Кохинор: другие произведения.

Семь лун Бранта. Глава 5.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 5.
  Сделка.
  
  Елена Петровна проснулась от странного чувства дискомфорта. Не открывая глаз, прислушалась к себе и поняла - не ошиблась. На неё абсолютно точно кто-то смотрел. И смотрел жадно, точно раздумывая, съесть или не съесть. "Да Вы параноик, госпожа Пирогова, - насмешливо подумала женщина и открыла глаза. - Или ясновидец?" Второй вариант был куда приемлемее, ибо посреди королевской опочивальни, вопреки всем общечеловеческим принципам морали и этикета, стояли четверо мускулистых коленопреклонённых парней, по два с каждой стороны от уже знакомых Елене Петровне носилок. Сегодня одежда атлетов состояла из алых кожаных брюк и серебристых жилетов, одетых на голое тело, что после вчерашнего щеголянья обнажёнными ногами и торсами выглядело вполне пристойно. А вот с одеждой для королевы Семилунья снова вышел конфуз. Сколько Елена Петровна не шарила глазами в поисках золотой накидки или хотя бы какой-нибудь завалящего платьишка, ничего не нашла. "Как же здесь любят королевский стриптиз!" - зло подумала женщина, но делать было нечего, и она послушно слезла с кровати и прямо в ночной рубашке уселась в неудобное золотое кресло.
  - Ну что, поехали?
  Но видимо у госпожи Пироговой на роду было написано попадать впросак, поскольку, вместо того, чтобы тащить свою королеву в заоблачные дали, атлеты-носильщики, поднявшись с колен, перестроились в один ряд и по очереди затянули:
  - Я, Идрис Изатулло, наследник рода Медовых Холмов. Род Медовых Холмов - опора и защита королевы Семилунья.
  - Я, Пайцар Примиш, наследник рода Золотого Креста. Род Золотого Креста - щит и меч королевы Семилунья.
  - Я, Лиор Ляез, наследник рода Стального Ручья. Род Стального Ручья - смотритель и хранитель казны королевы Семилунья.
  - Я, Нику Нолай, наследник рода Живого Огня. Род Живого Огня - глаза и уши королевы Семилунья.
  - Очень приятно, - обалдело выдавила госпожа Пирогова и покраснела: она-то считала, что её паланкин носят слуги.
  Закончив представление, благородные атлеты вновь рассредоточились, подхватили паланкин на плечи и засеменили к дверям. Привычно вцепившись в подлокотники кресла, Елена Петровна устремила взгляд вперёд, гадая, куда её отнесут на этот раз. Но ничего нового она не увидела. Наследники четырёх родов двигались той же дорогой, что и накануне - к залу, в котором коронация. "Неужели опять позориться на людях!" - тоскливо подумала госпожа Пирогова и привычно ошиблась: паланкин вплыл в необъятный, но абсолютно пустой зал и опустился возле белого круглого ковра. Атлеты замерли на коленях, а Елена Петровна тихонько вздохнула, поднялась и ступила на ковёр. Она прошлась в центр белого круга, с удовольствием ощущая ступнями тёплый мягкий ворс и огляделась по сторонам, внутренне готовясь к любым неожиданностям, но, слава Богу, всё случилось, как накануне: скрытый в полу механизм заработал, площадка с Еленой Петровной поднялась вверх, правда, ступени на склоне импровизированного холма сегодня появились сразу. Госпожа Пирогова не успела подумать, почему, как боковые двери зала отворились, и к возвышению бодро направился высокий старик в свободных одеждах, сшитых из пурпурно-красных лоскутков. В руках он держал обрезок широкой тёмной доски, накрытой стеклянным колпаком, сквозь который виднелась плоская железная тарелка с какими-то красными кусочками. Старик с лёгкостью поднялся по ступеням, словно ему было не глубоко за шестьдесят, а пятнадцать, и молча протянул тарелку королеве. Елена Петровна с трепетом приняла подношение, с любопытством осмотрела разложенные в замысловатом узоре мясные квадратики и подняла глаза, собираясь сказать спасибо, но слова так не слетели с языка, ибо стоящий перед ней человек не нуждался ни в чьей в благодарности. Его высокомерный, надменный вид кричал о собственной значимости, привычке властвовать и отдавать приказы. "Нужно обязательно выяснить, что это за птица! По сравнению с ним Тарнель и Бимль выглядят невинными ягнятами". Ни о чём другом Елена Петровна подумать не успела, поскольку многочисленные двери зала распахнулись, и к холму огненными ручьями потекли люди в багровых одеждах. Они огненной паутиной окружили "холм" и застыли как изваяния.
  - Первый - в память почившей Дельции Дестины! - разорвал тишину низкий трубный голос из ниоткуда.
  Елена Петровна тотчас сообразила, что от неё требуется, и, внутренне содрогнувшись, взяла с тарелки квадратик, положила его в рот и разжевала. Опасения, что придётся есть какую-нибудь гадость, оказались напрасными. На тарелки лежала обычная варёная говядина в соусе, похожем на кетчуп.
  - Второй - в память воинов, павших в боях с колдунами!
  Госпожа Пирогова проглотила второй кусок и внутренне усмехнулась: "Интересно, если в Семилунье так любят символику, что означает мой полуголый вид?"
  - Третий - во славу рода Семи Лун, чья рука защищала, защищает и будет защищать нас от скверны!
  Под трубный глас Елена Петровна ела мясо и разглядывала придворных. Все они пристально смотрели в жующий рот, словно никогда не видели, как человек кушает. В первом ряду, неподалёку друг от друга, стояли Тарлан и Буревиста и так же, как прочие, с благоговением взирали на королевские губы. Но сейчас оба семилунца волновали госпожу Пирогову куда меньше, чем высокомерный старик рядом с ней. Он смотрел на Дельдарию Двайру, как на букашку, посмевшую сесть на его рукав, и это нервировало и пугало Елену Петровну. "Бимль утверждал, что главный в Семилунье - Тарлан! Но кто же тогда этот фон-барон?"
  Мясо закончилось. Королева поставила тарелку на поднос, и старик несколько минут внимательно изучив разводы на фарфоре. Потом удовлетворённо кивнул и обратился к залу:
  - Правление Дельдарии Двайры будет удивительным и послужит процветанию королевства Семи Лун! Дельдария Двайра будет необычной королевой! - Он глубоко вздохнул, состроил скорбную миной и продолжил: - Мы веками боролись с колдунами и ведьмами. Наш когда-то маленький Орден создал мощную процветающую страну, где нет места волшебству! Мы - реалисты! Нам не нужны фальшивые чудеса! Мы творим чудеса сами, своим неустанным трудом! И пусть мы пока единственное королевство в Бранте, распознавшее гнусную суть колдовства и полностью очистившее свои земли от скверны - будущее за нами! У нас есть сторонники по всему миру! Наши посольства денно и нощно ведут разъяснительную работу с брантийцами, и она даёт ощутимые результаты! Например, Ваан Вагаршак, король Прибрежного королевства, издал указ, запрещающий ведьмам и колдунам жить в городах! А тех, кто отказался подчиниться, заточили в тюрьмы! Не сегодня завтра на площадях Прибрежного королевства запылают очищающие костры! Это грандиозная победа нашего Ордена, нашей великой страны и нашей славной королевы Дельции Дестины! И мы верим, что Дельдария Двайра станет достойной преемницей своей многомудрой родственницы! - Старик повернулся к королеве, важно поклонился ей и торжественно изрёк: - Я, Наимгран Налич, старейшина рода Живого Огня и верховный магистр Ордена, провозглашаю Дельдарию Двайру, последнюю из рода Семи Лун, главой Ордена! Да будет так!
  Наигран Налич швырнул тарелку и обрезок доски на пол и царственной поступью спустился в зал.
  - Да будет так! - эхом пронеслось по залу. Паутина распалась, и багровые ручейки семилунцев потекли к дверям.
  Носильщики опустились на колени, и это послужило для Елены Петровны сигналом. Она спустилась с холма, села в золотое кресло и мысленно произнесла: "Поехали!" Атлеты подняли носилки, и, вцепившись в подлокотники, госпожа Пирогова отправилась к новым приключениям.
  Паланкин покинул зал через главные двери, медленно спустился по мраморной лестнице, проплыл по длинной оружейной галерее и опустился перед неприметной деревянной дверью. "Сезам откройся! - нервно хихикнула королева, спускаясь с носилок, и дверь немедленно отворилась. - Господи ж ты боже мой! Они что, издеваются?!" Возмущение Елены Петровны вполне можно было понять, поскольку представшее её глазам помещение напоминало бункер из шпионских фильмов: гладкие серые стены, два простых стула, между ними стол, а на столе - свеча. Заходить в эту комнату а ля НКВД не хотелось категорически, но отступать было некуда - за спиной стояли носильщики-аристократы и во все глаза смотрели на свою королеву. Только представив себя Штирлицем, которого Мюллер вызвал на допрос, госпоже Пироговой удалось состроить серьёзную мину и гордо шагнуть в "камеру". Дверь за ней тотчас захлопнулась, в замке повернулся ключ, и женщина вздрогнула: "Всё, замуровали!"
  За спиной прозвучал ехидный смешок.
  - Не пугайся, дорогуша, я с тобой. - Тарнель Тарлан отошёл от стены и по-хозяйски устроился за столом, положив на него толстую кожаную папку и маленькую чёрную шкатулку. - Присаживайтесь, королева.
  Елена Петровна пожала плечами и устроилась напротив первого министра:
  - Очередной ритуал?
  - Вообще-то, я должен был передать тебе секретные договора и прочую лабуду, - любезно сообщил Тарнель, похлопав ладонью по папке. - Но, как ты понимаешь, мы займёмся другим делом.
  - Колдовать будешь? - язвительно осведомилась Елена Петровна. - А вдруг засекут?
  - В этой комнате я в безопасности. Мы с тобой отрезаны от мира, дорогуша, как минимум на час. Так что, прощайся с Дельдарией, и вали в туман!
  - Обойдёшься! - Госпоже Пироговой нечего было противопоставить Тарлану, но она решила до последнего держать марку. - Ничего у тебя не выйдет, маг! Я королева Семилунья и останусь ею, пока мне не надоест!
  - Какие мы смелые! Ночью ты клялась, что ничего не смыслишь в магии, а утром готова вступить в поединок?!
  - Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути, - тихо произнесла Елена Петровна, скрестила руки на груди и потребовала: - Начинай! Любопытно взглянуть, на что ты способен!
  Тарнель с опасливым сомнением посмотрел на королеву, а потом тряхнул волосами, выхватил из кармана комок ниток и бросил ей в лицо. Женщина инстинктивно заслонила лицо рукой и вдруг почувствовала, что не может пошевелиться - тонкие серебряные нити оплели её с головы до ног.
  - Что это?
  Тарлан не ответил. Он вынул из отворота рукава колоду карт, перетасовал её и положил перед собой.
  - Прощай, дорогуша, - со злым весельем произнёс он и начал быстро вскрывать карты и раскладывать их на две стопки.
  Вот тут Елена Петровна по-настоящему испугалась: она смотрела на карты, где вместо знакомых тузов, десяток и валетов были изображены разнообразные геометрические фигуры, и чувствовала, как тело Дельдарии Двайры становится чужим.
  - Ну, уж нет! - в сердцах воскликнула она, и серебряная сеть задрожала.
  - Не дёргайся! - рыкнул Тарлан, но его окрик лишь подстегнул госпожу Пирогову.
  - Я вырвусь! Я освобожусь! Твоя ловушка - безделица! Она слаба и рвётся на глазах! - Неожиданно Елена Петровна ощутила, что свободна, и, ни секунды не мешкая, подалась вперёд и смахнула со стола карты. - Я же сказала: не выйдет! - прорычала она и с превосходством взглянула в глаза мага.
  - Кто ты такая? - сквозь зубы процедил Тарнель, с кислой миной наблюдая, как его драгоценный артефакт рассыпается в прах.
  - Королева Семилунья!
  - Даже не мечтай! - Тарлан встал и резко подвинул к женщине папку и шкатулку. - Наш поединок не закончен! Теперь я знаю, с какой магией имею дело! Тебе конец, дорогуша!
  Он задул свечу, и дверь комнаты сразу же отворилась. Первый министр подобострастно улыбнулся королеве, слегка поклонился и быстрым шагом покинул комнату, а Елена Петровна прижала папку и шкатулку к груди и направилась к паланкину, ворча:
  - Ещё посмотрим, кто кого. - Уселась на золотой трон и буркнула: - Поехали!
  Недоумённо переглянувшись, носильщики подхватили паланкин и потащили по коридору. Господа Пирогова даже не заметила движения. Барабаня изящными пальчиками по корешку папки, она вновь и вновь переживала события в бункере, пытаясь разобраться, каким образом ей удалось справиться с колдовством первого министра. Но сколько не думала, не поняла и обречённо вздохнула: "Скорее всего, Тарнель прав: я обладаю некими экстрасенсорными способностями, но вот какими? И как ими пользоваться? Мне необходимо как-то разобраться с этим, иначе, следующая встреча с Тарланом станет для меня роковой! Изгонит из Бранта ко всем чертям, и что я буду делать?.. А не погорячилась ли я? Может, ещё не поздно договориться? Тарнель производит впечатление умного человека. И на злодея не похож. Он даже понравился мне в первую минуту. Надо было не пяткой в грудь себя бить, а помощи просить! Я ведь по сути одна - ни союзников, ни друзей. Да и об этом мире я ничего не знаю. Вот дура!" Елена Петровна посмотрела на папку и шкатулку и совсем сникла. Она не представляла, как будет разбираться с делами Семилунья без совета надёжного и знающего человека, каким мог бы стать Тарнель Тарлан.
  Тем временем паланкин остановился возле дверей бани. Носильщики, как обычно, преклонили колени, и Елена Петровна, оставив папку и шкатулку на золотом сидении, вошла в знакомую жаркую комнату. Её мыли, массировали, втирали в кожу душистые масла, но на этот раз госпожа Пирогова осталась равнодушна к приятным, успокаивающим процедурам - она перебирала в уме способы примирения с магом-министром. Находясь в глубокой задумчивости, женщина прозевала момент, когда её одели и причесали, и очнулась лишь в тот миг, когда ей вложили в руки чашку. Елена Петровна машинально выпила травяной чай, поставила чашку на поднос и направилась к двери, за которой остался её паланкин.
  - Нет-нет, Ваше величество! - воскликнула служанка. - Сюда, пожалуйста! - Она пересекла комнату и отворила дощатую дверь.
  "Опять ритуал? Да сколько можно?!" Елена Петровна развернулась и с мрачным видом подошла к служанке. За дощатой дверью, как и предполагалось, оказался роскошный круглый зал с бело-зелёными стенами и арочными окнами, увитыми диким виноградом. В зале витал запах свежести, чистоты и летнего луга. Немного помешкав, госпожа Пирогова сделала несколько шагов и в изумлении остановилась, вперив взгляд в ставшие уже родными лица. Носильщики паланкина, и по совместительству наследники четырёх главных родов Семилунья стояли на низком помосте, их короткие белые туники резко контрастировали с пышными яркими нарядами придворных, выстроившихся по обе стороны от помоста. Елена Петровна поёжилась: её кольнула пренеприятная мысль: "Я должна выбрать одного из этих самцов?" Она нашла среди придворных Тарлана и в насмешливых голубых глазах прочла подтверждение своей неприятной версии.
  - Спокойствие, только спокойствие, - пробормотала госпожа Пирогова и, стараясь не обращать внимания на замерших в предвкушении семилунцев, медленно приблизилась к помосту и стала неторопливо рассматривать "женихов".
  Все четверо были хороши, как на подбор. Высокие, плечистые, они, красуясь, поигрывали крепкими мускулами и соблазнительно улыбались. "Жеребцы, - констатировала Елена Петровна. - Как раз во вкусе Дельдарии. Но я не она! Не мускулы для меня главное! Мне бы поговорить. А что, если... Да!" Королева в два счёта повернулась к придворным и царственным перстом указала на Тарлана:
  - Я выбираю его!
  - Это против правил! - взвизгнул Нику Нолай из рода Живого Огня.
  - Королева нарушила церемонию! - почти хором подхватили остальные наследнички, и придворные разом заговорили.
  Они бурно спорили, размахивая руками, а королева и первый министр напряжённо смотрели друг на друга, не делая ничего, чтобы остановить набирающий обороты скандал. Положение спас Наигран Налич. Он выступил вперёд и суровым голосом прогрохотал:
  - Королева сделала выбор! Орден согласен с ним! С этой минуты ты, Тарнель Тарлан, выходишь из рода Красного Камня и объявляешься принцем рода Семи Лун! Отныне имя его - Данир Дешан! Королевство возлагает на него почётную обязанность - стать продолжателем великого рода Семи Лун! - Старик подошёл к Тарнелю, взял его за руку и подвёл к королеве. - Плодитесь и размножайтесь во славу Семилунья!
  Двери зала распахнулись, и шестеро слуг в бело-зелёных одеждах внесли огромную кровать, при виде которой у Елены Петровны отвисла челюсть. В прямом смысле. "Неужели они хотят, чтобы я... Чтобы мы...Это переходит все границы! Мы не можем...Не будем... Это аморально!" - сбивчиво думала она, наблюдая, как кровать устанавливают посреди зала.
  - Дели.
  Елена Петровна круглыми, как у совы глазами, взглянула на Тарнеля, на его протянутую руку и шумно выдохнула. Хотелось высказать своё мнение бурно, многословно и, несмотря на воспитание, по большей части нецензурно, но она справилась и не опустилась до банальной истерики. Сосчитала мысленно до десяти, как учат психологи, и позволила новоявленному принцу подвести себя к брачному ложу. Сгорая от стыда, госпожа Пирогова забралась в постель и ошалелым взглядом обвела недовольные лица придворных. На понимание она не рассчитывала, но ведь можно было хотя бы глаза отвести!
  Тарнель Тарлан, в отличие от юной королевы, остался невозмутим. Спокойно скинул одежду, оставшись лишь в кружевных панталонах, и лёг рядом с будущей супругой. Наимгран Налич хлопнул в ладоши, и к кровати подошёл слуга с подносом в руках. Старик взял с подноса два высоких хрустальных бокала с тёмным, синеватым вином и вручил их Тарнелю и Дельдарии:
  - Да будет крепким и долгим ваш союз!
  Принц и королева выпили вино, поставили бокалы на поднос, и, словно по команде, придворные повернулись к дверям и стали медленно покидать зал. Последним вышел Наимгран Налич, и едва двери за ним закрылись, Тарнель расхохотался:
  - Вот уж не ожидал!
  Елена Петровна облегчённо вздохнула:
  - Слава Богу, они ушли! Я уж решила, что наше соитие будет прилюдным.
  - Сразу видно, что ты не Дельдария! Она бы только рада была продемонстрировать свои прелести окружающим.
  Тарнель придвинулся и по-хозяйски обвил рукой тонкий девичий стан.
  - Руки убери! - сухо потребовала Елена Петровна.
  - Расслабься дорогая, ты сама выбрала меня в мужья, и я намерен исполнить свой супружеский долг незамедлительно! - Тарлан усмехнулся и поцеловал её в шею. - Я два года ждал встречи с принцессой, но никак не думал, что она решит сделать меня принцем рода Семи Лун.
  - Отстань! - Елена Петровна оттолкнула жениха и села. - Я выбрала тебя только потому, что ты такой же, как я! Я собираюсь заключить с тобой сделку!
  - Вот как?! - Брови Тарлана взметнулись вверх. - Оригинальный способ!
  - В Семилунье маги в загоне, значит, нам нужно держаться вместе. Возможно, если мы объединимся, нам удастся изменить ситуацию...
  - Собираешься воевать с Орденом?
  - Воевать - это громко сказано. Но мне не нравятся, когда людей сжигают на кострах.
  Тарнель вытянулся на постели и закинул руки за голову:
  - Ничего не получится. Теперь ты глава Ордена, и адепты глаз с тебя не спустят.
  - Я хочу, чтобы ты рассказал мне о магии и о Бранте.
  - Что бы ты начала метать молнии и выдала себя?
  - Я не Дельдария, и у меня есть голова на плечах!
  - Пусть так. Но что я получу взамен?
  - Взамен?
  - Ну да. Я человек деловой и задарма не работаю! - Тарлан повернулся на бок, подпёр голову кулаком и одарил королеву чарующей улыбкой.
  Всё-таки первый министр Семилунья был на редкость обаятельный мужчина. Елене Петровне стоило огромного труда не улыбнуться в ответ, но она справилась, потому что твёрдо помнила: этот разговор нужно довести до конца, а уж потом расслабляться, флиртовать и прочее.
  - А разве короны Семилунья тебе мало? - после длительного молчания, спросила госпожа Пирогова.
  - Она и так у меня в кармане, - беззаботно откликнулся министр, вытянул руку и шаловливые пальцы пробежались по коленке королевы.
  Елена Петровна на автомате оттолкнула его руку:
  - Прекрати!
  - Тебе не идёт задумчивый вид, детка.
  - Я не Дельдария!
  - Это как сказать. Когда молчишь, ты ужасно сексуальна!
  Тарнель вновь потянулся к ногам королевы, и Елена Петровна не выдержала:
  - Чёрт с тобой! Я и в правду не знаю, что тебе предложить, но уверена, ты с лёгкостью придумаешь форму оплаты. Только не секс!
  - Почему? Это было бы так логично.
  - Именно поэтому!
  Министр взглянул в грозные глаза королевы и картинно скривился:
  - Хорошо, не хочешь расплачиваться телом - не нужно. Отведёшь меня в сокровищницу рода Семи Лун.
  - Зачем? - тут же насторожилась Елена Петровна.
  Она уже прекрасно представляла себе, насколько хитёр новоявленный принц, и очень боялась попасть впросак. Если бы не столь необходимые ей знания, госпожа Пирогова не на секунду не задержалась в одной постели с ним, а уж говорить предпочла б как в американских судебных фильмах - через адвоката.
  - Не скажу! - ухмыльнулся Тарлан. - Могу и у меня быть маленькие секреты.
  - А вдруг вы готовите какую-нибудь пакость?
  - Увольте. Я столько лет верой и правдой служил Семилунью...
  - Всё рано или поздно заканчивается!
  - Так Вы будете договариваться? Или приступим к выполнению супружеского долга?
  - Чёрт с Вами! По рукам! Вы рассказываете мне о магии и в общих чертах объясняете, как ею пользоваться, а я отведу Вас в сокровищницу рода Семи Лун! - прорычала Елена Петровна, а про себя подумал: "И глаз с тебя не спущу. Если окажешься террористом - сдам Ордену, не задумываясь!"
  - По рукам? Нет, моя дорогая, маги заключают сделки не так. Извольте подсесть ближе, Ваше величество.
  Госпожа Пирогова с опаской взглянула в хитрые глаза первого министра, но всё же рискнула пододвинуться. Тарнель положила руки на плечи будущей супруги, склонился к её лицу и с придыханием выдохнул:
  - Назови своё имя.
  - Елена Петровна.
  - Готова ты заключить оговоренную ранее сделку?
  - Да.
  - Тогда я, Ерук Вар-Ту Хавар, подтверждаю заключение сделки.
  - Ерук Вар...
  - Не важно! - отрезал маг и пылко приник к губам королевы.
  Но госпожа Пирогова всё ещё не была склонна к любовным утехам.
  - Да подожди ты! - Елена Петровна изо всех сил оттолкнула министра, а когда тот упал на спину, ткнула ему в грудь указательным пальцем: - Сначала дело!
  - С ума сошла? В постели с такой женщиной, как ты, думать о делах - преступление!
  - А ты постарайся!
  Елена Петровна отодвинулась на другой конец огромного ложа и завернулась в одеяло.
  - Но нам придётся закрепить наш союз! Иначе начнутся вопросы. Ты ведь сама выбрала меня, так что же идёшь на попятный? - Тарлан подполз к королеве и гордо заявил: - Женщины от меня в восторге! - Его рыжеватые брови приподнялись, голубые глаза вспыхнули, а на губах засияла обворожительная улыбка.
  - Верю! - кивнула Елена Петровна. - Но сначала - дело!
  Тарнель приглушённо застонал и подстреленной птицей рухнул на простыни:
  - Ты слишком серьёзна для двадцатилетней девушки. Сколько тебе на самом деле?
  - В моём мире, интересоваться возрастом женщины - верх неприличия!
  - Ну-ну, - скептически хмыкнул Тарлан. - Так, что тебя интересует? - Он повозился, удобнее устраиваясь в постели, и широко зевнул.
  Елена Петровна тоже зевнула, прикрыв рот ладонью, и сонно спросила:
  - Ты Тарнель или Ерук?
  - А ты не промах! Сразу быка за рога. - Первый министр Семилунья закрыл потяжелевшие веки. - Ладно, расскажу... - заторможено произнёс он и уснул.
  - Расскажи, - вяло откликнулась Елена Петровна и тоже погрузилась в сон.
  
   Глава 6.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"