Кохинор: другие произведения.

Семь лун Бранта. Глава 8.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 8.
  Анше.
  
  В изнурительный, тяжкий сон вплелись звук мягких, почти бесшумных шагов и приглушённый звон стекла, звуки по природе своей столь умиротворяющие, что Елена Петровна расслабилась и улыбнулась, с ленцой гадая, кто это расхаживает по её квартире. "Геночка? Алла? Или Татьяна ночевать оставалась? Да нет, она же в отпуске, на даче... Стоп! Да это ж воры!" Умиротворение, как ветром сдуло. Елена Петровна распахнула глаза и шарахнулась назад, увидев прямо перед собой оранжевые языки пламени.
  - П-пожар?..
  Вместо крика вышел писклявый шёпот, а, проморгавшись и окончательно разогнав остатки дремоты, Елена Петровна поняла, что лежит в постели и таращится на пылающий камин. "Так и заикой остаться не долго", - отругала себя женщина и вдруг замерла, словно заяц, напуганный шумом из чащи: справа от камина на низком столике красовались пузатая бутылка вина, бокал и... ноги в серых шерстяных носках. "Чьи это ноги?" - заторможено подумала госпожа Пирогова, тупо глядя на заштопанную пятку. Внезапно пальцы левой ноги пошевелились, заставив женщину подпрыгнуть на кровати и позорно вскрикнуть. Тут же прозвучал приятный баритональный смешок, и именно он заставил Елену Петровну поднять наконец голову - в потёртом широком кресле, с бокалом бледно-синего напитка в руке, полулежал незнакомый мужчина.
  - Добрый день, красавица, - улыбнулся он и поднял бокал, салютуя ошарашенной женщине. - Как самочувствие?
  - Паршиво, - промямлила Елена Петровна, подтянула одеяло к подбородку и стала рассматривать визави.
  Немного вытянутое овальное лицо незнакомца лучилось довольством, умные карие глаза с лёгким прищуром блестели, как мокрые маслины, лукавый чувственный рот кривился в понимающей усмешке. "Умён, привлекателен и опасен! - вынесла вердикт Елена Петровна и поёжилась. - Откуда он взялся на мою голову?!" - почему-то рассердилась она и, яростно стиснув край одеяла, спросила:
  - Кто Вы такой?
  - Карстен Керром, к Вашим услугам. - Мужчина вновь отсалютовал бокалом и в свою очередь поинтересовался: - А как зовут Вас, девушка?
  Елена Петровна сдавленно кашлянула, ибо, как ни прискорбно, оказалась не готова к этому простому вопросу. Назваться Дельдарией Двайрой казалось неразумным, а ничего другого в голову не приходила. И вдруг она вспомнила героиню любимого внуками мультика, которая днём выглядела прекрасной принцессой, а ночью - зелёнокожей оргшей. "Почти как я!" - нервно хихикнула про себя госпожа Пирогова и выпалила:
  - Меня зовут Фиона!
  - Просто Фиона?
  - А? - растерянно переспросила Елена Петровна, но тут же сообразила, что в Семилунье приняты двойные имена, и немедля исправилась: - Фиона Фаина.
  - О, как! - обрадовался Карстен Керром, и в его карих глазах заплясали бесенята. - Хорошо звучит! - одобрительно добавил он, глотнул вина и наставительно заявил: - Так всем и говорите, красавица, раз хотите сохранить инкогнито. Впрочем, я Вас понимаю, если б меня хотели сжечь заживо, я бы тоже не спешил называть своё настоящее имя первому встречному. Хотя, как Ваш рыцарь-избавитель, я несколько оскорблён. Мне казалось, что порядочные спасённые девушки должны быть более открыты и... хм-м... благодарны. Вы же смотрите на меня, как на шпиона. Обидно, право слово. Хотя, возможно это временное помешательство.
  - Я в своём уме!
  - Отлично. В таком случае, запомните: Вы мне должны!
  - Что Вы хотите от меня?
  - Пока не знаю, - беззаботно пожал плечами Карстен, убрал ноги со стола и наполнил бокалы: - Угощайтесь, Фиона Фаина. - Он жестом пригласил девушку к столу.
  - Как Вы себе это представляете? - возмутилась Елена Петровна. - Я, между прочим, не одета!
  Карстен Керром ухмыльнулся, сдёрнул со спинки кресла дорожный плащ и кинул его на постель:
  - С приветом от Вашего палача! И не вздумайте возражать - другой одежды пока нет. В седельных сумках не было ни денег, ни чего-либо ценного, разве что меч. Я уже продал его хозяину гостиницы. Меч, правда, оказался дрянным, и я получил за него лишь убогую комнату да бутылку вина. Но вино отменное. Попробуйте.
  - Отвернитесь!
  - В самом деле? Ну, ладно.
  Карстен криво улыбнулся и зажмурился. "Вот подлец!" - с раздражением подумала Елена Петровна, но вслух высказывать всё, что думает о новом знакомце, не стала. Чертыхнулась, откинула одеяло и быстро завернулась в плащ.
  - Вам поздно меня стесняться, - не открывая глаз, хихикнул Карстен. - Ещё вчера я имел удовольствие оценить Ваши прелести, и скажу откровенно: такой фигурой, как у Вас, нужно гордиться!
  - Спасибо за комплимент. - Путаясь в складках длинного плаща, Елена Петровна подошла к столу, взяла бокал и сделала большой глоток: - Вы правы, вино не плохое.
  - А не перейти ли нам на ты? - Карстен подмигнул Елене Петровне. - Ты мне нравишься, Фиона Фаина. Давай дружить.
  Елена Петровна на секунду задумалась, а потом пожала плечами:
  - Почему бы не попробовать. - Она поставила бокал на стол и опустилась в кресло: - Но сначала расскажи: что за добрый ветер занес тебя на поляну, и каким чудом тебе удалось справиться с Буревистой? Он, знаешь ли, лучший воин Семилунья!
  - И лучшие воины имеют слабые места. У твоего Буревисты это затылок, - весело сообщил Карстен, склонился к девушке и с лукавым прищуром посмотрел ей прямо в глаза: - А на поляне я оказался случайно. Сбился с дороги, заплутал в лесу, а тут красавица на костре погибает... Я не мог пройти мимо.
  - Ты действительно поступил, как настоящий рыцарь.
  Елена Петровна сама не заметила, как перешла на шёпот. Она таяла под взглядом едва знакомого мужчины и никакие взывания к голосу разума не помогали. А ещё госпожа Пирогова испытывала странное чувство дежавю: то же самое происходило с ней много лет назад, когда совсем юной девчонкой она встретила своего будущего и ныне покойного мужа - Родиона Григорьевича Пирогова.
  - Лично я себя рыцарем не считаю. - Керром прервал зрительный контакт и разлил по бокалам остатки вина. - За что Буревиста приговорил тебя?
  - За то, что я маг. Их в Семилунье сжигают на кострах, - машинально ответила Елена Петровна и мысленно хлопнула себя по губам: "Могла же притвориться, что не знаю! Зачем болтать о таком с первым встречным-поперечным?! Идиотка!"
  Однако, вместо того чтобы расспрашивать о магическом даре спасённой девушки, Карстен задал на удивлением странный вопрос:
  - А личной причины у него случайно не было?
  - Только общегосударственная! - растерянно брякнула Елена Петровна и хмыкнула, осознав, как глупо прозвучали её слова.
  - Занятно.
  - Почему?
  - Увидев вас двоих, я было подумал, этот верзила уличил тебя в измене.
  - Разве за это сжигают на костре?
  - Бывает... - задумчиво протянул Карстен, глотнул вина и сменил тему: - Где ты живёшь, Фиона Фаина?
  - Я...
  Елена Петровна осеклась, схватила со столика бокал и залпом опустошила его, вызвав недоумённую мину на лице собеседника. "Какой кошмар! - мысленно запричитала землянка. - Ведь столько фильмом про шпионов и разведчиков за жизнь просмотрела, что и не сосчитать, а нормальную легенду выдумать не могу. Да уж, в разведку со мной лучше не ходить!.. Так, нужно немедленно успокоиться, или от вопросов отбоя не будет. Соберись, Лена!" Елена Петровна с сомнением покосилась на Керрома, словно решая, довериться ему или нет, а на деле лихорадочно соображая, что же ему ответить. Кроме Лунного города и замка Юной луны местных названий она не знала, а простая мысль, просмотреть память Дельдарии Двайры, именно в этот момент не удостоила своим посещением. И тут, когда паника, казалось, вот-вот одержит победу над разумом, в сознании всплыли слова дворцового стражника об экстравагантной герцогине Патхане Пунике. "Эврика!" - возликовала Елена Петровна и, не секунды не сомневаясь, выпалила:
  - Я живу в замке Солнечного света!
  - Вот как... - со знанием дела покивал головой Карстен. - Я слышал о нём. Говорят, он стоит в удивительно прекрасной долине.
  Госпожа Пирогова напряглась, ожидая, что Керром станет расспрашивать о герцогине Пунике, но он просто сказал:
  - Я помогу тебе добраться до Замка Солнечного Света.
  - Спасибо, - рассеянно поблагодарила Елена Петровна и, подчиняясь врождённой вежливости, поинтересовалась: - А ты откуда родом, Карстен?
  Мужчина еле уловимо поморщился, откинулся на спинку кресла и со странным выражением взглянул на тонкий белый браслет, украшающий его левое запястье:
  - Я из Этери, но давным-давно покинул родной город и путешествую по Бранту. Сегодня здесь, завтра там... Кстати, это вино - этерийское. Моя родина славится ягодными винами по всему миру.
  - Этери... - повторила Елена Петровна. Она наконец-то сообразила порыться в памяти Дельдарии Двайры, но оказалось, что с географией королева не дружна так же, как с историей, математикой и прочими науками. "Да что ждать от человека, который и писать-то толком не умеет!" - в сердцах воскликнула землянка, посмотрела на Керрома и неуверенно произнесла: - Этери это где-то на юге?
  - Да.
  - Что-то не припомню, какой род правит в Этери? Ты ведь из тамошних аристократов?
  - Да... - Карстен прикрыл глаза ладонью и с грустью промолвил: - Мой род... Прости, Фиона, я не хочу вспоминать о своей семье...
  - Тебя изгнали?
  - Хуже. Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе эту печальную историю, но не сейчас. Поговорим лучше о настоящем. Буревиста будет искать тебя?
  - Конечно. Он же фанатик!
  Карстен брезгливо скривил губы.
  - Эко тебя угораздило, - пробормотал он и, взглянув в хорошенькое личико Фионы Фаины, заботливо поинтересовался: - Ты уверена, что хочешь вернуться домой? На месте Буревисты, я ждал бы тебя именно там.
  - Логично, - признала Елена Петровна. - Но я не знаю, куда бежать. Может у тебя есть на примете какое-нибудь надёжное местечко?
  - Надо подумать. - Карстен побарабанил пальцами по подлокотнику кресла и встал: - Снимай плащ, пойду, поговорю с народом. Заодно продам коня Буревисты и куплю тебе одежду.
  Елена Петровна поставила бокал на стол, юркнула под одеяло, повозилась, выпутываясь из плотной ткани, и кинула плащ Керрому.
  - Только возвращайся быстрее, мне страшно оставаться одной, - с очаровательной мольбой в голосе попросила она и смущённо добавила: - И, пожалуйста, принеси что-нибудь поесть, у меня со вчерашнего утра маковой росинки во рту не было.
  - Ладно.
  Карстен ободряюще улыбнулся девушке и вышел в коридор. Елена Петровна вздохнула, опустила голову на подушку и взглянула на догорающие в камине дрова. Она собиралась поразмышлять и о своём положении, и о странноватом спасителе, но сладкое этерийское вино, выпитое на голодный желудок, вызвало непреодолимую сонливость. Веки налились свинцом, тело наполнила приятная него, и Елена Петровна провалилась в глубокий сон без сновидений...
  
  Карстен Керром сидел в потёртом кресле и рассматривал Фиону Фаину. В комнате было жарко, и девушка сбросила одеяло, обнажив прекрасное юное тело. Матово-белая, как живой жемчуг, кожа манила и влекла мужчину. Он ласкал взглядом округлые холмики грудей с бледно-розовыми сосками, нежный гладкий живот, алебастровые бёдра, точёные, словно высеченные из молочно-белого мрамора ножки с маленькими ступнями и перламутровыми ухоженными ногтями. "Девчонка явно не из простых, - подумал Карстен и перевёл взгляд на изящные аристократические руки с мягкой бархатистой кожей и безупречным маникюром. - Во что ты меня втянула, Фиона Фаина?" Керрома так и подмывало, оставить девушке одежду и по-тихому сделать ноги, однако стоило ему вновь посмотреть на соблазнительные холмики грудей, и мысль о побеге испарилась, как капля воды с раскалённого камня. "Надеешься, что обломиться, дурачок? - спросил сам себя мужчина. - Надейся. А что ещё остаётся, после стольких лет воздержания? Не к проституткам же идти, так низко я не пал. Ну, ещё не пал. Но близок к этому". Карстен ухмыльнулся своим "гениальным" рассуждениям, поднялся из кресла и, прикрыв обнажённую девушку одеялом, тихонько потряс её за плечо:
  - Просыпайся, красавица, пора в путь.
  Елена Петровна открыла глаза и, поспешно прикрыла ладонью рот, скрывая зевок.
  - Привет. Я долго спала?
  - Чуть больше часа. Я принёс еду. - Керром указал на глиняный кувшин, ломоть хлеба и сыр. - И одежду. - Он положил на край кровати большой тюк.
  - Отвернись, пожалуйста.
  - Как прикажет, Ваше величество, - шутливо произнёс Карстен и, встав спиной к кровати, стал резать хлеб и сыр.
   "Он пошутил, или знает?! Но откуда? Неужели, я говорила во сне?" Дрожащими пальцами Елена Петровна развязала тюк, который оказался плащом, и обнаружила в нём кожаные мужские штаны, просторную полотняную рубаху, сапоги и холщёвую шляпу.
  - Хочешь, чтобы я изображала мальчишку? Сразу предупреждаю: актёрских способностей у меня ноль!
  - Буревиста ищет девушку, а не парня, - не оборачиваясь, ответил Карстен. - Пока он разберётся, что к чему, мы будем уже далеко. Я принёс тебя плотно закутанной в плащ, так что, хозяин гостиницы не видел твоего лица. К тому же, я сказал ему, что на нас напали разбойники и что мой слуга ранен. Сама понимаешь, быть пойманными на вранье нам не с руки. Придётся тебе играть роль не только мальчишки, но и слуги. Просто будь тихой, молчаливой и послушной. Справишься?
  - Постараюсь. - Елена Петровна повертела в руках штаны, рубаху и стала решительно одеваться. - А носки-то?!
  Карстен застыл с ножом в руке: "Вот растяпа!" Он обернулся:
  - Одень пока так, носки купим по дороге.
  Елена Петровна послушно натянула сапоги и подсела к столу. Схватила с тарелки кусок хлеба с сыром, придвинула к себе кружку молока, и, признательно улыбнувшись Карстену, с жадностью накинулась на еду. А мужчина, устроившись в кресле напротив, смотрел, как ест Фиона Фаина и думал: "Вот куда меня несёт? В моём положении нужно заниматься совсем иным делом! - Он машинально потёр белый браслет на левом запястье и нервным жестом взъерошил непослушные тёмные волосы. - Наверняка меня уже ищут! Зачем мне эта девчонка? Её неприятности плюс мои, и в сумме ничего хорошего. Она даже имени настоящего не назвала! Кто она на самом деле? А вдруг за ней гоняется не один Буревиста, а все местные фанатики?! Ну, куда меня несёт? Да кому я вру? Знаю куда!" Мужчина вспомнил волнительные изгибы совершенного тела Фионы Фаины и тяжело вздохнул.
  - Всё будет хорошо, Карстен. - Елена Петровна промокнула губы льняной салфеткой и встала: - Пошли?
  Керром молча кивнул, накинул плащ Буревисты, и они покинули комнату. Шагая чуть позади "хозяина", землянка рассматривала обшарпанные стены гостиницы, кривые половицы, пыльные светильники и сыто улыбалась. "С дворцом этот мотельчик, конечно, не сравнить, но он куда лучше, чем поляна с костром. Всё-таки хорошо, что Карстен меня спас. Где б я была, если бы не он? Сидела бы в банке. Брр! Надоело! Хочу приключений! В конце концов, если что - вернусь в старое тело. Правда, оболочка Дельдарии Двайры мне нравится гораздо больше. - Она окинула взглядом высокого худощавого Карстена, который уверенной походкой двигался по коридору, и глаза её задорно блеснули: - Он нравится мне больше, чем Тарлан. Однозначно! Да и с умом и воспитанием у него получше, чем у первого министра, то есть у принца... Ой. А ведь я, кажется, замужем. Забавно. - Елена Петровна мысленно хихикнула: - Ох, держись, Тарлан. Наставлю я тебе рога. А что, чудный способ мести! И приятный, и... Спокойней, Лена! Сначала присмотрись к Керону и выясни, что он за фрукт, а уж потом мсти. А то, как бы месть тебе боком не вышла!.."
  По скрипучей лестнице они спустились в общий зал - полуподвальное помещение, скупо освещённое чадящими лампами и заставленное длинными деревянными столами и лавками. Посетителей почти не было, и хозяин гостиницы скучал за древней, засаленной стойкой. Увидев Карстена, он встрепенулся и расплылся в дружелюбной улыбке:
  - Господин Керром! Неужели Вы покинете нас так быстро? А Ваш слуга? Готов ли он продолжить путешествие? Зачем рисковать? Оставайтесь ещё на пару-тройку деньков. У меня и комната получше освободилась. Ну что, по рукам? Шакла, девочка моя, покажи господину большую комнату на третьем этаже!
  - Спасибо, нет! - отрезал Карстен. - Нам пора в путь. Не люблю надолго задерживаться в одном месте! - Он махнул Фионе и, гордо вскинув голову, направился к лестнице у противоположной стены.
  Елена Петровна семенила за "хозяином", предусмотрительно нахлобучив шляпу на глаза, чтобы никто не увидел её лица. Выглядела она на редкость подозрительно и владелец гостиницы, почуяв, что дело не чисто, весь извернулся, пытаясь заглянуть под широкие поля. Землянка ускорила шаг и врезалась в спину Керрому, за что получила лёгкий подзатыльник и тычок в спину, благодаря которому вихрем взлетела по лестнице и выскочила на улицу. Карстен проводил девушку взглядом и стал неспешно подниматься по ступеням.
  - Тоже мне, путешественники, - проворчал себе под нос хозяин гостиницы, провожая аристократа настороженными хмурыми глазами. - Вещей нет, коня и меч продали. Точно беглецы. Только бы не колдуны, а то потом покоя не будет от Ордена. Шакла, лисье отродье! Притащи-ка мне пива, да поживей, а то без обеда останешься!
  Шустрая босоногая девчонка выскочила из кухни и плюхнула на стойку широкую глиняную кружку:
  - Чего разорался? Я мясо жарю! Ещё раз отвлечёшь - обедать углями будешь! - прокричала она и умчалась обратно, хлопнув напоследок дощатой покорёженной дверью.
  Хозяин гостиницы сдул пышную пену, облизнулся, залпом опорожнил кружку и благодушно пробурчал:
  - Пусть катятся на все четыре стороны. Я за его меч четыре бочки пива получил, а он - дерьмовую комнату и бутылку вина. Правда, хорошего, но одну. Точно беглый аристократ - деньги считать не приучен! А Ордену, ежели что, расскажу всё, как было! Я же законопослушный гражданин!
  Тем временем Карстен Керром и Елена Петровна шагали по узкой мрачной улице. Сначала они молчали, думая каждый о своём, но в какой-то момент землянка заметила, как помрачнело лицо её спутника, и решила завязать разговор. Заломила широкую полу шляпы, открывая лицо, и бодро осведомилась:
  - Как называется этот город, Карстен?
  - Анше.
  - Никогда здесь не бывала. А ты? Он далеко от столицы?
  - Не очень. А что тебе до столицы? Ты бывала при дворе? - как бы между прочим поинтересовался Керром.
  - О, да. Но вспоминать о визите во дворец не люблю. А ты бывал в Лунном городе?
  - Я обхожу большие города стороной.
  - А раньше? До печальной истории.
  "А раньше я был совсем другим", - мысленно пробормотал Карстен и покосился на Фиону. Спрятав длинные белокурые волосы под холщёвую шляпу, она стала походить на симпатичного озорного подростка, но стоило Керрому скользнуть взглядом по просторной рубахе своего "слуги", и он нервно кашлянул, вспомнив, какие сокровища та скрывает.
  - Я был в Лунном городе ребёнком и почти ничего не помню, - прохрипел он и зашагал быстрее. - Поторопимся. Хозяин гостиницы что-то заподозрил, так что, нам лучше побыстрее покинуть Анше.
  - А носки? Я натру ноги и...
  - Я понесу тебя на руках! - Карстен обворожительно улыбнулся, но через несколько шагов остановился: - Вон лавка. Я на две минуты! - бросил он и, перебежав улицу, скрылся за выкрашенной в зелёный цвет дверью, над которой болталась кричаще-яркая вывеска "Всякая всячина".
  
   Глава 9.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"