Кохинор: другие произведения.

Пета бяху или по миру наугад. Глава 11.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 11.
  Тет-а-тет.
  
  Падая в объятья Морфея, Юлька ожидала, что вновь окажется на заснеженной равнине. Она даже попыталась вообразить себя в удобной меховой шубке до пят (с глубоким капюшоном, с пушистой муфтой, как у принцессы из сказки про двенадцать месяцев) и в тёплых высоких унтах. Отдать должное Юлиному воображению - получилось. Только вот ни снега, ни ветра в её сне не обнаружилось. Девушка как последняя идиотка стояла в зимней одежде посреди пыльной, душной Москвы и глазела на бесконечный людской поток, движущийся по широкому тротуару проспекта. В потоке мелькали знакомые лица, однако все они проплывали мимо, не находя в душе отклика. Да и до знакомых ли было? Тело словно в жарко натопленной бане пребывало, пот струился по лицу, застилая глаза, однако сил даже на то, чтобы откинуть меховой капюшон, не было. По крайней мере, Юльке так казалось. Но стоило мелькнуть в толпе Светкиному лицу, и она, точно оглашенная, ринулась к подруге, пробивая дорогу локтями и кулаками. Шуба жутко мешала, но девушка почему-то и не думала избавляться от неё. Словно без зимней одежды она оказалась бы голой. А может, так оно и было? Отчаянно работая кулаками и стараясь не упустить подругу из виду, Юлька попыталась вспомнить, представляла ли она себе платье или джинсы. По всему выходило, что нет.
  А родное, приветливо улыбающееся лицо то появлялось, то исчезало среди десятков других, сосредоточенных и необщительных, а порой и откровенно враждебных. Но Юля игнорировала их, с маниакальным упорством продвигаясь вперёд и досадуя, что получается это слишком медленно. Шаг, шаг, ещё шаг. Высокий мужчина в строгом деловом костюме оттолкнул Юльку с дороги, пребольно заехав кожаным кейсом ей в живот. Девушка охнула, согнулась от боли, а когда вновь подняла голову, обнаружила, что Светкиного лица больше нет. И дело было не в том, что она его видела или не видела. Юля просто знала, что её подруга исчезла с этой полыхающей жаром улицы.
  - Светка!!! - заорала она, в панике заметалась среди людей, не в силах определить, куда двигаться дальше, а потом вдруг почувствовала себя одинокой, заблудившейся в глухом лесу девочкой, за которой никто никогда не придёт, и, обхватив голову руками, разразилась громкими безутешными рыданиями.
  Прохожие оглядывались на девушку, некоторые крутили пальцем у виска, кто-то предложил вызвать "психушку". А Юля ревела и ревела, не переставая, потому что знала: если её не убьют люди, её прикончит одиночество...
  - Юля!
  Знакомый бархатный голос ворвался в сон, сметая улицы и людей. Серое, пыльное небо, казалось, так и молящее о дожде, раскололось, обнажив лазурную высь и палящее жёлтое солнце, и Юлька закрыла лицо ладонями.
  - Юля! Юля! Да очнись же! - настойчиво требовал голос, но девушка всё ещё сопротивлялась ему, пока не поняла, что ведёт себя глупо.
  "Это всё треклятые сны! Уморить меня решили". Мысленно чертыхнувшись, Юлька открыла глаза. Тело трясло, зубы стучали, как кавалерийский отряд копытами, со лба стекали солёные капли пота. "И ведь не сказать, что кошмар приснился? Или этот бред можно считать кошмаром?" Плохо осознавая, где находится и кто её окружает, Юля повертела головой и застонала: пока она спала, шею затекла основательно. Помассировав онемевшую часть организма и чуть не ободрав при этом кожу длинными ногтями, девушка, наконец, начала понемногу приходить в себя. Сидела она под высоким раскидистым и совершенно неземным деревом с плоскими широкими ветками и треугольными листьями. Солнце, цепляясь угасающими лучами за траву, лес и облака, медленно, но верно скатывалось за горизонт. "Получается, я проспала полдня? Ничего себе! Ни езды не почувствовала, ни как с коня снимали, ни как на плаще под деревцем укладывали. Вот, что значит крепкий здоровый сон! Ну... не совсем здоровый".
  Поёрзав на щедро пожертвованном плаще, что, несомненно, принадлежал Шайлэ, Юля окончательно вспомнила всё, что пережила по прибытию в новый мир, и поискала глазами своих спутников. Из всех троих рядом обнаружился лишь тангир. "Ох, ну какой красавец! - тотчас мелькнуло в голове. - Весь ум напрочь отбивает". Юлька немного похлопала глазами, от всего сердца надеясь, что не выглядит полной дегенераткой, и спросила:
  - Это ты меня разбудил?
  - Ты кричала. - Горр плавно скользнул к девушке и сел рядом. - Тебе что-то плохое приснилось?
  Юлька закусила губу: впервые в жизни ей захотелось отринуть приличия, броситься в объятья мужчине и разрыдаться, как последней дуре, наплевав даже на то, что они почти не знакомы. Красота тангира завораживала, манила, начисто лишала здравого смысла. Тангир же лукаво улыбнулся, словно прочитал мысли девушки, приобнял её за плечи и шепнул:
  - Здесь неподалёку есть ручей.
  Юлькины щёки вспыхнули алым румянцем. "А ведь и правда, - с досадой подумала она. - Представляю, как сейчас выгляжу. Пугалом на огород выставлять можно, даже без предварительной обработки!" Слова Горра сбили любовный угар. Смущённо отводя взгляд, Юлька поднялась на ноги и поплелась в указанном направлении. Обогнула кустарник, усыпанный тонкими коричневыми иголками, рядом с которым пощипывал травку спонсированный Тельваром робкий серый коняга, и оказалась возле маленького естественного грота. Широкая каменная скала полукруглой крышей нависала над весело журчащим ручьём, достаточно полноводным, чтобы можно было окунуться. С двух сторон, изображая стены, стояли раскидистые кусты, а входом служил крохотный песчаный пляж, в два-три девичьих шага шириной. Выглядела картинка очень уютно, и Юлька не раздумывая скинула тунику и, повизгивая от холода, забралась в воду.
  Несмотря на приближающийся вечер, стояла душная и тяжёлая жара, предвещавшая как минимум ливень, если не грозу, так что холодный ручей являл собой достаточно резкий контраст с горячим воздухом. Но как же было здорово помыться после тяжёлого дня! Девушка сидела на мелком песочке, устилающем дно ручья, плескалась, точно розовощёкий карапуз из рекламы детских гигиенических средств, и вместе с потом и грязью уходили апатия, тоска и воспоминания о кошмарном сне.
  - Не шуми, - раздался за спиной чуть рокочущий голос Горра.
  От неожиданности, девушка подпрыгнула и, перевернувшись, хлопнулась на живот. Что ею двигало, Юлька сама не поняла, не иначе расхожее мнение, что попы у всех одинаковые. Тангир же издал странный звук, сильно смахивающий на хрюканье, и захохотал. И этот хохот, точно плетью хлестнул землянку. Она подняла злобный взгляд на весельчака и прошипела, разве что ядом не брызгая:
  - Терпеть не могу, когда меня пугают!
  - Я понял, - кивнул Горр, тщетно пытаясь остановить смех. - Извини.
  Но девушка уже и так остыла. "Вот ведь зараза! - разглядывая хихикающего тангира, думала она. - На такого симпатягу даже злиться непросто. Но надо!" Юлька дала себе мысленного пинка, сдвинула брови к переносице и хмуро поинтересовалась:
  - Чего ты такого смешного увидел?
  - Ты похожа на обожравшуюся кранга тангиру.
  Горр вновь расхохотался, видимо, для него шутка была очень смешной. Только вот Юлька не разделила его веселья. Забыв о наготе, она села и кисло взглянула на свои руки с голубовато-золотыми ногтями: "За два дня я действительно растеряла многие человеческие черты, но не до такой же степени, в самом деле? Или до такой? Тельвар говорил об эльфийской крови и о том, что я маг. Я думала: человеческий маг... А теперь Горр видит во мне тангиру. Что я такое, чёрт подери?" Жутко захотелось выскочить из предательски изменившегося тела и броситься прочь, куда глаза глядят, но осуществить подобное Юльке было не под силу.
  - Ну и ладно, - пробормотала она себе под нос, опустила голову, занавешивая лицо влажными многоцветными прядями, и громко спросила: - Я действительно похожа на тангиру?
  Смех оборвался. Горр ринулся к девушке, плюхнулся на колени и сжал её руки в своих ладонях:
  - Ты меня не так поняла, Юля. Я не имел в виду, что ты становишься тангирой. Просто ты слишком необычно выглядишь. Для человека. Тельвар говорил, что это своеобразная реакция на его магию, но он ошибался. Ты начала меняться до встречи с ним, точнее, с того момента, как попала в Аренту. Правда, непонятно почему. Но не расстраивайся. Возможно, процесс пойдёт вспять, и ты снова будешь выглядеть, как прежде. - На губах тангира засветилась лукавая улыбка, а голос стал тихим и вкрадчивым, как у заговорщика: - Но так, по-моему, гораздо лучше.
  "Ой, нет. Сейчас целоваться полезет!" И точно! Горр наклонился и потянулся к Юлькиным губам. "И где народ? Да вмешайтесь же, хоть кто-нибудь! Я же голая! Голая?!" Оттолкнув тангира, девушка вскочила и метнулась к одежде. Туника была грязная и пахла, как старая половая тряпка, но Юлька, не мешкая, натянула её и показала Горру кулак:
  - Только попробуй на меня ещё раз свои чары напустить!
  - Почувствовала или догадалась?
  Тангир пружинисто вскочил на ноги, и его тон стал резким и деловым. "Вот тебе и ухажёр!" От разочарования, Юлька чуть не расплакалась.
  - Не молчи, Юля. Это важно! Пока Шайлэ и Эрика нет, я должен настроиться на твою магию и показать тебе несколько штучек, которые могут пригодиться.
  - Как это нет? А где они? - растерялась землянка, но в следующую секунду опомнилась и, сжав кулаки, стала угрожающе наступать на тангира: - Как ты мог отпустить мальчишку с этим... этим... Да, я даже не знаю, кто он, чёрт подери! И ты отпустил с ним Эрика?
  Горр по-кошачьи мягко отпрыгнул в сторону, крутанулся и каким-то непостижимым образом оказался у девушки за спиной:
  - Спокойно. Всё не так страшно. Они отправились в деревню за припасами, утром вернуться.
  - Утром? - Юлька развернулась, как обретшая утерянное направление торпеда, и продолжила атаку: - Значит так: если с мальчиком что-то случиться, я тебя на клочки порву! Усёк?!
  - Порвёшь, порвёшь, - покладисто закивал тангир. - Только не придётся. Шайлэ никуда не денется. Ему что-то от тебя нужно, Юля. Не стал бы маг такого уровня без цели шляться по Песчаному материку, где он лёгкая мишень для вящих. Значит, дело у него важное и неотложное.
  - Допустим.
  Юлька с мрачным видом кивнула и, нервным движением разгладив подол туники, подумала: "До чего же неприятно, когда тебе разжевывают то, до чего ты сама должна была дойти. И ведь лежало всё на поверхности!" Однако заняться самобичеванием ей не дали.
  - Раз Шайлэ не стал тебе ничего объяснять, значит: либо ждёт, когда ты окончательно придёшь в себя, либо, что более вероятно, и не собирается ничего объяснять, - тряхнув тёмно-каштановыми волосами-стрелочками, нетерпеливо продолжил тангир. - И, в этом случае, нам необходимо решить, как себя вести и что делать дальше!
  - Разумно, конечно... Только как мы отвяжемся от мага такого уровня. Кстати, какого?
  - Ну... Как тебе объяснить... - Горр задумчиво постучал пальцами по губам. - Шайлэ мог бы, хоть сейчас, занять место в Десятке вящих.
  Юльке это мало что говорило, но звучало впечатляюще. "Если в эту Десятку входят самые сильные маги этого мира, следовательно, Шайлэ выше и круче туч, а я, соответственно, влипла по полной программе. Эх, вскочить бы на серого да умчаться... Куда угодно, лишь бы подальше отсюда! Только, судя по всему, далеко мне от этого мага не уйти. Да и верхом я ездила один только раз - спящей". Дальше в мысли воспитанной московской барышни стала прорываться ненормативная лексика, и Юлька сердито отдёрнула тунику:
  - И что мы можем придумать?
  - Ну, не стоит так расстраиваться, - улыбнулся тангир, и от этой улыбки на сердце у девушки потеплело. - Ты тоже маг не последний. Есть все шансы, что если Шайлэ тебя доведёт, ты разделаешься с ним, как с Тельваром.
  - А если не доведёт, то всё будет наоборот. Да... Прямо русская рулетка какая-то.
  - Рулетка?
  - Проехали, - отмахнулась землянка и вновь погрозила тангиру кулаком: - Хватит бомбить меня любовной магией!
  - Это необходимо, чтобы настроиться на тебя. Я ничего такого...
  - Вот это-то и обидно.
  Юлька поспешно захлопнула рот, коря себя за болтливый язык, и с надеждой посмотрела на тангира, но последний представитель грозных оборотней видимо не был знаком с хорошими манерами и даже не подумал сделать вид, что не расслышал. Наоборот, картинно приподнял брови и многозначительно уставился на девушку, причём лицо его стало ехидным до невозможности:
  - Впрочем, я ничего не имею против маленькой интрижки.
  Выдержав паузу, словно давая Юльке шанс отступить, Горр плавно поднялся и вышел берег. Капли воды алмазной россыпью блестели на слегка загорелой коже. Правильные, малиновые губы приоткрылись, призывая возобновить прерванный поцелуй. Тангир чётко осознавал, какое впечатление производит на девушку, и беззастенчиво этим пользовался. "Бежать!" - подумала Юлька и не двинулась с места, лишь вздрогнула, когда Горр взял её за руку и потянул к себе.
  - Секс - идеальное решение, наша связь будет прочной и устойчивой.
  - Ну... - протянула девушка, не в силах отвести взгляда от карих глаз с пушистыми, рыжеватыми на кончиках ресницами. Ладони тангира скользнули по её спине к краю туники, и, словно обретя второе дыхание, Юлька нервно затараторила: - Не скажу, что я против, но как-то всё слишком быстро, на мой вкус. И потом, эта твоя любовная магия...
  - Что может притягивать двух людей сильнее, чем желание? - Тангир невесомо коснулся губами щеки девушки, и его дыхание стало тяжёлым. - Секс самое удобное средство для настройки двух сознаний на одну волну. Ты мне нравишься, и я тебе нравлюсь, даже очень. Я почувствовал это сразу, как только Тельвар разрешил мне перекинуться. Так что, мне даже особых усилий прилагать не пришлось. Я только немного тебя подтолкнул, и ты отозвалась на мою магию.
  Горр легко оторвал Юльку от земли и поцеловал в губы. У девушки в запасе имелось вагона три с грифом "но", однако она оттолкала их на запасной путь и ответила на поцелуй. "А почему нет? Даже, если потом мой порыв окажется лишь побочным эффектом нашей магической связи, будет хоть о чём вспомнить на старости лет. Если доживу, конечно..."
  Всё что они с Горром вытворяли на берегу ручья, в ручье, а потом на поляне, запомнилось Юльке только на чувственном уровне. Из-за выстраиваемой тангиром связи, им ничего не надо было друг другу объяснять. Слияние тел было естественным, как новый рассвет, как птица на ветке или звезда в небе. Любовники стонали и смеялись, рычали и кричали, катались по траве и плескались под сенью валуна, где лишь серебристые искры на Юлькиных волосах и слабое мерцание её кожи разгоняли непроглядный мрак. Они предугадывали желания и, в стремлении опередить друг друга, спешили исполнить их. Юле стало казаться, что она знает тангира целую жизнь, что в целом свете она никогда и никого не знала, кроме него. Он и она, она и он - дико, весело, ошеломительно!..
  Изнеможённые, но довольные, любовники повалились на траву и уставились на кусок звёздного неба, оттенённый пышными кронами деревьев, которые в темноте приобрели беловато-серый оттенок. Ночной воздух оказался немногим прохладней дневного, и ему было не по силам остудить потные, разгорячённые тела. Юльке хотелось вновь забраться в холодный ручей, да и поесть не мешало бы, но шевельнуться, казалось, преступлением.
  Горр повернулся, чмокнул девушку в нос и, поднявшись, скользнул в темноту. Вернулся он через пару минут, уже в штанах и сандалиях, и протянул Юльке широкий кусок белого хлеба и колбаску.
  - Из запасов Тельвара, - пояснил, усевшись рядом.
  - А ты?
  - Я поел, пока ты купалась.
  Кивнув, землянка немедленно набросилась на еду. Конечно, она помнила мамины наставления о том, что женщине всегда необходимо демонстрировать хорошие манеры, но, едва ощутив во рту сладковатый привкус хлеба, забыла обо всём на свете. Юльку не смущало даже негромкое подсмеивание тангира. Проглотив еду со скоростью оголодавшей собаки, она почувствовала себя гораздо бодрее и нашла силы подняться и дойти до ручья. Выбрав местечко помельче, плюхнулась в прохладную воду и растянулась во весь рос. Бегущая вода приятно омывала тело, разметавшиеся волосы слегка щекотали спину и плечи. Удивительно, но девушке совсем не хотелось спать. Да и уставшей она себя уже не чувствовала. Похоже, вместе с необычным свечением, преображённое тело поучило в подарок повышенную выносливость. "Неплохое приобретение, с учётом сложившейся ситуации".
  Юлька раскинула руки и постаралась отключиться от действительности. И, как это обычно случалось с ней последнее время, голова тотчас заработала. Ой-ой-ой! От хлынувших водопадом мыслей девушка аж подскочила:
  - Горр!
  - Что?
  Тангир выскочил из-за куста и насторожено огляделся по сторонам.
  - Надо поговорить!
  - Надо, - согласился Горр, внимательно присматриваясь к девушке.
  "Похоже, в темноте он видит не хуже кошки", - машинально отметила Юлька. То, что и сама она прекрасно различает тангира в кромешном мраке, дошло до неё с опозданием. Но всё же дошло, и лишь усилило подозрения. Выдерживая паузу не хуже новоиспечённого любовника, девушка выбралась из воды, неторопливо отжала волосы и ровным тоном осведомилась:
  - А поведай-ка мне, дорогой, о чём ты так старательно умалчиваешь?
  Меланхоличное лицо тангира недовольно скривилось. Обсуждать с землянкой сей животрепещущий вопрос ему явно не хотелось, но и провоцировать её на очередной срыв - тоже.
  - Я не хотел говорить, после того, как ты так... неоднозначно отреагировала на моё высказывание о тангире, - промямлил он, опасливо отступая к кустам. - Когда Тельвар нашёл тебя, ты была без сознания. И никак не приходила в себя. Тогда он стал поить тебя зельем, смешанным с моей кровью.
  Юлька низко рыкнула, досадуя, что оставила треклятого мага в живых, и продолжила наступать на Горра.
  - Значит, я превращаюсь в тангира?
  - Да нет же! - замахал руками красавчик. - Ты же человек, по крайней мере, изначально. Моя кровь, смешанная с определёнными ингредиентами, должна была тебя убить! А ты... Я не знаю, как это возможно, но ты выплюнула эти самые ингредиенты, а кровь - нет!
  - Ничего не понимаю!
  - Я тоже. Но одно могу сказать точно: хоть внешне ты на тангиру и не похоже, ты ею пахнешь. Совсем чуть-чуть, но я чувствую. А ещё ты чем-то похожа на эльфийку. А волосы у тебя разноцветные, как у сирен. А ногти - по преданию такие у вампиров были.
  - Круто!
  - Но это ничего не значит. Вдруг на тебе заклинание какое-то, снимешь его и станешь прежней.
  - Ага, - кивнула Юлька и на всякий случай провела языком по зубам, проверяя их на предмет удлинённости и остроты.
  Слава Богу, на ощупь зубы оказались прежними, а на большее рассчитывать и не приходилось. Стало грустно, в глубине души заворочался червячок сомнения, нашептывающий, что самой собой Юля вряд ли когда-нибудь станет. Расстроено кивнув, словно подтверждая неумолимость грядущих перемен, девушка посмотрела на тангира и едва слышно проговорила:
  - Тангир, вампир, сирена - не самые мирные существа. Как думаешь, в один прекрасный день я стану чудовищем?
  Горр на мгновение замер, явно прикидывая, начать возражать или скромно промолчать, потом прищурился и, точно разглядев в Юлином лице что-то неожиданное и опасное, выпалил: "Да кто тебя знает!" и удрал в лес.
  - Вот и поговорили! Замечательно!
  Землянка топнула ногой и зарычала от бессильной ярости. Внутри всё переворачивалось от желания поймать и накостылять красавчику, тем более что благодаря выстроенной им связи, примерно знала, где прячется Горр. Но вовремя напомнив себе, что она не какая-нибудь воинственная амазонка, а взрослая воспитанная девушка, предпочла не рыскать по джунглям в темноте, а направить свой гнев в нужное и полезное русло. Отыскала скомканную, пропитанную потом тунику и, забравшись в ручей, стала с остервенением её полоскать.
  Краем уха Юля уловила шуршание и треск и отчётливо представила, как её любовник-тангир наблюдает за постирушкой, забравшись в недра густого кустарника. Однако уже в следующую минуту звуки напомнили девушке об одном экстремальном моменте, грянувшем на поляне с одиноким банановым деревом. "А не Горр ли был той замечательной кошечкой, на которую я орала, как иерихонская труба?" Юлька на мгновение замерла, а потом стала тереть тунику с удвоенным рвением, потому как спросить, верна ли её догадка, могла и позднее. Не сколько отстирав одёжку, а больше измотав себя, девушка выбралась из воды, развесила тунику на ближайшем кустике и вернулась на поляну. Отыскала плащ Шайлэ, завернулась в него и стала тихо злобствовать на всё и вся.
  Тангир бродил где-то неподалёку. Юлька чувствовала его недовольство и раздражение. "Да-а, ментальная связь не сделала мою жизнь краше. И сама зла, как сто чертей, да ещё чужие отрицательные эмоции подлыми змеями норовят заползти в душу. Позвать его что ли? Только, боюсь, стоит нам рядом оказаться - поцапаемся. Пусть побродит пока". Девушка свернулась калачиком, прикрыла глаза и попыталась заснуть. Не тут-то было! Перед внутренним взором тотчас поплыли салаты, румяные жареные курицы и всевозможные тортики с цукатными и кремовыми розами, шоколадными человечками и глазированными озёрами.
  - Вот чёрт! - выдохнула Юлька и села. - С этими телесными экзерсисами я становлюсь обжорой.
  Впрочем, даже воображаемые тортики привели землянку - заядлую сластёну и лакомку - в благодушное состояние. Злость заблудилась где-то в потёмках души, и потянуло на эксперименты. Развлечений захотелось. Юля плохо представляла, как действует их ментальная связь с Горром. То, что связь позволяла чувствовать эмоции друг друга, это она уже поняла, но хотелось знать больше. Сосредоточившись, девушка постаралась понять, где именно находится сейчас тангир. Оказалось, что Горр нервным шагом описывает круги вокруг поляны. "Трусишка зайка серенький!" - мысленно пропела она и, сгорая от любопытства, послала по связи несколько фривольную мыслишку. О магичке с разноцветными волосами, естественно. Послала и прислушалась (если так можно выразиться).
  Реакция последовала незамедлительно. Сначала донеслось ошеломление. Потом тангир вроде бы рассердился. Остальных эмоций девушка не поняла, но вышагивать Горр перестал, остановился в задумчивости. "Может, что попроще надо было выбрать? Что я, в сущности, о тангирах знаю? Вдруг я его оскорбила? Может, у них не положено, чтобы женщины проявляли инициативу?" И тут на Юльку навалилась пустота - непонятная, а потому пугающая. Девушка обеспокоено посмотрела по сторонам, а когда осознала, что тангир исчез с её "радара", вскочила и заметалась по поляне. Плащ Шайлэ волочился за ней, как обесцвеченный павлиний хвост.
  - Горр! Горр! - испуганно звала землянка, не понимая, что теперь делать. Остаться одной в ночных джунглях, где подстерегали тысячи непредвиденных опасностей - то ещё удовольствие.
  Серый конь, напуганный её метаниями, прервал процесс поедания травы и негромко заржал. Юлька взвизгнула, обернулась и облегчённо вздохнула: "Не одна!" Конь шумно фыркнул, и девушка ринулась к нему. Обняла за шею и умоляюще зашептала:
  - Тише, миленький. Вдруг кто услышит?
  Юля опять вспомнила огромную пятнисто-полосатую кошку с белыми висящими усами и передёрнула плечами: несмотря на пышущую жаром ночь, ей стало жутко холодно.
  - Горр. Отзовись. Пожалуйста.
  "Страшно?" - прозвучал в голове насмешливый голос, и Юлька присела от неожиданности:
  - Ты где?
  "Рядом".
  - А почему я тебе не чувствую?
  "Не хочу. Ментальная связь не игрушка. Мне твоя шуточка не понравилась".
  - Извини.
  Кусты позади землянки зашумели, и на поляну выбрался тангир. Лицо его было сердитым.
  - Извиняю, - буркнул он и скрестил руки на груди.
  Девушка с виноватой миной топталась на месте и машинально поглаживала серого по шее. Наверное, надо было что-то сказать, но она никак не могла подобрать слов. И, как это часто случалось, если Юлька была взволнована, ляпнула она совсем не то, что следовало:
  - Кошка, на которую я наорала, это был ты?
  - Нет. - Тангир встряхнул стрелками-волосами и со вздохом произнёс: - Надо с тобой что-то делать, Юля. Бездумное путешествие по миру, о котором ты не имеешь ни малейшего представления, чревато для здоровья. Спать ты поспала, поесть - поела, так что, садись и слушай.
  - Ишь раскомандовался, - проворчала землянка, уселась под куст и вредным голосом напомнила: - Между прочим, мы собирались обсудить, как вести себя с Шайлэ.
  - Маг подождёт. Сначала поговорим об Аренте.
  - А что это?
  - Мир, в котором ты находишься, - любезно объяснил Горр и присел на корточки, напротив девушки.
  - Ах, да.
  Юлька кивнула и заворожено уставилась на губы тангира, которые в темноте приобрели цвет горького шоколада. "Слава Богу, после установления связи, я перестала реагировать на него, как взбесившаяся самка кролика. Ведь перестала же? Конечно перестала. И всё равно, он чертовски хорош! А как мы..."
  - Юля!
  - Прости. - Девушка покраснела и, стараясь игнорировать ехидно-ласковое выражение на лице тангира, добавила: - Я слушаю, честно.
  - Не знаю, какова жизнь в твоём родном мире, да сейчас это и не важно, но в Аренте жизнь трудная и опасная. Предупреждаю сразу: рассказчик я плохой, да и о людских делах знаю не слишком много, так что расскажу, что смогу. Надеюсь, на первое время тебе хватит. - Горр потёр переносицу длинными изящными пальцами и продолжил: - Значит так. В Аренте три материка: Лесной, Песчаный и Северный. Мы находимся на Песчаном материке, и это самая плохая новость для таких существ, как мы.
  - Ну вот, ты меня уже и человеком не называешь.
  - А ты и не человек. Ты маг, Юля, и в Аренте к тебе будет относиться именно так, если, конечно, сумеешь доказать свою состоятельность. - Горр склонил голову к плечу, и лицо его стало жёстким. - Люди, по сути своей, эгоистичные, враждебные ко всему живому твари. Они не могут спокойно жить, если вокруг тишина и покой. Им обязательно нужно всё изгадить. - Верхняя губа тангира приподнялась и задрожала, словно он хотел перекусать всех людей разом. - Ненавижу их! Злобные мерзкие паразиты!
  Юлька приглушённо кашлянула, и Горр замолчал. Посмотрел на девушку, хотел ободряюще улыбнуться, но замер, осознав, на кого выплеснул свою ненависть. На мгновение карие глаза расширились, и девушка приготовилась выслушать извинения. Но их не последовало. Тангир нахмурил и холодны тоном произнёс:
  - У меня есть причины говорить именно так, Юля. Моё племя не видело от людей ничего хорошего. Они травили и убивали нас, потому что считали опасными. Ха! Конечно, станешь опасным, когда твоей семье постоянно угрожают расправой. И за что? Только за то, что мы живём не так, как они?! За то, что способны превращаться в зверей?! Тангиры никогда не были людоедами, но молва повесила на нас этот ярлык, и люди, подогреваемые собственным дурным воображением, объявили нас своими врагами!
  - Мне жаль, Горр, но... - начала было Юля, но тангир перебил её и повысил голос, теперь в нём дрожала и билась ярость.
  - Но больше людей я ненавижу и презираю магов! - заявил он, сопроводив слова низким клокочущим рыком. - Они такие же выродки, как и люди, только в отличие от них, готовы идти дальше затаённой ненависти и камня в спину! Они готовы крушить, ломать и убивать, лишь бы доказать, что сильнее всех! Они мнят себя богами и считают правомочным казнить и миловать по своему усмотрению! И при этом они трусы, потому что уважают лишь силу! Так что, приготовься к драке, Юля. Сумеешь показать магам зубы и кулаки, и они никогда не посмеют причинить тебе зло! Взять хотя бы Тельвара. После того, как ты победила его, он всеми способами постарается избежать прямого столкновения. Теперь будет действовать исподтишка, крадучись следовать за нами, в надежде выждать удобного момента и...
  - Жуть какая!
  От слов тангира девушку бросило сначала в жар, потом в холод. Она поджала ноги, плотнее закуталась в плащ и затравленно огляделась по сторонам - повсюду мерещился зловещий образ Тельвара. Девушка представила, как маг, затаившись, взирает на них из темноты, и задрожала.
  - Хватит! - Голос срывался. - Не нужно меня запугивать. Ещё немного, и я буду прятаться от собственной тени!
  - Извини. - Горр опустился на траву и обнял Юлю за плечи: - Я что-то и в правду разошёлся. У меня и в мыслях не было пугать тебя. Просто... Наверное, я выгляжу диким и кровожадным.
  - Есть немного.
  Тангир грустно усмехнулся и уставился на серого. Наевшись травы, конь низко опустил голову и задремал. В лунном свете было отчётливо видно, как он забавно раздувает ноздри, а его сиплое, размеренное дыхание выбивалось из беспокойного рисунка ночи. "Вот уж равнодушное животное мне досталось, мы тут кричим, а ему хоть бы что, - заторможено подумала Юлька. - Спит себе и ухом не ведёт". Несколько минут парочка наблюдала за умиротворённо посапывающим конём, а потом Горр заговорил, и на этот раз его голос звучал глухо и печально, как тихий перебор гитарных струн.
  - Что ты теперь обо мне думаешь, Юля? Считаешь лицемером? Называет мол магов убийцами, а сам жаждет их крови. Я бы на твоём месте так и думал. Сейчас даже мне трудно представить, что когда-то я был беззаботным ребёнком, грезящим лишь об играх и проказах. - Юлька затаилась и постаралась не дышать, предвкушая историю о тангирах, но Горр резко сменил тему: - О призраках поговорим в другой раз. Сейчас тебя больше должна волновать собственная жизнь. Итак, Арента!
  - Ты сказал, что для таких существ, как мы, находится на Песчаном материке опасно, - осторожно напомнила Юля.
  - Да. - Тангир кивнул и погладил девушку по плечу. Он делал вид, будто успокаивает её, но, судя по всему, размеренное скольжение ладони помогало ему удерживаться от нового взрыва. - И дело опять-таки в магах. Песчаный материк в их власти почти целиком. На переправах Оршена и Баразина ещё встречаются драконы, в восточных предгорьях Пайфера можно наткнуться на гномов, а на юго-западе королевства Верхних равнин сохранилось несколько поселений эльфов и друидов. Но это всё! Вящие истребили почти все малые народы, а их было не один и не два. Тангиры лишь капля, растворившаяся в море кровавой резни, устроенной магами. - Поняв, что вот-вот опять собьётся с темы, Горр глубоко вздохнул и продолжил немного спокойнее: - И раз малые народы на Песчаном редкость, значит, нам будет непросто выбраться не только из Главерны, но и с материка.
  - Та-да-да-дам, - только и смогла выдавить Юлька и тоскливо подумала: "А я-то размечталась... Впрочем, откуда мне было знать, что в этом мире всё так не просто. Я ориентировалась на слова мальчишки-раба, свято верившего в то, что, выбравшись из Главерны, он окажется в райских кущах. Спасаясь от мыслей о силе, вырвавшей меня из темноты киноконцертного зала, я уверилась, что когда мы окажемся в стране, где нет рабства, всё образуется само собой. Словно в этом загадочном Пайфере, в который так рвался Эрик, было российское посольство... Милый красавчик-тангир... Лучше бы ты молчал. Потому что я не представляю, как мы выживем в мире, где негде укрыться?"
  "Нам надо отделаться от Шайлэ и двигаться к эльфам", - услышала девушка голос Горра и обрадовалась, потому что его присутствие в сознание позволяло не чувствовать себя такой одинокой. Где-то в глубине души Юлька понимала, что ментальная связь не такое уж благо, что она делает разум доступным для тангира. А кто из людей хотел бы, чтобы его читали, как раскрытую книгу? Но надежда на то, что со временем она научится по собственному желанию отгораживаться от Горра, превращала все минусы в плюсы.
  Что же касалось путешествия к эльфам, то сейчас оно казалось таким же невероятным как синтез тёмной материи. Да и как заставить Шайлэ оставить их в покое? Ну, не драться же с ним, в самом деле? Юля вспомнила распластанного на дороге Тельвара и вздрогнула, представив, как их схватка выглядела со стороны. "Не маг, а монстр какой-то", - с досадой подумала она и пообещала себе, что вопреки всему останется доброй и вежливой маменькой девочкой.
  Горр ободряюще похлопал девушку по плечу:
  - Всё будет хорошо, Юля. Но с Шайлэ нам придётся что-то решать. И очень скоро. Мы не можем позволить магу скрутить нас по рукам и ногам.
  - Легче сказать, чем сделать. Шайлэ единственный из нас имеет тенхор. Без его помощи мы вряд ли сумеем покинуть Главерну.
  - Ну... В идеале, я предложил бы тебе немного поколдовать, - произнёс тангир. Голос его окончательно потерял мелодичность и стал плоским и тусклым. - Но ты, насколько я понимаю, вряд ли сможешь сделать что-то по собственному желанию, если конечно ситуация не станет из ряда вон выходящей. Так что придётся на время смириться с его присутствием. Но ненадолго, в Пайфере нас ничто не будет удерживать рядом с этим... магом.
  Последнее слово тангир презрительно выплюнул, и Юля вздохнула: "Представляю, как бы мы общались, не будь у меня многоцветных волос и сияющей кожи. Он же наотрез отказывался признавать меня человеком!" С одной стороны, девушке была понятна ненависть Горра к людям и магам, но с другой - обида за человеческий род, к которому, как ни крути, она принадлежала, тихо кипела в душе. Юлька покосилась на тангира. Захотелось выступить с заявлением, что не все люди одинаковы и среди них встречается много достойных и порядочных особей, но она промолчала, решив, что пока тангиром двигает месть, вряд ли он способен на конструктивные переговоры. "Пусть считает меня хоть павианом, если это приносит ему покой". И, склонив голову на плечо любовника, девушка улыбнулась, зная, что, несмотря на темноту, тангир видит выражение её лица.
  "Не стоит успокаивать меня, - услышала она лёгкий, как дуновение ветерка, голос. - Я прекрасно осознаю, что ты ни в чём не виновата. Ты пришла из другого мира и не можешь отвечать за деяния арентийцев. Мне просто..."
  "Я понимаю", - мягко ответила землянка, стараясь вложить в свою мысль всю нежность и сочувствие, что испытывала к тангиру.
  На секунду Горр замер, точно прислушиваясь к чему-то, а потом притянул девушку к себе и выдохнул ей в губы:
  - Ты удивительная.
  "Кажется, список воспоминаний для старости лет будет длинным..."
  "Мы уж постараемся", - довольно мурлыкнул тангир и уложил Юлю на траву.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"