Коюшева Елена: другие произведения.

Милфорд ( глава Артур)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Трудно сказать, хорошим или не очень был следующий день. Погода резко изменилась. Нависшие серые свинцовые тучи предвещали дождь, а возможно и бурю. Переживания по поводу, кто, где и когда, уже не мучали, я знала чего ждать. На меня обращали куда меньше внимания, чем вчера, а в столовую мы пошли компанией: Данил, Марго, Макс и ещё пару человек из нашей группы. Отношения потихоньку налаживались
  Второй день оказался просто ужасным. Целую ночь лило как из ведра. Я долго не могла уснуть, прокручивая в голове события прошлых дней. Ужасным потому что я опаздала на лекцию, и преподавательница госпожа Литвинова устроила мне выговор в очень жёсткой форме. На лабораторной работе по химии я смешала не ту кислоту, а пробирка выпала из моих рук и разбилась. Весь день шло всё не так, потому что я уже два дня не видела Артура.
  Сегодня всё утро я с тревогой ждала часового перерыва, однако мысль о возможной встрече с Артуром не успокаивала меня. Я опасалась, что настают последние дни моей душевной свободы. Почти сорок минут я просидела со стаканом сока, но он не пришёл. Странно, но я ощущала, что его нет в перделах колледжа, правда и Марцина тоже не было. Душу раздирали сплошные противоречия. Мне следовало радоваться своей свободе, но я знала, как только Артур появится, ловушка в которую я сама себя поймала, захлопнется, и для меня не будет пути к спасению.
  Почти всю ночь я пролежала без сна, одолеваемая тяжёлыми мыслями, и, разумеется, об Артуре и частично, о Берте. Кто, он красавец с холодными голубыми глазами? Я не могла обмануться в том, что видела, как его взгляд остановился на мне.
  
  Мы с Марго вошли в столовую. Оглядев зал, я увидела Марцина в компании молодого парня, но Артура с ними не было.
  Тут же нас нагнал Макс, а ещё спустя пару секунд, к нам присоединился Данил. Ребята уже заняли столик, и с грдостью подвели нас к нему. Я постаралась выдавить улыбку, и прислушиваться к общей беседе, а у самой замирало сердце, стоило только услышать хлопок открывающейся двери. Я ждала появления Артура. Скорее всего, он пропускает лекции воляясь в койке с очередной девицей. А я, дура напридумывала себе! Самый обычный самовлюблённый нарцисс, и к тому же бабник. Но, тем не менее, он не пришёл. И моё настроение резко ухудшилось.
  С тяжестью грусти я пошла на латынь. По пути меня нагнал Данил, и почти всю дорогу рассказывал о прочитанной книге, какая-то фантастика. За два дня мне удалось разузнать, в каком кабинете занимается Артур. Именно сейчас мы проходили мимо него. Под предлогом я отделилась от Данила, и, крикнув вдогонку, что догоню, подошла к двери заветного кабинета. Затаив дыхание я приоткрыла дверь. И в момент на меня обрушилось внимание человек десяти, Кавальского среди них не было. Сделав глубокий вздох, я направилась в кабинет латыни. До звонка отделяли секунды. Данил был поразительно не похож на всех остальных парней в группе. Он будто вынырнул из далёких семидесятых. Всегда спокойный, доброжелательный и исполнительный. Общение с ним достовляло удовольствие, поскольку способствовало развитию моего интеллекта в различных сферах. И этот скромный паренёк завидя меня одним махом сиганул через стол и вмиг оказался рядом со мной. Какой-то парень, за его спиной рванувший было, осел назад. На меня свалилось столько новой информации, что я и половины всего не запомнила. Вся группа бросала в мою сторону косые взгляды. Вряд ли это было случайностью. Вполне вероятно, я нравилась Данилу, а он и не пытался скрывать совей симпатии. С моей стороны внимание являлось исключительно дружеским. Придётся разделить чёткие границы или сделать тонкий намёк. Мне следует быть гораздо осторожней в общении с мужским полом. И уж темболее не забывать - я дочь Зарецкого, а Милфорд небольшой городишко, где вряд ли что утаишь. Ситуация и впрямь неловкая, и выход один - сесть за стол и зарыться в книги, чтобы не видеть съедающих тебя глаз. Гораздо сложнее, оказалось, избавить себя от навязчивой мысли о Ковальском.
  В конце лекции я протянула преподавателю свои листы. Та не без удовольствия проглядела их и задала пару малозначащих вопросов, а затем удручающи изрекла:
  - Но ведь предложения вы составили не правильно.- Я не могу вам поставить положительно.
  Я потупила глаза и тихо сказала:
  - Я не смогла.
  Полная женщина поглядела на меня, и, вынув тетрадку из стопки, вздохнув, сказала:
  - Переписывайте предложения в свой лист.
  Так я благодаря везению получила тройку. Наконец прозвенел последний звонок. Только успев оправиться от всего происшедшего, я бросилась в раздевалку, и, накинув плащ, выскочила из колледжа. К счастью мне удалось размянуться с Данилом и Максом. Почти бегом я припустилась на стоянку, в надежде, что так у меня больше шансов избежать встречи с кем - либо из группы. В торопях не успела проверить, всё ли на месте. И только оказавшись в тёплой кабине Мазды, стала рыться в сумке. Я завела машину и мотор нежно заурчал. Заметив Данила, я сделала вид, что разговариваю по сотовому, и тут же увидела Марцина, который усаживался в новенький Ягуар. Красота Марцина не оставляла равнодушной, даже самого невнимательного человека будь он хоть стар, хоть млад. Заворажённая его естественной мужской красотой, я абсолютно не обратила внимания на одежду, и только сейчас отметила, что парень одет странно для сентябрьской погоды. Но даже чёрная футболка и чёрные штаны на нём смотрелись великолепно. С его грацией и подкаченными мышцами, он мог облачиться в лохмотья, всё равно привлекая внимания. Марцин бегло окинул взглядом мою машину, затем резко рванул с места и исчез за поворотом. Ещё с минуту я провожала его взглядом, так и не расценив его поступка. Лишь только когда я выехала за пределы колледжа, смогла, спокойно вздохнуть, и унять дрожь в коленках.
  В Москве я частенько забегала после уроков в гипермаркет, где часами разгуливала по бутикам. Гипермаркетов впрочем, как и супермаркетов в Милфорде не было. Магазинчики раскинуты вдоль улиц, занимали первые этажи. Сегодня я решила вспомнить эту давнюю традицию. Подаваться тоске и грусти вовсе не хотелось. Я припарковалась возле одного из бутиков в центре. Погода окончательно испортилась, дождь беспощадно молотил по крышам домов не жалея своих сил. Пулей, выскочив из салона машины, я понеслась к магазину, будто он был единственным убежищем в нескончаемом променаде дождя. Стоило мне ступить в мир моды и одежды, как все мрачные мысли и противоречия остались позади, а на их место пришла долгожданная эйфория. Я порхала, как мотылёк от стойки к стойке, придирчиво перебирая вешалки, с видом опытной шопингистки знающей толк в моде. Я мучала продовцов, и душа моя ликовала. Никогда раньше я не страдала черезмерным аппетитом в одежде, но сегодня, словно с цепи сорвалась, поэтому количество вешалок побывавших в моих руках, побило все рекорды прошлых лет. На щеках выдрессерованных продавщиц пунцовел румянец , а на лбу сияли капельки пота. Я даже заметила, как у одной из девушек на высоких каблуках ноги дрожали и подгибались. Однако, они старались не зря. Сегодня я не блефовала, и действительно немного обновила гардероб. В итоге мои покупки заняли два пакета.
  Приехав домой, я поднялась к себе в комнату, развесила обновки и переоделась. Собрав мокрые волосы в хвост, я растянулась на кровати. Сон не шёл, усталость прошла, и пришедшая мысль проверить почту в интернете пришлась, как- никак кстати. Часик свободного времени у меня имелся в запасе, прежде чем я приступлю к подготовке лекции.
  В моём почтовом ящике было одно письмо.
  
  " Здрвствуй дорогая Виктория! - писала Берта.
  В первых строчках своего письма, хочу попросить у тебя прощения, за своё непристойное поведения, и что осмелилась всё же написать . Поверь, я не могла не написать, потому что, ты самая дорогая и близкая моему сердцу подруга. Всё это время я не переставала думать о тебе ни на секунду. Позволь мне хоть немножечко объясниться:
  
  После всех прискорбных событиях я долго не могла прийти в себя, у меня возникла навязчивая мысль, о том, что я виновата в смерти моей матери. Отец просто обезумел от горя, и винил всех, даже врачей. Через сорок дней мы уехали в Венецию, где прибываем уже два месяца. Всё это время я и отец проходим курс последепресивного лечения у одного из лучших психотерапевтов Италии Микеле Никонини. Он искренне надеется, что здешний климат и полная смена обстановки благотворно повлияют на нашу психику. Отцу уже гораздо легче, и он отсюда пытается руководить делами фирмы. Как только врач сочтёт возможным наш отъезд, мы сразу вернёмся в Милфорд.
  Дорогая Виктория, меня переполняют гнев и сожаления, что потеряно так много, а получено мало.
  Здесь в солнечной Венеции, вдали от Милфорда, я часто вспоминаю наши прогулки верхом. Кстати, о Лорде не беспокойся, за ним приприсматривает Серж, так, что он в полном порядке. А если возникнет желание навестить его, двери для тебя всегда открыты. И ещё, когда будешь в Дауре, погладь за меня Сорель, я очень соскучилась.
  
  Но вот, наверное, и всё, заканчиваю своё повествование. Моя любимая подружка, я нежно тебя целую. Пиши на этот емайл. Берта.
  
  
  Перечитав письмо ещё раз, я принялась за ответ, возможно, он получился не таким красноречивым.
  
  " Здравствуй дорогая Берта! У меня всё отлично , хотя тебя мне очень не хватает . Погода в Милфорде испортилась . Я пишу тебе эти строчки ,а за окном льёт дождь . Уже целую неделю идут занятия в колледже . Именно таким строгим и суровым подстать Англискому стилю , я его себе и представляла . Дисциплина здесь на первом месте , преподаватели особой мягкостью далеко не отличаются , но меня вполне всё устраевает . У меня уже появились друзья, так что, скучать не приходится. В скором времени я обязательно навещу Лорда и Сорель. Мои воспоминания о нашей тёплой дружбе так же преследуют меня ежедневно. Поэтому я уверена, когда ты вернёшься, мы вновь обретём нашу дружбу.
  
  На этом заканчиваю, и нежно целую. Виктория.
  
  P.s.Берта , если тебе что- нибудь известно о парне по имени Артур Ковальский , напиши пожалуйста , буду очень признательна .
  
  На этом я поставила точку и отправила письмо.
  
  Затем я просмотрела страничку Леры. Со свежих глянцевых фотографий, она и её бойфренд созерцали на меня; счастливые, загорелые и беспечные. Тут меня обволокла дымка воспоминаний, где отчётливо слышался звонкий смех Леры, и дерзкие циничные высказывания Милы. Прошлая тоска вдруг накатила с прежней силой. Я заняла своё любимое место на кровати и погрузилась в молчаливую задумчивость.
  Прошло какое-то время, десять, а может двадцать минут внизу хлопнула дверь. Послышались быстрые шаги, а затем шарканье обуви. Видимо это пришёл отец, шаги были тяжёлыми и глухими.
  Я опрометью бросилась на кухню.
  
  - Виктория? - позвал папа, заслышав мои шаги.
  - Конечно же, я, а кто ещё!- Привет пап! А где мама?
  
  - Осталась в клинике, ещё поработать, поступили новые пациенты.
  
  Он разулся, снял пальто, открыл свою сумку и стал в ней рыться, что- то бубня себе под нос.
  
  - Что у нас на обед? - спросил он, перебирая бумаги.
  - Жареная картошка с рёбрышками в соусе, - ответила я.
  
  - Ну, наконец, вот они! - воскликнул отец, махая перед глазами листком бумаги.
  
  Папа пересёк коридор и уселся на диван, продолжая просматривать документы. Запах вкусного обеда не оставил его равнодушным.
  
  - Пахнет очень вкусно! - одобрил он.
  - Спасибо.
  
  Я подала обед на стол. Несколько минут мы ели молча. Тишина стала тяготить, и повидимому не только меня. Отец начал первым.
  
  - Как тебе колледж? Завела друзей?- спросил он, расправившись с салатом.
  
  - На парах я сижу одна, так удобней. А на перерыве у нас своя компания: Макс, Данил и Марго. Вообщем в столовой у нас общий столик. - Знаешь, и ребята хорошие, но ближе всех мне Макс, он выше меня, светленький. Живёт в центре, жаль ,что учится в другой группе . Всё отлично ,вот только ... Тут вмешался отец так и не дав мне договорить . Наверное это и к лучшему , что-то я уже передумала откровенничать .
  
  - Выше тебя сантиметров на пятнадцать с осветлёнными волосами - это Макс Никитин. - Хороший добрый парень, правда, было за ним пару проделок, но всё в прошлом. Семья у него отличная. Его отец у меня в клинике работает хирургом. Специалист высшего класса. Три года назад мать Максима погибла в автокатострофе, вот Макс и отбился от рук, хулиганить стал. Правда сейчас парень за ум взялся, хочет по стопам отца пойти.
  
  - А Ковальского ты знаешь? - нерешительно спросила я, и внутри всё сжалось.
  
  Отец на секунду задумался, лицо приняло серьёзный вид.
  
  - Нет. - И кто же это?- усмехнулся он.
  
  Я засмущалась. Папа посмотрел на меня и улыбнулся.
  
  - Парня что ли себе присмотрела?- поинтересовался он.
  
  - Да нет, просто случай один был.
  
  Пришлось углубиться в подробности.
  
  Отец очень внимательно и сосредоточено меня выслушал. В конце моего повествования, лицо отца прорезали резкие морщины, губы изогнулись в усмешке.
  
  - Ну, тебя и угораздило! - Действительно, странный паренёк, как говоришь, зовут его брата?
  
  - Марцин Новак, - тихо ответила я.
  
  После того как я произнесла имя, лицо отца резко изменилось. Его взгляд был устремлён на меня или поверх меня, не мигая, потом прикрыл глаза - лицо его приняло мрачное замкнутое выражение. Внезапно он встал, подошёл к окну и, отдёрнув партьеру, долго смотрел на улицу, точно видел там что- то ещё, кроме грустных капель дождя. Затем он заговорил:
  
  - Припоминаю, Марцин, был у нас в клинике, но в другом отделении.- Он произнёс это уже другим небрежным и холодным тоном, не поварачивая головы в мою сторону.
  
  В этот момент, отец показался мне абсалютно посторонним человеком, чужим и угрюмым, каким я его никогда не видела .Но отступать вовсе не хотелось .
  
  - Папа, а ты не припомнишь, он был один?- еле слышно спросила я, так как резкая смена в настроении отца меня очень смутила.
  
  - Нет, с ним был молодой парень, очень красивый ..... Жаль, что .....- отец замолчал и погрузился в себя. Его оцепенение длилось не долго. Он повернулся, и хотя я была в сметении и соображала не очень чётко, тем не менее, удивилась, что он смотрел на меня без усмешки, а, наоборот, с грустью. И безучастно - как человек, который досматривает акт не слишком забавной камеди.
  
  " Значит с ним, был Артур " - прошептала я.
  
  - А в какое отделение они приходили? - осторожно спросила я.
  
  Взгляд папы был тяжёлым ,и ускальзал куда-то мимо меня. По моему телу прошла дрожь, и затеплившийся свет радости исчез.
  
  - К сожалению, я незнаю, наверно в терапию, а может .... В прочем неважно. Оба выглядели довольно странно, особенно второй; лицо белое, будто из него всю кровь выкачали, под глазами тёмные круги, словно сутками не спит, но при таком диа.... Тут он осёкся. Отец глубоко вздохнул, а после продолжил:
  
  - И всё равно Виктория, мне не нравится, что ты так интересуешься этим парнем. - Я настоятельно советую и прошу оставить его в покое - последнее слова он произнёс особенно настойчиво.
  
  Я похолодела от догадки. Мне сразу стало понятно, что речь идёт не о витаминах и лекартсве от гриппа. Отец явно дал понять , что парень скорее всего болен .
  Я разачарованно вздохнула. Скорее всего, мне потребуется не так мало времени, чтобы разобраться, что же движет его предостережениями, и есть ли основание для беспокойства.
  Я опустила голову и ничего не ответила, так как обещать ничего не собиралась, ожидая очередной тирады. Но отец больше не обранил и слова на эту тему.
  
  Остаток ужина прошёл в тишине, будто между нами пролегла тень недоверия. Я убрала со стола, и вымыла посуду. А отец снова принялся за свои бумаги.
  
  После я нехотя поднялась в свою комнату, где меня ждала подготовка к алгебре .Папа с мамой всегда большее предпочтение отдавали гуманитарным наукам ,а я вся в них , и поэтому ковыряться в вычеслениях непонятных алгоритмах вовсе не хотелось .
  
  Ночь оказалась тихой и спокойной, и я быстро уснула.
  Дом к ночи затих, и послышались шумы снаружи. Вот что-то скрипнула внизу, вот раздался отдалённый крик совы, низко летящей совсем неподалёку. Вот далеко в лесу послышался короткий лай, то ли лисицы, то ли собаки.
  В какой-то момент я вообразила себя совой, летящей над тёмным, словно пиратское судно, посёлком, и над тихо спящими деревьями городского парка, и над аллеей, ведущей к дому. Если бы я на самом деле была совой , я бы полетела вслед за Артуром .
  
  Остаток недели прошёл спокойно. Я старалась не беспокоить распросами родителей. Больше ни слова об Артуре и Марцине. Моя любовь оказывала нам хорошую услугу. Она поддерживала мир и спокойствие в нашем доме. К этому времени я вполне привыкла к колледжу с его суровыми законами. А к концу двухнедельных занятий знала почти половину студентов.
  Девушки во главе с Марианной Лесовской из коллежской газеты, настоятельно просили меня заняться журналистикой, если точнее стать местной писакой статей о жизни студентов колледжа. Писать я люблю, но не более чем все, стихи, маленькие рассказики в основном истории из жизни своих друзей, но вот статьи совсем другое дело, надо подумать.
  
  
  Артур Ковальский в колледже не появлялся .
  
  Каждый день я видела, как его брат Марцин приходил в столовую в гордом одиночестве. Всякий раз при виде Марцина, сердце ёкало, а потом бешенно калотилось. Но стоило мне удостовериться, что Артура нет, я расслаблялась, и снова могла быть самой сабой.
  В последние дни перед праздниками, вся группа в основном обсуждала поездку к озеру, в местечко, где по легенде до пажара стояла деревенька "Старая Руса ". Организатором поездки был Данил. Меня тоже позвали, скорее он и организовал её ради меня. Надеюсь мне удасться что-нибудь разузнать .
  
  В субботу я шла на химию, пребывая в отличном настроении. Похоже, Артур окончательно бросил колледж, или он попросту плод моего воображения. Думать о нём не хотелось. Ведь я до сих пор терялась в догадках, что прячется за его тайным взглядом: неприкрытая враждебность или скрытая симпатия?
  
  
  Жизнь в Милфорде протекала размеренно, и не была богата на события.
  Отец поностью погрузился в работу, посколько клиника приобрела известность широкого масштаба. Приезжало много пациентов из Москвы, Питера и других больших городов. Мама тоже много работала, но в отличаи от отца, ей удавалось выкраить время для меня.
  Мы с мамой часто сидели в гостиной, смотрели любимые фильмы, много времени уделяли общению.
  Этой осенью мама прошла курсы ланшафтдизайнера, и научила меня значительно большему, чем умению оформлять сад и составлять букеты. Она научила меня внутреннему спокойствию, которое приходит с осознаванием своей силы и слабости. Она внушила мне, не допустив даже тени возражения, что я больше не подросток - девушка, а будущяя молодая женщина, и что именно я должна многому научиться, чтобы в будущем с честью справиться с этой ролью. Думаю, я получила ценный урок, который станет важнейшей составляющей в моём становлении как женщины.
  В один из выходных мы отправились в Дауер Хаус, проведать Лорда и Сорель. Несколько часов проведённых на природе сделали нас невообразимо счастливыми .
  
  В эту субботу я посетила местный книжный магазинчик ; он оказался таким скудным на ассортимент, что я ничего не купила. Теперь буду заказывать книги исключительно по интернету.
  
  Все выходные лил дождь, и я проспала до обеда.
  
  В понедельник утром к колледжу я приехала первой. Утро выдалось холодным, но солнечным. Ветер беспощадно срывал листья с деревьев . Сегодня все как -то по особенному старались быть со мной вежливыми , приветливо улыбались и желали хорошей недели.
  Редкий случай , привыкла я гораздо быстрее ,чем надеялась , и чувствовала себя вполне комфортно .
  
  Когда я вышла из кабинета , в воздухе кружил хоровод разноцветной листвы. На стоянке и во дворе колледжа царила радость и возбуждение. Студенты, словно дети, подставляли руки под падающую листву, затем вновь подбрасывали, её в воздух, звонко смеясь. Чему они радуются?
  Я лишь ощущала неизбежное приближение зимы.
  
  - Как здорово! - закричал Макс. - Листопад!
  
  Я промолчала, и лишь растеряно смотрела на танцующую в воздухе листву , из которой на земле медленно выстилался пёстрый ковёр , покрывший уже значительную часть двора .
  
  - Да, листопад ....- пробормотала я.
  
  - Ты не любишь осень? - Любимое время года Пушкина!
  
  - Раньше любила, а сейчас осень для меня всего навсего преддверия зимы .
  
  - А зима чем плоха?- неунимался Макс.
  
  - Зима, снег, всегда осациируется с холодом и морозами.
  
  - Да, брось Викки, разве в Москве бывают лютые морозы?
  
  - Для кого как, - отрезала я.
  
  Макс засмеялся и в недоумении покачал головой. В этот момент резкий порыв ветра растрепал его волосы, они вздыбились как колючки ежа. Парень лихорадочно стал приглаживать волосы, а я рассмеялась. Нагнувшись, я зачерпнула охапку листьев и подбросила их вверх, отпустив их свободно парить в воздухе.
  
  - Увидимся в столовой, хорошо?- спросила я.
  Макс кивнул, удивлённо уставившись на меня.
  
  Уныние - это грех учит Библия.
  Искуство быть счастливым состоит в умении наслаждаться тем, что мы имеем - говорила моя мама. - И хорошие манеры заключаются в том, чтобы показать это умение.
  
  В то утро все только и говорили, что о листопаде. Настроение у меня поднялось, но особой причины радоваться я не видела. Листопад - это конечно яркое зрелище, а вот осенний промозглый дождь - не совсем.
  После анатомии мы с Марго бегом бросились в столовую. Ещё утром листья громко шелестели на ветру, а к обеду они молчали , мокрые и тяжёлые .Вокруг тихо после дождя , и самым громким звуком было кап...кап ...кап.
  Это падала вода с веток деревьев.
  Мне нравилось идти в тумане, все звуки вокруг были приглушённые, я даже не слышала собственных шагов. Даже очертания колледжа тонули в дымовой завесе тумана. Всё сливалось с низко нависшим над землёй пасмурным небом. Казалось, что весь мир опустел, и остались только я и капли, падающие с деревьев.
  
  У самого входа нас нагнал Макс. Волосы уже были уложены по прежнему .Пока мы стояли за едой , они с Марго шумно обсуждали меню . Их бурные дебаты меня не интересовали .Я машинально взглянула в дальний угол зала ,и замерла на месте .За столиком сидели двое . Их взгляды были обращены в нашу сторону .
  Марго, дёрнула меня за рукав.
  
  - Виктория , надумала ,очередь подходит .
  
  Я смотрела на них, и внутри у меня рос страх, смешанный с интересом .Неожиданно на глаза навернулись слёзы .
  
  - Что это с ней? - спросил Макс у Марго.
  
  - Ничего, - ответила я.- Мне что-то не хочется, есть, я выпью сок.
  
  Я подождала пока Марго и Макс выберут еду, и, не поднимая глаз, прошла за ними к столику. Сделав два глотка соку, я почувствовала, как тошнота подкатывает к горлу. Ребята почти в один голос спросили всё ли со мной впорядке. Я отнекивалась придумывая с лёту разные причины, утаив разумеется главную - Артур.
  Почему я должна бояться или избегать? Смущение и страх потихоньку оставляли меня.
  Я отважилась взглянуть на Артура не поднимая головы, из-под опущенных ресниц.
  Но никаких взглядов в мою сторону я не заметила. Я немного взбодрилась и расправила плечи.
  Артур с Марцином смеялись. Их волосы были мокрые после дождя. Сегодня Ковальский выглядел гораздо веселей, тёмные круги под глазами почти исчезли. В него словно вдохнули жизнь.
  
  - Виктория, на кого ты засмотрелась? - спросила Марго, окончательно порвав ход моих мыслей.
  И надо же, в этот момент я встретилась глазами с Артуром, и тут же опустила голову. Однако наши взгляды пересеклись на какие-то доли секунд , но сейчас в его глазах не было ни злобы , ни ненависти .
  
  - На тебя пялется Ковальский, - прошептала Марго.
  
  - Ты его знаешь? - удивилась я.
  
  - Я, нет, но другие девчонки с колледжа знают, а я мельком фамилию услышала. Про него, что только не говорят!
  
  - Мне кажется, я ему не нравлюсь,- пролепетала я.
  Мне стало не по себе, и я закрыла лицо руками.
  
  - Ковальскому никто не нравится, а в особенности девушки. - Вон Каринку, мисс колледж прошлого года, и то отшил! А она просто красавица - мужики толпами вьются! Вот его братец - другое дело, меняет девиц, как перчатки. - Слушай, а он до сих пор с тебя глаз не сводит. И что это он уставился на тебя?
  
  - Его, что совсем девушки не интересуют? Может он, ну ты поняла? - прошептала я.
  
  Морго развязно хихикнула.
  
  - Нет, на этот счёт с ним всё впорядке. - Просто говорят, вроде несчастная любовь была, девушка бросила, изошёлся парень тогда очень, а сейчас с пренебрежением к девушкам относится, - объяснила Морго, поглядывая в сторону дальнего столика.
  
  - Хватит, не смотри на него!- прошипела я.
  
  Морго звонко рассмеялась, но отвернулась, а я взяла себя в руки и подняла глаза.
  
  Тут в разговор вмешался Макс, собиравшийся после занятий устроить массовую игру в волейбол. Он даже поэтому поводу устроил целую рекламную акцию, за что попал в кабинет ректора.
  Самые смелые надежды организаторской работы и обязательного участия в игре, легли на наши с Морго плечи. Марго с радостью согласилась. Я с удивлением наблюдала за ней. Куда подевался весь пессимизм по отношению к спорту? Наоборот, девушка выглядела очень довольной. Я промолчала, так как вовсе не разделяла их увлечением волейболом.
  Остаток обеда я просидела, упёршись глазами то в Макса, то в Марго, а то и вовсе в пустой стакан. Мне было очень одиноко и очень грустно. Теперь я понимала значения этих взглядов полных злобы и холода. Но я не претендавала на его сердце, я не сделала ничего плохого, а просто однажды возможно спасла ему жизнь. Самым худшим из всего этого для меня видеть, как он наблюдает за мной, но ещё страшней была память о тех снах.
  Словно я посмотрела в волшебное зеркало и увидела своё будущее, в котором не было ни дома, ни родителей, лишь только одиночество, боль, и он.
  
  Идти по двору колледжа с Максом преспектива не самая хорошая. Темболее, его отнюдь не дружеский интерес ко мне проявлялся с каждым днём всё ярче.
  
  Когда я вышла во двор, вновь моросил холодный дождь, смешавший кружевной узор листьев с грязью. Я накинула капюшон и побежала к машине.
  Внутри я злорадствовала, что игра отменилась в связи с погодой, и я могу пойти прямо домой.
  Оказавшись в кабине, я тут же включила печку и распустила волосы, чтобы по дороге они подсохли. Приготовившись выезжать, я внимательно огляделась по сторонам и заметила тёмную мужскую фигуру, стремительно приближавшуюся к стоянке. Я отвернулась, и нажав на газ отвлёклась, чуть не задв маленькую " Део Матиз ". К счастью, для этой букашки я вовремя нажала на тормоз, иначе моя "Мазда" превратила бы её в лепёшку. Глубоко вздохнув, я на секунду замерла, чтобы перевести дыхания. Тут же послышалось лёгкое постукивание по стеклу. За зановесой дождя я не могла разглядеть человека с улицы.
  " Макс или Данил! - пронеслось в голове. Я опустила стекло. В салон залетела прохлада и мелкая пудра дождя. В первую секунду я ничего не могла сказать. Видеть здесь Ковальского было равносильно шоку.
  
  - Привет, - произнёс он низким грудным голосом.
  Неужели Ковальский подошёл и заговорил со мной? В это было сложно поверить. Я немогла оторваться от Артура, хотя понимала, что мне не следует это делать. Сейчас я походила на ребёнка очерованного появлением волшебной феи. С растрёпанных чёрных волос капала вода, сейчас он выглядел так, будто только что снялся в ролике, рекламирующий шампунь или гель. На красивом лице сияла улыбка. Однако голубизна глаз отдавала холодом.
  
  - Меня зовут Артур Ковальский, - представился он.- Извини, раньше я не успел представиться. А, ты, если не ошибаюсь, Вика Зарецкая?
  
  Я едва понимала, что он гворит, в голове стучало. Может мне всё кажется, и он это плод воображения? Трудно не обратить внимания на его безукоризненную вежливость. Он подошёл первый, странно... Ковальский ждал моего ответа, а я растерялась, и не могла ничего придумать, язык, словно онемел.
  
  - Откуда тебе известно моё имя?- запинаясь, пролепетала я.
  
  Артур звонко рассмеялся, его смех эхом раскатился по стоянке.
  
  - В Милфорде оно известно почти каждому. - Город ждал вашего приезда!
  
  Я недоумённо пожала плечами. Артур попросту издевается, но полностью отрицать этот факт я не могла. Ждали моего отца, ведь он врач, профессор медицинских наук, по части кардиологии, ну вот, наверно опять всё перепутала.
  - Вообще-то, я имела в виду, почему ты так назвал меня Вика?- допытывалась я, незная, о чём ещё говорить.
  
  - А как нравится тебе?- удивился он.
  
  - Виктория. - Меня так родители называют. Для очень близких друзей Викки, - объяснила я, чувствуя себя полной дурой.
  
  - Понятно, значит Виктория, - ответил Артур.
  
  Я хотела было расспросить его, что произошло в тот день, когда его почти бездыханное тело, распластавшись, лежало на асфальте, но какая - то странная дрожь пробежала по моему позвоночнику, будто предупреждая не делать этого.
  
  Налетевший внезапно порыв ветра усилил дождевую завесу. Я заметила, как Артур вдавил голову в плечи, переминаясь с ноги на ногу. Повеяло холодом. Сквозь полуоткрытое окно я видела, как стена дождя обрушилась на колледж. Ветер наклонял могучие кроны деревьев почти к земле, и капли маленькими серебрянными копьями пронзали каждый лист.
  Внезапно меня охватила жалость к парню, мокнущему под пролевным дождём.
  
  - По- моему, ты сейчас окончательно промокнешь и простудишься, залезай в кабину, - скомандовала я, и закрыла глаза, убеждая себя, что всё происходящее не мираж.
  Когда я открыла глаза, Ковальский уже сидел в салоне, рядом. Странность заключалась в следующем; я не слышала хлопка открывающейся дверцы. Он же молча, изучал меня пристальным взглядом, отчего по моим рукам побежали мурашки. Я почувствовала себя неуютно и отвела глаза, пытаясь сделать вид, что нащупываю рукой кнопку пермотки на магнитоле. Артур сидел не подвижно, словно ощущал мой страх. Я же не в силах была вымолвить и слово.
  
  - Я хотел поблагодарить тебя, - наконец заявил он.
  
  Я недоумённо уставилась на него.
  
  - За, что? - смутилась я, запнувшись.
  Его ярко васильковые глаза блестели в полутьме, а лицо казалось совершенным. Сердце так бешено закалотилось, что кажется его стук услышали бы на другом конце вселенной. И в этот момент я поняла, что пропала. Меня с невероятной силой затягивало в омут его волшебных чар, откуда не выбираются победителями, где сердца раскалываются как хрупкий фарфор.
  
  - Витория, ты спасла мне жизнь, если помнишь, - томно прошептал он.
  
  От интонации его голоса мне стало жутко. Я чувствовала себя мышкой в клетке у льва. Сглотнув, я пролепетала:
  
  - Не за что.
  
  - Я твой должник, - спокойно пояснил он.
  
  Я скривила губы в саркастической улыбке:
  
  - Так может ты, теперь выполнишь любое моё желание?
  
  - Может и выполню.
  
  "А сарказм у него в крови! Вот ведь самовлюблённый эгоист!"- подумала я.
  
  - Я могу загадывать? - неунималась я, купаясь в игре слов.
  
  Артур пожал плечами.
  
  - Разумеется, - ответил он, скользя взглядом по моей шее.
  
  Я отвернулась и состроила сосредоточенное лицо, для достоверности.
  
  Как назло на ум ничего стоющего не шло, разве, что ерунда, какая - нибудь, чтобы было над, чем посмеяться после. Не выдержав и минуты, я покосилась на него из-за занавеса волос. В эту секунду меня дернуло, будто я попала под разряд электричества. В ужасе я обнаружила, что в его ярко голубых глазах вспыхивает странное зеленоватое свечение.
  - Чего ждёшь, загадывай, я серьёзно - пробормотал он, нахмурившись и пристально всматриваясь то в мои зрачки, то в медальон у меня на шее.
  Мой взгляд лихорадочно взметнулся к груди, но глаза вдруг так сильно зажгло, что пришлось приложить усилие, чтобы отвести их в сторону. Щипание ещё не прошло, когда я обратила внимание на Ковальского. За какие- то секунды он так побледнел, что стал походить на призрак. В тот же мгновение парень отпрянул от меня, как чёрт от ладона. Лицо исказила гримасса боли. Артур скрипнул зубами, на лице заходили желваки.
  
  - Извини, но я должен идти, - с трудом выговорил он.
  
  " Актёришка несчастный! Главное вовремя смыться"- промелькнуло в голове.
  
  - А как же желание? Что палочку волшебную дома забыл?- сиронизировала я.
  
  - Запомни - я твой должник, потом.....- процедил он сквозь зубы, словно ему с трудом давалось каждое слово.
  
  Затем пулей выскочил из машины, и растворился в туманной завесе дождя.
  
  Признаться, я сильно испугалась. Всё ещё дрожа, я поёжилась, испуганно оглядываясь вокруг. На груди жгло так сильно, словно туда поставили раскалённый утюг. В какой-то миг душевная боль смешалась с физической, и мне показалось, что это конец. Превозмогая себя, я дотянулась рукой до медальона, но вскрикнув от боли тут же её убрала. Мой кабошон пышил жаром, как раскалённая сковорода, пальцы покраснели и жутко болели от ожогов.
  Опомнилась я от сильного стука в окно. С испуганным видом, застывшим в неришительности на меня смотрел Данил. В руках он держал маленькую книжечку.
  
  - Ты как? - выдавил он.- Вот я подобрал, возле твоей машины валялась, - робко сказал он, протягивая мне какую-то книжечку.
  
  - Спасибо, всё хорошо, - с трудом выдохнула я.
  
  Грудь не перестовала ныть, будто мне только что выжгли клеймо.
  
  Забрав у Данила книжечку, хотя и понятия не имела, чья она, собрав все свои силы я выжала газ так, что взвизгнули покрышки на мокром асфальте. Мотор взвыл, и " Мазда " вылетела за ворота колледжа, стрелой вонзаясь в сырую пелену дождя. Гнев и обида переполняли меня. Я летела на бешеной скорости. За окном мелькали здания, слившись в одну сплошную полоску. Сейчас сфетофоров будто и вовсе не существовало, ровно так же как не было и других автомобилей. Дворники только и успевали размазывать по лобовому стеклу барабанившие струи. Из динамиков завывала грустная песня о любви, заполнившая своей драматичностью весь салон. Еле сдерживая не прошеные слёзы, я не знала, в каком направлении двигаюсь. А разве сейчас это имело значение?
  Теперь меня пугало в нём всё: его совершенная неистественная красота, низкий бархатный голос, пронизывающий взгляд, и сила неистовая злая и необузданная. Интересно сколько таких коротких незначительных встреч я смогу выдержать, если встречи с ним стали для меня неотъемлимой частью моей личной жизни?
  
  Вывернув на шоссе, я вдруг сморщилась от боли, словно виски стиснули и зажали клещами. В следущие секунды в голове вспыхнула чёткая картина.
  " В нескольких метрах от мчащейся машины на одиноком шоссе, появилось что-то чёрное похожее на огромную собаку, несущее в себе зло и ужас. Собака или ..... нет - это был волк. Он медленно и уверенно приближался к машине. Глаза волка горели как вспыхнувшие свечки. Я неслась прямо к опасности. Педаль тормоза не слушалась и казалась бесполезной, что преводило в дикий ужас. Ещё чуть, и волк окажется под калёсами автомобиля.
  Я закричала. Неожиданно волк стал растворяться, превращяясь сначала в бледную тень, затем в чёрную точку, и совсем исчез. Фигура в чёрном появилась так же внезапно, как и волк. Она твёрдо стоял на земле, упёршись взглядом в капот моего автомобиля. Из-под чёрного плаща неожиданно выступили знакомые черты лица. Тёмные как смоль волосы и ярко уже золотистые глаза, со злобным блеском, метающим молнии. Я узнала Артура, но, что стало с его лицом? Черты лица заострились, сам он белый как полотно, а губы искревлены в злой ухмылке. Он встал, не думая отступать, его губы что-то беззвучно шепчут, отдавая в моей голове криком " Виктория, тормози! так, что выныривая из страшной картины, я резко крутанула руль и непраизвольно нажала на педаль тормоза. Проскользив по асфальту несколько метров, машина заглохла и встала как вкопанная.
  У меня замерло сердце, руки похолодели, во рту появилась неприятная сухость.
  Я выскочила из машины под пролевной дождь, оставив дверь открытой. И увидела....
  
  В нескольких метрах от меня на асфальте, отражавшем тусклый свет уходящего дня, бился в конвульсиях большой чёрный волк, от его промокшей шерсти летели брызги. Животное мучалось, в каждом его движении чувствовалось боль, и предсмертная агония. Его глаза медленно тускнели, унося с собой последние краски жизни. Волк тяжело хрипел. Лёжа на асфальте, волк вытянул перебитые лапы, с мокрой шерсти стекала кровь, образуя лужицу.
  
  "Какой же придурок мало того, что сбил, а ещё и оставил умирать на дороге животное?"- пронеслось в голове.
  
  Меня залихорадило. Сердце скаконуло к горлу. В панике, подчиняясь своему добродетелю, я бросилась к машине, в надежде вызвать помощь. Лихорадочно дрожащими пальцами я набрала на сотовом 9-11, послышались длинные гудки. В следущее мгновение гвал несущейся по шоссе машины перекрыл леденящие душу хрипы животного. Машина неслась на пределе, складывалось впечатление, что водитель спасался бегством, он даже неудосужился притормозить, пролетая мимо меня, неуспела я опомниться, как волна мутной воды окатила с ног почти до головы.
  Я хотела выругаться ему вслед, но случилось странное - шоссе было пустым, волк исчез, ведь уйти сам он просто не мог, я сама лично видела перебитые лапы, он почти был мёртв!
  
  В трубке послышался механический голос:
  - Служба 9-11 , Ольга, я вас слушаю!
  Я сбросила соединение.
  .
  
  
  -
  
  
  -
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"