выползал огненный диск солнца. По обеим сторонам дороги скалились джунгли. Ровная "асфальтовая" дорога острым ножом прорезает их насквозь. Юля подумала, что без магии здесь точно не обошлось: не выглядела дорога рукотворным созданием, и всё тут. Да и поселение, которое они покинули затемно, растворилось в первобытном лесу как-то неестественно быстро. Но так ли это мог сказать только маг, а вступать с ним в беседу девушка опасалась, страшилась вновь ощутить на себе пронзительный взгляд синевато-чёрных глаз.
  Тельвар же ехал молча. После своего красноречивого выступления, он больше не произнёс ни слова, ни разу не оглянулся на пленников. Всё смотрел и смотрел вперёд, будто выискивал глазами место встречи. Юля попыталась угадать, куда он направляется. Если солнце в этом мире, как и на Земле, встало на восходе, то двигался их маленький отряд на северо-восток. Словно прочитав её мысли, Эрик шепотом предположил, что маг стремится поскорее покинуть Главерну, а самый быстрый путь для этого - в Пайфер. До границы, по словам мальчишки, они должны были добраться дня за четыре, а уж потом, в Пайфере, повернуть на северо-запад и двигаться в королевство Верхних Равнин, а точнее в Делвайер, самый близкий к столице город, где располагалась главная резиденция Союза. Правда, Эрик не понимал, почему Карром так спешит покинуть Главерну, ведь в Пайфере, насколько он слышал, магов недолюбливают. Что-то там произошло между дедом нынешнего короля Пайфера и главой Вящих. Что именно, мальчишка не знал, но в его семье много судачили о том, что из-за давней истории два соседних королевства постоянно находятся на грани войны. Юле тоже было интересно, зачем при таких раскладах Тельвар тащит их в Пайфер, но она знала о новом мире ещё меньше Эрика, и строить предположения с подобным минимумом знаний было сложно. Да и не хотелось. Юля больше думала о том, как нарушить планы садиста-хозяина и дать дёру. Однако, вглядываясь в неприступные монолиты джунглей, всякая охота предпринимать что-то серьёзное немедленно отпадала. Вот и развлекалась землянка тем, что время от времени тихо переговаривалась с мальчишкой да демонстрировала шуру розовый, как она надеялась, язык.
  К полудню солнце окончательно выбралось из-за деревьев и зависло прямо над дорогой, нещадно обжигая головы и плечи всадников. Тельвар извлёк из седельной сумки холщовую широкополую шляпу и водрузил её на макушку, а вот пленникам пришлось туго. Туники постельных рабов, больше похожие на платьица, оставляли на растерзание солнечной атаке слишком много кожи. Да и отсутствие нижнего белья не добавляло оптимизма. Потные от жары пленники старались не шевелиться, слиться с седлом, но когда под тобой вприпрыжку шагает лошадка это безнадёжное дело. Эрик, тихо всхлипывая, привстал в стременах и попытался подложить под себя полу туники, и Юлька бросила на него завистливый взгляд. Для неё подобные выкрутасы казались верхом эквилибристики. Покусывая губу, землянка обречённо подскакивала в седле и с ужасающей ясностью представляла, как её пятая точка постепенно превращается в кровоточащую мозоль. "Вот и имей после этого богатую фантазию", - с безнадёжной злобой подумала она и вздрогнула - перед глазами возникла новая картинка: лёжа под каким-то жалким, ободранным кустом она в корчах умирала от заражения крови.
  - Проклятый Тельвар, - сорвалось пересохших губ, и Юля кожей почувствовала, как рядом вздрогнул мальчишка.
  - Не надо...
  - Чего не надо? - Резко тряхнув многоцветными волосами, девушка повернула голову и взглянула на бледное, несчастное лицо Эрика. - Он же специально издевается!
  - Это его право. Он хозяин.
  - Вот именно! - прошипела землянка. Она понимала, что изливать свой гнев на мальчишку неправильно, но остановиться уже не могла: - Раз хозяин, так пусть заботиться о своём имуществе!
  - Но...
  - Никаких "но"! После нападения Ташура, пререканий с Тельваром и чёрт знает скольких часов в седле, я хочу есть, пить, спать и опустить пятую точку хотя бы в придорожную лужу, если здесь такие водятся! Или, на худой конец, остановиться и хоть немного отдохнуть от постоянной тряски!
  Но Юлиной пламенной речи не суждено было разгореться: гнедая кобылка неожиданно встрепенулась, загарцевала на месте, и мальчишка громко застонал, потом выругался и приподнялся на стременах, уткнувшись лицом в гриву коня. Девушка дёрнулась, едва не свалившись на землю: на тунике Эрика краснели уродливые пятна. Ярко-голубые ногти скребнули по серой шерсти мерина, золотой узор на них вспыхнул и погас. Лютая ненависть вперемешку с бесконечным отчаяньем затопили разум. Невыносимо захотелось курить... И вдруг яркая вспышка эмоций погасла, и забытое, казалось навсегда, спокойствие воцарилось в душе.
  - Тельвар! - крикнула Юля, натянула поводья, и робкий конь тотчас замер на месте. Поясница и бёдра горели огнём. Землянке ужасно хотелось скопировать позу Эрика, но она заставила себя восседать прямо: как-никак собиралась спорить с рабовладельцем.
  Маг придержал коня, медленно повернулся и пронзил пленницу людоедским взглядом:
  - Как ты меня назвала?
  - Простите, господин Тельвар. - то ли исправилась, то ли продолжила речь девушка. - Не могли бы Вы дать нам воды? И хорошо бы устроить привал, пока мы с Эриком попросту не свалились с седла.
  Карром позеленел:
  - Будешь указывать, что мне делать?
  "Да...Что-то с покладистостью не вышло, - подумала Юля, с почти садистским весельем. - Надо его успокоить, пока кусаться не начал. Вон, как глазищами зыркает! - Она смущённо улыбнулась и захлопала ресницами. - Авось да прокатит".
  - Что Вы, хозяин, я о Вас пекусь. Понимаете, я вдруг представила, как мы с Эриком валяемся бездыханными. Сколько проблем мы тогда Вам доставим... Вам же нас лечить придётся, чтобы мы смогли ехать дальше. Или Вы нас бросите?
  - Не надейся! - криво ухмыльнулся Тельвар. - Я собственностью не разбрасываюсь. И прекрати изображать наивную дуру, от тебя так и несёт ехидством!
  Юля тут же сменила улыбку на мину полной покорности судьбе:
  - Простите, господин Карром.
  Маг подъехал ближе.
  - Милая моя деточка, - тихо и вкрадчиво заговорил он. - Я не люблю, когда меня выставляют идиотом, так что придержи свой ядовитый язычок, пока я его не отрезал, и держи глаза долу.
  "Да, что же он всё время мне угрожает? Он что, задался целью постоянно меня третировать? Зачем?" - искренне возмутилась Юля. И вдруг пришло понимание. Девушка сомкнула губы плотнее, но не удержалась - вопрос вырвался помимо воли:
  - А что Вы сделаете, когда доберётесь до моего сознания?
  Тельвар выпрямился в седле и почти минуту сверлил лицо пленницы жёстким взглядом.
  - Привал, - наконец выдавил он и спешился.
  С чего такая милость Юля не поняла, но уточнять не стала: привал им с Эриком был жизненно необходим. Постельные рабы сползли с коней на обочину дороги, дотащились до ближайших кустов и повалились на землю в их благословенную тень. Тельвар же всё стоял возле своего чёрного рысака и молча наблюдал за пленниками. "Хоть бы воды предложил", - кисло подумала девушка и перевела взгляд на тихого, безропотного Эрика. В отличие от спутницы юноша господской милости не ждал. Сорвал с куста продолговатый тёмно-зелёный листок, сунул в рот и, кривясь, стал пережёвывать. Юля тоже попробовала: гадость редкая, но в горле, наконец, появилась слюна, и жить действительно стало чуточку легче.
  - Да уж... - раздражённо протянул Карром. - Я не ошибся, сделав вас постельными рабами. Неженки! - Он повернулся к шуру, который по заведённой традиции восседал на крупе вороного коня, и сердито приказал: - Костёр и обед, Горр. Быстро!
  Шур распрямил лапы и, взмахнув крыльями, спикировал на землю. То, что произошло дальше, заставило Юльку забыть и об усталости, и о боли в пятой точке. Глаза девушки не уловили момент преображения, но вместо полюбившегося ей петушка-мутанта на обочину приземлился молодой человек. А красавец какой!.. Меланхоличное овальное лицо, сужающееся к подбородку, высокий лоб, большие карие глаза с пушистыми, чуть рыжеватыми на кончиках ресницами, брови вразлёт. Тонкий, с чуткими крыльями нос, правильные губы, яркие и сочные, будто слегка подведённые помадой. И невероятная причёска: тёмно-каштановые волосы длинной до середины шеи были разделены на одинаковые пряди-стрелки. На темени белый след пробора, но чёлки нет, разве что пряди, спадающие на лицо чуть более редкие. "И как они ему только не мешают? - заторможено подумала Юля. - Я бы уже давно откинула волосы с лица, а он словно их не замечает... Так. Стоп! Нужно взять себя в руки!"
  Девушке оторвалась от созерцания восхитительного лица, с нарочито безразличным видом оглядела невысокую стройную фигуру (из одежды на лже-шуре красовались лишь коричневые полотняные штаны и сандалии) и мучительно сглотнула, борясь с накатившим приступом тошноты: руки молодого человека, от запястий и почти до ключиц, обвивала винтом толстая медная проволока. И не просто обвивала. Проволока была вживлена в кожу. Выглядело это так, словно кто-кто вырезал на руках Горра аккуратные бороздки, протянул по ним металл и дал слегка поджить. "И я даже знаю, кто этот кто-то! - Юлька с трудом подавила желание одарить Тельвара презрительным взглядом. - Бесполезное занятие, его гляделками не проймёшь! Ненавижу тебя, Карром!" Правда мысли о ненавистном маге тотчас вылетели из головы, когда Горр развернулся к ним спиной и направился к лесу. Нет, не направился - заскользил. По-другому его шаг и назвать-то сложно - убойная смесь классического танцора и опасного хищника. "Мама дорогая, в такого мужчину и влюбиться-то нельзя, можно только благоговеть и исходить слюной" - с трудом подбирая отвисшую челюсть, мысленно простонала землянка и вздрогнула, услышав взволнованный шепот Эрика, который словно задался целью пугать свою подругу по несчастью.
  - Это же тангир...
  Незнакомое слово заставило Юльку обернуться:
  - Кто?
  - Оборотень, - пояснил мальчишка и вздохнул, когда стройная фигура Горра растворилась в полумраке джунглей. - Я думал, что маги их всех истребили.
  - Я оставил одного на память, - с довольным видом сообщил Тельвар. Он сидел на расстеленном одеяле, шагах в десяти от рабов, и время от времени прикладывался к кожаной фляге. - Великолепный экземпляр, не так ли, Юля?
  Девушка кивнула, ибо не признавать очевидного было бы глупо, и прищурилась, с подозрением разглядывая мага. Карром, похоже, расслабился и испытывал желание немного поболтать. "Что ж, я не против, лишняя информация мне только на пользу!" - мысленно ухмыльнулась землянка, опустила глаза долу, как и требовал Тельвар и замерла, с жадностью впитывая каждое слово.
  - Тангиры были жестоким и кровожадным племенем. Жили они по принципу, кто сильнее, тот и прав, и создавали людям множество проблем. Вели себя как разбойники: грабили и убивали на дорогах, совершали набеги на города и деревни. Говорят, тангиры даже человечиной питались. Но, правда или нет, утверждать не возьмусь.
  Юлька подняла голову, посмотрела на стену тропического леса, за которой скрылся Горр и попыталась вообразить, как этот грациозный, изящный молодой человек, сидя у костра, глодает чью-то ногу или руку, но не смогла. Разум воспроизводить сию душераздирающую картинку отказывался наотрез.
  - Я тебя понимаю, - качнул головой Тельвар и, приложившись к фляге, продолжил: - Тангиры действительно выглядят впечатляюще. Но за очаровательной внешностью прячется свирепый хищник. Я видел Горра в его иных ипостасях - зрелище не для слабонервных.
  - Закон компенсации, - пробормотала Юлька, быстро взглянула на бледного, измождённого мальчишку и попросила: - Пожалуйста, дайте Эрику воды.
  - Не хочешь слушать о красавчике? - Тельвар ткнул пальцем в сторону леса. - Обидно, да? Такой типаж, и такая гнилая репутация!
  - Ну, почему же? - Землянка осторожно выпрямилась и села, внимательно глядя на мага. - Я с удовольствием выслушаю историю тангиров, если она не будет чередованием трёх слов - гады, сволочи, бандиты.
  - Но так и есть!
  - Это лично Ваше мнение, господин Карром. Но у любой истории есть обратная сторона. Может быть, выслушаем её интерпретацию устами Горра?
  Юлька улыбнулась магу и кивнула на выскользнувшего из-за деревьев тангира. Меланхоличный красавчик возвращался с внушительной охапкой сухих веток.
  - И что он может рассказать? - презрительно фыркнул Тельвар.
  - Правду! Если он действительно последний тангир, значит, терять ему нечего, и врать незачем. Ну, что послушаем его рассказ? Думаю, он будет чертовски занимательным!
  - Ах, ты...
  Маг просверлил пленницу испепеляющим взглядом и тяжело поднялся. "А вот это плохо! На роже написано, что сейчас он отыграется на ком-то из нас!" - Юлька подобралась, мысленно взывая ко всем богам, чтобы этим кем-то оказалась она, а Тельвар зыркнул на Горра, который, сложив хворост неподалёку от нас, тюкал огнивом по кремнию, и шагнул к будущему костру. "Ну уж нет! Не хочу, чтобы за мои слова отвечал кто-то другой, даже будь он трижды бандит и убийца". - И, превозмогая боль в пятой точке, девушка начала подниматься на ноги.
  Эрик мгновенно сообразил, что затевает ведьма, и вцепился в её руку:
  - Не надо, Юля.
  Хотел он, как лучше, а вышло... От прикосновения Эрика кожа землянки, к тому времени ставшая почти нормальной, засветилась, сначала на запястьях, а потом и всё тело целиком, ссадины и потёртости на пятой точке мгновенно затянулись, и, чувствуя себя словно заново рождённой, Юлька шагнула к магу с непреодолимым желанием задать тому трёпку. Сжала сияющие кулаки и в сердцах выпалила:
  - Да что же это у Вас за мания такая, издеваться над людьми?!
  Тельвар медленно развернулся. Сине-чёрные глаза хищно сузились, лицо стало багровым, как у гипертоника.
  - Всё-таки тебе так и не терпится поколдовать, дрянь? Что ж, колдуй. Давно хочу посмотреть, на что ты способна! - прошипел он и поднял руку.
  "Сейчас меня будут убивать!" - мелькнуло в сознании, и Юлька рванулась в сторону. Вовремя. В то место, где она только что стояла, врезался огненный шар, оставив чёрное выжженное пятно на траве. Эрик испуганно вскрикнул и ужом юркнул в кусты, а Горр, выронив огниво и кремень, резко выпрямился. "Костра он так и не зажёг", - зачем-то отметила девушка, мечась на дороге, как загнанный заяц. Выступить-то она против Каррома выступила, отвлекла, так сказать, внимание противника на себя, но что делать дальше, не представляла. "И чего я полезла с магом тягаться?"
  Тельвар же, плотоядно улыбаясь, пулял в землянку огненными шарами и явно получал от этого массу положительных эмоций. Юлька прыгала, приседала, отбегала и с каждой минутой развязка всё приближалась и приближалась: "Эх, надо было спортом заниматься! Каратэ или тайским боксом! А теперь всё - хана!"
  До Каррома, наконец, дошло, что оказывать активное сопротивление рабыня не собираюсь, и он расхохотался.
  - Да что это за мир такой, где маги, как тряпки! - воскликнул он и, откинув голову, загоготал пуще прежнего.
  И в этот момент Юлька на него бросилась. Нелепо и глупо? Да! Но это был единственный шанс застать мага врасплох. И она им воспользовалась! С разбегу запрыгнула на Тельвара, обхватила руками и ногами и, потеряв равновесие, маг грохнулся на дорогу. Удар вышиб из лёгких воздух и, ничего не соображая от страха, землянка вцепилась в иссиня-чёрные волосы и несколько раз хорошенько приложила Каррома головой об землю. Маг затих, а Юля лежала на нём, не в силах разжать сведённые судорогой пальцы, и ревела так, как никогда в жизни:
  - Я убила человека! Убила! Я! Я убила человека!
  - Хватит, Юля!
  Две пары рук отодрали девушку от мага и поставили на ноги.
  - Вам надо уходить, пока он не очнулся! - требовательно произнёс Горр. - Забирайте лошадей и уезжайте! У вас есть пара часов форы, воспользуйтесь ею и постарайтесь затеряться в джунглях!
  Он схватил землянку за руку и потащил к вороному коню Тельвара. Юлька плохо понимала, что говорит ей тангир. Но главное, она усекла: маг не умер, а лишь вырубился на время. В первый момент девушка опешила, а потом возликовала: "Я не убийца! Слава Богу!" Тут до неё с опозданием дошло, что ехать с ними тангир не собирается, и эйфория откинула тапки.
  - Как же так? - Юля выдернула руку из ладони Горра. - Ты не можешь оставаться с этим мерзавцем! Он же...
  - Я не могу уехать, - перебил тангир и, подхватив девушку под руки, легко забросил на коня, с которого она мгновенно спрыгнула, с другой стороны.
  Обежав вороного, Юлька остановилась перед Горром и возмущённо продолжила:
  - Он садист и мерзавец! Ты не обязан быть его рабом!
  - Видишь это. - Тангир вытянул изуродованные руки. - Этими путами Тельвар привязал меня к себе. Я не могу уйти!
  - Почему?
  - Если уеду без разрешения мага, через пару километров сам разверну коня и вернусь, хочу я этого или нет.
  - Вот свинство!
  Юлька топнула ногой: "Представляю, что сделает с ним Тельвар, когда очнётся и увидит, что нас нет. И этот ад будет на моей совести!" Она посмотрела в печальные карие глаза тангира, сглотнула горький комок в горле и повернулась к Эрику:
  - Мы остаёмся!
  - Это неразумно, - раздался знакомый голос, и из тени первобытного леса выступил светловолосый мужчина в длинном чёрном плаще. Шляпу на этот раз он держал в руках.
  - Шайлэ? - удивлённо воскликнула девушка. - Что Вы здесь делаете?
  - Наблюдаю.
  Мужчина приблизился и слегка поклонился Юльке и её спутникам. "Очень занимательно, с учётом, что мы все трое - рабы", - машинально отметила землянка, хотела выдать что-нибудь язвительное, но не успела. Покончив с церемонией приветствия, Шайлэ совершил стремительный бросок к Тельвару и пригвоздил его к дороге мечом.
  - З-з-зачем... - не всхлипнула, не то хрюкнула Юля и привалилась к Эрику - ноги стали ватными, а к горлу вновь подкатила тошнота.
  Шайлэ со спокойным видом развернулся к рабам и снова галантно поклонился, словно он был не хладнокровный убийца, насквозь пронзивший человека, а благодушный хозяин, встречающий гостей на балу:
  - Не стоит беспокоиться, леди. Убить такого мага, как Тельвар Карром, не просто. Я лишь дал нам ещё немного времени, чтобы скрыться.
  - Вы тоже маг?
  - Да. И, увы. - Светловолосый картинно развёл руками: - В моём положении, я не рискну колдовать на территории Песчаного материка без крайней необходимости.
  - Вы преступили закон? - хмуро осведомилась Юлька, а про себя подумала: "Великолепная компания у меня подобралась: беглый раб, последний оборотень-каннибал и маг-с-мечом, легко пускающий его в ход".
  - Нет-нет, что Вы. Но я бы не хотел обсуждать перипетии своей биографии сейчас. У нас есть дела поважнее, леди.
  - Вы о побеге? Так мы никуда не едем!
  Шайлэ подошёл ближе и с недоверием поинтересовался:
  - Неужели Вы и в правду хотите освободить тангира? Вы отдаёте себе отчёт, что он оборотень?
  Горр бросил на землянку огорчённый взгляд и отвернулся, а Юлька сердито встряхнула многоцветной гривой, шагнула к магу и сунула ему под нос светящуюся руку:
  - Я и сама-то мало похожа на человека, если Вы ещё этого не заметили, господин Шайлэ!
  - Но...
  - Без тангира я никуда не поеду! - твёрдо заявила девушка и от переизбытка эмоции добавила: - Один за всех и все за одного!
  - Это неправильно, - прошептал Горр.
  - Может быть! Но я ненавижу рабство! А за два дня, я познакомилась с ним достаточно тесно! Это во-первых! А во-вторых: я не позволю Тельвару отыграться на тебе за мою выходку!
  - Но я тоже виноват. Я обязан был защищать своего хозяина, но не вмешался.
  - Значит, ты созрел для свободы! - припечатала Юлька и впилась глазами в Шайлэ. - А ну-ка снимайте с него кандалы! И не говорите, что не в силах этого сделать! По лицу вижу - можете!
  - Вы и сами можете! - парировал маг.
  - Интересно как?
  - Так же, как вы придали себе ускорение, когда уворачивались от огненных шаров Тельвара! Так же, как повалили его на землю, наплевав на то, что он тяжелее Вас, как минимум вдвое! Так же, как били его головой о дорогу, придав песку твёрдость камня!
  Девушка вытаращилась на Шайлэ, как на сумасшедшего:
  - И я всё это сделала?
  - Конечно, - кивнул тот и вдруг улыбнулся: - Вы магичка, Юля, осознаёте Вы это или нет.
  Юлька застыла, тщательно переваривала его слова. Конечно, она предпочла бы усесться где-нибудь в сторонке и расставить по полочкам всё, что накопилось за несколько дней в несчастной головушке, но времени на самоанализ не было. "Магичка, значит, магичка. Лишь бы польза от этого была!" - решила землянка и расправила плечи:
  - Говорите, что делать, Шайлэ!
  Светловолосый положил ладони на Юлькины плечи, улыбнулся и мягко развернул её к Горру:
  - Возьмите тангира за руки и не отпускайте, чтобы ни произошло.
  "Весёленькая перспектива! - нервно хихикнула девушка. - Интересно, что должно произойти, если меня предупреждают подобным образом? Ясно же, что ничего хорошего. Э-эх, как же хочется хоть немного положительных эмоций!" Чтобы хоть немного успокоиться, Юля медленно сосчитала до десяти, а потом сжала запястья тангира и постаралась сосредоточиться на предстоящей работе. Шайлэ чуть сжал пальцы на её плечах, и по спине землянки пробежала горячая волна. "Ведь колдует же, шельмец, а говорил: не могу, не могу!" - возмущённо подумала Юлька и тут же забыла обо всём на свете: медная проволока под её руками потеплела и заблестела, как ртуть. Маслянистая рябь пробежала по металлической поверхности, и на дорогу упала первая серебристая капля. Девушка заворожено проследила за её падением, открыла рот, чтобы спросить, как это у неё получается, но не успела - Горр закричал так, что Юле показалась, будто её мозг сейчас взорвётся. Она никогда не слышала, чтобы человек издавал подобные звуки. Впрочем, Горр-то человеком не был. Он одновременно выл, рычал и визжал, а красивое меланхоличное лицо ломало и корёжило так, словно это был кусок пластилина. Юлька зажмурилась, не в силах вынести вида его мучений. Хотелось разжать руки и бежать, куда глаза глядят, лишь бы оказаться подальше от этого кошмара, потому что и с закрытыми глазами она чувствовала отголоски боли тангира. Вой перешёл в судорожные рыдания. Девушке захотелось обнять Горра, утешить, и она мысленно потянулась к нему, но пальцы Шайлэ клещами стиснули её плечи:
  - Не вздумай! Сейчас ты открыта настолько, что можешь потеряться в его сознании!
  Юлька не стала вникать, что маг имеет в виду, и поспешно сосредоточилась картинах суровых первобытных джунглей, благо насмотрелась на них предостаточно. Но надолго удержать концентрацию не удалось. Очень хотелось знать, как дела у тангира, и, не удержавшись, девушка приоткрыла один глаз. Голова Горра была опущена, кончики прядей-стрелок мелко дрожали. Он, наконец, смог унять рыдания, но на дорогу продолжали капать прозрачные капли, то ли слёзы, то ли пот, а то ли и то, и другое. Юля открыла глаза и, с трудом сдерживая дрожь, посмотрела на руки тангира: оковы "стекли", но кровавые бороздки с почерневшими каёмками выглядели отвратительно. Представив как бороздки со временем превращаются в багровые рубцы и как ужасно они смотрятся на этом бесподобно красивом теле, девушка вцепилась в грязную, пыльную тунику и тоскливо уставилась себе под ноги.
  - Как ты? - шепнул Шайлэ. - Устала?
  - Немного. - Юля скомкала пальцами серо-зелёную ткань и глухо произнесла: - Помоги заживить раны.
  Маг отпустил плечи девушки, отчего ей сразу же стало холодно и неуютно, потом отцепил Юлины руки от запястий тангира и менторским тоном произнёс:
  - Целительство это сложная и кропотливая работа, требующая больших затрат энергии, а ты едва стоишь на ногах.
  - Но стою же.
  - Маг прав, Юля, - бархатным голосом произнёс тангир и низко поклонился: - Вы и так сделали для меня больше, чем кто-либо.
  - Ага... - протянула землянка, наматывая на палец многоцветный локон.
  Слушала она мужчин краем уха, ибо в голову внезапно пришла интересная мысль: "Я же залечила свои раны, так почему бы ни испробовать это на тангире? Понять бы только, как подступиться. Ладно, шаг первый - собственное свечение. - Юлька оглядела свои ладони и удовлетворённо кивнула: - Достаточно, даже сильнее, чем тогда, когда мы с Эриком мылись. Теперь шаг второй, самый ответственный". Она осторожно погладила Горра по рукам, страстно желая видеть их целыми и невредимыми. Тёмные края бороздок устремились навстречу друг другу, слились в узкие полосы и пропали.
  - Получилось! - радостно воскликнула землянка, порывисто обняла тангира и расцеловала его в щёки.
  Горр смутился и покраснел, точь-в-точь, как это делал Эрик, а Шайлэ сдавленно поинтересовался:
  - Как ты это сделала, Юля?
  - Не знаю, - беспечно ответила девушка.
  Настроение у неё было великолепное и думать о том, что и как совершенно не хотелось: "Я бы сейчас поела и поспала минуточек так шестьсот..."
  К счастью, Шайлэ не стал настаивать на немедленно разговоре. Сообщил, что они и без того задержались рядом с Тельваром дольше, чем это было разумно, и потянул землянку к коню. Однако просто так сесть на вороного ей не дали. Пришедший в себя тангир загородил магу дорогу и категорично заявил, что поедет вместе с Юлькой. Он-де ею спасён и чувствует себя в неоплатном долгу. Шайлэ попытался возразить, но Горр не поддержал дискуссии. Он попросту схватил девушку под руки, закинул на коня, как уж проделывал ранее, и устроился позади. Эрик запрыгнул на свою кобылку, а скрипящему зубами магу достался робкий серый мерин. Шайлэ выглядел крайне не довольным, но разобраться с ним Юлька решила позже.
  "В конце концов, он попался на моём пути только вчера вечером, так что рано ему ещё претендовать на звание друга!" - подумал она и с этими мыслями заснула.
  
  
  
   Глава 10.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"