Кохинор: другие произведения.

Тени Аразры. Часть 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 1.
  Новый сосед.
  
  - Никому нельзя верить! Где обещанное тепло? - вместо приветствия проворчала Эльвира, кутаясь в меховую куртку. Она отстегнула поводок, и маленький рыжий пёс, оглашая сонный двор заливистым лаем, вприпрыжку помчался по припорошенной снегом дорожке.
  Маргарита потрепала Белку по мохнатому белоснежному загривку, и та потрусила за Рыжиком. Двигалась подслеповатая Белка зигзагом, то и дело натыкаясь на зелёную ограду, которая опоясывала панельную девятиэтажку. Сёстры неторопливо пошли за собаками.
  - Скорей бы лето, - заныла Эля. - На море хочу!
  - Поезжай, - пожала плечами Рита.
  - Так меня Евгений Петрович и отпустил. Да и семестр в самом разгаре. Дед не потерпит прогулов.
  - Поезжай на выходные.
  - Только раздразнить себя, - отмахнулась Эльвира и, хитро посмотрев на сестру, предложила: - Полетели вместе. Я всё узнала: есть прекрасный тур в Египет.
  - Я в субботу работаю.
  - Зачем ты, вообще, работаешь? Твоей библиотечной зарплаты на пару нормальных чулок не хватает!
  - Мне нравится. И оставим эту тему.
  Сёстры завернули за угол и побрели по утоптанной тропинке. Рыжик с бешеным лаем носился по сугробам, а Белка, осторожно перебирая лапами, шла за хозяйкой.
  - Игорь опять уволился, - уныло сообщила Рита.
  - Почему? Ему же нравилось!
  Маргарита тяжело вздохнула:
  - Первые два дня, а потом выяснилось, что начальник - идиот.
  - У него все идиоты. Делать тебе нечего, Ритка - содержишь взрослого мужика!
  - Он просто ищет хорошую работу.
  - Он просто лентяй! - категорично заявила Эля и заорала: - Рыжий! Иди сюда! Сюда, кому говорю! - Рыжик остановился, повернул голову и, одарив хозяйку невинным взглядом, скрылся за соседним домом. - Вот паразит! Где была моя голова, когда я заводила это шкодливое существо?! - С этими словами Эльвира бросилась за собакой, но неожиданно Рыжик сам вылетел из-за угла и метнулся под ноги хозяйке. Эля неловко взмахнула руками и плюхнулась в сугроб.
  Маргарита звонко рассмеялась, однако смех застыл на её губах: к сестре плавными пружинистыми скачками неслась огромная чёрная овчарка. Эльвира прижала к себе дрожащего Рыжика и завизжала, а Белка жалобно тявкнула и припала к земле. Овчарка нависла над Элей, оскалилась и застыла, не сводя с девушки внимательных тёмно-коричневых глаз.
  - Эля! - Маргарита всплеснула руками и бросилась к сестре, которая, стиснув Рыжика в объятьях, на весь двор кричала:
  - Пошла вон, наглая морда! Хвост оторву! Где твой придурок-хозяин! Я на него в суд подам! Он у меня узнает, почём фунт лиха! - Эля тряслась от страха, глядя на острые клыки овчарки и капающую с чёрной губы слюну, но остановиться не могла: - Где ж этот идиот?! Что б его черти разодрали!
  - Я здесь. - Высокий светловолосый мужчина в коричневой дублёнке погладил овчарку и улыбнулся Эльвире: - Вы нас не правильно поняли. Лорд хотел поиграть с Вашей собачкой.
  - Знаем мы эти игры! - буркнула Эля, поднимаясь на ноги и отряхиваясь. - Сожрал бы моего Рыжика и не подавился!
  - Лорд добрый ... - начал незнакомец, но Эльвира перебила его:
  - Вы нанесли моей впечатлительной собаке моральную травму! - Она презрительно фыркнула и направилась к подъезду.
  Маргарита неодобрительно посмотрела на хозяина овчарки и пошла за сестрой, ворча:
  - Заведут служебную собаку, а воспитать - ума не хватает!
  - А он симпатичный, - вдруг сказала Эля.
  - Да, красивый пёс, - согласилась Рита.
  Эльвира остановилась и возмущённо уставилась на сестру:
  - Курица! Я говорю о хозяине!
  Маргарита пожала плечами:
  - Мужик, как мужик. Ничего особенного.
  - Ты точно ненормальная! Он же красив, как бог! Идеальный мужчина! Видела его дублёнку?! А ботинки? Твоей зарплаты хватит на одни подмётки!
  - Одежда не показатель умственных способностей! - отрезала Рита и, старательно копируя интонации деда, назидательно добавила: - С собакой он обращаться не умеет!
  Эльвира покрутила пальцем у виска:
  - Ты в своей библиотеке пылью заросла! Кроме книжек ничего не видишь!
  - И чего же я не вижу?
  - Нормального мужика! Женщина ты или кто?
  - Ты уверена, что он нормальный?
  - Ещё бы! У него взгляд настоящего мужчины! Он совершенство!
  - Ещё одно? - скептически улыбнулась Рита, внимательно посмотрела на сестру и строго сказала: - Колись! Что ты о нём узнала?
  Эльвира поставила Рыжика на землю, и тот моментально умчался, но хозяйка не обратила на это внимания. Глаза её заблестели, и она мечтательно протянула:
  - Вчера я видела, как он выходил из классной тачки!
  - И всё? - усмехнулась Маргарита, поглаживая Белку.
  - Конечно, нет! - обиделась Эля. - Вечером я ходила за солью к Егоровне... - Рита расхохоталась, и Эльвира нахмурилась: - Что ты ржёшь? Как будто у человека не может закончиться соль! - Она сделала вид, что собирается уйти.
  - Да, ладно тебе, не дуйся! - примирительно сказала Маргарита. - Мне ужасно интересно, кто этот загадочный незнакомец.
  Эля расцвела и быстро заговорила:
  - Его зовут Антон, двадцать пять лет. Не женат. Врач. Купил квартиру в нашем доме и неделю назад переехал. Истинный джентльмен. Наши бабки от него в восторге!
  - Тогда он, действительно, совершенство, - хмыкнула Рита. - Что ж, желаю удачи!
  - Не рассказывай деду. Пожалуйста... - сцепив руки в замок и прижав их к груди, попросила Эльвира.
  Маргарита обречённо кивнула, махнула сестре рукой и вместе с Белкой вошла в подъезд.
  - Рыжик! - заорала Эля, но пёс не отозвался, и она понеслась разыскивать его.
  Рита поднялась на шестой этаж, отперла дверь и вошла в прихожую. Квартира встретила её тишиной. Игорь спал. Вымыв Белке лапы, Рита сварила себе кофе и сделала бутерброд. Она лениво жевала хлеб и смотрела в окно: на улице раскрасневшаяся Эльвира отчаянно кокетничала с новым соседом, а тот смущённо улыбался и вежливо кивал, время от времени, поглядывая на дверь подъезда. Лорд с гордым видом сидел у его ног, а Рыжик носился по тротуару, как угорелый.
  'Элька права: сколько можно нянькаться с взрослым мужиком?' - подумал Рита и отвернулась от окна. Сестра самозабвенно 'охотилась', и Маргарите вдруг стало завидно. Она и сама была не прочь пофлиртовать с симпатичным мужчиной, но за стенкой спал Игорь, любимый когда-то муж.
  Рита улыбнулась, вспомнив, как в восьмом классе призналась ему в любви и ужасно обрадовалась, когда Игорь ответил ей взаимностью. Они встречались три года, и поженились сразу после выпускного бала. В постели Игорь был бесподобен, и влюблённая Маргарита до поры до времени прощала ему всё. Благо, прощать было легко: дед Риты и Эли был состоятельным человеком и полностью содержал внучек. У каждой была квартира, машина и кредитная карточка, на которой никогда не заканчивались. И, тем не менее, ни Рита, ни Эльвира не были избалованными. Дед настаивал, чтобы внучки работали и учились, и девушки строго выполняли его требования. Эля трудилась в нотариальной конторе и изучала юриспруденцию на вечернем отделении института, а Рита заочно училась в университете культуры и работала в районной библиотеке.
  Игорь с прохладцей относился к Ритиной учёбе, а работу в библиотеке на дух не переносил. Он постоянно твердил, что с деньгами её деда горбатиться за копейки - глупо. Но Рита упрямо стояла на своём, и Игорь, чтобы не выглядеть приживалой, тоже был вынужден работать. Однако он не слишком перетруждался. За три года совместной жизни Игорь, прикрываясь разговорами о 'поисках себя', столько раз менял место службы, что Рита сбилась со счёта. Вот и последние две недели он вновь 'искал себя': вставал часов в двенадцать, плотно завтракал, лениво бродил по квартире и садился к компьютеру, якобы искать работу. На самом деле, он сначала путешествовал по сайтам, а потом играл в 'бродилки-стрелялки'. И когда жена заставала его за расправой над очередным монстром, с горечью сообщал, что никак не может найти достойную работу и на нервной почве выпускает пары. Рита лишь вздыхала и отправлялась на кухню готовить ужин...
  Маргарита ополоснула чашку, надела подбитую беличьим мехом куртку, поправила волосы и, взяв сумку, отправилась на работу. Выйдя из лифта, она столкнулась с сестрой, которая с победой возвращалась домой.
  - Жизнь складывается как нельзя лучше! - воскликнула Эля, прижимая Рыжика к груди. - Антон пригласил меня на чай! Так что, вечером мы идём в гости!
  - Я никуда не пойду! - отрезала Маргарита.
  - Значит, договорились. Зайду за тобой в семь.
  - А институт?
  - Завтра схожу, - беспечно прощебетала Эльвира и заскочила в закрывающийся лифт.
  - Вот шальная, - улыбнулась Рита. - Всё-таки надо было припугнуть её дедом. Ну, да ладно, сама справлюсь.
  Сестра, как обычно, подняла ей настроение, и жизнь перестала выглядеть безнадёжной. Даже холодное серое утро стало казаться не таким мрачным. Рита обошла дом и по обледенелой тропинке осторожно спустилась в сквер. 'Может, правда, плюнуть на Игоря и пойти в гости?' - весело подумала она.
  В воздухе в замысловатом танце кружились редкие снежинки. Резкий порыв ветра сбил их с ритма и кинул Рите в лицо. Девушка потёрла глаза и вдруг заметила нового соседа. Антон стоял возле зачехлённого на зиму фонтана и задумчиво водил сухой веткой по заснеженному бортику, не обращая внимания на свою огромную собаку, которая кругами носилась по детской площадке.
  Маргарита сдвинула брови и решительным шагом подошла к нему:
  - Извините, что отвлекаю Вас от раздумий, но лучше бы Вам взять Лорда на поводок!
  - Что, простите? - Антон обернулся, и Рита вздрогнула: в пронзительной синеве его глаз россыпью драгоценных камней мерцали снежно-белые крупинки.
  Несколько секунд молодые люди смотрели друг на друга, а потом Маргарита резко мотнула головой и холодно заявила:
  - Ваша собака гуляет без намордника, а Вы за ней не следите! - И, не дожидаясь ответа, зашагала дальше.
  Повалил густой снег, и Рита ускорила шаг. Миновав арку, она пересекла двор и распахнула дверь библиотеки. Дружески кивнув старому фикусу, девушка стряхнула с шубы снег и улыбнулась гардеробщице тёте Маше:
  - Как Петя?
  - Спасибо, хорошо. Завтра в садик пойдёт. А как Тимофей Егорович?
  - Обещал на днях заехать. - Маргарита повесила куртку на плечики, посмотрела в зеркало и поправила волосы.
  - Зря вас дед без присмотра оставил. Ты ещё ничего, но сестрица твоя... - Тётя Маша неодобрительно покачала головой и, порывшись в необъятной сумке, достала пакет с пирожками. - Угощайся.
  - Спасибо. - Рита взяла пирожок и прошла в читальный зал. В маленькой комнатке за стеллажами она переобулась и включила чайник - до открытия библиотеки оставалось пятнадцать минут.
  Девушка пила чай с тёплым вкусным пирогом и думала о новом соседе. Пронзительный взгляд его странных глаз заставлял Маргариту волноваться: 'Неужели Эля не видит, что он опасен? Может, он, конечно, и врач, хотя... Не удивлюсь, если он побывал в горячих точках...' Внезапно она заметила на стопке газет тонкую потрёпанную брошюру. Маргарита взяла её в руки и прочла: 'Чёрная и белая магия. Руководство пользователю'. Автор указан не был. Рита повертела брошюру в руках:
  - Откуда она взялась? - И наугад открыла книжицу. - Как заставить супруга работать. Актуально. - Маргарита хмыкнула и углубилась в изучение текста.
  Неизвестный автор в красочных выражениях описывал счастливую жизнь женщин, воспользовавшихся его заклинанием. Рита, хихикая, разглядывала чёрно-белые фотографии смазливых красоток в дорогих шубах. Они с блаженными физиономиями висли на самодовольных импозантных мужчинах и скалились Маргарите крокодильими улыбками.
  - Хорошенькое представление о счастье! Разряженные куклы и напыщенные павлины! - покачала головой Рита, однако книжку не закрыла. - А впрочем, почему бы ни попробовать?! - И девушка, по совету автора, зачитала чудодейственное заклинание вслух. Закончив 'магическую операцию', она отложила брошюру, потянулась и вышла в зал, где уже ждал первый читатель...
  
  Ураган 'Эльвира' обрушился на районную библиотеку в восемнадцать сорок. Воздух читального зала мгновенно наполнился терпким ароматом духов и радостным голосом:
  - Закрывай лавочку, Рита! Нас ждёт потрясный вечер!
  - Тише! - шикнула на сестру Маргарита. - Я освобожусь через двадцать минут, а не терпится - иди одна!
  - Не ворчи! - передёрнула плечами Эля и по-хозяйски направилась за стеллажи.
  Маргарита покачала головой и извиняюще улыбнулась читателям.
  Пятнадцать минут Эля, как мышь, сидела в подсобке, но без пяти семь не выдержала, вышла в зал и громко объявила:
  - Рабочий день кончился! Библиотека закрывается!
  Рита закатила глаза и покачала головой, а читатели послушно потянулись к библиотечной стойке. Эльвира топталась за спиной сестры, сверля её затылок нетерпеливым взглядом. Маргарита же с невозмутимым видом принимала книги и журналы.
  - Наконец-то!.. - простонала Эльвира, когда последний читатель направился к дверям. - Идём скорее!
  - Сначала расставим книжки.
  Эля воздела руки к потолку:
  - Я узник районной библиотеки! - Она приглушённо рыкнула, схватила стопку книг и вихрем заметалась вдоль стеллажей.
  - Сделаешь кое-как, начнёшь с начала!
  Эля издала стон подбитой птицы, а Рита усмехнулась и медленно пошла вдоль полок, аккуратно расставляя книги по местам. Эльвира с тоской взглянула на часы.
  - Подождёт, - не оборачиваясь, проронила Маргарита.
  Эльвира чертыхнулась, пробежала взглядом по корешкам и стала вытаскивать наспех засунутые книги. В конце концов, книги заняли свои законные места, сёстры оделись и, попрощавшись с тётей Машей, вышли на улицу.
  Снег целый день старательно заваливал Москву, и дворники не успевали чистить дороги и тротуары. Сойдя с крыльца, сёстры по щиколотку утонули в снегу и растеряно переглянулись.
  - Ерунда! Прорвёмся! - опережая недовольное ворчание сестры, жизнерадостно заявила Эльвира и зашагала к арке. Где-то рядом, в тёплой квартире, её ждал Антон.
  Маргарита задумчиво посмотрела по сторонам: половина фонарей не горела и, к тому же, во дворе не было ни души. 'Люди-то куда подевались? Снегом что ли засыпало? Какой-то странный сегодня вечер...'
  - Пошли скорее! - крикнула Эльвира. Она стояла у арки и махала сестре рукой.
  - Женщинам положено опаздывать, - приблизившись к ней, назидательно заявила Рита.
  Эля насупилась, но промолчала, опасаясь, что сестра передумает идти в гости, и её романтическое свидание накроется медным тазом. Она глубоко вздохнула и взяла Риту под руку: какой бы сорвиголовой Эля не была, идти к Антону в одиночку она боялась.
  Возле подъезда Рита остановилась и погрозила сестре пальцем:
  - Учти, мы ненадолго.
  - Конечно, конечно, - закивала Эльвира и, лукаво взглянув на сестру, потянула её в подъезд.
  Антон встретил девушек приветливой улыбкой. Он помог им раздеться и пригласил в гостиную. Маргарита шагнула в комнату и остановилась: возле стола возвышался широкоплечий молодой мужчина в строгом элегантном костюме. Тёмные с рыжими прядками волосы были собраны в 'хвост', умные карие глаза излучали веселье, на губах играла праздничная улыбка.
  - Здравствуйте, дамы! - Граф приложил руку к груди и слегка поклонился.
  - Здравствуйте. Вы, наверное, Михаил, - вежливо произнесла Эльвира, и Маргарита одарила сестру 'ласковым' многообещающим взглядом.
  Эля ободряюще улыбнулась ей и, сузив глаза, стала рассматривать Михаила, словно платье в бутике.
  - Ну, и как я Вам? - ухмыльнулся Майкл.
  - Вполне. - Эля благосклонно кивнула, и лицо Маргариты пошло красными пятнами.
  Она собралась развернуться и уйти, но тут Энтони громко произнёс: 'Прошу к столу!', и Рите стало неудобно. Она вздохнула и села на стул, предупредительно отодвинутый Михаилом.
   В отличие от сестры, Эльвира чувствовала себя, как рыба в воде. Она уселась на стул, обитый гобеленовой тканью, и придирчиво огляделась. Обычная двадцатиметровая комната походила на кусочек дорогого мебельного салона. 'Где-то я это видела', - подумала Эля, разглядывая кожаную мебель, дубовый шкаф с книгами и изящными безделушками, вызывающе-роскошную стереосистему и стеклянный стол, сервированный как на фотографии в 'Книге о вкусной и здоровой пище'. 'Рекламный буклет! - недовольно подумала она и тут же успокоила себя: - Ничего, деньги у него водятся, остальное - дело моих женских ручек. Уж я-то сумею сделать этот салон настоящим домом'.
  - Чем Вам не нравится моё жилище? - неожиданно спросил Антон, и Эльвира покраснела до ушей, решив, что в задумчивости высказала мысли вслух.
  - Что Вы, - торопливо возразила она, - мне у Вас очень нравится.
  - Спасибо, - насмешливо улыбнулся Антон и перевёл взгляд на Маргариту: - Вина?
  - Чуть-чуть, - кивнула та и покосилась на Михаила: самодовольный вид приятеля Антона заставлял её нервничать.
  Рита всё больше жалела, что согласилась на авантюру сестры. С каким удовольствием она оказалась бы сейчас в родной квартирке, где не было ни вычурной роскоши, ни этих странный и опасных мужчин. 'Посижу минут пять для приличия и уведу Эльку под благовидным предлогом! - подумала она, принимая из рук Антона бокал. Их глаза на секунду встретились, и Рита увидела в них одобрение. - Похоже, этот врач-убийца не очень-то рад нашему визиту, не то, что его приятель-громила! - Она пригубила вино и едва не подавилась: глаза Антона наполнились болью. Схватив со стола салфетку, Рита промокнула губы и отвернулась: - Только психопата-телепата нам не доставало!'
  Эльвира нервно взглянула на сестру и зазывно улыбнулась Антону, силясь разрушить натянутую атмосферу.
  - Чем Вы занимаетесь? - с придыханием произнесла она, откинулась на спинку стула, демонстрируя высокую грудь в обтягивающем свитере, и поднесла бокал к ярко-вишнёвым губам.
  Маргарита заволновалась: Эля 'изготовилась для броска', и ей нужно было быть начеку. Рита пронзительно посмотрела на Антона: 'Только попробуй обидеть её! Убью!' Майкл широко улыбнулся:
  - Хотите салата, Марго?
  - С удовольствием, - сухо сказала Рита и протянула ему тарелку.
  - Я тоже хочу. - Эльвира смущённо посмотрела на Энтони и кокетливо опустила ресницы.
  Майкл наполнил тарелки девушек крабовым салатом, долил в бокалы вина и дружелюбно предложил:
  - Давайте выпьем за знакомство.
  - Давайте, - обрадовалась Эльвира, - пусть оно будет долгим и приятным. - Она подалась вперёд и с вожделением уставилась в искрящиеся глаза Антона.
  Граф засиял от удовольствия, а Святоша растерялся: он видел, что Эльвира стыдится своего развязного поведения, но не может сдержать рвущегося из глубины души желания. Энтони смотрел в глаза девушке, не зная, что сказать или сделать. Эля предлагала ему себя и была готова капитулировать хоть сейчас, однако, несмотря на мысленные понукания напарника, Святоша медлил. Он чувствовал, что если дотронется до Эльвиры, то уже не сможет остановить её и себя. И это пугало грозную Тень Аразры...
  Энтони спасла Маргарита.
  - Эля! Антон подумает о тебе, Бог знает что! - резко произнесла она и обратилась к хозяину: - Эля воспитанная девушка, не знаю, что на неё сегодня нашло!
  - Рита! Что ты несёшь?! - Эльвира покраснела и умоляюще посмотрела на Антона.
  Майкл прысну, и Маргарита взорвалась:
  - Прекрати кривляться, Эля! И вообще, нам пора домой! Дед обещал заехать. Может, он уже здесь.
  Но Эля даже не повернула головы. Она вцепилась в руку окаменевшего Энтони, словно боясь, что он сейчас исчезнет, и воскликнула:
  - Ну и что! Скажем, в кино ходили!
  - Эля! - Маргарита стукнула по столу и с яростью посмотрела на трясущегося от смеха Михаила. - Прекратите ржать!
  - Вы такие забавные... - вытирая глаза, заявил Майкл и добродушно улыбнулся: - Чего Вы боитесь, Рита? Тони мужи не обидит, а уж Вашу сестру и подавно. Не мешайте им. Лучше выпьем вина и поговорим.
  - Мы уходим! - отрезала Маргарита. - Эля!
  - Я никуда не пойду! - замотал головой Эльвира и, заставив в себя повернуться к сестре, горячо продолжила: Мы же только пришли, Рита. В конце концов, это не удобно. Люди готовили, стол накрывали. Я буду вести себя прилично. Обещаю. - Она отпустила руку Антона, взяла бокал и светским тоном обратилась к Михаилу: - Так чем Вы занимаетесь, Миша?
  - Работаю. - Майкл ласково улыбнулся ей, словно неразумному дитяти, и широким жестом обвёл стол: - Вы очаровательны, Эля! Угощайтесь. - Он придвинул стул к Маргарите: - У Вас удивительная работа, Марго. Это здорово, когда вокруг столько книг. Лично я обожаю читать, а Вы?
  - Я тоже, - холодно кивнула Рита и покосилась на сестру. Эльвира потягивала вино и сквозь опущенные ресницы хищно смотрела на Антона, который спокойно ел салат, словно ничего особенного не случилось.
  'Это он зря. Лучше лёгкий флирт, чем война', - поморщилась Маргарита, совершенно не вслушиваясь в то, что говорит ей Михаил.
  Но Энтони было не до флирта. За внешним спокойствием скрывалась буря чувств. 'Как было бы просто, если бы она была из тех девочек, что заказывал Майк, - потерянно размышлял он. - Зачем я пригласил её? Я дал ей повод надеяться... На что? Яне знаю, что со мной будет дальше. Ей опасно находиться рядом со мной...'
  'Сейчас будет скандал!' - покосившись на сестру, подумала Маргарита: Антон демонстративно игнорировал Эльвиру, а этого сестра не прощала, и мстила заносчивым кавалерам, не отходя от кассы. Зрачки Эли расширились, ноздри затрепетали, губы упрямо сжались - в чужой отдельно взятой квартире назревало стихийное бедствие по имени 'Эльвира'. И Маргарита решительно поднялась:
  - Нам пора, Эля.
  - Пожалуй, я задержусь... - плотоядно оскалилась Эльвира, беззастенчиво рассматривая Антона: светлые волосы, правильные черты лица, косой шрам над левой бровью и необычные синие глаза с вихрем снежных крупинок, которые магнитом притягивали её.
  Майкл упивался эмоциями сестёр и совсем не хотел, чтобы ужин закончился так быстро. Он встал, положил широкую ладонь на плечо Маргариты и послал ей успокоительный импульс. Рита удивлённо взглянула на него:
  - Не трогайте меня! - Она скинула руку Михаила и задумчиво посмотрела на сестру. Эля, конечно, вела себя вызывающе, но, с другой стороны: 'И что я разволновалась? Элька заводит романы по десятку в день. Сейчас поскандалит и пойдёт искать нового принца'. Рита равнодушно посмотрела на Михаила и села на диван, подальше от эпицентра грядущего взрыва.
  И, точно почувствовав одобрение сестры, Эльвира допила вино, со звоном поставила бокал на стол и громко заявила:
  - Вы хам, Антон!
  Энтони поднял голову и изумлённо уставился на Элю.
  - Что смотрите? Пригласили девушку в гости, так развлекайте! - Эля гневно ткнула пальцем в его тарелку: - Я что, по-вашему, хуже крабового салата?
  - Эка она тебя, Тони! - загоготал Майкл. - Давай, Эля, покажи ему, где раки зимуют!
  - Не лезь! - огрызнулась Эльвира и, опершись на стол рукой, нависла над Антоном: - Если я тебе не нравлюсь, так и скажи! Нечего мне голову морочить! Другого найду, получше тебя! Тоже мне принц гороховый!
  - Эля, - начал Святоша, - я...
  И тут раздался оглушительный хлопок, словно в квартире разом взорвались все лампочки, и в комнате появились люди в странных одеждах.
  - Именем Аразры! Сдавайтесь! - крикнул один из них и вскинул руку.
  - Мамочки! - взвизгнула Эльвира и ящерицей юркнула под стеклянный стол.
  Майкл сдёрнул Маргариту с дивана, подтолкнул к сестре и накрыл стол щитом. В его руке появился меч. Ловким движением он метнул его, пригвоздив одного из нападавших к стене, и в один прыжок оказался рядом с напарником.
  Маргарита и Эльвира раскрыли рты: с руки Антона сорвался огненно-красный диск и снёс голову ещё одному бандиту. Отрубленная голова покатилась к Эле, и она, истошно завопив, закрыла лицо руками. Рита хотела успокоить сестру, но замерла - над столом в затяжном прыжке пролетел Лорд. Перед глазами молнией промелькнул его рыжий живот, и Маргарита, отстранёно подумав, что для собаки такой прыжок длинноват, повернула голову: Лорд остервенело терзал шею женщины в тёмно-коричневом плаще, а Антон и его приятель сражались с тремя оставшимися мужчинами. Звенели мечи, сверкали молнии, с грохотом рушилась мебель. И только стеклянный стол несокрушимым бастионом стоял посреди комнаты.
  Поняв, что их жизням ничего не угрожает, Маргарита и переставшая вопить Эльвира заворожено наблюдали за кровавым действом. А когда последний бандит, издав пронзительный стон, рухнул на пол с пробитой головой, девушки выползли из-под стола и опрометью бросились в прихожую. Они сорвали с вешалки куртки, выскочили на площадку и, сломя голову, побежали вниз по лестнице.
  Энтони с сожалением посмотрел им вслед, захлопнул дверь, потер шрам над бровью и взглянул на друга:
  - Началось.
  - Хорошо, что пришли не драги, а то всё сразу бы и закончилось. - Майкл довольно усмехнулся, сел за стол, единственный предмет мебели не затронутый битвой, и стал есть салат из тарелки Эльвиры...
  
  Вылетев из подъезда, сёстры остановились и огорошено уставились друг на друга.
  - Куда ты нас втянула? - прошептала Маргарита, дрожа от возбуждения.
  - Он казался вполне приличным человеком, - срывающимся голосом ответила Эльвира и облизнула губы.
  - Приличные люди не натравливают собак на людей! Нужно позвонить деду!
  - Да ты в своём уме?! - заорала Эля. - Он нас убьёт, если узнает, что мы ходили в гости к бандитам! - Она запахнула куртку и проворчала: - Жаль, что он бандит.
  - Если бы просто бандит...
  - Ты имеешь в виду мечи и молнии? - Эльвира рассеяно провела рукой по растрепавшимся волосам и с надеждой спросила: - Нам показалось?
  - Обеим?
  - Ты права, - тяжело вздохнула Эля, подняла голову и тоскливо посмотрела на окна квартиры Антона. - Кто ты, чёрт подери? - прошептала она и побрела к своему подъезду.
  Рита догнала сестру и пошла рядом:
  - Надо заявить в милицию...
  - Ага! Хочешь составить компанию тем мужикам?! - прошипела Эля. - Скажи спасибо, что они нас отпустили! Да если мы раскроем рот - пиши пропало! И муженьку не вздумай рассказывать! Надо ж: 'Заявить в милицию!' - передразнила она - Тебе что, жить надоело? - Эльвиру так возмутило глупое предложение сестры, что она перестала дрожать, и когда они вошли в подъезд, с вздохом заметила: - И всё-таки Антон восхитительный мужчина.
  Маргарита споткнулась, остановилась как вкопанная и уставилась на сестру так, словно у неё на лбу открылся третий глаз:
  - Кто из нас не в своём уме, так это ты! Мы одной ногой в могиле, а ты всё о мужиках думаешь!
  - Послушай, - Эльвира взяла Риту под руку, - если бы он хотели нас убить, то убили бы...
  - А вдруг они испугались, что нас искать будут, и теперь собираются подстроить несчастный случай?
  Сёстры молча смотрели друг на друга и, наконец, Эльвира преувеличенно бодро произнесла:
  - Поживём - увидим!
  - Если поживём...
  - Пессимистка!
  - Я всё-таки расскажу Игорю... - неуверенно протянула Рита.
  - Хочешь, чтобы о нашем приключении узнал весь район?
  - Наверное, и, правда, не надо. - Маргарита смутилась и поспешно сказала: - Сами разберёмся. Что ты предлагаешь?
  - Ничего, - передёрнула плечами Эльвира. - Будем жить, как жили.
  - После того, что видели?! Мы должны что-то сделать!
  Эльвира усмехнулась:
  - Предлагай!
  - Ну, мы можем... - начала Маргарита и замолчала.
  - Вот именно! Ничего мы не можем!
  Обречённо вздохнув, Рита вошла в лифт, а Эльвира пробормотала:
  - Как жаль, что он оказался бандитом...
  Сёстры расстались у дверей Элиной квартиры, договорившись, что завтра пойдут гулять с собаками пораньше, чтобы невзначай не столкнуться с опасными соседями. Маргарита подняла на свой этаж, открыла дверь, и навстречу ей вышел донельзя довольный Игорь.
  - Я нашёл работу! - лучась от счастья, заявил он.
  - Какую? - автоматически спросила Рита, гладя выскочившую из комнаты Белку. В другое время она подробно расспросила бы мужа и порадовалась вместе с ним, но после ошеломительного визита к Антону, Маргарита мечтала только об одном - быстрее добраться до постели.
  Игорь взглянул на бледное лицо жены и поморщился:
  - Ты не рада?
  - Нет-нет, я рада. Просто я очень устала и хочу спать. Погуляй, пожалуйста, с Белкой. Я очень устала и хочу спать.
  - Тебе никогда не было дела до меня, - обиделся Игорь. - Только и твердишь о своей библиотеке, - брюзгливо бросил он и сорвал с крючка поводок.
  Маргарита сняла куртку, стянула сапоги и отправилась в спальню. Она разделась, легла в постель и, выкинув из головы мысли и о рассерженном муже, и о странных соседях, уснула.
  
  Майкл с удовольствием потягивал вино и хитро смотрел на друга:
  - Ну и как они тебе? - наконец, спросил он.
  Энтони сделал вид, что не понимает:
  - Это же веши, а не драги. А с любым вешем мы легко справимся, конечно, если нас не задавят числом.
  - Не прикидывайся идиотом - я о девушках. Тёмненькая запала на тебя. А ты вёл себя дурак дураком. Что ж ты не воспользовался моментом? Всё равно не ясно, что делать дальше, так почему бы нам ни развлечься?
  - Эля - девушка не для развлечений! И, вообще, какие развлечения, Майк? Нам нужно вернуться в Румер!
  - Понимаю, я тоже хочу убить драгов. Но мы заперты на Земле.
  - Хотел бы я знать, кем!
  - Какая разница? Зато я снова чувствую себя человеком!
  - Строном, ты хотел сказать.
  - Ну да. И строном тоже. Кстати, у наших новых знакомых восхитительные эмоции!
  - Кушай на здоровье, - улыбнулся Энтони.
  - Значит, мы продолжим знакомство с ними?
  - Конечно. Уж больно они странные. Маргарита чувствует, что мы опасны, однако не боится нас. Очень интересная женщина...
  - Тебе же понравилась чёрненькая.
  - Мне понравились обе!
  - Какой неожиданный прогресс! - возликовал Майкл. - Раньше ты был против групповухи!
  - Заткнись!
  - А что я такого сказал? Ладно, не хочешь групповухи, давай поделим их! Мне чёрненькая, тебе - беленькая!
  - Нет уж! - поспешно воскликнул Святоша, и Граф рухнул на пол от смеха:
  - Кого ты хотел обмануть? Я знаю тебя, как себя!
  Энтони смутился:
  - Ладно, твоя взяла. Эльвира мне нравится.
  - Значит, я возьму себе Маргариту, - подытожил Майкл и снова сел за стол.
  - Хватит о женщинах! Поговорим о деле! - решительно сказал Святоша. - Зачем драги подослали к нам вешей? И почему веши пришли в тот момент, когда у нас были гости? Зачем им свидетели?
  - Какие свидетели? Их послали на убой! Драги прекрасно знали, что справиться с шестёркой вешей для нас - плёвое дело! Даже без магии Теней!
  - Но Эля и Рита видели...
  - Ну, и кому они расскажут? Здесь магия не в чести, Тони. Да их в психушку засунут, едва они рот откроют.
  - И всё равно я не понимаю, почему веши не подождали, пока девушки уйдут, - упрямо сказал Святоша.
  - Спешили?
  - Куда? Очнись, Майк, мы же обучались в Аразре. Сам подумай: как бы ты стал действовать, если бы тебе приказали захватить мага, который сильнее тебя в несколько раз? Ты сделал бы это силой?
  - Нет, конечно, кисло ответил Граф. - Хитростью надо действовать.
  - Вот именно. А этих послали умирать. Зачем?
  - Только не говори, что дело в девчонках. Они не маги, я проверил.
  Святоша наполнил бокал:
  - Мне всё больше не нравится то, что происходит.
  - А ты не думал, что господа просто развлекаются?
  - То есть, ты хочешь сказать, что драги усовершенствовали моё заклинание и теперь любуются нами двадцать четыре часа в сутки? Как в том реалити-шоу, что ты смотришь по вечерам? - мрачно уточнил Энтони.
  - Ну даю
  - Тебе не кажется, что нам прочили несколько иную карьеру?
  - Я всего лишь предположил, - оскалился Майкл. - Мне подумалось, что заниматься сексом на публику как-то... не в моём стиле.
  - Ты разлюбил групповуху?! - ехидно поинтересовался Святоша, на что Граф с достоинством ответил:
  - О чём ты говоришь? Я девять лет был верен Всемиле!
  - Ну да, - хихикнул Энтони. - Попробовал бы ты ей изменить - вмиг головы лишился.
  - Я любил её! - гордо заявил Майкл. - Какие сливки! Какие эмоции!- Он взял с тарелки холодного цыплёнка, разломил его и протянул другу половину: - К чёрту драгов! Когда мы займёмся девчонками? Чёрненькая сгорает от желания отдаться тебе!
  - Отстань!
  Граф и с аппетитом откусил курятины.
  - Я две недели пялился в телевизор, и жутко устал от безделья. А сегодня выдался на редкость насыщенный вечер - женщины, вино, бой. Меня переполняют эмоции, Тони! - Он мечтательно зажмурился. - Может, закажем девочек?
  - Если не можешь думать ни о чём другом - заказывай. А я пошёл гулять с Лордом.
  - Тебе какую? Тёмненькую? - крикнул ему вслед Граф.
  - Без разницы.
  - Значит, тёмненькую. - Майкл бросил обглоданную кость на тарелку, вытер руки салфеткой и вытащил из кармана сотовый телефон.
  
  Эльвира стояла у окна и наблюдала за Антоном, который прогуливался перед домом. Лорд тенью следовал за хозяином. Элю так и подмывало взять Рыжика и выйти на улицу, но благоразумие победило. Девушка дождалась, пока опасный сосед зайдёт в свой подъезд, сосчитала до ста, и только после этого отошла от окна:
  - Пошли, Рыжий. Двор теперь в нашем распоряжении!
  
  Глава 2.
  Маргарита.
  
  Ранним утром сонные и мрачные сёстры выползли на улицу и нос к носу столкнулись с Антоном и его приятелем. Маргарита и Эльвира придвинулись друг к другу и воинственно посмотрели на бодрых и благодушно настроенных мужчин.
  - Здравствуйте, красавицы, - лучезарно улыбнулся Майкл, заступая им дорогу. Сёстры настороженно переглянулись. - Понимаю, вы напуганы, но, поверьте, на самом деле всё не так, как вы думаете. Вам не нужно бояться нас.
  - А мы и не боимся! - вызывающе вскинула голову Эльвира и, обойдя Михаила, зашагала по дорожке.
  Маргарита хотела последовать за сестрой, но Белка, как назло, уселась на асфальт и наотрез отказалась отходить от подъезда. С ней такое бывало. Белка, вообще, была странноватой собакой. И если уж она замирала, то сдвинуть её с места можно было только лаской и долгими уговорами. Майкл почувствовал это и протянул руку, чтобы помочь собаке, но Рита загородила её собой:
  - Не прикасайтесь к ней!
  - Почему? - удивился Майкл.
  Вместо ответа, Маргарита схватила Белку в охапку и побрела вслед за сестрой.
  - Какая упрямая, - усмехнулся Граф и, догнав Риту, предложил: - Хотите, я понесу Вашу собачку.
  - Оставьте нас в покое! - Рита поставила Белку на землю, и та бодро потрусила по дорожке.
  - Почему Вы так агрессивно настроены? Я не сделал Вам ничего плохого! - искренне удивился Граф.
  - Вы мне не нравитесь!
  - Почему?
  - Сами знаете! - Маргарита покосилась на Антона и подошла к сестре.
  Майкл следовал за ней, как привязанный. Он отвесил Эльвире полукивок-полупоклон и церемонно осведомился:
  - Вы, как и Ваша сестра, считаете нас бандитами?
  - Конечно, - уверенно кивнула Эля.
  - Жаль, мы могли бы стать друзьями.
  - Никогда!
  - Но мы могли бы вам всё объяснить, - настаивал Граф.
  - Оставьте свои объяснения при себе! - холодно сказала Маргарита.
  - Но...
  - До свидания! - Эльвира взяла сестру под руку, и они стали спускаться по обледенелой тропинке в сквер.
  - Почему ты молчал, Тони? - напустился на друга Майкл.
  - Они решили не общаться с нами.
  - А то я не вижу! Давай поведаем им нашу печальную историю, и они бросятся к нам в объятья. Особенно Эльвира. - Граф подмигнул напарнику.
  - Отстань! - рявкнул Святоша и шагнул к обледенелой тропинке.
  - Понял: ты сам, - расхохотался Майкл и последовал за другом.
  - Я просто гуляю с собакой.
  - Да, с Лордом обязательно надо гулять, особенно если учесть, что он - твоё создание. Знаю я, зачем ты его создал!
  - Зачем? - сквозь зубы процедил Энтони.
  - Чтобы с Эльвирой познакомиться! - радостно сообщил Граф и отскочил на безопасное расстояние.
  - Вот и не смей ко мне приближаться, баламут! - Святоша погрозил ему кулаком. - Со вчерашнего вечера, ты ведёшь себя странно. Но об этом поговорим дома.
  - Дома? - ехидно переспросил Майкл. - Ты уже называешь нашу каморку домом? Хотел бы я... - Он замолчал и с удивлением уставился на свою руку.
  - Опять? - встревожился Энтони.
  - Ага. - Граф развернулся и зашагал к дому.
  Святоша уныло посмотрел на Эльвиру и Маргариту, стоящих возле фонтана, вздохнул и пошёл за другом.
  
  Маргарита регистрировала новые журналы, когда над её ухом раздалось мирное 'здравствуйте' Михаила. Новый знакомый стоял перед её столом и широко улыбался. Рита неодобрительно покачала головой:
  - Зачем Вы пришли?
  - Как зачем? - возмутился Граф. - Я люблю читать, вот и решил записаться в библиотеку.
  - Хорошо, заполняйте карточку. - Маргарита протянула ему бланк.
  Майкл послушно кивнул, достал из кармана ручку и, усевшись за ближайший стол, стал писать. Рита машинально продолжала оформлять новые поступления, а в голове назойливо крутилось: 'Они не отстанут. Может, всё же рассказать деду?'
  Граф закончил писать и подошёл к стойке:
  - Вот, пожалуйста. - Он смотрел прямо на Риту, и девушке показалось, что в глубине тёмно-карих глаз затаилась обида. - Я хотел бы ознакомиться с историей Земли, - вежливо произнёс Майкл. - С чего Вы посоветуете начать?
  Маргарита удивлённо взглянула на него и указала на большой жёлтый комод:
  - Посмотрите по каталогу, я же не знаю, что Вы читали, а что нет.
  - Спасибо. - Майкл подошёл к комоду и стал внимательно рассматривать надписи на ящичках.
  'Какой любознательный бандит, - раздражённо подумала Рита и тут же вспомнила уголовника-лингвиста из детектива Марининой. - Тоже, наверное, в тюрьме сидел, там и к истории пристрастился. Ну, ничего, - она оглядела полупустой зал, - на людях он мне ничего не сделает!' Девушка облегчённо вздохнула и принялась листать журналы.
  Ни слова не говоря и стараясь не удивляться, она выдала Михаилу заказанные книги. Граф вежливо поблагодарил её, устроился за столом у окна и углубился в чтение. Весь день он просидел над книгами, не беспокоя библиотекаршу, но Рита всё равно чувствовала себя не в своей тарелке, и лишь за полчаса до закрытия, когда Михаил ушёл, вздохнула свободнее. Однако радость её оказалась преждевременной. Выйдя из библиотеки, она увидела, что бандит-историк ждёт её. В руках он держал скромный букетик подснежников, любимых цветов Маргариты.
  - Позвольте мне проводить Вас, - заискивающе произнёс он и протянул Рите цветы.
  Девушка посмотрела по сторонам: двор был пуст. 'Опять люди куда-то делись! - в сердцах подумала она. - Сейчас он меня убьёт, и никто ничего не заметит. Надо было не слушать Эльку, а позвонить деду и всё ему рассказать!'
  - Я просто провожу вас до подъезда, - услышала она мягкий голос Михаила. - Хотите, мы пойдём не дворами, а по людной и ярко освещённой улице?
  - Хочу, - обречённо сказала Рита и, взяв из рук Михаила подснежники, пошла вперёд. - Кстати, мне надо зайти в магазин.
  - Как скажете, - покладисто кивнул Майкл. - Я готов обойти с Вами все магазины в округе.
  'А я-то, дура, надеялась, что он откажется! Другой мужик на его месте нашёл бы тысячу причин, чтобы не заниматься покупками. Что ж, сейчас я тебе устрою!' - мстительно подумала Рита и направилась к 'Рамстору'. Она вошла в торговый зал и, не спеша, начала рассматривать расставленные на полках товары. Сначала Маргарита долго и тщательно выбирала лимон, затем обстоятельно побеседовала со знакомой продавщицей о различных сортах колбасы и сосисок, перебрала все имеющиеся на полке пачки чая, взяв как обычно крупно-листовой 'Дилмах'...
  Обход супермаркета занял три часа. Всё это время Майкл с довольным видом ходил за ней и также заинтересованно изучал ассортимент супермаркета. Тележка Риты заполнялась товарами, и, в конце концов, бросив в неё коробку любимых шоколадных конфет, девушка решительно направилась к кассе. Сложив покупки в пакеты, она указала на них Майклу и направилась к камере хранения. Девушка забрала сумку, цветы и быстро пошла к выходу, сделав вид, что забыла о провожатом.
  Михаил нагнал её у дверей.
  - Быстро Вы управились. Я бы здесь ещё ходил и ходил.
  Рита остановилась и злобно взглянула на него: на лице молодого человека сияла ослепительно доброжелательная улыбка, а глаза светились от удовольствия. 'Точно псих!' - подумала Рита и раздражённо поинтересовалась:
  - Чему вы радуетесь?
  - Я очень доволен нашим совместным времяпрепровождением, - весело ответил Майкл.
  Они вышли на улицу и направились к дому. Майкл шёл рядом с девушкой, раздумывая, как бы напроситься к ней в гости, но никаких умных мыслей в голову не приходило. У подъезда он поставил пакеты на землю и взял Риту за руку:
  - Вы самая красивая девушка на Земле!.. - с воодушевлением начал он, но Маргарита перебила его.
  - Спасибо за помощь, - стальным голосом сказала она, приложила ключ к кодовому замку и взяла пакеты.
  - Подождите! - воскликнул Майкл, решительно шагнул к девушке и схватил её за запястье. - Вы должны... - Внезапно он замолчал и с удивлением уставился на Риту.
  - До свидания. - Маргарита отдёрнула руку и вошла в подъезд.
  Несколько мгновений Граф смотрел на захлопнувшуюся перед его носом дверь, а потом тихо позвал: 'Тони!'. Домофон соседнего подъезда издал блямкающий звук, и к Майклу подбежал Лорд с поводком в зубах. За ним шёл Святоша, на ходу застёгивая дублёнку.
  - Наша знакомая блондиночка - маг, - мрачно сказал Граф и достал из кармана пачку сигарет и зажигалку. Некоторое время он сосредоточенно извлекал из пачки сигарету, потом щёлкал зажигалкой и, наконец, прикурив, продолжил: - Я хотел заставить её пригласить меня на чашечку кофе, и вдруг ощутил магию. Хотя, - он тяжело вздохнул, - со вчерашнего вечера я чувствую себя странно и вполне могу ошибаться...
  Энтони мрачно кивнул, пристегнул поводок к ошейнику Лорда, и друзья пошли к скверу.
  - Мне всё чаще кажется, что моё тело становится чужим и неживым, - говорил Майкл. - Я ощущаю себя пластилиновой вороной, как в том забавном мультфильме...
  - Ты просто засиделся в четырёх стенах, Майк! - попытался приободрить его Святоша.
  - Может быть. - Граф нервно хмыкнул и бодро спросил: - Так что будем делать? Если Марго маг, значит, и её сестра тоже! И вполне возможно, они связанны с драгами!
  Версия Майкла очень не понравилась Энтони, и он скривился так, словно надкусил лимон.
  - Что ты предлагаешь? - Версия Майкла очень не понравилась Энтони.
  - Судя по твоему несчастному виду, ты знаешь, что должен сделать! - Святоша что-то недовольно буркнул, и Граф, едва заметно улыбнувшись, произнёс: - Ладно, уговорил, завтра я 'случайно' встречусь с Эльвирой и пообщаюсь с ней! А ты сходишь в библиотеку, покопаешься в книгах! Ты же любишь!
  - Хорошо, - уныло кивнул Энтони, - я пойду в библиотеку...
  
  Рита вошла в тёмную прихожую, щёлкнула выключателем, и к ней с заливистым, укоризненным лаем бросилась Белка.
  - Здравствуй, моя хорошая! Хочешь на улицу? - Собака поскребла дверь лапой, и Маргарита улыбнулась: - Ладно, идём!
  Они спустились на первый этаж, и в дверях лифта столкнулись с Игорем.
   - Привет! - жизнерадостно воскликнул он, и Рита почувствовала слабый запах алкоголя.
  - Ты пил? - расстроилась она. - А как же работа?
  Улыбка Игоря превратилась в презрительную гримасу:
  - Я знакомился с новыми коллегами, и, между прочим, мы пили настоящий французский коньяк! - Он гордо вскинул голову и нажал на кнопку.
  Двери лифта съехались, и Рита виновато подумала: 'И правда, что я на него набросилась! Подумаешь, выпил человек...'
  Белка выбежала из подъезда, потрусила по дорожке, и Рита медленно пошла за ней. Внезапно раздался оглушительный взрыв петарды, и, вздрогнув, Белка понеслась вперед, не разбирая дороги.
  - Стой! Белка! - крикнула Маргарита, но испуганная собака понеслась ещё быстрее. - Белка! - снова крикнула девушка, но собака уже скрылась за домом. Маргарита припустила за ней. Свернув за угол, она огляделась, однако Белки нигде не было. - Господи! - сквозь слёзы, простонала Рита. - Она же выскочит на дорогу, и всё! Белка! Белка!
  На плечо девушки легла твёрдая рука.
  - Что случилось? - с тревогой спросил Энтони.
  - Моя собака! - всхлипнула Маргарита. - Она боится резких звуков! Она нервная! И слепая!
  - Слепая? - удивился Энтони, не спеша убирать руку с плеча девушки. - Зачем Вам слепая собака?
  - А кому она нужна, кроме меня?! Не хотите помочь - уходите! - Рита сбросила его руку и опять закричала: - Белка! Белка!
  - Я помогу Вам, - уверено произнёс Энтони и скомандовал: - Лорд, искать! - Огромная чёрная овчарка унеслась в ночь.
  - Он найдёт мою Белочку? - с надеждой глядя в крупинчатые глаза соседа, спросила Рита.
  - Несомненно! Сейчас он вернётся, и отведёт нас к Белке!
  Маргарита ждала появления Лорда, но огромная овчарка всё равно возникла рядом внезапно. Лорд посмотрел на хозяина, гавкнул и, как бешеный, понёсся вперёд.
  - За ним! Быстрее! - Энтони схватил Маргариту за руку и потащил за собой.
  Нецензурную брань и истеричный собачий лай они услышали издалека. Возле гаражей, расположенных за соседним домом, собралась толпа. Основную массу составляли собачники и автолюбители. Их внимание было приковано к гаражу, напротив которого стояла заведённая иномарка: у ворот лежала Белка и безостановочно лаяла, а над ней, грозно рыча на людей, стоял Лорд. Толпа темпераментно обсуждала сложившуюся ситуацию.
  - Вызовите милицию!
  - Они пристрелят их!
  - Но это мой гараж!
  - Я знаю эту белую. Она слепая.
  - Наверное, течная!
  - Кто-нибудь, позовите хозяйку!
  - Сейчас сяду в машину и раздавлю обоих! - рявкнул хозяин иномарки.
  Услышав последнюю фразу, Маргарита встала, как вкопанная, и разрыдалась. Энтони успокаивающе погладил её по спине, невозмутимо прошёл сквозь толпу, пристегнул к ошейнику Лорда поводок и взял на руки скулящую от страха Белку.
  - Следить надо за своими животными! - донесся до ушей Риты раздражённый выкрик владельца гаража.
  Энтони остановился и стал пристально рассматривать хорошо одетого, вальяжного мужчину. Хозяин иномарки не выдержал взгляда Святоши. Он смутился, попятился к машине и ужом юркнул на водительское сидение. Маргарита, наконец, очнулась и метнулась к Белке.
  - Бедная моя! - запричитала она, пристёгивая поводок. - Спасибо, Вам, Антон! Без Вас он убил бы её!
  Белка жалась к ногам хозяйки и повизгивала, то ли от страха, то ли от радости. А Рита, совершенно забыв, о том, что спаситель её собаки - бандит, стала взахлеб рассказывать о своей любимице. Энтони решительно взял Риту под руку и повёл к дому. Он крепко сжимал локоть девушки и заинтересованно улыбался, делая вид, что внимательно слушает её. На самом деле, Святоша внимательно изучал её сознание, стараясь обнаружить хотя бы слабый магический дар. Безуспешно. 'Но Майкл же видел!' - Энтони глубже и глубже проникал в Ритино сознание. Когда до подъезда осталось всего несколько шагов, он нашёл то, что искал, и нервно сглотнул.
  А Маргарита, тем временем, продолжала увлечённо рассказывать о том, как подобрала Белку, как выхаживала её, как муж отговаривал её от возни с больной собакой, и как, настояв на своём, она оставила несчастное животное в доме.
  - Эля и дед помогали мне, но нам так и не удалось вылечить ей глаза, - с грустью закончила Рита.
  Энтони с интересом посмотрел на неё:
  - А где сейчас Ваш дедушка?
  - Он купил нам с Элей квартиры и переехал жить в деревню, к дяде Косте. Но он часто навещает нас. - Маргарита тепло улыбнулась: - Он ведь вырастил нас. Наши родители погибли, когда нам и года не было. Дедушка заменил нам и маму, и папу. Он очень хороший. Святоша отпустил её руку и доброжелательно произнёс:
  - Может, как-нибудь заглянете к нам в гости? Обещаю, мечей и молний больше не будет.
  - Может быть, и заглянем, - улыбнулась Рита, - а сейчас мне пора. - Она махнула Антону рукой и вошла в подъезд.
   - Ну, что скажешь? - озабоченно спросил Майкл, сняв заклинание невидимости.
  Энтони потёр шрам над левой бровью и хмуро произнёс:
  - Теперь я должен проверить Эльвиру!
  - Что ты увидел? - Граф достал из кармана сигареты.
  - Сознание Марго прикрыто мощным щитом, сквозь который я не смог проникнуть. Это значит: либо она сама очень сильный маг, и её уровень сравним с уровнем Шарны, либо кто-то прикрывает её. Очень хорошо прикрывает! Ведь, на первый взгляд, Марго выглядит обычным человеком, без намёка на магические способности! Завтра я посмотрю на Эльвиру! Но, думаю, с ней та же история!
  - Хорошо бы ещё взглянуть на их замечательного деда, - мечтательно добавил Майкл. - История с трагической гибелью родителей кажется мне подозрительной.
  - Согласен, - кивнул Энтони. - Идём домой!
  
  Рита с улыбкой распахнула дверь и открыла рот, чтобы рассказать мужу о чудесном спасении Белки, и осеклась. Игорь стоял в прихожей, потрясая букетом подснежников и коробкой конфет:
  - Любовника завела? Подарки от него принимаешь? - Он швырнул подснежники на пол и раздавил их ногой. - Вот твои цветочки!
  - Гоша, это не то, что ты думаешь...- попробовала утихомирить мужа Маргарита.
  Однако слабая попытка Риты объясниться утонула в потоке обрушившейся на неё брани. Игорь, брызжа слюной, кричал, что потратил на неё лучшие годы жизни, что она никогда не любила его и изменяла ему со всеми подряд. Размахивая перед носом жены конфетами, он обвинял её в транжирстве и скупердяйстве, неумении зарабатывать деньги и вести домашнее хозяйство. Несчастная Белка жалобно скулила под тумбочкой, а Маргарита молча слушала упрёки супруга, удивляясь, не беспочвенным обвинениям, а лютой ярости, сквозящей в каждом жесте, взгляде, слове...
  В конце концов, Игорь прекратил орать, удалился в гостиную и стал демонстративно застилать диван. Убедившись, что жена увидела и правильно поняла его действия, он рявкнул:
  - И не вздумай лезть ко мне, шлюха! - Он плюнул себе под ноги и захлопнул дверь.
  Рита безжизненно опустилась на табуретку и застыла. Ей не верилось, что её ласковый и обходительный муж мог так по-хамски вести себя. 'А всё они! - подумалось девушке. - Не появись они в нашей жизни... Ладно, завтра Игорь остынет, и мы спокойно поговорим... - Маргарита встала, сняла куртку и вошла в ванную. - С Антоном и Михаилом больше ни слова. Они сами по себе, мы сами по себе!' - решила она и открыла кран.
  Приняв душ, Рита в одиночестве поужинала, полистала книгу и позвонила сестре. Эля подъезжала к дому, и Рита отправилась встречать её. По дороге она заскочила за Рыжиком. Едва она открыла дверь, пёс вылетел из квартиры и понёсся вниз по лестнице. Маргарита покачала головой, схватила с тумбочки поводок и побежала за Рыжиком, надеясь, что успеет поймать его до того, как кто-нибудь войдёт в подъезд. Рыжик с оскорблённым видом стоял у железной двери, и Маргарита, хищно улыбнувшись, прицепила к ошейнику поводок.
  - У меня не забалуешь! - сказала она и распахнула дверь.
  Десять минут спустя во двор въехал красный 'фольксваген'. Эля вышла из машины, и Рыжий с радостным лаем рванулся к ней.
  - Тише ты! - прикрикнула на него Маргарита и подошла к сестре: - Как учёба?
  - Скучно. До зубовного скрежета. - Эльвира взяла у сестры поводок. - А как ты?
  - Даже не знаю, с чего начать.
  - Сначала! - бодро заявила Эля, предчувствуя, что услышит много интересного.
   И Маргарита поведала сестре обо всём, что произошло с ней за день. Эльвира, не перебивая, выслушала её и цокнула языком:
  - Ну, дела...
  - Это всё, что ты можешь сказать?
  Эльвира лукаво посмотрела на сестру:
  - С Игорем надо кончать! Признайся, ведь Михаил понравился тебе.
  - Не то, чтобы очень... Он своеобразный.
  - Вот и славно. Гони Игоря взашей, и займись нормальным мужиком! Лично я отказываться от Антона не собираюсь! Тем более теперь. Спасая Белку, он поступил, как настоящий рыцарь! Наверняка и Михаил такой же. У нас, наконец, появятся достойные мужчины!
  - А мечи и молнии?
  Эля отмахнулась:
  - У всех свои недостатки. Ну, увлекаются ребята фокусами - что здесь такого? Это лучше, чем пиво и 'стрелялки-бродилки'!
  - В 'стрелялках' никто по-настоящему не умирает! А там были трупы! Они бандиты, Эля!
  - А вдруг бандитами были те трупы, а Антон и Михаил - агенты под прикрытием!
  Маргарита безнадёжно вздохнула:
  - Дождёмся деда, познакомим его с соседями, а там видно будет.
  - Уверена: деду они понравятся! - безапелляционно заявила Эля.
  Рита вспомнила драку в квартире Антона и согласно кивнула:
  - Я тоже так думаю.
  Сёстры направились к дому. Мимо проехал сиреневый мини-вэн и остановился у подъезда. Из машины вышел мужчина в униформе. Он достал из салона огромную корзину роз и вошёл в подъезд.
  - Вот повезло кому-то, - пробормотала Эльвира, перебирая в уме соседей. - Как ты думаешь, кому?
  - Сама пытаю понять. Может, Варе из семидесятой? Я видела её жениха, выглядит состоятельным.
  - Не, - замотала головой Эля. - Они уже расстались. А вот Маринка из сороковой крутит любовь с каким-то торгашом. У южных мужчин широкая душа.
  Мини-вэн уехал, и сёстры, проводив его завистливым взглядом, вошли в подъезд и остановились возле лифта. Нагулявшийся Рыжик, как порядочная собака, сидел рядом с хозяйкой, не делая попыток броситься по лестнице вверх. Рита и Эля молчали.
  - Может, поедем? - Эльвира толкнула сестру в бок.
  - Ну, да, - кивнула Маргарита и нажала на кнопку.
  На пятом этаже лифт остановился, и, чмокнув сестру в щёку, Эля вышла на площадку.
  - Ритка!!! - завопила она и бросилась к корзине с белыми розами.
  Маргарита выскочила из лифта:
  - Что?.. - начала она, осеклась и заулыбалась: красная, как маков цвет, Эльвира читала вложенную в корзину записку.
  - Он извиняется за испорченный вечер и надеется на новую встречу!
  - Антон? - уточнила Рита.
  - Нет, Евгений Петрович, - язвительно ответила Эля, и сёстры рассмеялись.
  
  Глава 3
  Кризис.
  
  Утром Игорь, ни слова не говоря, собрался и ушёл. Рита озадаченно посмотрела на захлопнувшуюся за ним дверь, а затем пожала плечами и пошла завтракать. 'Может, так оно и лучше', - решила она и, выпив чая, стала собираться на работу.
  По дороге Маргарита обдумывала разговор с мужем. 'Нечего откладывать. Нужно расставить точки над i! Я заслуживаю лучшей жизни!' В холле библиотеки она рассеянно кивнула тете Маше, разделась и вошла в читальный зал. На стойке лежала знакомая брошюра. Словно повинуясь чьей-то воле, Рита взяла её в руки и открыла: 'Как вернуть мужа', - прочитала она и захлопнула книжицу.
  - Нет уж, спасибо, мужа я возвращать не буду. Пусть катится к чертям собачьим!
  В зал заглянула тётя Маша.
  - Что с тобой, Риточка? Ты не заболела? - встревожено спросила она.
  - Я в порядке. - Маргарита провела рукой по волосам. - Просто не выспалась.
  - Всё ясно, - категорично заявила тётя Маша. - Поругалась со своим благоверным! Так? - Рита утвердительно кивнула. - Милые бранятся, только тешутся, - философски заметила гардеробщица. - Вот мы с Иваном даже дрались по молодости и ничего: сорок лет вместе прожили, троих детей на ноги поставили. - Она достала из кармана маленькую шоколадку и протянула её Рите. - Ешь, ты ведь обожаешь шоколад, а с Игорем помиришься. Муж и жена - одна сатана!
  - Спасибо. - Маргарита развернула фольгу и надкусила шоколадку. - Я тоже угощу Вас. - Она достала из сумки пакет с конфетами. Коробку Игорь помял, но конфеты не пострадали, а Рита до смерти обожала шоколад и была не в силах отказаться от любимого лакомства...
  Гардеробщица положила конфетку в рот.
  - Вкуснотища! - вымолвила она и, взглянув на часы, кивнула на подсобку. - Ставь чайник. Успеем выпить по чашечке!
  Маргарита невольно улыбнулась: тётя Маша, так же как и она, страстно любила сладкое...
  Через час после открытия библиотеки в читальном зале появился Михаил. Он вежливо поздоровался с Ритой и попросил принести ему те же, книги, что и вчера. Маргарита выдала ему книжки и неожиданно для себя сказала:
  - Если Вам понадобится литература, которой у нас нет, мы можем заказать её в других библиотеках. Так что, обращайтесь.
  - Спасибо, - вежливо улыбнулся Майкл, внимательно посмотрел на неё, взял книги и расположился за дальним столом.
  В читальном зале стояла тишина, нарушаемая лишь умиротворяющим шелестом страниц и тихим покашливанием благообразного пенсионера, просматривающего старую подшивку журналов. Внезапно раздался громкий хохот, и немногочисленные читатели разом подняли головы и уставились на Майкла, который, откинувшись на стуле, закатывался от смеха.
  - Вы находитесь в библиотеке, молодой человек! Так ведите себя соответственно! - гневно воскликнул пенсионер, поправил очки и вновь углубился в чтение.
  - Простите, - сквозь смех выдавил Майкл, - но я не ожидал, что история Земли окажется такой забавной! Сплошные войны!
  - Что смешного Вы нашли в войне? - возмутился пенсионер и хлопнул ладонью по столу: - Я был на фронте. Мне до сих пор снится война! Взрывы. Боль. Кровь. Крики и стоны раненых... - Старик замолчал и презрительно посмотрел на Майкла. - Вам не понять!
   - Расскажите! - Глаза Графа загорелись. - Вы обязательно должны рассказать мне о войне!
  Пенсионер отрицательно покачал головой и склонился над журналом. Майкл поджал губы, бросил быстрый взгляд на Маргариту и сосредоточился. Старик отодвинул журналы, глубоко вздохнул и начал:
  - Я попал на фронт в сорок первом...
  Читатели замерли. Маргарита хотела приструнить Михаила, но рассказ старика с первых слов заворожил её. Перед глазами девушки поплыли кадры документального кино, в котором главным действующим лицом была война. Вместе со стариком Рита прошла путь от Москвы до Бухареста. Вместе с ним она шла в атаку, вздрагивала от взрывов, оплакивала павших и ликовала, узнав о капитуляции Германии.
  Пенсионер замолчал, и Маргарита почувствовала себя так, словно только что вышла из дорогого ресторана. Она взглянула на Михаила и оторопела: сосед сидел, сложив руки на животе, и блаженно улыбался.
  - Огромное Вам спасибо, - искренне сказал он пенсионеру. - Ваш рассказ я буду помнить до конца дней своих.
  Маргарита перевела взгляд на старика, опасаясь скандала, но тот выглядел отдохнувшим и умиротворённым.
  - Вы прекрасный слушатель, молодой человек. Приходите ко мне, и я расскажу Вам ещё не одну историю о войне.
  - Постараюсь, - кивнул Майкл и, как ни в чём не бывало, уткнулся в книгу.
  Маргарита с недоумением посмотрела на него и продолжила подшивать журналы...
  
  Эльвира собрала бумаги в папку, выключила компьютер и потянулась к сумочке. Часы показывали 16.55, и последние пять минут рабочего дня она намеревалась использовать в личных целях. Поставив перед собой зеркало, Эля подправила макияж, причёску и тяжело вздохнула:
  - Где ты, мой суженый-ряженый?
  Настенные часы доползли до 17.00, и Эльвира нажала кнопку селектора:
  - До свидания, Евгений Петрович. Я ухожу.
  - Подождите, Эля.
  Евгений Петрович выскочил из кабинета:
  - У меня пропали бумаги! Я уже полчаса ищу их! Точно помню, уходя к Зайцеву, я оставил их на столе. Красная папка с жёлтыми тесёмками. Что Вы молчите, Эля? У меня пропали важные документы, Вы это понимаете? - закричал Евгений Петрович. Его лоб покрылся потом, а любимый полосатый галстук сполз на бок и, словно веревка, болтался на толстой покрасневшей шее. Высокий, грузный мужчина, как ребёнок, топал ногами и, подпрыгивая от раздражения, взмахивал короткими тучными руками.
  - А при чём здесь я? - попыталась вставить Эля, но Евгений Петрович визгливо перебил её.
  - Это Вы взяли папку! - взвыл он. - Через час приедет клиент, а бумаг нет! А почему? Потому что моя пустоголовая секретарша рылась в моём столе!
  - Я не заходила в кабинет!
  - Но папки нет!
  - Посмотрите в сейфе!
  - Дважды смотрел! - Евгений Петрович выхватил из кармана платок, лихорадочно промокнул лоб и, тыча пальцем в грудь Эльвире, заявил: - Если через пять минут, слышите, пять минут, бумаг не будет на моём столе, считайте себя уволенной! - Он ринулся в кабинет и громко хлопнул дверью.
  - Придурок! - выплюнула Эля, села за стол и озадаченно потёрла лоб. Она не понимала, куда могла деться папка. 'Может быть, украли?' - предположила она, но тут же отбросила эту мысль. В кабинет никто не заходил, а массивные решётки на окнах исключали проникновение с улицы. 'И всё-таки, куда она делась? Наверняка сам засунул куда-нибудь и забыл. Маразматик!' - На всякий случай, Эльвира обвела взглядом стол, заглянула в ящики, перерыла стопку разноцветных папок - но красной с жёлтыми тесёмками среди них не было.
  Евгений Петрович выглянул из кабинета:
  - Нашли?
  Эльвира взглянула в сердитые глаза начальника и вдруг почувствовала жуткую злость. Не говоря ни слова, она взяла из стопки лист, размашистым почерком написала заявление об уходе и протянула Евгению Петровичу. Тот выхватил из рук секретарши ручку и резким росчерком подписал его.
  - Вот и отлично! - заявила Эля, хотя ничего хорошего не происходило.
  Несколько секунд начальник и секретарша растерянно таращились друг на друга. Оба чувствовали, что делают что-то не то. Евгений Петрович ценил Эльвиру и, несмотря на её взрывной характер, считал ценным и добросовестным работником. Да и Эля не помышляла об увольнении. Евгений Петрович, как начальник, вполне устраивал её. С ним было легко и приятно работать. К тому же, он смотрел на Элю, как на дочь, и ни разу за три года не позволил себе даже намёка на непристойность. До 17.00 сегодняшнего дня у них была дружная, сработавшаяся команда.
  Евгений Петрович вытащил из кармана кошелёк, отсчитал месячный оклад секретарши, положил деньги на стол и скрылся в кабинете. Эльвира сунула деньги в карман, достала из ящика большой пакет и сгребла в него свои вещи. Она надела подбитую мехом куртку, подхватила пакет, привычным жестом поправила волосы и вышла на улицу. На крыльце Эля достала сигареты и закурила, раздумывая, что делать дальше. Потеря работы перестала её волновать, а образ Евгения Петровича стал тусклым и размытым, словно они расстались сто лет назад.
  'А, может, наплевать на лекции, завалиться к Марго и попугать её тихоней-читателей?' - подумал Эля, однако эта идея не вызвала у неё энтузиазма. Она отбросила сигарету и направилась к стоянке. - Учиться, учиться и ещё раз учиться!' - Эльвира села за руль красного 'фольксвагена', врубила музыку и, ловко вывернув со стоянки, влилась в поток машин. Она мотала головой в такт музыке и думала о том, что всё в её жизни идёт наперекосяк. И началось это с того момента, когда Маргарита влюбилась в Игоря, то есть с восьмого класса.
  Эльвира ужасно завидовала сестре. Ей тоже хотелось встретить своего принца, а он всё никак не встречался. А ведь Эля не сидела, сложа руки. Она ездила на российские и зарубежные курорты, ходила в музеи, театры и на концерты, тусовалась с подружками в клубах и на дискотеках, и везде искала запропастившегося принца.
  Эльвира была притягательно красива, и мужчины слетались к ней, как мотыльки к огню, так что, недостатка в женихах Эля не испытывала. Она легко и быстро влюблялась, и в первый момент избранник казался ей совершенством. 'Вот он, принц', - думала она и почти сразу разочаровывалась. Ни один её роман не продлился больше двух-трёх дней. Да и романами их можно было назвать с большой натяжкой. Во-первых, из-за их скоротечности, а, во-вторых, дело не всегда доходило даже до поцелуев. Однако, несмотря на бесконечную череду разочарований. Эльвира упорно продолжала поиски.
  Антон идеально соответствовал её внутренним представлениям о принце. Он был красив, умён и загадочен. Элю тянуло к нему, как цветок к солнцу. Увидев его впервые, она точно пробудилась от долгой спячки и ожила. Эльвира была готова выйти за Антона сейчас же, не взирая на его тёмное прошлое, молнии и мечи. Да что таи говорить! Мысленно она уже была его женой...
  
  Возле дверей института с задумчивым видом курили Эллины сокурсницы.
  - Привет, учиться идём? - подойдя к ним, небрежно поинтересовалась Эльвира.
  - Может, лучше в клуб? - встряхнула разноцветными кудряшками Катюха.
  - Лучше в кафешку завалимся, - предложила худенькая, как стебелёк, Ленка. - Есть охота, сил нет.
  - Тебе бы только жрать! - фыркнула Катюха и толкнула Эльвиру в бок: - Так куда двинем?
  Эля безразлично пожала плечами:
  - Всё равно. - Она достала из кармана сигареты и закурила.
  - Тогда в клуб, - решила Катюха.
  - Не люблю есть, когда музыка гремит! - возразила Ленка. - Сначала поедим, а потом в клуб. Эль, ты как?
  - Никак. - Эльвира глубоко затянулась и поправила на плече сумку. - Я, пожалуй, домой поеду.
  - У тебя неприятности? - озабоченно спросила Ленка.
  - Да нет. Настроение паршивое. - Эльвира зевнула и направилась к машине, ворча: - Домой, и спать!
   Вчера, сидя в Эллиной гостиной и любуясь белыми розами, сёстры допоздна обсуждали чудесное спасение Белки. Поступки Антона сбили их с толку. Девушки не знали, как теперь относится к странным соседям и сошлись на том, что дождутся деда и посоветуются с ним.
  - Эльвира!
  Эля обернулась и почувствовала, как сердце с остервенением колотится о рёбра - к ней приближался Антон. 'Катастрофа! - Девушка огляделась по сторонам, словно ища укрытие. - Спокойно. 'Варяг' не сдаётся! Главное, не позволить ему охмурить себя'. Эльвира выпрямила спину, нацепила на губы фирменную улыбку 'а ну-ка отвяжись' и с вызовом посмотрела на соседа.
  - Здравствуйте, Эля, - улыбнулся Святоша, и белые точки хороводом закружились в радужках его глаз.
  - Здравствуйте, Антон, - с расстановкой ответила Эльвира.
  - Я хочу извиниться перед Вами за испорченный ужин. Я вёл себя непростительно грубо. Позвольте мне загладить вину, - медленно произнёс Энтони и предложил: - Мы могли бы поужинать в каком-нибудь тихом месте. Вы целый день работали, да и я, признаюсь, проголодался. Выбирайте ресторан.
  Эльвира открыла рот, чтобы отказаться от заманчивого предложения и не нашла слов. Искристые глаза смотрели на неё с надеждой и восхищением. И Элю закружил водоворот чувств. Она взяла соседа под руку и очаровательно улыбнулась:
  - Рядом с нашим домом недавно открылся восточный ресторанчик. Я как раз собиралась заглянуть туда. Где Ваш джип?
  - Джип? - переспросил Энтони. - Я оставил его возле дома. Я решил, что две машины для нас много! Вы же не захотите бросить свою без присмотра. - Он кивнул на 'фольксваген'.
  Эля вытащила из кармана ключи:
  - Но поведёте Вы.
  - Доставлю с ветерком.
  - Вы, оказывается, лихач? - мило улыбнулась Эльвира. - Мне это нравится.
  Энтони притянул девушку к себе и выразительно посмотрел ей в глаза. У Эли перехватило дыхание.
  - Не нужно меня бояться, - шепнул ей Святоша.
  - А я и не боюсь!
  - Умница. - Энтони приподнял девушку и напористо поцеловал её в губы.
  Элю охватил восторг. Наплевав на стыд, она обвила шею Антона руками и с жаром ответила на поцелуй. В его сильных и нежных объятьях Эля чувствовала себя спокойно и уютно.
  Святоша поставил девушку на землю и ласково провёл рукой по её щеке:
  - Ты для меня загадка, Эля.
  Что-то настороженное мелькнуло в его глазах, но поцелуй потряс Элю, и она не обратила на это внимания. Она прижалась к Антону, склонила голову ему на грудь, и вдруг почувствовала неуместное, будто чужое, желание сбежать. 'Уйти сейчас? Ни за что!' - упрямо сказала себе Эля и взяла Антона под руку:
  - Поехали.
  - Поехали, - задумчиво кивнул Святоша, и они направились к машине...
  
  Рита приняла книги у последнего читателя, которым оказался Михаил, и, взяв сумку, пошла одеваться. Сосед ждал её в холле. Он собирался проводить Маргариту и не скрывал этого.
  - В 'Рамстор'? - улыбаясь, предложил Майкл.
  - Не сегодня. Мне нужно поговорить с мужем. - Рита накинула куртку и, на ходу застёгивая молнию, вышла из библиотеки.
  Сосед молча шёл рядом. Войдя под арку, Рита поскользнулась и обязательно упала бы, не подхвати её Майкл под локоть.
  - Спасибо. - Маргарита не отняла руку, и улыбка Графа расползлась по всему лицу.
  Он выглядел сильным и уверенным в себе, и Маргарита порывисто прильнула к нему. Но тут же отстранилась, вспомнив о муже. 'Сначала закончу с Игорем, а потом...' Рита виновато улыбнулась Михаилу и спросила:
  - Вы тоже врач, как и Антон.
  - Ага. Мы работаем в паре.
  - Как это?
  - Все операции мы проводим вместе, - ничуть не смущаясь, ответил Майкл.
  - И какие же операции вы проводите?
  - Разные. Мы многопрофильные специалисты, - гордо ответил Граф, радуясь, что так легко жонглирует местной лексикой.
  Маргарита замолчала, обдумывая услышанное. Короткий диалог с Михаилом окончательно убедил её, что к медицине соседи имеют весьма отдалённое отношение. Если вообще имеют. Майкл мысленно пожал плечами: ему было наплевать, кем считает его Маргарита. Он искоса смотрел на неё, лаская взглядом овальное лицо с мягкими волнующими чертами: изогнутые брови, глубокие серые глаза с тёмными ресницами, прямой аккуратный нос, розовые упрямые губы. Майкла так и подмывало сорвать с неё шапку и зарыться лицом в длинные светло-русые волосы. Но позволь он такую вольность, и знакомство закончилось, толком не начавшись. Поэтому Граф сжал в карманах кулаки и молча шёл рядом с Маргаритой.
  Они пересекли сквер, поднялись по обледенелому склону и подошли к Ритиному подъезду. Лицо Майкла разочарованно вытянулось, когда девушка, кивнув на прощание, скрылась за дверью. Он несколько минут бестолково потоптался у подъезда и пошёл в 'Рамстор'...
  
  Квартира встретила Маргариту тревожной тишиной. Белка, обычно шумным визгливым лаем приветствовавшая хозяйку, смирно лежала на подстилке. Увидев Риту, она лишь слабо тявкнула и опустила голову на лапы.
  - Что с тобой? - всполошилась Маргарита, садясь на корточки и гладя грустную собаку по голове.
  Белка заскулила, и Рита огляделась: в прихожей чего-то не хватало. Девушка зажмурилась и снова открыла глаза - на вешалке не было одежды Игоря. Маргарита встала и побрела по квартире. Она открыла шкаф и вперила взгляд в пустые полки, где раньше лежали вещи мужа. Постояв с минуту, Рита рассеянно попятилась, наткнулась на диван и села, неподвижно глядя в одну точку. Белка улеглась у её ног и заскулила.
  - Ну и чёрт с ним! - прошептала Маргарита и пошла на кухню. Белка брела следом. Рита включила чайник и взяла с полки пачку 'Мальборо', давным-давно забытую Эльвирой. Девушка неумело затянулась, закашлялась, но старательно выкурила сигарету до фильтра: от неё ушёл муж, и Рите положено было страдать. А Рита чувствовала облегчение. Игорь ушёл и будто унёс с собой её прежнюю серую жизнь. Рита чувствовала, что впереди её ждёт много нового и интересного. Она улыбнулась и подошла к окну, точно собираясь увидеть в нём будущее. Но ничего особенного не увидела. Сквозь огромные хлопья снега тускло светились фонари. Полная женщина в заснеженной шубе с двумя большими пакетами в руках спешила домой. 'Наверное, её ждёт муж, дети. Сейчас они все вместе сядут ужинать, а потом посмотрят телевизор и лягут спать... Скучно', - подумала Рита. Взгляд упал на стаканчик с подснежниками. Вчера ей стало жаль ни в чём не повинные цветы, и она сунула помятый букетик в воду, спрятав его за занавеску, чтобы лишний раз не раздражать мужа. Маргарита, открыв рот, смотрела на подснежники: они выглядели так, словно их только что принесли из леса. Ощущение весенней свежести было настолько сильным, что ей почудилось, будто кухня наполнилась пьянящим запахом прелой листвы и талого снега. Рита словно перенеслась на лесную поляну, вдохнула прохладный аромат и... улыбнулась.
  Громко щёлкнул чайник. Маргарита переставила цветы на стол, сделала бутерброд с колбасой и налила чая в любимую чашку с играющими котятами. Она смотрела на нежные головки подснежников, и вдруг её посетила странная мысль о том, что перемены в её жизни лишь экзерсис сумасшедшего чародея-писателя, который шутки ради решил переписать её жизнь заново.
  - Чушь! - громко сказала Рита и встала: - Белка! Гулять!..
  
  Восточный ресторан оказался маленьким, но очень уютным. В зале стоял десяток столиков, играла тихая арабская музыка, а в воздухе витали терпкие ароматы специй. Энтони и Эльвира устроились за столиком у зашторенного окна. В ожидании ужина, Эля с любопытством смотрела по сторонам, стараясь запомнить интерьер, чтобы потом в деталях описать его сестре. Святоша с таким же любопытством разглядывал Элю: овальное лицо с высокими скулами, пухлые чувственные губы, прямой аккуратный нос, большие миндалевидные глаза с пушистыми ресницами, тёмно-каштановые, вьющиеся волосы и соблазнительная грудь, обтянутая золотистой блузкой с глубоким вырезом. 'Она удивительно красива. Впрочем, как и сестра. Но Маргарита совсем другая. Даже странно, что они сёстры. Интересно, зачем нам их подсунули? Уж точно не для того, чтобы затащить в постель. - Когда Святоша целовал Элю возле института, чья-то магия упорно отталкивала его от девушки. - Что ж, посмотрим, что у тебя в голове, красавица. - И Энтони с предельной осторожностью коснулся её сознания. - С виду ты тоже не маг, - усмехнулся он. Убедившись, что Эля не реагирует на его манипуляции, Энтони копнул глубже и наткнулся на сложный магический барьер. Святоша попытался преодолеть его - тщетно. - Ты такая же, как сестра', - констатировал он, с любопытством разглядывая неизвестное ему заклинание.
  Ощутив смутное беспокойство, Эльвира заёрзала на стуле.
  - Что-то долго они возятся, - нервно произнесла она и взглянула на Антона. Его лицо было задумчивым. - Что с тобой?
  - А вот и наш ужин. - Энтони кивнул на официанта.
  Эля обернулась, что дало Святоше возможность взять себя в руки и состроить дружелюбную улыбку.
  Пока официант расставлял на столе блюда с закусками, девушка пристально смотрела на Антона, гадая, что с ним не так, и, наконец, спросила первое, что пришло в голову:
  - Ты женат? Только не вздумай врать!
  - Не женат, никогда не был и не собираюсь! - категорично заявил Святоша.
  - По крайней мере, честно, - кивнула Эля и колко заметила: - Значит, у тебя со мной лёгкая интрижка.
  - Ты торопишься с выводами, Эля.
  - Я хочу знать, чего ждать от нашего знакомства, - строго произнесла Эльвира, с подозрением осмотрела салат, попробовала его и кивнула: - Ничего, есть можно.
  - А ты разборчивая.
  - Не только в еде!
  Энтони нахмурился, ощущая, что в девушке нарастает агрессия, и снова посмотрел на барьер, закрывающий вход в глубины её сознания. Барьер пульсировал, заставляя Элю злиться. 'Великолепное заклинание. Чувствуется рука мастера. Интересно, что будет, если я попытаюсь зайти дальше поцелуев?'
  Эльвира машинально поглощала салат, силясь унять растущее недовольство. 'И чего я к нему прицепилась? - уговаривала она себя. - Пришла с поклонником в ресторан и огрызаюсь, словно уставшая от семейной жизни жена. Жена... - Эля украдкой взглянула на Антона, и по её телу пробежала тёплая волна. - Судя по тому, как он целуется, это заманчивая перспектива'. Раздражение пропало, словно его не было, и девушка кокетливо улыбнулась Антону:
  - Потанцуем?
  Глаза Святоши скользнули по длинной тяжёлой серьге, покачивающейся возле её восхитительно нежной шеи:
  - Конечно. - Он встал, взял девушку за руку и притянул к себе.
  Эльвира зажмурилась от восторга, когда сильные руки Антона легли на её талию, но восторг тут же сменился обидой: 'Он рассматривает меня, как сексуальный объект, - внезапно подумала она и с беспокойством взглянула в искристые глаза Антона. - Он же сказал, что не собирается жениться! - Эля почувствовала себя уязвлённой и чуть не заплакала. - Всё равно хочу его! - Она склонила голову на плечо Антона. Официанты о чём-то болтали у дверей кухни, лукаво поглядывая на них. - Наверно, решили, что мы счастливая пара, - с досадой подумала Эля. - Что я вообще в нём нашла? Какая же я дура! Танцую с бандитом, и готова разрыдаться оттого, что он до сих пор не влюбился в меня без памяти! Пора прекращать балаган! Я знаю, как заканчивают любовницы всяких там мафиози, и не желаю разделить их судьбу!' Эльвира отстранилась и, стараясь не встречаться взглядом с Антоном, сказала:
  - Что-то у меня голова разболелась. Пожалуй, я домой пойду.
  - Я тебя провожу!
  Энтони махнул официанту, не глядя сунул ему несколько купюр и повёл Элю к выходу. На улице Эльвира бросила на него колючий взгляд, свернула за угол и поспешно направилась к дому, благо он находился в нескольких шагах от ресторана. Святоша едва поспевал за ней:
  - Что с тобой, Эля?
  - Я же сказала, голова разболелась! - ответила Эльвира и стиснула зубы. Она почти бегом долетела до подъезда, набрала код и, наплевав на лифт, пешком понеслась на пятый этаж. Святоша следовал за ней по пятам.
  - Чем я обидел тебя? - требовательно спросил он, наблюдая, как девушка нервно отпирает замок.
  - Прости, но ты не мой герой! - Эля захлопнула дверь перед носом Антона и, прижавшись спиной к кожаной обивке, разрыдалась.
  Услышав плач, Энтони потянулся было к звонку, но передумал и стал быстро спускаться по лестнице...
  Холодный нос Рыжика уткнулся в ладонь Эльвиры, и она машинально погладила пса по голове.
  - Ты один меня понимаешь, - всхлипнула Эля, стащила сапоги, сбросила куртку и поплелась на кухню. Усевшись на табурет, она закурила. Рыжик, тихо скуля, улёгся у её ног: - Что со мной происходит, Рыжий? - Эля наклонилась и погладила пса по пушистой шёрстке. - Зачем я нагрубила ему? Мне ведь хотелось провести с ним вечер! Почему я вдруг разозлилась? Что теперь делать, Рыжий? - Пёс лизнул ей руку, вскочил и побежал в прихожую. Эля вздохнула и, затушив сигарету, пошла за ним. Рыжик стоял у двери и скреб лапой обивку. - По-твоему, я должна прогуляться, - вздохнула Эля.
  Пёс радостно тявкнул, запрыгал у двери, и девушка начала одеваться. Она пристегнула к ошейнику Рыжика поводок и наставительно произнесла:
  - Сегодня я не намерена гоняться за тобой по двору. Будешь примерной собакой!
  Рыжий укоризненно посмотрел на хозяйку, словно говоря: 'Я и так верх совершенства! Чем ты недовольна?..'
  
  Глава 4.
  Сёстры.
  
  Прижимая к животу бутылку коньяка, Эльвира нажала на кнопку звонка и сказала Рыжику:
  - Согласна, у тебя очень-очень глупая хозяйка, но тут уж ничего не попишешь.
  Дверь отворилась, и на площадку выбежала Белка, радостным лаем приветствуя рыжего приятеля и его хозяйку.
  - Тише ты, - добродушно прикрикнула на неё Маргарита и вопросительно посмотрела на сестру, баюкающую в руках пузатую бутылку: - По какому случаю праздник?
  - Я получила приз 'Самая круглая идиотка года'!
  - Проходи.
  Эля скинула куртку, сапоги и направилась на кухню. Рита указала собакам место в углу прихожей, но те проигнорировали её жест и дружно потопали за Эльвирой. Маргарита лишь вздохнула и последовала за ними.
  Эля вытащила из буфета широкие рюмки и, откупорив бутылку, разлила коньяк.
  - Между прочим, завтра на работу, так что не увлекайся, - сочла нужным напомнить Маргарита, прежде чем взяла в руку рюмку.
  - Петрович меня уволил.
  - За что? - удивилась Рита.
  - В маразм впал. Кстати, а где твой муженёк?
  - Сбежал, - жизнерадостно сообщила Маргарита.
  - Хоть что-то хорошее сегодня случилось... - Эля осеклась и с подозрением посмотрела на сестру: - Ты не рыдаешь?
  - Я жалею лишь об одном: он ушёл по-английски, а мне очень хотелось дать ему пинок под зад!
  - Одобряю, - ухмыльнулась Эльвира.
  - Так что всё-таки произошло, Эля? Ты поругалась с Антоном?
  - С чего ты решила? - Эльвира состроила невинное лицо.
  - Мало верится, что ты решила напиться из-за Евгения Петровича!
  Эля залпом выпила коньяк и скривилась:
  - Какая гадость.
  - Купила бы вина, - усмехнулась Рита, сделала маленький глоток и, поставив рюмку на стол, потянулась к холодильнику.
  - Я не хочу есть, - запротестовала Эльвира. - Я только что из ресторана.
  Маргарита укоризненно посмотрела на сестру, встала и достала из буфета коробку конфет:
  - Ты опять прогуляла институт!
  - Я честно хотела пойти, но он перехватил меня буквально у дверей!
  - Весьма настырный малый.
  - Он вёл себя очень вежливо, - стала оправдываться Эля. - Я не смогла ему отказать.
  - И что было дальше?
  Эльвира налила себе коньяка и тяжело вздохнула:
  - Не знаю.
  - То есть как? - всполошилась Маргарита. - Ты соображаешь, что говоришь?!
  - Если бы соображала, то сейчас сидела бы не здесь, - всхлипнула Эльвира, и по её щекам потекли слёзы.
  - Он приставал к тебе? - гневно спросила Рита.
  - Нет, - замотала головой Эля. - Это я.
  - Ты?!?
  - Я ему нагрубила.
  Маргарита облегчённо вздохнула и потребовала:
  - Выкладывай!
   Эльвира выдернула из пачки сигарету и, прикурив, поведала сестре о неудачном свидании. Рита, хмурилась, слушая её рассказ.
  - Не понимаю, что на меня нашло, - закончила Эля и умоляюще посмотрела на сестру: - Что мне теперь делать, Рита?
  - Смотря, чего ты добиваешься.
  - Он мне нравится. Очень-очень.
  Маргарита проследила, как сестра отправляет в рот третью рюмку коньяка, и, тщательно подбирая слова, сказала:
  - Мы вчера говорили об этом. Конечно, с одной стороны, Антон кажется воспитанным и порядочным человеком, но, с другой, то, что произошло у него дома... Эти молнии, вспышки... Люди в странных костюмах... Они действительно нужны нам, Эля? Кто бы они ни были, они опасные люди.
  Эльвира задумчиво провела пальцем по бутылке:
  - Я не смогу его забыть.
  - Тебе это кажется, - покачала головой Рита. - Да, они необычные, но в мире полно необычных парней. - Она протянула сестре конфету. - Ты хотела на море? Вот и поезжай. Завтра утром я позвоню в агентство.
  Эля отрицательно покачала головой и снова закурила:
  - Я не хочу уезжать от него, Рита.
  - Всё настолько серьёзно?
  - Как никогда. - Эльвира затушила почти целую сигарету, выпила коньяка и засунула в рот конфету. - Как мне помириться с ним?
  - Ждать удобного случая.
  - Я не могу ждать. Он же Бог весть что обо мне думает! - Эля схватила сестру за руку. - Ритуль, ну, пожалуйста, придумай что-нибудь, или я с ума сойду!
  - С ума сходить не обязательно, - строго сказала Маргарита. - Ты его совсем не знаешь, так что терять голову рановато. Это, во-первых. А, во-вторых, раз по отношению к нему у тебя, как ты говоришь, проявилась агрессия, значит, чем-то он тебя отпугивает. Осталось выяснить, чем.
  - Сначала надо помириться с ним!
  - За чем же дело стало? - усмехнулась Маргарита. - Пойдём к нему прямо сейчас, и ты извинишься.
  - С ума сошла? Как я ему в глаза посмотрю?
  - Тогда сиди и жди подходящего момента.
  - Это невыносимо! - Эльвира схватила сигареты, бросила их и потянулась к бутылке. Она выпила коньяка, подпёрла подбородок рукой и вопросительно посмотрела на сестру: - Я дура, да?
  - Нет, моя дорогая, ты влюбилась. Позвони деду! - Рита положила перед сестрой сотовый телефон.
  - А что я ему скажу?
  - Правду.
  - Звони сама.
  - А я, что ему скажу?
  - Правду, - ехидно скривилась Эля. - Скажешь, что мужа выгнала.
  - При встрече скажу, - проворчала Маргарита и допила коньяк. - И, вообще, хватит пить! Лучше кино посмотрим. - Эльвира упрямо поджала губы и взяла в руки бутылку. Маргарита укоризненно посмотрела на сестру и встала: - Пей, но если станет плохо - не жалуйся!
  Эльвира кивнула и наполнила рюмку до краёв...
  У Маргариты выдалась тяжёлая ночь: настырная Эля пила до тех пор, пока ей действительно не стало плохо. Эльвира долго висела над ванной, выплёскивая выпитый коньяк, а потом Рита отпаивала её травяным чаем и слушала пьяную болтовню об Антоне. Угомонилась Эля лишь к трём часам ночи. Маргарита довела её до дивана, и, упав ничком, сестра мгновенно отключилась. Рита вошла в спальню, взглянула на часы и скорбно вздохнула.
  - Если просплю - Эльке не жить! - устало сказала она, не раздеваясь, легла на покрывало и уснула.
  Маргарита не проспала. Она встала как обычно в восемь и, выпив крепкого кофе, отправилась на прогулку с собаками. Перед подъездом стоял Антон. Увидев Риту, он направился к ней:
  - Доброе утро, Марго! Почему Вы одна? Где Эля?
  - Она неважно себя чувствует, - уклончиво ответила Рита и спросила: - Вы хотели увидеть её?
  - Честно говоря, да, - виновато улыбнулся Энтони. - Как вы думаете, я могу зайти к ней? Это не покажется наглостью?
  - Зачем Вам моя сестра? - строго спросила Маргарита. - Что Вы хотите от неё? Эля сказала, что Вы не собираетесь жениться, и она нужна Вам в качестве любовницы! Вы принимаете мою сестру за девушку лёгкого поведения? И потом, меня до сих пор смущает странная драка в Вашей квартире! Кто Вы такой, Антон?
  Взгляды Энтони и Маргариты скрестились. Святоша ждал, что девушка отведёт глаза первой, но та невозмутимо смотрела на него, ожидая ответа.
  - Вы на самом деле хотите знать правду, Марго?
  - Конечно, хочу. Я должна знать, что за человек увивается за моей сестрой!
  - А не боитесь? - В голосе Энтони появились угрожающие нотки.
  - Не боюсь! - отрезала Маргарита. - Или Вы рассказываете о себе правду, или я рассказываю о Вас деду!
  - И что же сделает Ваш замечательный дед? - криво улыбнулся Святоша. - Вы же видели, как мы дерёмся! Или Вы не первый раз наблюдали за магическим поединком? Может, Ваш дедушка, время от времени, развлекает Вас с сестрой боевой магией?
  - Хотите сказать, что Вы маг? Извините, но мне сложно поверить в это! Придумайте что-нибудь более правдоподобное!
  - Забавно, - осклабился Энтони. - Я говорю Вам правду, но Вы не верите, и требуете, чтобы я солгал! - Он пристально смотрел на девушку, а та холодно взирала на него.
  - Маг Вы или нет, но обращаться с моей сестрой, как с продажной женщиной, я Вам не позволю! - Рита поискала глазами собак. Белка вдумчиво обнюхивала дерево, зато Рыжика след простыл. - Вот противный! Не надо было спускать его с поводка!
  - Не волнуйтесь, Лорд найдёт его. - Энтони обрадовался возможности смягчить разговор. - Лорд!
  Огромная чёрная овчарка унеслась за дом. Через минуту из-за угла выскочил Рыжик и с громким лаем бросился к Рите. Девушка взяла его на руки:
  - Спасибо. Белка, домой!
  - Постойте! - Святоша заступил ей дорогу. - Я ждал Вас не для того, чтобы поругаться. Я хотел пригласить вас с сестрой в гости! Вы же обещали!
  Маргарита на секунду задумалась, а потом неохотно кивнула:
  - Ну, хорошо, раз обещала...
  - Мы ждём Вас в семь, - быстро сказал Энтони и отступил.
  - Мы придём. - Маргарита направилась к подъезду.
  - Очень на это надеюсь, - пробормотал Святоша. Разговаривая с Ритой, он всё время пытался коснуться её сознания, однако магический щит, закрывающий мысли девушки, стал ещё сильнее, и ему удалось понять лишь то, что она искренна с ним. 'Теперь я должен посмотреть на Элю', - с тревогой подумал Энтони, взглянул на окна Ритиной квартиры и отправился домой.
  Граф встретил его укоризненной гримасой:
  - Ты едва не сорвался! Как это не похоже на тебя!
  - Нас всех используют втёмную! И меня это бесит! Я хочу встретиться с этим вшивым кукловодом и задать ему пару вопросов!
  - А он ответит?
  Энтони пожал плечами:
  - Мне удалось вывести его из равновесия. Думаю, скоро мы познакомимся...
  
  Эльвира разлепила веки и тут же зажмурилась: Рита не зашторила окно, и солнечный свет больно резанул по глазам. Девушка попыталась сесть, но в голове зашумело, а к горлу подкатила тошнота. Свернувшись калачиком, Эля уткнулась лицом в подушку и застонала. Это был её первый опыт столь тесного общения с алкоголем, и ей он не понравился. Комната качалась, словно палуба корабля во время шторма, голова раскалывалась, во рту было сухо, как в сауне.
  - Рита! - позвала Эльвира, но вместо сестры в комнату вбежали собаки и стали тыкаться холодными мокрыми носами в её руку. - Уйдите. - Рыжик и Белка запрыгнули на диван и улеглись у неё в ногах. - Изверги. - Эля брыкнула ногой, однако собаки лишь устроились поудобнее, не позволив ей отвоевать диван. - Рита! - снова позвала Эльвира, вложив в голос максимальное количество страданий. Но и этот призыв остался без ответа. Тогда Эля повернула голову на бок, с величайшей осторожностью приоткрыла глаза и посмотрела на настенные часы. Тонкие золотые стрелки показывали половину одиннадцатого. - Вот дьявол... - расстроено протянула девушка. Если б не жажда, Эля снова бы заснула. - Но вчера-то мне было хорошо, - сказала она себе и потёрла рукой глаза: - Интересно, что я наговорила Ритке?- Эльвира спустила ноги на пол. Комната качнулась вправо, влево, но устояла. Эля откинулась на спинку дивана и... - Ой, мама! - Её взгляд упал на зеркальную дверцу шкафа. Девушка пригладила вздыбленные свалявшиеся волосы, провела ладонями по бледно-серым помятым щекам, коснулась тёмных кругов под глазами и заревела.
  Её рёв был прерван на взлёте - кто-то настойчиво зазвонил в дверь. Эльвира покосилась на себя в зеркало, мужественно поднялась на ноги и, опираясь на покачивающиеся стены, потащилась в ванную. В коридоре она остановилась, посмотрела на входную дверь, за которой кто-то продолжал настырно жать на звонок, отрицательно покачала головой, словно незваные гости могли увидеть это, и шагнула в ванную.
  - Почему Вы не открываете, Эля? - раздался за её спиной знакомый голос.
  - Я её убью... - еле слышно прошипела Эльвира, решив, что сестра забыла запереть дверь. - Точно убью... Э-э... Добрый день, Антон, - сипло сказала она, продолжая стоять спиной к гостю.
  - Вам нехорошо? - заботливо поинтересовался Энтони.
  - Не могли бы Вы зайти попозже, - вежливо попросила Эльвира и взялась за ручку двери.
  - Сейчас всё пройдет. - Святоша коснулся её плеча, и девушка почувствовала, что оживает: головная боль исчезла, прихватив с собой слабость и неприятный привкус во рту. Эля с опаской повертела головой и улыбнулась, чувствуя необычайную бодрость и лёгкость в теле. Однако оборачиваться всё ещё не решалась.
  - Спасибо за помощь, - мягко сказала она, осторожно сняла руку Антона с плеча и вошла в ванную, плотно прикрыв за собой дверь.
  Святоша хмыкнул и пошёл на кухню.
  Эльвира посмотрела в зеркало и с облегчением вздохнула: хотя волосы по-прежнему походили на воронье гнездо, бледность пропала, а на щеках появился лёгкий румянец. Эля сунула мятую одежду в корзину для белья, залезла в ванную и с удовольствием подставила тело под прохладные струи. Она вымыла голову, высушила волосы феном, уложила их в привычный 'хвост' и накинула халат сестры. Настроение заметно улучшилось и, взглянув напоследок в зеркало, Эля счастливо улыбнулась: 'Он пришёл. Он не принял мои глупые слова всерьёз. Он пришёл и помог'.
  Эльвира вышла из ванной и услышала, как на кухне щёлкнул электрический чайник. Сердце девушки забилось часто-часто и, позабыв, что на ней лишь махровый халат, она впорхнула на кухню. Антон стоял возле стола и наливал чай в большую фарфоровую чашку. Эля прислонилась к дверному косяку, с мечтательной улыбкой представляя, что будет видеть такую картину каждое утро.
  - Тебе надоест, - обернувшись, сказал Энтони
  Эля отрицательно замотала головой, но вдруг сообразила, что вслух ничего не говорила.
  - Ты парапсихолог?
  - Я маг.
  Эльвира села за стол и придвинула к себе чашку:
  - Парапсихолог звучит, как-то солиднее. Маг - слишком коротко и просто.
  Святоша звонко рассмеялся:
  - Я надеялся поразить тебя своими откровениями, но ты, как, впрочем, и твоя сестра, выказали всё что угодно, но не удивление. Даже обидно.
  - Не расстраивайся. - Эльвира погладила его по руке. - Ты мне нравишься и магом, и парапсихологом. А твои огненные шары неподражаемы!
  - Ой... - Святоша задумчиво потёр шрам над левой бровью.
  - Прости, я не хотела тебя обидеть. Я очень волнуюсь, вот и несу чепуху.
  Лицо Энтони стало серьёзным:
  - Нам нужно кое-что прояснить, Эля.
  - Я тебе не нравлюсь... - горько вздохнула девушка. - Понимаю... Я глупая, взбалмошная, а ты замечательный, рассудительный, красивый... - Эля потерянно замолчала и украдкой взглянула на настенный шкаф. Она точно помнила, что Рита спрятала туда остатки коньяка.
  - Я не стою того, чтобы напиваться из-за меня.
  - Но ты же сейчас скажешь, что между нами всё кончено!
   Энтони взял её за руку:
  - Ты очень красивая, Эля. Ты чудесная, но я не могу... - Он разжал пальцы.
  Эльвира покраснела и заёрзала на стуле, пряча глаза. Сейчас, больше всего на свете, ей хотелось скинуть халат и отдаться Антону прямо на кухонном столе. 'Пусть потом уходит - мне будет, что вспомнить!'
  Святоша рассмеялся:
  - Не такая уж ты и правильная, как утверждает твоя сестра.
  Эля хлопнула ладонями по столу:
  - Хватит читать мои мысли!
  - Ты почувствовала? - быстро спросил Энтони.
  - Догадалась!- Эльвира вытащила из пачки сигарету, закурила и исподлобья взглянула на Антона: - Не надо ходить вокруг да около. Я не в твоём вкусе? Так и скажи!
  - Эля!
  - Что Эля? - расстроено воскликнула девушка, и на её глазах заблестели слёзы. - Ну, почему мне так не везёт? Надо же было влюбиться в целомудренного бандита-парапсихолога!
  - Хочешь, чтобы я изнасиловал тебя? - рассердился Святоша.
  - Это лучше, чем ничего! - выпалила Эльвира. - Меня бесит, что я тебе безразлична!
  Энтони угрожающе прищурился:
  - Хочешь, чтобы я признался тебе в любви?
  - Хочу, чтобы ты перестал болтать! - Эльвира треснула чашкой по столу, бросила сигарету в пепельницу и скинула халат.
  Святоша оглядел её с головы до ног.
  - У тебя прекрасная фигура, Эля, но я не могу воспользоваться твоей слабостью. Я скоро уеду, и вряд ли вернусь в Москву, - ровным тоном произнёс он.
  - Так проблема лишь в этом? - счастливо улыбнулась Эльвира. - Я поеду с тобой!
  - Это невозможно! - отрезал Святоша.
  - Разве для магов есть что-то невозможное?
  - Как для любого человека.
  Они молча смотрели друг другу в глаза. Наконец, Энтони кашлянул и бесстрастно произнёс:
  - Утром я встретил Маргариту, и пригласил вас в гости. Придёте?
  - Ты ещё спрашиваешь! - Эльвира поспешно накинула халат и с надеждой посмотрела на Антона: - Во сколько нам прийти?
  - В семь. - Энтони с любопытством взирал на совершенно успокоившуюся девушку. 'Кто обуздал твою страсть? Эй, отзовись! Давай поговорим! Не хочешь? А придётся!' - с азартом подумал Святоша, встал, притянул девушку к себе и заглянул ей в глаза: - Ты мне нравишься, Эля. Жаль, что... - Он пылко поцеловал её в губы, и чужая магия ревущим потоком обрушилась на него, отталкивая от Эльвиры. Но Энтони упрямо сжимал девушку в объятьях. Эля ласкала его шею руками, и Святоша чувствовал, как она дрожит от вожделения. Он осторожно стянул с её плеч халат, и руки обжёг невидимый огонь. Боль разливалась по телу, с каждой секундой становясь сильнее, а когда сделалась невыносимой, Святоша разжал объятья и отпустил Элю. 'Не нравится, как я ухаживаю за ней? Так вылези из норы и скажи, чего ты хочешь!' - мысленно прокричал он.
  Часто дыша, Эльвира смущённо поправила халат:
  - Я...
  - Приходи вечером. Я буду ждать. - Энтони поцеловал её в щёку и исчез.
  Эля опустилась на табурет и ошеломлено прошептала:
  - Он тоже любит меня.
  Раздался требовательный звонок в дверь. Эля вскочила и бросилась в прихожую, надеясь, что Антон вернулся.
  - Дедушка?! - Эльвира одновременно обрадовалась и испугалась. Теперь, когда она уверилась в том, что Антон любит её, появление деда было некстати. 'Вряд ли он отпустит нас в гости одних', - с грустью подумала Эля и смущённо улыбнулась: - Мы думали, что ты приедешь в субботу.
  - Мой приезд нарушил твои планы? - Дед погладил вертящихся под ногами собак и строго скомандовал: - Место!
  Белка и Рыжик послушно улеглись на подстилку, и Эля с завистью посмотрела на деда:
  - Ну почему они тебя слушаются, а нас с Ритой в грош не ставят!
  - Балуете вы их, девочки! А с животными так нельзя! - Тимофей Егорович снял пальто и пошёл на кухню. Эля брела за дедом, на ходу придумывая, как объяснить ему, почему она не на работе.
  Тимофей Егорович уселся за стол:
  - Почему ты дома? - строго спросил он.
  - Заболела, - промямлила Эльвира.
  - Чем? - усмехнулся дед и красноречиво посмотрел на бутылку из-под коньяка, почему-то оказавшуюся на подоконнике. Эля вздохнула, а Тимофей Егорович продолжил: - Что заставило тебя напиться?
  - Мы с Ритой решили немного выпить, поболтать..., ну я и перебрала. Обещаю, больше такого не повториться! Я сварю тебе кофе! - Эльвира метнулась к плите, но властный голос деда остановил её:
  - Сядь! - Девушка опустилась на табуретку, и дед горестно вздохнул: - Что с тобой твориться, девочка? Ты ведёшь себя так, словно я застал тебя в постели с мужчиной! Или я не далёк от истины и дело действительно в этом? - Он вопросительно взглянул на внучку.
  Эля покраснела и отвела глаза:
  - Тебе понравится мой новый знакомый. Он маг и парапсихолог.
  - Рассказывай!
  - Хорошо. - Эльвира глубоко вздохнула, собираясь с мыслями, и начала: - Мы познакомились три дня назад...
  Тимофей Егорович внимательно выслушал её и хмуро протянул:
  - Любопытная история, Эля. Вы связались с весьма подозрительными типами.
  На глазах Эльвиры блеснули слёзы:
  - Я так и знала! Ты ни за что не разрешишь нам пойти в гости!
  - Ну почему же? - Дед ласково погладил её по волосам. - Просто я пойду вместе с вами и посмотрю, что это за люди.
  - Правда?
  - Правда, - улыбнулся Тимофей Егорович. - Свари мне, пожалуйста, кофе.
  - Сейчас! - Эля бросилась к плите, но вернулась и поцеловала его в щёку: - Ты лучший в мире дед!
  В коридоре залаяли собаки.
  - Вот и Рита пришла! - улыбнулся Тимофей Егорович и взглянул на часы: - Что-то и она сегодня рано.
  - Дедушка! - раздался из прихожей радостный возглас Маргариты. - Хорошо, что ты приехал! - Она влетела на кухню и бросилась на шею деду. - Здравствуй!
  - Здравствуй, дорогая! - Тимофей Егорович обнял Риту и похлопал её по спине: - Сразу видно, что, в отличие от сестры, ты не успела влюбиться!
  Маргарита отстранилась от деда и обратилась к Эле:
  - Ты всё рассказала?
  - Да, - кивнула та и поставила перед дедушкой чашку.
  - Ты поступила правильно, Рита, - сказал Тимофей Егорович. - Давно пора было выгнать этого тунеядца! Надеюсь, ты не очень переживаешь?
  - Совсем не переживаю, - улыбнулась Маргарита. - Я почувствовала себя свободной!
  Дед одобрительно кивнул:
  - А что касается ваших новых знакомых, я пойду вместе с вами и посмотрю, что они из себя представляют.
  - Они понравятся тебе! - уверенно заявила Рита. - Они очень интересные люди, только... своеобразные. Утром Антон сказал, что он маг! Неужели это правда, дедушка?
  - В жизни бывает всякое, - добродушно проворчал Тимофей Егорович. - Вас самих-то не пугает их странная профессия?
  - Но ты же пойдешь с нами, дедушка! - проворковала Эля и повернулась к сестре: - Антон заходил проведать меня и повторил приглашение!
  Маргарита фыркнула и поставила перед дедушкой пепельницу, а Эльвира долила в его чашку кофе. Тимофей Егорович неторопливо достал из кармана сигареты, прикурил, выпустил сизую струю дыма, сделал глоток кофе и улыбнулся:
  - Да... Мальчикам удалось заинтриговать вас.
  
  Глава 5.
  Тимофей Егорович.
  
  Майкл выключил телевизор и посмотрел на напарника, колдующего над столом:
  - К чему столько возни, Тони? Я бы не рассчитывал на длительное застолье.
  - Отстань, я нервничаю, - отмахнулся Святоша и в очередной раз сверился с картинкой в журнале. - Вроде всё точно. - Он забросил журнал на шкаф и сел рядом с другом: - Если что-то пойдёт не так - уходим не раздумывая.
  Граф вальяжно развалился на диване и скептически произнёс:
  - Если их дед - автор щитов в головах у девчонок, мы и пикнуть не успеем, как окажемся в лучшем из миров, как говорят земляне. Кстати, ты заметил, у них в телевизоре всё время дерутся и стреляют.
  - Поэтому ты днюешь и ночуешь у экрана.
  - Меня это забавляет.
  - Ты уверен, что с тобой всё в порядке?
  - Это нервы.
  - У Тени Аразры сдали нервы? От безделья что ли? - недоверчиво покачал головой Энтони.
  - Отвяжись от моей персоны и встречай гостей. Они, между прочим, уже идут.
  - Без тебя знаю, умник. - Святоша встал, вышёл в прихожую, и в то же мгновение раздался звонок. - Начнём, пожалуй. - Глубоко вздохнув, Энтони распахнул дверь и широко улыбнулся гостям. - Добрый вечер, Тимофей Егорович. Эля. Рита.
  Пожилой мужчина в строгом костюме и распахнутом кожаном пальто по-хозяйски вошёл в прихожую и протянул Энтони руку:
  - Антон, полагаю. Наслышан о Ваших подвигах.
  Их взгляды встретились, и Святоша понял, что вечер будет интересным. В прихожей появился Майкл.
  - Добрый вечер, - бодро произнёс он и пожал руку старику.
  - Вы, я полагаю, Михаил.
  - Да, - кивнул Граф. - Дурацкое имя, Вы не находите? - Он хлопнул Энтони по плечу: - Долго мы будем топтаться у дверей? Давай, Тони, покажи гостям стол. Он колдовал над ним целый час, - доверительно сообщил он деду, принимая его пальто.
  - А это от нас. - Эльвира протянула Антону коробку с тортом.
  - Спасибо. - Святоша кивнул девушке, взял торт и снова посмотрел на деда: - Проходите, Тимофей Егорович.
  - И вы, красавицы, тоже, - широко улыбнулся Майкл.
  В комнате Энтони поставил коробку с тортом на телевизор. Тени усадили девушек за стол, сели сами и выжидающе уставились на Тимофея Егоровича. Маргарита и Эльвира переглянулись: они не ожидали, что Антон и Михаил так странно отреагируют на появление деда. Тимофей Егорович тоже внимательно рассматривал Теней.
  Игра в гляделки затягивалась, и Маргарита деликатно кашлянула, призывая мужчин к вниманию, а когда три пары глаз уставились на неё, смущённо произнесла:
  - Мы с Элей не отказались бы от шампанского.
  Майкл схватил со стола бутылку, ловко откупорил её и наполнил бокалы:
  - Мы с Тони совсем одичали. Всё одни, да одни. Совсем манеры растеряли. - Он поднял бокал и провозгласил: - Выпьем за долгожданную встречу!
  Тимофей Егорович попробовал шампанское и одобрительно кивнул:
  - Отличное. Вы знаете толк в винах.
  - Оно из 'Рамстора', - весело сообщил Майкл. - Хотя я считаю, что Антон делает вино гораздо лучше. - Он взглянул на напарника: - Принеси-ка бутылочку, а заодно поставь торт в холодильник. Торты не любят тепла. - Святоша отправился на кухню, а Граф снова посмотрел на деда. От гостя веяло опасностью, и это ощущение наполняло Майкла безудержным весельем. - Сейчас мы попробуем настоящего вина! - Граф улыбнулся девушкам и сделал широкий жест: - Кушайте, пожалуйста, Антон очень старался.
  Маргарита улыбнулась ему и положила на тарелку кусочек буженины, а Эльвира взволнованно взглянула на деда и сделала глоток шампанского. Майклу безумно нравилась напряжённая атмосфера за столом. Он не сводил лукавых глаз с Тимофея Егоровича и болтал без умолку:
  - У вас замечательные внучки. Обе умницы и красавицы.
  - Спасибо, - сдержано кивнул дед.
  - И добрые, - продолжал Граф. - Достаточно посмотреть на Белку и Рыжика!
  В комнату вошёл Энтони с бутылкой вина. Майкл выхватил бутылку из рук напарника и наполнил бокалы тёмно-красным, почти чёрным вином. Тимофей Егорович понюхал вино, попробовал и одобрительно кивнул:
  - Великолепно. Из чего оно?
  - Из одного очень редкого растения, - уклончиво ответил Энтони.
  - Никогда не пробовал такого вина. - Дед выпил вино до дна. - Удивительно, я бы сказал, что по вкусу оно напоминает лето. Луг, реку, крепость на берегу.
  - Очень похоже на место, где родился Антон, - оскалился Майкл. Он хотел сказать что-то ещё, но Святоша наступил ему на ногу, и Граф захлопнул рот.
  - А мне кажется, что вино слишком кислое, - неожиданно сказала Маргарита. Её начала раздражать странная игра, которую затеяли мужчины. Умом она понимала, что Антон и Михаил нервничают, поскольку девушки, не предупредив, явились к ним со старшим родственником. И что дед присматривается к их новым знакомым. Но интуиция подсказывала ей, что за этой игрой кроется нечто большее. Рите вдруг показалось, что между дедом и молодыми людьми происходит какое-то молчаливое, недоступное обычному восприятию общение.
  Эльвира тоже чувствовала себя неуютно. Она пришла в гости к Антону, надеясь, что тот, наконец, сбросит маску холодности и сдержанности и проявит себя настоящим мужчиной, а он вёл себя так, словно ждал в гости деда.
  Тимофей Егорович благодушно посмотрел на девушек:
  - Мне нравится, как работает ваша интуиция. Общение с магами пошло вам на пользу. Конечно, это в большей степени касается Маргариты.
  - Почему? - встрепенулась Эльвира.
  - Потому что тебе, внученька, мешает любовь.
  Эля виновато посмотрела на Антона, но тот остался безразличен к словам деда.
  - Ещё вина? - усмехнулся Майкл и с вызовом взглянул на гостя.
  - Достаточно. Пора поговорить о деле, - решительно сказал Тимофей Егорович и достал из внутреннего кармана блокнот. - У меня есть то, что вам нужно, ребята. - Он открыл блокнот и продемонстрировал абсолютно чистый лист.
  Глаза Энтони вспыхнули:
  - Что Вы хотите взамен?
  - Вы немедленно уйдёте в Румер.
  Святоша внимательно посмотрел на чистый лист и с сомнением произнёс:
  - Я не уверен, что оно действует.
  - Понимаю, - кивнул дед. - Я дам вам возможность проверить. Но сразу после этого вы исчезнете. - Он достал из кармана рубиновые кулоны и небрежно бросил их на стол.
  - Что происходит? Зачем им уезжать? - Голос Эльвиры звенел от возмущения.
  Тимофей Егорович строго взглянул на неё:
  - Не вмешивайся, Эля. Это мужской разговор.
  - Но он касается меня!
  - Да, - согласился дед. - И поэтому, прошу тебя: не вмешивайся. - Он закрыл блокнот и посмотрел на Святошу: - Так мы договорились?
  Энтони бросил вопросительный взгляд на Майкла.
  - Очень заманчиво... - протянул тот. - Но можем ли мы доверять ему?
  - Можете, - твёрдо сказал дед. - Я крайне заинтересованное лицо.
  Граф пожал плечами:
  - Лично у меня Ваше предложение вызывает кучу вопросов.
  - Задавай.
  - Не буду. Боюсь, ответы будут неискренними.
  - Дедушка, почему ты позволяешь им разговаривать с тобой в таком тоне? - не выдержала Маргарита. - Вы что, были знакомы раньше?
  - Поговорим дома, Рита, - жестко сказал Тимофей Егорович. - Обещаю ответить на все твои вопросы. - Он положил перед Святошей блокнот. - Это - твоя месть и искупление перед Избором.
  - И наша смерть, - проворчал Майкл. - Хотя я предпочёл бы умереть с оружием в руках.
  Энтони взял блокнот:
  - Если заклинание окажется действенным - мы уйдём.
  - А я? - Эльвира вскочила. - Я пойду с тобой!
  - Я говорил: это невозможно.
  - Почему? У тебя есть жена?
  - Да.
  - Врёшь!
  Майкл хмыкнул, с неприязнью посмотрел на деда и хлопнул напарника по плечу:
  - Расскажи о нас...
  - Это лишнее! - Тимофей Егорович угрожающе взглянул на Графа.
  - Почти покойника трудно напугать, Вы не находите? - скривился Майкл.
  - Это 'почти' можно исправить. Правда, тогда Избор останется без моего блокнота.
  - Хватит, Майк! - решительно произнёс Энтони и твёрдо взглянул в глаза Эльвире. - Я ничего не обещал тебе, поэтому мне не за что извиняться. То, что предлагает твой дед слишком важно для моего Мира, чтобы я отказался. Ты выбрала не того принца, Эля.
  - А вот мы сделали очень удачный выбор - почёт и виселицу в Изборе! - нервно хохотнул Граф.
  - Заткнись! - прикрикнул на него Святоша.
  - Значит... - начала Эльвира.
  - Нам больше нечего обсуждать, Эля! - перебил её Энтони. - Прощай.
  - Ничтожество! - выпалила Маргарита, схватила сестру за руку и потащила за собой: - Пойдём! Этим троим лучше поговорить без нас. А с тобой, дедуля, мы побеседуем дома.
  Сорвав с вешалки куртки, сёстры выскочили на лестницу. Эльвира порылась в карманах, вытащила сигареты и закурила. Маргарита видела, что руки сестры дрожат, но, несмотря на импульсивную натуру, Эля не плакала. В её глазах не было ни слезинки. Рита ожидала взрыва, но сестра выглядела на удивление спокойной.
  - Что ты задумала, Элька? - с опасливым подозрением спросила она.
  - Я не откажусь от Антона!
  - Он же прогнал тебя.
  - Да, но так легко он от меня не избавиться! - зло сказала Эльвира и пылающим взглядом посмотрела на сестру: - Я люблю его!
  - Ты спятила! - Маргарита схватилась за голову. - Лучше подумай о том, что они скрывают! Что было в блокноте?
  - Какая-то магическая хрень!
  - Откуда она у деда?
  - По наследству досталась! - сквозь зубы процедила Эльвира и стала быстро спускаться по лестнице.
  - Куда ты?
  - Домой. Выгуляю Рыжего и завалюсь спать. Сегодня я никого не хочу ни видеть, ни слышать...
  
  Сёстры погуляли с собаками и разошлись по домам. Маргарита накормила Белку, сварила кофе и уселась перед телевизором. Она смотрела на экран, но её мысли были заняты отнюдь не триллером - Рита думала о деде: 'Он вёл себя так, будто ему известна вся их подноготная! Словно он давным-давно знаком с ними! Но откуда? Неужели дед... - рука девушки дрогнула, и она поставила чашку на журнальный столик - ...тоже маг. - Неожиданно Маргарита зевнула и прикрыла глаза: - Как я устала от магов!'
  Когда, через несколько минут, в комнате появился Тимофей Егорович, Рита спала, свернувшись в кресле калачиком. Дед выключил телевизор, перенёс внучку в спальню, раздел и накрыл одеялом:
  - Спи, любопытная моя! - Он погладил девушку по голове и перенесся в квартиру Эльвиры.
  При его появлении Рыжик тявкнул, но Тимофей Егорович приложил палец к губам, и пёс, тряхнув лохматой головой, потрусил в спальню, запрыгнул на кровать, склонил мохнатую мордочку на лапы и уснул. Эля что-то неразборчиво бормотала во сне и тихо всхлипывала.
  - Что ж, - улыбнулся Тимофей Егорович, - я доволен твоим выбором. Если бы ещё и твоя сестра втюрилась в Майкла, было б совсем хорошо. Но ничего, надеюсь, твоего упрямства хватит, а сестрица пойдёт за тобой. - Он присел на край кровати, провёл рукой над головой девушки и шепнул ей на ухо несколько слов. Эля всхлипнула и пробормотала:
  - Я тоже тебя люблю, Тони... - Она счастливо улыбнулась, и Тимофей Егорович усмехнулся:
  - Вы идеальная пара, детка. Не отпускай его. - Дед поправил одеяло и исчез.
  
  Тем временем Энтони и Майкл вновь готовились к приёму гостей. Правда, на этот раз они не накрывали стол, а, склонив головы над блокнотом, учили заклинание Тимофея Егоровича.
  - Думаешь, они придут сегодня? - озабоченно поинтересовался Граф.
  - Несомненно, - уверенно ответил Святоша. - Дед очень хочет избавиться от нас! Он боится за внучек!
  - Правильно делает, - хмыкнул Майкл. - Я бы тоже не хотел иметь в зятьях Тень Аразры.
  Энтони болезненно скривился:
  - Откуда он знает, кто мы такие?
  - Вероятно, у него была возможность покопаться в наших головах! Или Шарна просветила.
  - Я не почувствовал его магии, Майк. Либо он мастерски прикрывается, либо... - Святоша многозначительно посмотрел на напарника.
  - Строн? Не слишком ли много стронов вьётся вокруг нас?
  - Это закономерно. Твой папаша вряд ли оставит тебя в покое.
  - Пусть собираются в стаю! - хихикнул Майкл и плотоядно облизнулся: - Мне до жути хочется подраться! Я почти физически ощущаю, как во мне бурлит сила! Мне хочется выйти на улицу и... - Он прикусил губу, помолчал и решительно закончил: - Я хочу крови, Тони! Скорей бы пришли драги, иначе я взорвусь и отправлюсь на поиски приключений!
  - Встать! - раздался властный голос Кветы.
  Напарники вскочили.
  - Квета! Гарко! - Губы Майкла растянулись в кровожадной улыбке, а с ладони сорвался золотой шар. - Добро пожаловать на Землю! - Шар взорвался, на миг ослепив драгов, и Энтони, воспользовавшись их секундным замешательством, начал произносить заклинание Тимофея Егоровича.
  - Прекрати! - рявкнул Гарко, попытался вскинуть руку, но заклятье уже начало действовать, и он застыл как статуя.
  - Вы поплатитесь... - прошипела Квета и замолчала, не в силах шевельнуть языком, её глаза горели ненавистью и презрением.
  Драги неподвижно стояли посреди комнаты. Энтони сосредоточенно читал заклинание, а Майкл с наслаждением наблюдал, как боль уродует правильные лица драгов, и на их золотых одеждах расплываются кровавые пятна.
  - Одно удовольствие, наблюдать, как вы умираете! - счастливым голосом воскликнул он и взглянул на Энтони, который, закончив читать заклинание, неотрывно смотрел на бывших хозяев.
  Одежды драгов почернели и задымились, по комнате поплыл удушливый запах горелого мяса.
  - Похоже, умирать они будут долго, - процедил Святоша и взглянул на часы: с начала действия заклинания прошло минут тридцать, а драги всё ещё жили. Перед Тенями стояли живые трупы, покрытые глубокими багровыми язвами и гноящимися ранами.
  - Давай добьём их! - радостно предложил Майкл, вдыхая зловонный аромат тлеющих тел так, как голодный вдыхает аромат свежеприготовленной еды.
  - Не надо, - покачал головой Святоша и с тревогой взглянул на него: - Вдруг мы нарушим действие заклинания?
  - Ладно! - Граф налил себе вина и, удобно устроившись в кресле, стал внимательно наблюдать за процессом разложения бессмертных. Он блаженно улыбался, словно губка, впитывая их боль и страдания.
  Энтони тоже сел в кресло и взял в руки бокал:
  - Вкусно, Майк?
  - Отстань... - благодушно протянул Граф. - Я счастлив!
  - Ну-ну, - буркнул Святоша, глотнул изборского вина и, сжав зубы, уставился на гниющие трупы. - Наконец-то, - проворчал он, когда две тёмные лужицы, оставшиеся от драгов, с шипением исчезли.
  - Я доволен! - Майкл облизнулся, как сытый кот, и жизнерадостно сообщил: - Теперь мы со спокойной душой можем отправляться на виселицу! - Он собрал с пола драгоценности драгов: - Подарю нашим палачам-изборцам! Пусть радуются!
   - Лорд! - У ног Энтони материализовалась овчарка.
  - Хочешь взять его с собой? Зачем?
  - Он моё творение и умрёт, как только умру я! - пожал плечами Святоша. - Поехали! - Стены комнаты исчезли.
  - Счастливой дороги, мальчики! - тихо сказал Тимофей Егорович, допил кофе, затушил сигарету и отправился спать: завтра ему предстоял тяжёлый день.
  
  Глава 6.
  В Румер!
  
  Энтони поднял голову и взглянул на высокие тёмные стены Избора. Прошло десять лет с тех пор, как он покинул родную обитель, но, казалось, время не властно над главным монастырём Румера. На гладкие, словно отполированные стены, без обычных для крепостей следов мха, падали бледные отблески луны. Он был так близко. Только стены отделяли его от семьи. 'Но разве дело в них?' - Святоша опустил голову и уставился на свои серые одежды.
  - Вот дрянь! - прошипел стоящий рядом Майкл.
  - Ты что? - Энтони посмотрел на друга и с удивлением обнаружил, что тот внимательно рассматривает руки. - Опять?
  - Знаешь, Тони, идя на виселицу, я буду утешать себя мыслью, что у меня, наверное, какая-то смертельная болезнь и жить мне осталось недолго, - нервно весело произнёс Граф, осторожно сжал и разжал пальцы и облегчённо выдохнул: - Фу, отпустило.
  - Что на этот раз?
  - Трудно описать. Я вдруг захотел стать зайчиком.
  - Кем? - опешил Святоша и невольно рассмеялся. - Ну, ты даёшь!
  - Это ты суицидальная личность, а я бы ещё попрыгал! - жизнерадостно произнёс Майкл, посмотрел на литые ворота Избора и недовольно добавил: - Я столько лет мечтал о свободе, и никак не думал, что она приведёт меня на виселицу.
  - Ты не обязан идти со мной, - твёрдо сказал Энтони.
  Граф сжал кулак и приставил его к носу напарника:
  - Умолкни. Мне обидно совать голову в петлю, не насладившись смертью остальных драгов!
  - Оставаясь на свободе, мы рискуем вновь оказаться в Аразре. Лично меня это не устраивает!
  Майкл скрипнул зубами и убрал кулак:
  - Как бы я хотел, чтобы ты, хоть раз, оказался не прав! - Он сделал несколько шагов к воротам и крикнул: - Эй, там, на посту! Мы хотим видеть Квентина!
  В воротах распахнулось узкое окошко, и в нём показалась заспанное лицо молодого послушника:
  - Кто вы такие?
  Граф обернулся к напарнику:
  - Слушай, хватит маскироваться.
  - Я не хочу, чтобы драги узнали о нашем возвращении, - возразил Энтони.
  - А в Избор ты хочешь? - Майкл протянул ему руку.
  Святоша вздохнул. Ладони напарников соприкоснулись, и на их лицах проступили золотые узоры.
  - Тени Аразры! - выпалил послушник.
  - Не ори! - рявкнул Майкл, опустив руку. - У нас каждая минута на счету! Немедленно доложи Квентину, что его хотят видеть Тени!
  - Зачем?
  - Выполняй!
  Окошко захлопнулось. Энтони поднял голову: на крепостной стене появились боевые монахи.
  - Вот она слава, - ухмыльнулся Граф, хлопнув друга по плечу.
  - Заткнись, пожалуйста. Твоё веселье неуместно.
  - Я взволнован. Вдруг он испугается и не выйдет? Мы же, как никак, Тени Аразры.
  Створа ворот приоткрылась, и глазам вешей предстала высокая худощавая фигура отца-настоятеля. Энтони сделал шаг к отцу и остановился, не смея подойти ближе. Майкл скрестил руки на груди:
  - Быстрее, Тони, они вот-вот появятся.
  - Нам нужно войти в Избор... Квентин, - с запинкой произнёс Энтони. - Мы принесли заклинание, способное убить драга.
  Отец-настоятель пристально посмотрел на сына:
  - Ты знаешь, что вас ждёт?
  - Да, - кивнул Святоша. - Скорее, прошу тебя!
  - Я приглашаю вас в Избор, - глухо произнёс Квентин.
  Раздались хлопки, и перед воротами Избора появились Жадан и Спех в окружении вешей. Энтони и Майкл в мановение ока проскочили между створами. Квентин повернулся к драгам:
  - Они сдались Избору. Вы больше не имеете власти над ними.
  - Повесишь собственного сына? - осклабился Жадан.
  - Тени Аразры предстанут перед священным судом Румера, - твёрдо сказал отец-настоятель.
  - Ну-ну, - хмыкнул Спех.
  Драги исчезли вместе со свитой, а Квентин задумчиво покачал головой и вернулся в монастырь. Его глазам предстала красноречивая картина. Тени Аразры, плечо к плечу, стояли на площади в плотном кольце боевых магов Избора. Ни шума, ни крика. Тишина, чадящие факелы и осуждающие взгляды. Толпа расступилась, и Квентин подошёл к Теням:
  - Следуйте за мной!
  - Ты не можешь позволить им свободно разгуливать по Избору, Квентин! - взволнованно воскликнул Деннис.
  - Они вернули себе душу, ты же видишь, - спокойно сказал отец-настоятель.
  - Вы можете блокировать нашу магию, мы не будем препятствовать! - громко произнёс Энтони.
  Квентин согласно кивнул, сделал знак послушнику, и тот со всех ног бросился исполнять его немой приказ.
  - Так я и знал, - с досадой прошептал Майкл. - А вдруг ты раздумаешь умирать, Тони?
  - Тебе нужно было оставаться на Земле и продолжать смотреть телевизор, - огрызнулся Святоша.
  - Не дуйся. - Майкл добродушно толкнул его в бок: - Мы умрём вместе, как ты и планировал.
  Неожиданно Святоша обернулся и посмотрел на окна каменного двухэтажного здания, стоящего особняком. Он был готов поклясться, что в одном из них мелькнуло лицо матери. 'Прости меня, мама', - с тоской подумал Энтони.
  Вернулся послушник с большой агатовой шкатулкой и с почтением протянул её отцу-настоятелю. Квентин откинул крышку, достал ларнитовый ошейник и защёлкнул его на шее сына. То же самое он проделал с Майклом, и изборцы удовлетворённо закивали.
  - Ивард! Я хочу, чтобы ты присутствовал на допросе, - сказал отец-настоятель и взглянул на Теней: - Следуйте за мной!
  Квентин привёл Энтони и Майкла в библиотеку. При виде длинных стеллажей с книгами и свитками, знакомых удобных столиков с зелёными лампами и больших стопок чистых листов на полках, у Святоши сжалось сердце. Сколько времени он провёл здесь в детстве. Скольких книг касались его руки... 'Скорей бы меня повесили...' - отрешённо подумал Энтони. Ему казалось, что не только люди, но и стены родного монастыря осуждающе смотрят на него.
  Квентин некоторое время стоял спиной к пленникам, то ли давая сыну возможность взять себя в руки, то ли собираясь с мыслями. Мартин, Рихард, Деннис и Ивард окружили Теней и тревожно замерли, ожидая начала допроса. Пауза затягивалась. Тишина, похоже, устраивала всех, кроме Майкла. Ларнит на шее раздражал его, и он то и дело подносил руку к ошейнику, словно желая сорвать проклятую железяку.
  - Отдай им блокнот, и покончим с этим! - не выдержал Граф.
  Квентин обернулся и бесстрастно посмотрел на него:
  - Тени Аразры представлялись мне более хладнокровными.
  - Я скорбное исключение из правил! - огрызнулся Майкл.
  Энтони вытащил из кармана блокнот и протянул его отцу. Квентин с интересом провёл пальцем по витому ободку, скрепляющему бумагу, открыл блокнот и внимательно прочитал заклинание.
  - Вы должны это видеть! - Он протянул блокнот Мартину. Изборцы по очереди прочитали заклинание Тимофея Егоровича и вопросительно уставились на отца-настоятеля.
  - Это же... - прошептал Ивард, осёкся и перевёл горящий взгляд на Святошу: - И ты принёс это заклинание нам?!
  Советники отца-настоятеля растерянно смотрели друг на друга. Тени Аразры принесли им оружие для уничтожения драгов и ничего не просили взамен.
  - Мы пришли в Избор, чтобы умереть! - твёрдо сказал Святоша и посмотрел в глаза отцу. - Таким, как мы, нет ни оправдания, ни прощения.
  Майкл опустил голову и сжал кулаки. Его движения не укрылись от Квентина, и он осторожно заметил:
  - Похоже, твой напарник, иного мнения на сей счёт, Тони.
  Граф резко вскинул голову и оскалился:
  - Не обращай внимания, Квентин. С моей психикой не всё в порядке - неадекватная реакция на осознание собственного я. - Он машинально коснулся рукой ларнита. - Впрочем, если честно, я предпочёл бы погибнуть в драке, но раз Тони решил, что виселица нам подходит больше - так тому и быть! Мы больше чем братья, Квентин. Мы Тени, и будем вместе до конца, каким бы он ни был.
  Отец-настоятель задумчиво кивнул Майклу и обратился к сыну:
  - Ты уверен, что заклинание действует?
  - С его помощью мы убили Квету и Гарко, - тихо сказал Энтони.
  - Они мёртвы? - Рихард и Деннис ошарашено переглянулись и посмотрели на отца-настоятеля, но тот не сводил глаз с сына.
  - Да упокоит их Святой Румер, - пробормотал Мартин, а Квентин спросил:
  - Мне известно, на что способны Тени Аразры. Смогут ли наши боевые маги освоить ваше заклинание?
  - Да, но им потребуется время, - ответил Энтони, помолчал и добавил: - Чтобы одолеть Аразру, вам нужно много боевых магов.
  Квентин взглянул на блокнот в руках Иварда:
  - Спасибо. Вы сделали несказанный подарок Румеру. - Он потёр висок и решительно сказал: - Итак, моё решение: мы займёмся изучением вашего заклинания, и в день, когда оно будет опробовано боевыми магами Избора - вас повесят. Да снизойдёт на вас благодать Румера! Деннис! Ивард! Отведите пленников в подвал! - Квентин взял из рук Иварда блокнот и отвернулся, ожидая пока Теней уведут: его сердце разрывалось от горя, но он не мог позволить чувствам взять верх над разумом.
  
  Эльвира открыла глаза и улыбнулась. Яркое мартовское солнце приятно ласкало кожу нежными тёплыми лучами. На душе было так легко и спокойно, что хотелось петь. Эля вскочила с кровати и погладила Рыжика по голове:
  - Сейчас глотну кофе и гулять. - Она накинула халат и вприпрыжку понеслась на кухню, мурлыча под нос песенку. Эльвира не помнила её целиком. Повторяя одну и ту же строчку, она заправила кофеварку, включила её и распахнула холодильник. Схватив с тарелки кусок колбасы, девушка сунула его в рот и с довольным видом прожевала. Жизнь показалась ещё лучше.
  Выпив кофе, Эльвира оделась и вместе с Рыжиком вышла на улицу. Небо ослепляло голубизной, а вдоль тротуара весело бежал ручеёк. Эля нагнулась, чтобы отстегнуть поводок, и вдруг её взгляд наткнулся на растоптанную белую розу. 'Антон!' - Девушка вскинула голову и посмотрела на окна его квартиры. Настроение упало до отметки 'ноль'. Рыжик заскулил и нетерпеливо затоптался на месте. Эля щёлкнула карабином, и пёс скрылся за домом. Эльвира невидящими глазами посмотрела ему вслед: 'Почему Антон оттолкнул меня? Его губы, руки... Он любит меня... Мы должны поговорить!' И Эля со всех ног бросилась за Рыжиком. Лохматый пёс, довольно повизгивая, рылся в помойке. Увидев хозяйку, он отбежал на безопасное расстояние и радостно завилял хвостом.
  - Иди сюда, Рыжий! - строго сказала Эльвира, и, к её удивлению, Рыжик покорно подошёл к ней и ткнулся носом в колени. - Прости, потом догуляешь, - прошептала девушка, пристегнула поводок и потянула пса к дому.
  Рыжик нехотя тащился за хозяйкой. Эля вошла в подъезд, поднялась на третий этаж и позвонила в квартиру Антона. Никто не ответил. Огорчённая девушка ударила кулаком по двери, и дверь распахнулась. Эля замерла. Где-то в районе желудка заворочался тугой узел, предупреждавший об опасности. Да ещё Рыжик сел на резиновый коврик и тихо заскулил.
  - Тише ты, - шикнула Эльвира и вошла в прихожую.
  В квартире стояла неживая тишина. Эля прошлась по комнатам - Антона и Михаила не было. На столе в гостиной стояли неубранные тарелки с едой. В углу валялся стул.
  - Где Антон? - прошептала Эля, и произнесённое вслух имя взорвало стену спокойствия, которая окружала её. Перед глазами молнией пронеслись события вчерашнего вечера. 'Он ушёл! И это подстроил дед! Что было в том треклятом блокноте? Что заставило Антона уйти?'
  Эльвира до боли закусила губу, выскочила из квартиры и бросилась вниз по лестнице. Чувствуя взвинченное состояние хозяйки, Рыжик понёсся за ней. Эля ворвалась в свой подъезд и, перепрыгивая через ступеньки, взбежала на шестой этаж. Тяжело дыша, она остановилась возле квартиры Маргариты и с силой надавила на кнопку звонка. Рыжик потянул хозяйку за брючину, но она упрямо покачала головой:
  - Я должна разобраться, Рыжий. Понимаешь?
  Дверь распахнулась. Маргарита вытаращилась на сестру. Волосы Эльвиры стояли дыбом, в глазах горел яростный огонь.
  - Эля? Что случилось?
  - Где дед? - прорычала Эльвира и, оттолкнув сестру, влетела в квартиру.
  Тимофей Егорович завтракал. Эля плюхнулась напротив него, отодвинула чашку Маргариты и выпалила:
  - Где он?
  - Антон?
  - Да!
  - Он ушёл, как мы и договаривались.
  - Куда? - требовательно спросила Эля.
  - Не важно. - Тимофей Егорович взял её за руку. - Послушай, Элечка. Сними куртку, приведи себя в порядок, и мы поговорим.
  - Немедленно отвечай: где он?! - Эльвира дрожащими от волнения руками стала рыться в карманах, в поисках сигарет.
  Маргарита села рядом с сестрой и обняла её за плечи:
  - Успокойся, пожалуйста.
  Эля сбросила её руку:
  - Я была в его квартире! Он ушёл!
  - И больше ты его не увидишь, - строго сказал дед. - Посмотри на себя! Ты устраиваешь истерику из-за человека, которого совсем не знаешь. Хочешь, я расскажу тебе, кто он?
  - Хочешь оболгать его?! - Эльвира вскочила.
  - Эля! Не смей грубить дедушке! - взорвалась Маргарита.
  - Посмею! - Эля задрожала, вцепилась руками в край стола и заорала: - Верни Антона! Я не могу без него!
  На лице Тимофея Егоровича промелькнуло удовлетворение. Он протянул к Эльвире руки и примиряющее произнёс:
  - Успокойся, девочка. Сядь за стол, и я расскажу тебе...
  - Где он? Я хочу к нему! - По телу Эльвиры пробежала судорога, а руки стали горячими.
  - Эля! Что с тобой?! - испуганно закричала Маргарита, ошеломлено наблюдая, как, сестру окутывает яркий рубиновый свет.
  - Рита! Не приближайся к ней! - Тимофей Егорович вскочил.
  Белка и Рыжик завыли. Посуда на столе звякнула и рассыпалась на мелкие кусочки. Электрический чайник сорвался с подставки, пролетел над головой Маргариты и врезался в стену.
  - Остановись, Эля!- Дед попытался схватить Эльвиру за руки, но та с силой оттолкнула его. Тимофей Егорович едва устоял на ногах.
  - Антон! - взвыла Эльвира, и её затрясло, как в агонии.
  Рубиновый свет затопил кухню и завертелся, превращаясь в вихрь. Маргарита рванулась к сестре, но вихрь отбросил её, и она приземлилась у ног деда. Перед Ритиными глазами вспыхнули серебряные искры, и она потеряла сознание...
  
  Энтони лежал на грубо сколоченной деревянной кушетке, рассматривал каменный потолок и вспоминал. Перед глазами проносились лица его родителей, деда, друзей... Святоша попытался представить, какими стали его брат и сестра, но не смог. Он грустно улыбнулся, и вдруг перед его внутренним взором возникло ещё одно знакомое лицо с высокими скулами и чуть раскосыми миндалевидными глазами.
  - Эля... - прошептал Энтони и закусил губу: 'Она наверняка считает меня подлецом. Но так лучше! Так она быстрее забудет меня, и будет жить, как жила.... Всё равно у нас ничего не вышло бы! Её дед ни за что не согласился бы отдать внучку убийце... даже если б мы остались на Земле. Но мы не могли остаться! Я должен был вернуться в Избор и умереть! После того, что мы с Майклом натворили ...'
  Дверь тихонько скрипнула, и спящий на соседней кушетке Майкл вскочил:
  - Кто смеет нарушать покой смертников? - грозно спросил он, но, увидев Квентина, расхохотался: - Заходите, отец-настоятель! Вы пришли отпустить нам грехи?
  - Я пришёл поговорить с сыном, - глядя в глаза Графа, произнёс Квентин.
  От взгляда знакомых искристых глаз по коже Майкла пробежали мурашки. Он медленно опустился на кушетку и хрипло произнёс:
  - Простите, отец-настоятель...
  Энтони поднялся. Он стоял перед отцом, опустив голову, лихорадочно искал нужные слова и не находил их... Квентин сглотнул, подкативший к горлу комок, шагнул вперёд и обнял сына:
  - Тони...
  - Папа... - Святоша, как в детстве, уткнулся в плечо отца и глубоко вздохнул, изо всех сил стараясь не заплакать. - Я должен был убить себя, едва попав в Аразру, но я не смог, - срывающимся голосом прошептал он.
   - Этого ждали от тебя большинство изборцев, - тихо сказал Квентин, - но ты выбрал более сложный путь: ты решил выжить. Ты выжил и вернулся домой.
  - Но цена моего возвращения оказалась непомерно высокой! - Энтони поднял голову и, наконец, посмотрел в глаза отцу: - Да, я вернулся домой, но лишь затем, чтобы умереть!
  Глаза отца-настоятеля сверкнули:
  - Если ты умрёшь, сын мой, то драги одержат очередную победу! Думаю, они ждут, не дождутся вестей о вашей казни!
  - К чему ты клонишь, папа? - Энтони с недоумением посмотрел на него: - Румерцы никогда не простят нас! Мы исчадья Аразры и должны быть уничтожены!
  Квентин покачал головой:
   - Аразра не сломила тебя, мой мальчик. Именно поэтому тебя и сделали Тенью! У драгов не было другого выхода! Они заставили тебя служить им, только лишив собственной воли! - Но почему они не убили нас? - тихо спросил Энтони. - Жизнь вешей они ценят не больше жизни комара!
  - Вы оба очень сильны, сынок! В наших летописях есть записи о Тенях Аразры. Драги делали их из потенциально опасных для их бессмертия магов. За всё время пребывания в Румере они лишь трижды решились на такой шаг. Причём, первые две пары они уничтожили сами. Как вам удалось сбежать?!
  - Шарна отвела нас на Землю. Больше я ничего не помню. Мы не знаем, кто вернул нас к жизни, но, думаю, что именно он автор заклинания, которое мы принесли в Избор!
  Отец-настоятель с интересом взглянул на сына:
  - Значит, за пределами Румера, у драгов имеются враги, которые, также как мы, хотят уничтожить их?
  - Наверное, так, отец. - Энтони задумчиво коснулся маленького шрама над левой бровью. - Блокнот, что мы принесли тебе, дал нам либо строн, либо маг, который настолько хорошо умеет закрываться, что даже Тени не смогли проникнуть сквозь его защиту! Он выглядел обычным человеком.
  - Но вы же проверили его заклинание? - насторожился Квентин.
  - Проверили, - кивнул Энтони. - Квета и Гарко сгнили на наших глазах, их тела превратились в какую-то жидкость, и та испарилась! Кроме амулетов, от них ничего не осталось!
  - А, по-твоему, должно было что-то остаться? - буркнул Майкл, выгреб из карманов кольца, браслеты и кулоны и высыпал их на кушетку.
  - Не знаю... - протянул Святоша. - Я никогда раньше не убивал бессмертных!
  - Ты начал сомневаться в заклинании, которое принёс? - с тревогой осведомился Квентин.
  - Да, - кивнул Энтони. - Мне вдруг пришла в голову мысль, что нам дали это заклинание для того, чтобы избавиться от нас, а не от драгов!
  Квентин присел на кушетку:
  - Расскажи, что произошло с вами на Земле!
  Святоша сел рядом с отцом и начал:
  - Наши воспоминания о земной жизни начинаются с того, что мы с Майком очнулись в пустой трёхкомнатной квартире...
  Внимательно выслушав сына, Квентин поднялся и заходил по комнате:
  - Странная история! Сначала Шарна, неизвестно зачем, вытаскивает вас из Аразры, затем кто-то или она сама возвращает вас к жизни, а спустя две недели вас посылают на верную смерть! Сначала вас, словно специально, селят в одном доме с тщательно опекаемыми девушками-магами, а потом вдруг начинают спасать их от вас! Не вижу логики! И чем больше я думаю над твоим рассказом, Тони, тем больше мне хочется спасти вас от виселицы! Впрочем, за этим я и пришёл! Я хотел предложить тебе и Майклу стать послушниками в Изборе, ибо считаю несправедливым казнить людей, действовавших не по своей воле. С советниками я уже разговаривал, и они разделяют мою точку зрения. Мартин считает, что мы сумеем убедить остальных! Кстати, дедушка передаёт тебе привет, и желает удачи!
  - Удачи? - ошарашено переспросил Святоша.
  - Да, - подтвердил отец-настоятель и процитировал: - Мартин сказал: 'Передай ему привет и пожелай удачи!'
  Энтони и Майкл переглянулись и уставились на Квентина, который с улыбкой наблюдал за ними.
  - Вы с самого начала не собирались убивать нас, - размеренно проговорил Граф.
  - Я считаю вас не убийцами, а жертвами. Драги лишили вас воли, и поэтому вина за гибель Хатпура целиком и полностью ложится на них. - Он строго посмотрел на сына: - Ты прав, далеко не все разделяют моё мнение. Но это не важно! Главное сейчас - убедить тебя продолжать борьбу! Ты решил бороться в четырнадцать лет, так почему в двадцать четыре ты опустил руки?
  - Но отец...
  - Квентин прав, Тони! Зачем нам умирать? - встрепенулся Майкл.
  Святоша посмотрел на улыбающегося напарника и перевёл взгляд на отца:
  - Каков твой план?
  - Вы станете послушниками, и со временем избавитесь от ошейников...
  - Но как быть с заклинанием? - перебил его Граф.
   - Мы будем тщательно изучать его. Пройдёт некоторое время, прежде чем мы выясним, насколько качественно оно убивает драгов! За это время вы официально успеете избавиться от ларнита и, в случае опасности, покинете Избор.
  - А если Вам не удастся убедить изборцев? - скептически поинтересовался Майкл.
  - Тогда я лично сниму с вас ларнит и помогу сбежать, - глядя в глаза Графу, отчеканил Квентин.
  - Понятно. - Майкл отвернулся: взгляд отца-настоятеля заставлял его нервничать.
  - Спасибо, отец, - еле слышно произнёс Энтони и смущённо спросил: - Как мама?
  - Плохо, - вздохнул отец-настоятель. - Шесть лет назад, вопреки предсказаниям Мартина, Ирен забеременела. Она едва не умерла во время родов Денизы, и до сих пор не может оправиться. Она почти не покидает своей комнаты, и наши целители ничего не могут сделать... - Он помолчал и добавил: - И я тоже не могу...
  - Можно мне осмотреть её? - осторожно спросил Энтони.
  - Не сейчас, - вздохнул Квентин. - Пусть Ирен успокоится, а там посмотрим. - Он сложил драгоценности драгов в карман, встал и направился к двери: - Я зайду вечером и сообщу вам решение изборцев.
   Дверь за отцом-настоятелем захлопнулась, и Майкл облегчённо вздохнул:
  - Твой отец, Тони, весьма непростой человек! Вы похожи, как две капли воды, но в его глазах есть нечто такое, что заставляет меня бояться его, несмотря на то, что он мирный монах, а я боевой маг и Тень Аразры!
  - Мирный монах! - горько усмехнулся Энтони. - Ты, как и большинство румерцев, очень ошибаешься на его счёт! Мой отец - воин! С тех пор, как он стал отцом-настоятелем Избора, а значит и главой всех монастырей Румера, он ведёт непрерывную войну с Аразрой! Даже драги опасаются вступить с ним в открытую схватку, а ведь они бессмертны!
  - Но откуда у него такая сила?
  Святоша пожал плечами:
  - Не знаю, Майк, не знаю! - Он лёг на кушетку и закрыл глаза, а Граф стал шарить по карманам в поисках сигарет и зажигалки, бормоча:
  - Курить - здоровью вредить, но если очень хочется, значит, можно...
  
  Глава 7.
  Любовница Тени.
  
  Маргарита потёрла глаза:
  - Что это было?
  Вместо ответа Тимофей Егорович протянул ей кружку с бордовым, почти чёрным вином:
  - Выпей, это придаст тебе сил!
  Девушка послушно выпила вино, подняла голову и огляделась: невдалеке поблёскивали тёмные воды широкой спокойной реки, а сквозь голые, причудливо изогнутые ветви деревьев ослепительно сияло чистое сапфировое небо.
  - Куда мы попали? - тихо спросила Рита.
  - В Румер, - спокойно ответил Тимофей Егорович и подал ей руку: - Вставай, Марго!
  - Не встану, - заупрямилась Рита. Она удобнее устроилась на куче сухих листьев и с вызовом взглянула на деда. - Не встану, пока не объяснишь мне, что происходит!
  - Нам некогда объясняться, Марго! Вставай!
  - Ни за что! - Девушка снова посмотрела по сторонам: - Где Эля?
  - На том берегу. - Дед присел на корточки и ласково погладил девушку по плечу: - Пожалуйста, вставай! Эле нужна помощь! Обещаю, по дороге я всё объясню!
  - Хорошо! - Маргарита поднялась с кучи листьев и поёжилась: - Холодно!
  В руках у Тимофея Егоровича появились тёплая куртка и сапоги:
  - Одевайся!
  - Значит, я была права! - с горечью произнесла Рита, надевая куртку. - Ты маг! Такой же, как Антон и Михаил! И ты знал их раньше! - Дед согласно кивнул и по едва заметной тропинке направился к реке. Рита молча пошла за ним, а когда тропинка вывела их на просёлочную дорогу, что тянулась вдоль берега, требовательно спросила: - Что случилось с Элей?
  - У неё проснулся магический дар! - с вздохом ответил дед.
  - Ты хочешь сказать, - Рита остановилась, - что моя сестра тоже маг?
  - Да! - Тимофей Егорович потянул девушку за руку: - Ради Бога не останавливайся! Нам надо спешить!
  Но Маргарита не двинулась с места:
  - Если надо спешить, почему мы идём пешком? Ты ведь маг!
  - Ну и что? - Дед с недоумением уставился на неё.
  - Раз ты маг, значит, можешь найти более быстрый способ передвижения!
  Тимофей Егорович закатил глаза:
  - Я-то могу, но ты!.. Верхом ты ездить не умеешь, а перемещаться с тобой нельзя!
  - Почему это со мной нельзя перемещаться? - возмутилась Маргарита. - Ведь Эля перенесла нас в Румер!
  - Это перемещение едва не убило вас обеих! - воскликнул дед. - Пожалуйста, идём! - Он схватил Риту за руку и потащил за собой, быстро говоря: - Когда Эльвира пришла в состояние аффекта, её дар проснулся! Магия вырвалась наружу, разбудила твой дар, и ты, как обычно, помогла сестре, которая безумно хотела к своему Антону! Ваши силы слились, и мы оказались в Румере! Мне удалось немного смягчить приземление, но всё равно Элю отбросило слишком далеко, и, к тому же, её заметили местные жители! Я успел лишь восстановить её защиту, чтобы в ней не узнали мага, и занялся тобой! Пока Эльвире ничего не угрожает, но нам всё же стоит побыстрее найти её!
  - Когда ты сможешь перемещаться со мной? - озабоченно спросила Рита.
  Тимофей Егорович смерил её оценивающим взглядом:
  - Ты очень быстро приходишь в себя, Марго! Думаю, к вечеру я смогу переместить нас поближе к Эльвире, не причинив тебе вреда.
  Несколько минут Маргарита раздумывала над его словами, а потом спросила:
  - Почему ты скрывал, что все мы маги?
  Тимофей Егорович с досадой покосился на девушку:
  - Я не хотел, чтобы вы научились пользоваться даром! Мне казалось, что для вас будет лучше прожить жизнь обычных людей, тем более что выросли вы в немагическом мире.
  - То есть ты решил за нас! - вознегодовала Рита. - Ты лишил нас выбора! Почему?
  - Занятия магией очень опасны, Марго! Я не хотел потерять вас! Я с рождения наблюдал за вами и пришёл к выводу, что Вам лучше не иметь дела с магией!
  Маргарита резко остановилась:
  - Что с нами не так, дедушка? Почему именно нам нельзя заниматься магией? - Её губы сжались в тонкую полоску.
  - Прошу тебя, Маргоша, успокойся! Тебе сейчас ни в коем случае нельзя волноваться!
  - Почему? - разъяренно осведомилась девушка и побледнела.
  Она почувствовала, что теряет сознание, и, чтобы не упасть, вцепилась в руку деда. Тимофей Егорович обнял её и прижал к себе. Маргарита что-то неразборчиво простонала и затихла. Дед раздражённо поморщился, взял бесчувственную девушку на руки и, свернув с дороги, углубился в лес. Вскоре он вышел к костру, пылающему на берегу ручья. У огня сидел молодой, темноволосый мужчина с жёлтыми, как у рыси, глазами и гладко обструганной палочкой помешивал в котелке душистый травяной отвар. Тимофей Егорович уложил Риту на расстеленный у костра плащ, присел рядом и положил ладонь на её лоб. Молодой мужчина бросил быстрый взгляд на Маргариту и вопросительно уставился на деда. Тот неопределённо пожал плечами.
  - Она должна очнуться сама, - ровно произнёс Улич.
  - Понимаю, а вторая?
  - За ней присмотрят.
  - И что дальше?
  - У нас полно времени. Крев жутко занят. - Драг ухмыльнулся. - А Шарна путешествует по Мирам. Потеря юного любовника выбила её из колеи, и наша железная леди сломалась, как проржавевший гвоздь. - Он разлил по кружкам благоухающий пряный напиток: - Ты устал не меньше девчонок, Т`орк! Тебе просто необходимо выпить!
  Строн вдохнул пьянящий аромат и улыбнулся:
  - Почему бы нет? - Он медленными, долгими глотками опустошил кружку и вернул её собеседнику: - Ещё!
  - На здоровье. - Драг наполнил его кружку.
  Т`орк залпом выпил пряный напиток, выронил кружку и повалился на траву. Улич оттащил спящего строна под дерево и прикрыл плащом:
  - Поспи, мой наивный друг. Свидетели мне не нужны. - Он вернулся к костру, снял с пальца янтарный перстень и бросил его в котелок. Напиток вспенился, зашипел, и над поляной поплыл густой запах ванили.
  Маргарита открыла глаза и, увидев незнакомца, вздрогнула:
  - Кто Вы? - слабым голосом спросила она, пытаясь подняться.
  Улич помог девушке сесть, поднёс к её губам кружку и приказал:
  - Пей!
  Рита подчинилась. Она до дна выпила отвар, глубоко вздохнула и потребовала:
  - Ещё!
  Улич кивнул и вновь наполнил её кружку:
  - Приятного аппетита, Марго!
  Рита залпом выпила отвар и с подозрением осведомилась:
  - Откуда Вы знаете моё имя?
  - От вашего дедушки, конечно, - усмехнулся драг, отобрал у девушки кружку и снова наполнил её: - Пей, дорогая!
  Маргарита глотнула сладкого пьянящего напитка и улыбнулась незнакомцу, который вдруг показался ей притягательно красивым. Чёрные, как смоль, волосы мягкими волнами ниспадали на плечи, жёлтые глаза светились нежностью и любовью. Добрая щедрая улыбка осеняла благородное лицо ясным божественным огнём. Незнакомец был живым совершенством. И Маргарите стало стыдно за то, что она любила серого убогого Игоря. 'Да какая там любовь? Я всегда любила только его!' Рита поднялась на колени и протянулась к Уличу:
  - Я люблю тебя...
  Она едва не задохнулась от радости, когда сильные руки драга сомкнулись на её талии. 'Вот оно - блаженство!' - подумала Рита и с восхищением взглянула в янтарно-жёлтые глаза.
  - Я тоже люблю тебя, Рита, - низким бархатным голосом произнёс Улич. - Я ждал тебя сотни лет. И ты пришла, любовь моя. Теперь, когда мы вместе, мы познаем истинное счастье, и вместе с нами его познает весь Румер. Мы с тобой великие маги, и наш священный долг привести сей заблудший Мир к сияющим вершинам счастья. Ты будешь моей спутницей и соратницей, Маргарита?
  - Да! - истерично выкрикнула Рита и обвила шею драга руками: - Я буду с тобой до конца!
  - Спасибо, родная. - Улич самодовольно оскалился и вытащил из-за пояса кинжал. - Умри и возродись, любовь моя, - глумливо произнёс он и воткнул клинок в спину околдованной девушки...
  
  - Скоро она очнётся? - услышала Эльвира чей-то требовательный голос.
  - Я делаю всё, что могу, Ваше сиятельство, - ответил кто-то, и холодная ладонь легла на её лоб.
  Эля вздрогнула и открыла глаза.
  - Наконец-то! - Над ней склонился высокий, коротко стриженый мужчина с арабской бородкой. Его узкие чёрные глаза горели от любопытства. - Разрешите представиться, госпожа, Раймон, герцог Рантарский.
  - Эльвира... - прошептала девушка и попыталась сесть, но стоявший рядом с герцогом мужчина в сером балахоне положил руки ей на плечи и заставил лечь.
  - Вам рано вставать, госпожа, - заботливо произнёс он и, приподняв голову девушки, поднёс к её губам чашу с вином. - Лучше расскажите нам, что с Вами произошло. Это поможет мне определить наилучший способ Вашего лечения. Вы столкнулись с магом?
  - Откуда Вы знаете? - насторожено спросила Эля, сделала глоток вина и оглядела комнату с низким потолком. Пол устилали бурые мохнатые шкуры, на стенах висели ножи, луки и мечи. Добрую половину комнаты занимала широкая низкая тахта, на которой лежала Эльвира.
  - Мы нашли Вас у реки, госпожа, - произнёс герцог и, присев на край кровати, галантно поцеловал руку девушки.
  Эля растерялась: 'Река? Какая река? Что, чёрт возьми, происходит? Где я? Господи, что я натворила?!'
  - Вы на 'Гордости Рантара', - услужливо сообщил мужчина в балахоне. - Это личный корабль Его сиятельства. А река, по которой мы плывём, называется Ирни.
  - Вы маг? - спросила Эля.
  - Да. Я монах Изборского монастыря, - мягко ответил мужчина в балахоне.
   - Ну всё, Патрик, иди уже. - Герцог нетерпеливо махнул рукой. - Госпожа вполне пришла в себя и больше не нуждается в твоей помощи!
   Монах бросил на Элю предупреждающий взгляд и покинул каюту, а герцог налил себе вина:
   - Теперь, когда мы одни, Вы можете смело открыться мне, дитя.
   Если б Эльвире не было так страшно, она наверняка бы рассмеялась: на вид герцогу было не больше двадцати пяти и, к тому же, он походил на смазливого героя дешёвой мелодрамы. Эля молча смотрела на герцога, гадая, что тот желает услышать. Внезапно она вспомнила, что героини мелодрам часто страдают амнезией, и приободрилась: 'Если герцог не маг - прокатит'. Эльвира состроила абсолютно несчастную мину, всхлипнула и доверительно произнесла:
   - Понимаете, Ваше сиятельство, я ничего не помню. Совсем ничего. Только своё имя.
  Герцог улыбнулся уголками губ и сделал глоток вина:
  - Обманывать меня бесполезно, дитя. Если б с твоей памятью было что-то не так, Патрик непременно сообщил бы мне об этом. Это его обязанность. Он целитель. Так кто ты? Отвечай честно, иначе я верну Патрика, и он основательно пороется в твоей хорошенькой головке!
  Эльвира поджала губы, лихорадочно соображая, что делать дальше. Что-то подсказывало ей, что говорить правду не стоит, но умных мыслей в голову не приходило, и она решилась:
  - Меня зовут Эльвира. Я из Москвы, в смысле из России.
  - Из России? - задумчиво переспросил герцог. - Это на Западном материке?
  - Нет. Наш материк называется Евразия.
  - В Румере нет такого материка.
  - В Румере... - прошептала Эля и радостно воскликнула: - У меня получилось!
  - Что получилось? - Герцог мёртвой хваткой вцепился в запястье девушки и угрожающе произнёс: - Не играй со мной! Я привык получать ответы на свои вопросы! Выкладывай всё, или познакомишься с моими палачами!
  Так больно Эльвире не было никогда в жизни. Ей показалось, что герцог сейчас сломает ей руку. 'Не говори ему!' - вопило подсознание.
  - Я пришла из другого Мира, - простонала Эля, с ужасом понимая, что такое признание повлечёт за собой ещё большие проблемы.
  Однако герцог отпустил её руку и расплылся в ехидной улыбке:
  - Это я и без тебя знаю.
  - Откуда? - недоумённо спросила Эльвира, потирая запястье.
  - Достаточно взглянуть на твоих животных.
  - Белка и Рыжик здесь?!
  - Да, и за ними хорошо присматривают.
  Эля неопределённо кивнула: 'Если собаки здесь, возможно и Рита с дедом тоже. Неужели они на корабле?' Девушка с подозрением покосилась на герцога, и тот поморщился:
  - Всё-таки кажется мне, что ты не говоришь всей правды. - Он встал, распахнул дверь каюты и крикнул: - Патрика ко мне!
  Эльвира беспомощно огляделась по сторонам. Сопротивляться не было сил, а бежать - некуда. Тогда Эля решительно села и, подстрекаемая собственным упрямством, гордо взглянула на герцога:
  - Я бы сказала Вам правду, но, боюсь, Вы не поверите.
  - Зато я поверю Патрику. Он изборец, а изборцы никогда не врут.
  'Избор! Антон что-то говорил об Изборе! Нет. Это Михаил говорил о виселице в Изборе!' - Эльвира враждебно посмотрела на появившегося в дверях монаха.
  - Господин герцог, мы причаливаем, - с поклоном сообщил Патрик и ободряюще улыбнулся Эльвире.
  Герцог посмотрел на пленницу и недовольно сдвинул брови:
  - Наш разговор ненадолго откладывается, милочка. Вставай!
  Эльвира покорно сползла с тахты и натянула куртку. Герцог поставил бокал, перекинул через плечо плащ и строго сказал:
  - Отвечаешь за неё головой, Патрик.
  Монах кивнул, подошёл к девушке и взял её под руку. Эля неприязненно покосилась на него, но промолчала. Они вышли из каюты, спустились по лесенке и оказались на палубе. В ту же секунду раздался радостный лай.
  - Рыжик! - Эльвира рванулась вперёд и подхватила четвероногого друга на руки: - Ах ты, разбойник! Моя умница! - К девушке подбежала Белка и уткнулась холодным мокрым носом ей в колени. - И ты здесь, бедняжка. - Эля опустила Рыжика на палубу и погладила Белку по голове: - Держись Рыжика, дорогая.
  Плечо девушки сжала тяжёлая рука. Эля обернулась и встретилась глазами с герцогом.
  - Очень трогательная сцена, дорогуша. Видимо, эти животные многое значат для тебя.
  - Конечно, это же мои собаки.
  Герцог хмыкнул, подтолкнул пленницу к Патрику и указал на собак. Солдаты окружили незнакомых животных и, опасливо переглядываясь, двинулись на них. Рыжик оскалился и зарычал, шерсть на его загривке встала дыбом. Белка пронзительно тявкнула и припала к палубе. Солдаты замерли, не зная, как подступиться к мелким хищным зверькам. Наконец, самый смелый из них снял с пояса верёвку, связал петлю и накинул её на шею Рыжику. Пёс пронзительно взвизгнул, рванулся к хозяйке, но стражник ловко повалил его на землю и скрутил лапы.
  - Осторожнее! - закричала Эльвира. - Вы сломаете ему ноги!
  - Не волнуйтесь, - шепнул ей Патрик. - В Румере нет собак, и герцог будет заботиться о них, как о родной матери. - Видя, что девушка вот-вот разрыдается, монах приобнял её за плечи и повёл к трапу.
  На причале ждали грумы с осёдланными лошадями. Патрик подвёл Эльвиру к коню, и она попятилась:
  - Я не поеду верхом!
  - Почему? - удивился изборец.
  - Не умею!
  - В твоём Мире нет лошадей?
  - Есть, но я никогда не ездила на них.
  - Это поправимо, - усмехнулся герцог Рантарский, вскочил на вороного жеребца и протянул пленнице руку: - Забирайся! - С помощью Патрика Эльвира устроилась перед герцогом и вцепилась в гриву коня. - Поехали!
  Копыта лошадей простучали по деревянному причалу, всадники миновали низкие деревянные сараи и влетели на узкую улочку Рантара. Под ногами лошадей хлюпала грязь. Двухэтажные каменные дома выглядели мрачными, их балконы почти соприкасались, закрывая небо. Редкие прохожие прижимались к стенам и склоняли головы. Всадники пронеслись по одинаковым узким улицам и выскочили на широкую булыжную дорогу. Эльвира посмотрела вперёд: над городом возвышался огромный тёмный замок с высокой крепостной стеной и массивными сторожевыми башнями. На шпилях башен реяли пронзительно красные флаги.
  Кавалькада мчалась по дороге, заставляя крестьянские телеги резко сворачивать на обочину. Один из крестьян замешкался, и, пролетая мимо него, герцог выхватил из-за голенища плеть и стегнул беднягу по спине, вызвав одобрительное улюлюканье свиты. Эльвира вздрогнула. 'Он убьёт меня и не поморщится', - с ужасом подумала она, опустила голову и с ненавистью посмотрела на руку герцога, обвивающую её талию.
  Всадники достигли замка, въехали во двор и остановились. Герцог спешился, грубо стянул Элю с коня и, схватив за руку, потащил за собой.
  - Патрик, не отставай! - бросил он изборцу.
  Эльвира едва поспевала за герцогом. Они поднялись по крутой лестнице и оказались в широком коридоре, в конце которого виднелись белоснежные, украшенные позолотой двери. Гвардейцы, стоящие на карауле, услужливо распахнули створки, и герцог втолкнул пленницу в огромную комнату:
  - Я приму ванну, а ты вывернешь её наизнанку. - Он сурово посмотрел на изборца. - Я хочу знать всё!
  - Простите, Ваше сиятельство, но это затруднительно.
  - В чём дело? - зло поинтересовался герцог. - Опять взыграла изборская щепетильность? Что ж, тогда я брошу девчонку палачам, а ты проследишь за их работой!
  Патрик нервно сглотнул:
  - Это лишнее, Ваше сиятельство. Я лишь хотел сказать, что хоть эта девушка не маг, её сознание наглухо закрыто. Это работа весьма искусного мага, и, боюсь, у меня не хватит опыта и мастерства разрушить его щит.
  - Тогда и думать нечего. Отведи её к Жерому, и проследи, чтобы она не умерла, пока не расскажет о себе всё.
  Изборец потёр рукой лоб:
  - Это не целесообразно. Под пытками она скажет, всё, что Вы захотите, но будет ли это правдой?
  Эльвира испуганно смотрела то на герцога, то на монаха. Мысль о том, что сейчас её будут пытать, сводила с ума.
  - Я не сделала ничего плохого, - пискнула она.
  - Откуда мне знать? - картинно удивился герцог. - Может, ты пришла в Румер, чтобы убить меня.
  - Я Вас даже не знаю! - вскрикнула Эльвира.
  - Для того чтобы убить человека совершенно не обязательно знать его лично.
  'Молчи!' - раздался в голове девушки голос Патрика, но страх перед пытками был настолько силён, что она возбуждённо затараторила:
  - Я ищу другого человека. Его зовут Антон. Они с другом вернулись в Румер сегодня ночью. Понимаете, мы плохо расстались. Неправильно. Я хочу объясниться с ним!..
  - Так дело в любви?! - рассмеялся герцог и посмотрел на изборца: - Что скажешь, Патрик? Ей можно верить?
  - Она говорит искренне, - утвердительно кивнул монах.
  - Очень хорошо, милашка. - Герцог подошёл к девушке и ласково погладил её по щеке. - И как же ты собиралась найти своего любовника?
  Эльвира смутилась:
  - Я не думала об этом.
  - Но этот твой Антон, он хоть что-то рассказал о себе?
  - Он сказал, что его ждёт виселица в Изборе.
  - Виселица в Изборе? - Герцог отшатнулся от пленницы, как от прокажённой, и резко обернулся к Патрику: - Ты понимаешь?
  - Да, - кивнул тот.
  - В чём дело? Я сказала что-то не то? - испугалась Эля.
  Герцог обошёл вокруг девушки и с расстановкой произнёс:
  - Видишь ли, милая. Монахи вешают только вешей. Это о чём-то говорит тебе?
  - Нет, - честно призналась Эльвира.
  Герцог намотал волосы пленницы на руку и пристально посмотрел ей в глаза:
  - Я не верю, что ты потащилась в другой Мир за человеком, о котором не знаешь ничего! Либо ты лгунья, либо - полная идиотка!
  - Мне больно, - всхлипнула Эльвира.
  - Это лишь начало, моя драгоценная. Ты только что призналась, что являешься любовницей веша...
  - Кто такие веши?
  - Выродки, которых взращивает Аразра. Убийцы, без жалости и сострадания.
  - Он не такой! - выпалила Эля.
  - Простите, Ваше сиятельство, - вмешался Патрик. - Но так мы не проясним ситуацию.
  - Не учи меня! - прорычал герцог, однако пленницу отпустил. - Рассказывай всё, что знаешь!
  Эльвира лихорадочно прокручивала в голове события последних дней и вдруг выпалила:
  - У него необычные глаза! Синие, с белыми искорками!
  Герцог ощерился, а Патрик побледнел, как полотно:
  - А его приятеля звали Майкл? Так?
  - Михаил.
  - Антон и Михаил. Энтони и Майкл. Святоша и Граф, - холодно произнёс Патрик и с жалостью посмотрел на Эльвиру. - Тени Аразры...
  - Любовница Тени! - брезгливо поморщился герцог.
  - Я не понимаю... - Эльвира умоляюще посмотрела на изборца.
  - Я сообщу о нашей находке в Аразру, - потирая руки, сказал герцог.
  - Их вряд ли заинтересует любовница Святоши, - ледяным тоном возразил Патрик.
  - Почему?
  - Потому что сегодня ночью Святоша и Граф сдались Избору.
  - Тени в руках Квентина, и ты молчишь? - взревел герцог.
  - Девушку лучше отправить в Избор.
  - Ни за что! - Герцог с воодушевлением посмотрел на пленницу. - Я повешу её сам!
  - Зачем? - растерялся Патрик.
  - Чтобы показать Румеру, что герцог Рантарский не боится Теней Аразры!
  Монах презрительно шевельнул бровями:
  - Конечно, ведь Святоша и Граф в Изборе.
  - Но об этом, кроме тебя, никто не знает! - бодро оскалился герцог. - И, если ты придержишь язык, а ты его придержишь - я буду выглядеть героем. Герцог Рантарский, не побоявшийся вздёрнуть любовницу Тени! Это подвиг, скажу я тебе. - Он обнял Патрика за плечи. - Так ты будешь молчать? - Изборец покосился на потерянно стоящую девушку и неохотно кивнул. - Вот и отлично. Казнь устроим вечером. Пришли ко мне писца, Патрик. Нужно срочно оповестить рантарцев, что за хищную рыбу поймал их господин.
  - Я не понимаю... - снова прошептала Эльвира.
  - Патрик тебе объяснит. - Герцог дружелюбно улыбнулся монаху. - Расскажи ей. Пусть знает, за что её казнят.
  - Вы не можете так вот просто взять, и повесить меня! - в отчаяние воскликнула Эля.
  - Ещё как могу, детка! Патрик, отведи нашу пленницу в покои для гостей и вызови Элоизу, пусть подберёт девчонке соответствующую одежду. Любовница Тени должна выглядеть, как конфетка. Иначе народ нас не поймёт.
  - Будет исполнено, Ваше сиятельство, - сухо произнёс монах и взял девушку за руку...
  В покоях для гостей было холодно. Эльвира плотнее запахнула куртку. Патрик подошёл к камину, присел на корточки и провёл рукой над сложенными горкой дровами. Вспыхнувший огонь моментально охватил поленья, и по комнате разлилось тепло.
  Эльвира опустилась на край резной кушетки: 'Это не может быть правдой! Это сон! Не могут же они повесить меня, не разобравшись?' Изборец сочувственно посмотрел на пленницу и подошёл к окну. Он отодвинул тяжёлую штору, уселся на широкий подоконник, достал из кармана флакон из тёмного стекла и крохотную фигурку птицы. С величайшей осторожностью монах открыл флакон, и птица ожила. Она тряхнула головой, расправила крылья и внимательно посмотрела в глаза изборцу. Патрик шепнул ей несколько слов, приоткрыл окно и выпустил птицу на волю. Аккуратно закрыв флакон, он убрал его в карман балахона и посмотрел на Эльвиру: девушка безучастно сидела на кушетке. Она выглядела трогательной и беззащитной. Патрик нервно провёл рукой по волосам, подошёл к Эле и сел рядом.
  Девушка повернула голову и растерянно посмотрела на изборца:
  - Он же не повесит меня? Он только пугал, правда? - Патрик не ответил, и Эля, закрыв лицо руками, заплакала. - Я должна была оказаться рядом с Тони! Почему я здесь? Это какая-то ошибка!
  - Ты связалась не с тем человеком, - с горечью произнёс Патрик.
  Эльвира оторвала руки от лица:
  - Почему?
  - Энтони - Тень Аразры.
  - Ну и что?
  - Они с Майклом стёрли с лица Румера целый город. Хатпур. Это был огромный порт...
  - А я-то здесь причём?! - перебила его Эльвира. - Я люблю Антона! Разве это преступление? - Она размашисто утёрла слёзы, порылась в карманах и достала помятую пачку сигарет.
  Изборец неодобрительно проследил, как она прикуривает, и возмутился:
  - Брось немедленно!
  - Я должна успокоиться. Не каждый день меня собираются вешать, - зло сказала Эля, посмотрела на огонь и тихо добавила: - И если б хоть вешали в Изборе. Тогда бы мы смогли попрощаться. Я хочу снова увидеть его улыбку!
  Патрик осуждающе покачал головой:
  - Неужели ты не понимаешь? Я же сказал: Энтони - убийца!
  - Твой герцог тоже убийца! Он только что приговорил меня к смерти!
  - Молчи и слушай! Когда-то я знал Энтони. Он был другим. Если бы ты полюбила того Энтони, я бы понял тебя. Но любить Тень Аразры, убийцу, созданного драгами?! - Патрик скорбно замолчал.
  - Кто такие драги? - осторожно поинтересовалась Эля.
  - Бессмертные маги из другого Мира. Они мечтают поставить Румер на колени! Тысячу лет мы боремся с ними! Тысячу лет длится незримая война между монастырями и Аразрой! И в последние годы мы проигрываем эту войну! Западный материк погружён в хаос! Безумный граф Леонас сеет боль и разрушения! Драги внушили ему мысль о создании империи, и он строит её на костях румерцев! Здесь, на Восточном материке, Избору ещё удаётся сохранять мир, но с каждым годом влияние драгов усиливается! Взять хотя бы герцога Рантарского! Если б не наша бдительная опека, он стал бы вторым Леонасом!
  - Зачем ты всё это рассказываешь?! Меня интересует только Энтони!
  - Твой Энтони - оружие драгов! Он и Майкл могут уничтожать людей тысячами! Если их не остановить, Румер погибнет! Тони должен был убить себя, едва переступив порог Аразры! - В голосе Патрика прозвучала невыносимая боль. - А он позволил сделать себя рабом! Изборцы плюются, слыша его имя!
  - А я рада, что он не умер! Он не сдался!
  - Ты защищаешь человека, из-за которого тебя повесят!
  - Он любит меня!
  Патрик вскочил и в бессильной ярости затряс кулаками:
  - Дура! Я же сказал: он бесчувственный убийца! Какая любовь?
  - Сам дурак! - заорала Эльвира. - Он мужественный и добрый! Он спас Белку! У него море чувств! Не смей очернять его! Всё! Разговор окончен! - Она скрестила руки на груди и приказала: - Пошёл вон!
  - Я начинаю сомневаться, что твой внутренний мир соответствует твоему наивному виду. Возможно, щит, закрывающий твоё сознание, скрывает чёрные мысли! Это Тони создал его?
  Эльвира зло посмотрела на изборца:
  - Может я сама маг, только ты этого не понял!
  - Серьёзно? - огорошено спросил Патрик.
  - Более чем!
  Монах с подозрением вгляделся в лицо девушки:
  - Кто ты такая?
  - Любовница Тени! Доволен?
  - Дура!
  - Для монаха ты слишком груб! - презрительно расхохоталась Эля.
  Патрик поджал губы, пересел в кресло и, достав из кармана балахона тонкую книжку, углубился в чтение. Эльвира громко хмыкнула, растянулась на кушетке и прикрыла глаза: 'А в самом деле, кто прикрыл мое сознание?'
  - Так ты не знаешь? - Изборец оторвался от книги и с удивлением посмотрел на пленницу.
  - Как ты читаешь мои мысли, если моё сознание закрыто? - хмуро поинтересовалась Эльвира.
  - Я считываю то, что лежит на поверхности.
  - Отлично, - ехидно улыбнулась Эля, снова закрыла глаза и представила себе улыбающееся лицо Энтони. - Тони... - прошептала она, и их губы слились в долгом жадном поцелуе.
  Патрик покраснел и уткнулся было в книгу, но двери распахнулись, и в комнату вступила высокая худая дама в строгом тёмном платье. Опираясь на резную трость, она подошла к кушетке и остановилась, оценивающе разглядывая Эльвиру. Следом за женщиной в покои вошли две ярко раскрашенные девушки с саквояжами и слуги с огромным сундуком. Слуги поставили сундук рядом с кушеткой, низко поклонились Патрику и удалились, плотно прикрыв за собой двери.
  Изборец поднялся и слегка кивнул даме:
  - Госпожа Элоиза.
  - Добрый день, Патрик, - церемонно улыбнулась женщина и подмигнула ему: - Есть с чем работать.
  Эля вопросительно взглянула на монаха:
  - Кто это?
  - Мадам Элоиза... как бы это сказать...
  Дама усмехнулась и, подойдя к изборцу, дружески похлопала его по плечу:
  - Не тушуйся, Патрик. - Она повернулась к Эльвире и с гордостью произнесла: - Я держу лучший бордель в Рантаре!
  - Бордель? - опешила Эля. - Герцог раздумал вешать меня и решил сделать проституткой?
  - Я бы с радостью взяла тебя, милочка, но, увы... На закате тебя повесят! - Элоиза обернулась к девушкам: - Начнём, пожалуй.
  Эльвира вскочила:
  - Что вы собираетесь делать?
  - Ничего страшного, милочка. Всего лишь переоденем, подкрасим, в общем, покажем рантарцам любовницу Тени во всей красе. - Элоиза упёрлась тростью в гладкий тёмно-розовый ковёр. - А пока суд да дело, расскажи, как тебе удалось завлечь Тень в постель. Говорят, они во всём послушны воле хозяев. Или это была шутка драгов?
  - Я не понимаю, о чём Вы говорите, - стушевалась Эля и покраснела.
  - Очаровашка, - умилилась Элоиза. - Ты великолепная актриса, милочка. Ты виртуозно изображаешь невинность... - Она благодушно покачала головой и рявкнула на девушек: - Разденьте её!
  Эльвира попятилась и закричала:
  - Да, помогите же мне, Патрик! Вы же монах!
  - Возьми себя в руки! - Элоиза шагнула к Эльвире и с размаха залепила ей пощёчину. - У тебя хватило храбрости затащить в постель Тень Аразры! Так имей мужество ответить за это!
  Держась за пылающую щёку, Эльвира с ужасом смотрела на хозяйку борделя:
  - Не прикасайтесь ко мне!
  Элоиза поморщилась:
  - Послушай, Патрик, пособил бы ты нам, что ли. Она не даст нам спокойно работать. А я хочу, чтобы герцог остался доволен мной.
  Изборец согласно кивнул, подошёл к Эльвире и сжал ладонями её виски. Лицо девушки разгладилось, она опустила руки и улыбнулась. Элоиза хитро посмотрела на Патрика:
  - Она нас слышит?
  - Да.
  - Цапаться и кусаться не будет?
  - Нет. Никакой агрессии.
  - Молодец, изборец, - хмыкнула Элоиза. - За дело, девочки!
  Девушки подскочили к Эльвире и стали стаскивать с неё одежду, а Патрик отвернулся и уставился в окно: 'Пусть Квентин решает её судьбу!'
  
  Глава 8.
  Казнь.
  
  Дверь бесшумно отворилась, и Майкл скривился в улыбке - их собирались убить. Это сулило драку, а мысли о драке были гораздо приятней, чем мысли о будущем служении Избору. Конечно, балахон послушника привлекал Графа куда больше, чем виселица, но пыльная дорога и ветер в лицо выглядели ещё заманчивее.
  Раздались осторожные шаги. Майкл заворочался, и шаги стихли. 'Они ещё и сомневаются. Эй! Мы же Тени Аразры! Нас нужно уничтожить!' Граф тихо захрапел, представляя огромный заливной луг, яркое солнце, и кучку маленьких детишек, бегающих по траве. Изборцев удовлетворил его сон, и они осмелели. Майкл услышал лёгкий шелест одежды и торопливые шаги. 'Трое, - определил он, и, вспомнив о ларните на шее, едва не выругался. - Вот была бы умора, если б я вскочил и начал бестолково размахивать руками!' Тёмный силуэт монаха склонился над ним. Майкл выбросил руки вперёд и отработанным движением свернул бедняге шею. Рядом раздался звук падающего тела. 'Тони опять меня опередил'. - Граф разжал пальцы.
  Напарники, не сговариваясь, прыгнули вперёд и повалили третьего монаха на пол. Энтони зажал ему рот, а Майкл быстро скрутил руки за спиной.
  - Интересно, где охранники? - проворчал он.
  - А мне любопытно взглянуть в лицо нашего убийцы! - скрипнул зубами Святоша. Он выскользнул в коридор и вернулся с факелом в руках...
  
  Весть о том, что герцог собирается казнить любовницу Тени, разнеслась по округе молниеносно, и рантарцы, побросав дела, потянулись на площадь перед главными воротами замка. Разинув рты, они слушали очевидцев: матросов с 'Гордости Рантара', заметивших любовницу Тени на берегу; грумов, наблюдавших за водворением Эльвиры на лошадь; куртизанок госпожи Элоизы, с энтузиазмом описывающих прелести пленницы и её страх перед казнью; замковых слуг, видевших, как герцог вёл девушку в свои покои. С каждой минутой очевидцев становилось всё больше, история о любовнице Тени обрастала новыми и новыми подробностями, и рантарцы с нетерпением поглядывали на железные ворота, из которых вот-вот должны были вывести пресловутую любовницу Тени.
  - Они несут полный бред, дедушка, - тихо сказала Рита.
  - Конечно, - хмыкнул Т`орк, - но они не могут молчать - уж больно захватывающая тема! - Он заботливо поправил меховую пелерину, накинутую поверх длинного шерстяного платья Риты, и шепнул ей на ухо: - Ты выглядишь, как настоящая купеческая дочь! Комар носа не подточит!
  - Перестань! - раздражённо отмахнулась Рита и серьёзно спросила: - Как ты собираешься вытащить её? Или нам снова поможет твой черноволосый знакомый? Кстати, кто он такой?
  - Мой давний приятель.
  - Он маг?
  - А как же!
  - Он здесь? - Маргарита завертела головой по сторонам, пытаясь разглядеть в толпе знакомое лицо. - Где он?
  Т`орк с настороженным любопытством взглянул на девушку:
  - Он понравился тебе, Марго?
  - С какой стати? - передёрнула плечами Рита. - Я волнуюсь за сестру! От него мне нужна лишь помощь в спасении Эли!
  В толпе раздался громкий вопль:
  - Ведут!
  Железные ворота с душераздирающим лязгом распахнулись, с грохотом опустился широкий подвесной мост и, в окружении пышной свиты, на него вступил герцог Рантарский.
  Горожане разразилась восторженными криками. С гордо поднятой головой герцог прошествовал сквозь толпу, поднялся на деревянный помост с виселицей, повелительно взмахнул рукой, и взгляды его подданных вновь обратились к воротам. Четверо солдат втащили на мост закованную в белые цепи красавицу и остановились, давая толпе возможность рассмотреть её с головы до ног: чёрные соболиные брови в разлёт, немного раскосые миндалевидные глаза, тёмно-вишнёвые чувственные губы, длинные волнистые волосы, рассыпанные по оголённым плечам, высокая грудь, едва прикрытая тонким шёлковым платьем вызывающе красного цвета.
  Солдат дёрнул цепь, прикреплённую к широкому ошейнику, и Эльвира, окинув презрительным взглядом толпу, зашагала к эшафоту. Её точёные ноги в гладких чёрных чулках и красных сафьяновых туфлях на высоких каблуках привели рантарцев в восторг, и они заулюлюкали. Эля остановилась и горящим взором обвела толпу, вызвав новый всплеск ругательств и торжествующего хохота. Люди орали, бесновались, и Эльвира неосознанно впитывала их ненависть и презрение. Её губы растянулись в сардонической улыбке, и она вдруг поймала себя на мысли, что не боится смерти. Эля ощутила необычайную лёгкость в теле и воздушной походкой направилась к эшафоту.
  - Когда ты вмешаешься? - нетерпеливо прошептала Рита.
  - Скоро. - Т`орк с интересом следил за Эльвирой. - Твоя сестра отлично держится.
  - Что ты несёшь?! - возмутилась Маргарита и зло взглянула на деда: - Её вот-вот казнят, а ты ехидничаешь!
  - Я успею, - твёрдо сказал строн.
  Рита недоверчиво покачала головой и, закусив губу, уставилась на сестру, а Т`орк язвительно посмотрел на сияющего от гордости правителя Рантара.
  Внезапно герцог забеспокоился. Он оторвался от созерцания любовницы Тени и стал с тревогой обозревать толпу. По его лицу пробежала тень, и он нетерпеливо махнул рукой:
  - Быстрее! - Солдаты ускорили шаг. Они втащили Элю на эшафот и остановились.
  Эльвира с яростью посмотрела на герцога и гордо произнесла:
  - Я невиновна!
  - Патрик! - заорал герцог. - Заткни ей рот!
  - Я невиновна!.. - Голос Эльвиры оборвался, и она с ненавистью взглянула на изборца.
  Солдаты ловко сняли с девушки оковы, связали ей руки за спиной, поставили на колоду и накинули на шею петлю. Эльвира застыла, боясь пошевелиться.
  Почувствовав страх сестры, Рита напряглась, а Т`орк удивлённо приподнял брови и сквозь зубы процедил:
  - У нас появился ещё один, весьма неожиданный помощник!..
  
  - И кто же у нас такой смелый? - со смешком спросил Майкл, едва отблески пламени осветили мучнисто-белое, одутловатое лицо монаха.
  - Ян?! - воскликнул Энтони.
  - Ты должен сдохнуть! - выплюнул ему в лицо монах. - Ты навлёк на Избор несмываемый позор! Квентин сошёл с ума, решив простить вас!
  - Но ещё ничего не решено, - возразил Святоша.
  - Смеёшься?! Если Квентин чего-то хочет, он этого добивается! - зло рассмеялся Ян. - Но теперь всё! Вам не простят убийства монахов!
  - По-твоему, мы должны были позволить убить себя? - усмехнулся Майкл.
   - Да! Это было бы искуплением ваших грехов! Вас надо было убить сразу, как только вы вошли в обитель! А Квентин увидел потерянного сыночка и свихнулся! Сначала отсрочка казни, потом разговоры о том, чтобы сделать вас послушниками! Даже слепому видно, что он просто-напросто защищает тебя, Тони! Надеюсь, теперь изборцы прозреют и, наконец, поймут, как ошибались в Квентине!
  Граф поднял голову и виновато взглянул на друга:
  - Извини, но он меня достал. - Его руки мягко скользнули к шее изборца, и тот завопил:
  - Не надо!
  Майкл глумливо скривился:
  - А с виду такой храбрый! Пламенный борец за идею!
  - Не ёрничай, Майк. Нужно рассказать отцу. Он должен знать, что в Изборе зреет заговор.
  Граф ласково коснулся подбородка Яна:
  - Можно, я сломаю ему шею?
  - Это будет убийство, - сухо заметил Энтони.
  - Ты безнадёжно прав, дружище, - вздохнул Майкл и положил руку на горло изборца: - Вдруг колдовать начнёт. Иди к отцу, Тони. Кстати, где Квентин? - поинтересовался он у Яна. - Мы как-никак пленники, так что, Тони не стоит долго разгуливать по Избору.
  - Он в Рантаре, - прохрипел монах.
  - И когда вернётся?
  Ян скосил глаза и недоверчиво уставился на Энтони:
  - Не притворяйся, что не знаешь!
  - О чём?
  - О казни твоей иноземной потаскушки!
  - А ну, повтори! - Майкл сделал едва уловимое движение пальцами, и Ян взвыл от боли. Граф поспешно закрыл ему рот ладонью и обернулся к напарнику. - Посмотрим, что он скажет теперь, врать точно не посмеет, иначе, мало ему не покажется. - Монах перестал дёргаться, и Майкл убрал руку с его рта: - А теперь, не спеша, и со всеми подробностями! Зачем Квентин отправился в Рантар?
  - Он хочет остановить казнь твоей любовницы, Энтони. Я же говорю, ради тебя он готов на всё! Даже вытащить из петли твою шлюху! Надеюсь, он не успеет! Если герцог не дурак, он вздёрнет девчонку как можно скорее!..
  
  Маргарита не сводила глаз с сестры, которая столбом стояла на колоде, и поэтому до неё не сразу дошёл смысл сказанных дедом слов.
  - Какой помощник? - переспросила она, оторвав взгляд от Эльвиры.
  - Смотри. - Т`орк кивком указал на человека в сером балахоне с надвинутым на лицо капюшоном.
  - Кто это?
  - Квентин, главный монах Румера и отец Энтони. Не ожидал, что он бросится выручать свою несостоявшуюся невестку!
  Маргарита укоризненно посмотрела на деда:
  - За что ты ненавидишь его?
  - Кто сказал, что я его ненавижу? - поморщился Т`орк. - Просто его сын не пара нашей Эле!
  - Главное, он на нашей стороне! - заявила Рита, разглядывая высокую серую фигуру. Неожиданно Квентин обернулся, посмотрел прямо на неё и перевёл взгляд на строна. Несколько секунд мужчины пристально изучали друг друга, а потом отец-настоятель моргнул, и его взгляд устремился за их спины. Маргарита обернулась и улыбнулась Уличу, одетому в крестьянскую одежду, как и большинство присутствующих на казни рантарцев.
  - Я же говорил тебе, что он здесь, - нервно буркнул Т`орк.
  Рита отвернулась, посмотрела на сестру и, сжав кулаки, прошипела:
  - Тогда чего вы все ждёте?..
  
  Шарна лежала на мягком белом песке и смотрела в вечно безоблачное голубое небо. Тёплые молочно-синие волны омывали её холёные ноги, а лёгкий бриз ласково перебирал густые волосы, расслабляя и успокаивая. Пустынный Мир, обрадованный нежданным появлением гостьи, помогал ей забывать прошлое и исцелял от тоски. Шарна прожила здесь почти месяц и постепенно родичи, Крев, Энтони, да и она сама стали казаться ей персонажами ирреальной мелодраматической пьесы...
  Громкий вопль заставил Шарну вскочить. На мягкий белый песок, прямо ей под ноги, бухнулась Всемила. Обливаясь слезами, она что-то бессвязно забормотала, и Шарна поняла, что её отпуск закончился. Резко выдохнув, она подняла Милу на ноги и, обхватив её голову руками, пристально посмотрела в глаза. Плач оборвался. Всемила шмыгнула носом и внятно произнесла:
  - Майкл пропал!
  - Я запретила тебе ходить на Землю.
  - Прости. Я не хотела тебя ослушаться. Но ты так долго не возвращалась... Мне нужно было убедиться, что с ним всё в порядке! А его нет!
  - А Крев?
  - Его дом разгромлен!
  Шарна разжала руки, и Всемила, вновь зарыдав, осела на песок. Шарна оцепенело смотрела на безбрежный океан: 'У кого хватило наглости и сил напасть на него?' Драгна сосредоточилась: след Крева обрывался на Южном материке Румера. Майкла и Энтони с ним не было.
  - Строны... - прошептала Шарна, и её охватила холодная ярость. - Зачем им Крев?! - Она схватила Милу за плечо и сжала багровый кристалл на груди...
  
  Герцог Раймон откашлялся и торжественно начал:
  - Итак, господа! Сегодня знаменательный день в истории Рантара! Мы станем свидетелями казни любовницы Тени! - Он хотел сказать что-то ещё, но внезапно на эшафоте возникла серая фигура. Толпа ахнула, а герцог криво усмехнулся: - Что ж вам в Изборе-то не сидится?!
  Квентин откинул капюшон.
  - Отец-настоятель... - выдохнула толпа, и на площади воцарилось изумлённое молчание.
  - Именем Святого Румера, приказываю остановить казнь! Девушка невиновна! - громко произнёс Квентин, и Эльвира с надеждой уставилась в знакомые искристые глаза. Отец-настоятель ободряюще улыбнулся ей и, пристально глядя на герцога, повторил: - Она невиновна!
  Правитель Рантара поёжился под взглядом отца-настоятеля, опустил голову, но тут же снова вскинул её и, стараясь не встречаться глазами с Квентином, заявил:
  - Ты не имеешь права вмешиваться в дела Рантара!
  - Я не могу допустить казни невиновного человека!
  - Но она призналась в связи с Тенью Аразры!
  - Ты заставил её оболгать себя!
  - Ни в коем случае! Иди сюда Патрик!
   Молодой монах взбежал на эшафот, почтительно поклонился отцу-настоятелю и решительно произнёс:
  - Эльвира сказала нам, что пришла из другого мира, чтобы поговорить с Энтони, но это не означает, что она является его любовницей!
  Квентин одобрительно кивнул Патрику, и тот спрыгнул с помоста, а отец-настоятель обратился к рантарцам:
  - Она и не могла признаться в том, чего не было, ибо я, Квентин, отец-настоятель Изборского монастыря, свидетельствую, что Эльвира не делила ложа с Тенью Аразры!
  В толпе раздались возгласы удивления и разочарования. Рантарцы ожидали, что герцог отдаст пленницу Квентину, но тот лишь презрительно хмыкнул и с издёвкой произнёс:
  - У меня другие сведения! Госпожа Элоиза утверждает, что эта девушка - опытная проститутка!
  - Если госпожа Элоиза готова засвидетельствовать, что Эльвира - любовница Тени, пусть выйдет к нам и во всеуслышание скажет об этом! - Квентин обвёл глазами толпу, на секунду задержав взгляд на лице Т`орка.
  - Стража! - крикнул герцог. - Помогите госпоже Элоизе! - Он указал на высокую худощавую женщину в широкополой шляпе, которая, ловко орудуя тростью, пробиралась сквозь толпу, прочь от эшафота. Услышав слова герцога, Элоиза затравлено оглянулась, попыталась спрятаться за спины рантарцев, но те расступились, и содержательница лучшего в Рантаре борделя оказалась в руках солдат. Пока упирающуюся Элоизу тащили к эшафоту, Квентин внимательно смотрел на одетого в крестьянскую одежду Улича. Драг ухмылялся, словно события развивались так, как он задумал...
  
  Энтони взволнованно взглянул на напарника:
  - Как она попала в Румер? Не дед же ей помог? А если это ловушка, и отец...
  - Потом разберёмся! - перебил его Граф. - Герцог Рантарский далеко не дурак, хотя плюёт и на драгов, и на изборцев. Вполне возможно, что в эту минуту...
  - В Рантар! - рявкнул Святоша.
  - Маленькая заминка - у нас на шее ларнит.
  - Эту проблему решит мой друг детства, - угрожающе оскалился Энтони и, присев на корточки, взглянул Яну в глаза: - Ты ведь поможешь нам?
  - Я не выпущу на свободу Теней!
  - Он всё же храбрый! - заулыбался Граф. - Давай, я вырву ему глаз. Будет потом рассказывать, как зверски его пытали Тени Аразры!
  - Бедняга Ян, - холодно произнёс Святоша, - он не понимает, что если мы не покинем Избор прямо сейчас, то ему будет больно, очень больно. Ты будешь жить долго, Ян, и до самой смерти тебя будут сопровождать сочувственные взгляды. Понимаешь, о чём я?
  - Да, - простонал монах.
  - Тогда за дело. Сейчас я медленно наклонюсь, и ты осторожно снимешь с меня ларнит, - спокойно сказал Энтони.
  - И не геройствуй! - предупредил изборца Майкл. - А не то, закончив с тобой, я займусь твоими родственниками! - Он сдвинулся в сторону, продолжая удерживать изборца за шею.
  Энтони наклонился, и Ян дрожащим голосом забормотал заклинание. Металл сверкнул и, превратившись в змейку, соскользнул на живот монаху.
  Майкл сместил пальцы немного ниже, надавил на горло Яна, и тот отключился.
  - Как он меня достал. - Граф посмотрел на друга и улыбнулся: - Всё-таки свобода!
  - И не рассчитывай! Мы станем послушниками! - твёрдо сказал Энтони и зашептал заклинание, освобождая напарника от ошейника...
  
  Госпожу Элоизу втащили на эшафот, и герцог ласково улыбнулся ей:
  - Не бойся Квентина, дорогая! Расскажи нам, как Эльвира призналась тебе, что является любовницей Тени, и моя благодарность будет безмерной!
  - Итак, что Вы можете рассказать об Эльвире? - невозмутимо спросил Квентин.
  Хозяйка борделя сжала губы и опустила голову. Герцог и отец-настоятель терпеливо ждали, когда она заговорит, но Элоиза молчала.
  - Похоже, твоему свидетелю нечего сказать, Раймон! Предлагаю, отпустить её с миром, а Эльвиру передать Избору, - вкрадчиво произнёс Квентин, не выпуская из поля зрения Т`орка и Улича.
  - Убирайся, старая шлюха! Ты ещё узнаешь гнев герцога Рантарского! - прошипел Раймон, и госпожа Элоиза стала поспешно спускаться с эшафота.
  - Так ты отдашь мне Эльвиру? - громко спросил отец-настоятель.
  - Нет! - рявкнул герцог.
  - Почему? - Квентин напрягся, предчувствуя скорую развязку.
  - Потому! - заорал правитель Рантара, и Эля беспомощно посмотрела на Квентина. - Ты защищаешь эту иноземную потаскуху, лишь потому, что Тень Аразры - твой сын! Ты хочешь забрать её и отдать своему ублюдку! Я не позволю! - Герцог метнулся к Эльвире и выбил из-под её ног колоду. - Умри, тварь!
  Эльвира забилась в петле, отчаянно дёргая ногами, и рантарцы восторженно завопили, наблюдая, как синеет её лицо, на губах выступает пена, а изо рта вываливается язык. Тело девушки последний раз дёрнулось, и под её ногами растеклась лужица мочи. Зрители захлопали в ладоши и закричали:
  - Слава герцогу! Смерть Теням!
  Квентин отвернулся от ликующей толпы и шагнул к Раймону:
  - Именем Святого Румера я забираю тело любовницы Тени в Избор!
  - Избор не имеет права на тело Эльвиры! - На помосте возник Улич в золотом плаще. Он встал рядом с герцогом и с вызовом посмотрел на отца-настоятеля: - Любовница Тени, живая или мёртвая, принадлежит Аразре!
  - Она принадлежит Кианте! - раздался мелодичный голос.
  Эшафот окружили восемь жрецов Кианты. Их чёрные одежды, облегающие тело, как вторая кожа, были отделаны серебром, головы украшали круглые серебряные шапочки. Улич раздражённо взглянул на К`янту, старшую жрицу стронов:
  - Зачем вы пришли?
  - Ты обманул нас, драг! - прорычала жрица. - Полукровок трое, и мы заберём их всех!
  Строны скривились в животном оскале и шагнули к эшафоту. Поняв, что сейчас они ринутся в бой, Квентин поднял руку и холодно произнёс:
  - Вы опоздали, К`янта! Тело Эльвиры принадлежит Избору!
  - Герцог ещё не огласил своё решение! - заявила жрица, поднялась по ступеням и остановилась напротив Раймона. - Давайте послушаем правителя города. - Она любезно улыбнулась герцогу: - Так кому Вы отдадите тело!
  - Оставь уловки, К`янта! - проревел Улич. - Хочешь получить тело, действуй честно! Не смей касаться герцога своей тлетворной магией!
  Жрица презрительно дёрнула плечами:
  - Не тебе говорить о чести, драг! Зачем тебе полукровка?
  - Пригодится. - Улич скрестил руки на груди и вперил рысий взор в Раймона: - Мы ждём твоего решения, герцог.
  Квентин безнадёжно вздохнул и обвёл тоскливым взглядом толпу рантарцев: чтобы ни сказал герцог, битва за тело Эльвиры была неизбежна. И отец-настоятель приготовился к бою. Перед ним стояла трудная задача - защитить рантарцев и получить тело полукровки. Ответ герцога должен был стать сигналом к битве.
  Но правитель Рантара потерял дар речи: он ошалело таращился на мифических стронов, в существование которых до сегодняшнего дня не верил. Над площадью висела любопытная тишина. Рантарцы, не ведая о грозящей им опасности, широко раскрытыми глазами смотрели на самых сильных магов в Румере, ругающихся из-за тела проститутки.
  - Настоящие строны... - выдавил, наконец, герцог, вопросительно взглянул на Квентина и повторил: - Строны...
  - Мы ждём твоего решения, герцог, - настойчиво ласково произнесла жрица и шагнула к полукровке.
  Квентин загородил Эльвиру собой:
  - Вы не...
  Раскат грома оборвал его речь, заставив рантарцев сжаться от страха. Однако ничего страшного не произошло - на помосте появились двое молодых монахов. Толпа издала облегчённый вздох, решив, что Квентин вызвал подмогу, но тут над площадью разнёсся дикий вопль:
  - Эля!!!
  Рантарцы стали недоумённо переглядываться, по толпе пополз тихий шёпот. Монах рывком откинул капюшон:
  - Она моя!
  Улич стал белее мела, а К`янта, шипя как змея, отступила к лестнице. Энтони с лютой ненавистью взглянул на драга и стронну и повернулся к Эльвире. Лицо его исказило отчаяние:
  - Я отомщу! Я найду ту мразь, что использовала твою любовь, и заставлю её сожрать собственное сердце!
  - Я буду рядом. - Майкл стиснул плечо друга, и сквозь серые балахоны проступили золотые письмена.
  - Тени... - выдохнула толпа и, возопив от ужаса, рантарцы кинулись прочь.
  Квентин воздел руки к небу. В чистом небе сверкнула зелёная молния, и паника в толпе прекратилась. Люди перешли на шаг и стали спокойно расходиться, словно ничего особенного не произошло. Только двое зрителей по-прежнему стояли на краю площади - Маргарита и Т`орк.
  Энтони с трудом оторвал взгляд от мёртвой возлюбленной и обратил покрытое золотой вязью лицо к драгу:
  - Это ты привёл её в Румер?
  - Остановись, Тони! - воскликнул Квентин. - Она...
  - Рита! - очнувшись, взревел Улич, и глаза Теней расширились.
  - Нет... - прошептал Энтони, но его голос заглушил громкий приказ Маргариты:
  - Ко мне!
  Майкл отпустил плечо друга, но золотые письмена не исчезли. Тени переместились к Рите и вытянулись перед ней в струну. Их лица были бесстрастны, глаза преданно смотрели на новую повелительницу. Искристые глаза Квентина на миг потускнели, и он опустил голову, не в силах смотреть на вновь порабощённого сына.
  - Она активирована! - истошно закричала К`янта, и жрецы стронов золотыми лучиками взмыли в небо.
  - Зачем ты сделал это, Улич? Ты обманул меня! - Лицо Т`орка дёрнулось, разгладилось, и глазам Маргариты предстал невысокий черноволосый мужчина в чёрном облегающем костюме.
  - Наша сделка расторгнута, Т`орк! - холодно заявил драг. - Аразра вернула себе Теней!
  - Где мой дед, Т`орк? - строго спросила Маргарита.
  Строна тряхнуло, словно по его телу прошёл электрический разряд, и он изогнулся в раболепном поклоне:
  - В Кианте, госпожа моя.
  - Приведи его ко мне, в Аразру!
  - Будет исполнено, госпожа моя. - Т`орк превратился в лучик света, и, скользнув по площади, скрылся за облаками.
  Улич обнял Маргариту за плечи:
  - У тебя здорово получилось, любовь моя. Я горжусь тобой. - Драг поцеловал её русые волосы: - Нам пора во дворец.
  - А Эля? - Маргарита посмотрела на эшафот и скрипнула зубами: на перекладине болталась пустая петля.
  - Квентин забрал её в Избор, любимая, - ласково произнёс Улич. - С ним она в безопасности. Мы заберём Элю позже. А сейчас нам пора в Аразру.
  Маргарита взглянула в янтарные глаза возлюбленного, согласно кивнула и эхом повторила:
  - В Аразру...
  Маги исчезли, и герцог Рантарский посмел, наконец, вздохнуть.
  - Я жив! - громко заявил он пустой площади. - И я был прав! Она действительно любовница Тени. Только не понятно: казнил я её или нет? - Раймон озадаченно потёр переносицу и в гордом одиночестве направился к замку.
  
  Шарна и Всемила стояли на краю большой поляны, окружённой живым частоколом: серые стволы деревьев почти соприкасались между собой, а кроны сплетались ветвями, как прутья ивовой корзины. Над живым частоколом сторожевыми башнями возвышались восемь белых витых колонн с блестящими чёрными шпилями на макушках. От шпилей к центру поляны тянулись тонкие синие нити, на которых висел молочно-белый октаэдр - алтарь стронов.
  - Где мы? - испуганно всхлипнула Всемила.
  - В Кианте.
  Неожиданно небо над поляной вспыхнуло, и в мягкий ковёр из голубовато-синей травы врезались восемь тонких лучей. Всемила взвизгнула и вцепилась в руку Шарны, которая спокойно взирала на жрецов Кианты.
  - Что тебе, Шарна? - разъярённо спросил коренастый рыжебородый строн.
  - Почему ты злишься на меня, Т`энк? Скорее, я должна быть в ярости.
  - Если ты пришла за Кревом - забирай! - взвизгнула К`янта, подбежала к ближайшей колонне и ударила по ней кулаком.
  Колонны озарились мутным розовым светом, и рядом с алтарём появилась клетка из ларнита.
  - Крев... - прошептала Всемила, стискивая руку Шарны.
  - Забирай его, и убирайся! - рявкнул Т`энк, и тут в траву врезался ещё один луч.
  Не обращая внимания на жрецов, Т`орк метнулся под октаэдр, упал на колени и стал руками разрывать землю.
  - Она подчинила его! - истерично завопила К`ырна, взмахнула рукой, и Крев вывалился из клетки на траву. Жрецы бросились к Т`орку и молниеносно запихнули его на место драга.
  - Убирайтесь! - Обернулся к драгам Т`энк. - Мы больше не желаем иметь дело ни с кем из вас.
  - Почему? - сухо осведомилась Шарна.
  - Спроси у Улича! - выплюнула К`ырна.
  Крев поднялся на ноги и благодарно склонился к руке жены:
  - Спасибо.
  - Где Тени? - Проигнорировав мужа, спросила у жрецов Шарна.
  - В Аразре! - зло сообщил Т`озен.
  - А мои девочки? - воскликнул Крев.
  Жрецы угрожающе зашипели.
  - Убирайтесь, или мы убьём вас!
  - Какие девочки? - не обращая внимания на стронов, спросила Всемила.
  - Дочери Т`инкри и Озарины, - бросил Крев и взял Шарну за руку. - Идём. - Он сделал шаг, но вдруг остановился и посмотрел на жрецов: - Советую вам отпустить Т`инкри и как можно быстрее смыться из Румера. Скоро здесь будет жарко, даже для вас!
  
  Глава 9.
  Улич.
  
  Старейший целитель Избора Мартин сидел в глубоком уютном кресле у камина. На его коленях лежала толстая книга в чёрном переплёте. Он всё собирался открыть её, но никак не мог сосредоточиться на чтение - мысли улетали к внуку. Мартин представлял вернувшегося в Избор Энтони в балахоне монаха, но картинка никак не складывалась. Помимо воли он видел золотые письмена и серое бездушное лицо.
  - Не понимаю, на что надеется Квентин. Даже в овечьей шкуре волк остаётся волком. Зачем он вернулся в Румер? - бормотал себе под нос Мартин. - Жил бы на Земле. Или где-нибудь ещё... - Он отложил книгу и взял со стола блокнот. В сотый раз Мартин перечитал заклинания, пытаясь понять, что с ним не так. - Выглядит внушительно, но я не верю, что оно убивает драга. Бедный Тони... Его жертва бессмысленна. Сколько я смогу это скрывать? - Целитель прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла.
  - Мартин!
  Мартин открыл глаза и с удивлением уставился на мёртвую девушку на руках зятя:
  - Кто это?
  - Эльвира. Невеста Тони.
  - Но она мертва! Бедный мальчик! Как мы скажем ему об этом? - Мартин вскочил и снова сел. - Подожди, Квентин. Какая невеста? Когда он успел?
  - На Земле. - Квентин положил тело Эльвиры на кушетку и пробормотал: - Надеюсь, она оживёт. Тони любит её.
  - Оживёт? Что ты несёшь! - Мартин подошёл к кушетке, склонился над девушкой, всмотрелся в её бледно-синее лицо, провёл пальцем по ободранной шее и строго взглянул на зятя: - Она мертва. Это заявляю я, старейший целитель Избора!
  Квентин хотел объяснить, но тут Эльвира кашлянула, вздохнула, и к ней стала возвращаться жизнь. Мартин, открыв рот, смотрел, как с лица мёртвой девушки исчезает синева, губы краснеют, а ободранная шея заживает на глазах.
  - Кто она, Квентин? - испуганно спросил Мартин. - Кого ты притащил в Избор?
  - Строна-полукровку.
  - Святой Румер...
  Эльвира открыла глаза и села, с удивлением оглядываясь по сторонам.
  - Где я?
  - В Изборе, - поспешно ответил Мартин.
  Эля удовлетворённо кивнула и с опаской спросила:
  - Тони уже повесили?
  - Нет.
  - Я хочу его видеть!
  - Сначала поговори со мной, - вмешался Квентин.
  Эльвира настороженно взглянула на него и улыбнулась:
  - Вы отец Энтони.
  - Да. А это, - Квентин указал на Мартина, - его дедушка.
  - Очень приятно, - вежливо сказала Эльвира, встала и одёрнула короткое красное платье: - Так, где Энтони?
  Отец-настоятель сокрушённо покачал головой:
  - Ты пойдёшь к нему, где бы он ни был?
  - Я пришла в Румер ради него!
  - Энтони снова Тень Аразры.
  Мартин приглушённо охнул и рухнул в кресло, а Эльвира рассердилась:
  - Вот блин! Я гоняюсь за ним из Мира в Мир, а он всё время ускользает от меня. Пора положить этому конец! Как мне попасть в Аразру, господа монахи?
  - Просто иди к нему, - сказал отец-настоятель и устало опустился на кушетку.
  Эля на миг задумалась, потом кивнула и туманной дымкой просочилась в узкое окно.
  - Откуда она взялась? - хмуро спросил Мартин.
  - Она дочь Озарины и Т`инкри.
  - Тогда почему она жива?
  - Крев спрятал их с сестрой в немагическом Мире.
  - У неё есть сестра? - ужаснулся целитель.
  - Да, Мартин. Именно её сестра вернула Тони и Майкла в Аразру.
  Раздался настойчивый стук в дверь.
  - Входи, Ивард, - пригласил Квентин.
  - Хорошо, что Вы здесь, отец-настоятель! У ворот Избора драг! Он требует встречи с Вами! - взволнованно сообщил монах.
  - Уже бегу, - буркнул Квентин и перенесся за ворота монастыря.
  Посреди дороги, уперев руки в бока, стоял молодой мужчина в рваном и грязном джинсовом костюме. Русые волосы стояли дыбом, серые глаза метали молнии, крылья прямого носа дрожали. Крев расправил плечи и грозно потребовал:
  - Верни мне Эльвиру! Я знаю, она здесь! Раймон сказал, что ты забрал её!
  - Ты опоздал, Крев, - невозмутимо сообщил Квентин. - Она ушла в Аразру.
  - Какого чёрта ты отпустил её?! - Драг сжал кулаки и двинулся на отца-настоятеля. - Эльвира ещё дитя! Как ты мог отправить её в эту клоаку?!
  Квентин невольно улыбнулся:
  - Что сделают драги активированной полукровке?
  Крев остановился, растерянно хлопая глазами.
  - Она ожила... - с облегчением выдохнул он, опустился на траву и запричитал: - Мои девочки... Мои ласточки... Они такие наивные и беззащитные... Проклятые строны! Это из-за них мои крошки попали в беду!..
  Квентин окинул драга изумлённым взглядом, сел рядом и потряс его за плечо:
  - Посмотри в Аразру, Крев...
  
  Просторную комнату, обставленную позолоченной мебелью, заливал мягкий лунный свет. Через широко распахнутые окна дул прохладный весенний ветер. Он раскачивал ажурные магические светильники, слегка колыхал тонкие гобелены на стенах и шевелил серые плащи Теней, стоящих возле массивного, обитого толстой парчой дивана.
  Улич сидел на мраморном подоконнике и потягивал вино, его взгляд напряжённо перебегал с Теней на Маргариту. Полукровка с абсолютно прямой спиной восседала на диване. Драг несколько раз пытался заговорить с девушкой, но она отвечала: 'Я жду сестру' и замолкала. Улич рассчитывал подчинить полукровку с помощью любовного заклятия, но после активации чары стали стремительно рушиться. Рита всё меньше обращала внимания на его слова и всё больше думала. Причём мысли её становилось читать труднее и труднее. И, оставив попытки заговорить с Маргаритой, драг пил вино и гадал, чем закончится встреча сестёр. Его беспокоил взрывной характер Эльвиры. Обретя силу полукровки, она могла заметить любовное заклинание и окончательно освободить сестру от его власти. Уличу оставалось надеяться лишь на неопытность Эльвиры.
  Прозрачная дымка пробежала по рукаву драга, опустилась на ковёр, и взорвалась пронзительным криком:
  - Тони! - Эльвира повисла на шее возлюбленного и прижалась к его бесчувственным губам. Оставшийся без ответа поцелуй отрезвил Элю. Она отстранилась от Энтони и вопросительно посмотрела на сестру: - Что с ним?
  - Я сделала его Тенью.
  - Зачем? - Эльвира подошла к сестре и с недоумением уставилась на неё.
  Маргарита покосилась на Улича, встала и заучено произнесла:
  - Энтони и Майкл - универсальное магическое оружие массового поражения. Что-то вроде многоразовой ядерной боеголовки. И это не единственная их функция. Тени способны справиться с любой поставленной перед ними задачей.
  Эльвира озадаченно посмотрела на сестру:
  - Но почему Тони не узнаёт меня?
  - Он лишён воли и чувств.
  - Зачем?
  - А зачем ядерной бомбе собственное мнение? - холодно спросила Маргарита.
  Эльвира отшатнулась:
  - Что с тобой, Рита?
  Маргарита взяла сестру за руку и усадила на диван:
  - Послушай меня, Эля. Уличу грозит смертельная опасность, его могут защитить только Тени.
  - С какой стати ты заботишься о каком-то Уличе? - возмутилась Эльвира.
  - Я люблю его!
  - Любишь?
  - Да! - Маргарита с нежностью посмотрела на драга, и тот, улыбнувшись, отсалютовал ей бокалом.
  - Это он? - Эльвира нахмурилась, с подозрением посмотрела на Улича и категорично заявила: - Он мне не нравится!
  - Эля! - одёрнула сестру Рита.
  - Что, Эля? Ты вступила в сговор с каким-то проходимцем! Что он наговорил тебе? Впрочем, не важно! Пусть вернёт мне Энтони, и до свидания! - Ногти Эльвиры потемнели и вытянулись в чёрные, острые как иглы когти. - Он мой, Улич! - Когтистая рука угрожающе взметнулась и опустилась на диван, распоров толстую парчу.
  - Успокойся, Эля. - Маргарита обняла сестру за плечи. - Тони твой. Как только он убьёт Крева и его жену, Улич отпустит их с Майклом!
  - Так пусть убьёт, и возвращается ко мне! - Эльвира искрой метнулась к Энтони, положила когтистую руку на его плечо и, глухо рыкнув, прижалась к нему всем телом. Она до дрожи, до умопомрачения желала его. - Где этот Крев?
  Рита молчала, тщательно подбирая слова.
  - Видишь ли, Эля. Крев - это наш дядя Костя, - осторожно сказала она. - Он и его жена Шарна хотят убить Улича.
  Эльвира хищно посмотрела на драга и шумно втянула воздух, точно вынюхивая добычу:
  - Тони не будет убивать нашего дядю. Лучше убить Улича.
  Маргарита моментально оказалась возле драга и оскалилась. Длинные клыки исказили её красивое лицо.
  - Не позволю!
  Сёстры, рыча, как львицы, смотрели друг на друга. Их звериные взгляды скрестились, а тела задрожали, изготовившись к прыжку. Улич поёжился и потянулся к рубиновому амулету, намереваясь сбежать из Румера, но тут Эльвира бессильно застонала. Чёрные когти втянулись в пальцы, глаза погасли, став усталыми и больными.
  - Что ты в нём нашла, Рита? - хрипло спросила она. - Он плохой человек. Он забрал Тони и собирается убить нашего дядю.
  Ритины клыки исчезли, и она грустно посмотрела на любовника:
  - Расскажи ей, Улич.
  Драг опустил руку и горестно вздохнул:
  - Мы родились на Земле. Две тысячи лет назад мы, четырнадцать волхвов объединились в общину. Старейшиной был избран Крев, сильный и могущественный маг. Мы жили в уединении и покое. Никто не знал, где находится наша община. Мы появлялись среди людей, когда хотели вмешаться в их дела. Мы помогали людям или обращали ситуацию себе на пользу. Нас боялись и уважали. У нас было всё, о чём мог тогда мечтать человек. И даже больше. Так мы и прожили до самой смерти, но появилась Драго. Она пришла на Землю, спасаясь от преследования родичей, и мы приютили её. Драго была молода и прекрасна. И очень добра. Она многому научила нас... - Улич глотнул вина и нервно провёл рукой по волосам. - Драго доверяла нам, и раскрыла свою тайну. Она была бессмертна. Узнав об этом, Крев потерял покой. Ему тоже захотелось жить вечно. И он нашёл страшный, бесчеловечный способ обрести бессмертие. Цена нашего бессмертия - жизнь Драго! - Улич поник головой и тихо продолжил: - Мы ужаснулись, когда Крев рассказал нам, как поступил с гостьей. И с нами. Мы не хотели такого бессмертия. Мы любили Драго... И все мы, даже его любимая жена Шарна, отвернулись от Крева. Мы отреклись от него, и ушли скитаться по Мирам...
  - Дядя Костя не мог так поступить! - не выдержала Эльвира: - Почему ты поверила ему, Рита?
  - Не перебивай Улича, Эля. Пусть рассказывает дальше. А ты уж сама решишь, верить ему или нет.
  Эля поджала губы:
  - Чтобы он не говорил, это не стоит свободы Энтони!
  - И всё-таки выслушай его! - попросила Рита.
  - Ладно, пусть говорит. - Эльвира села на диван, закинула ногу на ногу, и в её руке появилась пачка сигарет и зажигалка.
  - Так вот, - со скорбью в голосе продолжил драг. - Мы, как цыгане, скитались по Вселенной. Почти тысячу лет мы меняли один Мир на другой, пока не обосновались в Румере. И тут Шарна взбрыкнула. Она, как когда-то её муж, подмяла нас под себя и стала нашим лидером. Именно она начала забирать у румерцев детей и делать их рабами, в которых мы не нуждались. Ей хотелось продемонстрировать Миру и нам своё могущество. Я был против захватнической политики, но Шарна очень сильный маг, и мои родичи подчинились ей. Они предпочли добровольно служить Шарне, не дожидаясь, пока она влезет в их сознание и силой заставит плясать под свою дудку. Думаю, тогда-то Шарна и связалась с Кревом. Она хотела вернуть его и снова сделать нашим старейшиной.
  - И двенадцать бессмертных магов трепетали перед одним? Это смешно! - Эльвира презрительно хмыкнула.
  - Посмотри на них! - Улич указал на Теней. - Это создания Шарны. Никто из нас не желал оказаться на их месте!
  Эльвира бросила молниеносный взгляд на безучастные лица Энтони и Майкла и сердито посмотрела в рысьи глаза драга:
  - Вы могли уйти.
  - Когда ты познакомишься с Шарной, ты поймёшь, почему мы остались, - удручённо покачал головой драг. - Слушай дальше, Эля. Крев не вернулся к Шарне, и эта злобная фурия стала творить страшные вещи. С помощью вешей она развязала в Мире войну, и вот уже тысячу лет спокойный и мирный Румер тонет в крови. Мы ничем не можем помочь румерцам и вынуждены смотреть, как они гибнут, сражаясь друг с другом, а Шарну радует нескончаемая бойня!
  - Почему вы хотя бы не попытались остановить её?! Вы же бессмертны! - гневно воскликнула Эльвира, взмахнув сигаретой.
  - Я искал союзников для борьбы с Шарной, но тщетно. Вешей она видит насквозь, а родичи боятся её, как огня. Мне удалось склонить на свою сторону вашу мать - Озарину. В то время у неё был роман со жрецом стронов Т`инкри и через него она попыталась привлечь на нашу сторону стронов. Но Шарна узнала об этом, и Т`инкри с Озариной были вынуждены бежать из Румера. Шарна не стала преследовать их сама. Она опорочила Т`инкри в глазах его соплеменников, и строны сами расправились с ним. Озарина же досталась подоспевшему Креву. Он отнял у неё детей, то есть вас, а Озарину, кстати, она его родная сестра, отдал в руки Шарне.
  - Шарна убила её? - вспыхнула Эля.
  - Хуже. Она лишила её рассудка и, заковав в ларнит, спрятала где-то в подземельях Аразры!
  - Убью! - прорычала Эльвира.
  - Улич поможет нам разыскать мать, - уверено сказала Рита и тепло посмотрела на сестру.
  - Но это ещё не всё, - тягостно вздохнул Улич. - Расправившись с Озариной и заполучив детей строна и драгны, Шарна и Крев договорились. Крев оживил Т`инкри и заставил служить ему. Т`инкри должен был вырастить вас и погибнуть. А чтобы сделать вас бессмертными, они планировали убить Озарину! А дальше... - Улич кивнул на Энтони и Майкла. - Они - ваши прототипы. Вот будущее, которое уготовили вам Крев и Шарна!..
  
  Крев вскочил:
  - Я убью его!
  - Поздно. - Квентин потянул драга за рукав, заставив сесть. - Твои племянницы поверили ему, и если ты сунешь нос в Аразру, тебя разорвут на части.
  - Но он врёт!
  - У тебя есть надёжное убежище? - насмешливо спросил Квентин.
  - Зачем оно мне! - возмутился Крев. - Я никого не боюсь!
  - Зря. Тебе и Шарне очень скоро придётся хорошенько спрятаться. Улич ещё не сказал Эле главного, - задумчиво произнёс отец-настоятель. Крев недоумённо посмотрел на него. - В общем, если что, Избор открыт для вас с Шарной. Слушай!..
  
  - Потерпев неудачу с Квентином, - продолжал тем временем Улич, - Шарна забрала в Аразру его сына. Я был категорически против. Я видел, что Энтони, объединившись с Квентином, мог бы избавить и нас, и Румер от власти Шарны. Но, к сожалению, Шарна тоже поняла это. Именно поэтому она вела себя с Энтони жёстче, чем с остальными вешами. - Улич виновато взглянул на Святошу: - Мы все видели, как он страдал... Тони ненавидел её, и, зная это, Шарна заставила его любить себя. У меня язык не поворачивается описать вам те мерзости, которым научил её Крев, и которыми она занималась с Энтони. Десять лет она изощрённо глумилась над мальчиком, а он держался, потому что поклялся убить её. - Драг поднял полные боли глаза на Эльвиру: - Шарне не удалось сломить его волю, и тогда она сделала его Тенью. Как она ликовала, глядя в его безжизненные глаза!
  Сигарета истлела. Эля уронила её на пол и стала нервно тереть глаза:
  - Я знала, что он не виновен, - пробормотала она и вскинула голову: - Я отомщу за его страдания! Где эта сука? Я разорву её голыми руками! Освободи его, Рита! Мы убьём Шарну и Крева, и будем счастливы!
  - Это не разумно, Эля, - неожиданно для сестры произнесла Маргарита. - Крев наш дядя, и мы не можем так просто убить его. Сначала нужно попробовать уговорить его оставить Улича в покое...
  - Он никогда не оставит нас в покое, - покачал головой Улич, мысленно скрежеща зубами. - Они с Шарной одержимы злобой и ненавистью. Они успокоятся, лишь убив меня и сделав вас своими рабами! Эля права, мы должны убить их, как можно скорее!
  Почувствовав в Уличе союзника, Эльвира вскочила:
  - Так чего мы ждём? Оживите Теней, и в бой!
  - Согласен, - кивнул драг. - Но для этого не обязательно оживлять Теней. Будет лучше, если они убьют Шарну и Крева такими, как сейчас. Зачем им лишние переживания?
  - Но если Тони хотел отомстить Шарне, он должен насладиться её предсмертными муками! - безапелляционно заявила Эльвира.
  - Тони не строн, Эля. Он изборец, и, убивая Шарну, будет оплакивать её, забыв о страданиях, что она причинила ему.
  Эльвира с удивлением уставилась на драга:
  - Я не понимаю. Он что, простил её?
  - Даже став убийцей, Энтони не перестал быть изборским целителем, а они превыше всего ценят человеческую жизнь, какой бы она ни была.
  Эля переместилась к Энтони и стала задумчиво рассматривать его бесстрастное лицо. Улич напряжённо ждал развязки. Сейчас он, как никогда, был близок к победе над ненавистной Шарной и Кревом. Эльвира погладила Энтони по щеке:
  - Ты даже лучше, чем я думала. - Она обернулась к драгу. - Где они?
  - Постой! - Маргарита подошла к сестре и схватила её за руку. - Я не позволю тебе убить дядю.
  - Почему? - возмутилась Эля. - Ты же сама только что хотела убить его! Мы хотим одного и того же, Рита! Ты - Улича, я - Тони!
  - Но какой ценой?!
  Эльвира часто задышала:
  - Я сама убью их! Пусть их смерть останется на моей совести!
  - Тогда у тебя не будет сестры! - твёрдо сказала Маргарита.
  - Но что же делать? - смешалась Эля. - Я хочу Тони!
  - Как только Крев даст слово не убивать Улича, Энтони будет твоим.
  - Слову Крева нельзя верить! - испуганно воскликнул драг, но Эльвира не услышала его - туманное облако скользнуло по стене Изборского монастыря и упало к ногам Крева.
  Маргарита рванулась было за сестрой, но Улич удержал её:
  - Будем страховать Элю из Аразры! Вмешаемся, если ей будет угрожать опасность!
  Рита повернулась к Теням:
  - Если Крев нападёт на Элю, вы должны немедленно вернуть её в Аразру!..
  
  - Дядя Костя! Дай слово, что ты не тронешь Улича! - крикнула Эльвира.
  - Конечно, ласточка. Даю слово! - быстро сказал Крев и улыбнулся.
  - Спасибо! - Эля бросилась ему на шею и поцеловала в щёку. - Ты самый лучший дядя на свете!
  - Только Энтони ты не получишь, - мрачно произнёс Квентин.
  - Как это? Рита же обещала! Она никогда меня не обманывала! - пылко возразила ему Эльвира.
  Отец-настоятель пожал плечами:
  - Возвращайся в Аразру.
  Эля с тревогой взглянула на Квентина, и облако взметнулся в небо.
  - Зачем ты вмешался? - возмутился Крев.
  - Улич воспользовался тем, что они полукровки. Строн, как правило, питается чужими чувствами, не принимая их близко к сердцу, а твои девочки сами испытывают бурю эмоций. Улич заставил их сострадать ему, и они купились!..
  
  - Он дал слово! - восторженно заявила Эльвира и, обняв Энтони, нетерпеливо посмотрела на сестру: - Освобождайте его скорее!
  Улич в панике взглянул на Маргариту:
  - Не делай глупости! Креву нельзя верить!
  - Почему? - обернулась к нему Рита.
  - Это для вас он был добрым дядей! А он не такой! Разве вы не поняли этого из моего рассказа?!
  - Ты обещала! - Эля прижалась к Энтони. - Дядя дал слово, и ты должна отпустить Тони!
  Кусая губы, Маргарита уставилась в пол.
  - Если ты отпустишь их, я погибну, - с досадой сказал Улич и отвернулся к окну, нашаривая в кармане рубиновый кристалл.
  - Но Крев дал слово! - не унималась Эля.
  - Его слово подобно весеннему снегу. Выглянет солнце, и его уже нет, - чувственно прошептал драг.
  - Рита! Чего он хочет, Рита?!
  - Жить, - выдохнула Маргарита и подняла на сестру затравленный взор: - Я не могу отдать тебе Тони.
  - Да что здесь происходит?! - взревела Эльвира. - Твой Улич сам не знает, чего хочет! Какие доказательства ему нужны?
  Взгляды сестёр вонзились в драга. Улич прерывисто вздохнул и, сжав в кулаке рубиновый кристалл, страстно заговорил:
  - Ты обещала защитить меня, Рита. Ты подчинила Теней, и впервые за две тысячи лет я почувствовал себя в безопасности. Но если Эля не может без Энтони... - Он сделал трагическую паузу. - Освободи его! Пусть хотя бы они будут счастливы. А я... Я достаточно долго жил на свете. Видимо, настал мой смертный час. - Улич подошёл к окну и уставился на звёздное небо.
  На глазах Маргариты заблестели слёзы, и Эльвира вздрогнула: ей хватило бы пальцев одной руки, чтобы пересчитать случаи, когда сестра плакала. Эля отвернулась и тоскливо посмотрела в безразличные серые глаза Энтони:
  - Я обязательно что-нибудь придумаю, Тони. Побудь пока с Ритой. Я скоро вернусь, и все мы будем счастливы.
  И тут глаза Энтони ожили.
  - Эля. Ты жива...
  - Я люблю тебя...
  Их губы встретились. Маргарита закрыла лицо руками и зарыдала, а Улич обернулся, с ужасом взирая на поцелуй Тени и полукровки. Драг лихорадочно перебирал Миры, решая, в какой бежать, но тут руки Энтони упали с плеч Эльвиры, и девушка, обернувшись облаком, растворилась в звёздном небе Румера.
  Улич облегчённо вздохнул, подошёл к рыдающей Маргарите и дрожащими руками прижал её к себе:
  - Мне жаль, что я заставляю тебя страдать.
  Рита вытерла слёзы и с отчаянием спросила:
  - Почему ты не веришь Креву?
  - А почему ты не веришь мне? Я открылся тебе, не побоявшись твоего родства с Кревом, потому что верил, что ты поймёшь меня и поможешь. Моя жизнь в твоих руках, Рита, и ты можешь поступать с ней, как пожелаешь. Но я по-прежнему утверждаю, что верить Креву и Шарне нельзя. И это не пустые слова. Я знаю эту парочку больше двух тысяч лет!
  - Не могу поверить, что дядя Костя хочет чьей-то смерти.
  - Но у костра ты поверила мне. Ты пошла со мной, и ради моей безопасности ты вернула в Аразру Теней. Неужели ты не поняла, что я собираюсь убить Крева?
  - Я думала, что сумею помирить вас.
  Улич надрывно рассмеялся и поцеловал её в щёку:
  - Ты потрясающе наивна, Рита. Легче погасить звёзды на небе, чем помирить нас с Кревом.
  - Но почему?
  - Крев с лёгкостью даёт обещания, и с такой же лёгкостью нарушает их. Вспомни Драго. Он обещал ей защиту, а сам убил её. Я не так глуп, чтобы верить его словам.
  - Но что же нам делать?
  - Ты стоишь перед выбором, Марго. Или я, или Крев! Решайся, любовь моя! Пока ты раздумываешь, страдают все: и мы, и Эля, и Тони.
  - Я не могу выбирать, не поговорив с дядей.
  Улич побледнел, как полотно, но заставил губы растянуться в печальной, всепонимающей улыбке:
  - Иди, любовь моя. - Он запечатлел на её губах долгий прощальный поцелуй и тяжело опустился на диван.
  - Охраняёте его, как меня! - приказала Теням Рита и, бросив беспокойный взгляд на любовника, лёгким облачком выскользнула в окно.
  
  - Пойду-ка я домой. - Крев панибратски хлопнул Квентина по плечу: - Присмотри за будущей невесткой, Квен.
  - Не выпендривайся! - не остался в долгу Квентин. - Я вижу тебя насквозь, сват: ты переживаешь за Элю, но встреча с Марго необходима. Посмотри на неё внимательно. С ней явно что-то не так. Попробуй убедить её расстаться с Уличем и освободить Теней. А Элю я успокою.
  - Спасибо, Квен, - вздохнул Крев и исчез.
  - Ты превосходный маг, сват, но в отношениях с людьми - полный профан. Остаётся надеяться, что твой 'дипломатизм' не сделает ситуацию хуже, чем она есть, - проворчал Квентин и поднялся на ноги.
  
  Глава 10.
  Пат.
  
  Крев и Маргарита появились на Земле одновременно. Шарна и Всемила уже восстановили деревенский дом Крева, и от битвы со стронами не осталось следа.
  - Здравствуй, - неуверенно произнесла Маргарита и осторожно обняла дядю.
  - Хорошо, что ты пришла, ласточка моя. - Крев поцеловал её в щёку. - Я боялся, что этот мерзавец окончательно запудрил тебе мозги.
  Рита отшатнулась:
  - Почему ты ненавидишь его?
  - А за что мне его любить? Он издевается над тобой и Элей! С чего ты вообще взялась помогать ему? Он всю жизнь мечтал быть вождём драгов, да силёнок не хватало! Кишка у него тонка, играть против меня и Шарны! Улич трус! Он прикрывается тобой, чтобы связать мне руки! Как тебя угораздило познакомиться с ним?
  - Мы встретились в Румере. Он разбудил во мне магию, рассказал о том, что тебя и Т`инкри захватили строны и поведал свою печальную историю. Мне захотелось помочь ему...
  - Ну, почему ты не влюбилась в кого-нибудь более подходящего, как, например, твоя сестра? Они с Энтони замечательная пара! Почему ты не обратила внимания на Майкла?! Я специально поселил их рядом с вами, в надежде, что вы познакомитесь и полюбите друг друга!
  Маргарита болезненно поморщилась:
  - Так это ты подсунул нам Теней?
  - А кто же ещё! Мы с Т`инкри пришли к выводу, что Тени - идеальная партия для таких магов, как вы! Шарна сделала нам царский подарок, приведя их на Землю! А твой Улич!.. Он всё испортил! Он натравил на нас стронов! Из-за него я двое суток просидел в ларнитовой клетке! А твой отец, между прочим, до сих пор умирает в Кианте! Я в бешенстве, Рита! Я не могу вытащить его из-под носа жрецов! А ты, вместо того, чтобы спасать родного отца, спишь с его убийцей! - Крев стукнул кулаком по столу, и дубовая столешница треснула. - Немедленно отпусти Теней, забери Элю, и марш домой, в Москву! У нас мало времени. Энтони и Майкл должны освободить Т`инкри, пока он не умер! И выброси Улича из головы! Это блажь! Я найду тебе другого мужчину!
  - Всё понятно! - с трудом сдерживая ярость, произнесла Маргарита, превратилась в облачко, и оно растаяло на глазах драга.
  - Ты идиот, Крев. - Шарна вошла в комнату и остановилась перед мужем. - Ты представляешь, что натворил?
  - А что я такого сказал? Она должна меня слушаться! Я старше и умнее! - брызжа слюной, заорал Крев. - Мала ещё, чтобы собственное мнение иметь!
  - Возраст не показатель мудрости! - сухо заметила Шарна. - Пожалуй, я заберу Всемилу и воспользуюсь приглашением Квентина. В Изборе мне будет безопаснее, чем с тобой.
  - Марго не посмеет поднять на меня руку!
  - До твоего пламенного выступления я тоже была уверена в этом. Но теперь, не удивлюсь, если нас придут убивать сразу и Тени, и полукровки. Ты вчистую проиграл этот раунд Уличу! Так пойдёшь в Избор или останешься умирать?
  - Да как ты смеешь?!
  - Прощай, Крев... - Шарна скорбно вздохнула и крикнула: - Мила! Мы уходим в Избор!
  Драг рухнул на стул, пытаясь сообразить, что он сделал не так, но ошибки в своих действиях не нашел.
  - Марго не за что убивать меня. Скорее я должен отшлёпать её за эту дурацкую выходку! Знаешь, Шарна... - начал он и осёкся: Шарна и Мила стояли у ворот Избора. - Трусиха! Эля и Рита любят меня!
  
  Улич страшился взглянуть на Землю, и те минуты, что Маргарита провела в доме дяди, стали самыми тяжёлыми в его длинной жизни. Разговор Риты с Кревом мог перечеркнуть все его планы и оказаться роковым. Улич едва не подпрыгнул от радости, когда появившаяся из облачка Маргарита бросилась к нему со словами:
  - Ты был прав!
  Драг заключил полукровку в объятья и осыпал её лицо и шею ликующими поцелуями.
  - Я люблю тебя, - шептал он, крепко прижимая к себе девушку, словно боясь, что она превратиться в облачко и исчезнет. - Я сходил с ума от беспокойства. Ты для меня дороже жизни.
  Ласки возлюбленного затушили ярость, клокотавшую в Маргарите, и, забыв о Креве, она отдалась чувствам. Улич хотел было завести разговор о Тенях, но полукровка жаждала любви, и он не посмел отказать ей. Прислушиваясь к желаниям Маргариты, драг нежно провёл пальцами по её шее, коснулся губами мочки уха, и девушка затрепетала от возбуждения. Меховая пелерина упала на пол. Руки Улича заскользили по Ритиной спине, нащупывая застёжки плотного шерстяного платья. Расстегивая многочисленные крючки, драг с вожделением смотрел на бесстрастные лица Теней: он жаждал их, а не Маргариту. Однако от любовной игры с полукровкой зависело его будущее, и Улич старательно изображал чувственного и нежного любовника. Драг едва дождался, пока умиротворённая Маргарита удобно устроится на его плече, и проникновенно вымолвил:
  - Как я не хочу терять тебя, любимая.
  - Ты не потеряешь меня... - расслабленно протянула Рита и погладила его по животу.
  - Но твой дядя не позволит нам пожениться.
  Маргарита села и решительно произнесла:
  - После того, что он наговорил мне - знать его не желаю! Самовлюблённый ханжа!
  Рысьи глаза Улича алчно сверкнули:
  - Значит, ты прикажешь Теням убить его?
  - Не знаю, - зевнула Рита и снова прижалась к любовнику. - Мне не просто решиться на это, милый. Я очень устала и не способна мыслить здраво. Давай поспим. Утро вечера мудренее.
  - Конечно, родная. - Драг заботливо укрыл её одеялом и поцеловал в щёку. - Спи, ангел мой.
  Маргарита уснула, а Улич ещё долго смотрел на Теней, представляя, как они жестоко и медленно убивают Крева и Шарну.
  
  Весть о появлении Шарны и Всемилы у ворот монастыря разнеслась по Избору в мановение ока. На стенах появились боевые монахи, а площадь перед храмом Святого Румера заполнилась народом. Квентин прошёл через молчаливую, настороженную толпу и переместился за ворота.
  - Если ты пришла в Избор, значит дело совсем плохо, - мрачно сказал он Шарне.
  - Крев в своём репертуаре, - раздражённо произнесла драгна. - Вместо того чтобы по-человечески поговорить с девочкой и выяснить, что с ней не так, он отчитал её и приказал вернуться домой. Марго ушла в Аразру снедаемая яростью, и теперь, в пику дяде, вцепится в Улича и станет его верной союзницей. Эльвира пойдёт за сестрой, и через пару дней, Тени и полукровки возведут Улича на императорский престол Румера.
  - Я приглашаю вас в Избор, - официальным тоном произнёс Квентин и тихо добавил: - Вы могли бы переместиться прямо в мои покои, не поднимая шума. Я же ясно сказал об этом Креву.
  - Я не Крев. Твоя жена умирает, и, боюсь, моё появление в Изборе ускорит её конец. Ты действительно приглашаешь меня, Квентин?
  Отец-настоятель с удивлением посмотрел на драгну:
  - Ты изменилась, Шарна. - Он толкнул створу ворот. - Прошу.
  Всемила придвинулась ближе к госпоже:
  - Может, спрячемся где-нибудь в другом месте?
  Квентин с жалостью посмотрел на Милу, взял её за руку и ввёл в ворота. Шарна вошла следом. Изборцы исподлобья смотрели на драгн и молчали. Отец-настоятель выступил вперёд и громко произнёс:
  - Улич захватил Теней! Он собирается узурпировать власть в Румере! Строны не смогут остановить его! Монастыри окажутся в осаде! В этой ситуации мы рады любому союзнику! Шарна и Всемила на нашей стороне! Они гости Святого Румера! Любой, кто поднимет на них руку, будет казнён, как изменник! Деннис! Рихард! Устройте драгн в гостинице! Мне нужно отлучиться! - Квентин ободряюще улыбнулся Всемиле, подмигнул Шарне и исчез.
  Деннис и Рихард приблизились к драгнам и церемонно поклонились.
  - Следуйте за нами, - ровным тоном произнёс Рихард и сквозь толпу двинулся к гостинице.
  Шарна и Всемила шли за ним, ощущая на себе недоумённые, испуганные, злые и восхищённые взгляды. До них доносился приглушённый шепот: изборцы обсуждали решение отца-настоятеля.
  Советники Квентина устроили драгн в лучшем номере гостиницы и поспешно удалились. Мила опустилась на застеленную тонким льняным покрывалом кровать и жалобно посмотрела на Шарну:
  - Ты слышала их разговоры? Они убьют нас.
  - Каким образом? - насмешливо поинтересовалась Шарна.
  - Не знаю, но у некоторых был такой вид, словно они знают, как убить драга.
  - Сейчас главная угроза - полукровки Улича. В Избор они не войдут, так что, спи спокойно, Мила. А уж от монахов я тебя как-нибудь защищу.
  Всемила послушно разделась, забралась под одеяло и мгновенно уснула, а Шарна встряхнула волосами, отгоняя сон, и стала искать Квентина...
  
  Отец-настоятель перенёсся на юг Восточного материка, в сосновые леса, окружающие Габ. Он подошёл к высокой раскидистой сосне на краю обрыва, костяшками пальцев постучал по тёмно-коричневой коре и поднял голову. Раздался тихий шорох, и на толстую ветку прыгнула рыжевато-бурая рысь. Длинные кисточки на ушах вздрагивали, а жёлто-карие глаза с продольными зрачками укоризненно смотрели на отца-настоятеля, словно говоря: 'Зачем ты побеспокоил меня?'
  - Извини, что нарушил твоё уединение. Но друзья нуждаются в тебе. - Квентин тихо свистнул, и к сосне, с заливистым лаем, подбежали Белка и Рыжик.
  Эльвира спрыгнула на землю и обняла собак за мохнатые шеи:
  - Милые мои... Простите, что бросила вас. - Девушка уткнулась в загривок Рыжика. - Как здорово, что вы снова со мной. Мне ужасно одиноко... - Она подняла глаза на отца-настоятеля: - Спасибо Вам.
  Квентин погладил Белку по белоснежной спине и доброжелательно улыбнулся:
  - У вас с Ритой замечательные животные.
  - Только уж больно непослушные, - улыбнулась в ответ Эля. - Мы с Ритой никогда не могли справиться с ними.
  - Странно слышать это из уст строна-полукровки.
  - Но мы же не знали, кто мы такие, - грустно сказала Эльвира. - Зато теперь я поняла, почему деда, то есть отца, они слушались беспрекословно.
  Отец-настоятель присел на корточки рядом с девушкой:
  - Я осмотрел Белку. Она не безнадёжна. Изборские целители вполне могут вернуть ей зрение.
  - Правда? - обрадовалась Эльвира. - Рита будет счастлива, хотя... - Она отвернулась и сглотнула подступивший к горлу комок: - Ей сейчас не до Белки. Я не понимаю, что с ней. Она не думает ни о ком, кроме Улича.
  - Рита любит его. Но и тебя она любит не меньше. Твоя сестра разрывается между вами. Она ищет компромисс, и не может найти его.
  - Как ей помочь?
  - Давай подумаем вместе. Но не здесь. Я приглашаю тебя в Избор.
  - Даже не знаю... - Эльвира прислонилась к сосне и посмотрела на плещущиеся под обрывом волны.
  - Что тебя смущает?
  - Не знаю, могу ли я доверять вам. Почему вы бросили сына? Если б у меня был ребёнок, я дралась бы за него до смерти и никому не позволила бы отнять его!
  Квентин опустился на песок и, глядя на беспокойное море, заговорил:
  - Все мои дети и внешностью, и характером пошли в Ирен. Они милые и добрые люди, хорошие маги, но ни в одном из них нет того, что есть в Энтони. Тони такой же, как я. Он мог бы стать следующим отцом-настоятелем Избора, а, значит, и главой всех монастырей Румера. Однако этого не случится. Я всегда знал об этом. Когда Тони родился, меня посетило видение, а мои видения всегда сбываются. - Он замолчал.
  - И что Вы видели? - не выдержала Эльвира.
  - Это трудно описать, Эля. Моего сына ждёт необычная судьба. И твоё появление тому подтверждение. Ты живая строн-полукровка. Тебя не должно было быть. Но ты есть, и мой сын любит тебя.
  - Я Вам не нравлюсь?
  - Нравишься. Но строны-полукровки - тайна за семью печатями. Никто, кроме жрецов, не знает, на что они способны. Но если строны убивают их ещё в чреве матери, значит, это очень опасные существа. Возможно, полукровки опасны лишь для самих стронов, а может, они несут в себе нечто такое, что представляет угрозу всем жителям Мира.
  - Вы считаете, что я опасна для Энтони? - растерянно спросила Эля. - Но я люблю его!
  - За Энтони я спокоен, но, кроме сына, я в ответе за весь этот Мир. Любой, живущий в Румере, вправе рассчитывать на мою помощь и защиту.
  - Но я никому не угрожаю!
  - Вижу, иначе не позвал бы тебя в Избор.
  - Как мне узнать, кто я есть? - Эльвира сползла на песок. Белка и Рыжик положили печальные морды на её колени. Они, как и Квентин, чувствовали, что силы Эли на исходе. Несмотря на то, что на площади Рантара полукровка до отвала наелась эмоций румерцев, её строновской части снова нужна была подпитка - тяжёлый разговор с сестрой и расставание с Энтони истощили её. Эльвира-строн хотела к людям, а Эльвира-драг жаждала остаться в одиночестве, чтобы оплакать потерю родича. Квентин знал, что строн возобладает над драгом, и ему оставалось лишь ждать, когда это произойдёт.
  - Со временем ты разберёшься в себе, - по-отечески мягко произнёс он. - И Энтони поможет тебе.
  - Расскажите мне о нем, - слабым голосом попросила Эля и положила ладони на загривки собак.
  Отец-настоятель согласно кивнул, и Эльвира, прикрыв глаза, приготовилась слушать...
  
  Шарна оторвала взгляд от лица Эльвиры и встала:
  - Прошу!
  Дверь отворилась, и в комнату вступили четверо боевых монахов. Шарна взглянула в их решительные лица и усмехнулась:
  - А как же законы гостеприимства?
  - Любой драг - наш враг! - провозгласил стоящий впереди изборец, и боевые монахи начали хором читать заклинание Энтони и Майкла.
  Несколько секунд Шарна с интересом слушала их, а потом спросила:
  - Что за чушь?
  Один за другим изборцы замолчали и растерянно переглянулись.
  - Так что это за чушь? Отвечайте! - властно приказала драгна, и один из монахов смущённо произнёс:
  - Это заклинание должно быть смертельным для драга.
  - Оно смертельно для вас, ребята! Где вы его раскопали? Последний раз я слышала его на Земле, две тысячи лет назад. Оно слишком длинное, жертва умирает долго, и, к тому же, хороший маг вполне может нейтрализовать его. Так, откуда оно у вас?
  - Его принесли Тени. Они утверждали, что с его помощью убили Гарко и Квету.
   Шарна мысленно поискала родичей и, обнаружив их в Аразре живыми и здоровыми, нахмурилась. Квентин не мог не понять, что это заклинание - фикция, а значит, сознательно прикрывал Энтони и Майкла. Драгне не хотелось нарушать планы отца-настоятеля, и она задумчиво сморщила лоб:
  - Может, сказанное устами Теней заклятие и приобретает силу, необходимую для убийства бессмертного...
  - А мне кажется, Тени обманули нас, - возразил ей монах.
  - Зачем им обманывать вас?
  - Ну, не знаю... Их появление в Изборе выглядело странным.
  - Их появление в Изборе было логичным. Где ещё они могли спрятаться от гнева драгов? - мягко улыбнулась Шарна и строго добавила: - Расскажите о своём поступке Квентину!
  - Ты нам не указ!
  Шарна пожала плечами:
  - Тогда я сама расскажу отцу-настоятелю о вашем эксперименте.
  - Он тебе не поверит!
  - Квентин разберётся, - очаровательно улыбнулась драгна.
  Монахи исчезли, и Всемила высунула голову из-под одеяла:
  - Я же говорила: нас убьют.
  - Но не убили же, - хмыкнула Шарна и присела на кровать. - Спи, детка. Я ещё не закончила свои дела. - Она погладила Милу по щеке и снова посмотрела на Квентина и Эльвиру...
  
  - ...Ирен так и не оправилась от потери сына, и даже рождение Денизы не помогло ей. Мою жену поедают собственные страдания. Боюсь, она не доживёт до встречи с Тони...
  - А я могу увидеть её? - неожиданно для себя встрепенулась Эля.
  - Конечно. - Квентин протянул ей руку. - Идём.
  Эльвира вложила ладонь в руку отца-настоятеля, и они оказались в спальне Ирен. Несмотря на глубокую ночь, женщина не спала. Она неподвижно лежала на кровати, бессмысленно глядя в потолок. Появление мужа и незнакомой девушки оставило её равнодушной. Квентин подошёл к жене и взял её за руку:
  - Я привёл невесту Тони.
  - Мой мальчик... - прошептала Ирен, и по её щекам побежали слёзы.
  Ноздри Эли дрогнули. Она жадно втянула пропитанный благовониями и безысходным отчаянием воздух и хрипло вымолвила:
  - Я - Эльвира. Я люблю Вашего сына. - Больше она не смогла произнести ни слова. Как сухая земля воду, Эля впитывала страдания Ирен. Она шаг за шагом приближалась к постели, и лицо женщины стало обретать осмысленное выражение.
  Квентин удивлённо приподнял брови: полукровка, как бешеная, пожирала душевную боль его жены. Эльвира съела эмоции, витающие в воздухе, и ринулась в голову Ирен. Полукровка облизывала её сознание, как собака миску, и поражённый болезнью мозг восстанавливался. Отец-настоятель не верил своим глазам - безнадёжно больная Ирен выздоравливала. И вот уже мозг здоров, а Эльвира всё продолжала есть. Она уже не вылизывала, а грызла сознание Ирен, неся ей покой и забвение. Квентин вскочил, загородил собой жену и громовым голосом приказал:
  - Остановись!
  Эльвира вздрогнула, потрясла головой и сыто улыбнулась:
  - Спать хочу.
  - Я отведу тебя в гостиницу, девочка.
  - Угу. - Эля оперлась на его руку и маслеными глазами посмотрела на Ирен. - Я была счастлива познакомиться с Вами.
  Ирен села и удивлённо посмотрела на мужа:
  - Кто это, Квентин?
  - Сейчас я вернусь, Ирен. - Отец-настоятель до боли сжал запястье Эли: - Идём. - Он перенёс девушку в гостиницу, уложил в постель, накрыл одеялом и тихо свистнул.
  В комнате появились Белка и Рыжик. Собаки прыгнули на кровать и смирно улеглись по бокам от Эльвиры. Девушка вяло посмотрела на них:
  - Мои хорошие...
  - Спи! - скомандовал Квентин.
  - Ага, - буркнула Эля и закрыла глаза.
  Убедившись, что полукровка заснула, отец-настоятель вернулся в спальню жены. Комнату заполнял свежий ночной воздух. Ирен в шёлковом пеньюаре сидела у зеркала и расчёсывала длинные тёмные волосы. Глаза Квентина заблестели, он с любовью посмотрел на жену, и та, уронив расчёску, бросилась в его объятья...
  
  Шарна смотрела на спящую Эльвиру и размышляла: 'Она не понимает, что делает и на что способна. Поэтому не смогла остановиться. Сможет ли она контролировать аппетит, когда осознает свою природу?' Драгна вытерла вспотевший лоб и судорожно выдохнула:
  - Удивительный маг. Интересно на что ещё они способны? - Шарна посмотрела в Аразру: Маргарита и Улич сладко спали в объятьях друг друга. Тени охраняли их сон. - Пожалуй, и мне нужно вздремнуть. - Драгна разделась и осторожно, чтобы не разбудить Всемилу, легла в постель.
  Мила заворочалась во сне, прижалась к Шарне и уткнулась носом в её плечо:
  - Ты закончила свои дела? - сонно пробормотала она.
  - Спи. - Шарна обняла её и закрыла глаза. - Завтра будет тяжёлый день.
  
  Глава 11.
  Завтрак полукровки.
  
  Рыжик завозился, спрыгнул с кровати и стал скрести лапой дверь.
  - Ещё пять минут! - Эльвира натянула на голову одеяло, но пёс был настроен решительно, и гостиничный номер огласился заливистым лаем. Эля схватила подушку и запустила её в Рыжика. - Да встаю я, встаю! - Она, наконец, открыла глаза, и вспомнила, где находится. - Не ори, Рыжий, мы в монастыре! - рявкнула она и зажала рот ладонью. - А где Белка? - Собака Риты тихо скулила и потрусила к двери. - Я сейчас, Белочка, держись! Нельзя писать в гостях! - Эльвира пулей слетела с кровати, с сомнением посмотрела на мятое и откровенное платье. - Не удобно-то как... А, ладно! Сами виноваты! - Она оделась и решительно распахнула дверь: - Гулять!
  Собаки рванули в коридор и понеслись к лестнице. Эля гордо вскинула голову и поплыла следом. Ходить на десятисантиметровых каблуках было ужасно неудобно, но разгуливать перед монахами босиком показалось ей верхом неприличия. Эльвира почти дошла до лестницы, когда дверь одного из номеров распахнулась, и в коридор вышла красивая женщина в золотых одеждах. Она улыбнулась Эле и доброжелательно произнесла:
  - Сегодня прохладно. Вам нужно одеться потеплее.
  - У меня нет другой одежды, - развела руками Эльвира.
  - Это поправимо, - мягко сказала незнакомка, и на Эле появились кроссовки, джинсы и тёплый свитер.
  - Спасибо.
  - Пустяки, - усмехнулась женщина. - Кстати, меня зовут Шарна.
  - Шарна? - Эльвира отступила и настороженно спросила: - Та самая драгна?
  - Да.
  - Убью... - прошипела Эля и осеклась, вспомнив об Энтони: 'Он простил её. И я не буду мстить'. Ненависть ушла так же неожиданно, как и появилась. Эльвира спокойно смотрела на драгну, больше не желая ей смерти. Но всё же одна мысль не давала девушке покоя. - Почему Вы в Изборе? - спросила она.
  - Я гостья Квентина.
  - А... - с умным видом протянула Эля. - Я пошла. - Она кивнула Шарне и помчалась к лестнице, ворча себе под нос: - Ничего не понимаю. Как она может быть гостьей Квентина? Она же украла его сына! - Эльвира выскочила на улицу и остановилась.
  Изборский монастырь походил скорее на маленький, уютный город, чем на мрачную обитель, как представлялось Эле. По мощёной мостовой, мимо добротных, сложенных из белых камней домов, вприпрыжку бежали мальчики и девочки в серых балахонах, степенно шли мужчины в тёмно-серых плащах с капюшонами. Скромно одетые пожилые женщины гуляли с детьми, молодые изборки спешили с корзинами за покупками. Прохожие доброжелательно кивали Эльвире, но в их взглядах она чувствовала настороженность. Сначала Эля стало обидно, но, вспомнив ночной разговор с Квентином, она с затаённой грустью подумала: 'Всё правильно. Я же полукровка, и они не знают, как вести себя со мной'. Эля поискала глазами Белку и Рыжика, но их нигде не было.
  - Этого ещё не хватало, - проворчала она и заорала: - Рыжий! Белка! А ну, идите сюда!
  Рыжик молнией вылетел из-за угла и метнулся ей под ноги, а через минуту из-за поворота выскочила Белка, и тут же столкнулась с чернобородым монахом. Изборец приветливо улыбнулся собаке, погладил её по белоснежной шерсти и шагнул в сторону, освобождая дорогу. Но полуслепая Белка закружилась на месте, не понимая, куда идти.
  - Белка! - крикнула Эля, и та с визгливым лаем бросилась к девушке.
  Сообразив, что животное плохо видит, изборцы предусмотрительно отступали с её пути, и Эльвира почувствовала к ним симпатию. Тем временем Белка подбежала к ней и села рядом с Рыжиком. Полукровка скрестила руки на груди и с умилением посмотрела на сладкую парочку:
  - Ради этого стоило стать строном! - Она победно взглянула на Рыжика: - За мной!
  Эля прошла через рыночную площадь, постояла перед храмом Святого Румера, любуясь цветными витражами и островерхими посеребренными башнями, и направилась к большому пятиэтажному зданию, окружённому парком. Ступив на аллею, она скомандовала: 'Гулять!', и Рыжик с Белкой понеслись по газону. В парке было пустынно. Эльвира брела по дубовой аллее мимо скамеек и скульптур, размышляя о своём туманном будущем. 'Я верну Энтони, а дальше? Где мы будем жить? Он маг, и вряд ли захочет поселиться на Земле. А в Румере он вне закона. Патрик горел ненавистью, рассказывая о нём. А Квентин... Да что, Квентин! Он его отец'.
  Эля вышла на широкую площадку, усыпанную белым гравием. В центре, прямо из земли, в небо вздымались разноцветные струи воды, превращаясь в искристую радугу.
  - Магия, - улыбнулась Эльвира и обернулась, почувствовав чей-то взгляд: на скамейке, у края площадки, сидел молодой мужчина в сером балахоне. Он с ненавистью смотрел на девушку, и Элю, как магнитом потянуло к нему. Растянув губы в дружелюбной улыбке, она приблизилась к изборцу и добродушно произнесла: - Доброе утро. Давайте знакомиться. Меня зовут Эля.
  - Знаю, - буркнул монах и уткнулся в книгу.
  Эльвира усмехнулась и села рядом:
  - А Вас как зовут?
  - Ян, - неохотно ответил монах и перевернул страницу.
  - Что Вы читаете, Ян?
  - Книгу.
  - Какую? - Эльвира чувствовала, что молодой человек вот-вот взорвется, и нарочно злила его. Она жаждала узнать, за что незнакомый монах ненавидит её.
  - А Вам-то что за дело? - огрызнулся Ян.
  Эльвира не обратила внимания на грубость. Продолжая улыбаться, она состроила наивное лицо и доверительно сообщила:
  - Меня привёл в Избор Квентин, но он занят, а мне ужасно одиноко. Я здесь совсем никого не знаю. Поговорите со мной.
  - Я тоже занят! - Ян захлопнул книгу и встал.
  Эльвира схватила его за руку:
  - Поговорите со мной, что Вам стоит?
  Ян брезгливо выдернул руку и прошипел:
  - Не прикасайся ко мне, шлюха!
  Эльвира удивлённо захлопала ресницами:
  - В моём мире монахи не позволяют себе подобных выражений.
  - Вот и убирайся в свой Мир!
  - За что Вы ненавидите меня? - продолжая изображать удивление, спросила Эля.
  - Поищи другого собеседника! - сквозь зубы процедил монах.
  - Но я хочу поговорить с Вами! Мне интересно, откуда у Вас такая ненависть ко мне? Мы ведь не знакомы! - Эльвира встала и с вызовом посмотрела на него: - Вы не уйдёте, пока не расскажете всё, что я хочу знать!
  Лицо Яна исказила ярость:
  - Ты смеешь угрожать мне в стенах Избора?
  - Я заставлю тебя говорить! - прорычала Эльвира и поймала его взгляд.
  - Мерзавка! - Ян выстроил щит, но против полукровки он оказался бессилен. Эльвира стремительно вторглась в сознание изборца, и он против воли заговорил: - Я ненавижу тебя, потому что ты - подстилка Тени! Да ещё полукровка! Такая же кровожадная тварь, как твой ненаглядный Тони! Квентин зря воскресил тебя! Лучше бы он закопал тебя поглубже! Строны правы: таких, как ты, нужно истреблять! Вас всех нужно уничтожить! И ты, и Тени - раковая опухоль на теле Румера!..
  - Хватит переливать из пустого в порожнее! Скажи конкретно, что я тебе сделала?
  - Ничего! А вот твои Тени убили моих друзей и чуть не прикончили меня!
  - Просто так?
  Ян болезненно поморщился - ему ужасно не хотелось говорить правду.
  - Мы собирались отомстить им за гибель Хатпура... - зло выплюнул он.
  - Ты пытался убить моего Тони?!
  Монах сжал кулаки и взвыл:
  - Ненавижу!..
  Ноздри Эльвиры затрепетали, рот исказился в животном оскале, и полукровка яростно вгрызлась в сознание Яна, пожирая его ненависть.
  - Это за Тони, - прошептала она.
  Ян упал на колени и схватился за голову. Адская боль раздирала его череп, а горло ссохлось, и он не мог даже кричать. Внезапно резкий шквал ветра сбил Эльвиру с ног, и она упала, утратив контроль над сознанием изборца. Ян покачнулся и кулем рухнул на гравий.
  Увидев склонившуюся над ней Шарну, Эля скрипнула зубами:
  - Пусти! Я убью его!
  - Будешь убивать каждого, кто хочет смерти Энтони? - сердито спросила драгна.
  - Да!
  - Тогда тебе придётся перебить подавляющее большинство румерцев.
  - Я и тебя убью! - Эля дёрнулась, но Шарна навалилась на неё и прижала к земле.
  - Не отпущу, пока ты не успокоишься.
  - Да кто ты такая, чтобы указывать мне?
  - Твоя тётя.
  Эльвира замерла от неожиданности.
  - А ведь ты права, - чуть спокойнее сказала она и нахмурилась: - Но вы с Кревом давно не живёте вместе.
  - Откуда ты знаешь? - хитро улыбнулась Шарна.
  - Я тебя никогда не видела.
  - Я тебя тоже.
  Эля помолчала:
  - Ты всё равно не можешь указывать мне, что делать.
  - За убийство изборца тебя казнят, и никакой Квентин не поможет!
  Эльвира обдумала услышанное и ворчливо сказала:
  - Ладно, я не буду убивать в Изборе.
  - А вне Избора? - усмехнулась Шарна.
  - Видно будет.
  - Как ты ещё молода и глупа. - Драгна встала, протянула Эле руку и помогла подняться.
  Рядом с женщинами появился Квентин.
  - Доброе утро, дамы. - Он улыбнулся Эльвире и поцеловал Шарне руку. Эля покраснела, а драгна царственно кивнула отцу-настоятелю:
  - Никто не видел, что здесь произошло.
  - Но я-то здесь, - подмигнул ей Квентин. - Вы очень беспокойные гостьи.
  - Я очень извиняюсь, - покосившись на бесчувственного Яна, пролепетала Эльвира. - Не знаю, что на меня нашло...
  - Пустое. - Отец-настоятель поднял руку, приказывая ей замолчать.
  - Ты не осознаёшь своей силы, Эля, поэтому не можешь её контролировать, - сухо заметила Шарна и посмотрела на Квентина: - Нужно срочно объяснить ей, что к чему, пока она кого-нибудь случайно не убила.
  - Вот и займись этим, - предложил ей Квентин.
  - Но о полукровках почти ничего неизвестно.
  - Кое-что ты уже знаешь.
  Шарна и Квентин оценивающе посмотрели на Эльвиру, и она поёжилась под их взглядами:
  - Что со мной не так?
  - Вчера ты вылечила Ирен, а ведь даже я не мог справиться с её недугом.
  - Но это же хорошо! - воспряла духом Эля.
  - Хорошо, - согласно кивнула Шарна и добавила: - Но если бы Квентин не остановил тебя, Ирен была бы мертва.
  Эльвира вопросительно взглянула на отца-настоятеля:
  - Это правда?
  - Правда, - вздохнул Квентин и указал на Яна: - С ним ты поступила точно так же.
  - Как?!
  Шарна и Квентин переглянулись.
  - Ты хотела убить его, - жёстко сказала драгна. - И чисто интуитивно выбрала самый приемлемый для полукровки способ - убить на ментальном уровне.
  - Всё равно не понимаю, - замотала головой Эльвира.
  - Ты пыталась разрушить его мозг магией.
  - Но я не колдовала!
  - Ещё как колдовала! Ян не хотел разговаривать с тобой, но ты заставила его сказать правду, а когда она тебе не понравилась, решила убить его.
  Эльвира нервно сглотнула. Она представила, как, под неистовые крики Яна, распиливает его череп, берёт в руки мозг и впивается в него зубами. А Ян продолжает кричать, сдабривая её обед соусом из собственных эмоций. Ноздри Эльвиры невольно вздрогнули, уголки губ поползли вверх.
  - Сейчас ты думаешь, как строн, - сказал Квентин.
  Эля поджала губы:
  - Он хотел убить Энтони!
  - Половина Румера хочет убить Энтони, - пожала плечами Шарна.
  - Никто не смеет посягать на жизнь моего Тони! - взвилась Эля. - Он мой будущий муж! Он наш родственник, Шарна!
  - А теперь ты говоришь, как драг, - улыбнулся Квентин.
  - К чему вы клоните?
  - Ты должна взять себя в руки, Эля, - строго сказала Шарна. - Ты влюбилась в Энтони и, почувствовав, что он тоже влюблён в тебя, стала рассматривать его, как своего мужа.
  - Ну и что?
  - Драги намертво связанны между собой. Мы не можем жить друг без друга. Мы - одна семья! Самое страшное наказание для драга - лишиться семьи. Поэтому, как драг, ты крайне болезненно реагируешь на разлуку с Энтони, а твоя строновская половина толкает тебя в битву за него. И если ты поддашься ей, твой путь будет устлан трупами, и тогда Энтони отвергнет тебя.
  - Откуда ты знаешь?
  Шарна грустно улыбнулась:
  - Он изборец до мозга костей, и для него нет ничего ценнее человеческой жизни.
  Эльвира понуро опустила голову:
  - Как я могу контролировать то, что выше меня?
  - Оно не выше тебя, Эля. Оно внутри тебя. Ты, как строн, можешь питаться любыми эмоциями, и убивать, при этом, совершено не обязательно, - наставительно произнёс Квентин и обратился к Шарне: - Помоги ей.
  - Как? Я не чувствую магии стронов.
  - В каждом драге есть частица строна. Найди её, и ты увидишь строновскую магию.
  Слова Квентина громом поразили драгну. Она много лет ломала голову над тайной бессмертия Драго, и сегодня, наконец, узнала её. 'Драго была строном-полукровкой! Строны использовали нас! - Шарна с ужасом посмотрела на Эльвиру: - Строны никогда не отставят в покое её, Риту и Майкла. Они найдут магов, которые, как и мы когда-то, озабоченны поисками бессмертия, и те убьют полукровок. Они обречены...'
  - Что с тобой, Шарна? - озабоченно спросил Квентин и взял её за руку. - Тебе плохо?
  - Я задумалась. - Драгна отвела взгляд от лица племянницы. - Спасибо за помощь, Квентин. Теперь я смогу помочь Эле.
  Шарна и Квентин уставились в глаза друг другу.
  'Мы должны поговорить', - почти одновременно произнесли они.
  'Жду тебя в моём кабинете'. - Отец-настоятель поцеловал руку драгны и исчез, прихватив с собой бесчувственного Яна.
  Эля с подозрением посмотрела на Шарну:
  - Что ты будешь делать со мной?
  - Познакомлю с Милой.
  - Зачем? Хочешь, чтобы я позавтракала ею? - исподлобья глядя на тётю, спросила Эльвира. - И, вообще, что ты со мной возишься? Улич сказал, что ты ненавидишь Энтони!
  - Улич для тебя истина в последней инстанции?
  - Нет, но...
  - Энтони десять лет был моим любовником.
  - Как?!
  - Ты на самом деле хочешь знать подробности? Не занимайся мазохизмом, Эля. Какая разница, кто был в жизни Энтони до тебя.
  - Ты заставила его! - выпалила Эльвира.
  - Скорее он меня.
  - Не верю.
  - Как хочешь, - пожала плечами драгна. - Так ты идёшь завтракать? Или предпочтёшь остаться в одиночестве и поплакать над своей несчастной судьбой?
  - Иду! - с вызовом сказала Эля и крикнула: - Рыжик! Белка! Домой!..
  
  Квентин перенёс Яна в его квартиру. Он уложил бесчувственного монаха на диван, осторожно проник в его сознание и начал читать мысли. Через несколько минут Квентин уже знал и о так некстати зреющем в Изборе заговоре, и о бездарной попытке убить Энтони и Майкла. Отец-настоятель презрительно посмотрел в лицо Яна и уверенно перекроил его сознание, сделав заговорщика своим верным сторонником. Мимоходом он уничтожил воспоминания Яна о встрече с Эльвирой, привёл его в чувство и исчез.
  Молодой монах открыл глаза, посмотрел на часы и заметался по комнате: он катастрофически опаздывал на занятия с послушниками...
  Отец-настоятель переместился в кабинет:
  'Ивард! Я на месте!'
  'Генри, Стэнли, Джордж и Том с утра ждут аудиенции', - отозвался секретарь.
  'Чего они хотят?'
  'У них важное сообщение'.
  'Пусть заходят'.
  Двери отворились, и в кабинет вошли четверо боевых монахов. Они поклонились отцу-настоятелю, и Стэнли доложил:
  - Сегодня ночью мы попытались убить Шарну и Всемилу, но заклинание Теней не подействовало. Шарна узнала это заклинание и сказала, что не будет раздувать скандал, если мы честно расскажем Вам о том, что сделали.
  - Мы понимаем, что нарушили законы гостеприимства и готовы понести наказание, - добавил Джордж, и монахи склонились перед отцом-настоятелем.
  Квентин помолчал и сурово произнёс:
  - Раз у нашей гостьи нет претензий, я не буду наказывать вас. Возвращайтесь к своим обязанностям!
  Боевые монахи исчезли.
  'Мартин! Деннис! Рихард!' - позвал отец-настоятель, и в кабинете появились его советники. Квентин жестом предложил им сесть и объявил:
  - В Изборе заговор! Но сейчас, когда Тени снова в Аразре, нам не до внутренних дрязг! Поэтому, я решил пойти на крайние меры: вы проникнете в сознание заговорщиков и сделаете их верными служителями Святого Румера. Вот их имена. - Отец-настоятель провёл рукой над чистым листом бумаги и передал его Мартину.
  - Будет исполнено, - сказал старейший целитель Избора, и советники исчезли.
  Квентин откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди и посмотрел в гостиничный номер Шарны...
  
  - Ещё чаю? - светским тоном осведомилась Всемила.
  - Если Вас не затруднит, - в тон ей ответила Эльвира.
  - Прекратите кривляться! Обе! - прикрикнула на них Шарна, почувствовав взгляд Квентина. - Что ты строишь из себя великосветскую даму, Мила? Ты всю жизнь была подстилкой драгов, и ею останешься! Думаешь, когда Майкл придёт в себя, он кинется в твои объятья? Он даже не взглянет на тебя! Зачем ему объедки драгов? Он найдёт себе кого-нибудь менее потасканного! А ты, по-прежнему, будешь развлекать родичей!
  От неожиданности Всемила выронила чашку и, закрыв лицо руками, зарыдала. Мила хотела сказать, что Майкл любит её и не позволит родичам издеваться над ней, но не посмела произнести этого вслух, опасаясь, что Шарна прогонит её, и она будет вынуждена вернуться в Аразру.
  - Зачем ты издеваешься над ней? - возмутилась Эльвира.
  - Тебе же нужно научиться контролировать строновскую магию? Ешь, и ничего не бойся! Всемила бессмертна.
  - А если я не хочу?
  - Мне некогда с тобой возиться. Не хочешь учиться - до свидания!
  Эльвира недовольно фыркнула и вторглась в сознание Всемилы. 'Сейчас я покажу ей класс! - с энтузиазмом подумала она. - Я немножко перекушу и остановлюсь. Я - полукровка! Я маг, перед которым трепещет весь Мир! - Обида Всемилы была жгучей и острой. Эльвира вкушала её, как изысканное яство. - Ещё чуть-чуть и хватит', - говорила она себе и ела, ела, ела, не замечая, что Мила давно уже потеряла сознание и лежит на полу. Внезапно еда закончилась. Эльвира зарычала от досады и плотоядно посмотрела на Шарну.
  - Обжора, - насмешливо сказала драгна. - А говорила, что не голодна.
  - Но она была такой вкусной, - начала оправдываться Эльвира и с сожалением посмотрела на мёртвую Милу. - Когда она оживёт?
  - Хочешь ещё?
  - Хочу, но не сейчас. Я сыта.
  Всемила зашевелилась, поднялась с пола и, ни на кого не глядя, села за стол.
  - Извини, я немножко не рассчитала, - с сочувствием произнесла Эльвира. - В следующий раз я буду осторожнее.
  - Теперь тебе ясно, почему тебя любил Майкл? Он питался твоими эмоциями, Мила, - жёстко произнесла Шарна. - Впрочем, на большее ты и не годишься. Для драгов ты была шлюхой, а для Майкла ещё и пищей. Так что, привыкай, милая. Может, Майкл и обратит взор на тебя, когда очнётся, но лишь для того, чтобы перебиться первое время, пока не найдёт лучшей пищи, а до его возвращения тобой будет питаться Эльвира.
  Всемила отчаянно пыталась сдержать слёзы.
  - Не смей сопротивляться! - Шарна залепила ей пощёчину, и Мила зарыдала в голос.
  Ноздри Эльвиры дрогнули. Она потянулась к сознанию Всемилы, но окрик Шарны остановил её.
  - Думай, что делаешь, Эля! Не позволяй эмоциям руководить тобой!
  Эльвира кивнула, облизнулась и осторожно коснулась сознания Милы. На этот раз она не пожирала обиду драгны, а медленно, со вкусом слизывала её. Всемила перестала плакать, лицо её разгладилось, и она умиротворённо уставилась на полукровку. Эля ела, внимательно глядя в глаза 'завтраку' и, едва заметив, что умиротворение на лице драгны сменяется тревогой, остановилась и победно взглянула на Шарну.
  - Да, у тебя получилось. Но это ещё не победа! Только доведя контроль над эмоциями до автоматизма, ты сможешь питаться чувствами людей, без риска для их жизней. Так что, пока есть возможность, потренируйся на Всемиле. - Шарна посмотрела на Милу: - А ты сиди и думай о своей несчастной и никчемной жизни!
  Всемила покорно кивнула, а Шарна коснулась лазоревого кристалла и перенеслась в кабинет отца-настоятеля.
  - Жестоко, но эффективно, - признал Квентин.
  - Интуиция подсказывает мне, что у Эльвиры очень мало времени на учёбу, - сурово заметила драгна.
  - Так что с тобой произошло в парке, Шарна?
  - Я поняла, что мы получили бессмертие от строна-полукровки. Её звали Драго. Она пришла на Землю, спасаясь от стронов. Крев укрыл Драго в нашей общине, но строны выследили её. Они открыли Уличу тайну бессмертия, и мы убили Драго. Мне до сих пор не даёт покоя вопрос: почему строны сами не сделали этого? Но не важно. Строны сказали Уличу, что если мы не убьём Драго, они найдут другой способ избавиться от неё. Драго была обречена, а сейчас обречены Майкл, Эльвира и Маргарита. Строны никогда не оставят их в покое. И я боюсь за Энтони.
  Квентин помрачнел:
  - Как вы убили Драго, если на полукровку не действует магия?
  - Тогда мы этого не знали. Драго была нашей гостьей, и у нас в мыслях не было воздействовать на неё магией. А когда наш заговор созрел, мы решили не вступать с ней магический поединок, чтобы не устраивать шума. Тем более, что мы действовали в тайне от Крева. Так что, мы опоили её, а потом... - Шарна улыбнулась, - стали бессмертными. По моему мнению, полукровки имеют несколько слабых мест. Они эмоционально уязвимы, во всяком случае Маргарита и Эльвира. Что касается Майкла, то сочувствия от него не дождёшься. Единственное исключение - Энтони. Второе слабое место - грубая физическая сила и ненаправленная на них магия. К примеру, полукровку можно сбить с ног усилив ветер, как я проделала это с Эльвирой. Но с Майклом этот номер опять-таки не пройдёт. Он великолепно обученный веш! - гордо сказала Шарна. - И последнее средство борьбы с полукровками - ларнит. При условии, что у нас хватит хитрости или сил.
  Квентин внимательно выслушал драгну и спросил:
  - Итак, Шарна, как убить полукровку?
  Шарна отрицательно покачала головой.
  - В случае острой необходимости, я сама убью их! - отрезала она.
  Отец-настоятель помолчал и заговорил так, словно не получал отказа:
   - Строны говорят, что, уничтожая полукровок, борются за чистоту нации, но я им не верю. Думаю, полукровки обладают опасной для стронов магией.
  - В Кианте я видела, как жрецы, с криком: 'Она подчинила его!', засунули в ларнитовую клетку Т`орка. Они были в ярости. Похоже, полукровки способны контролировать сознание стронов.
  - Меня так же волнует вопрос, только ли стронам нужно бояться полукровок?
  Шарна раздражённо вскинула голову:
  - Лучше подумай о сыне!
  - Я думаю о нём всё время.
  - Нам как можно скорее нужно вырвать Теней из рук Улича. Если он успеет перехватить контроль над Тенями, он бросит их на Избор! И у них может получиться, Квентин! А я не желаю видеть Улича императором Румера, а Теней его вечными рабами!
  - Ты влюблена в Энтони? - угрюмо спросил Квентин.
  - Уже нет. Я справилась с его колдовством, и всё вернулось на круги своя. Я люблю тебя, Квентин, - тихо сказала Шарна и исчезла.
  Отец-настоятель на миг закрыл глаза и провёл ладонью по лицу - он до сих пор помнил их поцелуй на заснеженной лесной дороге.
  
  Глава 12.
  Драги.
  
  Маргарита потянулась, открыла глаза и покраснела, натолкнувшись на холодные взгляды Теней.
  - Отвернитесь! - поспешно приказала она, и Тени повернулись к ней спиной.
  - Как ты впечатлительна, моя радость. - Улич прижал к себе полукровку и нежно поцеловал в висок. - Хочу заметить, что на нас смотрят не только Тени.
  - А кто ещё? - Маргарита с удивлением огляделась по сторонам, и Улич рассмеялся:
  - Румер магический Мир, любимая. На нас поглядывают все, кому не лень.
  - Вот свинство, - пробормотала Рита и с головой укрылась одеялом. - Сделай что-нибудь.
  - Прикажи Теням выстроить щит, - вкрадчиво предложил драг. Ему до жути хотелось дать по носу и Квентину, и Креву, и Шарне.
  Маргарита высунулась из-под одеяла и попросила:
  - Тони, Майк, выстройте, пожалуйста, щит. Пусть нас никто не видит.
  Тени выполнили приказ, а Улич, чтобы скрыть улыбку, зарылся в длинные русые волосы полукровки:
  - Ты прелесть, Рита.
  - Уже готово?
  - Конечно. - Улич сорвал с неё одеяло и заключил в объятья.
  Но Маргарита не ответила на его порыв.
  - Подожди. - Она слабо улыбнулась любовнику, выскользнула из его объятий и закуталась в одеяло: - Нам надо поговорить...
  
  Крев в бешенстве запустил в стену нетронутый стакан водки и вскочил:
  - Как он посмел скрыться от меня! Сволочь! Падаль! Низкий соблазнитель! Урод! Как ты могла, Рита?! Что ты в нём нашла? Ни рожи, ни кожи! - Драг бессмысленно заметался по огромной кухне. - Рита, девочка, ну как же так? На кой чёрт сдалась тебе эта Аразра?! Мы могли бы быть счастливы на Земле! Зачем ты потащилась в Румер? Что хорошего в этом Мире? Тебе стоило лишь попросить, и у тебя было бы всё, что душа пожелает! Я же никогда и ни в чём не отказывал тебе, моя ласточка! Это я во всём виноват! Я должен был жить вместе с тобой, и тогда никакие Уличи не посмели бы влезть между нами! - Он остановился у стены, где висели фотографии племянниц, и закусил губу. - Вернись ко мне, Рита... - Крев провёл ладонью по улыбающемуся лицу племянницы, перевёл взгляд на фото Эльвиры и ринулся в Избор.
  Он появился в гостиничном номере Шарны как раз в тот момент, когда Эля в очередной раз убила Всемилу. Крев перешагнул через труп драгны и заорал:
  - Развлекаешься?! А твоя сестра мучается в Аразре! - Он подскочил к Эльвире и схватил её за руку: - Немедленно отправляйся за Ритой!
  - Она никуда не пойдёт! - рявкнула Шарна. - Аразра закрыта щитом Теней!
  Крев обернулся и зло посмотрел на жену:
  - Не лезь ни в своё дело!
  - Это моё дело! Я отвечаю за Эльвиру!
  - С каких пор? - Крев отпустил руку племянницы и стал наступать на Шарну: - Это мои девочки! Я вырастил их! И никому не отдам!
  - Собираешься натравить её на Теней?
  - При чём здесь Тени? Я хочу, чтобы она поговорила с Ритой!
  - Я не пойду в Аразру! - выпалила Эльвира.
  Крев развернулся и шагнул к ней:
  - Ты смеешь перечить мне?
  - Смею! Твоя любовь к нам - пустой звук! Это из-за тебя мы попали в беду! Из-за тебя меня повесили, а Энтони стал Тенью! И Рита страдает из-за тебя!
  - Заткнись! - прошипел Крев и замахнулся на племянницу, но ударить не успел.
  Издав приглушённый рык, Эльвира атаковала его сознание. Она, как саранча, сожрала хлеставшие через край эмоции Крева, и драг успокоился.
  - Молодец, девочка, - рассмеялась Шарна и приказала: - Остановись! А то помрёт и воскреснет ещё более злым, чем раньше.
  Эльвира смущённо потупилась и посмотрела на Всемилу, которая, закрыв голову руками, неподвижно лежала на полу: появление разъярённого Крева привело её в ужас.
  - Так ты пойдёшь в Аразру? - спокойно осведомился Крев.
  - Пойду, когда Рита позовёт меня.
  - Ты же знаешь её. Рита упряма - в семи ступах не утолчёшь! Ни за что не попросит помощи! Будет страдать молча или пытаться решить проблему сама! - вновь начал заводится Крев.
  В комнате появился Квентин:
  - Привет, сват. - Он весело улыбнулся и приобнял драга за плечи. - Что ты пристал к девчонке? Не в её силах решить наши проблемы.
  - Она могла бы поговорить с сестрой и убедить её...
  - Конечно. Давай обсудим их разговор за бокалом изборского вина, - гостеприимно предложил отец-настоятель, и они исчезли.
  Шарна закинула голову и расхохоталась, а Эльвира облегчённо вздохнула и осторожно коснулась сознания Всемилы, решив избавить её от страха.
  
  Квентин наполнил бокалы тёмно-бордовым, почти чёрным вином, и Крев, сделав большой глоток, горячо заговорил:
  - Эльвира должна поговорить с сестрой! Они с детства понимают друг друга, как никто! И я уверен, Эля сумеет убедить Риту бросить Улича! Он недостоин моей племянницы, моей ласточки! И, в конце концов, я не хочу, чтобы Рита спала с ним! Он подлый и низкий человек! Он воспользовался разбродом в её мыслях и заставил сострадать ему! Будь Рита в нормальном состоянии, она ни за что не купилась бы на его речи! Она спокойная и рассудительная! Она никогда не совершала необдуманных поступков! И прежде чем что-то сделать, всегда советовалась с Т`инкри или со мной! А этот негодяй подловил её сразу после активации, когда строновская магия бурлила в ней, как гейзер. Она плохо контролировала эмоции, и Улич без труда склонил её на свою сторону! Если б строны не захватили меня, я бы не допустил!..
  Квентин внимательно слушал сумбурную речь драга и думал о том, что сейчас Крева не заботит никто, кроме Маргариты, в которую тот был явно влюблён. Драг до умопомрачения ревновал племянницу, и его ревность была опасна и для Риты, и для Эли, и для Энтони с Майклом. Крев был невменяем: любовь затмила его разум. Он пил вино, без умолку говорил о Маргарите, и эмоции, подчистую съеденные Эльвирой, быстро восстанавливались. Голос драга креп, в нём начала проступать неуёмная решимость. 'Сейчас он снова ринется к Эльвире', - раздражённо подумал Квентин, с беспокойством посмотрел на щит Теней, закрывающий Аразру, и подлил Креву вина:
  - Мы обязательно вернём Риту. Давай вместе подумаем, как сделать это так, чтобы не причинить ей вреда.
  - А что тут думать? Пусть Эльвира...
  - Эльвира не выстоит против Теней! - безапелляционно перебил его Квентин. - Тени убьют её, и ты потеряешь обеих племянниц, потому что, Рита не переживёт смерти сестры.
  - Но мои девочки бессмертны!
  - Не совсем. Улич знает, как убить их. Если он догадается, что Драго была полукровкой - жизнь Маргариты и Эльвиры повиснет на волоске.
  - Откуда ты знаешь о Драго?! - воскликнул Крев и хлопнул себя по лбу: - Шарна! Трепло! За твой благосклонный взгляд она готова продать душу! Эта идиотка помешалась на вашем семействе!
  - Между прочим, пока ты бьёшься в истерике, Шарна пытается помочь Эльвире! - сухо заметил Квентин.
  - Лучше бы она помогла Маргарите!
  - Как?
  - Как-нибудь! Пошла бы в Аразру и поговорила с ней! Как-никак, она её тётка!
  Отец-настоятель тяжело вздохнул, подлил Креву вина и терпеливо произнёс:
  - Что ж, рассмотрим и этот вариант...
  
  - О чём ты хочешь поговорить, любимая? - настороженно спросил Улич и бросил алчущий взгляд на Теней. Как бы он хотел бросить их в бой прямо сейчас! Но между ними стояла проклятая полукровка. Драг заставил себя улыбнуться: - Не молчи, любовь моя. Со мной ты можешь разговаривать о чём угодно.
  Маргарита потёрла переносицу и расстроено сказала:
  - Когда я смотрю на Энтони, то сразу вспоминаю Элю. Я чувствую себя виноватой перед ней. Мне бы хотелось ещё раз поговорить с сестрой. Ты знаешь, где она?
  Драг мысленно отругал себя за беспечность: он упустил из виду опасную сестру Маргариты, а ведь она была не последней фигурой в его рискованной игре. 'Идиот!' - выругался Улич и мягко произнёс:
  - Я не следил за ней, боясь побеспокоить, но, уверен, с Элей всё в порядке.
  - Пожалуйста, найди её! Я должна рассказать ей о встрече с Кревом. Пусть узнает, каким на самом деле оказался наш добрейший дядюшка.
  - Ты что-то решила? - как бы между прочим поинтересовался Улич.
  Маргарита смущённо посмотрела на любовника и опустила глаза:
  - Я по-прежнему не знаю, стоит ли убивать его.
  С трудом подавив раздражение, драг удержал на губах улыбку:
  - Я могу избавить тебя от сомнений.
  - Каким образом?
  - Ты передашь мне контроль над Тенями, и я сам разберусь с врагами. - Маргарита нахмурилась, поискала глазами одежду, и Улич, поняв, что долгожданный разговор может снова отложиться на неопределённый срок, поспешно сжал её в объятьях. - Я чем-то обидел тебя, Марго?
  - Нет-нет, дорогой, - замотала головой Рита.
  - Тогда в чём дело? Чем тебя не устраивает моё предложение?
  - Я не люблю перекладывать ответственность на чужие плечи.
  - Глупышка. - Драг ласково погладил Риту по длинным густым волосам и поцеловал в губы. - Ты - моя королева. Ты женщина всей моей жизни. Мне больно видеть, как ты мучаешься, пытаясь решить мои проблемы. Я мужчина, Марго, и способен сам справиться с любыми проблемами. Отдай мне Теней, и тебе не о чем будет беспокоиться. Я окружу тебя заботой и любовью. А, расправившись с врагами, мы вернём Энтони чувства, и твоя сестра тоже будет счастлива.
  - Ты говоришь убедительно, дорогой, но Крев, каким бы он ни был, мой дядя. Отдав тебе Теней, я подпишу ему смертный приговор. И, чтобы ты не думал, я до конца дней своих буду считать себя его убийцей.
  - Мы зашли в тупик, Марго. И это случилось из-за того, что ты никак не можешь выбрать между нашей любовью и дядей. А я так хочу, чтобы вы с Элей перестали страдать! - Драг откинулся на подушки и с отрешённым видом уставился на золотой балдахин: - А, может, дело не в этом, Марго? Может, ты сомневаешься во мне? Может, ты мне не доверяешь?
  - Я доверяю тебе, Улич.
  - А мне кажется, нет. Мы знакомы всего сутки, Марго, и ты вправе сомневаться во мне. Кто я, в конце концов? Незнакомец, рассказавший тебе красивую сказку о любви и ненависти. Удивительно, что ты вообще поверила мне. Наверное, мне не нужно было показываться тебе на глаза. Я должен был сражаться и умереть, как было предначертано. Но я полюбил тебя с первого взгляда, Марго, и, не совладав с чувствами, открылся тебе. Это моя роковая ошибка! Теперь мне в тысячу раз сложнее умереть. Я не хочу оставлять тебя одну, Марго, но без меня тебе будет лучше. С тобой будут все, кого ты любишь: сестра, дядя...
  - Прекрати! - Маргарита прижалась лбом к его груди. - Пусть мы знакомы сутки, но они были лучшими в моей жизни! Я готова умереть вместе с тобой!
  - Что ты говоришь?! - со слезами в голосе воскликнул Улич.
  - Правду! Ради тебя я готова на всё!
  - Тогда отдай мне Теней, и мы будем счастливы!
  Маргарита повернула голову к Майклу и Энтони и уставилась на их затылки. Улич затаил дыхание: он не мог понять, колдует полукровка или ещё размышляет. 'Ну, давай же', - мысленно простонал драг и сжал пальцами одеяло.
  - Нет. - Маргарита резко отвернулась от Теней и уткнулась в плечо любовника. - Не могу. Прости.
  Сомнения, подобно вечно голодным пираньям, терзали её душу. Ради Улича, Маргарита была готова на многое, но если Улич воспринимал Теней Аразры как оружие, то она видела в них людей. И даже больше: Энтони и Майкл представлялись ей заложниками своих феноменальных способностей. Тени были такими же необычными существами, как она и Эля, и Рита не хотела экспериментировать с себе подобными. А кроме того, Энтони должен был стать её зятем, и она не желала оправдываться перед сестрой за то, что устроила резню между родственниками.
  Маргарита села и решительно произнесла:
  - Мы должны собраться на семейный совет, Улич. Пусть в нём участвуют все заинтересованные лица: ты, я, Эля, Крев, Шарна... и Энтони. Он, как и ты, наш будущий родственник. А близкие люди всегда могут договориться. Я уверена, мы найдём компромисс!
  Улич дёрнулся так, словно Маргарита треснула его палкой по голове. Рысьи глаза округлились, рот приоткрылся, а дыхание стало сиплым и прерывистым, как у астматика. Драг искал и не находил слов.
  - Ты... Ты... сошла с ума! - наконец, выдавил он, схватился за голову, и его прорвало: - Твой семейный совет превратится в бойню! Крев даже разговаривать со мной не захочет, а Святоша сцепится с Шарной, и неизвестно, кто кого одолеет! Да и Граф не останется в стороне! Энтони ему ближе, чем брат! А Квентин? Думаешь, он не явится? Он первым прибежит разбираться с нами, и, как пить дать, всё испортит!..
  Маргарита ошарашено смотрела на 'живое совершенство'. Улич продолжал говорить, но Рита перестала слышать его. 'Что я в нём нашла? Тоже мне принц...' - отрешённо подумала она и вздрогнула, поймав себя на том, что мыслит словами сестры. Она, наконец поняла, что получала Эльвира от своих молниеносных романов - горечь и разочарование. Маргарита посмотрела в спину Энтони: 'Я вела себя как последняя свинья. Я чуть не разрушила её жизнь! Я же видела, что это серьёзно. Да и Тони влюблён в Элю... Как я посмела разлучить их? С какой стати я променяла сестру на какого-то там Улича?'
  Драг замолчал, уловив последнюю мысль полукровки. Он внимательно посмотрел на Риту и ужаснулся - от любовного заклятия не осталось и следа. Улич покосился на Теней: в его распоряжении оставались считанные секунды. 'Я не желаю проигрывать!' - зло подумал он и задушевно произнёс:
  - Прости мою горячность, любимая. Я не против семейного совета. Будь, что будет! Я попрошу у Крева твоей руки. - Улич бережно приобнял Маргариту, и в его руке появилось ожерелье из белого металла.
  - Что это? - изумилась Маргарита.
  - Мой свадебный подарок. - Драг нежно откинул русые волосы, поднёс ожерелье к шее полукровки, и тут к нему ринулись Тени. Рука Графа вцепилась в ларнит, а Святоша толкнул Риту на кровать, закрывая собой. 'Аразра', - мысленно воззвал драг, и к ужасу Маргариты, спальня ожила: мебель, стены, пол и потолок зашевелились, и к Теням метнулись бесчисленные золотые нити. В мгновенье ока нити опутали Святошу и Графа, превратив их в золотые коконы.
  Улич столкнул коконы на пол и защёлкнул белое ожерелье на шее растерянной Маргариты.
  
  - Что это? - хрипло спросила она.
  - Ларнит. Редкий и дорогой металл. - Улич ликующе улыбнулся: - Щит на месте, Тени обезврежены, полукровка поймана. Спасибо, моя радость!
  - Сволочь! - Рита с размаха залепила ему пощёчину.
  Драг взвыл от ярости и ударил полукровку кулаком в лицо:
  - Ненавижу! - Рита упала на спину и больше не шевелилась. Улич с удовлетворением посмотрел на её залитое кровью лицо и встал: - Отдохни, любимая. У меня есть кое-какие дела. Я отлучусь на часик и вернусь. Вот тогда мы поговорим по душам. Ты же так любишь поболтать, радость моя! - Драг оделся, коснулся прозрачного кристалла и исчез.
  Несколько минут спустя Маргарита очнулась и закашлялась. Сплюнув кровь и вытерев лицо простынёй, она с опаской оглядела спальню, но та была прежней. Лишь два золотых кокона напоминали о том, что она находится в чреве живого существа. Рита хотела позвать Тони и Майка, и вдруг с ужасом обнаружила, что не чувствует их, словно Тени были мертвы. Рита до боли закусила губу. Ей захотелось убежать, но сколько ни старалась она обратиться в облако - ничего не получалось. Бросив колдовать, девушка надела платье и склонилась над коконами. Она осторожно потрогала золотую паутину и, собравшись с духом, попыталась разорвать нити. И снова неудача. Девушка заметалась по спальне в поисках чего-нибудь острого. Не обнаружив ничего подходящего, она схватила со стола фарфоровую вазу и швырнула её на пол. Рита подобрала осколок и начала с остервенением пилить золотую паутину. Фарфор крошился, а на коконе не оставалось ни малейшей царапины.
  - Магия... - скрипнула зубами полукровка, отшвырнула осколок и села на пол, обхватив колени руками. Маргарита прокручивала события последних суток. - Я не должна была принимать питьё из рук незнакомца. Он околдовал меня ещё тогда, у костра. Я ошиблась, и моя ошибка будет стоить жизни не только Креву, Эле, Тони и Майку, но и многим другим ни в чём неповинным людям. Улич так просил у меня Теней... Вряд ли он убил их.
  Взяв Теней под контроль Маргарита осознала, что они собой представляют. Создания Шарны обладали страшной разрушительной силой, и могли стать проклятьем любого Мира...
  
  Драги собрались на традиционный завтрак. За сотни лет они привыкли встречаться по утрам, чтобы за чашкой кофе поболтать друг с другом. И чтобы с ними не происходило, в какой бы Мир не забрасывала их судьба, они ни разу не отступили от заведённого Кревом обычая.
  Гарко посмотрел на пустые стулья Шарны, Всемилы и Улича и, покосившись на Квету, решительно произнёс:
  - Я, Улич и Квета ещё десять лет назад договорились убить Святошу и Графа, но, Шарна взяла их под покровительство, и у нас ничего не вышло. Мы было успокоились, когда Святоша и Граф стали Тенями, но тут они пропали. Улич сразу заподозрил Шарну в обмане. Он считал, что такой великолепный мозгоправ, как Шарна, способен перекроить личные воспоминания, и показать нам то, что сочтёт нужным. Я согласился с ним. Однако мы не знали, в каком из Миров скрылся Крев. Улич был в ярости. Он кричал, что отыщет Крева даже если придётся перевернуть верх дном Вселенную. Признаюсь, я решил, что дальше слов дело у него не пойдёт. Каково же было моё удивление, когда дней через десять, Улич пришёл ко мне и заявил, что Крев на Земле. - Драги возбуждённо загудели, и Гарко согласно закивал: - Я тоже удивился, что Крев живёт на Родине. Честно говоря, я не до конца поверил Уличу, однако пошёл с ним на Землю. Крев в самом деле оказался на Земле, в государстве, именуемом Россия. Дальше больше: через пару часов выяснилось, что не только мы следим за старейшиной. Вокруг дома Крева крутился Т`орк, отец Майкла. Он был несказанно рад нашему появлению и предложил объединить усилия. Смерть сына-полукровки нужна Т`орку, как воздух.
  - Почему же он обратился к вам, а не к жрецам Кианты? - мрачно спросила Ивица.
  - Жрецы убили бы его. Ведь он десять лет скрывал от соплеменников свою ошибку, надеясь исправить её, как только Майкл покинет стены Аразры. Именно с этой целью он встретился с ним в лесах Тиата, и мы знаем, чем закончилась их встреча.
  - Он сказал, почему не убил Графа? - сдержанно полюбопытствовал Жадан.
  - Не смог. Уже тогда Святоша и Граф были сильнее Т`орка. Он продолжил следить за сыном-полукровкой, и когда Шарна отвела Теней к Креву, последовал за ними на Землю.
  - Так Крев не приходил в Аразру!? - воскликнул Спех.
  - Конечно, нет. Уж не знаю, что накатило на Шарну, но она решила вернуть Теням свободу.
  - И Крев помог ей, - зло добавила Квета.
  - Так вот, - продолжил Гарко, - Т`орк рассказал нам, что Крев живёт на Земле не один. Вместе с ним проживает старик по имени Тимофей Егорович. Старик выглядел обычным человеком, и Т`орк сначала не мог понять, зачем он Креву. Однако, когда Крев отправил Теней в Москву, картина прояснилась. В Москве у Крева обнаружились подопечные, сёстры Маргарита и Эльвира. Маргарита, как две капли воды, походила на Озарину, а Эльвира была копией Т`инкри. Крев тщательно прикрыл магический дар племянниц, но внешность выдала их происхождение. И Т`орк догадался, кто такой Тимофей Егорович.
  - Т`инкри? - удивился Спех.
  Гарко утвердительно кивнул:
  - Обнаружив Т`инкри, Эльвиру и Маргариту, Т`орк воспрял духом. У него появилась возможность реабилитироваться в глазах соплеменников. Вместе с Т`орком мы отправились в Кианту и заключили договор со жрецами: Энтони ждала смерть в Аразре, а Крева, Т`инкри и полукровок - вечное заточение в гробах из ларнита. Жрецам стронов удалось захватить Т`инкри и Крева, и, как только девушки и Тени остались без присмотра, в игру вступил Т`орк. Он явился в Москву в образе Тимофея Егоровича и вручил им заклинание, якобы убивающее драгов.
  - Это был мучительный, но необходимый опыт, - поёжилась Квета. - Мы рассчитывали, что, увидев нашу смерть, злые на всех и вся Тени ринутся в Аразру и попадут в ловушку. Но Святоша спутал нам карты. Он пошёл в Избор!
  - И тогда Т`орк спровоцировал срыв Эльвиры, - подхватил Гарко, - и дочери Т`инкри и Озарины оказались в Румере. С их помощью мы надеялись выманить Теней из Избора.
  - И Тени пришли в Рантар! - воскликнула Квета и с досадой добавила: - Но Улич предал нас. Он тайком активировал эту чёртову полукровку, напоил любовным зельем и с её помощью захватил Теней!
  - Улич нарушил наш договор со стронами, и теперь неизвестно, где Крев: в Кианте или на свободе, - вздохнул Гарко.
  - Крев не единственная наша проблема! Где Шарна и Всемила? - раздражённо спросил Левота. - Кто-нибудь пытался связаться с ними?
  - Я, - ответил Еловит. - Ничего не вышло. Я уверен только в одном - они вместе. Однако сейчас главная опасность исходит не от родичей. Кто-нибудь может сказать, что делают Улич и полукровка?! Как они собираются использовать Теней?
  - Какая разница? Улич уже предал Гарко и Квету, а, значит, предаст и всех нас! - сердито заявил Опост.
  - Тогда чего мы ждём? - воскликнула Белава. - Во Вселенной бесчисленное множество Миров! Зачем нам пропадать в Румере?
  - Согласен, - поддержал её Левота. - Мы больше не контролируем ситуацию! Пусть Улич сам разбирается с Квентином, а мы понаблюдаем за их дракой из какого-нибудь тихого, уютного Мира!
  - Итак, решено: мы немедленно покидаем Румер! - подытожил Еловит.
  - Куда бежим? - раздался весёлый голос Улича. Он уселся на стул и налил себе кофе.
  Драги настороженно уставились на него.
  - Мы решили покинуть Румер! - твёрдо сказал Еловит.
  - Это не входит в мои планы. - Улич вальяжно развалился на стуле. - Теперь, когда Тени снова в Аразре, мы, наконец, покажем Румеру, кто здесь главный! Мы слишком могущественны, чтобы довольствоваться одним Северным материком, вечно холодным и угрюмым! Мы завоюем весь Румер, и, вместо горстки вешей, нам будут служить все его жители!
  - Смелое заявление! - криво усмехнулся Опост. - А теперь объясни-ка нам, родич, как ты собираешься убить Квентина? Отец-настоятель под защитой Святого Румера, и пока Румер жив - он не сдастся!
  - Квентин не выстоит против Теней! - уверенно сказал Улич.
  - А Святой Румер? А монастыри? По-твоему, они будут бездействовать? - Квета зло ухмыльнулась.
  - Когда я убью Квентина, Святой Румер покориться Аразре, а оставшиеся без его опеки монахи сами принесут нам ключи от монастырей.
  - Ага, на блюдечке с золотой каёмочкой, - расхохотался Жадан. - А ещё, помнится мне, как Шарна однажды попыталась убить отца-настоятеля, а он и носом не повёл.
  - Подожди, Жадан, - вмешался Еловит и требовательно посмотрел на Улича: - Каким образом Святой Румер покорится Аразре? Мы добиваемся этого тысячу лет! И всё тщетно. А пятьдесят лет назад он даже заговорил! Что ты придумал, родич?
  - Я разговаривал с Аразрой! - торжественно произнёс Улич и встал. - Она более живая, чем мы предполагали.
  Драги в изумление уставились на него.
  - Не может быть... - прошептала Ивица.
  - Это невозможно! - вскричал Левота.
  - Тише! - цыкнул на них Еловит. - Продолжай, Улич. Расскажи нам всё!
  Улич приосанился и с пафосом начал:
  - Снедаемый яростью я бродил по дворцу, перебирая в уме Миры, где мог бы обосноваться Крев. Сам не заметив как, я очутился в Сердце Аразры. Я был на грани помешательства. Мысль о том, что Крев и Шарна провели меня, сводила с ума! Я рухнул на стул и возопил: 'Они же твои Тени, Аразра! Найди их!' - Улич сделал паузу и с подъёмом продолжил: - И в моей голове прозвучал голос Аразры: 'Они на Земле, хозяин'. Я вступил с ней в беседу, и Аразра посоветовала мне послать на Землю вешей, чтобы напомнить Теням об Аразре. Она сказала, что аразрская магия, вложенная в Тени, рано или поздно, притянет их к ней, как магнит. Нужно только почаще напоминать им об Аразре. Я планировал регулярно посылать к ним вешей, но мне помешала любовь Святоши и полукровки. Тени убивали бы вешей и тут же падали в объятья полукровок. Это могло продолжаться до бесконечности, и тогда я придумал историю с заклинанием. - Улич посмотрел на Гарко: - Ты рассказал?
  - Да.
  - А твоё предательство? - возмутилась Квета. - Почему ты не посвятил нас в свои планы насчёт полукровки?
  - Это было спонтанное решение. Маргарита тосковала: освобождая дорогу в её постель, Майкл лишил девушку мужа, и она жаждала нового партнёра. Я не мог пройти мимо, - ухмыльнулся Улич. - Я опоил её любовным напитком, а потом активировал. Я же не знал, что на полукровок не действует магия. Сегодня утром любовное заклинание окончательно рассыпалось.
  - И ты оставил её без присмотра? С Тенями? - всполошилась Белава.
  - Она в ларните.
  - А Тени?
  - Мне помогла Аразра. Она связала их по рукам и ногам. - Улич издал короткий смешок: - Тени ждут не дождутся, когда мы вернём контроль над ними.
  - И что дальше? - хмуро поинтересовался Еловит. - В Изборе активированная полукровка и Квентин. Да ещё Крев и Шарна. Как мы будем бороться с ними?
  - Мы десять веков готовились к нападению на Избор! У нас есть оружие, способное сокрушить его неприступные стены! Почему бы, не пустить его в ход? - пылко воскликнул Улич. - А если у них не получится - мы ничего не теряем. Пусть Квентин убьёт сына! И дерётся с Шарной! Это же она притащила Святошу в Аразру!
  - И, правда, почему бы, не попробовать, - развалившись на стуле, заявил Жадан. - Сколько можно терпеть выходки Квентина!
  - А что по этому поводу говорит Аразра? - тихо спросила Белава.
  - Ну, она же помогла мне захватить Теней, - мягко заметил Улич, и Белава согласно кивнула:
  - Значит, она не против.
  - И я - за, - твёрдо сказал Спех.
  - Мне тоже хочется увидеть руины Избора! - улыбнулся Левота.
  - И мне, - поддержала его Ивица.
  Опост задумчиво повертел чашку и одобрительно мотнул головой. Квета и Гарко переглянулись.
  - Мы в деле, - сказал драг и поправил рубиновый обруч.
  - Итак, принято единогласно. - Еловит поднялся и оправил золотые одежды: - Приступаем!..
  
  Квентину до жути хотелось ударить ноющего Крева, однако он продолжал стоически слушать его. Каждый выпитый бокал делал драга всё более сентиментальным.
  - Моя Маргарита! - причитал он. - Моя несчастная девочка! Солнышко моё! Рыбка моя! Ласточка моя ненаглядная!
  - Возьми себя в руки, сват! - не выдержал Квентин. - Не только Маргарита в плену у Улича! В Аразре ещё мой сын и Майкл!
  - Я понимаю, сват. Но Маргарита сущее дитя. Она не искушена ни в магии, ни в любви. А твой сын всё равно ничего не чувствует.
  - Но мы-то с Эльвирой чувствуем!
  Крев затуманенным взглядом посмотрела на отца-настоятеля:
  - Да... Вам тоже тяжело.
  - И Энтони, в отличие от Маргариты, не бессмертен.
  - Зато он превосходный маг, и сумеет постоять за себя. А вот моя девочка ничего не умеет!
  - Конечно, ты же не учил её...
  - Ей незачем было учиться, - отмахнулся Крев. - Я сам оберегал её! Мы с Т`инкри неустанно следили за ними!
  - Но в критический момент вас не оказалось рядом, и девочки попались. Тебе не приходило в голову, что при всём вашем могуществе, вы с Т`инкри уязвимы? Почему вы не научили девочек защищаться?
  - Т`инкри говорил, что полукровки могут погибнуть, если начнут колдовать до того, как их активируют. А активировать их мы боялись! Вдруг бы они не очнулись, и я потерял бы своих девочек! Моя Рита!.. Улич - подлец! - Крев ударил кулаком по столу. - Я сам убью его!
  - И как ты это сделаешь? - спокойно спросил Квентин, спрятав сжатые кулаки в рукава балахона.
  Крев осоловело вытаращился на отца-настоятеля.
  - Бессмертная сволочь! - выкрикнул он, уронил голову на руки и зарыдал в голос.
  
  Глава 13.
  Схватка.
  
  Маргарита сидела на подоконнике и, прижавшись лбом к стеклу, наблюдала, как двое юношей, задыхаясь и падая, бегут за всадником на кауром жеребце. Рите стало жаль мальчиков, она отошла от окна, опустилась на край постели и вперила взгляд в золотые коконы. Девушка устала от напрасных попыток покинуть спальню Улича. Магия не действовала, двери и окна не открывались. Маргарита стучала в стёкла, силясь привлечь хоть чьё-нибудь внимание, но люди, проходившие под окнами, не видели и не слышали её.
  - Тони! Майк! - наверно в тысячный раз крикнула Рита и, не получив ответа, упала лицом в подушку.
  Внезапно комната полыхнула ослепительным голубым светом. Маргарита приподняла голову и испуганно посмотрела на людей в золотых одеждах. Их было десять: семь мужчин и три женщины. Гордые холёные лица, надменные уверенные взгляды. Драги свысока смотрели на Маргариту и молчали. 'Они считают меня ничтожеством! - раздражённо подумала девушка. - Ну уж нет! Пусть я плохой маг, но я не дура!' Маргарита села по-турецки, выпрямила спину и упёрла руки в колени. Вскинув подбородок, она окинула драгов уничижительный взглядом и презрительно скривилась, всем своим видом показывая, что не удостоит их даже словом.
  Драги недоумённо переглянулись, и только Улич не воспринял Ритино выступление всерьёз.
  - Знакомьтесь - полукровка, - развязно сказал он, подошёл к кровати и небрежно потрепал девушку по голове.
  Маргарита злобно рыкнула, и драги рассмеялись.
  - Оставь её, Улич, - осклабился Жадан. - Развлечёшься на пиру в честь победы над Избором.
  Улич послал Рите воздушный поцелуй:
  - Мы все развлечёмся с ней. Вы не представляете, как забавно спать с полукровкой.
  Маргарита покраснела от унижения и сжала губы: 'Думаешь, я сопли распущу? Счас! Разбежался! Мне твои угрозы до лампочки!'
  - Посмотрим, посмотрим, - пробурчал Улич и посмотрел на Еловита.
  Еловит подошёл к коконам, постучал по ним мыском золотой туфли и озабоченно спросил:
  - В каком состоянии они очнутся?
  - Ларнит лишил полукровку контроля над ними, - ответил Улич и задумался. Он только сейчас сообразил, что оказавшись в ларните, полукровка 'отпустила' Теней, и они могут очнуться свободными.
  Поняв, о чём думает Улич, Маргарита подлила масла в огонь:
  - Освободи их, Улич, и они убьют тебя!
  - Я ей не верю! - отрезала Белава.
  - А вдруг она права? - засомневался Опост и покосился на Маргариту. - Что, если Святоша и Граф вырвутся из Аразры?
  Улич одарил полукровку испепеляющим взглядом и прикрыл глаза:
  'Аразра!'
  'Слушаю, хозяин'.
  'В каком состоянии будут Тени, если убрать коконы?'
  'Потеряв связь с полукровкой, они впали в транс'.
  'Мы сможем использовать их?'
  'Если замените магию полукровки своей'.
  - Отлично, - деловито сказал Еловит и приказал: - Сними с них оковы, Аразра!
  Золотые коконы дрогнули и закрутились, как веретено в руках опытной пряхи. Тонкие солнечные нити змеились по полу и растворялись в нём. Драги придвинулись ближе к Теням, с нетерпением ожидая их появления. Последние нити исчезли, и на полу остались две неподвижные фигуры в монашеских балахонах.
  - Как символично, - кровожадно умилилась Квета и подмигнула Гарко: - Будто наяву вижу перекошенное лицо Квентина.
  Жадан загоготал, и Еловит строго посмотрел на него:
  - Шутки в сторону, родичи! Нам предстоит тяжёлая кропотливая работа.
  Ивица склонилась над Графом и вгляделась в его лицо:
  - Я не вижу магии. Никакой! Он просто спит!
  - Как это спит? - заволновался Спех. Он подошёл к Святоше и положил руку на его лоб. - Да. Я тоже не вижу магии! Он действительно спит.
  - Не может быть. - Еловит ошарашено посмотрел на Улича: - Аразра же сказала...
  - Так вам и надо! - ехидно хихикнула Маргарита, и десять пар глаз обратились к ней. - Вы не найдёте мою магию! Я же полукровка! Не видать вам Теней, как своих ушей!
  - Заткнись! - прошипел Улич.
  - С удовольствием. - Маргарита поудобнее устроилась на кровати и с дерзкой насмешкой уставилась на драга.
  Лицо Улича дёрнулось. Он сглотнул подступивший к горлу комок, повернулся спиной к полукровке и посмотрел на Гарко:
  - У тебя есть идеи?
  - А то. - Гарко вернул Рите насмешливый взгляд и вкрадчиво произнёс: - Строны.
  Кареглазый драг с рубиновым обручем на голове явно замыслил какую-то подлость. Взгляд Маргариты заметался по оживившимся лицам драгов, и, в предчувствии беды, у неё засосало под ложечкой.
  - Но не спешим ли мы?.. - в раздумье протянул Еловит, разглядывая безмятежные лица Теней. - Мы точно ничего не можем сделать?
  - Как можно иметь дело с магией, которую не видишь? - вздохнул Опост.
  - А Аразра? - поинтересовался Левота. - Она не сможет нам помочь?
  - Отдать Теней в руки... Тьфу! В лапы... Нет, щупальца. - Квета стушевалась. - Короче, нельзя отдавать Теней Аразре. Живой артефакт с живым оружием! Представляете, к чему это приведёт?
  - И к чему? - недоумённо осведомился Жадан.
  - Аразра исторгнет вас из чрева, как не переваренную пищу! - ядовито сообщила Маргарита и заулыбалась, представив себе, как драги вверх тормашками вылетают из окон дворца.
  - Заткни ей рот, Улич! - рассердилась Ивица.
  - Забудь о ней, Ивушка! - Левота положил руку на её плечо. - Девчонка заговаривает нам зубы. Разве ты не видишь - она до смерти напугана.
  - И, тем не менее, полукровка права: нам не следует настолько доверять Аразре, - рассудительно произнёс Еловит и обратился к Гарко: - Рассказывай свой план!..
  
  Эльвира откинулась на спинку стула и осоловело посмотрела на Шарну:
  - Я сыта! Ещё немного, и я стану похожа на стовёдерную бочку эмоций! - Она посмотрела на Всемилу и сморщилась. - Я, пожалуй, пойду. - Эля встала и пошатнулась. Ей показалось, что пол под ногами ходит ходуном, а стены вот-вот пустятся в пляс. И Эльвира плюхнулась обратно на стул. - Я хочу побыть одна, - отрешённо произнесла она и прикрыла глаза.
  - Я тоже устала, - робко сказала Всемила и умоляюще взглянула на госпожу.
  - Иди. - Шарна махнула рукой, и Мила поплелась в спальню.
  Драгна подогрела чай, сделала глоток и пристально посмотрела на дремлющую Эльвиру. Она нашла ещё одно слабое место - объевшихся полукровок можно было брать голыми руками. И опять-таки до поры до времени. Научившись контролировать в себе строна, полукровка не будет рисковать, наедаясь до тошноты...
  Эльвира зевнула и приподняла веки:
  - Завтрак окончен?
  - Да. Я провожу тебя. - Шарна помогла Эле встать, и они вышли в коридор.
  - Не знаю, как к тебе относится, тётя, - заплетающимся языком проговорила девушка. - В тебе столько противоречивых эмоций. Ты жалеешь меня и опасаешься. Почему?.. Как бы я хотела прочитать твои мысли.
  - Необученный сильный маг всегда вызывает опасение, - спокойно заметила драгна.
  Эльвира привалилась к её плечу и зашептала:
  - А жалость? Что со мной не так, Шарна? Я что, неизлечимо больна?
  - Твоему здоровью можно позавидовать, - усмехнулась драгна. - А жаль мне тебя потому, что Крев и Т`инкри не удосужились обучить вас с Маргаритой, хотя бы азам. Конечно, я научу тебе контролировать дар, но что дальше?
  - Тони меня научит! - заявила Эльвира и мечтательно улыбнулась: - Он Тень Аразры! Он самый сильный! Самый умный! Его все боятся! И он любит меня!
  - Если бы у него было время, так и случилось бы, - сухо сказала драгна, и Эля остановилась:
  - Ерунда! - Она рубанула рукой воздух и едва не упала. - У нас всё будет!
  Шарна взглянула на пьяную от сытости полукровку и не стала с ней спорить:
  - Будет, девочка, будет. - Она толкнула дверь Элиного номера, и под ноги бросились Рыжик и Белка.
  - Собачки мои, - промурлыкала Эльвира и с мольбой посмотрела на Шарну: - Погуляй с ними, пожалуйста, а то написают, неудобно будет.
  Драгна с сомнением взглянула на собак:
  - Они будут меня слушаться?
  Эля быстро закивала и показала Рыжику кулак:
  - Только попробуй опозорить меня перед тётей. Я тебе хвост оторву. - Полукровка пристально посмотрела в глаза псу: - Понял?
  Рыжик послушно завилял хвостом и уселся у ног Шарны.
  - Проблем не будет! - Эля шатаясь дошла до постели, рухнула на покрывало и мгновенно уснула.
  Драгна скептически оглядела Белку и Рыжика:
  - Ну, Крев, удружил! Да и Квентин хорош! Мало мне возни с сопливой девчонкой, так ещё и собак выгуливай! Пошли, морды! - Собаки рванули к лестнице, и Шарна с вздохом сказала им вслед: - Надеюсь, вы понимаете, какой чести удостоились. - Она плотно закрыла дверь номера и гордо проследовала за собаками.
  Как только Шарна покинула гостиницу, в Элиной голове прозвучал знакомый голос. Полукровка проснулась и села, растерянно вертя головой:
  - Тони? Где ты прячешься?
  'Я в Аразре'.
  - Рита освободила тебя?
  'Да. И мы ждём тебя'.
  - Бегу! - Эльвира соскочила с кровати и бросилась к зеркалу. - Я выгляжу ужасно! - Она схватила расчёску, потом передумала, потом снова схватила и стала, чертыхаясь, расчёсывать волосы. - Хоть бы заколку положили или ленточку. А, ладно! - Эля швырнула расчёску на кровать, и лёгкое облачко метнулся в окно.
  - Эля! Нет!!! - услышала она истеричный вопль Маргариты, и свет померк.
  Гарко склонился над бездыханной Эльвирой и защёлкнул на её шее ларнитовый ошейник:
  - Попалась, птичка. - Он схватил Элю под руки, подтащил к кровати и бросил на пол.
  Жадан весело посмотрел на Эльвиру и Энтони, лежащих по разные стороны от кровати, и глумливо хмыкнул:
  - Ну, не судьба вам встретиться в постели, ребятки! А какая была бы парочка!
  - Как, оказывается, просто справится с полукровкой, - весело сказала Белава. - Спасибо, Аразра. Ты мастерски сымитировала голос Святоши. Я бы тоже не увидела подвоха.
  - Гады! - Маргарита рванулась к сестре, но Опост и Спех толкнули её обратно на кровать.
  - Сиди и не рыпайся! - прорычал Спех. - Не то тоже по голове получишь!
  Маргарита с ненавистью посмотрела на Улича:
  - Ты всё равно проиграешь. Я лично выгрызу твоё подлое сердце, а Тени расправятся с остальными!
  - Не успеешь, любимая, - криво ухмыльнулся Улич и обратился к родичам: - Дело за малым - позвать стронов.
  - Аразра! Уничтожь щит Теней! - приказал Еловит, и обратил взор в Кианту...
  
  - Так что, идея убить Улича не безопасна для Маргариты, - подытожил Квентин.
  - Что же тогда?.. Рита... - пьяно пробормотал Крев.
  Внезапно отец-настоятель вскочил.
  - Аразра открылась! - крикнул он и исчез.
  - Давай рассмотрим вариант с Аразрой, - покладисто согласился драг и, уронив голову на руки, захрапел...
  
  Шарна и Квентин появились в спальне Улича одновременно. На кровати в центре комнаты рыдала Маргарита, не сводя глаз с бездыханного тела сестры. По другую сторону - восковыми куклами лежали Энтони и Майкл. Полукровок и Теней окружали десять драгов.
  - Явились, не запылились! - прошипел Улич и метнул в Квентина золотую молнию.
  Шарна отклонила смертоносный удар - молния врезалась в стену, и драги, больше не сомневаясь в предательстве родственницы, обрушили на неё и Квентина золотой убийственный ливень. В ту же секунду зелёный свет окутал изборца и драгну, поглотив золотые молнии. Отец-настоятель коротко взглянул на неподвижно стоящего Еловита и скомандовал:
  - Шарна! Разбуди Теней! Скорее!
  Шарна переместилась к Энтони и Майклу, и все трое исчезли в ослепительно-зелёном сиянии. Рыдания Маргариты оборвались. Она подползла к зелёному свету, хотела войти в него, но ладони словно упёрлись в стену.
  - Помогите мне! Я тоже хочу сражаться! - Рита забила ладонями по магическому щиту. - Снимите ларнит!
  Но магам было не до полукровки: Шарна сосредоточилась на Тенях, а Квентин отражал непрерывные атаки драгов. Золотые молнии вонзались в стены, пол, потолок, крушили мебель, но комната не менялась - Аразра мгновенно залечивала раны.
  - Ничего не выйдет, Квентин! - злорадно рассмеялся Опост. - Шарна не сможет освободить Теней!
  - Они согласны! - неожиданно выкрикнул Еловит, и в пол ударили восемь тонких лучей.
  Одновременно с появлением стронов, зелёный свет, защищающий Шарну и Теней, погас. Маргарита вскрикнула и полетела под ноги Энтони.
  - Деритесь, Тони! - рявкнула Шарна и сквозь поток золотых молний ринулась на подмогу Квентину.
  Святоша протянул руку Графу, но вместо того, чтобы соединиться с другом, тот неистово взвыл и ринулся в бой. Драги бросились врассыпную, а Квентин прижал Шарну к стене.
  - Только этого не хватало, - прошептал он.
  - Он убьёт себя. - Шарна скрипнула зубами и взволновано посмотрела на Энтони.
  - Тони умрёт?
  - Не знаю.
  Майкл убийственным смерчем пронёсся по комнате, сбивая с ног драгов, и, обернувшись вепрем, накинулся на жрецов, топча и разрывая их острыми клыками. Троих стронов Граф растерзал в клочья, зато остальные, перекинувшись в волков, прыгнули на него и вгрызлись в плоть. Вепрь пронзительно завизжал и покатился по полу.
  - Майк... - в ужасе прошептал Энтони и рванулся к другу, но Маргарита вскочила и вцепилась в него мёртвой хваткой:
  - Убей его, Тони! Иначе, ему конец!
  - Почему? - Святоша посмотрел ей в глаза и вновь повернул голову к вепрю: строны отпрыгнули от раненного зверя и с безопасного расстояния приготовились наблюдать, как его пожрёт собственная магия.
  - К Тони! - скомандовал Квентин, но стоило им с Шарной шевельнуться, драги вновь атаковали их.
  - Аразра! - завопил Еловит, и Квентин с Шарной по пояс ушли в каменный пол.
  Святоша обернулся: над отцом и драгной полыхал изумрудный щит, а в него бил водопад золотых молний.
  Маргарита дёрнула Энтони за рукав:
  - Скорее, Тони! Майкл почти мёртв! Чтобы воскреснуть, он должен умереть насильственной смертью!
  Услышав её слова, пятеро оставшихся в живых жрецов зашипели, как рассерженные гуси, и обрушились на сознание Энтони. Мысли Святоши пошли кругом. Голову заполонили мелкие бессвязные воспоминания: смеющаяся Инга, порезанный в детстве палец, ссора с Морисом из-за коня-качалки, картинка из книги 'О вкусной и здоровой пище'... Энтони запутался. Он бессмысленно смотрел на стронов, драгов и Майкла, не понимая, где находится и что происходит.
  Вепрь забился в агонии, из пасти потекла кровавая слюна. Один из жрецов начал крадучись подбираться к нему с ларнитовым ошейником в руках, и Маргарита схватилась за белое ожерелье.
  - Нет. - Она взглянула в остекленевшие глаза Энтони, нервно пискнула и, зажмурившись, треснула его по лицу.
  Святоша качнулся, тряхнул головой, прогоняя неуместные воспоминания, и посмотрел на друга:
  - Так надо, Майк, - еле слышно произнёс он, и сердце Графа остановилось.
  Энтони замер: Майкл умер, и он словно умер вместе с ним. Святоша чувствовал себя так, словно ему заживо вспороли живот, вырвали сердце и лёгкие. Он побледнел и застонал от боли, пустоты и безысходности. Голова Энтони безвольно опустилась, и он упал на колени. Воспользовавшись его беспомощностью, жрец защёлкнул ларнит на шее мёртвого вепря и исчез вместе с ним.
  Маргарита вскрикнула и потрясла Энтони за плечи: к ним приближались четверо жрецов.
  - Сними с меня ларнит, Тони! - испуганно закричала Рита. - Я знаю, как остановить стронов!
  Святоша поднял тяжёлую, будто налитую свинцом, руку и сорвал с неё ожерелье. Жрецы взвыли от бешенства и отчаяния. Тонкие лучи метнулись к бездыханной Эльвире. Тело полукровки растворилось в воздухе, и строны исчезли.
  Маргарита дико закричала и изо всех сил толкнула Энтони:
  - Очнись!!! Они забрали Майкла и Элю!!!
  Энтони упёрся руками в пол, глубоко вздохнул и оказался на ногах. В комнате остались лишь драги. Они с лютым остервенением метали молнии в щит Квентина и не заметили ухода стронов.
  - Убью! - яростно рыкнул Святоша, и в спины драгов вонзились ядовито-красные стрелы.
  Хозяева Аразры кеглями попадали на пол, а Энтони пронзительно взглянул на отца и исчез. Маргарита подобрала ларнитовое ожерелье и с мстительным удовлетворением защёлкнула его на шее Улича:
   - Забери свой подарок, сволочь! - Она вскочила и озабоченно поинтересовалась: - Куда пошёл Тони? Я тоже хочу драться за сестру и Майкла!
  Квентин выбрался из пола и протянул руку Шарне:
  - Уходим.
  - Вы не ответили на мой вопрос! - рассердилась Маргарита.
  Отец-настоятель проницательно взглянул на полукровку и мягко произнёс:
  - Просто иди к Тони.
  - А... - Рита благодарно кинула, и лёгким облачком вылетела в окно.
  - Пора будить Крева, - ехидно сказала Шарна.
  Квентин кивнул, и они оказались в его кабинете.
  'Отец-настоятель!' - раздался взволнованный голос секретаря.
  'Что случилось, Ивард?'
  'Шарна и полукровка сбежали из Избора, бросив собак на площади. Мы взяли под стражу Всемилу, но она отказывается разговаривать с нами! Какие будут указания?'
  'Отпустите драгну и займитесь своим делами', - проворчал Квентин.
  'Но...'
  'Выполняй! И присмотри за собаками, Ивард!'
  'Слушаюсь, отец-настоятель'.
  - Прыткие у тебя ребята, Квентин, - рассмеялась Шарна. - Нас не было сорок минут, а они уже подняли на ноги всю обитель. - Драгна склонилась к Креву и потрепала его за плечо: - Вставай, пьяница.
  Крев поднял голову:
  - Отстань! У нас с отцом-настоятелем серьёзный мужской разговор!
  - Приди в себя, Крев! - рявкнула Шарна. - Твои девочки в беде!
  - А то я не знаю, - буркнул драг и заныл: - Мои ласточки!..
  - Заткнись! - Шарна отвесила ему оплеуху.
  Глаза Крева гневно вспыхнули:
  - Как ты смеешь! - Он вскочил и замахнулся на драгну.
  - Строны захватили Эльвиру, - громко сказал Квентин, и рука Крева застыла в воздухе:
  - Повтори!
  - Строны захватили Эльвиру.
  Крев свирепо выкатил глаза.
  - А ты где была, Шарна?
  Квентин с досадой покачал головой, шагнул к драгу, положил руку ему на плечо, и целительская магия наполнила Крева, изгоняя винные пары. Дождавшись, пока драг окончательно протрезвеет, отец-настоятель заговорил:
  - Эльвиру и Майкла захватили строны. Энтони и Маргарита отправились за ними в Кианту. Но им не успеть...
  - А вы почему здесь? - хмуро осведомился Крев.
  - За тобой зашли, - со злой насмешкой ответила Шарна. - Так идёшь с нами или ещё винца выпьешь?
  - Стерва! - прошипел драг и исчез...
  
  Энтони стоял в чаще леса, на месте которой ещё вчера было святилище стронов, и с тоской смотрел на сонные серо-зелёные деревья, трепещущие под лёгким ветерком. Он не заметил, как рядом с ним опустилось серебристое облачко.
  - Почему ты здесь, Тони?
  Святоша потёр лоб рукой и сжал ею глаза:
  - Это Кианта... Вернее то, что от неё осталось.
  Рита повертела головой, отыскивая признаки жилья, и с недоумением посмотрела на Тони:
  - Здесь сплошной лес.
  - Строны ушли, - глухо проговорил Энтони и оторвал руку от лица. - Они забрали их... Я не чувствую Майкла! - криком закончил он и повернулся к Рите: - Тебе не понять, что значил для меня Майкл. Мы были единым целым! Одним существом! И теперь это существо разрубили пополам!
  - Я знаю, - смущённо сказала Маргарита. - Я знаю про вас всё.
  - Почти всё, - грустно улыбнулся Энтони. - В следующий раз, когда будешь захватывать Теней, позаботься о том, чтобы они на самом деле ничего не чувствовали.
  Рита покраснела и застыла с открытым ртом:
  - Но как это получилось? Как я могла не заметить?
  - Майкл... - Энтони осёкся. Имя друга больно резануло по сердцу. Святоша судорожно вдохнул и продолжил: - Он полукровка. В последние дни он всё время был голоден. Он никогда не питался моими чувствами, но когда ты захватила нас, у него не осталось иного выхода. Чтобы выжить, ему пришлось съедать мои эмоции. Но эмоций одного человека ему мало. И когда Шарна разбудила нас, он сорвался... А я всё сделал не так! - Энтони потёр маленький шрам над левой бровью и вскинул руки.
  Деревья исчезли, открыв взорам ровную круглую поляну. Святоша шагнул вперёд и остановился: перед ним появился Крев, а секундой позже - Шарна и Квентин.
  - Маргоша! - Драг подскочил к девушке и заключил её в объятья. Он поцеловал Риту в щёку, немного отстранил от себя и требовательно спросил: - Ты бросила этого проходимца?
  - Да, - кивнула Маргарита и холодно поинтересовалась: - У тебя уже прекратилась истерика?
  - Рита! - Крев всплеснул руками. - Я же переживал за вас!
  - Приятно слышать. - Рита отступила от дяди и с подозрением посмотрела на Квентина и Шарну. - Кто вы?
  Крев обежал племянницу и галантно поклонился:
  - Позволь представить, дорогая. Отец-настоятель Изборского монастыря Квентин и... - Он испепеляющее посмотрел на Шарну: - Моя бывшая жена. Шарна.
  - Очень приятно, - слегка улыбнулась Маргарита. - Ты знаешь их, Тони?
  Энтони утвердительно кивнул, и полукровка успокоилась. Глаза Крева сузились от гнева: раньше Эля и Рита безоговорочно доверяли ему, а теперь его, умудрённого тысячелетним опытом драга, потеснил нахальный малолетка. И Крев решил поставить его на место. Он состроил деловое лицо и сухо поинтересовался:
  - Где Эля, Тень? Почему ты не защитил её? Я доверил тебе девочку, а ты позволил стронам похитить её! Тоже мне грозный маг!
  Искристые глаза Святоши недобро вспыхнули:
  - А кто Вы, собственно, такой?
  - Я Крев! Эльвира моя племянница!
  - Понятно, - кивнул Энтони и, потеряв интерес к драгу, обратился к отцу: - Как ты думаешь, что строны сделают с Майклом и Эльвирой?
  Крев задохнулся от возмущёния, а Квентин с тревогой покосился на Маргариту и ответил:
  - Активированные полукровки бессмертны, Тони. Строны не смогут убить Майка и Элю. Скорее всего их ждёт вечное заточение в ларните.
  Маргарита обняла себя за плечи, словно ей вдруг стало холодно, а на щеках Энтони заходили желваки:
  - Майк будет сходить с ума. А я не знаю, где его искать.
  - А Эля? - возмутился Крев. - Она тебя совсем не волнует?
  Энтони проигнорировал его выпад. Он дунул на ладонь, и у его ног появился Лорд.
  - Ищи ларнит! - приказал ему Святоша, и пёс закружил по поляне.
  Шарна сочувственно качнула головой:
  - Скорее всего строны забрали их с собой, Тони.
  - Знаю. Но вдруг...
  Лорд победно зарычал и стал рыть лапами землю. Энтони в мановение ока оказался рядом с псом. Он вытянул руку, и земля зашевелилась. Квентин, Шарна, Крев и Маргарита подошли ближе, наблюдая, как из земли поднимается ларнитовый саркофаг. Энтони побледнел и замер.
  - Эля! - завопил Крев. Он подскочил к саркофагу, сдвинул тяжёлую крышку, и взглядам магов предстало бледное, измождённое лицо строна. - Т`инкри! - воскликнул Крев и протянул ему руку. - Сейчас же вставай! Нужно выручать Эльвиру!
   Маргарита во все глаза уставилась на отца, в его истинном обличье:
  - Папа, - неуверенно произнесла она и замолчала, не зная, как себя вести - то ли броситься ему на шею, то ли надавать пощёчин.
  Т`инкри выбрался из саркофага и, отпихнув Крева, подошёл к дочери:
  - Прости, я делал для вас всё, что мог. Я люблю вас. - Он обнял Маргариту, прижал к себе, и девушка горько заплакала:
  - Элю забрали строны. Ты можешь найти её?
  - Могу.
  - Где она? - требовательно спросил Энтони.
  Т`инкри смерил его испытывающим взглядом:
  - Ты пойдёшь за ней?
  - За ней и за Майклом.
  Строн понимающе кивнул:
  - Они на моей Родине. В Цайране.
  - Ты покажешь мне путь?
  - Да, но идти в Цайран - верная гибель.
  Шарна вопросительно посмотрела на Квентина.
  - Я приглашаю Вас в Избор, Т`инкри, и Вас, Маргарита, - церемонно произнёс отец-настоятель и повернулся к стоящему в отдалении драгу: - Идём, Крев. Ты первоклассный маг, и без твоей помощи мы пропадём.
  - Ещё бы, - фыркнул Крев и ревниво посмотрел на руку Т`инкри, лежащую на плече Маргариты.
  Шарна потёрла губы, скрывая улыбку, и подала руку Квентину.
  - Я приду позже, - сказал Энтони.
  Маги исчезли, а Святоша сел на траву, обнял Лорда и уткнулся лицом в его густую чёрную шерсть.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"