Кохинор: другие произведения.

Пета бяху или по миру наугад. Глава 14.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  
  Глава 14.
  Невидимка и древние силы Аренты.
  
  Холодный ветер ласкал и ерошил чёрные, радужные перья, поддерживал и обнимал, словно заботливый отец. В вышине, над снежными пиками гор, яркой многоваттной лампочкой пылал золотой солнечный шар. Широкие прямые лучи, будто сказочные мечи, взрезали пышные голубовато-серые облака и растекались по крутым склонам, даря тепло и свет неприхотливой горной растительности. Опьянённая эйфорией свободного полёта Светлана неслась, широко раскинув мощные крылья, и улыбалась, хотя её немного загнутый и твёрдый как воронёная сталь клюв был совершенно не предназначен для улыбки. Однако такие мелочи не волновали девушку - душа ликовала, и этого было достаточно, чтобы чувствовать себя счастливой. Острые пики гор неумолимо приближались. Лёгкость и блаженство первых минут полёта плавно сходили на нет, и где-то глубоко внутри шевельнулся и слабо завозился крошечный, едва народившийся червячок тревоги. Света хотела замедлить стремительный полёт, но ветер, ещё минуту назад ласковый родитель, внезапно оказался жестким и строгим конвоиром, который крепко держал пленницу, не давая свернуть с выбранного курса.
  Из горла вырвался отчаянный гортанный крик, сердце тревожно забилось - радость свободного полёта обернулась тяжёлыми кандалами неволи. Чудное утро потеряло своё очарование, острые пики в белоснежных искрящихся мантиях потускнели, облака сгустились, окрасившись в зловещий тёмно-сизый цвет и лишив горы животворного света. В воздухе закружились мелкие снежинки, предвестницы грядущей бури, и Светлану охватила паника. С ужасающей ясностью она представила, как раненой птицей кувыркается в безжалостном яростном вихре, падает на острые камни и катится вниз, отмечая свой путь грязными окровавленными перьями. Тело прошила автоматная очередь боли, в глазах потемнело, и тут прогремел взрыв. Мощная воздушная волна подхватила Светку и с чудовищной силой отбросила прочь. Последним, что почувствовала землянка, был удар, правда, неожиданно мягкий, словно она упала на пружинистый, упругий матрас. "Как во сне, - отрешенно подумала девушка, - летишь с высоты и просыпаешься в постели". Отчего-то сравнение показалось необычайно забавным, и Света улыбнулась, представив, что сейчас откроет глаза, увидит белый потолок своей комнаты, услышит требовательный кошачий мяв, выберется из-под тёплого одеяла и прямо в ночнушке отправится на кухню - кормить проголодавшихся за ночь кошек...
  - Тебе так хочется вернуться в своё убогое жилище?
  Вопрос заданный ехидным, презрительным голосом оскорбил Свету до глубины души, ибо убогой она свою квартиру не считала никогда. Пусть маленькая, пусть обстановка не богатая, но в целом её дом никак не убогий! Уютный. Вот. И самый лучший! Землянку затопила какая-то детская обида и, не открывая глаз, она выпалила:
  - Моё жилище самое замечательное, потому что моё и потому что там остались те, кто мне дороги, те, кто меня по-настоящему любит! А не использует, как здесь!
  Реплика девушки осталась без ответа. Ещё какое-то время Светка лежала с закрытыми глазами, нежась в объятьях мягкой, пуховой перины и заодно инспектируя своё самочувствие, а затем всё же рискнула приподнять веки. Поскольку лежала она на спине, взору открылся потолок. Высокий, куполообразный, чем-то напоминающий церковный. Свете даже показалось, что она чувствует запах воска и ладана, а до слуха, точно далёкое эхо донеслись тягучее, торжественное песнопение и густой бархатный голос священника... Однако, стоило внимательнее приглядеться к разноцветному куполу, наваждение исчезло, изгнанное содержанием искусно выложенных на нём мозаичных картин. Девушка представила лица верующих, обнаруживших на потолке храма высокохудожественные изображения откровенных постельных сцен, хихикнула, но тут же закрыла рот ладошкой - смеяться над чужими убеждениями она считала занятием неправильным и недостойным. И, чтобы отвлечься от неуместного веселья, перевела взгляд на стены.
  Сквозь широкие витражные окна, сверкая всеми цветами радуги, лились солнечные лучи. Завороженная чудесными живыми красками землянка замерла, страшась сделать лишнее движение и разрушить необыкновенную сказочную картину, но раздавшийся сбоку от неё голос заставил Свету вздрогнуть, и цветовое великолепие бесследно исчезло, словно кто-то потушил источник света.
  - Любуешься?
  - Уже нет, - недовольно буркнула девушка и повернула голову в надежде увидеть собеседника, но тот, видимо, задался целью довести её до белого каления и показываться не спешил.
  Света скрипнула зубами: происходящее ей совсем не нравилось, а идиотская игра в прятки раздражала неимоверно. Сев в постели по-турецки, девушка огляделась и, не обнаружив ни одной живой души, гневно поджала губы.
  - Не надо так нервничать, девочка. Если тебя напрягает общение с невидимкой, просто пожелай увидеть меня.
  - А стоит? - мрачно осведомилась Светка, чувствуя, что в ней пышным цветом расцветает злость, сдобренная изрядной долей ненависти к хозяину этого места.
  Девушка попыталась сдержать рвущиеся наружу эмоции, но разгулявшееся воображение услужливо подкинуло ей замечательную и весьма натуралистичную картинку: толстые коричневые лианы пробивают пол, ползут к стенам и врастают в них под оглушительный скрежет и гул рушащегося дома.
  - Прекрати!
  Щёку обожгла пощёчина, да такая, что Светка едва с кровати не свалилась. Кое-как удержавшись на самом краю, она с недоумением открыла рот, резко вскинула голову и вскочила:
  - Трус...
  В одно слово девушке удалось вложить столько ярости, столько ненависти и презрения, что витражи не выдержали, цветным дождём осыпавшись на пол. В комнату ворвался свежий, пахнущий снегом и дождём ветер, и Света, как ни странно, успокоилась. Успокоилась настолько, что даже следующая фраза невидимки не вывела её из душевного равновесия.
  - Я не ошибся в вас, дети мои! Из вас с подругой получились своеобразные и сильные маги. Особенно если учесть, что раньше ни у тебя, ни у неё даже зачатков дара не было. Теперь я окончательно убедился, что вы подходите мне как никто!
  - С какой подругой и для чего мы тебе подходим? - почти спокойно спросила Светлана, не желая верить во вспыхнувшую ярким метеором догадку: "Юлька?! Неужели..."
  - Ужели! - передразнил её невидимка, и землянка, даже не видя его лица, могла поклясться, что он высунул язык и скорчил рожу.
  - Тоже мне, массовик-затейник! Среди своих земляков подходящих кандидатур не нашлось?! Да и с какой стати ты решил, что мы будем помогать тебе?! Вытащил нас силой фиг знает куда и думает, что мы что-то против воли делать будем! Ага, держи карман шире! - Светлана скривилась и завертела головой в попытке определить местонахождение мага. - Как же мне хочется тебя увидеть!
  - Зачем?
  Девушка мгновенно обернулась на голос, ей показалось, что в воздухе что-то мелькнуло, но твёрдой уверенности в том, что удалось засечь местонахождение мага, не было.
  - Да где же ты прячешься, трус? Покажись!
  Света начала терять терпение. Она и сама толком не знала, зачем ей нужно увидеть мага, наглым образом вырвавшего их из родного мира, но чувствовала, взглянуть на эту наглую харю ей жизненно необходимо.
  - Пока не скажешь, зачем ты хочешь меня увидеть, ни за что не покажусь, - с тихим смешком произнёс маг, и Светка взвыла раненой волчицей, ибо вкрадчивый, проникновенный голос донёсся сразу со всех сторон.
  - А если скажу зачем, покажешься?
  - Не солжёшь - покажусь, в противном случае - прибью!
  Несколько мгновений в комнате был слышен тихий свист гуляющего под куполом ветра и звон, с которым осколки, ещё остававшиеся в рамах, присоединялись к своим собратьям.
  - Хочу посмотреть в глаза человеку, возомнившему себя богом, - твёрдо заявила Светлана. - Ты не имел морального права вмешиваться в нашу судьбу! Поэтому я требую, чтобы ты немедленно вернул нас домой.
  - А ключ от квартиры, где деньги лежат, тебе не нужен?
  - Что? - опешила девушка, шагнула назад и плюхнулась на кровать. - Ты откуда это знаешь?
  - Не только ты книжки любишь! Я в этом треклятом замке два года сижу, так что времени для чтения у меня было предостаточно. И не только земных авторов... Хотя ваши (если, конечно, речь не о магии идёт) получше многих пишут... Но не это сейчас важно.
  Перед Светой возник призрачный силуэт, напоминающий кладбищенского духа: сотканная из тумана фигура мужчины во вполне обычных рубашке, брюках и сапогах. На голове - широкополая шляпа, наполовину закрывающая лицо. А черты видимой части настолько размыты, что описанию не поддавались. С довольно большой долей вероятности можно было лишь сказать, что усов и бороды у мага-призрака не наблюдалось.
  - Думаешь с привидением мне общаться комфортнее, чем с пустым местом? - Девушка скептически хмыкнула, привычным жестом заправила за ухо выбившуюся из причёски белую прядь и поджала губы: - Ты меня на мрачные мысли наводишь - скелеты, гробы, могилы, покойники...
  - Смерть с косой, вампиры с красными губами и зомби с вываливающимися кишками, - продолжил перечислять маг. - Чушь всё это. Говорю, как специалист.
  - Хочешь сказать, что у нас всё неправильно? - Света почему-то обиделась и за вампиров, и за зомби, и за прочую нечисть. - Может, это у вас вампиры какие-то иные. Наши - с красными губами и клыками. И нечего в чужой монастырь со своим уставом лезть. Каких хотим зомби, таких и придумаем: хоть с кишками наружу, хоть полусгнивших! А не нравится - не смотри! И вообще, что ты мне зубы заговариваешь? Нам с Юлей домой надо. Так что тебе лучше всего поскорее найти её, извиниться перед нами обеими и в Москву отправить. Так будет правильно!
  Девушка замолчала и вопросительно уставилась на призрака, с удовлетворением отмечая, что туманная субстанция, из который тот состоял, обретает материальность и цвет. Сапоги, например, оказались коричневыми, брюки тоже, а вот рубашка - светлой, только непонятно какого оттенка. Светка настолько увлеклась угадыванием цвета рубахи, что пропустила начало речи мага. К действительности её вернуло слово "убиваешь".
  - А!? Я!? Кого?
  Почти потерявший призрачность маг заскрежетал зубами, но, взяв себя в руки, повторил:
  - Своей наивностью ты меня убиваешь.
  - А...
  Светка облегчённо выдохнула: о том, что она может кого-то убить думать не хотелось, хотя, учитывая происходящие с ней метаморфозы, этими нехорошими способностями она явно обладала. Стоило только вспомнить открытую неприязнь Кийсены, чрезвычайную быстроту, с которой её выгнали из Либении, острые когти на пальцах...
  - Света!!!
  Маг рявкнул так, что от испуга девушка подпрыгнула на кровати, а на полу прибавилось разноцветных осколков.
  - Что ты кричишь? Я не глухая...
  - Зато крайне рассеянная и наивная! Не лучшие качества для мага. Прошу тебя, соберись и выслушай меня.
  - Хочешь извиниться и отправить меня в Москву? - искренне улыбнулась землянка, но её улыбка почти сразу потухла. - Очень хочу домой, но давай сначала найдём Юлю, и ты...
  - Заткнись!!! - взвыл призрак, подскочил к девушке и, схватив за плечи, стал трясти как тряпичную куклу. - Приди в себя! Идиотка с куриными мозгами! Ты нарочно доводишь меня?! Да?!
  - Остынь, Алексис! Вспыльчивость тоже не самое лучшее качество для мага.
  - Вспылишь тут! Когда кругом одни идиоты... Постой! - Маг отпустил Светку и обернулся: - Ты?! Какого хрена ты здесь делаешь? У тебя своих проблем мало? За каким фигом ты сюда припёрся?
  - Это вместо "здравствуй"? Сразу видно аристократическое воспитание! Безупречная вежливость, изящные манеры, изысканная речь...
  - Ирсин...
  Страдальческий стон полупризрака и голос, сразу показавшийся знакомым, заставил Светлану распахнуть глаза, которые она закрыла в тот момент, когда разъярённый маг бросился на неё.
  - Ирси! - Девушка счастливо улыбнулась. - Я знала, что ты не бросишь меня!
  Маг с жалостью посмотрел на девушку:
  - Не брошу. Теперь уж точно не брошу. - Он подошёл к кровати сел рядом со Светой и похлопал ладонью по пышной перине: - Присаживайся, Алексис, и рассказывай, что за идея посетила твою дурную головушку на этот раз.
  - С какой стати я должен перед тобой отчитываться? - Губы полупризрака скривились, однако приглашение Ирсина он принял: плюхнулся на кровать, упёрся локтями в колени и обхватил ладонями щёки. - Только рассказывать всё равно ничего не буду! Это моя война!
  - И, как истинный сын своего отца, ты готов вести её любыми методами?
  - Да! Потому что ни одна война без жертв не обходится, и ты прекрасно это знаешь. - Алексис начинал распаляться, поскольку кого-кого, а Ирсина он в своём замке желал видеть в последнюю очередь. И не из-за того, что тот был его врагом, напротив, светловолосого мага-целителя он ценил и уважал, но... - В общем, тебе лучше вернуться в Либению и не вмешиваться в мои дела. Твоё дело лечить, а не воевать. Вот и лечи! По-хорошему прошу.
  Тон Алексиса сначала резкий и безапелляционный к концу стал явно умоляющим и каким-то по-детски плаксивым, что вызвало у Светланы смешок, а Ирсин неодобрительно покачал головой:
  - Ты настолько силён, что сумел воззвать к жизни древние силы Аренты, но как ты собираешься держать их в узде, если сейчас, когда в твоём плане возникли первые неувязки, готов разрыдаться как пятилетний ребёнок?
  - Не зли меня, Ирсин! Я не собираюсь рыдать, а то, что ты назвал "неувязками", всего лишь рабочие моменты. И я обязательно решу их! Я заставлю девчонок прийти в родовой замок Ребарат-Нуров.
  - А потом? Что ты собираешься сделать с ними потом?
  Алексис стянул с головы шляпу и встретился взглядом с внимательными серо-голубыми глазами Ирсина. Несколько секунд маги смотрели друг на друга, а Светка, наклонившись вперёд, с тревогой наблюдала за обоими. Она чувствовала, что между магами идёт мысленный диалог, но подслушать его не смогла, как ни старалась.
  - Больше двух, говорят вслух, - вспомнила девушка детскую поговорку и толкнула Ирсина локтём.
  Бесполезно. Маг даже не заметил её толчка, продолжая вглядываться в лицо молодого коллеги. Девушка вздохнула, поняв, что им сейчас не до неё и от нечего делать стала рассматривать виновника их с Юлькой бед. Тёмные брови вразлёт, выразительные, подчёркнутые густыми ресницами, светло-голубые глаза, резко очерченные скулы с лёгкой небритостью, прямой нос и чувственные вишнёвые губы. "Н-да... ничего не скажешь, красавчик! Не будь он такой сволочью, обязательно бы влюбилась", - решила Светка и продолжила рассматривать Алексиса. Выяснив, что рубашка, обтягивающая широкие плечи, нежного кремового оттенка она поморщилась: по её мнению, тёплый бархатистый цвет никак не вязался с мужественным, немного хищным лицом. Она уже собралась мысленно переодеть мага, но резкое, отрывистое "Нет!", нарушило планы начинающей стилистки. Переведя испуганный взгляд на Ирсина, девушка пораженно уставилась на бледное решительное лицо мага, его дрожащие от негодования губы и посветлевшие от гнева глаза:
  - Нет! - повторил Ирсин и крепко взял Свету за руку, заставив подняться. - Ты выбрал неверный путь, мальчик, и ты ошибаешься: цель не всегда оправдывает средства. Я не буду помогать тебе, более того, всеми силами буду стараться помешать претворить в жизнь твой план, особенно его финальную часть.
  - Моралист хренов! - Алексис подскочил с кровати как ужаленный и гневно уставился на Ирсина. - Ты не сумеешь помешать мне! Не сумеешь! Света умрёт, если ты не приведёшь её в мой замок. Твоё заклинание полного подчинения - ерунда! Оно уже начало разрушаться, потому что я, а не ты, хозяин древних сил Аренты! Я, а не ты, посмел открыто пойти против Ордена, и это я поклялся освободить магические народы нашего мира! И победа будет за мной! Вот тогда мы и посмотрим, осудят меня или восславят!
  Ирсин с горечью посмотрел на взбешенного мага, сжал руку Света и, пробормотав: "До свиданья, Алексис!", пошёл к появившейся в стене двери.
  - С нетерпением жду вас у себя в полноценном виде! - крикнул им вслед Алексис, и Света вздрогнула, ей почудилось, будто острые когти вонзились в её ключицы и проехались по спине, разрывая одежду и оставляя кровавые бороздки на коже. Боль почти не чувствовалась, однако девушка всё равно завела за спину свободную руку, пытаясь проверить целостность одежды.
  - Какой предусмотрительный мальчик! - почти восхитился Ирсин, крепко сжал руку девушки и толкнул дверь, отворившуюся с лёгким скрипом.
  Следом за магом Света шагнула на балкон опоясывающий, как выяснилось, башню, и застыла в немом восторге.
  Горный пейзаж, открывшийся её глазам, завораживал не хуже магических чар. Малахитово-зелёные волны гор в белоснежных манто вечно катились к горизонту, то цепляясь за облака, то вспыхивая драгоценной синевой озёр, то влажно дыша туманным маревом водопадов, то бурля каменисто-пенными строками рек. Кое-где на пологих склонах виднелись коричневые узоры горных селений, кое-где паслись серо-буро-белые стада овец. "Или коров? Или лошадей? Или ещё каких-нибудь животных... Скажем, альпак или ещё более экзотических. Э... Пегасов? Единорогов? Единорогов!!!"
  - Ирси-и-ин... - вмиг забыв о красотах природы и горном животноводстве, страдальчески закатила глаза Света. - Там же Лер и Трис, и мальчишка-львёнок остались. Нам нужно возвращаться и чем быстрее, тем лучше! Вдруг они в руки вящих попадут? Их там целый отряд собрался! - Девушка вцепилась в рукав мага и шагнула к балюстраде. - Полетели!
  Опираясь на плечо Ирсина, она почти влезла на перила, но тут впавший в прострацию маг опомнился и дёрнул землянку на себя:
  - Сумасшедшая! Что ты творишь? Жить надоело или погеройствовать захотелось?
  - Нет! - Светка вырвалась из рук мага. - Я же умею превращаться в птицу! Как, по-твоему, я сюда попала? На крыльях! Значит, и обратно нужно также добираться. Мы с Трис так делали, ещё в Малина Лас.
  - Ох уж эта Трис... Вечно её на эксперименты тянет. Чтобы вернуться в тело достаточно просто представить его.
  - В самом деле?
  Света недоверчиво посмотрела на мага, в задумчивости покусала губы и, пожав плечами, стала представлять себя сидящей в лесу возле поваленного дерева. Землянка очень старалась, и усилия не пропали даром - разряженный горный воздух сменился густыми ароматом прелых листьев и мокрой земли, в лицо ударили мельчайшие капельки холодной осенней мороси. "Ура! Получилось!" - мысленно проорала девушка, лаская взглядом голые, чёрные деревья и улыбаясь во весь рот. Однако радость была недолгой - за время её отсутствия знакомое местечко не изменилось, а вот Саолер с Морисом и её бездыханным телом успели уйти.
  - Блин... И куда их понесло? Не могли меня подождать?!
  - Они, как ты и предполагала, попали в руки вящих. Впрочем, мы с тобой, вернее наши тела, тоже попались. На свободе только Трииса осталась.
  - Мы с тобой тоже наполовину свободны. И должны что-то сделать! - воскликнула Светлана, чувствую противную дрожь во всём теле. - Мы не можем оставить всё как есть! Сделай что-нибудь, Ирсин! - Девушка с отчаянной решимостью смотрела на мага, а тот, низко наклонив голову, рассматривал свои сапоги. - Да что же ты молчишь? А если они собираются убить их?
  - Мы, конечно же, не оставим всё как есть, - эхом отозвался маг, задумчиво посмотрел на землянку и, словно что-то решив для себя, кивнул. - Воссоединяемся с нашими физическими телами и вступаем в бой.
  - Как? Прямо сразу, без подготовки? И плана у нас нет... Я так не могу. Мне надо знать, что делать, обдумать...
  - Пока ты будешь думать - наших друзей четвертуют, перебил её маг и крепко взял за локоть. - Как только придёшь в себя, осмотрись и действуй! Наши успеют сориентироваться и прикрыться, а остальные меня не интересуют.
  - Но...
  - Пошли! Ошибки разберём после победы.
  Ирсин так резко дёрнул Свету за рукав, что та едва не упала, вернее, упала, то есть поняла, что лежит, уткнувшись лицом в жесткие не струганные доски. "Сейчас заноз нахватаю", - недовольно подумала девушка и, стараясь не елозить по шероховатой поверхности, аккуратно приподняла голову. Сначала она увидела грязную, местами порванную и испачканную кровью, замшевую куртку, затем бледное изуродованное кровоподтеками лицо и, наконец, знакомые светло-голубые глаза.
  "Ирсин".
  "Осмотрись, только осторожно!"
  Светка мгновенно выполнила его приказ: приподнялась на локтях и, как заправский разведчик, постаралась оценить обстановку. Положение, в котором они находились, иначе, чем плачевным, назвать было трудно. Их тюрьма, массивная железная клетка с толстыми прутьями и низкой дверцей, стояла на совершенно открытом месте, недалеко от высоких, обитых железом ворот с внушительным засовом. Метрах в десяти от клетки топтались с десяток или полтора мужчин одетых в форму, отдалённо напоминающую обмундирование солдат Красной Армии: чёрные кирзовые сапоги, тёмно-зелёные штаны-галифе и гимнастёрки, перетянутые кожаными ремнями. Землянка поискала глазами кобуру и планшет, немного удивилась, не обнаружив их, и остановила взгляд на выделяющейся из толпы парочке "штатских". Оба мужчины были облачены в длинные, свободные плащи с широкими капюшонами, отличавшимися по цвету: у одного - коричневый, у другого - синий. Однако, несмотря на почти одинаковую одежду, Света тотчас поняла, что на иерархической лестнице они занимают далёкие друг от друга ступени. Коричневый был явно близок к вершине, а вот синий прозябал где-то внизу. Землянка уже хотела отвести взгляд, но в этот момент коричневый громко расхохотался, покровительственно похлопал подобострастно хихикающего синего по плечу и шагнул назад.
  - Нет... - выдохнула девушка, чувствуя, как в носу защекотало, а к глазам подступили слёзы...
  У Светланы с детства было очень хорошее воображение. Читая книги, она всегда живо представляла себе и героев, и места, где разворачивались те или иные события, и ситуации, в которые попадали персонажи. В её воображение оживали и весьма пикантные, и очень неприятные сцены. Однако Света и предположить не могла, насколько глубока пропасть между воображаемым и реальным мирами. Когда на её живых картинках герою приходилось, изображая покорность, стоять на коленях, девушке было неприятно, не более того. Сейчас же, когда "штатские" расступились, и она увидела коленопреклонённого Саолера, сердце заколотилось как сбрендившие куранты, щеки мгновенно стали мокрыми, а все многочисленные мышцы тела напряглись до дрожи. Видеть, как свободный, необыкновенно красивый юноша, словно собака сидит у ног какого-то надутого кичливого мужика было до боли неприятно и противно до тошноты. И, не сознавая, что делает и не обращая внимания на испуганную женщину, что сидела в углу клетки и прижимала к себе девочек-подростков, Света поднялась, оперлась на пятки и в тот же миг толстые железные прутья лопнули и истлели словно ветхие нити, а Света, встав во весь рост, направилась к "хозяину" единорога. В её плане было два пункта: поднять Лера с колен и... объяснить коричневому, что издеваться над разумными существами низко и подло.
  "Прекрасная мысль! - Голос кошки ворвался в сознание, как поток свежего воздуха в прокуренную комнату, а на плечи легла приятная тяжесть мелкого пушистого тельца. - Мы заставим этого негодяя раскаяться в содеянном и рыдать горькими слезами над всеми загубленными им жизнями. Пусть его разум помутится, когда он осознает масштабы своих злодеяний!"
  Света решила бы, что полосатая ехидна смеётся над ней, не будь голос кошки предельно серьёзным. Ни тени иронии или издёвки. Холодный нос коснулся пылающей щеки, шершавый язычок лизнул ухо, и в голове землянки моментально сложился план. Впрочем, первые два пункта остались без изменений: она подошла к замершим то ли в изумлении, то ли в страхе магам, единым рывком вздёрнула Саолера на ноги и повернулась к коричневому:
  - Вы не имеете никакого права издеваться над разумными существами, кем бы они ни были - оборотнями или эльфами, гномами или сильфами! Вы подлый и низкий человек, полностью лишенный милосердия и доброты. Вы бессовестная, бесчестная и бессердечная тварь. И пусть зло, что вы совершили, вернётся к Вам сторицей и заставит страдать так, как страдали все Ваши жертвы разом!
  Девушка говорила, искренне желая магу почувствовать ужас и боль своих жертв, осознать свою гнусность, низость и подлость, свою ужасную сатанинскую сущность и вдруг, словно бабочка на булавку, наткнулась на тяжёлый, потемневший от невыносимых мук взгляд. Замолчав на полуслове Света судорожно вдохнула холодный осенний воздух, перед глазами встала кровавая пелена, а из горла вырвался вой. Звериный, полный боли и скорби, ненависти и страданий он разнёсся над Кузенкой, заставляя сжиматься и трепетать сердца, дрожать от неистового животного страха и падать ниц, прижимаясь к земле и моля защитить от дикого, изначального хаоса, внезапно пожелавшего нарушить мирное течение жизни...
  - Света, Света, очнись!
  Плечо сжала ласковая, но крепкая рука, в ухо ткнулся мокрый нос, а в шею впились острые коготки.
  - Прекрати цапаться, Трис, - прохрипела девушка, подняла руку и привычно почесала шелковую шейку приятельницы. - Пить хочу.
  Света открыла глаза. Она будто кукла, вытянув негнущиеся ноги, сидела на земле, посреди большого двора. Рядом с ней, поддерживая за талию, пристроился единорог, а на плечах меховым воротником возлежала кошка. "Красноармейцы" вместе со "штатскими" куда-то исчезли, у ворот валялись остатки клетки, а сами ворота были распахнуты настежь.
  - Пить хочу, - повторила девушка, недоумевая, почему никто не торопится выполнять её просьбу. - Пить...
  - Вот, возьмите, - раздался за её спиной звонкий, тонкий голосок, а секунду спустя перед Светкой опустилась на корточки симпатичная девочка с длинными чёрными косичками, оплетёнными вокруг головы. Серые любопытные глазки, остренький носик, по-детски пухленькие губки и нежный румянец.
  Землянка невольно улыбнулась, приняла из маленьких ладошек широкую деревянную чашу и в несколько глотков опустошила её.
  - Спасибо, - возвращая чашу, поблагодарила Света и мягко спросила: - Ты же сестра Мориса, да? Как тебя зовут?
  - Мирина, - потупила глазки девочка, наклонила голову, пытаясь скрыть всё сильнее горящие щёки, и на грани слышимости произнесла: - Морис говорил, что вы поможете нам выбраться из Кузенки... Это правда?
  Мирина несмело заглянула в глаза девушки, и в её взгляде было столько надежды и боли, что Светка едва не разрыдалась.
  - Конечно, мы поможем вам, обязательно поможем, - хрипло прошептала она, собралась добавить парочку утешающих слов, но радостный детский вопль заставил застыть с приоткрытым ртом и инстинктивно зажать уши.
  - Ма-а-амаа-а!
  Мирина подпрыгнула на месте и стрелой понеслась к дому, спеша сообщить радостную новость родным. Проводив девочку сочувственным взглядом, Света покосилась на единорога, погладила кошку и со вздохом спросила:
  - Ну, рассказывайте, что я натворила и куда делись все эти типы? Ведь это были вящие, да?
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"