Кохинор: другие произведения.

Пета бяху или по миру наугад. Глава 19.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 19.
  Гостеприимство единовластника.
  
  Душный летний день сменила вечерняя прохлада, но слишком слабая и ненадёжная, чтобы даровать облегчение. Светлое, белёсое небо подёрнулось сероватой дымкой - бледными тенями туч, несущими жалкие капли невыплаканного дождя. Склонилась в унынии старая берёза, ворчливой стайкой сбились у крыльца воробьи, и только разлапистый куст чёрной смородины браво топорщил полинявшие на солнце листья. Он знал, что хозяева не оставят его в беде.
  Юлька понимающе усмехнулась, обхватила ладонями любимый фарфоровый бокал с веткой цветущего шиповника на боку и сделала глоток ароматного тёплого чая, заваренного мамой: ромашка, вишнёвые листья и капелька мёда. Мило и уютно. Из угла веранды донёсся приятный баритон - начались вечерние новости. Юля не вслушивалась. Прихлёбывая чай, она смотрела в окно, на отца - высокого, сильного, стройного. Владимир Сергеевич улыбался, поглядывая на дочь, и скупыми движениями направлял шланг вправо-влево, орошая деревья, кусты и клумбы с флоксами, розами и георгинами.
  "Благодать..." Юлька умиротворённо вздохнула, прикрыла глаза, а когда вновь распахнула ресницы, с удивлением обнаружила, что сидит на высоком табурете посреди чертовски захламлённого помещения - то ли заброшенной химической лаборатории, то ли позабытого всеми архива. Прямо на полу разновеликими кучами громоздились перевязанные разноцветными лентами папки, свитки и стопки толстенных книг, в хаотичном беспорядке перемежаясь с колбами, ретортами, мензурками и разномастными бутылками и бутылями, флаконами и флакончиками. А посреди этого безобразия, имя которому - ночной кошмар уборщицы, возвышался большой прямоугольный стол с грудой сухой пахучей травы. В пику общему хаосу один из углов полированной столешницы был заботливо очищен от мусора и застелен белоснежной салфеткой, на которой притулились матового стекла чайник с витым изогнутым носиком и три пузатых стакана из тёмного, похожего на оникс камня.
  - Как Вы себя чувствуете?
  Робкий, взволнованный голос, прозвучавший над ухом, заставил Юльку прервать изучение научного бардака. Она повернула голову и изумлённо приоткрыла рот: в шаге стоял низенький толстячок в серебристо-алом камзоле и бережно поддерживал её под руку.
  - Здравствуйте, - машинально поприветствовала незнакомца девушка, и тот хихикнул, отчего его длинные чёрные волосы забавно подпрыгнули и вновь упали на плечи.
  Круглое простоватое лицо озарила довольная улыбка, нервозность из взгляда ушла, точно и не было вовсе.
  - Здравствуйте, - с добродушным видом ответствовал он, чуть помешкал, словно сомневаясь, и представился: - Я Риган, алхимик единовластника Бергеша, светлейшего правителя Главерны.
  - Настоящий алхимик?
  - Самый что ни на есть.
  - Ух ты!
  - Как Вы себя чувствуете, госпожа Юля?
  - Странно, - честно ответила землянка. - Я только что видела папу, и вдруг Вы.
  - У Вас ничего не болит?
  Толстячок скосил глаза куда-то за спину Юльке, но девушка не придала этому значения. В сознании царила звенящая пустота, думать ни о чём не хотелось, в общем и целом, было наплевать на всё и вся. Хотя обижать дружелюбного алхимика показалось Юле верхом неприличия, и, сделав над собой усилие, она прислушалась к внутренним ощущениям.
  - Не болит.
  - Замечательно! Посидите секундочку смирно.
  Риган настороженным взглядом обшарил Юлькино лицо, погладил её руку и забавными лягушачьими прыжками припустил к столу. Землянка громко засмеялась, наблюдая как коротконогий толстячок ловко перемахивает через стопки папок и книг, подставки с колбами и мензурками.
  - О-го-го! - выпалила она, когда Риган достиг стола, подхватил пузатую каменную чашку и лихо запрыгал в обратном направлении. - Супер! Класс!
  - Пейте!
  Юля согласно кивнула, но, прежде чем сделать глоток, решила порадовать "прыгуна" тостом.
  - За здоровый образ жизни! - провозгласила она и залпом осушила напиток.
  Горло обожгло огнём, из глаз полились слёзы. Впрочем, Юлька даже испугаться не успела, ибо в следующий миг в многострадальной голове что-то щёлкнуло, и снизошло на девушку то, что называется прозрением. События последних дней вихрем пронеслись перед глазами, но не канули втуне, а выстроились друг за другом, упорядочив мысли, внеся в них долгожданную ясность, помогая осознать, что Земля осталась где-то там, далеко, что вокруг лежат чужие земли, царят чужие нравы, о которых она ничегошеньки не знает. А, главное, сама Юля и не человек больше. "Гибрид, сотворённый Алексисом Ребарат-Нуром!"
  Мрачно взглянув на свои руки с длинными сине-золотыми ногтями, где в нанесённых вражеской рукой узорах, словно в зеркале, отразился вселенский хаос, девушка вздохнула, поджала губы и дала себе мысленного пинка: "Не время раскисать! Нужно выбираться из Тайшана и начинать поиски Светки. Глядишь, вдвоём что-то путное и придумаем!" Это выглядело как план. Плохенький, размытый, трудновыполнимый, однако Юлька не стала привередничать. С момента прибытия в Аренту путные мысли возникали в её голове крайне редко и просветление в мозгах следовало воспринимать как манну небесную. "А дарёному коню, как известно, в зубы не смотрят! Итак, рассмотрим сложившуюся ситуацию. Я, чтобы мне не пел Бергеш, в плену, а это плохо. Но у меня есть шанс улететь!"
  Юлька изогнулась и с сомнением взглянула на бело-золотые крылья, что понурыми плетями висели за спиной. Наморщила лоб, стиснула пальцами шёлковую ткань платья, в которое её нарядили, пока она пребывала в отключке, и попыталась приподнять крылья над полом. Золотистые кончики слабо дёрнулись и вновь безжизненно застыли среди дюжины толстых громоздких фолиантов и неисчислимого количества папок. "Да уж... Летать, похоже, придётся учиться".
  - Вам лучше пока оставаться на земле, - с ноткой сочувствия в голосе произнёс Риган. Юлька вопросительно на него посмотрела, и алхимик охотно пояснил: - Единовластник хотел заковать Вас в цепи, но я заверил его, что летать Вы способны только во время... э-э... припадков. Уж простите за грубое слово.
  - Ничего. Припадки они припадки и есть, - проворчала Юля, разжала пальцы и старательно разгладила мятую ткань. - Вы, наверное, считаете, что я не в себе?
  - Ни в коем случае! - Риган порывисто шагнул к девушке, зыркнул с опаской по сторонам и таинственным шепотом заговорил: - Вы нормальней многих в этом дворце. А приступы... Всё дело в магии, что меняет Ваше тело. Чересчур много за один раз. Господин Ребарат-Нур видимо спешил. Ещё бы! В его-то положении. - Алхимик сокрушённо качнул головой и прищёлкнул языком. - Но он смог, и это даёт надежду всем нам!
  - Я не понимаю...
  - Вы сокровище, госпожа Юлия, настоящее сокровище. Хвала вечности, Бергеш не понимает, что за чудо попало в его руки. Имя твоего создателя пугает его и лишает способности здраво мыслить, но мы с Шираном зреем суть. - Риган облизнул пересохшие губы, придвинулся ещё ближе, так, что его нос почти коснулся носа сидящей девушки, и с благоговением выдохнул: - Дева-освободительница, великая жертва Аренты.
  Юлька невольно поёжилась: фанатичный шепот алхимика натолкнул её на мысль о Жанне Д"Арк, девушке крайне своеобразной и закончившей дни короткой жизни невероятно трагично.
  - Не хочу быть жертвой, - прошептала она и даже ступни поджала, поскольку на мгновение привиделись ей зловещие языки пламени.
  Лицо алхимика сморщилось от негодования, но тут же разгладилось и вновь исполнилось бесконечного дружелюбия:
  - Ну что вы, госпожа Юлия, не стоит расстраиваться. Я слишком взбудоражен нашей встречей, и мои восторженные слова прозвучал должно быть чересчур резко и вызывающе. Возможно, они даже напугали Вас...
  - До дрожи.
  - Простите. - Риган отступил и церемонно поклонился. - Я всего лишь хотел сказать, что мы с братом целиком и полностью на стороне господина Алексиса.
  Юля скептически оглядела толстячка и хотела язвительно сообщить, что Ребарат-Нур её враг и что при первой возможности она ему личико новоприобретёнными ноготками непременно располосует, но благоразумно сдержалась. Делить с алхимиком по большому счёту ей было нечего, а лишаться единственного, пусть и не слишком надёжного сообщника - глупо. "План, у меня есть план", - напомнила себе Юля и выдала лучшую из своих улыбок, очень надеясь, что на новом лице она смотрится не хуже, чем на старом.
  При виде острых вампирских клыков Риган судорожно сглотнул, выхватил из-за обшлага рукава батистовый платок и промокнул выступившие на лбу капельки пота. В глазах его мелькнула растерянность и, посчитав это обнадёживающим сигналом, Юля негромко спросила:
  - Вы поможете мне сбежать? Ради Ребарат-Нура.
  Бедный алхимик забыл, как дышать. С минуту он ошалело таращился на девушку, а потом его прорвало:
  - Вы с ума сошли?! Я на государственной службе! Я присягу давал!
  - Но я же дева-освободительница, не забыли?
  - Да, конечно, но это ты маг, а я - нет. Со своей стороны я и так сделал многое. Ты не в цепях и соображаешь трезво!
  - Так откройте окно, и я улечу!
  - Не сумеешь!
  - Я рискну!
  - Только крылья переломаешь. А мне отрубят голову!
  - Ну и чёрт с тобой!
  - Что вы орёте как на пожаре! - Из-за высокой кипы папок вынырнул ещё один толстячок, точная копия Юлькиного знакомца, и с возмущением потряс кулачком: - А ну - цыц!
  Риган ойкнул, шлёпнул себя по губам и трагическим шепотом объявил:
  - Это мой брат Ширан.
  - Очень приятно, - смущённо пробормотала Юля, перебегая взглядом с одного алхимика на другого.
  Различались браться причёсками - у Ширана волосы были коротко пострижены и зачёсаны назад - и величиной тенхора. У Ригана "кленовый листок" оказался значительно меньше, правда, что сиё означает, Юлька не поняла, а спросить постеснялась. "Не моё это дело! Валить надо из дворца, и точка. С первым пухликом не повезло, может, второй посмелее окажется?"
  Но и тут девушку постигло разочарование. Подойдя ближе, Ширан гневно взглянул на брата и зашипел, точно проткнутое колесо:
  - Чем ты здесь занимаешься, Риги? Совет вот-вот подойдёт к концу! Ты уже проинструктировал её?
  - Я собирался...
  - Идиот! - Ширан с размаха хлопнул Ригана ладонью по лбу, развернулся к Юльке и наставил на неё указательный палец: - Не знаю, что наговорил тебе мой ненаглядный братец, но если ты прямо сейчас, сию же минуту, не в силах призвать сюда господина Алексиса - забудь обо всём!
  - Увы, - развела руками землянка, и бело-золотые крылья за её спиной слабо колыхнулись.
  - Тогда молчи и слушай!
  Юлька кивнула, положила руки на колени, всем своим видом демонстрируя предельный интерес, но озвучить наставления Ширан не успел: в одной из стен совершенно неожиданно возник проём, по форме напоминающий вытянутую подкову, и в комнату шагнул единовластник Бергеш. За его спиной маячили десятка полтора стражников в коротких приталенных камзолах с рукавами-фонариками и узких шерстяных штанах, заправленных в невысокие, до середины икр сапоги. В руках - обнажённые мечи и пики, на головах - чёрные фуражки, в глазах - непоколебимая решимость, во что бы то ни стало отразить атаку неприятеля.
  "А ведь неприятель - это я", - чувствуя себя микробом под суперкрутым микроскопом, подумала Юля и посмотрела в лицо Бергешу. Довольно приятное, надо отметить, лицо, с выразительными, хоть и небольшими, зеленовато-карими глазами и волевым подбородком. Единовластник молчал и хмурился, чем вызывал томление и беспокойство, и Юлька решила проявить хорошие манеры, благо помнилось ей, правда смутно, что в первую встречу беседовали они очень даже по-свойски.
  - Добрый день, Ваше величество, - чуть склонив голову, громко сказала девушка.
  "Ваше величество" показалось ей наиболее приемлемым обращением. "Единовластник наверняка что-то вроде короля. Эх, надо было "королевское" добавить. Ваше королевское величество звучит гораздо солидней..."
  С обращением Юлька, похоже, не угадала. Правый глаз Бергеша дёрнулся, губы в раздражении изогнулись, но уже в следующую секунду главернец взял себя в руки: расправил плечи, вздёрнул подбородок и резким тоном поинтересовался:
  - Как давно ты принадлежишь Отступнику?
  - Кому?
  - Алексису Ребарат-Нуру. Он купил тебя? Или ты результат его мерзких магических экспериментов?
  - Да как Вы смеете?! - возмутилась было Юлька, но враз прикусила язык.
  Какими бы оскорбительными не были слова Бергеша, он не так далеко ушёл от истины. "Я была обычной, абсолютно нормальной девушкой, а теперь - чудо-юдо какое-то. И всё это дело рук Ребарат-Нура! Ничего-ничего, он за свои делишки ещё ответит. А вот обсуждать наши дрязги, пожалуй, не следует". Юля состроила постную физиономию и сухим вредным голосом сообщила:
  - Я гибрид, существо редкое и впечатлительное. Не знаю, что Вы себе вообразили, Ваше королевское величество, но мы, гибриды, никому не служим и уж тем более...
  - На твоей спине - его имя!
  "Вот гад!" - в сердцах подумала девушка, попыталась заглянуть себе за спину, но движение вышло чересчур резким, и она едва не сверглась со стула. Крылья как-то сами собой трепыхнулись, потянули назад. Юлька обязательно бы упала, если б не Ширан и Риган. Братья-алхимики проворно подскочили к пленнице, схватили её под руки и водрузили обратно на стул, а сами замерли с двух сторон, испуганно поглядывая то на Юлю, то на Бергеша. Их головы находились вровень с головой землянки, и, воспользовавшись этим, Ширан прошептал:
  - Хочешь жить - веди себя тихо.
  - Извините, Ваше королевское величество! - тотчас пискнула Юлька.
  Из всех присутствующих она доверяла лишь толстячкам. Братцы, хоть и не выказывали своей поддержки прямо, но в душе гибели ей не желали, ибо обожали Алексиса, тайно и самозабвенно, как самые настоящие фанатики. "Что б тебе пусто было, Ребарат-Нур! - выругалась девушка и растянула губы как можно шире, искренне веря, что вид получился достаточно виноватый, чтобы смягчить суровое сердце правителя Главерны.
  Бергеш стараний не оценил. Хоть Юля и выглядела в эту минуту милой и очаровательной, выдавить ответную улыбку он не смог. Машинально потёр грудь, с содроганием вспоминая горячие припарки, коими его всю ночь потчевал придворный лекарь Мальгун, и хмуро взглянул на Ригана - младшего из алхимиков, но, по мнению единовластника, более вменяемого и трезвомыслящего:
  - Она всё ещё в наркотическом угаре?
  - Что Вы, о, бесподобный! - Длинноволосый спешно поклонился, при этом удерживая Юльку за руку, и отрапортовал: - Гибрид приведён в норму! - Сделал короткую паузу и продолжил: - Однако в силу юного возраста особь несколько рассеяна и взволнована. Смею предположить, что она впервые находится в большом городе и уж тем более во дворце.
  - По-твоему, она дикая?
  Бергеш с подозрением покосился на Юльку, и Риган отрицательно помотал головой:
  - Скорее просто напугана. Если проявить немного терпения, не пройдёт и пары дней, как гибрид станет ласковым и послушным.
  Юлька покраснела и стиснула зубы. Слышать, как о тебе говорят, словно о какой-то зверушке, было неприятно. "А что делать? Даже если сейчас заявить, что я человек и музыкант с высшим образованием - впечатления это не произведёт. Чёрт с ними! Буду молчать. Пусть алхимики выкручиваются!" Землянка покосилась сначала на одного брата, потом на другого и горестно выдохнула. Вышло громко, и единовластник немедленно переключился на пленницу:
  - Что-то не так?
  - Что Вы, что Вы, всё в полном порядке! - заверила его Юлька, и тут, вопреки словам, желудок девушки умоляюще заурчал.
  Ширан истерично хихикнул, а Риган испуганно зыркнул на Бергеша:
  - Мы собирались её покормить, но решили подождать Вас.
  По лицу единовластника Юлька ясно прочла, что в свете вчерашних событий демонстрировать радушие гостеприимного хозяина он не планировал. Более того, чувствовалось, что Бергеш с удовольствием прихлопнул бы беспокойную пленницу. Но что-то его останавливало. "Неужели настолько боится Ребарат-Нура? Но он же правитель целой страны, а Алексис хоть и маг, но в сравнении с ним просто мальчишка! Ох, я что-то явно упускаю... И спросить не у кого!"
  Меж тем Бергеш что-то тихо шепнул одному из солдат и, с брезгливым презрением оглядев захламлённую комнату, скомандовал:
  - Ведите гибрида в малую сиреневую гостиную, там есть где развернуться.
  Отдав распоряжение, единовластник выпятил квадратный подбородок и отправился восвояси, предоставив подданным самим решать вопрос транспортировки пленницы. Солдаты мгновенно рассредоточились по комнате, с бесстрастными лицами наблюдая, как Риган и Ширан помогают Юльке подняться, но никто из них и пальцем не пошевелил, чтобы им помочь.
  "Одна сволота кругом!" - с досадой подумала Юля, шаг за шагом продвигаясь к двери. Крылья, как спущенные флаги, волочились по полу, задевая папки и опрокидывая склянки и подставки с пробирками. Риган и Ширан поддерживали девушку под руки, и она, полностью доверившись им как провожатым, постаралась сосредоточиться на крыльях. С сотого раза удалось приподнять и сложить их так, что теперь Юлька походила на классическую картинку "К нам пожаловал ангел". Однако маленькая победа радости не принесла, ибо до землянки внезапно дошло, что все её планы относительно побега - пшик. Крылья ощущались инородным, осложняющим жизнь предметом, и что с ними делать было не ясно. "Главное, не паниковать! Я что-нибудь обязательно придумаю". В глазах противно защипало, а где-то под сердцем заклубилась-закружилась щемящая пустота. "Горр..." Вздрогнули прядки-стрелки, с усмешкой взглянули карие глаза, и покатились по Юлькиным щекам горячие частые слёзы. "Не думать, не вспоминать! Нет ни родителей, ни Светки, ни Горра, ни Эрика с Шайлэ. Я одна, сама по себе. Нечего ждать чуда!"
  - Риган, ты видишь?
  - Слёзы гианы!
  - Этого не может быть. Гианы вымерли сотни лет назад.
  Шмыгнув носом, Юлька постаралась отринуть гнетущие мысли и прислушалась к взволнованному перешёптыванию алхимиков.
  - Ты говорил, что он использовал "Сосуд силы".
  - Говорил. И ты не можешь отрицать, Риги, выглядело всё очень похоже: эльфийские черты, волосы как у сильфид и друидок...
  - Могу и буду! Я сразу предупреждал, Ширан: для "Сосуда" многовато отклонений. Эти гарпиевые крылья, вампирские клыки....
  - Подумаешь! И гарпий, и вампиров нельзя причислять к вымершим видам. Есть немало свидетельств, что они по-прежнему обитают в восточной части Снежного материка.
  - А ногти? Ты видел узор?
  Юлька с недоумением посмотрела на приобретённый в Аренте "маникюр". Хаос, сумбур, абстракция - больше в голову ничего не приходило. Однако Риган был иного мнения, о чем, не задумываясь, сообщил брату:
  - Я убеждён: это метка заклинателей драконов! Помнишь, Бергеш посылал меня в Пайфер за желчью ехидны? Так вот, на обратном пути довелось мне ночевать в доме мэтра Блисау. То ещё место, я тебе скажу. Спать в этом притоне некромантии только сумасшедший рискнёт, так что я всю ночь рылся в его библиотеке. Там-то и наткнулся на книгу о драконьем народе. И поверь мне на слово: узоры в ней описывались - один в один!
  - Считать узором сей бессмысленный набор линий? Не смеши меня, Риги!
  Юля машинально кивнула, соглашаясь с Шираном, но Риган упорно стоял на своём:
  - Если б ты своими глазами видел ту книгу, не сомневался бы. В девчонке течёт кровь драконьих людей, и это так же верно, как и то, что она плачет слезами гианы!
  - Со слезами действительно не поспоришь. Значит, кровь мёртвых народцев... Никогда не слыхал ни о чём подобном!
  - Это же Отступник, - глухим шепотом произнёс Риган. - Его сам глава Ордена боится, хоть и отец. Не зря же всей Десятке пришлось напрячься, чтобы запереть его в стенах родового замка.
  - Вырастили мальчугана. - Ширан хмыкнул, посмотрел на Юльку и весело ей подмигнул. - Всех переплюнул. Гибрид? Что ж, диковинное название для диковинной магички. Кем ты была изначально, девочка? Оборотнем? Или дремучей верхнеравнинной крестьянкой?
  "Надо же, сподобились моим происхождением поинтересоваться. А вот шиш вам! Считаете меня дикой зверушкой - флаг вам в руки!" Землянка глуповато улыбнулась и похлопала пушистыми ресницами, предлагая алхимику самому придумать ответ. Что он благополучно и сделал.
  - Не помнишь? - спросил сочувственно. - И не надо. Гибрид так гибрид.
  Братья переглянулись, одновременно качнули головами и погрузились в задумчивое молчание. Юлька хотела последовать их примеру, но тут скучный, ничем не примечательный каменный коридор, по которому они всей толпой продвигались, закончился, и глазам предстала жутковатого вида деревянная конструкция, нечто вроде огромной клетки с одной отсутствующей стенкой.
  - Это подъёмник, - буркнул Риган и потянул сбившуюся с шага девушку внутрь.
  Юлю поставили в центре кабины, солдаты взяли её в кольцо. Лязгнули мощные толстые цепи, "лифт" оторвался от каменного пола и, чуть покачиваясь, поплыл вверх. К сожалению бравые широкоплечие воины загораживали обзор, и Юлька, дабы рассмотреть хоть что-нибудь, задрала голову вверх. Картина разочаровала: тёмные стены колодца, тускло освещённые жёлтыми шарами-светильниками, утопленными в камень. Девушка удручённо хмыкнула и уставилась на свои босые ноги. В желудке урчало почти безостановочно, но о еде она не думала. А думала о делах грядущих. О том, что застряла в Тайшане надолго и основательно, и чтобы покинуть дворец Бергеша, нужно либо с полётами разобраться (да кто ж ей даст!), либо - с магией.
  "Не зря же все вокруг твердят, что дар у меня исключительный. Значит, в принципе, я способна на многое. И Алексис, что б ему ни дна, ни покрышки, мне это наглядно продемонстрировал. Правда, в результате, я оказалась в плену, но не будем о плохом... Нужно сразу признать, что ошибок я ещё наделаю массу, без них учение не обходится. Главное, не сдаваться! Э-эх, вот бы консультанта какого-нибудь найти, или учебник с заклинаниями, на худой конец. А то чувствуешь себя обезьяной с гранатой! - Юлька переступила с ноги на ногу, бросила украдкой взгляд на задумчивых алхимиков и невесело усмехнулась: - А вот смогу ли я местные книжки читать, ещё бабушка надвое сказала. Вроде говорят все по-русски, только это ничегошеньки не значит. Вдруг только думаю, что по-русски, а на деле - это я лопочу на ихнем, арентийском. Слёзы, крылья появились, может, и адаптация к языку в придачу полагалась. А вот книги - дело десятое... Надо при случае проверить. Должна же быть во дворце библиотека... Так меня туда и пустили!"
  Подъёмник дрогнул и остановился. Солдаты расступились, выстроились в две шеренги. Алхимики провели свою подопечную по импровизированному коридору, распахнули белоснежные двери, и вошла Юлька в коридор настоящий. Вот тогда-то она и смогла оценить, что такое королевская роскошь. Позолоченная лепнина, картины, вернее монументальные полотна в массивных рамах, золотые люстры и светильники, фарфоровые вазы в человеческий рост вышиной, мечи, сабли, шпаги с золотыми, усыпанными драгоценными камнями рукоятями, десятки белоснежных дверей с нежным, опять-таки золотым орнаментом. А уж пол, по которому Юлька шагала босыми ступнями, и вовсе поражал воображение. То под ногами трепетала водная гладь, то расстилалась поляна, покрытая молодой, едва пробившейся сквозь хладную землю травой, то извивались в камне зелёные ветви, изящно переплетаясь между собой и радуя глаз мелкими розоватыми цветами. То пол вдруг превращался в зимнюю реку, скованную блестящим ледяным панцирем. И хоть Юлька дала себе слово помалкивать, удержаться от мучившего её вопроса не смогла.
  - Это ведь не по настоящему, да? Сделать такое людям не под силу!
  - Ну, почему же. - Ширан снисходительно улыбнулся. - Если люди - маги, то способны и не на такое. Но ты права. Дворец в Тайшане строили гномы, а отделкой занимались друиды. Они редко работают сообща, но когда такое случаются - рождается шедевр.
  - Мы пришли. Тихо! - шикнул на брата Риган.
  Алхимики дождались, пока солдаты распахнут очередные бело-золотые двери, и ввели землянку в большую полупустую комнату, выдержанную в светлых пастельных тонах с вкраплением мелких фиолетовых пятен: подушек, в художественном беспорядке раскинутых на широком удобном диване, салфеток, расстеленных на большой каминной полке, атласных лент, стягивающих бледно-синие гардины в полуметре над полом.
  "Маловато для того, чтобы именовать гостиную сиреневой. Впрочем, хозяин - барин!"
  Кроме дивана и овального стола с десятком стульев из тёмного дерева другой мебели здесь не было, впрочем, солдаты с лихвой украсили скромный дизайн: рассредоточились вдоль стен и замерли точно статуи, даже дышать, казалось, перестали. Юлька же втянула носом умопомрачительные запахи еды и потянула алхимиков к столу. Риган отодвинул стул, однако усесться на нём оказалось делом непростым. Юля пристраивалась и так, и этак - но крылья всё равно упирались в резную спинку, заставляя девушку вздрагивать и вновь подниматься на ноги. Наконец, она замерла на самом краешке сидения, упёрлась запястьями в ребро столешницы и жадным взглядом оглядела блюда и тарелки. Чего здесь только не было! Свёрнутые трубочками ломтики ветчины и сыра; масляные ракушки; неизвестные Юльке салаты и овощные закуски; хлебцы, булочки, пироги; вазочки с вареньями и джемами. Но больше всего девушку потрясла трёхъярусная ваза с пирожными. Крошечными, на один укус. Но каждое было неповторимым, совершенным произведением кулинарного искусства: замки с острыми шпилями и марципановыми флагами, корабли с разноцветными парусами, бессчётное количество животных и птиц - лошадей, лебедей, оленей, зайцев, белок, голубей... У Юльки аж дух захватило, а рука сама собой потянулась за лакомством.
  Алхимики ехидно хихикали, наблюдая за крылатой сладкоежкой. Ширан наполнил чашку густым багряно-красным напитком и поставил её перед Юлей. Девушка благодарно кивнула, ни на секунду не переставая жевать, сделала быстрый глоток и зажмурилась от наслаждения. Напиток оказался терпким, чуть кисловатым, идеально дополняющим изысканный вкус пирожных...
  Но счастье почему-то никогда не бывает долгим.
  - Приятного аппетита, дорогуша.
  Юлька вскочила, роняя стул, некрасиво закашлялась, прикрыла ладонью рот и округлившимися глазами вытаращилась на стоящего в дверях мужчину. Тёмные волнистые волосы до плеч, хищное лицо с резкими линиями бровей и насмешливыми синевато-чёрными глазами. Изогнутые в кривой ухмылке губы. На левой щеке почти исчезнувший абрис кленового листа, под правой бровью яркая татуировка - три золотых ромба.
  - Тельвар?!
  - Узнала. А я, представь, и не надеялся. Мне сказали, у тебя с головой совсем плохо.
  Маг вальяжной походкой приблизился к замершей в испуге девушке, Двумя пальцами подцепил её подбородок и язвительно цокнул языком.
  - Что ж ты так? От спутников своих удрала, метку мою свела, а свободы-то всё равно не видать. Ты же привыкла к свободе. Я это сразу просёк, стоило тебе открыть свой прелестный ротик. В твоём мире все женщины такие? Можешь не отвечать, мне в сущности всё равно. Они там, и только ты здесь, в Аренте.
  - Что Вам от меня надо? - с трудом выталкивая слова, пролепетала Юлька.
  - Тебе все пункты перечислить, или только главные? - Карром усмехнулся, разжал пальцы и холодно зыркнул по сторонам: - Оставьте нас! И передайте единовластнику, пусть начинает готовиться к церемонии.
  Солдаты, а следом за ними и братья-алхимики резво потрусили к дверям, и Юлька задрожала, как в ознобе: оставаться с Тельваром наедине после того, что она сделала с ним в джунглях, было жутко. Сердце колотилось как бешеное, на глаза навернулись слёзы, а крылья за спиной рвано подёргивались. "Надо что-то сказать в своё оправдание", - мелькнула трусливая мысль, но была тут же отвергнута, поскольку Юля отчётливо понимала: вящему её оправдания неинтересны.
  Двери с тихим щелчком закрылись, и девушка инстинктивно сделала несколько шагов назад. Натолкнулась на поваленный стул и едва не упала. Тельвар вовремя схватил её за руку, рванул на себя, и Юлька оказалась в стальных объятьях.
  - Пока жива - ты моя добыча!
  Руки мага скользнули на бёдра девушки, и она попыталась отстраниться. Но легче, наверное, было сдвинуть гору, чем оттолкнуть от себя широкоплечего мускулистого вящего. Ужас в душе начала вытеснять паника. "Мы одни, никто не поможет. Здесь всем на меня плевать!"
  - Я принадлежу Алексису Ребарат-Нуру! - выкрикнула Юля единственное, что пришло в голову.
  В то, что слова помогу, она не верила, но Карром неожиданно ослабил хватку, а в следующий миг и вовсе оттолкнул от себя пленницу. Ничего подобного девушка не ожидала и, как следствие, шлёпнулась на пол, ощутимо приложившись пятой точкой о каменные плиты. Зашипела от боли, но захлопнула рот, стоило поднять глаза на лицо Тельвара.
  - Выходит, Бергеш не соврал, и метка действительно содержит его имя. Я думал, что ты умнее и не позволишь манипулировать собой. - Маг осёкся, нахмурился, видимо, какая-то мысль ему не понравилась, смерил девушку цепким, внимательным взглядом и медленно, словно нехотя, поинтересовался: - Там, в своём мире, ты была магом?
  "И почему умные вопросы приходят им всем тогда, когда у меня напрочь отсутствует желание на них отвечать? Нет, чтобы задать их при первой встрече..." - со злостью подумала Юлька и крепче сжала губы.
  - Твоё молчание выглядит жалко.
  - Пусть. Нам не о чем разговаривать!
  - Да... с выдержкой у тебя проблемы. - Тельвар надменно фыркнул, шагнул к пленнице и рывком поставил её на ноги: - Знаешь, Юля, ты самая что ни на есть последняя дура! Тебе не меня нужно бояться, а милого и обаятельного Алексиса.
  - Ничего себе милого? Да вы с ним друг друга стоите! - Юлька упёрлась в грудь вящего кулаками и лихорадочно затараторила, опасаясь, что Карром её остановит: - Я помню, как ты обошёлся со мной и Эриком! Да и Горр мне кое-что рассказал. Ты пытался меня отравить! А ещё я своими глазами видела, как ты превратил старика-конюха в мокрую лужицу! Так что нечего прикидываться добрячком! И вообще, лучше не выводи меня из себя, иначе я за себя не ручаюсь!
  - Даже не мечтай! На этот раз я готов к любым твои выходкам! И раз уж ты заговорила о моём ручном тангире, хотелось бы знать, почему он не откликается на зов. Он чем-то не угодил, и ты его прикончила?
  Юлька злобно оскалилась, демонстрируя магу острые клыки, и с расстановкой произнесла, впервые в жизни испытав наслаждения от того, что говорит оппоненту гадость:
  - Я освободила твоего ручного питомца, и он снова стал опасным и кровожадным монстром. Надеюсь, что рано или поздно, его пасть сомкнётся на твоём горле, и он сполна насладиться местью!
  - Очень впечатляющее выступление. Решила, что раз устояла против яда, то бессмертна? Ничуть! На такое даже Отступник не способен. Способ убить тебя есть, и я с превеликим удовольствием его поищу. Алексис никогда не получит тебя! Он будет столетиями гнить в своём замке. Ты же сдохнешь сразу после того, как побеседуешь с магистром! А пока у нас есть время - начнём развлекаться. Хочется посмотреть, на что способно тело, под завязку наполненное магией Аренты!
  С этими словами Карром подхватил Юльку и легко перекинул через плечо. Девушка не смогла сдержать крик: ей показалось, что крылья сейчас вырвутся из спины вместе с кусками плоти.
  - Больно? - издевательски осведомился Тельвар. - Привыкай. Это только начало, дорогуша.
  - Гад!
  Юлька в отчаянье замолотила кулаками по спине мага, но тот лишь громко рассмеялся и, хлопнув девушку по ягодицам, быстрым шагом покинул сиреневую гостиную.
  - Гад, - запоздало повторила Юля и замерла, тоскливо глядя, как бело-золотые перья волочатся по волшебному полу, сделанному друидами и гномами.
  - Правильно, к чему трепыхаться - силы тебе ещё понадобятся. - Карром отсмеялся и теперь говорил совершенно серьёзно: - Кстати, ты очень красивая. Мне даже жаль, что Алексис выбрал тебя для своих опытов. В другое время, в другой жизни я бы в тебя влюбился, честное слово.
  "Да пошёл ты!"
  - Эй, думай потише! Я могу и обидеться. Между прочим, зря ты не попросила Викнара научить тебя ставить щиты на поверхностные мысли. Очень удобная вещь. А Шайлэ у нас умник, любит обучать молодых магов. Магистру давно следовало его в школу учительствовать пристроить, а не секретарём при себе держать. Политика Викнару ни к чему, он в ней ни бельмеса не понимает. Вот зачем его принесло в Главерну? Сам, небось, не знает. А вообще, странно, что наш умник прозевал тебя, детка? Не расскажешь, как это произошло?
  - Нет!
  - Ничего, скоро ты станешь сговорчивей, и мы вернёмся к этому вопросу.
  Маг дошёл до конца коридора и стал спускаться по лестнице. Теперь Юлька наблюдала, как её роскошные крылья чиркают по ступенькам, словно Карром волочит за собой огромное опахало. По сторонам девушка не смотрела, головой в любопытстве не вертела, ибо страшилась натолкнуться взглядом на кого-нибудь из обитателей дворца. "Выгляжу как мешок с картошкой. Равнодушный ко всему мешок!" Быть может, стоило сопротивляться, кричать, ругаться, кусаться, однако на Юльку вдруг накатила апатия. Понимание, что всё равно не вырваться, бетонной плитой давило на сердце, и грядущие муки казались чем-то закономерным и неотвратимым. Тем, с чем бороться совершенно бессмысленно.
  Тельвар тоже молчал. Может что-то обдумывал, может, строил коварные планы. Юльке и это было безразлично. До той поры, пока вящий не переступил порог небольшой овальной комнаты. Сделал несколько быстрых шагов и поставил девушку на пол. В первый момент перед глазами всё поплыло, видимо, от долгого висения вниз головой, но когда картинка стала чёткой, Юля почувствовала себя так, словно её ледяной водой окатили. Она стояла на краю прямоугольного мраморного бассейна, а прямо перед ней, на расстоянии вытянутой руки, раскачивались на цепях трое закутанных в сатавары существ, на нечеловеческую сущность которых указывали синеватые, покрытые мелкой чешуёй ступни, торчащие из грубо вспоротых шёлковых мешков. Крик застрял в горле. Тяжело дыша, девушка смотрела на ровные, хирургические разрезы на пятках существ, на тяжёлые бурые капли, падающие вниз, а в сознании билась единственная мысль: "Почему они молчат?!"
  Хриплый смешок заставил Юлю опустить взгляд. На дне бассейна, среди кровавых пятен и потёков, возлежал единовластник Бергеш собственной персоной. Без роскошных одежд, в одной набедренной повязке. Юльку едва не стошнило от отвращения: морщинистую кожу правителя сплошным ковром покрывали желтовато-синие уродливые пятна, бесчисленные шрамы и рубцы непонятного происхождения.
  - Не тушуйся, дорогуша. Когда обычный человек пытается всеми возможными способами одолеть смерть, с ним ещё и не то случается. А Бергешу давно за сотню перевалило. Он у нас главернский старожил, своим существованием напрямую обязанный Ордену вящих, - интимным шепотом сообщил Юле Тельвар. - Специально для него мы разработали очень действенное заклинание. Ты, наверное, знаешь, что малые расы живут много дольше людей. Вот мы и заставляем их делиться. Понимаешь теперь, для чего ты здесь?
  - Н-нет, пожалуйста, нет...
  - Понимаешь. Господин единовластник хотел твоей крови, а своим верным соратникам Орден не отказывает.
  Карром толкнул девушку в спину, и она начала заваливаться в бассейн, но соткавшиеся прямо из воздуха цепи мигом обвили тонкие запястья, вздёрнули добычу вверх, и Юлька оказалась в одном ряду с остальными жертвами обряда.
  - Последний штрих, и мы вскоре узнаем, можешь ли ты умереть от потери крови, - весело произнёс Тельвар, и в его руке блеснул изящный тонкий клинок...
  
  - Привал! - скомандовал Шайлэ и, не обращая внимания на тяжёлый враждебный взгляд тангира, первым спрыгнул с коня.
  Солнце почти целиком скрылось за макушками деревьев, серые густые облака, словно получив разрешение, заволокли небо, не позволяя луне и звёздам тревожить засыпающий мир. С каждой минутой багровые всполохи на горизонте становились всё более неявными и прозрачными - мгла неумолимо завоёвывала пространство. Жарко, сыро, душно. "Но отдохнуть необходимо. И это место ничем не хуже других", - мрачно подумал маг, разглядывая крошечную каменистую поляну, с редкими клочками мха и жёсткой тёмно-зелёной травы.
  - Зачем останавливаться? - прозвучал недовольный голос тангира. Он перекинулся в человека, плавным движением скользнул на землю и подхватил всхрапнувшего вороного под уздцы. - Я прекрасно вижу в темноте и могу беспрепятственно провести вас через любую чащу. Устали - спите в седлах. Присмотрел бы, мне не трудно.
  - Мы должны отдохнуть. Выдохшиеся и измотанные мы Юле не поможем!
  - Говори за себя, неженка!
  - Хорошо. - Шайлэ развернулся и хладнокровно взглянул на Горра. - Я не обладаю выносливостью оборотней. Я привык спать по ночам, а действовать предпочитаю на свежую голову. Доволен?
  Тангир угрюмо молчал. Да и что говорить, если этот диалог, повторяющийся третий вечер подряд, всё равно ни к чему не приводит. Он сам признал Шайлэ своим командиром, значит, придётся проявить выдержку и терпение. "Погоди, вот покинем Главерну и прости-прощай. Ты нам не нужен!"
  - Можешь сказать это вслух - не обижусь. Я понимаю тебя лучше, чем ты думаешь. - Вящий многозначительно посмотрел на тангира, а потом резко обернулся к рыжеволосому мальчишке, мышкой замершему возле гнедой кобылки: - Расседлай коней и отдыхай. Ужином займусь сам.
  Горр приглушённо рыкнул, отпустил повод и зашагал к деревьям, бросив через плечо:
  - Поброжу по округе.
  Шайлэ улыбнулся:
  - Отличное решение.
  - В твоём одобрении я не нуждаюсь!
  - Само собой. - Маг ухмыльнулся и подмигнул Эрику: - Видишь, не стоит его бояться. Горрар отличный малый.
  Мальчишка скептично скривил хорошенькую мордашку, однако возражать вящему не стал и даже кивнул. На всякий случай. И потянул коней в сторону, подальше от мага. С учётом размеров поляны выглядела сия демонстрация откровенно глупо. "Но раз парнишке так легче - пусть". Шайлэ расстроено вздохнул и отправился за хворостом.
  За прошедшие два дня Викнар многое узнал о главернских джунглях. Например, то, что сухих веток здесь найти практически невозможно. Однако как бы то ни было колдовать маг не собирался: слишком велик был риск засветиться перед коллегами, коих в Главерне проживало не меньше полусотни. И, несомненно, найдётся из них один-два, кто сумеет опознать вящего, произнесшего заклинание. "Обязательно опознают! Теперь, когда Юли рядом нет, моё инкогнито трещит по швам. Прятаться в тени сильного дара очень удобно... Впрочем, кого я обманываю? Тельвар, скорее всего, догадался, кто пригвоздил его мечом к Забытому тракту. Жаль... Лучше бы магистр и дальше считал, что я отправился в Пайфер. Для него это будет ударом..."
  Шайлэ подошёл к раскидистому кусту, притулившемуся в тени могучего баобаба, и стал планомерно обламывать ветки. "Сначала Алекс, теперь я. Надеюсь, хотя бы Джереми не разочарует Вас, господин Ревальд". Воспоминание о младшем Ребарат-Нуре, которого Шайлэ, как и Алексиса, считал своим братом, окончательно испортило настроение и заставило острее чувствовать вину перед семьёй, в которой маг прожил более десяти лет. На его глазах Джереми из маленького мальчика превратился в смышлёного юношу, перспективного мага и отличного друга. Шайлэ и Алекс постоянно таскали его за собой, и разница в шесть лет их ничуть не смущала...
  Когда всё изменилось, Викнар до сих пор не мог понять. Как он ухитрился не заметить, прозевать тот переломный момент, после которого Алексис кинул свою жизнь в жерло борьбы с Вящими, с отцом, со своей семьёй, что долгие годы возглавляла Орден?
  Шайлэ замер. Пальцы стиснули тонкую ветку, глаза уставились в пустоту. Наверное, в миллионный раз он пытался вычислить, когда Алекс ухитрился познакомиться с эльфийкой. "Как ему удалось держать свой роман в тайне целый год?" Викнар ни разу не видел их вместе, не удостоился даже упоминания об Эйлин. И это терзало душу обидой. "Чем я заслужил такое отношение? Я бы никогда..." Викнар оборвал никчемную мысль. Терзаться можно было сколько угодно, но, если честно, сейчас он был благодарен Алексису. "Долг и дружба... Думать не хочу, что бы победило!"
  Внезапно в сознании, словно призрак далёкого прошлого, возникла Эйлин. Хрупкая воздушная фигурка, светлые длинные волосы, овальное лицо с идеально правильными чертами и угасающие тёмно-зелёные глаза, в которых слились агония и благодарность.
  - Кто? - Шайлэ рыкнул не хуже Горра и принялся быстро и яростно ломать ветки. - Кто выдал тебя, Алекс?
  То, что Алексис возглавил восстание малых рас, стало для них с Джереми ударом. Страшным и неожиданным, как раскат грома в разгар вьюжной зимы. Но события разворачивались настолько быстро, что Шайлэ даже в своём отношении к ним определиться не успел. А ведь подумать у него времени было полно: Вящие подавили восстание стремительно, практически молниеносно, но пока шли аресты, пока резиденция и весь Делвайер ходили ходуном, Ревальд Ребарат-Нур посадил младшего сына и своего секретаря под замок, словно подозревал их в сговоре с Алексом. "А может, действительно подозревал. Логично, мы же были не разлей вода". Выпустили Джереми и Шайлэ лишь тогда, когда всё было кончено: отряды восставших разбиты, Алексис замурован в родовом замке, а его возлюбленная Эйлин доставлена в резиденцию для допроса. К тому моменту названные братья уже не разговаривали. Взаимные обвинения - кто виноват больше в том, что случилось - внесли в их дружбу разлад. Быть может, сказалось вынужденное заточение, во время которого они не общались ни с кем, кроме друг друга, а может, потому, что было слишком больно смотреть друг другу в глаза и осознавать, что Алексиса больше никогда не будет рядом, что он не придёт, не улыбнётся своей особенной, светлой улыбкой. Что прогулки, беседы и кутежи в кабачках Делвайера - всё это безвозвратно утрачено и никогда не повторится.
  Ревальда, судя по всему, устраивала их размолвка. Он стал чаще отправлять Шайлэ в деловые поездки и большей частью за границу, а Джереми загрузил учёбой так, что бедняга дневал и ночевал в библиотеке. "Словно боялся, что мы объединимся и попытаемся вызволить Алекса..."
  - Эй! Мы сегодня ужинать будем или ты собираешься до утра кусты крошить?
  Резкий голоса тангира заставил вящего подпрыгнуть на месте. Он с недоумением похлопал ресницами, тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и растерянно взглянул на свои сапоги, засыпанные ворохом трухи и коротких палочек. "Совсем нервы сдали..." Шайлэ повернулся к Горру и застыл, медленно закипая от ярости. Правда, злился он не на Горра, который держал подмышкой охапку веток, словно намекая, что Викнар не способен справиться с элементарным делом, а на себя, из-за того, что позволил так о себе подумать.
  "Мы на одной стороне", - напомнил себе маг, попытался выжать улыбку, но лишь добился того, что в карих глазах засветилась насмешка, а прядки-стрелки задрожали от сдерживаемого смеха.
  - Пойдём.
  Шайлэ безнадёжно махнул рукой и зашагал к поляне. Горрар с бесшумной грацией скользил рядом. Если бы он хоть что-то сказал, вящий на него наорал и наверняка почувствовал бы себя гораздо лучше. Но тангир, как назло, решил проявить выдержку. "И это правильно", - проворчал маг, выругался себе под нос и со вздохом произнёс:
  - Не стоило останавливаться. Я вполне мог подремать в седле.
  - И к чему ты это?
  - Просто так.
  Тангир ухмыльнулся:
  - Тогда я тоже скажу, просто так. Отдых нам всем действительно необходим. Извини, что возражал. Каюсь, мне нравится тебя доводить, Шайлэ. Ты так забавно краснеешь и раздуваешь ноздри...
  - Иди ты!
  - Я же уже извинился! Ладно, обойдусь без вступлений. В общем, что хочу сказать: чувствую я, как ты нервничаешь. И понимаю почему. Спасти Юлю может лишь чудо.
  - Эрик...
  - Мальчишке совсем не нужно об этом знать. Он верит, что вящий - что божество. Придёт, махнёт рукой, и все падут ниц, а потом будут дружно и радостно выполнять команды. - Горрар остановился, и Шайлэ последовал его примеру: - У тебя есть хоть какой-то план?
  - Какой план? - отрывисто зашептал маг. - Юля, скорее всего, во дворце, а значит, против нас встанет вся Тайшанская гвардия. И не только они! Стоит мне начать колдовать, и во дворец ринется посольство Вящих. В полном составе. Знаешь, кто его возглавляет? Михаэль Галан!
  - Так вот почему его в Делвайере не видать. Всё-таки он сумел допечь Ревальда, раз его отослали с глаз долой. Интересно, чем?
  Горр с надеждой взглянул на вящего, но тот отрицательно помотал головой:
  - Не знаю. И знать не хочу!
  - Жаль...
  - А мне жаль, что этот тип стоит у нас на пути! Я бы предпочёл встретиться с Брантом или, на худой конец, с Эмальтом Йоргом!
  - Особой разницы я не вижу.
  - У Михаэля в запасе всегда какой-нибудь грязный трюк. Вступать с ним в открытое противостояние - гиблое дело!
  - Тогда на что ты надеешься?
  - Есть у меня один знакомый, - уклончиво произнёс маг и зашагал вперёд, бросив через плечо: - Он - наш единственный шанс попасть во дворец.
  - А что потом?
  - Понятия не имею.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"