Колентьев Алексей Сергеевич: другие произведения.

Паутина вероятности

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Заключительная часть трилогии о событиях из жизни старателя Антона Васильева под общим названием "Счастье для всех". Корректировка стилистических и синтаксических ошибок будет произведена позднее.

  Who's deciding who's gonna die?..
  Look at me. I stand up right here...
  And not one bullet! Not one shot!
  Why?! How come they all had to die,
  And I can stand right here?
  I can stand right up, And NOTHING happens to me!
  
  James Jones "The Thin Red Line"(*)
  
  1.
  
  Земля уже почти не тряслась, на такой глубине вообще трудно расслышать какие либо звуки с поверхности. Странное видение наводило на мысли самого разного толка, но превалировали только тревожные и, как правило, дурацкие. Даже многолетняя привычка засыпать практически в любом месте и в любое время, если того требовали обстоятельства, не помогала. Беспокойство за Дашу, словно саднящий порез, не давало мне концентрироваться на более насущных проблемах. Жива ли она или погибла, а может быть захвачена с целью оказаться рычагом давления на меня или Лесника, видение не объясняло. В любом случае, пока ничего предпринять не получится. Посетивший меня морок - это всего лишь смутные образы, ничего конкретного не сообщающие и вряд ли им следует доверять безоглядно. Тем более эти картинки не причина для серьёзных прыжков на месте: выйдем на свежий воздух, сдадим груз заказчику, а там и будем решать, как поступить со столь туманными предупреждениями. Нужно собраться, иначе кончится всё ещё несколькими мумифицированными трупами на семидесятиметровой глубине и пары-тройки из них уж точно никто не хватится....
  Почему-то вспомнилась одна из последних встреч с Ириной - бывшей женой. Мы тогда ютились в комнатке офицерской общаги, что было несомненной роскошью по местным меркам (мне как старожилу и ввиду семейного положения, лично комбриг, с большой помпой ключи от комнаты вручал). Свой угол был только у семейных офицеров и десятка контрактников из тех, что поприжимистее (1) . Я лично подновил оконные рамы, оклеил комнату обоями, побелил потолок и привёз большую мягкую тахту, вместо холостяцкой продавленной раскладушки, оставленной в казарме, и раздобыл почти новый, двухтумбовый, письменный стол. Всё это заняло две трети нашего "родового гнезда" и повернуться было решительно негде. Остальное пространство "отъел" под себя маленький холодильник "Север", шумевший в моменты включения подобно взлетающему сверхзвуковику. Телевизор я подвесил на самодельной сварной раме, прямо над холодильником - взятый в качестве доли с духовского каравана малазийский телевизор "SHARP", исправно ловил пару местных каналов, где по вечерам показывали ретранслированные из России новости и пару каких-то сериалов на русском языке. Остальное вообще разобрать было трудно: по-таджикски я объяснялся в весьма узких рамках и местной телетрескотни особо не понимал. Жена включала его, чтобы шёл хоть какой-то фон, создающий иллюзию цивилизации. Я её понимал - большую часть времени в расположении делать совершенно нечего, особенно если нет работы, на которую приезжих вообще не брали. Жёны местного комсостава приняли Ирину нормально. Она сама провела некую черту между собой и остальными женщинами нашего небольшого мирка, видимо подсознательно отторгая их образ жизни. Каждый день пребывания вдали от магазинов, кинотеатров и привычного круга подруг, да ещё в отсутствие телефона под рукой, били мою любимую женщину по нервам не хуже постоянных тревог на базе, когда разведчики в очередной раз "зевнут" духов, подбирающихся к базе на выстрел из винтовки или РПГ. Обычно, дальше мелких разрушений и выбитых стёкол не заходило, но были и убитые духовским снайпером зампотыл и сгоревший дотла хозблок вместе с двумя солдатами-срочниками и поварихой из вольнонаёмных. Тогда выстрелом из "граника" зацепило газовые баллоны, а огонь и рухнувшие перекрытия заживо похоронили людей под обломками. Был и "замок" первой роты - старлей Сеня Нечаев, которому духовская пуля снесла полголовы....
  Для жены, женщины сугубо городской, такие вот авралы и некая напряжённость, постоянно витающая в воздухе, были тяжёлым испытанием. Уже в бытность мою, в родном городе, когда окончательно решился вопрос по контракту, замечался этот тоскливый огонёк в её глазах. Несомненно, быт - это самое тяжкое испытание для взаимного чувства. Скандалы начались примерно через три месяца после приезда на базу и четыре с половиной года от начала нашей с ней совместной жизни. Начиналось, как водится, с разных мелочей, бурно перетекая в речи обличительного содержания, которые Ира была мастер произносить. Чаще всего я помалкивал - претензии носили смешной, абстрактный характер. И если бы дело касалось вещей вроде прибить гвоздь или починить кран в общей душевой, который постоянно подтекал, то я с лёгкостью бы устранил причину скандала. Но понятно было - недовольна жена тем, что поехала со мной в буквальном смысле на пресловутый "край земли". Чувства стали трещать по швам и спасали нашу маленькую лодочку от крушения о бытовые камни только мои частые отлучки по служебной необходимости. Но вечно бегать от финального разговора не получалось: на этот раз я понял, что терпению жены пришёл конец. Она стояла у окна, лицом к двери опершись руками о подоконник так, что солнце светило ей в спину, заставляя просвечивать лёгкое ситцевое платье в бледно-голубых незабудках, а короткие вьющиеся каштановые волосы вообще пылали как некий нимб вокруг загорелого, красивого лица.
  - Антон, я так больше не могу. Всё! Уезжаю послезавтра - И с вызовом глянула прямо в душу, своими зелёными, "кошачьими" глазищами - С продуктовой машиной доберусь до города, а там в Душанбе на рейсовом автобусе....
  Я снова промолчал, поставил свой потёртый АКМС с подствольником в угол, рядом с изголовьем тахты и неторопливо избавился от "разгрузки". Сдавать оружие у нас было не принято, в виду постоянного "военного положения", но жена никогда стреляющих железок и не боялась - в Сибири, особенно в наших краях, где тайга совсем рядом, кое-какой огнестрел есть почти в каждой семье. А её отец был поселковым участковым, жил в "барском" двухэтажном коттедже, где всякого такого добра было завались, а с учётом конфиската так и вообще хватило бы на пару отделений. С детства он учил старшую дочь стрелять, но особых успехов не добился - Ирина не любила, хотя относилась к той категории женщин, для которых ружьё - необходимое зло. Не страшное, но бесполезное железо, часть бессмысленных мужских забав.
  Присел на край тахты, и взяла меня тоска от того, что всё пошло прахом. Удерживать я жену не собирался, понимая, что занятие это зряшное. Агония брака могла быть продлена ещё на пару месяцев и закончится тихим бегством супруги во время моей очередной отлучки на "боевые". Удерживать того, кто хочет уйти против его собственного желания, значило восстановить этого человека против себя ещё больше. Ничего уже поделать было нельзя, нужно отпустить.... Я только вздохнул и, подхватив автомат, направился к двери.
  - Что, даже сказать нечего?! - В голосе Ирины слышались звонкие истерические нотки, обида и толика вызова, слова понеслись мне вдогонку и напоминали по убийственной мощи пулемётную очередь.
  - Пойду, попрошу место у Евстафьева. Борт идёт на Душанбе через два часа. Капитан мужик понимающий, думаю, не откажет.... На машине долго, да и небезопасно, Ириша. На вертушке тебя подбросят до столицы. А там Евстафьев место на нашем военном борту и номер в гостинице организует, если сегодня на Москву рейса нет. Деньги сэкономишь....
  - Ты дубина, Васильев! Бесчувственная стоеросовая дубина! Ничего менять не хочешь!..
  - Бумаги на развод пришли потом, как приедешь. Я всё подпишу. Не злись на меня Ириша.... Прости, если обидел.... Чего менять-то? Кроме вот этого - Показал ей автомат, обернувшись на пороге - Я ничего не умею. В ментуру к твоему бате не пойду: через полгода выгонят или посадят. Ты же знаешь, хребет не гибкий. В тайгу промышлять? Так тоже как тут будет, а опасностей ни как не меньше, сама росла рядом со всем этим. Сломал я тебе жизнь, прости.... Может быть, если завели детей, было бы иначе. Раз решила - езжай, деньги буду высылать регулярно. Одному мне здесь много не надо, а тебе на первое время нужнее будет.
  Такого поворота жена не ожидала, поэтому молча, в прострации, начала аккуратно складывать вещи в почти уже собранный чемодан, демонстративно выставленный на стол. Потом вдруг плюхнулась прямо на пол и заплакала. Рыдать она никогда не умела, просто всхлипывала и судорожно вздыхая, вытирала слёзы крохотным платочком. Я вернулся от двери, положил оружие на тахту и встав на колени перед женой крепко обнял, прижав худенькое тело к себе, вдыхая горький аромат духов и знакомый запах родного тела любимой женщины. Она не вырывалась, а лишь доверчиво уткнулась мокрым от слёз лицом кута-то в район моей шеи. Так мы простояли почти пять минут. Потом я вышел, мягко отстранив притихшую Ирину, и пошёл договариваться с капитаном Евстафьевым, на которого повесили все снабженческие функции, пока новый зампотыл ещё не прибыл в расположение бригады. Да оно и понятно: подстрелить могут каждую секунду, условия службы почти на грани спартанских, вот никто особо и не рвался....
  Договорился быстро: Евстафьев глядя сочувственно, пообещал место в вертушке в течение получаса организовать. Я уже было собрался обратно в общагу, внутренне готовясь в последний раз выслушать очередную порцию упрёков, как меня догнал дежурный по части из штаба бригады и передал приказ прибыть к комбригу. А потом закрутилась эта канитель с Буревестником... С женой так и не удалось поговорить. Она уехала, оставив только записку в которой писала, что всё равно любит. Этот клочок бумаги я нашёл в пыльной и уже нежилой нашей комнате, сразу как перестали дёргать на допросы к следователю и выпустили на волю, взяв кучу подписок о неразглашении.
  Что разбилось тогда, я попытался вернуть здесь. Даша была моложе и явно сильнее духом, хотя я думал, что тут вся соль в отсутствии опыта и неустоявшихся жизненных приоритетах. Сейчас девушку считали моим слабым местом, уязвимой точкой, на которую пытались надавить, вынуждая меня к определённым действиям. Но кто бы ни совершил подобную глупость, он жестоко просчитался: зная, как используются заложники и каковы правила этой древней игры, я не собирался действовать второпях. Так или иначе, но до сути я докопаюсь очень быстро... На лицо помимо воли набежала моя обычная улыбка: значит, потанцуем, господа.... Ох, блин, потанцуем....
  Информации по общему раскладу было маловато, однако создавалось ощущение, что против меня играют две разные группы, со схожими интересами, но соперничающие друг с другом. Поэтому возникала некоторая несогласованность и раздрай в событиях последнего месяца. Я от такой мешанины только выиграл, не раз и ни два избежав смертельных ловушек, в которые попадались ловчие обеих противостоящих команд. То, что девушку захватили, ещё не есть установленный факт - предчувствий на этот счёт не было абсолютно никаких...
  Земля дрогнула, прервав неспешный ход мыслей. Потом, как это обычно и бывает в таких случаях ударная волна и звук взрыва докатились и до нашей маленькой стоянки, загасив костёр, опрокинув жестянку с котелками и ослепив потоками пыли и разного мусора поднятого взрывной волной. Я вскочил и короткими перебежками ринулся вправо, чтобы занять позицию у дальней стены. Судя по характеру повреждений рвануло где-то у входа в подземелье и мощность была не шутейная. Проснулся и застонал Михай, Сажа вообще отполз под прикрытие пандуса и лежал свернувшись калачиком, закрывая голову руками. Порадовал Андрон, наш молодой шустро кинулся влево и, вскинув автомат к плечу, уже шарил прицелом по тьме провала впереди, смещаясь мелкими шажками в полуприсяде к забившемуся в угол алхимику. Оглушило всех порядком. Поэтому я включил фонарь, привязанный к полутораметровой палке, который использовал, чтобы освещать дорогу и направил луч в стену напротив головы парня. Его самого не подсветило, но заставило обернуться и включить радиостанцию на приём. Дал ему три тона "я порядке", получил такой же сигнал в ответ, потом переключился на общий канал, дал один длинный тон, запрашивая статус остальных. Норд и Коля отозвались с небольшим перерывом. Слава Богу, оба если и ранены, то наверняка не серьёзно иначе тон был бы не тройным а особым: два длинных гудка. Дав команду Андрону оставаться с раненым и грузом, осторожно двинулся вдоль стены к позициям охранения. Впереди было трудно что-либо различать: тоннель хоть и был местами сыроват, но мы остановились в его сухом промежутке. Поэтому пришлось накинуть дыхательную маску и продвигаться вперёд очень осторожно. Осколки бетона и металлоконструкций лишь частично долетели до позиции передового поста. Поэтому через десять минут я увидел залегшего у стены Колю, а от левой стены мигнул фонариком Норд. Хлопнув вздрогнувшего пулемётчика по ноге, я чуть сместился влево, чтобы тот не выпалил ненароком. Дав понять оглушённому бойцу, что это свои, велел знаками двигаться за мной, сохраняя дистанцию в пять метров. Мигнул Норду - "подойди", тот появился довольно быстро, внешне снайпер был цел и на немой вопрос "как ты?" показал сжатую в кулак ладонь левой руки, с отогнутым вверх большим пальцем.
  Медленно, двигаясь уступом по центру тоннеля, мы стали в полуприсяде продвигаться вперёд, держа оружие наготове. Миновали минное заграждение и упёрлись в стену из вала камней и железной арматуры. Тоннель грамотно обрушили направленными взрывами так, чтобы наглухо перекрыть нам путь на поверхность. Ловушка была мастерски организована, и мог её сделать только тот, кому плевать на последствия Выброса. Теперь становилось понятно, какой козырь прятали в рукаве наши заклятые друзья, кем бы они небыли. Мы стали жертвами пресловутого плана "В", когда в ход идут самые отчаянные импровизации. Дав команду подняться, я подозвал бойцов к себе, разрешив говорить нормально. Первым откликнулся Коля.
  - Чёрт, замуровали! Как теперь выберемся, а командир? - Слова его прозвучали без издёвки, но с нескрываемым напряжением.
  - Ножками, Коля, ножками. И поздравляю: ты оказался в компании людей, с которыми даже "Монолит" побоялся встретиться в открытом бою... Нас предпочли замуровать здесь, лишь бы только не вступать в прямой контакт. Взять живьём не получилось, вот и решили закрыть вопрос таким образом. Нормальный вариант, только вот опять ведь не свезёт уродам. Пошли обратно, будем ворота ломать. Наш путь домой только что стал чуть длиннее, только и всего. Кроме того, мы теперь занесены в разряд трупов. Поэтому задача облегчается - никто больше не будет приседать на хвост.
  - А что там, за воротами? - Это подал голос Юрис
  - Ничего особо хорошего, думаю, нет. Но там есть выход на поверхность, это точно. Мне приходилось бывать на подобных объектах. Чутка полазим по тоннелям и выйдем на свежий воздух, главное, чтобы нервишки не начали шалить - Я выразительно глянул на Колю - Выберемся. Запечатали калитку не даром, поэтому ждать там нас никто не ждёт. Но вот если сигналку кто оставил, она может сказать хозяевам, что ворота кто-то вскрыл. А может и вообще тихо и скучно войдём и, побродив немного выйдем... Прямо на базе "Долга" или ещё где. Ладно, посмотрим, что там за воротами....
  Мы пришли к пандусу. Огонь уже не горел. Андрон дал кивком понять, что всё нормально. Сажа уже снова хлопотал возле Михая. Остальные разместились вокруг снова запалённого костерка. Теперь уже не было нужды прятать пламя - мы "умерли". Присев возле рюкзака с припасами, я достал детонаторы и эластит. Бронеплиту я конечно вскрыть не смогу, такие ворота сделаны с расчётом и не на такое, однако я точно знал, что где-то рядом под слоем бетона скрыт запирающий механизм, тоже защищённый кожухом из стальных листов. Но их-то вскрыть было вполне возможно, требовалось только этот механизм найти....
  - Я могу помочь - Это подошёл Сажа - Нам нужно поторопиться, воздуха в тоннеле хватит не надолго. Вы ищете механизм?
  - Что-то в этом роде. Давно в теме, уважаемый? - Удивления почти не было, Сажа явно знал о тоннелях больше, чем мы все.
  - О! - Алхимик охотно начал объяснять - Это часть подземного хранилища ядерных боеприпасов, там впереди целый город под землёй. Полтора километра в глубину, пять горизонтов.... Мы слышали, что вроде как город на консервации и ни одно из местных э.... сообществ сюда доступа не имеет. Но как обстоят дела на самом деле - неизвестно. Слухов как всегда больше, чем точной информации.
  - Не верю, будто бы ваши любопытные собратья, не пытались всё узнать доподлинно. Лазили сюда?
  - Я знаю, что было две попытки - В голосе Сажи слышались досадливые нотки - Но группы наёмников не вернулись. Связи под землёй нет. Поэтому всё, что нам известно - это то, что комплекс не необитаем. Но кто это или что - мы так и не выяснили.... Запорный механизм справа от двери, я покажу.
  Чего-то подобного я и ожидал. Объекты вроде этого хорошо охранялись и могли многое выдержать. Запасы продовольствия и боеприпасов могли обеспечить жителей и гарнизон такого поселения на год и более в расчёте на автономку. И если алхимикам было непонятно, кто же перебил их наймитов, то я вполне догадывался, кто это может быть. Зона отчуждения - довольно маленький клочок земли и трудно оставаться здесь незамеченным долгое время. А тем более действовать и причём делать это в довольно активном ключе. Умирающий амер, захваченный нами во время последней стычки с "девяткой", упомянул про подземную лабораторию. Говорил о ней и Эдвардс, но мимоходом, учитывая то, какая роль отводилась мне и моей группе в предстоявшей тогда операции. Сомневаюсь, чтобы местные или те же натовцы смогли бы развернуть в столь опасном месте новое масштабное строительство. А вот вскрыть, подновить и приспособить под свои нужды старый советский объект, это вполне реальная тема. Думается, что сгинувшие наёмники просто напоролись на какую-то сторожевую систему или патруль, а алхимики решили после двух неудачных попыток, более не рисковать. Или, что тоже не исключается, мог выжить кто-либо из нанятых "солдат удачи" и пустить звон в узких кругах. Возможно, что именно метку этого сталкера я и увидел на карте, когда в первый раз полез в этот тоннель.
  Тем временем Сажа покрутился у правой створки ворот и, спустившись с пандуса, отмерил десять шагов вдоль стены. Потом поднял небольшой осколок бетона, начертил на стене крест, примерно в полутора метрах от уровня пола тоннеля.
  - Здесь, думаю, что если продолбить немного, то откроется щиток. Только вот как его открыть - не знаю....
  - Это уже наша забота. Андрон! - Я повернулся к молодому сталкеру - Поищи арматурину посолиднее, продолбим шурфы, рванём стену и потом посмотрим на этот "щиток"....
  Само собой я не думал, что смогу вот так просто вскрыть многотонную дверь. Но на учениях приходилось сталкиваться с планом как подобная процедура может быть осуществлена. Створки заблокированы как минимум шестью встречными упорами, каждый из которых толщиной миллиметров сто пятьдесят. Стык удерживает предохранительный стержень скрытый именно за щитком. Но без специального ключа, напоминающего ручной стартер от древних автомобилей шестерни механизма не провернуть. Выход только один - расплавить эластитовым зарядом толстый штырь и вынудить его уйти под давлением пружины влево. Двери всё равно не откроются и в этом случае, но можно будет направленным взрывом раздвинуть створки ворот и пролезть между ними. Не думаю, что зазор будет большим, но внутрь мы обязательно пройдём. В этом сомнений не было ни грамма.
  Продолбить четыре неглубоких шурфа и заложить туда немного пластита - дело хоть и не быстрое (бетон в такого рода сооружениях - это довольно крепкая штука), но вполне осуществимое. Что нам и удалось: спустя сорок минут рванули закладку и, очистив образовавшийся пролом, увидели стальную пластину полтора на полтора метра. Дальше было ещё проще: эластитовый заряд помог вскрыть её за пару минут. Открылась мешанина стержней и кабелей, в которых была своя логика, понятная только специалистам. Я, конечно, сильно в таких штуках не разбирался, но натаскивавший нас капитан из инженерно-строительной части показал один довольно немудрящий способ, как можно деблокировать запорный механизм в подобной двери. Дело как всегда было в деталях: стержень, который был нам нужен, выполнен с использованием износостойкого напыления, имевшего в составе своём иридий. А этот металл очень характерного синеватого оттенка и его, если раз видел, уже ни с чем не спутаешь. И если его перерубить, то запорный механизм разблокирует створки и можно вручную открыть дверь. Другое дело, что тогда у нас был универсальный ключ, с помощью которого можно было провернуть шестерни механизма, а сейчас такового в наличие не имелось. Но и тут меня выручила извечная дотошность: я тогда пристал к капитану с вопросом, что будет, если нету такого ключа под рукой. Тот сам удивился, обещал подумать и уже на следующем занятии показал ещё один приём, уже родившийся из моего вопроса. Согласно новой методике, можно будет приоткрыть створки направленным взрывом, если разместить заряд под углом к левой створке, так как она чуть легче своей сестры. Само собой, настежь двери не распахнуться, но в образовавшийся проход можно будет пролезть человеку средней комплекции, что мы и проделывали сейчас....
  Стержень из дорогого сплава жалобно тренькнул и скользнул куда-то влево, затерявшись в дебрях шестерёнок и кабелей. Мгновением позже послышался громкий лязг и створки ощутимо дрогнули, посыпалась пыль из пазов на стыке между ними образовалась небольшая щель. Бойцы оживились. А во взгляде Коли промелькнуло такое выражение, прочтя которое можно было уже не опасаться за свою спину: наёмник уверовал в мою непогрешимость и больше не сомневался. Теперь этот головорез пойдёт со мной хоть в огненную "жарку", если я скажу, что огонь не сожжёт его дотла, а приведёт в райские кущи. Потом я распотрошил пару МОНок, вынув поражающие элементы, хозяйственно убрал их в "сидор", а потом закрепил на правой створке под углом к образовавшейся в створе щели полученное самопальное ВУ.
  - Так... Все отходим и прячемся за пандусом, глаза берегите.
  Когда все укрылись, я нажал кнопку подрыва на пульте подрывной машинки. Гулко грянул сдвоенный взрыв. Как только пыль осела, стало понятно, что план сработал: левая створка ворот подалась и ушла в стену ровно на полметра. Проход был открыт.
  - Теперь слушаем внимательно. Построились и приготовились к движению. Колонной по одному, Норд - пойдёшь первым, порядок ты помнишь. Остальные так: Михай, Сажа и Николай - ядро, я и Андрон замыкаем.
  - Есть. - Снайпер занял место во главе шеренги. Юрис уже давно разобрал винтовку и, убрав её в чехол, закрепил оный на спине, вооружившись "сточетвёртым", с навинченным "тихарём". Всё правильно: его дальнострел в таком месте был бесполезен, дистанция боя сокращалась метров до тридцати-сорока максимум. Все остальные тоже без возражений заняли свои места. Норд первым протиснулся в узкую щель и спустя пару минут мигнул фонариком, давая понять, что непосредственной опасности нет. Все, один за другим пролезли довольно быстро, я шёл последним, окинув на прощание место стоянки. Вроде всё чисто прибрали, хотя и ежу понятно, что некто пролез в образовавшуюся щель.
  Мы оказались в просторном помещении уставленным штабелями железных контейнеров. Штабеля эти поднимались под самый потолок, теряясь в темноте, лучи фонарей до потолка не добивали. Продвигаться можно было только на запад. Восточнее же хода не было, это направление перекрывали контейнерные завалы и пробраться сквозь них не представлялось возможным. Тоннель был широкий, так что пара десятитонных грузовиков могла разъехаться внутри него совершенно свободно. Осмотревшись, мы начали осторожно продвигаться вдоль левой стены, так как тоннель имел тенденцию изгибаться в северо-западном направлении. Плохо было другое - нигде не видно железнодорожных путей, что означало неизбежность спуска на один или пару уровней ниже, а какие сюрпризы могут нас там поджидать - вообще лучше не загадывать. Пока есть вода и раненый в состоянии самостоятельно передвигаться, следовало пройти как можно большее расстояние и по возможности определиться с верным направлением. Блуждания могут затянуться на довольно длительный срок, поэтому важно сократить время активного поиска на как можно более короткий промежуток времени....
  Спустя два часа пути, тоннель плавно повернул на северо-восток и начался уклон, под углом градусов в тридцать. Далее ещё один пандус, ведущий к открытым створкам ворот, похожих на те, что мы взломали ранее. Но радоваться не приходилось - пройти было невозможно, поскольку метров через двадцать тоннель за вторыми воротами был грамотно обрушен и запечатан наглухо осколками железобетонных конструкций и скальной породой. Поэтому идти можно было по-прежнему только по основной транспортной магистрали, ведущей на один из нижних уровней. Когда было пройдено ещё около пяти километров, я скомандовал привал. Развернули лагерь у западной стены, костёр разводить было опасно, жевали холодную тушёнку, запивая водой. В первую смену назначил Колю и Норда. Нападения следовало ожидать по фронту и с тыла. Поэтому поделил направления между двумя бойцами, хоть это и чревато. Сам же, присел на коврик, расстеленный чуть в стороне от всех и прикрывая светящийся дисплей ПДА, стал сравнивать данные маршрутизатора с картой поверхности. По всему выходило, что сейчас мы идём в сторону Припяти, а это означало весьма вероятную встречу с патрулями "Монолита". Не было сомнений, что они если не полностью освоили подземелья, то уж точно охраняют подступы ведущие на свою территорию. Нам необходимо было как можно скорее сменить направление и уйти с опасной тропы. Разведчики алхимиков погибли неслучайно: скорее всего, будучи обнаружены, не сумели уйти от преследования или попали в засаду. И нас, если не уйдём подальше с направления на заброшенный город, тоже ожидает нечто подобное. Ко мне подсел Андрон. Парень держался молодцом, но чувствовалась усталость и некоторое беспокойство в его тоне.
  - Антон Константиныч - Начал он шёпотом - Как наши дела, скоро выберемся?
  - Пока все живы - значит всё хорошо, боец. А выберемся, как только найдём железнодорожные пути. Они-то нас на поверхность и выведут. Мы ищем усиленную колею, для спецпоездов, они под землёй всегда транзитом бывают и непременно их колея нас наружу и выведет.
  - А если вход завален.... Ну.... - Чуть смущаясь продолжил молодой сталкер - Вдруг тоже рванули вход, типа раз внутри всё порушено?
  - Верно мыслишь, может так оно и есть. Только вон там должна пролегать шахта воздуховода и куча сервисных тоннелей. Вариантов выбраться там больше, нежели искать такой лаз тут. Я бывал на подобных объектах: грузовики и машины не обязательно выезжают наружу. Объект огромный, там пешком да на лифтах не везде покатаешься, поэтому и построили, как положено: с дорогами, светофоры да камеры тоже есть, только вот подключено или вынесли всю электронику - трудно сказать. А вот ж/д колея, это точно выход. Есть, конечно, и для маневрового транспорта узкоколейка, но её мы на верхних уровнях не встретим. Они глубже проходят и туда мы соваться без необходимости не будем. Выберемся суток через двое, если не заплутаем. Может и все суток десять тут пробудем, но выход найдём. Это точно. Не боись.
  - Верно. Воздух затхлый, вентиляции почти нет.
  - Молоток! А ещё по близости нет ни одной опасной твари - Замечаю, пряча усмешку, опустив голову к экранчику ПДА.
  - А это-то вы как определили? - Парень явно устал, поэтому глупые вопросы сыпались один за другим.
  - Прислушайся внимательно, какой звук выделить можешь?
  - Ну... - Андрон задумался и, помедлив, осторожно сказал - Ничего такого не слышу, тихо как в могиле.
  - А я крысиный писк улавливаю, во-он из той кучки мусора - Я указал на небольшую кучу щебня, метрах в десяти справа от восточной стены - Крысы чуют нас и близко не подходят, их мало и они сыты. Значит, тот, кто включил "тоннельную крольчатину" (2) в свой рацион обитает довольно далеко, иначе крысы бы не показались. Скоро, думаю, метров через сто пятьдесят, будет проход на нижний уровень. Скорее всего, мы сможем по нему спуститься ниже. Помни: где есть крысы, там всегда есть выход и относительно безопасно. Эти проглоты чуют скопления газа или более крупных хищников. Поэтому, пока мы их видим и слышим - нечего опасаться. Сейчас иди отдыхать, потом заступишь вместо Николая.
  Молодой парень кивнул и почти бесшумно отправился к стене, и улёгся на расстеленный походный коврик. Поворочавшись немного, ровно задышал и замер. Вот что значит сила привычки: иногда полчаса сна - это такое сокровище, которое не купишь ни за какие деньги. Часто бывает так, что вот вроде вымотался настолько, что рухнешь трупом прямо в любую грязь, зароешься хоть в снег по самую маковку, лишь бы хоть на мгновение отключиться....
  Однако, это всё лирика.... Без разведки соваться дальше было опасно: близился конец магистрали, я это уже чувствовал. Думаю, что далее тоннель тоже обрушили, но могли оставить нетронутыми шахты некоторых грузовых лифтов. Воздуховоды и систему канализации тоже всё вряд ли уничтожили. Кто может прятаться в этих лазейках, остаётся только догадываться. Будь я одним из ответственных за охрану периметра сектантов, то обязал бы обходить дозором вот такие проблемные участки, а там где патрулирование затруднено - заминировал всё очень плотно. Да и зверьё, вроде снорков или, скажем, мозгоедов вполне могло обжить нижние уровни. С одной стороны это всё плохо. Но вот следы зверья или людей, могли подсказать путь на поверхность, существенно облегчив мне и моим бойцам путь на вольный воздух. Поэтому, я принял решение самому отправится на доразведку местности, оставив Юриса за старшего. Для того, чтобы не ослабить периметр, принял кое-какие меры. Подойдя к группе отдыхавших бойцов, тронул за плечо раненого Михая. Румын почти сразу проснулся. Вид у него стал гораздо более живой, нежели на поверхности. Видимо наш алхимик не соврал, что может лечить....
  - Михай, ты как в целом?
  - Нормально, командир. Голова уже не кружится, могу стрелять и идти.
  - Вот и славно. Заступишь в тыловое охранение, лежи у стенки, но не спи. Сейчас нам нужны все. Сможешь?
  - Не вопрос. Конечно смогу.... Командир, а скоро выберемся? - Голос румына был скорее тревожным, он тоже уверовал в мою счастливую звезду и только ждал подтверждения, чтобы успокоиться окончательно.
  - Вот за ответом я и пойду вперёд. Обещаю: выберемся все. Подлатаем тебя у "долговцев", получишь свои деньги, а там и свобода: гуляй не хочу. Расслабься.
  - Всё понял. Только я не хочу "гулять". Хочу остаться с вами в команде, если можно.
  - Пока давай оставим окончательные переговоры о вступлении в артель, до того момента, как придём на базу. Лады?
  - Справедливо. А кто за старшего остаётся? - Вопрос был не праздный, румын беспокоился, как бы его приятель Коля не начал качать права в моё отсутствие.
  - Норд будет вместо меня. Юрис - опытный солдат, сам его обучал. С ним будете как в сейфе. Ну, отдыхай пока. А мне пора выходить.
  Михай снова улёгся на своё место и скоро ровно задышал. Сажа неожиданно сел как болванчик на своём месте и вопросительно уставился на меня.
  - Что-то не так, Ступающий?
  - Конечно: мы под землёй, кругом одни руины, а вокруг сплошняком камень и метров сто земли. Вот я и иду это исправлять. Вы должны держаться Андрона. Что бы ни произошло - будьте рядом с ним, договорились?
  - Ну.... А с вами я пойти не могу? Там должно быть масса всего интересного....
  - Потом всё разглядывать будете, когда мимо пойдём. Сейчас я должен пойти один, это не обсуждается. Пока всё ясно, вы поняли, что нужно делать?
  - О! Вполне ясно и чётко. Не волнуйтесь, я не убегу.
  С собой я ничего лишнего не взял, двигаться лучше налегке. Глаза окончательно притерпелись к полумраку подземелья, который подсвечивали клочки какой-то светящейся дряни налипшей на стенах ближе к потолку. Светящуюся слизь подъедали крысы и видимо кто-то ещё, умеющий лазать по отвесным стенам и сводчатому потолку. Субстанция немного фонила, но опасности особой не представляла в виду своего малого количества. Однако рассеянный свет, отбрасываемый ею, вполне удачно подсвечивал сумрак тоннеля, позволяя без особого напряжения использовать ноктовизор в пассивном режиме. Добравшись до поста Норда, я тронул друга за плечо и присел на короткое время рядом.
  - Как обстановка?
  - Вроде тихо. Крысы бегают, слышал, как вода где-то за стенами шумит. Но что-то тревожно, командир.
  - Нормально. Сейчас сбегаю вперёд, осмотрюсь маленько. На время командировки - ты за старшего, не балуйтесь тут шибко, лады?
  - А спичками кидаться можно?
  - Можно. Потом заставлю трением огонь добывать.... Михая в караул определи. Пусть в тылу сидит, нога - не голова, слушать и смотреть он может нормально. Ладно, бывай, остряк-самоучка.
  Подхватив автомат и чуть пригнувшись, я стал пробираться вдоль западной стены, чтобы не перекрывать сектор наблюдения дозорного. Мины закрепили на стенах из-за множества невысоких кучек мусора, могущих уменьшить зоны сплошного поражения от роликов, коими начинены противопехотки. А так, расположенные на стенах под углом к поверхности, они прибьют любого, даже передвигающегося ползком противника....
  Когда была пройдена последняя закладка, чуть сбавил ход, стараясь производить как можно меньше шума. Звук текущей воды, о котором говорил Юрис, я тоже стал различать: она неслабым потоком пробегала где-то уровнем ниже, видимо водовод всё ещё действовал. Это частично подтверждало мою теорию о том, что помещения подземного хранилища частично освоены. Если уничтожение было полным, вода бы образовывала нечто вроде подземных озёр из-за взорванных магистралей. А так, думаю, что работает и электростанция, и водопровод с очистными сооружениями. Так что задача несколько облегчалась: мы сможем обойти передовые посты сектантов даже не потревожив их покой....
  Дорога резко обрывалась примерно через семьдесят метров, которые я прошёл без особых приключений, стараясь обходить кучки мусора и щебёнки, чтобы оставлять как можно меньше следов. Когда двигаешься под землёй и ожидаешь всяких подлянок, лучше держаться ближе к одной из стен и передвигаться предельно осторожно. Если же идти посередине тоннеля, как по бульвару, тебя рано или поздно обнаружит дозорный или камера наблюдения, не говоря уже о датчиках всяких взрывающихся погремушек которые могут быть где угодно. Но если держаться стены, можно использовать её для частичной маскировки своего силуэта и вовремя обнаружить, или вообще обойти мину, а тем паче "растяжку". Кроме того, держась стены, можно без напряжения сохранять верное направление и вовремя заметить любое ответвление, даже на ощупь, хотя я давно вижу в темноте лучше, чем при ярком свете, который вообще терпеть не могу. Вообще тоннель оставлял впечатление полной разрухи: бетонные стены и своды ещё держатся, но вот сама дорога покрыта язвами рытвин, сточные желоба по обеим сторонам трассы забиты щебнем, бумажным мусором и всяческой ветошью, не поддающейся точной классификации. В случае чего, укрыться в таком бардаке проблем не составит, хотя и следует сделать галочку на будущее, что мест для засад очень много, да и кто мешал тем же сектантам поставить простейшие контактные противопехотки, которые в таком хаосе трудно обнаружить. Нет, быстрой пробежки не выйдет, это лишние час-полтора времени, если брать на круг....
  Там, где дорога обрывалась, была небольшая ,примерно 10х15метров, площадка с непонятной мне тускло светящейся разметкой на бетонном полу. Возможно, здесь машины разгружались и ехали обратно. В подтверждение своих слов, я увидел прямоугольный, высотой под три метра, провал шахты грузового лифта. Дверей там не было и в помине, шахта казалась свободной, потому что в тишине явственно слышалось эхо шумящего водяного потока, точно протекавшего уровнем ниже. Думаю, что спускаться придётся метров на сорок - пятьдесят. Вот и нашлась заветная дверца! Теперь нужно не торопясь всё осмотреть и возвращаться обратно....
  Но начатое было мной движение, прервал отчётливый звук, как будто металлом бьют о камень. Я сразу распластался на полу, укрывшись за кучкой щебня, так как направление, откуда слышалось звяканье было где-то впереди и слева. Кто-то поднимался по лифтовой шахте. Скорее всего, я напоролся на ещё одну группу "исследователей", сектанты вряд ли полезли в тупиковую ветку тоннеля, значит эти тоже не местные. Вариантов о принадлежности любознательных путешественников могло быть множество: от военных рейдеров, до каких-нибудь мелкотравчатых энтузиастов. Последний вариант был весьма предпочтителен: этих никто не хватится и предстоящая встреча "высоких договаривающихся сторон" пройдёт без особых последствий для моей артели.
  Мелькнула быстрая тень в дверном проёме и я понял, что это точно не новички: две тёмные фигуры метнулись в стороны от лифта, заняв позиции таким образом, чтобы держать под прицелом как можно больший кусок помещения. Опустив на глаза ПНВ, я стал внимательнее приглядываться к вновь прибывшим. Пока их было двое: примерно одного роста, вооружены МП-5 (3), модификация с интегрированным "тихарём". У каждого закреплён с левой стороны за спиной отличный гладгоствольник "Nova" (4) с магазином увеличенной ёмкости, тактические кобуры с пистолями.... Чёрт, не вижу толком что это, но вариантов не так много - скорее всего амеровские или германские игрушки, тоже "глушенные".... Мы имеем здесь лёгкую экипировку и снаряжение разведчиков. Прикинуты в БЗК типа СКАД-9, но в облегчённом варианте.... Значит ножками сюда пришли, но бродят по тоннелям не долго: двигаются резво, ещё не чувствуется воздействия местных условий. Эмблем никаких.... Стоп. Метки на груди справа у каждого. Едва заметные, но различить можно, если знать куда смотреть, когда глядишь через ПНВ, чтобы не зацепить своего в бою.... Вояки. И точно не местные. Эти горлохваты из другой псарни: такая экипировка бывает только у наёмников или какого-нибудь сильно специального ведомственного подразделения. Я бы поставил на частную спецслужбу или нечто забугорное. По повадкам - точно не наши и не вояки из местного контингента, чувствуется серьёзная подготовка, не год и даже не пяток лет.
  Пока я рассматривал прикид пришельцев, появились ещё трое, один из которых сразу стал давать команды жестами. Отметив про себя особенности силуэта, я сместился чуть левее, чтобы отползти как можно дальше назад. Тем временем, я вычислил по повадкам, что мне довелось пересечься с наёмниками на государственной службе. Кто-то затеял игру "втёмную" и подрядил серьёзных профи из частной шараги "Backwater" (5). Это означало очень хреновый расклад - в той фирмочке людям платят за результат и они его добиваются любыми средствами. Очень всё непросто повернулось. Пока что тактическое преимущество целиком на моей стороне, если разыграть карты правильно, можем выйти даже без потерь. Только была одна загвоздка: вряд ли эти пятеро - вся группа. Скорее всего есть ещё пяток гавриков на нижнем уровне и как минимум трое ожидают своих на поверхности. Пропускать их вперёд нельзя - моих парней быстро обнаружат и тогда шансы станут не в нашу пользу, потому что уверен я только в себе, да в латыше. Остальные долгого боя с этими волкодавами не выдержат, нас раскатают тонким слоем. Чуть сместившись в сторону и сосредоточившись, попробовал прощупать новых знакомых дистанционно, чтобы уловить их настроение и возможно снять кое-какую информацию. Но как только я перешёл к командиру, то почувствовал ответную волну. Слабое, но достаточно уверенное сопротивление, не организованное и скорее даже инстинктивное. Быстро прерывать контакт было нельзя - этот гражданин сразу насторожится, поэтому я медленно ослаблял напор, постепенно сведя его нанет. В подобных условиях: под землёй и в полумраке, можно списать подобное на общий угнетающий фон, вполне естественного происхождения. Поэтому и командир наёмников не слишком долго пялился в темноту. Хотя ощущения у меня были так себе: под пятью стволами, шарящими почти у самого носа другие впечатления получить сложновато....
  Нужно убираться отсюда и предупредить Норда. Стараясь двигаться как можно тише, я отполз ещё метров на тридцать и в полуприсяде, стал осторожно пятиться за поворот, откуда можно будет подать сигнал своим. Относительно быстро достигнув его, дал условленный сигнал, по давно отработанной схеме. Теперь Юрис знал, кто и с какой экипировкой идёт к нашему лагерю (6) и даже в случае моей гибели, наёмников ожидает "тёплый" приём. Наймиты ни черта не услышат - тоновый сигнал означающий "всем на огневой рубеж, приготовиться к бою" я могу послать без малейших опасений, находясь за поворотом, который слишком круто забирает в сторону. Сейчас амеры заняты изучением местности, может потянут проводную связь со своими, хотя это вряд ли, но всякое может случиться. Поэтому план был прост: я затихарюсь где-нибудь по центру в куче щебня (канавы-то проверят очень тщательно), пропустив "наймитов капитала" вперёд. Потом тихонечко пойду за ними и, как только Юрис подорвёт гостинцы - под прикрытием взрывов, положу этих гавриков сколько получится. Экипировка у них рассчитана на диверсию и скрытность, поэтому от серьёзных повреждений не убережёт. Если все не лягут от взрыва - Колин пулемёт, да наши как минимум, ещё пара стволов, склонит чашу весов в пользу полупрофи в нашем же лице. Это-то в идеале и должно произойти. Но вот проблема: сильно меня беспокоил один из наёмников, уж очень нехорошо получилось там, у лифта. Парняга имел в башке нечто неподходящее обычному человеку. Самый очевидный вывод напрашивался буквально сразу: команду усилили "сенсом". Так называют особо восприимчивых людей, которых нельзя путать с гражданами, смотрящими в хрустальный шар и предсказывающих дальнюю дорогу и крестовые хлопоты. Краем уха, мне приходилось слышать, что амеры переняли методику отбора "чувствующих" у пленных фрицев, которых после войны не вздёрнули и не упустили к нам или в Южную Америку. Немцы подбирали в диверсионные команды людей, чувствующих неладное или, к примеру, где залегает водяная жила. Опыт был удачным. Но из-за войны, программу быстро свернули и в следующий раз, я услышал о "сенсах", во Вьетнаме. Там таких людей включали в диверсионные группы глубинной разведки. С такими людьми в составе, американские диверсанты умудрялись обходить засады "вьетконга" и обнаруживать минные поля. Но этих спецов тоже было немного и ходили слухи, что все они - кадровые сотрудники военно-морского разведывательного ведомства. Потом было много пересудов, но я верю, что дыма без огня не бывает, посему когда испытал странное воздействие от простого наёмника, то хоть и был удивлён, но не сильно. И подобный человек, должен быть убит в первую очередь, так как эта гнида, почует моих парней задолго до момента, когда придёт пора рвать мины. В старые времена, мне обмануть такого человека было бы очень нелегко - опыта подобных мероприятий или способов борьбы с такого рода воздействием ещё не придумали. Теперь же, всё было немного проще: достаточно будет чуть напрячь свои новые способности и "сенс" меня не почует. Хотя и на этот раз полной уверенности в этом не было. Правду говорили в древности: если знаешь себя, но не знаешь своего врага, то лишь однажды сможешь его одолеть. Ситуация со способностями могла повернуться и против меня. Кто его знает, клоуна заморского, как он чует опасность?.. Может как раз уловить именно некое напряжение и насторожится, а может и просто пройти мимо. В любом случае, ничего лучшего, чем наблюдать за противником и идти следом на приличном удалении, сделать пока не представляется возможным.
  Противник шёл правым уступом, держась таким образом, чтобы быть ближе к западной стене. Пошли они вперёд без разведки, из чего можно было сделать вывод, что на обследование данного участка им отведено весьма ограниченное время. Построение давало группе возможность быстро рассредоточится и занять оборонительные позиции, даже при внезапном нападении. Судя по тому, что никто из наёмников не сменил оружие, в качестве угрозы рассматривались именно другие люди, а ни как не зверьё. То, что ищут именно нас, я исключил с самого начала: экипировка рассчитана на подземку и штурм зданий, обыскивают не только этот рукав, иначе, наймиты расположились бы именно тут и с гораздо большим комфортом.
  Двигались наёмники с осторожностью, проверяли каждый подозрительный угол. Моё укрытие размещалось в кучке щебня, недалеко от поворота. Выбор пал именно на неё, из-за того обстоятельства, что мусор скрывал довольно глубокую рытвину в покрытии дороги и кучка казалась меньше, чем была на самом деле. Осторожно отрыв себе нору и проделав пару наблюдательных щелей, я замер....
  В случае, когда твой противник не новичок в подобного рода фокусах, шансы на то, чтобы переиграть его кроются в нюансах. Рытвина, где мог уместиться человек, и была таким козырем: снаружи моё укрытие выглядело как небольшой, неряшливый холм с торчащими в разные стороны щепками, выступами и отслоившимися кусками бетона, в котором никак не мог поместиться человек. Обратить внимание, само собой обратят, но вот проверить - это дело случая. На этот самый случай, я был готов угостить наймитов из пистолета и откатиться в канаву. Шансы на то, что удастся в этом случае уйти, были минимальны, но лучше так, чем безропотно поймать пяток пуль в лицо, или быть захваченным в плен.
  Редкая цепочка медленно приближалась. Командир наёмников крутил головой в разные стороны: что-то ему не нравилось, но придраться было не к чему. Момент получился очень напряжённый: через обрезок какой-то ржавой трубы, были хорошо различимы даже мелкие детали экипировки. Судя по состоянию комбеза и ботинок, наймиты находились в рейде подольше нашего, а под землёй лазят уже около недели. Это лишний раз подтвердило мою догадку, что встреча не была запланированной. Кто-то подрядил ребят пошарить в тоннелях с совершенно иной задачей и, судя по тому, что они ещё живы, пока всё шло нормально. Наёмник постоял у кучи ещё минуту и, еле слышно чертыхнувшись на иностранной мове, сменил руку в которой держал МР-5. Отступил на два шага от кучи, направив ствол точно в центр, дал короткую очередь, а потом ещё пару раз полоснул по канаве у дальней стены. Одна пуля прошла рядом с моим правым плечом, а остальные с визгом срикошетили он стальной трубы и куска арматуры. Раскапывать мусор наймит не стал, просто отвёл затвор оружия в заднее положение, выщелкнул рожок магазина, пошарил в подсумке и вынул горсть патронов. Затем стал чуть нервно набивать его, а потом снова пристегнул вновь снаряженный магазин, хлопнул по затвору, дослав патрон и снова замер прислушиваясь. Но кругом стояла всё та же давящая тишина. Осмотревшись ещё раз командир наймитов чуть успокоился. Постояв у кучи мусора, со мной в качестве начинки, несколько долгих мгновений, он почти нехотя дал сигнал своим двигаться дальше.
  Поведение "сенса" сильно порадовало: когда противник нервничает, то поневоле совершает ошибки. Не многие люди могут долгое время спокойно ходить на большой глубине под землёй, без света и дышать затхлым воздухом. Процентов шестьдесят даже подготовленных и тренированных бойцов, сходят сума уже на пятые сутки пребывания в подобных условиях. Помню, как психологи дивились моей способности ко многочасовому сидению в тесном, узком и тёмном пенале специальной камеры, без всяких признаков тревожности. Я читал им страницы из заготовленного психологами текста ровным, спокойным голосом и продержался почти сорок часов без пищи и воды, не теряя рассудочности мышления. В конце концов, получил высокий балл по выживанию и ещё месяца два ко мне приходили люди в штатском, задавая всякие вопросы, смысл которых сводился к тому, как мне подобная выдержка далась. Хотя, на мой взгляд, ничего особенного в этой способности нет, просто нужно воспринимать и оценивать своё положение исходя из внутренних ощущений, настраивать себя не на противодействие окружающей среде, а на поиск некого общего знаменателя. Тогда даже узкий пенал покажется домом родным....
  Дождавшись пока наймиты скроются из пределов уверенной видимости, осторожно выбрался из укрытия и пристроившись возле восточной стены, немного подождал. Так и есть: командир наёмников был умён и к куче, в которой я прятался, вернулся один из его бойцов, но полазив вокруг, и для проформы пошарив в канавах на обочинах трассы, тот через десять минут на рысях удалился к своим. Если чего и заподозрили, то никаких адекватных действий предпринято не было. Чуть помедлив, двинулся вслед за наёмниками, стараясь удерживать в уме направление движения последнего бойца в цепочке. Пискнул сигнал маршрутизатора - там я загодя отметил безопасную зону, в которой поражающие элементы меня не достанут. Опустившись на землю, я залёг в канаву и приготовился: ждать оставалось какие-то мгновения. Взрывы прогремели один за другим с интервалом в десяток секунд. Потом по стенам и полу почти опережая звуковую волну, защелкали, с визгом рикошетя, поражающие элементы и послышались громкие крики боли. Присев на одно колено, я опустил на глаза ПНВ и вскинул автомат. Двое из пяти наёмников не пострадали и уже окопавшись, вели огон, перестреливаясь с моими бойцами. Ещё одному наймиту перебило осколками обе ноги, он глухо выл, катаясь по полу и опасности не представлял. Выжившими оказались командир группы и тот настырный парень, что приходил обыскивать моё предполагаемое укрытие. Видимо последнему просто повезло, и он успел броситься на землю чуть раньше, чем его смогли достать взрывы мин. Парень потянулся за дробовиком, этого нельзя было допустить. Я дал прицельную очередь из автомата: три пули прошили спину наёмника, прервав его лихорадочные попытки высвободить ружьё. Парень дёрнулся и ткнулся лицом в пол. За криками раненого, негромкий стрёкот моего "глушенного" АЕК, слышен не был, тем более, что я стрелял с достаточного удаления: нас с мишенью разделяло около шестидесяти метров. В этот момент что-то заставило сенса, а именно он раньше своих бойцов почуял подлянку, обернуться назад. Наймит быстро крутанулся в мою сторону, но вскинуть оружие не успел - со стороны позиций моих артельщиков прилетела одинокая пуля и срикошетив от стены ударила командира наёмников в левый висок. Голова в шлеме дёрнулась и фигура распласталась по земле в неудобной для живого человека позе. Гостинец точно был от Норда: таким мастерским рикошетом он покалечил не одного врага, просто на этот раз, мой друг почувствовал, что вот этого дяденьку мы допрашивать не будем. Я отжал тангенту короткой связи и дал отбой тревоги, после чего на рысях подбежал к месту где легла вся группа наёмников и быстро спеленал раненого. Тот уже перестал орать, видимо от боли не врубившись, что всё уже закончилось. Затем быстро проконтролировал остальных, хотя сомнений не было: все четверо уже были "в полях большой охоты". Мигнув фонариками, подошли Норд и Коля. Последний таращил глаза, а в движениях ощущалась некая резковатая нервозность - азарт боя ещё не отпустил бывшего десантника. Норд как всегда был спокоен, только перевернул на спину свой законный трофей - "сенса".
  - Странный человек - Юрис равнодушно, без толики интереса всматривался в остекленевшие глаза наймита - Он первым кинулся на землю и зуб даю, точно знал, где я залёг. Стрелял в него три раза, могу что хочешь поставить на кон - все три пули должны были попасть над левой бровью. Но он как заговорённый был. Может, старею, а командир?
  - Нет. Это "сенс". Гражданин тебе глаза отводил. Он чуял, что ты его выцелил и поэтому вроде как морок наводил. Слышал я про таких.... А с рикошетом это ты ловко придумал.
  - Надоел он мне.... Патронов на этого хитрована четыре единицы сжёг.... Я так с "учебки" не прокалывался.... Можно я этому козлу уши отрежу?
  - Имеешь право, но есть предложение получше. Видишь ли, наши гости пришли не одни и через пару часов их придут искать. Нам нужно подготовить пару сюрпризов для встречи. А из этого предлагаю сделать "аллардайса".
  - Это ещё что за хрен с горы? - Поинтересовался Коля, активно шмонавший трупы.
  - Темнота деревенская! - Заметил едва улыбнувшись моей идее Норд - Стивенсона что ли не читал?
  - Читал, читал. Даже мультик смотрел....
  - Аллардайс - это матрос капитана Флинта из которого старый пират сделал компас - Это подошёл Андрон - Но ведь не получится из свежака скелет сделать, если друзья его через пару часов подтянутся.
  - А мы и не будем - Снова вступил Юрис, теперь уже с нехорошей ухмылкой доставая широкий нож с вороненым, обоюдоострым клинком - Нам для "аллардайса", только башка от покойника нужна. Ты лучше иди, поищи арматурину попрямее, метра полтора длинной....
  Моя идея была проста, как три копейки: взрывы наверняка все слышали, но сразу соваться не станут (мало ли кто и что взорвал), дождутся контрольного срока. Это ни как не меньше полутора-двух часов. Потом, само собой, вышлют поисковую группу. Поэтому, наша главная задача - запутать противника и если получится, напугать. На последнее я не рассчитывал, эти наймиты гораздо более серьёзная контора, нежели наша местная самодеятельность: там подготовка почище, чем в армии, да и без опыта в "черноводье" не берут. Поэтому, реально исполнимой была только первая часть - запутать.
  Мы за полчаса перетаскали всех наёмников к заваленному боковому ходу, который был позади метрах в ста тридцати и сложили их и выведенное из строя оружие вместе со всеми найденными гильзами в неглубокий отвал. Из пластита я соорудил небольшой мощности заряды, которые должны были аккуратно обрушить вход окончательно. Юрис взялся мастерить пугало, а мне как всегда пришлось допрашивать переставшего даже скулить пленного. Звали его Кевин, он десять лет отработал в чикагском полицейском спецподразделении SWAT (нечто вроде нашего ОМОНА, даже понты те же самые: мы элита, круче нас только звёзды и прочие "песни о главном"), но про нанимателя он ничего сказать толком не мог, единственное что знал наверняка, так это то, что их командир ездил договариваться о деталях сделки в район Свалки. По всему выходило, что это Боров, хотя, что занадобилось местному положенцу так близко от владений сектантов было вообще мало понятно. Было их двадцать человек в группе, двоих потеряли во время пути сюда, ещё на поверхности. Остальные рассредоточились у водозабора, который лежит уровнем ниже. Задача была поставлена на составление подробной карты и поисков выходов на нижние горизонты сооружения. Более он ничего не знал, поэтому быстро присоединился к своим покойным братьям по оружию. Информация о происках местной уголовной "элиты" мало что проясняла, но сама по себе выглядела очень странно: Боров никогда в дела "Монолита" не лез. Сектанты стреляли всех подряд, не делая никаких исключений и для уголовников в том числе. Может быть, были контакты на уровне глав группировок, но не думаю, чтобы заходило дальше обмена пленными и мелкой торговли. Наиболее вероятным выглядел вариант, где уголовный авторитет выступал в роли посредника или как подставная фигура для более серьёзного игрока, не желающего светиться в случае если наёмников раскроют и будут допрашивать. Но зная сверхъестественное чутьё подобного сорта людей на слабину противника, нельзя полностью исключить, что Боров начал собственную игру, получив одобрение своих действий от начальства. А что? Описал возможную прибыль, воры дали отмашку и вот наш Боров уже шустрит вовсю. Обстановка в Зоне отчуждения день ото дня становится всё горячее, так от чего же и этим шакалам, почуявшим падаль не начать подбираться к возможной добыче. Тогда всё вставало на свои места: сектантов кто-то будет трясти, и довольно серьёзно за это дело принялся, вот шакалы и оживились....
  Подорвав заряды, похоронившие под обвалившейся породой и грунтом тела наемников, мы двинулись к лифтовой шахте, прихватив с собой "заготовку" для пугала. Пока всё было тихо, я осмотрел своё воинство. Все держались довольно бодро, даже Михай почти перестал хромать: Сажа сказал, что отдых помог заживлению и если ещё пару раз остановиться на длительный привал, то нога перестанет беспокоить нашего подрывника совсем. Понятно, что все устали и хотели выбраться на поверхность как можно быстрее, но в нашем случае спешка была строго противопоказана. Кроме наймитов активность в тоннеле могли засечь и сектанты. А уж они-то без церемоний просто вырежут всех, не считаясь с потерями....
  Добравшись до лифта, остановились, подготавливаясь к спуску. Смущал меня только наш алхимик, но зная, что этот странный любитель всяческой информации полезет куда угодно, лишь бы увидеть и узнать как можно больше, я просто показал, как правильно спускаться по тросу. Тот кивнул и без труда повторил всё, что я только что показывал. Вообще, данный субъект оставлял двойственное впечатление и брать такого в отряд совсем не хотелось: само собой, что любой из нас преследует свои цели, присоединяясь к группе... Но их цели видны и понятны, чего про Сажу сказать нельзя.
  Пугало из "сенса" получилось знатное: Норд отрезал командиру наёмников голову и насадил на найденную Андроном, невесть как очутившуюся в подземелье деревянную ручку от швабры, заботливо заострённую латышом с обоих концов. Один конец воткнули строго вертикально в кучу щебня прямо на середине тоннеля, а на другой насадили обрезанную точно под подбородком башку наёмника, развернув её лицом к проёму шахты лифта, чтобы шест было хорошо видно тому, кто снова вздумает ею воспользоваться. Тело мы пока положили чуть поодаль, поскольку труп являлся частью моего плана прорыва через посты наёмников. Собрав бойцов в дальнем от лифта краю парковки, я провёл короткий инструктаж. Следуя заветам опытного в таких делах А.В. Суворова, каждый солдат должен узнать свой манёвр. Другой вопрос, какую часть манёвра должен знать каждый....
  - Группа, слушай вводную. Сейчас, мы спустимся на пару уровней ниже. Там, согласно захваченным у противника документам, пролегает сеть воздушных коммуникаций, которую наймиты уже проверили. После этого, ныкаемся там. Сидим тихо, и что бы ни происходило - не делаем резких движений. Думаю, что придётся гаситься в трубе часов пять-шесть, а потом резкий рывок верх к лагерю наёмников, сбиваем заслон, если они оставят его и выходим на свежий воздух. От базового лагеря противника до поверхности ведёт пара километров почти ровной дороги и ещё одна шахта лифта. Но думаю, что там мы изыщем способ подняться наверх. Это всё. Вопросы?
  - Командир - Это вступил Николай, чуть виновато глядя на меня, но в то же время не отводя глаз - А почему сразу не ломануть к выходу.... Ну, пока амеры ищут своих?
  - Хороший вопрос, думаю, ты сам сейчас на него ответишь и в дальнейшем, будешь больше мне доверять - Не удержавшись, я улыбнулся, но в темноте Коля ничего не заметил - У тебя нож есть, десантура?
  - Само собой... - Пулемётчик, ожидая подвоха вынул довольно приличный клинок, с матовым односторонним лезвием (по-моему, одна из модификаций амеровского "K-bar") - А что?
  - Подойди к трупу господина "Аллардайса" и вырежи произвольно любой лоскут из его комбеза. Потом посвети фонариком на ворс и скажи всем, что видишь.... Выполнять!
  Подстёгнутый последней фразой как кнутом, хоть я и не повышал голоса, просто чуть сменил тон, Коля быстро подошёл к безголовому трупу и взрезав ткань комбеза у того на груди, посветил на края фонариком. Потом хмыкнул и показал остальным: ткань серебрилась по краям неровного разреза некими тонкими металлическими ворсинками. Ничего больше не говоря, бывший десантник встал в строй, с суеверным удивлением глядя в мою сторону, избегая смотреть прямо в глаза. Позор был велик, не спорю. После этого, я объяснил для остальных значение Колиного "открытия":
  - Амеры установили в опорном пункте и вокруг него автоматизированную систему защиты. Там кругом датчики и система мониторинга обстановки работает по принципу опознания "свой - чужой". Вот эти металлические ворсинки позволяют умной машине отделить так сказать агнцев от козлищ. Скорее всего, в комплекте есть и минные заграждения, а также телеуправляемые пулемётные турели. Пространство прохода узкое, не более четырёх метров в ширину и около трёх в высоту. Если на нас не будет волшебных костюмов с вот этими малюсенькими полосками проволоки, тех, кого не достанут мины, турели расстреляют в упор....
  - Тогда как же мы пройдём?.. - Вступил Андрон.
  - Как всегда налегке и очень быстро, а что самое главное: почти бесшумно - Юрис хохотнул в кулак. Латыш отлично знал мои приколы. Подобный приём мы уже применяли, правда, то было на учениях, но в результате я особо не сомневался: Амеры, по крайней мере эти, своих в беде не бросят. Сначала, пройдут наш с вами путь до завала, потом спустятся туда, где ещё не проверяли - дальше по течению канала на северо-восток, это будет на уровень ниже, чем то место где мы сейчас и ровно на столько же выше того места, куда мы идём. Базовый опорный пункт им придётся перенести, а мы просто пройдём к выходу, пока они ищут своих. Ведь наймиты думают, что тот тупик, где мы зарыли их приятелей, мы же и обвалили. Это заставит их искать обходной путь к заваленному проходу, а это можно сделать только спустившись на уровень ниже. Пусть ищут сектантов: насаженные на пику головы это их стиль. Тонкой работы от нас никто не ожидает. Это всё, выдвигаемся.
  Спуск в полной темноте, да ещё и без использования ноктовизора - дело нелёгкое. Из всей группы только я и Норд имеем подготовку у такого рода фокусам. Случись чего, падать придётся метров пятьдесят с лишним, а удар о водную поверхность сулит множественные переломы. К тому же течение очень быстро унесёт тело дальше к горловине водозаборника, а это означает падение с ещё большей высоты и верную смерть. Воздух в лифтовой шахте насыщен влагой, дышать становится всё труднее, а комбез и РД напитываются влагой, становясь ещё на четверть тяжелее. Первым по стене спустился Юрис и, закрепив трос на одной из монтажных скоб, мигнул фонариком. Следом спустили Сажу и Михая. Предпоследним пошёл Николай: десантники, как я уже отмечал, вообще народ безбашенный, высота их не пугает в принципе. Поэтому молча и за два наших норматива, добрался до круглого, с выломанной решёткой проёма воздуховода, радиусом в полтора метра. Там вполне можно было довольно быстро передвигаться в полусогнутом положении. Как только пулемётчик оказался в трубе, латыш снова дал сигнал и я приступил к последнему этапу нашего отвлекающего манёвра. Подтащив обезглавленный труп к створу лифта, я просто сбросил тушку вниз, а потом очень быстро отвязал наш трос и как мог уничтожил следы нашего спуска. Дело осложнялось тем, что мне пришлось карабкаться по спирали шахты лифта, используя в качестве точек опоры монтажные скобы и скользкие выступы металлоконструкций и трещины в стенах. Этот акробатический этюд отнял ещё около часа....
  Когда я уже поставил ногу на край трубы, наверху раздался грохот автоматной очереди. Потом я увидел отблески света испускаемого мощными фонарями. Шухер получился грандиозный, а стреляли уже в благополучно покинутом нами тоннеле. Должно быть у кого-то из наймитов сдали нервы и теперь янки будут палить в любую подозрительную тень. Быстро убравшись подальше от входа далее вглубь трубы, мы почти с комфортом разместились и стали ждать, прислушиваясь к довольно громким звукам издаваемым паникующими амерами. К чести американцев нужно сказать, что громкими звуки их поисковой деятельности были только для нас, в остальном, кроме автоматной очереди в самом начале, они вели себя очень профессионально. Один даже посветил фонарём в нашу трубу, но внутрь никто спускаться не стал. Разместились мы в коллекторе возухозаборника, напоминающем небольшую кубообразную комнату. Оттуда в северо-восточном, юго-западном и западном направлениях вели три ответвления. Разместив людей таким образом, чтобы держать под контролем все три выхода, дал команду на отдых, теперь нужно только подождать, пока амеры устанут и, пометавшись по горячему следу, приступят к методичному поэтапному поиску своих пропавших коллег.
  Оставив Норда за старшего и убедившись, что всё штатно, решил сам заступить в караул, чтобы наблюдать за перемещениями противника и не прозевать того момента когда янки начнут поднимать аппаратуру наверх. Устроившись в десяти мерах от края возухозаборника, таким образом, чтобы был виден прямоугольный свор лифта того уровня, откуда амеры поднимались наверх, я приготовился к долгому ожиданию. Будучи спокойным по характеру человеком, никогда особо такими моментами не тяготился: по моему, следует всегда с пользой проводить отпущенное на вынужденное сидение на посту время. Я внимательно вспоминал всё, что удалось выудить из ПДА наёмников. Многое, конечно, было пошифровано и доступ к файлам командира поисковой группы был весьма ограниченным, однако удалось выяснить следующее: контактировали наймиты с неким Сивко, который оставил частоту для резервной связи с заказчиком. Это была уже зацепка. Сдавать контакт особистам из "Долга" пока не имело резона: следует попридержать эти сведенья для торга с Василем - кто его знает, какая услуга может понадобиться лично мне от особого отдела, может и уголовник, находящийся на связи с этими шустриками, на что-нибудь сгодится....
  Вскоре всё стихло и теперь общим фоном шумел довольно быстрый водный поток внизу. Как я и предполагал, наёмники купились на уловку и стали искать обходной путь к заваленному рукаву тоннеля. Вернее, тому месту куда этот проход вёл. По моим прикидкам, затратят они на поиски часов пять-шесть и углубятся в юго-западном направлении километра на полтора. Как только этот рубеж будет пройден, они свернут опорный пункт и перенесут его ближе к проверенной, безопасной зоне. После чего, у нас будет около получаса, чтобы продвинуться к выходу, до которого было метров триста быстрым шагом. Думаю, что снаружи нас никто не ждёт: других подземных сооружений, согласно карте, в округе нет, поэтому от Выброса и мобильных патрулей сектантов лучше укрываться здесь. Хотя наличие вынесенного НП метрах в ста от точки входа я не исключаю. Наблюдателей могли оставить, это почти наверняка так. Но поскольку уровень опасности возрос, их могут с большей долей вероятности и отозвать с поверхности чтобы разместить пост ближе к выходу, но уже под землёй - это сыграет в нашу пользу.
  Анализируя направление поиска, становилось очевидно: Боров или тот, кто стоит за ним, ищут возможности проникновения в исследовательский комплекс "Монолита". На карте уже были отмечены пять точек, где были засечены регулярные перемещения патрулей сектантов, что отражалось в пометках в левом нижнем углу плана. Наймиты искали обходной путь, по которому можно скрытно обойти посты и выйти в район третьего аванпоста "Монолита". Именно там в своё время было отмечено наибольшее число боестолкновений с рейдерами "свободных". Последние не щадили себя в попытках сначала прорваться, а затем и захватить хорошо укреплённый участок шоссе и часть плоскогорья, на юго-западе от Выжигателя. Но всё было напрасно: сектанты крепко засели и отдавать ничего не собирались. Сколько народу полегло и чьи головы потом гнили на арматуре перед первым аванпостом, думаю, руководство "Свободы" особо не волновало: любителей "вильного життя", всегда предостаточно.
  Следовательно, цель у уголовной кодлы и одной из крупнейших группировок в Зоне, вполне себе общая. Что конкретно хотят получить и те, и другие догадаться не сложно. Думаю, что именно в том районе находятся лаборатории, где создали "девятку" и именно там изучают возможность взломать защиту самого Монолита. Последняя мысль заставила неожиданно тревожно оглянуться.... Темнота.... Потом пришла боль, жуткая и всеобъемлющая, пожирающая, кажется, самою душу.... Всё закончилось также быстро, как и началось. Неожиданно сзади раздался спокойный, тихий шёпот:
  - Нет спасения.... Огонь вокруг.... Огонь внутри.... Камень поёт о боли, нет покоя, радость ушла.... Яркий свет.... Огонь вокруг!.. Огонь внутри!..
  Моё тело буквально одеревенело, пошевелить я мог глазами и только. Но Дар не среагировал и остался чуть тёплым, как обычно, значит, угрозы нет. Пространство передо мной сгустилось, в бесформенную белёсую массу, не имеющую сходства ни с чем, что было известно об обитателях Зоны отчуждения. Облако не выказывало ни каких признаков агрессии. Видимо парализовало меня, защищаясь, не имея намеренья напасть, а боль была наведённой. Мне хотели дать понять, то, что чувствует это существо.
  - Не бойся.... - Шёпот тихий, как шелест ветра в дымоходе, казалось, шёл откуда-то сверху.
  - Ладно. - Что ещё можно сказать говорящему сгустку протоплазмы, когда ты парализован, а всё тело жжёт как в адском пламени....
  - Кровь.... Много крови.... Твоя тоже.... Потеряешь много.... Много приобретёшь и снова потеряешь.... Ступающий в паутине.... Путы крепки.... Брат любителей живой крови.... Ты сожжешь или поможешь потушить огонь?.. - Голос затих и продолжил бормотать уже утвердительно и успокаиваясь, от чего слова его стали более разборчивы - Поможешь.... Тоже заперт здесь.... Покажу путь.... Уходи.... Пока не время для теней.... Уходи....
  - Я бы с радостью, да вот мешают. Как твоё имя? - Облако чуть колыхнулось. Пытаясь принять более вытянутую форму, похожую на туловище, руки и голову, но без левой ноги.
  - Имя?.. Давно без имени.... Иван.... Звали Иван.... Давно.... Помню. Настенька.... Заплутал.... Но тут знаю: те уйдут скоро.... Помогу. Ты потушишь огонь, не дашь Поющему Камню умереть?
  - Если смогу - Призрак отпустил меня, вернулась возможность двигаться, но я сидел спокойно, страха не было.
  - Не знаешь.... Ничего не знаешь.... Время почти закончилось.... Время почти ушло.... Выбор.... Как хорошо, когда есть Выбор.... Ты будешь выбирать.... Прошу за Тень, прошу за Беспокойных: когда будешь выбирать, подумай о нас, не дай умереть Камню. Путы крепки.... Сможешь победить Ткачей?..
  - Кто это такие?
  - Ты видел однажды. Увидишь снова.... Будет бой. - В голове всплыл образ тумбообразного существа, пытавшегося изжарить мне мозги.
  - Не знаю, я всего лишь человек. Просто человек.
  Облако дрогнуло и снова попыталось принять форму человеческой фигуры. Появились даже провалы глаз. Но образ всё равно был расплывчатым и ускользающим. Хотелось отвести глаза, голова начинала кружиться.
  - Примешь бой, если придётся?.. - В голосе призрака слышалось любопытство и.... надежда.
  - Да.
  - Рви паутину.... Ткачи не могут без неё.... Силы уходят.... Позову, когда можно будет идти. Огонь.... Пойдёшь за огнём.... Там свет.... Не могу выйти на свет. Ты выйдешь. Рви паутину.
  - Я буду биться.
  - Прощай....
  - Прощай. Мир тебе, Иван.
  - Покой.... Мне нужен покой.... Устал.... Прощай Ступающий в паутине....
  Облако растаяло, как будто кто-то ластиком стёр его. Воздух и темнота снова стали обычными, будто бы ничего и не происходило. Я глянул на часы, прошло уже тридцать пять минут. Вдруг в проёме створа появилась фигура человека. Бросив на глаза ПНВ, я успел разглядеть, что это один из наймитов. В руках у него была всё та же "Nova", а ПНВ работал в активном режиме. Постояв немного и поглядев по сторонам, он подал рукой знак, кому-то у себя за спиной и скрылся в темноте, отступив куда-то влево от створок и скрывшись за углом. Чуть погодя, я увидел тонкий луч лазерной указки, протянувшийся ниточкой из глубины проёма, где скрылся человек. Луч был направлен под углом верх. Потом последовал слабый щелчок и шуршание материи, финишировавшее металлическим звяканьем металла о камень. Ребята готовили снасть для переправки оборудования. Всё пошло несколько быстрее, чем я ожидал. Постепенно трос превратился в целую сеть из канатов, по которым тяжёлые кофры с оборудованием неспешно двигались наверх. Отползая потихоньку назад, я вскоре оказался в коллекторе и знаками дал группе сигнал начать движение, следом за мной. Вид у бойцов был довольный. Сорок минут отдыха, даже в кромешной тьме, не снимая снаряги, это почти что по царски.
  Через двадцать минут мы уже сидели в трубе, у самого её края, а я карабкался по стене, чтобы первым войти в тоннель покинутый наёмниками Борова. Проделать обратный путь до середины не составило большого труда, так как всё снаряжение я оставил в трубе, а из оружия при себе имелся только "Грач" и нож.
  Броском преодолев нижнюю кромку створа, сразу метнулся в право и присев замер с пистолетом наготове. Тихо вроде и движения никакого.... Пройдя чуть вперёд, я остановился: обдало волной огненного жара, а на уровне десяти сантиметров от пола вспыхнул крошечный огонёк. Призрак говорил, что нужно идти за огнём.... Присмотревшись внимательнее, я понял почему. На стенах и полу, в определённом порядке стояли растяжки. А через десять метров я увидел и амеровские "клейморы" с инфрадатчиками. Но огонёк уверено плыл впереди, как бы отмечая путь и возвращаясь, если я задерживался. Тоннель был прямым и заканчивался обычной лестницей в три пролёта, ведущей вверх в просторную прямоугольную комнату. За ней был ещё один узкий коридор и "стакан" колодца, аккуратно прикрытый тяжёлой крышкой со штурвальным запором. Взобравшись по скобам до люка и проверив его на всякий случай на сюрпризы, я осторожно приоткрыл крышку, казавшуюся довольно тяжёлой. Тусклый свет полуденного закрытого облаками солнца был за узкой кромкой ржавого железного колпака. Путь на верх был найден.
  Вернувшись обратно по схеме, подсказанной огоньком, закрепил и бросил вниз витой шнур страховки. Норд бесшумно его подхватил, и мы благополучно переправились наверх.
  - Все идём за мной след в след, наши коллеги оставили нам пару гостинцев, но я знаю как их обойти. Сажа, ты будь особенно осторожен. Андрон, присматривай за нашим гостем. Начали движение, вперёд....
  Была пара тревожных моментов. Коля и Андрон чуть не похоронили нас всех, а с последнего даже пришлось по миллиметру стягивать проволоку растяжки, которую молодой сталкер почти вытянул на себя. Наконец мы выбрались к люку и тут я почувствовал, почти физически, как волна всеобщего облегчения пробежала по ряду моих усталых артельщиков. Это было не правильно.
  - Всем собраться! - Сказал это не громко, но со значением, чтобы все прочувствовали важность момента - Мы ещё не выбрались, наверху может быть даже опаснее, чем здесь. Сейчас Норд поднимется первым и разведает обстановку. Без его сигнала никто никуда не идёт. Все поняли?
  Возражений не последовало, а Юрис молча собирал свой винтарь и когда, уже дослав патрон посмотрел на меня из под маски, я увидел, что снайперу весело. Намечается охота, латыш никогда особо не любил подземелья. Поэтому задание было ему практически по кайфу.
  Я настроился на восприятие, хоть это и было тяжко, после долгого рывка по канализации. Нет.... Ничего подозрительного, но это мало что даёт. Норду я доверял, поэтому решил положиться на его чутьё. Так прошло около часа, пока, наконец, люк не открылся и Юрис не показал кулак с отогнутым вверх большим пальцем. Всё было чисто.
  Один за другим мои бойцы и заложник поднялись вверх по скобам. Я задержался, подумав, что призрак вернётся и ещё минут пять всматривался в темноту лестничного проёма.... Ничего не произошло. Видимо Иван сказал и сделал всё, что должен был сделать и попросил то, о чём хотел. Я тоже поднялся наверх, чуть прикрывая глаза. Свежий, холодный осенний ветер горчил и пах дождём, по левую руку тянулась полоса деревьев грязно-рыжего цвета. Мы вышли у Ржавого леса.... Что же, это не так уж и плохо, хоть и придётся давать крюк километров в пятнадцать - двадцать пять, чтобы обойти его стороной. У люка лежало два свежих трупа. Норд показал на аккуратно свёрнутые шеи у обоих. Кто бы это не сделал, жертвы даже не успели ничего сообразить: оружие, лежавшее рядом, даже не воняло, им не успели воспользоваться.
  - Ты их?
  - Не-а. Так и было уже, кто-то полчаса назад тут побывал. Следов никаких. Я помыкался и позвал вас, вроде чисто пока.
  - Расслабься по поводу этих - Я ткнул носом берца в висок крайнего лежавшего ближе ко мне покойника - Тот, кто это сделал, просто оказал нам услугу. Вон "карусель" возле пня крутится. Покидайте их с Колей туда. Обшмонай десантуру, перед тем как в базу придём: как бы он с трупов чего приметного не поднял на память. А я пока маршрут тянуть буду. Всё, в темпе вальса, Юрис. А то и так задержались мы тут. Место уж больно мне не по душе.
  Когда работа была закончена, мы колонной по одному двинули в сторону базы "Долга". Беспокоило меня только то обстоятельство, как бы местные не наложили лапу на башню ввиду нашего долгого отсутствия. Но до неё ещё следовало добраться, дорога пролегала по малохоженным местам, поскольку мы вышли почти под носом у сектантов "Монолита".
  
  Сюрпризов от данной местности я ожидал не напрасно: сектанты мало кого подпускали к своим владениям ближе, чем на пару километров, а мы вышли на поверхность в непосредственной близости от маршрутов их патрулей. Не зная их расписания, сил и средств охраны границы территории этого агрессивного клана, мы рискуем быть очень быстро обнаруженными. И самое меньшее что нас ожидает - просто вытеснение на спорные земли северо-восточных пустошей, но если сектанты поймут, откуда мы только что выбрались, могут поступить и более радикально. Положение наше осложнялось странным поведением маршрутизатора, который отказывался определять наше текущее местоположение и не показывал карты местности как таковой: мы находились в зоне "белого шума". Сектанты тут были не при делах: некоторые области Зоны отчуждения нанесению на карты не поддавались и то появлялись на маршрутах на месяц или год, а то исчезали на вторые сутки вместе с теми, кто имел неосторожность идти по "блуждающей земле" в тот момент. Явление это описано, но изучению не подвергалось, так как никто из исследователей ничего толком понять не мог: свои необычные свойства кочующие острова проявляли только в момент появления-исчезновения.
  Задача передо мной стояла совсем не простая: если принять направление на северо-восток, то как минимум попадём в зону действия Выжигателя. Что бы там не говорил Шухов про безвредность для простых смертных, думаю, проверять это на себе не стоило. С другой стороны нас поджидали патрули сектантов, отличающиеся высокой выучкой и многочисленностью. Лес на северо-западе и юго-востоке кишел агрессивной живностью, которая ещё до наступления темноты схарчит наш небольшой отряд и не подавится, как только мы углубимся достаточно сильно. И для того чтобы пройти, оставалась узкая полоска между Ржавым лесом и северо-восточными пустошами, но теперь на месте относительно безопасного коридора образовалось таинственное и от того ещё более мне ненавистное НЕЧТО. Появление этой "блуждающей земли" было непредвиденной случайностью - "джокером" в рукаве Судьбы.
  Были зафиксированы случаи прохождения сталкерских команд через такие вот аномальные зоны и зачастую о том, что были на волоске от гибели, люди узнавали уже спустя какое-то время. Иными словами, место было как место. До тех самых пор пока не срабатывал лишённый логики, на взгляд людей, механизм, запускающий процесс перемещения куска земли не пойми куда. Глюки маршрутизатора - вот один из двух наиболее часто упоминаемых признаков существования таких зон "белого шума". Ещё отмечалось то обстоятельство, что иногда искажается перспектива обзора, и некоторые далеко стоящие объекты вдруг становятся видны невооружённым глазом.
  И сейчас вставал совершенно законный вопрос - насколько велики запасы моей удачи, как командира. Не приведёт ли моё решение к гибели доверяющих мне больше чем себе самим парней... Как только ты из простого, тыкающегося носом во все косяки новичка, превращаешься в командира отделения и выше, этот вопрос становится главным на всё то время, пока случается планировать разного рода акции и отдавать приказы. Если всё рассчитано верно - идёшь дальше; если погибает доверившийся тебе боец или даже его просто зацепит, то чувство вины навсегда останется с тобой. Пусть в конце концов выясниться, что вина лежит где-то за пределами твоей компетенции: мало ли что может произойти случайно. Но всегда, если ты действительно выбрал путь командира, вождя, есть чёткое понимание главного принципа подобных отношений - вина за промах, это всегда вина командира, как слава и победные лавры тоже целиком принадлежат ему же, в случае если всё прошло как надо, и ни один солдат не пострадал.
  Чтобы не возникло сложностей в дальнейшем, я отдал приказ остановиться и построил отряд для того, чтобы прояснить сложившуюся обстановку. Само собой выкрутасов и демократии в рейде быть не может, однако донести до бойцов все нюансы сложившегося положения будет самым верным способом добиться наибыстрейшего и чёткого исполнения приказов, потому что особого выбора у них и так нет....
  Когда я говорю "построил", нужно заметить, что это образное выражение: представьте себе поросшую сухостоем холмистую равнину, где слева высится массив рыжего, дремучего леса, а кругом шныряет масса мелкого и среднего зверья вперемешку с агрессивно настроенными людьми, пусть и вне зоны прямой видимости, но ведь всё относительно, верно? Построение выражалось в том, что мы укрылись у подножия небольшого холма, выставив дозорных. На эту роль я отрядил самых надёжных людей: Норда с Андроном. Первому ничего объяснять было не нужно, за годы службы латыш научился безоговорочно доверять мне, когда дело касалось руководства, а молодой сталкер просто слепо уверовал в мою непогрешимость в силу опять же от части своего возраста, этот пойдёт за мной хоть куда вообще не задавая вопросов. Прозрение придёт месяца через три, когда его собственный опыт состыкуется с полученными в ходе общения со мной знаниями. Вот тогда можно будет почти на равных допускать парня к обсуждению манёвров и способов решения тех или иных задач. Пока же, вполне хватало первоначального капитала доверия с его стороны.
  Остальных же я собрал в круг и тихим шёпотом стал излагать свои соображения по поводу сложившейся обстановки. Орать или вообще разговаривать во время рейда без крайней нужды не стоит: часто человеческая речь - это нарушение естественного фона, она разносится иногда на десятки метров вокруг. Не хуже громкого гудка автомобиля или, скорее, парохода сообщит тому, кто ищет, где находится добыча.Я всегда начинал жутко веселиться, когда в книжках и многих кинофильмах сильно "специальные" люди, громко, практически в полный голос разглагольствуя, шли по потенциально опасной земле. Но преследующие их враги тоже умом и выучкой не отличались, поэтому "спецы" благополучно делали то, что положено по сюжету, а я получал несколько весёлых минут и непонимающие взгляды соседей по ряду (если дело было в кинотеатре), или напарников по смене (если дело было на дежурстве)....
  - Отряд, слушаем внимательно. Положение наше лучше не стало, но выбраться всё ещё есть неплохие шансы. Место, конечно, гиблое, но из трёх зол это самое спокойное и возможно самое незлобивое. Чётко и быстро исполняем приказы, особо не дёргаемся, тогда выйдем к базе "Долга" уже через двое суток. Сейчас идём быстро, останавливаться будем только на пятиминутки....
  Обрисовав сложившуюся ситуацию и не получив сколько-нибудь серьёзных возражений, мы снова двинулись по ранее проложенному маршруту, сохраняя в качестве ориентиров вершину одинокой мусорной горы на севере, а так же шпиль надстройки Выжигателя (его сейчас тоже было видно невооружённым глазом) на юго-западе. Гора располагалась посередине Свалки и была достаточно хорошо видна, хотя по прямой до неё было двое суток ходу. Если ничто не задержит нашего продвижения по кочующей земле, то выйти в обозначенные и относительно безопасные места мы сможем уже через шестнадцать - восемнадцать часов.
  Сама местность не вызывала опасений при визуальном осмотре: радиоактивный фон был в пределах нормы, аномальная активность тоже. Глюки маршрутизатора в таком странном месте как Зона, вообще чем-то неординарным назвать нельзя, тем более, что местная система позиционирования - штука крайне ненадёжная. Но именно на такие вот странности и следует обращать внимание, если вокруг всё зыбко и малопредсказуемо. Любое отклонение от нормы можно считать предупреждением, тем более, что кроме интуиции вообще никаким приборам доверять не следует. Машины видят и чувствуют только то, что их научили видеть и чувствовать, человек же почти всегда сможет машину переиграть, если дело касается таких тонких материй как провИдение.
  Участок "кочующей земли" был широкой, километров пятнадцать по фронту, полосой земли и, судя по показаниям дальномера - глубиной до семидесяти километров, что и было странно. Такие расстояния для местных условий это уже предел. А визуально, местность ни чем не выделялась на фоне окружающего нас ландшафта: те же плоские холмы, стоящие группами и по одному, те же заросли колючего шиповника и полуметровый сухостой. Я ещё раз внимательно оглядел местность в оптику и, зачехлив верного "немца", убрал его в карман разгрузки. Потом ещё внимательнее, осмотрелся по секторам: иногда глазами углядишь то, что пропустишь оптикой. Но буквально ничего подозрительного или настораживающего не обнаружилось. Жестом подозвав Норда, тихо стал его инструктировать:
  - Юрис, дело наше - дрянь. Ничерта не чувствую, но западло прямо-таки и сидит за левым плечом. Идти вперёд необходимо: другой дороги нет, люди устали и долгого боя с такой слабо слаженной группой и "грузом" на шее, нам не выдержать. Поэтому слушай, как мы поступим. Ты идёшь замыкающим и постоянно рубишь фишку, молодой так и остаётся в няньках с "грузом", Коля помогает раненому, страхует его. Я же отхожу метров на тридцать вперёд. Постоянно держи меня в поле зрения, если что не так, приказываю - Это слово я выделил особо и несмотря на протестующий огонёк в глазах друга, повторил ещё раз - Слышь, "соколиный глаз"? Приказываю, повернуть к пустошам и попробовать пробиться уже без меня. Задачу нужно выполнить, заложника передать алхимикам с рук на руки. Всё понятно?
  - Есть, пробовать пробиться без тебя - Слова с трудом падали с губ латыша, обретя свинцовую тяжесть.
  - Отлично, брат. Следите за сигналами, так и пойдём вперёд, пока не выйдем из этой "лапуты"(*) недоразвитой. Тоже мне - летающий остров.... Ну, двинули помолясь.
  Тронув тангенту общей связи, обратился уже ко всем артельщикам:
  - Всем занять места в колонне, принять стимуляторы. Не покидать места в строю. Без приказа огня не открывать. Приём.
  Все поочерёдно доложили о принятии приказа к исполнению. Будничная, штатная процедура внушила бойцам уверенность: их командир знает, что делает. Это-то мне и нужно. Малейшая тень сомнения и вся хрупкая конструкция полетит к чертям....
  Обойдя колонну справа. Я занял место в тридцати метрах впереди и осторожной рысью задал темп движения основной группе. Какая бы опасность не таилась вокруг, самым главным нашим врагом как всегда было время.
  Первый десяток километров дался довольно легко. Редкие аномалии оставляли достаточно места для манёвра и мы пробежали "десятку" за два с половиной часа, что весьма неплохо. Но вот на пятнадцатом километре начались сложности: неожиданно, стало трудно идти, как будто сила тяжести на порядок возросла. Темп чуть пришлось снизить, к тому же странный, белёсый туман стал наползать с севера, сузив обзорную дальность до пяти километров. Пришлось сократить дистанцию между мной и ядром группы, чтобы не потеряться в сложившейся обстановке. Вдруг, по правому флангу всплыла необычная роща искореженных Выбросом высоких тополей. Деревья были посажены в два ряда, образуя подобие аллеи, тянущейся почти строго на юг, чуть отклоняясь через три километра на юго-восток, что было не смертельно. Дав команду о смене направления, я вошёл в аллею первым. Так мы прошли около четырёхсот метров, пока не пришлось сделать вынужденную остановку - людям требовался отдых, хотя местность и не располагала особо рассиживаться. Ощущения какой-то зыбкости, искусственности, окружающего нас места не покидало ни на секунду. Когда приходит пора идти дальше, обычно бойцы с неохотой встают, с трудом принимая необходимость того факта, что надо продолжать забег. Но только не в этот раз: даже раненый подрывник вскочил и занял своё место в строю едва ли не первым. Странности "кочующей земли" достали всех, появился страх, люди стали нервно оглядываться по сторонам, только Норд и как ни странно Сажа, вели себя спокойно. Последний даже оживился, всё время порываясь рассмотреть кажущиеся любопытным только ему одному местные кусты и деревья.
  Один раз Сажа вырвался от пытавшегося его удержать Андрона и чуть было не погиб, пытаясь взять в руки некий артефакт, напоминающий морского ежа, только созданного из чего-то на вид похожего на алмаз. Эта штука висела в полуметре над землёй, возле странного фиолетового пятна на почве, на самой границе зарослей густого кустарника находившегося в пятнадцати метрах от маршрута группы. Латышу и молодому сталкеру удалось оттащить упирающегося алхимика прочь, хотя тот и уверял, что опасности не чувствует. Не будь у меня так мало людей, этот малохольный краевед провёл бы всю дорогу до базы связанным и с кляпом во рту. То, что ему кажется, что опасности нет, ещё не означает, что это действительно так и есть. Мы даже чуть замедлили тем движения, потому что лично пришлось вправлять краеведу мозги:
  - Да уверяю вас, опасности никакой не было: артефакт можно было взять в руки.
  - Вам раньше приходилось видеть такие предметы?
  - Нет, но....
  - Вы можете гарантировать, что контейнер сможет нейтрализовать возможные воздействия данного артефакта на моих людей?
  - Нет, но это вряд ли будет что-то очень опасное. Я....
  - Вы будете этим заниматься в своё личное время и отдельно от моих людей. Любая неизвестная безделушка здесь, это почти наверняка подвох. Не гоните волну, пока стоите по горло в дерьме, уважаемый. В следующий раз просто пристрелю и принесу вашим собратьям только какую-либо часть вашего бесценного тела, как доказательство. А остальное брошу рядом с этим образчиком местного колорита.
  - Но....
  - Возражения не принимаются, займите своё место в строю и больше его не покидайте без разрешения. Это понятно?
  - Да - В голосе Сажи слышалось только сожаление по поводу моего крайнего невежества и никакой обиды. Похоже, что эмоции и мотивы людей его вообще мало интересовали - Но повторяю, опасности не было.
  - Для вас - вполне допускаю, что и нет. Всё замнём для ясности - Убедившись, что все заняли свои места в колонне, я обратился ко всем - Группа, продолжаем движение по прежней схеме. Вперёд! Нам ещё много нужно пройти, время дорого....
  Чуть позже, осматривая местность, обнаружил странное грязно-белое облако на одном из деревьев, что росло метрах в пятидесяти впереди слева. Вскинув руку, давая знак остальным занять оборону, позвал к себе Николая. Десантник нервничал сильнее остальных. Такого следовало держать всегда поближе к себе, чтобы боец не ловил расслабон. Чуть запыхавшийся боец подбежал, я, показав ему на странное образование, объяснил задачу:
  - Коля, эта фигня прямо у нас по флангу торчит, может это безобидный мох, а может какая-то тварь. Я посмотрю, а ты прикроешь. Держи свою шарманку наготове, если что - стреляй. Понял?
  -Да - В глазах наёмника застыло выражение крайнего ужаса, хотя он и старался скрыть его от посторонних - Что это за место такое, муторно мне, командир.
  - Не хнычь! Всё здесь можно убить, а чего убить нельзя, от того можно убежать. Соберись и всё будет нормально, ты понял меня?
  - Да всё я понял, пошли - Голос пулемётчика перестал дрожать, руки уверенно сжали оружие. На какое-то время мне удалось привести его в чувство.
  Мы двинулись в сторону странного объекта, осторожно заходя справа, огибая "облако" таким образом, чтобы нас с ним разделяло метров пятнадцать. Как только мы подошли достаточно близко, стало ясно, что тревога могла оказаться ложной и "облака" как такового опасаться не следует, это был всего-навсего запутавшийся в ветвях купол парашюта. Однако стопы были как бритвой обрезаны и "сбруя" удерживающая парашютиста отсутствовала: в том месте, где предположительно должен был находиться приземлившийся человек, было тёмное пятно на земле, видимо когда-то прыгун угодил в аномалию, благополучно сожравшую его вместе с пожитками. Чуть правее, виднелся ещё один купол, а за ним ещё три. Судя по конструкции, это были обычные десантные "дубы" (7), их используют как наши, так и местные вояки, хотя последним достаются и более ранние модели, попадаются даже иностранные системы. Но наши тут вряд ли могли прыгать. Значит, какой-то идиот из местных "мудрецов", отдал приказ о десантировании с помощью опасного в Зоне средства. А другие бедолаги все как один погибли выполняя этот неумный приказ. Хотя кто их спросит?.. Скорее всего, это случилось ещё в самом начале освоения Зоны. Потому как сейчас, даже за очень большие деньги никого не заставишь прыгать с парашютом в этих местах. Потеряв достаточное количество подготовленных бойцов и пережив резкий отток желающих на контракт в поисковые группы, вояки быстро отказались от столь экстравагантного способа самоубийства и десантировались только с помощью тросов, либо когда вертушка зависнет на достаточной для "скачка" (8) высоте....
  Напряжённую тишину нарушило стрекотание пулемётной очереди. Прикрывающий меня Коля углядел какую-то цель и без команды открыл огонь. Глушитель скрадывал звук, но мощный патрон давал о себе знать: даже хитрое изобретение алхимиков полностью не справлялось. Пули ложились в цели, левее моей позиции, метрах в сорока. Взяв автомат на изготовку, я, перекатом ушёл вправо плюхнувшись ничком в жёсткий ёжик серой, безжизненной травы, осмотрелся и понял, что десантники не все угодили в аномалию. Да и не только они вышли нас поприветствовать. Десяток фигур неспешно приближалось к нам с юго-запада, мерно раскачиваясь. Двое упали скошенные короткой очередью Колиной машинки, но тут же поднялись, чуть приотстав от своих товарищей. Отложив автомат, я расчехлил монокуляр, убранный было в боковой карман разгрузки и внимательнее присмотрелся к атакующим нас существам. Трое из них, несомненно, десантура в выцветших десантных моделях БЗК "СКАД-9", с нашивками, позволяющими отнести их к подразделениям так называемых "военных сталкеров". Как по мне - просто контрактников рискующих за чуть большие деньги, нежели их собратья из регулярных частей Особого Чернобыльского района. От парашютной упряжи они успели избавиться, но оружие где-то посеяли. Другая часть наступавших была разношерстной, но более колоритна по своему внешнему виду: двое из какой-то мелкой группировки с нелепыми банданами на непокрытых головах (что в Зоне вообще противопоказано) и самодельных комбезах, какие характерны для "свободных", но с непонятными мне лиловыми треугольными вставками на левом плече. Один держал в левой руке дробовик как дубину, иногда опираясь на него. Причём ружьё держал за приклад, а ствол втыкался дульным срезом в землю, оставляя на ней характерные отметины. Напарник "ружьеносца", был вооружён ржавым "фортом" и вяло помахивал пистолетом, что при характерной вихляющей походке было даже забавно. Остальные пятеро, особыми приметами не блистали: ещё двое бандитов без оружия одетых в кожаные куртки, тренировочные штаны и демисезонные кроссовки; один научник в оранжевом "Экологе", с пробитым стеклом шлема, этот бережно нёс в руках какой-то прибор на длинной ручке с тонким продолговатым цилиндром на конце; и двое мужиков в остатках гражданских цивильных костюмов, один из них даже в очках в толстой роговой оправе. Все в этой тёплой компании были из породы "не-мёртвых". Кто-то с лёгкой руки малограмотных идиотов называет это порождение Зоны - "зомби", что само собой чушь. Гаитянские "живые трупы" ничего общего с теми, что сейчас неспешно маршировали в нашу сторону, не имели. Настоящие зомби - просто живые люди, ввергнутые в состояние беспамятства с помощью химического препарата преимущественно растительного происхождения. Они не гниют, не едят человечье мясо и если не прикажет шаман, агрессии не проявляют. То, что я наблюдал сейчас, никаких аналогов не имело: трупы были иссохшими в последней стадии мумификации, но достаточно свободно передвигались, некоторые были вообще лишены голов. Посему сакральный императив дешёвых фильмов ужасов: "стреляй им в голову", тут не подходил. Неупокойники двигались в нашу сторону, непонятно каким образом чувствуя направление.
  Убрав монокуляр, я осадил Колю, который уже судорожно менял короб в пулемёте. Глаза бойца были пустыми от страха, но руки автоматически безошибочно производили все необходимые манипуляции с оружием. Подойдя к наёмнику, уже не сторожась, во весь рост, я пинком вышиб готовый к стрельбе безотказный "MG-4" , а вторым пинком под рёбра ошалевшего от страха Николая, привёл десантника в чувство.
  - Боец, отставить! Коля, этим куклам без разницы, как плотно ты их набьёшь свинцом. Лучше обойдём это шоу уродов, может отстанут. Поднимайся и передай остальным, чтобы шли следом за мной, понял?
  - П-ппонял. Есть - идти к группе - Голос его к окончанию фразы дрожать перестал и подхватив пулемёт, десантник на рысях двинулся к замершей в тридцати метрах в тылу основной части команды.
  Дальнейшее было похоже на театр абсурда: неупокойники некоторое время плелись за нами, кто-то из них даже пытался говорить. Но выходило только неразборчивое хрипение и противный низкий свист. Но через пятьсот с небольшим метров, они отстали и больше нас не беспокоили. Сила тяжести снова возросла, я вынужден был вновь скомандовать привал уже через добрых тридцать километров, когда начало темнеть. Хотя на территории "кочующей земли", сумерки по неизвестной мне причине наступали гораздо позже, нежели это обычно бывает в Зоне. Но скоро причина предстала перед нами во всей красе: оставив группу отдыхать, я снова предпринял рывок с целью доразведки последнего отрезка маршрута. Около двухсот метров всё было нормально, пока я не обратил внимание на некий рассеянный свет и не ощутил лёгкий толчок почвы под ногами. Чёрт! Видимо наше время подходит к концу. Пройдя ещё чуть вперёд и забрав влево, к источнику света, я невольно замер: деревья расступились, открыв панораму на гигантских размеров "пузырь", объёмом ни как не менее сотни тонн и километра два в диаметре. В центре прозрачной сферы, едва касающейся земли, пульсировал ослепительно белый "мячик" по яркости могущий соперничать с солнцем. А вокруг.... С любого перепоя такого зрелища не пожелаю увидеть ни одному человеку, знающему какая сила сосредоточена в свободно плавающих внутри сферы предметах. Внутри "пузыря", словно в киселе плавали ракетные снаряды от РСЗО "Град", простые разнокалиберные мины и снаряды ствольные, ракеты "земля-воздух" и даже один истребитель "МиГ-29", величаво вращающийся вокруг собственной оси.... Я живо представил себе, что будет, если взорвётся хоть одна из этих приблуд. Силища сосредоточенная в "пузыре" была немереная, пришло время звать алхимика. Вернувшись в расположение и приказав всем оставаться на месте, я жестом попросил Сажу пойти со мной. Когда мы пришли на место. Алхимик аж попятился назад, затем резко рванувшись к границам "пузыря", но я остановил натуралиста подсечкой, прижав вырывающегося алхимика к земле.
  - Спокойно!..
  - Вы не понимаете - Полупридушенно зашептал Сажа - Это то, что мы предполагали теоретически. Но увидеть такое самому.... О-о!
  - Тихо, ты. Нам нужно убираться отсюда. Как я понимаю, скоро эта дрянь в центре начнёт переваривать гостинцы прикордонных вояк и нам лучше быть где-нибудь подальше отсюда. Так, или я ошибаюсь?
  - Ну, не так примитивно.... Но думаю, что вы правы. И нам действительно лучше уходить. Осталось совсем немного времени.
  - Сколько?
  - Часов пять-шесть. Видите, как сгусток плазмы в центре э.... "пузыря" меняет цвет? Так вот: как только температура внутри достигнет определённого предела -мгновенное высвобождение энергии. А потом.... Даже не знаю....
  Подняв отряд, мы рысью, почти бегом направились к границе "блуждающей земли", сбивая ноги и с вывернутой наизнанку "дыхалкой", неимоверным усилием ускорились. Пятнадцать километров... Мусорная гора на горизонте была уже так близко и так далеко одновременно. Судороги земли становились всё сильней и сильней. Пару раз я падал, но поднимался, безудержно матерясь в микрофон и подгоняя и так всё понимающих бойцов. Семь километров... Мы почти вышли, но сильной помехой были частые, всё усиливающиеся толчки почвы, похожие на предсмертные судороги умирающего, да усиливающийся гул в ушах от огромной, адской нагрузки мешал чётко осмысливать всё величие и необычную исключительность наблюдаемого явления. Михай упал. Я вернулся к группе и вместе с Николаем мы подхватили упавшего молдаванина и потащили верёд.... Нам нужно только вперёд!.. Триста метров.... Тряска уже не прекращалась и всё пространство вокруг залило ослепительно белым светом, гул в ушах перерос в надсадный вой, замерший где-то на высокой ноте и не оставивший места другим звукам.... Сто метров.... Двадцать .... Десять.... Не стоять! Вперёд!..
  Свет стал нестерпимо ярким, гул и вой заполнили всё вокруг и.... ТИШИНА. Звонкая тишина и свист ветра. Очнулся я уже стоя на коленях, а Норд вливал мне в глотку коньяк из фляжки.
  - Командир - Голос друга срывался от напряжения и радости - Мы вышли. Всё.
  - По.... Потери? - Голос был сорван, я мог только хрипеть, но Юрис понял.
  - Все живы, земля эта исчезла. Мы почти на Свалке. Сам не знаю, как выбрались.
  - Я знаю - Голос снова сорвался на сип - Ножками, брат, ножками. Полчаса привал, я и ты в первую смену. Потом по обстановке....
  Хриплый смех, больше похожий на кашель бы мне ответом. В конце концов, я тоже рассмеялся. Хорошо быть живым. А уже через два часа быстрого марша, наш потрёпанный отряд вышел к опорному пункту "Долга", откуда до внешних постов базы группировки уже рукой подать. Поле боя осталось за нами.
  
  
  
  
  1.2
  
  На внешнем блокпосте было очень оживлённо для четырёх часов утра. Возле шлагбаума скопилась длинная очередь из пеших групп сталкеров, довольно громко выражавших своё неудовольствие тем обстоятельством, что теперь каждый прибывающий подвергался формальному досмотру и регистрировался у усталого сержанта, который сидел в переоборудованном для этих целей бытовом вагончике. Общался он с желающими пройти на базу группировки сквозь узенькое окно, прорубленное специально для этих целей в задней стене вагончика и забранного частой решёткой из сварной арматурной сетки. Над окошком было красными трафаретными буквами оттиснуто: "БЮРО ПРОПУСКОВ", а ниже значилось: "Круглосуточный режим работы. Просьба: не направлять оружие в стону сотрудников. За невыполнение - расстрел на месте". Пока наша потрёпанная команда заняла места в длинной веренице желающих пройти, со стороны свалки подтянулся обоз из пяти подвод сопровождаемый бойцами с нашивками взвода охраны "Долга". Эти ребята занимались буквально всем: конвоировали и охраняли задержанных, а также сопровождали караваны грузов предназначенных для нужд клана. Я, улучив момент, подошёл к старшему с лейтенантскими знаками различия на почти незаметных, еле видных, выточках обозначавших погоны. Такие меры предосторожности лишними не были - будь звёздочки чуть более заметны, то караванщики быстро лишатся командира.
  Это был парень примерно моих лет. Лицо его, осунувшееся и вытянутое, было покрыто недельной щетиной, черты заострились, а под воспалёнными карими глазами залегли тёмные синие круги. Раньше мы не сталкивались, поэтому он ни как не прореагировал на моё приветствие и оживился только в тот момент, когда я назвал фамилию Василя и попросил передать особисту, что нахожусь у внешней границы периметра. Бросив нечто вроде "Ладно, передам", лейтенант дал отмашку замедлившему было движение обозу, для которого охрана блока уже расчистила дорогу и подняла шлагбаум. Теперь оставалось только подождать, пока "водила" (9) шепнёт заветное слово Василю или кому-нибудь из особистов. Ничего особенного сообщить у меня не было, просто ребята вымотались сверх всяких пределов. Да и сам я чувствовал, что силы на исходе. Сказывалось большое напряжение, рейд получился не простым. Спать не хотелось - благодаря методике "волчьего" сна, я достаточно хорошо высыпался во время нечастых остановок, но вот напряжение последних десяти суток давило с тяжестью десятитонной чугунной плиты. Мысли не путались, но в голове стояла звенящая, напряжённая тишина, от чего иногда хотелось просто лечь на землю и ни о чём не думать часов сто - сто пятьдесят.
  В ожидании прошло около сорока минут, очередь медленно, но верно двигалась. За нами образовался "хвост" из всё прибывающих и прибывающих групп сталкеров и отдельных бродяг, которые с изумлением и явным недовольством комментировали нововведения "долговцев". Мои артельщики держались хорошо. Только Михая приходилось передвигать с места на место. Андрон и Сажа соорудили сапёру нечто вроде табуретки из найденного неподалёку дырявого оцинкованного ведра и походного коврика. Парень терпел, хотя видно было, что держался он из последних сил. Рана не зажила окончательно. Да и где бы ей затянуться, коли последние десять суток прошли в сумасшедших "рывках" и беспокойных, коротких привалах.
  Возле будки "бюро пропусков", наметилось некое оживление, а через пять минут в нашу сторону прошёл капитан из особого отдела, которого я помнил по визитам в это заведение и пара бойцов из дежурной смены с бордовыми грязноватыми повязками на левом рукаве у каждого. Узнав меня, особист кивнул сопровождающим и сделал жест приглашающий идти с ними. Подхватив Михая под руки, наш небольшой отряд прошёл внутрь периметра. Там, за будкой "бюро", нас поджидал хмурый, осунувшийся Василь с тоненькой пачкой прямоугольных листков выполненных из жёского коричневого картона. Протянув их мне, Василь только кивнул и ногтем большого пальца правой руки, которой подавал пропуска, отчеркнул одну строчку на обороте верхней картонки. Там было всего пара слов и несколько цифр: "Завтра, КПП - 14.30". Я только кивнул и мы разошлись....
  Вопреки моим ожиданиям, башню никто не занял. Напротив, нас ожидал приятный сюрприз - как только мы подошли к воротам они открылись и навстречу нам вышел Слон собственной персоной. Андрон сразу бросился к отцу. Только кивнув старшему из семейства Бурыкиных (так в миру звался Слон), коротко отдал приказ на размещение вновь прибывших. Сам же я с Сажей и Михаем отправился завершать наши дела. Сапёра быстро приняли в лазарет, хотя Светланы в этот раз не было, вместо неё к нам вышла та пожилая женщина-майор и кликнув двоих санитаров, помогла молдаванину лечь на принесённые раскладные походные носилки. Оружие и разгрузку Михай оставил мне ещё в башне, поэтому теперь я связался по заранее условленному каналу с представителем алхимиков. Сложностей не возникло, так как ввиду хороших отношений "Долга" и этого закрытого сообщество, клан алхимиков имел нечто вроде торгового представительства на базе группировки. Их эмиссар постоянно находился в одном из задних помещений бара "100 рентген", где ранее и проходили все наши переговоры.
  Видимо о моём прибытии уже стало известно. Потому что ответ пришёл буквально через пять секунд. В коротком сообщении говорилось о готовности посредника к немедленной встрече. Я обернулся к Саже и показал текст сообщения.
  - Что скажете?
  - Наверное, вам лучше согласиться на встречу. Братья не станут меня устранять, так как непосредственной угрозы раскрытия тайн клана больше нет. Само собой я пройду проверку на лояльность, но через пару дней всё закончится. Вы подумали над моей просьбой?
  - Хорошо, если не передумаете - возьму в группу. Но только одно условие....
  - Согласен на любое. Для нас главное это знания и информация.
  - Вот это и есть моё условие: без моего ведома ни знания, ни информация к вашим собратьям не уходят. Иначе просьба отклоняется.
  - Обещаю.... Нет! - Тут алхимик даже прижал правую руку к груди - Я клянусь, что ничего без вашего разрешения собратья не узнают.... Хотя это и тяжело. Но я всё понимаю.
  - Тогда договорились. Но если....
  - Клятва алхимиков священна. Мы никогда не нарушаем данного слова.
  - Там видно будет. Уже пришли. Пойдёмте внутрь....
  Комната ничуть не изменилась, как впрочем и фигура в капюшоне, сидящая за столом, спрятав кисти рук в широких раструбах рукавов пыльника. Лишь лёгкое движение остроконечного капюшона дало понять, что нас заметили. Сажа стоял чуть позади меня слева и не двигался. По ощущениям, между Посредником и бывшим заложником происходил интенсивный обмен мыслеобразами. Даже с моими новыми способностями ощущалось это как эхо далёкого шёпота, где неразличимы ни отдельные слова, ни общий смысл сказанного. Так продолжалось около получаса, покуда Посредник не мотнул головой ещё раз и в комнате открылась ещё одна дверь бывшая чуть левее того места где обретался стол. Сажа только кивнул мне на прощание и вышел в открывшийся тёмный проём, после чего дверь сразу захлопнулась, как будто её и не было вовсе. Ситуация пришла к логическому завершению, Посредник вновь пошевелил головой, видимо присматриваясь ко мне, затем заговорил всё тем же ломающимся голосом, что и в прошлый раз.
  - Мы рады, что наш собрат доставлен тобой в целости и сохранности, Ступающий в Паутине. Трудности были?
  - Не те, о которых стоит упоминать в приличном обществе. Всё в рамках, так сказать.
  - Вознаграждение - Посредник выпростал шестипалую кисть левой руки из рукава и легко провёл ладонью над столешницей. С лёгким гудением в том месте возник плоский чёрный чемоданчик - В этом "кейсе". Здесь семьсот тысяч "евро", на семи разных картах на предъявителя. Прими в знак нашей благодарности также некоторые предметы, которые ты получишь с оказией чуть позже.
  - Благодарю, рад был помочь. Обращайтесь, если возникнет нужда - Я открыл чемодан и забрав карты, оставив его открытым и не прикасаясь больше.
  Алхимик издал непонятный мне звук, но мгновением позже пришло понимание, что он.... Смеётся!
  - Не многие бы взялись за эту работу, Тридцатьдевятый. Ещё меньшее количество бы добралось до места, где засели наши обидчики и лишь единицы вернулись бы обратно. Но наш собрат скорее всего стал бы уже частью узора Плетений. Ты запросил ничтожную цену за то, что сделал....
  - Неуверен, при всё моём уважении к вашей прозорливости. Я спас как минимум одну жизнь....
  - Но потерял четыре.... - Ломкий голос посредника источал сарказм.
  - Нет. Буревестник поймал свою последнюю бурю. Те, кто отправился за ним следом, выбрали свой путь самостоятельно и были со своим командиром до конца.
  - Пусть так. Я не силён в кодексе воинов. Да сольются их души в вечном танце Плетений. Теперь же прощай.... Думаю, мы ещё увидимся, Ступающий в Паутине.
  - Тогда до встречи - Я развернулся и вышел за дверь, на политесы и малопонятные мне эзотерические словесные выверты тратить время и остаток сил не хотелось. Вообще. А всё время нашего разговора в голове вертелась давно услышанная где-то фраза: "ты заказывал ковёр, ну так я его припёр". Более всего хотелось никогда больше не видеть ни самого посредника, ни настырно лезшего в группу Сажу, хотя последний и спас Михая от верной и мучительной смерти. Хотя обернись дело круто, подрывника пришлось бы пристрелить, чтобы сохранилась мобильность отряда и мы смогли бы уйти в прежнем темпе. Знаю, со стороны подобный поступок кажется зверством. Выбор: кто будет жить, а кто проскочит в небесный "дисбат" раньше остальных, это будни моей профессии. Пока есть возможность, борьба ведётся за жизнь каждого бойца. Но если встаёт вопрос: он один или все лягут вот в этом овражке, кто-то не колеблясь остаётся и держит идущего по горячему следу врага, чтобы остальные смогли уйти и выполнить задачу. Именно так и возникают легенды про непобедимость диверсантов и мало кто знает, какой ценой выкупается победа.
  Когда охранник, проводив меня к заднему входу в бар, вернул оружие и закрыл дверь, усталость снова навалилась на плечи, почти пригибая к мокрому от недавно прошедшего дождя асфальту. Дойдя до ворот башни, я не торопился заходить внутрь, хотя там на втором этаже, судя по звукам, накрыли стол, и готовилось веселье. Вновь прислонившись к шершавой округлости башенной стены, поднял голову к затянутому тучами вечернему небу. Странно, но сравнивая ощущения с теми, что возникали каждый раз по возвращении из рейда там, в миру, стал замечать, что теперь всё немного иначе. Раньше думал только о поставленной и выполненной задаче, нуждах бойцов и вечно в голове крутились дни до дембеля, некоторых из них с тем расчётом, кого можно брать в следующий поиск, а кого лучше оставить в базе. Теперь было почти так же, но появилось чувство тщетности, как если бы все усилия по созданию новой команды были напрасны.... И опять было это тянущее ощущение истекающего времени, которое ускоряет свой бег. Как бы подталкивая события к финалу. Пока ещё не понятной мне истории. Драма это будет или же фарс.... На этот вопрос ответа пока не было. Вкус ветра и дождевых капель, стали тем призом, наградой которую получают живые. Снова удалось переиграть противника и обстоятельства, вновь удалось победить и никто не погиб.... Почти никто. Это я загнул когда сказал Посреднику о скорее всего сгинувшем Буревестнике и его парнях. Чувство утраты, когда срок жизни близкого тебе человека, пусть и не друга, но товарища просто истёк, истончился под гнётом обстоятельств, было неистребимо. Будет новый день, придут другие заботы. Но зарубка на сердце всё равно останется, и нет-нет, да и кольнёт упрёком в самый неподходящий момент сожаление, что не остановил....
  Со стороны дороги ведущей от "100 рентген" послышались шаги и в круге света уличного фонаря, появилась фигура в лёгком сталкерском комбезе с солидным рюкзаком за плечами. Человек целеустремлённо шёл именно к воротам башни, что позволяло думать о твёрдом намерении свести знакомство или со мной или с кем-то из моих артельщиков. Я как всегда стоял вне круга света, а мимикрирующая ткань комбинезона почти полностью скрадывала очертания фигуры на фоне стены башни. Поэтому дав человеку занести руку для первого удара в створку ворот, я негромко окликнул визитёра.
  - Доброго вечера, уважаемый! Можно не стучать в дверь, жилище вроде как моё, обращайтесь раз пришли.
  Подвоха в человеке не ощущалось. От оклика он смутился, но быстро справился с волнением и повернул голову на голос. Тут я сразу узнал его: это был Денис - протекция Норда. Парень ушёл после акции с "девяткой", но тогда возникло стойкое ощущение, что наша встреча не последняя. Видимо завершив свои дела в миру, вернулся.... Зацепила его Зона. Почти без слов было понятно, зачем он здесь, но в таких случаях всё же придётся провести беседу. Кто его знает, какого рода проблемы заставили благополучного парня прийти снова туда, где точняком таких историй будет раз в десять поболе.
  - Доброго вечера, Антон Константиныч. Вот, снова к вам, если примете - По голосу читалось, что парень рад тому обстоятельству, что так скоро нашёл меня - Были дела.... Родителям деньги отдал, с работы уволился. На стройке не закрывали наряды, пока денег не сунул бригадиру. Потом позвонил по телефону, что вы дали перед отъездом, но там ответили, что пока связаться с вами не могут.
  - Мы из рейда только часа три как пришли. Долго ждал?
  - Третий день уже - Мужик, что в башне сидел внутрь пускать отказался, вот я и снял номер тут - Денис махнул рукой в сторону "100 рентген" - Стал наблюдать и увидел, как кто-то в башню зашёл. Кроме вас вроде некому.... Вот и пошёл снова, не ошибся, выходит.
  - В артель ко мне тоже хочешь?
  - Да. Я решил, что если возьмёте....
  - Можно. Однако видишь ли какая штука, парень, будет совсем не весело. Зона она разная - тут, как и на любой войне, можно жить по-всякому и иметь свою долю приключений на свой же филей. Со мной скоро будет очень опасно водить знакомство, Денис. Есть более спокойные места. Могу походатайствовать перед разведчиками "Долга", работа у них интересная. Наберёшься опыта, пообтешешься на местности....
  - Я чем-то вас не устраиваю? - Парень явно обиделся - Так научите, я способный. Юрис вам подтвердит....
  - Дело не в этом - Прервал я начинающийся ненужный спор - Всё нормально с тобой, толковых ребят я сразу вижу. Нет у меня сомнений в твоих качествах. Просто предупреждаю: приключений может быть всего парочка и закончатся они слишком быстро, распробовать не успеешь. Среди моих артельщиков народ уже поживший, кроме одного, поэтому шибко не жаль в бой идти, а вот вас молодых, лучше бы поберечь....
  - Не надо меня беречь, я уже сам справляюсь - Разозлился, но совладав с нахлынувшими эмоциями, ровно ответил парень.
  - Хоп! (таджикск. "хорошо" - авт.) Раз такое дело, правила ты помнишь: делать всё только тогда, когда я скажу и только то, что я прикажу. Сейчас в разговоре, ты пару раз меня перебил, это тоже было в последний раз. В последующем наложу взыскание. Урок номер один: никогда не перебивай оппонента, какую бы чушь он не городил, волнение и поспешность - первые враги разведчика. Всё понял?
  - Да - В голосе парня сквозило облегчение.
  - Тогда марш на третий этаж. Размещайся, а потом за стол. Чувствую, сегодня будет пир горой....
  Как я и предполагал, стол был уже накрыт. Хозяйственный Слон уже расставил миски и банки с консервами, варёной в мундире картошкой. Отдельно стояли блюда с квашеной капустой и таз с нарезанными крупно помидорами и огурцами, залитые подсолнечным маслом и крепко сдобренные крымским луком овощи красиво играли в жёлтом свете лампочки в красивом кремовом абажуре матового стекла, невесть как попавшим сюда почти в целости и сохранности. Слон рассказал, что на второй день после сложной операции, к нему в палату пришли двое странных врачей и стали вливать в капельницу непонятные препараты, которые вызвали ураганное заживление тканей, а на третьи сутки исчез упадок сил и анемия. И уже через неделю, он был практически здоров. Сбежал из госпиталя и окольными путями добрался обратно в Зону. Тут же он помешал двум гаврикам подломить нашу башню. Хотя последним и так не повезло: один поджарился на электрической "секретке" Юриса, а второму оторвало ступню левой ноги направленным взрывом другой закладки. Починив, как умел, дверь, Слон решил дожидаться нас, а уже через пять дней от сегодняшнего начал бы собирать охотников в поисковую партию по нашим следам.
  Застолье получилось на славу: только десантник наш был хмур, и ковырял вилкой в тарелке, гоняя кусок мяса по ней словно хоккейную шайбу. Налегал Коля на водку, которую Слон тоже притащил из-за "колючки" и была это наша сибирская, а точнее иркутского розлива "Байкальская проба". После местной горилки, даже мне особо никогда на "белую" не налегавшему, было приятно ощутить знакомый привкус. Потом Коля неожиданно выдал:
  - Что мы празднуем, а? У меня до сих пор эти трупаки перед глазами стоят.... А если бы там все остались?.. Не хочу ходячим покойником быть! Слышите?! Не желаю я!..
  Слон мгновенно сграбастал распсиховавшегося наёмника в захват и увёл вон из комнаты, цапнув со стола литровую бутыль водяры. Срыв был ожидаем и я мысленно вычеркнул десантника из отряда. Хорошо, что инцидент произошёл уже в базе, не пришлось брать грех на душу.... Слон вернулся уже один, показав мне жестом, что всё улажено. Разговор, стихший было за столом, продолжился, набирая прежнюю силу и оживлённость. Денис знакомился с теми, кого не знал, рассказывая что-то забавное из своей гражданской жизни. Попутно выспрашивая какие-то местные байки у Андрона. Парни быстро сошлись характерами, что было очень даже неплохо. Вдруг Юрис метнулся в подвал и вернулся уже с.... гитарой! Ох, стервец! Знает же, что не люблю я этого.... Между тем, латыш уже чуть заплетающимся языком, заголосил:
  - Командир, спой "нашу"! Просим!
  - Прооосим!- Подхватили видимо подговорённые заранее, пока я мылся и был не в состоянии повлиять на процесс заговора, артельщики.
  Пришлось взять семиструнный инструмент в руки и пройтись по струнам хорошо настроенной гитары. Вообще, песни у костра не люблю, хотя играю на семиструнке довольно неплохо - дед научил. Однако поднять настроение коллектива стоило. А что это сделает лучше, нежели хорошая, проверенная временем душевная песня....
  - Тогда, граждане артельщики, извиняйте за качество - данные подкачали, ибо не певец. Но раз просите, можно и сыграть....
  
  Ночь коротка,
  Спят облака,
  И лежит у меня на ладони
  Незнакомая Ваша рука.
  После тревог
  Спит городок.
  Я услышал мелодию вальса
  И сюда заглянул на часок....
  
  Видимо все кроме Юриса ожидали от угрюмого и малоразговорчивого головореза чего-то другого. Песню эту я выучил давно, её часто пел мой дед, акомпонируя себе на старой потёртой гитаре. Песен он знал множество, но эту пел только раз в году - девятого мая, при этом глаза его становились далёкими, затуманивались слезами, будто бы видел он нечто своё, о чём ни разу никому из родственников никогда не рассказывал.
  
  
  Хоть я с Вами совсем не знаком,
  И далеко отсюда мой дом,
  Я как будто бы снова
  Возле дома родного...
  В этом зале пустом
  Мы танцуем вдвоем,
  Так скажите хоть слово,
  Сам не знаю о чем....
  
  Разговоры за столом стихли, все, даже молодёжь, слушали старую военную песню, написанную более полувека назад, таким же простым солдатом, попавшим в островок тишины и безопасности. Пусть ненадолго, пусть позже случится то, что случится и, возможно, этот танец будет последним ощущением мира, которое он узнает перед смертью, но каждый солдат имеет право знать, за что он сражается.... Простые и совершенно бесхитростные слова брали за живое. Все мы живём во тьме обыденности, лишь изредка освещаемой светом яркого, всегда разного для каждого в отдельности и такого общего для всех счастья.
  
  Будем кружить,
  Будем дружить,
  Я совсем танцевать разучился,
  И прошу Вас меня извинить.
  Утро зовет снова в поход...
  Покидая Ваш маленький город,
  Я пройду мимо Ваших ворот....(*)
  
  Последние аккорды стихли. Артельщики, молча, подняли уже давно налитую до краёв разнокалиберную тару с потеплевшей водкой и Слон, взяв свою битую алюминиевую кружку, дрожащим от напряжения голосом сказал:
  - Третий тост, братки. За тех, кто уже далеко. За тех, кто не вернулся. Мягкой вам землицы, ребята.
  Все встали и не чокаясь выпили до дна. Третий тост всегда пьют одинаково: никто не закусывает, стараясь вобрать и одновременно заглушить в себе всю горечь и боль за тех, кто может быть только вчера был рядом, отдавал последний "рог" к автомату, делил последний глоток воды, банку консервов. С матюгами и песнями пёр на себе, когда ты весь уже в кровище и говне, просишь: брось, уходи сам. Горестный и светлый тост - чтобы помнили. Память - это всё, что павшим нужно от нас, живых. Так им видимо спокойнее от осознания того, что они ушли, а мы чуток задержались, потому что они сделали это ради нас. Помнить - это самое малое, что может сделать живущий в долг...
  Потом гитара пошла по кругу: каждый припомнил любимую песню, и хор нестройных, хмельных голосов ещё около двух часов к ряду мог слышать любой желающий, кого угораздило пройти мимо башни. Потом всё само собой сошло на нет, да и пьянки никогда не одобряю. Тем более в такой обстановке, когда в любой момент следует ожидать форс-мажора со стрельбой и фейерверками. Когда даже Норд угомонился, уронив голову на стол, я и более- менее трезвый Слон, разнесли всех по койкам, прибрав застольный бардак и сами отправились на боковую. Добравшись до своей постели из снарядных ящиков, я снял верхнюю одежду, положил пистолет возле кровати на пол так, чтобы "ствол", не был заметен со стороны и его можно будет без помех использовать. Потом рухнул и проспал без малого десять часов к ряду. Сны как всегда не мучили, я даже слышал всякие бытовые звуки наполняющие дом, когда хозяева засыпают. За толстыми стенами не были различимы даже громкие ритмы улицы, Зона жила отдельно от меня эти несколько часов.
  На встречу с особистом я прибыл вовремя. Зарядил сильный ливень, посему мы сразу отправились в "100 рентген", где Василь взял себе кофе и целую тарелку с бутербродами, а я просто занял стул напротив и грыз сухарики, запивая их минералкой. Никогда не выхожу из дому, не позавтракав, тем более не пью ничего крепче чая. А в этот раз завтрак пришёлся на обеденное время и состоял из гречневой каши приправленной свиной тушёнкой с луком, солидного куска чёрного хлеба и кружки крепчайшего чаю с лимоном и мёдом, последнего хозяйственный Слон привёз целых три литра. Поэтому есть не хотелось совершенно, но ведь пустым сидеть и заглядывать в рот голодному собеседнику тоже как-то не вежливо. Сыто цыкнув зубом, Василь отодвинул пустую тарелку и прихлёбывая нелюбимый мной напиток (даже запаха не переношу), стал излагать последние новости. Часть была мне уже известна. Кое о чём тоже догадался. Но в целом события развивались по малопонятному мне сценарию.
  - Пока тебя не было, произошло очень много интересных вещей.... - Тут особист пересказал мне историю налёта на башню ещё раз, дополнив незначительными подробностями и так уже известные мне факты. А когда Василь в ожидании уставился на меня, как бы прося разъяснений, просто вынул из кармана и толкнул по столу в его сторону флешкарту изъятую у командира амеровских наёмников. Особист мгновенно сграбастал девайс и упрятал в карман штанов. Затем опять вопросительно уставился, ожидая моих комментариев.
  - Это данные с ПДА командира поисковой группы нанятой Боровом для разведки подступов к владениям "Монолита". Ребята хорошо поработали и прочесали с десяток километров подземелий. Это только часть данных. Нам пришлось быстро оттуда выбираться, поэтому зачем именно они там крутились и чего вынюхивали судить не берусь. А ты пользуйся, может и пригодится когда.
  - Чего это Боров вздумал тягаться с отморозками земель наших? Никак слабину почуял.
  - Не думаю, что всё так просто, Василь. Вот вы накрыли неделю назад пару схронов с оружием, вскрыли агентурную сеть "свободных" у себя на базе. Так это?
  - И как тебе - Голос секретчика просто звенел от напряжения - Удалось это нарыть? Тихо вроде взяли, а уже "звон" пошёл - Он досадливо но легонько хлопнул раскрытой ладонью по столу, от чего у кружке с недопитым кофе по поверхности напитка пошли круги - Ничего тихо сделать нельзя!..
  - Про утечку у вас ничего сказать не могу. Просто по пути нас догнала группа ликвидаторов. Из допроса пленных выяснилось, что это сектанты предприняли акцию на мою башню, и действовали они под прикрытием. Исполнителям промыли мозги, Василь. Всё должно было выглядеть так, чтобы в случае провала след вёл к "Свободе". Там на карте, отдельным файлом лежит копия массива данных с ПДА командира группы тех, кого отправили по наши души.
  - Значит "свободные" опять не при делах?
  - Не надо радоваться, просто пока они хорошо прячутся, им не дали сигнал к действию. И, кроме того, принятые вами меры спутали диверсам все планы. Теперь их действия затруднены максимально, ищите их, скоро проявятся.
  - От чего такая уверенность, или снова чего зажал?
  - Не финти, "штирлиц" - Осадил я сразу нахмурившегося особиста - Я тебе не враг, выгоды с вашего "тимуровского" движения мне никакой не надо. А не говорю большего, потому как не уверен, что прав.
  - Всё равно поделись, может, что и подтвердится - Хитрый секретчик просто хотел сравнить выводы своих аналитиков с моими, но не желал быть обязанным мне.
  - Готовится крупная войсковая операция в Зоне. Предположительная и наиболее вероятная цель, это лабораторный комплекс сектантов. На этот раз, "свободных" поддержат вояки, может быть, будет ещё группа со стороны. Скорее всего, пригласят нечто сводное из состава НАТОвских экспедиционных сил или отдельных стран Евросоюза, но с амеровксим командиром в рубке.
  - А при чём здесь уголовнички - то наши? Или тоже строем пойдут на пулемёты сектантские? Нереально, извини. Я эту шушеру знаю, только новичков обирать горазды.
  - Верно. Но помародёрить, пока у панов чубы трещат, снять свой гешефт под шумок, вот это вполне реальная тема. Пролезут, пока вы будете пирог делить, да и стырят чего-нибудь. Шакал всегда безошибочно чует падаль, брат. Блатные поняли быстрее всех, кто в этой разборке будет крайний. Если падальщик нарезает круги на пустом месте, значит, там скоро будет пожива.
  - Хорошо, допустим ты прав. Но почему наших сбрасываешь со счетов? Мы тоже время от времени щупаем "Монолит" за вымя - Поделился сокровенным Василь, понизив голос.
  - И как успехи? Много парней сгинуло в катакомбах Припяти и украсило своими головами "аллею славы" у первого аванпоста сектантов?
  - Много - Глаза особиста потемнели, но злости в голосе не было, только затаённая печаль и обида - Только ты меня на совесть не бери, сам каждого по имени-отчеству каждый день поминаю. Но мы многое знаем теперь. Думаю, что раз затевается большая потасовка, наши тоже пойдут, но....
  - Знаю. Своим путём полезете, и снова вам отдавят лапы, а кое-кому и башки поотрезают. Потому, что как и вас, так и этих шустрых забугорных дельцов, которые спонсируют акцию, ожидает жирный кукиш. Сектанты ждут нападения и встретят "гостей" ни чуть не хуже чем полгода назад. Только сейчас они не станут миндальничать и отходить назад, додавят всех окончательно.
  - Военные вызовут артиллерию, за границы периметра сектантам хода нет.
  - Снова мимо. Ты слышал когда-нибудь про "блуждающую землю"?
  - Ну, было что-то такое, мало ли о каких диковинах треплются у костра. При чём тут эти сказки, Васильев? Вроде ты серьёзный человек, а занялся фольклором, странно это.
  - Сказка, брат, не всегда ложь. По пути на базу мы прошли через такой участок, который всплыл на границе Ржавого леса....
  И мне пришлось пересказать историю нашего путешествия через территорию "белого шума". Скрывать особо было нечего, но я ограничился сжатым сообщением на тему, почему пушки и ракеты вряд ли помогут военным склонить чашу весов в свою пользу. Василь внимательно выслушал и, что-то записав в маленький блокнот, поинтересовался:
  - Так ты хочешь сказать, что сектанты выкинут всех из Зоны и возможно пойдут завоёвывать мир?
  - Нет. Только говорю, что всем вашим играм настанет конец и появится новое независимое образование, почти государство, а всех остальных "Монолит" выкинет вон, или истребит как класс. Теперь у них есть сила, о характере которой я пока ничего сказать точно не могу. Но случайным вялотекущим пострелушкам, которые тут основной вид жизнедеятельности и экспорту хабара как основной статье дохода, придёт конец, это совершенно точно.
  - Новое оружие придумали?
  - Не только. Если всё так как я думаю, скорее это новый союзник. Страшный и безжалостный, поверь мне: пощады не увидит никто.
  Лицо особиста вытянулось, видимо мои слова подтвердили какие-то его собственные догадки на этот счёт. Старательно спрятав блокнот в нагрудный карман и чуть наклонившись через стол вперёд, так что его лицо стало ближе ко мне, особист тихо проговорил:
  - Я слышал о неких существах, которых ещё никто толком не видел. Они живут в порталах, которые иногда открываются то тут, то там. Алхимики из-за них не могут больше скакать по Зоне как раньше. Наших экспериментаторов трудно напугать, но пару дней назад я видел до усёру перепуганного старейшину этого "кружка юных натуралистов". Он приходил извиняться за срыв поставок заказанных у них нашими снабженцами и начвором (10) всяких нужных вещей.
  - Это только начало. Пока они не могут прорваться сюда, но сектанты прикладывают к этому все усилия и когда им это удастся, все перемрут как мухи, даже не успев сделать ни единого выстрела.
  - Что ты про них знаешь?
  - Ничего такого, что может тебе помочь....
  - И всё-таки!
  - Слушай, достал ты меня. От того, что я скажу тебе, какие характеристики имеет пуля, легче не станет, когда она тебя убьёт. А если засветишь знание ещё где-нибудь, то накличешь серьёзные неприятности на вашу "пионерскую дружину". Отстань, ни к чему это: помочь не поможет, только жизнь усложнит.
  Василь ещё некоторое время упирался, но я стоял на своём твёрдо, посему пободавшись ещё минут десять он сдался. По большому счёту я просто набивал цену, мне нужна была информация, которая смогла бы подтвердить или опровергнуть посетившее меня в катакомбах видение. Так просто особист ничего рассказывать не станет. Поэтому требовалось его чуть подразнить, притупив бдительность. Состроив скорбную морду, с видом, что делаю чрезвычайное одолжение предложил:
  - Ну.... Может и расскажу, что знаю. Но только баш на баш: я толкую тебе про союзника сектантов, а ты откровенно и подробно излагаешь мне один эпизод, случившийся за время нашего с ребятами отсутствия. Лады?
  Особист потеряв бдительность, нетерпеливо мотнул головой, согласившись. Не полагая меня соперником по части оперативных игр, и рассчитывая на скорую поживу и блистательный доклад начальству, Василь весь обратился в слух, но я осадил прыть "контрика" заставив начать первым, и поинтересовался, дошёл ли до Кордона караван, отправившийся незадолго до моего ухода в рейд.
  Узнать удалось не так уж много: караван действительно был разгромлен, но высланная в квадрат, откуда был последний доклад командира охранения обоза, группа, обнаружила крайне мало следов. Похоже, караван атаковало зверьё, что выглядело очень странно. Нападение было очень слаженным, и охрана толком не успела организовать оборону. На месте осталось шесть трупов, со следами укусов кровососа, груз также найти не удалось. Обоз словно растворился. После почти двух суток интенсивных поисков, долговцы свернули операцию и ушли ни с чем. Пропали все, кто шёл с караваном и их дальнейшая судьба была неизвестна.
  - И Лесник с тех пор не объявлялся у вас, ведь с караваном шла его дочь?
  - Нет. С малым Кордоном сейчас нет связи, сектанты блокировали две самые безопасные дороги и глушат передачи, а через Ржавый лес никто пройти не сможет. Думаю, что старик не знает, что случилось с дочерью до сих пор. Видимо решил, что она или на Кордоне, или осталась здесь.
  - Это даже хорошо, что так получилось. Скинь мне координаты места, где подломили обоз. Завтра пойду, посмотрю на это сам.... Может чего и прояснится.
  - А теперь скажи, что обещал - Василь было напрягся, ожидая подвоха, но обманывать его резона не было.
  - Их зовут Ткачами. Это существа из другого, возможно, параллельного мира. Контактируют с сектантами около года. Их цель прорваться сюда и уничтожить артефакт, который все зовут Монолитом. Сильные телепаты, могут управлять временем и искривлять пространство. Под пять метров ростом, гуманоиды. Убить можно, но только издалека, о чём чужаки знают и страхуются. Если прорвутся - всем хана, люди им даже в качестве рабов не нужны, мы слишком слабые. Этот козырь не переварить ни "свободным", ни их закордонным партёрам. Если сунетесь - раздавят, почти не заметив. Больше я ничего не знаю, прости, мне надо идти собираться в дрогу. Скинь координаты на почту и маркировки груза, попробую пробить по своим каналам. Думаю, что ничего без следа не пропадает, где-нибудь, да и всплывёт. Прощевай, "штирлиц".
  Вопросы, готовые было сорваться с губ особиста так и не прозвучали, его слишком потрясло то, что он услышал. Не тот это был случай, когда можно скептически ухмыльнувшись, спросить сакраментальное: "какие ваши доказательства?". Есть вещи, которые можно проверить, лишь столкнувшись с ними нос к носу. Он только потупился и с упрямством сжав губы проговорил:
  - Будь, что будет и сделаем как должно.
  Банальная сентенция, в общем-то, правильная, да и сказанная к месту, вывела меня из равновесия. Сказывались последствия напряжённого ритма событий, в который затянула меня здешняя жизнь. Поэтому я развернулся и снова подошёл к столу, из-за которого только что поднялся и чуть понизив голос, со сдержанным презрением (очень надеюсь, что получилось именно так и палку я не перегнул), проговорил в ответ:
  - Будет бойня, а сделать вам ничего не дадут. Повторяю: все ваши ходы просчитаны, силы учтены до последнего человека и на каждого уже готов свой смертельный сюрприз. Не смотаете отсюда в течение месяца - ляжете все. Зона - это живое существо, у которого парализован мозг и почти не бьётся сердце. Сектанты со своими союзниками как злокачественная опухоль с всё разрастающимися метастазами, пожирают её сущности и жизненную силу, с каждым днём заглатывая всё большие куски. Шансов на спасение нет, по крайней мере, я их не вижу. А теперь, крепко подумай, брат, прежде чем снова сморозить глупость.
  Закончив длинную и непривычно эмоциональную для себя речь, я быстро повернулся спиной к чуть опешившему секретчику, и уже не задерживаясь, вышел на воздух. Полученную информацию требовалось переварить, составить план действий. До особиста и его резонов мне уже не было никакого дела. Дождь перестал, но тучи не разошлись, как это обычно бывает за колючкой, всё так же низко скребя по крышам развалин. Я не торопясь шёл к башне и гонял варианты.
  На мой взгляд, выход из сложившейся ситуации у командования отряда был один: подготовить территорию Бара к взрыву и эвакуировать личный состав за периметр. Имеющимися силами группировка не сможет организовать оборону, а уж тем более победить в намечающемся финальном противостоянии сил, о большей части которых люди вообще не имеют ни малейшего понятия. Беда в том, что никто особиста слушать не станет и большинство живых сейчас бойцов и просто вольных бродяг, сомнёт и разметает начинающий крепчать ветер войны.... Зря я на него рыкнул.
  Мне, по большому счёту было совершенно пополам, кто из долговцев выживет, а кто умрёт. Я отвечаю только за своих людей и ставшую близкой и родной мне девушку. Думаю, что на это и рассчитывают те, кто подловил караван и угнал Дашу в плен. Меня хотят вывести из игры до начала финальных разборок или хотя бы задержать. Но почему свет клином сошёлся на моей, скажем прямо, малозначительной персоне, это оставалось загадкой.
  В башне царила тишина, артельщики отсыпались, один только Слон сидел в гостиной и изучал карту Зоны, испещрённую пометками, которые я и Норд наносили после каждой вылазки. В руках у него тоже был карандаш и старая целлулоидная "офицерская" линейка, с помощью которой Слон наносил на карту какие-то свои пометки. Заметив, что я смотрю на него с порога, приветственно кивнул и пригласил за стол, где кроме расстеленной "простыни" самопальной карты района на деревянной подставке исходил паром металлический чайник с кипятком и стояла пара пустых кружек. Заварка обреталась тут же, в мятой распотрошённой пачке и уже пустой на две трети. Сыпанув крупного, ароматного чайного листа в свою тару и залив их кипятком, я накрыл кружку блюдцем стоявшим тут же, на деревянной подставке и посмотрел на правки старожила. Слон пометил пару постоянных аномальных зон и целых пять радиоактивных плешей, "горячих" на столько, что если планировать маршрут, то эти квадраты придётся обходить довольно далеко. Знания Слона относились в основном к районам Янтаря и Тёмной долины, видимо он бывал там чаще всего. Сведенья были ценные и я некоторое время молча изучал сложившуюся картину, тем более, что обоз пропал именно на отрезке маршрута через Тёмную долину.
  Нанеся место последнего сеанса связи обоза на карту, я ещё больше удивился: если всё верно, то нападение произошло в чистом поле, что для засады вообще не подходит. Судя по времени и метеосводке на тот день, никакого сильного дождя или других естественных помощников любых охотников за чужим добром. Картина получалась абсурдная: днём, при отличной видимости и предельной скорости движения обоза возник некто из воздуха и всех перебил. Но если взять поправку на открывшиеся вновь обстоятельства, то можно предположить участие разумных союзников "Монолита" из числа пришлых существ, чем и объясняются странности. Ведь для кровососов ничего не стоит остаться незамеченными и напасть неожиданно. Но вот зачем они взяли бесполезную утиль и провиант с собой, а не уничтожили телеги и не сожрали лошадей на месте нападения, было непонятно.
  Тем временем Слон, до того выжидательно хрустевший кусковым сахаром, не выдержал и поинтересовался:
  - Девка твоя пропала?
  - Найду, не в первой уже - Я чуть растянул губы в улыбке, Слон тоже поддержал иронию, скрыв ответную ухмылку прихлебнув из кружки с громким швырканьем.
  - Сам пойдёшь, или кого в компанию взять планируешь?
  - Придётся самому. Люди устали и вымотались, сразу после рейда дёргать никого не хочу. Да и воевать я пока не собираюсь, просто схожу, посмотрю на месте что и как.
  - Дожди сильные прошли, трудно будет следы искать. Поди смыло всё.
  - Нет. Эпизод был со значением, значит, мне так или иначе оставят визитку, след по которому хотят, чтобы я пошёл.
  - А ты не пойдёшь? Ведь толком ничего не узнать уже.
  - Есть пара зацепок: груз так или иначе всплывёт, да и на меня должны выйти с предложением, раз устранить не получилось.
  - Купить захотят, думаешь?
  - Скорее обмануть: я мешаю, но игроки пока всерьёз полагают, что мешаю не так сильно, чтобы спутать расклад перед решающей игрой. Заманят в какое-нибудь гиблое место и грохнут.
  - Дерьмовый расклад.
  - Как я и сказал, варианты есть. Смотри сам: всё проведено грамотно, за исключением исчезнувшего груза. Значит, меж нападавшими были случайные союзники. Те, кто всегда тянет одеяло на себя и плохо дружит с дисциплиной. А это....
  - На ворьё местное думаешь?
  - Очень похоже на то: Тёмная долина, это их вотчина. Если сами не участвовали, то видели кто это сделал и потом прибрали барахлишко. А может и подрядились, за долю как это у них принято.
  - Дохлый номер. Даже если чего и видели, тебе не скажут. А если и скажут, то как тебе это поможет?
  - Вот мы и поглядим, что и как. За этим и иду: покручусь по округе, поспрашиваю старожилов, может чего и узнаю.
  - Опоздать не боишься? Кончить девку могут, если поймут, что на след встал - В глазах Слона разгорелся охотничий азарт, кружку с остывающим напитком он отставил в сторону, вычерчивая заскорузлым указательным пальцем замысловатые линии на карте.
  - Нет. Им нужно, чтобы я Дашу нашёл, и сам им в руки дался. Пойми: даже если я дивизию высвищу себе в подмогу, ничего не выйдет. Идти в ловушку нельзя. Будем хитрить, как это обычно и делается. Но нужно найти того, кто в курсе событий и достаточно весомая фигура в местном масштабе. Вот этим-то я и займусь.
  Наш дальнейший разговор прервал шум доносившийся из подвала. Кто-то барабанил в дверь и вопил дурным голосом. За разговорами и хлопотами я совсем забыл про уведённого с вечеринки по случаю возвращения сорвавшегося в "псих" Николая. Слон влил в десантника почти литр водки и запер в одном из пустующих боксов подвального этажа. Дверь там была надёжная, обитая жестью, поэтому причинить вреда "перекрытый" десантник никому не мог. Проснувшись и обнаружив себя запертым в пустой комнате, Коля, наверное, некоторое время приходил в чувство и лишь теперь опомнился настолько, что смог громко и во всеуслышание заявить о своём бедственном положении.
  - Ты б ему хоть ведро под сортир оставил - Я вопросительно посмотрел на веселящегося сложившей ситуацией Слона - А то наверняка заблевал там всё и загадил.
  - Тогда сам и уберёт, раз вести себя как человек не умеет - Но увидев, что я не шучу, сделал лицо попроще и уже без тени иронии успокаивающе продолжил - Да всё у него было. Даже воды ему питьевой два литра оставили, что мы звери какие. Проспался, вот и орёт.... Что делать с ним будешь?
  - Попрощаемся. Отдам его долю за акцию и выгоню, с самого начала он был слабым звеном. Повезло, что сорвался уже на базе. А вот если бы подобный "псих" накрыл его в рейде.... Ну, сам не маленький, понимаешь альтернативу.
  - Жёстко.
  - Назови вариант гуманнее и безопасней, послушаю с удовольствием.
  - Да нет, я всё понимаю, просто каждый раз мурашки от твоего спокойствия бегут по хребту.
  - Достигается упражнением. Замнём темку, не против? А сейчас выпусти его и приведи сюда.
  - Ладно, замнём, так замнём. Щас приведу - Слон отвернулся, и, с видимым усилием встав из-за стола, пошёл вниз, чуть ссутулившись и приволакивая леченую ногу. В рейд его брать пока рано, а люди с таким опытом нужны, край как нужны. К тому же Слон и его сын были обязаны мне и хорошо знали здешние места, надёжные и обстрелянные люди. Даже молодой вёл себя правильно, хотя не раз были тонкие моменты во время наших приключений. Тогда и более опытный человек на его месте, дрейфанул бы не стесняясь.
  Тем временем в гостиную поднялся опухший и взъерошенный Коля, а следом зашёл и Слон, как бы невзначай встав в углу слева за спиной у бывшего наёмника. Дикий, блуждающий взгляд бывшего десантника остановился на мне, по лицу поползла кривая ухмылка. Но заметив, что я тоже улыбаюсь, Николай побледнел и сделал шаг назад. Левая нога его непроизвольно подогнулась и наёмник упал на колени, хрипло возгласив:
  - Не-ее! Соскочить захотел?! Теперь долю зажмёте и.... - Договорить ему не пришлось, захлебнувшись нахлынувшей рвотой, Николай снова упал на четвереньки и выпростал из себя воду пополам с желчью. Затем утерев поросший щетиной рот, попытался подняться, но не совладав с земным притяжением так и остался сидеть на полу, молча глядя куда-то в угол комнаты. Поняв, что представление окончено, я начал говорить, стараясь не произносить длинных или обидных слов.
  - Коля, ты хорошо поработал, но команду я распускаю. Дела оборачиваются круто, поэтому нам нужно затихнуть на какое-то время. Вот на этой карте - Я показал наёмнику глянцевый прямоугольник кредитки, коричневый с золотым теснением - Сто тысяч евро. Семьдесят из них твои и по десять тысяч я переведу на счета твоих бывших приятелей по отряду Буревестника. Уезжай, отдохни в Крыму или рви в Турцию. Потом я тебя позову, если будет работа. Ты всё понял?
  - Ну.... - Помутневший было взгляд прояснился и в нём стали заметны проблески некоей формы довольства. Николай неожиданно упруго поднялся с пола, и молодецки взяв со стола кредитку, которую я положил перед ним на угол, спрятал её в карман заблёванной камки-повседневки - Понял. Значит, могу идти?
  - Само собой. Только блевотину убери за собой и через час, чтобы я тебя тут уже не видел. Это тоже повторять не надо?
  - Всё понял - Смекнув, что его вежливо выпроваживают, Николай было напрягся, но сообразив, что скандал обернётся неслабой трёпкой, молча побрёл в душевую, за тряпкой и ведром.
  Слон чуть усмехнулся и снова занял место за столом, молча взял линейку и карандаш. Сталкер погрузился в работу по нанесению на карту чего-то связанного с болотами на Янтаре. Мешать ему или продолжать беседу я смысла не видел, поэтому снова спустился в подвал и зайдя в оружейку, стал готовить снаряжение к выходу. Комбез уже просох, я заменил картриджи впитывающие радиацию и запахи, проверил вкладыши "броника", почистил и по новой осмотрел разгрузку. Затем проверил и заново откалибровал ПДА, подключив его к встроенной в комбез гарнитуре, проверив её на перегибы и повреждения. Потом настала очередь оружия, но то скорее был ритуал, поскольку следил я за ним и ухаживал постоянно. Проверив как выходит и заходит в ножны клинок НР, ещё раз осмотрев амуницию и проверив крепёж на предмет повреждений и забил в подсумки стандартный б/к. Осмотрел обувь, что тоже было обязательно, а затем покинул помещение принесшее мне сорок минут спокойного занятия любимым делом. Оставалось только уложить семидневный рацион в РД, заполнить "медузу" водой и уже к вечеру можно будет выступать.
  Послышались шаги, и вниз спустился Денис. Парень был свеж и бодр, видимо уловив флюиды походного настроения, решил прозондировать почву на предмет составить мне компанию. Нет. Хоть он и в хорошей форме, но то, что я собирался предпринять, для новичков не подходило. Помимо сбора сведений придётся постоянно отвлекаться на наставления и я что-нибудь пропущу, а это сейчас недопустимо. Парень что-то почувствовал, глаза его чуть потускнели, лицо приобрело обиженное выражение, которое тот изо всех сил пытался согнать прочь. Поняв, что объяснений не избежать, пришлось кивнуть новичку на табурет, бывший вторым и последним предметом обстановки в моём личном углу, я начал без предисловий.
  - Денис, сейчас я иду один, поскольку задача этого требует. Мы не в парке аттракционов, поэтому не воспринимай отказ, как признание твоей профнепригодности. Каждому инструменту свойственно иметь своё назначение - Парень ещё больше покраснел, но слушал молча - Вы с Андроном будете тренироваться под началом Норда, он ваш непосредственный командир, слушаться его надо беспрекословно. Это понятно?
  - Да - голос новичка был ровным, но нотки обиды ещё не ушли из него полностью - а когда начнутся тренировки и.... Практика?
  - Как только я вернусь и вы пройдёте полосу разведчика на полигоне "долговцев". После этого будем отрабатывать схемы взаимодействия, а потом и дело подвернётся. Не торопись, всему свой черёд.
  - Слышал уже....
  - Тут есть разница, боец. Там ты слышал. А у меня ты слушаешь и тут же исполняешь. Это ясно?
  - Так точно.
  - Правильный и единственно возможный ответ. Теперь иди на верх и спроси Слона, нет ли у него для тебя какой работы. За делом время летит быстрее. Выполнять.
  - Есть.
  Парень поднялся и рысью убежал наверх. Я сразу вспомнил свои первые полгода в армии. Ничего, привыкнет. Завалившись на кровать, придавил на массу ещё два часа: перед выходом нужно было чуток отдохнуть. Кто его знает, как всё обернётся на этот раз. Но сразу заснуть мне не дали. Повеяло знакомым холодком и в дальнем левом углу подвального коридорчика появился призрак, однако это был не Шухов. Чуть приглядевшись к бледным линиям, едва обозначавшим почти прозрачные черты фигуры и лицо, я узнал гостя. Меченый.
  Пусть я видел сталкера всего один раз, но даже сейчас узнать его не составляло труда. Оружия при нём не было, еле угадываемый абрис фигуры всё время менял очертания и как бы плыл в воздухе. Я поднялся и приглашающим жестом указал призраку на место возле кровати перед собой в изножье. Молча изобразив кивок, Меченый переместился чуть ближе и замер на указанном месте, потом заговорил тихим, свистящим шёпотом:
  - Не знаю тебя, но Рэд.... Чёрный не может больше приходить сюда, я сам еле пробился. Не боишься привидений?
  - Дело привычки. Здравствуй, Стрелок.
  - Не называй меня так, этот человек давно умер. Теперь я.... Зови Меченый. От старой жизни ничего не осталось, новая закончилась слишком быстро, а сейчас.... Стараюсь не думать об этом. Времени мало.... Ты пойдёшь искать свою девушку - Призрак не спрашивал, скорее, утверждал - Зайди на Кордон, оружейник знает кое-что. Одессит поможет, я попросил его.
  - Благодарю. Что я могу сделать для тебя, брат?
  - Мне уже ничего не нужно.... Найди её. Время пока есть, но бежит оно очень быстро.
  - Ты знаешь что-то, что может помочь мне в поисках?
  - Не много: знаю, что Следопыты перебили охрану.... Куда увели девушку, не успел узнать, слишком горячо.... Прощай.
  - До встречи.
  - Нет, мы больше не увидимся. Всё слишком зыбко в эти дни.... Прощай и удачи!..
  - Прощай. Но кто такие....
  Дух исчез, растаяв в темноте. Вынув ПДА и набрав в поисковике слово "следопыты" и минут пять ждал результата. В базе никакой информации не нашлось, следовательно пойдём и узнаем сами.
  Поднявшись на второй этаж, застал там всех артельщиков пытающихся запихнуть в себя немного гречки с мясом, большая сковорода которой стояла посредине стола. Лица у всех были бледные, вчерашний расслабон даром не прошёл. Знаком позвав Юриса, я пошёл к выходу. Другу вчерашние посиделки дались легче, чем молодёжи, но некая заторможенность всё же присутствовала. Спустившись по лестнице и остановившись в двух шагах от двери, Юрис вопросительно посмотрел на меня.
  - Что случилось, командир?
  - Я иду в поиск, ты остаешься за старшего, Слон идёт к тебе "замком". Не возражай, брат. Скоро будут серьёзные дела, а у нас двое салаг и один раненый. Молодым дай нагрузку. Поговори с комендантом, пусть на полигон пустят. Гоняй их, пока время есть, но сильно не зверствуй, скоро понадобятся все. Протеже своего придерживай, он пока слишком зелен, хочет всем доказать, что годится для работы, это сейчас лишнее. Слишком эмоционален, поработай над этим, лады?
  - Есть, начать работу с пополнением - Латыш чуть раздвинул губы в усмешке, несмотря на грозную, тевтонскую рожу, у него всегда улыбка получалась доброй и располагающей к себе - Всё будет как положено, командир, возвращайся целым.
  - Ухожу на неделю, контрольный срок - десять суток. Ну, бывай, брат.
  Помню, как с такой же радостной физиономией Норд за полчаса уболтал двух неуступчивых сержантов из женской роты связи на предмет провести с двумя разведчиками приятный вечерок. До этого пытались подполковник из штаба округа и сопровождающий его капитан - адъютант. Подход у штабистов был не в пример нашему солидный: коробка конфет, букет кремово-белых роз и чёрный джип со штабными номерами. А мы были пешком, с парой здоровенных копчёных карпов и бутылкой водки. Девушки клюнули на здоровенного, сильно похожего на Дольфа Лунгрена латыша и меня, тогда с сучковатой тросточкой и опалённой близким взрывом мордой лица. Норд придуривался, изображая лёгкий акцент и девчонки не устояли.
  Оставляя друга в тылу можно забыть о проблемах и вплотную заняться поисками. Пропуск давал мне возможность свободного прохода за внешний периметр, но обратно придётся уже проходить процедуру получения "аусвайса" заново. Теперь, когда Юрис был в башне, думаю, что это затруднений не вызовет. Попрощался с бойцами и поставив всех в известность о полномочиях Норда спустился в подвал. Облачение в комбез и проверка оружия много времени не заняла. Вес снаряжения и амуниции уже стал привычным и практически не ощущался, было очень удобно. Ни что не стесняло движений и не звякало.
  Выйдя за ворота башни, я не оглядываясь направился к внутреннему блокпосту и после часовой задержки, когда стало смеркаться и зажглись прожектора на вышках, я наконец-то выбрался за территорию "Долга".
  Судя по метеосводке, Выброс ожидался примерно через трое суток, я внёс поправки в предполагаемый маршрут, чтобы найти укрытие в развалинах. Там были внутренние пустоты иногда до пятнадцати метров в глубину: и подвалы, и какие-то хранилища непонятного назначения, многие из которых можно будет использовать.
  Я повернул на юго-восток, чтобы выйти на равнину лежащую правее шоссе, по которому уже давно никто не ездил. Торная тропа пропавшего обоза пролегала именно там, идя паралельно старой, разбитой асфальтовой дороге. Спустя час,я миновал несколько радиоактивных холмов и сменил направление. Вдруг появилось стойкое ощущение, что за мной наблюдают. Кто бы это мог быть? Заложив петлю от своего же следа и затаившись в кустарнике, я стал ждать. Через десять минут на тропинке появилась нелепая фигура в линялом пыльнике с капюшоном. Чуть постояв на месте, человек остановился и знакомым голосом запричитал:
  - Не убивай меня молодец, я тебе пригожусь!
  Опустив автомат, я выдохнул и поднявшись из укрытия тоже вышел на тропу, повесив оружие на плечо.
  - Тихон, а если я тебя в следующий раз сначала пристрелю? Старый пень, чего сразу не подошёл, вместе идти всяко веселее, если тебе по пути.
  - Хе - Излом привычным жестом запустил обычную, левую руку в карман плаща и вынул оттуда надкусанное и попахивающее гнильцой яблоко - А ты уверен, что всех заметил кто за тобой идёт?
  - Абсолютно.
  - Ну - Излом состроил разочарованную гримасу, от чего лицо его стало похоже на мятую консервную банку прокопченную на костре и невесть как поросшую щетиной - На этот раз угадал, но скоро ты уже шагу не должен ступать без Дара. Следопыты будут ждать тебя и знают, куда ты идёшь.
  - Вопрос как раз в тему, а....
  - Слушай, Васильев, я вот уже пару дней тебя дожидаюсь и поиздержался. Во - тут излом показал на огрызок яблока, который тут же и проглотил - Питаюсь объедками, живу под открытым небом. Даже спичек нет. Давай посидим как раньше, угостишь старика - Излом потянул носом воздух - Кровяной колбасой и я всё тебе расскажу.
  - Всё? Верится с трудом.
  - Э! - Тихон собрал лицо в обиженную гримасу - Чего знаю, всё как есть расскажу. Давай вон там, у холмика костерок запалим, время то позднее уже.
  Мы приняли в право и расположившись в овраге у невысокого холма разбили лагерь. Излом получил свою колбасу, коей у меня было всего одно кольцо, но сведенья, которые мог сообщить этот странный персонаж были всегда интересны и не раз выручали в прошлом. Сжевав полкольца кровянки и вальяжно привалившись к земляной стенке холма, Излом начал рассказывать.
  - Ты вот, сколько по Зоне бродишь, Тридцать девятый, а ни разу ещё с серыми кровососами не столкнулся.
  - Везло, наверное.
  - Может и так, служивый, может и так.... - Излом подкинул веток в угасающее пламя костра и продолжил - А только везло тебе очень сильно: эти твари очень многочисленны и в отличие от твоих названных родственников, с людьми не говорят, почитая их кровь деликатесом. Они коварны и хитры, но не умеют управлять чужим разумом, поэтому своих старших собратьев Изменяющих - ненавидят и боятся. Нападают всегда скопом, когда их трое или четверо, в одиночку только когда совсем спятят с голодухи. Зовут себя гордо - Следопыты, но это скорее хвастовство, следов читать они не умеют, а добычу чуют по ауре. Правда, делают это мастерски, человеку от них не укрыться, всегда отыщут, если живой, конечно. Девушку твою они помогли умыкнуть, но ты ведь к ним сразу не пойдёшь, я правильно понимаю?
  - Скорее всего. Нужно место посмотреть, с Одесситом связаться.
  - Вот и сделай так. Пока к серым не суйся. Схарчат они тебя, на что вся эта затея и направлена. Иди на Кордон, повидай старого труса.
  - Одессит? Не верю.
  - Твоё дело, только спроси его, как он в лабазе-то своём очутился. Вот и суди тогда сам, как его звать после того что случилось.... Да не так уж давно это и было.... Ладно, спать давай. Я с тобой далее не пойду, мне на Янтарь надо, алхимики хороший заказ подкинули, а сейчас спать, поздно уже.
  Ночь прошла спокойно, а на утро я уже шёл своей дорогой, крепко запомнив напутствие Тихона. Следовало пересечься с Охотником и расспросить его про Следопытов. Новый противник был, пожалуй, самым опасным, что, однако, не избавляло от неминуемости встречи с ним. Нужно готовиться.
  
  
  
  Особого волнения по поводу исчезновения Тихона я не испытывал: излом появился, сообщил то, что считал нужным сообщить и пошёл по своим делам. Это было не в первый и, думаю, что не в последний раз. Само собой, любая информация нуждается в проверке, но подставы в том, что делал и говорил этот странный персонаж, я не чувствовал. Конечно, всему своё время и я сам знавал случаи, когда информатор, дававший ценные сведенья и никогда не подводивший вот уже долгое время, вдруг пускался во все тяжкие и сливал нас духам с потрохами. Давно известно, что в подобной игре у каждого свой интерес, но сейчас излом только подтвердил мои догадки и некоторые косвенные данные уже полученные мной ранее. Когда работаешь с источниками, которые ведут себя с показной независимостью и при этом не брезгуют принимать от тебя помощь, всегда знаешь наверняка только две вещи: первое - это временный союз, построенный на обоюдной выгоде; второе - никогда не забывать о первом обстоятельстве.
  С течением времени, мне стала понятна конечная цель тех, кого Тихон представлял. Их единственным желанием было выжить, а значит нужно найти покровителя. При этом не следует выказывать слабости, чтобы новый союзник не превратился в хозяина и вовремя соскочить, в тот момент, когда союз начнёт исчерпывать себя. Пока мы нужны друг другу и опасаться было нечего: вряд ли осторожный пришелец пошёл бы со мной в рейд на болота самолично. Он знал, что без его участия, его с таким трудом обретённый союзник просто потонет в радиоактивной жиже и всё придётся начинать сначала. Так было и в этот раз: зная повадки своих естественных врагов лучше чем кто бы то ни было, Тихон снова предупреждает меня о ловушке, скорее всего не из альтруистических побуждений.
  Складывающаяся картина противостояния между разрозненными сторонниками прежнего порядка, которым я по воле обстоятельств вынужден помогать всё это время, и консолидированными "силами зла" в лице полоумных поклонников Монолита и их более практичных союзников особо не радовала. Шухов сотоварищи проигрывал, так как сплочённой силе они могли противопоставить только хитрость и манёвр. Но сектанты тоже совершили ошибку. Эти играли слишком грубо и самоуверенно, допуская промах за промахом, делая ставку на один мощный удар, способный переломить ход схватки в их пользу окончательно. Всё застыло в той точке, когда по-прежнему возможно многое и ничего ещё не решено окончательно. Любая песчинка, попавшая в отлаженный механизм плана Ткачей может свести все их усилия на нет.
  Меж тем погода стала портиться и облака ещё ближе припали к земле, вот-вот готовые излить на неё потоки холодной нечистой влаги. Я сверился с картой района и повернул на юго-запад, чтобы выйти на равнину, зажатую меж двух хребтов плоскогорья, один из которых скрывал от меня одинокий шпиль радиомачты на территории Бара, а другой прикрывал от возможного обнаружения мелких банд хозяйничающих на подступах к Тёмной долине. Мародёров особо опасаться не стоило: они никогда особо не прятались или стерегли путников суть западнее, ближе к шоссе ведущему на Кордон. Кроме того, народ это был совсем бесшабашный, не заботящийся о том, чтобы как следует скрыть своё присутствие. Поэтому по тем или иным признакам их стоянки и перемещения довольно легко можно вычислить и обойти.
  Подул резкий, порывистый восточный ветер, принесший с собой первые капли дождя. Маска довольно хорошо защищала от ветра, но была бессильна перед начинающимся дождём. Поэтому я набросил капюшон и принял вправо под защиту холмов, где дождевые заряды не так сильно ограничивали видимость. Пару раз, натыкался на следы стычек мелких групп сталкеров: стреляные, потемневшие под влиянием непогоды гильзы, в последнем случае была пара растасканных зверьём скелетных людских останков, с неопределяемыми нашивками группировок на комбезах. Их загнали в овраг, потом закидали гранатами, сняли всё ценное и бросили тут. Теперь суета для них закончилась, черепа скалились верхними рядами зубов в хмурое небо.
  Постороннему человеку может показаться, что природа безразлична к человеку и что бы тот не сотворил, порядок, и размеренное течение времён года будет всё так же неизменно чередоваться меж собой, не обращая на мелких букашек особого внимания. Но это только на первый, неопытный взгляд. На самом деле всё проще и сложней одновременно: природа не боится смерти, её творения без особых сожалений проживают отпущенный век и уходят в небытие, становясь пищей для следующих поколений, чтобы колесо бытия продолжило своё вращение. Природой движет лишь целесообразность, это и есть её величайшая тайна, лежащая на поверхности и могущая быть постигнутая любым внимательным наблюдателем.
  Дождь из ливня превратился в мелкую морось и вскоре затих, уступив место пронзительному ветру. Заметно похолодало, температура опустилась ниже десятиградусной отметки и ночью скорее всего подморозит. Петляя меж холмов и несколько раз проверившись на наличие непрошенных наблюдателей к вечеру второго дня пути я вышел на равнину, где и произошло нападение на обоз. Есть у меня старый способ проверки места операции на безопасность: так, ничего особенного, Норд говорит, что это вообще шаманство, но помогает почти всегда. Я стал чуть в стороне от места события и сняв "душегубку" стоял с непокрытой головой, слушая ветер. Несмотря на пустынный пейзаж, было во всём этом месте что-то неправильное, настораживающее. Ветер пел, играя шелестевшим сухостоем. Его завывания сливались с шёпотом жухлой травы, превращаясь в некое подобие песни. Степь пела мне про то, что произошло здесь две недели назад. Этому способу поиска следов меня научил старый бурят дядя Слава. Суть методики в том, что не всегда можно отыскать след по прошествии долгого времени, да ещё после дождя. Со стороны это выглядело не совсем здорово: я двигался по спирали, расширяя круги всё дальше и дальше от пепелища. При таком способе и бормотании неких слов, следопыт впадает в транс, но при этом не теряет ясности ума, всё видит и замечает. Фокус в том, что открывающаяся его взору картина, даже полнее и информативней, чем у очень внимательного человека. Так идут по верхнему следу волки и очень хорошие охотничьи лайки. Само собой, что человек так чуять запахи не может, но у него много других средств заменяющих собачье чутьё. Прошло около часа и когда окончательно стемнело и я находился примерно в полутора десятках километров от места событий, картина нападения в целом сложилась чёткая.
  Следопыты шли по пятам обоза, сохраняя дистанцию в пятьсот метров, чтобы не попасть в зону ответственности тылового дозора охраны конвоя. Им это хорошо удалось: люди ни разу не встревожились, время предпоследней стоянки было обычным - пара часов, а патрули ходили в обычном режиме, ничего необычного. Основные силы нападавших постоянно перемещались по равнине, иногда укрываясь за холмами, сторожась наблюдателей. Их было до пятнадцати особей, включая семерых людей в спортивной и военной обувке, что подтверждало моё мнение о причастности уголовников к инциденту. Было ещё трое кровососов и пятеро существ не поддающихся чёткой идентификации. Я сразу исключил бюреров, поскольку эти зловещие родичи помещика Плюшкина ни людей ни кровососов не переносят на дух и кроме того имеют обыкновение обряжаться в лохмотья человеческой одежды, что придавало им отдалённое с людьми сходство. Однако следы были не от ног, и с бюрером их роднил только рост - около полутора метров. Это было видно из ширины шага и глубины самых чётких отпечатков. Следы напоминали вдавленные в землю оттиски копыт горной козы или косули, если бы их не было по три пары на каждое существо, да пара передних "копыт" не оканчивалась десятисантиметровым когтем. Мне повезло, и несколько следов достаточно отчётливо просматривались на подмытой почве. Существа довольно долго стояли не шевелясь на склонах холмов обращённых в сторону движения обоза, а сдвинулись с места только когда люди и их странные союзники разошлись с места событий в противоположные стороны. Весу в неизвестных было килограмм под сто пятьдесят, плюс-минус пара кило. Однако на Мозгоедов я пока не думал: эти ростом со среднего человека. Да и тоже поголовно ходят в обуви и ног у них всего две.....
  Дальше по следам выходило, что присоединились неизвестные существа именно к людям, Кровохлёбы довольно быстро ушли в сторону Свалки, прихватив одну вьючную лошадку. Нападавшие не понесли потерь, конвой не смог по каким-то причинам оказать ни малейшего сопротивления, всё закончилось в очень короткий промежуток времени - около трёх минут. Кровососы просто встали по обеим сторонам тропы видимо в стелс-режиме и под прикрытием довольно меткого огня из пяти стволов (я нашёл до пятидесяти стреляных гильз от АК и МП-5), перебили ядро группы охраны, а шедшие в тылу обоза кровохлёбы прикончили тыловой дозор. Судьбу бойцов шедших в авангарде я определить не смог: они просто рухнули ничком на землю и так и остались лежать без движения. Их трупы нападавшие тоже забрали с собой, не выкинув в аномалию. Крови и других следов, бывающих характерных при падении раненого человека на землю не было. Поэтому единственное, что можно предположить - парней чем-то оглушили и в бессознанке уволокли для каких-то своих надобностей. Ничего хорошего их точно не ожидало. Думаю, что только долгая и мучительная агония....
  Лошадей распрягли и, видимо, навьючили их частью груза, а те в свою очередь сильно нервничали и одну даже ловила пара человек. Хабар целиком всё равно увезти не могли: частью это были дефектные детали и какой-то крупный агрегат, назначение которого не определялось по горелому остову. Взяли самое лёгкое и ценное, а телеги составили в ряд и сожгли вместе с тем, что забрать не получилось. Люди увели с собой троих пленников, одной из которых и была моя Даша. Кровососы не взяли никого, или, вернее, просто насытились на месте, бросив трупы солдат и простых путешественников прямо в грязь. Следопытов привлекли не только в качестве "мускулов", но и как приманку: только их след был достаточно чётким даже по прошествии дней и будь я менее опытен в этой науке, то непременно отправился прямо в их "гостеприимные" объятия. Что касается людей и неизвестных существ, то их следы почти смыло, кроме того отступали нападавшие почти что грамотно. Однако их сдерживали пленники и слабая дисциплина: окурки, пара смятых сигаретных пачек, экскременты и то обстоятельство, что сразу после начала движения по маршруту отхода, пленных пустили идти на своих ногах, что глупо, раз нападение готовилось заранее, а скрытность отхода была непременным условием акции. Поисковая группа "долговцев", пошла было по следу кровохлёбов но сбилась уже через два километра и поплутав немного - прекратила поиски. Винить их было не за что, поскольку Следопыты умело петляли и пару раз я тоже сбивался, хоть и знал некоторые хитрости. Выбрав довольно сухое место у подножия плоского холма, стоявшего чуть севернее того направления, куда ушли люди с лошадьми, я разжёг маленький костерок, чуть разогрев кашу с мясом и запив её водой из "медузы", пристроился на ночлег.
  Размышляя о странных следах, я пришёл к выводу, что нужно быть ещё более осторожным: тот, кто сумел отвести глаза опытным караванщикам так, что те не заметили семерых урок с автоматами на расстоянии десятка метров, определённо заслуживает уважения как противник. Из-за размытого следа и достаточной давности события никакой другой информации пока ждать не приходилось. Вздремнув пару часов и сориентировавшись по направлению решил снова пойти по следу людей, но уже не забывая про Дар. До полудня ничего особенного не происходило, пару раз только пришлось прятаться от бандитских патрулей, ставших всё чаще появляться вблизи развалин, которые даже не были обозначены на карте. Несколько раз я терял след и снова его находил, лишь возвращаясь обратно, оттого продвижение становилось крайне медленным. Снова зарядил мелкий дождь и подул резкий северный ветер, принёсший запахи гари и ещё чего-то неопределяемого с ходу. За все те трое суток, что я шёл по следу нападавших, они только один раз остановились на привал и съели лошадь: кости я нашёл чуть в стороне от кострища, где отдыхали люди и пленники. Кроме Даши, взяли ещё кого-то: судя по отметинам на земле их было двое. Пленников не развязывали, держа под постоянной охраной, я нашёл с десяток "чинариков" и смятую банку из-под энергетического напитка. Существа, шедшие с людьми, держались чуть в стороне и это они схарчили бедную лошадку. Но сделали это каким-то странным способом: кости скелета были покрыты жёлтыми разводами и не носили отметин от зубов. Мясо точно не готовили на костре и не расчленяли тушу. Не нашлось ни следов крови, ни даже клочка шкуры или конского волоса. Будто бы конягу просто заглотили целиком или облили концентрированной кислотой. Шестилапые снорки? Нет, эти пировали бы дней пять, а караван тронулся к резиденции Борова уже на следующее утро, значит на всё про всё, существам понадобилось не более шести часов. Странные существа, догадок - море, а вот как это они.... Сознание царапнул импульс пси-контакта. Слабый, осторожный и чуть-чуть любопытствующий. Меня заметило какое-то существо, находящееся в радиусе ста метров. Прихватив автомат и подобравшись, я продолжал идти прежней дорогой, чтобы не привлекать внимания наблюдателя. Может быть, существо не решится напасть и мы разойдёмся краями, не выяснив кто из нас сильнее и быстрее сегодня. Так прошло около двух часов, в течение которых существо не удалялось, но и не приближалось, кружа где-то на юге пустошей, стараясь держаться чуть позади меня. Пока было светло, это сопровождение мне никак не мешало, но слишком многое говорит за то, что существо решится на активные действия именно в сумерках или ночью. Осмотрев горизонт в оптику, приметил развалины какого-то здания, нечто вроде трансформаторной будки, поросшей колючим кустарником и стоящей меж четырёх дюжих тополей, которые растеряли свою роскошную некогда шевелюру и теперь выглядели несколько зловеще. Крыши у будки давно уже не наблюдалось, однако стены всё ещё держались и выглядели довольно надёжно. Но что-то заставило меня изменить направление и взять чуть севернее, оставив будку слева и отклониться северо-восточнее, заночевав у подножья группы плоских холмов. Существо потеряло меня и, воспользовавшись ситуацией, я решил организовать засаду, не дожидаясь ночного нападения. Разбив лагерь, я достал коврик и маскировочную накидку, которую использовал как одеяло и сделал из собранной по пути травы и запасного мешка нечто похожее на спящего человека. Рюкзак и остальные вещи, расположил у грамотно замаскированного костерка, который благодаря довольно увесистому полену, будет тлеть всю ночь. Сделал крюк, выбрав холмик в двухстах метрах от стоянки-ловушки и залёг на пригорке, стараясь не шевелиться и прислушиваясь к звукам издаваемым Зоной. Была и ещё одна хитрость, которую обязательно следует применять в подобных случаях: к мешку я привязал тонкую капроновую нить, которую ношу всегда ради подобного случая. Теперь, даже искушённый наблюдатель увидит шевелящегося во сне человека, а не просто мешок с травой, неподвижно лежащий у костра. Пока вроде всё выглядело нормально, даже стрельба слышалась чуть реже обычного. Ветер шуршал в стеблях сухой травы, местное зверьё поедало друг друга то тут, то там. Мой преследователь молчал и ни как не проявлял себя.
  В ситуациях вроде этой, главное - это не потерять концентрацию и не зевнуть противника. Вполне вероятно, что он тоже лежит в засаде или щупает местность оптикой, чтобы засечь любое перемещение или обнаружить мою лёжку. Вариант с ранним обнаружением моих приготовлений я почти сразу же исключил: если бы подобное произошло, противник или начал бы атаку немедленно, поскольку был обнаружен и в скрытности больше нет нужды; либо проследил мою лёжку и уже с полчаса как напал бы. В последнем случае я расставил "сигналки" вокруг своего временного НП, рассчитывая, что противник сможет подобраться гораздо ближе и атаковать с короткой дистанции.
  От дрёмы старался отвлечься регулярным подёргиванием нити, надёжно прижатой к почве алюминиевыми скобками и практически незаметной в пожухлой траве. Время от времени, я проверял оптикой все подходы к лагерю но пока безрезультатно. Однако смысл в моих действиях просто проигнорировать даже тень подозрения о котором буквально вопит интуиция, в поле означает проигрыш и как следствие смерть разной степени мучительности. Кроме того, даже если за мной послан соглядатай, то их учат несколько раз менять позицию и подвираться к объекту наблюдения на расстояние устойчивого визуального контакта. В моём варианте контакт скорее ментальный. Однако я старался раствориться, слившись с природой до полного обезличивания. Маскировка была плотная, насколько это позволяли условия и малознакомая местность. Холод стал сильнее, но ветер потихоньку сменил направление и стал как будто тише, его завывания напомнили мне заунывную песню без слов, которую часто напевал дед Александр, а точнее мой прадед, но он сам всегда говорил, чтобы я называл его дедом. Прошедший кучу всяких войн, имеющий один царский солдатский "Георгий" и пару советских орденов, среди которых он надевал на 9-ое мая, только орден "Славы" третьей степени, да две "Красные звезды", дед больше всего любил шить унты, а летом тачал "ичиги" (11) и продавал желающим. Его обувка очень ценилась и поэтому сам дед уже не промышлял, оставив всё моему реальному деду, который и гонял меня малолетку, присланного "на лето", занятыми родителями. Оба моих деда жили в соседних, через забор избах, только дом деда Александра отличался причудливым флюгером в виде "розы ветров". Эту вещь, мой предок приволок из австрийского плена, когда хозяин просто распустил всех пленников, проданных ему австрийским фельдфебелем из охраны лагеря для военнопленных, в качестве рабсилы. Дед дождался темноты и прихватил флюгер, выкованный на заказ и стоящий немалых денег, да пару колец колбасы.
  Был дед малоразговорчив, но вечерами, его удавалось развести на пару военных или охотничьих историй, одна другой интересней.
  - Самое главное, Антошка, это разума не терять. Как только испужался - пропал, считай что. Вот помню случай был, мы тогда с финнами воевали. Отвели нас значит в резерв, а позиции-то не оборудованы: копайте говорят, сами, заодно и согреетесь. Ну, дело то привычное, тогда много этой мёрзлой земли покопать пришлось. Да вот снайпер или "кукушка", по-ихнему, завёлся в лесополосе. Вроде и тыл, а вот пролез как-то гад. Да оно и понятно, ихняя это земля.... Все тропы исходили и знают - Тут дед, как всегда если ему случалось вспоминать нечто неприятное, спрятал глаза и стал сосредоточенно копаться в подмётке недошитого унта - А мы, как на ладони мыкаемся и пока паника была, гад этот пятерых успел положить. Да всех с форсом эдак - аккурат в левую бровь, почерк свой показывал, да мастерство, ети его в.... Не слушай, когда я так лаюсь.... А потом залегли все, попрятались. Кто за полуторку, а кто просто в снег залёг. Вызвать бы артиллеристов, да бежать далеко, а гад этот уже двоих гонцов положил и всё в голову, да так, чтобы всё лицо у робят разворотило - Дед всегда коверкал это слово, но получалось у него это так органично, что одно время учительница в школе пару страниц в моём дневнике из-за этого слова исчеркала посланиями родителям - И тогда Вовка, наш ездовой с кухни, придумал гада отвлечь: перебежал ко мне и шепочет, мол, ты Сашка изобрази раненого, да помечись, займи кукушку, пока мы его сообча вокруг обойдём, да с дерева то и сымем. И забегал я правую ногу подволакивая - Дед отставил унт в сторону и сильно стиснул небольшие, все в шрамах и мозолях обветренные руки, устремив невидящий взор куда-то за окно - А кукушка ну в салки со мной играть, скучно ему стало нас убивать, легко шибко получалось.... Кажись, пара дён прошла за игрой этой, два раза пуля его меня по щекам чиркнула - Дед разжал кулак левой руки и коснулся узкой белой черты тянущейся по левой же щеке от уха к левому глазу, и тут же перебежал на правую щёку, где точно такая же ниточка длинной сантиметра четыре шла по скуле к уголку глаза. А глаза у деда были удивительного, глубокого синего цвета, и напоминали две льдинки - Потом снайпер замолчал, сковырнули его робята с дерева, да приволокли в расположение. Не повезли мы его никуда, как полагалось: лопатами на месте забили, да за ноги вверх и повесили, на той самой берёзе.... Раскидисто, тако дерево было, старое. И вот с тех пор, Антошка, страху я волю никогда не даю. До той поры шибко боялся, пока смерть вот так, пару раз в щёки не расцеловала. Она тож с человеком говорит, смертушка - то. Но уж коли скажет, что не твой черёд сегодня помирать, то тут же и спокойней становишься и так до тех пор, пока она за тобой в последний раз не придёт. И ты если придётся, слушай смертушку, она никогда человеку не врёт, никогда не обманет....
  Резко запульсировал и нагрелся Дар, я почувствовал опасность, близкую и неминуемую угрозу, как будто противник стоит прямо у меня за спиной. Резко откатившись влево, я опрокинулся на спину и увидел странное существо, более всего напоминавшее паука. Очень большого паука, примерно, полутораметрового роста с закованными в нечто напоминавшее броню передними лапами, которые тварь занесла надо мной в последней фазе вертикального замаха. Остальными двумя парами лап паук крепко стоял на пригорке холма. Не раздумывая, я вскинул автомат, плавно надавив на спуск и сразу десять пуль прошили забранную странным матово-серым панцирем головогрудь нападавшего. Тварь не издала ни звука и молча отшатнулась. Правая передняя лапа со свистом вонзилась в землю рядом с моим ухом, а левая в судорожном движении подогнувшись в суставе, опустилась по другую сторону, так, что я всё равно оказался зажат меж лап паука, хотя он уже и был серьёзно ранен. Прижав автомат к груди, я согнул ноги в коленях и, оттолкнувшись вверх, оказался на полкорпуса выше лап противника. Тот качнул странно поблескивающей головой, где не было видно ни глаз, ни холицер, характерных для его более мелких собратьев и попытался поднять левую лапу, но видимо ранение вышло серьёзным, лапа только судорожно дёрнулась и я ещё раз с силой оттолкнулся от скользкой травы и, освободившись, крутанулся вправо. Откатился на пару метров и снова дал короткую очередь, целя в туловище паука, но не стараясь особенно. Несколько пуль прошли навылет, вырвав солидные куски мяса и хитиновой брони. Тварь повалило в право и паук опрокинулся на спину, конвульсивно дёргая конечностями. Поднявшись на одно колено, я прицелился точнее и дал ещё пару коротких, патрона по три, очередей на этот раз разнеся твари голову. Или точнее, то место где по моим прикидкам у пауков должна быть голова. Всё происходило практически в полной тишине: "тихарь" надёжно скрадывал звуки выстрелов, а паук бился и умирал в совершеннейшем молчании. Поднявшись на ноги и не опуская оружия, я двинулся в обход туши поверженного противника, обходя паука с права по широкой дуге, имея ввиду, что насекомые никогда не сдыхают так быстро как обычные звери у которых кости находятся внутри тела. К тому же, этот членистоногий "ананси" был одет в некое подобие брони и она явно искусственного происхождения. Неожиданно Дар снова потеплел и я не дожидаясь развития событий просто кинулся ничком на землю. Вовремя: в брюхе паука раскрылось небольшое отверстие, а в мою сторону полетел серый комок, на ходу разворачивающийся в воздухе. Над головой свистнуло и позади меня метрах в десяти нечто тяжёлое шлёпнулось наземь. Матюгнувшись сквозь зубы, я вынул РГН из подсумка на разгрузке и кинул в сторону раненой твари. Бумкнуло не слишком сильно, над головой вжикнув, пронеслось несколько осколков. Выждав пару минут, я осторожно поднял голову. Паука чуть оттащило взрывом и туша скатилась с пригорка в овраг и на сей раз все лапы "ананси" поджал к брюху, что у его собратьев помельче означало полный капут. Видимо контузия и осколки сделали своё дело, к тому же граната разорвалась почти рядом с тушкой. Перезарядив автомат и снова взяв его на изготовку, я стал осматриваться по секторам. Всё по-прежнему было тихо, как и до того момента когда паучара чуть не пригвоздил меня к земле. Не будь у меня подарка Изменяющих, лежать бы уже с пробитой грудиной и быстро остывать.
  Подойдя метра на три к трупу, я ещё пару раз выстрелил в развороченную взрывом и моими очередями головогрудь странного существа. Но он даже не шелохнулся, значит действительно сдох. Осматривать тело в кромешной темноте было зряшным занятием, но подстраховаться на случай если его захотят забрать стоило. Чуть приподняв тушу с той стороны где из неё не сочилась слизь, я быстро повязал тонкую проволоку, к каком-то заковыристому наросту на брюхе паука. А потом на колышках расставил по периметру с расстоянием от трупа метров на десять, пяток РГОшек. Таким образом, если кто и сдёрнет тело, то так и так подорвётся, хотя учитывая невероятные способности паука, сумевшего подойти на расстояние удара ножом к хорошо замаскированному противнику, большой надежды на успех не было. Однако далеко от трупа уходить не стоит: может быть охотник был не один, но поделил с товарищами сектора поиска и сместившись за его границы я рискую попасть в поле зрение ещё одного шестиногого шустряка. Поэтому я лишь отошёл к своей стоянке-западне, свернул лагерь и сместился чуть южнее, оказавшись на равнине, поросшей невысоким сухостоем, а затем просто залёг в неглубокую вымоину, поросшую низким кустарником и так просидел до самого рассвета, проспав часа три. Разбудил меня сдвоенный взрыв, донёсшийся со стороны заминированного трупа "ананси". Или он сам ожил и решил по-тихому удрать, или некто не заметил ловушки и попытался сдёрнуть тело. В любом случае, на результат следовало посмотреть. Но позволил я это себе не сразу, а только после того, как позавтракал парой кусков хлеба, кружкой воды и куском варёной свинины, которую очень уважаю. После этого, снова осмотрев оружие и уничтожив следы ночёвки, я двинулся в сторону, откуда раздался взрыв, но подходил к месту не прямо, а зигзагами, на случай если противник ведёт наблюдение или всё ещё находится на месте взрыва.
  Труп паука лежал на месте, но к нему прибавилось ещё пара человеческих тел, одно из которых поскуливало, свернувшись в позе эмбриона и держась за живот. Пауки оказались умнее и послали на поиски товарища людей, решив, не без оснований, не рисковать своими, а отправить того, кем можно в случае чего и пренебречь. Высокий радиационный фон, стёганные штаны, демисезонные кроссовки и кожаные куртки с поддетыми под низ ветровками, сразу без вопросов выдали клановую принадлежность поисковой команды. Бандиты. И судя по нашивкам в виде коронованного черепа на треугольном щите, эти граждане принадлежали к группировке самого Борова. Только его ближние и человек сорок кодлы, носили подобные нашивки, чтобы данники и просто случайные прохожие знали, с кем связываются. Бандюки были неплохо вооружены: покойный ныне урка до сих пор крепко сжимал в холодеющих испещрённых синими наколками руках МР-5, а вот живой ещё "эмбрион", тщетно пытался дотянуться до выроненного из рук и валявшегося неподалёку, АКСУ с откинутым прикладом. Осмотрев окрестности, я понял, что больше пока никто не придёт и, забрав у покойника германскую трещотку, стал неторопливо её калечить (ну не забирать же всякий хлам с собой), мониторя усилия второго бандита по обретению утерянного ствола. Получив изрядное количество поражающих элементов в область брюшины и теряя кровь, а с нею и оставшиеся силы, бандит не сдавался, и полз к автомату не сводя с меня яростного взгляда. Закончив с разборкой "германца" и закинув его части в "воронку" притаившуюся за холмом, я медленно подошёл к валявшемуся чуть поодаль АКСУ и подтянул его к себе за слишком длинно выпущенный ремень. Урка почти добрался до ствола. Ему оставалось доползти всего-то полметра, а тут нехороший прапор забрал приз прямо из-под носа. Отсоединив магазин, я нарочито неспешно, стал приводить в негодность довольно запущенное своим последним владельцем оружие. Урка хриплым шёпотом выматерился, причём довольно изобретательно и витиевато.
  - Сссука! Это ты подлянку устроил? Да ты знаешь, кто мы....
  - Будешь орать - прострелю тебе один хитрый нерв на шее. Голосовые связки, как и всё остальное, будут парализованы, подыхать будешь молча - Тихо пообещал я уголовнику - Мне не интересно кто ты такой, как по мне, то явно бобик на длинном поводке у шестёрки Борова, или того хуже - Тут я указал стволом почти оприходованного "чебурашки" (12) на труп - Ты и твой приятель стали на посылках у этих шестиногих тварей, что ниже нуля абсолютно.
  - Ах ты.... - Но сил на длинную тираду не хватило, урка закашлялся, поперхнувшись сгустком чёрной от крови слизи и бессильно рухнул ничком - Убей меня, а?
  - Можно. Только скажи сначала, как долго вы тут шаритесь?
  - Дай слово, что убьёшь быстро - В голосе бандита слышалась обречённость, он сдался и потёк.
  - Даю слово, говори.
  - Я.... Аахх-аа.... - Бандит захрипел и в судорогах покорчившись пару секунд затих.
  Получилось почти так, как я и думал, поэтому развернувшись к покойнику спиной, я направился к "воронке", чтобы уничтожить и второй трофейный ствол. Отойти успел только на пару шагов, затем резко сместился влево и присел. Вовремя: над тем местом, где мгновением раньше находился мой затылок прикрытый только маской-"душегубкой", просвистел брошенный достаточно сильно нож. Бандиты вообще большие артисты когда дело касается их шкуры. Многие из них разыграют настоящий спектакль, лишь бы выйти живым из очередной "пиковой" ситуации. Этот урка не был исключением. Но поскольку он пару раз безотчётно лапнул левый рукав кожанки, я понял, что ожидается некий спектакль, где урка попытается подманить фраера ушастого поближе и пырнуть ножиком. Как он планировал спастись, ума не приложу. Но скорее всего, просто решил прихватить с собой на тот свет виновника фейерверка послужившего поводом для данного траурного события. Однако я решил до конца опустить урку, чтобы он понял, всю тщетность своих усилий. Это как со своенравной промысловой лайкой - мало показать собаке свою силу, надо ещё дать понять, что ты умнее её. С людьми точно также, а на уголовников и хулиганьё вообще действует безотказно. По моим прикидкам этот конкретный подранок проживёт ещё около часа, прежде чем потеря крови его доконает. Урка естественно не мог знать, что я более сведущ в ранениях, нежели кажется на первый взгляд, хотя оценка состояния противника - неотъемлемая часть любого боя, помогающая верно раскинут шансы на выигрыш. Поэтому он хорошо сыграл. Но зритель в моём лице был более требовательным, поэтому аплодисменты и гонорар не последовали.
  Поднявшись с земли и подобрав традиционную финку с наборной рукоятью, прибрал эту "точилку" в пустой подсумок. Гранат больше не осталось, а на этот кусок плохого железа и плавленой причудливым образом пластмассы у меня были некоторые планы. Выкинув АКСУ, я неспешно вернулся обратно и присел на прежнем месте на корточки, прямо напротив посеревшего от потери крови лица бандюка.
  - Спасибо за финку, добавлю в коллекцию, если ты не против. Думал, что на дурачка наскочил? Нехорошо, родной. Так на чём мы там остановились?..
  - Хитрый, сука - Урка перевёл дыхание и снова сплюнул кровью, чёрная слизь стекала по его небритому недели две подбородку и терялась в траве - Но ....
  - Хорош! - Пора было заканчивать, тошнотные позывы и приступы мигрени уже давали знать о близости Выброса. Поэтому на лирику времени уже не оставалось - Или толкуй по делу, или свяжу и кину тут - Бандит оскалился - Не надейся, в рот "уздечку" (13) воткну, язык не прокусишь, да и есть ещё один способ - Тут я чуть сконцентрировался и направленным пси-импульсом пощекотал урке мозги. Тот взвыл и в глазах его показался страх: не то мелкое чувство, которое возникает при мелких потрясениях, а настоящий СТРАХ - Но давать тебе беспамятство перед смертью слишком много чести или толкуй мне "откуда-куда- зачем" или я тебя как рыбу выпотрошу.... Ну, живо!..
  Бандит знал не так уж и много: их с почившим ранее приятелем отрядили в качестве проводников к паукам, которых бандит видел до этого только пару раз. С ними общался только доверенный человек Борова - афганец. Его звали Салим - авторитет на подхвате у Борова довольно опытный в прошлом боевик, воевавший от Приднестровья до Чечни, но не поделивший что-то с тамошними арабами и сваливший сначала в Украину, а спустя год после второго взрыва на ЧАЭС, перебравшийся в Зону. Здесь он быстро поднялся, прославившись не столько жестокостью, сколько своим хладнокровием и расчетливостью. Боров приблизил талантливого уголовника к себе и скоро Салим стал его "правой рукой", взяв под контроль всё что касалось боевых операций группировки. При этом он не гнулся перед положенцем. Однако, проявляя должное уважении, никогда не лез на первые роли. Говорят, что его пытались перекупить, но Салим не поддался, принеся Борову головы гонцов, присланных "свободными", аккуратно упакованными в холщёвый мешок. Столь высокая преданность у многих вызывала сомнения. Однако я понял, что Салим не совсем тот, за кого выдаёт себя. Слишком уж грамотно поставлено всё, что касается проводки караванов, торговли людьми и поставками артефактов за пределы периметра. Вот и сейчас, тревожный звоночек уже разбудил заснувшую было чуйку.
  Что касается пауков, то раненый про них знал не много: появились из ниоткуда около месяца назад, обосновались в северном квадрате Тёмной долины, а с Боровом общались только в присутствии Салима и ещё одного негра, явно американца. Общались пауки с людьми голосом, идущим из хитрого устройства у них на морде, нечто вроде динамика. Говорили мало, в основном приказывали или спрашивали об особенностях местности. Недели две назад вернулись с хорошей добычей и практически без потерь. Про пленников урка ничего не знал, сказал только, что их было двое, а один сильно хромал. Обоих сразу же увели к Борову, а потом одного забрали пауки. Кого конкретно, бандит не знал.
  Выполнив своё обещание и забросив оба трупа вслед за их оружием, я принялся осматривать тушу закоченевшего уже паука. Несомненно это был разумный вид, одетый в нечто наподобие экзоскелета из неизвестного мне материала, лёгкого и достаточно прочного. Пробить эту броню мне удалось только благодаря небольшому расстоянию и высокой кучности "ковруши", а вот метров с пятидесяти, паука уже наверняка не достать. Про девятый миллиметр я даже молчу: горох он и в Африке горох. Никаких привычных мне средств связи или информационных накопителей я на трупе не обнаружил, поэтому просто соорудил систему блоков из троса да гнутых кусков арматуры - выволок тушу к "воронке", которая радостно ухнув не оставила от паука ни малейшего следа.
  Со всеми этими плясками, возникло серьёзное отклонение от первоначального маршрута и на след группы захватившей Дашу, я вернулся только через три часа. Что бы там не сказал пленный, но причин менять первоначальный план поисковых мероприятий смысла не имело. Любые сведенья нуждаются в поверке, а тем более столь отрывочные. И дело было даже не в том, что уголовник мог соврать: думаю, что испуг от моей маленькой демонстрации был достаточно силён, чтобы отбить охоту у раненого урки к вранью. Просто рядовой бандит не мог знать много. Группировка Борова точно копировала структуру уголовных сообществ за периметром и состояла из нескольких иерархически разделённых групп, где информация, блага и полномочия строго ранжированы по положению и влиянию внутри сообщества. Такая структура не даёт информации распространяться за пределы узкого круга лиц, что способствует эффективным действиям всей банды в целом.
  Поэтому найдя след, я снова пошёл вперёд, всё ближе подбираясь к резиденции Борова, под которую положенец выбрал заброшенное здание, судя по инфраструктуре бывшее некогда крупным автохозяйством. Комплекс хорошо охранялся, но проникнуть за первые два кольца охраны мне не составит особого труда, поскольку уголовники ленивы и слишком злоупотребляют всякими радостями бытия в виде алкоголя и всяких препаратов "расширяющих границы восприятия". Но вот дальше непременно будут проблемы, поскольку люди Салима, это не обдолбанные и кривые от сивухи урки, а опытные бойцы, которых он сам отбирал в личную "гвардию" Борова. Народ там, судя по слухам был разный, но дураков не наблюдалось, хотя как обычно это бывает с иррегулярными формированиями, у каждого есть червоточина, но на изучение слабостей опять не времени....
  Снова по нарастающей пришло чувство тревоги, рука заныла как-то по особенному тоскливо и я подобрался, ожидая подвоха. Но ничего странного не произошло, хотя позже я добавил испытанные ощущения в архив личных восприятий, чтобы не дёргаться зазря. След раздваивался: люди взяли себе одну лошадь, двоих пленников и ушли, держа направление на базу Борова. Пауки и трое из выдержавших путешествие захваченных бойцов "Долга" и оставшиеся три лошади пошли в сторону Свалки, но держали направление в сторону ущелья на северо-востоке, образованного двумя грядами мусорных гор, в народе именовавшегося Пятачок. Само место было ни чем не примечательно, но надолго там никто не задерживался, а когда все копались в причинах, почему в этом в общем-то обычном и нейтральном к людям месте никто не хочет останавливаться более чем на час или два - никто толком не мог объяснить причину. Все как один говорили, что просто, мол, неуютно там. А пауки гнали пленников именно в ту сторону, и вскоре я понял, почему плечо и рука словно горели огнём. Дойдя до небольшой, метров пятнадцать в поперечнике, поляны в конце ущелья или скорее, огромных размеров оврага, меня, слегка замутило. Люди и лошади никуда больше с поляны не ушли. Три человеческих скелета с остатками кожи, одежды и засохшими клочками плоти были нанизаны на длинные арматурины, воткнутые в землю вертикально. Они образовывали правильный треугольник, ориентированный строго на юг вершиной. А внутри треугольника в вырытой вручную яме, глубиною два с половиной и шириной около пяти метров, засохли остатки костей и внутренности лошадей. Скорее всего, изначально яма была наполнена кровью и требухой, во исполнение некоего ритуала, который длился, судя по следам около десяти часов. В основании треугольника, на земле до сих пор оставалась радиоактивная метка, очевидно, что тут был портал из тех, которые сталкеры замечают в разных уголках Зоны. Пауки провели какой-то обряд и исчезли - их следы вели к проплешине, а назад никто не выпадал. Что тут произошло на самом деле остаётся только гадать, но большого энтузиазма эта мысль у меня не вызывала. Щёлкнув пяток кадров для архива, я вышел из ущелья и вернулся на след людей, поскольку Даша действительно была у них, сведенья пленного урки нашли своё подтверждение.
  На базу к бандитам соваться пока смысла не было: Салим не дурак, чтобы держать девушку на базе, зная с кем имеет дело в моём лице. Сейчас, уже повнимательнее присматриваясь к фактам известным об этой тёмной лошадке, всё больше было за то, что Салим - креатура иорданской или турецкой разведки. Но для турок всё было слишком тонко, а вот иорданцы подходили как нельзя лучше. Поэтому мне наверняка организована встреча, а Даша вообще где-нибудь вне периметра спрятана, поскольку сама по себе девушка для моих врагов никакой ценности не представляет.
  Вариант, избранный для вызволения моей неугомонной амазонки стал вырисовываться в общих чертах ещё сутки назад, когда стало понятно, как будет играть противник. Раз Боров и те, кто его подкармливает решили забрать что-то моё, то я заберу кое-что у них. А что может быть для уголовника ценнее всего на свете, как не собственная шкура? Вот и получалось, что следовало провести комплексную операцию, по доставке местного "дона Корлеоне" в одно приватное и очень тихое место для более близкого знакомства. Но делать это с наскока не следует: пока в помощниках у "дона" ходит такой пёс как Салим - нечего и думать о том, чтобы просто выкрасть Борова и потребовать обмена на девушку. Салим, как минимум, искушён в нашем с ним общем ремесле ни чуть не меньше чем я сам. А как максимум он много опытнее. Кроме того: имеет под началом впятеро, против моего, больше хорошо подготовленных людей, представляющих собой отлично слаженную команду. Переиграть их в открытом бою или даже при игре в нашу профессиональную забаву "кошки-мышки" (14), можно будет только ценой неприемлемых для меня потерь.
  Сориентировавшись на местности, я взял курс на Сортировку. После моего визита, сапёры "Долга" так и не собрались вычистить стоянку до конца и теперь только очень немногие отваживались заходить туда. Тем временем погода ухудшилась, стало темно словно в сумерках, дождя ещё не было но на востоке сверкали зарницы и слышались громовые раскаты - верный признак близкого Выброса. Следовало поторопиться и достичь заброшенной стоянки менее чем за три часа, иначе меня непременно накроет. Ускорив шаг, я двинулся прочь от владений Борова, но с твёрдым намереньем вернуться уже с готовым планом "сюрприза".
  Путь не осложнился встречей ни с людьми ни со зверьём, хотя на самом подходе к Сортировки меня около часа сопровождала крупная стая слепых собак, державшая дистанцию и ближе чем на два десятка метров не приближавшаяся. Сообразив, наконец, куда направляется этот кусок мяса, вожак стаи издал тоскливый вой и стая мгновенно сменила направление и ушла в сторону пустошей, выискивая добычу полегче. Наученные прошлым опытом звери не совались туда, где расставил свои ловушки человек, поэтому я был ограждён хотя бы от их визитов.
  Выброс каким-то образом делал зверьё более агрессивным, но это не относилось к псам: собаки в своём поведении напоминали людей - их корёжило и пригибало к земле, а многие гибли, составляя стае основной рацион на первые несколько часов после того, как катаклизм закончится. Остальные, особенно кабаны и псевдоплоть, наоборот делались храбрыми на столько, что решались нападать даже на хорошо экипированные группы военных. В архиве я нашёл запись о том, как после второго взрыва на ЧАЭС, послужившего началом новой эпохи в истории Зоны отчуждения, пара десятков псевдогигантов неожиданно атаковала первую линию карантинного заслона, северо-восточнее того места, где сейчас был собственно Кордон. Обезумевшие звери пёрли на пулемёты и атаковали непрерывно в течение двух суток. Военные бросили все силы на борьбу с прорывавшимися "мутантами" и ценой огромных потерь им удалось обратить остатки стихийного прайда псевдогигантов в бегство, но уничтожить зверей окончательно само собой не получилось. Что побудило спокойных, в общем то зверей, никогда первыми на людей не нападавших и живших поодиночке или семьями к такому явному акту агрессии так и осталось невыясненным. Но с тех пор вояки регулярно обновляют полосу укрепрайона в том месте, а далеко в тылу размещена оперативно-тактическая группа, имеющая в своём составе танковую бригаду старых, ещё советских Т-72 и сводную эскадрилью ударных вертолётов. Но никто точно не уверен, что прорыв повторится и совсем непонятно, где это может случиться в очередной раз.
  Зашёл я на стоянку, со стороны дороги ведущую на базу "Долга", где кажется, только вчера мы с подругой уничтожили троих бандюков посланных Бесом с целью нас же и грохнуть, под шумок начавшейся тогда на Сортировке бойни. Ничего кардинально не изменилось с тех пор как я был здесь в последний раз, так - обычное запустение, на кучки палых листьев и какого-то мусора нанесённого в здание терминала за всё то время, что стоянка была необитаема. Холодная бочка с остатками прогоревшего костра внутри, раскиданные в беспорядке тарные ящики, да пара мумифицированных трупов в сервисных ямах. Покойников так и не удосужился кто-нибудь убрать. Вообще-то я знал, что и мне следует сидеть тихонечко, но вдруг представил, что вот так и мои кости будут валяться в грязи и их пнёт проходящий мимо бродяга. Само собой это сантименты и когда придёт моё время перейти в разряд бренного праха, для меня всё будет безразлично, но вот что-то не давало мне покоя и мешало просто найти люк ведущий в систему стоков и затихариться там, в преддверии Выброса. И я принялся за работу, благо трупы уже иссохли, а духовские растяжки я сдёрнул или обезвредил ещё в первый свой визит сюда, оставив только самые опасные из ловушек, предварительно пометив их для особо любознательных путников при помощи яркой краски. Всего тел насчитывалось восемь и я просто стаскал их в зло гудящую, возле покорёженного скелета башенного крана у задних ворот, "жарку". Получилось достойно - все тела преданы огню, а на стоянке стало не так жутковато. Неожиданно вдалеке на севере, завыла сирена раннего оповещения. Земля затряслась и по ушам ударила тугой волной первый всплеск Выброса, как бы предупреждая тех, кто ещё не успел забиться по щелям.
  Лазейку, забранную всяким мусором и открывающую узкий не более полутора метров в диаметре проход в сточную систему ж/д узла, куда можно было забраться только ползком, я заприметил и расчистил ещё тогда, просто отметив её на плане здания но глубоко внутрь не лез. Сняв РД и держа в другой руке пистолет, я одним нырком прополз метров на десять вперёд и на пару метров вглубь. Сверху сыпалась земля вперемешку со ржавчиной отслаивавшейся с поверхности треснувших кое-где труб, сама почва ходила ходуном а в глазах у меня стоял красный туман. Казалось, что мозги сейчас вскипят и взорвут череп изнутри. Не останавливаясь и сохраняя некую долю осторожности, я в полуприсяде продвинулся внутрь и в глубину тоннелей ещё на пару метров, где красный туман и дурнота наконец-то слегка отпустили, давая возможность чуть свободнее соображать. С трудом подняв глаза вверх, я огляделся и понял, что заполз под кучу металлоконструкций, видимо спецом сваленных на поверхности, чтобы таким образом усилить защиту убежища. Прислонившись к сухой, шершавой стенке металлической трубы, я наконец-то перевёл дух и осмотрелся.
  Впереди была комната кубической формы - очевидно, канализационный коллектор, переделанный бродягами под убежище, он выглядел довольно уютно: на стене слева от входа в трубу по которой я приполз нашёлся старый керосиновый фонарь, а рядом на полу стояла ёмкость с горючим, судя по запаху это был керосин. Вдоль стен через равные промежутки были разложены старые полосатые матрасы заваленные грудами тряпья. Крыс нигде не наблюдалось, отсутствовали также и следы их ближайших сородичей - мышей. Ни гнёзд, ни помёта тоннельных обитателей в коллекторе не наблюдалось. В помещении было сухо и темно. Пролезши внутрь и распрямившись во весь рост, я осмотрелся и зажёг фонарь, предварительно наполнив резервуар в нём из чуть тронутой ржавчиной канистры с длинным носиком. Спички лежали тут же заткнутыми в небольшую, видимо специально выдолбленную в стене, нишу. Сам я предпочитаю зажигалку, хоть и не курю, но в этот раз просто повезло, что местные постояльцы поддерживали старую традицию всех путешественников - оставлять во временных убежищах топливо и пищу. Хотя последнего я искать не стал, привычка диктовала необходимость, как можно дольше пользоваться личными проверенными запасами, во избежание всяких неожиданностей вроде ботулизма или кишечных инфекций. Последнее особенно опасно, когда находишься в автономке, ведь кроме как на свои силы рассчитывать ни на чью помощь больше не приходится.
  Выход в убежище был только один, но воздух поступал в помещение, поскольку запаха затхлости не ощущалось. Расчистил одну из лежанок чуть справа от входа, но не прямо напротив него, рассчитав всё таким образом, чтобы свет лампы не падал в мою сторону, чтобы тот, кто войдёт не смог сразу определить где я сижу. Положив автомат под рукой, я выставил рюкзак и положил "грач" таким образом, чтобы взять и выстрелить из него можно было почти мгновенно. И лишь после этого высвободил трубку "медузы", сделав два длинных глотка. Освежающая горечь чуть подсоленной воды принесла облегчение: головная боль отступила, в глазах перестали плясать красные точки. Жёлтый свет лампы отбрасывал на стены и пол причудливые и замысловатые тени, но в момент, когда снаружи бушевала стихия, здесь было даже уютно и самое главное - безопасно. Чуть обождав, я заставил себя съесть пару сухарей и сжевать горсть изюма, который стараюсь всегда брать с собой, если могу достать. Именно сладкий изюм без косточек, который зовётся очень забавно - "самза". Сразу полегчало, сил ощутимо прибавилось и я позволил себе немного сна, во время которого как всегда не видел сновидений.
  
  
  
  
  
  *** Основная часть текста удалена по просьбе издательства ***
  
  
  
  Ангарск. Ноябрь 2008 - июнь 2009гг.
  
  Автор выражает благодарность за помощь и поддержку:
  Орлов Дмитрий (за терпение и помощь в процессе работы над книгой)
  Юрчук А. (за консультации по некоторым практическим моментам) Всех тех, кого по их просьбе называть не могу, но не упомянутыми не оставлю: братья, от души вам всем спасибо. Будем живы. А также самых преданных читателей и помощников с СИ (Новиков Сергей,Танетов Пётр, Литвинов Павел, Высокий, Дмитрий "Хищник", МихалЫч и многие другие, простите, кого не упомянул, но не забыл). Спасибо, друзья.
  
  
  
  
  
  
  (*)
   Кто решает, кому суждено умереть?..
   Взгляните на меня.
   Я стою тут в полный рост...
   И ни одной пули!
   Ни единого выстрела!
   Почему?!
   Как так получилось, что они все должны были умереть,
   А я мог стоять не пригибаясь?
   Смог выстоять здесь,
   И НИЧЕГО не случилось со мной!
  
   Джеймс Джонс "Тонкая красная линия".
  
  
  
  
  
   (1) Имеется ввиду то обстоятельство, что контрактники чаще всего выбирают проживание в городе, снимая вполне приличное жильё. На казённой кубатуре проживают или строевики или те, кто не имеет финансовых возможностей для найма жилья, а также те военнослужащие которые приписаны к подразделениям постоянной боеготовности.
  
   (2) Жаргонное прозвище крыс.
  
   (3) Антон описывает немецкий пистолет пулемёт MP-5SD, имеющий несъемный интегрированный глушитель. Этот вариант предусматривает применение стандартных патронов калибра 9мм со сверхзвуковой пулей, поэтому в стволе выполнено 30 небольших отверстий, через которые часть пороховых газов отводится в заднюю расширительную камеру глушителя. При этом скорость пули снижается до дозвуковой. В данном случае, имеется ввиду MP-5SD3 (с раздвижным прикладом). ТТХ: Калибр - 9x19mm Parabellum; вес без патронов - 3.5кг; длина - 610/780 мм; длина ствола -196 мм; кол-во нарезов - 6 (правосторонние). Нач. скорость пули - 285 м/с. Темп стрельбы - 800 выстрелов в минуту. Питание - 15 и 30 патронов(магазины коробчатые, отъёмные).
  
   (4) Benelli 'Nova' tactical. Разработка для сил специальных операций и полиции. Неприхотливый, мощный дробовик, приспособленный для любых типов б/п 12калибра, включая самые мощные с приставкой "супер".ТТХ: Тип -ручная перезарядка скользящим цевьем (помповое) Калибр: 12 (длина патронника 89 мм).Длина: 1025 мм (со стволом 470 мм).Длина ствола: 470 или 500 мм (в боевом варианте, охотничьи варианты имеют более длинные стволы).Вес 3,05 кг (со стволом 470 мм, без патронов).Магазин: 4 патрона (с гильзой 76мм) в трубчатом подствольном магазине, 6 патронов при установке удлинителя магазина.
  
   (5) Антон имеет ввиду самый крупный ЧОП в мире - "Blackwater", который на данный момент является крупнейшим из трех частных контрактных агентств Государственного Департамента США, насчитывая в общей сложности более тысячи наёмников с реальным боевым опытом. Из них примерно 75% являются американскими гражданами. Как минимум 90 процентов дохода "Blackwater" идёт от правительственных контрактов, две трети из которых являются контрактами на неопределенное время. В данный момент "Blackwater Worldwide" нанята правительством Соединенных Штатов для проведения операций по обеспечению безопасности на войне в Ираке. "Blackwater", ранее называвшаяся "Blackwater USA", является частной военной организацией, основанной в 1997 Эриком Принсом и Алом Кларком (Erik Prince and Al Clark)."Blackwater" в многочисленных публикациях в прессе одновременно упоминается и как служба безопасности и как служба контрактников. В октябре 2007, "Blackwater США" была переименована в "Blackwater Worldwide". "Blackwater" базируется в США, в штате
   Северная Каролина, где "Blackwater Worldwide" проводит тактические тренировки. Компания обучает более 40 000 наёмников в год, включая персонал как американских и иностранных вооруженных сил и полиции, так и других американских правительственных учреждений. Обучение включает в себя курсы наступательных и оборонительных операций, а так же курсы по персональной защите и охране высокопоставленных лиц. Используемые технологии и методы обучения не ограничены законодательством США, хотя непонятно, каким именно юридическим статусом обладает "Blackwater" в США и других странах и какую именно защиту США предоставляет операциям "Blackwater" в целом. Формирования данной фирмы имеют на вооружении легкобронированную технику, вертолёты и торпедные катера. Есть информация о передаче структурам "Blackwater" структурами армейского подчинения армии США тяжёлых танков, артиллерии и ударной авиации, на основе лизинговых договоров. Эмблема: белый медвежий след, в овале красной прицельной рамки, на чёрном поле.
  
   (6) В развед. подразделениях существует система кодовых сигналов и отработанных схем поведения в различных ситуациях, когда нет времени для постановки задачи в форме словесного приказа. Для этого, разрабатывается ряд шаблонных схем, включающих в себя набор тактических приёмов, позволяющих эффективно и в довольно короткий срок организовать противодействие в быстро меняющейся обстановке боестолкновения. Отрабатываются на учениях, эффективны в случае потери связи или нахождения подразделения в зоне где радиосвязь затруднена.
  
   (7) Антон имет ввиду парашютную систему Д-1-5 СЕРИИ 6. ТТХ: Общая масса парашюта и парашютиста - 120 кг.Примененяется вкомплекте с полуавтоматическим приборм раскрытия парашюта типа ППК- У-575А или КАП-ЗП-575;Возможность отсоединения купола от подвесной системы, как на земле, так и в воздухе;Применение в комплекте запасного парашюта типа 3-2, 3-1П, 3-3, 3-4, 3-5, З-6П.
  
   Усилие необходимое для выдергивания вытяжного кольца или вытяжного троса, как при принудительном раскрытии ранца, так и при ручном, - не более 16 кгс. Технический ресурс - 200 применений (уточняется в процессе эксплуатации) при условии своевременного ремонта и замены чехла купола.
  
   Габариты уложенного парашюта, мм:
   длина: -570 +20;
   ширина: -377 +20;
   высота: -262 +20;
  
   Масса парашюта не более 17,5 кг с полуавтоматическим прибором без переносной сумки.
  
   (8) Жаргонное выражение. Имеется ввиду прыжок без страховочных средств, как правило с высоты человеческого роста.
  
   (*) Антон исполняет песню "Случайный вальс", авторы: М.Фрадкин/Е.Долматовский.
  
   (*)Лапута - вымышленный город, который Гулливер посетил в последнем своём путешествии, описанном в третьей части 'Путешествий Гулливера' Джонатана Свифта. Представляет собой летающий остров на алмазном основании, перемещающийся с помощью вращения огромного магнита. Является резиденцией правящего короля, контролирующего значительную территорию в Азии (в том числе Японию) благодаря учёным, которые обеспечивают научно-техническое превосходство Лапуты.
  
   (9) Жаргонное уважительное прозвище командиров групп сопровождения в среде военнослужащих СА и РФ.
  
   (10) Буквально : начальник по вооружению.
  
   (11) Антон имеет ввиду мягкие, тонкие сапоги из деликатной кожи, с тонкой подошвой без рисунка. Их ценят охотники-промысловики, за возможность ступать практически бесшумно и не тревожить дичь запахом человека. Ичиги хранято отдельно от другой охотничьей снасти, чтобы обувь не пропиталась запахом жилья и ружейной смазки.
  
   (12) "Чебурашка" - ласково-презрительное прозвище АКСУ, дано за слишком громкий звук издаваемый при ведении автоматического огня. Звук сильно бьёт по ушам.
  
   (13) "Уздечка", палка вставляемая пленному в рот, чтобы исключить вариант суицида.
  
   (14) Имеется ввиду высокоманевренный бой двух или более диверсионных групп, во время которого характерны взаимное преследование, организация засад и т.д.
  
   (15) Имеется ввиду советский уставной нагрудник-разгрузка обр.1988 года т.н. "Пояс А"
  
   (16) БЗК данного типа- своего рода компромисс между боевым защитным комплектом "СКАД" и научным ОЗК "Эколог". От первого взята бронезащитоа от пуль(автоматных и пистолетных) и осколков гранат, от второго же высокая надёжность в плане систем жизнеобеспечения и защиты от аномальной активности. Изделие удобнее и немного легче армейских образцов.
  
   (17) Скорохват - прозвище бойцов подразделений антидиверсионного противодействия, чья специализация - силовой захват диверсантов, для дальнейшего допроса. Такие бойцы отличаются выдающимися физическими данными, их сильные стороны: безоружный бой и маскировка.
  
   (18) СОБР - специальный отряд быстрого реагирования. Силовое подразделение в штате МВД РФ, его назначение - борьба с хорошо вооружёнными бандгруппами большой численности.
  
   (19) Евгений Савойский - Евгений Савойский ( Prinz Eugen von Savoyen). Годы жизни: 18 октября 1663- 21 апреля 1736. Полководец Священной Римской империи французского происхождения, генералиссимус, родился в Париже. Он был младшим сыном графа де Суассона и его жены Олимпии Манчини, племянницы кардинала Мазарини. Со стороны отца Евгений принадлежал к древнему роду герцогов Савойских. В 20-летнем возрасте отправился защищать осажденную турками Вену, где под его началом сражался полк драгун. После этого Евгений Савойский принимал участие в освобождении Венгрии от турецких войск в 1684-1688 годах.Прославился как опытный и дерзкий военачальниквпервые составивший костяк своих войск из профессиональных солдат- наёмников. Прославился в компании 1701г. более известной как "Война за испанское наследство".Про храброго принца сложили песню (http://ingeb.org/Lieder/prinzeug.html), ставшую на долгие века гимном наёмников и профессиональных солдат Европы.
  
   (20) В описываемые времена, гимн на музыку Александрова был под запретом и ещё не стал гимном России.
  
   (21) Жаргонное обозначение единичной цели, назначенной для ликвидации.
  
   (*) Антон перефразирует слова из песни В.С.Высоцкого "За что аборигены съели Кука".
  
   (*) Антон имеет ввиду пусковое устройство противотанковой мины ТМ-73, собранной на базе РПГ-18 "Муха". даное изделие имело ряд проблем при использовании, поэтому широко не применялось. В настоящее время снята с производства.
  
   (22) АЕК 999 "Барсук". Единый пулемёт кал. 7.62мм. Приямой конкурент "Печенега", превосходящий его пр ряду тактических возможностей и боевых характеристик, при проведении диверсионных операций. Сейчас находится на стадии обкатки в ряде подразделений МО. ТТХ: Патрон- 7,62х53мм.Масса - 8,74 кг;Длина - 1188 мм;Длина ствола - 605 мм.Начальная скорость пули - 825 м/с;Темп стрельбы - 650 выстр./мин;Боевая скорострельность - 250 выстр./мин;Прицельная дальность - 1500 м.Емкость ленты - 100, 200 патронов.
  
   (23) 1П21 - Снайперский оптический прицел, предназначенный для оснащения срдств поддержки использующих б/п номенклатуры 7.62мм.В частности пулемётов "Печенег", Барсук" и более ранних моделей вроде ПКМ, а так же СВД и её модификаций. Переменное увеличение от 3х до 9х, с автоматическим введением поправокположения линии прицеливания при изменении кратности увеличения от 300 до 900м.Может использоваться как в дневное время суто к так и в сумерки. Масса-1.25кг, размеры - 400х150х73мм.
  
   (24) НСПУ-3 - Бесподсветный ночной прицел с электронно-оптическим умножителем второго поколения. Предназначен для ведения наблюдения за местностью в ночное время и обеспечения прицельной стрельбы ночью. Устанавливается на средствах поддержки(пулемёты типа РПКМН/ПКМСН,"Печенег", "Барсук"; винтовку СВД; гранатомёты РПГ7Н/РПГ7ДН) и автоматах имеющих расточку под крепление прицельных приспособлений.ТТХ: Масса(с источником питания)2,1кг, размеры - 300х140х210 мм. Увеличение - 3,5 кратное.
  
   (25) "4413-6" - Применён способ целеуказания по улитке. Применяется для более точного определения местоположения объекта внутри квадрата сетки координат. Для этого квадрат на карте делится на более мелкие участки с номерами от одного до девяти.Точность такого целеуказания определяется масштабом карты. И вот такая то сетка и называется "улиткой", где к собственно к координатам квадрата даётся уточнение.
  
   (26) "Вратарь" - презрительно-насмешливое прозвище часового на воротах КПП. Жаргон российских военных.
  
   (27) "Датый" - сиречь сильно пьяный, но ещё сохранивший остатки соображения чеовек.
  
   (28) фикса - жаргонное название зубного протеза. коронки из дешёвого металла "под золото"
  
   (29) Антон имеет ввиду СВУ-АС модификацию снайперской винтовки Драгунова( точное название ОЦ-3 АС), для ВДВ. ТТХ:Калибр - 7.62x54R мм; Механизм: полуавтоматический, газоотвод;Вес: 4,4 кг с пустым магазином и прицелом ПСО-1 (5.5кг СВУ-АС);Длина: 900 мм;Длина ствола: 520 мм;Магазин: 10 патронов коробчатый;Темп стрельбы: 650 выстрелов/мин (СВУ-А и СВУ-АС).
  
   (30)БЗК "Сумрак": лёгкий штурмовой защитный комплект, обеспечивающий защиту бойца от автоматных и пистолетных пуль, осколков гранат( класс III). За счёт системы обеспечения позаимствованной у БЗК "СЕВА", обеспечивает защиту от агрессивных сред, аномальной активности. Однако, не имеет системы дыхания замкнутого цикла( установлены сменные фильтры ограниченного срока действия), за счёт чего пребывание в сильно заражённых радиацией районах ограниченно сроком до семидесяти двух часов. Имеет уникальную схему адаптивного камуфляжа,за счёт синтетической ткани "паутинка", обеспечивающей плотную маскировку бойца на любой местности.Является уникальной разработкой российского ВПК, поставляется только группировке "Долг" небольшими партиями, исключительно для групп специальной разведки.
  
   (31)UCP - Heckler-Koch Ultimate Combat Pistol.Автоматический специальный пистолет, разработанный в рамках программы перевооружения армии ФРГ. Пистолет использует малоимпульсный патрон кал. 4,6мм. высокой пробивной силы. На дистанции 35-50м, уверенно поражает бойца защищённого индивидуальными сретствами бронезащиты по классу - II. Имеет модульную конструкцию и до десяти вариантов компоновки, позволяет подогнать оружие под конкретного человека с учётом индивидуальных особенностей. Успешно прошёл испытания и с 2006г. поступает на вооружение германских сил специального применения( в т.ч. знаменитой GSG-9), но пока только ограниченными партиями, т.к. не найдено возможности удешевить процесс производства.
   ТТХ - УСМ: двойного действия; Тип автоматики:полусвободный, движущийся затвор с роликовыми замедлителем. Калибр: 4.6x30mm. Вес без патронов: 850 г. Длина: 200 мм. Длина ствола: 130 мм. Емкость магазина: 20 патронов.
  
   (32)УСМ двойного действия: курок (ударник) взводится за счет нажатия спускового крючка только для первого выстрела, все остальные выстрелы происходят при автоматическом взведении курка. Но первый патрон нужно досылать, передёрнув затвор, однако. есть модели. где досылание производится с помощью специального механизма(некоторые модели HK). Как правило, пистолеты двойного действия при этом остаются на боевом взводе, аналогично пистолетам одиночного действия, однако они позволяют снять курок с боевого взвода и носить оружие с патроном в патроннике и невзведенным курком. Кроме того, такой режим позволяет поробовать повторно выстрелить патроном давшим осечку, просто еще раз нажав на спуск.
  
   (33)USP HK - Имеется ввиду модификация данного автоматического пистолета для сил специальных операций армии США - SOCOM, с удлиненным стволом и регулируемым прицелом, предназначенные для использования с глушителем: USP Tactical калибра 0.45АСР.
  
   (34)ДЗОТ - военно-инженерный термин. Буквально расшифорвывается как долговременная заглублённая(зенитная) укреплённая точка. Укреплённая огневая точка, возведённая с частичным использованием естественной защиты складок местности. Строится из подручных материалов, часто из дерева.
  
   (35) М-16А3( "flat top") - Америакнская штурмовая винтовка, подвид М16, поступил на вооружение US army в 1994г. От основного образца М-16А2; А3 отличается наличием большего числа пластмассовых деталей и отсутствием интегральной рукоятки для переноски, заменённой на универсальное крепление "Picatinny". В остальном это таже М-16А2 под стандартный промежуточный патрон НАТО 5.56х45мм(М855), с возможностью крепить вспомогательные приспособления( подствольник, тактический фонарь, прицел и т.п).
  
   (36) ДОТ -военно-инженерный термин. Буквальная расшифровка: долговременная огневая точка. В отличие от ДЗОТа, почти полностью скрыт под землёй. Постройка осуществляется только с использованием специальных строительных материалов.
  
   (38)"Выслать голову" - жаргонизм. Здесь: отправил в головной дозор.
  
  Copyright Колентьев Алексей Сергеевич (owl341@gmail.com)

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"