Кохинор: другие произведения.

Тени Аразры. Часть 4.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 1.
  Цайран.
  
  Майкл вздрогнул и распахнул глаза. Он лежал на прохладном каменном полу, а высоко над ним белел ровный потолок.
  - По крайней мере не Москва, - хрипло произнёс Граф.
  - А чем тебе Москва не угодила?
  - Тесно мне там было, - машинально ответил Майкл и сел. - Привет, Эля.
  - Привет.
  - Где мы? - Граф обвёл глазами огромный, абсолютно белый зал. Ни окон, ни дверей, сплошная белая гладь пола, стен и потолка.
  Эльвира нервно пожала плечами:
  - Не знаю. Когда я очнулась, мы были уже здесь.
  Майкл поджал ноги и подвернул под себя полы монашеского балахона, став похожим на бабу с самовара, и Эля невольно прыснула:
  - Ну и видок у тебя.
  - Можно подумать, ты выглядишь королевой, - не остался в долгу Майкл. - У вас на Земле чёрте что с одеждой творится. Мужики ещё ничего, а вот женщины... Кто во что горазд! Мы с Тони обхохотались... - Граф осёкся и прислушался к себе.
  - Что с тобой? - испугалась Эльвира.
  Майкл побледнел, мужественное лицо исказила гримаса отчаяния: уголки губ и глаз сползли вниз, лоб сморщился, как печёное яблоко, а по щеке покатилась крупная хрустальная слеза.
  - Тони... - прошептал Граф, рухнул на пол и затрясся, как эпилептик.
  Эльвира вскочила и забегала вокруг него, не зная, что предпринять. Майкл катался по полу, рычал и рвал ларнитовый ошейник.
  - Тони! Тони! - звал он. - Где ты, Тони?
  - Что с Тони? Отвечай! - Эльвира бросилась на Майкла, и они вместе покатились по белому каменному полу.
  Девушка завизжала от боли. Она пыталась оттолкнуть Майкла, но тот тисками сжимал её в объятьях, и как сумасшедший повторял:
  - Тони. Тони...
  Голос его становился всё тише, и, наконец, Граф замолчал и разжал руки.
  - Извини, - виновато произнёс он.
  Эльвира отползла в сторону и исподлобья взглянула на него:
  - Так что с Тони?
  - Я потерял его. - Граф стиснул пальцами монашеский балахон. - Из-за ларнита я даже не знаю, жив ли он.
  - Он жив! - твёрдо заявила Эля, и глаза её вспыхнули фанатичным огнём. - Не смей думать иначе! Он жив, и он придёт за нами!
  - Куда? - мрачно поинтересовался Майкл.
  - Сюда! - Эльвира треснула кулаком по полу.
  - В Цайран, - раздался приятный мужской голос, и от стены отделилась высокая стройная фигура, затянутая в белую кожу.
  - Строн! - выплюнул Граф.
  - Не просто строн. Я Т`арен, первый жрец Цайрана.
  - Приятно познакомиться, Т`арен, - криво ухмыльнулся Майкл и придвинулся к Эльвире. - Пришёл нас убить?
  Изящным движением жрец откинул со лба аспидно-чёрную прядь, и его гибкие вишнёвые губы сложились в насмешливую улыбку:
  - Вы же бессмертны.
  Эльвира и Майкл озадаченно переглянулись.
  - Как это, бессмертны? - вырвалось у Эли.
  - А вот так. - Т`арен скользящей походкой обошёл полукровок и прищёлкнул языком: - Однажды вы умерли и воскресли. И теперь, сколько вас не убивай, вы будете оживать. Правда, здорово?
  - Пока не знаю, - угрюмо заметил Граф. - Зависит от того, что вы собираетесь с нами сделать.
  - Ничего. - Жрец картинно раскинул руки. - Вы охотничий трофей. Я получил вас в дар от Малахитового клана.
  Майкл громко скрипнул зубами:
  - Так мы рабы?
  - Что вы, - промурлыкал Т`арен. - Вы животные. - Он склонился к Эльвире и щёлкнул по ларнитовому ошейнику. - Мой личный зоопарк.
  Граф рванулся к строну, схватил его за руку и, перебросив через себя, придавил коленом грудь:
  - Мы очень опасные животные. Даже в ларните.
  - Я наслышан о тебе, Майк, - улыбнулся жрец, ничуть не заботясь, что руки Майкла лежат у него на шее. - Жаль, что мне не привезли твоего приятеля. С удовольствием взглянул бы на обоих Теней Аразры.
  Граф сдавил шею жреца, но его руки сжали воздух - Т`арен уже стоял перед ним. Продолжая улыбаться, он с размаху ударил Майкла ногой в грудь, и тот упал на спину. Эльвира рыкнула, бросилась на строна, однако Т`арен изящно отклонился, и девушка плюхнулась на пол рядом с Графом. Полукровки вскочили, кипя от ярости. Жрец одобрительно кивнул, вдохнул пьянящий аромат их гнева и приступил к еде. Неожиданно для себя Эльвира и Майкл успокоились и, когда жрец скомандовал: "Сидеть!", послушно уселись на пол у его ног.
  - Молодцы. - Т`арен потрепал полукровок по волосам. - Злитесь, беситесь, впадайте в отчаяние, и вы угодите мне. Впрочем, если вам придёт в голову повеселиться, я тоже буду доволен. - Жрец сложил руки на животе и придирчиво оглядел пленников. - Как бы вас одеть? - вслух размышлял он. - Вы собственность Жемчужного клана, и в вашей одежде должны преобладать оттенки белого. Как у рабов. Но загвоздка в том, что вы не рабы. И каждый строн должен видеть это. - Т`арен хмыкнул и провёл рукой над головами полукровок. - Смотрите!
  Майкл и Эльвира опустили головы и равнодушно оглядели шорты и жилетки из пушистого белого меха.
  - Обувь звери не носят, - любезно сообщил им жрец и потёр руки: - Теперь поговорим о правилах поведения животных в Цайране. Они просты: кланяться стронам и не бросаться на рабов. Кормить я вас буду лично. - В его руках появились деревянные миски с кашей. Т`арен поставил миски на пол и погрозил полукровкам пальцем. - И не вздумайте брать пищу из чужих рук. В Цайране ничего нельзя утаить. Вы доесть не успеете, а я уже буду знать о вашем проступке. И наказание будет жестоким. А теперь кушайте, и на прогулку!
  Равнодушие полукровок медленно перерастало в ярость. Глаза жреца весело заблестели, и он ногой подтолкнул миску к Майклу:
  - Что ты ломаешься, Граф? Ты был рабом десять лет, и небольшое понижение статуса не должно шокировать тебя.
  Глаза Майкла налились кровью. Он схватил миску и швырнул её в лицо строну:
  - Сам жри!
  Т`арен ловко увернулся и взглянул на Эльвиру:
  - Ты тоже не голодна?
  - Нет! - Эля гордо вскинула голову.
  - Отлично! - Жрец отшвырнул её миску ногой и скомандовал: - Гулять!
  Эльвира растерялась. Ситуация дошла до абсурда. Даже в страшном сне девушке не могло представиться, что она окажется чьим-то Рыжиком. Она таращилась на элегантного молодого мужчину, который на полном серьёзе обращался с ней, как с собакой, и не знала, как себя вести.
  В Майкле же проснулся мятежный веш, который десять лет служил драгам, лелея мечту об их убийстве. Он был рабом в Аразре, теперь стал рабом в Цайране. Но в Цайран он попал не глупым подростком, а вешем-воином, Тенью Аразры, перед которой трепетал Румер. Майкл не мог позволить себе проявлять слабость. Тем более что в Цайране ему не на кого было опереться. Здесь не было Тони. Зато была Эля, которую любил его друг. И они оба должны были вернуться к Тони. А для этого Майклу необходимо было сделать Эльвиру напарником. И Граф принял командование на себя. Его мозг лихорадочно работал, анализируя ситуацию. Загнав ярость и гнев глубоко внутрь, он хладнокровно рассматривал Т`арена, словно тот был учебным пособием. Майкл пытался понять, только ли "еда" нужна от них строну, или он лелеет иные, далеко идущие планы. Граф вспомнил присказку Кариона. "Если не можешь понять замыслы противника, - говаривал он, попыхивая трубкой, - выведи его из себя, и он проговориться".
  "А что может вывести из себя строна?" - Майкл мысленно усмехнулся и встал:
  - Пойдём гулять, Эля, - ровным тоном произнёс он и подал девушке руку.
  Эльвира недоумённо взглянула на Майкла, но спорить не стала, поняв, что у Тени появился план. Она встала рядом с Майклом и так же спокойно посмотрела на жреца.
  Т`арен мерно зааплодировал:
  - Впервые вижу полукровку, умеющего держать себя в руках. Драги великолепно выдрессировали тебя, Граф. Или это заслуга Тони? Я всё больше жалею, что его не захватили вместе с тобой. Возможно, я даже снаряжу экспедицию в Румер, чтобы захватить его. Ты ведь жаждешь встретиться с ним?
  - Да, - невозмутимо ответил Майкл.
  - Тебе тяжело без Тони. А уж как тяжело ему... Вы ведь были единым целым.
  Эльвира сочувственно сжала руку Майкла.
  - Со мной всё в порядке, Эля. Сострадая мне, ты играешь на руку жрецу. Он только и ждёт момента, чтобы полакомиться нашими эмоциями. Так что, держи себя в руках.
  - Правильно, - согласился Т`арен и доброжелательно улыбнулся Эльвире: - Чем дольше сдерживаешься, тем ярче взрыв. Гулять!
  По белой стене побежала тёмная полоса, обрисовав дверной проём. Очерченная часть стены пропала. За ней виднелся пустой бело-серый коридор. Не выпуская руки Эльвиры, Майкл зашагал к проёму в стене. Он решительно задавил рвущиеся наружу эмоции, поскольку едва не сорвался, когда строн начал колдовать. В этот момент Граф ощутил себя ущербным: магия, наравне с мечом, давно стала его неотъемлемой частью. Но дар блокировал ларнит, а меч остался в Аразре...
  Т`арен с загадочной улыбкой посмотрел в спину Майклу и пошёл следом за полукровками. С трудом успевая за размашистым шагом Графа, Эльвира всё же ухитрялась вертеть головой, рассматривая ровные бело-серые стены. Она искала хоть какой-нибудь источник света, ведь и в зале, где они очнулись, и в этом длинном унылом коридоре было светло. Однако Эля, как ни старалась, не обнаружила ни светильников, ни окон. "Сплошная магия, - тоскливо подумала девушка. - Как мы вырвемся отсюда?" Нарочитая сдержанность Майкла мало успокаивала её. Хотя Эльвира доверяла Майклу, но уверенности в том, что он вытащит её из Цайрана, не испытывала.
  Девушка задумалась о своём даре. Она была магом, но имела весьма скудные представления о магии. Эля получила единственный урок, да и то он касался её строновской природы. Но в ларните ей не нужно было контролировать "аппетит", а больше она ничего не умела. Сейчас у Эли появилось множество вопросов, и она ругала себя за то, что подробнее не расспросила Шарну о магии и о своём даре.
  Эльвира бросила напряжённый взгляд на Майкла: "Он Тень Аразры. Наверняка, он знает даже больше Шарны. Пусть только Т`арен отвяжется от нас, и я поговорю с ним".
  - Собираешься учиться магии в ларните? - ухмыльнулся жрец.
  Эля обернулась и с неприязнью посмотрела на него:
  - Я не разрешала Вам читать свои мысли!
  - Замолчи, Эля! - строго сказал Майкл. - Разговор порождает эмоции.
  - Вот-вот, - закивал строн - Давайте, поговорим. Например, о магии. Тебе же хочется побольше узнать о своём даре, Эля?
  - Не от Вас! - огрызнулась девушка, и жрец рассмеялся.
  - О полукровках я знаю куда больше, чем Тень и Шарна вместе взятые. Хочешь узнать, что ты собой представляешь?
  - Она не хочет! - Майкл зашагал быстрее, почти волоча Эльвиру за собой.
  Т`арен не стал настаивать. Он плавно скользил за полукровками, пока те не остановились у глухой стены. Жрец приблизился к Майклу и глумливо взглянул ему в глаза:
  - Хочется поколдовать, да? - Не дожидаясь ответа, он ткнул пальцем в стену, и та исчезла.
  Эльвира и Майкл зажмурились от яркого солнечного света. Т`арен подтолкнул их в спины, и полукровки шагнули навстречу безоблачному светло-голубому небу. Поморгав слезящимися глазами, полукровки увидели, наконец, город стронов.
  - Кошмар... - выдохнула Эля, глядя на многолюдную площадь, закатанную белым асфальтом.
  На краю площади возвышались огромные белые кубы без окон и дверей.
  - Неужели это дома? - растерялась девушка. Она оглянулась и посмотрела на огромный куб у себя за спиной: - Я думала нас держали в тюрьме.
  - Что ты, милочка, - обиделся жрец. - Я поселил вас в своём доме. Вы же домашние животные.
  Но Эля уже не слушала его. Она во все глаза смотрела на самый кошмарный урбанистический пейзаж в своей жизни. Город стронов выглядел так, словно строители внезапно бросили работу, убрали мусор, вымыли улицы и ушли на другой объект. Ни вывесок, ни фонарей, ни лавочек, ни деревьев. Несмотря на то, что по площади ходили люди, создавалось впечатление, что город необитаем.
  Эля охарактеризовала его тремя словами:
  - Уныло. Голо. Бело.
  - Согласен, - кивнул Майкл и с отвращением посмотрел на дома стронов, между которыми просматривалась ещё одна площадь - сестра-близнец той, на которой они стояли. - Видимо у стронов очень скудная фантазия.
  - Что ты понимаешь, выродок! - прорычал Т`арен. - Кианта прекрасна! Ничего лишнего!
  - Ага, - сказал Граф и с серьёзным видом поинтересовался: - И где нам здесь гулять? Ни одного кустика.
  - Кустика? - опешил жрец.
  - Мы же домашние животные, и на прогулке нам положено писать, - хладнокровно заявил Майкл, и Эльвира рассмеялась.
  Т`арен застыл, переваривая слова полукровки. Майкл одарил его насмешливым взглядом, взял Элю под руку и неспешно зашагал через площадь, с невозмутимым видом рассматривая жителей Кианты: стронов, затянутых в кожу, и людей в разнообразных одеждах - платьях, юбках, брюках и балахонах. Одежда стронов и людей в основном была белого цвета, но изредка встречались строны в красной, жёлтой и синей коже. Их рабы носили одежды тех же цветов. Строны и люди в ярких нарядах выглядели цветами, неожиданно распустившимися на снежном поле.
  Майкла и Эльвиру провожали сотни любопытных глаз. Но стоило полукровкам приблизиться к группе стронов или их рабов, воцарялось молчание. Жители Кианты тот час делали вид, что в упор не видят полукровок, и почтительно кланялись первому жрецу Т`арену. Майкл и Эльвира прошли между кубами и оказались на следующей площади. История повторилась. На них пялились и одновременно игнорировали. Попятам за полукровками с хозяйским видом следовал жрец. Он не разговаривал с ними, не давал никаких указаний, а просто шёл, любуясь своими трофеями.
   Полукровки, как неприкаянные, шатались по городу, и всюду видели одно и тоже: белый асфальт, кубы домов, стронов и их рабов. Лишь цветные вкрапления стали разнообразнее. Теперь им попадались строны и люди ещё и в оранжевых, голубых, зелёных и фиолетовых одеждах. Прогулка затягивалась, и Эльвира начала уставать. Она всё чаще спотыкалась, и в конце концов остановилась.
  - В чём дело? - холодно спросил Т`арен. - Прогулка ещё не завершена. Гулять!
  Эльвира тихо всхлипнула и сделала неуверенный шаг вперёд. Майкл равнодушно посмотрел на строна, подхватил девушку на руки и, как ни в чём ни бывало, зашагал по площади. "Тебе до Кариона, как искрам до звёзд!", - подумал Граф, зная, что из-за ларнита строн читает все его мысли.
  Т`арен нахмурился и скомандовал:
  - Поставь её! - Но Майкл невозмутимо шёл вперёд. - Стоять! - рявкнул жрец, и гулявшие по площади строны и люди замерли.
  Майкл тоже остановился, решив особо не нарываться, однако Эльвиру не отпустил. Т`арен махнул рукой кровникам, показывая, что ничего особенного не происходит, и подошёл к пленникам.
  - Вы не усвоили правила поведения, - вкрадчиво произнёс он. - Понимаю, для низших существ это сложно. Но, так или иначе, учиться вам придётся.
  Майклу очень не понравился тон жреца. Тень мог вынести почти всё, но вот Эльвира... Он не представлял, как посмотрит в глаза другу, если с его возлюбленной что-нибудь случится. Майкл вздохнул, поставил Элю на белый асфальт и вопросительно взглянул на Т`арена.
  - Это ещё не всё, - язвительно сказал жрец.
  Граф стиснул зубы и поклонился проходившему мимо строну. Эля неуклюже скопировала его поклон. Она так устала, что думала только о том, как бы присесть и закрыть глаза.
  - Начало положено, - снисходительно кивнул жрец. - Домой! - Он повернулся спиной к полукровкам и быстро заскользил к центру города.
  Эльвира сделала пару шагов и обессилено опустилась на асфальт. Майкл взглянул на неё, нервно провёл рукой по волосам и вдруг расхохотался: никогда ещё он не попадал в столь дурацкое положение. Только сейчас Граф осознал, что попал, как рыба в вершу. О каком сопротивлении могла идти речь, когда у него на руках была изнеженная московская барышня. Он поднял Элю на руки и пошёл за хозяином, дружески кивая стронам и улыбаясь людям. Майкл больше не сдерживал эмоций, и строны, почуяв запах еды, жадно взирали на него.
  - Он снова рассердится, Майк, - шепнула Эльвира.
  - Семь бед - один ответ, - улыбнулся ей Граф. - Отдохни, пока есть возможность.
  Эльвира благодарно взглянула на него и закрыла глаза. Майкл прибавил шаг, догнал Т`арена и пошёл рядом с ним:
  - Поздравляю с победой, босс. Тебе удалось сделать из Тени Аразры комнатную собачку.
  Т`арен скептически оглядел его и усмехнулся:
  - Ты больше похож на бойцового пса, за которым нужен глаз да глаз.
   Граф пожал плечами:
  - Тебе виднее, босс. - И картинно поклонился строну в жёлтом кожаном костюме.
  Жрец зло прищурился:
  - Нарываешься?
  - А разве ты не этого хотел? - искренне удивился Майкл. - Ты же хотел моих эмоций? Так получай! - Он с ненавистью посмотрел на Т`арена: - Нравится?
  - Вполне. Только в Цайране не принято есть на ходу. Так что, потерпи до дома, пёсик, - сухо сказал жрец и добавил: - И соблюдай дистанцию. Мы с тобой не ровня. Либо ты бежишь впереди, либо трусишь позади. Выбирай.
  Майкл кивнул и отстал. Жрец и полукровка пересекали площадь за площадью, пока не оказались у центрального дома-куба. Т`арен открыл проход и вошёл в бело-серый коридор. Оказавшись в доме, Майкл снова нагнал жреца.
  - Послушай, босс, если ты в этом Мире главный, то почему болтаешься по городу в одиночестве. Где твоя свита или рабы, в конце концов?
  - Во-первых, прекрати корчить из себя дурачка. А, во-вторых, мне служит весь Мир. В Цайране я могу отдать приказ любому, будь то строн или человек, и он будет выполнен незамедлительно. А в частной жизни я привык полагаться на себя, поскольку обилие слуг развращает. Маг должен уметь обходиться своими силами, разве не так, Тень?
  Майкл неохотно кивнул. Ему всё меньше и меньше нравился Т`арен, у которого, казалось, нет слабых мест. Жрец привёл полукровку в белый зал, то ли в тот же самый, то ли в другой - Майкл не понял. Строн замысловато переплёл пальцы, и на полу появились тюфяки и миски с кашей и водой.
  - Отдыхайте, - холодно произнёс он и исчез.
  Граф уложил спящую Эльвиру на тюфяк, сел рядом и взял в руки миску.
  - Да уж... - протянул он, глядя на жидкую овсянку с двумя жилистыми кусочками мяса. - Пожалуй, самим нам не справится. Приходи скорее, Тони...
  
  Эльвира проснулась под вечер. После утомительной экскурсии по Кианте, ноги нещадно болели. Эля с детства не любила ходить пешком. Даже приезжая в деревню к дяде, она всячески увиливала от походов за грибами или ягодами. В четырнадцать лет она научилась водить машину, но из-за Элиного импульсивного характера дед и дядя категорически запретили ей ездить одной. Девушке пришлось дожидаться совершеннолетия, чтобы получить права и купить первую машину. Вот тогда-то она оторвалась по полной программе...
  Эльвира села и с досадой потёрла щиколотки.
  - Со временем привыкнешь, - оптимистично заявил Майкл и протянул ей миску с остывшей кашей. - Поешь.
  Эля с отвращением взглянула на серое застывшее варево:
  - Что-то мне не хочется...
  - Другой еды нет! А поесть надо. Неизвестно, что нам предстоит. - Майкл поставил миску на колени девушке.
  - Терпеть не могу овсянку, да ещё холодную. - Эля подковырнула ногтём жилистый кусочек мяса. - Я Рыжика такой гадостью не кормлю.
  Майкл равнодушно пожал плечами:
  - Как хочешь. Только объявлять голодовку сейчас не к месту. Умереть не умрёшь, а сил лишишься. К тому же, Т`арену ничего не стоит накормить тебя насильно.
  Эльвира обмакнула указательный палец в кашу, осторожно лизнула его кончиком языка и сморщилась:
  - Гадость редкая.
  - Обычная овсяная каша с мясом.
  - Угу. - Девушка облизала палец и снова окунула его в миску. Мало-помалу она съела всю кашу, тщательно разжевала и проглотила жёсткое мясо. - Доволен? - Эля угрюмо взглянула на Майкла.
  - Да. И забудь об изысках, принцесса. Мы с тобой домашние животные, так что, перебери в уме рацион Рыжика и приготовься питаться, как он.
  - Вот, спасибо. Поддержал, как верёвка повешенного, - раздражённо ухмыльнулась Эльвира. - Ты всегда такой доброжелательный?
  Майкл строго посмотрел на девушку:
  - Если мы хотим выжить, мы должны принять роль, которую определил нам Т`арен.
  - Тебя этому драги научили? - огрызнулась Эля.
  Лицо Майкла стало каменным:
  - Именно так мы с Тони выжили в Аразре! Поверь, человек может привыкнуть ко всему. Не хочу предсказывать, но может статься, что тарелка овсянки покажется тебе счастьем.
  - Извини, Майк. - Эльвира смутилась. - Я не хотела обидеть тебя.
  - Знаю, - отмахнулся Граф. - Мы получили слишком разное воспитание, Эля. На мой взгляд, ты росла, как тепличное растение.
  - Откуда ты знаешь?
  - Я сам так жил до четырнадцати лет. Кличка "Граф" возникла не на пустом месте. Мой отец был аристократом, причём самым влиятельным на Западном материке Румера. Он до сих пор борется за императорскую корону. Половина материка уже в его руках.
  Эльвира слушала Майкла, открыв рот: она никак не думала, что её товарищ по несчастью столь знатного происхождения.
  - А Тони? - растерянно выдавила она.
  - Тони... - кисло протянул Граф. - Его отец - глава всех румерских монастырей. По земным меркам, Тони как бы сын папы римского или патриарха всея Руси.
  - Думаешь, Квентин будет против нашего брака? - взволнованно спросила Эльвира и сама себе ответила: - Да, конечно, будет! Кто он, и кто я!
  - А кто ты? - насмешливо спросил Майкл.
  - Я... - Эля замолчала, задумчиво накручивая на палец тёмный локон. - Если верить Уличу, я дочь драгны и строна-жреца.
  - Ну и нормально, - улыбнулся Майкл. - Драги далеко не последние фигуры в Румере, а уж строны-жрецы... Посмотри на Т`арена, и всё поймешь.
  - Но Квентин...
  - А что Квентин? Тони никогда не вернётся в монастырь. И это понимают все, кроме Тони. Он больше не монах, и уже не веш...
  - А ты?
  - Я, как Тони. Выбор профессии для Теней Аразры, я безоговорочно доверяю ему.
  - Так в вашей паре Тони главный?
  - Нет. Он более уязвимый. И ранимый. Тебе придётся с ним нелегко, Эля.
  - Ерунда! Я такая же, как он! Улич говорил, что нас с Ритой растили для того, чтобы сделать Тенями Аразры!
  - Тенями? - переспросил Майкл и расхохотался. - Вот уж вряд ли.
  - Почему ты смеёшься? - Эля обиженно поджала губы.
  - Извини, но Теней делают из магов, близких к совершенству. Заготовки Теней обучают всему: от приготовления еды до воскрешения из мёртвых. Ведь магия Аразры даёт колоссальную силу, и с ней нужно уметь обращаться. Одному магу это не по плечу. Поэтому Тени Аразры едины в двух лицах. Аразра соединила нас с Тони намертво. Мы похожи на двуликого Януса. У нас одна жизнь на двоих.
  - Понятно... - Девушка опустила голову.
  Майкл усмехнулся и погладил её по руке:
  - Да не переживай ты. Я не против твоего брака с Тони. Может, я тоже когда-нибудь женюсь.
  - На Всемиле?
  - Ты знаешь Милу? - оживился Граф.
  - Мы встречались, - уклончиво ответила Эльвира.
  Майкл восторженно закатил глаза:
  - Изумительная женщина! Какой секс! Какие эмоции! - Он подёргал ларнитовый ошейник. - Вырвусь из Цайрана, обязательно навещу её.
  Эля покосилась на Майкла и кивнула:
  - Понимаю. Всемила, и правда, очень эмоциональная. И... вкусная.
  Полукровки мечтательно замолчали. И вдруг до Графа дошло:
  - Ты ела Милу?
  - Шарна учила меня контролировать аппетит, - застенчиво сказала девушка. - Мила всё время умирала и воскресала, как феникс. Очень удобно!
  - И много у тебя было уроков?
  - Всего один.
  - Жаль. - Майкл развалился на тюфяке и закинул руки за голову. - Будь у Шарны больше времени, у меня было бы меньше проблем.
  Эльвира помолчала и на одном дыхании выпалила:
  - Я буду тебя слушаться!
  - А меня? - раздался беззаботный голос Т`арена. Жрец отделился от стены и подошёл к полукровкам. - Как насчёт прогулки перед сном, Эля?
  Граф сел, и Эльвира прижалась к нему:
  - Я, как Майк.
  - А как Майк? - иронически осведомился строн.
  - Я против, - оскалился Граф.
  - Тогда, конечно, не пойдём. - Т`арен сел на появившийся за его спиной стул. - Займёмся дрессурой. - Рядом со жрецом возник столик, а на нём - блюдо с тонко нарезанными кусочками ветчины.
  Тонкими изящными пальцами Т`арен взял почти прозрачный ломтик и помахал им в воздухе. Эльвира жадно вдохнула пьянящий мясной аромат, и её рот наполнился слюной.
  - Вы такие же жалкие создания, как люди, - презрительно заметил жрец.
  - Посмотрел бы я на тебя в ларните, - в тон ему сказал Майкл. - У тебя бы тоже крыша поехала.
  - Да, - кивнула Эльвира, жадно глядя на кусок ветчины.
  Т`арен положил мясо на ладонь и протянул его девушке:
  - Ешь! - Эля недоверчиво потянула руку к ветчине, но жрец сжал кулак: - Я сказал: ешь, а не возьми! - Он сунул ладонь под нос девушке.
  Эльвира вспыхнула, как маков цвет, и, сжав губы, замотала головой. Т`арен пожал плечами и протянул ветчину Майклу. Граф безразлично посмотрел на строна, наклонил голову, взял мясо зубами и съел.
  - Умница. - Т`арен потрепал Майкла по тёмным с рыжими прядями волосам и обратился к Эльвире: - Хочешь ветчинки? А не получишь. Ты упустила свой шанс. - Он взял с блюда ломтик мяса и бросил Графу. Тот ловко заглотил ветчину на лету, и жрец зааплодировал. - Выше всяких похвал. Попробуем что-нибудь посложнее. Прыгай!
   Майкл поднялся и запрыгал на месте. Эльвира расширенными глазами взглянула на него, встала и запрыгала рядом. Т`арен осуждающе качнул головой:
  - Ты ужасно невоспитанное животное, Эля.
  - Почему? - растерялась девушка.
  - Я приказал прыгать Майклу, а не тебе.
  - А что делать мне?
  Жрец придирчиво оглядел расстроенную девушку и улыбнулся:
  - Ничего. Я же сказал: ты упустила шанс услужить хозяину. - Он перевёл взгляд на Майкла и стал внимательно наблюдать за ним.
  Эльвира посмотрела на ветчину и всхлипнула:
  - Я хочу есть. - Она рванулась к мясу, но Т`арен выставил ногу, и девушка плашмя рухнула на стол.
  Жрец вскочил, с силой прижал Элю к столешнице и вцепился в волосы. Эльвира попыталась вырваться и взвыла от боли.
  - Вот ты и заработала первое наказание, - глумливо сообщил Т`арен и приказал: - Майкл, подойди! - Щека Графа дёрнулась, но он выполнил приказ. - Сними с неё шорты!
  Майкл замер:
  - Не буду!
  Строн повернул к нему голову и ехидно сообщил:
  - Речь идёт не о случке. - В его руке появилась плетка. Он кинул её Майклу и скомандовал: - Накажи её!
  - Тоже не лучший вариант, - буркнул Граф.
  - Живее!
  Майкл подобрал плетку и переломил её пополам:
  - Я, как Эля.
  - Да, пожалуйста, - скривился Т`арен.
  В стене открылся проход, и в зал вбежали шестеро атлетически сложенных рабов с плётками в руках. Жрец оторвал Эльвиру от стола и швырнул на пол:
  - Высеките её! - Он указал на Майкла: - И его тоже!
  Эля завизжала и резво поползла к проходу, который закрылся перед её носом. Майкл же глухо рыкнул и бросился в бой. Он знал, что времени у него мало, и действовал с ужасающей стремительностью. За долю секунды он свернул шею одному рабу, второго ударил так, что тот свалился без чувств, и кинулся на третьего. Но разделаться с ним быстро не удалось. Майкл почувствовал, как силы оставляют его - строн с жадностью поглощал его яростное упоение схваткой. И Графу расхотелось драться. Он остановился, опустил руки, и его сбили с ног.
  Раб подошёл к скрючившейся у стены Эльвире, схватил её за волосы и, не обращая внимания на визг и размахивания руками, подтащил к Майклу. Рабы содрали с полукровок одежду и начали стегать плетками. Граф навзничь лежал на полу и лишь глухо стонал от боли, зато Эльвира вопила, как резаная, тщетно пытаясь закрыться от сыпавшихся градом ударов.
  Т`арен уселся на стул и, не спеша, приступил к десерту. Он смаковал панический ужас полукровки, как ценитель смакует редкое вино, и с каждым глотком крики Эльвиры становились тише, а сопротивление - вялым. Когда девушка затихла, жрец остановил рабов и жестом велел им убираться. Оставшись наедине с полукровками, Т`арен приблизился к ним и с удовлетворением оглядел исполосованные плетьми тела.
  - С вашим появлением, в Кианте стало значительно веселее. - Жрец сотворил кровать и, скинув одежду, улёгся на белоснежные простыни. - Спокойной ночи, пёсики, - хихикнул он, и в зале стало темно.
  Майкл до боли закусил губу: впервые в жизни ему стало по-настоящему страшно. Он понял, что собой представляет Т`арен. Первому жрецу стронов было тесно в родном Цайране. Он достиг вершин власти и остановился. Больше ему нечего было желать. Деятельный Т`арен откровенно скучал в убогом аскетичном Мире. А Граф хорошо знал: самые страшные и непотребные дела творятся от безделья.
  
  Глава 2.
  Аметистовый клан.
  
  Жрица Аметистового клана К`ула возлежала на низкой кушетке с изогнутыми ножками и неторопливо завтракала: перед ней два голодных молодых раба в лёгких сиреневых туниках дрались за тарелку мяса. Сначала они бились, как звери, но постепенно накал спадал, и когда К`ула насытилась, рабы рухнули рядом с вожделенным призом и уснули. Стронна довольно потянулась и коротко приказала:
  - Унесите.
  В столовую вбежали мускулистые рабы и, схватив спящих юношей за руки и за ноги, унесли их прочь. К`ула поднялась с кушетки, переместилась в будуар и подошла к зеркалу. Взяв в руки костяной гребень, она опустилась на мягкий пуфик и стала тщательно расчёсывать длинные прямые волосы. Несколько минут стронна предавалась умиротворяюще приятному занятию, а потом резким движением собрала волосы в "хвост" и защёлкнула аметистовой заколкой. Полюбовавшись на себя в зеркале, К`ула выдернула из фарфоровой вазочки кисть и открыла лакированную коробку с румянами. Стронны Аметистового клана были единственными, кто пользовался не магическими способами корректировки внешности. Им нравилось красить волосы и лица всеми оттенками фиолетового цвета.
  К`ула поднесла кисть к щеке и замерла, увидев в зеркале отражения жреца Т`ерга.
  - Я занята! - недовольно сказала стронна. Она не любила показываться на глаза кровникам без макияжа.
  - У нас гости, К` ула, - взволнованно сообщил Т`ерг.
  - Так отправь их в гостевой дом и дай рабов! - Стронна провела кистью по щеке и придирчиво оглядела своё лицо.
  - Это дочка К`юнны и Т`вира!
  К`ула выронила кисть, и глаза её округлились:
  - Откуда она взялась?
  - Из Эверна. С ней два человеческих мага.
  Стронна подскочила и как угорелая кошка заметалась по будуару:
  - Это ужасно! Это скандал! Что скажет Т`арен?!
  - Девочка выросла вдали от Цайрана. Она ничего не знает о наших обычаях, - миролюбиво произнёс строн. - Ей простительно... Да и маги, которых она привела, не представляют для нас угрозы.
  - Где она? - К`ула остановилась и вперила хищный взгляд в Т`ерга. - Я хочу её видеть. Сию же секунду!
  Т`ерг повел пальцами и вместе со жрицей перенёсся в просторный фиолетовый зал со сводчатыми потолками. Это был специальный зал для приёма гостей в полуофициальной обстановке. Вокруг пяти низких помостов были расставлены изящные бархатные кушетки, глубокие мягкие кресла и широкие диваны. Т`ерг подвёл жрицу к центральному помосту, где в кресле, выпрямив спину, сидела девушка с тёмными прямыми волосами. К`ула с сомнением оглядела её овальное лицо с искусно наложенным макияжем: чёрные брови умело изогнуты дугой, глубокие карие глаза оттенены сложным сочетанием золотисто-коричневых теней, ресницы удлиняла коричневая тушь, на щеках лежал слой персиковых румян. Прямой аккуратный нос был слегка припудрен, а правильные узкие губы полнила сочная тёмно-красная помада.
  Душа стронны потеплела. Она благожелательно улыбнулась девушке, стараясь не обращать внимания на человеческих магов, сидящих по обе стороны от неё.
  - Как тебя зовут, дитя?
  - К`рита.
  - Ты действительно дочь К`юнны и Т`вира?
  - Да.
  - И ты родилась в Эверне?
  - Да.
  - Ты помнишь своих родителей, К`рита?
  - Нет. Меня вырастили Лана и Фейн. - Девушка развела руки, указывая на миловидную полноватую женщину и пожилого широкоплечего мужчину, но жрица проигнорировала её жест.
  - Как ты узнала о Цайране? - строго спросила она.
  - Объясни им, Лана, - попросила Маргарита, и женщина размеренно заговорила:
  - Нам рассказала К`юнна.
  - С какой стати? - не глядя на магичку, осведомилась жрица.
  - В Эверне ничего не знали о стронах. До тех пор, пока они не захватили сына правителя Джайрана. Джайран обратился к магам, и те обнаружили пришельцев. Оказалось, что строны захватили не только принца Майлена, но и других эвернцев. Мир охватила паника, но магам удалось найти способ борьбы со стронами.
  К`ула кусала губы, глядя в пол, однако последние слова Ланы заставили жрицу посмотреть на человеческую магичку:
  - Что за способ?
  - Я точно не знаю, - ответила женщина. - Мы с Фейном слабые маги...
  - Но всё же?
  - Каким-то образом магам удалось блокировать способность стронов менять обличье. Пришельцы были вынуждены сражаться в человеческой ипостаси, то есть на равных с нашими магами. И эвернцы победили, - тихо закончила Лана.
  - Мы подобрали раненную К` юнну и её годовалую дочь недалеко от нашего дома, - продолжил Фейн. - Мы пытались выходить стронну, но её рана была смертельной, и спустя неделю К`юнна умерла. Но перед смертью она успела рассказать нам о родном Мире, и мы поклялись ей вернуть К`риту домой. Однако, после расправы над стронами, маги держали под пристальным наблюдением любые перемещения, как по Миру, так и за его пределы.
  - Нам пришлось ждать двадцать лет, чтобы исполнить последнюю волю К`юнны. - Лана ласково погладила Маргариту по руке. - Когда правитель Джайран скончался, и на престол взошёл Майлен, ситуация в Эверне изменилась кардинально. После "знакомства" со стронами, Майлен возненавидел всех магов, и объявил им войну. Магам стало не до наблюдения за перемещениями - они объявили, что уходят из Эверна, чтобы сохранить жизнь простым жителям.
  - Мы воспользовались суматохой, и отправились в Цайран, - добавил Фейн и с любовью посмотрел на Маргариту. - Мы вырастили К`риту, как родную дочь, и надеемся, что в Цайране ей будет хорошо.
  - А я надеюсь, что вы никогда не покинете меня, - со слезами на глазах сказала Маргарита и обняла пожилых магов. - Вы мои родители!
   Т`ерг сухо кашлянул, а К`ула задумчиво уставилась в фиолетовый потолок: по законам Цайрана она не могла прогнать кровницу, но по тем же законам, обязана была убить пришлых магов. Жрица опустила взгляд на девушку. К`рита была на редкость сильным строном и искренне любила приёмных родителей. Попытка соблюсти закон могла обернуться кровавой схваткой, а Аметистовый клан последнее время и так не пользовался расположением Т`арена. К`ула взяла Т`ерга под руку и отвела в сторону. Выстроив щит, она цепко посмотрела на жреца:
  - Твоё предложение.
  - Скрыть её появление не удастся. Слишком много кровников видели, как она появилась в Меранте. Да и рабы не будут держать язык за зубами.
  - Придётся обратиться к Т`арену, - кисло сказала К`ула. - Это не добавит нашему клану популярности, но и скандал нам не нужен.
  Т`ерг согласно кивнул:
  - Верно. Свалим решение проблемы на Жемчужный клан, и пусть наш справедливый первый жрец ищет лазейку в законах.
  - А не найдёт, пусть схватка случится в его доме, - подхватила К`ула, и в её глаза радостно заблестели.
  Жрица убрала щит и, подойдя к девушке, протянула к ней руки:
  - Я приветствую тебя в Аметистовом клане, К`рита! Мы помним твоих родителей, и счастливы, что тебе удалось возвратиться домой!
  Маргарита встала, и они с К`улой расцеловались, не касаясь губами щёк. Т`ерг приосанился и надменно обратился к магам:
  - Ваш статус в Цайране определит первый жрец Т`арен. Пока же вы наши гости. - Лана и Фейн почтительно кивнули. - Я провожу вас в ваши покои.
  К`ула улыбнулась кровнице и отправилась в будуар, заканчивать макияж, а Т`ерг перенёс К`риту и магов в пустую бледно-фиолетовую комнату. Жрец поводил пальцами, и посреди комнаты появился большой овальный стол с едой и напитками.
  - Угощайтесь, - дружелюбно сказал он магам и посмотрел на девушку: - Я пришлю тебе рабов.
  - Спасибо, - поблагодарила его Маргарита и с облегчением вздохнула, когда жрец растворился в воздухе.
  Едва Т`ерг ушёл, Шарна выстроила щит Энтони, и строны, поглядывающие на К`риту и гостей-магов, увидели, что девушка задумчиво ходит по комнате, а Лана и Фейн с удовольствием поглощают блюда Т`ерга.
  - Я думала, они нас раскусят, - взволнованно сказала Маргарита.
  Крев налил себе и дамам вина:
  - Ты под защитой крутейших магов, дорогая. Мы всё продумали. Вероятность провала - нулевая.
  - Оптимист, - усмехнулась Шарна, принимая из его рук бокал. - Я рада, что пока всё идёт как по маслу, Рита. Теперь нам остаётся ждать аудиенции у Т`арена. Т`инкри говорил, он твёрдый орешек, и обмануть его будет сложнее. Жаль, что с экспедицией Жемчужного клана не случилось что-нибудь подобное, тогда бы мы сразу попали в столицу.
  Маргарита глотнула вина:
  - И всё равно огромное спасибо Т`инкри. Если бы не он, мы до сих пор сидели бы в Румере и строили планы нападения на Цайран. А теперь я в шаге от сестры. Я верю: не сегодня-завтра мы попадём в Кианту.
  Шарна села на стул и сочувственно посмотрела на полукровку:
  - Не забывай, что послезавтра начинается праздничная декада. Т`арену будет не до встреч с заблудшей кровницей.
  - А вы? - ухмыльнулась Рита. - Не зря же мы придумали историю с приёмными родителями-магами. Если в Цайране человеческие маги вне закона, значит, Т`арен захочет встретиться с вами, как можно быстрее!
  - Он жрец, и у него есть обязанности, - заметил Крев.
  - Посмотрим! - поджала губы Маргарита. - Я уверена, встреча с Т`ареном состоится до праздников!
  В стене открылся проём, и Шарна мгновенно убрала щит. Маргарита отдёрнула руку от бокала и посмотрела на Т`ерга и троих юных девушек в длинных тёмно-фиолетовых платьях.
  - Кушать подано! - громко объявил жрец, хлопнул в ладоши, и под звуки невидимого оркестра девушки закружились по комнате в неистовом танце.
  Рабыни были счастливы доставить удовольствие госпоже. Они кружились, изгибаясь всем телом, высоко подпрыгивали, издавая ликующие возгласы, и улыбались во весь рот. Маргариту настолько поразило их искреннее веселье, что она едва не выпала из образа. К счастью, от танцовщиц исходил столь мощный поток эмоций, что полукровка, забыв обо всех и вся, ринулась пожирать их. Всемила не шла ни в какое сравнение с рабынями Аметистового клана: вкус положительных эмоций оказался для Риты куда приятнее страха и отчаяния драгны. Эмоции рабынь напомнили полукровке вкус любимых шоколадных конфет. Глаза Маргариты затуманились. Она с трудом сохраняла контроль, понимая, что если вовремя не остановиться, девушки умрут, но они были так вкусны...
  Рита очнулась, когда еда кончилась. Она испуганно посмотрела на рабынь, вповалку лежащих на гладком фиолетовом полу, и спросила:
  - Они мертвы?
  - Ты очень сильная стронна, К`рита, - уважительно произнёс Т`ерг. - Аметистовый клан будет гордиться тобой. - Жрец почтительно поклонился К`рите: - Теперь, когда вы поели, вы можете полюбоваться красотами Меранты. Я буду вашим проводником.
  Шарна и Крев поднялись из-за стола и вместе с Маргаритой пошли за Т`ергом. Жрец провёл их по длинному тускло-сиреневому коридору, открыл проход, и маги шагнули на площадь.
  Из Румера драги и полукровка смотрели на фиолетовый остров Аметистового клана, но наяву он оказался ещё ужаснее. Меранта состояла из ровного лилового асфальта и сиреневых кубов разной величины. Больше смотреть было не на что. Разве что на стронов и их рабов, чинно гуляющих по пустым площадям. Но и на них смотреть было тошно. Строны в облегающих фиолетовых комбинезонах и рабы в одежде всех оттенков фиолетового и сиреневого сливались с домами и асфальтам. Но видимо кровникам казалось, что фиолетового всё равно мало, и стронны дефилировали по городу с раскрашенными фиолетовым лицами, а строны - с ярко-фиолетовыми прядями в тёмных волосах.
  Т`ерг принял молчание гостей за восхищение и с довольным видом произнёс:
  - Меранта самый красивый город-остров Цайрана. - Он взял К`риту под руку и повёл её по площади. - Это площадь - центральная. Всего площадей в Меранте - двадцать четыре, - начал рассказывать он. - Впрочем, начну с начала. Ты ведь ничего не знаешь о родном Мире. Цайран состоит из восьми островов. Главный, Кианта, принадлежит правящему Жемчужному клану, и соединяется с остальными - тонкими перешейками. В Цайране восемь кланов, и каждый владеет островом. Нашему клану принадлежит Меранта, Янтарному - Гуранта, Рубиновому - Бирант, Малахитовому - Ярант, Сапфировому - Харанта, Бирюзовому - Тирант, Сердоликовому - Сирант. - Т`ерг посмотрел на озадаченную К`риту и улыбнулся: - Понимаю, сразу запомнить сложно, но придётся постараться - это очень важно. Потому что, помимо общих для Цайрана законов, существуют законы кланов. Можно сделать что-то не так, и обидеть кровника из другого клана. А это скандал. Провинившегося могут лишить права участвовать в декадных праздниках или отправить в экспедицию вне очереди. Т`арен справедливый, но суровый правитель. Он свято чтит законы Цайрана. - Т`ерг ободряюще подмигнул девушке: - Но вернёмся к Меранте. Это дом К`улы. - Он указал на центральный фиолетовый куб. - К`ула неофициальная правительница Меранты. Официально Мерантой правит совет из восьми жрецов. Меня и К`улу ты уже знаешь, а остальных я представлю тебе на ужине.
  - А почему у вас нет хотя бы деревьев, - осторожно спросила Маргарита.
  - Зачем они нужны? - изумился строн. - У нас нет ничего лишнего. Закон Цайрана гласит, что излишества развращают мага. Строн должен быть сосредоточен на себе и своих кровниках. Всё остальное - мусор, мешающий жить.
  - И люди?
  - Люди - жизненная необходимость, - терпеливо объяснил жрец. - Именно они испытывают самые сильные и разнообразные эмоции. А эмоции - наша еда! - Он посмотрел на Лану и Фейна: - Мы не имеем дело с магами. Они умеют закрывать сознание и колдуют не по делу.
  Крев обиженно закусил губу, зато Шарна лучезарно улыбнулась строну:
  - Это точно. Сильный маг может доставить массу неприятностей. И себе, и другим.
  - Рад, что Вы это понимаете, - одобрительно закивал жрец. - Вы умная женщина, и, надеюсь, Т`арен сделает для вас исключение и оставит при К`рите.
  - Я тоже на это надеюсь, - вздохнула драгна. - Мы с мужем любим К`риту.
  - Она умница и красавица, - вставил Крев.
  Жрец неопределённо мотнул головой и обратился к кровнице:
  - Перед ужином тебе нужно будет переодеться и сделать правильный макияж. Пора приобщаться к обычаям Меранты. - Он провёл Маргариту между высокими лиловыми кубами, и они оказались на следующей площади.
  Строны, степенно гуляющие по городу, доброжелательно улыбались девушке, стараясь не замечать её приёмных родителей-магов. Правда, Шарне и Креву было начхать на их неучтивость. Драгов заботила только Маргарита. Ведь, разозлившись, она могла с лёгкостью подчинить любого строна и ополчить против себя весь Мир. И тогда пришлось бы драться насмерть. Ведь уйти из Цайрана они не могли.
  Т`инкри отговаривал дочь от похода в Цайран, но Маргарита была непреклонна. Они с Тони даже поругались, приведя в ужас и Квентина, и Т`инкри, и драгов. К счастью, Энтони быстро остыл. "Пусть идёт", - в сердцах сказал он, и споры закончились. Крев и Шарна одновременно вызвались идти с Маргаритой. Крев, потому что любил её и хотел быть рядом, а Шарна для того, чтобы, при случае, помочь Энтони и присмотреть за дядей и племянницей.
  "И неизвестно за кем больше", - думала драгна, гордо шагая по Меранте. И дядя, и племянница не вызывали у неё доверия. У полукровки, активированной пару дней назад, была весьма неустойчивая психика, а Крев, хоть и тщательно скрывал это, сгорал от сумасшедшей ревности. Драг ревновал Риту к любому существу, приближавшемуся к ней ближе чем на полметра. Шарна же хотела, чтобы Энтони спас Эльвиру и Майкла и при этом остался в живых. По мнению драгны, некомпетентность Маргариты и горячность Крева, были не менее опасны для Энтони, чем все строны Цайрана.
  Наконец, Т`ерг счёл ознакомительную прогулку законченной и проводил К`риту и магов в гостевой дом. Он сотворил для Ланы и Фейна еду, а для кровницы открыл проход в соседнюю комнату. Рита удивлённо приподняла брови, увидев разложенную на стульях одежду: десятки кожаных фиолетовых комбинезонов отличались лишь оттенками. На столике у большого овального зеркала были расставлены коробочки и флаконы. В стаканчиках стояли кисти, кисточки и щёточки. Но и здесь палитра не отличалась разнообразием. Внутренне содрогнувшись, Маргарита улыбнулась жрецу:
  - Я буду готова через час.
  - Хорошо. Я зайду за тобой, - сказал Т`ерг и исчез.
  Скинув платье, Маргарита натянула первый попавшийся комбинезон, подошла к зеркалу и, скептически осмотрев своё отражение, села на мягкий пуфик...
  
  В большом зале дома К`улы собрался почти весь Аметистовый клан. Строны и стронны полулежали на широких лиловых диванах, не обращая внимания на низкие овальные подиумы, где ждали своего часа рабы. Они возбуждённо переговаривались, в ожидании дочери К`юнны и Т`вира. Жрецы Меранты сидели отдельно. Они с таинственным видом смотрели на кровников и молчали, дабы те прочувствовали важность момента. Четверо рабов на подиуме перед жрецами трепетали от страха, но брызжущие из них эмоции оставались не востребованными. Стронам было не до еды - внезапное появление К`риты внесло сумятицу в мирное существование Аметистового клана.
   В светло-сиреневой стене открылся проход, и в зал вошли Т`ерг и Маргарита. Голоса смолкли, и сотни глаз впились в лицо полукровки. "Я должна спасти Элю!" - сказала себе Рита, расправила плечи, обвела "кровников" радостным взглядом и остановила его на жрецах.
  К`ула величественно поднялась:
  - Аметистовый клан приветствует тебя дома, К`рита!
  Маргарита в пояс поклонилась:
  - Я счастлива оказаться среди кровников!
  Т`ерг подал девушке руку и подвёл к жрецам.
  - Позволь представить тебе правителей нашего клана, - церемонно произнёс он. - К`ныра, К`опта, К`иба, Т`упан, Т`руш, Т`шар.
  Жрецы по очереди поднялись с дивана, и Маргарита оказалась в кольце стронов. Она смотрела в их добрые карие глаза, а по спине бежал холодок: за добросердечными взглядами скрывались холодные, равнодушные существа. Рите мысленно сравнила их с биороботами, которых интересовала лишь своевременная подзарядка аккумуляторов. Строны не были ни созидателями, ни разрушителями. По мнению Риты, они влачили скучное и жалкое существование. Целыми днями строны без дела бродили по городу, останавливаясь поболтать друг с другом. Их спокойные, размеренные беседы сводились к обсуждению достоинств и недостатков рабов и мелочным бытовым сплетням. "Хорошо, что я здесь не надолго", - подумала Маргарита.
  Жрецы расступились. К`ула указала девушке на место рядом с собой, и Рита опустилась на мягкий лиловый диван.
  - Устраивайся поудобнее, дитя, - проворковала жрица, вытащила из рукава шёлковый платок и взмахнула им над головой.
  Маргарита едва не оглохла: зал разом наполнился визгами, криками, воплями, хохотом, стонами, пением. Рабы на подиумах танцевали и пели, дрались и совокуплялись, ругались и веселились. Глаза полукровки вылезли из орбит. Однажды Эля затащила её на дискотеку, и весь следующий день у Риты звенело в голове. Но в сравнении с пиром стронов московская дискотека представлялась тихой мышиной вознёй.
  - Ешь, - прошелестела ей в ухо К`ула.
  Маргарита устремила взор на сошедшуюся в жестоком кулачном бою четвёрку рабов, и посторонние мысли вылетели из её головы. Полукровка алчно впитывала пряные эмоции дерущихся мужчин. Но когда рабы упали на пол и затихли, Рита всё ещё была голодна. Обессиленные рабы исчезли, и на подиуме появились шестеро певцов. Они грянули разудалую песню, но Маргарита не вслушивалась в слова и мелодию. Вместе со жрецами, полукровка поедала сочные, истекающие весельем чувства. За певцами последовали любовники, танцоры, палачи и жертвы... Рита уже ощущала сытость, но остановиться не могла. Она лениво слизывала особо вкусные "кусочки" и счастливо улыбалась, а когда поняла, что больше не съест ни капли, расслабленно откинулась на спинку дивана и с любовью посмотрела на жрецов - пир в Аметистовом клане затмил нежно любимые Ритой и Элей боевики, триллеры, ужастики и мелодрамы.
  - Так будет каждый день, дитя, - шепнула ей К`ула. - Но твои приёмные родители не поймут нас.
  - Почему? - сонно спросила Маргарита, лаская взглядом страстно целующуюся пару. От любовников шёл упоительно-сладкий аромат вожделения, но полукровка не могла больше есть.
  Жрица приобняла девушку за плечи и доверительно произнесла:
  - Люди странные существа, дитя. Они очень деятельные. Всё время что-то создают или разрушают, желают или отвергают, борются или покорно сносят нужду, издевательства, обиду... Твои приёмные родители не смогут жить в праведном бездействии. Им придутся не по нутру законы Цайрана. Рано или поздно они взбунтуются, и нам придётся... - К`ула красноречиво посмотрела на девушку. - У нас возникнет проблема, К`рита. И лучше решить её сейчас, чем дожидаться скандала. Давай отошлём их в Эверн или любой другой Мир.
  Маргарита вяло пожала плечами:
  - Я не знаю.
  - Поверь, девочка, так будет лучше для всех. Мы решим вопрос тихо, в семейном кругу, не вынося его на суд Т`арена. Первый жрец строг, и неизвестно, какое решение он примет. Вдруг он решит убить их? Да и дожидаться аудиенции у Т`арена нам придётся не один день.
  - Я подумаю, К`ула. - Маргарита зевнула. Она с трудом понимала, о чём говорит жрица, да и в зале становилось всё тише.
  Некоторые строны спали на широких лиловых диванах, а кое-кто уже покинул пир. Лишь единицы продолжали лениво кушать.
  - Поговорим завтра, дитя, - добродушно сказала жрица, и Маргарита оказалась в огромной круглой спальне.
  Она подошла к простой деревянной кровати, застеленной фиолетовым бельём, стянула комбинезон и забралась под одеяло. "Надо рассказать Шарне и Креву, что строны не хотят пускать нас к Т`арену", - сквозь сон подумала она и отключилась.
  
  Глава 3.
  Огонёк.
  
  Майкл хрипло выдохнул и приоткрыл тяжёлые веки. В зале было темно и прохладно. "Т`арен ещё спит", - с облегчением подумал он, закрыл глаза и расслабился. Ему хотелось, чтобы ночь никогда не кончалась. Граф не мог без содрогания вспоминать минувший день. Казалось, он целиком состоял из унижений, наказаний и криков - Элиных и его собственных. Майкл смутно помнил, что в какой-то момент сорвался и бросился на строна. "Интересно, успел ли я врезать ему по морде?" - гадал он. Зато то, что последовало за нападением, Граф видел, как наяву. Т`арен пришёл в дикую ярость. Майкл не предполагал, что строны могут испытывать настолько сильные эмоции. "Или он исключение из правил, или я всё-таки достал его?", - продолжал размышлять Тень, отгоняя омерзительные картины, которые так и норовили застыть перед его внутренним взором. Особенно тяжело было видеть мучения Эли и слышать, как на пике отчаяния, она надрывно взывает к Энтони. Майкл всё время боялся, что девушка не выдержит изощрённых пыток Т`арена и сойдёт с ума. Но Эльвира сохранила рассудок.
  Жрец прекратил издевательства лишь поздним вечером, когда полукровки потеряли сознание. "Или умерли?" - Майкл вздрогнул: он не желал знать ответа. Рядом беспокойно забормотала во сне Эльвира, и, протянув руку, Граф ласково погладил её по спине. Внезапно перед его глазами встала омерзительная картина: Эльвира с растрёпанными, слипшимися от крови и пота волосами лежит в луже собственной блевотины. Майкл вспомнил, какой красивой и жизнерадостной была Эля в Москве, и заскрежетал зубами. Он перевернулся на живот, припал к полу и бесшумно пополз к кровати жреца. Почти не дыша, он приподнялся на корточки, словно пантера прыгнул на Т`арена и, приземлившись на пустую кровать, застонал от досады. Даже без магии он знал, что сейчас жрец стоит у него в ногах. Майкл зло оскалился и, соскочив с кровати, заявил в темноту:
  - Я не оставлю попыток убить тебя!
  - И не надо, - откликнулся Т`арен. - Так интереснее.
  - Ублюдок! - с чувством произнёс Граф и вскрикнул: невидимый клинок полоснул его по плечу.
  Майкл завертел головой, силясь высмотреть силуэт жреца и снова вскрикнул - лезвие распороло ему спину. Граф юлой закрутился на месте, но клинок продолжал полосовать его руки, ноги, плечи.
  Крики Майкла разбудили Эльвиру. Она села и пошарила рукой по соседнему тюфяку.
  - Майк! - испуганно позвала девушка. - Что с тобой, Майк?!
  Зал озарился белым мертвенным светом, и Эля закрыла рот ладонью: Майкл стоял возле кровати жреца с ног до головы залитый кровью. Эльвира огляделась по сторонам, и, не обнаружив Т`арена, бросилась к другу. Сдёрнув с кровати простыню, она застыла с ней в руках. Кожа Майкла была сплошь покрыта кровоточащими порезами, и Эля растерялась.
  - Что мне делать, Майк? - дрожащим голосом спросила она, и по щекам покатились слёзы.
  - Раны зализывать! - весело предложил Т`арен, появившись возле Эльвиры. - Приступай!
  Девушка выронила простыню, и та пропала, не долетев до пола. Эля поспешно вытерла слёзы, шагнула к Майклу и стала слизывать кровь с его плеча, молясь о том, чтобы её не стошнило.
  - Заодно и позавтракаешь, - бросил ей жрец.
  Майкл смотрел в одну точку, стараясь не морщиться, когда Элин язык задевал края ран. Он боли и слабости перед глазами метались чёрные пятна. Граф держался изо всех сил, ведь если бы он потерял сознание, жрец стал бы издеваться только над Элей.
  Ни Майкл, ни Эльвира не увидели, как в стене открылся проход, и в зал вошли восемь стронов. Они почтительно поклонились Т`арену и высокая стронна с длинными чёрными волосами произнесла:
  - Опальный жрец Малахитового клана требует правосудия.
  - Т`инкри в Кианте? - удивился Т`арен. - Любопытно, что он придумал в своё оправдание. Достаточно, Эля! Прибыл твой папа. Хочешь взглянуть на него?
  Эльвира затравленно посмотрела на первого жреца:
  - Как прикажете.
  - Тогда пошли. Майкл, за мной!
  Т`арен подошёл к жрецам, и они направились к проходу. Полукровки потащились следом.
  - Он прибыл один, К`айла? - поинтересовался Т`арен.
  - С ним странноватая на вид рабыня, - ответила длинноволосая стронна.
  - Странноватая? Надеюсь, она не маг?
  - Нет, что ты, - вмешался Т`угин. - Но красотка ещё та.
  - Да уж, Т`инкри умеет заинтриговать. То с драгной свяжется, то со странноватой красоткой. Прямо не строн, а дамский угодник.
  Жрецы дружно рассмеялись.
  - У них весь клан такой, - хохотнул Т`аон. - Взять хотя бы Т`орка. Это ж надо, попасть на крючок к человеческому магу. А потом проглядеть активированную полукровку. Смех, да и только.
  - Вот он теперь и смеётся в ларнитовом гробу! - ухмыльнулась К`нита.
   - Правильно, - кивнул Т`арен. - Каждый должен отвечать за свои поступки.
  Жрецы вошли в большой белый зал, ничем не отличающийся от личных апартаментов Т`арена. В центре зала тот час появились девять стульев. Т`арен опустился на центральный, а восемь жрецов Кианты уселись по обе стороны от него. Первый жрец Цайрана глазами указал на пол у своих ног, и полукровки уселись возле его белых кожаных сапог.
  - Мы ждём тебя, Т`инкри! - громко объявил Т`арен.
  В белоснежной стене открылся проход, и в зал вступил Т`инкри в чёрных походных одеждах. За ним семенила рослая статная женщина. Забыв об опальном жреце Малахитового клана, строны уставились на рабыню. В Цайране рабов одевали очень просто. Т`инкри же нарядил свою рабыню вызывающе сложно и ярко. На длинных пушистых тёмно-каштановых волосах лежало прозрачное бледно-фиолетовое покрывало с тонкой каймой из крохотных золотых колокольчиков. Сквозь невесомую ткань просвечивали тонкие косички с золотыми украшениями на кончиках. Стройное тело окутывал радужный каскад полупрозрачной материи, под которой виднелись снежно-белые лиф и шаровары, украшенные затейливой золотой вышивкой. На ногах рабыни красовались золотисто-белые парчовые туфли-лодочки, а щиколотки охватывали золотые браслеты, соединённые цепочкой.
  Но больше всего стронов поразило количество золотых украшений на руках и шее рабыни. И её лицо! Стронны Аметистового клана пришли бы в восторг от диковинного макияжа невольницы. Её бледный гладкий лоб и скулы были расписаны витиеватыми многоцветными узорами. Под широкими тёмными бровями загадочно блестели зелёные глаза, искусно подведённые изумрудной тушью и оттененные золотисто-коричневыми тенями. Густые длинные ресницы были скромно опущены, а карминовые губы слегка подрагивали.
  Жрецы Кианты сглотнули слюну: от рабыни исходил волнующий букет эмоций - страх, отчаяние, стыд, надежда, раболепство, затаённая ненависть... И, что больше всего удивило стронов, женщина не была ни околдована, ни опоена. Рабыня испытывала чистые сильные чувства, не хуже полукровок Т`арена.
  Т`инкри приблизился к жрецам, едва заметно шевельнул пальцами, и с мелодичным звоном рабыня опустилась на колени. Жрецы Кианты проследили, как радужная ткань волнами растекается по полу, и с усилием перевели взгляды на опального жреца. Т`арен мысленно рассмеялся: в отличие от кровников, он сразу раскусил "странноватую" рабыню. Однако раскрывать глаза жрецам не спешил.
  - Говори, Т`инкри! - приказал он.
  Т`инкри снял с головы круглую серебряную шапочку, низко поклонился первому жрецу Цайрана и заговорил:
  - Я требую справедливости! Мои кровники из Малахитового клана незаслуженно приговорили меня к смерти. Я пришёл в Цайран, чтобы рассказать правду о случившемся в Румере! Я признаю, что состоял в связи с драгной Озариной. Эта связь казалась мне безопасной, ведь маги, получившие бессмертие известным нам способом, не могут иметь детей. Однако Озарина оказалась исключением. Она забеременела. Узнав об этом, кровники, вместо того, чтобы помочь мне одолеть бессмертную драгну, и уничтожить полукровок в чреве матери, ополчились против меня. Они лишили меня полномочий жреца и вынесли смертный приговор. Они боялись связываться с могучими бессмертными магами, а это давало жизнь полукровкам. Я бежал. Я признался Озарине в любви, и она поверила мне. И я увёл беременную драгну подальше от её родичей. Я надеялся убить полукровок во время родов, когда драгна ослабеет. Но Озарина обратилась за помощью к родичу, о котором мы не знали. Его зовут Крев. Он родной брат Озарины и живёт в не магическом Мире, на Земле. Крев принял роды сестры, не дав мне возможности исполнить долг перед Цайраном. Озарина оставила детей брату, и потащила меня прочь с Земли. Мы прыгали из Мира в Мир, запутывая следы, но драги и кровники всё равно настигли нас. Я пытался объяснить им свои поступки, но кровники не стали слушать меня и привели смертный приговор в исполнение. Озарину же забрали драги.
  - И как же ты выжил? - бесстрастно спросил Т`арен.
  - За мной пришёл Крев. Ларнит обессилил меня, и когда драг открыл саркофаг, я, как ни пытался, не смог противостоять его магии. Крев заставил меня служить ему, и двадцать лет я растил полукровок, мечтая об их смерти. А потом Крев притащил на Землю Теней Аразры и решил свести их со своими драгоценными племянницами. К счастью, один из Теней оказался полукровкой, за которой следил Т`орк. - Голос Т`инкри зазвенел от праведного гнева. - И, если бы в этот момент мы объединили усилия, то захватили бы всех троих полукровок и доставили их в Цайран! Но глупый Т`орк, вместо того, чтобы помочь мне, кровнику, связался с драгами! И, конечно, драги обманули и его, и жрецов! В результате, я снова оказался в ларнитовом саркофаге, а полукровки - на свободе. - Т`инкри сокрушённо покачал головой: - Я бы мог заманить полукровок в ловушку, и их захват был бы полным и бескровным. А жрецы бросились в бой с Тенями... Глупцы! Это стоило жизни троим кровникам! И каков результат? Да, они захватили двоих полукровок, но одна до сих пор на свободе!
  Т`арен поднялся:
  - Твой рассказ насторожил меня, Т`инкри. Готов ли ты встретиться со жрецами Малахитового клана и повторить им то, что рассказал нам сейчас?
  - Готов, первый жрец! - твёрдо произнёс Т`инкри.
  - Да будет так! - кивнул Т`арен. - До встречи со жрецами Малахитового клана, ты, Т`инкри, будешь моим личным гостем. Ты будешь жить в моем доме. - Он опустился на стул и объявил: - Аудиенция закончена!
  Жрецы Кианты встали и, поклонившись Т`арену, исчезли. И тут, неожиданно для Т`инкри, правитель Цайрана расхохотался.
  - Твой раб выше всяких похвал, - отсмеявшись, заявил он. - Как ты зовёшь его?
  - Огонёк, - ухмыльнулся Т`инкри и водрузил на голову серебряную шапочку.
  - Хорошая кличка. Он прямо искриться эмоциями.
  - Я подобрал его на Земле. Редкий экземпляр. - Т`инкри поманил к себе раба, и тот подполз к его ногам.
  - И прекрасно воспитан. - Т`арен пнул Майкла сапогом. - Не то, что мои псы. С ними ещё возиться и возиться. - Жрец поднялся и дружелюбно улыбнулся гостю: - Приглашаю тебя на завтрак, Т`инкри.
  - Благодарю тебя, Т`арен, - поклонился опальный жрец, и они направились к проходу.
  - За мной! - бросил на ходу Т`арен, и полукровки потрусили за ним. Раб Т`инкри засеменил следом.
  В столовой правитель Цайрана сотворил мягкий полукруглый диван и сделал приглашающий жест:
  - Располагайся, Т`инкри.
  Майкл настороженно покосился на Эльвиру, которая отрешённо смотрела на отца. Его откровения швырнули девушку в бездну отчаяние, и она была на грани срыва. Граф обнял Элю и прижал к себе:
  - Всё будет хорошо.
  - Не будет, - потерянно прошептала она. - Я умру в Цайране. Мой отец ненавидит меня, дядя сошёл с ума, а Рита и Тони в руках драгов. За нами никто не придёт, Майк.
  - Тогда мы вырвемся сами!
  Эльвира кивнула на раба Т`инкри, покорно стоящего возле хозяина:
  - Вот наше будущее, Майк.
  - Ты ошибаешься, Эля, - добродушно произнёс Т`арен. - Огонёк раб, о рабах в Цайране заботятся. Вы же злобные, дикие твари! Сначала я укрощу вас, а потом... - Он загадочно улыбнулся: - Скоро вы узнаете, что вас ждёт. - Т`арен повернулся к гостю: - Что ты предпочитаешь на завтрак?
  - Утром я люблю поесть сытно, - ответил Т`инкри и алчно взглянул на полукровок.
  - Желание гостя - закон. - Т`арен смерил Майкла и Эльвиру задумчивым взглядом и хлопнул в ладоши.
  Через открывшийся в стене проход в столовую вбежали пятеро мужчин в холщёвых штанах и вопросительно уставились на первого жреца.
  - Изнасилуйте её! - Т`арен указал на Эльвиру.
  Девушка издала булькающий звук и спряталась за спину Майкла:
  - Не позволяй им, Майк! Пожалуйста! - взмолилась она.
  Мужчины с сальными улыбками двинулись к Эльвире. Граф пригнул голову и угрожающе прорычал:
  - Только попробуйте!
  Рабы окружили полукровок. Трое кинулись на Майкла, а двое попытались схватить Элю. Девушка с визгом увернулась и бросилась бежать.
  - Кушать подано, - гостеприимно произнёс Т`арен, и строны начали пожирать эмоции Майкла.
  Граф дрался, как лев. Одного раба он убил, другому сломал ногу, и покатился по полу с третьим. Майкл вцепился ему в шею, намереваясь придушить, и почувствовал слабость.
  - Сволочи! - из последних сил он надавил на горло раба, но тот сумел вырваться и, пнув Майкла ногой в лицо, присоединился к товарищам, которые гонялись за Эльвирой.
  Граф лежал на животе и сквозь кровавую пелену равнодушно наблюдал за девушкой, которая в панике металась по столовой. Строны сожрали все его эмоции, и Майкл не чувствовал ничего, кроме пустоты и усталости.
  - Майкл! Помоги! - в отчаяние кричала Эля.
  Девушка как полоумная носилась по залу, и вдруг ноги её подкосились, и она упала на белый пол. Хрипло пискнув, Эльвира поднялась на четвереньки и поползла, оставляя за собой кровавый след. Сильные руки схватили её за талию и подняли в воздух. Эля хотела завизжать, но с губ сорвался лишь стон. Рабы подтащили обессиленную полукровку к Т`арену и бросили к его ногам.
  - Хватит! - внезапно произнёс первый жрец, и мужчины, разочарованно вздохнув, отступили. - Вот и десерт, - сообщил Т`арен, и строны слизали разочарование рабов.
  Сыто развалившись на диване, первый жрец кивком указал на мёртвого и раненного рабов:
  - Унесите.
  Рабы подхватили товарищей и покинули зал. Т`инкри довольно потянулся:
  - Оказывается, полукровки на редкость вкусны.
  - А ты не знал? - удивился Т`арен. - Ты прожил с ними бок о бок двадцать лет.
  - И не мог до них дотронуться! - зло прошипел опальный жрец. - Крев глаз с них не спускал! Мне приходилось довольствоваться, чем придётся. Пока я не нашёл Огонька. Иди сюда, мальчик! - Раб сел у ног хозяина и положил голову ему на колени. Т`инкри лениво откинул с его головы покрывало и стал нежно перебирать тёмно-каштановые пряди.
  Т`арен удивлённо приподнял брови:
  - Ты ласкаешь его, а он дрожит от страха.
  - Он считает себя мужчиной и боится перестать быть им.
  - Поэтому ты и одел его женщиной?
  - Конечно. Он не может смотреть на себя в зеркало без содрогания. Он ненавидит трансвеститов и гомосексуалистов. Их отношения ему отвратительны. Поэтому он покладист и послушен. Огонёк прекрасно знает, какое наказание его ждёт, если он не угодит мне. - Т`инкри оттолкнул раба, и тот распростёрся у его ног.
  - Ты очень умён, Т`инкри. Лишь единицы из нас могут похвастаться рабами, которых можно есть без магии и наркотиков.
  - Мне просто повезло, Т`арен. На Земле встречаются уникальные экземпляры. Огонёк лишь один из них.
  - Давай прогуляемся по Кианте, жрец, и ты расскажешь мне о Земле. Может, стоит отправить туда экспедицию?
  - Я думал об этом, - кивнул Т`инкри и встал: - Можно я оставлю Огонька здесь? Он полон эмоций и будет смущать наших кровников.
  - Конечно, жрец, - улыбнулся Т`арен, и они исчезли.
  Несколько минут в зале стояла гнетущая тишина, а потом Огонёк поднялся с пола, подошёл к Эльвире и сел рядом. Девушка посмотрела на него, как на сумасшедшего.
  - Иди на своё место! Когда строны вернуться, они узнают, что ты нарушил приказ и накажут тебя!
  - Не узнают, - сказал Огонёк, и Майкл вскинул голову:
  - Тони? - неуверенно произнёс он.
  Святоша вскочил, сдёрнул парик и, тряхнув светло-русыми волосами, широко улыбнулся другу:
  - Всё ещё сомневаешься?
  - Тони! - Граф вскочил и бросился в его объятья. - Ну, ты и вырядился! Умора! - Он взъерошил примятые волосы друга, хлопнул его по спине и снова обнял: - Как же я рад тебя видеть!
  - А я-то как рад! - Святоша счастливо рассмеялся.
  Эльвира, выпучив глаза и беззвучно шевеля губами, смотрела на Энтони. Ей казалось, что она спит и видит сказочный сон. Она вглядывалась в раскрашенное лицо возлюбленного, в его неправильно зелёные глаза и отрицательно мотала головой. По её щекам текли слёзы.
  Майкл отпустил друга, и Энтони шагнул к растерянной девушке.
  - Это я, Эля. - Святоша поднял её за плечи, прижал к груди и прошептал: - Я люблю тебя. - Он погладил Эльвиру по грязным растрёпанным волосам и нежно поцеловал в губы.
  Горячая волна желания прокатилась по телу девушки, смыв ужас и боль цайранского рабства. Она забыла о том, как выглядит и где находится. Эльвире хотелось, чтобы Энтони держал её в объятьях вечно.
  - Тони! - шептала она, гладя его по плечам и целуя в шею. - Я знала, что ты придёшь!
  Майкл нетерпеливо потряс друга за плечо:
  - Потом дообнимаетесь! Снимай ларнит, Тони, и домой!
  Святоша неохотно разжал объятья и виновато посмотрел на друга:
  - Не получится, Майк.
  Граф оторопело заморгал глазами:
  - Только не говори, что Т`инкри и, в правду, захватил тебя! Ты же не сдался ему на милость?!
  - Конечно, нет. Т`инкри и сам сильно рискует. - Энтони поднял голову Эли и посмотрел ей в глаза: - Всё, что он говорил Т`арену - ложь! Т`инкри пришёл в Цайран, чтобы спасти тебя! Он любит вас с Ритой!
  - Правда? - всхлипнула Эля. - А Рита? Где она?
  - Она в безопасности. Её опекают Шарна и Крев.
  - Так почему мы не можем уйти? - Майкл подёргал белый ошейник. - Сними ларнит, Тони! Ты не представляешь, как я голоден!
  - Не могу, Майк, - покачал головой Святоша. - Цайран не выпускает человеческих магов. И полукровок тоже.
  - А Теней Аразры?
  - Мы можем разрушить Цайран и погибнуть вместе с ним.
  - Вот зараза! - выругался Майкл и покосился на побледневшую Эльвиру. - Но у тебя же есть план, Тони?
  - Есть. - Энтони решительно кивнул головой. - Т`инкри говорил, что где-то в Цайране спрятан артефакт, который блокирует попытки человеческих магов уйти. Он выпускает только чистокровных стронов.
  - Отлично! - оживился Граф, и его глаза мстительно блеснули. - Захватим Т`арена, и он нам всё выложит! Даже больше: он отведёт нас к артефакту и лично уничтожит его! А не сумеет, мы ему поможем!
  Святоша укоризненно скривил рот:
  - Такое ощущение, что ты никогда не учился в Аразре, Майк. Во-первых, едва ты подчинишь Т`арена, об этом узнают жрецы. Им достаточно одного взгляда, чтобы понять, под чью дудку пляшет их повелитель. Во-вторых, Т`арен может не знать, ни где находится артефакт, ни как уничтожить его. И тогда мы ввяжемся в бессмысленный бой - либо Тени уничтожат Цайран, либо нас захватят. Так что, прежде чем действовать, нужно самим выяснить, где этот артефакт и что он собой представляет.
  - Хорошо тебе говорить, - набычился Майкл. - Т`инкри тебя по головке гладит!
  - Не переживай, - махнул рукой Святоша и обнял друга и возлюбленную за плечи, - скоро мне будет доставаться не меньше, чем вам.
  Несколько секунд Граф молчал, переваривая его слова, а потом рявкнул:
  - Ты сумасшедший, Тони! - Он вцепился в радужную ткань и затряс друга, как грушу. - Твой план дурацкий! Не лезь к Т`арену! Оставайся с Т`инкри! Мы сами всё узнаем!
  - Как? - Святоша стиснул руки Графа и пристально взглянул ему в глаза: - На тебе ларнит, Майк.
  Майкл зарычал, как раненный зверь, и отвёл взгляд:
  - Не хочу смотреть, как Т`арен издевается над тобой.
  - Но ты же не будешь знать, что Огонёк это я, - грустно улыбнулся Энтони и вторгся в сознание друга, стирая воспоминания об их разговоре.
  Лицо Графа вытянулось, и он, шатаясь побрёл к тому месту, где лежал. Святоша дождался, пока друг вытянется на полу и повернулся к Эльвире.
  Девушка испуганно смотрела на него:
  - Я не хочу забывать! Я хочу знать, что ты рядом! Если я забуду, что ты здесь, я не выдержу! - Она умоляюще сложила руки: - Не бросай меня, Тони! Мне страшно!
  - Мне тоже, - тихо сказал Святоша и стёр её воспоминания.
  Эльвира бессильно опустилась на пол. Энтони надел парик, привёл одежду и макияж в порядок и, растянувшись у дивана, убрал щит. Он уткнулся лицом в белый пол, чувствуя, как щёки горят от стыда. Майкл и Эльвира ничем не могли помочь ему. Он "встретился" с ними только для того, чтобы попрощаться. Энтони проклинал себя за слабость. За то, что дал друзьям надежду и тут же отнял её...
  Плечи Святоши задрожали от судорожных рыданий, и полукровки недоумённо посмотрели на раба Т`инкри.
  - Слабак! - презрительно бросил Майкл и отвернулся.
  А Эльвире стало жаль пленённого землянина, и она заплакала вместе с ним...
  
  Т`арен вернулся после полудня. Выглядел он ужасно довольным. Развалившись на диване, жрец обвёл хищным взором распластанного ниц раба Т`инкри и с ехидцей произнёс:
  - Отныне ты принадлежишь мне, Огонёк.
  Святоша поднял голову и опасливо взглянул на нового хозяина. Т`инкри, как и планировалось, подарил его Т`арену, теперь оставалось набраться терпения и ждать Риту. А ещё Энтони очень надеялся, что с его появлением, Майклу и Эльвире будет доставаться немного меньше.
  Жрец похлопал ладонью по белоснежной обивке, и золотые колокольчики мелодично звякнули - Святоша, содрогаясь от отвращения, сел рядом с хозяином. Т`арен сладко улыбнулся.
  - Не бойся, мальчик, я буду ласков с тобой. - Он положил руку на колено раба, и тот задрожал, как осиновый лист. - Ты красивый мальчик, Огонёк. И, надеюсь, умный. Ты удостоился великой чести - служить правителю Цайрана. На тебя будет пристально смотреть весь Мир, и мне не должно быть стыдно за тебя. С завтрашнего дня в Кианте начинается праздничная декада. Ты будешь сопровождать меня на церемонии открытия, Огонёк. Хочется верить, что Т`инкри не обманул меня, и ты, на самом деле, идеально воспитанный раб. Встань!
  Энтони мгновенно выполнил приказ. Он стоял перед хозяином, опустив глаза в пол, а под щитом горела ярость и дикое желание дать строну в морду. "Я становлюсь похожим на Майкла", - отругал себя Энтони и постарался успокоиться, чтобы не пропустить слова Т`арена.
  - Отойди подальше! - скомандовал жрец и покрутил пальцем.
  Святоша сделал несколько шажков назад и, плавно перебирая скованными ногами, завертелся на месте.
  - Прекрасный наряд, - заключил строн. - Только цвет меня не устраивает.
  Он прищурился, и радужная ткань стала прозрачно-белой. Лиф и шаровары засеребрились, покрывало выцвело, потеряв фиолетовый оттенок, а золотые украшения, колокольчики и ножные браслеты превратились в платиновые.
  Жрец скептически оглядел лицо раба:
  - Очень жаль трогать твой макияж, но он слишком крикливый.
  Т`арен встал и провёл ладонью перед лицом Огонька. Витиеватые многоцветные узоры на лбу и скулах побелели и заблестели серебром. Изумрудная тушь стала чёрной, золотисто-коричневые тени - золотисто-белыми, а карминовые губы - перламутровыми.
  - Красавец! - восхитился Т`арен и хлопнул раба по ягодицам.
  Энтони подпрыгнул и взвизгнул, приведя жреца в неописуемый восторг. Т`арен обнял раба за талию и нежно дунул в ухо, отчего тот едва не лишился чувств. Ноздри строна затрепетали, и он со звериной алчностью вгрызся в сознание Огонька, выедая панический ужас. Святоша едва не закричал. Сейчас он понял, насколько осторожно и нежно обращался с его сознанием Майкл. Т`арен же терзал доступную ему часть сознания Тени, как собака кусок мяса. Огонёк слабел, потому что Святоше нельзя было сопротивляться. Ноги раба подкосились, и он упал на колени. Огонёк упёрся ладонями в пол, силясь сохранить равновесие, но руки задрожали от нарастающей слабости, и он рухнул лицом в пол. Энтони надеялся, что, насытившись, Т`арен оставит раба в покое, но не тут-то было. Жрец опустился на диван и тихо позвал:
  - Иди ко мне, Огонёк.
  Энтони сжал зубы и пополз к дивану. Строн удивлённо приподнял брови: он думал, что опустошённый раб не сможет выполнить приказ и разрыдается. Однако оказалось, что Огонёк, выглядевший трепетной ланью, обладает упрямством буйвола. Изнемогая от усталости, он настырно полз к дивану. Т`арен заулыбался: "Ты доставишь мне море острых хмельных удовольствий".
  Святоша вцепился в обшивку, рывком закинул тело на диван и перевёл дыхание. Строн нежно обнял раба и положил его голову себе на колени:
  - Поспи, Огонёк, ты это заслужил.
  Энтони послушно закрыл глаза, а Т`арен жёстко посмотрел на полукровок:
  - Вставайте, лежебоки! - Он мягко погладил раба по спине и ворчливо заметил: - Животные, они и есть животные. Как я ни старайся, вы никогда не достигнете уровня моего прелестного Огонька. Однако я не привык отступать!
  Святоша лежал на коленях строна и молил Святой Румер, чтобы пытка скорее закончилась. Исступлённые крики Эльвиры и глухие стоны Майкла раздирали его душу. А больнее всего было сознавать, что он мог убить первого жреца и прекратить издевательства над другом и возлюбленной. "Но что дальше? - горько спросил себя Тень и стиснул зубы: - Терпеть! Иначе я погублю всех!"
  
  Глава 4.
  Планы дают сбой.
  
  Рита проснулась ранним утром. Она оделась, наложила макияж и переместилась в комнату Шарны и Крева. Драги лежали на разных краях постели и шумно ругались. Увидев полукровку, они замолчали и вперили в неё пытливые взгляды.
  - Почему ты не зашла вечером? - требовательно спросил Крев.
  - Объелась, - невозмутимо ответила Маргарита и посмотрела на Шарну: - К`ула не сообщила Т`арену о нашем прибытии. Она боится первого жреца и мечтает избавиться от вас по-тихому. В Аметистовом клане какие-то проблемы, и жрица не хочет лишний раз привлекать внимание Т`арена. К`ула предложила отправить вас в Эверн или любой другой Мир.
  - Вот гадина! - возмутился Крев. - Как ей не стыдно обманывать юную кровницу!
  - Заткнись! - прикрикнула на него Шарна. - Не можешь сказать что-то дельное - молчи!
  - Не смей здесь командовать! Я-то знаю, зачем ты потащилась в Цайран! Любовника своего вернуть хочешь? Не получится! Он достанется Эле!
  - Идиот, - безнадёжно махнула рукой драгна. - Умолкни, или я расскажу Рите, зачем ты попёрся к стронам.
  Крев насупился.
  - Много ты понимаешь, - пробурчал он и посмотрел на племянницу.
  - Неужели ты хочешь выслушать моё мнение? - язвительно осведомилась Рита.
  - Потом расскажешь, - нетерпеливо произнёс драг: - Я предлагаю отправиться в Кианту немедленно, не дожидаясь, пока Аметистовый клан перейдёт от слов к делу.
  Маргарита скривилась, как от зубной боли:
  - Если бы не Шарна, я бы ещё вчера согласилась на твою ликвидацию.
  - Как ты разговариваешь с дядей? - вознегодовал Крев.
  - Как ты заслуживаешь!
  - Может, прекратим, наконец, ругаться и обсудим создавшееся положение? - ледяным тоном поинтересовалась Шарна. - Энтони ждёт нас в Кианте, и мы обязаны попасть туда!
  - У тебя на уме только Энтони, - сердито проворчал драг.
  Шарна мужественно проигнорировала его выпад и спокойно произнесла:
  - Тебе необходимо напроситься на праздники в Кианту, Рита. Подлижись к К`уле, и она возьмёт тебя с собой. Ты ей понравилась, и этим нужно воспользоваться.
  - Думаешь, я могу пойти к К`уле просто так?
  - Но ты же здесь новенькая. Откуда тебе знать их правила? - хитро улыбнулась Шарна.
  - И правда, откуда? - рассмеялась Маргарита. - Я пойду к ней прямо сейчас, чего канитель разводить.
  Рита хотела открыть проход в стене, но он появился сам. В комнату шагнул Т`ерг.
  - Доброе утро! - жизнерадостно улыбнулся он. - Вижу, ты уже готова, К`рита. В столовой ждут рабы. Я провожу тебя, милая, - мягко сказал жрец, небрежно шевельнул пальцами, и в комнате появился сервированный к завтраку стол: - Приятного аппетита, господа маги.
  Строн подхватил девушку под руку и повёл к проёму, на ходу расспрашивая о вчерашнем пире.
  - Какое блюдо понравилось тебе больше всего?
  - Танцы, - скромно потупилась Маргарита.
  - Интересный выбор. Лично мне подавай что-нибудь поострее, - весело сказал Т`ерг. - Обожаю драки. Рабы с таким остервенением молотят друг друга. Ненависть, злоба, ярость плещут через край! Как-то в молодости, во время экспедиции, мы с Т`рушем и К`ибой влезли в самый центр сражения... - Строн мечтательно закатил глаза. - Непередаваемые ощущения! Больше никогда в жизни я так не обжирался.
  - Понимаю, - кивнула Маргарита, вспомнив, какое наслаждение испытала, когда Майкл заставил пожилого ветерана рассказать о войне. Однако, после длинного эмоционально тяжёлого рассказа, старик выглядел умиротворённым и спокойным. Он совсем не походил на "съеденных" стронами рабов, которых выносили из пиршественного зала бездыханными. Или мёртвыми.
  Рита поёжилась: вчера она с упоением лакала людские эмоции, но "похмелье" оказалось жестоким. Полукровка с ужасом поняла, что не может контролировать аппетит. "Но Майкл же смог, - подумала она, и сердце наполнилось решимостью. - Я буду учиться! Я не стану убивать людей, как строны!"
  Рита расправила плечи и вошла в столовую с гордо поднятой головой. Т`ерг чуть шевельнул пальцами, и четверо мужчин затянули протяжную песню. Их густые низкие голоса заполнили фиолетовый зал, и Рита заставила себя вслушаться в слова песни. Мужчины пели о горькой судьбе пленника, о безвозвратно покинутой Родине. Слова песни помогли полукровки сосредоточиться и не наброситься на завтрак саранчой. Она обвела взглядом одухотворённые лица рабов, выбрала одного и начала осторожно, смакуя каждую каплю, слизывать эмоции. Маргарита ела, вслушиваясь в тягучую мелодию. И как только голос раба дрогнул и зазвучал тише, полукровка оставила певца и занялась следующим.
  Т`ерг с приоткрытым ртом следил за К`ритой. Её завтрак походил на странное действо. Девушка "дирижировала" мужским квартетом, по очереди заставляя певцов приглушать пение, и вновь уравнивала их голоса, словно задалась целью как можно дольше слушать песню.
  Маргарита анализировала состояние рабов, и, едва почувствовав, что они начали слабеть, остановилась.
  - Я сыта! - заявила она Т`ергу и счастливо улыбнулась.
  Жрец растерянно махнул рукой рабам, и те, низко поклонившись, направились к проходу. Т`ерг смотрел им вслед и лихорадочно вспоминал, когда последний раз "съеденные" рабы покидали столовую самостоятельно. Не припомнив ни единого случая, строн уважительно посмотрел на К`риту:
  - Твой самоконтроль выше всяких похвал, кровница. Только зачем ограничиваться себя в еде?
  - Обжорство развращает, - ответила Маргарита, продолжая улыбаться. Обращаться с сознанием предельно внимательно получилось у неё не хуже, чем у Тени Аразры, и эта мысль возносила Риту на вершину блаженства.
  Жрец невольно заразился радостным настроением полукровки. Его скуластое лицо просветлело, а в уголках карих глаз запрыгали морщинки. Т`ерг галантно подал девушке руку:
  - Почему бы нам ни прогуляться, К`рита?
  - С удовольствием, - ответила Маргарита, совершенно забыв о том, что ей нужно поговорить с К`улой.
  Впрочем, увидев лиловый асфальт и сиреневые разновеликие кубы, полукровка сразу же пожалела о своём легкомыслии. Но отступать было поздно. И Маргарита решила превратить прогулку с Т`ергом в очередной урок самоконтроля. Она откинула волосы, выпрямила спину и уверенно ступила на гладкий лиловый асфальт.
  Урок оказался, что надо. Несколько часов они с Т`ергом бессмысленно блуждали по Меранте. Жрец представлял К`риту стронам и строннам, бесконечно пересказывал историю её чудесного возвращения на Родину, а потом они во всех деталях обсуждали вчерашний пир. К концу прогулки Маргарита возненавидела "кровников", приобрела стойкое отвращение к фиолетовому цвету, но всё же сумела удержать на губах умиротворённую улыбку.
  По возвращению в гостевой дом, Маргарита преисполнилась такой решимости и уверенности в себе, что без труда отделалась от Т`ерга, заявив, что будет обедать в одиночестве. Жрец, если и остался недоволен, то не показал вида. Он добросердечно распрощался с К`ритой, пообещал прислать ей рабов и отправился восвояси.
  Сначала Маргарита хотела зайти к драгам, но передумала. Её самооценка сейчас была размером с Останкинскую башню, и Рита не желала, чтобы Крев портил ей праздник дурацкими придирками. Вспомнив наставления Квентина, Маргарита представила себе К`улу, превратилась в лучик света и сквозь стены ринулась к жрице.
  
  К`ула обедала в компании К`опты и К`ибы. С самого утра стронны по косточкам разбирали вчерашний пир, и никак не могли определить - лучше он, чем тот, что завершал зимнюю праздничную декаду или нет. К`опта считала, что полторы тысячи рабов, "съеденных" на пиру у Т`арена, поднимают его на недосягаемую высоту, но К`иба и К`ула настаивали, что присутствие дочери К`юнны и Т`вира делает пир Аметистового клана из ряда вон выходящим.
  - У К`риты необычайно сильный дар. К тому же, она великолепно держится и делает восхитительный макияж, - заметила К`иба, лениво рассматривая крепкого рыжеволосого раба, который нещадно хлестал плетью долговязого худощавого подростка.
  - Это да, - согласилась К`опта. - Но у Т`арена... - Стронна не договорила: в столовой появилась К`рита.
  К`опта и К`иба возмущённо переглянулись: у стронов было не принято врываться в чужой дом во время трапезы. Однако, жрицы и сами были в гостях, поэтому смолчали, предоставив К`уле самой разбираться с невоспитанной кровницей.
  К`ула поднялась с дивана и строго взглянула на К`риту:
  - Что означает твоё вторжение, девочка?
  - Вторжение? - Маргарита состроила растерянное лицо и захлопала ресницами. - Ах! Извините. Я как-то не подумала. В Эверне...
  - Ну конечно же! - разулыбалась К`ула. - Откуда тебе знать наши традиции. - Она взяла кровницу за руку и усадила рядом с собой. - Дело в том, дорогая, что в Цайране свято чтят право каждого строна на уединение во время трапезы. Прийти на обед без приглашения, считается у нас верхом неприличия. Запомни это, К`рита, иначе тебя не примут ни в одном доме.
  - Я запомню, - кивнула Маргарита и покосилась на подиум, где один раб истязал другого.
  - Хочешь попробовать? - гостеприимно предложила К`ула.
  - Да, - смущённо ответила Рита. Она хотела, как можно быстрее избавить подростка от боли и унижения.
  - Угощайся, - сказала жрица, и полукровка, забыв о самоконтроле, одним глотком лишила юношу сознания.
  К`ула неодобрительно скривилась:
  - Ты что не обедала?
  - Нет. - Маргарита сконфуженно потупилась. - Я так спешила к тебе...
  - Зачем? - К`ула махнула рукой рыжеволосому рабу, и тот, перекинув юношу через плечо, бегом покинул столовую.
  - Завтра в Кианте начинаются праздники, - робко начала Маргарита. - И я хотела бы побывать на них. - Она умоляюще посмотрела на жрицу. - Вы позволите мне пойти в Кианту?
  - Видишь ли, дорогая... - протянула К`ула. - На празднике в Кианте присутствуют только жрецы. Я уверена, со временем, ты станешь жрицей, но сейчас... Подожди немного. Через десять дней начнутся праздники в Янтарном клане, и я обязательно возьму тебя в Гуранту.
  Маргарита понимающе кивнула и встала:
  - Прости меня за беспокойство, К`ула. Я понимаю, что вела себя бесцеремонно и глупо. Больше этого не повторится.
  - Не принимай всё так близко к сердцу, дитя. - К`ула погладила её руку. - Оставайся с нами. Мы только приступили к обеду, и будем рады твоей компании. Правда, кровницы?
  К`онта и К`иба согласно кивнули, и Маргарите ничего не оставалось, как снова сесть на диван...
  
  В гостевой дом Маргарита вернулась сытая и очень злая. Она сразу же направилась в комнату драгов и, едва Шарна выстроила щит, заявила:
  - Наш план провалился! Эта мымра и думать не думает сообщать о нас Т`арену! Она решила справиться своими силами и уговорить меня избавиться от вас! - Маргарита плюхнулась на кровать и в сердцах выпалила: - Надо было сразу идти к Т`арену и требовать справедливости, как Т`инкри!
  Шарна нахмурилась:
  - Немедленно возьми себя в руки! Даже самому тупому правителю показалась бы подозрительной вереница требующих справедливости кровников. Цайран бесконфликтный и ограниченный Мир. Т`инкри говорил, что справедливости здесь требуют примерно раз в сто лет. Мы обсуждали это, Рита!
  - Придётся воспользоваться запасным вариантом, - невозмутимо произнёс Крев.
  - Может, обратиться к Т`ергу? - предложила Маргарита. - Я нравлюсь ему.
  - Бесполезно. Если тебе отказала К`ула, Т`ерг не сможет ничего изменить. - Шарна сотворила тарелку супа, ложку и протянула их полукровке. - Поешь! Завтра тебе понадобится много сил.
  Маргарита взяла тарелку и стала послушно глотать суп. Шарна села рядом с ней и сухо произнесла:
  - Твоя цель - Т`арен, Рита! Забудь обо всех, кроме него! Отбрось сомнения и эмоции. Тобой должен двигать лишь холодный расчёт. Малейшая ошибка, и твоя сестра, Майкл, Энтони, Т`инкри погибнут. Я наблюдаю за тобой вторые сутки, Рита, и мне не нравится твоё состояние. Я видела завтрак с певцами и прогулку с Т`ергом. Твой самоконтроль был на высочайшем уровне. Но у К`улы ты сорвалась. Ты слишком выделяешься среди стронов. Твоя психика не устойчива, а стороны, за редким исключением, спокойны, как стоячая вода. Будь у меня возможность, я бы выкинула тебя в Румер. Но коней на переправе не меняют. Энтони ждёт тебя, и ты обязана явится в Кианту. Тень выбрал тебя в помощники, вверив тебе свою жизнь, и ты должна оправдать его доверие.
  Маргарита глотала суп и внимательно слушала драгну. Шарна говорила с ней, употребляя столь обожаемые Кревом "должна" и "обязана", но Рите и в голову не пришло возражать ей. Девушка внимала Шарне, и перед её внутренним взором вставали сцены, в которых она действовала неправильно. Рита доела суп, поставила тарелку на пол и встала. Брови её были сдвинуты, глаза глядели прямо и жестко:
  - Я всё поняла, Шарна. Я встречусь с Энтони и сделаю всё, что он скажет.
  Крев пронзительно посмотрел на племянницу и отвернулся: Маргарита была готова действовать, и ему стало тошно...
  
   Подземное озеро тускло мерцало хрустально-чистой водой. Его спокойные воды омывали круглый каменный остров с прозрачным ледяным саркофагом в центре. Стены и своды пещеры, украшенные огромными белыми кристаллами льда, терялись в темноте. В пещере стояла холодная мертвенная тишина.
  Внезапно около саркофага появилась высокая стройная фигура, затянутая в белую кожу. Взмах рукой, и своды озарил белый студёный свет. Он растёкся по ледяным витым колоннам и гладким отполированным столбам, расписанным чудными иероглифами. Высоко под сводами вспыхнули десятки каменных и хрустальных свечей. Их загадочный неровный свет выхватил из тумана бесчисленные сталактиты всевозможных форм и размеров. Сталактиты то чуть обрисовывались в голубом тумане, то сверкали яркими красками на чёрном фоне непроглядной тьмы. По стенам, широко и медленно, поползли длинные неуловимые тени. Белая фигура двинулась вокруг саркофага, и тени, словно крылья испуганных птиц, заметались по стенам, переплетаясь и сливаясь друг с другом.
  Т`арен обошёл саркофаг и остановился. Несколько мгновений он стоял, точно прислушиваясь к тишине подземного святилища, а потом воздел руки к ледяным сводам и провозгласил:
  - Приветствую тебя, Кианта!
  Пещера огласилась сотнями ликующих криков - берега озера заполнились стронами в одеждах восьми цветов. Т`арен возложил руки на прозрачный саркофаг, и глазам кровников предстало тело женщины в роскошном золотом платье. Её красивое спокойное лицо с тонкими чертами обрамляли длинные белокурые волосы, на которых покоился золотой венец с алмазными подвесками.
  - Слышишь ли ты голоса своих детей, Кианта? - вопросил Т`арен.
  Саркофаг замерцал голубоватым светом, и голова Кианты шевельнулась. Строны упали на колени, а Т`арен припал губами к холодному гробу. В пещере воцарилась благоговейная тишина - строны с трепетом взирали на спящую богиню.
  Наконец, Т`арен выпрямился и почтительно отступил от саркофага. Горящими от возбуждения глазами, он обвёл замершую в экстазе толпу и устремил взгляд в лицо Кианты:
   - Прими наш дар, мать! И благослови пир в твою честь!
   Рядом с Т`ареном появился Огонёк. Энтони оглядел пещеру, скользнул взглядом по толпе стронов и расширенными от ужаса глазами уставился на прозрачный гроб, как две капли воды похожий на хрустальный стол в Сердце Аразры. Святошу прошиб холодный пот, и он, помимо воли, посмотрел на свои руки, словно ожидая увидеть на них золотую вязь Тени. По рядам стронов прокатился одобрительно восхищённый вздох. Раб, выбранный Т`ареном, был идеальной жертвой.
  Первый жрец Цайрана позволил кровникам полюбоваться Огоньком, а потом положил руку на его спину и ласково подтолкнул к гробу:
  - Ложись! - тихо приказал он.
  Энтони нервно сглотнул и, позвякивая платиновыми колокольчиками, засеменил к саркофагу. Покосившись на замурованную во льду женщину, он подобрал лёгкую белую ткань, неуклюже заполз на гроб и растянулся на ледяной поверхности. "Наш план не предусматривал принесения меня в жертву, - с досадой подумал он. - Неужели Т`инкри предал нас, и Т`арен знает, кто я..." Энтони повернул голову, цепко взглянул на первого жреца, и его сознание заполнила отрешённость, смирение с судьбой и громогласная мысль: "Наконец-то я умру, и издевательства закончатся!"
  Т`арен склонился над рабом и со змеиной усмешкой прошептал:
  - Ты не умрёшь, мальчик. Мы ещё долго будем вместе.
  Рука жреца скользнула по бедру Огонька, и тот затрясся от страха - Энтони выяснил то, что хотел, успокоился и продолжил играть по правилам. Рука Т`арена пробежалась по животу раба, достигла груди и, резко сжавшись в кулак, рванула серебристый лиф. С громким треском ткань порвалась, и в озеро полетели серебристые обрывки. Огонёк замотал головой и умоляюще посмотрел на жреца:
  - Не надо. Пожалуйста, не надо раздевать меня. Я не заслужил наказания!
  Т`арен нежно похлопал его по щеке:
  - Дурашка. Разве я наказываю тебя? Тебе оказана честь послужить Кианте.
  - Я не... не... - дрожащими губами пробормотал Огонёк и заплакал, закрыв лицо руками.
  Первый жрец сорвал с раба шаровары, покрывало и парик.
  - Встань! - приказал он, и сгорая от унижения, Огонёк поднялся на ноги.
  Строны с вожделением взирали на истекающего ужасом и стыдом раба.
  - Ты видишь, мать, как мы почитаем тебя! - торжественно изрёк Т`арен. - Мы отдаём тебе лучшее, что у нас есть! И никто не притронется к пище, пока ты не вкусишь изысканного букета эмоций и крови! Спустя тысячелетия мы помним твои пристрастия и заветы, Кианта! Так прими же дар своих детей и благослови нас, мать! - В руке жреца появился кнут.
  Со свистом рассекая воздух, он опустился на спину раба, овился вокруг торса и соскользнул, оставив на коже кровавую полосу. Энтони заорал от боли, и строны подхватили его крик. Своды зала сотрясались от неистовых оглушительных криков жрецов. Стронов охватил бурный восторг. По телу раба струилась кровь, и едва первая капля упала на ледяной саркофаг, жрецы одновременно "пригубили жертвенную чашу". Святоша рухнул, словно на него обрушилась каменная плита. Если бы Т`арен не удержал его, он бы свалился с саркофага. Но жрец ловко подхватил падающего раба и уложил его лицом вниз. Пустой взгляд Энтони упёрся в мёртвое лицо Кианты. Он ощутил, как властные руки Т`арена скользят по его телу, размазывая кровь. Святоша попытался как-то отреагировать на его прикосновения, но ни тело, ни разум не слушались его.
  Попытка раба не укрылась от взгляда жреца, и он одобрительно ущипнул Огонька за щёку:
  - Умничка. - Он склонился над рабом и шепнул на ухо: - Замри, мальчик. Не хочу, чтобы ты умер от потери крови.
  Т`арен размазал кровь Энтони по ледяному саркофагу, и тот, впитывая её как губка, разгорался глубоким молочным светом. Святоша зажмурился. Он чувствовал, как его раны зарубцовываются и исчезают, а тело наливается холодом и дремотой. Убедившись, что раб заснул, Т`арен повернулся к кровникам и воздел руки к сводам пещеры:
  - Богиня приняла нашу жертву и благословила наш пир!
  Хрустально-чистые воды озера застыли, и на гладкой поверхности появились сотни рабов. Пещера заполнилась оглушительной какофонией звуков: стоны, крики, музыка, хохот, пение, визг. Строны блаженствовали, пожирая разнообразные эмоции, а Т`арен с отеческой улыбкой взирал на них. Его взгляд плыл по толпе жрецов и вдруг остановился на девушке с длинными тёмно-фиолетовыми волосами. Она стояла, прислонившись плечом к витой колонне, и равнодушно смотрела на пирующих кровников. А рядом с ней - Т`арен не поверил своим глазам - два человеческих мага.
  
  Глава 5.
  Гостья первого жреца.
  
  Т`арен переместился к девушке, пристально посмотрел ей в глаза и подал руку. Маргарита очаровательно улыбнулась жрецу, принимая приглашение, и святилище исчезло. Маги оказались в огромной белой комнате. Т`арен усадил девушку на появившийся из воздуха диван, сел рядом и взглянул на человеческих магов.
  - Что привело вас в Цайран?
  - Обещание, данное матери К`риты, - спокойно ответила Шарна. - Мы поклялись вернуть К`риту на Родину.
  - К`рита... - Т`арен с удовольствием оглядел девушку. - Ты красива, несмотря на раскраску Аметистового клана. - Он поднялся и стал ходить по комнате взад-вперёд: - Знаешь ли ты, К`рита, что нарушила законы Цайрана?
  - Знаю, - кивнула Маргарита. - Я не должна была появляться в Кианте.
  - Но ты пришла. Почему? - требовательно спросил Т`арен и остановился, изучающее глядя на девушку.
  Рита сцепила пальцы:
  - Я вернулась в Аметистовый клан в надежде обрести дом. Я верила, что кровники с должным почтением примут магов, спасших и вырастивших меня. А К`ула предложила убить моих приёмных родителей. Когда же я попросила о встрече с Вами, первый жрец, она отказала мне. Я не стала ждать, пока кровники убьют магов, перед которыми я в долгу, и самовольно явилась в Кианту. Я искала встречи с Вами, Т`арен! - пылко закончила Маргарита и молитвенно сложила ладони.
  - То есть, ты тоже требуешь справедливости, - пробормотал жрец и обвёл подозрительным взглядом странную троицу: пожилая чета магов выглядела слишком безопасной, а девушка слишком трогательной. - Что вы хотите на самом деле? - сухо поинтересовался он.
  Маргарита в растерянности потёрла лоб и брови:
  - Я хочу сохранить жизнь приёмным родителям! Если они не могут покинуть Цайран, то пусть живут вместе со мной! Какую угрозу могут представлять два мага для целого Мира?
  Т`арен подошёл к девушке и строго произнёс:
  - Иногда Миру достаточно одного мага, чтобы погибнуть. Но дело не в угрозе. Присутствие в Цайране магов противоречит нашим законам. Ты должна была вернуться одна. Разве мать не предупредила об этом тебя или твоих спасителей?
  - К`юнна умерла у нас на руках, - сказал Крев. - Она успела лишь назвать свой Мир и попросить нас отправить К`риту домой.
  - И почему же вы сразу не отправили её в Цайран? - вкрадчиво осведомился жрец. Шарна открыла рот, но Т`арен приложил палец к своим губам: - Не надо слов. Я и сам догадался. В Вашем Мире возникли какие-то проблемы. Ну, например, тотальная охота на стронов и запрет на межмировые перемещения. Я готов проглотить эту версию, если вы честно скажете, зачем пришли в Цайран.
  Маргарита почувствовала, как почва уходит у неё из-под ног. В Аметистовом клане история вернувшейся из небытия кровницы прошла на ура, и Рита не понимала, почему Т`арен не верит им.
  Не дождавшись ответа, жрец удручённо покачал головой:
  - Придётся послать экспедицию в...
  - Эверн, - услужливо подсказал Крев.
  - В Эверн, - кивнул Т`арен. - Необходимо изучить ситуацию, прежде чем я смогу принять решение. В жизни бывает всякое, вдруг вы действительно говорите правду. А пока... - Жрец сделал вид, что задумался.
  Он кожей чувствовал, что странная троица явилась к нему не просто так. И сопоставив события трёх предпраздничных дней, Т`арен понял, что появление К`риты и её приёмных родителей-магов напрямую связанно с захваченными в Румере полукровками. Жрец искоса посмотрел на пожилую магичку: "Интересно, как ты выглядишь на самом деле? Может сама драгна Озарина почтила Цайран своим присутствием. Или ты матушка Майкла? - Он перевёл взгляд на Крева: - Ты, насколько я понимаю, Крев - дядюшка наших дорогих полукровок. А К`рита-Рита-Маргарита... Вот наглость! Даже имя не удосужились сменить. За идиота меня держат. - Жрец досадливо поморщился. - А Т`инкри артист! Никогда бы не подумал, что строн может так виртуозно лгать. Ведь не появись эта троица, я бы продолжал верить ему... Ну, и кто тогда Огонёк? Ответ очевиден... Но, где его магия? Как он ухитряется скрывать дар?.. или это не Тень Аразры? Ничего, я это выясню! Так или иначе, у меня есть преимущество!.. Уже и не помню, когда мне было так интересно. Что ж, раз все действующие лица в сборе, продолжим представление!"
  Т`арен опустился на диван рядом с К`ритой и бережно взял её за руку:
  - Пожалуй, я не буду отсылать тебя в Меранту. Ты со своими спутниками останешься в Кианте. Я сам поговорю с К`улой, и сегодня же отправлю экспедицию в Эверн. Думаю, к концу праздничной декады разведчики вернутся, и тогда я решу вашу судьбу.
  Маргарита с благодарностью взглянула на Т`арена и опустила ресницы:
  - Простите меня за доставленные хлопоты, первый жрец.
  - Пустяки. Это моя работа - решать проблемы кровников. И, кстати, одну твою проблему я могу решить немедленно. - Т`арен сделал паузу и проникновенно взглянул в глаза полукровке: - Ты голодна, и я, признаюсь, тоже. Мы рано покинули пир, но это не беда. Давай устроим твоих родителей, и закатим свой маленький пирок. - Он взял руку Маргариты и нежно коснулся её губами.
  Рита покраснела от удовольствия: жрец сам плыл к ней в постель, а, значит, их план сработал. Шарна предостерегающе взглянула на Маргариту, но полукровка не заметила её взгляда - она самозабвенно кокетничала с первым жрецом. Не выпуская руки Маргариты, Т`арен сотворил кровати, стол с едой и напитками, трюмо для магички и винный бар для мага. На полу и стенах комнаты появились ковры, под потолком зажглась хрустальная люстра.
  - Отдыхайте, - любезно улыбнулся жрец, сжал руку Маргариты, и они пропали.
  Шарна обессилено плюхнулась на диван:
  - Т`инкри ошибся. Т`арен не крепкий орешек, он - алмаз! Он раскусил нас за полминуты. Надо предупредить Тони!
  - Опять ты о Святоше?! Надо предупредить Риту!
  - И она всё испортит. - Шарна откинула со лба седую прядь. - Не знаю, что движет Т`ареном, но он решил поиграть с нами. И пока он играет, у нас есть слабый шанс выжить.
  Крев подошёл к бару и наполнил бокалы вином:
  - Пообедаем и пойдём в разведку! - решительно произнёс он и протянул Шарне бокал.
  
  Майкл и Эльвира лежали на тюфяках. Обе полукровки были сытно накормлены, чисто вымыты и одеты в свежие белоснежные жилетки и шортики. Сегодняшнее утро было необыкновенно спокойным. Едва проснувшись, Т`арен вызвал рабов, приказал им привести полукровок в порядок и исчез вместе с Огоньком. Рабы выполнили приказ первого жреца и ушли, оставив Майкла и Эльвиру в одиночестве. Пленники молча побродили по комнате и, не сговариваясь, улеглись на тюфяки: обоих снедал жуткий изматывающий голод. Ведь, кроме обычной пищи, им нужны были эмоции, а полукровки были лишены их уже трое суток. Даже Майкл был в шаге от срыва, что уж говорить об Эльвире? Девушка балансировала на тонкой ниточке, протянутой над пучиной безумия. Элю больше не волновало, что будет делать с ней Т`арен. Она желала лишь одного - увидеть Энтони до того, как сойдёт с ума от голода. В этом Майкл был с ней солидарен. Правда, его мысли шли дальше. Он хотел, чтобы Энтони снял с него ларнит, и они вместе разрушили ненавистный Цайран. А дальше, будь, что будет! "Почему Тони не идёт? - устало размышлял Граф. - Неужели он впрямь в плену у драгов? Или не может пробиться в Цайран? От этого треклятого Мира всего можно ожидать!"
  Т`арен возник в комнате, как всегда, неожиданно. Он держал за руку незнакомую стронну с фиолетовыми волосами, но полукровки проигнорировали и хозяина, и его спутницу. Они пялились в потолок и мечтали о встрече с Энтони.
  - Встать! - приказал жрец и улыбнулся Маргарите: - Эти твари совсем не способны к обучению. Я дрессирую их уже третьи сутки, а толку - пшик. Тупые, невоспитанные животные!
  Рита во все глаза смотрела на сестру и Майкла. Она догадывалась, что в Цайране им приходится не сладко, и всё же оказалась не готова увидеть их покорными и раздавленными. Майкл и Эльвира стояли перед Т`ареном, опустив головы, и ждали приказа, чтобы немедленно его исполнить. Маргарита с трудом подавила рвущийся из горла рык. Ей хотелось броситься на Т`арена и разодрать его в клочья, но вместо этого Рите пришлось улыбнуться и вежливо спросить:
  - Кто это?
  - Полукровки. - Т`арен приобнял Маргариту за талию. - Они ублюдки, и подлежат уничтожению.
  - Тогда почему они до сих пор живы? - Рита состроила удивлённое лицо.
  - Я убью их, как только они перестанут испытывать эмоции. И этот день не за горами. Я даже не знаю, стоит ли мучить их. Может, поедим рабов?
  - Как скажете, - пожала плечами Маргарита. - Я так голодна, что съем всё, что Вы предложите.
  Т`арен подвёл полукровку к кровати:
  - Присаживайся, дорогая. Сейчас мы выжмем из этих остолопов всё, что можно, а потом я угощу тебя изысканнейшим десертом.
  Маргарита присела на постель, закинула ногу на ногу и с интересом уставилась на полукровок. Рита дала себе слово: чтобы сейчас не произошло, она будет вести себя, как настоящая стронна.
  - Приступим? - нетерпеливо спросила она, и Т`арен мысленно зааплодировал полукровке: Маргарита демонстрировала железную выдержку. "Но на долго ли тебя хватит, дорогая?" - ухмыльнулся про себя жрец, посмотрел на Майкла и жёстко приказал: - Придуши её! - Он кивком указал на Эльвиру.
  - Да, пошёл ты! - Граф улёгся на тюфяк. - Тебе надо, ты и души!
  Т`арен весело рассмеялся:
  - А я уж думал, ты спёкся.
  - Я ещё тебя переживу! - огрызнулся Майкл и закинул руки за голову.
  Эльвира вздохнула и села на тюфяк.
  - Какая прелесть! - умилился жрец. - Мои зверьки взбунтовались. Ты чувствуешь их ненависть, К`рита?
  - Нет. Только презрение.
  - Ну, и как оно тебе?
  - Редкое блюдо. Я впервые встречаю его в Цайране.
  - Так угощайся, - широко улыбнулся Т`арен.
  Маргарита осторожно проникла в сознание Эльвиры, словно смакуя изысканное блюдо, и мелкими, почти неощутимыми глотками выпила её презрение. Чуть замешкавшись, Рита лизнула зверский эмоциональный голод сестры и, сделав вид, что не в силах остановиться, съела его дочиста. Потом, не останавливаясь, она "набросилась" на Майкла. Проделав с ним тоже самое, Рита довольно взглянула на Т`арена:
  - Ну и вкуснотища! Никогда не пробовала таких эмоций! Это потому, что они полукровки?
  - Да, - машинально ответил жрец. Он горящими глазами смотрел на пленников, которые выглядели заново родившимися, и внутренне ликовал: "Глупая, глупая полукровка. Ты хотела избавить сородичей от мук, но подарила им новые страдания".
  Счастливое лицо Т`арена испугало Маргариту, и она перевела взгляд на сестру и Тень: Эльвира и Майкл сверлили жреца исполненными ненавистью глазами. "Что я натворила?" - запоздало спохватилась Рита, и тут Граф бросился на Т`арена.
  Он оттолкнулся от тюфяка, совершил гигантский прыжок и врезался в кровать - Т`арен исчез за миг до столкновения с Майклом. Граф рыкнул от боли, а Эльвира вскочила и с душераздирающим воплем ринулась на Маргариту. Она вцепилась в фиолетовые волосы сестры и стала неистово трепать их. Рита завизжала, попыталась оттолкнуть Элю, но та вцепилась в неё, как репей.
  - Ненавижу! - выла она, терзая сестру.
  Маргарита, забыв о магии, отбивалась руками и ногами. Сёстры катались по кровати, а Майкл с садистским наслаждением наблюдал за ними.
  - Сверни ей шею, Эля! - крикнул он, и руки Эльвиры сомкнулись на горле сестры.
  Почувствовав, что задыхается, Рита ворвалась в Элино сознание и стала яростно пожирать её ненависть. Хватка ослабла. Эльвира схватилась за голову, со стоном скатилась с кровати и замерла.
  - Ах ты, дрянь! - прошипел Майкл, но на этот раз Маргарита среагировала молниеносно.
   Тонкий лучик света скользнул по кровати, и кулак Графа впечатался в подушку. Маргарита возникла около стены и тот час оказалась в объятьях Т`арена.
  - Правда, здорово? - выдохнул он ей в ухо. - Полукровки куда вкуснее и забавнее людей. Но с ними нужно держать ухо востро. Думаю, ты поняла это. Давай съедим Майкла вместе. - Жрец настойчиво поцеловал Маргариту в губы.
  "Ешь", - услышала полукровка, и что-то тяжёлое навалилось на них.
  Майкл повалил слившихся в поцелуе стронов на пол, придавил их своим телом и отключился - Т`арен разом заглотил его эмоции. Жрец отбросил тело полукровки, и Маргарите показалось, будто неведомая сила подняла её ввысь. И сама она, подхваченная потоками бурных ласк и сладких эмоций, несётся к сияющим пикам сытости и наслаждения. Рита не заметила, как оказалась в постели - обнажённая и счастливая. Т`арен "изо рта в рот" поил её эмоциями Майкла и ошеломляюще эротично ласкал тело. Маргарита выпала из реальности. Она алкала Т`арена, как умирающий в пустыне путник глоток воды.
  "Возьми меня скорее!" - мысленно простонала Рита и обвила ногами его обнажённое тело.
  Строн и полукровка сплелись так, словно не имели костей. Рыча и кусая, лаская и целуя друг друга они извивались, как обезумевшие василиски, и со стороны было не понятно - соитие это или смертный бой. Т`арена ошеломил темперамент полукровки. Обычно, любовные игры стронов походили на перетягивание каната: каждый норовил получить удовольствие, а не доставить его. Поэтому, попав в другие Миры, строны охотно вступали в интимную связь с аборигенами. Они и здесь действовали эгоистично, заставляя партнёра или партнёршу дарить им наслаждение. Но многим нравилось их властное очарование, и они с удовольствием подчинялись стронам.
  Маргарита же и подчинилась Т`арену, и подчинила его самого. Он кормил её эмоциями Майкла, а Рита, в ответ, отдавала ему свои. Взаимообмен оказался так упоителен, что, когда у Т`арена иссяк запас эмоций Майкла, он, не задумываясь, начал скармливать Рите собственные чувства, продолжая с наслаждением поглощал её переживания. А физическая близость делала их слияние абсолютным. Строн и полукровка витали в сферах, недоступных человеческому разуму. И Т`арен, для которого слово "любовь" было пустым звуком, всем своим существом осознал её величие. И что-то заныло в груди. Вечно здоровый строн ощутил как болезненно сжалось его сердце, и он знал, что излечить эту боль нечем. Он полюбил грязную полукровку, осужденную на смерть священными законами Цайрана.
  Тугой клубок тел распался, и Маргарита, откинувшись на подушки, закрыла глаза: безграничное всепоглощающее наслаждение сменил неодолимый опустошающий страх. Она боялась увидеть лицо Т`арена. Лицо мужчины, которого она полюбила, и который приговорил к смерти её сестру. Маргарите захотелось наложить на себя руки, но эта мысль лишь разозлила её, ибо Рита знала, что бессмертна. Ей предстояло потерять либо сестру, либо Т`арена - её долгожданного принца. И вернее всего - Т`арена, поскольку Энтони скорее разрушит Цайран и умрёт сам, чем допустит казнь возлюбленной и друга. Забыв об осторожности, Маргарита мысленно оплакивала невосполнимую потерю.
  Т`арен без труда прочёл мысли Риты. Его поразило, что полукровка влюбилась во врага и мучается оттого, что не может найти компромисс - спасти сестру и сохранить жизнь её мучителю. Жрец испытал неведомое доселе чувство - нежность. Ему захотелось прижать к себе Риту и утешить её, но Т`арен не двинулся с места. Он тоже искал выход. И самым реальным ему представлялось уничтожение всех захваченных и добровольно явившихся из Румера магов. Только в этом случае, жрец мог скрыть происхождение Маргариты и оставить её себе. Т`арен решил, что поступит именно так, и ужаснулся лёгкости, с которой попрал священные законы родного Мира. Пальцы строна нервно дрогнули: в случае провала, он терял не только Маргариту, но и жизнь. "Я должен продумать каждый свой шаг", - сказал себе жрец и положил ладонь на плечо полукровки:
  - Ты проголодалась?
  Прикосновение Т`арена вырвало Риту из омута безрадостных мыслей. Усилием воли, она заставила себя собраться и обворожительно улыбнулась жрецу:
  - Очень.
  Т`арен едва сдержал изумление. Только что сознание полукровки фонтанировало мыслями, и вдруг фонтан иссяк, словно невидимая рука перекрыла воду. Жрец мышью проскользнул в сознание Маргариты и упёрся в мощный сетчатый щит. Прозрачная паутина щита свободно пропускала строновскую часть дара полукровки и надёжно скрывала драговскую. Не знай Т`арен, что искать, он бы никогда не обнаружил щит, поскольку тот, несмотря на колоссальную мощь, не источал магии. Такой щит не мог быть творением необученной полукровки. "Видимо в голове Огонька я найду что-нибудь подобное", - вздохнул жрец.
  В руках Т`арена появился сиреневый комбинезон:
  - Одевайся. У меня найдётся ещё кое-что, чтобы удивить тебя.
  Полукровка натянула комбинезон, пригладила волосы. Кровать превратилась в диван, и, откинувшись на мягкую высокую спинку, Рита полюбопытствовала:
  - И что же это?
  - Не что, а кто. - Т`арен сел рядом с Маргаритой, и перед ними появился Огонёк. Белая материя облаком окутывало его стройное тело, а колокольчики на покрывале мелодично позвякивали - раб дрожал, страшась неизвестности.
  Рита с интересом посмотрела на Энтони и перевела взгляд на жреца:
  - Кто это?
  - Огонёк. Мой любимый раб. - Жрец чуть шевельнул пальцами, и упав на колени, Святоша подполз к нему. Не сводя глаз с Маргариты, Т`арен небрежно потрепал раба по щеке: - Он, конечно, не агрессивен и не испытывает презрения, как полукровки, но кое-что ему удаётся лучше, чем им. И, прошу заметить, я не прибегаю ни к магии, ни к наркотикам.
  - Так это он был в святилище Кианты?! - изумлённо воскликнула Маргарита.
  Т`арен рассмеялся:
  - Конечно, дорогая. Огонёк великолепно проявил себя и заслужил награду. - Жрец протянул рабу тарелку с золотистой тушкой курицы. - Кушай, моя радость.
  Энтони схватил курицу, разорвал её пополам и жадно вгрызся в нежное белое мясо - он не ел с тех пор, как вместе с Т`инкри прибыл в Цайран. Маргарита и Т`арен с умилением наблюдали за ним. От Огонька исходил приторно-сладкий аромат удовольствия. Рита вопросительно посмотрела на жреца, но тот отрицательно покачал головой:
  "Подожди немного. Он не бессмертен. Пусть восстановит силы".
  "Но я обожаю сладкое, а твой Огонёк сладок, как запах роз. Я чуть-чуть. Я не убью его, обещаю. Только лизну и сразу остановлюсь".
  Т`арен окинул раба задумчивым взглядом:
  "Хорошо. Но только один глоток".
  Маргарита глубоко вздохнула и лизнула сознание Энтони, как мороженое с тарелки. Эмоции Святоши привели её в искренний восторг. Они обладали вкусом тёмного шоколада и взбитых сливок. Рита жадно сглотнула и с упрёком посмотрела на Т`арена. Жрец от души расхохотался, и Огонёк испуганно вскинул голову.
  - Кушай, кушай, - сквозь смех произнёс жрец, обнял Маргариту за плечи и поцеловал в щёку: - Ты мила и непосредственна, дорогая К`рита. Никто в Цайране не позволяет себе упрекать первого жреца в чём бы то ни было.
  Рита не обратила внимания на его слова. Она жадно смотрела на Энтони, с нетерпением ожидая, когда он, наконец, доест треклятую курицу.
  - Он в отличной форме, Т`арен! - воскликнула Маргарита. - С ним ничего не случится, если я съем его восторг!
  По спине Энтони пробежал холодок. Маргарита была на грани срыва, а он не мог сгладить эмоции, ибо это насторожило бы жреца. "Держись, девочка. Ты же умеешь контролировать себя", - подумал Святоша, жалея, что не может послать эту мысль полукровке. Пытаясь спасти положение, он уронил остатки курицы на пол, и его восторг обратился страхом.
  Лицо Маргариты разочаровано вытянулось:
  - Ну, вот. Ты всё испортил, Т`арен. Он был шоколадкой, а стал жгучим перцем! Ты лишил меня десерта! - Полукровка подняла на жреца влажные от слёз глаза. - Зачем ты испугал его?
  - Я? - возмутился Т`арен. - Это ты собиралась съесть его!
  Огонёк вжал голову в плечи, точно хотел стать крохотным и незаметным. Его страх и недовольство Маргариты синхронно росли. Т`арен растерялся: полукровка была готова разрыдаться, а раб впасть в истерику от ужаса. И оба были абсолютно искренни в своих чувствах. "Ну и дела... Либо они первоклассные игроки, либо румерские заговорщики были пьяны вусмерть, когда разрабатывали план! - подумал жрец. - Как можно доверять серьёзное дело психически неустойчивым магам?"
  По щекам Маргариты потекли слёзы, и Т`арен требовательно посмотрел на раба:
  - Прекрати трястись! - рявкнул он. - Тебя похвалили, накормили, а ты... Ты должен радоваться!
  Энтони отпрянул и растянул губы в шалой отчаянной улыбке, чем привёл Т`арена в бешенство:
  - Идиот! - заорал он, и Маргарита больно ткнула его локтём:
  - Прекрати на него орать! Он рехнётся от испуга, и будет совсем не съедобен!
  - Тогда сама с ним разбирайся! - в сердцах выпалил жрец и схватился за голову: "Что я творю!"
  Маргарита вытерла слёзы, размазав косметику, и ласково посмотрела на Энтони:
  - Ничего не бойся, лапочка. - Рита нежно погладила его по голове. - Ты очень славный, Огонёк. И я не позволю Т`арену пугать тебя. - Святоша с сомнением посмотрел на полукровку и медленно, словно раздумывая, потянулся к ней. - Правда-правда, - закивала Маргарита. - Я буду обращаться с тобой бережно и мягко. Твоя жизнь превратится в сплошной праздник.
  Т`арен хмуро наблюдал, как его раб меняется на глазах. Огонёк перестал дрожать. Он вслушивался в слова Маргариты, и на его лице проступало выражение надежды и несмелой радости. Жрецу захотелось наорать на раба и треснуть его по голове. Но он молчал, опасаясь новой истерики полукровки. Он смотрел, как Маргарита ласково гладит раба по голове, по спине, обнимает его за шею и целует в макушку. Огонёк расслабился, ткнулся лицом в Ритины колени, и его сознание заполнило удовольствие. "А вдруг она ласкает его не первый раз? - ревниво подумал Т`арен. - Хотя нет! Энтони и Эльвира любят друг друга. Значит, она с Майклом! - Жрец покосился на бездыханное тело Графа. - Тогда почему он не думает о ней?" Т`арен скользнул в сознание Майкла. Щита он не обнаружил, а воспоминания о Маргарите сводились к туманным мыслям о том, что девушка очень красива, и он не прочь познакомиться с ней поближе. Но не более того. И Т`арен немного успокоился. Однако довольный вид Огонька, млеющего от Ритиных ласк, по-прежнему раздражал его.
  "Ешь!" - потребовал первый жрец, и, неожиданно для него, Маргарита послушно выполнила приказ.
  Она со вкусом принялась за десерт и дочиста вылизала удовольствие раба. Огонёк сник, и Маргарита шаловливо щёлкнула его по носу:
  - Вот так мы и будем жить! - Она с благодарностью посмотрела на Т`арена: - Твой раб бесподобен!
  - Вот именно. Это мой раб, - ехидно напомнил ей жрец. - Так что, прежде чем есть его, не забудь спросить разрешения.
  Маргарита лениво отмахнулась:
  - Я съела только сладкое. Остальное - твоё!
  Энтони едва не скрипнул зубами от досады. У Маргариты был шанс подластиться к Т`арену и выторговать приглянувшегося раба, но она не воспользовалась им. До отвала нажравшись его эмоциями, полукровка впала в благодушно-отрешённое состояние. Сейчас ей было наплевать на всё и вся. Т`арен же был голоден, а это не сулило Энтони ничего хорошего. И его опасения оправдались.
  Жрец исподлобья посмотрел на Святошу и сурово поинтересовался:
  - Чей ты раб, Огонёк?
  - Ваш, - с запинкой ответил Энтони и напрягся, в ожидании удара.
  - Тогда почему ты ластишься к моей гостье?
  Святоша задрожал, как в лихорадке, надеясь, что строн удовлетворится его страхом. Но Т`арен не удовлетворился. Он хотел видеть ужас в глазах раба.
  - Ты понимаешь, что тебя ждёт? - глумливо оскалился строн. - Сейчас я позову рабов и позволю им вдоволь позабавиться с тобой.
  Огонёк икнул и отполз от дивана. Маргарита осоловело взглянула на него и зевнула:
  - Что-то я притомилась, - сообщила она и, свернувшись калачиком, уснула.
  Раб дополз до тела Майкла и попытался спрятаться за ним. Огонька обуял животный ужас: Энтони старался показать Т`арену, что ему, и без вмешательства рабов, небо с овчинку кажется. А жрец со злым интересом наблюдал за его вознёй. Огонёк уткнулся в подмышку Майкла, словно страус, прячущий голову в песок, и уголки губ строна дрогнули в жёсткой улыбке:
  - Вот, молодец. Умеешь ты всё-таки порадовать хозяина. Ты приполз, куда надо. Сейчас Майкл очухается и приласкает тебя.
  Огонёк рванулся было прочь, но тут Граф открыл глаза, и они тут же налились кровью.
  - Ах, ты ублюдок крашенный! - взревел он и впечатал кулак в лицо раба.
  Энтони с трудом удержался, чтобы не увернуться от литого кулака друга. Раздался хруст, Святоша отлетел в сторону и потерял сознание. Его лицо залила кровь, и Т`арен недовольно поморщился:
  - Зачем же так грубо, Майкл? Мальчик искал у тебя защиты, а ты...
  - Жаль, что я не убил его, - проворчал Граф. - Таких, как он, надо убивать без суда и следствия.
  - Таких, как ты, тоже, - ухмыльнулся жрец.
  - Это спорный вопрос, - осклабился Майкл. Он уселся, скрестив ноги, и с вызовом посмотрел на строна: - Чем я хуже тебя? Я маг, каких мало. Почему я должен умереть? Только потому, что не нравлюсь стронам? Или вы настолько боитесь меня? Может, расскажешь, почему?
  Эльвира вздрогнула, подняла голову и, опасливо взглянув на Т`арена, проворно подползла к Графу и села рядом, точно скопировав его позу. Майкл одобрительно улыбнулся девушке и вновь повернулся к строну:
  - Так почему вы боитесь нас?
  Т`арен позеленел от гнева: Майкл успокоился, а Эльвира испытывала лишь неуверенность и лёгкое опасение. "Что за день сегодня такой? - мысленно простонал строн. - Поем я когда-нибудь или нет?" Он задумчиво посмотрел на спящую Маргариту и вместе с ней перенёсся в столовую.
  Майкл хлопнул Эльвиру по плечу:
  - Мы победили, Эля. Он драпанул от нас, как чёрт от ладана.
  Девушка неопределённо кивнула и с жалостью посмотрела на Огонька:
  - Бедный. Как же ему досталось.
  - Хочешь, я добью его, что б не мучался? - весело предложил Граф.
  Эльвира погрозила ему кулаком:
  - Только попробуй. Он мой земляк!
  - Глупости. Убив этого извращенца, я окажу ему услугу!
  - Балабол ты, а не Тень Аразры! - возмутилась Эльвира. - Во-первых, нетрадиционная сексуальная ориентация не повод для убийства! А, во-вторых, Огонёк нормальный! Ты что, глухой и слепой? Ещё Т`инкри сказал, что заставил его стать таким, потому что он, так же, как и ты ненавидит гомосексуалистов! Я хочу, чтобы Огонёк дожил до прихода Энтони, и мы вернём его на Землю!
  Девушка подошла к окровавленному рабу, пощупала его одежду и недовольно поджала губы. Вытереть кровь было нечем, и она просто села рядом с Огоньком, всем своим видом выказывая неодобрение Майклу.
  Граф конфузливо потёр нос:
  - Что-то я, и правда, увлёкся. Это всё оттого, что Т`арен, как угорь ускользает от меня. Если бы я врезал ему хоть раз, то умер бы с чувством выполненного долга.
  - Тебе всё время надо драться? Не лучше ли попытаться найти другой способ борьбы со жрецом.
  - Интересно какой?
  - Другой.
  - Спасибо за подсказку.
  - Пожалуйста! - Эльвира гордо расправила плечи и отвернулась, бормоча: - Ни фига не может. Тень Аразры, Тень Аразры... Выкрасить да выбросить!
  - Но-но! - возмутился Майкл. Он подошёл к Эльвире и гранитной скалой навис над ней: - Болтаешь, сама не знаешь что! Тебя бы в Аразру на пару дней!
  - И что?
  - Да ничего!
  - Тогда молчи!
  Энтони пошевелился, застонал и полукровки уставились на него.
  - Огонёк, - ласково позвала Эльвира.
  - Надо ж какой живучий, - покачал головой Майкл.
  Святоша осторожно потёр глаза. Больше всего его волновали линзы. Убедившись, что они на месте, Энтони отогнал назойливую мысль о лечении и с ужасом посмотрел на Майкла. Граф скривился и попятился:
  - Да не трону я тебя.
  - Так это ты? - Эльвира упёрла руки в бока. - Как ты посмел ударить беззащитного человека? Или тебе приказал Т`арен?
  - Тьфу ты. - Граф покрутил пальцем у виска и пошёл к дивану.
  Эльвира проводила его испепеляющим взглядом и обратилась к Огоньку:
  - Он ударил тебя сам или по приказу?
  - Сам, - прошептал Энтони.
  - Вот гад! - Девушка подскочила к дивану и размахнулась, намереваясь отвесить Графу оплеуху, но тот перехватил её руку.
  - Что на тебя нашло, Эля?
  - А ничего! - Эльвира вырвала руку. - Мы все в плену, и должны держаться вместе!
  - Как скажешь, - буркнул Майкл и закрыл глаза. - Только отстань. Дай хоть полчасика полежать на мягоньком! Когда ещё доведётся.
  - Ну и лежи. - Эля вернулась к Огоньку, села рядом с ним и сочувственно взглянула на его сломанный нос: - Очень больно?
  Энтони утвердительно кивнул. Он смотрел на друга и возлюбленную, не понимая, что с ними произошло. Святоша оставил их почти сломленными, сейчас же они вели себя так, словно трое суток мучений канули в Лету. Он сотворил щит, проник в сознание Майкла и обомлел. Граф начисто забыл об эмоциональном голоде. С Элей было то же самое. "Что ты натворила, Рита? - мысленно взвыл Энтони. - Они должны были вот-вот отключиться! А теперь их закопают живьём!" Святоша убрал щит и закрыл глаза, сделав вид, что снова потерял сознание.
  Эльвира прерывисто вздохнула и стала гладить Огонька по руке:
  - Если б не ларнит, я бы обязательно вылечила тебя. Я страшно сильный маг. Однажды я уже вылечила неизлечимо больную женщину, а у тебя всего лишь нос сломан. Я бы тебя в два счёта на ноги поставила. Ничего, Огонёк. Скоро придёт мой Тони, снимет с нас ларнит, и ты вернёшься домой.
  Майкл фыркнул и повернулся на другой бок: "Тоже мне изборская целительница нашлась! От горшка два вершка, а мнит о себе с три короба!"
  
  
  
  
  Глава 6.
  Библиотека стронов.
  
  Шарна, вслед за Кревом, осторожно ступала по твёрдому неровному полу подземной галереи. Вот уже полдня драги бродили в недрах Кианты, но так и не обнаружили библиотеку стронов.
  Сначала Шарна была против разведки. Она намеревалась строго придерживаться плана. Им с Кревом полагалось безвылазно сидеть в гостевой комнате Жемчужного клана и ждать, когда Маргарита озвучит инструкции Энтони. Но встреча с Т`ареном заставила драгну пересмотреть начальный план. Первый жрец Кианты оказался на редкость умным и хватким существом. Он усомнился в легенде Маргариты, и драгна предполагала, что дела обстоят ещё хуже, и Т`арен знает, кто они и зачем пришли в Цайран. А раз он не попытался убить их сразу, значит, затеял собственную игру, о правилах которой Шарна могла лишь догадываться. И драгна согласилась на вылазку. Она надеялась, что отыскав библиотеку стронов, получит возможность влиять на ситуацию. Шарна почти уверилась в том, что Т`арен их раскусил, и в данной ситуации форсирование событий было им только на руку. Тем более что рассказать о своих подозрениях она не могла ни Энтони, ни Маргарите. Добраться до Огонька не было никакой возможности, а довериться Рите - опасно. Не искушённая в интригах девушка могла сорваться и погубить всех. И Шарна решила действовать на свой страх и риск.
  Пообедав, они с Кревом прилегли отдохнуть. Во всяком случае, именно эту картину видел любой заглянувший в их комнату маг. Щит Энтони оказался незаменим. Если бы не он, драги оказались бы связаны по рукам и ногам. Конечно, риск оставался, но Шарна с Кревом пришли к выводу, что место схватки с Т`ареном не имеет значения.
  Драги сквозь пол шагнули в недра Кианты и оказались в полной темноте. Шарна коснулась крохотной золотой серьги, вокруг драгов разлилось пятно света, и они двинулись по узкой подземной галерее. Недра Цайрана представляли собой запутанный многоэтажный лабиринт галерей, пещер и переходов. Драги шли по длинному узкому коридору, переполненному липкой грязью, и похожему на змеиный лаз. Сначала он сужался, словно хотел задавить путников, и вдруг разверзся высокой тёмной пещерой, стены которой подпирали огромные уродливые фигуры, то коротенькие и безобразно толстые, то высокие и стройные, как эвкалипты. В неровном свете, окружавшем драгов, они серебрились голубоватым инеем. Шарна и Крев пересекли пещеру и нырнули в непроглядную тьму тоннеля. Некоторое время они шли по широкому коридору с мокрыми ноздреватыми стенами. С потолка срывались крупные капли, под ногами хлюпала вода, а воздух был влажным и густым. Тоннель пошёл вниз, "дождь" усилился, и вскоре драги шагали по колено в воде. Подземная речушка привела их в огромный грот, с идеально гладкими стенами и потолком. Шарна и Крев недовольно уставились на спокойную темную поверхность тёплого подземного озера: для библиотеки место было явно не подходящим. И, не сговариваясь, драги повернули обратно.
  Они переместились в начальную точку их пути и пошли в другую сторону. На этот раз длинный грязный коридор оборвался над пропастью. Далеко внизу, объятые темнотой, мерцали гигантские ледяные глыбы. Драги полюбовались их холодной естественной красотой и скользнули в галерею, расположенную этажом ниже. Галерея шла перпендикулярно верхней. Крев повернул направо, и Шарна без возражений пошла следом. Они не знали, где находится библиотека стронов и шли наугад, полагаясь лишь на удачу. На нижнем этаже лабиринта коридоры и переходы были короче, а залы встречались чаще. Маленькие и большие, они порой образовывали живописные анфилады, причудливо украшенные прозрачными сталактитами и сталагмитами. Тонкие, как прутья ивы, и толстые, как стволы баобабов, они то образовывали почти непроходимую чащу, то расступались широкими аллеями. Стеклянный лес привёл драгов в тупик - дорогу преградила рукотворная каменная кладка.
  - Нашли! - весело сказал Крев, провёл рукой по неровной стене и шагнул сквозь неё. - Иди сюда! - раздался из-за стены его приглушённый голос.
  - Иду, - буркнула Шарна и вошла в библиотеку.
  Огромный четырёхугольный зал освещали яркие магические факелы. Их ровный жёлтоватый свет падал на стены, сплошь увешенные деревянными полками, на которых покоились чёрные коробки разных форм и размеров. Здесь были и огромные ящики, и разновеликие тубы, и шкатулки со шкатулочками. Центр пещеры был абсолютно пуст.
  - Хоть бы ящики подписали, - недовольно заметил драг, шествуя вдоль книжных полок. - С чего начнём? - Он повернулся к Шарне.
  - С магии, - насмешливо ответила драгна и опустилась в возникшее за её спиной кресло.
  Шарна обвела зал хватким взглядом, и на появившийся перед ней стол опустились три чёрные шкатулки. Драгна откинула крышки и положила перед собой три потёртых фолианта.
  - Что это? - Крев с интересом посмотрел на книги.
  - Пока не знаю, но это самые древние книги в библиотеке, - ответила Шарна и стала медленно перелистывать тонкие рукописные страницы...
  
  Из обеденного зала вынесли тела съеденных рабов, и, сыто вздохнув, Т`арен посмотрел на спящую в роскошной постели Маргариту. Полукровка так крепко спала, что её не разбудили ни крики, ни громкая музыка. Жрец забарабанил пальцами по подлокотнику кресла. Теперь, когда он утолил голод, следовало подумать о насущных делах. Для начала Т`арен посмотрел в свою спальню. Развалившийся на диване Майкл вызвал у него улыбку, а утешающая Огонька Эльвира заставила приглушённо рассмеяться. "Хочется верить, что поужинаю я в спальне", - мысленно ухмыльнулся строн и заглянул в комнату приёмных родителей К`риты. Лана и Фейн мирно почивали. Т`арен прислушался к ровному дыханию Маргариты и, убедившись, что она не притворяется, накрыл обеденный зал сигнальным щитом и исчез.
  Но едва жрец прошёл сквозь щит Энтони, его глазам предстала пустая гостевая комната. Т`арен похолодел: он столкнулся с искусным неизвестным ему колдовством, которое лишило его возможности доверять собственным глазам.
  - Вот так маги! - зло восхитился строн, метнулся в спальню и с облегчением выдохнул - полукровки и Тень были на месте.
  Майкл приподнялся и враждебно уставился на хозяина. Эльвира же, удивляясь своей смелости, вскочила и потребовала:
  - Залечите Огоньку нос!
  - Конечно, детка, - мягко произнёс строн.
  Энтони вздрогнул от неожиданности: Т`арен исцелил его молниеносно. Он приоткрыл глаза и обомлел - вместо того, чтобы наказать Майкла, жрец улыбнулся ему и ушёл. Святоша резко сел, и его взгляд стал холодным и напряжённым.
  - Что с тобой, Огонёк? - растерялась Эльвира. - Т`арен что-то сделал не так?
  - Всё в порядке, - сухо ответил Энтони.
  Майкл спрыгнул с дивана и подошёл к Огоньку:
  - О чём задумался, красавчик?
  - Не твоё дело, - огрызнулся Энтони, продолжая усиленно размышлять над странным поведением Т`арена. "Он точно что-то задумал! - Святоша закусил губу. - Проследить за ним или нет? И где, чёрт возьми, Маргарита?"
  - Будешь хамить, опять нос сломаю! - пригрозил ему Граф и обратился к Эльвире: - Не будь он рабом, я бы руку дал на отсечение, что он маг!
  - Я не маг, - сказал Святоша, крадучись следуя за первым жрецом. Он вместе с Т`ареном миновал сосульчатый лес, остановился перед каменной кладкой и выдохнул: - Библиотека.
  - Что? - удивилась Эля. - Какая библиотека?
  Энтони скользнул невидящим взглядом по её лицу и замер: Т`арен стоя перед заваленным книгами столом, за которым сидели Шарна и Крев...
  
  Крев окаменел, а Шарна оторвала взгляд от книги и спокойно произнесла:
  - Добрый день, Т`арен.
  Лицо первого жреца приобрело цвет спелого помидора - наглость драгны вывела его из себя. По его мнению, магичка должна была пасть ему в ноги и умолять о пощаде, а она вела себя так, словно была хозяйкой положения.
  - В Румере все маги такие наглые? - не сдержавшись, спросил жрец.
  - Да, если речь идёт о выживании, - бесстрастно ответила Шарна.
  Т`арен сотворил себе стул и уселся напротив драгны:
  - Как твоё настоящее имя?
  - Шарна.
  - Очень любопытно. Я думал, ты леди Габия или Озарина. Какое отношение ты имеешь к полукровкам, Шарна?
  - Рита и Эля мои племянницы, а Тени Аразры - моё создание.
  Т`арен удивлённо приподнял брови:
  - Сестра Озарины или жена Крева?
  - Жена. Бывшая. Но он остаётся моим родичем.
  - Ах, да. Побочный эффект бессмертия, - ухмыльнулся жрец. - Пепел незабвенной Драго намертво связал вас, не так ли, Крев?
  - Не так, - мрачно ответил драг. - Я две тысячи лет жил вдали от родичей. И ничего - выжил.
  Т`арен скрестил руки на груди:
  - Зря вы пришли в Цайран, господа маги. И в библиотеку залезли зря. Никто из стронов, даже я, не знает, почему человеческие маги не могут покинуть Цайран. Я много лет посвятил поиску загадочного артефакта. Я прочитал все книги в этой библиотеке, и пришёл к выводу, что мои кровники заблуждаются, думая, что магов удерживает артефакт. Его не существует. Скорее всего сам Мир удерживает человеческих магов и полукровок.
  - Но Драго же ушла! - возмутился Крев, и его короткие седые волосы стали дыбом.
  - Драго никогда не жила в Цайране. С ней произошла та же история, что с Майклом. Жизнь иногда выкидывает такие фортели, что только диву даёшься. Две одинаковые истории с разницей в две тысячи лет. Мать Драго была превосходным магом, как и леди Габия. А её муж был правителем Мира. Бесплодным, как и Леонас. И, что самое смешное, отец Драго кончил так же, как Т`орк. Правда, финал у этой истории будет другим. У меня нет времени искать какую-нибудь общинку магов, грезящих бессмертием. Так что, твоё создание, Шарна, придётся похоронить. - Т`арен посмотрел ей в глаза: - Вы можете разрушить Цайран, но покинуть его вам не удастся!
  - Тогда мы его разрушим, - хладнокровно произнесла драгна.
  - А вот это вряд ли, - оскалился жрец. - Пусть половина моих кровников погибнет, запихивая вас в ларнитовые гробы, но Цайран мы сохраним. - Т`арен откинулся на спинку стула и снисходительно посмотрел на магов: - Снимайте личины. Я хочу посмотреть на вас в истинном обличье.
  - Да ради Бога, - фыркнул Крев, и пожилой маг превратился в молодого русоволосого мужчину в элегантном чёрном костюме. Тёмные серые глаза драга сверкали холодной яростью, прямой нос был гордо вздёрнут, а упрямый рот кривился в презрительной улыбке.
  Т`арен удовлетворённо кивнул и перевёл взгляд на Шарну. За столом сидела молодая женщина в струящихся золотых одеждах. И она была живым воплощением ледяной красоты. Длинные каштановые волосы обрамляли бледное умное лицо с завораживающе правильными чертами. В пронзительно-зелёных глазах застыла стужа. Волосы тяжёлыми кольцами ниспадали на оголённые плечи. Ледяная белизна кожи поразила строна, и ему показалось, что если он дотронется до драгны, то обожжётся. Если бы сердцем Т`арена не завладела Маргарита, он отдал бы его Шарне. "О чём я?! - осадил себя жрец. - Я должен думать о Цайране! Бойня мне не нужна!"
  Строн откинул со лба аспидно-чёрную прядь и светским тоном произнёс:
  - Вы прекрасны, госпожа Шарна. Моё сердце обливается кровью, при мысли, что я нанесу урон вашей несравненной красоте. Но мне придётся сделать это во имя спасения Цайрана.
  - Мы бессмертны! - гордо сказал Крев. - Возможно, положив пол Мира, ты и похоронишь нас в пещерах Цайрана, но родичи не оставят нас. Они придут...
  - И будут закопаны рядом с вами! - перебил его Т`арен. - А то и хуже. Я, в отличие от Теней Аразры, знаю, как убить вас.
  Крев хотел продолжить гневную тираду, но ледяной взор Шарны заставил его промолчать.
  - Взаимными угрозами мы ничего не добьёмся, - ровным тоном произнесла драгна.
  - Согласен, - кивнул жрец. - Но чего ты хочешь добиться? Ваша спасательная экспедиция застряла в Цайране. Вы не можете уйти. И, даже если на секунду представить, что я соглашусь отпустить вас, ничего не выйдет. Я не знаю, как Цайран удерживает магов и полукровок.
  - А если бы знал? - прищурился Крев.
  Т`арен недоверчиво посмотрел на магов:
  - Я что-то упустил или вы блефуете?
  Шарна кинула предостерегающий взгляд на Крева, но драг и сам не спешил выкладывать их единственный козырь. Он ехидно улыбался Т`арену и молчал.
  Жрец подался вперёд:
  - Рассказывайте!
  - Сними ларнит с Майкла, и мы расскажем тебе всё, что узнали! - твёрдо сказала Шарна.
  - А если вы блефуете?
  - У тебя останется Эльвира, - хмуро заметил Крев.
  - Которую ваши Тени освободят в ту же секунду!
  - Энтони даст слово! - отрезала драгна.
  Т`арен быстро выпрямился:
  - Ты говоришь так, словно Энтони - ангел во плоти. А он, насколько мне известно, хладнокровный убийца! Недаром же ты сделала из него Тень Аразры, Шарна. И как, зная это, я могу верить ему? С некоторых пор я не верю даже собственным глазам, - язвительно сказал он и вопросительно посмотрел на драгну.
  - Я могла бы дать тебе слово, что Майкл не будет использовать гипнотическую магию полукровки, что Тени не тронут ни тебя, ни твоих кровников. Но ты не готов поверить мне.
  - Конечно, не готов, - согласился жрец и потребовал: - Расскажи мне об Энтони!
  - Зачем? Мы не доверяем друг другу, и что бы я ни говорила тебе о Тони, ты будешь думать, что я вру. - Шарна вздохнула и нехотя продолжила: - И всё ж я попробую. Энтони не приемлет кровопролития. Явившись в Цайран, он мог бы сорвать с Майкла ошейник и истребить твоих кровников подчистую. А уж потом, в спокойной обстановке, искать способ вернуться в Румер. Однако он не сделал этого. Энтони предпочёл смотреть, как ты издеваешься над самыми дорогими ему людьми и мучаться сам, только потому, что хочет сохранить жизнь твоим кровникам. Договорись с ним, Т`арен, и мы расстанемся мирно.
  Т`арен долго смотрел в бесстрастное лицо драгны, а потом кивнул:
  - Я обдумаю твои слова, Шарна. А пока, прошу вас не покидать стен библиотеки. Посмотрим, насколько я могу доверять вам.
  Шарна и Крев переглянулись.
  - Я обещаю оставаться в библиотеке, - решительно сказала драгна.
  - И я обещаю, - неохотно промолвил Крев. - Хотя, честно сказать, в Румере мы с Т`инкри ратовали за план, который тебе только что изложила Шарна.
  - Не сомневаюсь, - скривился жрец и исчез.
  
  Энтони проследил, как Т`арен входит в комнату Т`инкри и нервно провёл рукой по лицу. Их план был не безупречен, но Энтони надеялся по ходу дела менять его, а получилось, что менять-то и нечего. План рассыпался, как песочная крепость. Хотя в сложившейся ситуации были и некоторые плюсы: Святоша перестал зависеть от психически нестабильной полукровки и мог пользоваться даром, не опасаясь, что будет пойман за руку - Т`арен знал, кто скрывается за личиной Огонька. А самое главное, Шарна и Крев нашли способ выбраться из Цайрана. И Энтони мог пойти к ним. Что он и сделал.
  На глазах изумлённых полукровок Огонёк исчез. Майкл ошарашено покрутил головой и осел на диван:
  - Интересно, он ушёл сам или его забрал Т`арен?
  - Огонёк не маг! - категорично заявила Эльвира. Она села рядом с Графом и наставительно произнесла: - Земля не магический Мир. Откуда там маги?
  - Ты в зеркало давно смотрела? - ухмыльнулся Майкл.
  - Я не землянка. Я просто выросла на Земле.
  - Возможно, он тоже.
  - Ага, - рассмеялась Эля. - По-твоему, на Земле иномирцы толпами ходят?
  - Как знать, - задумчиво отозвался Майкл. Он растянулся на диване, закинул руки за голову и уставился в белый потолок. - Толпами, не толпами, а десятка два-три вполне могут болтаться.
  - Ну тебя, - отмахнулась девушка. - Несёшь, сам не зная что.
  Майкл закрыл глаза и мечтательно произнёс:
  - Представь себе: под носом у Т`арена ходит маг. А если он умеет снимать ларнит? Мы могли бы договориться. Я бы дорого заплатил за свободу.
  - Фантазёр. - Эльвира прилегла рядом с Графом и блаженно зажмурилась: ощущать под собой мягкий диван было куда приятней жёсткого тюфяка. - Выберусь из Цайрана, куплю Рыжику софу. Пусть наслаждается, - промурлыкала она, и Майкл согласно кивнул...
  
   Появление Энтони стало для драгов полной неожиданностью. Шарна удивлённо приподняла брови, а Крев вскочил:
  - Ты что, рехнулся? - гневно рявкнул он. - Отправляйся назад!
  - Я слышал ваш разговор! - Энтони подошёл к столу, мелодично позвякивая платиновыми колокольчиками. - Что вам удалось откопать?
  Шарна невольно улыбнулась: решительный голос Тени не вязался с разрисованным лицом и откровенным нарядом Огонька.
  - Я знаю, как я выгляжу, - начал злиться Святоша.
  - Извини, - хихикнула Шарна и, состроив серьёзное лицо, сообщила: - Магов и полукровок удерживает спящая Кианта.
  Энтони опустился на стул и озадаченно потёр шрам над левой бровью:
  - Я думал, она мертва.
  - Кианта спит, - сказал Крев.
  Шарна похлопала рукой по древнему фолианту:
  - Судя по всему, Кианта и семеро её коллег занимались генетическими опытами. Они мечтали создать совершенную расу магов. Кианта и её партнёры взяли за основу человеческих магов и начали преобразовывать их. - Драгна с грустью посмотрела на Энтони: - Строны результат жестокого бесчеловечного эксперимента. Кианта и её соратники не были обременены моральными принципами. Ради создания горстки стронов, Кианта уничтожила миллионы магов. Работа продолжалась около ста лет, и, наконец, увенчалась успехом. Они получили достаточное количество стронов, чтобы те могли самостоятельно жить и размножаться. А дальше самое интересное. Строны не конечный результат эксперимента. Им на смену должны были прийти полукровки. - Шарна взяла в руки бокал и сделал глоток тёмного изборского вина.
  Энтони задумчиво теребил край прозрачного белого покрывала:
  - Но этого не случилось, - пробормотал он. - Почему?
  - Строны оказались умнее, чем рассчитывали Кианта и иже с ней, - ответил Крев. - Первые строны, ни в пример нынешним, были более любопытными и деятельными.
  - Как Т`арен, - ухмыльнулся Энтони. - Он не похож на своих кровников, которых, кроме еды, ничего не интересует. Получается, что борьба с полукровками действительно борьба за чистоту расы.
  - Не отвлекайся, Тони. У нас мало времени, - одёрнула его Шарна и продолжила: - Итак, строны взбунтовались. Они изгнали из Цайрана человеческих магов и пошли войной на своих создателей. По сути, их бунт был обречён. Однако стронам несказанно повезло. Кианта и её коллеги были очень стары, и бросили силы не на то, чтобы подавить бунт, а на создание первой полукровки, с помощью которой надеялись обрести бессмертие. Но они не успели. Кианта, чувствуя, что жизнь покидает её, в последний момент, нашла способ обмануть смерть. На последнем издыхании маги-генетики создали непроницаемые саркофаги и, погрузив себя в сон, спрятались в них. Они спят, повторяя одно-единственное заклинание. Именно оно удерживает магов в Цайране.
  - Умно, - согласился Святоша. - Значит, они надеялись, что за тысячелетия их эксперимент завершиться естественным путём.
  - Они не учли одного. Панический страх перед полукровками закрепился у стронов на генетическом уровне, - заметил Крев. - Рождение полукровки означает их смерть.
  Шарна поставила бокал на стол и вздохнула:
  - И ещё одна плохая новость. Кианта и её коллеги проснуться.
  - Когда? - Энтони напрягся.
  - Не знаю. Может завтра, а может через столетия. - Драгна нервно повертела бокал: - Им нельзя позволить проснуться, Тони. Неизвестно, с чем тогда придётся иметь дело. Я хочу, чтобы вы с Майклом убили их во сне!
  Последняя фраза драгны прозвучала, как приказ, и глаза Энтони сверкнули яростью. Но Святоша не позволил гневу овладеть собой. В конце концов, Шарна привыкла командовать, да и её приказ был разумным.
  - Но прежде чем действовать, нужно договориться с Т`ареном, - твёрдо сказал Энтони. - Иначе нам придётся идти к саркофагу Кианты по трупам. Почему вы сразу не рассказали Т`арену всё, как есть?
  Крев кашлянул в кулак:
  - Дело в том, что в летописях стронов события описаны несколько иначе.
  Шарна открыла фолиант и прочла:
  - "Пол пещеры устилали трупы. Мы шли, попирая их ногами, зная, что и по нашим телам пройдёт решительная нога кровника, дабы сразить божественную Кианту. Магия сотрясала своды пещеры. Сталактиты и сталагмиты стонали и плакали, крошились и осыпались". - Драгна перевернула страницу. - Это битва... А вот финал: "Мы окружили хрустальный саркофаг и обрушили всю свою мощь на ослабевшую Кианту. Богиня пала в сияющее нутро, и края саркофага сомкнулись, как створы раковины. Мы победили! Божественная Кианта навеки упокоилась в хрустальном гробу!.." - Шарна отложила книгу и посмотрела в зелёные глаза Энтони: - Здесь описаны ещё семь битв. И везде один и тот же финал: соратники Кианты падают в распахнутые саркофаги, и те закрываются сами собой. Странновато, правда? Это произошло несколько тысяч лет назад, а мы видели Кианту. Свежа, как роза. Ни царапинки, ни седого волоска, ни трупных пятен. А ведь за столь длительный срок её тело должно было, как минимум, усохнуть. Она жива, Тони, и ждёт своего часа.
  - Почему Т`арен этого не видит?
  - Смотрит и не видит, - угрюмо вставил Крев.
  - Возможно, над ним довлеет уверенность в божественном происхождении Кианты, - предположила Шарна. - И я опасаюсь раскрывать ему глаза. Неизвестно, как он поведёт себя, узнав, что мы собираемся осквернить святыни Цайрана.
  - Но не сегодня-завтра Майкла закопают!
  - Выкопаем, - пожала плечами драгна. - Надеюсь, любопытство заставит Т`арена вступить с тобой в контакт. Ты прекрасный дипломат, Тони, и сумеешь договориться с ним.
  - Вбей в его тупую башку, что пробуждение Кианты, не менее опасно для стронов, чем рождение полукровки! - потребовал Крев. - Он трясётся над своим убогим Цайраном, и наверняка захочет спасти его. Так что, не оплошай, Святоша!
  Энтони бросил на драга неприязненный взгляд, кивнул Шарне и исчез.
  - До чего же невоспитанный у меня зять! - раздражённо бросил Крев.
  - А ты им не командуй. У него аллергия на приказы.
  - Но ты-то командуешь?
  - Ты так считаешь? - ухмыльнулась Шарна. - Твой зять не подчиняется никому. Хорошенько запомни это, Крев. И будешь жить долго и счастливо.
  Крев задумчиво потёр горло:
  - Может зря я познакомил его с Элей...
  - Время покажет. - Шарна открыла книгу и углубилась в чтение...
  
  Глава 7.
  Чувства.
  
  Т`инкри сидел в абсолютно белом зале на абсолютно белом диване, и тоскливо рассматривал абсолютно белые стены. Он много лет не был в Цайране и отвык от цветового однообразия родного Мира, а так же от его всепоглощающего спокойствия и нескончаемого безделья. Т`инкри нестерпимо хотелось вновь окунуться в кипучую людскую жизнь, почувствовать её бойкий хмельной ритм и вдохнуть сложный букет человеческих эмоций. Ему хотелось вернуться на Землю, и, как прежде, жить рядом с дочерьми, заботиться о них и решать их смешные проблемы. А ещё ему хотелось, чтобы с ними была Озарина. Т`инкри страдал, что его бессмертная возлюбленная не успела дать имён дочерям, не увидела их первых шагов и не услышала первых слов. "Мы с Кревом не могли заменить девочкам мать, как ни старались. Да и сейчас, когда Эля и Рита стали взрослыми, им не помешал бы материнский совет. Особенно Эле. Она такая взбалмошная. Не дай бог, выкинет какой-нибудь фокус, и Энтони её бросит? Озарина могла бы подсказать ей, как правильно вести себя. Рина настоящая женщина, умная и красивая". Глаза строна затуманились. Он, словно наяву, увидел возлюбленную: водопад мягких светло-русых волос, серые, как волчья шкура, глаза, пухлые чувственные губы... Строну захотелось броситься прочь из Цайрана, ворваться в Аразру и стиснуть возлюбленную в объятьях. "Неужели я никогда не увижу её?" По смуглой щёке Т`инкри сползла горькая, словно полынь, слеза. Отчаяние, столько лет копившееся в душе вырвалось наружу и, точно цунами, обрушилось на строна. Целиком отдавшись своему горю, Т`инкри не заметил, как в зале появился первый жрец Цайрана.
  Т`арен во все глаза смотрел на тонущего в отчаяние строна. "Ну и денёк! - рассеянно подумал он. - Такое ощущение, что члены румерской экспедиции устроили соревнование: кто сильнее удивит первого жреца Цайрана. И Т`инкри, пожалуй, выиграл его! Никогда не видел, чтобы строн испытывал столь бурные чувства!" Т`арен на цыпочках приблизился к опальному жрецу и стал с интересом рассматривать его. Он впервые в жизни видел плачущего строна.
  - Рина... - прошептал Т`инкри, вытер слёзы ладонью и поднял голову. - Т`арен?
  Жрец кивнул и дружеским тоном произнёс:
  - Удивительные дела творятся нынче в Цайране, Т`инкри. Драги слоняются по нашей библиотеке, как по своей собственной. Грозная Тень Аразры изображает чокнутого землянина. А жрец стронов рыдает о детях и жене. Ты ведь женился на ней, Т`инкри, не так ли? - Т`арен уселся рядом с ним. - И не отрицай. Она ведь признала тебя родичем, а для драгов это значит больше любого венчального обряда. Да и ты считаешь её женой. Это заразно, Т`инкри?
  - Это счастье, Т`арен, - тихо, но твёрдо ответил опальный жрец. - Я почувствовал вкус жизни только после того, как встретил Озарину. До встречи с ней, я существовал: ел, гулял, спал. Как все наши кровники.
  - И ты возненавидел Цайран.
  - Я возненавидел родной Мир после того, как жрецы Малахитового клана захватили Эльвиру.
  - Она полукровка.
  - Эля милая, добрая, немного взбалмошная девочка. Она никому не желает зла. Зачем тебе её смерть, Т`арен?
  .Жрец поджал вишнёвые губы и нервно провёл руками по коленям:
  - Рождение полукровки - смерть Цайрана.
  - Чушь! - отрезал Т`инкри. - Эля знать не знала о нашем жестоком Мире! Если бы вы не вмешались, она бы вышла замуж за Энтони и была бы счастлива в Румере. Или на Земле.
  - Её всё равно бы нашли.
  Т`инкри безнадёжно махнул рукой:
  - Что теперь говорить. Эля в твоих руках, и завтра ты похоронишь её. - Из груди строна вырвался прерывистый вздох. - Бедное дитя. За что ей такие муки?
  - Она полукровка, - повторил Т`арен, но Т`инкри не услышал его.
  - Я потерял Озарину, - скорбно произнёс он, - а теперь теряю Эльвиру. Следом уйдёт Маргарита. Мои девочки очень привязаны друг к другу. Рита не перенесёт потери сестры.
  - Рита бессмертна. Как она может умереть?
  - Разве дело в физическом уничтожении? - горестно вскричал Т`инкри. - Рита и Эльвира - две половинки целого. Уничтожишь одну, вторая зачахнет, как подрубленное дерево. - Строн безнадёжно вздохнул: - Тебе не понять, Т`арен. Ты не умеешь чувствовать, как люди.
  - А ты умеешь?
  - А ты не видишь? Или считаешь, что я притворяюсь?
  - Жизнь вдали от Цайрана пагубно сказалась на тебе, Т`инкри. В тебе бурлят страсти, а это мешает жить. - Т`арен больно сжал его плечо: - Вспомни, кто ты есть, жрец! Убей в себе человека! Я вынесу оправдательный приговор, и кровники примут тебя.
  - Нет. - Т`инкри отрицательно замотал головой. - Я не отрекусь от дочерей и жены! - Внезапно строн вскинул голову, и в его глаза вспыхнули исступленным огнём: - Думаешь, что победил? Ошибаешься! Твои глупые подданные притащили в Цайран Тень Аразры! Следом пришла другая! И пусть Энтони в душе изборский монах - хранитель жизни, он ещё не терял любимых. Но как только ты похоронишь Майкла и Элю, и он поймёт, что потерял их навсегда, ему станет наплевать на стронов! И тогда ты увидишь грозную Тень Аразры! - Т`инкри зло расхохотался: - Я жалею лишь о том, что на прощание не поцеловал Озарину!
  Т`арен отшатнулся:
  - Ты сумасшедший, Т`инкри.
  - Желаю и тебе сойти с ума, первый жрец. Может, тогда ты поймёшь, что такое настоящая жизнь!
  - Я уже понял, - мрачно произнёс Т`арен и исчез.
  - Девочки мои! - Т`инкри обхватил голову руками и уткнулся в белоснежную обшивку дивана. - Прости меня, Рина! Я не сумел защитить их...
  
  Т`арен упал в кресло и исподлобья посмотрел на спящую Маргариту: "Я должен надеть на тебя ларнит и, вместо двух, закопать трёх полукровок. Так почему я не делаю этого? Почему я сижу и смотрю на тебя? Я же только что видел, до чего доводит любовь!" Жрец резко откинул с лица аспидно-чёрную прядь, поднялся и подошёл к кровати. Он коснулся губами фиолетовых волос полукровки и погладил её по щеке.
  Маргарита улыбнулась во сне.
  - Т`арен, - прошептала она, открыла глаза, и улыбка потухла, как свеча на ветру.
  Рита печально смотрела в блестящие обсидиановые глаза возлюбленного и видела в них своё отражение: безрадостное лицо, усталые, несмотря на сон, глаза, опущенные уголки губ. "Неправда, что любовь красит человека. Во всяком случае, не меня". Маргарита закрыла глаза. Ей хотелось обнять Т`арена, припасть к его вишнёвым губам и забыть о терзающих душу сомнениях. С какой радостью она бы открыла ему правду о своём происхождении и призналась в любви. Но Маргарита боялась, что тогда Т`арен возненавидит её, и вместо его чарующих объятий, она окажется в тисках ларнитового саркофага, как Майкл и Эля. "Эля!.. Сначала Игорь, потом Улич, теперь Т`арен. Ну, почему моя любовь всегда выходит ей боком?" - в отчаяние подумала Маргарита.
  Жрец нежно обнял полукровку, прижал к себе, и по щекам Маргариты потекли слёзы.
  - Я чем-то обидел тебя? - осторожно спросил он, мысленно умоляя возлюбленную открыться ему. У строна не было сил начать откровенный разговор первым.
  Но сознание полукровки было наглухо закрыто, и Т`арену не удалось заставить Риту услышать себя. Он ласково поглаживал девушку по спине, стараясь не думать ни о драгах, ни о Т`инкри, ни о Тенях и Эльвире. Как ему хотелось, чтобы всех этих магов не существовало вовсе. "Если бы Маргарита пришла в Цайран одна... - уныло думал он. - Никто, кроме меня, не знал бы о её происхождении. Я бы женился на "кровнице из Аметистового клана" и сделал её равной себе... Блажь! Я тешу себя бессмысленными мечтами. Рита пришла в Цайран из-за сестры. Она часть заговора румерских магов. И пока хоть один из них жив, нам не быть вместе. Рита будет метаться между мною и ними. Я помогу ей сделать выбор! - Т`арен впился в сухие губы полукровки безнадёжно жадным поцелуем. - Никому тебя не отдам!"
  Маргарита затрепетала и потянулась навстречу строну. Эмоции хлынули в её сознание, пробив искусную защиту, и Рита, наконец, узнала, что любима. Т`арен любил её такой, какая она есть - ему было наплевать на её происхождение. Он был готов умереть, защищая её от кровников. Маргарита не предполагала, что объяснение в любви может быть столь необычным и совершенным. И она тоже призналась Т`арену в любви. Полукровка обрушилась на жреца ошеломляюще буйным потоком эмоции. Тугой узел страсти сплёл тела и сознания любовников. Рыки и стоны бились о снежно-белые стены обеденного зала. Эмоции, казалось, обрели плоть и бесновались над ложем в дикой ликующей пляске.
  Длинный протяжный вой ударил в потолок, узел распался, и наступила тишина. Прерывисто дыша, Маргарита и Т`арен упали на подушки и погрузились в блаженную истому. Чувство единения медленно покинуло любовников, и на смену ему пришли голод и смятение.
  Маргарита взглянула на Т`арена, быстро отвела глаза и уткнулась в подушку, ощущая, как лицо заливает краска стыда. Её возлюбленный был исключительной личностью: благородный и независимый, справедливый, рассудительный и отважный. Т`арен твёрдой рукой правил стронами, строго соблюдал законы и грудью стоял за родной Мир. И, признавшись друг другу в любви, они совершили предательство. "Т`арен убьёт всех нас, и будет прав. Мы угроза его Миру! Он обязан избавиться от нас, - тоскливо думала Рита. - Но как я посмотрю в глаза Энтони? Он рассчитывал на меня, а я... Слабое эгоистичное существо! Я не умею сдерживать себя! Зачем я пошла в Цайран? Энтони был прав: мне нечего здесь делать! А теперь я и уйти не могу!"
  Т`арен слышал её мысли, но ему нечего было сказать возлюбленной, ибо сам пребывал в глубоком отчаянии. За несколько минут жрец узнал о полукровке больше, чем мог бы узнать за годы разговоров. Он осознал, что имел в виду Т`инкри, когда говорил, что Маргарита не переживёт потери сестры. Внутренний мир полукровки был хрупок и нежен, как ледяное кружево. "Смерть Эльвиры выжжет её дотла, и она превратится в бесчувственную куклу! - ужаснулся первый жрец и обнял Маргариту. - Я должен найти выход!"
  
  Огонёк появился в спальне Т`арена так же неожиданно, как и исчез. Полукровки, прижавшись друг к другу спинами, сладко спали на мягком широком диване. Стараясь не звенеть колокольчиками, Святоша опустился на тюфяк и поджал ноги. Но чуткий слух Майкла уловил едва слышное звяканье. Он поднял голову и настороженно посмотрел на раба.
  - Где ты был? - тихо, чтобы не разбудить Эльвиру, спросил он.
  Энтони чертыхнулся и стёр воспоминания полукровок о его отлучке. Майкл моргнул и недовольно осведомился:
  - Чего вылупился?
  Вместо ответа Энтони лёг на тюфяк и закрыл глаза. Но Майкла не отступил: ему было скучно, а Огонёк был отличным объектом для развлечения. Соскользнув с дивана, Граф вразвалку подошёл к рабу и присел на корточки:
  - Давай поболтаем, товарищ по несчастью.
  - О чём? - осторожно спросил Святоша.
  - О свободе, конечно. О чём ещё болтать пленникам?
  Энтони повернулся на бок, опёрся на локоть и с интересом взглянул на друга:
  - У тебя есть план побега?
  - Ага. Прибить Т`арена и уйти из Цайрана.
  - Оригинально. - Святоша снова лёг на спину и закрыл глаза.
  - Эй! - Майкл толкнул его в бок. - Хватит дрыхнуть! Не хочешь о свободе, поговорим о Земле. Я тащусь от доступности и раскрепощённости ваших девушек! Один звонок, и дело в шляпе! У тебя была девушка?
  - Нет.
  Граф сочувственно покачал головой:
  - Да ты совсем убогий. То-то тебя Элька жалеет. Они с сестрой привыкли возиться с сирыми да убогими. Ты бы на их собак посмотрел: белая калека и рыжий идиот. А ты и то, и другое сразу.
   - Почему? - не удержался от вопроса Энтони и прикусил язык.
  Но было поздно - Майкл заполучил собеседника и не собирался выпускать его из рук.
  - Идиот, потому что связался со строном, а калека, потому что с бабами не спишь.
  Святоша сел и обиженно уставился на друга:
  - Я связался со строном не по доброй воле. Как и ты, между прочим. А что касается женщин... Если у меня нет девушки, это не означает, что я девственник.
  - Наш человек! - обрадовался Граф и хлопнул Огонька по плечу: - Ты извини, что я тебе врезал. От такой жизни даже у Тени крыша едет.
  - Какой Тени? - захлопал глазами Энтони. Он решил развлечь скучающего друга и поддержал разговор.
  Майкл снисходительно улыбнулся:
  - Я, видишь ли, принц.
  - Да что ты? - изумился Святоша.
  - Да... - гордо протянул Граф. - Мой отец - император целого материка! Я его законный наследник! Но в раннем детстве злые волшебники похитили меня. Отняли, так сказать, от материнской груди. Эти злодеи сделали меня могущественным колдуном-убийцей. От лёгкого взмаха моей руки рушились города, реки текли вспять, а горы уходили под землю.
  - Вот это да! - Энтони открыл рот пошире и кивнул на Элю. - А она кто? Тоже принцесса?
  - Да, - скорбно покачал головой Майкл. - Её тоже похитили злые волшебники. К сожалению, они не стали делать её могущественной колдуньей, а забросили на Землю. Это трагическая история! - Граф прикрыл глаза ладонью и исподтишка посмотрел на Огонька. Убедившись, что раб слушает его, развесив уши, он воодушевлённо продолжил: - Эльвира росла вдали от Родины, не зная о своём царственном происхождении. Она ходила в школу, в библиотеку, в "Рамстор" совершенно не предполагая, что это не царское дело. А потом мой друг раскрыл ей глаза, и она отправилась на Родину, чтобы отвоевать корону у злых волшебников. Но тут её перехватили строны.
  Энтони повалился на тюфяк и расхохотался:
  - Бред сивой кобылы!
  - С чего ты решил? - насупился Майкл. - Откуда тебе, замухрышке-землянину, знать о трагических судьбах магов?
  Святоша аккуратно промокнул слёзы краешком покрывала:
  - Т`инкри водил меня по разным Мирам, и нигде я не встречал таких идиотов, как ты!
  Майкл согнулся пополам и залился громогласным хохотом:
  - А какая история! Жаль, что ты не поверил! Мне, так очень понравилась. - Он схватил конец покрывала и потряс им перед лицом раба. - Ты классный парень, Огонёк!
  - Спасибо. - Энтони вырвал из его рук покрывало. - Только трогать меня не надо.
  - Майкл! - раздался сонный и сердитый голос Эльвиры. - Сейчас же оставь Огонька в покое!
  Граф вскинул руки:
  - Всё-всё! Ухожу! - Он склонился к уху раба и доверительно сообщил: - Будь бдителен, друг. Заласкает. Она спит в одной постели с собакой. Сам видел! - Майкл встал и расправил плечи: - Что-то Т`арен задерживается. Хоть бы еды прислал.
  - Ты совсем его не боишься? - полюбопытствовал Энтони.
  Граф резко обернулся и вперил холодный взгляд в раскрашенное лицо раба:
  - Я десять лет жил мечтой убить драга. А теперь я мечтаю убить строна. Я убью Т`арена! Я бессмертен, а он - нет! Я дождусь своего часа и попляшу на его костях!
  Святоша широко улыбнулся и одобрительно кивнул головой:
  - Искренне желаю тебе удачи, Майкл.
  Эльвира насторожилась. Уверенный голос Огонька резанул слух, как если бы из пасти её Рыжика, вместо визгливого суматошного тявканья, вдруг раздался низкий грозный лай. Эля приблизилась к рабу и, как бы между прочим, спросила:
  - А кем ты был на Земле Огонёк?
  Святоша невозмутимо пожал плечами:
  - Студентом. Я изучал медицину.
  Глаза Эльвиры сузились:
  - И где же ты учился?
  - В Московском государственном институте.
  - Он не землянин, Майк! - твёрдо сказала Эльвира.
  Граф нахмурился:
  - Откуда ты знаешь?
  - Наши студенты так не говорят.
  Майкл кровожадно оскалился и потёр руки:
  - Сейчас он расскажет всю подноготную. Правда, Огонёк?
  Энтони скривился и безнадёжно ответил:
  - Правда, Майк.
  Отправляясь в Цайран, Святоша не удосужился придумать правдоподобную легенду для Огонька - стронов интересовали не биографии рабов, а их чувства. И уж тем более он не рассчитывал, что ему придётся рассказывать о себе Майклу и Эльвире. Энтони и представить не мог, что Т`арен позволит ему остаться наедине с полукровками. Он мог бы продолжить выкручиваться, но у Майкла слова редко расходились с делом, и он, не иже сомневаясь, применил бы к Огоньку силу. Особенно учитывая его взвинченное состояние.
  И пока Энтони обдумывал, применить магию или всё-таки состряпать правдоподобную легенду для Огонька, Майкл приступил к допросу. Святоша едва успел уклониться от удара. Он откатился в сторону и оказался на ногах.
  Глаза Графа весело сверкнули.
  - Говоришь, медицину изучал? - ухмыльнулся он, резко присел и стремительным выпадом попытался сбить раба с ног.
  Энтони подпрыгнул, высоко поджав ноги, и толкнул Майкла в плечи. Граф плюхнулся на пятую точку и ехидное выражение на его лице сменилось растерянностью.
  - Хватит, Майк, - обезоруживающе улыбнулся Святоша. - Мы не на уроке у Кариона.
  Граф оглядел женский наряд Энтони, всмотрелся в раскрашенное лицо и неуверенно прошептал:
  - Тони?
  - Тони! - заорала Эля и повисла на шее возлюбленного. - Я знала, что ты придёшь!
  - Дружище! - Майкл вскочил и сжал в широких объятьях обоих. - Как же рад видеть тебя!
  - Ты меня уже видел, - прохрипел Святоша, задыхаясь в двойных объятьях.
  - Видел? - Граф от неожиданности разжал руки. - Ах, ну да! - Он стукнул себя по лбу: - Конечно, видел. Ты же Огонёк!
  Энтони ласково посмотрел в глаза Эльвире, обнял её за талию и поднял глаза на друга.
  - Вчера мы говорили с тобой, Майк, - виновато сказал он, и Граф всё понял:
  - Ты стёр нам память?
  - Да.
  - Ну, и гад ты, Святоша, - добродушно усмехнулся Майкл и подёргал ларнитовый ошейник: - Снимай! - Энтони отрицательно покачал головой, и Граф нахмурился: - Шутишь?
  - Нет. Я отказал тебе вчера и откажу сегодня. У нас был план, Майк, но он провалился. Прежде чем освободить тебя, я должен решить, что делать дальше.
  Граф покрутил пальцем у виска:
  - С катушек съехал? Тут и решать нечего. Снимай ларнит, и пусть строны узнают, что такое Тени Аразры! Я хочу услышать, как Т`арен визжит перед смертью! Давай разрушим Цайран к чёртовой бабушке, Тони! Строны - зло! Их надо вырезать до последнего!
  - Нет.
  - Что значит нет?
  - Мы не будем убивать стронов.
  Глаза Майкла стали круглыми, как у совы. Он ткнул пальцем в ошейник и прорычал:
  - Знаешь, как поступил с нами Т`арен? Он обращался с нами, как с животными! Для него мы - выродки! Твари, хуже рабов! На Земле с собаками обращаются лучше, чем он с нами! Даже драги не заставляли меня спать на тюфяке и есть с пола!
  - Не горячись, Майк, - мягко попросил Святоша. - Ты же умный. Проблема в Т`арене, а не во всех стронах. Забудь об обидах и взгляни на вещи трезво. Строны мирный народ. Они не убивают, не захватывают чужие Миры. Строны живут в своём замкнутом Мирке, выбираясь из него лишь в поисках еды.
  - Что ты говоришь, Тони? - ужаснулась Эля. - Они же похищают людей!
  - А что им остаётся? Их создали такими. Строны питаются человеческими эмоциями, так же, как и вы с Майклом.
  - Но я... - начала Эльвира и осеклась, вспомнив, как раз за разом убивала несчастную Всемилу. Девушка покраснела и спрятала лицо на груди возлюбленного: - Ты прав, Тони.
  Зато Майкла не впечатлили доводы друга. Слишком велики были его ненависть и жажда мести.
  - Я тоже убийца в душе, но я же не убиваю направо и налево! А Т`арен и прочие строны - садисты! Они собираются убить нас, Тони! Или ты не знал?
  - Знал. Они живыми похоронят вас в ларнитовых гробах. Но я так же знаю историю стронов, и не могу осуждать их! Т`арен пленник законов Цайрана! И, как бы тебе не было больно слышать, ваше рождение - смерть для стронов! Всех стронов! Вы опасны для них.
  Майкл отшатнулся:
  - Ты позволишь им закопать меня?
  - Да, если не успею договориться с Т`ареном, - твёрдо сказал Энтони.
  Эльвира вырвалась из объятий возлюбленного и встала рядом с Майклом. В её глазах плескался гнев.
  - Мною ты тоже пожертвуешь?
  Святоша болезненно поморщился:
  - Сейчас не время выяснять отношения, Эля. Выслушайте меня и попытайтесь понять.
  - А что тут понимать? - взъярилась Эля, но Майкл сжал её руку, и девушка замолчала.
  - Говори, Святоша.
  - Мы не убийцы, Майк, и никогда ими не были. Как ни старались драги, мы сохранили себя. Хатпур уничтожили они, а не мы! - отчеканил Энтони. - Но если мы уничтожим Цайран, это будет наше решение, и ответственность за разрушение Мира ляжет на наши плечи! И мы станем убийцами, как мечтали драги!
  Эльвира понуро опустила голову, а Майкл оскалил зубы в болезненной гримасе:
  - Узнаю друга-изборца. Нет ничего ценнее жизни строна. - Он сел на диван и с глумливой серьёзностью произнёс: - Мы, презренные твари, будем спасать несчастных, обиженных судьбой стронов. И пусть мы погибнем - Цайран будет жить и процветать! - Граф с победной улыбкой посмотрел на друга. - Я правильно изложил наш план?
  - Да.
  - Отлично. Тогда стирай мне память, потому что, если я сделаю это в здравом уме, я его лишусь.
  - Жаль... - язвительно протянул Святоша. - Я как раз собирался оставить тебе воспоминания.
  - Вот, спасибо! - Майкл поклонился другу: - Да только мысль о спасении Мира не утешит меня в ларнитовом гробу.
  - Но я же вытащу тебя.
  Граф пронзительно посмотрел в глаза Святоше:
  - Клянёшься?
  - Клянусь!
  Майкл тот час расслабился. Он откинулся на спинку дивана и миролюбиво произнёс:
  - Ладно, Святоша, пусть твои любимые строны живут и процветают.
  Эльвира взглянула на Майкла, как на сумасшедшего:
  - Ты добровольно ляжешь в ларнитовый гроб?
  - Ага, - мотнул головой Граф. - И ты тоже ляжешь.
  - Но я не хочу!
  - А придётся. Тони поклялся вытащить нас, и он это сделает! - Майкл улыбнулся другу: - Но когда я вылезу из гроба, я прибью Т`арена. И даже не думай мне возражать, Тони! Пусть строны живут, но Т`арен сдохнет!
  - Как скажешь, Майкл, - согласно кивнул Энтони.
  - И ты не станешь меня отговаривать! Знаю я монахов! Наговоришь мне с три короба, и я, как дурак, проникнусь и стану его по головке гладить да пряниками кормить.
  - Т`арен твой, Майк. Обещаю!
  - Ну, хоть что-то получу, - довольно рассмеялся Граф и потребовал: - Сотвори-ка нам ужин, дружище!
  - Сначала щит, потом ужин, - сказал Энтони и начал колдовать.
  В сознаниях полукровок возникли щиты, подобные тому, которым они с Майклом пользовались в Аразре. Святоша понимал, что рискует, расписываясь в их сознаниях, но его успокаивала мысль, что даже драги обнаружили этот щит только тогда, когда узнали, что искать. Закончив со щитами, Энтони сотворил роскошный ужин и гостеприимно улыбнулся Эльвире:
  - Кушать подано.
  Девушка вздёрнула голову, и тёмно-каштановые волосы взметнулись, как боевое знамя:
  - Неужели ты соизволил обратить на меня внимание? - Святоша шагнул к ней и попытался обнять, но Эля оттолкнула его: - Не смей ко мне прикасаться! Ты замечательно распорядился мной! Не хуже Т`арена! Вы стоите друг друга! Один издевался, а другой решил усыпить, как старую больную собаку! Я так ждала тебя, а ты даже не поговорил со мной! - Эльвира отвернулась, подошла к тюфяку и села, поджав ноги и скрестив руки на груди: - Приятного аппетита!
  Майкл, насвистывая весёленький мотивчик, навалил в тарелку салатов и мяса, взял кусок хлеба и стал есть, всем своим видом демонстрируя, что, кроме еды, его ничего не интересует. "И вообще, меня здесь нет!" - громко звучало в его голове.
  Энтони благодарно улыбнулся другу, подошёл к Эльвире и, сев напротив, тихо сказал:
  - Выходи за меня замуж.
  Ложка застыла у рта Майкла. Он ждал, что друг, с изборской обстоятельностью, начнёт уговаривать Эльвиру не нервничать, и всячески утешать её, однако Энтони сразу взял быка за рога. "Я горжусь тобой, Тони! Самый дипломатичный ход в твоей жизни!" - мысленно поддержал друга Майкл и облизал ложку.
  Эля ошарашено раскрыла рот. Она планировала хорошенько поскандалить с Энтони, чтобы в будущем заставить считаться с собой, но тот одним ударом обезоружил её. А когда смысл произнёсённых Энтони слов дошёл до неё, Эльвира радостно взвизгнула и бросилась ему на шею:
  - Конечно, Тони! Я стану твоей женой!
  - Я люблю тебя, - прошептал Святоша, осыпая поцелуями её раскрасневшееся от счастья лицо.
  Эльвира смеялась и плакала. Сколько невыносимо долгих дней она ждала своего принца, и он пришёл. Эля целовала бледные щёки Энтони, его раскрашенные скулы и лоб, странно зелёные глаза и напомаженные губы. Слова обиды, произнесённые сгоряча, растворились в их светлой безбрежной любви, которую не могли разрушить ни драги, ни Т`арен, ни ларнитовый гроб.
  Энтони смотрел в её сознание, удивляясь решимости избалованной московской девушки, которая ради него взошла на эшафот и была готова умереть вновь. Негасимая вера в возлюбленного и их счастливое будущее, вознесли Эльвиру над кошмарной действительностью. Беды, горести и неудачи отдалились, превратившись в горчичные зёрнышки, и затерялись где-то на краю света. И, поддавшись жизнеутверждающей силе возлюбленной, Энтони забыл и о Цайране, и о Румере. Он изнемогал от желания сорвать с Эли одежду и, слившись с ней в сладостном экстазе, всем телом впитать её неугасимую, как сама жизнь, веру. Но присутствие Майкла сдержало его. С мучительным сожалением Святоша разомкнул руки и хриплым, нетвёрдым голосом произнёс:
  - Тебе надо поесть, Эля.
  Девушка кивнула, хотя и не поняла смысла его слов. Опершись на руку возлюбленного, она поднялась на ноги и вместе с ним подошла к столу. Эля что-то ела, пила и даже говорила, но думала лишь о том, что всегда будет со своим принцем. Она смотрела на Энтони, как на ошеломляюще дивное божество.
  Майкл косился на по-детски просветлённое лицо Эльвиры и качал головой.
  - Вот уж не зря говорят, что от любви человек глупеет, - в конце концов, шепнул он Энтони. Святоша покраснел, и Граф захихикал: - Не переживай. Твой ум вне подозрений. Ты по определению не можешь не думать.
  Энтони вытаращился на Майкла и часто заморгал.
  - Ох, как ты ошибаешься, Майк, - пробормотал он и осторожно взглянул на Т`арена, о котором забыл напрочь.
  Первый жрец Цайрана ужинал в обществе Маргариты. Строн и полукровка полулежали на белоснежном, слабо отливающем серебром диване и неторопливо ели. У обоих были умиротворённые расслабленные лица, а ленивые мечтательные позы говорили о том, что парочка никуда не собирается, по крайне мере в ближайшее время. Сначала Энтони облегчённо вздохнул, а потом задумался. Что-то насторожило его в этой идиллической картине. Однако Святоша не успел понять, что именно. Его взгляд упал на чувственные, чуть приоткрытые губы Эльвиры, и мысли о Т`арене улетучились. Было грешно тратить на него чудесные минуты общения с другом и возлюбленной. Святоша быстро соорудил щит, который должен был предупредить его, если Т`арен надумает вернуться, и поднял бокал:
  - Выпьем за то, чтобы никогда не расставаться!
  - Отличный тост! - одобрил Майкл, и друзья сдвинули бокалы.
  
  Глава 8.
  Переговоры.
  
  Т`арен проснулся до рассвета. Он лежал на краю постели и смотрел на спящую полукровку. В ровном магическом свете её тело казалось вылепленным из драгоценного белоснежного мрамора. Овальное лицо без вызывающего макияжа, столь любимого в Аметистовом клане, было прекрасным: полумесяцы бровей нежнее птичьего пуха; тёмные ресницы - крылья спящей бабочки; упрямый рот - розовый бутон. Длинные фиолетовые волосы Маргариты разметались по подушке. Строн, почти не касаясь, провёл по ним рукой. Он знал, что волосы у Риты светло-русые - цвет, совершенно не свойственный кровникам, но даже это нравилось ему ...
  Время неумолимо бежало вперёд. Приближался час начала церемонии, а первый жрец всё лежал в постели и неотрывно смотрел на возлюбленную. Т`арен понимал, что сегодняшний день навсегда изменит их отношения с Ритой, и страшился этого. Слишком близко она подобралась к его гордому сердцу, не знавшему любви и страданий. Слишком глубоко она затянула его в омут человеческих страстей. И слишком быстро он терял её. "Не хочу!" - мысленно закричал Т`арен. Он уткнулся лицом в подушку, и его тело затряслось: не от рыданий, а от дикой обречённости и безысходности. Т`арен уже не мыслил жизни без Маргариты. "Это слабость", - кричал разум. "Это любовь", - возражало сердце. Строн презирал себя за эгоизм, и не мог противиться желанию вечно обладать полукровкой.
  Времени оставалось всё меньше. Т`арен прикрыл глаза, и его взгляд скользнул в спальню, словно полукровки могли подсказать ему выход из отчаянного положения. Майкл и Эльвира спали, рядом с ними, свернувшись калачиком на тюфяке, лежал Огонёк. Жрец остановил взгляд на его раскрашенном замысловатой вязью лице и затрясся от ненависти. Именно Тень показался ему виновником всех бед. Он пришёл в Цайран во главе спасательной экспедиции. Он руководил Маргаритой. И он собирался забрать его Риту обратно в Румер. Т`арену нестерпимо захотелось вонзить кинжал в ненавистную Тень, но это тоже означало поставить крест на их отношениях с Маргаритой. Ненависть ушла. Т`арен задыхался, он чувствовал себя связанным по рукам и ногам. Зубы свело в немом крике, глаза стали влажными и горячими. "Пусть мы расстанемся, Рита, но только не сегодня", - взмолился он и укорил себя за малодушие: он придумал, как оттянуть момент их разрыва на целые сутки.
  Т`арен плавно, словно кошка, поднялся на ноги и начал решительно натягивать белые кожаные одежды. Его пальцы ещё подрагивали от напряжения, но слёзы на глазах высохли. Он обласкал Маргариту взглядом и перенёсся в святилище.
  Подземное озеро встретило первого жреца могильной тишиной. Хрустальный саркофаг тускло мерцал в кромешной темноте. Т`арен обошёл его, поднял руки к ледяным сводам и привычные слова сорвались с сухих напряжённых губ:
  - Приветствую тебя, Кианта!
  В уши жреца ударил сонм ликующих криков - берега озера заполнились кровниками. Т`арен глубоко вздохнул, последний раз спросил себя, правильно ли он поступает, и, мысленно сказав: "Да!", возложил руки на саркофаг. Матово-белый гроб стал прозрачным, и глазам стронов открылось тело богини. Т`арен взглянул на её красивое спокойное лицо, сглотнул вставший в горле ком и вопросил:
  - Слышишь ли ты голоса своих детей, Кианта?
  Саркофаг замерцал голубоватым светом, голова Кианты чуть шевельнулась, и строны упали на колени. Помешкав, Т`арен припал губами к холодному гробу. Он жаждал, чтобы всемогущая богиня немедленно покарала его за преступные сомнения. Но Кианту не интересовали душевные муки Т`арена.
  Больше тянуть было нельзя. Первый жрец Цайрана выпрямился и отступил от саркофага. Он обвёл глазами замерших в экстазе кровников и устремил взгляд в лицо богини:
   - Прими нашу жертву, мать!
  Рядом с саркофагом появился заспанный Майкл. Т`арен приготовился к бою, однако полукровка повёл себя неожиданно спокойно. Майкл обвёл равнодушным взглядом стены и своды, украшенные гигантскими кристаллами льда, толпу благоговейно молчащих стронов, тусклую хрустальную гладь озера, каменные плиты под ногами и уставился на Кианту. В сонных глазах вспыхнул интерес. Майкл провёл ладонью по прозрачной поверхности и обернулся к Т`арену.
  - Очень по-строновски, - ехидно заметил он. - Вы так и норовите упрятать красоту в гроб! - Граф самодовольно улыбнулся, выставив напоказ ровные белоснежные зубы.
  Первый жрец заволновался: полукровка был спокоен, как скала, а он ждал вспыльчивости и агрессии. Т`арен с удовольствием бы отложил церемонию на завтра и выяснил, что произошло между Тенями и Эльвирой, пока он предавался любви, но кровники ждали продолжения торжества, и жрец не мог обмануть их надежд. Хмуро взглянув на Майкла, который с любопытством изучал мёртвую богиню, Т`арен развёл руки в стороны, и возле саркофага Кианты возник открытый ларнитовый гроб. Граф безразлично посмотрел на него и вновь уставился на богиню.
  С трудом сохраняя невозмутимость, Т`арен обратился к кровникам:
  - Да свершится справедливый суд! Мы веками уничтожали отродья зла, но впервые делаем это в святилище Кианты!
  Майкл повернулся к жрецу и с превеликим вниманием уставился на него. Т`арен сбился. Голос его на мгновение смолк и зазвучал с новой силой:
  - Мы свято чтим закон Цайрана: полукровка не должен омрачать нашу жизнь своим существованием! И мы будем помнить об этом всегда! - Жрец с грозным видом шагнул к Майклу, а за его спиной встали восемь жрецов Жемчужного клана. - Тебе вынесен смертный приговор, полукровка! Ты приговариваешься к вечному заточению в ларнитовом гробу!
  - Уже пора? - криво улыбнулся Граф и поёжился. - Жаль... Хотелось бы досмотреть вашу церемонию до конца. Ну, нет, так нет. Приятно было познакомиться. - Майкл подошёл к гробу, остановился, переступил с ноги на ногу и решительно перешагнул через ларнитовый борт.
  Жрецы недоумённо переглянулись: полукровка сам улёгся в гроб и с недовольным видом ждал, когда строны закроют крышку. В пещере воцарилась растерянная тишина. Т`арен стремительно захлопнул гроб, но с губ стронов не сорвалось ни единого ликующего крика. Зато в глазах читалось множество вопросов. И первый жрец был обязан ответить на них.
  Т`арен приблизился к кромке воды и патетично заговорил:
  - Мы привыкли убивать полукровок в чреве матери, кровники. И это мудрый шаг! Вырастая, отродья зла сходят с ума! Вы только что видели это сумасшествие собственными глазами! Полукровка не осознавал, что с ним происходит! Беспричинная агрессия, приступы которой он испытывал, сменилась слабоумием. И неизвестно, что мы увидим завтра! Я не стал убивать обоих полукровок сразу! Я хотел, чтобы вы запомнили, как опасны и непредсказуемы эти твари!
  Т`арен замолчал. Строны осмыслили его слова и разразились одобрительными криками. Первый жрец облегчённо вздохнул, и тут за его спиной раздался настороженный шёпот К`ивры:
  - Зачем ты обманул кровников, Т`арен? Полукровка был совершенно нормален.
  - Хочешь посеять панику? - не оборачиваясь, осведомился первый жрец, поднял правую руку, и ларнитовый гроб взмыл в воздух.
  - Конечно, нет. Но это не правильно, - прошептала жрица, наблюдая, как гроб медленно скользит к мерцающей водной глади.
  - Мы выполнили наш долг, и это главное. Полукровка мёртв! - решительно произнёс Т`арен, опустил руку, и белый гроб рухнул в озеро.
  К сводам взметнулся фонтан сияющих брызг. Матовая поверхность вспенилась и пошла густой рябью. По ледяным витым колоннам и гладким отполированным столбам пробежали вереницы пронзительно ярких огоньков, словно невидимый костёр хотел вспыхнуть, но не хватило сил. Свет каменных и хрустальных свечей притух и задрожал. Саркофаг Кианты заволокло молочно белым туманом.
  Ларнитовый гроб медленно уходил в глубину, и когда его очертания растворились в недрах озера, пещера приобрела обычный вид. Лишь саркофаг Кианты перестал быть прозрачным. Строны возбуждённо зашептались, а Т`арен торжественно поднял руку:
  - Богиня приняла нашу жертву! Она довольна!
  Рядом с саркофагом появилась молоденькая девушка в белом льняном платье. Т`арен воздел руки к сводам пещеры:
  - Ты видишь, мать, как мы почитаем тебя! Мы отдаём тебе лучшее, что у нас есть! Никто не притронется к пище, пока ты не вкусишь изысканного букета эмоций и крови! Спустя тысячелетия мы помним твои пристрастия и заветы, Кианта! Так прими же дар своих детей и благослови нас, мать!
  Т`арен сорвал с рабыни платье, кинул её на саркофаг, и в воздухе свистнула плеть. Девушка истошно завизжала. Она корчилась на холодной плите, пытаясь увернуться от ударов. Нежное тело стало красным от крови, и жрецы одним глотком выпили эмоции рабыни. Девушка затихла, а Т`арен отбросил кнут и привычными движениями начал размазывать кровь по ледяной поверхности саркофага. "Нельзя было оставлять Тень Аразры без присмотра! Ну, ничего, я выясню, что он затеял! Только бы дождаться начала пира! - уговаривал себя он. - И если Тень задумал уничтожить Цайран, меня не остановит даже Маргарита!"
  
  Граф исчез, и Святоша открыл глаза. Он провёл ладонью по тёплому тюфяку, на котором лежал Майкл, и сжал кулак: десять лет они стояли плечом к плечу, защищая и поддерживая друг друга, а сегодня он собственными руками отправил друга на казнь. Ради спасения чуждого ему Мира, он жертвовал самым близким ему человеком. Энтони спрашивал себя, мог ли он предотвратить казнь Майкла, и не находил ответа. Для того, чтобы торговаться с Т`ареном, нужно было иметь на руках веские аргументы, а кроме истории, найденной Шарной и Кревом, в запасе у Энтони ничего не было. Он не знал, как отнесётся первый жрец к осквернению гробницы богини. Вероятность того, что их переговоры закончатся дракой была слишком велика. А Энтони не хотел никого убивать, даже Т`арена...
  Святоша разжал кулак. С его ладони сорвался чёрный комочек шерсти и опустился на пол огромной чёрной овчаркой.
  - Наблюдай за Майклом, Лорд, - шепнул ему Энтони и, бросив нежный взгляд на спящую Эльвиру, перенесся к Маргарите. Он хотел предупредить девушку о провале и посоветовать быть предельно осторожной с Т`ареном.
  Но, едва взглянув на Риту, он понял, что опоздал. Полукровка лежала в постели, задумчиво теребила фиолетовый локон, а в её сетчатом щите зияла огромная дыра.
  - Тебя прислал Т`арен, Огонёк? - томно спросила она.
  - Я пришёл сам! - ответил Энтони и накрыл зал щитом.
  - Сам? - Маргарита села и нервно провела рукой по волосам. - А как же план?
  - План провалился. Т`арен знает, кто мы, - ответил Святоша, пристально глядя в глаза полукровке.
  - И что теперь? - испуганно спросила Рита, лихорадочно соображая, по её ли вине провалился план.
  - В чём твоя вина? - Энтони нахмурился.
  Маргарита прерывисто вздохнула, натянула одеяло до подбородка и, понимая, что врать Тени бесполезно, тихо ответила:
  - Я влюбилась.
  - Поздравляю.
  - Я не нарочно, - пролепетала Маргарита и покраснела.
  Энтони не знал, плакать ему или смеяться. Вчера он пообещал жизнь Т`арена Майклу, и теперь ему грозила драка двух полукровок. Если Рита влюбилась в Т`арена так же, как Эльвира в него... Энтони вздрогнул. Ему и так хватало проблем. Святоша сотворил стул, сел и потёр шрам над левой бровью.
  Маргарита с тревогой наблюдала за Тенью. Она чувствовала себя нашкодившим первоклассником в кабинете директора. Ей ужасно хотелось спрятаться за чью-нибудь спину, но, кроме Т`арена, у неё никого не было, а стравливать между собой родичей казалось ей преступлением. "Как было бы здорово, если б они мирно договорились", - с тоской подумала Рита.
  - Это вряд ли, - покачал головой Святоша. - Т`арен защищает свой Мир, а я угроза для Цайрана.
  - Но ты же тоже не хочешь войны!
  - Не хочу. Но если он добровольно не отдаст мне Элю и Майкла, война будет.
  - Почему же ты до сих пор не поговорил с ним? - заламывая руки, воскликнула Маргарита. - Т`арен здравомыслящий строн! С ним можно иметь дело!
  - Т`арен - хранитель законов Цайрана, а я хочу нарушить их!
  Рита сникла.
  - На что ты тогда надеялся? - прошептала она. - У вас нет основы для переговоров, и мы все погибнем.
  - Если помнишь, я не собирался договариваться с Т`ареном. Мы должны были найти артефакт, нейтрализовать его и уйти по-тихому, - сухо произнёс Энтони. - А теперь, волей не волей, придётся вступать в контакт.
  - Ты убьёшь его? - всхлипнула Маргарита, отчаянно теребя край одеяла.
  Энтони поднял глаза к потолку. Разговор грозил пойти по кругу, а ему сейчас было не до того, чтобы утешать влюблённую женщину. Да и утешить её было нечем. И всё-таки ему нужно было договориться с Маргаритой, чтобы предотвратить её срыв. Придя в неистовство, полукровка могла наломать таких дров, что даже Тени было бы не просто разобрать завалы. Рите нужно было подыскать занятие, чтобы она почувствовала себя нужной всем: и спасательной экспедиции, и Эльвире с Майклом, и Т`арену. Задача была сложной, но драги не зря учили Энтони дипломатии.
  - Я не желаю смерти Т`арену, как и любому другому строну, - спокойно заговорил он. - Ты знаешь, я изборец, Рита, и ценю жизнь, какой бы она ни была. Наша цель - спасти Майкла и Элю, а не разрушить Цайран. Я по-прежнему вижу в тебе союзника, Рита, и рассчитываю на твою помощь. Ответь честно, ваша любовь с Т`ареном взаимна?
  - Да, - кивнула Маргарита.
  - Тогда ты станешь посредником в переговорах. Твоё присутствие поможет нам найти общий язык.
  Рита встрепенулась, и в её глазах затеплилась надежда.
  - Конечно, поможет! - С помощью магии она облачилась в лиловый кожаный костюм и вылезла из-под одеяла: - Я знаю Т`арена лучше, чем его кровники! Он не такой, как остальные строны! Он умеет не только брать эмоции, но и отдавать их! Как Т`инкри! Он чувствительный и благородный!
  Энтони внимательно слушал полукровку: ему была важна любая информация о первом жреце. Маргарита взахлёб рассказывала о возлюбленном, и постепенно у Святоши начала вырисовываться картина предстоящих переговоров. Т`арен был из тех, с кем можно было говорить напрямую, не опасаясь, что тебя оборвут, не дослушав. У Энтони появился шанс рассказать первому жрецу о его богине и, каким бы ни было отношение Т`арена к рассказу, он выслушает его до конца.
  Маргарита замолчала и вопросительно посмотрела на Энтони:
  - Я помогла тебе?
  - Очень, - искренне улыбнулся Святоша. - Возможно, Майклу не долго придётся лежать в гробу.
  - Как в гробу? - всполошилась Маргарита. - А Эля?
  Вместо ответа, Энтони перенёс Эльвиру в обеденный зал.
  - Рита! - Эля бросилась к сестре. - Что ты сделала с волосами?
  - Так надо! - всхлипнула Маргарита, и сёстры, рыдая, бросились друг другу в объятья.
  Энтони уничтожил парик, контактные линзы и затейливый макияж. Он встал и провёл ладонями по прозрачной материи, облачаясь в тёмные брюки, серую рубашку и чёрные сапоги. На плечи лег длинный серый плащ Тени, а у ног появился Лорд. Энтони погладил пса по холке и стал вместе с ним смотреть на церемонию стронов: Т`арен размазал кровь рабыни по саркофагу, и тот загорелся глубоким молочным светом. Девушка заснула, жрец повернулся к кровникам и поднял руки:
  - Богиня приняла нашу жертву и благословила наш пир!
  Воды подземного озера застыли, и на гладкой поверхности возникли рабы. Святилище заполнилось оглушительными стонами, криками, музыкой, хохотом, пением, визгом. Строны пожирали эмоции рабов, а Т`арен с отеческой улыбкой взирал на них. Есть первый жрец явно не собирался, и Энтони приготовился к встрече.
  А Эля и Рита, держась за руки, сидели на кровати и тихо разговаривали. Святоша не стал мешать им. Он почему-то был уверен, что девушки поведут себя как надо, и появление Т`арена не станет для них потрясением.
  Так и случилось. Когда первый жрец возник в обеденном зале, полукровки повернули головы и выжидающе воззрились на него, словно ждали его прихода. Энтони мысленно улыбнулся и посмотрел в глаза строну:
  - Здравствуй, Т`арен.
  Жрец взглянул в синие глаза с вихрем снежных крупинок и удовлетворённо кивнул:
  - Ты выглядишь в точности так, как описывали тебя жрецы Малахитового клана. - За спиной строна появился стул. Он опустился на него и сделал приглашающий жест: Садись, Энтони. Попробуем договориться.
  Святоша сел, и Лорд улёгся у его ног.
  - Слушаю тебя, Т`арен, - церемонно произнёс он и слегка склонил голову.
  Жрец посмотрел на Маргариту и Эльвиру. Девушки сидели, гордо выпрямив спины, точно королевы, тщательно соблюдающие субординацию, потому что Энтони был выше королев. "Интересно, что он такое, если перед ним пасуют и полукровки, и драги? - спросил себя строн. - Даже Т`инкри говорил о нём с пиететом! Что такого они видят в нём, чего не вижу я?" Т`арен перевёл взгляд на Тень и спросил:
  - Как вы собираетесь покинуть Цайран?
  - Ты решил отпустить нас? - невозмутимо поинтересовался Святоша. Вопрос жреца подтвердил его предположения. С Т`ареном можно было разговаривать без обиняков.
  Жрец взглянул на Маргариту и выдохнул:
  - Да.
  Энтони пристально смотрел на жреца:
  - Нам придётся довериться друг другу.
  - Нам ничего не остаётся, как довериться друг другу, - эхом откликнулся строн. - Ты рискуешь жизнями друга, возлюбленной и магов, пришедших с тобой, а я - жизнями кровников. Мы оба хотим обойтись без кровопролития. Твоё слово против моего. Я готов довериться тебе, Тень.
  - Я тоже готов довериться тебе, Т`арен, - бесстрастно кивнул Энтони. - Пообещай мне, что когда мы уйдём из Цайрана, ты не пошлёшь за нами погоню. Строны должны забыть о существовании моих полукровок.
  - А твои полукровки забудут о Цайране.
  - Согласен.
  - И я согласен. - Т`арен сцепил пальцы рук: - Теперь расскажи, как вы собираетесь покинуть Цайран.
  - Мы убьём Кианту и всех её божественных братьев и сестёр, - твёрдо сказал Святоша.
  Маргарита и Эльвира взволнованно переглянулись, утратив на мгновение свой гордый царственный вид, а Т`арен, неожиданно для Энтони, расхохотался:
  - Я так и знал, что эта сволочь подложила нам напоследок какую-то свинью. Уж больно легко мои предки засунули её в саркофаг, - отсмеявшись, объяснил он. - Значит, это она удерживает человеческих магов и полукровок? Всё ещё надеется продолжить свои гнусные эксперименты!
  - Истинная цель её экспериментов - обрести бессмертие.
  - Этот эксперимент уже состоялся! - сухо произнёс Т`арен. - Хватит с нас драгов!
  Энтони затаил дыхание:
  - Как они стали бессмертными?
  - Ты не знаешь? - искренне удивился строн. - Я думал, Тень Аразры знает всё.
  - Почти.
  - Тоже хочешь убить свою создательницу?
  Щека Святоши дёрнулась:
  - Когда-то я мечтал об этом, но сейчас... Я не буду мстить.
  Маргарита и Эльвира облегчённо вздохнули. Им обеим нравилась умная и решительная родственница. Т`арен недоумённо взглянул на сестёр и обратился к Тени:
  - Тогда зачем тебе знать их тайну?
  - Есть другие драги. Я хочу изгнать их из Румера! - твёрдо сказал Энтони.
  - Так убить или изгнать?
  - Как получится. Но когда мы столкнёмся, я хочу быть с ними на равных. Они же знают, как убить полукровку.
  Т`арен понимающе кивнул:
  - Чтобы убить драга нужно забыть о магии и ларните. Необходимо обездвижить жертву, например, ударом по голове, а потом сжечь живьём. на обычном дровяном костре.
  - И всё? Так просто? - растерялся Энтони.
  - Нет. - Жрец смахнул с лица непокорную прядь. - Нужно съесть пепел драга, иначе бессмертный восстанет.
  - То есть, самому обрести бессмертие.
  - Именно так.
  Лорд почувствовал волнение хозяина и сел. Энтони успокаивающе погладил его по спине и поинтересовался:
  - А что будет, если накормить этим пеплом бессмертного?
  - Да что угодно, - пожал плечами жрец. - Может, умрёт, а может, с ума сойдёт. Может, бессмертным быть перестанет, а может, и ничего не случится. Но экспериментировать на друзьях, я бы не советовал.
  - Ясно... - протянул Святоша и задумался. Он с лёгкостью принял бессмертие Майкла, Эльвиры и Маргариты, но сам не мечтал о вечной жизни. Брезжащая вдали перспектива стать бессмертным смущала Энтони.
  Зато Маргарита и Эльвира, забыв о переговорах, уставились в глаза друг другу. Они жалели, что не могут сейчас же обсудить, кого из драгов прибьют, чтобы обеспечить бессмертное будущее своим смертным родичам.
  Т`арен взглянул на хищные лица полукровок, усмехнулся и громко спросил:
  - Так как ты планируешь убить Кианту, Тень?
  - Так ты не против? - уточнил Святоша.
  Жрец скривился, словно у него заболели все зубы разом:
  - Кианта наша создательница и наш кошмар. Строны предпочли забыть, какой ценой появились на свет и для чего были созданы. Простые строны и жрецы почитают Кианту, как мать, и только первому жрецу известна горькая правда. В библиотеке Жемчужного клана хранятся летописи тех времён, и каждый первый жрец обязан выучить их наизусть, чтобы история Кианты и её, так сказать, божественных родственничков не забылась. Потому что, если Кианта проснётся, он обязан убить её или хотя бы задержать, чтобы кровники успели покинуть Мир.
  - А как ты собирался убить Кианту? - поинтересовался Энтони.
  - Как получится, - передёрнул плечами Т`арен. - Инструкций на сей счёт не предусмотрено.
  - Мы с Майклом готовы взять убийство Кианты на себя.
  Эльвира подёргала ларнитовый ошейник, и Рита сжала её руку: "Я пойду с тобой!" Т`арен укоризненно посмотрел на сестёр и повернулся к Энтони:
  - Вы сможете открыть саркофаг?
   - Зачем? Мы уничтожим Кианту вместе с саркофагом.
  Т`арен высоко поднял брови:
  - Тогда к чему эти переговоры? Почему ты позволил мне похоронить Майкла, вместо того, чтобы сорвать с него ларнит и убить Кианту? Или ты собирался вытащить его после пира? Уж больно уверенно и нагло вёл себя твой друг. До чего вы договорились ночью?
  Энтони тяжело вздохнул и потёр шрам над левой бровью:
  - Что ты знаешь о Тенях Аразры, Т`арен? Боюсь, только то, что рассказали жрецы Малахитового клана, а они знают не больше обычных румерцев. Двоих весьма талантливых магов, прошедших курс обучения в Аразре, драги наделили чудовищной силой и лишили души. Они создали оружие, способное сравнивать с землёй города и уничтожать людей тысячами. Но драги не долго владели Тенями. Их создательница вернула им души. И теперь Тени Аразры принадлежат только себе. Мы сами решаем, когда пускать силу в ход. И только мы отвечаем за последствия. Цайран не станет вторым Хатпуром! Именно об этом мы говорили ночью. Поэтому Майкл, подавив ненависть к стронам, лёг в ларнитовый гроб, а я разговариваю с тобой, Т`арен. Ты должен удержать кровников от бессмысленной самоубийственной драки. А вытаскивать Майкла из гроба мы будем тогда, когда ты скажешь. - Святоша вопросительно посмотрел на Т`арена.
  - Ночью. Пир будет продолжаться до позднего вечера.
  - Договорились. - Энтони потрепал Лорда по голове, посмотрел на полукровок и перевёл взгляд на строна: - Я могу снять с Эли ларнит?
  Т`арен махнул рукой:
  - Снимай.
  Святоша мгновенно оказался рядом с Эльвирой, сорвал ларнитовый ошейник, и полукровка глубоко вздохнула.
  - Есть хочу, - прошептала она и умоляюще взглянула в глаза возлюбленному: - Я умру, если не поем!
  - С рабами могут возникнуть проблемы, - помрачнел Т`арен. - Они разболтают всей Кианте, что их ела полукровка.
   Энтони сел рядом с Элей и обнял её за плечи:
  - Проблем не будет, Т`арен. Я изменю воспоминания рабов. Они запомнят, что кормили тебя и К`риту. О нас с Эльвирой они забудут.
  Жрец с восхищением посмотрел на Тень, взмахнул рукой, и в обеденном зале появились восемь мальчиков десяти-двенадцати лет. Они поклонились жрецу и Маргарите и уставились на Эльвиру и Энтони. Про полукровку мальчишки, конечно, слышали, о ней неустанно судачил весь Цайран, а вот мужчина, одетый как человек, но с манерами господина озадачил их. Юные рабы недоумённо переглядывались и перешёптывались, но стоило Т`арену шевельнуть пальцами, замолчали и начали скакать и кувыркаться. В такт весёлой жизнерадостной музыке они запрыгивали друг другу на плечи, выстраивая забавные и замысловатые пирамиды, походившие то на большие раскидистые деревья, то на разновеликие пагоды, то на многогранные геометрические фигуры. Пирамиды распадались, и мальчишки заходились в бешеной самозабвенной пляске, изгибаясь, как лозы, и вертясь, как волчки.
  Энтони почувствовал, что Эльвира мелко задрожала. Он оторвал взгляд от завораживающего акробатического танца и заглянул в лицо девушке. Ноздри Эли трепетали, точно у зверя, почуявшего добычу, глаза заволокла мечтательная пелена. Но что-то удерживало полукровку от того, чтобы обрушиться на эмоции рабов. Святоша скользнул в Элино сознание: несмотря на почти неодолимый голод, девушка боялась причинить вред мальчишкам - Шарна накрепко вбила в голову полукровки мысль, что убийство навсегда перечеркнёт её отношения с возлюбленным. Мысленно поблагодарив драгну, Энтони склонился к уху Эльвиры:
  - Ешь. Я сумею остановить тебя.
  Девушка благодарно улыбнулась ему и накинулась на угощение. Она пожирала эмоции рабов, как саранча, всецело положившись на возлюбленного, а Святоша внимательно следил за состоянием мальчишек.
  Т`арен же с восторженным изумлением наблюдал за Маргаритой. После бурной ночи его возлюбленная тоже была голодна, однако она не тронула ни капли эмоций рабов, терпеливо ожидая, пока насытится сестра.
  Мальчишки больше не строили акробатических фигур. Они кружились и ломались в стремительном танце, но с каждым мгновением их движения становились всё более натужными. Энтони напрягся, ловя момент, чтобы остановить Эльвиру, но тут белоснежная, точно брюхо акулы, стена дрогнула и в ней открылся дверной проём.
  Искристые глаза Энтони полыхнули решимостью, и Т`арен вскочил, уронив стул:
  - Ты не прольёшь крови моих кровников!
  - Постараюсь, - сухо откликнулся Тень и уставился на стронов в белых кожаных одеждах.
  
  Глава 9.
  Последние маги Цайрана.
  
  Восемь жрецов Жемчужного клана вступили в обеденный зал и с недоумением огляделись. Посреди зала в зажигательном танце кружились юные рабы, питая своими эмоциями кровницу из Аметистового клана и... Жрецы ахнули: свободную от ларнита полукровку! К тому же полукровку обнимал необычайно сильный человеческий маг с искристыми синими глазами. У ног мага лежала огромная чёрная собака. Несколько мгновений жрецы таращились на странную троицу и собаку, а потом, как по команде, повернулись к Т`арену и вопросительно уставились на него. Лицо правителя Цайрана было непроницаемым. Жрецы потоптались на месте, взволнованно переглянулись и вперёд выступил высокий черноволосый строн с вытянутым, скуластым лицом. Он открыл было рот, намереваясь потребовать объяснений, но Святоша не позволил ему заговорить. Резким движением он развернул Эльвиру к жрецам, и голодная полукровка вперила взгляд в скуластое лицо строна. Ужас и негодование, похожие на ароматный пряный суп, магнитом притянули Элю, и она, не раздумывая, вторглась в его сознание.
  Т`арен стиснул зубы: Тень нашёл лучший, чем убийство, выход, и всё же бесцеремонное обращение с кровниками претило ему. В который раз Т`арен ощутил себя предателем, однако не остановил полукровку - слишком важен был для Цайрана его договор с Тенью Аразры. Не стал он останавливать и Маргариту, когда та, издав воинственный рык, присоединилась к сестре и стала пожирать эмоции его кровников. Т`арен, сцепив пальцы, следил за завтраком полукровок, уповая на то, что Тени по плечу обуздать сестёр.
  Жрецы Жемчужного клана были сильнейшими стронами Цайрана. Изо всех сил они сопротивлялись напору Эльвиры и Маргариты, но полукровки с лёгкостью сметали их щиты и гасили ответные атаки. Музыка оборвалась. Юные рабы сбились в кучку, с трепетом наблюдая за магами. Жрецы и полукровки, замерев, как стрекозы на булавках, с глухой яростью смотрели друг на друга. Внезапно строны покачнулись и подрубленными деревьями рухнули на белоснежный пол. Дети затаили дыхание, а Энтони вскочил и рявкнул:
  - Хватит! - Эльвира и Маргарита вздрогнули и послушно уставились в лицо Тени. - Хватит, - уже мягче повторил Святоша и улыбнулся: - Вы очень помогли нам, девушки, и, надеюсь, сытно поели.
  - Не то, чтобы очень, - улыбнулась Эльвира, - но лично я не собираюсь обжираться.
  - Я тоже, - кивнула Маргарита.
  Т`арен перенёс жрецов в соседнюю комнату, накрыл её щитом и укоризненно покачал головой:
  - Вы заставили меня поволноваться, дамы.
  Энтони вновь сел рядом с Элей, обнял её за плечи и посмотрел на Т`арена:
   - Ещё сюрпризы ожидаются?
  - Вряд ли, - ответил жрец. - В мои покои без приглашения могут войти лишь жрецы Жемчужного клана, а они спят.
  Святоша кивнул и перевёл взгляд на притихших рабов. Мальчишки с опаской смотрели на магов. Все, как один, думали о том, что после того, как на их глазах усыпили могущественных жрецов Кианты, с ними вряд ли будут церемониться. Взглянув в искристые глаза человеческого мага, самый младший из детей громко всхлипнул, и Энтони поспешил уничтожить его воспоминания до того, как раздастся рёв. Затем он изменил воспоминания остальных мальчишек, и Т`арен отослал их. Как только рабы исчезли, Энтони занялся полукровками. Эльвира в соблазнительной пушистой жилетке и коротеньких шортиках нервировала и отвлекала его, и Святоша решил одеть невесту поприличнее. Он вспомнил, как Эля одевалась на Земле, и на девушке появились красный свитер, джинсы и кроссовки.
  - Я тоже хочу стать собой! - заявила Рита и вытащила из глаз коричневые линзы.
  Энтони кивнул, вернул волосам Маргариты естественный русый цвет и одел, как сестру. Только свитер был не красным, а синим.
  Т`арен улыбнулся: светло-русые волосы подходили возлюбленной куда больше фиолетовых, а серые, как сумеречная дымка, глаза горели в сотни раз ярче карих. Жрецу до умопомрачения захотелось обнять любимую, осыпать поцелуями её взволнованное раскрасневшееся лицо, но он отринул пьянящие мысли, заставив себя думать о деле. Маргарита взглянула в глаза Т`арена и почувствовала, как он прячет свою мятежную горькую любовь. Она тоже хотела бы упасть в объятья возлюбленного и слиться с ним в упоительно-сладком поцелуе, но их поцелуй вызвал бы ураган по имени "Эльвира". И лицо Риты превратилось в непроницаемую маску. Строн и полукровка отвели взгляды, не зная, доведётся ли им ещё хоть раз коснуться друг друга.
  От Энтони не укрылись переглядки Маргариты и Т`арена. Ему было жаль строна и полукровку, у которых не было будущего. И не потому, что Рита не сможет жить в скучном однообразном Цайране, а холодный расчётливый строн - оставить родной Мир ради любви. Причиной их разрыва был он сам. Энтони осознал это, прочитав мысли Эльвиры. Сквозь опущенные ресницы Эля смотрела на первого жреца и представляла, как Майкл самыми разными способами убивает его. А самое страшное было в том, что Эльвира наблюдала за смертью Т`арена, держа его, Энтони, за руку. Ведь вчера вечером именно он подарил жизнь строна Майклу. И Эльвира, не иже сомневаясь, мысленно приводила его приговор в исполнение. Пока мысленно. Эля лелеяла мечту, увидеть смерть Т`арена в реальности. И Энтони не мог винить её за это. Впрочем, как и Майкла, жаждущего крови своего мучителя.
  Энтони крепче прижал к себе Элю: "Сначала нужно справиться с Киантой, а уж потом разбираться с Т`ареном!"
  - Что тебя волнует, Тень? - неожиданно спросил жрец.
  Святоша выругался про себя: стоило ему дать слабинку, и строн тот час почувствовал неладное. Энтони не мог рассказать Т`арену, о чём думал, но что-то ответить было нужно.
  - Я переживаю за Майкла, - неохотно произнёс Тень. - Он эмоционально голоден. Я жалею, что не накормил его перед церемонией.
  Т`арен сузил глаза:
  - Очень хорошо, что ты этого не сделал, иначе жрецы увидели бы сытого полукровку и стали задавать вопросы. Но ты переживаешь не из-за Майкла. Ты сомневаешься в своих силах, Тень?
  Маргарита и Эльвира настороженно взглянули на Энтони, и тот улыбнулся.
  - Мы... - облегчённо выдохнув, начал он, но внезапно в обеденном зале появились драги.
  Крев взъерошил волосы и заметался по залу взад-вперёд, а Шарна потрясла в воздухе толстым фолиантом в чёрной кожаной обложке. Драгна была так взволнованна, что не могла говорить.
  - Почему вы пришли? - возмутился Т`арен, с раздражением глядя на книгу в руках Шарны. - Вы нарушили слово!
  Шарна глубоко вздохнула и, кипя от возмущения, проговорила:
  - Да, мы нарушили слово, но дело не терпит отлагательств! - Она села на стул, положила книгу на колени и сухо констатировала: - Вижу, вы договорились. Но боюсь поздновато. У меня дрянные новости.
  Энтони покосился на мечущегося по залу Крева:
  - Что вы откопали?
  Шарна бросила гневный взгляд на Т`арена и с силой хлопнула ладонью по фолианту:
  - Дневник Кианты!
  - И что? - разозлился Т`арен.
  Драгна ядовито улыбнулась строну, а Крев подскочил к нему и заорал:
  - Лучше бы ты не прятал его! Если б мы прочли дневник раньше, то действовали иначе. Впрочем, строны сами виноваты! Вам не стоило тащить в Цайран полукровок! Ваша драгоценная Кианта только и ждала, когда какая-нибудь полукровка окажется в пределах досягаемости!
  - И теперь, когда Майкла опустили в озеро, её пробуждение дело нескольких часов, - Шарна с яростью посмотрела на первого жреца: - На что ты надеялся, Т`арен?
  - На ларнит, - рявкнул строн. - Я думал, что Кианта не учует полукровку в ошейнике. Я собирался вымотать их до предела и похоронить спящими! Или мёртвыми! - Он сжал кулаки: - А что мне оставалось? Жрецы Малахитового клана поставили меня перед фактом! Они притащили в Цайран полукровок, не спросив моего разрешения! Я знал, чем чревато их появление, но молчал! Я не мог их убить! Кто бы стал жрать их пепел? Кому нужно это треклятое бессмертие?!
  Эльвира и Маргарита смущённо потупились: они-то грезили бессмертием для своих смертных родичей. Энтони бросил на сестёр настороженный взгляд, но разбираться с их мыслями времени не было, и он решительно поднялся:
  - Мы должны остановить пир в святилище и вытащить Майкла. Прямо сейчас!
  - Это невозможно! - Т`арен схватился за голову. - Праздник в самом разгаре! Что я скажу кровникам?
  - Правду! - припечатал Святоша. - Твой долг - защитить кровников от гнева Кианты! Время пришло, жрец!
  Т`арен нервно сглотнул, посмотрел в святилище, и в ту же секунду истошно завыл Лорд.
  - Майкл! - выкрикнул Энтони и исчез. Эльвира, Маргарита и Т`арен ринулись следом.
  - Началось, - обречённо прошептала Шарна.
  Крев мрачно кивнул, и драги переместились в подземное святилище стронов.
  
  Ледяные стены и витые колонны мерцали кроваво-красным светом. На полированных столбах ярко серебрились причудливые иероглифы. Высоко под сводами полыхали десятки каменных и хрустальных свечей. На каменном острове, где ещё утром стоял ледяной саркофаг, пылал огромный костёр. Его багровые всполохи высвечивали сотни мёртвых тел, плавающих в тёмных водах. Жрецы стронов на коленях стояли по берегам озера, их невидящие взоры были устремлены на Кианту и её божественных братьев и сестёр, которые окружали ритуальный костёр. В багряном свете костра восемь высоких неподвижных фигур в длинных золотых балахонах с плотными широкими капюшонами, казались статуями, отлитыми из червонного золота.
  Воды подземного озера вскипели, озарились пронзительно-жёлтым пламенем и поглотили трупы рабов. На хрустально-чистую поверхность поднялся тяжёлый ларнитовый гроб. Оторвавшись от воды, он подлетел к острову и с глухим стуком опустился на каменный берег. Крышка отъехала в сторону, и маги шагнули к гробу.
  Майкл поднялся, потёр глаза и с удивлением оглядел золотые фигуры:
  - Кто вы такие, чёрт побери?
  Внезапно в руках магов появились увесистые дубинки, и на Графа обрушился шквал ударов. Майкл завертелся юлой, уворачиваясь от ударов, однако сражаться, стоя в узком гробу, было сложно.
  - Тони! Сюда! - заорал Граф, понимая, что без магии долго не продержится, и ринулся на врагов, пытаясь прорваться сквозь золотое кольцо. Но сокрушительный удар по голове положил конец его отчаянной атаке.
  Кианта и её собраться выволокли Майкла из ларнитового гроба и продолжили избивать его ногами. В мёртвой тишине святилища отчётливо слышались глухие звуки ударов и хруст костей.
  - Достаточно! - прогремел властный женский голос.
  Маги отступили от полумёртвого полукровки, и Кианта царственным жестом сорвала с его шеи ларнитовый ошейник. Четверо её собратьев подхватили полумёртвого Майкла за руки и за ноги и, раскачав, швырнули в костёр. Меховая одежда и волосы вспыхнули, и по пещере поплыл удушающий запах палёной шерсти. Кожа полукровки запузырилась и почернела, с обожжённых губ сорвался душераздирающий вопль, и у костра появился Энтони.
  - Майк! - заорал он и бросился в пламя. Изумрудное сияние погасило костёр, окутав Теней целительным изборским щитом.
  Кианта взвыла, и восемь пар рук потянулись к изумрудному щиту, словно пытаясь разорвать его. С пальцев сорвались дегтярно-чёрные струи. Они ударили в целительный щит и растеклись по нему грязными уродливыми пятнами, разъедая изборскую магию. Щит истончился и стал расползаться, как мокрая бумага.
  - Убейте его! - приказала Кианта и откинула капюшон.
  По плечам рассыпались белокурые волосы, хищное лицо "богини" озарилось торжеством, глаза заблестели от предвкушения победы, и она едва не пропустила удар Т`арена. В последнюю секунду, когда серебристо-белая молния почти коснулась её спины, Кианта извернулась и отразила удар. Молния врезалась в ларнитовый саркофаг и потухла.
  - Сзади! - крикнула Кианта.
  Семеро её собратьев повернулись спинами к разрушающемуся щиту Энтони и всей мощью обрушались на появившихся магов. Эльвира, Маргарита, Т`арен и неожиданно возникший в святилище Т`инкри пираньями вгрызлись в сознание "божественных" противников. А Шарна и Крев, как заведённые, метали в Кианту и её коллег смертельные золотые молнии.
  - Ничтожные черви! - злорадно расхохоталась Кианта. - Вы подняли руку на богов и понесёте суровое наказание!
  Она сделала замысловатое движение рукой, и, побледнев, полукровки схватились за головы. Ментальный удар Кианты дезориентировал их, и девушки бессмысленно затоптались на месте, не соображая, где находятся. Т`арен и Т`инкри загородили Риту и Элю собой и, объединившись, нанесли "богине" ментальный удар, вложив в него все свои силы. Однако Кианта лишь ухмыльнулась и заглотила магию стронов, как лягушка комара. Т`арен и Т`инкри обессилено повалились на каменный берег, а Кианта шагнула к полукровкам, схватила их за волосы и столкнула в озеро. Девушки отчаянно забарахтались в воде, но их беспорядочное бултыхание лишь усугубило положение. Наглотавшись воды, полукровки топорами пошли ко дну.
  И только Шарна и Крев продолжали сражаться. Смертельные молнии в сочетании с умелой защитой сдерживали натиск "богов", но не причиняли им вреда. Драгам не удалось вывести из строя ни одного противника. Однако, несмотря на глумливый хохот Кианты, они боролись, отвлекая "богов" от Теней - их последней надежды. И они добились желаемого. Зрелище бессмысленного сопротивления ничтожных бессмертных магов увлекло божественных братьев и сёстёр. Они хохотали до слёз и чуть не упустили момент, когда изумрудный щит рухнул, открыв взорам готовых к бою Теней.
  Кианта изумленно вытаращилась на бестелесных магов. Серые фигуры, сотканные из тумана и пепла, соединили руки, и пещеру сотряс зловещий громовой раскат. Свечи под сводами погасли, колонны и столбы покрылись мелкими трещинами, а на лицах и телах Теней проступили витиеватые золотые письмена.
  - Кто вы? - озадаченно выдохнула Кианта.
  Она рассматривала диковинные магические создания, пытаясь определить, из чего и как они сделаны. Её божественные собратья тоже вперили взгляды в Теней, забыв о забавных бессмертных магах. За свою долгую жизнь Кианта с коллегами создали множество разнообразных магических существ, но ни одно из них не шло в сравнение с этими. Новый громовой раскат сотряс пещеру, а "боги" всё смотрели на призрачных магов. Они силились проникнуть в их единое сознание, но под пристальными взглядами оно исчезало, как мираж.
  Тени Аразры тоже изучали противника. И у них не было проблем с проникновением в сознание Кианты. Через несколько минут они уже знали всю её подноготную. Кианта и семеро её коллег были последними человеческими магами Цайрана. Именно они, много тысячелетий назад, превратили родной Мир в лабораторию для создания совершенного мага. Они низвели людей и магов до состояния подопытных животных. Они кроили и резали живую плоть, уничтожали неудавшиеся экземпляры и начинали с начала. В ход пошло всё живое на Цайране, и вскоре Мир опустел. Тогда маги стали ввозить в Цайран существ из других Миров. Их жертвы исчислялись миллионами. Кровавый эксперимент продолжался до тех пор, пока в мировой лаборатории не родился первый строн.
  Кианта и её коллеги остались довольны результатом и стали разводить стронов, как скотину, чтобы населить ими Цайран. Строны плодились и размножались - в Цайране возникла новая цивилизация. Но Кианта продолжала эксперименты. Теперь её целью стало бессмертие. Она хотела стать богиней и вечно править в обновленном Цайране. И вдруг строны взбунтовались... Чем закончился бунт Тени знали, и им предстояло поставить финальную точку в истории последних человеческих магов Цайрана.
  Бесстрастно взирали на "божественные" жертвы, которые были не так всесильны, как им мнилось, Тени ждали, когда Шарна и Крев очистят святилище от стронов. Кианта и её коллеги не осознавали, что рассматривают Теней не по своей воле. Проникнув в их сознание, Майкл и Энтони заставили "богов" любоваться собой. И последние человеческие маги Цайрана перестали обращать внимание на то, что творится за их спинами. Они не видели, как Шарна и Крев привели в чувство Т`арена и Т`инкри, а те, в свою очередь, выловили из озера мёртвых полукровок. Драги забрали девушек и ушли вместе с Т`инкри, а Т`арен пробудил к жизни жрецов и приказал им покинуть святилище.
  Когда последний лучик света растворился под тёмными сводами пещеры, первый жрец переместился на остров:
  - Теперь я знаю, что такое Тени Аразры. Я расскажу о вас кровникам, и ни один из них не посмеет поднять руку на тех, кого вы взяли под своё покровительство! Более того, строны придут по первому зову, если вам понадобится помощь. - Т`арен поклонился и исчез.
  В тот же миг Майкл и Энтони шагнули друг к другу и накрыли остров щитом, отрезав его от Цайрана - Тени хотели защитить Мир от своей разрушительной магии. Письмена на их коже полыхнули золотом, и Тени превратились в сияющий кокон. Пульсируя и переливаясь, он начал разрастаться, подбираясь к последним человеческим магам Цайрана. Скованные магией Теней, "боги" тупо смотрели на смертоносный золотой свет. А вокруг гремела буря. Скуля и воя, как бешеная собака, ветер трепал и рвал золотые балахоны. Воздух искрился и трещал. Камни плавились и чернели. Медленно, но неумолимо золотое сияние надвигалось на магов. Оно коснулось одного из них и огненными ящерицами разбежалось по роскошному балахону. Маг очнулся, дико завопил и завертелся на месте, с ужасом глядя, как ненасытный золотой свет пожирает его тело. Крик оборвался - маг бесследно исчез.
  Его гибель отрезвила "богов". Они сбросили чары Теней и заметались, пытаясь пробиться сквозь их защитный купол, сотканный из неизвестной магии. Но ни одно заклинание, ни один самый сильный магический снаряд не смогли пробить его. Ветер сбивал с ног, золотой свет жёг глаза. Сияние почти затопило остров, и цайранские маги прижались к стенам защитного купола. Ужас исказил их лица: они умирали в шаге от бессмертия.
  - Этого не может быть! Мы боги! - истерично заорала Кианта.
  Её крик заставил магов собраться и вступить в битву. В едином порыве они нанесли сокрушительный удар. И золотое сияние дрогнуло.
  - Они слабеют! - возликовала Кианта, и маги с удвоенной силой обрушились на Теней.
  Золотое сияние немного отступило, замерло и вдруг вспыхнуло, поглотив и последних человеческих магов Цайрана, и защитный купол, и святилище стронов. Ввысь взметнулся столб золотого пламени, своды пещеры исчезли, и глазам Теней открылось бледно-голубое небо.
  Тени опустили руки, и золотые письмена погасли. Майкл задрал голову, осмотрел огромный ровный круг над головой и удовлетворённо цокнул языком:
  - Т`арен - бомж!
  - А мы снова вместе, - улыбнулся Энтони, и друзья обнялись.
  - Ты сдержал слово, Тони, - радостно произнёс Граф. Он вновь чувствовал друга, как самого себя. - Теперь мы знаем, как убить драга!
  - Знаем, - кивнул Святоша. - Но у нас остались дела в Цайране.
  Майкл отмахнулся:
  - Да пусть живёт. Я только что убил богов. Что мне какой-то Т`арен?! Пусть Марго забирает его себе! Лучше пойдём в какое-нибудь людное место. Я умираю от голода!
  - Пошли. - Святоша хлопнул друга по спине, и они оказались на центральной площади Кианты.
  Майкл кисло оглядел пустую площадь.
  - А где цветы и хлеб-соль? - обиженно спросил он, и площадь заполнилась стронами.
  Граф расцвёл: жители Цайрана осыпали полукровку сладкими эмоциями восторга, благодарности и ликования. Майкл глубоко вздохнул и стал взахлёб поглощать чувства стронов. Он не заметил, как рядом с ними появились драги, полукровки, Т`инкри и первый жрец Цайрана.
  - Тони! - взвизгнула Эльвира и повисла на шее возлюбленного.
  Энтони посмотрел на блаженствующего друга, обнял Элю и поцеловал её в губы.
  "Лови момент, Святоша! - раздался в его голове ехидный голос Майкла. - Хрен знает, что будет завтра!"
  "Сводник", - прошипел в ответ Энтони.
  "Элька девчонка, что надо! Будешь дурака валять, я её себе заберу!"
  "Только попробуй!" - огрызнулся Святоша. Снежинки в его глазах закружились вихрем, и он исчез вместе с Эльвирой.
  Майкл самодовольно ухмыльнулся, а Шарна расхохоталась.
  - Куда они пошли? - Маргарита недоумённо посмотрела на драгну.
  Крев лучезарно улыбнулся племяннице и небрежно указал на ближайший куб:
  - Туда.
  Рита посмотрела на белоснежный дом, покраснела и покосилась на отца, который задумчиво смотрел то на Т`арена, то на Крева.
  - Папа, - окликнула его Маргарита.
  Т`инкри взглянул на дочь и поманил её к себе.
  - Эльвира в надёжных руках, девочка. Подумай лучше о себе, - шепнул он ей на ухо.
  Маргарита кинула молниеносный взгляд на Т`арена и снова покраснела. Шарна поспешно взяла Крева под руку.
  - Давай-ка вернём дом первому жрецу, - весело предложила она. - Всё-таки Тени наши создания, и мы в ответе за их ошибки.
  Майкл развернулся на пятках и с возмущением заявил:
  - Мы с Тони свободные маги! И о каких ошибках ты толкуешь? Мы выбрали оптимальный вариант и действовали строго по плану!
  Шарна укоризненно покачала головой:
  - Вы разрушили собственный щит и едва не уничтожили город.
  Майкл поморщился и неохотно проговорил:
  - В последний момент Кианта и её подельники очухались и атаковали нас. Мы были вынуждены усилить натиск. И всё же нам удалось нейтрализовать разрушительный поток света. Пострадал всего один дом. - Граф посмотрел на строгое лицо драгны и повернулся к Т`арену: - Извини.
  Первый жрец едва удержался на ногах. Чего-чего, а извинений от Майкла он никак не ожидал.
  - Пустяки, - выдавил Т`арен. - Главное, с Цайраном всё в порядке.
  - Ага, - дружелюбно кивнул Граф и вернулся к прерванной трапезе.
   Маргарита, приоткрыв рот, смотрела на Майкла. Его поведение поставило девушку в тупик. Грозная и свободолюбивая Тень Аразры послушно отчиталась перед драгной, а в довершение извинилась перед казнившим его строном. И сердце Риты затрепетало надеждой. Она перевела взгляд на Т`арена, который вместе с Шарной и Кревом восстанавливал свой белый кубический дом, и тихо обратилась к отцу:
  - Я хочу, чтобы Т`арен стал моим мужем.
  Т`инкри сокрушённо тряхнул головой:
  - Боюсь, твоему дяде это не понравится.
  - Почему? - изумилась Рита.
  Т`инкри бросил тревожный взгляд на Крева, опустил голову и тихо проговорил:
  - Тебе лучше объясниться с ним самой.
  - Хорошо, - пожала плечами Рита и шагнула к дяде, но Т`инкри удержал её:
  - Не сейчас. Поговоришь с ним позже, наедине.
  Маргарита удивлённо заморгала:
  - Наедине?
  Т`инкри не ответил. Он взял дочь за руку и потянул к восстановленному дому:
  - Пойдём. Т`арен зовёт нас. Позволь ему проявить гостеприимство.
  Рита оживилась, мгновенно забыв о Креве, быстро поправила волосы и последовала за отцом.
  Майкл обернулся, проводил Маргариту и Т`инкри благодушным взглядом и сыто потянулся:
  - Пожалуй, эмоций с меня хватит! Нужно поесть по-человечески!
  Он уселся прямо на белый асфальт и сотворил себе огромную глубокую тарелку, доверху наполненную свиными рёбрышками. Косточка хрустнула на его зубах, и площадь опустела - строны чтили право каждого кровника на уединение во время трапезы и перенесли свои обычаи на человеческий обед Майкла.
  
  Глава 10.
  Исповедь Квентина.
  
  Эльвира и Энтони оказались посреди пустой белой комнаты. Святоша скользнул взглядом по холодным снежным стенам, поморщился, и они украсились золотистыми гобеленами и магическими факелами в блестящих золотом захватах. На полу появился мягкий бело-золотой ковёр и высокие фарфоровые вазы с букетами белых, жёлтых и багровых роз. Воздух наполнился их свежим волнующим ароматом, и Эльвира мечтательно улыбнулась. Энтони обнял девушку и рядом с ними из воздуха сложилась огромная кровать на массивных ножках в форме когтистых львиных лап. Многослойный кружевной балдахин широким куполом накрывал ложе, застеленное белоснежными шёлковыми простынями. В изголовье живописной горкой возвышались пуховые подушки и подушечки.
  Энтони подхватил Эльвиру на руки, и она счастливо рассмеялась. Свитер, джинсы и кроссовки пропали - на девушке красовалась тонкая ажурная сорочка. Тёмные волосы блестящей волной ниспадали на её плечи и спину, в глазах бушевала страсть. Край балдахина взмыл в воздух, и Святоша уложил возлюбленную на кровать. Его рука потянулась к застёжке плаща, но Эльвира не стала ждать. Она вскочила и рванула серый плащ. Застёжка отлетела в сторону, плащ упал на пол. Эля с рыком сорвала с возлюбленного рубашку.
  - Не спеши. - Энтони сжал девушку в объятьях и нежно приник к её губам.
  Эльвиру затрясло, как в лихорадке, и Святоша едва не захлебнулся в клокочущем потоке её страсти. На мгновение он опешил: Эля желала его не только на физички, но и ментально. Она жаждала слиться с ним воедино, выпить его до капли и наполнить собственными эмоциями. Но именно этого Энтони не мог ей позволить. Полукровка, какой бы сильной она ни была, могла утонуть в бездонных глубинах его сознания. Святоша хорошо помнил, как это случилось с Шарной, и не хотел пугать возлюбленную. Он кружился в потоке её вожделения, по капле отдавая свои чувства, и Эльвира потихоньку успокаивалась. И вот уже не бурный горный поток, а широкая полноводная река несла их к пенному морю любви.
  Одежда любовников пропала, и их обнажённые тела сплелись в долгожданном соитии.
  - Я люблю тебя... - прошептал Энтони, и на его губах вспыхнула шаловливая улыбка.
  Эльвира мурлыкнула, выгнулась, как кошка, и в постели завязалась буйная озорная игра. Любовники тот сплетались, словно змеи, то откатывались, с вызовом глядя друг другу в глаза, и снова бросались в любовную схватку. Моментами Энтони чувствовал, что возлюбленная вот-вот превратиться в дикое хищное животное, и станет кусать и рвать его, утоляя звериную похоть. И Святоша с воодушевлением принимал вызов. Он всем телом наваливался на полукровку, с силой вдавливал её в белые шёлковые простыни, удушающе настойчиво целовал в губы и в награду кормил своими эмоциями. Эля расслаблялась и оставалась человеком. Она безропотно покорялась грубой силе возлюбленного и неистово отдавалась ему. Достигнув пика наслаждения, любовники разрывали объятья, а через несколько секунд Эльвира вновь бросалась в бой. И теперь Энтони позволял её звериной страсти одержать над ним верх. Охотник "проигрывал" схватку с хищником, падал на спину и покорялся её плотоядным ласкам, получая жгучее нечеловеческое удовольствие. Любовная битва продолжалась и продолжалась. Тень покоряла Эльвиру-строна, Эльвира-драг покоряла человека. И оба были счастливы...
  
  Майкл хрустел свиными рёбрышками и торжествующе улыбался, радуясь, что его вечно серьёзная половина наконец-то блаженствует в объятьях любимой женщины. Ему не нужно было подглядывать за любовниками. Благодаря тесной связи с Энтони, он и так был с ними. Граф мог бы отгородиться от друга, но он никогда не видел Святошу таким счастливым, а от ощущений, которые испытывал друг захватывало дух. Майклу стало жаль, что на Земле он не успел соблазнить Маргариту. Секс с полукровкой оказался до жути интересным и необычным. Майкл догрыз рёбрышки, сотворил бокал вина и, залпом осушив его, разлёгся на белом асфальте. Он смотрел в темнеющее голубое небо и широко улыбался. Жизнь была прекрасна и удивительна. Граф был рад, что его спутники обедают с Т`ареном, предоставив его самому себе. Тем более, он был не один. Рядом незримо присутствовали Энтони и Эльвира.
  - Майкл! - безмятежную тишину Цайрана разорвал пронзительный женский вопль, и на грудь Графу шлёпнулась Всемила.
  Майкл крякнул от неожиданности и покрутил пальцем у виска:
  - С ума сошла? Не можешь перемещаться осторожнее?
  Всемила обвила его шею руками и заискивающе улыбнулась:
  - Я пришла к тебе.
  - Молодец, - похвалил её Граф и погладил по щеке: - Соскучилась?
  - Очень! - закивала драгна, ластясь к любовнику. - А ты скучал по мне?
  - Конечно! - Майкл лизнул восторженные эмоции Всемилы и с сожалением выскользнул из её сознания - он был сыт под завязку.
  Граф снял с себя драгну, усадил её на асфальт и сел рядом. Если б не эмоции друга, он потащил бы Всемилу в постель, но и в этом отношении полукровка был удовлетворён. И Майкл решил вступить в светскую беседу. Почесав затылок, он задумчиво посмотрел на Милу и поинтересовался:
  - Как дела в Румере?
  Всемила разочарованно вздохнула. Она надеялась затащить Майкла в постель, а уж потом выложить ему плохие новости. Но Майкл, как обычно, нарушил её сценарий. Драгна нервно пригладила волнистые рыжие локоны и, вертя на пальце массивный бриллиантовый перстень, заговорила:
  - Квентин...
  - Стоп! - перебил её Майкл и поспешно выстроил щит, отгораживаясь от друга. Он хотел, чтобы счастье Энтони продлилось подольше. - Продолжай!
  Всемила ничего не поняла, но послушно продолжила:
  - ...тяжело болен. Изборские целители не могут определить, что за болезнь свалила отца-настоятеля. Мартин...
  Майкла тряхнуло, и они с Всемилой оказались в обеденном зале Т`арена. Поднявшись с пола, Граф исподлобья посмотрел на Шарну:
  - Не могла просто позвать, да?
  Шарна не обратила внимания на выпад Тени. Она требовательно взглянула на Всемилу:
  - Рассказывай!
  Мила придвинулась к Майклу и вцепилась в рукав его серого плаща:
  - Мартин отправил меня в Цайран за Энтони. Отец-настоятель всё время зовёт сына. Наверное, хочет попрощаться перед смертью.
  - Заткнись! - прошипела Шарна, задрожав от гнева.
  Всемила ойкнула и нырнула подмышку Тени. Майкл по-хозяйски обнял её и хмуро посмотрел на Шарну:
  - Не ори на неё! Пусть рассказывает! - Он выудил Милу из подмышки и ласково погладил по голове: - Не бойся, детка, я не дам тебя в обиду.
  Всемила просияла и торопливо заговорила:
   - Как только вы ушли, с Аразрой стали происходить странные вещи. Дворец начал меняться сам по себе, а наши родичи вдруг освободили Озарину и провозгласили её королевой драгов.
  Т`инкри побледнел и закусил губу, а Крев удивлённо поднял брови:
  - Моя сестра самая не подходящая кандидатура на роль лидера. Рину никогда не интересовала власть. Она была погружена в биологию и медицину. Её интересовало строение живых существ, а не власть над ними.
  Всемила согласно кивнула и продолжила:
  - Квентин сказал то же самое. Он первым предположил, что на родичей действует магия Аразры. И оказался прав. Уже к вечеру того дня, когда ушёл Энтони, аразрский дворец превратился в огромную жёлто-бурую башню. Ночью Квентин слёг, а Озарина собрала всех вешей, даже учеников, и приказала им осадить Избор. А утром к вешам присоединилась армия Леонаса.
  Майкл грязно выругался в адрес отца и удостоился осуждающего взгляда всех присутствующих.
  - А что? - набычился Граф. - Леонас мне никто! Что хочу, то и говорю! Вернусь в Румер, задушу собственными руками! Сидел бы на своём шатком троне и не рыпался!
  - Он не сам, - тихо сказала Всемила. - Аразра подняла против Избора весь Румер.
  - А другие монастыри? - спросил Крев.
  - Монахи не могут покинуть свои обители. Власть Аразры распространилась на весь Мир. Все румерцы, от мала до велика, идут на Избор. И стоит монаху выйти за стены монастыря, он тут же оказывается во власти Аразры и перемещается к стенам Избора.
  Мила замолчала, и в обеденном зале воцарилась гнетущая тишина. До боли сжав кулаки, Шарна смотрела перед собой: весть о болезни Квентина выбила её из колеи. Она знала, что отец-настоятель смертен, но властность и монументальность его личности создавали ощущение вечности и незыблемости. Крев и Т`инкри, глядя в глаза друг другу, размышляли о зыбком будущем Эли, Риты и о горькой судьбе Озарины. Т`арен и Маргарита скорбели о скорой разлуке. А Майкл думал об Энтони. И чем больше он думал о друге, тем меньше ему хотелось возвращаться в родной Мир. Тень обладал малой толикой мощи Аразры, и мысль об истинной силе живого артефакта ужасала его. Он был уверен, что, едва узнав о румерском бедствии, Энтони бросится в смертельный бой. А сражение с Аразрой представлялось Майклу битвой муравья с горой - бессмысленно и скоротечной. А ещё он знал, что встанет плечом к плечу с Тони и погибнет вместе с ним. И никакое бессмертие не спасёт его от разрушительной мощи взбесившегося артефакта. Майкл гладил Всемилу по голове и хмуро смотрел на Шарну, мысленно обвиняя её в гибели себя и Тони.
  Граф думал так громко, что Крев не сдержался:
  - Не злись, Майкл! Вам нельзя идти в Румер. Аразра только и ждёт, когда её Тени вернуться в родные пенаты. Она мгновенно подчинит вас и бросит на Избор! И вот тогда монастырь точно не выстоит.
  - Квентин ждёт Энтони, - громко сказала Всемила. - Он создал проход между Избором и Киантой. Аразра не достанет Теней и всех, кто пойдёт с ними.
  Т`арен вздрогнул и строго посмотрел на Маргариту:
  - Ты никуда не пойдёшь!
  - Однозначно! - поддержал его Крев. - Ни Рите, ни Эле нечего делать в Румере. А, по большому счёту, нам всем не стоит туда соваться. Румеру конец!
  Шарна тряхнула каштановой гривой и гневно взглянула на драга:
  - Возвращайся на Землю! Забирай всех, кого хочешь, и беги, хоть сейчас! Я пойду в Избор! Позови Энтони, Майкл!
  - Как же тебе не терпится его убить, - сквозь зубы процедил Граф и убрал щит.
  Энтони появился через минуту. Он обнимал за плечи Эльвиру, которая едва держалась на ногах и бессмысленно хлопала глазами, не сознавая, что происходит. Усадив Элю на стул, Святоша встал рядом с Графом и посмотрел на Шарну:
  - Мы с Майклом пойдём одни!
  Шарна покачала головой и исчезла.
  - Дура! - рявкнул Крев.
  Энтони скользнул презрительным взглядом по разъярённому лицу драга, и Тени пропали. Крев повернулся было к Т`инкри, но строна уже не было рядом.
  - Ещё один идиот, - буркнул драг, и тут из обеденного зала исчезли Всемила и Эльвира.
  Маргарита бросила прощальный взгляд на Т`арена и тоже растворилась в воздухе. Первый жрец Цайрана вскочил, и лучик света погас под потолком. Крев мысленно выругался и тоже ринулся в Избор.
  
  В камине, искусно выложенном из радужных камней, ярко пылали дрова. Плотные тёмно-зелёные шторы были наглухо сдвинуты, словно отгораживая комнату от остального мира. На обитых деревянными панелями стенах тускло горели магические лампы со светло-зелёными абажурами. В изголовье массивной деревянной кровати на высоком столике стояла широкая керамическая ваза с нежными голубыми цветами. На кровати, вытянувшись, как покойник, лежал отец-настоятель Избора. Его лицо было пепельно-серым, светло-русые волосы слиплись от пота, а посиневшие веки - плотно сжаты. Лишь редкие слабые вздохи говорили о том, что Квентин жив.
  Сгорбленный, постаревший на добрый десяток лет Мартин и Ирен с покрасневшими от слёз глазами сидели возле кровати Квентина и скорбно молчали. Говорить было не о чем: целители Избора оказались бессильны перед странной скоропалительной болезнью, подкосившей отца-настоятеля. Мартин всё время слышал, как Квентин мысленно зовёт Энтони, и молил Святой Румер, чтобы Тони успел попрощаться с отцом.
  Появление Шарны повергло Мартина и Ирен в шок. Старейший целитель Избора открыл было рот, чтобы возмутиться её бесцеремонным вторжением, но следом пришли Энтони и Майкл. Лица Мартина и Ирен просветлели, и вдруг комната наполнилась магами. Последним появился Крев. Драг мрачно взглянул на умирающего Квентина и уселся на появившийся за его спиной стул.
  - Удручающее зрелище, - глухо и зло произнёс он и скрестил руки на груди.
  Щека Энтони дёрнулась. Он шагнул к кровати и склонился над отцом:
  - Я здесь, папа.
  Веки отца-настоятеля дрогнули, и он открыл глаза. Несколько секунд Квентин всматривался в лицо сына, словно не узнавая его, а потом закрыл глаза. Энтони испуганно сжался, ему показалось, что отец умер, но тут в его голове зазвучал знакомый голос:
  "Тысячу лет назад драги разбили могучий живой артефакт над Чениром, и Аразра стала тюрьмой Святого Румера. Во всех обителях погасли алтари. Но монахи сплотились и сумели блокировать артефакт. Румер и Аразра вступили в невидимую схватку, которая длилась девятьсот пятьдесят лет. Полвека назад Румер начал побеждать. В обителях засветились алтари, а вскоре Румер породил меня. Мальчик, умерший при рождении, ожил. Я всегда знал, кто я и зачем рождён. Моей целью было создать оружие для уничтожения Аразры. Я выполнил своё предназначение и породил тебя, Энтони. Наши искристые глаза - знак родства со Святым Румером. Я до сих пор связан с Миром, а ты - нет! Ты рождён, чтобы умереть, Тони! А я люблю тебя больше всех своих детей. И чем старше ты становился, тем меньше мне хотелось жертвовать тобой, даже ради спасения Мира. Я загнал себя в ловушку. Я тянул и тянул время, не в силах принести тебя в жертву. И дотянул... Ты оказался в Аразре. Из-за любви к тебе, Тони, я чуть не погубил Мир. Я не надеялся, что ты выживешь. Хрупкий, тонко чувствующий изборский мальчик должен был умереть сам или быть убитым. Но ты выжил и вернулся в Избор. Я должен был поговорить с тобой той же ночью. Но у меня язык не повернулся сказать тебе правду и отправить умирать в Аразру, из которой ты вырвался чудом. Да ещё Майкл... Теперь мне предстояло послать на смерть вас обоих. Аразра убила бы полукровку, Тони. И я вновь отложил наш разговор. А на следующий день я узнал об Эле... Она стала третьей жертвой во имя спасения Мира. В Рантаре я увидел её сестру, и мне стало совсем плохо. Список жертв рос, и я решил, что не потревожу тебя до тех пор, пока Аразра не нанесёт удар. Но Аразра, в отличие от меня, не испытывает чувств. Зато, как всякое живое существо, обладает инстинктом самосохранения. Она узнала о тебе и твоём предназначении, когда драги делали из тебя Тень. Но пока ты был лишён души, ей не о чем было беспокоиться. А вот когда Шарна освободила тебя и оставила на Земле, Аразра почуяла опасность и пришла в движение. Она заговорила с Уличем и потребовала твоей смерти. И она получила Теней, когда Маргарита лишила вас воли. Однако Аразра не смогла убить вас. Её собственная магия защитила вас, Тони. Но строны утащили Майкла, и ты ушёл в Цайран... Аразра не могла не воспользоваться моментом, и подчинила себе драгов, вешей и всех румерцев, оказавшихся вне стен монастырей. Она хотела задавить Святой Румер до твоего возвращения, потому что знала, что ты - её смерть. Я связан с Миром и борюсь вместе с ним. Но у нас почти не осталось сил, Тони. Ты - единственная надежда на спасение. Ты живой резервуар, Тони. Ты должен вобрать в себя мощь Аразры и стать непроницаемой оболочкой для её тлетворной магии".
  Сердце Энтони болезненно сжалось:
  "Я уничтожу Аразру, папа".
  Майкл кисло посмотрел на Квентина и проворчал:
  - По крайней мере, не виселица. Мы умрём в бою, как подобает Теням Аразры! - Он приосанился и обвёл гордым взглядом притихших магов: - Вот она судьба героя! Умереть за свободу простого народа! День сегодня такой - спасать Миры от разбушевавшихся магов и артефактов!
  Энтони выпрямился:
  - Ты, как всегда прав, Майк. - Он встал рядом с другом, повернулся к Шарне и, глядя ей в глаза, твёрдо сказал: - Если вы покинете стены монастыря, Аразра подчинит вас, и мы будем сражаться с вами, как с врагами. Поэтому вам лучше остаться в Изборе или уйти на Землю.
  Шарна согласно кивнула, а Эльвира нахмурилась и поджала губы. Энтони тяжело вздохнул:
  - У меня нет времени объяснять тебе, что происходит, Эля. Прошу тебя, на этот раз, не ходи за мной. Я не хочу убивать тебя собственными руками!
   - Я умру вместе с тобой! - с непреклонной решимостью заявила Эльвира и подошла к возлюбленному. - Мне нет жизни без тебя!
  - Мне тоже. - Энтони обнял Элю и прошептал ей на ухо: - Живи, чтобы мне было к кому вернуться.
  Святоша разомкнул объятья, а Майкл погрозил Эльвире кулаком:
  - Сунешься в Аразру - выпорю!
  Эля нервно хихикнула:
   - Напугал ежа голой попой. - Она смахнула набежавшие на глаза слёзы и бросилась на шею Графу: - Возвращайтесь оба. Слышишь, Тони?
  Майкл поцеловал Эльвиру в щёку и, приподняв за талию, отставил в сторону. Он лучезарно улыбнулся магам и протянул руку Энтони:
  - Давай покончим с Аразрой, раз и навсегда!
  Святоша согласно кивнул, и ладони друзей сомкнулись. По комнате пробежал лёгкий ветерок и словно развеял их плоть. На замерших магов смотрели две призрачные фигуры в серых, как дымка, плащах. По впалой щеке Квентина пробежала слеза, а Ирен закрыла рот ладонью, со страхом взирая на эфемерное существо, в которое превратился её сын. Ирен перевела испуганный взгляд на отца, но Мартин не ответил на её невысказанный вопрос. Он во все глаза смотрел на Теней Аразры, ужасаясь их разрушительной мощи.
  Призрачные тела покрылись ярко-золотой вязью, и Тени исчезли. Эльвира упала на грудь Маргариты и зарыдала.
  - Не надо, Эля, - дрожащим голосом прошептала Рита. - Они вернуться. Они же Тени.
  Т`инкри обнял дочерей и, успокаивая, стал осторожно слизывать их отчаяние и душевную боль. Всемила, тихо всхлипывая, забилась в угол комнаты. Она боялась привлечь к себе внимание Шарны или Крева. Майкл ушёл умирать, и перед ней замаячила перспектива вновь стать рабыней драгов. Но и пойти за Майклом она не смела. Энтони недвусмысленно приказал Шарне, не выпускать магов из Избора.
  Эльвира перестала плакать. Держась за руки, сёстры сели на диван у стены и замерли, прислушиваясь к слабому дыханию Квентина. Т`инкри и Т`арен сели рядом с девушками и тоже уставились на отца-настоятеля. Отпрыск Святого Румера был их единственной ниточкой к Теням, а его состояние - индикатором битвы между Миром и Аразрой.
  Крев сотворил себе бокал вина и, потягивая его, зашевелил губами, словно споря с невидимым собеседником. Шарна с тревогой посмотрела на него, ожидая взрыва, но источником взрыва стал не драг, а Ирен. Женщина внезапно вскочила и набросилась на Шарну:
  - Это ты! Ты во всём виновата!
  Мартин подбежал к дочери, обнял её, но та продолжала орать:
  - Ты украла моего мальчика и превратила его в чудовище! Из-за тебя он погибнет! А ты будешь жить! Это несправедливо! Ты должна сдохнуть, как чумная крыса! Я сама убью тебя!
  Мартин беспомощно гладил дочь по голове. Болезнь, от которой излечила её Эльвира, стремительно возвращалась - Ирен сходила с ума. Крев с омерзением посмотрел на жену Квентина.
  - Убери её отсюда, Мартин! - категорично потребовал он.
  Шарна развернулась и со всего маха залепила родичу пощёчину:
  - Закрой рот! Распоряжаться будешь в собственном доме!
  Крев вскочил.
  - Ты тоже не дома! Она сходит с ума из-за тебя! Ты украла её сына, а теперь взялась за мужа! - заорал он. - Бесстыжая стерва!
  Шарна глубоко вздохнула, прикрыла глаза, и Крев, издав булькающий звук, повалился на пол.
  - Отдохни. Так нам будет спокойнее, - сквозь зубы сказала драгна и повернулась к Мартину: - Простите нас, целитель.
  Мартин отвёл глаза. Он прижимал к себе бьющуюся в истерике Ирен и едва сдерживал рвущиеся из груди рыдания. И вдруг дочь успокоилась. Крики смолкли, дыхание выровнялось. Женщина закрыла глаза и уснула здоровым, спокойным сном. Мартин бросил косой взгляд на Эльвиру, но полукровку не интересовала Ирен. Её глаза были устремлены в лицо Квентина. Целитель непонимающе огляделся и натолкнулся на смущённый взгляд строна.
  - Вы? - хрипло выдавил Мартин.
  - Я, - кивнул Т`арен.
  - Спасибо. - Мартин поднял дочь на руки и исчез.
  Шарна с благодарностью взглянула на первого жреца Цайрана, села на край постели и взяла отца-настоятеля за руку.
  "Я люблю тебя", - прошептала она.
  "Я знаю", - отозвался Квентин, и на его ресницах блеснула слеза.
  
  Глава 11.
  Битва.
  
  Холодный пронизывающий ветер трепал дымчато-серые плащи Теней. Они вернулись в Аразру и не узнали её. Крепостные стены, казармы учеников, городок вешей-воинов, тренировочные поля и конюшни исчезли. Посреди безжизненной снежной равнины, на месте прекрасного, величественного дворца драгов, возвышалась гигантское жёлто-бурое сооружение, отдалённо напоминающее башню. Неровные стены из грязи и песка дрожали и пульсировали. Здание менялось на глазах, то вытягиваясь к небу конусом, то расползаясь шахматной турой, словно никак не могло найти нужную форму.
  Тени встали спина к спине. Майкл выстроил защитный купол, и Энтони, содрогаясь от отвращения, положил ладони на тёплую склизкую стену Аразры. В тот же миг на Теней гладом обрушились золотые молнии. Майкл расширившимися глазами смотрел на безжизненные лица драгов с пустыми остекленевшими глазами. Гордые правители Аразры стали её безвольными рабами. Стоя полукругом, они, как заведённые куклы, метали молнии в щит Тени. Судьба бездушного оружия, уготованная Майклу и Энтони, постигла самих драгов. Графу даже стало жаль их. Особенно Озарину. Майкл никогда не видел её раньше, и его поразило сходство драгны с Маргаритой: такое же овальное лицо с мягкими правильными чертами и длинные светло-русые волосы, разметавшиеся по плечам.
  Внезапно из пульсирующей стены вытянулись десятки граблевидных мускулистых рук, и их могучие кулаки, словно огромные молоты, стали долбить защитный купол. Майкл задрал голову. Поверхность купола покрылась мелкими трещинками, и он поспешно укрепил щит. Трещинки затянулись и появились вновь. Уже не обращая внимания на зомбированных драгов, Граф сосредоточился на обороне. Он непрерывно укреплял щит, моля Святой Румер, чтобы у него хватило сил удержать защиту, пока Святоша не выполнит своё предназначение.
  Тем временем Энтони медленно вбирал в себя Аразру. Как только его ладони коснулись тёплой склизкой стены, Тень обуяла нестерпимая жажда: он алкал испить Аразру до последней капли магии. Призрачное тело точно высохло изнутри, и теперь наполнялось чуждой и дикой магией. Мощь Аразры вливалась в него, как бурлящий и клокочущий селевой поток, и грязным водопадом падала в бездонное нутро.
  Солнце сползло за горизонт. День померк. Вокруг башни заклубился густой белёсый туман. Он опустился на защитный купол Тени, окутал тела драгов и стал расползаться по бескрайней снежной равнине. В белом молоке тумана тускло мерцали золотые молнии, а безобразные руки Аразры целиком скрылись в нём. Лишь тяжёлые глухие удары, сотрясающие щит, не давали забыть об их существовании.
  Золотые вспышки высвечивали уродливые жёлто-бурые стены. Метр за метром башня оседала. Майкл потерял ощущение времени. Ему казалось, что битва с Аразрой длится и длится. И никогда не закончится. Но вдруг раздался оглушительный удар грома. Дико взревел ветер. Молочно-белый туман холодной серой изморозью осел на потемневший снег, а небо разверзлось хлёстким ледяным дождём. Потоки воды, как плети, стегали Аразру, и она выла и стонала, точно бушующий океан. Удары по защитному куполу стали реже и слабее, а золотые молнии вовсе исчезли - бессмертные драги умирали, захлёбываясь в карающих потоках.
  Майкл почувствовал, что Энтони едва держится на ногах - разрушительная мощь Аразры переполняла его, а башня уменьшилась лишь наполовину. Полукровка змеёй обвился вокруг тела друга, возложил ладони на его закоченевшие руки и распахнул сознание навстречу Аразре. Если бы Майкл был человеком, болевой шок убил бы его, но призрачные тела Теней не испытывали боли. И Майкл ощутил лишь дикую, ужасающую силу живого артефакта, которая устремилась в него ревущим смертельным потоком.
  "Я хочу, чтобы ты жил!" - прозвучало в едином сознании Теней, золотая вязь на призрачных телах вспыхнула, и в грязно-жёлтую стену Аразры впился золотой кокон. Словно огромная пиявка он всосал оставшуюся половину Аразры, и когда башня исчезла, рухнул на пылающий изумрудным светом алтарь...
  
  Майкл открыл глаза и оторопело уставился в распахнутое окно. Лёгкий прохладный ветерок теребил белые занавески с синими и фиолетовыми цветочками. К резным створам склонялись длинные ветки белоствольной берёзы с крошечными тёмными почками. Вдалеке виднелась широкая могучая река, запруженная огромными льдинами. Трескучий гул ледохода и звонкое пение птиц врывались в открытые окна, возвещая о приближении весны.
  Граф скосил глаза на спящего рядом Святошу, осторожно приподнялся и оглядел просторную светлую комнату с деревянными стенами, белоснежной печью и простой мебелью. Единственной выбивающейся из деревенского интерьера вещью был плоский широкоэкранный телевизор на блестящей металлической подставке. Глаза Майкла забегали по комнате в поисках пульта. Забыв о спящем друге, Граф вытянул руку и, едва на его ладонь лёг пульт, нажал на кнопку и жадно уставился на экран, где шёл двенадцатичасовой выпуск новостей.
  Энтони заворочался, сел в постели и проворчал:
  - Зачем дразнить себя? Отправился бы в какой-нибудь город и поел нормально. - Он замолчал и растерянно уставился на телевизор. - Мы живы?
  Майкл обернулся:
  - Ага. - Он подмигнул другу и вновь уставился на экран. - Разве мы планировали умереть?
  Энтони свесил ноги с кровати, взял со стула джинсы, натянул их и стал босиком расхаживать по комнате. Он пытался вспомнить, чем закончилась битва с Аразрой, но память упорно возвращала его к тому моменту, когда широкие ладони Майкла накрыли его холодные руки. Энтони чувствовал, что в доме есть и другие маги. Он мог позвать любого из них и спросить, что произошло в Румере, но ему хотелось разобраться самому.
  - Я тоже не помню, - бросил через плечо Майкл. - Похоже, мы вырубились, едва я схватил тебя за руки.
  - Так мы победили? - с тревогой спросил Энтони.
  - А то!
  - Откуда ты знаешь?
  - Мы живы.
  - А должны быть мертвы!
  - Зануда суицидальная! Посмотри лучше, какая деваха! - Граф указал на стройную белокурую девушку в обтягивающем брючном костюме, которая водила рукой по метеорологической карте. - Давай отыщем её и пригласим на обед! Я специально для тебя гастрономический журнал украду! Не... - Он переключил канал. - Лучше мальчишник закатим. Позовём Т`инкри, Крева, Т`арена... Можно и папу твоего позвать! Я всё про мальчишник знаю, Тони. Я целый фильм про него смотрел.
  - Это была комедия.
  - А у нас что, драма? Тень Аразры вступает в брак с полукровкой. Чем не комедия? - оскалился в ехидной улыбке Граф.
   Святоша отвесил ему подзатыльник:
  - Будешь выступать, женю тебя на Всемиле.
  - А я что, против? Я хоть сейчас под венец!
  - А как же дикторша и телефонные девочки? - язвительно поинтересовался Энтони.
  - Одно другому не мешает! - заявил Граф и поискал глазами телефон. - Кстати, на мальчишник положено заказывать девочек в торте. Мелочиться не будем, возьмём по торту на нос.
  - Обожрёшься! - рассмеялся Святоша.
  - Значит, ты не против, - хихикнул Майкл, и в его руке появился сотовый телефон.
  - Уймись! - Энтони упал на стул и серьёзно произнёс: - Прежде чем развлекаться, я хочу знать, мертва ли Аразра и почему мы находимся на Земле!
  - Об этом мы и поговорим, - раздался спокойный голос Квентина.
  - Папа! - воскликнул Энтони и крепко обнял его. - Раз ты жив, значит, Аразра мертва!
  - Я же тебе говорил, - проворчал Майкл, исподлобья взглянул на Шарну и обмотался одеялом. - Ну, и что мы опять сделали не так?
  - Всё, - улыбнулась драгна. - Поэтому и выжили.
  Граф беспокойно поёжился:
  - Объясни.
  Квентин, Энтони и Шарна сели напротив кровати, и драгна заговорила:
  - Энтони должен был впитать магию Аразры и погибнуть. Но твоё вмешательство изменило процесс. Каждый из вас не хотел, чтобы друг умер, и, слившись воедино, вы стали не просто впитывать магию Аразры, но и перерабатывать её, приспосабливая к себе. Вы покорили Аразру, и теперь её мощь живёт внутри вас.
  Майкл с опаской оглядел себя и вздохнул:
  - И кем мы стали?
  Шарна развела руками:
  - Не знаю.
  Энтони вопросительно посмотрел на отца.
  - Когда Аразра исчезла, вы упали на алтарь Румера, - тихо сказал Квентин. - Мир проанализировал ваше состояние. Магия Аразры всё ещё клокочет в вас. Вы опасны и для себя, и для любого магического Мира. Именно поэтому мы перенесли вас на Землю. Вам придётся жить здесь до тех пор, пока вы не научитесь полностью контролировать свою новую составляющую. Подчинив Аразру, вы сделали первый шаг. Теперь вам нужно поставить её себе на службу. В противном случае, Аразра вырвется на свободу и захватит Мир, в котором вы будете находиться. Земля оптимальный вариант. Самое худшее, что может ожидать этот Мир - победа магии над технологией.
  Майкл с любовью посмотрел на телевизор, нежно погладил сотовый телефон и решительно заявил:
  - Не допущу!
  Шарна хмыкнула и посмотрела на Энтони, который задумчиво тёр колено:
  - Не нужно воспринимать Землю, как огромную тюрьму, Тони. Рано или поздно ты сможешь вернуться в Румер, если, конечно, захочешь. И потом, ты останешься здесь не один. Да принимать гостей тебе не возбраняется.
  Святоша грустно кивнул:
  - Знаю. - Он поднял голову и взглянул на Шарну: - Что стало с драгами?
  - Почти все драги и большинство вешей Аразра успела сожрать.
  - А Озарина? - встрепенулся Майкл.
  - Она в Изборе. Т`инкри и Крев успели вытащить её. Мартин обещал поставить её на ноги, - ответила Шарна и, помолчав добавила: - Выжили так же Улич, Гарко и Ивица. Они тоже в Изборе.
  Граф хищно скривился:
  - Надеюсь, в ларните?
  - Само собой, - кивнул отец-настоятель и внимательно посмотрел на Майкла: - Не хочешь спросить о Леонасе?
  - А что с ним станется? Ну, лишите вы его императорской короны. Но навряд ли отберёте Хабрит, - передёрнул плечами Граф.
  Квентин согласно кивнул и сообщил:
  - Твоя сестра Анита стала настоятельницей Изирского монастыря.
  Майкл расхохотался и повалился на кровать:
  - Я всегда ей это предсказывал! Она прямо-таки создана для роли настоятельницы! Представляю, как она просыпается и тут же начинает учить жить всех подряд! Обхохочешься! Мать, наверное, счастлива!
  - Вполне, - ухмыльнулся Квентин и встал: - Пожалуй, мне пора.
  - Подожди! - Энтони вскочил: - А мама? Мы с Майком напугали её.
  - Т`арен не дал ей сойти с ума. Но Ирен нужно время, чтобы принять тебя таким, какой ты есть. Она десять лет жила надеждой на встречу с тобой, однако оказалась не готова увидеть Тень... Она привыкнет, Тони. Когда-нибудь я приведу её к вам в гости. Ирен любит тебя, и любовь поможет ей справиться с потрясением. - Отец-настоятель обнял сына, похлопал Майкла по плечу и исчез.
  Тени уставились на Шарну, и та поднялась:
  - Одевайтесь и приходите в столовую.
  Драгна вышла из комнаты, и Майкл громко фыркнул:
  - Тоже мне фифа! Как мы будем жить с ней под одной крышей, Тони? Давай заберём Эльку и рванём в Москву! Я сыт драгами по горло! Хочу к людям!
  Энтони с невозмутимым видом надел рубашку и, застёгивая пуговицы, заметил:
  - Жрать ты хочешь, а не с людьми общаться. Я сам накормлю тебя!
  - Да ладно тебе. У меня Мила есть. - Майкл откинул одеяло, взял со стула джинсы, повертел их в руках и отбросил в сторону. - Они что, решили, что мы будем одеваться, как близнецы-братья? - возмутился он, облачился в элегантный чёрный костюм и встал. Перед ним возникло большое напольное зеркало. Майкл поправил на шее стильный шёлковый платок, пригладил волосы и довольно крякнул: - Хорош!
  - Красавец, - в тон ему сказал Энтони, зашнуровывая кроссовки.
  - Да уж, не то, что ты! Что дали, то и одел! - Майкл подбоченился: - Как тебе не совестно, Тони! Тебя ждёт встреча с возлюбленной, а ты нарядился, как бомж. Бери пример с меня: я иду к Всемиле при полном параде!
  Энтони завязал шнурок, выпрямился и приложил руку к груди:
  - Я тобой горжусь, Майк! Ты супергерой! - Он приобнял друга за плечи и подтолкнул к двери: - Топай!
  Майкл гордо прошествовал к двери, толкнул её ногой и вступил в столовую. Энтони переместился следом. За овальным столом, сервированным к обеду, сидели полукровки, драги и Т`арен. Эля покосилась на Шарну, махнула рукой и, откинув стул, бросилась к возлюбленному:
  - Тони!
  Энтони подхватил её на руки и поцеловал в губы. Майкл удивлённо посмотрел на Всемилу и развёл руки:
  - Ап! - И драгна оказалась в его объятьях. Граф жадно впился в губы Милы, одновременно пожирая её восторг и ликование.
  Быстренько перекусив, полукровка отстранил ослабевшую драгну и подвёл её к столу. Всемила плюхнулась на стул и сонно подпёрла голову рукой. Майкл погладил её по спине и сел рядом.
  - Кончай лобызаться, Тони! - громко сказал он и удостоился осуждающего взгляда Маргариты. - Ещё одна любительница хороших манер, - проворчал Майкл и церемонно поинтересовался: - Вы позволите наполнить Ваш бокал, Марго?
  - Эля абсолютно права: более невоспитанного человека я в жизни не видела! - сухо сказала Маргарита.
  - Так я не человек, - обрадовался Майкл. - Может, у полукровок такие своеобразные манеры.
  - Да, неужели? - ехидно улыбнулась Маргарита. - Что-то по себе я этого не замечала!
  - А ты приглядись! - настойчиво посоветовал Граф и повернулся к Т`арену: - Ты-то что здесь делаешь? И на кого ты оставил свой драгоценный Цайран?
  Первый жрец покраснел, а Маргарита смущённо потупилась.
  - Ты ведёшь себя, как идиот, Майкл! - прикрикнула на Тень Шарна.
  Энтони поставил Эльвиру на ноги и погрозил другу пальцем:
  - Что-то ты и впрямь разошёлся, Майк.
  - Я веду светскую беседу! А вы раскудахтались, как наседки!
  - Смени тему, - сквозь зубы процедила Шарна.
  Граф исподлобья посмотрел на драгну и прорычал:
  - Что ты всё время ко мне цепляешься! Майкл доложи, Майкл смени тему! Я свободная и самодостаточная личность! И ничего такого не сказал! - Он повернулся к Т`арену и вежливо осведомился: - Так как дела в Цайране?
  - Хорошо.
  - В самом деле? А праздничная декада? Как твои кровники обходятся без чуткого руководства первого жреца?
  - К`ивра прекрасно справляется с обязанностями первой жрицы, - невозмутимо ответил Т`арен.
  - О! Так ты остаёшься на Земле! - оживился Майкл. Он хлопнул строна по плечу и с жаром заговорил: - Ну, мы с тобой гульнём! Здесь есть чем поживиться. Кстати, поможешь мне организовать мальчишник для Тони. А потом мы организуем мальчишник для тебя! - Граф поднял глаза к потолку и приложил палец к щеке: - Не... Лучше совместим два мальчишника и сыграем сразу две свадьбы. Две сестры в один день выходят замуж. Как романтично! Я смотрел такую мелодраму! - Он мечтательно замолчал, представляя роскошный свадебный кортеж на улицах Москвы и не обращая внимания на то, что в столовой воцарилась напряжённая тишина.
  Крев нервно кашлянул:
  - А я никак не могу понять, почему этот строн прилип к нам, как банный лист к... - Он скрипнул зубами и яростно посмотрел на Маргариту: - Почему ты молчала?
  Энтони усадил Элю за стол, подошёл к драгу и сухо сказал:
  - Ты её кровный родственник, Крев. Вы не можете быть вместе!
  - О чём вы говорите? - воскликнула Рита, с недоумением глядя на дядю и Тень, и вдруг хлопнула себя по лбу: - Так вот, что имел в виду отец, когда просил поговорить с тобой наедине! Что за блажь пришла тебе в голову, дядя? Я люблю тебя, потому что ты мой дядя, но... Но... Я никогда не рассматривала тебя в качестве мужа!
  Лицо Крева побагровело. Он подался вперёд, словно собираясь боднуть племянницу, и проникновенно заговорил:
  - Я люблю тебя больше жизни, Рита! Мне больно смотреть, как ты губишь себя! Ты всё время выбираешь мужчин, которые не стоят твоего мизинца! Сначала Игорь - лентяй и приживала! Потом Улич - подлец и гнусный интриган! Теперь Т`арен - проходимец и садист! Как ты можешь любить его? Он же едва не замучил твою родную сестру! - Крев развернулся к Эльвире и рявкнул: - А ты что молчишь? Ты простила подонка, который обращался с тобой, как с собакой?!
  Эльвира посмотрела на бледную, как мел, сестру и решительно заявила:
  - Да, простила! Рита любит его!
  Крев вцепился в свои волосы и дёрнул их так, словно хотел вырвать с корнем:
  - Идиотки! У вас мозгов как у черепах! Это Т`инкри во всём виноват! Он слишком много позволял вам! А ведь я говорил ему, что ваша треклятая порода вас до добра не доведёт! Вас нужно держать в узде! Сопливки! Вас драть надо, а не замуж отдавать! Вы не способны мыслить здраво и принимать правильные решения!!! - Драг переместился к Маргарите, схватил её за руку и сдёрнул со стула: - Сейчас же отправляйся в Москву! И сестру забери! А я разберусь с вашими женишками!
  - Отпусти её! - Т`арен оказался рядом с Кревом и угрожающе посмотрел ему в глаза.
  Майкл вопросительно взглянул на Энтони, но тот с каменным лицом стоял за спиной Эльвиры и сосредоточенно тёр шрам над левой бровью. И Граф вальяжно развалился на стуле, однако его цепкий взгляд намертво прирос к затылку Крева, который продолжал бушевать. Задвинув Маргариту себе за спину, он, брызжа слюной, орал на строна:
  - Ты жалкий результат бредового эксперимента! Тупое создание полоумной магички! Убирайся в свой занюханный Цайран и сиди в своём кубе, как мышь! Иначе я размажу тебя по вашему дурацкому белому асфальту! Убирайся из моего дома! Сейчас же!
  Рита попыталась вырваться, но пальцы Крева стальными клещами сжимали её руку. Маргарита глубоко вздохнула и хотела превратиться в лучик света, но не тут-то было! Она вскрикнула от сильнейшего ментального удара - Крев пресёк её колдовство в зародыше. Чтобы не упасть, Рита уткнулась в спину Крева и часто задышала, словно пробежала без передышки десяток километров.
  - И это твоя любовь? - холодно рыкнул Т`арен, сделал замысловатый жест пальцами, и драг, отпустив Маргариту, затряс рукой, точно она горела.
  Строн метнулся к Рите, оттащил её от Крева, толкнул к Майклу, и девушка шлепнулась к нему на колени. Граф крепко обнял обессиленную полукровку и шепнул:
  - Не бойся. Мы не дадим Т`арена в обиду.
  В ту же секунду Крев атаковал сознание жреца. Т`арен покачнулся, но выстоял и нанёс ответный удар. Противники застыли, осыпая друг друга ментальными ударами.
  Маргарита хотела помочь возлюбленному, но у неё раскалывалась голова, и она никак не могла сосредоточиться. Тогда Эльвира, наплевав на мысленный приказ Энтони не вмешиваться, ринулась на подмогу строну. Она вгрызлась в сознание Крева, без разбора пожирая его эмоции. И вдруг истошно завизжала, схватилась за голову и рухнула на руки Энтони. Искристые глаза Тени полыхнули гневом.
  - Не надо, Тони, он сумасшедший! - крикнула Шарна и бросилась к Креву.
  Святоша шумно выдохнул, и Эльвиру окутало изумрудное сияние. Тем временем драгна схватила родича за руку и развернула к себе:
  - Посмотри на меня! - Драг поднял на неё мутный взгляд. - Остановись, Крев! Ты причиняешь боль своим девочкам! Ты же любишь их! Во имя любви, остановись! - взмолилась Шарна.
  Взгляд Крева прояснился. Он оттолкнул Шарну и яростно выплюнул ей в лицо:
  - Да! Я люблю Риту! И не позволю ей бросить меня! - Драг резко развернулся и метнул в Маргариту смертоносную золотую молнию.
  Майкл стремительно выбросил руку вперёд. Золотая молния врезалась в его ладонь, изогнулась и устремилась обратно к Креву, но не золотой, а багрово-чёрной.
  - Ублюдок! - зло выдохнул драг, выстроил щит, но багрово-чёрная молния не заметила препятствия. Она ударила Крева в грудь, и драг исчез, словно его и не было.
  Майкл ошарашено посмотрел на Шарну:
  - Что это было? Я, правда, не хотел.
  Драгна грустно покачала головой:
  - Наконец-то твоя заветная мечта сбылась. Ты убил драга, Майкл.
  - Точно? - ошалело уточнил Граф.
  - Точно, - кивнул Энтони и рассеяно объяснил: - Магия Аразры растворила его без следа. Даже пепла не осталось.
  - Ага... - протянул Майкл и опасливо покосился на Маргариту. - Извини, пожалуйста.
  Рита всхлипнула, сползла с колен Тени и бросилась к Эльвире. Не говоря ни слова, сёстры упали друг другу в объятья и горько заплакали. Т`арен, пошатываясь, подошёл к Маргарите, и растерянно уставился на неё.
  "Ешь!" - прозвучал в его голове голос Энтони, и строн осторожно коснулся сознания девушек.
  Всемила, открыв рот, смотрела на Майкла.
  - Спасибо, - неожиданно шепнула она и прижалась к его плечу. - Я всегда знала, что ты самый-самый...
  Граф приободрился и по-хозяйски обнял её:
  - Обращайся, если что.
  Всемила тут же посмотрела на Шарну, но, наткнувшись на её стальной взгляд, вздрогнула и спрятала лицо на груди Майкла.
  Тем временем Маргарита и Эльвира перестали рыдать.
  - Спасибо, Т`арен, дальше мы сами, - тихо сказала Рита, и девушки вытерли слёзы.
  Эльвира встала и подошла к Энтони:
  - Я не хочу здесь оставаться. Давай вернёмся в Москву.
  - Прекрасное решение, - громко сказала Шарна. - Я присоединюсь к вам позже, - добавила она и исчезла.
  Т`арен взял Маргариту за руку:
  - Я пойду с тобой, куда ты скажешь.
  Маргарита хотела что-то ответить ему, но тут прогремел радостный голос Майкла:
  - Мальчишник всё-таки состоится! Ты полезешь в торт, Мила?
  - Зачем? - удивилась драгна.
  - Чтобы из него вылезти!
  Всемила замерла, переваривая предложение Майкла, и вдруг расхохоталась:
  - Мне нравится этот сценарий!
  Маргарита и Эльвира недоумённо переглянулись и одновременно пожали плечами.
  - Если Майкл что-то задумал, его не остановишь, - сказала сестре Эля. - Пусть развлекаются. Они это заслужили.
  - Ага, - сказала Маргарита, и в её глазах заплясали чёртики. - Мы тоже устроим девичник. Я знаю одно замечательное место... - Она склонилась к уху сестры и что-то быстро зашептала, искоса поглядывая на Майкла.
  Святоша покраснел, Граф облизнулся, а Т`арен рассмеялся:
  - Если в Москве есть такие места - скучно нам не будет! - Он подмигнул Майклу и ободряюще улыбнулся Энтони: - Это всего лишь девичник. А потом тебя ждёт долгая и спокойная семейная жизнь.
  Майкл прыснул, а Энтони потёр шрам над левой бровью и пробормотал:
  - На счёт спокойной я бы поспорил. Впрочем, мне не привыкать. - Он посмотрел на Майкла: - Мальчишник мальчишником, но Москва должна остаться в целости и сохранности, Майк.
  - Как скажешь, Тони, - хихикнул Граф и потёр руки. - Поехали, наконец, домой!
  
  Эпилог.
  
  На Москву опускалась душная июльская ночь. Маргарита закрыла окно, задёрнула шторы и чуть шевельнула пальцами. По просторной кухне пробежал ветерок, и воздух наполнился ароматом соснового бора. Эльвира потянулась, с удовольствием вдыхая бодрящий воздух, махнула рукой, и на столе появились три чашки с чаем, коробка конфет и блюдо с пирожными. В ту же минуту на кухне появился Майкл.
  - Привет, девчонки! - весело сказал он, сел за стол, взял с блюда эклер и откусил половину: - Зачем звали?
  - Дело есть, - загадочно улыбнулась Маргарита.
  - Архиважное, - добавила Эля и попросила: - Отгородись от Тони.
  Майкл проглотил эклер и усмехнулся:
  - Я отгородился от него, как только увидел, что они с Т`ареном выходят из подъезда в окружении собачек. Так что задумали мои плутовки?
  Эльвира вытащила из пачки сигарету:
  - Почти все наши родичи, Майк, бессмертны...
  - Кого убивать будем? - перебил её Граф, и его глаза вспыхнули весёлым азартом.
  - Улича! - хищно улыбнулась Маргарита.
  - Я - за! - Майкл вытер пальцы салфеткой.
  - Но есть проблема, - кисло заметила Эльвира. - Улич в Изборе.
  Граф недоумённо приподнял брови:
  - И что?
  - Вам с Тони нельзя возвращаться в Румер.
  - Квентин засечёт тебя мгновенно, - добавила Маргарита.
  - Квентин - не помеха. Уверен, он сам этого хочет! Главное, чтобы Тони не догадался. С его изборской щепетильностью... А, ладно. - Майкл рубанул рукой воздух, хлебнул чая и встал: - Предлагаю идти прямо сейчас! За час обернёмся, а потом устроим семейное чаепитие! - Граф хохотнул, и три лучика света скользнули в ночь.
  
  Москва - Бобровец,
  2005 - 2008 г.г.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"