Колентьев Алексей Сергеевич: другие произведения.

Надёжная Гавань

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Нет в жизни ничего страшнее, чем потерять себя. Жить, и не чувствовать вкуса к жизни. Именно это произошло с Денисом Фадеевым, который в свои неполные сорок лет оказался выброшен на обочину, покинут друзьями и не понят родными. Он стал бойцом частной армии могущественного олигарха, чтобы заново найти своё место под солнцем. И в какой-то момент вроде всё наладилось, но ни что не даётся бесплатно... Первая часть планируется для бесплатного общего доступа. Обновления - по готовности.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  От Автора
  Эту историю рассказал мне человек, с которым Судьба свела на короткое время. Мы не стали друзьями в полном смысле этого слова, но между нами установилась некая связь и возникло общее понимание смысла жизни. Недавно, мы встретились снова и он поделился историей, всю необычность которой, я постарался перенести на бумагу... Ну, или на экран монитора.
  Чтобы никому не доставлять неприятностей, многое в книге изменено, кое-что придумано... Ой, да кого я обманываю, придумано очень-очень много чего! Однако, сильно постарался сделать всё, чтобы вы не скучали и поверили в то, о чём будет эта история. Поехали...
  А.К.
  
  
  
  
  ... Лучшие люди на Земле, умеют чувствовать красоту, имеют смелость рисковать и говорить правду. И именно эти положительные качества делают их очень уязвимыми. Именно поэтому лучшие люди часто разрушены изнутри.
  Эрнест Хемингуэй.
  
  
   ПРОЛОГ
  
  
   31 августа 201.. года. 12.41 по местному времени. Африканская демократическая республика Баконго. Юго-западная префектура Лобайю, посёлок Мпоко. Приблизительно 28км от границы с Конго. Денис Фадеев, сотрудник частной военной компании 'Центурион'. Романтика наоборот.
  
  
  ... Если вам кто-то скажет, что мол - все черномазые на одно лицо, дайте этому человеку в рыло. Вот просто так, от души и не скупясь. Именно так мне хотелось сделать в тот момент, когда тощий доходяга одетый лишь в драные штаны, выудил у себя из промежности маленький пистолет и дико взвизгнув, нажал на спуск. Перекошенное вытянутое лицо стрелка, выпученные от страха и напряжения карие глаза с жёлтыми белками в красных прожилках, разинутый в крике рот. Это лицо я запомню на всю оставшуюся жизнь и никогда с другим не перепутаю.
  -Сс-чак!..
  Громкий хлопок даванул по ушам, приглушив все окружающие звуки. Как в замедленной съёмке я увидел следующее: со стороны курка послышалось шипение, а потом вспышка белого огня и всплеск чего-то красно-белого. И только после этого, я начал падать вниз и влево, выжимая спуск своего 'нуф-нуфа'(1). Болгарский 'коротыш' не подвёл, очередь в пять выстрелов рванула тощую грудь продолжавшего стоять негра и только после этого тот упал. Откатившись ещё немного в сторону я левой рукой ощупал свои грудь и шею, всё ещё удерживая негра на мушке. Поднёс ладонь к глазам, на перчатке, кроме бурой пыли, ничего нет. Шок был настолько силён, что окружающий мир сузился для меня до пределов раскорячившегося в пыли тела неудавшегося мстителя. Где-то рядом, словно сквозь толстый слой ваты, послышался полный досады и плохо скрытого страха голос:
  - Блин, вот нахрена же!.. Дэн, ты там как, живой?!
   На фоне бледно-голубого неба появляется фигура, небрежно запакованная в американский цифровой камуфляж и протягивает мне перевитую жилами руку, толщиной со слоновью ляжку. На предплечье, от запястья до локтя вьётся цветная татуировка в виде японского дракона Ямата-но Ори(2). Тощий как селёдка японский сказочный зверь скалил белые клыки, сверкал красными глазами и показывал мне своё жёлтое брюхо. Весь его вид говорил мне: Фадей, ты только что ещё раз родился на божий свет. Я отбросил протянутую руку и вскочив, приблизился к мёртвому негру. Грудь разворошена тремя точными попаданиями, кровь уже впитала в себя и без того набухшая от дождевой влаги земля. Однако именно это заставило меня зло сплюнуть прямо на труп и произнести сквозь зубы несколько очень матерных слов. Всё лицо у мертвеца было обезображено. Левый глаз вытек, носа и рта не видно из-за мешанины рваного мяса, осколков зубов и костей. Пистолет всё ещё зажатый в руке трупа, с казённой части просто раскрылся уродливым цветком. Скорее повинуясь давно отработанной привычке, нежели по необходимости, я носком ботинка отбросил покалеченное оружие в сторону. Сзади послышались торопливые шаги и донёсся виноватый бас Ракитина:
  - Дэн, ну в натуре!.. Он точно от Джелани пришёл, отвечаю!
  Я снова навёл ствол автомата на покойника и выстрелил в голову. Звонко треснул выстрел, 'нуф-нуф' послушно выплюнул горячую гильзу в дорожную пыль. Оглянувшись на стоящего в трёх метрах Ракитина я снова сплюнул и огрызнулся:
  - Да пошёл ты, Михалыч!..
  На самом деле, звали его Геннадий, а его родителя - Вениамин. Прозвище 'Михалыч', у нас в отряде давали тем, кто так или иначе накосячил. В комнате отдыха часто крутили по DVD российский сериал про известных персонажей и обидное прозвище прижилось. Ракитин ничего не ответил, перекинув за спину пулемёт РПК(3) со сложенным сейчас прикладом и подбежав снова быстро заговорил:
  - Дэн, ну что мне было в мотню ему руку засунуть?! Идёт этот вот 'негатив' в одних портках прогулочным шагом, безоружный. Про него радио было из Мбаики ещё вчера! Бумажку от Джелани он показал, там всё правильно нарисовано!..
  Я продолжал смотреть на труп, не обращая внимания на оправдания Ракитина. Мимолётная мысль о том, что напарник прав, мелькнула и пропала. Другое, гораздо более беспокоящее обстоятельство, вытеснило все остальные мысли и соображения. Вот только вчера я чудом не подорвался на фугасе, заложенном людьми Айкоуна - правой руки этого самого Джелани. В последний момент я увидел шевеление в кустах, всего в двух десятках метров от дороги. Фугас таки рванул, но нас только земелькой да щебнем мелким присыпало. И вот сейчас, лежит передо мной эта падла в китайских камуфляжных штанах расцветки 'флора' обрезанных до колен, сандалиях из автомобильных покрышек на босу ногу и карманной пукалкой взорвавшейся у него в руках. Я стою и пытаюсь актуализировать мысль, что уже второй раз за двое суток ушёл от смерти практически на фу-фу. Ракитин ещё что-то бухтит, но я не слушаю. Снова пришла головная боль, начинавшаяся где-то в затылке и теперь радостно сдавившая голову стальным обручем. Скоро опять появится горький привкус во рту, а потом левый глаз перестанет видеть на пару секунд. Чтобы отвлечься, поднимаю разорванный пистолет. Это обычный китайский 77-1(4), которых здесь как шелухи от семечек на вокзале. Такие тут выдают местным полицаям и сотрудникам казначейства, хотя любой желающий на базаре может свободно выменять эту 'железку' за полмешка риса. Похож на немецкий 'вальтер', но с пластиковыми рыжими накладками на рукояти. Выщёлкиваю магазин, там осталось всего два патрона, с виду обычные. Не могло патронник с такого заряда так раздраконить, точно не могло. Вынимаю из разгрузки универсальный швейцарский ножик(5), раскладываю плоскогубцы и скручиваю пулю. Порох не вытряхивается на ладонь, хотя шуршит внутри гильзы. Смотрю на свет в гильзу, что-то мешает. Отщёлкиваю на ноже шило и кончиком поддеваю бурую массу забитую в гильзу. Растираю капельку вещества в пальцах и нюхаю... Блин, это же пластит! Кто-то очень невзлюбил этого гонца, раз дал ему пистолет снаряженный патронами с пыжом из пластиковой взрывчатки. Подзываю всё ещё что-то говорящего Ракитина и показываю находку. Тот замолкает, чтобы спустя миг изобретательно выматериться:
  - Де еб...и его бл...скую душу мать!.. Подляна со взрывчаткой, чтобы посыльного грохнуть?! Дэн, а нахрена эти фокусы с обычным шнырём-то?
  - Не знаю и мне плевать, Гена... Пойду в шалман, выпью горячего чаю с холодной водкой. Да и сиги надо взять... А ты вызови Шерифа, пусть сам с Джелани выясняет. Мне столько не платят...
   Откровенно говоря, про чай и водку я сказал образно. Первого здесь не достать днём с огнём, как впрочем и второго. В местном баре, не имеющим даже название, продают китайский вискарь 'Хайши', непонятного происхождения баночное пиво 'Будвайзер', 'фанту' и 'кока-колу' на запив. Но это всё по местным меркам дорого. Обычные люди, как впрочем и русские наёмники, пьют 'чангу' - кукурузный самогон. Наши закупают канистрами, а местные дуют разливное бухло прямо из целлофановых пакетов. По российским деньгам, пол-литра стоит рублей двадцать и в качестве бонуса можно ослепнуть. Кола мне ещё дома надоела, так что обычно я пью местный кофе, кстати очень неплохой. К тому же, кофе отлично забивает сивушный дух самогона. Бармен, сухощавый подросток лет четырнадцати, с приклеенной к нижней губе сигаретой, кивает мне и наливает стопку самогона и маленькую чашку кофе. У чанги традиционно паршивый вкус, отдающий сивухой, но мне опять же всё равно. Если не частить и знать меру, можно оставаться почти трезвым и в то же время сохранить благодушное состояние духа. Главное, не пить на службе, как бы сильно этого не хотелось. Зато кофе пробирает до самых кончиков пальцев, горячий и ароматный, он загоняет головную боль куда-то вглубь, так что я почти перестаю её ощущать. Когда головная боль стихла, захотелось курить. Рука привычно хлопнула по левому боку, где в подсумке лежит всякая мелочь, в том числе и пачка сигарет с зажигалкой. Достаю мятую пачку 'Лаки Страйк', на ладонь высыпается горсть табачного крошева и больше ничего. Киваю парнишке за стойкой, тот понимает без слов. В этой деревне наше отделение стоит уже почти неделю, а бар единственное место, где белые наёмники вроде меня могут потратить деньги. В вещмешке у меня два блока заначено, но это на чёрный день. Пока есть возможность сиги нужно покупать, а запас пусть просто греет душу...
   На обшарпанную стойку падает и едет в мою сторону, белая пачка с большим красным кругом и чёрными буквами внутри: Lucky Strike. Чуть ниже в круге, маленькие буковки сообщают, что мол, он прожаренный - it's toasted! О чём это, я никогда в толк взять не мог. Сигареты как сигареты, средней паршивости. К тому же, вряд ли они произведены в самом Пендостане, как тут написано. Африка, это одна большая 'малая арнаутская улица', где только грязь, малярия и гнус не являются подделкой.
  - Твой 'лаки', бвана(6)!
  Парня все зовут Роб, как его имя на самом деле, никто не знает. Он славится феноменальной памятью и уже выучил весь русский матерный лексикон, да пару-тройку нормальных цензурных слов. Но отвечаю на ломанном английском, который тут знают высшие слои общества - бармены, торговцы и водители ржавых 'тачек':
  - Сенкью, Роб! - Отвечаю парнишке, поймав пачку ладонью - Кип ит ченч!( Спасибо, Роб! Оставь сдачу себе! - иск. англ.)
  Отправляю бармену зелёную 'пятихатку' вместе с пустой стопкой из-под самогонки. Ждать сдачи всё равно бесполезно, мелочи тут не водится. Зато всегда можно взять лишнюю чашку кофе, или пару-тройку сигарет россыпью. Здесь в ходу разная валюта, очень много фальшивок, если дело касается всяких 'евро' и долларов. Но вот конголезские франки и другие местные фантики подделывают мало, их рисовать дороже будет. Так что бумажка в пятьсот франков, это в местном обиходе как у нас дома сто рублей. Хотя по курсу, рубль заставляет гордо задирать нос, он тут немеряно дороже, но крайне редко встречается. Парнишка снова кивает, оскалив в улыбке жёлтые, прокуренные зубы. Громко, заглушая разговоры немногочисленных посетителей, орёт телевизор. Там передают какой-то музыкальный фестиваль из Кейптауна. Трескучий рэп, барабаны, писк синтезаторов. Я в Баконго уже четвёртый месяц, но привыкнуть к местной музыке всё ни как не могу. Махаю на прощание Робу и выхожу на крыльцо. Здесь не сильно жарче, чем внутри, но значительно тише. Только что прошёл сильный ливень, но свежести в воздухе совсем не ощущается. Здесь так круглый год: дождь-жара, потом снова жара, затем опять дождь. Влажность и температура под сорок градусов в плюс. Но сразу как пройдёт ливень, бывает промежуток минут в десять, когда не особо паршиво. Квохчут куры, визжат голые и чумазые дети. Громко что-то лопочут местные бабы, столпившиеся возле водовоза. Машина старая, кузов от какой-то английской полуторки, но точно не определю на глаз. Местный колорит заключается в полном смешении всего и вся. Под капотом вполне может быть современный японский дизель, а база от какого-нибудь 'шевроле'. Хотя может случиться и так, что машина помнящая английских и французских колонизаторов так и бегает на честном слове, обмотанная скотчем где прохудилось.
   В воздухе вдруг пахнуло горелой листвой и дровами. Всё это смешалось с запахами нечистот, пыли, выхлопных газов, подтекающего моторного масла и местного разнотравья. Вдруг вспомнился мой рабочий посёлок из раннего детства. Там, дома, была водокачка на улице, а когда что-то случалось с ней, приезжал подобный водовоз. Были крепкие бревенчатые ведомственные дома, куры и брехня цепных собак. Нестерпимо захотелось туда, в тот далёкий 1977-ой год. Не именно в Россию, а непременно в детство, где всё было хорошо и очень понятно. И так эта ностальгия ударила по нервам, что снова заломило виски, а сигаретный дым стал едко-горьким.
   За воспоминаниями не заметил, как подъехал бурый от грязи корпоративный 'мародёр'(7) и оттуда вышел Павел Богданович Проценко, позывной Шериф. Прозвище это он получил из-за своего поразительного сходства с американским актёром Клинтом Иствудом. Как вы догадались по фамилии, Проценко был хохол. Но не тот который в ругательном смысле, а наш, ещё советский. При этом его сухая поджарая фигура и слегка щетинистая, загорелая до кирпичной красноты физиономия, ни разу не напоминала щекастый вислоусый и 'гэкающий' стереотип украинца. Проценко говорил твёрдо, каждое слово его было как пуля сорок пятого калибра - веское и точное. А его серо-стальные глаза смотрели, будто целились... Нет, если бы американский лицедей умел так чисто размовлять по-русски, был бы вылитый наш шеф. Вообще, Шериф в Африке очень давно. Как я слышал, он остался здесь после вывода советских военспецов из Анголы в 91-м году. Получил как-то гражданство ЮАР, там и окопался со своей конторой 'D&S', сколоченной из бывших местных вояк выпертых из армии после того, как к власти пришёл Мандела со своим АНК(8). К Шерифу шли охотно, с оплатой он никогда не кидал, своих парней выручал если те попадали в оборот к местным. Откуда у него вдруг взялись деньги на всё это, вот самый большой вопрос. Но здесь тайна покрыта таким густым мраком, что безопаснее даже не задумываться над этим. Проценко быстро нашёл себя в охране местных заповедников, получив пару стартовых контрактов от английских спецслужб, маскирующихся под какие-то структуры 'Всемирного фонда дикой природы'. Вроде как парни Шерифа занимались охраной слонов и всяких других жирафов от злых браконьеров. Но я слышал про контрабанду алмазов и урана. Компания Проценко пасла конвои с этим деликатным грузом от местных полевых командиров и конкурентов в лице набиравших тогда силу китайских компаний, просачивавшихся в Африку тихой сапой. Не знаю уж как англичане доверились бывшему кгбэшнику, видно были какие-то завязки. Сейчас компания 'D&S' работала по подряду с правительством Баконго. Вроде как мы должны обучать местных полицаев антитеррору, но с момента моего приезда только рыскали вдоль границы с Конго, распугивая местных контрабандистов. Пыль, грязь, куча кровососущих жуков и очищенная сорбентом вода отдающая хлоркой. Ну, а ещё жара днём и влажная духота по ночам, от которой не продышаться. Никаких алмазов, пиратов и океана. До побережья расстояние как до луны пешком. Романтика наоборот, короче...
  - ...Денис, чего тут встал? - Голос шефа был резок и полон недовольства - Там Ракитин опять с местными полицаями лается, скандал назревает!..
  - Уже иду... сигареты закончились. Только пять минут как отошёл. Вот чашку кофе выпил и всё.
  - Пять минут - Шериф недобро прищурился, от чего стал ещё больше похож на актёра - Этому клоуну и двух будет достаточно чтобы облажаться... Разберись там, по-быстрому и ко мне. Жду здесь у машины.
  - Есть...
   Тело стрелка так и валялось на самой середине дороги возле поднятого шлагбаума. По лицу и груди ползали мухи, местные собаки пока поглядывали из-под плетней близлежащих хижин. У одного пятнистого родственника гиен и шакалов капала слюна из полуразинутой пасти, а глаза горели голодным огнём. Но близко друзья человека подойти не решались, запах ружейной смазки и горелого пороха отпугивали, делая псов ещё злее. Возле трупа широко расставив ноги стоял Гена, тыкая стволом пулемёта едва ли не в грудь низкорослого негра в запылённой форме местной полиции. Рядом с полицаем стояло ещё двое его коллег, оторопело уставившихся на ствол пулемёта. Между тем, Ракитин скорчил угрюмую гримасу и выплёвывал слова из языка Д'Артаньяна, прямо в лицо невысокого негра с нашивками сержанта на рукаве:
  - А ну документы мне сначала покажь, шлюхин сын!..
  Ракитин явно не шутил, флажок предохранителя был спущен, а указательный палец упирался в предохранительную скобу весьма условно. Но полицай, видимо стараясь не ударить в грязь лицом перед двумя подчинёнными, налегал на дульный срез ствола пулемёта, размахивая какой-то бумажкой:
  - Я сержант пограничной охраны Делеле! У меня предписание коменданта режимной пограничной зоны, капитана Макомби! Мы забираем тело и арестуем тех, кто причастен к убийству!..
  - Чего-о?! - Это Гена произнёс по-русски, осознав что нужно 'негативам' - Какое ещё убийство, бля!..
  Не знаю, чем бы это всё закончилось, если бы я не пошёл прямо на спорщиков. Привлекая внимание громким свистом, я поднял безоружные руки перед собой и на ломанном английском сказал:
  - Я капитан Фадеев, командир группы военных инструкторов! Вот мои документы!..
  Услышав волшебное слово 'документы', полицай и оба его приятеля мгновенно развернулись в мою сторону. Я, всё так же, с вытянутыми руками, шёл на группу спорщиков. Сержант отклеился от пулемётного дула и оправив портупею с чёрной кобурой, сделал мне навстречу один нерешительный шаг. Что мне не нравится в одном виде местных ментов, так это их привычка таскать кобуру на брюхе у самой пряжки ремня. Этим они страшно напоминали настоящих полицаев и гестаповцев из наших советских фильмов про войну.
  - Сержант Делеле! Это пограничная особая зона, вы не имеете права носить здесь оружие!..
  - Всё нормально, сержант! Вот мои документы, а вот предписание префекта округа, господина Лакомбе!
  Стараясь говорить дружелюбно, но без подобострастия, я протянул полицаю свою ID-карту и запаянный в пластик приказ местного губернатора. Копии нам перед патрулированием неделю назад раздал сам Шериф. По большей части, на местных ментов подпись префекта действовала как чеснок на вампиров. Прокатило и в этот раз. Лицо сержанта Делеле вдруг вытянулось и как-то враз поскучнело. Он дважды изучил мою карту и бумажку в пластиковом чехле, с сожалением вернул всё мне и уже совсем другим, более дружелюбным тоном, сказал:
  - Раздайте копии своим людям, мсье Вадеев, в следующий раз, могут быть проблемы.
  - Мой человек только что был в бою, он просто ещё не остыл. И вы правы, проблемы могли быть... И не только у нас, сержант.
  С этими словами, я выразительно скосил взгляд в сторону дороги. Там, метрах в двухстах, у самого поворота маячила одинокая белая 'тойота' с открытым кузовом. Среди русскоговорящих наёмников, этот лёгкий джип получил простое и понятное прозвище - 'тачанка'. В таких разъезжали люди Айкоуна и мент это безусловно знал. Делеле не был похож на полного идиота, на его лоснящемся от пота круглом лице промелькнула нервная кривая улыбка. Мент непроизвольно потянулся к кобуре. Но тут же отдёрнув руку, со вздохом показал на покойника так и лежавшего на самой середине дороги:
  - Что будет с телом, вы его забираете?
  Теперь, когда притянуть белых за незаконное ношение огнестрела в режимной зоне не получилось, перспектива погреть руки совсем улетучилась. Да ещё в придачу, отчётливо замаячила перспектива нагоняя от начальства. В свете открывшихся обстоятельств, возня с трупом вообще перестала иметь для Делеле и его дружков какой-либо смысл. Он явно хотел спихнуть эту проблему на нас. Однако я тут же осадил мента вполне резонным замечанием:
  - Нет, это уже вне наших полномочий, сержант. Мы здесь для обучения ваших рейнджеров, за похороны нам, увы, не платят.
  - Хорошо, мы заберём покойника. Но впредь прошу учесть, что препятствие властям может обойтись вам и вашему командованию очень дорого!
  - Нет проблем, мсье...
  Делеле поднёс ладошку к малиновому берету с блестящей латунной кокардой, на которой скалились два льва поднявшиеся на задние лапы. Я отсалютовал в ответ, поднеся ладонь к одетой козырьком назад бейсболке. Мент что-то прочирикал на местном диалекте своим приятелям и те живо подняли труп и забросили в открытый кузов точно такой же 'тойоты', что маячила на горизонте, только выкрашенной в тёмно-синий цвет. Ещё несколько минут и джип резко газанув, побежал в сторону перекрёстка. Видимо заметив это, бандитская тачанка развернулась и скрылась вдалеке. Ко мне подошёл Ракитин и попросил:
  - Дэн, угости сигареткой, а?
  - На, травись на здоровье...
  Я вынул пачку из бокового кармашка разгрузки и щёлкнув ногтем большого пальца по днищу, выбил пару сигарет наружу. Светло-коричневые пояски фильтров на фоне кремово-белой бумаги смотрелись соблазнительно. Гена своими пальцами, больше напоминавшими сосиски, ухватил сразу обе сигареты. Одну быстро сунул за ухо, а другую тут же прикурил от фасонистой зажигалки 'зиппо'. Зная привычку напарника хапать всё, что плохо лежит, я уже не возмущался. За те три месяца, что я здесь, привык уже. Подавив желание закурить за компанию с Ракитиным, я развернулся было, чтобы пойти назад к шефу, когда Гена поймал меня за локоть, указывая на дорогу:
  - Динь, гляди! А менты-то трупак сбросили!..
  Я присмотрелся и точно: синий джип остановился у развилки и те же двое приятелей сержанта Делеле, проворно вынули труп стрелка из кузова, а затем скинули его в канаву у обочины. Потом полицейская машина снова резко взяв с места, скрылась из виду за тем же поворотом, куда до этого умчалась бандитская тачанка. Здесь такое сплошь и рядом. Человеческие кости это ещё ничего. В самом начале, когда прошло всего пару недель после прибытия в страну, я впервые увидел остов человеческого скелета на помойке одного небольшого городка. Рёбра и часть позвоночного столба торчали из-под вороха пластиковых пакетов с объедками. Потом в патруле видел, как гиены разрыли массовое захоронение и куски гниющего мяса просто лежали в чистом поле. Здесь всегда идёт война и убитых мало того что никто не считает, их просто ленятся хоронить иногда. Сначала казалось дичью, потом как-то привык и перестал обращать внимание. Пожав плечами, я развернулся и пошёл к 'мародёру', где Шериф разговаривал с кем-то по спутниковому телефону. Заметив, что я возвращаюсь, шеф быстро закончил говорить, сложил массивную антенну и спрятал трубу в пустой передний подсумок для автоматных магазинов. Пнув колесо машины, шериф спросил, щурясь от дыма сигары, зажатой в зубах:
  - С местными утряслось?
  - Вроде да.
  - Есть проблемы? Чего этот негатив хотел, денег?
  - Не похоже, Павел Богданович. Они заявились на КПП аккурат через полчаса после инцидента. Думаю так, что Айкоун их подослал, чтобы жалом поводили.
  - Думаешь, стрелок это их затея?
  - Ихний джип вертелся у развилки. Пока мы тут с ментами тёрли, да бумажками шуршали, они явно наблюдали чего да как.
  - Ясно, что ничего не понятно. Зачем вообще этого дебила заряжали, раз он самоуничтожился. Толк был бы, если бы он кого из вас пристрелил и сам геройски тут же сгинул. А так, просто жидко обделались господа бандиты и всё.
  - Стрелок шёл от самого Джелани, Гена его бумаги проверял, было радиоподтверждение из Мбаики. Кто-то ему палёные 'маслята' зарядил, это да. Но не факт, что сам Джелани это приказал.
  Шериф вынул окурок сигары, аккуратно затушил его о крыло джипа и спрятал в массивный латунный портсигар с гравировкой в виде охотящегося льва:
  - Ладно, сейчас это уже не важно. Звонил Сэксон, он только что говорил с вице-президентом Баако. Нам рекомендовано перенести лагерь отряда южнее Тараики на сто пятьдесят километров.
  Про себя я подумал, что слишком уж часто чекист отводит глаза. Видимо приказ о передислокации это ещё цветочки. Дабы прощупать почву, я глянул шефу прямо в глаза и заметил:
  - Но это же почти у самой границы с Конго. Только речку перейти...
  На лице Проценко не дёрнулся ни один мускул, серые глаза смотрели всё так же пристально, но голос дрогнул, выдавая нервозность. Приказ явно не был шефу по душе:
  - Да знаю я... Там уже развёрнуто два тренировочных лагеря для кандидатов.
  - Всё-таки будет делать из негативов коммандос?
  - Пока чётких директив нет. Мы перемещаемся и по факту получаем тридцать процентов оплаты за следующий месяц.
  А вот это уже интересно. Так и вижу, как мы натаскиваем негров, а зачётно-боевые задачи им ставят чинуши из департамента местной разведки. И все на натуре, так сказать, благо граница с вероятным противником недалеко. Но это уже не моя забота, лишь бы ноги унести. Когда негры начнут поливать друг дружку напалмом и делать ожерелья из ушей, лучше быть далеко отсюда. Вслух уточнил:
  - Что делать нам?
  -Сворачивайтесь и следуйте в точку встречи с конвоем Ящера. Я ему уже звонил, ориентировочно к 03.00 завтра, колонна будет в точке рандеву. Координаты уже ушли в навигатор вашей тачки, общение только на резервной частоте. Собирайтесь и двигайте, путь не близкий.
  - Есть сворачиваться и выдвигаться, через час уже выйдем. Вы с нами, Павел Богданович?
  Шериф отрицательно покачал головой. Он всё так же хмуро смотрел куда-то мимо, будто уже не замечая меня. Снова замурлыкал телефон у него в кармане. Махнув мне рукой и одновременно вынимая трубу другой, Проценко залез в 'мародёр' и машина тронулась, тяжело набирая скорость. Я стоял и смотрел, как тяжёлый джип удаляется, тяжело переваливаясь на дорожных ухабах, взбивая колёсами облачка пыли и комья подсохшей грязи.
  ... В салоне нашего 'мародёра' было не то чтобы совсем уж душно, однако футболка опять пропотела на груди и спине, противно прилипая к телу под разгрузкой. Я обернулся к водиле и попросил:
  - Серёга, прибавь 'кондей' маленько, пока едем, спечёмся все.
  - Да забился опять... прибавить могу, но толку не будет.
  - Вот же засада!..
  - Она, бля... она родимая!..
  За рулём был Серёга Абрамович, чей позывной вы без труда угадаете и так. Да, из-за своей фамилии, этот рослый парень откуда-то из-под Новгорода, уже натерпелся. Зная, как сильно он не любит прозвище 'олигарх', все мы старались звать его так только во время переговоров по радио. Там это казалось уместным, а когда Серёга заводился на бой, то всем же лучше. Абрамович у нас в отделении отвечал за связь и транспорт. Олигарх отслужил почти двадцать лет в войсках связи, а до контракта держал свою автомастерскую. Но ударил кризис и он со своими шестью работягами оказался не у дел. Так, по крайней мере, он нам рассказывал. Хотя здесь никто о себе особо распространяться не любит, да и не принято это. Мало ли что было на 'гражданке', меньше знаешь - целее будешь.
  - Ящер в канале!.. Фадей, дай обстановку!..
  Точно, меня прозвали просто по фамилии, поскольку человек я не особо уникальной специальности. Я обычный стрелок, был комроты мотострелковой части в глухом сибирском захолустье и... и это в общем-то всё. Выслужил капитана, побывал в чеченском бардаке и почти полностью уцелел. Ну, разве что словил две контузии, да осколок мины в живот. От первых у меня периодически жутко болит голова, а от второго, крутит кишки когда меняется погода. Уволился когда понял, что майора не получу из-за того, что начистил морду сыну какого-то полкана из штаба округа. И нет, это не была драка из-за каких-то принципов, поруганной чести женщины или ещё чего-то красивого. Иногда пьяная драка, это просто пьяная драка. В собственную защиту даже сказать нечего, дурак был и всё тут...
  - Фадей на связи. У нас пока по нулям, идём в направлении 24-16, юго-восток.
  - 24-16 юго-восток... Понял-принял... ориентир по времени 15-2... Как понял, Фадей?
  - Понял-принял, Ящер: время встречи 15-2.
  - Ок. Связи отбой... До встречи, Фадей!..
  - До встречи... Отбой связи.
  Моя 'моторола'(9) мелодично мурлыкнула, отобразились данные по сеансу, мигнул значок подключения. Так бывает, когда базовый коммутатор меняет протокол шифрования. Ящер что-то опять мудрит, видимо есть причина напрягаться. С заднего сидения вылезла стриженная налысо голова, на меня смотрели водянисто-серые глаза четвёртого пассажира - Коли Дятлова. Позывной не угадаете, даже не пытайтесь. Он у нас официально Ван Дамм, по целому ряду особенностей. Ну, вы знаете: иностранный легион(10), фильм 'Самоволка' и любовь Коли ко всяким рукопашным фокусам. Он даже на шпагат вандаммовский как-то по пьяни сесть пытался и почти получилось. Повертев головой, Коля спрашивает как бы у всех, но обращается ко мне, как к старшему:
  - Чё пшек нормально не говорит? Чешет по таблице, шифрование тройное накатил. Будет бардак, а Диня?..
  Николай у нас типа временно, проездом на короткую гастроль. Он из тех, кто ловит кайф от всего происходящего. Ван Дамм у нас убеждённый 'солдат удачи'. Сам он из Приднестровья, оттуда сбежал, завербовался в Легион, где оттянул два полных срока по пять лет. Он часто хвастается, как отстреливал местных негров где-то в западной Африке. У нас в отделении занимается всем, что стреляет метко и далеко. Хотя для снайпера он слишком дёрганый, до сих пор вроде не подводил. Вечно болтает о всякой ерунде, но как я уже и сказал в бою вроде ни разу сильно не накосячил. Тыкаю пальцем в электронный планшет закреплённый на торпеде, показываю точку рандеву на карте.
  - Встреча здесь, Ящер со всем табором будет там ориентировочно через двенадцать с половиной часов. Чё тебе опять не понятно?
  - Да понятно всё!.. Просто мне этот официоз ещё у лягушатников надоел. Тут же войны нет, кругом одни дикие негры с ржавым железом и всё. А он обставляется как будто кругом амеры с беспилотниками и всей своей 'Дельтой'(11)!..
  Коля понтовщик и трепло, но вот сейчас в его словах опять слишком много такого, о чём я и сам задумываюсь с самого начала нашей поездки. Шериф бросает все дела, едет к нам в поле. Яцек Домбровский, позывной Ящер, который в обычном режиме является командиром отряда, вдруг срывает весь личный состав и тянет нас к конголезской границе. А это не много ни мало сотня бойцов, две колёсных самоходки 'Кентавр Б-1'(12), три украинских БТР-70М(13) и лёгкий вертолёт 'Кайюс'(14). Вертушку шеф достал с большими проблемами, почти в издыхающем состоянии. Кентавры были официально куплены на каком-то армейском аукционе в Кейптауне, база по их содержанию и персонал были привозные спецы из Испании. Хохляцкие БТРы достались почти даром, со всей начинкой и вооружением. Проценко даже танки предлагали, но что-то там сорвалось. Да и где тут обслуживать все эти погремушки? Дорого и накладно. Обычная наша работа это конвоирование, инструктаж местных вояк и иногда охрана каких-то встреч на высшем уровне. Конечно, имеются ввиду сходки полубандитских местных царьков, из тех, что могут оплатить наши услуги. Правительства и саммиты олигархов это более высокий класс, до которого Шерифу как не прыгай, не подняться. Всё это больше понты, тут и дивизии маловато будет. А у нас всё по-простому. Но раз шеф напряг все свои мускулы, то видимо есть что-то, чего я не знаю. Не просто так бывший чекист вдруг двинул всю свою маленькую армию в поход. Ой, не просто так! Но вслух я сказал всё тем же спокойным, безразличным тоном:
  - Ван Дамм уймись, нам платят деньги не за вопросы. Прибудем на место, Яцек всё разъяснит.
  - Да понятно, что он разъяснит! А что если будет действительно серьёзная заваруха, а?! Вот явятся негры со всем своим железом, да американским сапортом позади. А у нас только кучка гопников, да списанный металлолом в качестве аргументов!..
  Ван Дамм всегда ноет, если чувствует какую-то опасность для своей шкуры. Не знаю как там обстояло дело в Легионе, но здесь его никто в отделение брать не хотел. А мне Колю просто навязал сам шеф, так что даже отказаться не было шанса. Ехать было долго, так что я решил оборвать это бесконечное нытьё на корню:
  - Хочешь, Серёга прям щас тачку остановит и ты сойдёшь, а?
  - Фадей, ты же вроде не глупый мужик, воевал даже! Это явная подстава, ты что, тупой совсем?!
  - Всё, Коля, кончай этот пустой базар, надоело...
  В какой-то момент, в глазах Дятлова промелькнул азартный огонёк. Коля был мастер рукопашки, этого у него не отнять. Высунувшись вперёд почти по пояс, он приблизился так, что я слышал мятную вонь из его рта:
  - А может вместе выйдем, а?! Ну раз на раз, Фадей?
  Драться я не особо люблю. Не то, чтобы не умею, а просто вот не моё это и всё. Поэтому оставляю Ван Дамму последний шанс и говорю почти что ровным тоном:
  - Коля, ты же знаешь, я кулаками махать не люблю. Уймись, прошу как брата по зарплате!
  Говоря это, я достал из нагрудного кармана пистолет и упёр ствол Ван Дамму под челюсть так, что у него клацнули зубы. Глок(15) очень надёжная машинка, с очень чувствительным спуском. И когда я сказал, что просто достал пистолет, то на деле это выглядело почти как если бы тот просто материализовался в руке из воздуха. Как-то давно, во время нашей первой с Колей встречи, я вот так же едва не отстрелил убеждённому наёмнику яйца. Чего-чего, а стрелять я научился очень неплохо... раз уж выбрал это совей основной профессией. Более того, Дятлов точно знал, что оружие я пускаю в ход не особо раздумывая. Поэтому в его глазах появился страх, пополам со злобой, но никакого вызова.
  - Дэн, ну хорош! - Серёга, краем глаза смотревший на нас был тоже напуган - Ван Дамм завязывай, ты мне салон кровякой угваздаешь!..
  Видимо в моих глазах Дятлов что-то увидел. И это что-то заставило его замереть так, что только голова чуть дёргалась в такт движению машины. В голосе его сейчас слышался только страх за свою шкуру:
  - Всё, капитан, мир! Мир, я сказал!.. Прости... погорячился. Ну, пусти меня!..
  - Сядь тихо, Коля. Третьего раза не будет, обещаю.
  - Ты псих, Фадей! Я же просто...
  - И я тоже, Коля... И я тоже...
  Пистолет снова исчез в переднем кармане разгрузки. Я всегда его туда кладу, когда еду в машине. Замкнутое пространство и случись какая заваруха, даже верного 'нуф-нуфа' достать не выйдет, а пистоль короче и удобнее. Машина в очередной раз скрипнула подвеской на ухабе, в запылённом боковом окне отражался красный диск огромного африканского солнца.
   ... На какое-то время в салоне стало очень тихо. Стёкла то бронированные, в поездке форточку не откроешь - пыль, да и на случай засады не рекомендуется. Музыку не включить, говорить вроде не о чем, за неделю в патруле все темы давно перетёрли. Разве что Коля развлёк так сказать, но его нытьё это из разряда 'ой, лучше бы он молчал'. На всякий случай. Я запустил сканирование радиодиапазона, но на всех каналах только шипение. Никаких кодированных передач или обычной трескотни на местных диалектах. Негры из банд, которых тут называют отрядами самообороны, болтают в открытом эфире, толком не умея даже кодировку включать. Однако сейчас в эфире полная тишина. Пока ехали, я дважды мысленно проговорил всю информацию по вводным от Шерифа. Весь отряд срывают с места по личному указанию премьер-министра, местные вояки выключены из командной цепочки, настолько важным оказывается эта передислокация. Проценко тут же договориться о предоплате, не упустил шанса накрутить экстра-кэш. Но обычно в таких случаях, наниматель всегда включает дурака и динамит по полной программе. Сколько раз было такое, что наобещают золотые горы, подпишут кучу умных бумажек, а потом сливаются. Но перед отправкой из посёлка я сам увидел, как аванс капнул на мой счёт в 'Кайман Нэшнл Банк'. Счёт оформили сразу, как только я подписал контракт, большая часть заработанного шла туда по безналу, часть выдавали на руки, но это вообще копейки. Мы сами шустрили как могли, большую часть трофеев с операций складывали во взводный 'общак', потом толкали где придётся, собственно это и есть главный ощутимый доход от наёмничества. В других частных компаниях всё не сильно иначе. Там тоже есть и корпоративные счета и страховка, но в действительности всё это в любой момент может накрыться медным тазом. Контору могут прикрыть, хозяева и главные отцы-командиры свалят в тёмную африканскую ночь, а наёмники останутся наедине с местными ментами и теми, кому интересна охота на 'дикого гуся'. Так было и в Чечне, когда денег за службу и всякие надбавки можно было не получить вообще никогда. Правда и средств добычи наличных там не особо-то разгуляешься, а продавать местным 'духам' оружие и патроны, это западло. Так, больше по мелочи коробчили чего где придётся, в основном продукты и амуницию толкали. Один раз повезло, взяли груз фальшивых долларов и тут же их перепродали местным аксакалам. Но такое бывало не часто. Что солдаты, что офицеры денег с войны привозили чистый мизер.
  - Ящер в канале!.. Фадей, обстановка?!..
  - Фадей на связи!.. Чисто на маршруте... Идём по графику!..
  - Добже... У нас 2.15... До связи!..
   Яцек прервал мои ностальгические воспоминания на самом тревожном месте. Мужик он нормальный, опять же по-русски говорит почти без запинок. Я ещё раз глянул на карту, посмотрел на отметку 215. Там обозначен понтонный мост через небольшую речку. Видимо опять негры чего-то взорвали и теперь сапёрный взвод корячится с починкой. Взвод состоял из восьми индусов, ребята работящие, все с грехом пополам болтали по-английски, но дело своё знают отлично. Недели три назад, их старший - капитан Адвик Лакшай, сам как учуял фугас на дороге и спас ребят из взвода 'альфа'. Их в грузовике точно бы в кашу перемололо, если бы индус чего-то не унюхал. Видимо и сейчас остановились из-за чего-то подобного. Дай Бог, чтобы обошлось и весь табор прибыл в точку рандеву вовремя. Серёга бросил на меня мимолётный вопросительный взгляд:
  - Чего там опять?
  - А хрен его знает... Может негры переправу рванули, может опять тренируются фугасы ставить.
  - Арабы?
  - В прошлый раз их закладка была, видимо опять новых завезли.
   Фугас который обезвредил Лакшай, был изготовлен арабскими инструкторами. После того, как ливийская заваруха перешла в вялотекущий бардак, многие участники потянулись кто куда. Арабы, подготовленные в основном пакистанскими и английскими инструкторами, приехали в Африку и сейчас продаются по самой дешёвой цене, порой почти за еду. Здесь арабов не особо жаловали в восьмидесятые, но сейчас всё перемешалось, всем стало пофиг. Теперь в каждой местной банде появился свой спец по минновзрывному делу и понеслась моча по трубам! То сами по себе подрываются, то сёла обложат самоделками, то на дорогах фугасы ставят просто та, для тренировки. Один раз стадо коров в клочки перемололо так, что прямо на месте можно котлеты вертеть. Спрашиваю у местных, зачем коров-то взорвали? Отвечают, что мол, пастбище это исконно наше, а эти нехорошие соседние негры повадились свой скот сюда загонять. Спрашиваю, а зачем взрывать - то, ведь можно ну там, отобрать стадо если уж совсем нехорошо всё. Нет, говорят, не по понятиям это. Их мясо их же колдун от угона заговорил. Кто это мясо чужой жрать вздумает, тут же проклят будет. Я был просто в шоке от такого невообразимого сочетания современных технологий и дремучего суеверия. Старейшины, этот колдун и остальные - все ходят с сотовыми телефонами, в том селе, откуда взорванное стадо, даже спутниковое ТВ есть и плохонький интернет. Но нет, мясо от угона заговорил и все тут же в это верят! Цирк и полный разрыв шаблона в мелкие клочья.
  - Дэн, давай остановимся! Отлить надо, припёрло спасу нет!..
  Ракитин, когда ему чего-то надо, умеет подпустить в голос такую жалобную ноту, что порой аж слёзы наворачиваются у тех, кто видит Гену в первый раз. Останавливаться так и так придётся, нужно сменить Серёгу за баранкой, да и вообще затекло уже всё за те шесть часов, что едем. Но это ещё через два часа, а до этого времени лучше ехать как ехали. Местные пока что к нам интереса не проявили, но где гарантия, что пара тачанок айкоуновской братвы не торчит где-то в кустах неподалёку. Местность ровная, дорога просматривается на километр в обе стороны. Наверняка организованы стационарные посты наблюдения по всей трассе, а как их тут углядишь?
  - Гена, ссы в бутылку если припёрло. Останова по плану через два часа, нельзя тут стоять.
  - Диня, я... ну не влезает в бутылку, горлышко узкое!
  - На, пользуйся... - протягиваю назад пустую бутылку из-под 'айс ти' - Можешь не возвращать, половой гигант.
  - А если ну... Не хватит?
  Тут всех, включая надувшегося от обиды Ван Дамма, рвёт со смеху так, что слегка вибрирует толстое боковое бронестекло. Серёга, парень молчаливый и незлобивый, колотит ладонью по ободу руля и мотает головой. Коля согнулся пополам и вдруг выдаёт:
  - А ты... А ты отпей!.. чтобы место освободить... И ссы снова!..
  Гена ожидаемо смущённый и обиженный, не особо обороняется. Видимо действительно припёрло, от чего голос его звучит сдавленно:
  - Да чего вы ржёте, кони педальные! Будто сами не... ай ну вас!..
  Снова гремит взрыв дикого гогота, а потом раздаётся отчётливое журчание и спустя минуты две облегчённый вздох. Короткая реприза с бутылкой на короткое время отодвигает все проблемы куда-то в сторону. Если уцелеем, то вспоминать будем прежде всего не перестрелки, не кровь и смерть, а вот этот казус с бутылкой и могучим хозяйством Геннадия.
   ... Дальше опять ехали в молчании, несколько раз оживала рация, трещали местные. Гена послушав сказал, что это пограничные патрули. Ракитин бегло болтал по-французски, знал на приличном уровне местный общий язык - санго. В республике Баконго куча всяких племён, на санго говорят все, чиновники и племенная верхушка в лице вождей и колдунов, а так же дальнобойщики, размовляют по-французски и по-английски. Ракитин вслушивался в прерываемое помехами клокотание эфира и переводил:
  - Местные... Говорят, что с той стороны идёт какой-то груз. Некто Умвези, должен встречать гостей в квадрате 42... - Динамик снова взвыл помехами и Гена поморщился - Дальше обычный трёп, ничего особенного.
  Как таковых пограничных войск в Баконго нет, эту функцию выполняют отряды самообороны, читай - бандиты. Но своя структура тут есть, чёрная братва поделила сектора вдоль течения реки и каждый отряд имеет свой гешефт. Народ в самообороне не особо задиристый, когда дело касается повоевать всерьёз. Грызутся только за контрабанду, которую тянут из Судана и Конго местные барыги. Хотя в последние пару недель крупных стычек не было. В разговоре с Проценко меня насторожил тот факт, что целая сотня наёмников будет тренировать каких-то новобранцев. Все вооружённые силы республики это десять тысяч человек на круг. Зачем местному президенту и его шобле понадобилось тренировать ещё полтыщи лбов, я теряюсь в догадках. Как бы я не хотел, чтобы нытьё Дятлова оказалось обычным нытьём, но ситуация действительно начинает пахнуть порохом.
  - Кабан в канале!.. Фадей, на связь...
  Рация ожила совершенно неожиданно, захрипев голосом командира взвода 'браво' Карпухина. Вот это было крайне неожиданно. Два отделения второго взвода базировались севернее, в небольшом городишке Урумбе. Они держали под контролем перекрёсток трёх больших караванных троп, помогали местному лояльному командиру самообороны. Насколько я знал, туда наши прибыли по просьбе министра торговли. И вот сейчас, даже Карпухин с о своими пацанами уже скачет высунув язык в общую точку сбора. Опять же по слухам, министр башлял очень неплохие деньги шерифу именно за то, что наши держат тот перекрёсток. Всё становилось интереснее с каждым часом.
  - Фадей на связи... Чего хочешь?
  - Мы идём впереди. На 3.15 присоединяйтесь, вместе веселее... Как принял, Фадей?
  - Чётко и ясно... 3.15 точка встречи...
  - Хоп! Кабан - отбой связи...
  - Фадей - связи отбой...
   Игнорируя остальных, я быстро связался с Домбровским и доложил о контакте с Карпухиным на командной частоте отряда. Яцек ответил почти сразу, подтвердив что дал лейтенанту наши координаты, просто из-за запары с форсированием реки, не успел оповестить нас. Ответив, что идём на встречу с лейтенантом, я закрыл текстовый канал связи и откинулся на спинку кресла. Ко мне повернулось сразу три любопытных морды, с жаждой новостей в глазах. Само собой, я не стал долго томить, щёлкнул ногтем указательного пальца по отображающейся на планшете карте:
   - Наш молодой да ранний уже как-то оказался здесь. Через сорок пять минут соединимся с двумя отделениями Карпухина и вместе пойдём к точке рандеву с отрядом. Ящер подтвердил, это не подстава. Серый, останови. Всем отдых пять минут, оружие осмотреть и приготовить. Я за руль, остальным бдить.
   Солнце в здешних краях заходит почти мгновенно, будто кто-то выключил свет в комнате. вскоре, наш боевой тарантас снова двинулся в путь. Я непроизвольно глянул на небо, где высыпало несметное количество звёзд. Здесь они яркие, их много и кажется, можно дотронуться рукой. Жаль, что смотреть на эту красоту приходится лишь урывками, чтобы не схлопотать пулю или не наступить на мину.
  
  
  
  03 сентября 201.. года. 04:35 по местному времени. Африканская демократическая республика Баконго, Префектура Лобайю, 75 километров к югу от конголезской границы. Передовая оперативная база ЧВК 'Центурион'. Денис Фадеев, наёмник. Дрессировщик человеков.
  
  ... После двух суток проведённых в машине, я ощутил как грязь буквально отваливается от меня ломтями, когда шёл в штабной блиндаж Шерифа. Во время марш-броска до нового пункта базирования выспаться и поесть толком не вышло. Сейчас все мысли сворачивали то на тарелку макарон с мясом, то на старый диван, оставшийся дома. Ребята все уже дрыхнут в расположении взвода, а я вот был вызван пред светлые очи начальства, непонятно за каким хером. Было ещё темно, хотя вся база и проходы между рядами сборных щитовых домиков освещены мощными подвесными фонарями. Вообще, вся база оказалась не тем палаточным лагерем, который я себе представлял пока ехал. Думал, всё будет как это уже случалось раньше: однорядный периметр из габионов, многоместные палатки, свет по два часа в сутки от дохлого генератора и вода из большой железной бочки на колёсах, отдающая хлоркой. Ну а ещё, толпа немытых тощих негров, которых местные военкоматы отловили по саванне словно зайцев и привезли типа учиться военному делу. Этот сброд, который едва говорит на общем для Баконго языке, абсолютно не умеет ни читать, ни писать, сначала вызывал у меня оторопь. Но об этом чуть позже.
  - ...Фадей, здоров!
  Меня нагнал Карпухин, чья простая курносая физиономия в амеровском военном кепи с кротким козырьком и 'марпате' (16) смотрелась как-то неуместно. Лейтенант где-то уже успел умыть морду лица, чем вызвал ещё один приступ раздражения. В целом, он пацан нормальный, хотя разница в возрасте не даёт нам сойтись покороче.
  - И тебе не хворать, Валентин!
  - Чего, шеф тоже к себе подтянул?
  - Ага, иду вот...
  Валя озирался по сторонам и с неподдельным восхищением округлил глаза в обрамлении выгоревших белёсых ресниц:
  - Не хило они тут всё обустроили, скажи?
  - Согласен, почти люксовые условия...
  Продолжая восхищаться, Карпухин разводил ладонями, тыкая пальцем то в фонари над головой, то в галечную насыпку под ногами:
  - Это всё Лютиков постарался. Говорят, дал денег кому надо в Кейптауне и те за две недели всё подняли с нуля!
  - Богато точку обустроили это да...
  Фамилия названная лейтенантом, была мне не знакома ещё час назад. Но едва наша колонна заехала в гостеприимно распахнутые ворота базы, про олигарха Лютикова не рассказывал только ленивый. Владелец сети супермаркетов в одном из которых я регулярно закупал хавчик и бухло, чьи стойки мешали спать и даже думать своим грохотом. Эдакий мистер-твистер, хозяин газет и пароходов на современный лад. Само собой, Лютиков не сам воздвиг на пустом месте комфортабельную военную базу. Я сразу узнал фирменные штампы качества с логотипами южноафриканской строительной компании 'Агасфер'. Эта компания брала подряды в том числе и у военных по всему африканскому континенту. Лютиков просто дал денег на всю эту красоту. И вот это обстоятельство заставило крупные мурашки пробежаться вдоль хребта. Богатей точно потребует отдачи за свои вложенные бабки. Потребует он с Шерифа, а тот отыграется на нас, засунет в блудняк и глазом не моргнёт. Русские наёмники не самый дорогой товар, увы.
  Тем временем, Валентин продолжал восхищаться устройством нашего нового житья-бытья:
  - Негров-то за пределами базы в палатках поселили! Хотя они и этому рады: кормят трижды в день, одёжку выдали и настоящие берцы! Хорошо, что не как в прошлый раз, скажи да?
  - Без базара, Валентин...
   Одно упоминание про 'прошлый раз' вызывало брезгливую дрожь. Тогда Шериф хапнул контракт на обучение роты новобранцев для ещё одной соседней с Баконго страны. Жили в палатках рядом с новобранцами. Не было света( не подвезли топливо для генераторов), не было питьевой воды(отрядный водовоз подорвался на мине), вспыхнула эпидемия малярии среди подшефных негров ( восемь контрактников из наших уехало в госпиталь). В довершение всего, дезертировало двое переводчиков из местных и обучение минновзрывному делу стало невозможно. Тогда я первый раз обучал местных и пребывал в полной растерянности. Негры тупо смотрели на меня, не понимая ни по-английски, ни на матерном русском. Выручил Шериф, показав как надо. По сути, я стал дрессировщиком макак в цирке: сначала изображаешь пантомиму сам или с сержантами, а потом отбираешь негров посмышлёнее и дрессируешь уже их. За три недели, негры выучились стрелять, худо-бедно ходить строем и решать простые тактические задачи. Предметом моей личной гордости была демонстрация перед восхищённым представителем заказчика, условного штурма здания группой особо одарённых подопытных. Негры шустро штурмовали фанерные перегородки, пользовались спецсредствами (муляж светозвуковой гранаты). В процессе лихо стреляли по мишеням, выскакивавшим в условных окнах здания и почти не мазали. Тогда Шериф мне премию наликом выписал, да ещё в американских рублях. Храню эти триста баксов в специальном прорезиненном мешке. Не скажу где прячу тот мешок, я человек застенчивый. Собственно после этого филиала цирка шапито мы и занялись скачками с место на место в Баконго. То ли ничего серьёзного шефу не предлагали, то ли ещё какая замута была. Платили скудно, но другой работы видимо не подвернулось.
  - Блин, а это ещё кто?..
  Удивлённый возглас Карпухина прервал мои невесёлые воспоминания о недалёком прошлом. Я увидел, что перед входом в блиндаж Шерифа стояло трое круто упакованных 'рэксов'(17). Все в дорогом американском камуфляже. От взгляда на их увешанные всякими модными примочками 'калаши' стало больно глазам, тоскливо на сердце и завидно в душе. Охранники выглядели предельно грозно, как это и положено при такой работе. Ещё по чеченской я на глаз определяю когда приезжает какое-то начальство. Дорогих тачек и шума вертолётных винтов не углядел, значит некто важный прибыл через северное КПП. А вот дорого экипированная охрана это однозначно признак начальства. Я придержал за лямку разгрузки рванувшегося было ко входу в блиндаж лейтенанта, поскольку знаю как ведут себя рэксы в обычной обстановке. Эти в лучшем случае попробуют драку затеять. Валя, как отставной десантник, не стерпит, а тогда и до стрельбы не далеко. Кивнув молчаливым бодигардам, я включил рацию и вызвал Шерифа:
  - Фадей в канале... Мы у входа...
  Старший из бодиградов, мужик лет пятидесяти с небольшим, сощурил на меня свои чёрные глаза и едва заметно усмехнулся. Между нами проскочил некий момент взаимопонимания. Двое его приятелей вообще не шелохнулись, смотря как бы сквозь нас с лейтенантом, выражая тем самым крайнюю степень презрения высшей касты преторианцев к оборванцам-варварам с окраин империи. Не ожидали от сермяжной 'махры' такого? Да, я почитывал в своё время умные книжки и сколько по голове не получал, кое-что запомнилось. Рация ответила двойным шипением в наушнике и вскоре из блиндажа вынырнул Шериф собственной персоной. Он указал на нас с Валентином и бодигарды как бы нехотя отступили. Всего на полшага отступили. Но теперь я знал, что пройти можно без недоразумений. Один из 'рэксов' забрал у нас с Валентином оружие и мы спустились в блиндаж.
   Внутри оказалось всё так же удивительно и богато, как и снаружи. Вдоль левой стены помещения стояло пять широкоформатных плоских мониторов с выведенными на них спутниковыми картами, там же сидело трое неизвестных мне парней, деловито щёлкавших по клавиатурам с модной подсветкой. В центре комнаты, у большого прямоугольного стола, с расстеленной на нём картой, стоял сам Шериф и двое незнакомцев в явно дорогих шмотках. Тот из незнакомцев, что стоял ближе всего к шефу, поднял на меня глаза и поджав тонкие губы что-то тихо спросил у Шерифа. Тот так же тихо ответил, махнув нам с Валентином ладонью, мол, подходите. Я внимательно рассмотрел обоих, явно оба наши, российские. Не знаю как, но наших могу узнать везде и в любом прикиде. Тот что спрашивал что-то у шефа, явно старший. Высокий, худой, широкоплечий с бритой наголо башкой и пронзительным взглядом глубоко посаженных грязно-зелёных глаз. Лет ему явно за пятьдесят, но следит за собой, никакого брюха и дряблых щёк. Второй гость явно из военных, по манерам не ниже полковника. Среднего роста, коренастый тоже бритый наголо, глаза чуть на выкате, водянисто-серые. Гости бледные, нашим местным загаром ещё не тронуты, оба страдают от местного климата, 'полкан' постоянно отирает лысину клетчатым синим платком. Старший же напротив, старается ничем не выдать своей слабости, хотя пот уже пропитал белую хлопковую рубаху, оставив мокрые разводы подмышками и на животе.
  - Евгений Петрович, это мои лучшие люди - Шериф указал гостям на нас с Валентином широким жестом - Комвзвода 'браво' старший лейтенант Карпухин. Отставной десантник, выпускник рязанского училища ВДВ и капитан Фадеев из Сибири, человек-отмычка.
  Тот, кого шеф назвал по имени отчеству, чуть удивлённо шевельнул густыми бровями и вопросительно посмотрев на Проценко кивнул нам с Карпухиным, но ничего не сказал. Зато 'полкан' оживился и состроив подобострастную улыбочку спросил, обращаясь к Шерифу:
  - Этот капитан, он чего у вас, типа вор?
  Проценко тоже растянул губы в улыбке, хотя по глазам было заметно, что вся эта встреча ему не особо по душе. Ответил шеф всё тем же бодро-елейным тоном, опять больше обращаясь к Евгению Петровичу:
  - Ну зачем же сразу вор! Капитан Фадеев у нас отвечает за обучение местного контингента. Он мой зам по боевой подготовке, может даже шимпанзе обучить стрелять из автомата и ходить строем.
  - Так это он обучал людей генерала Гвалы?
  Это подал голос сам Евгений Петрович. И сейчас в его глазах был уже неподдельный интерес. Он смотрел на меня изучающе, как если бы я был тем самым шимпанзе в зоопарке. И когда он сказал про Гвалу, то я уже про этот случай упоминал выше. Не горжусь тем, что дрессировал людей как безмозглую скотину, но раз поставлена задача, её надо так или иначе выполнять. К тому же, триста долларов это всегда триста долларов. А шеф после такого вопроса сразу приосанился и как-то стал даже чуть выше ростом:
  - Да, это именно он. Капитан Фадеев умеет найти подход к любому материалу и сделать из него что закажут.
  Евгений Петрович, кивнул не глядя на шерифа и снова пытливо уставившись на меня, спросил, сохраняя уважительно-заинтересованный тон:
  - Как вам это удалось, капитан?
  И тут я опять не сдержался. Как и в тот раз, с сыном шишки из штаба округа, будто невидимая рука мелкого беса потянула за язык:
  - В умелых руках и хер балалайка.
  На несколько очень долгих мгновений повисла звенящая тишина. Даже щёлкавшие по клавишам штабные связисты, казалось затаили дыхание. Само собой, я борзанул. Этот Евгений Петрович явно кто-то из наших новых заказчиков и человек точно не простой. А тут какой-то капитанишка в замурзанной 'камке' и сам как из канавы вылезший, вдруг выдаёт сермяжные перлы. И вдруг, 'полкан', подался чуть вперёд и заржал как конь. Смех его был таким заразительным, что вскоре смеялся уже сам Евгений Петрович, а следом робко заулыбался и Проценко. Кряжистый 'полкан' отсмеявшись, заговорил, всё ещё задыхаясь:
  - Ой блин, верно сказал капитан! Это совсем по-нашему!.. А если серьёзно, то как ты их построил-то?
  Поняв, что удача в любой момент может отвернуться, я как мог более нейтрально и внятно объяснил:
  - Личным примером в основном. Показывал как надо, они делали. Человек не обезьяна, дрессировке поддаётся куда лучше. В сжатые сроки обучить не проблема. Строем ходить, приёмы с ружьём делать, это в любую погоду. Но в бою эти салаги побегут, с этим ничего сделать за короткое время нельзя.
  Сказанное окончательно разрядило обстановку, в обращённых на меня взглядах гостей улавливалось неподдельное внимание. Евгений Петрович кивнул в такт каким-то своим мыслям и снова спросил:
  - Побегут потому, что боятся открытого боя?
  - Не совсем. Огневого контакта боятся все, даже профи. Но у солдат полного цикла подготовки, есть выработанные тренировками рабочие шаблоны поведения. Они хоть что-то вспомнят под обстрелом, а прошедшие сержантские курсы и подавно.
  - Есть способ заставить пару взводов новобранцев продержаться в бою хотя бы на первых порах. Чтобы не дрогнули сразу, не побежали?
  - Есть, конечно. Но затраты сразу вырастут. Один я не управлюсь, нужно ещё три человека в помощь.
  После этих моих слов, сказанных всё тем же безразличным, севшим от усталости голосом, гости переглянулись с Шерифом. Тот пожал плечами, как бы подтверждая мои слова. Евгений Петрович снова согласно наклонил голову и Проценко сказал уже мне:
  - Бери кого хочешь. Возьми у связистов карандаш и бумагу, присядь, подумай. Накидай мне список всего необходимого и завтра... уже сегодня в 08.00 приступай.
  Больше вопросов ко мне не было. Проценко увлёк к столу с картой Валентина и стал его расспрашивать про готовность его взвода, да про состояние транспорта. Я сильно не вникал, сосредоточившись на собственной задаче. Ясно было только одно: готовится некая акция, где мои будущие подшефные негры будут выполнять роль пушечного мяса. Мне предлагалось их натаскать на короткое боестолкновение, что в принципе выполнимо. Учили меня хорошо и на совесть, да и дрессировка это пускай муторное занятие, но местами процесс забавный даже. Составление списка много времени не заняло, так как ничего особо мудрёного не требуется. Дождавшись, пока Проценко отпустит Валентина, я подошёл к шефу и протянул листок исписанный моим корявым почерком. Шериф щурился, даже губами шевелил, пока разбирал мои каракули. Затем снова посмотрел на меня поверх края бумажки и уточнил:
  - Это всё?
  Ужасно хотелось есть и спать. Но больше всего конечно хотелось смыть с себя грязь, а там и усталость отступит. На язык снова просилась какая-то дерзость, но я сдержался до короткого:
  - Так точно, это всё.
  Шериф положил листок с каракулями на стол себе под руку и обернувшись к гостям заверил, что ничего особо затратного я не попросил. Однако. Евгений Петрович взял листок и пробежав его глазами с интересом опять посмотрел на меня и спросил:
  - Что вы заканчивали, капитан?
  - Новосибирское высшее общевойсковое командное училище.
  Гость опять удивился и даже сделал шаг вперёд, вплотную придвинувшись к столу. И 'полкан' тоже оживился. Видимо что-то вспомнив, он придвинулся к Евгению Петровичу и что-то прошептал тому на ухо. Высокий гость, с уважением гляну л на меня и уточнил:
  - Вы разведчик?
  - Никак нет. Окончил по специальности 'Управление войсками', у разведчиков своя кафедра.
  - Значит, будете заниматься по специальности?
  - Дрессировка в курс не входила, меня учили командовать нормальными солдатами. Цирковые номера, это скорее к чекистам.
  - Ясно... Но вы сможете натаскать местных за три недели как надо?
  - Они не разбегутся от первых выстрелов. Большего за такое время не сделать.
  Некоторое время, Евгений Петрович смотрел на меня, давя тяжёлым, немигающим взглядом. То ли из-за усталости, то ли по природному своему упрямству, я взгляда не отвёл. Гость чуть опустил подбородок и отступил назад, от чего его лицо скрылось в тени.
  - Хорошо... Спасибо, что ответили честно, капитан...
   Потом я вышел, забрал оружие у молчаливого бодигарда и отправился в душ. Да, здесь помимо прочего, был настоящий человеческий душ. Олигарх Лютиков не мелочился, базу развернули с размахом и удобствами. Вода была не речная, а из артезианских скважин, хотя из-за особенностей очистки, по-прежнему воняла хлоркой и была по цвету белой как молоко. Все остальные ребята уже дрыхли в довольно просторном сборно-щитовом домике, как раз на четыре рыла. Фыркая и отплёвываясь словно гиппопотам, я наконец-то смыл с себя грязь и частично накопившуюся усталость. Чуть тёплая вода взбодрила и я с удовольствием схомячил свиной гуляш из саморазогревающегося пакета, запив холодной кока-колой из банки.
  Пока мылся и питался, в голову лезли обрывочные тревожные мысли о складывающейся вокруг обстановке. Меня запрягли натаскивать без малого сорок голов пушечного мяса. Вместо обычного палаточного городка, нас привезли в почти что комфортабельный армейский лагерь, каковой в здешних краях себе могут позволить только пиндосы и бритты. Здесь только что вай-фай не ловит, да музыка из репродукторов не играет песни популярных американских исполнителей. Шериф явно вписался в чей-то большой расклад, это понятно. Но большая игра, это всегда высокие ставки. И сброд вроде 'D&S' обычно даже на порог такого казино не пустят с той мелочью, что есть у нас в карманах. При всём уважении к прозорливости Шерифа, его контора на роль игрока не тянет, разве что на разменную фишку в большой партии. Как это не противно осознавать, но Ван Дамм опять оказывается прав со своим нытьём. Коля даже лицом побелел, когда увидел куда мы прибыли. Он всё озирался по сторонам, глазел то на генераторную станцию, то на отдельный навес автопарка, где замерли два наших 'кентавра'. Испанцы шуршали вокруг своих машин даже в такой поздний час. Я сам видел, как в люки самоходок грузили боекомплект для орудия и пулемётов. Судя по карте, нас от границы с Конго отделяет даже меньше сотни километров. Грядёт серьёзный замес и я не удивлюсь, что весь наш отряд вольных кондотьеров разделит судьбу чёрного мяса, которое я подрядился натаскивать. Но как Проценко-то вписался в такой блудняк? Неужели старый, битый жизнью чекист не видит куда ступает? И тут же на ум пришла самая очевидная догадка, от чего губы сами собой расплылись в горькой усмешке. А что если Шериф решил сорвать большой куш напоследок и уйти на покой. Кинет нас в топку бесконечной заварухи, а сам свалит на голубом вертолёте с сумкой денег. Этот вариант был настолько правдоподобным, что у меня аж зубы заломило. И отсюда вытекал следующий вопрос, что делать мне, отставнику-неудачнику? Как остаться в живых и при этом не попасть под статью уже дома? Никаких здравых мыслей, кроме угона джипа с полным баком и прорыва в Конго пока не приходило. Зато сразу вспомнились местные бандиты, коих в приграничных районах как блох на дворняге. Нет, пока дёргаться не буду. Подожду развития событий, пусть всё идёт как идёт. Война план покажет.
  ... Первое построение новобранцев подробно описывать не буду, скучное и унылое зрелище. Опять же, на пересчёте голов выяснилось, что восемь человек уже успели дать тягу. Парни из взвода охраны уже поехали ловить, но скорее для проформы. Дезертирство в местных армиях это часть колорита. Хотя набор в армейку не слишком сильно отличается от того бардака, что творился у нас в девяностые годы. Правда опять же с поправкой на местные особенности: здесь это настоящие облавы, когда сначала вяжут всех подряд и везут в тюрячку. Потом уже отсеивают слишком старых, потом слишком больных, в последнюю очередь детей и попавшихся под горячую руку баб. Ну ещё выкинут на помойку трупы тех, кто транспортировку и хранение в переполненных камерах не сдюжил. Остальные получают форму и первую настоящую обувку в своей жизни. А потом как карта ляжет. Кто-то обучится и станет матёрым солдатом, многие научатся стрелять и сбегут с оружием в банду, либо соберут свою кодлу из таких же прошаренных. На плохо пока утоптанном плацу перед нами стояло семьдесят два рахита с квёлыми, помятыми от недосыпа лицами. Обычно командир обращается к новобранцам с ободряющей речью. По первости я тоже так делал, но быстро понял, всю бесполезность этого. Поэтому кивнув Ракитину, мол переведи, я сказал коротко:
  - Те из вас, кто не сбежит и не сдохнет, станут солдатами! Подчиняйтесь и всё будет хорошо.
  Гена рыкнул что-то на местной мове и по нестройным рядам салажни пронеслось лёгкое роптание. Потом я кивнул Дятлову и Серёге Абрамовичу, чтобы начинали. Три часа к ряду, мы тасовали негров по размеру, по росту и степени пригодности. К вечеру, с небольшими перерывами на обед и ужин, удалось наметить первые контуры будущих взводов, примерно определить специальности солдат. Из начального числа новобранцев по усиленному варианту удалось собрать три неполных взвода по двадцать человек в каждом. Остальные не годились даже в качестве живых мишеней, от истощения еле переставляли ноги, у троих обнаружились какие-то болячки. Отсеянных сразу погрузили в кузов старенького 'доджа', помнившего ещё самого Черчилля и увезли из расположения. К 19.00 я еле переставлял ногами, в глазах рябило от того количества чёрных физиономий и стойкого запаха немытых тел. Процесс дрессировки начался...
  
   В домике, где нас изначально разместили, было четыре кровати. Именно кровати, а не нары, как обычно, более всего пленили моё сердце едва я в первый раз переступил порог нашего бунгало. И сейчас, упав мордой в тощую но довольно плотную подушку, я отключился испытывая благодарность к олигарху Лютикову. Богатей явно понимал, что если русскому человеку дать минимальный комфорт, от которого воротят нос амеры и прочие педоевропейцы, русский свернёт горы и повернёт реки вспять. Мне обычно ничего не снится. Мозг и вес остальной организм устаёт настолько, что не может видеть сны. Так было и сейчас: сознание просто покинуло тело и я как будто уже умер.
  - Диня, вставай!.. Ну задрал, вставай уже!..
  Голос Серёги, окрашенный в явно просительные интонации донёсся сквозь приятную темноту и похерил всю красоту коматозного состояния. Первым делом, я потянул за ремень автомат, скрытый под кроватью. Перед сном, я делаю из оружейного ремня петлю и оборачиваю её вокруг руки, а автомат прячу под койкой. Главное, чтобы на виду не лежал, когда убивать придут. Ещё миг и 'нуф-нуф' уже у меря в руках, предохранитель спущен, сквозь прижмуренные веки ищу цель.
  - Дэн, ты больной!..
  В голосе Абрамовича уже страх, я вижу как смутная тень метнулась влево и только теперь понимаю, что вокруг уже утро и врагов нет. Щёлкаю предохранителем, сажусь на постели и наконец-то нормально открываю глаза. Напротив стоит Серёга с кружкой-термосом в одной руке и бутербродом с колбасой и сыром в другой. Мне становится совестно, продрых считай часов десять, парни уже уродуются с негативами на плацу, а я всё ещё тут. Видимо выгляжу так себе, это заметно по жалостливому выражению лица Серёги. Тот протягивает мне кружку и бутер, от первой тянет кофе, от второго одуряюще пахнет мясом и сыром. Хлеб местный реальное говно, похож по вкусу на картон пополам с древесными опилками. Но сыр и колбаса отличные, это надо признать. Отпиваю первый большой глоток, кусаю первый огромный шмат бутера. По венам бежит заряд бодрости и живительного тепла, в желудок бухается запас калорий. Пробуждается чувство вины пополам с ощущением бесконечной благодарности:
  - Серый, прости. Дурак, исправлюсь. Чё там со стадом, кто в лавке остался?
  Абрамович взял свою кружку, тоже прихватил крепкими зубами бутерброд взятый с тарелки на раздвижном столике и оседлав тонконогий пластиковый стул, ответил:
  - Ван Дамм старается за всех. Набрал негативов из тех, что покрепче и мордует их в своё удовольствие. Генка с пулемётчиками занимается, благо их не особо много. Остальные помогают индусам со стрельбищем и полосой препятствий, то бишь землю роют.
  Я удовлетворённо кивнул. Постройка полосы препятствий силами нашего сапёрного взвода, было в числе требований предъявленных вчера Шерифу. Капитан Лакшай своё дело знал туго, как впрочем и его соотечественники. Как-то индусам всегда удавалось найти общий язык с местными. Ставлю рубль против полушки, негры уже запряжены и к вечеру полигон и стрельбище будут полностью готовы.
  - Лады... Ты тоже доедай и подтягивайся, будем вместе страдать.
  - Так мне в автобат надо...
  - Серёга, не смешно.
  - Ладно, пошли...
  Допив кофе и сжевав ещё три огромных бутера с сыром и копчёной колбасой, я облачился в пропахшую потом сбрую, одел бейсболку козырьком назад и вышел на улицу. Здесь уже было жарко и душно. Скрипнула дверь и наружу выбрался Серёга, надвинувший выгоревшую панаму почти на самый нос. В бунгало кондиционера не было, но всё же стоял какой ни какой вентилятор гонявший горячий воздух. Привычно раздышался и пошёл к южному КПП, за которым был мой новый цирк шапито. Абрамович плёлся следом, время от времени жалобно поскуливая что-то насчёт запчастей и продувки фильтров кондиционера в нашем 'мародёре'. Однако я был глух к стенаниям товарища, дрессировка дело муторное и в одно рыло страдать я точно не буду.
   До лагеря было полкилометра с небольшим и за воротами я перешёл на бег, под страдальческие стоны Абрамовича. Тот ненавидел марш-броски всеми фибрами своей железячной души, в то время как я уже привык бегать даже на жаре. Я закурил и пыхал дымом на бегу как паровоз. Серёга косился на меня почти с ненавистью, но тоже бежал, время от времени сбавляя темп, но не сильно отставая. Выпустив клубок дыма, я крикнул, обернувшись через плечо:
  - Давай Серый, вперёд! Не посрамим цвет отечественного наёмничества!..
  - Да... да пошёл ты!..
  - Ничего, брат!.. Война - фигня, главное - зарплата!..
  Серёга морщился, пыхтел натужно сопя, щурился от набегавших на него клубов табачного дыма и отмахивался руками от заинтересовавшихся нами мух. Репелленты от насекомых здесь помогают не то что бы на сто процентов, жуки и мухи вьются рядом но всё же не садятся. Однако же вид их не особо приятен, тут не поспоришь. Вскоре мы добежали до КПП, где нас встретили Боря Самойлов и молдаванин Мирон Олтяну. Ребята были из сводного взвода охраны, составленного из бойцов отряда с бору по спичке. С обоими мы редко пересекались по службе, знаю только, что Мирон в смутные 90-е осознал себя румыном и эмигрировал. Но чего-то там не срослось и Олтяну подался в Легион. Молдаванин мужик не особо рослый, худой и жилистый. Вечно дует чарс(18), если где-то его найдёт. Но вроде никто по службе его за это не гнобит, значит знает свою меру и пацанов не подставляет. Наркота у нас не приветствуется, но чарс и трава они в любое место дорожку проторят. Ну а Боря - хохол, но какой-то совсем не правильный. Вечно он то что-то потеряет, то забудет, то его местные обжулят с обменом валюты. Однако пулемётчик от Бога, тут без балды. Помню как он из станкового 'крупняка' аэроплан сбил. Я первый и последний раз видел, как из обычной станковой 'двойки'(19), сбили набирающий высоту самолёт. До него по дальномеру было ровно 1200 метров. Но Боря как-то по особому сощурился, погладил свой 'браунинг' по ствольной коробке и дал прицельно три коротких очереди. Аэроплан развалило на три части, до земли вообще одна труха долетела. А в жизни да, Борис растяпа редкостный.
  Когда мы подбежали к джипу припаркованному у обочины дороги, Боря шутливо отсалютовал, сделав нам ручкой. Олтяну вообще едва повернул голову, в его мутных карих глазах читалось полное презрение к окружающей действительности. Борис чуть привстал, высунувшись из-за пулемётного щитка почти по грудь:
  - Здоровеньки булы, пан Фадей!
  - И ты иди на хер, Боря. Чего, споймали беглых-то?
  Боря сделал унылое, скучное лицо. Это наша давнишняя забава: он изображает хохляцкий суржик, хотя обычно говорит вполне чисто, а я как могу пытаюсь изобразить 'клятого москаля'. Развлекуха так себе, но как ещё разнообразить серые африканские будни. Вот и сейчас, Боре разве что соломенной шляпы и вислых усов для полноты образа не хватает:
  - Да шо мы, хворы чи шо?! Вони ж ночью побиглы, а у нас трохи батареи сдохлы, Ночников то рабочих и немае...
  - Ясно, значит сбежали негры в родную саванну.
  - Ой, да нехай соби тикають, воздух чище будэ.
  - Ладно, бдите тут. Где Лакшай?
  - Там... Вин нэгров запряг зимлю рыть... Дюже воны чахлы уси...
  Боря указал куда-то себе за спину. Метрах в пятидесяти от дороги, я увидел копошение тел и холмы, состоявшие из перекопанной земли. Чуть в стороне от грандиозной стройки стоял бортовой грузовик в кузове которого стоял невысокий человек с каким-то рулоном белой бумаги в руках. Я подмигнул отдышавшемуся уже Серёге и мы шагом пошли в ту сторону, держа курс на грузовик. Со стороны, наш индийский коллега по опасному бизнесу, более всего походил на английских колонизаторов, как их раньше изображали на карикатурах. Не по внешнему виду, тут всё стандартно: амеровский 'марпат', кепи и автомат на длинном ремне у бедра. Но вот закатанные по локоть рукава куртки и командный голос, придавали индусу некое неуловимое сходство с его бывшими британскими угнетателями. Он ловко что-то орал на местном наречии и негры внизу как могли шустро выполняли приказы индуса. Лакшай носил тонкие усы и длинные курчавые бакенбарды. Глядя на него, ме всё время казалось, что вот сейчас заиграет колоритная музыка наш сапёр пустится в пляс, напевая что-то на своём индийском наречии.
  Когда мы подошли, Лакшай отвлёкся от своего чертежа и улыбнувшись отсалютовал нам чертежом чуть приподняв его вверх:
  - Намастэ, белые люди!
  Я не ударил в грязь лицом перед представителем братского народа и отчеканил заученный ещё в детстве лозунг советско-индийской дружбы:
  - Хинди - руси бхай, бхай!
  Для незнакомых с советским фольклором, переведу: русский с индусом - братья на век. Пока я переводил, мы все втроём немного поржали, что тоже было традицией. Когда каждый день смерть буквально сидит у тебя на шее, все эти расовые предрассудки с одной стороны выпячиваются до безобразия, когда мы подтруниваем друг над другом, а с другой перестают иметь хоть какое-то значение, когда кругом постреливают. Ведь не важно что Лакшай индус и кожа у него коричневая, важно что фугасы и мины он сечёт на раз и спасает лично меня и сидящих в броневике парней от полёта в рай. А ему в свою очередь плевать, что я русский и шкура у меня облупилась от местного солнца, от чего порой я похож на варёного рака. Важно, что я вовремя просёк засаду на повороте шоссе и мы с парнями задавили засевших там бандитов огнём и закидали гранатами. И это очевидно спасло Лакшая и его сапёров от болезненной смерти на солнцепёке. Бандиты вроде Айкоуна и Джелани просто обожают ловить иностранцев вроде нас, жечь их живьём. Или к примеру выпустив кишки штык-ножом, бросать связанными прямо на дороге.
  Отсмеявшись, мы отошли от грузовика в сторону, где небольшой ветерок сдувал назойливых мух и приятно освежал. Я достал пачку 'лаки', угостил сапёра и всё ещё обиженно сопевшего Серёгу. Закурили, посмотрели как негры роют яму для полосы препятствий и устанавливают грубо сколоченные секции лабиринта. Лакшай говорил по-английски с мягким булькающим акцентом, от чего я практически всё понимал как надо. Не шибко поднаторевший в иностранных языках Серёга стоял и молча слушал.
  - Адвик, можешь отрядить со мной десяток самых смышлёных салаг, есть такие в стаде?
  - О, их даже больше, Деннис! Некоторые даже знают несколько слов по-английски.
  - Это лишнее. Балу не плохо болтает на местном, если надо он всё им пояснит. Когда закончите полигон?
  - Думаю, уже завтра к 05.00 всё будет готово. Земля просохла, снаряды будут стоять по крайней мере недели две.
  - Больше и не надо. Главное, удели внимание траншее в конце. Воды нет, так хоть откосы пологие сделай, ведь переломаются все.
  - Хорошо, это уже есть в плане.
  - Тогда бывай здоров!..
  
   Дальше всё было по наработанной схеме. Я забрал десять негритят, которые действительно оказались смышлёными. Из них нужно будет подготовить тех, кто будет сержантами и обучит остальных обращаться с оружием. Огневой рубеж уже был готов, так что усадив негров за длинные столы из фанеры, я начал на пальцах показывать как обращаться с автоматом. Местные вояки пользовали китайские и советские 'калаши' разных модификаций. Здесь были старые АК-47(20) и более новые АК-74(21). Главное здесь помнить, что от новобранцев наши наниматели и сами местные царьки многого не ждут. Не разбегутся в первом бою и ладно. Кого подстрелят, тех сразу в утиль. Кто выживет - станет матёрым воякой, каких тут не мало. От меня и других инструкторов требуется дать азы, в самые сжатые сроки и вколотить науку убивать максимально крепко. Вот я и вколачивал с перерывом на обед и ужин. Где пантомима помогала, где лупить приходилось, увы, без звездюлей наука в салаг не входит никак. К вечеру, все десять негритят уже могли на скорость собрать и разобрать 'калаш' и пистолет Макарова(22), снарядить и разрядить полный боекомплект. За это время я выпил литров десять кофе, скурил пять пачек сигарет, но результатом был доволен. Занимавшийся с пулемётчиками Гена Ракитин тоже орал на своих подшефных. Но к вечеру его негры, так же шустро как и мои, управлялись с РПК и 'макаркой'. Первая и самая нудная часть работы была закончена. После таких нагрузок бежать обратно желания никакого не было, пришлось дожидаться пока сапёр закончит земляные работы и подбросит нас с Серёгой до базы. Уснул я в тот день тревожно, несмотря на усталость. Рука всё время непроизвольно тянулась к автомату и его нагретый металлический бок успокаивал. Не помню, как заснул в тот день, на душе было муторно и неспокойно.
  ... Суворов когда-то говорил, про лёгкий бой и тяжёлое учение. Старик лукавил, конечно. Война и военная служба в целом это вещи тяжкие, не многим под силу. Следующие две недели я с утра до позднего вечера учил салаг полевой тактике, работе в отделениях и повзводно. Голос сел настолько, что вне полигона мог общаться только шёпотом. Несколько раз приезжал Евгений Петрович в сопровождении свих бодигардов и низенького мужичка. Которого я окрестил 'полканом'. Представляться мне никто явно не спешил, так что прозвище вполне уместно. Гости ничего особо не спрашивали, но подолгу пялились на бегающих по полосе препятствий негров, о чём-то переговариваясь между собой. Я не особо возражал, какие могут быть развлечения в нашей глуши. А тут цирк с конями и вполне бесплатный. Так продолжалось ровно до начала последней третьей недели обучения. Негры мои заматерели, буквально летая по полосе препятствий, шустро отрабатывая взаимодействие подразделений, штурм укреплений и зданий. Кидали муляжи гранат кондиционного веса, тыкали во все стороны кольями изображавшими настоящее оружие(колья тоже весом со снаряженный 'калаш', чтобы не расслаблялись). Короче, всё по-взрослому. Конечно, здания заменяли макеты из палок, но в случае чего, мои архаровцы и настоящую глинобитную саклю штурмом возьмут, это я ручаюсь.
  И в понедельник на рассвете, пришла пора крещения огнём. Парни из взвода охраны уже гнали негров на полосу препятствий, те привычно трусили вперёд, явно ничего не подозревая. А наш е отделение в полном составе рассредоточилось вдоль всей полосы с оружием наперевес. Ради такого случая, загодя был пригнан 'мародёр' с 'крупняком' на турели. Как вы наверное могли догадаться, за пулемётом сидел Боря-хохол и злобно ухмылялся. Я взял в каптёрке обычный 'калаш' из тех, на которых учил негров обращению с оружием. Подсумки забил снаряженными 'рожками', подготовился, короче. Ван Дамм и Серёга с Геной, тоже взялись за оружие. Коллеги рассредоточились вдоль полосы препятствий, с независимым и отрешённым от всего земного видом. Негры, уже познавшие искусство бега в строю, радовали глаз почти стройными рядами. Я встал перед замершим строем и картинно расставив ноги, заорал по-английски:
  - Сегодня вы станете солдатами! Выполняйте приказы инструкторов в точности. За ослушание - смерть.
  Гена, стоявший у броневика, взял в руки мегафон и на местном языке повторил то же самое. Ряды новобранцев немного взволновались, но непохоже было, что мои слова их как-то напугали или насторожили. Я тоже оскалился, в предвкушении и махнул рукой, подавая знак Ракитину. Тот снова воздел 'матюгальник' ко рту и проорал:
  - Повзводно!.. Дистанция три шага!.. Вперёд!.. А-арш!..
  Выдрессированные за две недели новобранцы, привычно ринулись к полосе препятствий. Набирая разученный темп. Но на сей раз, всё было немного иначе. Что-то раскатисто щёлкнуло и из закреплённых на крыше второго 'мародёра' динамиков акустической системы, раздались хулиганские аккорды электрогитары и Юра Хой, солист группы 'Сектор Газа', заорал на всю саванну:
  ... Я ядрёный как кабан, я имею свой баян!..
   Я на ём панк-рок пистоню, не найти во мне изъян!..
  
  Негры сначала всё делали как положено, потом начали озираться, замедляя темп. И тут я взял автомат наизготовку и полосанул поверх кучерявых голов длинной очередью. Ради такого случая, я зарядил боекомплект через один трассерами. Зелёные росчерки понеслись очень близко к головам бегущих негров. Песня на секунду прервалась и Гена громко сообщил обосравшимся от страха новобранцам:
  - Делать всё как учили! Кто побежит не в ту сторону, будет убит на месте!..
  И они побежали. Юра Хой продолжал куражиться под пацанские запилы электрогитары. Мои коллеги палили низко над головами новобранцев. Которые с выпученными от страха глазами продолжали бежать. Потом ползать, потом прыгать и снова бежать. В довершение, когда негры форсировали полный грязи ров в конце полосы препятствий, злобно зарычал станковый пулемёт и у самой кромки рва взвились фонтаны грязи, взбитые тяжёлыми пулями. Негры заметались было, но у кромки рва стоял Гена с пулемётом наперевес и матюгальником на шее. Снова воздев мегафон к своей окладистой бороде, Ракитин заорал прямо в распахнутые от страха рты и глаза новобранцев:
  - Делать всё как учили! Вперёд, пристрелю!..
  Снова заговорил станковый 'браунинг', пули ложились удивительно кучно, едва не задевая поднятые над грязью руки с муляжами оружия. Наконец, негры полезли по откосу и вскоре стали собираться на пятачке возле рва. Но когда они выбрались все, Гена полоснул очередью из пулемёта у них под ногами а потом снова заорал:
  - Не стоять! Бегом к началу полосы! Делать всё как учили! Бего-о-ом!..
  Рёв музыки, перемежаемый автоматными и пулемётными очередями, продолжился. Три часа без перерыва негры бегали по кругу, постепенно привыкая к грохоту и свисту пуль над головами. Это очень важный момент, новички расслабились, приняли предложенный сценарий. И тут я добавил новый элемент, начав кидать взрывпакеты, во время бега и ползанья под колючей проволокой. Как и в прошлый раз, без косяков не обошлось. От звука первого взрыва, несколько новобранцев не выдержали и вскочив побежали. Двоих скосило пулемётной очередью, один схватил пулю в плечо и с воем покатился в ров с грязью. Я остановил упражнение, раненого выловили, но поздно: тот нахлебался грязи и утонул. Трупы оттащили в сторону и всё продолжилось снова. На этот раз я видел в глазах негров не только страх, но ещё и сосредоточенность. Они поняли, что пуля не убивает, если делать всё как говорят эти злые белые подонки. К вечеру, когда в горле першило от пороховых газов, а в ушах стоял непрерывный звон, над полигоном повисла звенящая тишина. Парни из взвода охраны погнали негров на помывку, а мы все вместе сидели возле броневиков с распахнутыми настежь дверями и молча крили, переводя дух.
  Я сидел на раскладном пластиковом стуле, в тени нагретого как мартеновская печь броневика. Остальные пристроились кто где, ребята молча курили, говорить не хотелось. А вернее, просто сказать было нечего. Никакой вины за погибших негров я не ощущал. Да, когда подобное произошло здесь впервые, были страх и чувство вины. Но только до тех пор, пока я не увидел, как трупы погибших на учениях просто скинули в неглубокий ров и присыпав негашёной известью, чтобы не привлекали хищников, закидали землёй. Никто не горевал, не бил в барабаны и тому подобное. Вспомнилась Чечня, забитый трупами наших солдат подвал пятиэтажного дома. Тогда было холодно и сыро, смотреть на искалеченных мёртвых пацанов на трезвяк было невозможно. Но когда начался миномётный обстрел, я и ещё несколько солдат из моей роты укрылись среди трупов, чтобы не лечь рядом. И сейчас, когда прошло много лет, бросилась в глаза эта разница в отношении у нас и у местных. Здесь ничья жизнь не имеет слишком большого значения. Местные живут даже не одним днём, а каждым мгновением. Но отморозком по этой части я стал не там, дома а именно здесь. Стал равнодушным когда увидел, как о какого-то редкого кишечного паразита в корчах умерло сразу несколько наших пацанов. Они даже не пили эту воду из местной колонки в какой-то деревне, а просто умылись и почистили зубы. Этого хватило, чтобы спустя двое суток изойти кровавым поносом и умереть. И вот, стоим мы, смотрим на трупы завёрнутые в брезент и понимаем, что за трупами вертушку никто не пришлёт и памятник с жестяным крестом под родными осинами никому из покойников не светит. Да, вы правильно догадались: ров, известь и большой крест из кривых сучьев. Только ров был поглубже, а крест старались сделать поприметнее. Якобы чтобы потом вернуться и всё-таки организовать доставку тел на родную землю. Пацаны до сих пор там, в саванне. Но скорее всего могилу таки разрыли гиены и растащили кости по округе. Страшно думать о таком только первые две недели, потом привыкаешь. И не паришься по поводу чужих смертей. Это просто честнее, нежели пустое заламывание рук.
  От выпитого кофе рябило в глазах, гулко бухало сердце, колотясь о пропитанную потом и пылью разгрузку. Машинально потянулся за сигаретой, но во рту была такая помойка, что пронёс ладонь мимо и поскрёб затылок.
  - Будешь?
  Перед носом возникла волосатая лапа Ракитина с зажатой в ней флягой. Японский дракон с татуировки дразнился высунутым красным языком, как бы говоря: дёрни чутка, Дэн, ты заслужил.
  - Ага... Спасибо, Гена...
  Во фляге был не кукурузный самогон, а вполне приличный вискарик. Я сделал два приличных глотка, потом скосил взгляд на Генку, то хоть и покривился, но смолчал. Нет, под вечер приколов не хочется. Я вернул фляжку Ракитину, ощущая во рту приятный терпкий аромат дубовой бочки и чего-то ещё. Не ценитель тонких вин, но здесь чувствовалось, качество. Указав пальцем на флягу, замечаю:
  - Хорошее пойло.
  Несмотря на общую усталость, Генка вдруг приподнялся подножки броневика и возмущённо возразил:
  - Какое пойло, это Чивас двенадцатилетний! С вами с быдлом только поделись нектаром, всё опошлите!
  Доставать Ракитина опять же по причине сильной усталости не хотелось. Я махнул рукой, как бы отгоняя возмущённые слова Геннадия:
  - Да ладно тебе, не злись!.. Где взял то, аристократ духа?
  - Ну... Это Леонид Михайлович принёс... Там коробка целая в бунгало стоит. Я же последним уходил. Вот он и занёс, мол, презент от заказчика. Больно ему твоя метода по обучению негров понравилась.
  В этом весь Ракитин: что плохо лежит и не приколочено гвоздями, он тут же стащит и присвоит. И главное, даже словом не обмолвился, гад. Всей душой хотелось дотянуться и сделать прощелыге сливу вместо носа. Но опять же, сил на справедливое наказание уже не осталось. Поэтому я остановил руку и поскрёб грудь под жилетом. Оглядев разомлевших от усталости и дорогого бухла 'солдат удачи', я предложил:
  - Надо до хаты двигать, мужики. Грязь просится обратно в землю, надо ей помочь.
  ...Однако сразу вкусить блага цивилизации в тот день не получилось. По приезде в расположение отряда, я нашёл у порога нашего бунгало вестового из взвода охраны. Это был один из неразговорчивых парней-сербов. Братья-славяне прибыли в Африку чуть позже чем я. Но как-то сразу заслужили доверие Шерифа. Он зачислил пятерых сербов в свою личную охрану. Ходили слухи, будто бы все пятеро нукеров служили в сербском спецназе, но так ли это никто не знал. Парня который пришёл с вестями от начальства, звали Зоран. Высокий, худощавый с курчавой чёрной шевелюрой и смуглым лицом. Молодой, на вид лет двадцать пять не больше. По-русски он говорил плохо, но всё понимал. По боевой части мы ни разу прямо не соприкасались, поскольку охранники шефа на боевые с нами сермягами никогда не ходили. Зоран кивнул как-то так, что вроде поприветствовал всех нас, но обратился именно ко мне:
  - Здраво, капитане!
  - Здоров, коли не шутишь.
  - Командант зове код себе. Треба ичи сада... срочно!
  - Ладно, пять сек подожди...
  Я зашёл в бунгало. Взял из тумбочки непочатую пачку сигарет и початую коробку мятных пастилок. Во рту реально будто кошки насрали. Коллеги было засуетились, но я успокоил, предстать пред светлые очи начальства нужно было только мне одному. Пока шли к блиндажу, я даже немного отдохнул, хотя мысли о горячей воде и жёсткой койке всё же смущали усталый разум, не без этого. У входа опять тёрлись те самые трое 'рэксов', так что я не тратя времени даром отдал им оружие, нож и три гранаты, как и в прошлый раз.
  - А вот и наш кудесник! Капитан Фадеев, мои поздравления. То, что вы сделали с новобранцами за такое короткое время, это просто чудо!
  Евгений Петрович первым пошёл мне навстречу и лично пожал руку. Про себя я подумал. С чего бы такая честь и мыть после этого руку или нет. А ну как пожатие руки олигарха, приманит ко мне тучу бабла? Нет, ну серьёзно. Я ответил в том смысле, что это же моя работа и бла-бла-бла. Но Лютиков замахал руками и ещё минуты три хвалил меня на все лады. В блиндаж вошёл Шериф с кипой бумаг в которых я узнал товарные накладные. Такие используют в грузоперевозках. Здесь они печатаются на бланках ядовито-жёлтого цвета. Увидев Проценко, олигарх как-то сразу обрёл холодный и деловой вид, отойдя в сторону. Шеф же напротив, подошёл ближе и потряхивая кипой накладных, сказал:
  - Денис, ты с Зораном и его парнями, едете получать запчасти. Дело срочное, нужно отправляться через час.
  Отнекиваться и говорить о своей усталой спине, ноющих ногах и вообще преклонном возрасте, в отряде было не принято. Я молча пожал плечами:
  - Есть... дайте только пятнадцать минут на душ. Реально надо смыть грязюку.
  - Хорошо, но давай в темпе.
  - Есть в темпе...
   Моясь под слабым напором едва тёплой воды воняющей хлоркой, я думал о предстоящем деле. Запчастями на жаргоне наёмников называют стрелковое оружие и лёгкую артиллерию, вроде безоткатных орудий. Если вы хоть раз видели ящики со стреляющими железками, то знаете как выглядят автоматы и винтовки: всё блестит от смазки, всё в провощённой бумаге и похоже на оружие. Но то в армии, или там в кино. Оружие к нам, наёмным псам войны, поступает в полном разборе на мелкие запчасти и как оружие не выглядит. Это называется английским словом 'kit' или по-русски 'комплект'. Всё так сложно потому, что международное законодательство крайне щепетильно относится к торговле оружием. А вот запчасти к нему, это совсем другое дело. Более того, танки и пушки разобранные до крайней степени узнаваемости продают как сельхозтехнику и всех всё устраивает. Так что мы ехали именно за таким набором деталей. В накладных они значились как 'булгариан кит' - для автоматов и пулемётов, а так же 'чайниз кит', это для миномётов и безоткатных орудий. Я в данном случае нужен как стрелок, чтобы выявить некомплект в случае чего. Работа предстояла грязная и крайне неблагодарная. А уж сколько возни будет со сборкой и грубой пристрелкой, так и не передать цензурными словами.
  ... Облачившись в свежее, однако напялив поверх пропотевшую разгрузку, я отправился на стоянку, где уже ждал Зоран с остальными нукерами. Под парами стояло два грузовика с крытыми брезентом кузовами. В кабину передней машины я садиться не стал, вежливо отказавшись. Зато в кузове второй машины устроился вполне вольготно, благо ехать до пункта передачи груза, было часа три. Заодно и высплюсь, подумалось с надеждой на лучшее.
  
  
  
  
  
  
  30 сентября 201.. года. 10:24 по местному времени. Африканская демократическая республика Баконго, Префектура Лобайю, 75 километров к югу от конголезской границы. Передовая оперативная база ЧВК 'Центурион'. Денис Фадеев - великий белый охотник.
  
  
  ... Про то, как мы с сербами принимали груз оружия говорить особо нечего. Работа это рутинная, местами грязная и очень нудная. Из примечательного стоит отметить супервайзера Клима Бородина, который и торговал этими самыми наборами запчастей. Он из так называемых фанатов своего дела. В наш век узколобых специалистов, Клима можно назвать 'человеком эпохи возрождения'. О чём бы не начинался разговор, Бородин всегда знает самую суть предмета. В этом его фишка, за это его и ценят поставщики 'запчастей' и мы, конкретные потребители.
  Когда мы прибыли на место встречи, Клим с его людьми уже был там. Его колонна из двадцати крытых фур, более всего напоминала восточный караван. Машины все как на подбор старые, частью наши 66-е 'ГАЗики', частью ещё ленд-лизовские американские 'шевроле' С-15. Ещё было человек двенадцать охраны на четырёх пикапах 'тойота', все как на подбор из кенийских масаев. Сменили копья и луки на китайские 'калаши', но суть осталась та же: дикари с покрытыми ритуальными шрамами лицами и руками. Одеты бойцы как попало: разгрузка на голое тело, драные шорты и сланцы из автомобильных покрышек. Не потому, что не могут позволить что-то получше, просто им тут так удобнее. Свирепые пани, воюют с самого детства, ничего кроме этого не умеют. Само собой, это не коммандос белых людей. Здесь умеют в тактику только двумя способами: навалиться скопом и задавить числом, либо ударить из засады, а потом быстро сбежать. Клим держит масаев исключительно ради репутации. Настоящую защиту ему обеспечивают барыги рангом повыше, на которых Бородин шестерит уже лет двадцать, если не больше. Стрелковое оружие в Африке это самый ходовой товар первой необходимости, котируется наравне с продовольствием. Этот бизнес даёт крутой доход всем, кто им здесь занимается. Торгуют оружием все: местные вояки, правительства, филиалы крупных западных и восточных корпораций, которых крышуют их правительства. Бородин и даже его кураторы, это всего лишь макушка верхушки айсберга. Продают почти всё, здесь очень мало ограничений. Само собой, ядерную боеголовку или бочку с современным нейропаралитиком вам никто не продаст ни за какие деньги, тут дураков нет. Это же касается и сложных в эксплуатации оружейных систем. Вроде ракетных комплексов и самолётов с танками. Вся Африка воюет исключительно старьём 40х-70х годов прошлого века. Нет, исключения есть, однако их не так уж и много. Местные порой читать-писать не умеют, не то чтобы за вычислительный комплекс зенитно-ракетного комплекса сесть. К тому же, очень немногие страны могут позволить себе обучать свои кадры. Это дорого и очень долго. Здесь только ЮАР могла себе такое позволить, но после ухода белых с основных постов, все технологии и цивилизация плавно перетекли в частный сектор, качество армейской подготовки там сильно упало. В своё время Советский Союз очень помогал, мы вытаскивали негров из каменного века и учили их буквально вытягивая за уши в ХХ век. Но Союза больше нет, а современная Россия бесплатно никого не учит, да и качество этой учёбы стало так себе. Поэтому Бородин и его хозяева процветают, торгуя старьём без всяких гарантий. Сам оружейный барон выглядел не особо презентабельно: застиранная рубаха с коротким рукавом цвета хаки, такие же шорты в пятнах масла и прожжённые в нескольких местах, на боку длинная деревянная кобура с отстёгнутой крышкой. Клим фанат немецкого военпрома времён Великой Отечественной, в кобуре у него длинноствольный 'парабеллум'(23), на голове пробковый старомодный шлем. Бородин пыхтит вонючей мексиканской сигарой, покрикивает на снующих возле машин грузчиков. Тощие негры перекидывали ящики с деталями из грузовиков под длинный брезентовый навес, под которым расстелен ещё один длинный кусок той же ткани. Бородин протягивает мне кипу накладных:
  - У меня всё как в аптеке, комплект для восьмидесяти стволов. - Клим махнул рукой в сторону колонны машин - Миномёты там, в хвосте. Прицелы будешь проверять?
  - Само собой, показывай...
  Миномёты БМ - старые, ещё советского производства(24), но поставлялись с китайских складов хранения. Во время корейской войны мы много чего китайцам слили, это добро до сих пор стреляет и больно бьёт. Прицелы с северокорейской маркировкой, более новые, на клеймах стоит 1977 год. Их Бородин возил отдельно и своим грузчикам особо не доверял. Дважды я проверил всё ли на месте, обычно не хватало резиновых наглазников и крепёжных винтов. Но в этот раз всё было почти нормально, я даже подивился. Заняла вся эта канитель минут сорок, может чуть больше. Отстрел на месте именно для миномётов смысла не имеет. Трубы на дефекты так и так все не прозвонить. А оптику я осмотрел так тщательно, как только возможно, тут всё было в ажуре. Серьёзная подлянка могла быть в вышибных патронах или самих минах, но это уже головняк начальника службы артвороружения на базе. Мы с барыгой спустились из кузова его личного пикапа на грешную землю и закурили. Вернее, это я закурил свои плебейские 'лаки', а Бородин так и жевал свою вонючую сигару, морщась от уносимого в его сторону дыма моей сигареты. Я смотрел, как сербы гоняют бородинских сборщиков, заставляя тщательнее счищать смазку с деталей. Клим покрутил длинный вислый ус и спросил:
  - Чего так мало в этот раз?
  - Вопрос не по адресу. Я вообще сейчас дрыхнуть должен. Завтра опять слаг по полосе гонять, а у меня в глазах всё плывёт от недосыпа.
  Бородин понимающе кивнул и запустив толстую волосатую лапу в карман шорт, вынул полную упаковку 'сиднокарба'. Круглые зелёные капсулы весело сверкнули на солнце, как бы подмигивая: я помогу, выпей меня!
  - Благодарочка, господин хороший! Без таблеток я никто.
  - Да не вопрос, у меня этого добра хоть жопой жуй...
  Выдавив сразу две таблетки из блистера в ладонь, я с хрустом разжевал горькие пилюли, протолкнув образовавшийся комок горечи в горло глотком тёплой воды из фляги. Сиднокарб штука не весёлая. Кайф с него не поймать, зато на какое-то время здорово прочищает мозги. Если дёрнуть после еды - пронесёт не хуже слабительного, но кто предупреждён, как говорится... Закрыл глаза и добил сигарету тремя долгими затяжками. С выдохнутым через ноздри дымом ушла вялость, захотелось даже помочь сборщикам, чтобы время шло быстрее. Но сдержался, зная, как потом это аукнется в отходняке. Башка будет трещать, это к гадалке не ходи. Поймав себя на мысли, что уже добрых пять минут я перебираю стопку накладных и тупо пялюсь на разноцветные листки документации, я быстро нашёл нужный и с деловым видом спросил:
  - Клим, что там с безоткатками, опять это древнее говно мамонта?
  Барыга лишь беззаботно пожал плечами, ему было вообще пополам, что и кому продавать, лишь бы денежки капали на счёт.
  - Обычные карамультуки, всё в рабочем состоянии. Не новьё, конечно, но стрелять будет. Я даже пяток фугасов для теста приготовил. Пальни вон по кустам, в качестве проверки, если охота возиться.
  Я снова поморщился, хотя голова больше не болела. Барыга прав, безоткатки проверять придётся. Если с миномётами всё проще и любой критичный дефект можно найти при осмотре, то с пушками всё сильно иначе: ствол может быть с кавернами или полостями, посадочное место прицела раздрочено так, что стрелять можно только прямой наводкой и всякие прочие 'радости'. Молча кивнув, я пошёл к двум самым дальним грузовикам, где тоже шла разгрузка. Два из пяти орудий были уже собраны и поставлены на станок. Щуплый мулат в шортах и засаленной майке со слабо видимой надписью 'пепси-кола' на впалой груди, старательно прикручивал оптику к длинной шайтан-трубе. Когда я приблизился, фанат американской шипучки шустро подбежал, залопотав что-то по-французски. Но поняв, что я ни бум-бум, быстро перешёл на ломанный английский:
  - Орудия уже совсем будут готовы через двадцать минут, са!
  Эта местная привычка вместо 'сэр' говорить 'са', меня поначалу даже забавляла. Но когда я и сам несколько раз это произнёс в разговоре с белыми иностранцами и увидел реакцию, сразу стал одёргивать себя. Кожа у этого негра была сильно светлее, чем у остальных рабочих, а на приплюснутом носу криво сидели круглые бифокальные очки. Видимо так посадил себе зрение, что без окуляров не видит ни хрена. Кивнув, я подошёл к собранным пушкам и стал их осматривать. В этот раз, Шериф закупил китайские 'Тип 65'(25). Не скажу что это мегакрутая вундерфафля, но в принципе из такого можно поджечь почти любой танк или БТР который сейчас есть на вооружении у Конго или Судана. Конечно, с нашим экспортным Т-72(26), или китайским Тип 85(27) эта шайтанка не совладает, но всё остальное пробьёт как положено. Да и где то новьё, ещё надо выяснить. Сколько здесь воюю, ни разу ничего новее Т-55(28) не встречал. Откинул замок, заглянул в ствол. Потом осмотрел как закреплён прицел, повертел ручки наводки, вроде всё работает и ничего не отваливается. При этом, негр постоянно маячил за плечом, лопоча что-то по-французски. Отмахнувшись, я указал сборщику на остальные ящики с ещё несобранными пушками:
  - Погоняй своих работников, время - деньги! Цигель-цигель! Ай, лю-лю!
  При слове 'цигель', негр на короткое время замер на полушаге(29). Но увидев, как я показываю на наручные часы и делаю нетерпеливый жест рукой, понятливо закивал и побежал суетиться дальше. Я снова закурил, опустив на глаза солнцезащитные очки. Когда поехал сюда, приобрёл себе дымчатые 'гаргойлы'(30) и ни разу не пожалел. Линзы не шибко бликуют, да и видно всё в приятном зеленовато-сером спектре. Солнце уже начало зверски припекать, над землёй поднималось еле видимое марево. Грузчики уже вытащили из кузова грузовика все ящики с запчастями оставшихся пушек и теперь курочили тару фомками. Чтобы разогнать вновь накатывающее оцепенение, я прошёлся вдоль колонны, отмерив туда-обратно тридцать шагов. Но от счёта стало ещё больше хотеться спать, так что я снова потянулся за сигаретой когда от головной машины послышались разноголосые выкрики, а затем беспорядочная стрельба из всех видов оружия. 'Нуф-нуф' мгновенно оказался у меня в руках, опустить предохранитель вниз тоже было делом доли секунды. Оценив, что выстрелы раздаются справа, я забежал за грузовик так, чтобы цепочка машин оказалась между мной и предполагаемым противником. На оружейные конвои довольно часто нападают именно на привале, это здесь не редкость. Покровители у Бородина могут быть соль угодно могучими и страшными, однако всегда найдётся несколько отморозков, желающих испытать удачу.
  - Да не палите все разом!.. Уходит же зверюга!..
  Это барыга орал во всё горло, попутно стреляя из своего раритетного пистолета. Бородин как-то давал мне пострелять из 'парабеллума', так что звук этого оружия мне был хорошо известен. Стрельба тем временем не стихала, но что-то здесь было явно не так. я высунулся из-за борта машины, поняв, что в ответ по колонне никто не стреляет. Это конвойщики и даже наши сербы побросав всё стреляли куда-то в сторону зарослей кустарника и длинной цепочки низкорослых деревьев, метрах в ста от дороги. Я вышел из-за укрытия и подошёл к пикапу, в кузове которого стоял Бородин и палил из пистолета, вполголоса матерясь. Заметив меня краем глаза, он опустил пистолет и сообщил:
  - Лев вышел прямо к мусорной куче. Мои остолопы не закопали объедки как положено, запах его и привлёк.
  - Лев? Ну в смысле, настоящий Симба как в кино?
  - Ты чего, с дуба рухнул? Сколько ты уже в Африке?
  - Четвёртый месяц.
  - И льва не встречал?
  - Не... Только гиены, да змеи ядовитые... ну ещё пауки и гнус местный.
  - Повезло... Лев он башку срезу откусит... - Бородин снова встрепенулся, вскинул пистолет но снова опустил - Спрятался вон в тех кустах... метров двести. Не дострелю, да и эти остолопы не попадут.
  Я вынул из кармана штанов портативный бинокль, посмотрел в ту сторону, куда указал Клим. Кусты там шевелились против ветра, выстрелы только отогнали зверя, но не заставили его уйти. Такого бесстрашия я даже дома от медведей не встречал. Все боятся человека и его огненной палки. Грузчики и сборщики собрались в две кучки и возбуждённо гомонили, размахивая оружием. Однако никто так и не решился пойти к рощице и добыть лёвушку. Тогда-то мне в голову и пришла одна идея. Барыга всё ещё всматривался вдаль, я тронул его за ногу и спросил:
  - Снаряды для безоткаток какие приготовил?
  - Да фуги обычные... А что?
  - Так стрельбы-то надо проводить. Негры уже все пушки собрали, заодно и льва твоего потревожим.
  Глаза барыги сначала расширились в изумлении, а потом сощурились так, то Бородин стал похож на хитрого татарина какими их рисуют на карикатурах. Он сноровисто спрыгнул на землю и махнул мне рукой:
  - Щас всё будет!..
  ... Снаряды для безоткатки больше похожи на миномётные мины: оперение, узкая задняя часть, вес опять же. Все пять выстрелов, Бородин принёс когда я с помощью грузчиков и очкастого мулата, установил сразу две шайтанки на небольшой пригорок, недалеко от дорожной обочины. Места здесь безлюдные, так что особо стесняться некого. Я зарядил обе пушки, покрутил ручки наводки и взял куст где прятался лев на прицел. Бородин ходил неподалёку, с нетерпением потирая руки. Я взялся за шнур спуска и отойдя на положенный десяток шагов дёрнул. Выстрел оказался непривычно громким. Двести метров, расстояние для безоткатки пустяковое, тем более если бить осколочно-фугасным снарядом. Там разлёт осколков метров пятьдесят, так что льву должно было хватить за глаза. Но снаряд пошёл значительно левее укрытия хищника. А чего вы хотели? Я же не артиллерист, навёл как учили. Но зверю оказалось достаточно и он метнулся в сторону. Однако второй пусковой шнур был тоже у меня в руке, так что следом за первым выстрелом последовал и второй. Снова бахнуло, вонь от сгоревшей взрывчатки обдала затхлым и кислым.
  - Попал! Ах, чертяка, попал!..
  Второй снаряд тоже точно в куст не попал, но фугас всё же это не точное оружие, тут главное чтобы накрыло. Лев валялся ничком на земле, дёргая задними лапами. Видимо цепануло осколками, причём насмерть. Само собой, все сразу побежали смотреть. Я не особо торопился, куда лев теперь убежит. Шёл спокойно, закурил снова. Сигаретный дым снова стал напоминать по вкусу жжёный навоз, пора завязывать, а то это пытка, а не удовольствие. Аккуратно затушив сигарету о каблук, я спрятал чинарик обратно в пачку. Все расступились, когда подошёл великий белый охотник, то бишь я. Негры что-то весело и возбуждённо гомонили по-своему, Бородин тоже ходил вокруг туши кругами и радостно потирал руки.
  - Ай да Фадей! Завалил, таки, зверя!
  Я присел возле мёртвого льва и с любопытством осмотрел тушу. Осколками посекло левый бок, но сильно шкуру подпортило. Возле головы льва растеклась большая лужа крови. Я присмотрелся внимательнее и понял как было дело. Первым выстрелом льва посекло мелкими осколками, тот вскочил и побежал. Второй снаряд разорвался чуть ближе и правее, так что один из крупных осколков угодил зверю прямо в затылок. Трофей был испорчен, осколок вышел из-под верхней челюсти, разворотив льву всю морду. Но окружающих это не расстроило, двое негров уже принялись снимать шкуру. Я вырезал себе два когтя из передних лап, чисто на память. Надо же, теперь я вроде как и на сафари побывал. Хотя лев был так себе, тощий и облезлый. Не от хорошей же жизни он за объедками полез прямо под пули. Бородин продолжал охать и восхищаться неожиданным трофеем. Барыга тоже успел вырезать себе коготь хищной кошки и теперь пытался пристроить трофей в качестве брелка для увесистой связки ключей. Я не стал смотреть, что будет с останками зверя. Люди налетели на тушу как стая голодных шакалов и теперь терзали мёртвого льва со всё возрастающим азартом. Я снова пошёл к площадке где стояли три оставшихся орудия и зарядил каждое последовательно. Затем, навёл шайтанки на холм в сотне метров от дороги, чтобы никого точно не зацепило и начал стрелять. Две пушки выдержали нормально, у третьей сорвало-таки прицел. Благо прибор только сместился от отдачи, а не улетел. Подбежал очкастый мулат и мы приступили к тщательному осмотру повреждений. Оказалось всё не так страшно: крепёжный винт лопнул, от чего не понятно только. Быстро нашлась замена, однако из-за отсутствия снарядов, придётся разбираться уже на базе. В остальном же всё было в пределах допустимого. Если пушки выдержат получасовой бой, уже хорошо. Я проследил за тем, чтобы собранные орудия перегрузили на наши машины и отправился к сербам. Тут всё было ещё далеко от завершения, эпизод со львом сильно застопорил процесс сборки.
  - ...Фадей, жрать не хочешь, а то у меня тут консервы и спрайт есть.
  Клим, уже успокоившийся после сбора трофеев, призывно махал рукой, в которой была зажата банка консервированной ветчины. Армейская мудрость гласит: если нельзя поспать, то лучше бухнуть или пожрать. Поэтому отказываться не стал и вскоре уже хрустел галетами и разламывал ножом розовые ломти мяса. Запивали всё шипучкой, от которой у меня резко шибало газом в нос. Спиртного Бородин не предложил, зная, что на работе я не пью. Ели молча, топтались вдвоём возле снеди, разложенной на куске брезента у края кузова. Клим на месте не стоял, бегая проверять как там идёт разделка туши льва. Местные уже срезали с туши ломти тёмного мяса, сноровисто пластая его на полосы. Барыга смотрел на это с явной брезгливостью и спросил:
  - Фадей, ты же вроде из Сибири?
  - Ну...
  - Как думаешь, львятину можно жрать?
  - Можно скорее всего, если прожарить как следует. Это же как медвежатина по сути, видишь, мясо тёмное, вонючее и жилистое. Мишку тоже надо долго варить или там на углях томить. А лев... Ну вон я слышал, амеры у себя львов на убой выращивают. Брехня наверное, хотя с них станется.
  - А я бы не стал.
  - Ты не голодал, потому бы и не стал.
  - Можно подумать ты с голодного мыса приехал. Где это так прижать должно, чтобы всякую дрянь за обе щеки трескать?..
  Я хотел было ответить, но вовремя сдержался. Вспомнилось как в Чечне ловили собак и крыс, когда очень долго сидели в окружении, зажатые в развалинах пятиэтажки. Пили дождевую воду, капавшую с перекрытий, и всё такое. Поэтому просто пожал плечами и отправил в рот сочный кусок ветчины.
  ... Обратно в расположение отряда ехали уже когда солнце село. Наверное, ещё долго буду привыкать к тому, как быстро тут садится солнце. Раз и как будто выключатель повернули. Зато небо ночное тут такое, какого я никогда в жизни не видел: полное звёзд и бездонно-тёмное. Ощущения такие, будто не на Земле находишься, а где-то в далёкой галактике как бы. Правда, редко выдаётся момент, когда можно просто тупо пялиться в небеса и вообще ни о чём не думать. Из-за того, что в Африке почти везде идёт перманентная война, расслабляться нельзя. Сейчас я отпустил вожжи только потому, что нас до развилки ещё сопровождает две тачанки набитые архаровцами Бородина. Нет, хлопнуть конвой на отходе, чтобы потом снова перепродать 'железо' кому-то ещё, Клим не рискнёт. И не потому, что боится Шерифа или олигарха Лютикова. Просто репутационные потери после кидалова будут несоизмеримо больше, чем прибыль от него. Так что я просто сижу в кузове, подпираю спиной ящики с 'калашами' и пырюсь в бездонное африканское ночное небо. Хотя 'нуф-нуф' таки лежит на коленях и предохранитель спущен вниз, а в кармашке разгрузки слева, лежит две ручные гранаты с прикрученными запалами. Если что, дам очередь, скачусь влево из кузова в кювет и кину бомбу, мало не покажется. Но это так, рабочий вариант на самый крайний случай. Никому мы не нужны с нашими старыми железками, когда кругом есть варианты поднять бабла куда менее хлопотные. Вспоминаю недавнее сафари и вынимаю львиный коготь. В ровном свете звёзд, он кажется абсолютно чёрным. А ещё он острый, зараза. Если рассказать историю кому-то ещё, найдутся любители зверей, которые сморщат нос и отвернутся: как же так, убил беззащитного львёнка, он же просто хотел кушать! Может быть, для жителя большого города, который в своей жизни ничего опаснее стаи бродячих собак не видел, это так и выглядит. Однако я не из таких, приходилось знаете ли.
  До того, как записаться в 'дикие гуси', я сменил много схожих по профилю мест работы. Сразу после увольнения из армии, когда всё проел и стала маячить угроза бомжевания, устроился в одну большую газовую компанию. Нет, лес с мужиками не валил, трубу качающую 'голубое золото' не прокладывал. Зато, охранял уже проложенные километры газопровода от врезок и прочего вредительства. Работа не особо интересная, нудная даже: ползаешь вдоль трубы по буеракам, да отмахиваешься от гнуса и клещей. Большей частью пришлось лазить по тайге, где труба брошена просто сверху, в землю не закопана. Не спрашивайте почему так, я не специалист. Раз бросили ржаветь на поверхности, значит надо так. Было пару раз, ловили хитрожопых граждан, мутивших левые врезки в трубу. Один чего-то там не рассчитал и полыхнуло так, что неделю не могли тайгу потушить. Сам сгорел и ещё гектара три леса с собой прихватил. Костерок для Валгаллы прям эпический получился. Но это всё присказка, для прояснения обстановки. Часто приходилось сталкиваться в тайге с волками, один раз рысь за нашим патрулём шла дня два. Но волки только выли где-то вдали и отстали, а рысь спёрла кусок мяса, предназначенного на копчение и ушла по своим делам. Встречи эти не особо пугают у каждого из нас помповый дробовик двенадцатого калибра с соответствующими боеприпасами. Есть картечь, от которой волку станет сильно нехорошо, да и рысь брызгами по деревьям раскинет. Есть пули спецом на крупного зверя. Дыра от такого гостинца на выходе с чайное блюдце будет, если правильно её подготовить. Так что есть аргументы в случае чего. Но в тот раз нам крупно не повезло, встретили настоящего хозяина тайги - медведя шатуна. Шатун это не обязательно тот мишка, которого подняли в период спячки и не дали уснуть. Такие тоже есть, но их не особо много. Шатуны, в большинстве случаев, это подранки или продуманные сознательные людоеды. Не знаю как это получается, но отведав человечины, мишка словно бы умнеет что ли. Не боится выстрелов и живого огня, сам ищет человека и убивает крайне изобретательно. Медведи местами очень сильно напоминают повадками людей. Дед рассказывал, как видел своими глазами медвежьи похороны. Медведица не уследила за своим щенком и тот издох. Она кричала как человек, а потом отрыла у корней сосны глубокую яму и зарыла трупик очень тщательно. И ведь среди людей тоже встречаются людоеды. Не через одного, но есть. Поэтому как это получается среди зверья, не скажу. Наверное, тоже есть какие-то отклонения. Но я же не учёный, просто высказываю догадки.
  Так вот, в тот раз, всё началось с простой кучи медвежьего говна. Мы втроём идём вдоль трубы, осматриваем, нет ли каких повреждений или врезок. Как вдруг, слышим где-то совсем недалеко сначала негромкий рык, а потом ветром донесло жуткую вонь и ветки трещат. Идём на звук и видим, как на верхней части трубы, лежит и дымится огромная такая вонючая куча. Мишка пометил территорию и пошёл по своим делам дальше. Один из напарников стрельнул для острастки по кустам, посмеялись и пошли дальше. Я ещё отметил, что рядом был малинник, а медведь мимо прошёл, не объел кусты. А к вечеру, нас запрашивает по рации базовый лагерь проходчиков. У них пропал человек, нашли только ящик с инструментами. Мы - ближайшие из дежурной смены, поэтому затоптали костерок, свернули лагерь и рысью к работягам. У проходчиков-то оружия нет - из острого только бензопилы да топоры. Пришли уже в первом часу ночи, посмотрели на место пропажи, но чего там в темноте разглядишь. Решили дождаться утра, подумали, может выпил человек, бросил инструмент, проспится к утру и делу конец. Но утром я нашёл медвежьи следы и кровь, а потом и останки. Описывать это трудно, но если чувствительны к таким сценам, пропускайте смело. Медведь подошёл сзади и ударил человека лапой по затылку, затем перевернул, сдвинул лапой скальп на лицо и вырвал потроха. Скальп сдвинул чтобы не видеть глаз, хищников бесит прямой человеческий взгляд, тут Киплинг не врёт. Всё это почти одновременно и совершенно бесшумно. Я подхожу к бригадиру, объясняю, что это людоед и лагерь лучше свернуть, а людей эвакуировать. Он не отстанет и будет убивать дальше. Бригадир по рации связался с начальником участка, но тот ни в какую: план мне срываете, убейте медведя и работайте дальше. Со мной было ещё трое парней, все в тайге не новички, понимают, что шатуна нам без собак не одолеть. Работяги народ пришлый, многие мишку только по телевизору видели. Не понимают, что им грозит. Но не у всех понятия не было, нашлись и понимающие люди. Шестеро работяг собрали пожитки и пошли в сторону посёлка. Ни угрозы, ни увещевания не помогли: люди ушли, жизнь дороже. Из шести человек до посёлка добралось только двое. Медведь шёл за ними и убивал по одному. Причём абсолютно бесшумно, никто из погибших даже пикнуть не успевал. А ночью, когда уцелевшие забирались на деревья, ходил внизу и тихо рычал. Уцелевший геодезист потом рассказал, что зверь как будто смеялся, дразнил людей. Мол, что вы мне сделаете, всех порешу. Упреждая вопросы скажу, через трое суток мишку выгнали палом к реке, но убить не смогли. Людоед ушёл и чёрт его знает сколько одиноких промысловиков и туристов ещё попалось ему на зубок. Все эти трое суток мы в лагере вместе с работягами жгли костры, стреляли на каждый шорох. Работа встала и только тогда начальство засуетилось. Прислали егерей, даже две вертушки над тайгой летали. Но как я и сказал, людоед ушёл. Обычно их выщемляют и убивают, тут не сомневайтесь. Но в тот раз, этого не случилось. Так что клыки и когти порой сильнее пороха с пулями. И тот лев вполне мог не удовольствоваться объедками. Хотя конечно, палить из пушки по бедной киске это неспортивно, да.
  ... На базе тем временем царила всеобщая суета. Пока мы мотались за 'железом', на вертолётной площадке у южных ворот разгружался транспортный 'чинук'(31), более всего похожий на батон колбасы завязанный с двух концов бечёвками. Вертолёт утробно свистел, но даже направленные на него прожектора не разгоняли ночную темноту настолько, чтобы увидеть месящие воздух винты. Здесь же у КПП нас встретил сам Шериф. Лицо шефа было бледным от усталости. Под глазами залегли тёмные круги, щёки и подбородок пятнали островки седой щетины. Он молча принял у меня рапорт о ходе сделки и проделанной работе, о чём-то быстро переговорил с сербами и снова обратился ко мне:
  - Денис, спасибо. Вот, возьми... Это тебе передал лично Евгений Петрович.
  Я принял из рук шефа конверт из плотной коричневой бумаги. Быстро заглянув внутрь, увидел там небольшую пачку американских денег. Десять купюр сотенного достоинства. Молча спрятав конверт в передний карман разгрузки я кивнул в знак благодарности. Шериф понимающе сощурился и продолжил:
  - Из Бирао прибыли миномётчики и артиллеристы. Через час начнут подвозить боеприпасы.
  - Расчёты из местных будут?
  - Да, в основном. Но командиры белые - двое офицеров из ЮАР. Народ проверенный, мазать и стрелять по своим не должны. Сейчас иди отдыхай, завтра в 13.00 жду у себя. Налаживайте контакт, тебе с ними работать.
  - Ясно... Пойду тогда? От усталости ни черта не соображаю.
  - Да, конечно ступай...
  В голове стоял ватный туман, каждый звук доносился с ощутимым усилием. Хотелось даже не спать, а просто упасть на месте и умереть. Действие таблеток давно уже закончилось, да и не берёт меня химия так сильно как раньше. У меня едва хватило воли, чтобы дойти до нашего бунгало, найти свою койку и упасть лицом вниз прямо как был, в сбруе и с автоматом. Выдержки достало разве что на то, чтобы вывинтить запалы из гранат. Я же хотел только отдохнуть, а не самоубиться вместе с храпящими на разные голоса коллегами по опасному бизнесу.
   Сон пришёл быстро, как приходит смерть или глубокий обморок. Обычно, я сплю без сновидений. Не вижу лиц погибших друзей или духов убитых врагов. Снится всякая ерунда, в которой нет ни грамма смысла. Просто вижу набор блёклых картинок без звука и всё тут. Поэтому не запоминается ничего. Но в этот раз сон был как кино в модном 3D. Я видел синий океан, окружённый с трёх сторон белыми скалами. Оглянувшись понял, что сижу в лодке, но вроде как не рыбачу. Мне что-то здесь нужно, есть какая-то цель, но я её сейчас не могу вспомнить. Вода под лодкой относительно прозрачная. По неведомой, но осознанной нужде, я свешиваюсь через борт и смотрю в воду. Там ничего нет кроме песчаного дна, почти скрытого тёмно-зелёными, почти чёрными кустами. Вижу камни, основания скал и какую-то странную конструкцию: сеть не сеть, ячейки слишком крупные. Сажусь на вёсла и гребу куда-то вперёд, снова свешиваюсь вниз и смотрю. Та же тёмно-зелёная вода, колышущиеся за крупными ячейками 'сети' водоросли. И вдруг, прямо напротив меня оказывается широко раскрытая пасть с острым двойным рядом зубов, загнутых чуть назад как рыболовные крючки. Прилив паники и страха был настолько неожиданным и сильным, что я отшатнулся назад почти в тот же миг. Мельком увидел огромное чёрное тело и опалово-синий глаз без зрачка. Мелькнула мысль, что это должна быть акула, но вот бывают ли у них синие глаза, фиг его знает.
  -...Дэн, хорош стонать, а!
  Сквозь спадающую дрёму, услышал как что-то тяжёлое бухнулось совсем рядом. С трудом вынырнув из объятий кошмара, я увидел залитую белым светом комнату и пыльный ботинок возле моей сжимающей автоматный ремень руки. Рывком сел на кровати, бросил к глазам руку с часами, чёрные стрелки с белыми полосами фосфора показывали 10:42. Часы старые, выиграл у парня из взвода 'альфа' на третий день прибывания в Африке. Тогда мучился температурой из-за акклиматизации, лечился самогонкой и аспирином. Повезло, что сразу не бросили в бой или в патруль по местным буеракам. Сидели в гостинице местного областного центра, снятого для офицеров Шерифом. Народ развлекался кто во что, меня позвали играть в карты. Ничего сложного, обычное 'очко'. Сначала проигрывал, быстро остался без наличных. А потом, когда поставил на кон последние пятьдесят 'евро', вдруг попёрло, но удалось вовремя остановиться. Важно не разозлить людей своей удачей, у всех оружие, всякое может случиться. Часы поставил чернявый связист, судя по говору - грузин или какой-то ещё кавказец. Говорил, что привёз часы из Ирака, где ему их чуть ли не сам президент Буш подарил. Брехня конечно, но часы действительно хорошие - 'люминокс', если я правильно прочитал. Корпус и браслет из матовой воронёной стали, стекло сапфировое, мочить сильно не приходилось, но по-моему водонепроницаемые. Даже в темноте все цифры отлично видны. Заводить не надо, внутри вроде какой-то хитрый аккумулятор. Хороший аппарат, короче и точно дорогой. Грузин этот был в числе тех, кто загнулся от кровавого поноса несколько недель спустя. Но то дело прошлое.
  За столом в центре комнаты сидел Серёга и молчаливо пялился в экран смартфона. Он единственный из всей нашей группы, кто постоянно тратил уйму бабла на переписку с женой. Я ощутил зверский голод, будто не ел целую неделю. Но тут же вспомнил, как вернулся и завалился в койку грязный и в одежде. Минут двадцать ушло на мытьё в общей душевой, бритьё и чистку зубов. Когда вернулся в бунгало, Серёга говорил по телефону. Я невольно застал только обрывок разговора:
  - Света... Ну родная, потерпите там ещё чуть-чуть!.. Деньги я завтра переведу... Мы в поле сейчас... Говорить дорого, я... Ай бл...ть!..
  Даже от порога я услышал механический голос, предупреждающий что лимит исчерпан. Абрамович принялся что-то набирать на клавиатуре смартфона, матерясь сквозь зубы. Я взял из ящика под столом жестянку кока-колы, осторожно открыл, чтобы тёплая газировка не залила свежую футболку. Отпил сладкой шипучки, поморщился когда она ударила в нос. Взял автомат и набор для чистки. Разложил всё на куске брезента и принялся обихаживать пистолет и 'нуф-нуфа'. Попутно спросил у Серёги:
  - Что там дома?
  Абрамович неопределённо хмыкнул, не отрываясь от экрана телефона. Видно было, что праздный разговор его не особо интересует, но всё же ответил:
  - Да из банка опять звонили, у нас просрочка по кредиту уже месяц. Какие-то черти звонят каждое утро и по вечерам. Угрожают по всякому, жена в панике.
  - К Шерифу ходил?
  - Да ходил я! Только бесполезно это. Я уже всё на два месяца вперёд авансами выбрал.
  - Сколько должен?
  - Выплата сорок 'кусков', проценты ещё 'пятнашка'. Да жопа, кругом, одно слово.
  Одалживаться среди наёмников не принято. Серёга это знал и даже не заикался про займ. Деньги могут понадобиться в любой момент. Потому как страховка здесь это скорее насмешка, а лечение дорогое. Если цепанёт серьёзно, местный лепила не поможет. Отправят в соседнюю страну, где в Кампале есть американский военный госпиталь. Амеры примут, если можешь заплатить. Лечение стоит бешеных бабок, так что лучше застрелиться. За всё время, я скопил нужную сумму, но хватит дней на пять. В России у меня только мама, все деньги отправляю ей. Жена бывшая, детей не нажил. А у Серёги любимая жена, две дочки и ещё отец с матерью. Все не то чтобы нищенствуют, но из-за потери бизнеса с автомойкой, Серый серьёзно встрял. Кредиты и коллекторы давят нещадно. Вытираю руки ветошью и отстегнув клапан внутреннего кармана разгрузки кладу на стол пять бледно-зелёных бумажек.
  - Всё, чем могу. Потом сочтёмся.
  Серый замер на миг, глядя сначала на веер из американских денег, а потом на меня. Видно было, что взять он хочет, но не решается. Деньги ему нужны, я читаю это в круглых от отчаянья глазах связиста. Иногда человека нужно подтолкнуть, поэтому повторяю:
  - Серый, чё ты ломаешься как институтка? Бери, не последние отдаю.
  - С-спасибо, Дэн... Я... потом... Я скоро отдам!..
  - Ой, завали, а?! Бери молча. Я жрать в столовку.
  Дабы закончить этот неловкий для приятеля разговор, поднимаюсь с места и пристроив автомат на шею а пистолет в кобуру на бедре, выхожу из бунгало. То что Олигарх говорил и хотел сказать дальше, я слушать не хочу. Все эти слова и красивые жесты могут быть стёрты одной шальной пулей или случайным осколком мины. Чёрт, даже глоток местной воды может превратить все обязательства людей друг перед другом в пустое эхо. Не важно, что было раньше и что будет потом, у нас есть только сейчас, только этот короткий миг.
   ...За порогом всё так же жарко и душно, воняет бензиновой гарью, орёт многоголосая толпа людей. Всё, как я люблю. Это простая жизнь, хотя сложностей в ней по уши. Наконец, когда мысли о еде становятся нестерпимыми, я лёгкой трусцой побежал в столовую. Завтрак давно закончился, обед ещё не скоро. Но офицерам тут всегда дадут чего-нибудь перекусить. Омлет и сосиски, крепкий кофе и чуть подгоревшие тосты из местного белого хлеба. Терпеть его не могу, сильно похож на опилки, даже когда свежий. Через два стола от меня сидели пилоты вертушки которую я видел вчера вечером. Двое негров и один белый в зелёных лётных комбезах, тихо переговаривались между собой по-французски, белый поймав мой взгляд выдал дежурную улыбку. Я кивнул, как мог более нейтрально. Скорее всего они подбросят все наши погремушки вместе с расчётами в нужную точку. Пилот отсалютовал мне высоким пластиковым стаканом с эмблемой кофейни 'старбакс' и вернулся к своим приятелям. Я подумал, что вот им-то точно ничего особо не грозит: подбросят нас в самое пекло, а сами улетят. Явно из той жопы куда мы полетим с их помощью выбираться придётся самостоятельно. Нет, не подумайте, к мысли, что мы все просто пушечное мясо я привык уже давно. Ещё с чеченской было очевидно, что мы все просто мусор для генералов и полковников продавших солдат, сержантов, лейтенантов и капитанов за стоимость квартиры в Подмосковье. Здесь всё так же, только никто не лечит тебе про долг и защиту Родины. Быть наёмником, значит с самого начала осознать, что нанимателя не интересует твоя жизнь. Ему не нужна твоя доблесть и честь. Тот кто платит деньги, просто желает решить какую-то свою проблему положив на весы никому не нужные жизни отставных лейтенантов, сержантов и капитанов. Это неприятная, банальная истина, может ввергнуть в уныние. Но может и спасти, если чётко понимать, где проходит грань, между собственной совестью и абстрактным для нанимателя понятием воинской чести. Если ты уловил эту грань и строго по ней идёшь - может быть останешься цел и сможешь оплатить ту самую квартиру и подержанную тачку. А ещё не забухать и не сколоться до смерти от воспоминаний о том, как ты заработал эти деньги. Наша жизнь никого кроме нас самих не интересует, а вот наша смерть напротив, является бросовым товаром. Я стараюсь не думать про такое и пока это неплохо помогает. Но иногда, как в случае с Серёгой, очевидный смысл всего происходящего вокруг прорывается наружу. Поэтому я снова мотаю головой, дабы отогнать непрошенное и очевидное. Есть только здесь и сейчас, остального просто не существует.
   В блиндаже у Шерифа уже все собрались к намеченному часу. Здесь был сам Проценко, Ящер тёрся возле связистов, он у нас начальник штаба и заместитель Проценко в одном лице. Его бородатая физиономия выражала крайнюю степень сосредоточенности. Евгения Петровича не было, олигарх оставил вместо себя заместителя в лице своего безопасника Кучина, которого я звал просто 'полкан'. Видимо Лютикова не интересовали детали заказанного шоу, он хотел представления без спойлеров. Здесь же были и новые лица: двое загорелых парней в полевой форме американского спецназа, без знаков различия но с шевронами в виде летучей мыши на фоне полной луны. Лица у обоих типичные для белых жителей ЮАР - длинные, узкоскулые, глаза светлые. Оба стрижены очень коротко, по манере заправлять кепи под правый погон и стоять чуть расставив ноги, узнавалась выправка юаровских десантников. Сомнений нет, это парни из 32-ого батальона лёгкой пехоты, который ещё называют 'Буйволы'. После того, как в 93-м их разогнали, очень многие офицеры и сержанты подались в наёмники. Офицеры этого подразделения очень хорошо поднаторели в натаскивании местных негров. Треть личного состава батальона состояла из туземцев, причём случаев дезертирства среди негров почти не было. И я ни сколько не сомневаюсь, что артиллерия в надёжных руках.
  - Господа, это капитан Фадеев, позывной Фадей. Он и его группа будут вашими глазами во время начальной фазы операции.
  Шериф указал мне место рядом с собой у стола с расстеленной картой. Даже мельком глянув на диспозицию расчерченную очень подробно, я понял, что мы вторгаемся в Конго. Не скажу. Что был сильно удивлён, но всё же до последнего был уверен, что удастся как-то откосить от этой задницы. Однако же, не получилось. Шериф продолжал, указывая остро отточенным карандашом на отметки:
  - Как вы знаете, в этом районе наблюдается сильная активность незаконных вооружённых формирований под общим командованием генерала Севолы. Мятежники регулярно перевозят через границу Баконго наркотики и оружие. К сожалению, правительство республики Конго не может своими силами пресечь деятельность Севолы и его людей. Для этого, мы и находимся здесь. Слово предоставляется господину Кучину, он озвучит пожелания Евгения Петровича, являющегося субподрядчиком данной операции, прошу вас.
  Полкан откашлялся и подойдя к столу на шаг ближе, начал говорить на ломаном английском. В принципе, всё было довольно внятно, даже иностранцы в лице 'буйволов' не особо кривились.
  - По данным имеющимся в нашем распоряжении, завтра в первой половине дня, по трассе 126 пройдёт конвой с оружием. Его закупили эмиссары генерала Севолы, предположительно в Сомали.
  Полкан выложил на стол несколько чёрно-белых фотоснимков, где высокий африканец разряженный в вычурный мундир, пожимает руку ещё каким-то неграм на фоне шести крытых фур, без опознавательных знаков. Все скалились белозубыми улыбками и выглядели крайне довольными. Кучин продолжил:
  - Мы точно знаем, что оружие пойдёт в составе маршевой колонны, под охраной подразделения мятежников. Состав группы - танковый взвод из трёх Т-54, до двух взводов мотопехоты и три БТР-70 с крупнокалиберными пулемётами в качестве основного вооружения. Боевая группа следует в район предполагаемого базирования самого генерала Севолы, однако его уничтожение не является задачей операции. Мы должны уничтожить или рассеять охрану конвоя, захватить груз оружия и документы, доказывающие причастность генерала Фредерика Севолы к контрабанде. Детали операции я оставляю вам, полковник.
  Кучин собрал фотки в синюю пластиковую папку и снова отступил в тень. Шериф кивнул и снова подступив к карте, начал объяснять диспозицию:
  - Мы атакуем конвой вот здесь, в квадрате 38. Тут дорога делает поворот, а по обеим сторонам шоссе там болотистая местность, что помешает охранению конвоя развернуть танки и пехоту для обороны и контратаки. Противник вынужден будет отбиваться на ограниченном пространстве, что упростит задачу для нашей пехоты и сил поддержки.
  Проценко резко очертил карандашом два круга возле высот, находящихся уже на территории Конго:
  - Переброска сил поддержки осуществляется двумя бортами министерства обороны Баконго. Миномётная батарея, под командованием капитана Жильберту, высаживается в квадрате 42. Расстояние до указанного района автодороги всего 2400 метров, что с лихвой покрывает возможности имеющегося у нас вооружения. Батарея безоткаток под командованием капитана Бриггса, будет располагаться здесь, на высоте 521. Капитан, ваша задача - уничтожить танки до того, как в атаку пойдёт пехота правительственных войск, которым мы и призваны помочь. Расстояние для ваших орудий предельное - порядка 3300 метров, зато позиция удобная. Вы сможете поразить танки противника в борт, или моторный отсек, находясь значительно выше. По радио будет подан условный голосовой сигнал - 'Катрин'. После этого, миномётная батарея начнёт обстрел участка дороги, имея целью дезорганизовать подразделения охраны конвоя. Под прикрытием миномётного огня. Батарея противотанковых орудий капитана Бриггса отрабатывает задачу по уничтожению танков противника. После этого, и миномёты и орудия начинают работать исключительно на прикрытие атаки подразделения вооружённых сил Баконго. Рота лёгкой пехоты выходит в тыл колонны противника и обеспечивает захват груза оружия. Поддержку пехоты осуществляет взвод 'альфа', моего отряда, под командованием майора Домбровского. Капитан Фадеев, вы со своей группой выдвигаетесь в квадрат проведения операции для доразведки местности и последующей корректировки миномётного огня. Инструкции с позывными, рабочими частотами, а так же карты, вам будут переданы за тридцать минут до выхода. Всем быть в полной готовности, начиная с этого момента. Есть вопросы? Очень хорошо...
   Не скажу, что план меня как-то поразил или наоборот расстроил. Обычный гоп-стоп, каковым мы и занимаемся здесь. Само собой, никакого подряда на помощь соседнему государству скорее всего нет. Просто Лютиков оказывает услугу кому-то из своих конфидентов либо здесь в Баконго, либо по ту сторону границы. Например, борта на которых таскали боеприпасы ночью, вообще не имеют опознавательных знаков, а пилоты балакают на французском. Значит, скорее всего тоже наёмники. В фурах запросто может быть не совсем то, о чём нам тут так складно поёт Шериф. Это может быть наркота, алмазы или какая-то подобная шняга. Главное для меня и остальных парней, это вовремя отвернуться когда груз поменяет хозяев. Некоторых подробностей вообще лучше не знать. Так я думал, когда подходил к нашему бунгало. Тут уже собрались остальные участники нашего передвижного шапито. По всему лагерю ходили патрули, загоняя всех в расположение подразделений. Так делается перед началом переброски, это все знают. Я вошёл в бунгало и на немой вопрос ребят, просто поднял правую руку вверх и покрутил указательным пальцем, изображая вертолётный винт:
  - Собираем манатки, пацаны. Через час выдвигаемся...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
   Работа для настоящих мужчин
  
  
   Глава первая
  
  1 октября 201.. года. 03.01 по местному времени. Африканская демократическая республика Баконго, Префектура Лобайю, 12 километров к югу от конголезской границы. Отделение артиллерийской разведки. Позывной Оракул-1. Денис Фадеев, наёмник. Рога и копыта.
  
  ... Добираться до места пришлось собственными силами, вернее, на нашем 'мародёре'. Когда я объявил парням, что вот буквально с минуты на минуту нам снова идти в самое пекло, никто даже громко не матерился. Все, когда подписывались на эту работу, твёрдо усвоили, что легко наёмничий хлеб не добывается. Тебя всегда могут кинуть к чёрту в зубы и забыть что ты есть. Всегда могут кинуть с оплатой, похерить страховку и вообще посадить лет на десять. Каждый день это невероятное стечение обстоятельств, которое мало когда обернётся удачей конкретно для тебя. Обычно думаешь: выжил, не покалечили и ладно.
  -... Здесь Альфа-1, как слышишь Оракул-1!..
  В наушниках мурлыкнул тоновый сигнал и голос Домбровского прервал мои не слишком весёлые рассуждения. Я зажал тангенту на передачу, одновременно поднося бинокль к глазам. В трёх километрах впереди, виднелась дорога, узкой серой змеёй изгибающаяся влево и утопающая в блёклой зелени. Местные джунгли не особо яркие, жухлые от постоянных дождей и вымывания почвы.
  - Оракул-1 в канале... Слышу ясно и чётко...
  - Баобаб запрашивает обстановку в районе, Оракул...
  Я мельком бросил взгляд на экран портативного комплекса РЛС. Там, на тусклом дисплее отображались пиктограммы засветки объектов в пределах действия локатора. Сам локатор был вынесен на вершину плоской горы, в двадцати метрах от моей позиции. У нас с собой только маломощный 'Аистёнок', но его сил с лихвой хватает для операций вроде этой(32). Если мишень появится, локатор её увидит и покажет на экране. Более того, если у терпил найдутся друзья с миномётной батареей или гаубицами, мы тоже об этом узнаем. В современной войне, проигрывает тот, кто первым засветится. Если тебя видят, считай ты труп. Пока кругом тишь да благодать, хотя звон гнуса и ор местного зверья порой перекрывает шум работающего движка. Отжимаю кнопку рации на передачу и отзываюсь:
  - Здесь Оракул-1, в квадрате чисто. Повторяю: гостей нет.
  Некоторое время в канале только статика помех и тишина. Видимо Домбровский общается со штабом, получает ЦУ( целеуказания) и вообще делает всё, чтобы его вины в предполагаемом обсёре был самый мизер. Если что-то пойдёт не так, крайними будут в порядке очерёдности сначала местные, потом рядовые наёмники, а потом мы - командиры подразделений. Перед заказчиком, главным виновником будет само собой Проценко самолично. Но чекист ворон битый, так что соломки себе точно подстелил да не в один слой, это к гадалке не ходи. Ну а если всё пройдёт чики-чики, то само собой, рядовым символическая премия, командирам подразделений - сотки по три, как грамота на стену. А уж сколько сам Шериф получит сверх обещанного, нам никто не скажет. Само собой, это случится. Если груз не сильно попортят и потери среди личного состава окажутся на приемлемом уровне. Есть ведь ещё посмертная страховка и единовременные выплаты. Так что в любом случае главный выигрыш лично для меня, это элементарно выжить. Не до барышей тут. Рация снова мурлыкает тоном вызова, слышится ровный голос Ящера:
  - Альфа -1 в канале, продолжайте наблюдение, Оракул. Есть предложение, выдвинуть в квадрат ожидания мобильную группу наблюдения.
  Опа-на! А вот на это я не подписывался. Если караван появится до того, как наблюдатели успеют убраться из квадрата ожидания, буры ждать не станут, будут палить из всех стволов и скажем Балу с Ван Даммом, точняк попадут под свои мины. Так что нет уж.
  - Оракул-1, ответ отрицательный. Местность заболочена, затруднён отход группы наблюдения в случае форс-мажора.
  Снова в канале повисла тишина, видимо Домбровский опять перетирает со штабом всякие нюансы. Предложение это не приказ, значит это 'полкан' инициативу проявляет, Шериф такой подлянки бы не предложил. Минуты три висела пауза, а я всё думал, как оно будет: если прикажут, само собой придётся отправлять парней, но самолично я никого под мины не подставлю, это хрен вам, господа. Снова мурлыкнул тон вызова, в наушнике плавно погас внешний гвалт местной фауны и возник недовольный голос Ящера:
  - Альфа-1 в канале... Продолжайте наблюдение с занятых позиций, Оракул. Отбой связи...
  Ну слава яйцам, пронесло вроде. Видимо старый чекист таки на нашей стороне, не решился подставлять опытные кадры под мины. Я поёрзал в кресле, рука сама потянулась за сигаретой и тут же опустилась обратно. Курить нельзя, запах далеко разносится, а негры вполне могут вспомнить чему их учили белые инструкторы и выслать пешую разведку. Уже три часа без курева, уши стали опухать. Была маза начать жевать табак, но как-то не моё это, ощущения не ты да и харчками всё заплюю как верблюд. Вытряхнул из пачки сигарету и стал нюхать. Запах табака только раздразнил воображение, бережно запихнул сигарету обратно в пачку и про себя выматерился от души. Вроде по хорошему надо бросать курить, привычка вредная, да и накладно это. Месяц назад, пили в одном шалмане вместе с амерами. Нормальные ребята, оказались, без всяких там заморочек. Про политику за весь вечер ни слова сказано не было. Так, трепались про баб, про оружие и машины. Так к чему я это вспомнил: парень которого звали толи Тэд, то ли Тим, рассказал что у них в Чикаго акцизная пачка сигарет стоит десять баксов. Это на наши деньги - семьсот рублей, подумать страшно. Поэтому они хитрят по всякому, достают палёные сиги, кто может, конечно. Блин, двести баксов за блок сигарет, это уже геноцид какой-то!..
  - Дэн, кажись вон они!..
  Мои невесёлые размышления прервал Серёга. Он всё это время гипнотизировал монитор РЛС, чего-то там мудря с настройками локатора. Серёга классный спец, тут без вопросов. Что тачка любой конфигурации и степени дохлости, что электронная приблуда - всё ему как семечки. Вот и сейчас он тыкал пальцем в экран, где появились сразу двенадцать подвижных меток. Я подвинулся чуть ближе, уточнил у связиста:
  - Точно они, а не стадо коров?
  Абрамович только пожал плечами и ещё быстрее защёлкал клавишами. На изображении это не сильно отразилось, только к рискам целей добавилась новая цифирная абракадабра.
  - Не похоже. Цели сгруппированы слишком упорядоченно, коровы бы как косяк рыбный отображались, к тому же комп их идентифицирует по скорости и размеру. Смотри: это танки, три штуки, вот фуры с грузом, это грузовики с пехотой...
  - Ладно, расстояние до цели?
  - Дальность предельная - 19.800...
  - Тогда подождём докладывать. Если стадо коров, то нас с тобой с говном съедят.
  - Да не стадо это! Ручаюсь!
  - Серёга, тебе с твоим ручательством лучше помалкивать. Нам не достаточно платят, чтобы жопу на британский флаг рвать. Да и ради кого? Ради негров этих, или Шерифа с тем бравым толстосумом?! Тихо сиди... Старший я, мне и отвечать в случае чего. Сам доложу.
   Абрамович ничего не сказал, опять пожав плечами и состроив обиженную морду. Ну и пусть обижается. Раз нет понятия о том, как тут дела обстоят. Причём с коровами-то случай реальный был. Правда не здесь, а ещё там, дома. Но всё в слепую было: я со своей ротой тогда обеспечивал охрану артиллерийского полигона. Рядом колхоз полудохлый был, да частников-фермеров десяток. Артуха вышла на позиции, ко мне их комбат прибежал - старлей из прикомандированных 'пиджаков' (студент гражданского ВУЗа с военной кафедрой - авт.) Ну выставились они, мы с летёхой этим стоим курим в сторонке, степенно так про погоду и про обед говорим. Разговор не праздный, нам с кухней задержка вышла, поскольку на охране полигона только срочники-салаги. А у артиллеристов с собой и кухня походная и приварок в виде ящиков с консервами. Солдатики мои помогали ящики с боеприпасами разгружать и в окопы нами же отрытые складывать. Стрельбы были специальные, расстреливали боеприпасы, которым все гарантийные сроки вышли. Заодно и практика расчётам. Короче, всем должна была выйти польза. Но как это и бывает в обычной жизни, получилось всё сильно иначе, чем задумывали в штабе округа. На позиции вышли два дивизиона установок залпового огня ГРАД(33). Ну, всё как положено, ракеты злобно шипя, уходят в назначенную точку. Гром гремит, все радуются как дети во время праздничного салюта. Артиллеристы важничают, чего-то там подкручивают, снова шайтанки свои зарядили и опять фейерверк во все поля. Минут сорок продолжался этот праздник духа, вонь вокруг стоит даже бодрая такая. Ну как же, порохом пропахло всё да бензином горелым. Короче, всем хорошо: штабное начальство стрельбы провело, старлей галочку в диплом свой получит, а кладовщики всех мастей кучу неликвида с баланса списали. Совместными усилиями наладили общий стол, салаги мои радуются - мяса просто от пуза, чай горячий с сахаром, считай пикник на природе получился. Время - поздняя осень. Не лето, конечно, но вполне себе тепло ещё. Костры горят, варевом вкусно тянет. Мы с летёхой и ещё одним 'пиджаком' в том же звании уже разговелись домашней вишнёвой наливкой из студентовой фляжки. Не, всё в пределах, без фанатизма, а чисто для аппетита. Праздник в самом разгаре был, когда ко мне бежит командир второго взвода, тоже старлей, но правильный, строевой. Глаза по пятаку, лицо бледное, шлем на башке торчит так, будто изнутри его волосы дыбом вставшие подпирают. И с ходу почти орёт:
  - Трщь каптан!.. Трщь каптан!.. Там... там ЧП!
  Ну, а я уже и разговелся и гречки с мясом горячей навернуть успел. Настроение благостное, почти эйфория. Отставить, говорю, мямлить, доложись толком. И тут выясняется главный писец этого замечательного в целом дня. Оказывается, люди попали на полигон во время стрельб. Оба 'пиджака' в полном ауте, дело-то подсудное. Я тоже прифигел слегка, поскольку в конечном итоге спросят с меня, как главного обеспеченца охраны полигона. И опять же, всё сводится именно что к суду и прочему разжалованию в рядовые. Но вишнёвая наливка и каша с мясом сыграли положительную роль и в этот раз. Приказываю комвзвода подать к подъезду так сказать экипаж. Пока приехал наш 'УАЗик', пока мы все вчетвером загрузились, прошло где-то минут двадцать. Я более-менее успокоился. А студентов и моего старлея уже глюки близкой каторги разбирают. Поехали, значит, к месту трагедии. Кругом красота, прелой травой пахнет и немного так сгоревшей взрывчаткой и бензиновой гарью. Место куда отстрелялись 'грады' было видно сразу: воронки, дым опять же и мешанина из непонятно чего. Старлей мой почти на ходу из машины выскочил, руками разводит и на мешанину эту показывает. Ну, подходим вместе со студентами на место происшествия. Я присел у кучи непонятно чего, пахнет землёй и ещё чем-то очень знакомым. Ковыряю землю рукой и понимаю, что это мясо, куски костей и кишки пополам так сказать с почвой. Один из студентов тоже рядом присел и на свою беду вытянул из земли кусок кишечника. Сразу побледнел и в обморок - хлоп. Хорошо, что наливка осталась, а я человек не совсем медицине чуждый, поскольку в деревне вырос. Разглядываю потроха и понимаю, что ливер-то коровий. Откачали студента, наливки влили в него сколько во фляге оставалось. Объяснил ему, что коровий ливер его в обморок уложил. Потом солдат пригнали, стали разбираться, человеческие останки искать. Час копались, настроение понятное дело, уже не то. Короче, людей не нашли, как не искали. Хотя кто знает, что такое ракетный залп по площадям, понимает как трудно отыскать что-то целое. Даже коров вон в брызги перемололо, а человек-то явно мельче. Вскоре, приехала делегация фермеров и всё разъяснилось. Они стадо перегоняли с участка одного единоличного хозяина на другое. Но вот незадача: пастух, он же совладелец крупного рогатого скота, сам слегка превратился в скотину, накушавшись самогонки до положения риз, то есть вусмерть. Свалился с лошади, расшибся слегка, ну а коровки побрели кто куда. И надо так случиться, что треть стада попала под залп 'градов'. Фермеры особо права качать не стали, понятное дело, сами виноваты. Но крови в тот день это происшествие попортило нам всем изрядно. Хорошо начальство только задним числом прознало и опять же не стало раздувать, поскольку отчиталось о стрельбах. Но мне благодарность на выговор таки заменили. Хотя я и не в обиде, всякое случается. Само собой, приходилось и человеков по кускам откапывать да в мозаику складывать, так что представление о том, как оно бывает если кто под залп миномётной батареи попадёт, я имею самое яркое. Поэтому пусть Серёга дуется. А остальные сопят, мол в войнушку поиграть не даю. Потом их похерят, а я ищи себе новых, да притирайся с ними. Так что фиг вам, граждане наёмники.
  - Дэн, цель приближается...
  Мои ностальгические воспоминания прервал встревоженный голос Абрамовича. Связист вглядывался в дисплей РЛС, хмурил белёсые брови и недовольно косился в мою сторону. Ну как же, ему профессионалу в надцатом поколении не доверяют. По фигу мне на эти обидки, ещё потом спасибо скажет. Я вынимаю из переднего кармана разгрузки бинокль, вглядываюсь туда, откуда должен появиться конвой. Солнце уже показалось из-за верхушек деревьев, сквозь марево нагретого воздуха что-то вроде проглядывает. Может пыль над дорогой поднимается, а может кажется так. Ещё раз смотрю на риски целей, вроде действительно оно. Но всё же, пока нет визуального контакта, докладывать Ящеру не стоит. Они же там сразу возбудятся, начнут приказы отдавать. Неграм ещё пять часов назад оружие раздали, да рассовали по грузовикам. Теперь под конвоем двух наших БТРов, стоят на исходных и трясутся от страха. Экипажи в броневиках - наши парни, им отдан чёткий приказ: если негры побегут в неправильную сторону, сразу указать пехоте путь. Сначала трассерами, чтобы в ум вошли. А если не поможет, то уже на поражение. Хотя формально, БТРы должны прикрывать пехоту огнём. Нет, они так и сделают, если негры пойдут в нужную Шерифу и заказчику сторону. Тут даже вопросов нет...
  - Здесь Альфа -1! Оракул, доложите обстановку.
  Опять появился Домбровский, видимо начальство уже подтыкает его чем-то острым в мозолистый зад. Я уже совсем было собрался сказать, что всё без изменений, но тут на горизонте отчётливо проявился пыльный след, а потом показалась чёрная точка в которой я сразу опознал силуэт джипа 'тойота'. Это передовой дозор, всё-таки выслали разведку, не поленились. Зажимаю тангенту на передачу и с чистой совестью докладываю:
  - Оракул в канале, наблюдаю цель на радаре. Есть визуальное подтверждение...
  Ящер немного помолчал, видимо сглатывал свои польские ругательства. Но в голосе Домбровского явственно слышалось раздражение:
  - Альфа-1 принял... Почему сам не докладываешь?!
  - Не было визуального контакта с целью, Альфа -1...
  - Принял, Оракул. Будьте готовы дать сигнал для групп поддержки.
  - Принял, Альфа-1. Готов к передаче координат группам артподдержки...
  На пару минут в эфире воцарилась тишина, только привычно шуршала статика. Сейчас Ящер докладывает в штаб, а там дают отмашку грузовикам с пехотой и броне, чтобы выдвигались. Скоро, окропим земельку красненьким, теперь уже совсем скоро. И как будто в ответ на мои невесёлые мысли, в наушниках мурлыкнул тоновый сигнал вызова, а затем один за другим пошли доклады от парней сидящих западнее холма, на передовых позициях:
  - Ван Дамм в канале, вижу шесть негативов на три шесть ноль...
  - Балу в канале, подтверждаю: три шесть ноль, шесть негативов плюс коробочка...
  Я глянул на экран РЛС, там чётко отображалась новая цель. Судя по меткам, опять джип, подошедший с юго-запада. Скорее всего, шли скрытно по лесной тропе. Страхуются именно там, где дорога делает поворот. Одна тачанка идёт по дороге, другая шпарит вдоль более сухого края трассы, где можно посадить встречающих. Но это манёвр против обычных пацанов с гранатомётами и прочей несерьёзной музыкой. Согласованного нападения армейской группы они не ждут и это хорошо. Зажимаю тангенту на передачу:
  - Фадей в канале, Балу, Ван Дамм - сидеть тихо. Повторяю: не стрелять, себя не обнаруживать. Как приняли?
  - Балу принял...
  - Ван Дамм принял...
  Голоса у парней были не особо так довольные. Никогда не понимал этого их желания пострелять просто чтобы пострелять. Вряд ли это расизм, просто мужиков одолевает адреналиновый зуд. Конкретно эти двое страсть как любят пускать кровь и вообще обожают войнушку как способ самоутвердиться. Ладно Ракитин, этот ни разу ещё пулю не ловил, лёгкая контузия не считается. Но вот Колян то куда лезет с его двумя пулевыми? Вроде помереть не торопится, а ведёт себя как отбитый. Были в Чечне ребята, повернувшиеся на войне: ожерелья из духовских зубов, татухи с черепами и скорпионами во все поля, чарс и эфедрин на завтрак, обед и ужин. Сам я не поддерживаю, но отчасти понимаю. Когда первый раз убил сам... был в этом мощный элемент эйфории. Сначала страшно до усрачки, потом приходит неимоверная лёгкость от осознания того, что вот он лежит, а я всё ещё жив. Это ощущение собственного могущества, никакая наркота дать не может. Потом, конечно, идёт ломка. Меня сутки после штормило прилично так. А потом привык, научился не замечать именно эту сторону своего пожизненного ремесла. Понимаю, со стороны звучит дико и не слишком убедительно, однако, всё именно так и произошло со мной. Но это со мной и ещё добрых две трети пацанов, оказавшихся в нечеловеческой обстановке испытали примерно то же самое. Нам повезло не только выжить, но ещё и сохранить шифер целым. А есть такие как Коля Дятлов и ещё некоторое число кайфовщиков. Эти всё стараются продлить ощущения от убийства и вообще от хождения по краю. Какой там сёрфинг и прыжки вниз башкой с аэроплана! Сильнее чем ощущение от убийства, или просто от осознания что выжил после обстрела, просто не существует. Вот Ван Дамм за таким кайфом постоянно и гоняется и даже водку не особо употребляет и не курит. Мы таких в роте отбитыми называли и держались подальше. Отбитый под пули лезет за кайфом, его может убьют, а может нет, он и не заметит даже. Отбитому что так ништяк, что так зашибись. А вот Генка, тот просто дурак ещё, несмотря на неполные сорок лет. Он думает, что никакая сила его грохнуть не может. Раз он на равных с Ван Даммом мазу тянет. Но скоро, очень скоро война покажет ему свой настоящий оскал, во все сто клыков. И тогда либо струсит, либо сторчится. Это не Коля, таких как Ракитин война просто ломает. Я с нотациями и помощью к отбитому Коле не лезу, да и Ракитина за воротник не оттаскиваю. Я им не папа и не мама, а просто посторонний прохожий. Обоим на круг шесть десятков лет, пора бы уже своим умом жить.
  - Здесь Молот-1, запрашиваю целеуказания, Оракул!..
  Мои великомудрые размышления снова прервал вызов по рации. На этот раз, вызывал капитан Жильберту. Этому тоже не терпится пострелять, вот же напасть. Снова переключаюсь на передачу и отвечаю как могу вежливо:
  - В канале Оракул, ответ отрицательный Молот-1. Цель в заданный квадрат не зашла. Повторяю: цель вне зоны операции. Как приняли?
  - Принял, Оракул. Связи отбой...
  Юаровец тоже слегка расстроился. Очень похоже, что я один здесь не горю желанием непременно пошуметь. Все хотят поскорее войти в мясорубку и заработать премиальные. На горизонте с востока показалась наконец-то колонна которую мы ожидали. Пока это только шлейф серой пыли и чёрные точки. Я смотрю в бинокль, веду окулярами вдоль трассы в том месте, где мои архаровцы засекли патруль. Два белых джипа с пулемётами на самодельной турели замечаю сразу. Обе машины съехали в кювет, один пулемётчик лениво водит стволом по цепочке низкорослых деревьев и непроницаемому для глаз кустарнику. Ещё четверо негров с автоматами трутся рядом с машиной, двое курят. У другого джипа все вылезли наружу, о чём-то спорят, размахивают автоматами. Но в целом все на расслабоне, никто всерьёз нападения не ожидает. В ожидании проходит ещё долгих двадцать минут, пока колонна многометровой змеёй не выползает в зону прямой видимости. Да, разведка не подвела: впереди пылит джип, за ним идёт БТР и открытый грузовик с пехотой, следом бодро стрекочет гусеницами танк в модном пятнистом камуфляже, на левом борту индивидуальный тактический номер 102. Потом опять грузовик с пехотой и опять танк с номером 052 на башне. Фуры с грузом тянутся степенно, тяжесть внутри грузовиков ощущается в каждом качке ослепительно белых контейнеров с логотипами UN на бортах. Всего машин шесть, это четыре тягача 'Вольво' и две чешских 'Татры'. При виде логотипа ООН, я невольно улыбаюсь: чего только не возят под этими благостными буквами. Замыкают колонну ещё один танк с номером 115, два безоружных джипа набитые пехотой и второй БТР.
  Теперь счёт пошёл уже на минуты, колонна идёт бодро, скорость не высокая. Подстраиваются под танки, да и фурам на разбитой дороге нелегко. Не отрывая глаз от окуляров бинокля, даю команду связисту:
  - Серёга, отрабатывай координаты пристрелки для миномётчиков. Как будешь готов - передавай...
  Абрамович облегчённо вздыхает и бодрее щёлкает по клавишам прибора управления РЛС. Сейчас пройдёт сопряжение с радиостанциями артиллеристов и лично моё участие в процессе на этом этапе закончится. Переключаюсь на рабочую частоту миномётчиков и докладываю:
  - Оракул в канале, цель входит в рабочий квадрат. Принимайте целеуказания, Молот -1. Как приняли?..
  Шуршат помехи, потом мурлыкает тоновый сигнал вызова, шелестит далёкий голос юаровца. Трудно так вот сразу сказать, но мне послышалось, что Жильберту обрадовался:
  - Принял, Оракул... Канал открыт...
  Справа раздался голос Серёги, связист больше не волновался, он собран и предельно деловит. От его работы сейчас зависит, как долго продлится бой:
  - Данные по целям готовы... пошла передача...
  Я смотрю, как головной джип мятежников пересёк условную границу заданного квадрата операции. Одновременно, переключаюсь на Домбровского и докладываю:
  - Альфа -1, в канале Оракул! Цель входит в заданный район, целеуказания для сил поддержки переданы. Готов работать, как приняли?!
  Ящер откликнулся почти сразу, будто ждал на низком старте. Видимо его уже допёк Шериф, а того достали заказчики. Возомнившие что купили себе маленькую армию и генеральские погоны заодно:
  - Ясно и чётко, Оракул, оставайтесь в канале...
  Тоновый сигнал снова звякнул, но в напряжённой душной тишине кабины броневика,это прозвучало непривычно громко. Колонна уже полностью вползла на тот участок дороги, который плавно изгибался широкой дугой влево. Скорость машин упала, клубы пыли поднимались из-под колёс и гусениц, мгновенно сносимая назад поднявшимся ветерком. Снова мурлыкнул тон передачи и голос безопасника Кучина, на ломанном английском проговорил, срываясь на крик:
  - Всем подразделениям - Катрин! Повторяю, Катрин!..
  Это означало, что пехота и наши БТРы уже вышли на исходные позиции и готовы начать атаку. Пришёл тот самый момент, когда всё уже началось, но бой ещё не вспыхнул и все ещё живы. Ненавижу когда всё вот так тянется, зависает в одной точке.
  - Пошла жара, миномёты начали работать!..
  Этот возглас Серёги совпал с первыми разрывами мин, ложившихся перед головным джипом и рядом с БТРом. Джип сразу унесло в кювет, взрывом ему разворотило весь левый борт, а людей раскидало как тряпичных кукол. БТР резко пошёл вправо и задымил. Борта у коробочек слабые, видимо что-то повредили. Из-за расстояния и закрытых форточек, звуков разрывов слышно не было, я видел просто пантомиму, кино без звука. Ещё три разрыва легли далеко от дороги, но открытому грузовику с пехотой вполне хватило. Веер осколков прошил борт машины, оттуда стали вываливаться люди, я отчётливо видел кровавые раны, у одного негра вывалившегося прямо в кювет, левая нога держалась только на ткани штанов, пропитанной чёрной кровью и посечённой осколками. Экипаж головного танка среагировал очень грамотно: все люки были мгновенно задраены, машина рванулась вперёд, сталкивая дымящий БТР с дороги. Я тронул тангенту связи и сказал Серёге:
  - Олигарх, дай поправку для миномётчиков. Часть залпа в сторону ушла.
  - Есть... Молот-1, здесь Оракул-2! Примите уточнённые координаты по целям! Как приняли?
  - В канале Молот-1, чётко и ясно... Спасибо, Оракул-2...
   Новый залп ушёл точно в цель: Взрывом сняло гусеницу следовавшего за грузовиком с пехотой танка и 052 резко развернулся вправо, проехал ещё пару метров и уткнулся передком в кювет. Ещё два разрыва окончательно разворошили кузов грузовика, серьёзно цепанув тех пехотинцев, что успели выбраться наружу и укрыться в кювете. Водитель головной фуры, следовавшей за танком резко вывернул руль и многотонный грузовик стал быстро съезжать в кювет, проехал метров пять и завяз в топкой почве, отчаянно буксуя и разбрызгивая грязь вокруг себя. Едущий следом 'Вольво' на подобный манёвр не решился, его водитель просто резко дал по тормозам и протяжно засигналил. Гудок был настолько мощным, что даже мы его услышали. Остальные фуры тоже встали, натыкаясь друг на друга. Танк с бортовым номером 115 резко вывернул вправо, и развернув башню вправо, наугад выпалил из пушки. Заряжен был бронебойный, поэтому повалило лишь два чахлых деревца и занялся небольшой костерок. Серёга продолжал передавать на батарею уточнённые координаты целей и вскоре 115-й тоже лишился обеих гусениц и бестолково повертевшись на месте замер. Шедший замыкающим БТР, развернул башенку с крупнокалиберным пулемётом в нашу сторону и стал палить длинными очередями. Пехота в двух джипах спешилась, бестолково укрывшись за машинами, но смотрели они не в нашу сторону а вправо, где лес был более густым. Я видел частые вспышки рыжего огня, пехота палила по кустам. Пулемёт БТРа косил жёсткий кустарник и чахлые деревца метрах в ста от дороги. Нас они не обнаружили с такого расстояния, да и не могли. Два джипа из передового дозора вопреки моим предположениям удирать не стали. Весь бой разворачивался у них на глазах, но на приличном расстоянии. Ни цепью рассыпались вдоль левой обочины дороги и пошли в лес. Само собой, быстро они до нас не доберутся, но шли негры аккурат к нашему холму. Смекнули видно, что высотка эта очень удобно расположена. Я переключил рацию на Ракитина и сообщил:
  - Балу, к вам с актёром идут гости, принимайте...
  Отозвался не Генка, а ожидаемо Коля. Голос его звенел от напряжения, будто он уже хватанул доз какой-то стимулирующей дряни. Однозначно это не так, в бою Ван Дамм не употреблял, чтобы не забивать адреналиновый кайф.
  - Ван Дамм в канале... Вижу их... примем как положено.
  - Принял... работайте по ситуации. Фадей отбой связи...
  Тот факт. Что негры идут в нашу сторону и их существенно больше, меня особо не волновал. На круг их десять человек, а у нас на подходах к фишке я самолично мины по деревьям развесил. Если кого не подстрелим сами, мины точно справятся. Удачно выбранная позиция и опыт - залог долгой жизни.
  Я переключился на канал связи с Домбровским. Ящер ответил сразу, голос нашего второго вождя тоже дрожал от напряжения:
  - Оракул, здесь Альфа-1, доложите обстановку!..
  - Оракул в канале... Главная цель операции достигнута: колонна остановлена. Бронетехника и живая сила противника лишены манёвра и дезорганизованы. Ожидаемое сопротивление незначительно. Даю обстановку в квадрате с нашей базовой станции, убедитесь сами.
  Последовала короткая пауза, видимо Ящер хвастался перед заказчиком. Чего точно у поляка не отнять, так это умелой торговли хлебалом. Домбровский всегда умеет сказать нужные слова уверенным тоном прожжённого профи. Через минуту, послышался его радостный голос, от чего акцент стал ещё более жёстким:
  - Принято, Оракул. Огонь продолжать, пока не последует сигнал 'Айрин'. Как приняли?
  -Чётко и ясно. Сигнал отбоя - 'Айрин'...
  Как я и предполагал с самого начала, местную пехоту бросят под наши же мины. Я снова посмотрел в бинокль, на поле боя всё было лучше некуда. В голове колонный творился форменный ад. Подключились безоткатки капитана Бриггса, который тоже выжал из китайских реплик, полный максимум. Танк с номером 102 уже чадно дымился, получив снаряд точно в левый борт. Его люки были открыты, двое танкистов догорали метрах в двух от машины. Пехота отползавшая вниз в сторону болот, не смела поднять головы. Безоткатки стреляли фугасами, от чего вверх вздымались фонтаны грязи и клочья болотной травы. А потом, случилось то, что происходит не так часто. Танк загорел ярче, сквозь дым стали проглядывать языки рыжего пламени, а потом произошёл взрыв. Грохнуло ощутимо, даже пол в кабине нашего 'мародёра' дрогнул. Из люков танка с номером 102 вырвались высокие языки рыже-чёрного огня. Но башня осталась на месте, машина всё же была сработана на совесть и не развалилась на куски.
  - Ван Дамм в канале... Минус один...
  Я невольно бросил взгляд на экран радара. Так и есть, негры из передового дозора уже вошли на тропу ведущую к холму. Но до них был ещё километр с хвостиком. Ван Дамм просто не удержался. Чтобы снова не воспользоваться своей любимой игрушкой. С прошлой войны, Колян привёз дальнобойную антиснайперскую винтовку М99 (34). Эта зверюга бьёт на километр, никакие броники от пули 0.50 калибра не спасают, что уж говорить про негра в шортах и грязной футболке. Даже смотреть в ту сторону не хочу, Дятлов как человек - полное говно, но стреляет из своей дудки как бог... очень пакостный мелкий бог. Негры скорее всего даже не поняли, откуда к ним пришёл зверь писец, так что вперёд точно не полезут. Хотя Дятлова и Ракитина это не остановит. Поэтому напоминаю:
  - Фадей в канале... Балу, актёр - сидеть на местах, это приказ. Как приняли?
  - Чётко и ясно, Фадей ... Есть сидеть на местах...
  Тем временем водители фур уже покинули свои рабочие места, я увидел, как четверо людей одетых в гражданские шмотки пытаются удирать через борота. Где были остальные двое шоферов, я не смог разглядеть: ветер изменился и дым от горящей техники потянулся на северо-восток, затягивая чёрной дымной кисеёй почти всё поле боя. Танк с номером 052 так и остался стоять на месте, все люки машины были открыты, никого из экипажа я не заметил. Может быть повредилось что-то внутри танка, а может экипаж просто струсил и решил спасаться самостоятельно. Пехота переползала с места на место в кювете, не решаясь ни отступить, ни попробовать перейти дорогу и укрыться в густом кустарнике. Немногим лучше обстояли дела у экипажа танка 115 сумел-таки натянуть 'гусли' свей машины и теперь танк полз по топкой низине, видимо стремясь выйти в голову колонны, чтобы проскочить вперёд по дороге. Противотанкисты капитана Бриггса пока безуспешно палили по движущейся машине. Я сам видел, как два снаряда прошли мимо везучего 115-го. Зато замыкавшему колонну БТРу не повезло. Сразу две мины легли вдоль правого борта машины и точно за кормой. Осколками пробило борт и видимо повредило двигатель, броневик стоял на месте, заслоняя собой замыкающую фуру. Машины с грузом на удивление пострадали мало, Серёга так филигранно корректировал огонь батареи, что мины не причиняли грузовикам заметного вреда. У одной 'Татры' перебило сразу три колеса, один 'Вольво' чадно дымил, но остальные машины и сами фуры не пострадали. БТР больше не стрелял, однако люки машины были заперты. Вся пехота из джипов ехавших в хвосте колонны залегла вдоль дороги, но выцепить их оттуда, это уже задача нашей пехоты. Я тронул тангенту рации и вызвал Домбровского:
  - Оракул в канале! Нейтрализовано 99% тяжёлой техники противника, пехота рассеяна. Передаю данные из квадрата операции. Как принял, Альфа-1?
   Ящер ответил тот час же. Видимо рядом был кто-то ещё, поскольку Домбровский не добавлял через слово своё любимое 'пся крев' ( пёсья кровь - польское ругательство, Авт.) Сейчас его голос звучал глухо и напряжённо:
  - Здесь Ящер, ясно и чётко!.. Наземная группа прибывает с юго-запада от вашей позиции через три-ноль. Приказ силам поддержки перейти в режим ожидания. Как принял, Оракул-1?
  - Ясно и чётко... Наземная группа с юго-запада от меня. Силам поддержки огонь по целям прекратить.
  - Ящер, отбой связи...
  - Принял. Оракул - связи отбой...
  Я снова поднёс окуляры к глазам и увидел, как удачливый танк мятежников с номером 115, выбирается на дорогу. Сигнал о прекращении огня уже был передан в общем канале, так что дисциплинированный юаровец, пропустил уцелевший танк на дорогу. Развернув башню влево, 115-й столкнул в кювет развороченный джип и отработав поворот влево, резво пошёл вперёд. Не знаю, что творилось на частоте конвоя, просили ли танкистов остаться и прикрыть уцелевших. Но факт есть факт, танк ринулся вперёд, пока вдруг снова не закрутился на месте. Плохо отремонтированная 'гусля' лопнула и 115-й резко совершил правый разворот и остановился. В это самое время, я увидел, как с юго-запада, из леса появляются четыре открытых грузовика и сквозь откинутые борта, на землю посыпались одинаковые зелёные фигурки. Вообще-то я чужд сентиментальности, но я сразу узнал по манере разбега, своих подопытных негров. Нет, время проведённое под моим чутким руководством даром не прошло. Новобранцы резво разбились на боевые группы и побежали к разгромленной колонне, предварительно дождавшись появления из леса двух наших БТРов на бортах и носу каждого из которых был намалёван ярко-красный скорпион с поднятым вверх жалом. Это художество имеет двоякий смысл. Сама эмблема - плод креативного творения прапорщика Лёхи Барабанова, по прозвищу Танкист, дважды бывшего на контракте в Чечне. У него на спине выбит точно такой же гад, только чёрный и в разы более страшный. Лёха жертва поветрия второй чеченской, когда времени у пацанов было чуть побольше, чем у нас в первоход. Тогда то и появилась эта мода на разные татухи со смыслом. Типа, если был и участвовал, ну-ка покажи-ка нашу печать или ты балабол гнойный. У меня лично нет ни одной, в первоход не до татух было, вши и духи просраться давали только в путь. Все мысли были только про поспать, согреться и пожрать... ну ещё маленько про помыться. Больно уж вши заедали, да фурункулёз. Ну а вторая компания была если так выразиться покомфортнее, там пацаны немного и расслабились, как я уже сказал.
  ... Стёкла в бронемашине были подняты, поэтому я не слышал, а скорее предугадал, что из БТР-ов с тактическими номерами - 666 и 999, уже несётся знакомый напев распугивающий остатки вражеских негров и глушащий залихватскими децибелами пригибающихся к земле наших новобранцев. Как всегда, Юра Хой что-то знал лучше всех наших командиров:
   - Из-за леса выезжает
   Конная милиция.
   Становись-ка девки раком -
   Будет репетиция!..
  Лёха всегда врубал частушки в исполнении этого народного поэта-песенника, когда со своим взводом выезжал на боевые. Для этих целей внутри и снаружи БТР-ов были закреплены самые мощные аудиоколонки какие Барабанову удалось достать.
  - Фадей!.. Здесь Балу!.. Негры лезут... Их тут много!..
  В канал ворвался обеспокоенный голос Генки, а вскоре по броне 'мародёра' щёлкнула пуля. Холодная волна оцепенения, какая бывает всегда перед боем, окатила меня от лица и до кончиков пальцев на ногах. Откуда в лесу взялся противник, было непонятно. Мозг заработал чётко и ясно. Я вышел на командной волне и передал Ящеру:
  - Оракул в канале... Позиция вскрыта. Я атакован противником. Численность неизвестна. Прошу подкрепления, веду бой.
  В ответ слышалась только статика помех. Может быть Ящер не счёл нужным отвечать, а может просто совещался с начальством как поступить. Но сейчас это уже не важно. Я обернулся к Серёге, тот пожал плечами. Сектор где сидели Балу и Ван Дамм радаром не покрывался. Собственно поэтому я их туда и посадил. Переключившись на отрядную частоту, вызвал обоих сидельцев:
  - Фадей в канале. Балу, Ван Дамм, отступайте к броневику. Как приняли?
  - Балу... принял... Иду, Диня...
  Обернувшись к Серёге, кивнул ему на крышу бронемашины. Там в чехле затаился крупнокалиберный 'браунинг'.
  - Серый, бросай свою музыку и айда за пулемёт. Как увижу негров, обозначу трассерами. Сильно не части, хрен знает сколько этих обезьян с деревьев послазило...
  Чего Абрамович ответил, я не слышал. Видел только, как связист полез назад, где сверху болтались помочи для стрелка. Привычно отщёлкнул вниз предохранитель 'нуф-нуфа' и наконец-то достав сигарету закурил. Со всех сторон после тишины салона, набросилась какофония звуков, гвалт насекомых и звуки отдалённого боя. Мне даже казалось, что я слышу матерные частушки, которые играет Лёха- танкист.
  Едва я сделал пару шагов к замаскированному окопчику, куда сходились провода от трёх минзагов, из кустов впереди показалась массивная фигура Ракитина. Тот топая как слон, на ходу обернулся и пустил длинную очередь в лес. Я поднялся и махнув Генке рукой, указал на соседний окопчик на склоне холма метрах в десяти от моего. Когда Ракитин пробегал мимо, спрашиваю:
  - Где наш актёр? Почему не отзывается?
  - Ф-фиг его... знает!.. Он... далеко сидел... не видел...
  - Ладно, по ходу разберёмся. Лягай в яму и будь готов...
  - Усегда готов!..
  В лесу гремели выстрелы, пули тревожно щёлкали по стволам деревьев и шуршали по кустам. Вдруг. Впереди слева зашевелилась трава. Я было вскинул автомат. Но быстро сообразив, что это слишком низко для человека, опустил ствол, но только не Геннадий. Рявкнул короткой очередью пулемёт и на поляну визжа в предсмертных судорогах выкатилась местная лесная свинья - бородавочник.
  - Балу, сука, ты зачем Пумбу убил?!
  - Случайно...
  - Без команды не стрелять. Сиди тихо, сука!..
  Минут пять всё было так же, пока перестрелка не сместилась ближе. Я отчётливо слышал гортанные выкрики на каком-то незнакомом языке. Что-то смутно узнаваемое было, но в тот момент я не понял что именно. Меж стволов деревьев, метрах в тридцати по фронту, показалось сразу три тёмные фигуры. Я три раза щёлкнул кнопкой рации, но на знак никто не отозвался. тогда я поднял автомат и взяв упреждение, выжал спуск, поведя стволом слева на право. Болгарский самозванец не подвёл опять: две фигуры из трёх легли как положено, третий юркнул за ствол дерева и положенная ему пуля сорвала тонкую кору ушла не по назначению. Снова крики на непонятном языке и сразу с трёх сторон показались чёрные фигуры людей с оружием. Не раздумывая, я бросил автомат и нашарив на земле подрывные машинки, замкнул контакты на подрыв. Попутно шепнув в микрофон:
  - Тук-тук, я твой друг!..
  В доли секунды, произошло следующее: из кустов слева вылетел Ван Дамм в косматом снайперском комбезе, более похожий на ком травы. Генка исчез под землёй, сдёрнув пулемёт с бруствера. Серый проворно нырнул в люк броневика, развернув ствол турели вверх. Дятлов покатился по траве и каким-то акробатическим кульбитом нырнул под колёса бронемашины. В этот самый момент, джунгли вокруг взорвались и потемнели от поднятой вверх земли, листьев и обломков веток. Так же послышались вопли боли и крики на языке, в котором я чисто от стресса опознал что-то восточное: китайский, или японский. Хотя хрен там точно разберёшь! Я ни того, ни другого не знаю. Цепью взрывов и градом осколков лес вымело так, что стало видно как солнце просвечивает жидкие кроны самых высоких деревьев. Верещание насекомых стихло, зато на смену животным крикам. Пришли страшные визги и стоны раненых людей, а потом снова послышались выстрелы. Минные заграждения я расставлял вместе с Балу, который подрабатывал на полставки инструктором у тех местных, которые способны были уверенно отличить красный провод от синего. Так что грамотно поставленные противопехотки, сделали всю работу за нас. Выглянув из-за дерева, я увидел редкие вспышки пламени, метрах в двадцати перед собой. Одна... две... потом ещё одна. Благодаря активным наушникам(35), я не оглох от близкого взрыва и всё прекрасно различал. Хорошая штука, жаль поздно они у нас появились, весь мой музыкальный слух остался в далёком теперь 95-м. Вскинув автомат к плечу, поймал в прорезь прицела вновь появившийся рыжий факел огня и взяв чуть выше, плавно выжал спуск. 'Нуф-нуф' привычно дёрнулся было вверх, но я ласково удержал и вскоре вдали послышался ещё один печальный вопль. Рыжий огонь больше не появился. Справа, короткими очередями чесанул из пулемёта Балу и сразу две огневые точки замолчали. Одна было появилась снова, но гулко жахнула винтовка Ван Дамма, где-то впереди упало, подломилось тонкое деревце и опять кто-то завыл от боли. Воцарилась относительная тишина, раненые выли, но никто отстреливаться не пытался. Тронув тангенту, я тихо спросил на частоте отделения:
  - Балу, Олигарх, Ван Дамм, все целы?
  - Здесь Балу, вроде цел...
  - Ван Дамм в канале, всё норм...
  - Фадей, иди на хер!.. Какой я тебе Олигарх?!.. Цел вроде, щепками посекло малёха...
  Уняв дрожь в пальцах. Я не отрывая глаз от джунглей впереди, ощупал грудь, живот под разгрузкой и шею под антимоскитной накидкой. Поднёс ладонь к глазам, на перчатке крови нет, врод тоже цел. Зная, какие сюрпризы могут таить полудохлые враги, я выщелкнул початый 'рог' из автомата, попутно выкинув на ладонь патрон вставший в патронник. Вынул из нижнего подсумка 'рог' с донцем оклеенным оранжевой изолентой и снова дослал патрон.
  - Серый, вставай за баян. Я трассерами помечу точки интереса, дёрни там сколько не жалко...
  На этот раз, Серёга вроде не артачился, я не видел, как он вылез из люка и снова опустил ствол пулемёта. Слышал только, характерный скрип турели а потом его тихий бубнёжь у себя в ухе:
  - Готов... зажигай...
  Я снова вскинул автомат и стал садить одиночными трассерами в те места, откуда до этого противник вёл огонь. Зелёные росчерки трассирующих пуль уходили в полумрак лесной чащи один за другим, а следом раздался глухой лай крупнокалиберного пулемёта. Чего не выкосили мины, то добрали тяжёлые пули 'браунинга'. В самый разгар веселья, ожила рация на канале отряда и тревожный голос Домбровского спросил:
  - Оракул, здесь Ящер... Доложите обстановку!.. Как...
  После этих слов в лесу снова кто-то завыл совсем уж не по-человечьи и глухо грохнул не сильный взрыв, видимо ручная граната. А потом всё стихло, даже стоны прекратились. Само собой, ведь мы тут всё в салат покрошили, почище чем в кино показывают. Минуту я прислушивался, потом отжал тангенту на передачу и доложил:
  - Здесь Оракул, нападение отбито. Потерь не имеем.
  Домбровский отозвался сразу, как ждал окончания моего доклада на низком старте. Слышно было, что голос поляка дрожит. Переживает за нас? Вы серьёзно думаете, что это возможно?! Нет, здесь что-то другое, что пешкам вроде меня и моих парней знать не положено.
  - Уф... Ящер - Оракулу, к вам идёт отделение взвода 'браво'. Оставайтесь на месте, ждите подкрепления. Они обозначат себя зелёной ракетой. Как приняли?
  - Чётко и ясно. Жду, Ящер...
  Минут двадцать ничего не происходило. Серёга так и сидел за турелью, только Балу и Ван Дамм перебрались поближе к броневику. Я сидел за бортом машины у заднего правого колеса и жадно курил уже третью сигарету. Рядом тёрся Коля, легионер теребил оружейный ремень своего 'слонобоя' и тихо бормотал:
  - Голова как арбуз спелый лопнула!.. Фадей, какой это кайф, сделать дальний выстрел без пристрелки и сразу в жбан его!.. остальные негативы башками вертят, пальбу подняли. Я ещё раз стреляю и снова попал! Жаль не в башку, этому в левое плечо попало, руку прям с мясом отстегнуло. Остальные снова ну палить и назад! Побежали суки!.. Я... я один их всех...
  Не хотелось встревать, глаза у Дятлова на раскрашенном зелёной и чёрной краской лице светились что твои фары в тёмную ночь. Слушать как он негров с предельной дистанции колотил мне не особо хотелось. Главное, что наконец-то покурить можно и больше не стреляют. Миномёты и безоткатки молчат, но от дороги постреливают. Я слышу стрелковое оружие, слышал как один раз бухнула танковая пушка и стучал крупняк с вражеского БТРа, но это было минут пять назад, сейчас вроде только редкие щелчки автоматных и пистолетных выстрелов. Не надо быть пророком чтобы понять, там добивают проигравших. Сквозь душный аромат зелени, тянет сырой кровью, порохом и сгоревшей взрывчаткой. Мелькает мысль, что может быть всё на этом и закончится. Но так было бы слишком хорошо. Слышу сзади характерный шелест, над лесом взвивается зелёная ракета, следом рация оживает и в канале слышу голос Вали Карпухина:
  - Фадей, в канале Кабан! Не стреляй по мне, могу испортиться!..
  За те несколько месяцев, что я в наёмниках, крепко выучил только одно: никому не доверяй слишком сильно. Сегодня вы друзья-приятели, а завтра этому дружку прикажут тебя зачистить, пообещав твою долю в общаке. Да-да вам при найме говорят: есть страховка, семья получает выплату в случае смерти и бла-бла-бла. В телевизоре и на ю-тубе полно таких клоунов, которые якобы выжили и получили свои кровные так сказать. Когда их смотрите и начинаете верить, помните: всё за что мы получаем деньги - это убийство, грабёж и в лучшем случае тяжкие телесные повреждения. За остальное наёмникам не платят более-менее приличных денег. А вот убийства, и где-то порой геноцид... Ни один нормальный человек в здравом уме, таким на камеру хвастать не будет. Отбитые не в счёт, но они до телевизора или ю-туба не доживают. Там однозначно только клоуны разной силы таланта. Но хватит лирики, ещё ничего не закончилось...
   Делаю знак Серёге, развернуть турель обратно, остальные тоже подобрались. Через минуту из лесу вышел сам Карпухин а с ним ещё пятеро его людей. Я немного расслабился, выдохнул. Если бы шли зачищать, Шериф в нагрузку прислал бы своих цепных сербов. А это обычные карпухинские шустрилы, такие на зачистку своих не ходят. Медленно опускаю автомат, вижу, как в глазах Валентина гаснет страх. Он видимо догадался, о чём я подумал, но мы оба сделали вид, что всё ровно и так и должно быть. Старлей указал на выкошенный нами участок джунглей и спросил:
  - Сами не ходили смотреть?
  Я мотнул головой, Серёга злобно сплюнул куда-то вбок, Ракитин заменил рог в своём пулемёте и тихо выматерился. Только Ван Дамм стоял неподвижно, в его позе читались напряжение и досада. Ему хотелось ещё движухи и он злился, что всё кончилось так быстро. Я указал на выкошенный участок леса стволом автомата:
  - Не имеем желания. Живых там почти с гарантией нет. Сначала мин, потом сами, а потом баяном прочесали.
  - Местные?
  - Хрен его знает. Мяв какой-то а не язык. Не по-английски и не по-французски, это точно.
  - Тогда пошли поглядим, ты с нами, Фадей?
  - Пошли... Серёга, с фишки не слезай, мало ли. Гена, айда с нами. Ван Дамм... бля, Коля! Ну сходи подрочи что ли! Харэ барагозить!..
  - Фадей, да пошёл ты...
  - Сам такой. Соберись, иначе накажу.
  Дятлов подобрался, и постоянно косясь на меня через плечо, пошёл следом за карпухинцами. Я никого из них толком не знаю. Хоть отряд у нас не слишком большой, но это почти две сотни гавриков на круг, плюс подёнщики. Запомни тут их всех, когда один уехал, другого грохнули. Я не заморачиваюсь, жизнь она такая сука порой. Иду следом за Валей, молчим, шарим стволами по сторонам. Недобитки они такие: вскочит падла с земли, в одной руке граната с выдернутым кольцом, а в другой охапка собственных кишок, да глаза по пять рублей. Тут надо вовремя успеть правильно среагировать.
  Лес после боя выглядел как парк после урагана: кругом куча веток, кое-где взрыхлённая поражающими элементами мин земля, поваленные деревья. И в этой мешанине проглядывают наши недавние оппоненты. Я заприметил сразу двоих, стрельнул каждому в голову, несмотря на то, что обоих солидно так располовинило очередью из пулемёта. Ни одна тушка не дёрнулась, повезло. Присаживаюсь на корточки, начинаю осмотр. Предчувствия не обманули - оба азиаты, хоть морды у всех вымазаны маскировочной мастикой. В карманах ожидаемо пусто, ни денег ни сигарет. Амуниция вся одинаковая, камуфляж китайский, но это тут у всех так. Китайские тряпки дешёвые и вполне приемлемого качества. Оружие - клон американского карабина М4А2(36), судя по клеймам - тайваньского производства. Рядом присел Валентин, показал мне охапку документов измазанных кровью.
  - У старшего ихнего нашёл. Здесь карты и солдатские книжки двух сержантов и офицера.
  - Китайцы?
  - Эти трое, что с бумажками, все кадровые военнослужащие. Спецназ морской пехоты.
  - Да ну! Прям таки настоящие спецы? Чего же так подставились-то по дурацки?
  Карпухин лишь неопределённо пожал плечами. Я тоже поймал себя на мысли, что мне как-то плевать, почему китайцы полезли на нас по-дурному. Главное, это результат, а он в нашу пользу...
  - Э! Алё, гараж!..
  Резкий хриплый возглас одного из валентиновых парней хлестнул по ушам. Мы с десантурой подскочили, я сразу прижался к ближайшему дереву. Я вскинул автомат к плечу, увидел как слева от меня меж деревьев петляет чёрная фигура. Со всех сторон открыли пальбу, лес снова наполнился визгом пуль и треском веток. Беглец видимо затаился, но не выдержал напряжения, когда мы пошли на досмотр поля боя. Фигура петляла меж невысоких деревьев уже довольно далеко. Когда позади раздался гулкий, хлёсткий звук выстрела и беглец а кинуло вперёд, а в центре спины у него зияла дыра величиной с кулак. Даже не обернувшись я знал, что это Дятлов не упустил возможности показать своё мастерство. И точно, клацнул затвор, с характерным лязгом в ствол слонобоя зашёл новый патрон, а Ван Дамм заметил:
  - Не бегай от снайпера, помрёшь уставшим...
  Я не чистоплюй и не ханжа. Китаец знал куда шёл и точно не ждал, что его тут будут булками с повидлом кормить. Но лишней крови не люблю, не фанат этого дела. Хотя прищучить этого подранка точно стоило, но лучше бы сначала взять живьём и допросить. Простое убийство без смысла и пользы, это просто убийство. Но что сделано, то сделано. Мы ещё некоторое время прочёсывали лес, пока не нашли всех нападавших. Было их десять человек, вместе с беглецом, все азиаты, кроме документов найденных Валентином. Больше никаких бумаг у остальных не нашлось. Мы собрали оружие, честно отдали четыре автомата карпухинцам, остальное сгрузили к себе. Бородин явно захочет свои безоткатки и миномёты выкупить обратно, вот и предложу ему наши трофеи. Бабло потом раскидаем между участниками, обидно никому не будет. Конкретно эти китайцы вышли бедными на трофеи: ни тебе часов нормальных. Ни денег, ни сигарет приличных, а обувка мало того что дрянного качества, так ещё и маломерная вся. Голяк, а не войнушка, одним словом. Скажете мерзко это, трупы обдирать? Ой, да думайте что хотите. Война для рядовых ассенизаторов вроде нас, это не патока с мёдом и брезгливым моралистам тут места нет.
  Когда мы вышли к 'мародёру', снова ожила рация. Вопреки моим ожиданиям, на связь вышел сам Шериф. Голос у него был не особо радостный, но и недовольства я не расслышал:
  - Шериф в канале... Сворачивайте свою музыку побыстрее. Фадей, нужно спуститься вниз к конвою. Ты и Кабан отвечаете за груз, пока не прибудут люди заказчика. В темпе вальса, капитан!
  Я передал приказ остальным мужикам, которые только-только закончили утрамбовывать локатор и наши трофеи. Трупы китайцев мы бросили на месте, гиенам и жукам тоже надо кушать, это вроде как их земля. Проверив оружие, я запрыгнул в кабину броневика и мы тронулись в путь, благо три километра это не расстояние.
  
  
   Глава вторая
  
  1 октября 201.. года. 16.43 по местному времени. Демократическая республика Конго, 48 километров от границы Демократической республики Баконго. Точная привязка к местности отсутствует. Денис Фадеев, наёмник. Пятнадцать человек на грузовик мертвеца.
  
  ... Если смотреть на экран навигатора GPS, в том месте где произошёл бой, кроме саванны и мелких озёр больше ничего нет. Степь выгорает во время засухи, озерца становятся грязными лужами с покрытыми трещинами и выступающими на поверхность солончаком берегами. Сейчас трава зелёная и высотой по пояс, а по обеим сторонам дороги с редкими участками асфальтового покрытия гудит от мошкары болото. Но в одном навигатор не врёт, до ближайшего места которое можно назвать посёлком, или даже деревней, километров сто, а то и все сто пятьдесят. Мы четверо, запылённые и злые, едем вниз по склону плоской горы, сбивая усиленным бампером бронемашины мелкие деревья и прочую растительность. Серёга молча крутит руль, угрюмо посматривая по сторонам. Все мы знаем, как богат местный лес на неприятные сюрпризы. Например, на старые французские мины, мирно ржавеющие в ожидании четвёрки русских балбесов решивших, что заработок на войне это крутой способ подняться с колен так сказать. Но в этот раз обходится без подлянок и 'мародёр' тяжело переваливаясь на топком грунте взбирается на насыпь, расшвыривая гравий.
  Картина боя пока ещё скрыта развороченным белым джипом и чадно дымящим в кювете БТРом, слава яйцам, это не наш. Могучая машина лежит на правом боку, к безоблачному небу поднимаются шлейфы чёрного вонючего дыма. Воняет смесью горящей резины, масло, соляры и человеческого мяса. Это всё я вдохнул полной грудью, когда мы с парнями выбрались наружу. Здесь уже толклась 'мазута' из лёхиного племени водителей и стрелков-мотористов 'за всё'. Чтобы размять ноги и прийти в себя после скачки по ухабам. Я пошёл вдоль дороги, где дымило и тлело всё, что только могло. Танк за номером 102 уже просто парил лёгкой аурой дрожащего горячего воздуха, броня его злобно потрескивала от накопленного внутреннего жара, когда я проходил мимо. Кругом суетились мои 'крестники' - негры из тех, что ещё недавно я гонял по самопальному полигону под весёлую музыку. Некоторые, узнавая, вытягивались во фронт и прикладывали ладошки к кепкам. Я просто кивал, в знак того, что помню, мол, отстаньте. Ещё один развороченный взрывом джип охраны. Здесь всё не так плохо, мина взорвалась у правого борта, но всех кто внутри накрыло осколками капитально. Людей порвало в клочья так, что от одежды остались одни лохмотья. Трупы облепили стада мух, разобрать кто где, сейчас почти нереально. Самый целый из всех танков с номером 052, так и стоял боком, уткнувшись в кювет. Экипаж дал дёру, даже не попытавшись отремонтировать машину или вступить в бой. Тут уже крутился сам Лёха танкист с двумя своими подручными. Они сноровисто натягивали сбитую 'гуслю', видимо надеясь уволочь машину с собой. Танкист заметив меня, кивнул и сноровисто спрыгнув на землю, протянул руку, предварительно обтерев её куском ветоши. Клешня у Барабанова была что надо, думаю все гайки и болты он просто пальцами закручивает, без всяких гаечных ключей и отвёрток.
  - Здоров, Фадей! - Лёха повёл рукой с зажатым в ней импортным танкошлемом вдоль колонны - Твоя работа?
  Я ответил на рукопожатие, благо сам был в перчатке, а снимать не хотелось. Конечно, гражданскому человеку покажется, что это не вежливо. Но в наших кругах все понимают, как быстро мирная пасторальная тишина, может смениться на кромешный ад внезапного боя. А перчатки я вам доложу это не роскошь, когда кругом огонь и куча корявого железа. Так что поздоровались и я отрицательно покачал головой:
  - Не. Чукча не миномётчик. Чукча только стрелок. Юаровцы постарались, я только почтальоном подрабатывал.
  Лёха уважительно покивал головой, снова оглядывая горящие танки и особенно грамотно сваленный головной БТР.
  - Ловко отработали, сразу две мины чётко под левый борт легли. МТО весь в дырах, дизель в хлам, горящим маслом всё внутри испохабило. Мои орлы оптику, боекомплект и кое-что ещё снимут, но двигло и остальное - просто фарш.
  - А с танком чего надумал?.. Шериф точно не разрешит.
  Лёха хитро сощурился и пожал плечами. В его прозрачных голубых глазах светился уверенный оптимизм.
  - Так мы ж его не в конюшню, мы ж его продадим.
  - Мысль здравая, если юаровцы долю не потребуют. Так то коробочка это их работа.
  - Ой, да ну и на хер они пойдут со своими предъявами! Всё одно у них ни тягача, ни мехвода нет, чтобы эту штуку самостоятельно до цивилизации дотащить.
  - Ну дерзай, коммерсант...
  На том и распрощались. Я тогда ещё подумал, что терпилы в лице мятежников, могут и вычислить продавца. Хотя в здешних условиях, кто завалил и кто продал, это не всегда один и тот же человек. Так что риск спалиться на продаже хоть и есть, но терпимый. Меня догнали Генка и Ван Дамм. Последний смотрел волком, всё ещё обижаясь как я его при карпухинцах опустил. Но тут дело хозяйское. Я на его обиды давно положил и не поднимаю с тех пор.
  ... Когда дошли до первой фуры, тут уже крутилось трое местных пехотинцев из моей дрессированной стаи. Один ловко шарил в кабине, забравшись туда по пояс, так что наружу торчали только ноги в новеньких берцах. Двое других пытались сбить замки на самой фуре, неловко тюкая по замкам найденными тут же камнями. Делали они это та самозабвенно, что подошедший Генка Ракитин даже заржал в голос:
  - Бля, Дэн, смотри: труд делает из обезьяны человека!
  Аллегория была настолько меткой, что мы с угрюмым Николаем тоже остановились и стали ржать. Негры, заслышав наш смех, побросали камни и вдруг потянулись за автоматами, которые беззаботно бросили тут же прямо на землю. Ван Дамм тут же перестал смеяться и в один прыжок оказавшись рядом с новобранцами отнял у них оружие, одному метко пнув по яйцам, а второму жёстко пробив солнечное сплетение. Когда оба уже падали, Дятлов жёстко добил их сломав обоим по паре рёбер. Когда оба свалились на землю, испуская жалобные стоны, Генка Ракитин обернулся назад и угостил прикладом пулемёта третьего негра, видимо прибежавшего на помощь своим друзьям. Помощник издал короткий мяв и тоже оказался на земле, а Геннадий ласково извлёк из его руки новенькую монтировку с красной прорезиненной ручкой. Одобрительно крякнув, Ракитин взглянул на меня и дождавшись одобрительного кивка, пошёл к дверям фуры. Я тоже подобрался ближе, попутно оттащив Колю от корчившихся на земле негров:
  - Эй, каратист, харэ! Их после штурма авось не трое осталось, нам разборки не нужны. Попинал и хватит. Они больше не будут, я даже отсюда вижу.
  - Мразота тупая!..
  Дятлов ещё раз от души приложил ближнего к себе скулящего негра по рёбрам. Я нагнулся за автоматами, которые новобранцы побросали прямо в кювет, быстро вынул изо всех трёх затворы и передал их Ракитину:
  - Потом, отдашь кому-нибудь из карпухинских бойцов, если спросят...
  - А если нет?
  - Тогда выкини на хер, делов-то...
  Генка молча сунул их за поясной ремень и мы пошли дальше, осматривая смирно стоящие друг за другом грузовики. Я собирал в кучу документы, какие удавалось найти в кабинах фур и скатывал их в трубочку, перемотав всё плотной резинкой, чтобы не разлетелись. Только головной 'Вольво', был слегка повреждён: осколками мин и видимо автоматной очередью, лобовое стекло раздробило в мелкое крошево. И судя по струйкам пара из-под капота, пробили радиатор. Но больше видимых повреждений не было. Остальные грузовики вроде вообще не пострадали, нужно отдать должное миномётчикам, близких разрывов они не допустили. Когда мы с парнями миновали третью фуру, то снова столкнулись с мародёрами из числа уцелевших новобранцев. Эти сноровисто ковыряли замки фуры где-то добытой монтировкой. Но заметив нас, тут же побросали инструменты и проворно скрывшись где-то в кювете заросшем густой травой. Ракитин, хотел было дать короткую очередь поверх голов. Чтобы шустрее отбежали и не думали про всякие пакости, вроде выстрела из-за кустов, но вдруг резко развернулся и с выпученными глазами указал на полуоткрытую дверь фуры. Гена у нас человек полностью лишённый воображения и как следствие, чувства юмора. Чтобы его удивить или насмешить, нужны две вещи: абсолютно голая Памела Андерсен в её сочные молодые годы, либо указательный палец правдой руки, поднесённый прямо к носу Ракитина. В первом случае, Генка удивится и сядет на задницу, скажем даже в горящий костёр. Ну а во втором, будет ржать без остановки как безумный до икоты. В голую и молодую Памелу, которую ушлые негры контрабандой везли в грузовике, я не поверил сразу. В то, что один из них решил Генку пальцем рассмешить, тоже верилось слабо. Поэтому когда мы все втроём подошли к месту события, ожидали чего угодно. И надо сказать, внутри фуры было кое-что получше голых баб и негров-комиков. Вся фура под завязку была набита кубами-поддонами, плотно замотанными в непрозрачный матовый пластик. Негры успели вскрыть замок, открыли одну из створок контейнера и сорвали солидный шмат плёнки с поддона таким образом, что содержимое сияло нам в глаза ослепительным бледно-зелёным фоном. На поддонах были плотно упакованные пачки американских денег. Как я успел заметить - всё новенькие сотенные купюры. Стоящий рядом Абрамович присвистнув, сбил бейсболку на затылок и пристально гипнотизировал денежный куб шалыми от привалившего счастья глазами. Генка, так тот вообще подошёл ближе и просто гладил бок поддона рукой, что-то нежно приговаривая. Ну как будто бы деньги были диким конём, который вот-вот сбежит. Никакого впечатления находка не произвела только на меня и на Коляна, но совершенно по разным причинам. Я увидел в чужих деньгах большую проблему для всех, кого сделают крайними хозяева этой ядовитой бумаги. Нас выцепят и с каждого снимут скальп, отрежут яйца и скормят гиенам. Ван Дамм же к деньгам был абсолютно равнодушен, его ещё трясло от адреналина. Поэтому он просто досадливо сплюнул в сторону и уже начал поворачиваться чтобы уйти. Найди мы там оружие, это его хоть немного развлекло, а вот деньги... Коля в силу своих специфичных пристрастий, толком никогда не знал бы, что сними делать. Поэтому я оценил обстановку и быстро вынув из кармана бухту прозрачного скотча, замотал оторванный кусок упаковки поддона, а потом захлопнул створки контейнера, под удивлённые возгласы коллег по опасному бизнесу. Обернулся и увидел, как улепётывают в саванну трое негров вскрывших фуру. Тронув Дятлова за плечо, я указал ему на беглецов:
  - Убери их... только очень быстро!..
  Ван Дамм проворно припал на колено, и поймав в прицел ближайшего беглеца, выстрелил. Он поступил правильно: выбери он мишенью самого дальнего, остальные заметят потерю бойца, начнут метаться и тогда по остальным попасть будет труднее. А так, двое других бежали как и до этого, пока тоже не легли в болотную грязь. Я как мог, приладил на место сорванный замок, сделав вид, что неграм его не удалось доломать до конца и густо замазал грязью. Обернулся к остальным и тихо, но внятно сказал:
  - Ни слова про это!.. Кто пикнет - сам удавлю, вот этими руками! До вех дошли мои слова?!
  Абрамович вдруг всё понял и согласно затряс головой. Ван Дамм согласно мотнул головой и снова загнал патрон в ствол своего 'слонобоя'. Только Ракитин было заартачился, но увидев мой кулак у своего носа, вроде бы отступился и тоже замолчал. В полном молчании, мы обошли все фуры и отогнали ещё одну стайку мародёров. Благо эти только шуровали в кабине, а на сам контейнер не покушались. Вскоре, с юга послышался рокот вертолётных винтов и на небольшом сухом пригорке приземлился наш отрядный 'кайюс'. Откуда вылез сам Шериф и 'полкан' Кучин. Потом из лесу выехало сразу три джипа, откуда посыпались как горох 'рэксы' из личной охраны Лютикова. Троих я даже узнал, и тот седой, что был у палатки давеча, вроде как был в этой кодле за главного. Они быстро взяли фуры под охрану, я со своими еле успел отойти к головному грузовику. Самого главного заказчика с ними не оказалось. К этому времени, ребята из взвода 'альфа' уже отогнали всех уцелевших негров метров за двести от дороги. Их 'рэксы' тоже бортанули, но вежливо, без наездов. Я видел, как три 'мародёра' наших 'альфовцев' стерегли сбившихся в кучку людей, водя стволами крупнокалиберных пулемётов. Оружие у негров всё забрали, сложив его в подогнанный грузовик с открытым верхом. К нам уже подтянулись парни Карпухина, которых тоже вежливо попросили убираться вон от груза. Я сдвинул флажок предохранителя 'нуф-нуфа' вниз, как бы невзначай заходя за корму подбитого танка. Парни стояли рядом, тоже не особо выказывая радость. Дабы скрыть напряжение, я вытряхнул из отощавшей пачки сигарету и закурил. Хорошо, что зажигалка не подвела, дюже потряхивало меня от неясных жизненных перспектив. Некоторое время всё было очень тревожно: фиг его поймёшь, какой приказ дан псам из охраны олигарха и как быстро Шериф от нас откажется. Но вышло не так хреново, как мне показалось изначально. Шериф с полканом подошли к грузовиками, долго крутились. Подолгу останавливаясь у каждой фуры, они что-то в полголоса тёрли между собой. Особенно долго они задержались возле той, что я так неуклюже замаскировал. Постояли там, кто-то из подошедших карпухинцев указал в нашу сторону, потом в болото, где Коля упражнялся в стрельбе по беглым. Однако к нам шеф с халдеем сразу не пошли, проверили все фуры, раскланялись с командиром 'рэексов' и только потом, как бы невзначай завернули в нашу сторону. Шериф, раскурил новую вонючую сигару и подойдя ко мне, протянул руку, пристально глядя прямо в глаза. Я взгляд выдержал, главным образом потому, что намеренно пустил струйку дыма своей сигареты себе же под нос и сощурился. А затем протянул шефу собранные по грузовикам документы. Вид они имели не презентабельный, да и Шериф скорее сделал вид, что эти бумажки имеют какое-то значение, кроме как для подтирки:
  - Отличная работа, Фадей! Всё прошло штатно, люди мятежного генерала даже не успели позвать своих. Все получите 30% от оклада в качестве прибавки! Наличными, как только прибудем в базу.
  - Служим мировому капиталу, товарищ полковник!
  Я позволил себе усмехнуться как можно более цинично, приложив к бейсболке указательный и средний пальцы, как это делали фрицы в старых советских фильмах. Шериф тоже улыбнулся. Вынув сигару изо рта и шутливо отсалютовал ею.
  - Хорошо, Груз теперь это ответственность Карпухина и его людей. Вы собирайтесь и отправляйтесь в базовый лагерь. Нужно управиться как можно быстрее. Пока конголезцы не возбудились сверх меры.
  - Есть, товарищ полковник!..
   Минут двадцать ушло на сборы, потом тронулись по разбитой взрывами дороге, в сторону боканийской границы. Окна в бронемашине были закрыты, но я ещё успел услышать, как зарокотали вдали пулемёты. Это были 'браунинги' с наших броневиков, к которым присоединились пулемёты отрядных БТРов Лёхи Танкиста. Даже не оборачиваясь назад, я понял, что все уцелевшие новобранцы будут найдены на поле боя и именно их сделают 'героями' этой битвы за чужое бабло. Как всегда, в сердце заползло гаденькое чувство, которое знакомо любому кто сталкивался со смертью нос к носу: 'хорошо, что не меня'.
  - Дэн, а ты бы так смог?
  От размышлений о том дерьме в которое мы все ожидаемо вляпались, меня отвлёк вопрос Генки. Большой и крайне грозный внешне, Ракитин поминутно оглядывался назад, в глазах его метались страх и тревога. Настроение было паршивое, послебоевой мандраж уже отпустил, страшно хотелось выпить. Поэтому я ответил без обиняков, зло ответил:
  - Смог бы, Гена, смог бы... Больше тебе скажу, мы все бы смогли. Либо легли рядом с этими неграми в грязь, либо получили свои четыре косаря евро-тугриков. Выбор здесь только такой. Это чужая война и правила здесь тоже не нами установлены.
  - Но ведь... Дэн, так фашисты делали! Мы же не...
  Вдруг накатила настоящая злоба, когда контузия даёт о себе знать, у меня планка падает и ... короче нехороший я тогда для всех окружающих человек. Поэтому я развернулся и ухватив Ракитина за пулемётный ремень, повернул его так, что сдавил Генке горло. Тот задёргался, выпучил глаза и застыл как пойманный за бока рак:
  - Фашисты?! А не ты ли ещё позавчера трёх негров из пулемёта у рва на тренировочной площадке уложил?! А не ты помогал две недели назад деревню каких-то контрабандистов жечь, а там тоже вроде были бабы и ребятишки. Их, конечно выгнали, но факт остаётся фактом - помогал деревню жечь?! Ну, чего шары на меня выпучил, падла?!..
   Приём, который я так ловко на Ракитине применил, оставлял Геннадию жизни ровно три минуты. Я смотрел, как синеет его лицо, а глаза вываливаются из орбит.'Мародёр' резко вильнул к обочине и вскоре Серёга и Колян выдёргивали меня наружу, силясь отцепить от уже хрипящего Ракитина. Ещё миг и вот уже Серёга вливает мне в горло обжигающее пойло. А потом мутная пелена и боль отступают. Я вижу, как надсадно кашляющий Ракитин с багровым от натуги лицом, блюёт стоя на коленях прямо на колесо машины. Парни всё ещё держат меня за руки, в глазах у обоих страх, какого я у них в бою не замечал. И тут, будто холодная волна меня окатила, сё снова обрело прежние краски. Контроль над телом и эмоциями вернулся.
  - Харэ... Нормально всё уже... Пустите, ну!..
  Стряхнув руки ребят, я пошёл к Ракитину и присев рядом, крепко взял пулемётчика за плечо. Генка вздрогнул, взгляд его панически метнулся мне за спину, на остальных. Но всё же он не посмел дёрнуться, хоть и был вдвое тяжелее меня. Этот талант мне достался от деда. Нужно было укротить кобеля лайки, вожака стаи. Подходишь не боясь и без рук хватаешь его зубами за нос. Если всё сделано правильно, то кобель завизжит, повалится на землю и перевернётся на брюхо. Главное всё сделать быстро и не показывать страха. А иначе он тебе лицо обглодает, как нефиг делать. И всё это время надо смотреть псу в глаза. Потом такое и с людьми срабатывает на раз. Нет, конечно, за нос никого кусать не надо, этих за нижнюю губу надо брать жёстко, если уж совсем без понятия человек, но обычно взгляда хватает. Голос мой был глухим и как бы даже не совсем моим что ли. Меня как накрывает, как будто за грань какую ухожу:
  - Гена, всё, забыли... С меня кинжал, какой ты у заезжего амера всё выцыганить пытался. Приедем в базу - подарю. Не доставай меня больше, не хочу тебя калечить. Ну, замиримся? Всё ровно?..
  Страх в глазах Ракитина постепенно угас, до него постепенно начало доходить, что ещё немного и он пропал бы совсем задарма. Он поднялся, опираясь о пыльный борт броневика и опасливо протянул мне свою большую руку. Мы пожали друг другу руки, Генка пробормотал, но так, чтобы я расслышал:
  - Всё ровно, Дэн. И ты меня прости, забылся я...
  Я снова внимательно посмотрел Генке в немного шалые от пережитого стресса глаза и сняв вторую руку с его плеча, сказал совсем уже будничным тоном:
  - Ладно, по коням...
   Дальше молча поехали, всем хватило аттракциона с удушением. Генка сидел смирно, больше вопросов не задавал и назад не оглядывался. Дурь, глупые вопросы вылетели вместе с блевотой в пыльную африканскую землю. Я таким манером раньше распоясавшихся дембелей укрощал. Помню, наклюкались они самогонки, догнались конопляным отваром. Потом бензина занюхали и ну молодых по казарме гонять. Дневального в сортире заперли, он там до конца шоу и просидел. Командир второго взвода, откуда эти орлы, сам было сунулся туда, но получил табуретом в лоб и весь в кровище прибежал ко мне. Сдрейфил оружие применять, или дальше докладывать. А мне как раз не спалось, кишки пораненные крутит так, что аж на стену лезть хочется. А тут как раз лекарство в дверь ломиться и пол кровищей пачкает. Двоих я тогда их же сапогами до полного успокоения отпи...дил, а вот третьего только взглядом успокоить и удалось, он нож с наборной ручкой откуда-то из-за голенища достал и на меня так прыг-прыг! Сам обдолбанный, зенки мутные, не соображает ничего. Ну, пистолет-то со мной, в кобуре лежит и если что, маманя не жди, ты родимого сына. Поедет солдатик домой в цинковом ящике. Но тогда всем плохо будет, даже этот дебил краем сознания понимал всё глубину той задницы в которую он сам себя загоняет. Ну я снял портупею с ремнём и отстегнув узкий ремешок пошёл на дебила который ножиком так форсисто размахивает. И в глаза ему смотрю, как тогда кобелю блохастому. Вижу, хочет ударить, но ноги к полу пристыли а страх который я ему передаю, мешает даже двинуться с места. Ну, вот я и связал этого дебила портупеей. Потом тихо всё обошлось, этого гладиатора с приятелями в хозроту упекли, до самого дембеля. Они лихо так у меня говно чистили и за людьми и за свиньями из подсобного хозяйства. Про коноплю и прочие излишества даже не вспоминали, стоило мне прийти и службу проверить. Так и здесь помогло. Хотя внутренне я себе зарубку поставил: по краю мы все ходим, чтобы реально с фашистами не сравняться. А край этот очень тонкий и прозрачный почти. Да, приходится и на 'мирняк' наезжать, этого никак не избежать, когда один условный местный улус, идёт войной на соседний бантустан. Нас нанял вождь Мумбо, а вот его соперник и кровный враг Юмбо, столько пиастров не скопил, за свою жизнь торгуя соплеменниками по три рубля за пучок. Не фортануло князьку, что поделаешь. И мы идём, устраиваем зачистку в племени этого самого Юмбо, хотя стараемся чтобы никто не пострадал, обычно выгоняем баб с ребятишками в поле, а халупы слепленные из говна и палок - просто сжигаем. И нет, я не оправдываю ни себя, ни тем более тех, кто всю эту порнографию затеял. И мы и они, все замазаны по самую макушку, это факт неоспоримый. Главное для меня и остальных, это замараться как можно меньше. Вот и сейчас, когда Лёха Танкист со своими под залихватскую музыку раскатывает выживших в бою новобранцев, я и остальные просто радуемся, что на этот раз никого из нас не так сильно забрызгало кровью. Звуки пулемётных очередей стихли, а хлопки более мелкого калибра отсюда уже не слышно. Раненых добьют, всё сфотографируют и подкинут конголезским воякам, которые на низком старте уже ждут, чтобы с фанфарами прибыть на место разборок. Не знаю, какая часть от одного брикета с деньгами им причитается, но точно небольшая, не для них это всё затевалось. И тогда... Чёрт его знает, что будет тогда. Может быть, Конго решит пойти войной на Баконго и тогда для нашего отряда опять найдётся работа. А может, там решат не поднимать большую бучу и просто пройдутся рейдами по приграничным районам друг друга и объявят о 'справедливом возмездии'. И в этом случае, мы опять будем при делах. Война о которой мне рассказывал дед, была другой, в ней был смысл, была идея, а люди становились сакральной жертвой, во имя выживания будущих поколений. В той войне, на которой я оказался сейчас, такого смысла никогда не было. Как если бы внутри яблока черви выели всю сердцевину, но пока не прогрызлись сквозь кожицу. Снаружи это всё ещё яблоко, спелый привлекательный фрукт. А внутри смрадное и склизкое нечто. Смысл этой войны скрыт от нас, простых подёнщиков и чернорабочих. Но ничего сакрального в нём нет: просто одна шайка денежных мешков решила рихтануть другую шайку толстосумов. Но не своими же нежными холёными руками они будут это делать? Правильно, нужно найти тех, кто беден, кому нечего терять и особенно тех, кто настолько повредился умом на какой-нибудь другой войне, что ему всё равно в кого стрелять. Я контуженый, но всё же пока до железки смысл жизни не отстрелял. Поэтому и дерусь с такими как Ракитин, которые будто слепые щенки радостно визжа лезут прямо в огонь. Но останавливать их у меня нет сил... уже давно нет. Могу только бить им рыло и орать, на это пока запал ещё есть, но и он подходит к концу, за которым полное безразличие.
  ... В расположении, всё пошло как обычно бывает после выезда на боевые. Старшие офицеры и сам Шериф приняли контрастный душ и заперлись в бункере вместе с заказчиком. Евгений Петрович прибыл минут за тридцать до того, как наш пыльный и слегка покоцаный китайскими пулями 'мародёр' въехал в расположение базы. Проценко, Кучин и сам Лютиков, уже заперлись в бункере, но перед этим долго любовались какими-то фотками, которые с планшета олигарху показывал его главный холуй - Кучин. Мне даже догадываться не надо что там было. Само собой, фуры с деньгами перегнали в какое-то укромное место и распотрошили на предмет маячков слежения и вообще. Сами грузовики точно утопили где-нибудь, или зарыли. В кино показывают, что такие машины обычно эффектно жгут так что шлейф дыма красиво заслоняет красное африканское солнце. Киношникам или спецом не говорят про спутники, которые такой костёрчик с орбиты на раз секут, либо это для лохов придумано, ну которые повторить попытаются. На самом деле, если есть возможность, фуры топят в подходящих водоёмах либо закапывают прямо в землю. Так гораздо надёжнее, да и найти труднее. Нет, с речкой тоже так себе вариант: засуха вдарит и вот уже всё всплыло как кость динозавра в пустыне. Думаю, что закопали грузовики, не даром наш индус со своими землекопами ещё в расположение не вернулся.
  Отстояв небольшую очередь, я тоже помылся белой, как снятое молоко водой, подавил тапком несколько сколопендр забравшихся в душевую и снова почувствовал себя человеком. Вышел на воздух, когда солнце уже выключилось и кругом горели фонари. И как был, в одних трусах, с 'глоком' заткнутым за резинку, иду себе к нашему бунгало, стараясь проскочить побыстрее открытое пространство. Пыль, гарь от прогреваемой техники, да и мошкара местная любит кровь белых людей. По пути мне попался давешний Лёха Танкист, но тоже, в одном белом полотенце на бёдрах и с антикварным автоматом ППС(37) в руках. Воронение кое-где потёрлось. Но оружие всё ещё вызывало уважение, своей непритязательной, но крайне смертельной для врага простотой. Лёха махнул свободной рукой и подойдя. Сказал:
  - Чё, отмазались в этот раз?
  - Угу...
  - Да я не в обиде, Фадей! Сам понимаешь: сегодня я, а завтра тебя в уборщицы поставят.
  При этих словах танкиста, во рту возникла едкая горечь, как если бы две пачки подряд высадил. Хотел было сплюнуть, но во рту пересохло. Однако же я нашёл в себе силы сказать как можно более безразличным тоном:
  - Не согласен, Лёш... Мы тут все с самого начала раком стоим.
  Танкист, покачал рыжей стриженой головой с отросшим кудрявым чубом и сверкнув голубыми в красных прожилках глазами, посоветовал:
  - Философ ты, Фадей... Завязывай с думами этими, шифер он штука хрупкая. Посыплется, назад не пристроишь.
  Я только и смог. Что согласно кивнуть, Танкист прав, распустил язык, а это уже опасное дело. Поэтому постарался состроив циничную мину, в тон ответить:
  - Согласен, размышлять о пустом вредно... Ну, бывай!
  - Бывай, Фадей!.. Если спирту надо, посылай гонца. Хороший есть, не эта местная кукурузная мозголомка.
  - Замётано...
  В нашем бунгало, из-за задвинутых ставень пробивались полосы жёлтого света, а из-под плотно прикрытой двери, глухо доносилась знакомая с чёрт знает каких мохнатых годов, песня группы 'Комбинация'. Молодые, задорные голоса из далёкой юности. Помню даже, как первый раз поцеловал девчонку под эту песню, а потом выхватил люлей от её то ли друзей, то ли воздыхателей. Их было много, но поцелуй был сладкий, а девчонка очень красивая и упругая в нужных местах, так что боли я не замечал. Блин, как же давно это было...
  
  Америкэн Бой, уеду с тобой!
  Уеду с тобой, Москва проща-ай!
  Америкэн Бо-оой! Уеду с тобо-оой!..
  
   Я взошёл на порог бунгало, в центре тесной комнаты уже стоял накрытый стол. Все трое моих коллег уже приняли по первой, от чего глаза их масляно блестели, а лицах замерло идиотски блаженное выражение. Среди початых жестянок мясных консервов, компотов в стеклянных банках, выделялись две двухлитровые ёмкости с 'мерлушкой', так мы называли спирт с наструганными туда кусками лимона. Для желающих повторить напомню: косточки из этих фруктов надо вынимать все до одной, они выделяют синильную кислоту и тогда амба веселью. На встречу мне встал Серёга, сидевший с краю слева и протянул пластиковый стакан из-под кофе 'старбакс':
  - Фадей, тебе штрафная!..
  Я не чинясь принял и выпил двумя долгими глотками. Аромат лимона практически забивал спиртовую резкость, пошло очень мягко, как лимонад. Постояв немного, чтобы принятая доза устоялась внутри, и принялся за закуску. Жареный с луком ямс. По вкусу очень похож на слегка побитую морозом картошку, в принципе с луком и свиными жареными сосисками, пошло очень даже ничего. Пили не так чтобы много, больше налегая на еду, поскольку жор после боевых нападает страшный. Но вскоре. Народ оттаял, чавканье замедлилось и когда Алёна Апина запела, как ей плохо живётся без Лёхи, Генка Ракитин сё же задал вопрос, витавший в воздухе с самого прибытия в базу:
  - Фадей, нет ты скажи!.. Скажи, почему ты не дал нам пощипать этот денежный куб, а?!
  Я рта не успел раскрыть, поскольку набил полный рот ямса с каперсами и куском свиной сосиски. Неожиданно следом вступил Серёга. Который вроде никогда в дебилизме замечен не был:
  - Генка правильно спросил, Денис! Рядом ни одной живой души не было. Тиснуть пару блоков, спрятать в тачке, а потом на негров списалось бы. Не все как ты без прицепа... Мне вон, даже набирать жену боязно! Каждый день эти упыри приходят, ребёнок уже заикаться стал, на улицу боится выйти без матери!..
  Только Ван Дамм ничего не сказал. Этот продолжал хрустеть маленькими огурчиками и смачно хакнув, заглотил ещё полстакана 'мерлушки'. Я знаю чем Коля займётся когда никого рядом не будет. Он станет пересчитывать вырванные у негров и китайцев клыки, чтобы потом сделать из них наручный браслет. Я видел у него в сумке заготовку для такого. Там уже половина была уложена в странный узор, значения которого я не понял. Поэтому спор о деньгах ему был по барабану. Дятлов только щурился на яркий свет лампы и кивал в такт музыке головой. Ну а я прожевал и отставив стакан с настойкой, ответил как мог более спокойно:
  - Спрашиваете, почему не дал бабло тиснуть? Вы лучше спросите, почему сейчас за столом живые сидите, да водку трескаете.
  Я повернулся к Ракитину, при этом чуть подавшись через стол вперёд. Тот отшатнулся, резко уперевшись спиной в стену:
  - Вот ты, Генаша, ещё недавно домой пару тыщ баксов отправил и что-то про семерых по лавкам я от тебя никогда не слышал. Тебе мало? Ответь, мало?!
  Ракитин, всё так же затравленно глядя мне в глаза, уронил пластиковую ложку на стол и помотав головой пробурчал глухо:
  - Мало не мало, а завязать бы с этим ремеслом хватило бы! Квартиру куплю, машину нормальную, женюсь может быть... да тебе-то какое дело? Ты ж упырь контуженный, даже жена от тебя сбежала!..
  Слова Ракитина меня не разозлили, вся моя злость ушла ещё тогда, в машине. Он кругом прав, я в принципе не особо так нормальный человек, без нормальной гражданской жизни. Жена ушла, конечно, не поэтому, просто ей трудно было с моим окладом и комнатой в офицерской общаге, как-то строить жизнь. Не для трудностей была моя Вера, не для испытаний жены декабриста. Сначала злился, а после Чечни и ночных приходов, понял, что так даже лучше для нас обоих. Поэтому я сел обратно, выпил согревшуюся уже в стакане настойку и сказал:
  - Значит так, мужики, объясню только один раз, а потом как знаете. Только меня за собой не тяните, очень прошу. Если соберётесь тырить бабло, дайте знать, я в сторону отойду. Мешать не буду, даю слово офицера...
  Я собирался с мыслями, когда осмелевший Ракитин тоже махнул стакан настойки и уже ёрнически подначил:
  - Ну и чё?! Чё сказать-то хочешь? Бабло заразное, да?
  Я хотел было двинуть Генке в рыло, но меня опередил неожиданно приподнявшийся на стуле Дятлов:
  - Да замолкни ты, поддувало! Сядь, дай командиру сказать!Дэн, мы слушаем, извини, этого дебила.
  После эти слов Ван Дамма, Ракитин резко осел на своё место и надулся, щёки его покраснели, ноздри раздувались как у озлобленного быка, но он молчал. Благодарно кивнув Дятлову. Я сказал:
  - Бабло это меченое, мужики. Такие шуршеля, амеры раздают своим прихвостням, для каких-то своих целей. Помните, как месяц назад мы с амерами пили в аэропорту в Киншасе? Тогда я ещё водки палёной выставил, амеры вроде все полегли, но один крепкий попался. Мы с ним почти до самого вылета квасили да за жизнь тёрли.
  Коля щёлкнул пальцами и согласно закивал, лицо его осветилось непривычной для Дятлова открытой улыбкой:
  - Помню, вы ещё тогда стрелять за ангар пошли, типа на спор, кто самый кривой меньше всех промахнётся. Но я тогда тоже тяжёлый был, сидеть мог, а ходить уже ни-ни. Ну и чего вышло-то?
  - Пострелять это для отвода глаз. Амер меня в ангар свой потянул. Мол покажу чего-то. Я тогда грешным делом подумал, что он это к пидерству дело ведёт, хотел его сразу огорчить как следует. Но нет, ошибся. Амер провёл меня в ангар, где ихний транспортный борт стоял. Там и охраны даже не было, они оказывается вместе с нами квасили...
  - Точно - Дятлов снова кивнул, разрывая зубами кусок вяленого мяса - Я ещё помню комбезы на троих интуристах странные для солдат были, с крылышками.
  Я согласно кивнул, хотя сам-то очень смутно помню всех, кто тогда подходил к нашему импровизированному столу. Снова собравшись с мыслями, продолжил:
  - Так вот, заходим внутрь, а там точно такие же кубы в пластике на поддонах стоят. Амер этот как-то ловко монтировкой поддел и показывает мне брикеты зелёных своих американских рублей. Говорит, мол, это для какого-то местного вождя. Чтобы базу строить не мешал и местных с какой-то земли согнал, нашли они там чего-то. Я спрашиваю, а чего не тиснуть немного, чай от вождя то не убудет. Амер хитро так пальцем в воздухе поводил и говорит: деньги эти за пределами Африки как красная тряпка для ФБР или там ЦРУ. На каждой свой номер стоит и кто там этими деньгами расплатится. Может уже считать себя узником совести в федеральной тюрьме. Так амеры следят, кто и на что из террорюг бабло тратит. Доллары они лучше любого стукача работают: они всем нужны и говорят только со своими хозяевами. Для всех остальных, это просто деньги.
  Я щедро плеснул себе настойки, поскольку история эта до сих пор заставляет волосы на загривке вставать дыбом, выпил и не закусывая продолжил:
  - Потом, амер уснул прямо там, а я долго ещё перед брикетами этими стоял. Но поборол искушение, не взял баблецо. А недавно слышал по 'ящику' как того самого вождя амеры сами точной ракетой прямо в джипе поджарили. Само собой, нас ракетой бить не станут, мелкие мы с вами для ракет. Но вот накрутить на нас автомобильных покрышек, потом обильно полить бензином и поджечь, выставив вдоль какой-нибудь людной дороги в назидание, это думаю организовать смогут. Ядовитое это бабло, мужики... коснёмся его и сдохнем все. Даже знать про него опасно. А теперь думайте что хотите, я покурю и спать...
   Курить по вечерам в местном климате это удовольствие особое. Куча кровососущих гадов мешают наслаждению, поскольку река не так уж далеко да и болота рядом. Но репеллент спасает, жужжат суки рядом, но не садятся. Репеллент вонючий, но ко всему привыкаешь, когда есть понимание, что всё это вокруг тебя всерьёз и надолго. От контракта остаётся ещё три года и восемь месяцев, поэтому я достал сигаретку и с удовольствием прикурив от зажигалки 'крикет'. Странно, с буржуйского это переводится как 'сверчок', но звук трения колёсика о кремень, больше напоминает звук железа по стеклу. Огонёк вспыхнул и погас... чёрт, кремень стёрся, вот тебе и добыл огня. Спрятал умерший черкаш в карман штанов, поскольку газ внутри есть, для фугасного запала пригодится. Вынул новую из разгрузки, огонь резво взмыл вверх. Чуть не опалив левую бровь. Удовольствие от процесса курения, вдруг как-то резко осело вниз. Да и хмель начал выветриваться постепенно, хотя кругом душная жара, аж дышать трудно. Вдруг. Из-за двери донёсся звук падения тяжёлого тела, потом звуки возни и приглушённая матерщина. Загасив окурок, вхожу внутрь, и вижу вполне идиллическую картину: Ракитин с Ван Даммом катались по полу, а Серёга вцепился обеими руками в стол, чтобы тот не опрокинулся. Те на полу молча сопят. Норовя в глотку один другому вцепиться, Серый орёт матом, 'бумбокс' на окне залихватски транслирует песню про 'милого бухгалтера'. Весело, короче, как на свадьбе. Оружие по неписаной традиции, лежало у каждого под койкой или рядом, за стол со стволами не садились, то правило железно соблюдается. Ножи я тоже запрещал, когда бухло на столе, ну мало ли что. Вот эти двое и сцепились чем природа наградила. Как вы уже знаете, драка это не мой профиль, не люблю. Но пару действенных методов знаю. Поэтому подошёл к бравшему верх Ван Дамму и не сильно, но болюче, саданул его по почкам. Тот резко вскочил, я провёл подсечку и стянул Дятлову руки за спиной пластиковой петлёй монтажной стяжки. Потом спутал ему ноги тем же манером. Затем быстро подскочил к поднимавшемуся Ракитину и врезал ему кулаком в подбородок. Удар этот хитрый: если всё правильно делаешь, вырубает почти на полчаса. У меня получилось и Балу рухнул обратно на пол. Но водка штука коварная, сами знаете: сильного - согреет, а слабого погубит. Поэтому и Ракитина тоже связал, чисто на всякий случай. Вдвоём с Абрамовичем мы растащили парней по углам. Снова присели за стол. Пить настойку не хотелось, поэтому просто накатили спрайта из ведёрка с почти растаявшим льдом. Холодная шипучка помогла, отдышались и я спросил:
  - Чего опять?
  Абрамович только рукой махнул, указывая почему-то исключительно на Ван Дамма, который уже ворочался и зло сопел, пытаясь освободиться:
  - Да этот вот, 'солдат удачи'... Вынул из кисета цацки свои, да стал в зубах трофейных дырки высверливать. Ковыряет шилом и приговаривает: этого так пристрелил, этому так башку снёс. Ну а Генка побледнел и фашистом его обозвал. Он же дурной и не различает, что ты просто контуженый, а Ван Дамм - маньяк со справкой. Ну и началось, я еле стол успел удержать...
  - Ясно... - Я оглянулся на остывающий хавчик и снова нагрузил себе полную тарелку еды - Пущай полежат и подумают, что завтра вместе на работу. И кто там в белом оажется, а кого говном заляпало, это пусть суд решает.
  - Почему суд?
  В голосе ещё не совсем протрезвевшего Абрамовича появились нотки непонимания, а в мутных глазах блеснула тревога. Я подцепил на вилку кусок солёной сёмги и сдобрив её долькой маринованного лука, отправил в рот. Рыбка была так себе, но хоть немного напоминала солёную кету. Помню, такую ароматную и вкусную, мне привозил приятель из Комсомольска-на-Амуре. Захрустев ямсом и прожевав всё это, ответил:
  - За то, чем мы тут занимаемся, дома уголовная статья. Не факт что вскроется, но вероятность есть.
  - Но Шериф говорил, что мы попадаем под закон о частной охранной деятельности, всё легально, чёт ты нагоняешь!
  На это я смог только усмехнуться и улыбка вышла видимо не особо располагающей. Может из-за старого шрама идущего от верхней губы, через всю щёку к уголку правого глаза. На оскал похоже, я знаю, сам почти привык, а вот люди шарахаются, кто нутром послабее.
  - Закон, Серёжа, что дышло: куда повернул, туда и вышло. Дамира Исаева из 'альфы' помнишь? Рыжий, на 'чеха' совсем не похож, если трусы с него не снять, помнишь?
  - Ну... вроде он тогда 'замком' у Карпухина был. А потом контракт оттянул и домой уехал. То ли в Дагестан, то ли в Чечню. А что?
  - Дамир 'чех' природный, мы с ним даже немного повздорили разок. Но дело прошлое, потом скорешились, как ни как одно дело делаем. Так вот, кто-то из его близких письмо Шерифу прислал - арестовали Дамира чекисты, едва он в родной аул заявился. Он им шерифские бумажки про ЧОП. А чекисты ему фотки ангольские и факс из Интерпола. А там чёрным по-английски сказано: участвовал в актах массового геноцида и бла-бла-бла, всё в том же духе. И присел теперь лет на десять. И бумажки шерифские - только в сортире повесить, если будет запор и есть нужда просраться. Так что думай где мордой светишь, да эмблемы дурацкие с наколками на все видные места не очень лепи. Вредно это, Серёжа... ой как вредно. Наш Ван Дамм со своими амулетами думает, его французский паспорт защитит, а вот хер там плавал!.. Во Франции тоже приземлят на долго, а могут и на пожизненно гнить оставить. Там с этим жёстко, откупиться простому человеку денег не хватит.
  - Так может того... Обратно, пока не поздно?
  - Поздно или рано... Не угадаешь здесь Серёга. Не парься, работай как все, только не чуди и не свети рылом где попало. Всё. Давай хавчик приберём, да спать. День больно хлопотный вышел.
  - А эти двое? Так оставим?
  - Ночью поссать пойду, может развяжу обоих. - Я обернулся к узникам совести - Слышите, бараны? Но если развяжу, а вы будете чудить ночью - сам убью, надоели вы мне оба.
  Я уснул, хотя сном это назвать нельзя. Постоянно слышался рокот моторов и свист винтов с вертолётной площадки. Я постоянно держал ладонь на рукояти 'нуф-нуфа' и ждал какого то подвоха. Не заметил, как сознание сдалось под тяжестью пережитого и выпитого уже вечером. Стало темно... очень темно. И в этой темноте опять кто-то был.
  
  
  
   Глава третья
  
  02 октября 201.. года. 13.40 по местному времени. Африканская демократическая республика Баконго, Префектура Лобайю. 78 километров от конголезской границы. Передовая оперативная база частной военной компании 'Центурион'. Денис Фадеев, наёмник. Новые индейские соседи.
  
  ... Солнце жарило во всю и одновременно шёл мелкий тёплый дождик, более всего вызывающий противные ощущения, вот будто вышел из подъезда у себя дома, а сверху кто-то ссыт прямо с балкона и тебя забрызгало. Жара под сорок градусов, кругом суета больше обычного и кругом куча новых лиц. На базу прибыли 'коллеги' из другой пиратской команды, которая по местным меркам может считаться элитой это парни из американской ЧВК 'Blackfoot', или 'черноногие'. Нет, это не потому, что среди них были одни негры, отнюдь. Те, кого я встречал по дороге, вполне себе белые, ещё попадались латиносы, но и только. Название компании проистекало то ли из названия индейского племени, то ли из названия футбольной команды. И то и другое, у амеров сейчас в большом почёте. Да и на эмблемах что я видел, был стилизованный силуэт носатого мужика с причёской из перьев на макушке. Амеры деловито бегали по мощёным дорожкам туда-сюда, что-то орали по-своему в неизменные рации, не обращая на нас никакого внимания, будто на мебель. Но это у них в крови, лично я почти привык. Судя по количеству людей, экипировке и всё продолжающей прибывать технике, оперативную базу строили прежде всего для них. На улицах сразу стало тесно, многих из наших выселили в другие бунгало, так что теперь база оказалась поделена на две неравные половины. К нам хотели подселить кого-то из взвода 'браво', но я этих лишенцев сразу послал. Просто показал им на кучу оборудования, под которое нет места у интенданта и оно всё висит на нас. Пацаны было заартачились, но посмотрев, как я дёрнул обезображенной шрамом щекой, сразу же ушли. Тот факт, то я контуженый дурак, быстро укоренился в сознании коллег. Так что лишний раз на меня никто не налезал. Бедолаги пошли щемить кого-то пожиже, что в принципе немного подняло мне настроение. Хотя обстановка сложилась крайне паршивая, с точки зрения комфорта. Нас было на четверть меньше, а амеры же всё прибывали и прибывали. Я шёл на аудиенцию к Шерифу и всё время прикидывал, выселят ли нас вскоре в бывший лагерь новобранцев, чтобы уж совсем очистить для 'белой кости' всю базу, или всё же какие-то правила приличия будут соблюдены. Перебираться в палатку и снова пить воду из бочки как-то не шибко хотелось, но кто нас спрашивает? Просто дадут отмашку, все послушно построятся и с песнями пойдут туда, куда приказывает атаман...
  - Чё, Фадей, тебя тоже уплотнили?!
  Сзади меня сначала хлопнули по плечу, а потом появился ещё один привилегированный класс нашего отряда, пилот 'вертушки' - Борис Карманов, и нет, не по прозвищу Бритва, хотя тоже хер в него попадёшь из какой угодно зенитки, или там ракетницы...
  - Хер вам, ваше благородие, я отбился.
  Летун уважительно покачал головой и стрельнул у меня сигу, когда я машинально вынул пачку из кармана штанов. Карманов у нас носил солидное прозвище Гудвин, поскольку несколько раз на его леталку подвешивали блоки неуправляемых ракет и он помогал нам как мог, со своей шушлайки. Лётчик 'Карман' очень опытный, а главное шибко везучий, так что по своим ни разу не отстрелялся. А уж сколько народу лихого покрошил со своего 'воздушного шара', что летучим обезьянам и не снилось даже. Летун гордо выпятил грудь и похвастался:
  - Меня тоже не тронули, я и так с техниками два бунгало делю.
  - Ага, в одном эти шестеро бедолаг, а в другом ты и твоё эго!
  - Дэн, ну чё ты сразу! Не положено мне с кем-то, так Проценко приказал и вообще...
  - Ой, ну не пей красавица при мне, напитков слабже самогона! Кому ты свистишь, авиация! Просто Шериф хочет, чтобы ты в любой момент был чист и свеж, коли он удирать соберётся.
  После этого, я мрачно дёрнул щекой и Карман сразу напрягся. Не знаю почему, но в отряде у меня сложилась репутация человека, не только контуженного на всю голову, но и чувствующего любой ахтунг за версту. Летун с опаской оглянулся вокруг и придвинувшись на конфиденциальную дистанцию, тревожным тоном спросил:
  - А что?..
  - Газеты надо читать, желательно американские.
  Гудвин, ещё не поняв прикола, снова сделал вопросительное лицо и опять тревожно оглянувшись просительно посмотрел мне в глаза. Настроение и так было паршивое, а тут начало приподниматься, ну я и продолжил:
  - Амеры нефть здесь нашли, будут поляну расчищать.
  - Чего, прям вот здесь?!
  - Ага... Три дня ещё землю повзрывают в округе, потом лагерь снесут. А нас землю под скважины копать отправят.
  - Но зачем нас-то, есть же установки всякие!
  Боря всё ещё не понял, что я прикалываюсь, на лице вертолётчика было написано нешуточное беспокойство. Впереди показался командирский бункер, поэтому я сочувственно похлопал вертолётчика по плечу и сказал:
  - Русские всегда дешевле оборудования. Мы чего хошь за пару баксов сверху откопаем. А ты пойди к Шерифу, да отпросить. Мол, лётчику копать вредно: руки нежные, глазомер уникальный. Сначала я зайду, мне по делам, ну а потом ты давай, устраивай судьбу. Шеф тебя не оставит в беде, я так думаю.
  Некая тень облегчения после моих слов отразилась на небритом лице вертолётчика. Боря благодарно кивнул и послушно замер в трёх метрах от входа в бункер. Охраны олигарха у входа опять не было, только двое наших сербов. Само собой, сербы у меня оружия не отобрали, мы даже поздоровались нормально, хотя конкретно эти 'братья-славяне' народ крайне угрюмый. Внутри были опять только свои: Шериф на этот раз без своей привычной сигары, Домбровский вечно крутящий меж пальцев блестящую и очень дорогую авторучку и Ян Сэксон, грызший мундштук короткой незажжённой трубки вишнёвого дерева. Честь у нас отдавать не принято, поскольку мы больше наёмные работники нежели военные. Каждый это понимает, но иногда рефлекторно, кидает традиционное приветствие, вбитое за годы службы. Вот и сейчас, я невольно вскидываю руку к виску. Хотя на башке у меня бейсболка козырьком назад и поднятые на лоб стрелковые очки. Все кивают, только Карпухин здоровается за руку, рукопожатие крепкое. Шериф кивает на место у стола, застеленного картой и говорит обыденным, даже усталым голосом:
  - Дэн, я тебя позвал, поскольку ты у нас умеешь разруливать деликатные проблемы...
  При этом, шеф непроизвольно потянулся к карману своей модной британской разгрузки, оливкового цвета и достал не виденный мной ранее понтовый чехол для сигар. Это была не обычная сигаретница, а именно чехол, крокодиловой кожи, на шесть персон так сказать. Проценко открыл крышку, поднёс торчавшие из чехла хвосты сигар к носу и прищурившись от удовольствия втянул воздух. При этом Сэксон презрительно дёрнул уголком рта, Домбровский усмехнулся одними губами в хэмингуэевскую бороду, а Валентин Карпухин просто чихнул в кулак. Старлей у нас бросал курить и по этой причине сейчас страдал больше остальных. Рука десантника непроизвольно дёрнулась к предплечью правой руки, видимо там спрятан никотиновый пластырь. От такой прелюдии мне тоже захотелось курить. Но я понимал, что раз мужики себя сдерживают, хотя обычно дымят как паровоз, тому есть причина. И скорее всего, эта причина кроется в амерах, прибывших за ночь к нам на базу. Может из-за дорогого курева, они там все от табака отказались и на более доступную коноплю переключились? Поэтому меня и выдернули так рано, чтобы проинструктировать без посторонних ушей и глаз. Шериф снова закрыл чехол и указав им мне прямо в грудь, сообщил:
  - В 05.35 к нам прибыли гости. Ты сам всё видишь, их много и они не особо вежливы.
  - Нас с моими парнями из бунгало не попросят?
  - Нет... Договорённость была о паритетном разделе, заказчик мне твёрдо пообещал. Но дело в другом, вот посмотри сюда.
  Шериф провёл сигарным чехлом вдоль хребта старого горного кряжа, тянущегося с севера, на юго-восток. Большая часть плоских гор была на территории Баконго и начиналась в ста тридцати километрах от базы. Но вот юго-восточная, опять уходила на территорию Демократической республики Конго. Всего в оба конца - примерно тыща километров, или около полутора суток нормальным ходом на машине, если без привалов и обедов. Этот район я хорошо знал, там, по слухам, амеры держали одну из своих секретных тюрем. Через два месяца, как я приобщился к ремеслу наёмника, мы с карпухинцами из 'браво', сопровождали туда автоколонну с якобы гуманитарным грузом. Что удивительно, в фурах действительно было продовольствие, рис, консервы, тюки с обмундированием и вообще никакого 'железа'. Как только вошли на территорию ДРК, начались всякие странности. Словами это не передать, но похоже нас сразу стали плотно пасти. Было постоянное ощущение, будто ты уже на прицеле и сейчас вылетит 'птичка', которая разворотит тебе башку. Но внешне, повторюсь, всё тихо было. В пункт назначения вела разбитая грунтовая дорога, на полпути нас встретили наёмники вроде нас, только сильно лучше экипированные и вооружённые. Мы, словно рабы перегружали вместе с водилами всё с наших фур на те, что стояли у обочины судя по всему часов десять. Старшим тогда был Валентин, он же общался с главным из группы встречающих. Я старался не приглядываться, но если схематично, это был худощавый мужик среднего роста в полевой американской форме без знаков различия. Говорил с каким-то тягчим акцентом, но вроде Карпухин всё понял. Лицо у главного по встрече было такое обычное, что отвернись и не вспомнишь снова. Явно какой-то особист, только они умеют шлангом прикидываться на ровном месте. Тогда всё закончилось мирно: особист отдал Карпухину какие-то бумажки и мы поехали обратно. Тогда я всё ждал, что по дороге нас обязательно попытаются зачистить. Уж больно место было нехорошее. Тогда-то Валентин и проболтался про секретную тюрьму. Лично мне было плевать на чужие секреты и я забыл о поездке, пока снова не увидел знакомый маршрут.
  Шериф видимо что-то уловил в моём взгляде, едва заметно подтверждающе кивнул и продолжил всё тем же деланно будничным тоном:
  - Ты и твои парни, вместе с тремя отделениями взвода 'браво' и взводом поддержки в лице двух истребителей танков и одного БТР, будете сопровождать группу американских военных советников.
  - Почему я?
  - Так решил заказчик, это его главное условие. Ты его устраиваешь, особенно по итогам двух первых заданий. Оплата - два двойных месячных оклада. Плюс, треть страховой премии, если всё обойдётся тихо.
  - Ясно. Кто пойдёт старшим?
  - Старший группы сопровождения ты, старший лейтенант Карпухин и его люди, а так же все силы поддержки - полностью в твоём подчинении, но... Командир конвоя американских коллег имеет право оспорить твоё решение и ты обязан выполнять его приказы во время операции.
  - Ясно, не проблема. Детали?
  - Ну а это...
  Шериф не успел договорить, в бункер быстрым шагом вошло сразу несколько человек. Двое - типичные 'рэксы'. Только амеровской масти - все увешаны дорогим оружием и в дорогих шмотках. Одни ботинки у того, что стоял ближе ко мне, стоили как вся моя экипировка целиком. Ну а третьим, был тот, ради которого все наши мужики пухли от никотинового воздержания - это была баба в амеровском военном камуфляже с майорскими звёздами на лацканах воротника. Среднего роста, загорелая, с коротко стрижеными светлыми волосами, лицо всё в веснушках. Глаза за стёклами дорогих стрелковых очков были тёмно-серые. Губы тонкие, но скорее, она их специально поджимает. Носик острый, аккуратный. В целом серая мышка, но после четырёх месяцев воздержания, я даже отступил на шаг. Уж очень сильно от неё несло типично женским: сладковатый запах пота, какой-то фруктовый шампунь, дезодорант для тела и ещё что-то неуловимое. Короче, всё то, по чему очень сильно начинает скучать мужик в тюрьме, в армии и особенно на войне. Эх, вот сейчас бы закурить!..
  - Майор экспедиционных сил армии США, Кассандра Боуден! Она будет тем, кто отдаёт приказы во время операции.
  Шериф, даже голос повысил, когда шагнул навстречу американской бабе и деликатно пожал её узкую ладошку. Остальные наши главари остались стоять на месте, видимо на рукопожатие никто из них не рассчитывал. Даже расово близкий американке Сэксон, по-прежнему стоял на месте и грыз мундштук своей трубки. Боуден чётко, но как-то небрежно кивнула остальным мужчинам и цепко осмотрев каждого в комнате, прошла к карте со словами:
  - Здравствуйте, джентльмены! Простите, что я и мои люди так сильно нарушаем ваш привычный распорядок. Но дело, которое нас ждёт, выше комфорта отдельных людей. Как я понимаю, полковник, вы уже ввели капитана Фадеева в курс дела?
   Говорила баба по-английски, тщательно выговаривая слова. Чувствовался какой-то акцент, мою фамилию она произнесла почти без искажений. Голос майорши звучал предельно по-деловому, так что хотелось срочно побыть где-то в другом месте. Бабёнка мне категорически не нравилась, впрочем как и то дело, которое её привело сюда. Проценко утвердительно кивнул:
  - В общих чертах, майор. Как мне передали, именно вы будете ставить задачи охранению конвоя.
  При этих словах, на лице Боуден появилось непонятное мне выражение. Её губы слегка дёрнулись, будто бы для улыбки, но вряд ли она получилась бы доброжелательной. Одно я понял точно: презрение которое она испытывала ко всем находящимся в комнате, ей едва удавалось сдерживать за маской деловой заинтересованности. Но майорша крепко держала себя в руках, поэтому кивнув, обернулась ко мне:
  - Да, разумеется - Она протянула мне несколько листов заламинированной бумаги формата А4 - Капитан, здесь позывные и радиочастоты всех наших временных аванпостов, на всём маршруте следования. Изучите внимательно, всегда держите при себе. Перед выходом получите апдейт навигации, пока довольствуйтесь имеющимися картами.
  Я бегло просмотрел листки с позывными караульных и конвойных. У самой Боуден позывной был очень банальный - Хексе, что в переводе с немецкого, означает ведьма. Затем более внимательно изучил кальку маршрута и чуть не выматерился вслух. Баба это заметила, сразу же сделав стойку:
  - Что-то не так, капитан?
  Видимо пока вникал в расклад, майорша смотрела прямо на меня. Может я в лице изменился, не знаю. Однако Боуден смотрела не просто внимательно, а я бы сказал даже с вызовом. Я вспомнил про деньги, которые Шериф обещал если мы провернём это мутное дельце. Поэтому жало показывать не стал, ответил ровно и с каменной рожей:
  - Аванпосты расположены только на конголезской стороне, если судить по той 'кальке' что вы мне передали. Здесь, в Баконго, мы пойдём без прикрытия. Я всё правильно понял, мэм?
  В современной американской армии, обращение 'мэм' к вышестоящему офицеру, даже если это женщина, считается грубостью. Но я-то грубить не хотел, вырвалось по привычке. Однако майорша разозлилась, отчего губы её сжались в ниточку и побелели. Однако в глазах женщины мелькнул какой-то незнакомый мне огонёк, поэтому ответ был даже не резким, а просто безразличным:
  - На территории Баконго у армии США нет полномочий для размещения военной инфраструктуры. Даже здесь мы только гости и только благодаря господину Лютикову.
  - Тогда я прошу увеличить размер охранения до полного взвода, группу сапёров из взвода капитана Лакшая и ещё один БТР. Маршрут конвоя пролегает слишком близко к территории, которую армия ДРК не контролирует. В противном случае, возможны серьёзные потери как с нашей, так и с вашей стороны.
  Ой, что тут началось! Шериф и Домбровский подались вперёд, а Сэксон даже вынул трубку изо рта, начав говорить что-то нелицеприятное в мою сторону. Однако, положение спас один из 'рэксов', пришедших вместе с майоршей. Он деликатно придержал за локоть женщину, уже собиравшуюся то ли расстрелять наглого капитана, то ли глаза мне выцарапать. Охранник что-то шёпотом начал быстро втолковывать майорше и та вроде отступилась, а потом и вовсе успокоившись, согласилась:
  - Хорошо, капитан... Господин полковник - Боуден обратилась к белому как полотно Шерифу - Я добавлю ещё четверть к оговорённой сумме, чтобы вы усилили охранение конвоя требуемыми капитаном Фадеевым силами и средствами. Это приемлемо?
  Возникла довольно долгая пауза, во время которой все наши атаманы совещались вполголоса, поглядывая в сторону майорши. Домбровский даже голос повысил, когда Сэксон покачал головой и снова стукнул мундштуком по краю стола. Шериф тоже был не особо доволен, но в конечном итоге, он махнул рукой и уже ровным голосом ответил Боуден:
  - Людей мы выделим, сапёров тоже берите. Но БТР нужен для выполнения других задач. Мы понимаем всю важность вашей задачи, госпожа Боуден, однако наши ресурсы здесь тоже ограничены. Полный взвод, это всё, на что мы сейчас можем согласиться.
  Майорша коротко кивнула, будто бы ничего другого и не ожидала услышать. Затем, даже не оборачиваясь, она процедила сквозь зубы:
  - Вы всё слышали, капитан. Обойдитесь тем, что есть.
  Наличие пехоты позволит выдвинуть вперёд несколько мобильных групп разведки, не ослабляя общей силы подразделения. С БТРом было бы совсем козырно, но честно говоря, я вообще ни на что не рассчитывал. Видимо заказ действительно очень жирный, раз Проценко такой уступчивый. Обычно он бы меня просто послал. Всё с тем же каменным лицом, я кивнул и обратился уже к Шерифу:
  - Разрешите выполнять, товарищ полковник?
  - Иди... О времени выхода колонны вам с Карпухиным сообщат дополнительно. Начинайте готовить технику, ставьте задачи командирам подразделений. Оба свободны...
  Мы с Валентином быстро покинули бункер, снова выбравшись в пыльный и пропахший маслами и бензином наружный воздух. Внутри шерифского логова жужжал кондиционер и вообще царил уютный полумрак. А тут снова солнце. Песок скрипит на зубах и дикая, душная жара. Карпухин похлопав себя по карманам достал пластик жевательной резинки и закину её в рот, довольно зачавкал, а потом предложил:
  - Ну чего, пошли ко мне, помозгуем?
  - Так и так надо бы. Пошли быстрее, думаю, скоро уже дёрнут. Майорша эта шибко торопится.
  - А так-то ничего баба, а Фадей?
  - У неё там пасть с клыками. Не суйся, лучше - отхватит самое дорогое, что есть у мужика.
  - Ты чё, пробовал?
  - Живу давно, встречал таких. Но уберёгся, а вот один старлей...
  - Ой, да иди ты! Я же просто так... теоретически.
  - Так и я пошутил. Но пробовать не советую, у амеров с половым вопросом всё как-то шиворот навыворот. Реально пристрелить может, даже если ты её 'здрасьте' не в то время суток скажешь.
  - Блин, вот вечно вы старпёры кайф обломаете! Всё-то он видел, всё пробовал! Не интересно так...
  - Пошли дела делать, залётчик-испытатель. Да пошевели Хименеса, а то его латиносы вечно балду пинают до последнего. Пусть готовят самоходки, да пошустрее.
  - О! Это ты верно сказал, надо богов войны пендалем взбодрить! Я мигом!..
  На том и расстались. Я ещё некоторое время постоял, раскуривая сигарету. Успел даже захватить тот момент, когда из бункера с матюгами вынесли Гудвина. Вертолётчик, красный как рак, быстро затерялся среди бунгало, будто не на своих двоих бежал, а оседлал вверенную ему винтокрылую машину. Видимо завёл-таки разговор о трудовых привилегиях. Хороший Боря мужик, но сильно уж хитрожопый.
  Пока шёл к бунгало, чтобы обрадовать своих бандитов новой непосильной задачей, невольно вспоминал Боуден. Слов нет, майорша как женщина была где-то на тройку с плюсом, но чёрт побери, четыре месяца! Чего в Африке нет для белого человека, так это безопасного секса. Куча венерических заболеваний, СПИД, гепатит с разными латинскими буквами на конце, 'тубик' обычный и малярия. Вот все 'радости', которые ждут отчаянного мачо в случае если тот решит испытать удачу и сунуть член в местную бабу. Ну, или даже помахать им где-то в непосредственной близости от местных 'красоток'. Это я не преувеличиваю, бабы здесь страшные, что моя жизнь. Смотришь, вроде бы подросток ещё, а титьки уже до пупа висят и сзади шестеро ребятишек за драную пёструю юбку держатся. Нет, в ЮАР есть места, где всё вполне пристойно, но туда во-первых, ещё попасть надо. А во-вторых, не по карману русскому наёмнику тамошние жрицы продажной любви. Оставшиеся варианты перечислять не буду, поскольку их ровно один и все военнослужащие его хорошо знают. Так что прибытие в расположение отряда белой женщины, пускай и напоминавшую сушёную воблу, это как если бы к нам Александра Даддарио собственной персоной пожаловала. Более чем уверен, что Домбровский точно клинья подбивать станет, поляки вообще народ отчаянный. Особенно когда дело баб касается. Шериф уже не в том возрасте, чтобы стараться, а у Сэксона кровь рыбья, как и у всех англичан. Так что мои ставки на Яцека, этот даже такую воблу с зубастой мохнаткой развести сумеет. Про себя не упоминаю, поскольку рылом и званием не вышел. Нам остаются только мудрые рассуждения и эротические сны. Хотя вот на карпухинскую попытку подката, я бы посмотрел и даже стал билеты продавать. Молодые, они отчаянные, потому что в собственную смерть слабо верят, ну и дурь ещё не выветрилась.
  ... В бунгало царило полное уныние после вчерашней попойки. Один Серёга был бодр и шумно прихлёбывая кофе, чистил пистолет, разложив всё на циновке у дальнего края стола. Ван Дамм лежал на своей койке, отвернувшись лицом к стене и храпел. Генка Ракитин сидел у самого входа и перешнуровывал ботинки, даже нормальные крепкие шнурки здесь гниют и трескаются только в путь. Пулемётчик был мрачен и при моём появлении только ниже опустил голову. Ему было стыдно и это я отметил как добрый знак. Серёга вскинул голову, увидел кривую ухмылку у меня на лице и краешек бумаг свёрнутый в трубочку, засунутый за верхний край разгрузки. Лицо его тут же помрачнело, довольная улыбка испарилась, Абрамович стал быстро собирать пистолет. Этот сразу всё понимает, не проведёшь. Я поднял с пола ботинок Дятлова и запустил им в спину спящего. Тот вздрогнул и сразу скатился с койки вниз. Но поняв, что стрельбы нет, тут же поднялся с матюгами и мутным взором уставился на меня. Дождавшись когда все обратят внимание. Я сказал:
  - Граждане бандиты, ахтунг! Всем готовиться по варианту 'А'. Готовность - тридцать минут. Наши американские гости, как всегда принесли нам на крыльях свободы свои проблемы.
  Никто особо возмущаться не стал, все понимали, что хоть и предстоит рискованное мероприятие, это по сути, халтура и живые деньги. Только Коля что-то недовольно бурчал. Всё время косился на меня глазом. Мы быстро, но основательно, перекусили и принялись готовиться к выходу. Вариант 'А' никому, включая меня, не нравился. И всё потому, что придётся надевать бронежилеты и шлемы по такой жаре. Но без брони в долгой операции вообще делать нечего. Конечно, не всякую пулю она остановит. Но самое пакостное в бою, это даже не сами пули, а осколки мин и гранат. Они оставляют страшные раны, крошатся внутри когда их пытаются извлечь, порой оставаясь с тобой навсегда. Лично мне в своё время повезло, доктора достали все осколки угодившие мне в кишки. Но переворошили там всё так, что порой от боли лезу на стены и хочется перестать жить вообще. Так что 'броник' и шлем, это необходимое зло, если намечается что-то шибко серьёзное. В остальное время - да, играем со смертью в орлянку, носим бейсболки, а бронежилеты лежат в углу или вешаются на двери машины с внутренней стороны. Шлемы же вообще редко когда одеваются, в них не очень удобно и жарко до невозможности. Так что парни уныло доставали доспехи и нехотя, но тщательно подгоняли экипировку под новый расклад. Я тоже достал свой комплект, попутно давая вводные.
  - Идём на сопредельную территорию в Конго. Помните ту дыру, где амеры по слухам тюрячку организовали? Вот туда нам надо.
  Ван Дамм впервые посмотрел на меня, в его прояснившихся глазах читался неподдельный интерес:
  - Зэков повезём?
  - Не знаю и не советую никому интересоваться. Конвой из четырёх фур, вроде тех, которые мы недавно на гоп-стоп брали. С ними четыре 'хаммера' и полный взвод охраны. Тяжёлого оружия нет, но я видел блок спутниковой связи у одного из тамошних 'рэксов'. Скорее всего за нами будет присматривать беспилотник. Это не точно, но вполне вероятно.
  Коля вздел на себя бронежилет и повертевшись в нем спросил:
  - И в чём подвох?
  - Примерно две трети пути, пойдём через территорию Джелани. И что-то мне подсказывает, он выйдет нас встретить.
  - Хера се!..
  Коля присвистнул, а остальные тоже тревожно загомонили. Джелани был самым крупным полевым командиром по эту сторону границы. С ним считалось местное правительство, а в ДРК ему даже присвоили полковничий чин, чтобы он не шибко лютовал в конголезском пограничье. Если искать какие-то примеры из жизни, то Джелани это как наш батька Махно. Тот тоже говорят в революцию жестил, как не в себя. Был у Джелани и свой аналог 'а вдоль дороги, мёртвые с косами стоят'. Переловил он как-то раз контрабандистов, из тех, что процент не отстёгивали и по старинному мексиканскому обычаю, одел всех в автомобильные покрышки. Потом аккуратно расставил вдоль единственной трассы на обочине, крепко полил бензином и поджог. Снял на камеру и разослал всем, кто вроде бы ещё колебался. Фильм оказался таким популярным, что даже в амеровский выпуск CNN попал. Так что Джелани у нас человек даже знаменитый. Но от этого не легче, конвой он точняк в оборот взять попытается и даже с полным взводом и двумя бронемашинами от него не отбиться. Единственная наша сила, это скорость. Если удастся держать темп хотя бы километров под сорок, мы за двадцать часов дойдём до границы, а там уже и первый аванпост. Там миномёты и вообще, кавалерия, какая-нибудь. Ведь амеры без 'вертушек' это просто какой-то позор, я так считаю.
  Обо всём этом я думал, пока цеплял подсумки к своему 'бронику' и распределял все полезные штуки по кармашкам заново. Ну и матерился заодно про себя, поскольку не люблю сидеть в этой кожуре, в которой ни согнуться нормально, ни вообще. Не люблю бронежилеты. Пригождается не всегда, но вот гемор от него это будьте любезны, он постоянный. Это как минимум ещё 10 килограмм нагрузки, помимо основной экипировки и оружия. Нет, конечно, простой кевларовый 'коврик', безусловно легче. Только вот от обычной пули 7.62мм он не защищает. Более того: волокна кевлара, которые вместе с пулей попадают в раневой канал, на рентгене плохо читаются. Эти нитки и мелкие куски потом не выскоблить. А потом воспаление, новые визиты под нож хирурга, неприятно всё это. Нет, осколки мелкие, пули пистолетные без подлянок которые, это кевлар держит за милую душу. Но негры ведь все ходят как минимум со старыми немецкими G3(38), а это уже не баран чихнул, бьёт больно и часто насмерть. Так что приходится одевать что-то более тяжёлое и теоретически более непробиваемое. Я взял у Бородина американский броник MTV(39). Не надо смеха, он реально так называется и штука вполне нормальная. Говорят, есть лучше, но не по моим деньгам те шмотки. Мне столько не заработать, даже если я всех негров в Африке перестреляю самолично. Хотя конечно, хотелось бы поносить, что-нибудь люксовое, тут скрывать не стану. Так вот, ЭмТиВи, это та же разгрузка. Но уже с карманами под бронепластины - формованные плиты композита из пластика и керамики. Каждая весом примерно по два кило. Есть ещё боковые вставки, те меньше и чуть легче - полтора кило каждая. И это я беру самые лёгкие пластины, которые едва держат простую 'семёрку', которая пробивает её на вылет, если метров с трёх. Но здесь опять, вопрос везения и общей выносливости. Ну не утащишь ты на себе в жару столько всякого говна. Да при этом ещё беги, падай, перекатись и окопайся. Можно получить тепловой удар и умереть просто так, без всякой вражеской пули и осколка, сердчишко не выдержит. Нет, тут тоже есть варианты, броник это система модульная. Можно, к примеру, только переднюю пластину вставить. Или только заднюю, понадеявшись, что разгрузка с магазинами на груди сама пулю остановит. Чудеса бывают, но я в своё личное везение так сильно не верю, поэтому цепляю переднюю и заднюю пластины, а вот боковые не беру, я не двужильный. Воротник и фартук - долой, это точно лишнее. И вот получаем компромисс. Между верой в народный авось и безопасностью - вес броника плюс две пластины, это как раз десять килограмм семьсот грамм и класс защиты - IV. Можно вполне себе не бояться получить автоматную пулю в сердце, или лёгкое. Кажется, что такое десять килограмм - тьфу и растереть. Однако это если только они при тебе и есть. Но это плюс то, что я обычно на себе таскаю, так что не особо всё это радостно, да ещё в жару. На бирке написано, что мол, вентиляция присутствует, но врут амеры, ни фига в нём не прохладно. Да и на плечи эта хреновина давит так, что уже через два часа начинаешь каждый грамм веса ощущать. А бегать в снаряге по жаре и под пулями явно не пару минут, учтите тоже и этот нюанс. Обычно к вечеру уже пот в три ручья, да трусы хоть выжимай. Так что снаряжаюсь в путь-дорогу и тихо матерюсь, так вроде немного легче. Думаете, я жалуюсь? Наверное, со стороны так и может показаться, чай не тридцатку разменял, сорок лет возраст коварный. Особенно если до этого издевался над своим организмом, как только мог. Да и помогали тебе в этом всякие нехорошие люди из самых хулиганских побуждений.
   Откуда наёмники берут свои броники, ботинки, шлемы, разгрузочные жилеты и комбинезоны противоосколочные? Само собой мы их покупаем сами, за свои кровные. То говно, которое обычно предлагает наниматель, лучше вообще не трогать, даже двухметровой палкой. Как бронежилеты и прочая специальная экипировка попадают на 'серый' рынок? Правильно: из армейских излишков армий разных стран. И немного со складов некоторых ушлых частных компаний, которые все эти причиндалы производят. Последние мелкий опт не сильно жалуют, эти всё больше по госзаказам, так навар больше, но иногда и они заходят на огонёк. Бородин тот всё таскает из ЮАР, хотя нам плетёт что-то про прямые поставки, чуть ли не со складов самого Дяди Сэма. Но, надо отдать барыге должное, его вторсырьё вполне себе рабочее и от вражьих пуль защищает приемлемо. Ведь абсолютной защиты нет, даже дома можно палец дверью прищемить, если суждено тебе. Так что носим то, что удастся вымутить. Воюем с тем, что удалось довести до ума своими руками и работаем где прикажут. А ещё в тайне надеемся, что пронесёт и в конце будет гонорар, а не безымянная яма в саванне.
  - Дэн, а шлем твой ещё неделю назад как аукнулся.
  От размышлений на глобальные темы, отвлёк возглас Ракитина. Генка стоял в дальнем левом углу комнаты возле шкафа с амуницией и виновато смотрел в его неглубокое нутро. Я даже руки опустил, шлем был почти новый:
  - В смысле?
  - Ну, кто-то скомуниздил, прямо из тачки. Я тогда ходил выяснял, там сапёры тёрлись, может они? Снова пойти поискать, он же подписанный был...
  Мы оба понимали, что искать вещь, пускай и меченую, после двухнедельного отсутствия, дело тухлое. Я было снова стал заводиться, но как-то справился, хотя знал, что Ракитин этот косяк упорол. Тогда мы все скинули с себя лишнее, а его оставили караулить тачку с имуществом, а этот баран безрогий отошёл за куст и уснул. С виду тогда ничего не пропало, а про шлем этот мудак промолчал.
  - Мудак ты, Михалыч!
  - Дэн!.. Я деньгами отдам! Прямо щас отдам, вот!
  Ракитин вынул из кармана рулончик зелёных американских денег и пошёл ко мне. Но остановился в нерешительности, когда осталось пара шагов. Я уже не злился, просто подошёл к Генке и молча забрал бабосы, преодолев лёгкое сопротивление, деньги Ракитин рефлекторно отдавать не хотел.
  - Я что теперь, бабло на голову одену, баран? - Я поднёс тонкую пачку денег к самому Генкиному носу - Они меня от осколков уберегут если что?!
  - Ну... э... дык Клим-то на базе. Может у него что есть, а?..
  В глазах Ракитина плескались озёра расплавленного чистого страха. Злость пропала совсем, я спрятал деньги в карман и пошёл к выходу из бунгало. На пороге обернулся и сказал, прямо глядя ему в глаза:
  - Ещё раз оставишь пост или заснёшь в карауле, я тебя убью, Гена.
  Все остальные в этот момент замерли, глядя не на Ракитина а исключительно на меня. Будто бы это не ему я говорил, а им всем. Заметив, как парни заартачились, я прикрикнул:
  - А вы чё замерли?! Готовьтесь! Через тридцать минут приду, чтобы всё было как у кота яйца!..
  Это словно кодовое слово в игре 'море волнуется раз'. Парни сразу засуетились, молча перекладывая какие-то свои шмотки с места на место, лишь бы не встречаться со мной глазами. Я вышел на улицу и остановившись на крыльце закурил. Нет, наёмническая жизнь в каких-то моментах определённо расслабляет. Где-то она сильно напоминает военную, но по сути, это уже 'гражданка'. Много всяких условностей и мало строгих правил. Чтобы в армейке забыть где-то шлем, или даже просто трусы, ну это самый дебильный залёт. За такое молодых дрочат до железки, пока не войдёт это в рефлексы: ничего своего не оставляй, всё подписывай, за всем следи. А тут шлем, да ещё не самый дешёвый, уплыл и растворился в сумерках жаркой африканской ночи. В тот раз Генка проспорил и сам перетаскивал тюки со снарягой, где всё было уложено честь по чести. Меня тогда цепануло осколком гранаты, попало прямо в старый рубец на левой ляжке. А я ещё и побегал в тот раз кровя как свин на бойне. Заткнул дырку тампоном, а он съехал от беготни. Короче, веселуха помешала толком раскидать вещи в тот раз. А потом как-то забылось, не пригождался шлем ни разу. И вот теперь, как салага подставился!
  ... Грузовик Бородина с его всегдашним маркитантским наборов стоял где и всегда - у южного КПП, за гаражным ангаром. Его боевых негров всех в периметр не пустили, к тому же, отобрали у гордых масаев всё оружие. Те двое, которых пропустили вместе с хозяином, уныло сидели на корточках в тени, который отбрасывал ангар и о чём-то тихо переговаривались. Увидев меня, оба воина оживились, дальний от меня негр как-то по особому свистнул и из закрытого брезентовым тентом кузова грузовика, высунулась лысая голова барыги. Заметив, кого это принесло, Клим проворно выбрался наружу и бодро, аки леопард, поспешил ко мне с возгласом:
  - Денис, дорогой! Ты ко мне?
  Это подразумевало на его барыжном языке: ты просто так припёрся, или дело какое есть. Но Бородин ни раз и не два говорил, что он происходит из семьи питерских интеллигентов (мама врач, отец профессор археологии). Поэтому реверансы и некие иносказания, были у барыги в ходу постоянно. Времени на пустую болтовню не было, поэтому я молча пожал Бородину руку и перешёл к сути:
  - Шлем где-то прое...ал. Есть что приличное? Буду благодарен если без обычного надувательства, Клим.
  Не скажу, что мои слова Бородина как-то сильно обрадовали. Он то поди рассчитывал, что я сейчас снова закажу сорок гаубиц и две ядерные боеголовки и всё по предоплате, а тут какая-то паршивая каска. Все эти чувства отразились у него на лице и он видимо сам это понял. Но скрывать недовольство, это одна из фишек торгового ремесла, особенно такого опасного, как торговля оружием. Ведь недовольный клиент и пристрелить может, такие случаи тоже не редкость. Поэтому, Бородин тут же растянул скрытые усами губы в улыбке и сказал, напустив на лицо слегка печальный вид:
  - Денис, дорогой, ну как же ты не вовремя! Я же...
  Я дальше слушать не стал, просто протянул деньги, которые мне дал Ракитин и произнёс тем самым тоном, каким только что говорил с парнями в бунгало. Только с улыбкой и на пол тона ниже:
  - Вот деньги, больше нет. А шлем нужен срочно. Дай, что поприличнее, не парь мне мозги, будь ласков.
  Ракитин дал мне триста американских рублей. Чего-то нового или хорошего, на эти деньги не купить. Поэтому я очень удивился, когда Бородин молча взяв деньги, скрылся в недрах своего грузовика и вскоре вынес мне нашего отечественного 'спартанца'(40). Это баллистический шлем из композита и стоил он по нынешнему курсу, где-то штуку 'бакинских'. Я взял каску в руки, проверил подтулейное устройство, ремни и крепления. Все внутренние подушки, которые спасают голову от заброневого удара, были новые, ещё не обмятые. Эй-таковский, зелёно-бурый камуфляж нанесён ровно, вмятин от старых попаданий я не нащупал. Снял бейсболку и одел на голову, провернул задний клапан уплотнителя, все шлейки стянули голову деликатно, почти нежно и шлем сел как влитой. Снял каску. Проверил пальцами ремни на разъезд, но клапан опять удержал и если шлем снова надеть, он опять сядет как я его подгонял, не расхлябается. Не китайский ширпотреб, а хороший дорогой шлем. Держу каску в руке, и вопросительно гляжу на барыгу:
  - Клим, в чём подвох?
  Тот только всплеснул руками, театрально закатывая глаза. Были произнесены какие-то высокопарные слова о чести, братстве и дружбе всех русских на земле. Но я опять остановил:
  - Клим, я в нём воевать очень скоро поеду. Если подведёт, но я останусь жив... лучше сразу скажи.
  Бородин вдруг как-то поник, сдулся весь. Даже его знаменитые усы обвисли и сейчас их кончики колыхались в порывах лёгкого ветерка.
  - С трупа он... Взял партию у людей Джелани... Как есть всё взял и дёшево. С порченых снял чего уцелело, подшаманил, остальное на выброс. Но были и нормальные, как вот этот.
  - Ты же вроде не суеверный, к чему такие сантименты?
  Клим немного помолчал, покачиваясь взад-вперёд перекатываясь с носков на пятки. Видно было, что барыга не в своей тарелке. Его аж трясло, от пережитого. Он перестал качаться и приблизившись ко мне почти вплотную, быстрым полушёпотом заговорил:
  - Да я видел эти тела... Негры наших много побили на переправе выше по реке у самой границы. Одно дело, когда тебе привозят уже отмытое, почищенное, может покоцаное мальца! А тут они меня прям на дороге остановили. И прямо за рога и в стойло, в лагерь к себе. А лагерь так, табор из восьми джипов да легковушка - белый 'мерс' самого Джелани. Они у брода этих парней подкараулили, там же и постреляли, ободрали на месте и в реку покидали. Наших постреляли, это точно.
  - Каких 'наших'?
  - Да, русские это были. Вояки, не наёмники как вы. Я двадцать трупов видел, негры с них всё поснимали, даже бельё. Амуниция, лица, какие не обезображены все славянские, у двоих татухи дембельские набиты. Наши татухи, я таких навидался... видимо контрактники у них в командирах были. Парни молодые все, не перестарки вроде вас, 'гусей диких'. В таком возрасте ещё Родину любят просто так, да приказы выполняют не задумываясь. Армейцы это, может разведка какая... хрен пойми. Не знаю я больше ничего!.. Когда подручные Джелани меня на дороге словили, а потом к этой куче трупов притащили, думал и мне со служивыми - в речку, к змеям да крокодилам на корм. Так что без наживы всё отдаю, да мелкими партиями, чтобы без палева. Все клейма вытравлены, так что не беспокойся.
  История была любопытная, но вдумываться сейчас времени просто не было. Протянув барыге деньги, я сказал всё тем же ровным тоном, каким говорил до этого. Если тебя что-что зацепило, не давай этого понять людям:
  - Ладно, потом скинь мне на телефон координаты, где всё это случилось. Если их побили, нас тоже может коснуться. Полученные деньги, Бородина немного успокоили. К тому же, я говорил спокойно, что опять же подействовало на барыгу благотворно. Он протянул мне шлем и при рукопожатии, сказал так проникновенно, будто мы вдруг подружились:
  - Хорошо... Забирай и ... Удачи тебе, Денис!..
  - Не помешало бы... Бывай, Клим...
  ... Обратно в бунгало я возвращался в смешанных чувствах. Более всего мне хотелось, чтобы инцидент с неизвестными 'нашими', произошёл где-нибудь подальше от маршрута конвоя. Сам факт смерти соотечественников меня не особо впечатлил. На этой войне, мы вполне можем оказаться по разные стороны баррикад и тогда все эти романтические бредни про то, как 'мы в своих не стреляем', сразу идут в жопу. Три месяца назад нас обстреливали российские 'вертушки'. Недель пять тому, по нам работал дивизион российских дальнобойных гаубиц, чьи расчёты пользовались армейскими кодами и спутниковыми данными нашего родного министерства обороны. И я точно знаю, они понимали по кому работают и им было плевать. Потому что был приказ размазать в говно вот эту точку на карте и они подчинились без вопросов. Точно зная, кто там бежит по саванне на сдыхающих от старости броневиках, попутно отстреливаясь от банды негров на мощных японских тачках с 'крупняком' на турелях. И вот эти 'наши', которых положили бандиты Джелани, вполне могли идти и к нам в гости. Ну, чтобы ночью, после артобстрела, ворваться в лагерь и перерезать тут всех невзирая на родственные связи и землячество. А может быть, они вообще попали в засаду случайно, идя по своим случайным делам. Я не могу вот так с ходу сказать, поскольку не гадалка и не провидец ни разу. Главное сейчас, это подготовиться к любым возможным не приятностям, которые могут случиться в дороге. Глянул на часы, время - 19.36 Все приготовления уже должны быть закончены, нужно зайти проверить и собирать командиров подразделений на постановку задачи.
   В бунгало царил обычный бардак, какой бывает перед выходом на боевые: кто-то чистит оружие, кто-то возится со снарягой, Генка вообще сидел за столом в уголке и жрал консервированные сосиски прямо из банки, запивая их 'колой'. А вокруг раскиданы всякие прибамбасы, грязные шмотки. В тесном пространстве нашего временного жилища стоит непередаваемая вонь, которая знакома любому, кто хоть раз был на охоте или в длительном турпоходе. Оглядев всё это с порога, я дождался пока все меня заметят и сказал так, чтобы дошло до каждого:
  - Десять минут на приборку. Потом снарягу и оружие на стол, к осмотру. Если что не так - буду штрафовать из общаковой доли. Всё, время пошло.
  Предварительно я вытащил свой рюкзак и оружие на крыльцо, сам присел на раскладной стул у входа и с удовольствием закурил, попутно разослав по общей сети приглашения всем заинтересованным сторонам. Первым явился Лёха Танкист. Вопреки моим ожиданиям, Барабанов был в чистых штанах 'карго', лёгкой термофутболке и с выбритой физиономией. От танкиста воняло резким запахом одеколона, которого тот не пожалел, будто искупался в нём полностью. И это я без подколки говорю, когда полжизни проводишь внутри железной коробки. Обоняние и слух страдают в первую очередь, так что я даже не поморщился. Кивнул и предложил сигарету. Но Лёха мотнул головой, доставая из кармана штанов, блистер клубничной жевательной резинки. Бросив в рот сразу три, он присел рядом на корточки, как это делают исключительно опытные вояки и уголовники. Глянул сощурившись на последние лучи заходящего солнца и спросил:
  - Чё, опять своих построил, вон гром какой за стенкой. Даже я слышу...
  - Без этого нельзя. Расслабятся сейчас, будет жопа в бою. Пусть суетятся.
  Барабанов согласно покивал, сосредоточенно двигая челюстями. Я как раз в этот момент вертел в руках новый шлем и пристраивал на затылочной части обновки очередной патч IFF(41), с белым треугольником. Всего их три: над висками и на затылке. Чтобы свои не пристрелили, когда начнётся общий бардак, у каждого есть обычная палочка химического осветителя. Её втыкают в разгрузку и ломают если во время боя потерял своих. Ткань из которого пошита форма и амуниция, в ночнике светится очень плохо, поэтому и используем такие нашивки, чтобы свои не пристрелили. По давней договорённости, в 'Центурионе' это как раз белый треугольник. Амеры из 'Блэкфута' используют понтовый трафарет жёлтых кошачьих глаз, и три точки того же цвета над висками. Это не слишком удобно для нас, однако Шериф лично разослал каждому командиру опознавательные знаки клиентов, а мы довели до всех, кто в этот раз идёт на операцию. Любят амеры форсить, особо когда в банду объединяются и армейская муштра их уже не сдерживает. Наши, те просто больше на бухло и татухи всякие налегают, как поводок оборвётся, так что и тут свой колорит есть.
  - Дэн, а... американка придёт?
  Вопрос был задан Алексеем не просто так. Он ещё с чеченской, был большим поклонником американского журнала для взрослых 'Пентхауз'. Понятное дело, что сейчас к нам в Россию завозят и что-то покруче, но что ни говори, а классика, она не стареет. Та вот, как-то Барабанов проговорился в пьяном угаре, что мечтает жениться на американке. И не то чтобы там по расчёту, а именно из своих давних представлений, что в Америке живут одни только феи с интимными стрижками, прикрытыми то рваными шортами, то кружевным бельём.
  - Будет... Только не в твоём она вкусе.
  - Так она ж в форме! А вот если я с ней познакомлюсь...
  - Лёш, а давай после дела. А то эта шмара тебе яйца отстрелит, а другого танкиста я так быстро в саванне не найду.
  - Да чё сразу отстрелит?! Я ж нормальный вроде. И без насилия, вежливо... Я если что и женюсь!..
  - Я слышал, они там сейчас мужиками не особо интересуются. Так что однозначно яйца, Лёша. Не лезь к ней. К тому же, она майор, а у них это как у нас полковник целый. Очень прошу, давай без шахер-махер, а?
  - Блин, а я побрился и... и вообще.
  - Ладно, давай о делах поговорим.
  - Давай... Блин, ну обидно-то как! Чего хотел, кайфолом?
  - У тебя ещё те надувные матрасы, что вместе с 'кентаврами' поставляются, остались в хозяйстве?
  - А куда им деться, есть. Это ж не родная армия. Тут ничего так просто не спишешь и на заплатки не порежешь. А что?
  - Их надо взять с собой и прямо сейчас дай команду их проверить. Чтобы всё работало.
  - Ладно... Знаю твою чуйку, Фадей, потому и не спрашиваю зачем.
  Под матрасами, я понимал надувные муляжи, которые действительно шли в комплекте с самоходками. Даже в оптику, надувные танки выглядели почти как настоящие. А в районе МТО и у башни, там были предусмотрены имитаторы теплового следа, чтобы обмануть ракеты с инфракрасным наведением. Услышав, что надувные игрушки целы, у меня даже от сердца отлегло:
  - Вот и договорились... А вон и наш 'замок' идёт...
  Из-за угла вывернул старлей. Карпухин уже был полностью упакован, только шлем с собой не взял, а так-то хоть сейчас в бой. На удивление, он тоже был гладко выбрит и когда приблизился, тоже благоухал каким-то парфюмом, хотя и не таким убойным как Лёха. Увидев, как прибарахлился десантник, Лёха помрачнел, почуяв конкуренцию. Танкист привстал и взъерошив короткие волосы буркнул:
  - Тоже начипурился, голубой, блин, берет. Элита, бля...
  Когда Карпухин подошёл, Лёха как-то особенно долго жал тому руку и испытующе заглядывал в глаза. Но старлей испытание выдержал и сейчас оба напоминали дворовых котов перед решающей схваткой: шерсть дыбом, хвост трубой. Я затушил сигарету о каблук и даже не глядя на часы, вошёл в бунгало. Тут всё было уже прибрано и боеукладки с оружием лежали на столе. Я быстро, но тщательно всё проверил, серьёзных нарушений не было. Только Дятлов как всегда не ставил ни одной пластины в броник. Формально я не мог прицепиться, да и говорить ничего не стал, отбитый он и есть отбитый. Оглядев свою шайку тяжёлым взглядом, чтобы не расслаблялись, я сказал:
  - Ладно, всё прибрать по личным шкафчикам и отдыхать. Никуда не расходиться, не бухать... Ван Дамм, ты знаешь чего ещё не надо делать?
  - Ясно... Не буду.
  - Тогда сидите, культурно отдыхайте и всем быть на стрёме. Сорвать могут в любой момент. Я на митинг.
  Никто особо не возражал, парни тихо разбрелись по своим койкам. Ван Дамм сразу завалился на кровать и отвернулся к стене. Серёга снова начал строчить жене письмо, уткнувшись в телефон. Геннадий тоже завалился на койку и взяв общаковый DVD плеер, воткнул в уши крохотные вкладыши наушников и зарядил какую-то комедию из тех, что удалось достать. Бородин возит нам всякое такое наряду с оружием и амуницией, даже порнуха есть. Короче, все были заняты в меру воображения. Я тоже положил свои вещи кроме пистолета, в свой шкаф и проходя мимо Ракитина показал ему кулак. А потом, мы с остальными отцами-командирами, пошли в ту часть лагеря, где разместился штаб американских 'гостей'. По дороге нас нагнал Адвик Лакшай, который как и все, кроме меня, был одет в парадную форму своей армии, со всякими нашивками и галунами. Индус тоже побрился, смазал усы какими-то благовониями и вообще, на вкус индийских баб, наверняка казался завидным женихом. Майор Боуден и её штаб разместились в четырёх домиках, где раньше квартировал наш взвод 'альфа'. Нас встретили четверо амеров в полном вооружении, один было дёрнулся, чтобы забрать у меня пистолет, но тут сзади подошёл Шериф и как-то странно посмотрел на американца. Короче, вопрос решился мирно и нас провели в столовую, которая тоже оказалась на территории занятой американцами. Само собой, сейчас там никого не было; У всех окон и у входа стояло по двое обломов в полном вооружении. Столы были растащены вдоль стен, в центре зала стояло три ряда стульев, перед ними поставили большую белую доску, видимо забрали из нашего же штаба. Расселись все по старшинству, я примостился хоть и в первом ряду но с самого края. Майорша появилась в своём обычном марпатовском камуфляже, расцветки 'лес' без пояса, как это принято у амеров. Я отметил дорогие треккинговые ботинки, одной из последних модификаций. Не армейские, очень удобные, для ходьбы по бездорожью и по горам. Хотя на её маленькой ноге смотрелись даже изящно. Та же строгая причёска, но светлые волосы как-то хитро уложены. Без тёмных очков и явно подкрасила губы и что-то сделала с глазами. Всё же баба, она и в армии баба. Когда Боуден вошла, все кто только что с комфортом расселся, начали вставать. Только я, Шериф и майор Сэксон не поднялись. Я по вечной своей строптивости, поскольку Боуден мне не командир, а остальные двое, не считали себя обязанными в виду ранга. Женщина этот факт казалось бы не заметила. Она прошла к доске, где двое её парней уже закрепили карту с планом движения конвоя. Кивнув всем и слегка растянув тонкие губы в улыбке, сказала:
  - Добрый вечер, господа! Здесь только те, кто причастен к операции. Поэтому начну сразу, дабы сэкономить время. Выключите свет, дайте первый слайд!..
  Когда свет погас, на доске появилось изображение трёх длинных фур, марки 'вольво' и двух армейских грузовиков с бронированными кунгами. Боуден продолжила:
  - Колонна будет состоять из трёх большегрузных фур и двух пятитонных грузовиков М939. В фурах продовольствие и припасы, для наших учёных, размещённых в соседней стране по договорённости с тамошним правительством.
  Снова щёлкнул проектор и на экране появились броневики 'Блэкфута', на которые я уже насмотрелся за последние дни. Боуден продолжила всё тем же безмятежным тоном:
  - С колонной постоянно будет шесть бронеавтомобилей с нашими людьми. Опознавательные знаки вы видите на дверях и задних панелях кузова. Это три белых точки, видимых и в инфракрасном излучении. Вот наша схема движения.
  Бронеавтомобили все с бронированными турелями на крыше, держали в коробочке всю колонну, благо колея позволяла. Я особо отметил, что головная машина идёт без пулемёта. Видимо амеры изначально рассчитывали на чью-то помощь. Включился свет и майорша обратилась уже к Шерифу:
  - Господин полковник, как ваши люди будут обеспечивать провод колонны до точки назначения?
  - На это ответит капитан Фадеев, как ответственный за всю операцию с нашей стороны, а потом вы выскажете свои замечания и пожелания, майор.
  - Хорошо... капитан Фадеев?..
  Я встал и подойдя к доске прикрепил кальку со схемой которую набросал как только стало понятно куда мы идём и на какие силы придётся рассчитывать. На бортике под доской лежала выдвижная указка. Я её взял и принялся объяснять:
  - Общая протяжённость опасной части маршрута - порядка 900 километров. Дорога проходит по плато Земонго. У местных это считается природным заповедником. Местность большей частью равнинная, лесов и крупных озёр тут нет. Вдоль всего маршрута есть участки полностью подконтрольные местным полевым командирам. Их отряды насчитывают от двадцати, до двух тысяч бойцов. Более того, они имеют возможность объединения для совместных действий. Поэтому мы можем столкнуться с группировкой насчитывающей до трёх тысяч бойцов. Тяжёлой техники и крупнокалиберной ствольной артиллерии у них нет. Только ручные гранатомёты, безоткатные орудия и станковые пулемёты крупного калибра 0.50
  Я видел как амеры, пришедшие с Боуден, тревожно перешёптываются. Один даже что-то громким шёпотом стал у неё требовать. Женщина поморщилась досадливо, человек буквально лез ей губами в ухо. Чуть отдвинувшись от него, майорша спросила:
  - И что вы предлагаете, капитан? Отказаться от выполнения нашей задачи?
  Некоторое время, мы мерились взглядами. Я слегка усмехнулся, от чего шрам сложился в сеть глубоких морщин. Зрелище так себе, бабы все отворачиваются. Эта тоже потупила было глаза, но снова упрямо вскинув голову, раздвинула в улыбке тонкие губы. Так и знал, что стерва, да ещё умная. Поэтом ответил всё тем же спокойным тоном:
  - С теми средствами, какими я располагаю, и при соблюдении крейсерской скорости не ниже 45 километров в час, мы проскочим через плато за двадцать часов. Идти будем без остановок... Если это получится, местные просто не успеют толком организовать засаду. Если нет, с двумя самоходками отбить налёт многочисленных, но всё же бандитов, будет непростой, но выполнимой задачей. Я продолжу?
  - Да... Простите, что прервала...
  - Местные используют как стационарные посты наблюдения, так и мобильные радиофицированные патрули. Так что незаметно проскочить не получится. Для того, чтобы минимизировать риски, две мобильные группы на квадроциклах, пойдут в авангарде. Сканирование эфира с мобильной станции, поможет засечь точки активного радиообмена в радиусе двадцати километров от точки движения конвоя. В распоряжении мобильных групп будут ручные пулемёты, одноразовые гранатомёты, к тому же, каждый боец мобильной группы кроме пулемётчика, будет иметь на основном оружии подствольный 40мм гранатомёт. Это позволит обеспечить ощутимый перевес в огневой мощи, дабы ликвидировать или рассеять небольшие группы противника, помешать наблюдателям передавать точные сведенья о конвое.
  Я нарисовал прямо на кальке схему движения авангарда и тут же показал, как и где пойдут самоходки.
  - Наша главная ударная сила - самоходные орудия 'кентавр', пойдут в голове и в тылу колонны. Их будут прикрывать по две бронемашины с крупнокалиберными пулемётами и автоматическими гранатомётами на турелях. Такое расположение позволит обеспечить прикрытие от любых сил противника, которые захотят атаковать колонну сходу. Против стационарных засад, мной предусмотрено наличие машины инженерной разведки с соответствующей аппаратурой. Мой коллега, капитан Лакшай, опытный сапёр и уже сталкивался с подобными задачами. Прикрытие сапёрной группы будет осуществлять приданный нам БТР с отделением пехоты. Всё это позволит своевременно обнаружить, нейтрализовать или уничтожить взрывное устройство любой конфигурации которые на данный момент чаще всего применяют местные. С таким прикрытием, сапёрная группа сможет отработать свою задачу, без угрозы быть уничтоженной в момент разминирования. Все эти меры способны позволить конвою пройти опасный участок маршрута без потерь с высокой долей вероятности, даже без прикрытия с воздуха. У меня всё. Если есть вопросы, задавайте.
  Некоторое время в столовой стоял неоднородный гул голосов, в котором можно было разобрать только отдельные слова. Честно сказать, не было глубоко плевать что там думают остальные. Так и так ничего другого в сложившейся обстановке предложить было нельзя. Боуден переговаривалась со своими подручными, а потом поднялась с места. Надо сказать, что выражение лица майорши стало значительно проще, женщина расслабилась.
  - Капитан, ваш план выглядит приемлемым. Помните, однако, что под вашим командованием находятся только приданные вам силы. Я и мои люди действуем автономно, в рамках задачи по транспортировке груза.
  Это она так территорию метит, или вдруг даёт понять, как сильно желает собственноручно поиграть в солдатики и получить медаль от своих? Я не против, но главное обозначить свои границы полномочий или пусть идёт в жопу со своими заморочками. Своих парней я подставлять не собираюсь. Сложив указку и аккуратно сняв свою кальку с доски, я ответил:
  - Если ваши люди и вы сами, не будете мешать мне выполнять мою работу, мне плевать кто там главный на бумажках. Дайте мне провести колонну и получить оплату, большего не прошу.
  Опять мы с майоршей поиграли в гляделки, но на этот раз она всё же отвела взгляд. Видимо у её гонора тоже были свои границы. Стерва, но всё же действительно умная.
  - Хорошо, капитан, полномочия по проводке конвоя на время следования - ваши.
  Я непроизвольно улыбнулся, а женщина вдруг улыбнулась в ответ. Почти незаметно, одними краешками губ и что-то такое было в её взгляде... Где-то глубоко на самом дне серо-стальных глаз. Потом были рутинные моменты, а через час, в столовой накрыли поздний фуршет, для руководства. Нас, 'чёрную кость', само собой не пригласили и по-тихому вытолкали наружу. Больше всех расстроился Лёха Танкист. Его мечта, познакомиться с американкой и в перспективе трахнуть её, разбилась в мелкие брызги. Я быстро попрощался с остальными и направился к бунгало. Нашарил сигарету, даже в рот её засунул, но закуривать не стал. Думал о предстоящей работе и о том, как всё странно выглядит. Амеров на базе скопилось человек сто пятьдесят. С нами идёт от силы тридцать человек, остальные почему-то уже пакуют вещи. Значит, у них другая задача и явно не здесь. Колонна идёт по опасной территории без прикрытия с воздуха, но у одного из подручных Боуден, с собой аппаратура дальней связи. Это может быть спутник, беспилотник или связь с кораблями где-то в океане. Майорша не возразила мне ни разу по существу плана, значит, силы за ней нет. Это всё очень похоже на тайную операцию, когда исполнители идут на смертельный риск и в случае провала их зачищают. Скажем, ракетным залпом по указанным координатам. Паршиво, всё очень паршиво складывается...
  
  
  
   Глава четвёртая
  
  04 октября 201.. года. 02.00 по местному времени. Африканская демократическая республика Баконго, Плато Земонго. Приблизительно 12 километров от конголезской границы. Транспортный конвой экспедиционных сил армии США, общий оперативный позывной - FELIX. Денис Фадеев, наёмник. План - 'капкан'.
  
   Конвой выехал из расположения базы в не самое подходящее, на мой взгляд, время суток - было восемь часов вечера. Солнце огромным багровым диском садилось за верхушки низкорослых деревьев, готовое погаснуть словно светильник, когда кто-то повернёт выключатель. Всё это я видел мельком, пока не стали поступать первые доклады от передовых дозорных групп. Посаженные на квадроциклы попарно ребята из взвода 'браво', лихо газанули вперёд. Но за пределы указанного расстояния в триста метров никто не отдалялся. Всего мобильных групп было три. Первая шла в авангарде, вторая, вышла на фланги, как только позволила местность. А третья крутилась возле второго 'кентавра' в тылу колонны. Пока мы не зашли на территорию Джелани, проверять тыл смысла не было и парни просто держались рядом с самоходкой. Ожила рация, голос Шерифа произнёс чётко, почти безразлично:
  - 'Феликс', вы прошли последний наблюдательный пост. До встречи через трое суток, парни!..
  Амеры на наших частотах не сидели, поэтому откликнулись поочерёдно: Карпухин, Барабанов, Лакшай и я. Все звучали напряжённо. Ведь это не Проценко отправляется в саванну к Джелани и его бандитам прямо в руки, а потом к мутным амерам. И последние вполне могут попытаться рассчитаться с наёмниками высокоточной ракетой, вместо денег. Я вспомнил про ранец с прибором дальней связи у одного из подручных Боуден и про себя снова выругался. Вариант с ракетным ударом казался теперь всё более и более вероятным. Но самое паршивое, я даже сделать ничего не смогу. Машину сейчас вёл Дятлов, самый бесполезный человек в дороге. Серёга пересел назад, он гипнотизировал экран монитора портативной станции РЭБ, слушая эфир. Ракитин торчал наверху, он сидел на подвесных стропах, укрытый противопыльным брезентовым кожухом, за ручками автоматического гранатомёта, смонтированного на крыше нашего 'мародёра'. В данный момент, гранатомёт был тоже зачехлён от пыли, но снять брезент можно было одним движением руки. Генка нацепил тактические очки и замотал лицо пёстрой косынкой, напоминая больше рейдера из голливудского кино про тотальный мировой писец и пустоши. Я же сидел рядом с Ван Даммом и глядел на экран портативного компа управления, где отображались все метки нашего конвоя в реальном времени. Картинку давала наша станция РЭБ, так что отображение шло с некоторым опозданием, мощности у неё были ограничены и это чувствовалось. Проценко обещал ЮАРовский спутник ближе к границе подключить, но я не особо в это верю. Однако пока всё шло нормально, я только дважды ругнулся на патрульных, устроивших трёп в эфире. Но это от скуки, ведь пока ничего интересного вокруг не происходило. Впереди и справа - ровная как стол саванна, а слева и впереди старые плоские горы. Ожила рация, майорша показывала, кто тут главный в очередной раз:
  - Архангел, здесь Хексе!.. Дайте знать, как только войдём в опасную зону. Как приняли?
  - Архангел в канале, понял-принял. Сигнал о входе в красную зону - 'Карнаж' на всех частотах 'Феликса', как приняли?
  - Хексе понял-принял. До связи, Архангел!..
  Голос у майорши звучал ощутимо напряжённо. Даже слово это для входа в опасную зону, она поди сама туда вставила. Нет чтобы нейтральное что-то или просто сказать в эфир к примеру: 5-5-5, как это принято у нормальных людей. Нет же, вот вам броское слово 'карнаж', что приблизительно означает 'бойня' или 'резня', я точно не помню. Но правила диктует тот, кто башляет. Увы, это жестокая правда жизни.
   С самого начала, ещё перед самым выездом случился инцидент, когда трёх наших техников-испанцев едва не пристрелили, когда те нарушили какую-то невидимую границу и подошли к грузовикам конвоя слишком близко. Вступились наши парни из взвода 'альфа', бывшие в патруле, едва до стрельбы не дошло. Грузовики эти я вблизи тоже не особо рассмотрел: бронированные кунги с бойницами для сидящих внутри охранников. Кабины с толстым армированным стеклом, на крыше плоский 'гриб' воздухозаборника кондиционера. По всему кунгу плитки блоков активной защиты, как на танке. Стекло только из гранатомёта взять реально, остальное выдержит спокойно. Я это понял по характерному зеленоватому проблеску поверхности. Колёса с армированными скатами, даже пробитые будут тащить нормально. Короче, внутри точно есть что-то ценное и несколько охранников с оружием. Фуры, те обычные, но в нейтральной серо-синей раскраске. Не новые, краска кое-где облупилась. Все без номеров, только с опознавательными знаками для ноктовизоров. И эта лаконичность лишний раз подтверждала, какое мутное дело опять затевает наш алчный шеф. Видимо совсем припёрло, раз связался с непонятным олигархом, который запросто ворует меченое американское бабло. А теперь ещё вась-вась с ЦРУшниками, что опять же на лбу у этой Боуден и её подручных написано большими буквами.
  - Фадей, активный радиообмен на 35-13, есть чёткий пеленг. Расстояние восемь километров, не движется.
  Серёга опять влез в мои размышления, голос связиста звучал буднично. Вообще, парни мне доверяют на боевых выходах, хотя в быту сторонятся. Я для них нечто вроде дикого зверя, которого едва приучили чтобы не сильно кидался на своих. В бою, такого просто выпускают из клетки в сторону врага. Конечно, вслух этого никто не говорит, но даже отбитый Дятлов старается мне дорогу не переходить. Зато здесь на боевых, они думают, будто бы моё чутьё и опыт их убережёт от пули, или чего похуже. Забавно это выглядит со стороны: взрослые, битые Судьбой мужики, надеются на удачу такого же пережёванного жизнью получеловека.
  - Стационарный пост... - Я двумя кнопками на компе приблизил указанный район на экране монитора - Хрен его знает, кто это может быть. Больше ничего в эфире нету?
  - Нет, слышу ещё два частных самолёта. Это контрабандисты, сто пудов.
  - Ясно, бди дальше.
  Если это местная самооборона, которая носит погоны и докладывается префекту провинции, то должны себя обнаружить. Заметят нас не сразу, может минуты через три-пять. Если не пошлют запрос, будем кошмарить. Я переключился на канал авангарда и вызвал левофланговую группу.
  - Авангард-1, здесь Архангел! Трёхминутная готовность, пеленг захода на цель - Три-Пять, Один-Три. Как приняли?
  - В канале Авангард-1... Понял-принял, Архангел... Есть трёхминутная готовность!..
  'Мародёр' мягко качнуло на очередном ухабе, я едва язык не прикусил. И тут стало совершенно темно, опустились густые сумерки. Переключив рацию на общий канал своего отряда, я снова вышел в эфир:
  - В канале Архангел! Всем - зелёный свет. Как приняли?
   Пока остальные командиры повторяли приказ и докладывали о готовности, я тоже надвинул на глаза прибор ночного видения или если короче - ночник. Не шибко люблю эту тяжёлую бандуру, но в данном случае, мне повезло больше, чем многим нашим пацанам. Помните, я рассказывал про попойку с амерами? Ну так вот, тогда я выменял у одного из них настоящие панорамные 'гуглы'(42), практически на фу-фу. Мы тогда только-только отбили наш первый крупный заказ для какого-то кенийского заповедника. Прищучили торговцев всякими бивнями, рогами и прочим хламом. Амеры, понятное дело, на экзотику падки. К тому же, в Баконго все промышляют продажей всего и вся. Плохо интуристы клюют только на всякие ритуальные копья, маски, талисманы и статуэтки. Понятное дело, это всё даже не местные поделки, а китайский и сингапурский ширпотреб, который местные берут за копейки и потом втюхивают наивным белым идиотам. Ну а бивни слоновьи и рога носорогов - совсем другое дело. Слоновьи клыки, это так себе товар, их много и спрос - предложение уже давно устоялись. А вот рог носорога, совсем другое дело. Он жутко дорогой и настоящей цены вам никто толком не скажет. Мне при общаковой делёжке, достался кусок в полкило весом. Попойка тогда знатная вышла, все ходили буквально на бровях от смешения кукурузной самогонки и амеровских запасов пива и бренди. Надо сказать, что американцы сами по себе народ не такой заносчивый в быту, как французы. Лягушатники уставники до конца, а амеры попадаются вполне себе ничего. Когда все начали хвастаться трофеями и оружием, нам особо предложить было нечего. Сами понимаете: на континенте всего ничего. К тому же из России, где уже даже водка перестала быть предметом гордости. Короче, амеры нас крыли по всем фронтам. Был у них там парень по имени Шон, здоровый как лось, чубатый и голубоглазый. И кстати, неплохо балакал по-русски. Мы его тогда все шпионом окрестили, он даже обижался. Так вот, он и засветил свои понтовые ночные очки, мол, дивитесь русские нищеброды. А у нас только израильское списанное говно, от которого шея отваливается после того как час в них походишь. Да и батареи на большее не хватает, говно оно и в еврейской стране говно, что тут говорить. Ну, я само собой не стерпел, отозвал Шона в угол и показал трофейный кусок носорожьего клыка. Тот сначала не поверил, куда-то ускакал и вернулся с мужиком лет пятидесяти, в форме капитана с интендантскими нашивками. Тот рог посмотрел, алчно так на него глазами посверкал и подтвердил, мол это самое оно и есть. Шон тут же предложил мне за рог две тысячи долларов наликом, я отказался. Он опять куда-то убежал и принёс ещё полторы штуки американских рублей и чек на ещё три тысячи 'гринов'. Я понял, что неожиданно стал обладателем какого-то рога изобилия, но по пьяни от денег отказался. Выменял у него кинжал спецназовский, на который облизывался Генка Ракитин и ещё вот этот ночник, с батарейками. Взял в довесок и запасной блок питания, который на шлем сзади цепляется, ну ещё комплект наколенников с налокотниками. Приглянулись они мне тогда. Продешевил, конечно, но ночник отличный: четыре окуляра, видимость почти как обычными глазами смотришь, от вспышек сразу в безопасный режим переходят, оптика не выгорает. Работают до полутора суток, с запасным блоком ещё дольше, но это совсем неподъёмная тяжесть, не пользуюсь. И главное, никакого 'мыла', картинка очень чёткая. Пацаны все завидуют до сих пор, оригинальные 'гуглы' бешеных денег стоят. Но видимо, носорожий рог явно дороже, раз Шон почти с радостью мне всё это втюхал. А потом ещё вискаря подливал, чтобы я не передумал. Окуляры мне до сих пор верно служат. Хотя ночных операций за все четыре месяца было всего две. В остальное время просто дурачились, стреляли по гиенам ночью и всё под сильным 'газом' само собой. Но на этот раз, очки действительно были в масть, видимость стала почти как лунной ночью, каждый камешек на дороге и каждую ветку куста видно отлично. Всё же и от браконьеров иногда бывает польза русскому солдату.
  -В канале Авангард-1, нет запроса на 'свой-чужой'!..
  Пока я вспоминал про попойку и носорогов, на связь снова вышел дозорный. Голос его не прерывался, но всё равно вкрадывались какие-то левые помехи. Времени на принятие решения было минуты две. Конвой шёл вперёд не снижая скорости и вот-вот неопознанный пост останется позади. Я обернулся к Серёге и уточнил:
  - Негры не выходили больше на связь?
  - Нет, но только потому, что я глушу их рабочие частоты.
  - Чёрт, так может они и передавали чего?
  - Может и передавали, только на каналах, которые местные вояки и полиция не использует.
  - Ясно...
  Уже полторы минуты на решение. Если это местные, по возвращении могут быть проблемы. Чёрт, вот не стратег я и в шахматы плохо играю.
  - Архангел в канале. Авангард-1, зелёный свет.
  - Авангард-1, понял-принял. Зелёный...
  Сама перестрелка получилась короткой. Я видел мельком частые вспышки выстрелов, три цепочки трассеров ушли в зелёное ничто и глухо бахнули два взрыва. Потом секунд пять тишины и снова отрывистые одиночные выстрелы и всё стихло. Снова ожила рация, голос на том конце был слегка запыхавшийся, но довольный:
  - Здесь Авангард-1... Минус четыре, 200-300 не имеем.
  - В канале Архангел, молодцы... Возвращайтесь на маршрут, Авангард-1.
  - Понял принял, Архангел... Возвращаемся...
  В кино обычно показывают, как на монитор командира выводятся изображения с камер солдат. Да, у нас такие записи тоже ведутся и парни из патруля наверняка всё зафиксировали. Но только для меня, в эфир это не идёт. Когда я буду отчитываться перед Проценко, то все потери и победы я ему покажу наглядно. А потом уничтожу флешку, на которой всё это будет. Физически раздолблю рукоятью ножа в труху, чтобы парням за их подвиги не прилетела повестка в суд и Интерпол их не разыскивал. Идиоты, которые хвалятся отрезанными ушами в соцсетях, давно где-нибудь сидят, или бегают словно крысы от полицаев и спецов. Мало у кого есть надёжная 'крыша', чтобы вот так открыто хвалится военными 'подвигами'. Так что никакой красоты и высоких технологий. Просто вспышки огня и звуки в саванне. И хорошо, если так всё и останется.
  - Хексе на связи! Архангел, что у вас случилось?!
  Майорша не преминула вмешаться. Голос американской стервы звучал чётко и с явной ноткой злобы. Однако здесь она явно не рассчитала своего веса в данном событии. Случись что, я тоже вполне могу организовать 'налёт бандитов' на колонну и сам. Появилась у меня такая идея, когда стало понятно, какая тонкая грань отделяет нас, от ракетного удара. Поэтому я ответил спокойно:
  - Архангел в канале... Парни шуганули стаю гиен, случайность...
  - Архангел, что за чушь! Мы слышали взрывы!..
  - Хексе, всё в норме. Такое иногда случается. Это просто гиены... Так будет лучше для всех.
  Некоторое время майорша молчала. Эфир тревожно потрескивал помехами и я буквально слышал, как скрипят извилины в голове Боуден. Но всё же, баба она не глупая. Ясно. Что произошло столкновение с неидентифицированным противником. В случае чего, никаких доказательств никто не найдёт. Начать выяснения, значит и самой подставиться. Поэтому ответу я не удивился и даже слегка улыбнулся.
  - Здесь Хексе... О случайных инцидентах впредь докладывайте своевременно, Архангел.
  - Понял-принял, связи отбой.
  Броневик снова затрясло на ухабах, горы слева стали видны ещё отчётливей. Я сверился с картой, плато Земонго уже в пятидесяти километрах к западу от дороги. Границы Баконго и ДРК, тоже станут ближе примерно через столько же. А через семьдесят километров, будет ничейная земля, где и окопался наш старый приятель Джелани. Я вышел в общий канал конвоя, который слышали и американцы:
  - Архангел в канале. До входа в красную зону семьдесят километров!..
  Снова отозвались все, даже водители бронированных грузовиков, молчавшие до этого. Видимо осознают опасность и там в кунгах уже давно все на стрёме. Я-то хоть природу вокруг вижу, а эти сидят в железной банке и разглядывают крашеные в казённый цвет стенки. Хорошо хоть кондей там есть и вроде как даже не шибко жарко. Интересно, это служаки или такие же наймиты как мы? Наверняка служаки, наёмник запросит столько, что даже сильного профи пошлют в жопу с такими заявками.
  - Фадей, дёргается американка?
  Это Коля не выдержал, он сидит и просто крутит баранку и никаких тебе развлечений. Вот и решил начать свой обычный трёп. Но я его прервал, чтобы не вылез опять какой-то косяк с остальными пацанами. На боевых лучше вообще помалкивать и спать. Если есть возможность, трёп отвлекает и может выйти боком.
  - Коля, глохни! Веди машину, смотри на дорогу. Простая работа тебе выпала на этот раз, хоть здесь не обосрись. Душевно тебя прошу.
  Дятлов замолчал, глаза угрюмо сверкали в зеленоватом свете ночника. Я неотрывно смотрел, как медленно ползут и меняются нитки рельефа на карте монитора. Время от времени принимал доклады от авангарда. Парни мчались по саванне где-то впереди и сейчас я им откровенно завидовал. Не надо думать за всех, отвечай только за себя.
  Серёга опять влез в мои тягучие как эта дорога мысли. Голос радиста был не то чтобы радостным, но значительно повеселел:
  - Дэн, база даёт канал для подключения к спутнику. Протокол деревянный, всё погаснет на несколько секунд, внешняя связь пропадёт. Предупреди остальных, трёхминутная готовность...
  - Хорошо...
  Я снова переключаюсь на общий канал. Там идёт разговор Барабанова с головным 'кентавром', танкисты как всегда устроили разборки по каким-то своим железячным делам. Пришлось опять применить власть, но деликатно. Лёха - толковый мужик и даже матрасы эти надувные проверил и привёл в порядок перед выходом. Когда перебранка улеглась, сообщил:
  - Архангел в канале! Через три минуты перезагрузка протоколов связи и навигации. По тройному зум-сигналу доложить о восстановлении подключения!
  Затем в канал влез Абрамович и вскоре зазвучал его немного самодовольный голос. Видимо спутник давал ему какие-то продвинутые возможности и технарь рад был попонтоваться:
  - 'Феликс' внимание! Три... Два... Один... Перезагрузка...
  Погас мой монитор, РЛС работала, но как я понял, там светились только какие-то базовые показатели. Рация тоже замолчала, там крутился значок перезагрузки. Всё это продолжалось десять минут, потом ещё минут двадцать. Серёга сидел с каменным лицом, я пока не матерился, но уже близко к этому. Хуже всего. Что пропала связь с авангардом и тыловым дозором, который уже выдвинулся назад и сейчас глотал нашу пыль. Не знаю, как там встретили техническую накладку остальные, но явно без восторга. Я терпел и обернулся к связисту только под конец:
  - Серёга, дай мне резервный канал хотя бы с дозорами. Хоть роди, но дай!.. Быстрее!..
  Тот быстро что-то переключал и бормотал неразборчивое себе под нос и вскоре я услышал лихорадочные запросы от дозорных. Внешне всё было спокойно, никто не воевал, кругом темень и относительная тишина. Но вот послышались доклады сквозь дикий треск помех и Серёга сказал:
  - Сейчас... Говори с парнями по открытому каналу. Больше пока ничего сделать не могу!
  Даже на ругань времени не было. Я переключился на единственный мигающий готовностью канал связи и ровным голосом сказал:
  - В канале Архангел. Всем Авангардам! Это открытая частота, докладывать только в случае ситуации 'красный'. Повторяю, только в ситуации 'красный'! Всем ждать тройного зума и быть на связи!..
  Слава яйцам, отозвались все и за время радиомолчания боестолкновения не случилось. Нервные доклады мобильных патрулей, слились в один непрерывный поток. Но колонна амеров шла не снижая скорости и внешне никак не выказав своего беспокойства. У них была своя внутренняя связь, так что здесь обошлось без истерик. Я дважды стукнул в крышу бронемашины кулаком. В ответ Генка тоже грохнул дважды, мол, всё понял. Нервяк закончился неожиданно: в наушниках мелодично прогудело трижды. Ожил экран компа, появились метки конвоя, всё шло значительно плавней. На связь вышла Боуден, голос американки звучал как-то ехидно:
  - Архангел, на связи Хексе! Что у вас случилось?
  - Здесь Архангел. Небольшая техническая неполадка. Сейчас всё в норме. Связь с охранением нарушена не была, идём по плану. Из графика движения не выбиваемся, через тридцать километров красная зона и повышенная готовность.
  - Если нужна будет помощь, мои техники готовы, Архангел. Отбой связи.
  Когда я сказал, что связь с авангардами потеряна не была, это явно стало неожиданностью для майорши. Я бы сказал, неприятной неожиданностью. Из чего я заключил, что косяк со спутником тоже может быть не простой случайностью. Обернувшись к Серёге, я сказал:
  - Серый, с подлянкой этой пока не разбирайся особо. Собери схему резервной связи, как раз на такой случай. Сможешь?
  - Можно... Прямо сейчас и займусь. Странно выглядело: пакеты все были получены, а инициализация вдруг повесила всю систему в полную перезагрузку. Хорошо хоть РЛС по дубль-схеме работать может.
  - Ничего подозрительного не слышал?
  - Два коротких радиообмена, прямо на границе зоны покрытия. Частоты не из тех, что местные используют, секунд по тридцать каждый. Потом снова тишина.
  - Ясно. Работай над схемой... Чтобы в случае чего, не оглохнуть нам всем.
  - Уже занимаюсь.
  Колонна пошла дальше, выкрутасов со связью больше не было. Напротив, я сразу заметил, как чётко работает программа дополненной реальности и обновляется оперативная обстановка. Серёга сообщал, что пока в эфире только коммерческие рейсы, а на земле всё чисто. Он слышал поршневые самолётики, которые возили мелкий груз, очень редко пассажиров и само собой контрабанду. В Баконго нет своей авиации, так что через полстраны туда-сюда летает куча маленьких самолётиков. Их мы и слышали всё то время, пока не прозвучал мелодичный сигнал навигационной программы. Снова выйдя в эфир на общей частоте конвоя, я сообщил:
  - В канале Архангел, всем предельное внимание! Карнаж! Повторяю, конвой 'Феликс' - Карнаж!.. Предельное внимание, боевая готовность всем подразделениям.
  Горы, которые до этого только маячили где-то слева, теперь стояли сплошной стеной. Дальномер показывал, что до них по прямой сорок восемь километров. До пяти часов утра, мы шли не сбавляя скорости, выжимая почти тридцать километров в час. Когда чёрная ночь стала превращаться в синие, предрассветные сумерки, я уже совсем было выдохнул. Мы с парнями немного подкрепились кофе и саморазогревающимися американскими супами. Остро, горячо и на вкус так себе. Но горячая еда, в походе первое дело. Но едва я спрятал в карман на дверце броневика пакет с мусором, как на связь вышел Лакшай. Его детектор обнаружил радиоуправляемую мину. Почему он не заглушил сигнал или не подорвал её дистанционно, стало ясно чуть позднее. Колонна встала, едва мы успели пройти по враждебной территории не более часа. Я дал сигнал об экстренной остановке и вызвал Карпухина:
  - Кабан, у нас гостинец. Отзывай патрули в зону прямой видимости. Занимайте оборону.
  - Есть...
  Валя никогда глупых вопросов не задаёт, хотя и молодой. Я хлопнул Ван Дамма по плечу и подхватив автомат, вышел из машины. Ступни закололо с непривычки, всё же, давно сижу. Надвинув на нижнюю часть лица свёрнутую в жгут антимоскитную сетку, я побежал вперёд, вдоль застывших машин. Вскоре, меня догнала Боуден. Майорша была в шлеме, бронежилете, но без автомата, лишь в кобуре был виден пистолет. Её лицо закрывали такие же панорамные очки как у меня, только вместо антимоскитной сетки был пёстрый чёрно-белый арабский шарф. Женщина поравнялась со мной и просила:
  - Что случилось?! Почему не сработала ваша хвалёная инженерная разведка?
  - Она как раз сработала. А вот что пошло не так, это нам объяснит тот, кто в этом разбирается лучше нас с вами. Ничего, разберёмся и скоро поедем дальше. Солдат ребёнка не обидит.
  Последнюю фразу я невольно произнёс по-русски. Забыл, что ободрять американку, дело пустое. Ещё оскорбится и наедет.
  ... Капитан Лакшай сидел на корточках возле аккуратно разрытой ямы на обочине слева от дороги. Рядом с ним никого не было, это правило взрывотехников. Завидев нас, он вызвал меня по рации и сообщил:
  - Последовательный заряд с сейсмодатчиком и радиодетонатором. Схема завязана на сотовый телефон, это в пределах 12 километров. Надо искать 'кукушку'. Сигнал мы глушим, дистанционного подрыва не будет. Но скорее всего три фугаса мы уже проехали. Сейсмодатчик пока не активен. Но если поедем дальше, будет подрыв, сработает вся цепочка.
  Сапёр говорил по-английски, но слышал только я один. Боуден мялась рядом, но всё же не рисковала идти прямо к сапёру. Я переключился на дозорных и скомандовал:
  - Авангарды, разошлись вдоль дороги. Ищите 'кукушку' с часами. Оракул, слушай эфир, глуши частоты гражданской сотовой связи.
  Серёга отозвался быстро, сразу четыре квадроцикла сорвались с места и ушли в разные стороны от дороги. Я обернулся к Боуден и пояснил:
  - На дороге управляемый фугас с двойной схемой детонации заряда. Если поедем дальше, сработает накопительный сейсмодатчик. Конвой уже наехал на три фугаса из закладки, это четвёртый. Мои люди сейчас найдут наблюдателя, пока сапёры разбираются с уже обнаруженными 'подарками'.
  Женщина подняла окуляры ночника вверх, её глаза в предрассветных сумерках блестели как у кошки. Не отрывая взгляда от согнутой спины сапёра, она спросила:
   - Это люди Джелани?
  - Не обязательно. После Ливии, здесь очень много диких подрывников. Ребята готовы за еду работать.
  Майорша сделала раздражённый жест рукой, как бы отгоняя назойливую муху. Она не удивилась, в её голосе слышался неподдельный страх:
  - Проклятье, как же это всё не вовремя!..
  За то время, что я в наёмниках, уже притерпелся к высокомерию тех, кто считает себя расами господ. Американцы, англичане, в некоторой степени французы и западные немцы. И сейчас я решил немного сбить спесь с этой выдры:
  - Вы сталкивались с вашими английскими коллегами?
  Как и было задумано, вопрос сбил Боуден с толку. Она хотела что-то сказать, но осёкшись, обернулась и с удивлением спросила:
  - Какими именно?
  - Да с любыми. Сталкивались?
  Неуверенность, которой я добивался, буквально сквозила в каждом движении американки. Она как обычно, думала по-своему, по-шпионски, ища подвоха:
  - Ну, раз или два... А что?
  - Когда увидитесь с кем-нибудь из них, скажите им спасибо за эту остановку на дороге.
  Мой ответ ещё больше выбил майоршу из колеи, она резко тряхнула головой и уже почти крикнула:
  - Да какого дьявола?! Почему?!
  Если бы не было так темно, Кассандра Боуден непременно увидела бы кривую, довольную улыбку на моём лице:
  - Это они обучали ливийцев, которые сейчас шатаются по всей Африке. Представляете, эти клоуны готовы работать за еду. Сам видел, они приходили и к нам наниматься.
  Ответ американку обескуражил, в её голосе больше не было уверенности, она защищалась:
  - Конечно, у вас, у русских всегда виноват кто-то другой...
  Я переключил рацию на громкую связь и вызвал Лакшая. Тот как раз поднялся с колен и отряхивал пыль с колен, но от окопа не отходил.
  - Адвик, скажи, кто поставил этот чудесный капкан на наш конвой?
  Индус раздражённо пожал плечами, но поняв, ради кого я задаю вопрос, ответил максимально холодно:
  - Ставил какой-то идиот, схема выполнена очень грубо, поэтому я и засёк сигнал радиовзрывателя. Но есть некий элемент творчества: сейсмодатчики всех мин в закладке настроены независимо. Если отключить главный, остальные всё так же будут работать. Манера сборки как у англичан, даже компоненты схемы размещены похоже.
  - Спасибо, капитан Лакшай. Сколько ещё ждать?
  - Сейсмодатчик я демонтировал. Мои люди нашли все три фугаса. Там тоже всё отключено, кроме радиодетонатора. Он на неизвлекаемой части схемы. Это ещё один необычный элемент... Пожалуй, всё-таки не идиот, просто не слишком опытный подрывник. Да! Именно неопытный, но хорошо обученный. Если останется жив ещё полгода или больше, придётся повозиться с его 'подарками'. Через двадцать минут можно будет ехать, если охотники найдут 'кукушку'.
  Боуден молча смотрела прямо на меня, однако темнота не давала возможности рассмотреть выражение её лица. Не сомневаюсь, эта вобла хотела меня пристрелить, или запытать до смерти на той киче, куда мы сейчас едем. Поэтому я всё тем же спокойным тоном поблагодарил индуса и выключил громкую связь:
  - Спасибо, капитан...
  Почти тот час же, в наушниках мурлыкнул тоновый сигнал вызова. Запыхавшийся разведчик сквозь треск помех доложил:
  - В канале Авангард-2!.. Есть контакт...
  Где-то справа, послышались сначала одиночные выстрелы, а потом сумерки разорвала цепочка трассеров и бухнул негромкий взрыв. Знакомый уже голос водителя первой двойки, доложил:
  - В канале Авангард-1, 'кукушка' своё отпела.
  Не обращая внимания на американку, я переключился на передачу и с некоторой ноткой злорадства в голосе, сказал в эфир:
  - Архангел всем Авангардам - молодцы. Возвращайтесь к патрулированию...
  Ещё минут через десять, Лакшай доложил, что можно продолжать движение. Боуден, вопреки моим ожиданиям, не пошла к своему джипу, а продолжала идти следом за мной. Обернувшись, я сказал:
  - Майор, проблема решена. Если сейчас немного поднажмём, нагоним график уже к рассвету. Тогда будет немного попроще.
  Женщина остановилась и произнесла уже мне в спину. Голос её был холоден, полон презрения и чего-то ещё, пока неопределимого так просто:
  - Наёмник не может называть себя солдатом, как это сделали вы. Заплати вам Джелани, этот ваш Лакшай точно так же ставил бы мины на конвои вроде нашего. А вы добивали бы раненых и грабили убитых!
  Контузия опять дала о себе знать приступом головной боли. Виски сдавило стальным обручем. Во рту появился привкус крови. Вместе с болью пришла ярость, которую едва удавалось сдерживать. И тут я сказал то, о чём до этого только думал и никогда вслух не произносил:
  - Нет, это вы ошибаетесь, майор. Солдат, это как раз тот, кто воюет за небольшие деньги. В итальянских средневековых городах, так называли наёмников. Они служили за горсть медных монет - 'сольдо'. Служили тому, кто платит. Все армии мира теперь состоят из наёмников, даже армия моей страны.
  - А раньше у вас-то конечно же было по-другому!
  Перед глазами поплыли оранжевые круги, стальной раскалённый обруч стягивал голову, словно в тисках. Но вместе с болью пришло то, о чём я так старательно пытался забыть последние несколько десятков лет. Ярости больше не было, я снова был спокоен:
  - Было... Нет, деньги тоже платили, но это называлось 'довольствие' - Я произнёс это слово по-русски и тут же пояснил - Это когда, ты служишь Родине, а она делает так, что ты доволен тем, как ты и твоя семья живёте. Именно доволен, а не богат. Есть большая дистанция между этими понятиями. Думаю, вы это отлично понимаете. 'Солдат', у нас в Советском Союзе был синонимом слова 'воин'. Это тот, кто служит ради чести, не ради денег.
  - И где же ваша честь, капитан?
  - Со мной. Родины больше нет, но честь осталась. Вам и таким как вы, я продаю свои навыки, не более того. И не дай вам Бог, почувствовать разницу между солдатом и воином на себе, майор.
  - Это что, угроза?
  - Нет, просто небольшой разговор о культурах наших с вами стран, майор Боуден. Угрозы, это для слабых духом.
  Между нами воцарилось напряжённое молчание. Оба понимали, что каждое лишнее слов, каждый неосторожный жест, могут нарушить дух взаимопонимания. Как эфемерная ниточка, он возник в ходе этого случайного разговора. Такое стоит очень дорого, а потерять можно в один миг. Мы не стали друзьями, но стали чуть лучше понимать друг друга. Женщины, даже такие странные как эта Кассандра Боуден, всё же иногда мудрее нас, мужиков. И это проявилось в том, как майорша согласно наклонив голову, произнесла уже совсем другим, почти нормальным голосом:
  - Думаю, нам не стоит здесь задерживаться, капитан. У нас есть график, его нужно соблюдать.
  Я оценил жест, хоть и без понятия как он аукнется мне в дальнейшем. Снова улыбнувшись так, что уголок шрама заставил чуть прищуриться правый глаз, я согласно кивнул:
  - Да, нужно ехать...
  
   Следующие пару часов, обстановка вокруг не изменилась как-то кардинально. Разве что горы приблизились настолько, что стали видны поросшие редким леском склоны. Солнце уже поднялось над горизонтом, ещё красное и не такое горячее, каким станет уже совсем скоро. Благодаря кондиционеру, в броневике было довольно комфортно. Серёга таки успел почистить воздухозаборник и фильтры, так что пока было даже приятно. Снова перекусили, благо кофе был ещё горячим, благодаря объёмистому пятилитровому термопоту. Саморазогревающиеся пайки, хоть и так себе на вкус, но голод утоляют. На мой вкус, слишком уж много специй кладут, но это скорее всего потому, что мясо сплошь рога, копыта и хрящики. А с перцем любая дрянь заходит как первосортный бифштекс. Ели все скорее автоматически, первая встреча с местными 'романтиками большой дороги', привела парней в чувство. Вскоре, пришлось сделать ещё одну остановку, но уже по совершенно банальной причине: ссать в бутылку это одно, но когда припрёт по-большому, нужно отдать природе своё. Остановились на максимально открытом месте, выставили охранение и дело пошло. Скажу сразу, сходить в сортир на боевых, это тоже очень непростое дело. Врагу-то всё равно, как сильно тебя припёрло, он караулит удобный момент и вот тебе уже ничего не надо. Ты с пулей в заднице и раздробленным тазом совсем ничего не хочешь. Поэтому кто-то бдит, а кто-то пытается расслабиться. Здесь тоже привычка нужна, срать на людях это то ещё удовольствие. К тому же, есть насекомые, змеи и прочая гадость. Командир делает свои дела последним, так что я вышел из машины и закурил. Американцы тоже где-то там суетились, кроме тех. Что сидели в бронированных автозаках, там видимо и биотуалет предусмотрен. Недаром эти машины так сильно проседают, будто нагружены под завязку.
  Вскоре, природные позывы стали совсем уж нестерпимы, но ожила рация и бодрый голос Карпухина объявил:
  - Кабан в канале... Архангел, я финишировал, так что...
  - Внимание Феликс! - Быстро переключившись на общий канал конвоя, я сказал - Архангел в канале... На тридцать минут командные полномочия передаются Пастуху.
  Не вынимая сигареты изо рта, я захватил рулон туалетной бумаги, снял автомат с предохранителя и побежал к незанятым ещё чахлым кустикам. Предварительно дал туда короткую очередь и портом всё тщательно осмотрел. Вроде ни пауков ни змей, все разбежались. Рядом, соблюдая деликатную дистанцию в десять шагов, стоял Ракитин с пулемётом наготове. Потом только я присел и глубоко затянулся, опираясь рукой на приклад 'нуф-нуфа'. Понимаю, подробности не слишком приятные и в кино с книгами такое обходят стороной. Но я не буду. Это прежде всего потому, чтобы было ясно: на войне опасно всё, даже сортир. Прецеденты были и я скажу что приятного мало смотреть на изорванные противопехотными минами тела тех, кто не вовремя расслабил 'булки'. Кого-то подстрелили, некоторых зарезали. Местный колорит, он даже в таком стыдном деле проявляется.
  В целом, всё прошло удачно. Генка тоже без проблем отдал свой долг природе, а я его сторожил, стоя так, чтобы ветер не гнал 'ароматы' в мою сторону. Пока народ справлял естественные нужды, никто не попытался нас атаковать, разве что Серёга уловил в эфире интенсивный радиообмен, где-то на границе действия нашей РЛС. Почти бегом возвратился к броневику, принял командование и через пять минут конвой снова продолжил путь, набирая прежнюю скорость. Парни выглядели заметно повеселевшими, я тоже слегка расслабился. Жаль, что закурить снова не получилось, времени на таких остановках вообще самый минимум. Откинувшись в кресле, насколько позволял 'броник', я спросил у Серёги:
  - Чего там в эфире?
  - Три минуты назад был сеанс спутниковой связи. Сигнал шифрованный, но по сигнатуре удалось определить - передача была через американский коммерческий спутник. Передача была с сопредельной стороны. Примерный пеленг двенадцать километров на северо-запад от нашего местоположения.
  Я задумался, но ненадолго. Джелани очень любит понтоваться. У него как раз есть спутниковый телефон и точно есть с кем поговорить по защищённому каналу. И это как раз его территория. Переключившись на канал связи с американцами, вызвал Боуден:
  - В канале Архангел, наш друг уже рядом.
  Майорша ответила после секундной задержки. Голос её не выдал, он был ровным и спокойным:
  - Хексе на связи... Поняла... Мы будем готовы.
  ... Но толком подготовиться у нас не вышло. Едва мы закончили разговор, как впереди и справа, взметнулись вверх столбы дыма, пыли и огня. По стеклу хлестнул заряд каменной крошки, но и только. Это были не мины, а фугасные снаряды безоткатных орудий. Для миномётов местные не слишком грамотны, а вот труба безоткатки это как раз их размерчик. С закрытых позиций из них бандиты Джелани стрелять тоже не умеют. Поэтому я переключился на патрули и приказал:
  - Внимание 'Феникс'! Продолжать движение. Всем Авангардам!.. Атака справа шестьдесят, направление северо-запад! Искать тачанки!.. Танкист, 'коробочкам' внимание!..
  Шестиколёсный 'мародёр' машина вместительная, но даже у неё есть свой предел. 'Аистёнка' мы везли в разобранном состоянии, вместо этого развернув комплекс РЭБ. Так что сейчас вся надежда была именно на поиск радиообмена. Серёга быстро шуршал пальцами по клавишам, потом выдал:
  - Активный радиообмен в пяти точках. Пеленг 35, устойчивый. Расстояние пять километров, направление северо-северо-запад.
  Вскоре, пошли доклады от мобильных групп. Они натолкнулись на бандитские заслоны, но уже обычные, на джипах. Тут же сказалось преимущество квадроциклов, мои бойцы легко обходили неповоротливые пикапы и вскоре, я увидел вдали сразу три чадных факела, пачкавших горизонт чёрными шлейфами дымов. Сразу последовал доклад:
  - Авангард- 3 в канале. Минус коробочка...
  - Авангард-1 на связи... Минус тачанка... Второй номер 300!.. Отступаю...
  - Авангард-2 в канале... Минус тачанка... горит, сука!..
  На экране компа появлялись и исчезали маркеры вражеских машин. Одна из синих точек - экипаж квадроцикла с позывным Авангард-1, рывками приближалась к цепочке меток конвоя. Снова пошли разрывы снарядов, но уже позади и ближе к дороге. Четыре или пять фонтанов из дыма, земли и огня, на миг заслонили яркое утреннее солнце. Я обернулся к Серёге, тот раздражённо мотнул головой, без координат от разведки он не мог дать целеуказаний для самоходок. Танкист тоже теребил:
  - Архангел! Коробочки готовы!.. Дайте целеуказания!..
  Что я мог ему ответить? Сам сидел и пялился то на экран своего компа, то в окно. Где только на горизонте дымились подбитые тачанки. Время тянулось как резиновое. Вскоре вдоль дороги опять ахнуло четыре разрыва. Один за другим столбы из земли и огня били в сухую землю, заслоняя белый свет. Ещё немного и очередным залпом накроет одну из фур или автозак. Но вот, Серёга вдруг победно вскрикнул:
  - Есть координаты!.. Передаю целеуказания, 'коробочкам'!..
  У каждого из разведчиков есть с собой портативный дальномер. Для гражданского глаза похож на бинокль, но гораздо лучше. А сопряжённый с рацией. Такой прибор способен передать координаты цели сразу на пульт РЛС.
  - В канале Танкист! Целеуказания получены!..
  - Архангел - Танкисту, работай по схеме два-три-ноль!..
  - Танкист принял... работаем...
  Я увидел, как головной 'кентавр' съехал с дороги и не снижая скорости взобрался на невысокий холм, ломая редкие деревца. Тяжёлая, тридцатитонная машина легко взяла эту небольшую высоту и едва замерев, развернула плоскую башню влево. Ещё миг и 'кентавр' открыл беглый огонь. Из люка высунулся более чем на половину сам Лёха. В своём форсистом импортном танкошлеме и тёмных очках 'авиаторах', он смотрелся крайне браво. Я видел, как самоходка вела беглый огонь, пока проезжал мимо. Конвой продолжал идти вперёд, почти не снижая скорости. Снова ожила рация:
  - Авангард-1 в канале!.. Все цели поражены... Противник отступает!.. Архангел, прошу разрешение на преследование!
  Бандюги может быть действительно бегут, а может быть стремятся просто растащить охранение и разбить его по частям. Нет, пока мы не будем твоим слоном, мистер Джелани. Ты хитрый, но мы умнее. Снова вызвал 'авангардов' увлёкшихся боем и самоходку Барабанова:
  - Всем Авангардам вернуться к своим маршрутам. Отставить преследование. 'Коробочка', огонь прекратить, вернуться в строй. Как приняли?!..
  Разведчики, разгорячённые боем, отозвались не сразу. Но вскоре пошли утвердительные доклады, а Лёха вскоре проехал мимо моего броневика и прогудел три раза. Клаксон у 'кентавра' басистый, так что даже сквозь толстое бронестекло слышен его победный рёв. Ещё минут десять всё было спокойно. Елозивший всё это время на водительском месте Дятлов спросил:
  - Дэн, они отстали?
  - Вряд ли. Скорее, не рассчитывали, что мы их так быстро обнаружим. Перегруппируются, а потом нападут снова. Нужно просто ехать дальше. Это как деревенские собаки, которые брешут на проезжающий транспорт. Пока мы на их территории, будут лаять и пытаться укусить. Как только проедем дальше, отстанут. Снова вызвав всех, предупредил:
  - Всем сохранять боевую готовность. Предельное внимание по периметру. Доложить о потерях!
  Раненых оказалось трое, но всё это были лёгкие царапины. Боеспособность потерял только пулемётчик Авангарда-1. Он схватил пулю в бронежилет и та сломала ему три ребра. Парня перегрузили к сапёрам, фельдшер оказал помощь.
  - Архангел - Айболиту, как груз 300?
  - Айболит в канале... Нормально, лёгкое не задето... Но воевать не может...
  - Понял тебя Айболит. Отбой связи...
   Фамилия Айболита была Шепилов, сам коренной ленинградец. Лечит, дай Бог каждому. Если можно будет, Айболит вытащит хоть с того света. К нам попал без документов и почти подыхающий от голода. Его сняли с алжирского сухогруза в Кейптауне, на котором тот прятался в трюме битком набитым удобрениями. Воровал у команды еду, как-то продержался до прибытия в ЮАР. Сам про себя Айболит рассказывал мало, но Проценко пробил его по интерполовским базам. Наш доктор оказался беглым ополченцем из Донецка. Поверил в 'русский мир', воевал на стороне непризнанной республики. А когда вернулся домой, его приняли 'фэбсы' (сотрудники российской Федеральной Службы Безопасности - авт.) Оказалось, бандеровцы на него выписали международный ордер, ну а наши почему-то его исполнили. Через знакомых, жена собрала денег и парня выпустили под подписку. Он хотел что-то доказать, даже в газеты и на 'ю-туб' выходил. Рассказывал, что никакой он не бандит, а просто фельдшер. Не помогло, 'фэбсы' закусили удела и таки намеревались его передать на Украину. С большой помпой в Санкт-Петербург приехала целая делегация костоломов. Видел я эти рожи на фото в сети. Реально, попади наш доктор к ним в руки, ни на какую Украину бы не доехал. Кончили бы ополченца прямо на месте, а труп выбросили в речку. Наши журнашлюхи обставили так, будто Шепилов чуть ли не сам Бен Ладен в овечьей шкуре. Мол, как земля ещё такого носит, вон со Святой Руси. Но Ленинград это портовый город. Нашлись добрые люди, Шепилова контрабандой провели на какое-то судно, уходившее в один из прибалтийских портов. Там-то он и пересел на алжирский сухогруз, ну а дальше к нам. Беглому доктору повезло, у нас только что уволился отрядный лепила - западный немец. Чего-то они там не поделили с Проценко. Дойч задрал нос и свалил. А Шепилова выкинули с сухогруза и ленинградец сидел возле какой-то местной забегаловки, просил милостыню. Домбровский был в тех краях по случаю плохого настроения, ну и приметил беглеца. Потом накормил, расспросил обстоятельно. У нашего поляка просто нюх на нужных ему людей. Короче, Яцек доктора в отряд и привёл. А тот был уже на всё согласен, лишь бы дали пожрать и помыться. Бежал человек от войны, но снова на неё вернулся. От Судьбы не уйдёшь, я так думаю.
  Мы прошли ещё час без происшествий. Абрамович слушал эфир, но по засечкам выходило, что от нас пока отстали. Разъезды тоже докладывали, что никого не замечают. Сзади вообще идиллия, ребята только жаловались, что пыль зря глотают. Негры не ушли далеко, это точно. Скорее всего, просто держат дистанцию, собирают силы для нового налёта. На их месте, я бы не атаковал именно здесь, в открытой саванне. Я побежал бы вперёд и устроил нам тёплый приём в 'зелёнке'. Хотя как раз на этот случай, была у меня одна неприятная для этой делегации заготовочка. Но для неё опять же нужно, чтобы шакалы опять показались, желательно скопом. А пока, я снова откинулся на спинку кресла и принялся нюхать замусоленную за время боя сигарету. Не фонтан какой заменитель курева, но всё же немного отвлекает от сосущего желания затянуться горьким дымом.
  
  
   Глава пятая
  
  04 октября 201.. года. 06.00 по местному времени. Африканская демократическая республика Баконго, Плато Земонго. Приблизительно 1300 метров от конголезской границы. Транспортный конвой экспедиционных сил армии США. Общий оперативный позывной - FELIX. Денис Фадеев, наёмник. Ещё одна причудливая грань безумия.
  
  
  От литров кофе колотилось сердце и противно воняло изо рта, а от долгого и почти неподвижного сидения в кресле вся задница и ляжки словно онемели. Хотелось выйти, размять ноги и наконец-то закурить. Нет, когда надо, я терплю и даже не слишком убиваюсь по поводу отсутствия никотина. Просто сейчас предстояло сыграть с Джелани в 'угадайку' и не факт, что я правильно всё рассчитал. Всё-таки этот местный батька Махно очень хитёр. К тому же, он у себя дома, а я вынужден полагаться только на карты и технику, которые не всегда в помощь. Порой, их наличие только мешает. Но играем с тем раскладом, что есть на руках. Всё как всегда...
  Мелодичный зуммер вызова, вклинился в размышления, оторвал от самокопания. Голос майорши Боуден, звучал непривычно вежливо:
  - Здесь Хексе! Архангел, мои поздравления, вы блестяще справились...
  Кроме меня, этой похвалы никто из мужиков не слышал, может оно и к лучшему. Боуден решила просто показать, как белая госпожа довольна, что наёмный пёс удачно оправдал вложенные средства. Причём, для таких как она, это действительно большой и великодушный жест - похвалить недочеловека, да ещё славянина. Показывать характер не стоило, я решил немного иначе выразить своё отношение к этим словам майорши:
  - Благодарю, майор. Надеюсь, это отразится на сумме премиальных для меня и моих парней.
  Ответом было гудение статики помех, видимо я всё-таки попал в самое больное место. И дело не в деньгах. Судя по кубам меченого бабла, этих зелёных бумажек нам могли отсыпать вообще сколько угодно. Типа, веселитесь, идиоты. Дальше первого нормального банка в европейской стране вы с этими фантиками не уйдёте. Через минуту, Боуден всё же ответила:
  - Это будет зависеть от финального результата операции, Архангел. Пока, у вас есть все шансы на бонус.
  Странный это был разговор. Мы вроде бы говорим об одном, но имеем ввиду совсем другое. Я выказываю полное презрение к искренней похвале заказчика. А она в свою очередь, намекает, что в конце боя, наёмного зверя и его стаю может ждать ловчая яма с острыми кольями на дне. У нас обоих есть свои козыри на руках и пока всё балансирует на лезвии остро заточенного клинка. Я глянул на часы, уже половина шестого утра. Солнце будто застыло в низкой точке горизонта, откуда оно уже совсем скоро резко скакнёт в зенит, выжигая последние остатки ночной прохлады. Здесь, вблизи гор, ночью довольно приятно. Климат более сухой и нет влажной духоты. Но днём просто адски жарко, даже кондей не спасает, а 'железо' вообще раскаляется почти мгновенно.
  Посмотрев на карту, убедился, что дорога скоро сделает поворот на северо-восток. Там, почти на сотню километров простирается буш - заросли низкорослых деревьев и колючего кустарника. По-нашему это обычная 'зелёнка', хотя ни в какое сравнение с лесом даже на Кавказе, эти чахлые джунгли не идут. Там, чтобы высмотреть духов, скорее встретишься с ним лицом к лицу. Здесь же, вполне можно засечь, что-то крупнее человека за пару десятков метров. Но всё же, это укрытие и там нас непременно будут ждать. Вернее, уже ждут. Я тронул переключатель и вызвал 'авангардов' идущих справа.
  - В канале Архангел, Авангарды 3-4 на связь!..
  Мурлыкнул тон передачи, парни откликнулись довольно быстро и почти одновременно. Никого из них я близко не знаю. Так, здороваемся когда пересекаемся и только. Но всё же, сейчас тревожно защемило сердце. Их придётся отправить прямо в зубы стае разъярённых гиен и выхода другого просто нет. Но говорить я старался ровно, чтобы не выдать тревоги. Не смутить парней перед выходом:
  - Увеличить скорость, прочесать 'зелёнку' на 4-5-0. В бой не вступать, контакта с обнаруженными целями не прерывать. Держите их в двух 'кликах' от дороги. По сигналу 'дым', отстреливайте активные радиомаяки в места скопления противника и уходите на скорости под прикрытие конвоя. Как поняли?
  - Авангард - 3 понял-принял! Исполняю...
  - Авангард-4, понял-принял... Иду в заданный квадрат...
  После этого, я обернулся к Серёге и поинтересовался обстановкой. Связист только пожал плечами:
  - Пока на всех бандитских каналах тишина. Мне удалось подобрать ключ и сесть на их рабочую частоту. Пока молчат.
  - Гонцами пользуются, думают, что обманули нас. Как только заработают радиомаяки, сразу дай точные координаты Танкисту.
  - Хорошо, без проблем...
  - Серёга, это важно - Я перегнулся назад и заглянул в полные недоумения глаза Абрамовича - дай Танкисту самые точные координаты.
  - Да понял я! Будь спок, всё будет!..
  Я вызвал Барабанова. Голос Танкиста был весёлым, стрельба по развалюхам Джелани фугасами его сильно развлекла. Между собой и в канале, мы говорили по-русски.
  - Танкист в канале! Что у тебя, Архангел?
  - По моему сигналу, обе коробочки выдвигаются на позицию в конфигурации 'зеро'. Заряжай 'салют'.
  Лёха на секунду замешкался. Что такое 'салют', он знал прекрасно и надо сказать, в его ответе я услышал нервную дрожь азартного игрока:
  - Танкист понял-принял! Есть зарядить 'салют'!..
  - Координаты даст Оракул. Лёша... бей точно. Как принял?
  - Понял-принял! Повешу всё, как положено...
  Барабанов у нас самый азартный в отряде, кроме Гудвина. Эти двое, заядлые картёжники и всегда в долгах. Но думаю, это издержки профессии: вся их удача уходит на то, чтобы верно положить снаряд в цель, или уйти из-под обстрела заложив крутой вираж. А организм постоянно требует адреналина, вот они и идут туда, где могут его получить. Поиграть с Фортуной в чёт-нечет. Я вызвал конвой на общей частоте:
  - Архангел - конвою 'Феликс', внимание! По сигналу 'салют', всем укрыться в транспорте, люки и окна задраить, кондиционеры отключить. Авангардам 1 и 2 по сигналу 'салют' уйти влево на один клик до особого распоряжения. Всем 'арьергардам' принять влево и уйти на один клик от машин сопровождения до особого приказа. Как приняли?..
  Посыпались подтверждения, никто особых волнений не выказывал. Тыловым мобильным группам придётся тяжелее всего, но ветер дует в нужном направлении. Да и дистанция в три километра от эпицентра обстрела, это даже с запасом. Должно хватить, просто обязано... Потом майорша вышла на связь. Боуден попыталась выспросить, в чём там дело. Но я её отшил, время поджимало. Обернувшись к Абрамовичу, спросил:
  - Что там с погодой? Дай направление и силу ветра, только поточнее...
  Серёга тоже знал, что такое 'салют' и лицо его закаменело от напряжения. Он быстро защёлкал по клавишам и через минуту выдал:
  - Ветер умеренный, пять-восемь метров в секунду. Юго-восточный...
  Я ещё раз глянул на карту и прикинул расстояние. Если нападут сразу, то даже на полной скорости зацепит. Но укрыты мы хорошо, стрелки тоже спрячутся, а бандитам точно будет не до нас. Чем дальше продвинемся без боя, тем лучше...
  - Дэн, снова спутниковый телефон в эфире!.. Расстояние пятьдесят три километра. Говорил две минуты сорок секунд.
  Это сообщение снова вызвало улыбку, а вернее жуткого вида усмешку, от вида которой, Серёга отвернулся. Связист уткнулся в экран компа, только бы не встречаться со мной взглядом. Да, всё правильно: я самый страшный человек на Земле. А вы, безропотно меня слушаетесь. Вы все чистые ангелы с крыльями... Беспорочные, но всё же не бессмертные... Хотите прожить как можно дольше и поэтому слушаетесь меня, контуженного психа. Поэтому я говорю самым спокойным своим голосом:
  - Наш друг уже спустил своих шакалов с цепи. Расклад нормальный, не хуже ожидаемого.
  - Когда нападут?
  Это Коля, которого уже корчило от недостатка адреналина, сверкнул в мою сторону полубезумным взглядом. Я осадил Дятлова, в такие моменты отморозок просто невыносим:
  - Рули, Ван Дамм, не отвлекайся. Они уже напали, просто пока основные силы ещё не вышли на исходные. Минут двадцать и начнётся, я уверен...
  И действительно минут через десять, на связь вышел Лакшай. Голос у индуса был возбуждённый. Чувствуется, он опять что-то зацепил:
  - Архангел, в канале Волшебник!.. Слышу устойчивый сигнал. Закладка групповая... расстояние сто два метра...
  - Заглушить можно?
  - Все не получится... нужен подрыв...
  - Рви, не стесняйся...
  - Понял-принял... Волшебник - конец связи...
  Первая моя догадка оказалась верной: Джелани не догадался, что у нас есть полностью оснащённое техникой сапёрное подразделение. Его задумка состоит в том, чтобы остановить нас снова. И в момент разминирования напасть. В прошлый раз он явно недооценил наши возможности, поэтому сейчас двинет все свои силы на штурм.
  На связь снова вышел Лакшай, предупредил о пятисекундной готовности. Я вышел на общую волну конвоя и вызвал всех:
  - В канале Архангел! Сейчас немного тряхнёт. Всем водителям снизить скорость до 20 километров в час, маневрировать на повреждённой дороге и соблюдать строй. Арьергардная группа - доложите, как только проедете препятствие. Канал открыт, Волшебник - дайте обратный отсчёт до подрыва...
  В эфире воцарилась относительная тишина. Едва индус начал выговаривать английские цифры, сглатывая окончания:
  - Пять... Четыре... Три... Два... Один... Подрыв!..
  Взрывы я услышал, даже увидел самый дальний, остальные скрывала вереница машин конвоя. Фонтан чёрного дыма с белой каймой взметнулся вверх и в стороны. Земля ощутимо дрогнула, броневик чуть рыскнул влево, но быстро выровнялся и снизил скорость. Это для Джелани будет новой загадкой, пусть повесит за яйца своего подрывника, чтобы не халтурил. Именно этого умельца действительно надо устранить! Ведь если индус прав, у парня есть неплохие задатки. Конвой продолжал идти вперёд, пускай и не так быстро, как раньше. Вскоре, я увидел края неглубокой ямы, в которую скатился наш 'мародёр'. Вопреки обывательским представлениям, воронки от фугасов устанавливаемых на дороге против транспорта, не такие глубокие. Если всё сделано правильно, как в нашем случае, основная сила взрыва направлена вверх таким образом, чтобы максимально повредить транспорт или бронетехнику. А как уже было отмечено выше, бандитский спец, был подающим надежды. Так что даже тяжёлые грузовики американцев прошли ямы без особого напряжения.
  - В канале Арьергард-1, ямы прошли... Уходим на один клик влево...
  Это сообщение почти сразу же перебил тревожный голос ведущего правофлангового дозора. Парень почти задыхался от волнения:
  - В канале Авангард-3!.. Есть контакт на один-шесть-четыре!..
  - В канале Авангард-4... Контакт на два-шесть-ноль!..
  Внутренне я собрался, веселье началось. На экране компа появились засечки передаваемые дозорными. Справа к конвою приближалось сразу десять групповых целей. Потом обстановка обновилась и к нам уже шло пятнадцать меток, внутри которых сразу по две-три машины. Джелани не поскупился на этот раз и решил любой ценой остановить конвой. Я вызвал Лёху:
  - Танкист, в канале Архангел! Коробочки на исходную. Ждать моего приказа. Как принял?
  - Танкист понял-принял... Выдвигаюсь...
   Через пару минут, нас на полной скорости обогнал второй 'кентавр', который теперь смещался влево. Вскоре я увидел, как и первая самоходка покинула строй и теперь они убегали вперёд, разворачивая стволы орудий вправо. Теперь, между целями самоходок был весь конвой, как естественная защита. Обе боевые машины вскоре пропали из виду, а минуты три спустя, Лёха доложил:
  - Танкист в канале, 'коробочки' на исходной!..
  Конвой медленно продолжал увеличивать скорость. Но мы всё ещё ползли в виду сплошной стеной кустарника и тонкоствольных деревьев, где всё ещё не было видно противника. Я смотрел на экран компа, 'авангарды' рывками смещались к нашему местоположению, но пока слишком медленно. Я передал разведчикам условный сигнал 'дым', для отстрела радиомаяков по готовности. Расстояние между конвоем и противником уже было критическим - 1900 метров. На связь вышла Боуден, голос женщины звучал обеспокоенно:
  - Здесь Хексе! Как обстановка, Архангел?
  - Охранение отражает нападение противника, Хексе. Будьте готовы задраить люки и отключить вентиляцию.
  - Принято, Архангел... Это так необходимо?
  - Увы, да...
  Бросив взгляд на часы, я с удовлетворением отметил, что бой идёт всего двадцать минут. Если люди Джелани промедлят и не пойдут на сближение сейчас, это большой плюс. Мы уже приближались к середине лесополосы, когда на связь вышел один из 'авангардов':
  - В канале Авангард-4!.. Радиомаяк отстрелен... Иду...
  Следом послышался короткий фоновый шум и зуммер разрыва соединения. А ещё через пару секунд, в канал ворвался ведущий второго экипажа:
  - В канале Авангард-3... Авангард-4 подбит... Отстрел радиомаяка произведён...
  Не слыша переговоров с разведкой, Серёга вклинился в разговор, почти радостно сообщая:
  - Есть точные координаты противника!.. Передаю 'коробочкам', цель сопровождаю!..
  Я только сделал рукой знак, что одобряю и снова переключился на канал 'авангардов'. Там по-прежнему был ведущий первого экипажа. Он простил разрешения помочь попавшему в переплёт товарищу:
  - Здесь Авангард-3!.. Тюленя окружают!.. Он ещё жив!.. Разрешите помочь, товарищ капитан!..
  Я замер на мгновение, сразу всплыли лица этих парней. Тюленя я видел на зачистке две недели назад. Голос ведущего тоже был знаком, это Ворон, а по-простому Эдик Воронов. Парень из молодых, это его первая война. Он ещё не понимает до конца её сути, поэтому рвётся спасать, выручать. Чёрт, лишь бы не ослушался приказа! Лишь бы не попёр прямо в пекло!.. Сейчас Барабанов уже наводит орудия по координатам, которые эти парни мне передали. Секунда лишняя и накроет всех. И всё же я сволочь, бездушный дикий зверь...
  - Авангард-3! В канале Архангел! Назад!.. Отставить!.. Выполнять приказ, идти к конвою!.. Как принял?!..
  На какой-то миг, меня окатила холодная волна. Будто не было кругом душной жары пропитанной запахами железа, оружейного масла, горячей резины и пота. Стало очень холодно от того, что двое парней сейчас останутся там, среди озверевших от ярости боевиков Джелани. А может быть и все четверо, если Ворон не послушается и всё же захочет спасти обречённого товарища. Холодно было и в тот миг, когда звенящий от ярости и отчаянья голос Ворона отозвался:
  - Я Авангард - 3...Есть отставить... Иду к конвою... Связи отбой...
  Отключившись, я стал следить как метка экипажа Воронова быстро нагоняет конвой. Медлить больше было нельзя. Переключившись на Барабанова, отдал приказ:
  - В канале Архангел, всем коробочкам, сигнал 'салют'! Повторяю: коробочкам - 'салют'! Как приняли?
  Голос Барабанова снова был полон нетерпеливого азарта. Ему не терпелось применить нашу домашнюю заготовку. Выпустить на волю огненный дождь:
  - Танкист в канале, есть 'салют'...
  Я передал по общей связи конвоя сигнал 'салют' и услышал, как сзади грохнул люк мародёра и стихло урчание кондиционера. Ракитин, до сего времени проветривавшийся снаружи, стащил очки на шею вниз и смотрел на меня ошалелыми глазами:
  - Значит, щас бахнем?!
  На душе у меня было скверно. Надеюсь, Тюлень умер до того, как всё начнётся. Не отрывая взгляда от полосы деревьев справа за окном, я только скрипнул зубами и промолчал. Самих разрывов в глухой кабине я не услышал, сюда едва-едва прорывался шум мотора. Подрыв дымовых боеприпасов производится на определённой высоте, в воздухе, для лучшего рассеивания. Что тут говорить о звуках выстрелов самоходок, бьющих с полуторакилометровой дистанции. Но работу парней Барабанова я увидел одновременно с сигналом зуммера от Воронова. Он достиг безопасной зоны как раз в тот момент, когда в небе справа стали лопаться первые разрывы снарядов. Это действительно походило на салют, если смотреть его днём. Дождь белого дыма и горящих оранжевым огнём росчерков частиц белого фосфора, раскрылся высоко в небе. Он стремительно накрывал широким веером огромное пространство над лесом. Лопнул ещё один фейерверк, потом ещё и ещё. Вскоре, почти километровый участок леса был скрыт за стремительно опадающей белой пеленой, сквозь которую уже был виден огонь.
  Да, Барабанов стрелял боеприпасами с начинкой из белого фосфора. Сейчас всё там в лесу горело и плавилось. А люди корчились, выхаркивая на землю внутренности и сгорая заживо. Сама земля сейчас горела у боевиков под ногами, а от едкого ядовитого дыма негде было укрыться. Обе самоходки выпустили по шесть снарядов. Этого хватило, чтобы более чем полностью накрыть фронт наступающих людей Джелани. Тронув кнопку рации, я сказал по общей связи:
  - Архангел конвою 'Феликс', увеличить скорость до сорока километров. 'Коробочкам' занять места в боевом порядке согласно ордеру. Мобильным разведгруппам пока не покидать безопасной зоны. Следовать на прежней дистанции, до получения нового приказа. Всем подтвердить приём и исполнять...
  Мы ехали по ухабистой дороге, постепенно набирая скорость, оставляя белый ад позади. Ядовитые облака медленно сносило в сторону дороги, но скорость позволила последним машинам конвоя выскользнуть невредимыми. Расчёт оказался верным для всех, кроме двух парней сгоревших заживо. Я могу лишь надеялся, что они умерли раньше, чем начался обстрел. Одно дело смерть от пули и совсем другое от химической дряни, которая разъедает тебя изнутри и сжигает снаружи. Открыв файл с именами наёмников, бывших в группе Авангард -4, я сделал соответствующую пометку. Этим двоим, не досталось даже ямы в пустыне. Чёрт, от них скорее всего только пепел останется. Его смоют дожди, зверьё замесит в грязь и люди исчезнут без следа. На душе было пусто, тяжесть от потери отмерла ещё во время той, домашней войны. Тогда была боль, ярость и такая ненависть ко всему миру. Порой я просто не знал, кого первым нужно убивать. Тогда виноватыми казались все вокруг. А дома... дома я сам старался держаться от людей подальше. Чтобы моя принесённая с войны ненависть не опалила и их тоже. Со временем боль не утихла, а вот ярость испарилась куда-то. Думал, что здесь всё будет примерно так же, но ошибся. Люди, с которыми мне пришлось воевать, были такими же, как я сам: опалённые былыми горестями и бедами, битые жизнью почти что насмерть. Среди них мало молодёжи, у которой на сердце меньше шрамов, а души ещё не зачерствели. Поэтому сейчас в голове и на сердце была лишь звенящая пустота. Не осталось никаких сильных чувств и эмоций. Только досада на Судьбу, которая не позволила мне вывести всех без потерь. Щедро перекинув воображаемые костяки счётов, она прибавила на мою совесть новый груз, весом в пару чужих душ. Но и это уже не то чтобы мешало жить и спать по ночам. Выгорело всё за эти годы, ничего не осталось.
  Через час, конвой благополучно выбрался из 'зелёнки', слева опять горы, справа голая как коленка, степь. Генка снова выбрался наружу, урчал кондиционер, выгоняя запахи людей и горячих механизмов. Я перераспределил мобильные группы, отозвав из тылового патруля один новый экипаж. По традиции, ему не стали передавать позывной погибших, теперь вместе с Авангардом-3, на правом фланге теперь ехал Авангард-5. Никто из парней не обмолвился о потерях и словом. Это был не первый раз, когда наёмники 'Центуриона' выбывают из военной игры в чёт-нечет. Каждый знает, что подобное может произойти. Но любого спроси и он точно скажет, что его-то точно минует чаша сия. Поэтому, когда кто-то выбывает, все просто скидываются и отправляют получившуюся сумму родным погибших, вместе со страховой премией. Ведь за смерть нам платят больше всего, правда только за свою и всего один единственный раз.
  Но на самокопания и умные мысли как всегда не хватает времени. Снова мурлыкнул вызов, в канале появилась майорша. Само собой, её не устроил тот фокус, который я провернул недавно. Голос её буквально искрил от едва сдерживаемой злости:
  - Здесь Хексе! Архангел, почему не предупредили о применении неконвенционального оружия?!
  - Вы получили оповещение о мерах безопасности. Никто из ваших людей и груз не пострадали. А что касаемо законов, то я ни один не нарушил. Ваши коллеги в Ираке не стесняясь закидывали иракские города этим волшебным порошком и плевали на всякие законы.
  - Это была война!..
  - Здесь тоже не цирк с конями, Хексе. К тому же, в том лесу не было 'мирняка' и даже редких животных. Только двое моих людей, которые отдали свои жизни, чтобы вы с комфортом мотались по своим делам. Так что, не кидайтесь словами. Всё было законно.
  Целую вечность в эфире царило напряжённое молчание. Не знаю, может майорша листала свод законов и конвенций. А может, просто не знала, что возразить. Поэтому, Боуден лишь холодно бросила на прощание:
  - Хексе, конец связи!..
  Может напряжение последних часов так сказалось, но я не отключил коммутатор рации и этот разговор слышали все в салоне. И как только мурлыкнул тоновый сигнал отбоя связи, все, включая меня, истерично заржали. Смех метался по тесному салону броневика, глох в пористой обивке и наконец прекратился. Не знаю, почему именно нас так пробило на хи-хи, но стало немного легче. Я обернулся к связисту:
  - Серый, как там обстановка?
  - Пока тихо - Абрамович быстро защёлкал клавишами - Был снова звонок по спутниковому телефону, как только мы вышли из боя. Говорили тридцать секунд, потом связь прервалась.
  - Хорошо, следи за эфиром. В случае чего сразу давай направление для поиска.
  - Есть...
  Я снова посмотрел в окно, сдвинул наушники вниз, на шею и машинально вынув сигарету, сунул её в рот. Спохватившись, убрал зажигалку с уже горящим оранжевым огоньком. С сожалением вдохнул через фильтр запах табака, стал прикидывать варианты. Джелани явно с кем-то советовался. Про конвой и его маршрут ему было известно наверняка. Только без некоторых важных деталей. Очевидно, уровень информатора не слишком высокий. Это же видно: он не рассчитывал, что охранять его будут так хорошо. Значит, информация была неполной. Ну, или наёмников не приняли всерьёз. Скорее второе, уж слишком хорошо они распределили силы и быстро подтянули резервы для повторной атаки. А с другой стороны, вполне может быть и такое, что бывший браконьер работает на кого-то очень состоятельного. И не обязательно это денежный мешок, каким является наш основной заказчик. Хотя и Лютиков тоже вась-вась с американцами, это даже слепому очевидно. Так что, мы оказались меж двух очень жарких огней и будет третья попытка. Джелани и его хозяева очень хотят заполучить конвой. Но как я вижу по их действиям, им не нужны пленные или добыча. Задача им поставлена на уничтожение, это очевидно. Нет, само собой, бывший торговец бивнями слонов и львиными потрохами, вполне рассчитывает на поживу. Но только в обход инструкций заказчика, бандит он всегда прежде всего бандит.
  Я с сожалением снова спрятал замусоленную сигарету обратно в пачку и тяжело вздохнул. Курить хотелось ужасно, отсутствие никотина мешало думать. Но всё же, соображать надо быстрее! Джелани наверняка уже сейчас перегруппировывает силы и подтягивает свежее мясо. Всех проверенных людей он не бросил в первую атаку, а вот во вторую точно кинул тех, кто кое-что умеет. Так что сейчас, он поскребёт по сусекам и... как же он будет действовать?
  - Дэн, там тебя полковник вызывает, по выделенному каналу. Переключайся на двенадцатый. Он чего-то нервничает.
  Серёга вклинился в самый кризисный момент. От отсутствия курева и общего напряжения всех извилин, у меня снова заболела голова. Зажевав таблетку тайленола и запив её остывшим кофе, я отозвался на зов нашего атамана. Говорили по защищённому каналу. Так что без кодов и позывных. Проценко вообще очень доверял всяким технологиям. Голос начальника нашей охранной конторы был сух и тревожен:
  - Денис, как там обстановка? Боуден выходила на связь с заказчиком. Кроет тебя матом, как портовый грузчик. Что у вас там такое?
  - Да всё как обычно, товарищ полковник. Кто-то слил маршрут и сейчас у нас Джелани со всей своей шоблой на хвосте. Пока отбили две атаки, у нас два по 'двести', один 'триста'. Груз и пассажиры целы. Идём дальше.
  Проценко тоже помолчал некоторое время. Потом сказал веско и прозвучало это даже не как приказ, а как просьба дать взаймы крупную сумму. Причём дать быстро и на неопределённый срок, без процентов:
  - Денис, надо дотянуть эту 'ленточку' до пункта назначения. Очень надо! Делай что хочешь, от этой халды я тебя прикрою как смогу. Только доставь этих клятых пиндосов туда, куда им надо в целости! Это очень важно!..
  - Сделаю всё что могу, товарищ полковник. А могу, не как в молодости...
  - Не хохми, Денис... Дело ОЧЕНЬ серьёзное.
  Это самое 'очень', Проценко так выделил голосом, что даже через расстояние стало очевидно: бывший чекист в говне по самые ноздри и вытащить его оттуда можем только мы с парнями. Ну или как более вероятный вариант, нас закопают вместе с ушлым отставником. Однако ничего этого я вслух говорить не стал:
  - Я сделаю, товарищ полковник. Только про премию погибшим не забудьте. Больше ничего не прошу.
  - Если доставишь американцев в целости, будет премия и даже двойная. Всем...
  - Секунду, товарищ полковник...
  Разговор закончился на такой ноте, что меня пробрал озноб. Проценко явно что-то знает и сейчас просто напуган до усрачки. Нет, нас сунули в задницу дьявола, это понятно. Однако же, какие силы стоят за всем этим и что в итоге будет с простыми наёмниками - большой вопрос. На немой вопрос в глазах напарников по опасному бизнесу, я ответил как есть:
  - Если выживем, точно разбогатеем. Полковник зуб даёт имплантированный на отсечение.
  Мои слова наёмники восприняли по-разному. Говорил я по закрытому каналу, слышали только те, кто был в 'мародёре'. Генка Ракитин, само собой, торчал снаружи. Но его сопение в микрофон тоже иногда вклинивалось в эфир. И почти осязаем был общий скрип мозговых извилин. Думали, наверняка все, кроме Дятлова. Отбитый просто сунул в рот сразу две пластинки фруктовой жвачки и принялся усердно их осваивать. Ван Дамму было всё равно когда умирать. Главное, чтобы перед смертью дали в свою очередь тоже пустить кому-то кровь. Сначала высказался Абрамович, как самый осторожный. Наличие семьи его всегда ставило на ту узкую грань, за которой разумная осторожность превращается в откровенную трусость. Ради справедливости надо сказать, что Серёга пока видел эту грань и особо в шкурничество не ударялся. Отвлёкшись от экрана РЛС, он поднял на меня усталые, покрасневшие как у вампира глаза и спросил:
  - После того, как мы их фосфором пожгли, Джелани нас обратно может и не пропустить. Брешет наш старый пёс, мёртвым можно что угодно пообещать.
  Абрамович вслух высказал именно то, о чём я раздумывал последние несколько минут. Бывший охотник на слонов вполне может и закуситься с нами. Мы сожгли его людей живьём. Но главное, второй раз вынудили отступить, поджав хвост. Новых бойцов Джелани наловит по деревням ещё сотню и вполне легко. А теперь вообще может кинуть клич среди бандитов помельче, дабы вместе раздавить строптивых белых. Если я всё правильно помню, это порядка двух тысяч стволов. Против такой силы, нам точно не устоять, да и снарядов с белым фосфором уже не осталось.
  - Верно говоришь, Олигарх! Пущай бабло на карточки сразу перечислит - Это вклинился в разговор Генка - Так вернее будет.
  Несмотря на всю ограниченность интеллекта, Геннадий высказал весьма здравую мысль. Сейчас, когда у нас есть канал спутниковой связи, можно перекинуть обещанное бабло куда захочешь. Если они упали прямо на карту. Со счетами есть пара заморочек, но с картами нет. Все кто был в отряде, обязательно носили наличку и карты с собой даже на боевых. Это как партбилет в войну, всегда под рукой. Я сделал знак связисту и тот снова соединил меня с базой. Проценко моему предложению явно не обрадовался, но видимо положение было пиковое и он согласился. Глянув на карту, я увидел, что впереди ровный участок дороги, пролегающий через выжженную от засухи часть саванны. Мой телефон радостно брякнул, оповестив о пришедшей на карту сумме. Сумма была приличная - десять тысяч евро, двойной оклад, плюс ещё два 'косаря' сверху. Остальные тоже зашевелились, только Ван Дамм даже не почесался. Ему всегда было плевать на деньги и он это всячески подчёркивал перед нами. Суммы у всех были разные, моя труба брякнул ещё раз. От Серёги пришёл должок, я видел, как тот морщился, набирая сумму. Правильно говорит поговорка: берём чужие, а отдаём свои. Деньги были очень приличные. Я сразу перевёл их на свой персональный счёт в 'NedBank', что в Йоханнесбурге. Счёт этот я открывал сам и когда была возможность переводил туда всё, что удавалось вымутить от наёмничества. Вместе с новым зачислением. Сейчас там было сорок пять тысяч евро. Теперь, даже если и захочет, Шериф у меня это бабло не заберёт. Выйдя в общий канал отряда, я сказал:
  - В канале Архангел, общее внимание. Сейчас всем вам были перечислены премиальные. Колонна встанет на десять минут, чтобы у каждого была возможность разумно разместить эти средства. Всем дозорам прибыть в зону прямой видимости конвоя. Десять минут.
  Колонна послушно стала замедлять ход. Мигал настойчивый вызов от Боуден, но я его пока игнорировал. Однако вскоре, американцы тоже стали замедляться, подчиняясь общему приказу. Видимо. Шериф таки связался с майоршей, объяснил ситуацию. Обернувшись к Серёге, я спросил:
  - Канал такой поток данных выдержит?
  Тот просто кивнул, сосредоточенно барабаня по клавишам. Даже Ван Дамм вдруг оживился. Достал свой телефон и тоже стал водить по экрану пальцем. Не выключая рации, я выбрался из машины и наконец-то закурил. От долгого воздержания, слегка закружилась голова. Я даже фильтр оборвал у второй сигареты, жадно ловя горький дым и наслаждаясь каждой затяжкой. Вскоре, стали приходить сообщения от командиров подразделений, все благодарили за возможность. Я отвечал всем так коротко, как только было возможно. Хотелось только ещё одну сигарету и просто размять ноги. Но время истекло и вскоре, пришлось с сожалением лезть обратно в пропахшее железом, нагретой резиной и потом нутро 'мародёра'. Две сигареты это очень мало, но хоть их-то удалось урвать и то радость.
  ... Колонна вновь двинулась вперёд, набирая скорость, дабы наверстать десятиминутную остановку. Горы слева становились всё ближе, а это означало, что до пункта назначения остаётся около пятисот километров. Я сидел, изучая карту и прислушиваясь к докладам дозорных патрулей. Они сообщали о появлении неопознанных машин. Судя по виду, это были бандитские тачанки - джипы с пулемётами закреплёнными на турелях в кузове. Их замечали в тылу конвоя, по флангам и впереди. Но едва наши мобильные группы на квадроциклах пытались идти на сближение - машины давали полный газ и на скорости уходили. Это продолжалось где-то минут тридцать, когда на связь вышла Боуден. В голосе американки звучала неподдельная тревога. Её было настолько не по себе, что майорша задействовала резервный шифрованный канал:
  - Капитан, мне докладывают о неопознанных машинах, они окружают конвой. На запросы не отвечают, в бой не вступают. Что это за тактика?
  Откровенно говоря, мне очень не хотелось тратить время на разговоры с этой женщиной. Хотя, безусловно, её понять можно: на руках ценный груз, а доставка зависит от кучки алчных наёмников, да ещё и русских. Однако, я клал с прибором на её беспокойство, поскольку нужно было решить, пришло ли время для очередной домашней заготовки. Но всё же, с кошельком иногда нужно разговаривать вежливо. Поэтому я ответил ровным тоном, избегая излишних подробностей:
  - Джелани дважды получил по зубам и пока не решается нападать. Он выжидает удобного момента, отправляя за нами своих шакалов. Не хочет терять добычу из виду, да и у нас на нервах сыграть тоже лишним не будет.
  - То есть, это ещё не всё?!
  - Определённо, нет.
  Теперь, в голосе американки звучала только растерянность. Она видела расклад: вся её кодла теперь полностью зависит от меня и моих парней:
  - И что же мы... Что вы будете делать?!
  Я сам не видел своего лица, но чувствовал, как снова улыбаюсь. Конечно, время для шуток не особо подходящее, но ничего другого я майорше сейчас предложить не могу:
  - Ехать вперёд, с как можно более высокой скоростью. Люди очень высоко мотивированы. Если Джелани снова решит атаковать, нам есть чем его встретить.
  - Но...
  Снова запершило в горле. Я глотнул обычной воды из фляги и решил, что разговор пора закруглять:
  - Майор, сейчас нет времени на объяснения. Я уже как минимум дважды доказал, что знаю своё дело. Если что-то будет происходить, даю слово офицера - вы узнаете первой.
  Она хотела что-то ещё сказать, но я уже отключился, передав связисту, чтобы не соединял с американкой больше. Снова взглянув на карту, я задумался. Теперь дело за малым - угадать, как всё будет. В размышления снова вклинился связист. Голос Абрамовича был напряжённым и в нём сквозило безмерное удивление.
  - Там, Джелани на связи... Хочет говорить с тобой.
  Значит, охотник на слонов всё же решился вырыть яму. Как бы он не крутился, но от своего коронного номера решил не отказываться. Всё же человек - раб своих привычек:
  - Давно пора. Опять по закрытому каналу?
  - Нет, это открытая частота.
  - Подключи его, Серёга, поговорим...
   Голос, раздавшийся в наушниках, был мне хорошо знаком. Я так и видел эту круглую, испещрённую ритуальными племенными шрамами рожу и грязно-коричневые умные глаза, с жёлтыми от перенесённого гепатита белками. Мы несколько раз пересекались за последние два месяца. Джелани производил впечатление не только мощной фигурой, но к тому же он был хитёр как тысяча чертей. Сейчас, охотник на слонов был приторно вежлив. Бандит говорил по-английски с журчащим, забавным акцентом:
  - Приветствую, капитан Фадеев! Пусть Аллах пошлёт тебе мудрость и здоровье.
  Джелани принял мусульманство в кенийской тюрьме, около двадцати лет назад. И не потому что сильно уверовал в Магомета, отнюдь. Просто Франсис Алакве, решил примкнуть к группе радикалов затевавших побег. Тюрьмы в Кении не особо приятная штука, как я слышал. И после побега он вроде как себя не особо ограничивал: пил, курил, кололся и всячески морально разлагался. Так он и схватил гепатит, от которого вроде даже вылечился. Говорить с Джелани долго не имело смысла. Эта тварь просто решила поиграть у меня на нервах. Показать, кто в саванне хозяин. Но опускаться до мата, пока не стоит:
  - Мистер Алакве, какой неожиданный звонок. Что до пожеланий, то Аллах не слышит просьб неверных вроде меня. И вряд ли склоняет слух к молитвам клятвопреступников вроде вас. Время - деньги, что вы хотите?
  После упоминания клятвопреступления, Джелани перестал быть вежливым, его голос наполняла ярость. Он стал орать в эфир, едва подбирая слова:
  - Не тебе, неверная собака, говорить со мной о вере!.. Уводи своих псов, оставь американскую суку нам и будешь цел!.. До захода солнца даю время тебе!..
  На этом, связь оборвалась. Разговор слышал только Серёга, остальные просто с интересом слушали, как я прямым текстом послал самого опасного бандита в Баконго на открытой частоте. Отвечая на молчаливые вопросительные взгляды парней, я сказал:
  - Это говно, дало нам время до заката. Если уйдём и оставим амеров им - нас пощадят.
  Секунд пять в салоне было тихо, а потом вдруг все, включая Генку, просто заржали как застоявшиеся кони. Само собой, что ни у кого не было иллюзий по поводу обещаний Джелани. Без амеров или вместе с ними - нас всех перережут, коли предоставится возможность. Так что все принялись за еду, пора было хоть немного перекусить. А конвой ехал дальше, не снижая скорости. Разведчики перестали докладывать о неопознанных машинах, тачанки ушли, как только разговор с Джелани закончился. Он готовил новую западню, но я опять знаю где. Поэтому всё, что теперь оставалось это опять ждать и готовиться.
  - ... Он что, правда был охотником на слонов?
  Это спросил Дятлов, которого ещё немного потряхивало толи от смеха, толи от предчувствия большой драки. Пока вокруг было спокойно, поэтому я ответил подробно:
  - Правда... Начинал в Ботсване, вместе с Джеком Кипчоге. Был там такой местный барыга, тоннами слоновые бивни добывал. Тыщи три штыков у него под началом было. Алакве тогда ещё верил в Иисуса, но кровь лил не только слоновью, это точно. Потом откололся и перебрался в Кению. Дальше сел по обвинению в браконьерстве, потом дал тягу вместе с исламистами и стал Каримом Джелани.
  Ван Дамм хмыкнул, слегка переложив руль вправо, чтобы объехать рытвину. Глаза бывшего легионера были пусты, он уже предвкушал возможность пострелять по живым мишеням. Однако, ответил так же осмысленно, будто и не видел сейчас более приятных картин внутри своего больного сознания:
  - Как думаешь, сам-то появится?
  -Нет. Ему уже не нужно самому казнить пленных, или там щеголять в ожерелье из отрубленных больших пальцев перед своей кодлой. Он шестёрок пришлёт козырных, сам опять отсидится.
  -Жаль...
  - Знаю, ты-то бы точно с него скальп попытался снять.
  - И кожу...
  - Чего?!
  - Скальп и кожу с лица. У меня рецепт есть и инструменты... Его голову можно потом на аукционе продать. Жаль, что сам не приедет. А с этих козлов, только зубы передние... Никакой выгоды, короче.
  Коля говорил очень спокойно, даже деловито. При этом, взгляд его оживился, а глаза возбуждённо заблестели. Все, кто по внутренней связи слышал наш разговор, промолчали. Я тоже особо комментировать не стал. В наёмники поэтому и берут всех, кто лишь частично напоминает нормальных людей. Многие из нас выполнят любой приказ, не связанные ни чем, кроме размера оплаты и чувства самосохранения. Хотя как видим, у некоторых и этого нет. Коля пойдёт в любое пекло за головами и прочей требухой, которые повысят хоть на время уровень адреналина в крови. Только Абрамович покрутил пальцем у виска. А я снова принялся изучать карту, хотя в голове промелькнула мысль, что Коля где-то прав: за сушёную голову Джелани могут нормально так отвалить деньжат. Этот охотник на слонов слишком многим подпортил кровь и бизнес по всему континенту. Так что, безумие вдруг обернулось ко мне ещё одной своей причудливой гранью.
  ... Минут двадцать я изучал местность, вспоминал прошлый заезд. В тот раз вообще всё прошло мирно, никто нас не потревожил. Да и в самом деле, кому нужны свиные консервы, мешки с рисом и кукурузной мукой. Нет, желающие вроде как появлялись на горизонте, но тогда это были мелкие шакалы. Вид наших броневиков их конкретно напугал, обошлось без пальбы и раллийных гонок. Сейчас же совсем другой расклад: внутри грузовиков, за которые так трясётся майор Боуден, явно есть нечто ценное для людей спустивших Джелани с поводка. И светиться эти люди не хотят, иначе послали бы профессиональных головорезов, повыше классом чем наша сборная инвалидов. Но такие профи всегда оставляют слишком явный след. Сообщество отставных головорезов, это узкий круг людей. Там все про всех всё знают, или наверняка догадываются. Поэтому, наняли именно бандитов, сделав упор на количестве, в ущерб качеству. Здесь-то и кроется та лазейка, которая даст нам шанс выкрутиться. Шанс этот не слишком большой, но вполне реальный.
  Ещё там, на базе, когда Шериф и Боуден озвучили свои пожелания и цель поездки, я понял с кем придётся иметь дело наверняка. И от этой печки и построил свой сольный танец, всю стратегию операции. Джелани не подвёл и действительно стал работать по обычному своему шаблону, не отходя от привычной тактики. Сначала, они взялись нахрапом и получив по зубам, отступили. Потом, собрали побольше людишек и снова набежали, сделав ставку на количество. Мы их опять переломили, жёстко наказав, уничтожив основной резерв опытных бойцов. В том лесу сгорело порядочно головорезов верных Джелани. Думаю, ядро его банды мы выбили, а оставшиеся для подобного боя не годятся. Да и техники своей, скорее всего тоже уже нет. Козырей у охотника на слонов осталось совсем не много: знание местности и авторитет среди окружающей шушеры. Наверняка он сейчас обзванивает всех своих коллег по опасному бизнесу, сулит золотые горы и торгуется. Людей ему удастся собрать, это в Африке не вопрос. Но вот управлять этой сборной шоблой он нормально не сможет, отсюда единственное тактическое решение, которое нам готовит бывший браконьер. Он просто решил, что конвой это стадо слонов, из которого надо вычленить самые ценные экземпляры. Нас будут загонять в ловушку, где и попытаются уничтожить. Вопрос только в том, как именно из западни вырваться. Но и здесь я придумал рабочую схему, позволявшую обмануть охотников.
  Джелани разделит силы на две неравных части. Одна нападёт с тыла, демонстрируя угрозу и вынуждая нас разделить охранение на две группы. Причём, в тылу нам покажут как можно больше техники и людей. По логике событий, мы оставляем часть сил в тылу, там завязывается бой. Основная часть конвоя идёт по дороге, где вынужденно снижает скорость, впереди как раз участок протяжённостью в сотню километров. Там дорога идёт на подъём, поэтому продвижение замедлится. Там-то нас и будут поджидать основные силы. И поскольку ставка делается на численный перевес, союзники Джелани просто пойдут в лобовую. Чисто с целью сломить сопротивление, завалить трупами. И будь на моём месте кто-то менее опытный, вполне могло бы сработать. Но увы, всё есть как есть. Так что Джелани с коллегами ждёт не хилый такой сюрприз. Я откинулся на спинку кресла и вызвал на связь Валю Карпухина:
  - В канале Архангел. Кабан, действуем по схеме 'Б'. Как принял?
  Валя, парень хоть и молодой, но очень толковый. Он ещё на базе нормально воспринял мой план по прорыву, буде возникнет ситуация. Поэтому ответил почти буднично. Хотя по голосу мандраж чувствовался, тут без этого никак:
  - Кабан понял-принял. План 'Б'...
   За окном солнце уже перевалило ту черту, за которой начинается медленное угасание дня. Ещё до восхода солнца станет ясно, что я угадал и где ошибся. И во сколько нам всем это обойдётся. Охота на слона начиналась...
  
  
  Глава шестая
  
  04 октября 201.. года. 18.46 по местному времени. Африканская демократическая республика Баконго, Плато Земонго. Приблизительно 365 метров от конголезской границы. Транспортный конвой экспедиционных сил армии США, общий оперативный позывной - FELIX. Денис Фадеев, наёмник. Охота на слона.
  
  
  
  ... Этот долгий день, стремительно подходил к концу, но ничего ещё не было решено окончательно. Это понимали все, даже находящийся на кажущейся такой далёкой отсюда передовой базе, полковник Проценко. Вот уже несколько часов, конвой шёл на предельной скорости, какую позволяло качество дороги и ресурс техники. Я постоянно отправлял мобильные разведгруппы на предельную дистанцию патрулирования. Но пока, ничто не указывало на наличие врага. В радиоэфире царил полный хаос, мы были слишком близко к границе Конго. Там во всю кипела своя, почти мирная жизнь. И точно так же, как полное радиомолчание, эта какофония переговоров скрывала нужную нам информацию о противнике. Серёга на мои вопросы только отрицательно мотал головой, иногда добавляя:
  - Дэн, да ни хрена не понятно! На рабочих частотах молчат, перешли на мобилки. Там куча местных диалектов, по-французски вообще ни слова! Нет инфы...
  Дважды на связь выходил Валя Карпухин, подтверждая готовность к перестроению. Но пока в этом не было необходимости. Раз позади не показались загонщики, то и менять конфигурацию конвоя смысла нет. Сейчас Джелани собирает силы, пытается договориться с другими бандитами, более мелкого масштаба. А те торгуются, стараясь урвать какую-то выгоду с внезапно ослабевшего пахана, растерявшего почти своих верных шакалов. Нет, рыпнуться на него никто не посмеет. Местная шушера понимает, что за Джелани не только его люди но и нехилое покровительство местных продажных чинуш и кое-кого ещё. Если они попытаются его свалить, охотник на слонов скроется в одном из своих убежищ. Такое бывало и не раз. И уже оттуда будет брать на карандаш всех, кто проявил глупость. Был случай, когда Джелани просто арендовал отряд наёмников, вроде нашего. Не из белых, там были всё сплошь местные отставники. Всякие 'леопарды', 'пантеры' и прочие выкормыши 'великих белых братьев'. Их выдрессировали а потом бросили, попёрли со службы или попытались посадить. Всё, как и у нас, короче. Выучка у этих парней есть, хоть и не такая крепкая, как у белых наёмников. Всё же, здешних скорее дрессируют, чем обучают и это накладывает свои ограничения. Поэтому и стоила такая услуга примерно в половину меньше, чем взял бы Шериф. Но ребята справились и долго потом лилась кровушка, о которой с таким упоением кудахтали все местные африканские каналы. Даже знаменитые американские телеканалы CNN и FOX, что-то показывали в качестве острого экзотического блюда. Я сам наблюдал по 'ящику', как с деланным возмущением пуча густо подведённые глаза, расово верная дикторша с шоколадным оттенком кожи, что-то вещала про 'зверства' и 'геноцид'. По приказу Джелани, были вырезаны два десятка приграничных деревень, а единственная в префектуре Лобайю федеральная автотрасса, была уставлена одетыми в горящие покрышки людьми. Наёмники не шибко разбирались, кто там виноват, а кто прав. В резину наряжали всех, кого ловили не то чтобы с автоматом или гранатой в кармане, а просто с ржавым ножом и тесаком для рубки дров. Может быть. Среди убитых и казнённых действительно оказались те, кто задрал ногу на Джелани. С тех пор, охотника на слонов никто не смел трогать. Деньги и связи, порой бывают сильнее свинца и железа.
   Неожиданно, снова поступил вызов от американки. На этот раз, Боуден вызвала меня по закрытому каналу и тон её не вызывал сомнений, женщина была зла и очень напугана. Я понял это потому, как дрожал её голос:
  - Хексе вызывает Архангела! Необходимо 8-2-6! Как приняли?
  Перед выходом, она дала мне таблицу кодов и частот на время сопровождения. Я вынул бумажку ещё раз и сверившись с таблицей понял, что не ошибся: майорша просила о немедленной встрече. Будь мы в более спокойной обстановке, я бы не возражал. Но сейчас, когда вокруг такой бардак... Нет, это вряд ли осуществимо. Однако, едва я подумал о чтобы послать американку ко всем чертям, как пришло сообщение от Шерифа. Он не просил, а приказывал, чтобы я встретился с Боуден и немедленно. Я предал командование Карпухину, предупредив, что пока идём старым порядком. Затем, связался с 'авангардами' и попросил один экипаж сопровождать джип из американского конвоя, где была Боуден. Женщина ехала вместе с тремя 'рэксами' в тылу конвойного ордера. Я вызвал американку, передавая инструкции:
  - Хексе, в канале Архангел. Двигайтесь в направлении юго-запад 2-6-0. Я сейчас буду...
  Повернувшись к Дятлову, показал ему в сторону гор, куда уже выворачивала машина американцев:
  - ван Дамм, рули за американской машиной. Как они встанут, высади меня, а сами возвращайтесь на своё место. Командование пока замыкается на Карпухина, все переходите на третий канал. Я потом дам знать, как закончу. Только без фокусов, лады?
  Дятлов презрительно фыркнул, перемалывая челюстями огромный ком жевательной резинки, от чего его речь стала невнятной:
  - Да больно надо... Какие фокусы с голой жопой на морозе!
  - Вот и славно...
  'Мародёр' вывернул влево и вскоре оторвался от конвоя, немного увеличив скорость. Минут через пять, мы поравнялись с американцами. Джип майорши замедлил ход, следом и Коля сбросил скорость. Наконец, обе машины остановились, я быстро пересел в тачку к американцам, а 'мародёр' набрал скорость и ушёл обратно к конвою. Я огляделся, после нашего броневика, внутри 'хаммера' было заметно тесновато. Здесь никого не было кроме самой Боуден. Майорша лихо взяла с места и мы двинули вперёд, нагоняя удаляющуюся 'змею' конвоя. Я занял место рядом с водителем, так что отчётливо ощущал ту необычную нотку, которую вносил женский запах в чисто мужскую обстановку боевой машины. Боуден глянула на меня и без перехода начала объяснять:
  - Капитан, я вызвала вас потому, чтобы прояснить ситуацию. Вы не отвечаете на запросы, а выполняю очень важную миссию. Это поручение от...
  Машина скакнула на ухабе, майорша невольно прервалась, так что я быстро вклинился, чтобы не услышать ничего лишнего:
  - Майор Боуден, мы оба знаем, что сейчас вы будете мне врать. Давайте сразу перейдём к делу. Сейчас не самая подходящая ситуация чтобы мериться полномочиями. Что вы хотите знать?
  Майор Боуден была так ошеломлена моей отповедью, что даже не стала пререкаться. Не говоря ни слова, женщина так вцепилась в руль, что 'хаммер' снова резко рыскнул в сторону. Но это была лишь секунда, когда Боуден потеряла контроль. Вскоре, на заговорила спокойным, деловым тоном, будто бы я вообще ничего не говорил:
  - В одной из двух машин которые мы сопровождаем, находится очень важный свидетель. Это племянник самого Джелани, этот мальчишка очень много знает... Он ДОЛЖЕН попасть в пункт назначения, понимаете?!
  Вот тебе на! Как только до меня дошёл смысл сказанного, я едва не прикусил язык. Вот почему Джелани не отстаёт и кидается на конвой как бешеный пёс. Даже если это всё враньё, в машинах так и так что-то очень нужное охотнику на слонов. Но с другой стороны, если Боуден врёт, почему бы не рассказать это прямо на базе? Значит, всё же это не совсем враньё. Я слышал, что у особо секретных операций разного рода спецслужб, всегда есть несколько слоёв легендирования. Автозаки наверняка заминированы, так что даже в случае захвата, штурмующим вряд ли достанется приз. Я взглянул на часы, скоро уже начнётся опасный участок и этот балаган нужно закруглять.
  - Хорошо, что вы хотите, майор?
  - Детальный план операции. Мне надо знать, чего ожидать в ближайшие два часа.
  - Почему именно два часа?
  Женщина вдруг отвернулась, но я успел заметить как в её взгляде промелькнула досада. Она проболталась о чём-то действительно важном. Такой временной промежуток может означать сразу несколько неприятных для меня и моих людей обстоятельств. Боуден много чего может отсюда, через свой волшебный ящик. Например, вызвать артобстрел прямо по координатам конвоя и тогда нам всем крышка. Так что я должен успокоить эту нервную бабу и слегка приоткрыть карты. С заказчиками всегда проблемы, если они присылают кого-то присматривать за грузом, или сами хотят острых ощущений. Так что я напустив на себя слегка недовольный вид, сыграл в крутого, дабы сгладить углы:
  - Послушайте, майор, нет оснований для паники. Основные силы Джелани уничтожены во время крайней атаки. Союзники в этом регионе у него тоже малочисленны. Их отряды находятся далеко отсюда, это мы знаем наверняка.
  - А как же ваши переговоры с заместителем, что такое 'план Б'?
  Я невольно усмехнулся. Значит, всё же слушают наши командные частоты через этот проклятый спутник. Но пока деталей она не знает, план всё ещё осуществим. Поэтому я ответил всё тем же скучающим и слегка раздражённым тоном:
  - Это не то, что имеют ввиду у вас. Никакой чрезвычайной ситуации нет. Скоро дорога идёт на подъём, чтобы не выбиваться из графика, нужно перестроить ордер. На подъёме мы перестроимся, для того чтобы выровнять скоростной режим. Я пойду в тылу колонны, для координации перестроения. А мой заместитель возьмёт на себя общее командование. Вот и весь план 'Б'.
  Женщина несколько долгих мгновений смотрела мне прямо в глаза, не отрываясь. Лицо её пошло красными пятнами, губы сжались так сильно, что практически исчезли. Я почти физически ощутил, как она буравит меня взглядом. Будто бы силясь прочесть мысли, угадать, вру я или нет. Минуты растянулись настолько, что мне казалось, само время вообще замерло. Исчезли все посторонние звуки и я слышал только шуршание шин, да прерывистое дыхание майорши. Сейчас нужен какой-то толчок, один осторожный мелкий шажок. Тогда стрелки часов снова побегут как им положено и этот длинный день всё-таки закончится...
  - Почему вы не сказали всё это мне по защищённому каналу?
  Голос женщины раздался будто бы из другого измерения. По сути, я услышал только окончание фразы, но смысл понял. И старясь сохранять прежний тон, ответил:
  - У меня не было времени на пустые разговоры. И сейчас его тоже не прибавилось. Не мешайте мне делать мою работу, майор.
  Вместо ответа, Боуден вызвала кого-то из своих и вскоре нас стал догонять ещё один 'хаммер'. Видимо там сидели её телохранители и офицер связи. Она зло бросила в сторону, даже не глядя мне в глаза:
  - В следующий раз, отвечайте на вызовы как положено. Это в ваших же интересах... капитан Фадеев.
  ... Некоторое время спустя, когда я уже снова был в кресле рядом с Ван Даммом, пришло понимание всей серьёзности нашего положения. Эта бешеная баба, вполне могла просто похоронить нас всех, позвонив по телефону. Причём вместе с собой, как я теперь понял. Эксцесс исполнителя, вполне мог похоронить Дениса Фадеева и ещё несколько десятков неудачников, решивших заработать на войне. И трое из этих неудачников наперебой засыпали меня дурацкими вопросами и предположениями:
  - Дэн, чего она хотела-то?..
  - Не трахали её давно, вот и бесится...
  - Я слышал, как парни у вертолётной площадки говорили, что она с какой-то бабой в засос целовалась. Просто она мужиков ненавидит...
  Последнее, как я и ожидал, высказал просунувший морду в люк Ракитин. Я же снова смотрел на карту, до начала подъёма оставалось всего сорок пять минут. Нужно начинать перестроение. Вызвав сначала Боуден, я сказал:
  - Архангел в канале, мы начинаем. Хексе, как приняли?
  На этот раз ответ был мгновенным. И женщина явно была рада услышать то, что я сказал. Это чувствовалось потому, сколько прежнего презрения было в её голосе:
  - Здесь Хексе... Всё понятно, начинайте...
  
  Когда я впервые узнал, куда именно мы направляемся, в мыслях сразу возникали самые удобные места для засады. На маршруте было всего два таких места: тот самый буш, который мы уже проехали и этот подъём в гору, маячивший впереди. Я уже говорил раньше, что местные не сильны в тактике. Всё, что они могут, это налетать на скорости или заложить фугас на дороге, а потом потрошить растерянных путешественников. Но это если группа маленькая, контролирующая лишь небольшой участок трассы. А если это человек вроде Джелани, то здесь всё немного хитрее. Таким подавай размах. Как и все бандиты с деньгами, он иногда нанимал профи, чтобы натаскивать своих рекрутов. Но главное, у Джелани есть тренировочный лагерь для избранных, нечто вроде школы прапорщиков. И нет, это не те люди, которые тырят всё, что плохо лежит. В современных реалиях это почти офицер по уровню образования и квалификации. Грамотный прапор часто заменяет офицера при командовании взводом, а бывало что и ротой. Но в африканской специфике, всё немного иначе. Здесь готовят тех, кто в лучшем случае сможет скоординировать действия пехоты, сил поддержки в лице миномётной батареи и нескольких тачанок с безоткатными орудиями на станках в кузове. По местным меркам, это верх боевого искусства. Как такового звания прапорщик, конечно, тоже нету. Здесь командирами подразделений численностью от двадцати до сорока человек является либо 'эмир', если группировка исламская, либо 'полковник', если это христиане. У Джелани, соответственно, первый случай. Не сомневаюсь, что его правая рука - эмир Айкоун вёл ту ватагу, которая так удачно поджарилась в буше, не далее как сегодня утром. Айкоуна как и ещё десяток толковых бойцов, обучали ливийские инструкторы. Этих в последние пять лет в Африке стало как блох на дворняге. Так что ребята знакомы с управлением войсками на среднем тактическом уровне. Но сколько их осталось сейчас, можно только гадать. В любом случае, Джелани поставит кого-то из своих координировать действия союзников. И именно этих парней нужно будет удрать из уравнения в первую очередь. Для этих целей у нас есть Ван Дамм и два станковых автоматических гранатомёта Mk19(43), смонтированных на нашем 'мародёре' и том, что идёт в тылу, месте с 'кентавром'. Граники старые, но у местных махновцев нет и таких. Сложное в обращении оружие, безоткатки куда проще и понятнее полуграмотным бандитам. Я бы предпочёл наши, советские АГСы(44), уж больно американский капризен. Плохо переносит пыль и часто клинит в жару. Но из-за особенностей местного рынка, АГСов теперь очень мало и выстрелов к ним не достать. Опять же запчасти и крепёж под прицелы, это прям болезнь наших отечественных 'железок'. К тому же, юаровцы разработали под американский гранатомёт очень удобную турельную установку с противопульными щитками. Да и оптика неплоха, особенно ночной режим - всё чётко различимо, что удобно при стрельбе на дистанцию свыше восьмисот метров.
  Действия охотника на слонов теперь совсем не трудно предугадать. Сама местность не оставляет ему особых вариантов. Слева - горы и покрытая валунами голая равнина. Здесь можно маневрировать на машинах, но на очень малых скоростях. Дорога идёт почти у самого подножья горного кряжа, спуски там очень крутые с обеих сторон. Но с запада, со стороны горного кряжа, есть несколько приемлемых маршрутов. С востока, то есть с противоположной стороны, дорогу можно обстреливать, но сблизиться не получится. Восточные склоны холма усеяны щебнем и крупными валунами. Там могут пройти только мелкие группы пехоты, которые станут лёгкой добычей для пулемётчиков охранения. У остальных наших бронемашин на турелях стоят 'браунинги' калибра 12.7мм. С высоты, они причешут бандитов так, что вряд ли кто-то там останется в живых. Если всё же, бандиты попытаются вести обстрел - в дело вступит Лакшай и его сапёры. Им приказано на этот случай поставить дымовую завесу. Поэтому нападение с тыла, возможно только со стороны гор, где есть приемлемые по проходимости подходы к шоссе.
  Но и здесь всё не так просто. Джелани не был бы самым крупным полевым командиром в этой части страны, если бы не был изрядно хитёр. По-своему, это очень умелый командир. Мало кто из местных вояк смог бы ему противостоять. Слабость Джелани, состоит исключительно в его заносчивости и в том, что он до сих пор долбит что-то тяжёлое, вроде 'хмурого'(45). Даже получив по зубам дважды, он не отступит от своей прежней тактики и выдаст коронный номер, как последний аргумент. Он разделит свои силы на две неравные группы. Первая, самая многочисленная это загонщики. Они пойдут с тыла, стремясь атаковать колонну и будут пытаться двигаться по шоссе. Но мы им этого не позволим. Лакшай со своими людьми уже сейчас идёт к хвосту колонны и вскоре высадит на дорогу и вдоль обочин десятка три противотранспортных и противопехотных мин. Мины пластиковые, итальянские, сами не взорвутся и будут замкнуты на отдельный радиоканал, а кнопка будет у меня. Бандиты полезут по дороге и получат по яйцам. К тому же, на восточном склоне мы поставим надувные муляжи двух 'кентавров'. Макеты будут стоять довольно далеко, чтобы сразу распознать подделку и достаточно близко, чтобы разведка Джелани их засекла. Подходы к муляжам будут тоже заминированы, но не так густо. Всё-таки мин у нас не то чтобы много. Загонщики ринутся к западному склону, а там уж мы их и встретим. С нашей стороны будет два броневика и два мобильных экипажа на квадроциклах. Учитывая, как сильно загонщики будут рваться вперёд, этого должно хватить. Если Серёга вычислит командира. А Дятлов его пристрелит, больше одного штурма не эта шушера не выдержит. Ставим дымы и уходим.
  Гораздо труднее придётся основной части конвоя, которой будет командовать Валентин. Джелани на спуске приготовит засаду. Там будут все его самые лучшие бойцы из тех, которых ему удастся собрать - охотники. Но вряд ли с ними будут танки и артиллерия. Скорее, приличное число безоткаток и миномёты. На нашей стороне будет качественный перевес и элемент неожиданности. Махновцы с тыла донесут, что мол, белые оставили танки позади, а это будет не так. Я Барабанова знаю очень хорошо, Лёха махновцам спуску не даст. Да и остальные помогут, там есть чем угостить. К тому же, есть у меня стойкое подозрение, что Джелани попытается таки что-то с конвоя получить. Поэтому мочить сразу в полную силу не будут. И ещё одна немаловажная деталь: когда конвой достигнет места засады, уже стемнеет, а у нас и ночные прицелы и индивидуальные ночники есть. Тачанки переделаны из гражданских машин, специальной краской не обработаны, да и на неграх камуфляжа будет минимум. Засадный полк будет светиться как новогодняя ёлка и цели для 'кентавров' будут как на ладони. Короче, у основной группы есть все шансы прорваться. А мы конвой догоним минуя засаду, двигаясь у самого подножья горного кряжа. Там буш, камни и бездорожье. Но три машины и тем более квадроциклы пройдут нормально. Малая группа это не целая вереница грузовиков и фур, мы проскочим мимо редких заслонов и соединимся с конвоем уже по ту сторону холма. Если прорыв удастся, подручные Джелани точно не захотят преследовать конвой и дальше. Там уже триста километров до первого американского аванпоста. Риск даже для самого Джелани слишком велик, что уж говорить о тех мазуриках, которых он сейчас спешно навербовал...
  - Волшебник в канале! Начинаем установку игрушек!..
  - Танкист в канале! Куклы наряжены...
  - Здесь Арьергард-1, Группа 'танго' на 2-1-0... На сближение не идут...
  - Арьергард-2 в канале! Подтверждаю: 'танго' на 2-1-2, не сближаются!..
  Доклады пошли в тот самый момент, когда я вывел свой 'мародёр' на небольшой холм в окружении трёх невысоких валунов. Сектора обстрела для Генки они не перекроют, а колёса и движок от пуль и осколков защитят. Да и обзор нормальный. Второй 'мародёр' встал в пятидесяти метрах юго-восточнее. Там небольшие заросли кустарника и тоже куча камней. Первые залпы точно пройдут без засветки. Разведчики на 'квадах' засекли передовые дозоры загонщиков. Те пока идут по дороге и вдоль неё, наверняка тоже видят наших. Я обернулся к Серёге, спросил:
  - Есть что стоящее? Не слышишь их командира?
  Связист отрицательно помотал головой, сосредоточенно вглядываясь в экран своего компьютера и что-то бормоча себе под нос. Я глянул на экран своего компа, но там были только наши метки и сигнатура транспорта конвоя. Данные шли с дублирующего комплекса Карпухина, там пока всё тихо. Мурлыкнула рация, послышался далёкий шёпот Дятлова:
  - Ван Дамм в канале. Я на позиции. К работе готов.
  Колю мы высадили полчаса назад, когда проезжали большое нагромождение камней. Эдакое подобие местного Стоунхенджа, тянущегося вдоль подошвы кряжа почти на сто пятьдесят метров строго на юго-запад. Там полно нормальных позиций, нашему Ван Дамму не привыкать лазать по скалам. Как я уже упоминал, Коля не природный снайпер, хотя в Легионе его этому тоже учили. Стреляет он не то чтобы супер, но когда надо в цель попадает. К тому же, винтовка у него реально валит взрослого слона с одной тычки. Если получится, будет портить бандитам движки на тачанках и вообще, всячески пакостить. Я ответил скорее для проформы, Дятлову никогда в бою особо приказывать не приходится:
  - Архангел понял-принял. Работай на своё усмотрение...
  Сверху загудел привод турели, Генка что-то углядел в свой прицел, но докладывать не стал. Воцарилась полная тишина, я приоткрыл дверцу и вдохнул начавший сгущаться вечерний воздух. Солнце уже цеплялось за верхушки редкой поросли низкорослых деревьев метрах в ста от дороги. Я бросил взгляд на циферблат часов, уже 20.37 стрелки трофейных часов бодро светились белым светом. Патрули докладывали, что махновцы всё ещё кружат где-то на пределе видимости, но пока не нападают. Я приказал отойти в пределы прямой видимости от ядра группы, чтобы не жечь топливо зря. Мысли о том, что я ошибся и никакой засады нет, даже не возникало. Джелани это не медиум и не гений тактики. Его поведение очень похоже на его зарубежных коллег, те никогда не отступают от схемы, если она работает. Уж кого-кого, а Джелани я изучил вдоль и поперёк. Когда узнал, кто в местных джунглях главный, сразу сел собирать инфу на этого преступного 'гения'.
  Дальше всё развивалось по закону подлости. Я уже хотел было выйти и размять ноги, когда две вещи произошли одновременно: на экране компа появилось сразу восемь активных красных меток; а следом пришёл доклад от мобильных групп.
  - Здесь Аръергард-1, 'танго' на 1-1-5 юго-запад!
  - Аръергард-2 в канале! 'Танго' на 1-1-3 юго-восток!
  Глянув на поступающие данные, я невольно выдохнул с облегчением. Всё же, ставка сыграла и охотник на слонов решил исполнить свой коронный номер. Приказал разведчикам в бой не вступать, но обозначить себя, выводить противника к дороге. Вышел в эфир на общей выделенной для всей нашей боевой группы частоте:
  - Архангел в канале, всем два-два-два!..
  Теперь, все шестерёнки начали медленное вращение. Солнце почти скрылось за деревьями. Как бы уходя прямо в иссушенную им же землю. Я вынул бинокль и посмотрел в ту сторону, откуда должен появиться враг. В багровых лучах заходящего светила, появилось несколько чёрных точек. Сначала три, потом шесть, а потом их стало больше, чем я мог сразу сосчитать. Не отрываясь. Я смотрел, как точки превращаются в очертания пикапов, набитых людьми и с торчащими на самодельных турелях безоткатными орудиями и пулемётами. Всего, к нам приближалось двадцать шесть машин. Некоторые уже открыли огонь по разведчикам, стали отчётливо видны вспышки огня на дульных срезах пулемётных стволов. Поднялись в воздух далёкие разрывы от фугасных снарядов, кто-то из бандитов наудачу стрельнул из нескольких безоткаток. Шустро скачущие на кочках квадроциклы легко разорвав дистанцию, уходили под прикрытие рельефа. Прячась в камнях и через секунду возникая уже у самой дороги. Сразу шесть вражеских тачанок ринулись вдогонку, заходя на дорогу и набирая скорость, открыли беспорядочную стрельбу. Я гладил пульт управления минными полями, там уже горел красный огонёк готовности. Лакшай и его парни постарались, разделив закладку на несколько независимых сегментов. Разведчики то впрыгивали на дорогу, то съезжали резко влево, сбивая и без того неточный прицел вражеских стрелков. Только некоторые из стрелков снарядили ленты редкими вкраплениями трассирующих патронов. Отдельные зелёные росчерки тянулись к мелким, юрким машинкам. Рикошетили от выщербленного асфальта, уходили в стремительно темнеющее вечернее небо. Я ждал, затаив дыхание и поглаживая утопленную в пульт обрезиненную кнопку пуска. И вот, когда сразу пять машин заехали на первый сегмент минного поля, я вызвал по рации разведчиков:
  - Всем - 1-1-1!..
  Оба водителя почти синхронно развернули свои похожие на жуков-переростков машины и квадроциклы резко набрав скорость ушли влево, под прикрытие камней. Одновременно с этим манёвром я, вдавил кнопку в пульт. Дальнейшее произошло очень быстро и здесь надо оценить мастерство нашего индийского факира. Сразу четыре мины поставленные на дороге, подняли в воздух три машины, а у четвёртой мгновенно испарился капот и большая часть кабины. Мины были установлены в рытвинах и замаскированы разнокалиберным мусором. Так просто их не разглядеть и колёсами не раздавить. Не успели ещё поднятые в воздух тачанки упасть на землю, как сработали ещё три противопехотные мины по обеим сторонам от дороги. Люди в задних двух пикапах были выкошены круглыми роликами скрытыми внутри пластиковых тел мин. Никого не обделило, пикап шедший последним рыскнул вправо задымил и на полной скорости перевернулся, столкнув с дороги шедшую впереди машину. В мгновение ока, на дороге образовался огромный ком железа, плюющийся огнём и объятый чёрным дымом.
  Ещё три тачанки шедшие метрах в десяти правее дороги проскочили подбитые машины на скорости, продолжая стрелять по уже скрывшимся в камнях разведчикам. Они проскочили дальше, выехав на дорогу. Видимо им был дан приказ следовать за конвоем, игнорируя квадроциклы. Я дождался, пока все три машины выйдут на дорогу и снова нажал кнопку подрыва, уже никого не предупреждая, все мои люди были далеко от дороги. Индус снова не подвёл, взрывы последовали почти одновременно и три машины сначала подбросило в воздух метра на полтора, а потом кинуло влево, в кювет. Видимо Лакшай усилил заряды расставленные на дороге, от обычных противотранспортных мин эффект немного другой. Несколько человек, выброшенных из кузова одной из тачанок напоролись на противопехотные мины, рассаженные хитрым подрывником вдоль обочин. Сейчас уже горело сразу девять машин, освещая как факелами сгустившиеся сумерки. Когда солнце село окончательно, я увидел, что бандиты зажигают мощные фонари размещённые на крышах оставшихся машин. Воевать ночью негры не любят, слишком мало у них подходящей техники для этого. Но в данном случае их поджимало время и фактор местности. После этой горки, засаду больше негде устраивать, да и американский аванпост будет уже достаточно близко, чтобы выслать подмогу. Местные прекрасно знают, что янки не любят ходить пешком или ездить по земле. Они обожают самолёты и вертушки с ракетными установками, а ещё у них есть летающие крепости утыканные пушками и аппаратурой для обнаружения всего что ходит по земле и плавает по воде. Поэтому, Джелани спешит, а я использую все преимущества ночного боя.
  - Дэн, слышу их командира!.. Даю пеленг для Ван Дамма!
  В зеленоватом свете ноктовизора, который я уже успел одеть, лицо связиста казалось неестественно бледным и безжизненным, а глаза отсвечивали как осколки битого стекла. Я кивнул, снова переключившись на дорогу. Бандиты оставили попытки забраться на шоссе, опасаясь мин. К тому же, они увидели замаскированные справа в отдалении муляжи 'кентавров' и стали перестраиваться. Оставшиеся семнадцать машин резко ушли западнее шоссе, как я и рассчитывал. Они сбавили скорость из-за каменистого рельефа и теперь шли вперёд двумя рядами. Впереди тачанки с пулемётами, которые открыли ураганный подавляющий огонь. Метрах в двадцати перед нашим броневиком грохнуло сразу три разрыва. По камням вокруг сыпануло каменной крошкой, два осколка чиркнули по лобовому стеклу на излёте. Я вызвал мобильные группы:
  - В канале Архангел! Всем арьергардам отходит к моей позиции, выполнять 4-4-4! Как приняли?
  - Арьергард-1, принял. Выполняю 4-4-4!..
  -Арьергард-2 понял-принял, 4-4-4 выполняю!..
  Это означало, что сейчас разведчики будут отступая вести беспокоящий огонь, но в бой ввязываться не будут. Нужно по-прежнему давать противнику видимость прямого огневого контакта. Иначе они могут вернуться и рискнуть на дороге. Либо атаковать муляжи 'кентавров', это не смертельно, но не особо желательно. Я глянул на экран компа, увидел. Что все вражеские силы идут к тропам на западном склоне дороги. Их нужно остановить и рассеять, нельзя тащить врага за собой. Для этой цели и послужат наши гранатомёты. Главное, выдержать нужное расстояние. Автоматический гранатомёт не особо точное оружие, более эффективное работой по площадям. Сейчас все тачанки противника идут разомкнутым широким строем. Боеприпасов у нас не так чтобы много, хватит минут на двадцать нормальной стрельбы. А ведь нужно ещё оставить что-то для отхода. Разведчики выполняя мой приказ, старались стягивать на себя весь беспорядочный огонь противника. Бандитский командир видимо ещё жив, Коля молчит. Это плохо, командир не позволяет бандитам покидать строй, как ни стараются мои парни их вытянуть вправо, скучиться. Я вызвал Дятлова, тот отозвался. хотя и не сразу:
  - Работаю, не мешай!..
  - Ван Дамм, время!.. Не успеешь отойти! Либо бей, либо назад!..
  - Отстань...
  Вражеский строй неминуемо приближался. До ближайшей тачанки уже было шестьсот метров. Если расстояние будет сокращаться, разведчики не успеют подобрать Колю и отморозок получит таки свою яркую смерть. Последовал доклад от второго броневика. Там за командира экипажа был Сева Москвич, отставной морпех. Мы не особо сталкивались по работе, но мужик он надёжный. Поэтому Валя Карпухин и держит его при себе. Отдавал экипаж Москвича со скрипом и неохотой.
  - Москвич в канале... готов к работе. Архангел, дайте цель...
  - Архангел на связи. Пока ждём...
  Ожидание затянулось, свет от бандитских прожекторов уже освещал ближайшие груды камней. Если Ван Дамм облажается, придётся открывать огонь и треть боекомплекта уйдёт впустую. И при отходе, нам придётся отстреливаться из личного оружия. А это как жёванной бумагой плеваться: смешно и не особо больно для бандитов на таком-то расстоянии. Я уже совсем было хотел отдать приказ Дятлову на отход, а Москвичу открыть огонь, когда среди порядков противника вдруг вспыхнул рыжий ком огня. Одна из тачанок шедшая во втором ряду слева, вдруг загорелась, а потом там что-то взорвалось. Срезу после этого, остальные машины стали останавливаться, другие продолжали ехать вперёд и стрелять. Пиликнул тоновый сигнал вызова и послышался довольный голос Ван Дамма:
  - Цель уничтожена... Отхожу к 3-8-0...
  В зеленоватом свете оптики ночника, я видел, как строй машин быстро ломается и многие замедляя скорость, мешают другим продвигаться вперёд. Местность изрытая ямами и усыпанная россыпями острых скальных обломков, так же делала свою работу. Сразу две тачанки столкнулись, а одна вписалась прямо в возникший перед капотом полутораметровой высоты камень. Расстояние между нами и смешавшимися порядками боевиков сократилось до четырёхсот метров. Дальше медлить было нельзя. Я вызвал разведчиков, приказал второму экипажу забрать Дятлова в указанной им точке, а второму сразу отходить юго-западнее холма, как и планировалось. Затем вызвал обернулся к Серёге, чтобы тот дал координаты для точного наведения на цель. Вызвал Москвича, тот даже обрадовался:
  - В канале Архангел, работаем по сигналу 5-5-5.
  - Москвич понял принял...
  - Координаты отправлены- Серёгин голос дрожал от напряжения - Есть инфа от Кабана... Они ведут бой.
  Я снова улыбнулся собственным мыслям. Всё пошло именно так, как и ожидалось. Охотник на слонов всё же выступил. Теперь главное, это быстро закончить наши дела здесь. Вызвал Москвича по общей связи, осторожничать больше нет нужды, нужно действовать быстро. Пока бандиты не очухались окончательно:
  - Сева, координаты у тебя есть. Двери открой, на всякий случай. По команде 1-1-1 отходи. Как принял?
  - Понял, Дэн... Жду...
  Я снова глянул в бинокль, бардак в порядках противника усилился. Но были и холодные головы среди бандитов. Несколько машин остановились и начали щупать дистанцию, ведя огонь из пулемётов и безоткатных орудий. Пока разрывов было всего два и довольно далеко слева, а трассы пулемётных очередей ложились метрах в ста впереди, кроша камни и рикошетя от гранитных валунов. Расстояние в четыре сотни метров, это для гранатомёта почти предельная дистанция чтобы бить из Мк19 с открытого прицела. Американская осколочно-бронебойная граната, которая идёт здесь основным боеприпасом, имеет гарантированный радиус поражения осколками около трёх метров. Кучность стрельбы очередями ощутимо ниже, чем у нашего АГСа, из-за особенностей боеприпаса. Наш ВОГ имеет более стреловидную форму, а американец тупоносый и заметно короче. Всё меняется, с применением электронной оптики и вычислительного комплекса. Здесь американец бьёт точнее. Поэтому-то я и выжидал, пока бандиты замедлят скорость, а в идеале остановятся, что и случилось благодаря Ван Дамму.
  ... Сверху трижды грохнул по крыше кулак Генки Ракитина. Генка уже навёлся и сигналил, что готов дать жару. Последовал доклад от разведчиков:
  - Аръергард-2 в канале... Груз у нас...
  - Здесь Аръергард-1. Уходим на 2-1-7...
  Всё, разведка отошла и теперь можно заходить с козырей. Я приоткрыл дверь со своей стороны, сидящий сзади Абрамович открыл заднюю дверь десантного отсека. В броневике только две обычные двери: у водителя и пассажира рядом, остальные лазят через бронированную дверь, где у гражданских машин багажник. Делается это на случай попадания снаряда, или кумулятивной гранаты. Шанс выскочить есть, хоть и не слишком большой. Снова захотелось курить с неимоверной силой. Пересилив привычку, я выдал в эфир главный приказ:
  - Всем 5-5-5!..
  Вспышка от гранатомётного выстрела не слишком большая, но в темноте светится как маленькое солнце. Затарахтела сначала наша машинка. Потом я увидел факел чуть правее и дальше, начал работать из своего Москвич. Отрывистый, больше похожий на громкий сухой кашель, гранатомёт выплёвывал снаряды в сторону скопления бандитской техники. Секунд пять ничего не происходило, а потом начался ад. Мой ночник сразу сменил яркость и облако огня возникшее в том месте, где недавно бестолково метались бандитские тачанки, осветило всё вокруг ярко-оранжевым светом. Два наших гранатомёты создали просто море огня, непрерывно посылая в цель выстрел за выстрелом. Я убрал ночник, взял бинокль, чтобы посмотреть на результат. Но это было бесполезно, дым и огонь от горящих машин заслонял все подробности. На вскидку можно было сказать, что горит шесть или семь тачанок как минимум. Рвались боеприпасы, горела резина и взрывались канистры с горючим, которые наверняка были сложены там же в открытых кузовах пикапов. Я глянул на дисплей своего компа, но ситуация особо не прояснилась из семнадцати машин, не двигалось пятнадцать и это всё, что техника смогла определить. Я уже обернулся назад, чтобы уточнить у Абрамовича обстановку, как метрах в десяти перед капотом 'мародёра' вырос столб огня и дыма, а потом с секундным запозданием грохнул взрыв. Затем справа в отдалении грохнул ещё один. Я резко напялил ноктовизор, лихорадочно всматриваясь в освещённую пламенем пожара темень, силился разглядеть стрелка. Били из безоткаток, явно ориентируясь на вспышки выстрелов. А может быть, у кого-то из нападавших всё же был прибор ночного видения, или ночной прицел. Снова грохнул взрыв, рядом с позицией Москвича. Нужно было уходить, я вызвал Севу про рации:
  - Москвич!.. Прекратить огонь! Сева, отхо...
  Договорить я не успел, 'мародёр' Севы вдруг вздрогнул, в салоне полыхнула вспышка белого огня. Сила взрыва была настолько велика, что горящий остов 'мародёра' своим ходом покатился назад с холма, пока не упёрся задними колёсами в какой-то лежачий валун. Я снял с ручника наш броневик и грохнув в крышу кулаком велел Генке заткнуться. Негры ловко пристрелялись по вспышкам и сейчас... Потом был удар и меня обдало градом осколков битого стекла, послышалось злобное шипение. Я мгновенно бросил руль и оттолкнувшись ногами вывалился наружу, покатившись по земле в сторону. Сжался на земле, ожидая взрыва, но ничего не происходило. Сквозь звуки близкой уже стрельбы, я различил голоса неподалёку. Кто-то витиевато матерился по-русски. Я поднялся, присев на корточки и с изумлением увидел, что броневик-то цел! А матерится Генка Ракитин, запутавшийся в сбруе, которой он был привязан внутри турели. Случись взрыв, оно бы точно сгорел вместе с машиной. У задней двери уже стоял на ногах Абрамович и опасливо заглядывал внутрь. Ничего не понимая, я тоже поднялся, всё ещё крепко сжимая в руках автомат. В салоне было темно, лишь тускло мерцал дисплей моего тактического компа и два экрана радарной установки РЛС и РЭБ. Но что-то было явно не так, ведь я точно помню, как в лобовое стекло справа от меня ударил кумулятивный снаряд. Абрамович отодвинул меня и залез внутрь, пробираясь на своё место. Секунду спустя, раздался его дрожащий от напряжения возглас:
  - Вот же сука! Дэн, иди в кабину, быстрее!..
  Я обежал машину со стороны водителя и замер от изумления, заглянув в распахнутую настежь дверь: снаряд действительно попал в лобовое стекло. Но дальше него не пошёл, завязнув в толстой панели бронестекла на смятых лопастях хвостового оперения. Видимо, он просто не взвёлся, либо вообще оказался бракованным. Генка продолжал орать, но Серёга влез на подножку и сказал ему заткнуться, тот немного притих. И вскоре Абрамович помог Ракитину освободиться от сбруи. Они сидели внутри десантного отделения и ошалело пялились на торчащий из лобового стекла снаряд. Я вынул из разгрузки мультитул и отщёлкнув плоскогубцы, приказал:
  - Свалили нахер отсюда!.. Оба!.. Быстро ко второй машине!.. Посмотрите, как там Москвич... может, выжил кто... Оружие возьмите... Бегом, чё застыли?!..
  Генка с Абрамовичем как будто бы во сне, начали сначала медленно, а мотом всё быстрее пятиться назад. Вскоре послышался удаляющийся стук подошв о камни. Я же положил автомат на пассажирское сидение, потом раскрыл плоскогубцы и поддерживая снаряд за головку, стал отколупывать куски бронестекла, в котором застрял дырчатый стакан мины с закреплёнными на нём стабилизаторами. Снаряд уже немного остыл, закопчённый сетчатый стакан погнулся. Любой толчок и он свалится вниз. Хрен его знает, почему не взорвался... Держал мину крепко и в то же время очень нежно, пока всё продолговатое тело не дёрнулось в ладони, освободившись от стекла. Рука всё же дрогнула и снаряд потянуло вниз. Никогда в своей жизни я так быстро не кидал мультитул и не подхватывал освободившейся рукой шероховатую трубку, чуть согнувшуюся от сильного нажатия. Так же, как стоял, я пятясь выбрался наружу и повернувшись спиной к машине, пошёл мелкими шажками к ближайшему камню. Затем крепко перехватил снаряд за боевую часть и размахнувшись что было силы, швырнул его как можно дальше. Секунды три спустя грохнул взрыв, по камню стеганул град мелких осколков. В голове мелькнула только дурацкая мысль, которую я от облегчения шёпотом проговорил вслух:
  - Не бракованный... Опять повезло...
  Почти в то же самое мгновение, прямо перед камнем за которым я укрылся, снова грохнул взрыв, сыпануло осколками каменной крошки. Если бы не наушники, прощай нормальный слух дней на десять. Шум машин становился всё ближе, оставшиеся бандиты явно подбирались поближе. Если бы Ван Дамм не вырубил командира, нас давно бы уже окружили. Подбежав к своему броневику, оглянулся на подбитую машину Москвича. Второй 'мародёр' горел, боекомплект к гранатомёту сдетонировал сразу во время попадания. Шансов спастись у экипажа было не много. Я увидел, как Генка с Абрамовичем кого-то тащат на раскладных носилках. Пока я занимался снарядом, не слышал, как кто-то из них возвращался. В салоне каждой бронемашины есть пара раскладных носилок, закреплённых на стенах десантного отсека. Всё же, западники умеют в комфорт, этого у них не отнять...
  Я хотел было сесть за руль, но передумал. Дело ещё не сделано до конца. Эти шакалы точно за нами погонятся. И тогда выйдет, что Сева и его парни сгорели зазря. Нужно попытаться отбить у бандитов такое желание. Обойдя броневик, я забрался в десантное отделение и влез на место стрелка, осмотрел гранатомёт. Оружие не повреждено, в ленте ещё десять гранат. Взявшись за рукояти управления, я повёл стволом из стороны в сторону, проверяя подвижность турели. Заодно осмотрелся вокруг через ночник. По нам стреляли два орудия с двух тачанок, становившиеся в двухстах метрах западнее нашей позиции. Они укрылись за невысокой грядой камней. Остальные машины либо горели, либо беспорядочно катались на заметном отдалении, не решаясь приблизиться. Бандитских экипажей осталось всего пять, включая тачанки с орудиями. У безоткаток кипела работа: люди копошились возле длинных стволов, размахивали руками. Я прикинул расстояние ввёл поправку и нажал на спуск. Гранатомёт кашлянул трижды и одновременно с этим, одно из орудий выстрелило. Снаряд с громким шелестом пронёсся слева от меня и разорвался далеко позади. Сквозь ночник, я заметил в еле видимой кабине ближней ко мне тачанки, отсвет инфракрасного фонаря. Так я и думал, у кого-то есть оружие с активным ночным прицелом. Видимо он-то нас и засёк, а теперь работает за корректировщика. Рядом с ещё не стрелявшей машиной рвануло три раза подряд. Все мои выстрелы пошли с небольшим недолётом. Но видимо кого-то зацепило осколками. Все кто был возле орудия, мгновенно попадали вниз, а ствол безоткатки задрался в небо и сам по себе повернулся влево. Развернув турель ко второй машине, где сидел корректировщик, я ещё немного поправил прицел и дал четыре выстрела подряд. С тачанки не успели выстрелить в ответ. Там уже поняли, что замолкший было гранатомёт снова работает. Поражённый пикап стоял всего в пятнадцати метрах левее машины корректировщика. В момент, когда мои гранаты шли к цели, пикам уже трогался с места, корректировщик даже погасил прицел. Н было уже поздно. Одна граната взорвалась у левого борта пикапа, повредив колесо и машина резко осела назад и влево, продолжая набирать скорость. Её стало разворачивать, когда остальные три гранаты зашли точно в кузов и в левую переднюю пассажирскую дверь. В бледно-зелёном свете ночника, весь пикап скрылся в клубах яркого пламени. Затем, почти сразу же, гулко рванул боекомплект в кузове. Я пристально смотрел, как разгорается огонь, как падают на землю обрывки покорёженного металла. Людей вокруг видно не было, вряд ли кто-то смог выскочить, раз они меняли позицию и надеялись уйти. Я снова перевёл ствол на первую тачанку, но её уже не было. Я увидел только удаляющиеся задние габаритные огни. Хотел было выпустить оставшиеся три гранаты им вслед. Но тут остальные три пикапа с пулемётами, как по команде резко развернулись и стали быстро уходить, беспорядочно паля в нашу сторону. Некому было гнать их в атаку, некому пригрозить расстрелом или другой страшной карой. Бандиты спасали свою жизнь и для нас это был не худший исход боя. Я вылез внутрь салона и задохнулся от запаха антисептиков и палёного мяса. Здесь уже сидел Серёга, колдуя возле перебинтованного с головы до пояса человека. Генка натужно блевал снаружи, он всегда был слишком впечатлительным для того крутыша, которого всё время давил из себя на публику. Подняв на меня бледное лицо, Абрамович прерывисто дыша сообщил:
  - Это Тодор Ангелов ... водила в экипаже Москвича... успел выпрыгнуть и отползти. Сам сбил пламя... обгорел сильно. Я спреем обработал, промедолом обколол... Мы с Геной его перевязали, как смогли.
  - Остальные?
  - Снаружи никого - Серёга устало покачал головой - Видимо так там все и остались. Может, от взрыва погибли?
  Он сказал это с надеждой в голосе, ведь мгновенная смерть от взрыва лучше, чем гореть заживо. Раненый тихо застонал, его била слабая дрожь. Помогли привязные брезентовые ремни. Парни его предусмотрительно привязали к носилкам. Я перебрался обратно на водительское сидение, смахнул крошки стекла в сторону и позвал Ракитина:
  - Генка, кончай блевать как худая псина! Пора ехать. Пока Ван Дамм на себя наши доли не переписал.
  Глянув на часы, я завёл двигатель. Разведчики вместе с Дятловым должны ждать нас в условленной точке ещё час сорок минут. Мы успеем, теперь точно успеем. Ракитин кряхтя забрался на сидение рядом со мной, от него несло гарью и блевотиной, так что я почти с благодарностью посмотрел на дыру в лобовом стекле. Аккуратно сдав назад, я развернул броневик и снова опустил ночник на глаза. Зажигать фары, пусть мы и отбились, будет не совсем правильно. Напоследок, я активировал все мины на дороге и у муляжей 'кентавров'. Не знаю, стояли они ещё, но лучше, если их бесплатно никто не получит.
  ...Дорога среди обломков скал и редких зарослей кустарника к точке рандеву, заняла примерно час. Разведчики не подвели, Серёга сразу дал пеленг на радиомаяк, который те выставили для нас. Парни обосновались среди рощи на склоне невысокого холма. Обменявшись условными сигналами, взяли на борт Дятлова и пошли к шоссе. Точка встречи с конвоем была в сотне километров от нашей позиции. Но шли мы медленно, пришлось постоянно объезжать группы валунов и многочисленные промоины и овраги, заросшие колючим кустарником. Пока ехали, Серёга пытался связаться с Карпухиным, но безуспешно. Серёга тихо матерился и зло щёлкал клавишами своего компа. Генка, учитывая сложный рельеф. Теперь сидел в десантном отделении, заметно сторонясь носилок с раненым. Только занявший своё место за рулём дятлов был абсолютно спокоен и даже расслаблен. Само задание его ни чуть не волновало, свою работу он сделал и его не слабо так пёрло от этого. Я смотрел на дисплей своего компа. Невольно подставляя сквозняку саднящее посечённое осколками камня лицо. Не было времени для остановки, чтобы нормально заклеить пробоину. Но потом я сообразил, что мелкая пыль для обожжённого человека не есть хорошо. Генка нашёл кусок старой ветоши и дыру в стекле мы всё-таки заткнули. Вскоре. Показался просвет между деревьями и я увидел открытое пространство степи и отражающийся от асфальта скупой лунный свет. Было облачно и холодный ночной ветер гонял облака очень быстро. Перекатываясь на ухабах, 'мародёр' медленно взобрался по откосу и вскоре мы оказались на середине шоссе. Я приказал Дятлову остановиться. Мы либо обогнали конвой, либо отстали от него, нужна связь и картинка со спутника. Серёга что-то там колдовал с техникой, но пока рация молчала, а экран отображал пустой рельеф. Я вышел и отыскав ту самую мятую сигарету, закурил. Напряжение последних часов сказалось так, что я даже не почувствовал облегчения. Быстро добив одну, взял следующую сигарету и оторвав фильтр, затянулся очень глубоко. Табак горчил, ощущения победы не было, только ноющая пустота в груди и обрывки мыслей в голове. Подошёл один из разведчиков и указал на крышу 'мародёра'. Я глянул туда, выматерился и сплюнул: небольшая тарелка спутниковой антенны была свёрнута набок. Я кликнул Абрамовича и тот шустро полез наверх, прихватив с собой чемоданчик с инструментами. Через полчаса ожидания, он снова нырнул обратно в машину и вскоре я услышал громкий голос Валентина Карпухина:
  - Здесь Кабан... Архангел, на связь!.. Архангел, как...
  С нескрываемым облегчением, я отозвался, стараясь говорить ровно. Такого чувства лёгкости во всём теле, я не испытывал уже очень давно:
  - Архангел в канале... Слышу тебя, Кабан... Проблемы со связью. Вышли из боя, противник остановлен. Потери: три 'двести', один 'триста', минус 'коробочка'
  Ответ Валентина чуть запоздал, он слегка помедлил и только потом спросил:
  - Кто 'двухсотый'?
  - Сева Москвич, Миша Таран, Андрюха Француз...
  Это теперь было можно хоть в открытый эфир орать... Ребята мертвы, им уже точно ни чем не повредить. Карпухин помолчал, потом сказал уже чуть более тихим голосом:
  - У нас четверо 'трёхсотых', одну коробочку подбили, но на ходу... До базы дотянет...
  - Хорошо, сейчас догоним вас...
  Я затушил дотлевшую до фильтра сигарету о каблук ботинка и снова залез на своё место в душное нутро 'мародёра'. На экране компа уже появились обновлённые геоданные, конвой шёл в ста тридцати километрах впереди, за три часа должны догнать. Вдавив особенно сильно переключатель рации, сказал с явным облегчением:
  - Идём по трассе, скорость 50, нужно быстрее догнать конвой. Отстали мы чутка... Выдвигаемся, мужики...
  
  
  
   Глава седьмая
  
  05 октября 201.. года. 06.00 по местному времени. Демократическая республика Баконго, плато Земонго. Приблизительно 265 метров от конголезской границы Транспортный конвой экспедиционных сил армии США, общий оперативный позывной - FELIX. Денис Фадеев, наёмник. Хранитель чужого страха.
  
  ... Вот уже час мы едем по ровной как стол саванне. И я впервые с начала операции не чувствую за собой погони. Солнце уже довольно высоко, небо приняло очень красивый розоватый оттенок. Всё же, даже здесь иногда бывает красиво. Я снова вернулся к заполнению журнала боевых действий. Отчёт для Шерифа был почти готов. Основная конвойная группа не понесла ощутимых потерь при прорыве через заслон выставленный бандитам Джелани. Как я и предполагал, он выставил против нас свои лучшие силы. Здесь было три броневика TAB-71(46), восемь тачанок с безоткатными орудиями крупного калибра. Пехотная рота неполного состава, а так же миномётная батарея на восемь стволов. Всё это богатство пряталось в буше, в сорока метрах от дороги. Оставшиеся с конвоем мобильные разведгруппы вовремя засекли противника. 'Кентавры' быстро подавили огонь миномётов, подожгли два БТРа, уцелевшая бронемашина попятилась и сразу вышла из боя. Миномётчики успели дать один пристрелочный залп, но и только. Безоткатки подгадили: разведка пропустила три машины, зашедшие-таки во фланг. Их обнаружили американцы, но слишком поздно. Тачанки уже успели остановиться и открыть огонь по нашим самоходкам. Один снаряд попал в МТО 'кентавра' и повредил двигатель, но не поджёг машину - сработала автоматическая система пожаротушения. Ещё один снаряд, на сей раз осколочный, взорвался у борта второй самоходки, осколками посекло колёса. Борта 'кентавра' имеют противоосколочные экраны, так что сам борт не пробило. Пулемётчики из американской группы подавили все три орудия пулемётным огнём. К счастью, оба 'кентавра' продолжили вести огонь. Сам бой длился не долго, минут десять. Пехота побежала, едва пулемётчики сосредоточили на них огонь, а самоходки согласованно ударили осколочными снарядами. Всё это время, слаженно работал экипаж нашего БТР и мало кто из пехотинцев противника ушёл. Огонь его башенного 'крупняка' не дал работать уцелевшим миномётчикам. Противник встретил сопротивление, которого не ожидал. Ведь по их данным, оба 'кентавра' остались в тылу. Большая часть пехотинцев пыталась бежать, едва рядом легли первые разрывы снарядов. Они метались меж деревьев пот пулемётным огнём, не оказывая сопротивления. А уцелевшие тачанки ушли ещё раньше и бой закончился. Потери оказались не такими существенными, лишь двое сапёров Лакшая получили серьёзные осколочные ранения. Им не повезло - пристрелочный миномётный залп накрыл именно их машину. Осколками посекло водителя и троих сапёров сидевших в кузове. Конвой продолжил движение после оказания помощи раненым. Танкистам 'кентавра' оставшегося на ходу, удалось подцепить обездвиженного собрата на трос и так продолжить путь.
  Я сидел и снова, в который уже раз, прокручивал в голове все детали прошедшего боя. Вроде бы легко отделались. Да, потеряли несколько человек, одну 'коробочку' и самоходка теперь лишилась манёвренности. Но отряд боеспособен и не утратил боеспособности. От этого теперь и надо отталкиваться, планируя дальнейшие действия. Мелодично звякнул вызов по закрытому каналу, впервые с момента моего присоединения к конвою, вызывала Боуден. На этот раз, я ответил сразу, нет никакого желания встречаться с этой мымрой лицом к лицу лишний раз:
  - Архангел в канале, слушаю вас, Хексе.
  - Вы обманули меня, капитан!..
  Голос майорши прозвучал настолько резко и громко, что мне невольно пришлось чуть сдвинуть наушники назад. Однако, учитывая результат, я был абсолютно спокоен. Поэтому ответил безразличным, официальным тоном:
  - В чём конкретно заключался мой обман, майор?
  - Вы уверили меня, что никакой опасности нет!.. Что силы противника рассеяны!. Что перестроение только из-за особенностей рельефа! А в результате, мы попали в ловушку и нас чуть всех... Это было... Вы поступили как...
  Ярость буквально душила женщину и она захлёбывалась словами, силясь подобрать нужные слова. Как ни странно, я её очень хорошо понимаю: тебя только что успокоили и вдруг из ниоткуда возникает 'банда негодяев с пушками', как говаривал мультяшный попугай Кеша. Это стресс и немалый, даже для битого жизнью мужика. Я переключился на передачу и сказал:
  - Майор, я всего лишь обычный солдат, а не медиум. Да, основные силы нашего главного противника действительно рассеяны. Да, я предполагал, что возможно ещё одно нападение и принял соответствующие меры...
  - И почему же вы скрыли свои предположения от меня?!
  - Повторяю, я не гадалка. Откуда мне было знать, что они действительно нападут. Мысли и соображения это плохой аргумент на деловых переговорах. Вам ли это не знать, майор. И потом, что бы было по-вашему, если бы я поделился с вами этими предположениями?
  Ответом мне было довольно продолжительное молчание, прерываемое зарядами статики помех. Само собой, майорша прекрасно знала, что особых вариантов действий у неё не было. Но вот если бы она заранее узнала от меня о засаде, то как бы поступила? Вызвать подмогу она не может, иначе тогда зачем ей наша наёмная шайка головорезов с почасовой оплатой. Повернуть назад и отменить доставку груза не может категорически, в этом я даже не сомневаюсь. Единственный вариант, это отстранить меня от командования и взять всю ответственность на себя. Прорыв бы получился эпичным и кровавым. Скорее всего, ей самой пришлось бы отбиваться от наёмников Джелани, а мы бы легли все. Да и ей тоже не сдобровать, ведь зачистят по-тихому, за шум и такое исполнение. И в случае такой 'удачи' - орден, или там медаль почёта, наверняка посмертно. Грустная музыка, свёрнутая сэндвичем полосатая матрасовка амеровского флага в дрожащих руках родственников, салют винтовочный над пустой могилой. Уверен, всё это майорша живо сейчас себе представила. Поэтому спустя некоторое время, она сухо произнесла:
  - Что случилось, то случилось. Впредь, прошу информировать меня о ваших догадках капитан. Хексе - отбой связи...
  Я тоже отключился и принялся разглядывать квадратную заплатку на ветровом стекле из скотча, залитого эпоксидкой. Вездесущая пыль и так основательно загадила салон броневика, пока мы скакали по ухабам просёлка. Я смотрел на заплатку и снова пытался вспомнить, какой это по счёту раз, когда острая коса Смерти только свистнула над головой. Третий? А может быть уже пятый? Сбился со счёта... А тогда, в горячке боя просто обрадовался, что снова остался жив. И опять как струйка ледяной воды, от мозга к сердцу пробежала скользкая, холодная как лёд змея. Потом, она поползла вниз, уютно устроилась в неряшливо уложенных хирургами кишках и затихла. Это был страх? Да... Нет... Не уверен.
  ...По-настоящему страшно было только тогда, в первый раз, когда прятался среди трупов своих же солдат и кирпичных обломков разрушенного дома. Кишки держит внутри только моя же сменная нательная рубаха, скатанная в валик и просунутая под ремень бушлата фельдшером. В руках автомат, подсумок пустой. Осталось патронов двадцать россыпухой, рассованных по карманам, да ещё столько же в последнем 'рожке'. Рядом только мёртвые, фельдшера тоже убило. Вон кисть его левой руки виднеется из-под обломков. Бледная, синяя татуха, с полустёртым женским именем 'Таня', припудренная серой цементной пылью. Из-за этого татуировку сейчас совсем почти не видно... но я-то помню как она выглядела, когда Леркин был ещё жив. Остальных завалило совсем наглухо, никого не вижу. В голове мелькнула мысль, что их уже никогда и никто не увидит, мы все здесь останемся безымянными... Кому из начальства какое дело, сколько нас легло на этом перекрёстке, чтобы прикрыть отход остатков бригады? Наверняка спишут как пропавших без вести. Что такое два отделения и какой-то старлей? Просто погрешность статистики, ничто. Ощутил, как сижу, прислонившись спиной к стене, повернувшись лицом к пустым оконным проёмам. Вернее, их было только два, дальше только груды мусора вокруг. Во рту сухо, язык печёт от нестерпимой жажды. В ушах стоит лишь тонкий комариный писк - оглушило. Вижу только эти дыры вместо окон и думаю, как ворвутся духи, дадут прикладом в челюсть, а потом будут куражится и намотают мои кишки на свисающий со второго этажа обломок бетонной балки. Стрелять наверное не смогу, рук не чувствую совсем, пальцы едва шевелятся... Сил бы хватило разве что дёрнуть кольцо гранаты. Но последнюю я до этого уже выкинул в окно. Тогда обдолбанные эфедрином(47) 'духи', шли на нас в полный рост, строча от пуза. У них всегда очень много патронов, они их не жалеют. Как давно это было? Может совсем недавно, а может... время куда-то провалилось. Пустота, звенит и пищит как комар над ухом... Гранату... жаль... 'Духи' идут... Оскаленные в крике рты, все обвешанные оружием, некоторые как матросы из фильмов перепоясанные пулемётными лентами крест-накрест. У одного я заметил огромный нож-кастет с блестящим клинком, заткнутый прямо за пояс обычного солдатского ремня со звездой на пряжке. Бородатые, чумазые от копоти и глаза безумные, полные ненависти. Бегут, стреляют... Я застыл у оконного проёма, сжимая последнюю гранату. Страшно... В плен к 'духам' нельзя!.. Надо отбиться!.. Ох, как же мне страшно!.. Но рядом пацаны-первогодки, им ещё страшнее. Я не должен показать им, что тоже боюсь. Кто-то из нас не должен бояться этих бородатых тварей с большими ножами... Сейчас это буду я, больше некому... Я офицер, я должен... Вот орущая и стреляющая толпа подошла уже совсем близко. Пули цвиркают у самой головы, но я не обращаю внимания. Гнуться нельзя, прятаться, нельзя!.. Бросок вышел как на учениях. Точно так, как я показывал этим же сгрудившимся сейчас позади мальчишкам... Взрыв... бородачи визжат уже не от ярости а от боли... Я попал, я не промахнулся!.. А потом мы все стреляли в эту мечущуюся на месте толпу. Мальчишки сзади тоже что-то орали, высаживая в 'духов' последние патроны. Я тоже кричал и стрелял вместе с фельдшером Леркиным, вместе с сержантом Анисимовым, там был ещё кто-то... не вспомню кто, лиц не помню совсем. Тогда я взял их общий страх на себя. Сумел показать, как надо... И может быть поэтому мы победили, отбились... А потом прямо перед глазами неожиданно вырос столб чёрного дыма пополам с огнём и всё как отрезало. Потом узнал, это были наши. По нам били самоходки, откуда-то из-за города. 'Духи' сели на командную частоту штаба группировки и навели артудар прямо на расположение бригады. Я не слышал залпов, ничего кроме затихающих визгов раненых 'духов' и победных криков своих солдат... Артиллеристы били щедро: фасад нашего дома обвалился, он убил тех из раненых, кто не мог двигаться, разметал оставшихся на ногах, сыпанув в них веером тяжёлых осколков. Дальше всё приходило отдельными вспышками: Леркин, трясёт головой, кровь капает у него из ушей прямо мне на лицо. Вижу, как у него двигаются губы, слышу далёкий голос:
  - Старлей, будешь жить! Не пей воды!.. Слышишь?! Не пей воды...
  Ещё вспышка, новый столб огня!.. Шквал едкой бетонной пыли и обломков закрыл дневной свет... А сейчас, сижу вот и думаю: может, стоило схватиться с 'духами' врукопашную? Вот когда бы они перелезли внутрь дома? Сейчас бы не было так страшно от того, что гранаты больше нет. Страх, который я забрал у других, теперь поселился во мне и рвёт грудь изнутри. Хочу закричать, но не могу... Не буду кричать от страха, не дождётесь!..
  - Дэн!.. Дэн, ты чего, замёрз?! Шериф вызывает...
  За плечо меня тряс Серёга, показывая на мигающий вызов рации. Кругом снова жара, кишки уже не болят и автомат на коленях лежит другой. И страха больше нет, он тоже постарел и выдохся. Блин, вот же накрыло! Рука потянулась к карману разгрузки, выдавил на ладонь таблетку стимулятора и разжёвывая на сухую, ответил на вызов Проценко:
  - Фадей в канале, слышу ясно и чётко.
  - Да понял я... - Голос Проценко звучал устало и раздражённо - Как обстановка?
  - Отбили четыре согласованных нападения на 'нитку'. Груз повреждений не получил. По 'карандашам' у нас - минус шесть 'триста' и минус пять 'двести'. Возможны уточнения, дорога ухабистая. По 'коробочкам' - минус один 'жук'. Более подробно в рапорте. Отправлю через пять минут.
  Полковник откликнулся сразу, будто цифры его не интересовали. Скорее всего, так оно и было на самом деле:
  - Ясно... Заказчик волнуется, три раза уже связывались со мной. Говорят, ты чего-то там скрываешь, просят гарантий. Денис, у меня нет таких денег!
  - Всё в рамках разработанного и утверждённого плана. Идём согласно графику, будем на месте вовремя.
  - Точно никаких сюрпризов больше не будет?
  - Я не гадалка, так им и передайте. Сделаю всё, чтобы дотянуть 'нитку', до пункта назначения. Деньги в кармане у охотника я не считал. Наймёт ещё индейцев, будем отбиваться. Но пункт назначения уже близко. Думаю, больше не рискнут.
  - Отправляй рапорт. Шериф - конец связи...
  Я тоже отключился и снова начал тыкать двумя пальцами в почти заполненный шаблон рапорта. Когда дошёл до раненых, снова запнулся. Мы сдали обгоревшего Ангелова с рук на руки Айболиту. По напрягшемуся лицу доктора, я сразу понял, что дело швах. Тентованный кузов тряского грузовичка, это не стерильная больничная палата. Так что, скорее всего не довезём погорельца. На войне всегда есть некая мистическая вера солдат в чудо. Они иногда случаются, но везёт редко кому. И всё же я занёс Ангелова в список живых, пусть это лишь только моя надежда на чудо и пустая канцелярская формальность. Если умрёт, отправлю сообщение отдельным рапортом, как это всегда делается...
  - Дэн, чего там полковник опять напрягает?
  Это опять Серёга вклинился. Делать ему сейчас совсем нечего, от РЭБ пока никакой пользы. Все частоты забиты переговорами с той стороны границы, а это практически ноль полезной информации. Вот связист и мается. Хотя в данном случае, Абрамович скорее переживает за премию и вообще беспокоится как бы ещё подрезать бабла. Но здесь ничего предосудительного я не вижу: семья, это святое. Поэтому отвечаю как есть:
  - Заказчик ругается, требуют гарантий в твёрдой валюте. Мол, ваши головорезы не доедут, мы деньги вложили.
  - А страховка? Груз-то ведь наверняка застрахован, или нет?
  Я было хотел рассказать Серёге байку про родственника Джелани, которого якобы везут в одном из автозаков, но вовремя прикусил язык. Даже эта информация может быть опасна. Ведь это второй уровень легендирования. Скорее всего, именно эта инфа прошла по низовой части агентурных сетей всех мировых разведок, которые сейчас ловят свою рыбку в мутной африканской воде. И беднягу Абрамовича за это вполне могут вздрючить, к гадалке не ходи. Пришлось обойти этот острый угол полуправдой:
  - Какая страховка, о чём ты, Серёга?! Операция неофициальная, кича, куда мы везём неизвестно кого - на бумаге не существует. Очнись, мечтатель. Скажи спасибо, что премиальные удалось выбить авансом.
  Абрамович на это лишь болезненно поморщился. Пока были на базе, он вовсю переписывался с женой. Однажды, я краем глаза видел суммы долга по кредитам. Даже с учётом всех премий, Серёга и трети суммы не покрывал, выплачивая только проценты по постоянно растущему долгу. А главное, бежать людям некуда: из страны с таким долгом не выпустят, разве что в нелегалы податься. Но куда он с детьми, больными стариками и издёрганной коллекторами женой? Капкан, с какой стороны не погляди. Хотелось как-то ободрить связиста, но копи царя Соломона, это только в книжках. Алмазы ещё продать кому-то надо, их мало просто отобрать у местных. Есть ещё наркота, но то на побережье профит, а здесь в степи ловить особо нечего. Да и связываться с дурью, это не моё. Всё же, есть ещё какие-то границы, пускай и очень призрачные. Любой бизнес, который можно теоретически замутить на континенте, так и так упирается в пути доставки. Остаётся вариант возить самому, но если это будут я и мои трое бандитов, больше пары раз эта авантюра не выдержит. Нас быстро вычислят более крупные дельцы, зарабатывающие именно на перевозках и адью - грохнут без вопросов. Нет, можно, конечно, сдавать всё что вымутим посредникам, но этот вариант называется - 'шило на мыло'. Перекупщики много не дают практически ни за что. Эх, если бы попасть в 'Арго Милитари Сервис' - компанию вроде как охраняющую каботажные суда от пиратов. Там можно было покрутиться один срок. Наработать связи и самому начать возить всякое в Гамбург, или Киль - два самых 'сладких' с точки зрения контрабанды порта Евросоюза. В Аренсбурге у меня как раз есть даже знакомец один, который в принципе мог бы помочь с доставкой чего угодно куда угодно в пределах всей Западной Европы. Про себя я много раз сокрушался именно по этому поводу, но завязки были только в конторе, вербовавшей к Шерифу. Блин, хоть к самим сомалийским пиратам подавайся, честное слово!
  - Да брось ты, Дэн! - Сверху в щель люка просунулся край лица Ракитина - Мы этим махновцам здорово вломили, теперь до самой границы не сунутся.
  От этих Генкиных слов меня конкретно так покорёжило. Снова стала болеть голова, во рту появился противный железный привкус. Хотелось втащить этого дебила вниз и бить об торпедо мордой, пока не раскрою его пустую башку. Но вспышка быстро прошла. Генка просто обрадовался, что мы оказались круче махновцев самого Джелани. Я ответил почти спокойным голосом:
  - Тут хоть брось, хоть подними, Геннадий. А вот скажи, обратно-то мы как доберёмся? По воздуху весь наш табор потащим?
  Но вопреки слабо теплящейся в моём загрубевшем сердце надежде, Генка так и не включил головной мозг. Видимо эта часть организма давно отмерла у Ракитина за ненадобностью. Беспечно хохотнув, он возразил:
  - Так у нас уже не будет ничего! Джелани же груз амеровский нужен, а он скоро тю-тю! Зачем им на нас нападать, это же не выгодно.
  Здесь даже Ван Дамм не удержался. Его перемазанное серой камуфляжной краской лицо, исказила гримаса изображавшая улыбку. Сказанная Ракитиным глупость, так развеселила Дятлова, что он чуть не проглотил комок жевательной резинки, который сейчас старательно перемалывал челюстями. Справившись с приступом веселья, он сказал:
  - Ну и дебил ты, Генка!.. Как только жив до сих пор, не пойму!..
  Ракитинская морда тут же снова возникла в проёме люка, на сей раз выражение лица пулемётчика было скорее обиженным. Он чтил и уважал Дятлова, стараясь во всём тому подражать. Поэтому такие слова его реально задели, поэтому и возражений не было, только похожий на мычание вопрос:
  - А чё сразу дебил-то?!
  Дятлов искоса посмотрел в мою сторону, не стану ли я ввязываться. Но как раз в этот момент я боролся с приступом головной боли и молча скрипел зубами. Так что Ван Дамм с важным видом поправив застёжку на нагрудном подсумке, пустился в пояснения:
  - Потому и дебил, что расклада простого не сечёшь. Джелани для местных, это самый крутой авторитет. А мы его нагнули уже трижды. Причём малыми силами нагнули, это теперь все знают. Поскольку он пока людей набирал для последнего рывка, всем папуасам в округе раззвонил про это. Сам людей потерял, потом остальных 'деловых' подставил под наши стволы. Это косяк, с какой стороны не погляди. Да и тех, кто ему эту движуху заказал, он тоже подвёл. А ведь люди ему нормально бабла зарядили, это ж видно сразу.
  - Ну ты и завернул, Колян! Это же не наши урки, у них и понятия тут другие!
  В голосе Ракитина уже не чувствовалось былой уверенности. Аргументы приведённые Дятловым, были очень весомыми. Я даже был в чём-то с ним согласен. Конечно, претензии местной шушеры Джелани ровно пополам и растереть. Их уважение многого не стоит. Но вот заказчик налёта явно обиделся, это факт. Поэтому наши головы как оправдание перед уважаемыми людьми, это вполне себе нормальный аргумент в свою пользу. Охотник на слонов вчерашнего позора нам точно не забудет. Видимо Дятлов думал примерно так же. Потому что снова ухмыльнулся и возразил, шевеля желваками:
  - Гена, где за кровь башляют лавэ, понятия всегда одни и те же. Раз взял бабло - обязан исполнить. Не сделал как договаривались - плати. Не важно чем, деньгами или жизнью, но ответить за косяк обязан. Хорошо, пусть братва местная, так кто покруче - обязательно с Джелани спросят. Так что... Как оно будет, а Дэн?
  И потому, как выжидательно ко мне повернулись сразу все, включая замотанную платком морду Ракитина, я понял, что Шериф слишком мало мне платит. Хотя на самом деле, кого я обманываю: пытаясь спасти этих ушлёпков, я так и так пытаюсь спасти самого себя. Одному из этой заварухи вообще не выбраться. Виски и затылок словно кто обложил пластинами из раскалённого железа. Голова болеть так и не перестала, но хоть боль в кишках уже унималась. Остановив руку, тянущуюся к подсумку за сигаретой, я не оборачиваясь сказал так громко, чтобы все расслышали:
  - Есть на этот случай свой 'план-капкан', не менжуйтесь. В горах, без фур и грузовиков наши коробочки должны пройти. Места там безлюдные, никто из махновцев туда не лазит. Караваны там не ходят, грабить некого. Короче, выгоды никакой, а гемор со снабжением ещё тот. Не ссать, прорвёмся!..
  По выражению облегчения, которое сразу отразилось на лицах моих товарищей, я понял, что чего-то такого от меня и ждали. Блин, хорошо устроились, шкурники! По зарплате я с ними почитай что на равных, а в случае чего, мою повинную голову меч отсекает первой. И сделать ничего нельзя: нет в уставе компании прописанного регламента на такие случаи как наш. А вот Карпухин, как комвзвода, получит надбавку и за должность и за боевой выход. Ну а мне, даже почётной грамоты ударника каптруда на стену не полагается. Хотя кого я обманываю, почитай сам выставился. Показал перед заказчиком свои невиданные удаль и смекалку. Смотрите, мол - вот я какой профи, клейма ставить негде! Нет, безусловно, могут кинуть с барского стола пару тысчонок евроденег сверх нормы. Но этот только при самом лучшем раскладе, а такого не предвидится, жопой чую...
  - Дэн, но горы это же крюк километров триста! - Серёга уже развернул карту плато у себя на экране компа - Горючки может не хватить!
  Снова Абрамович нагоняет панику. Будто я не знаю, чего и сколько у нас в наличии. Да, горючего будет в обрез, патронов и снарядов тоже кот наплакал. Но другого выхода просто не вижу. Но опять отвечаю спокойно и даже с некоторой ноткой беспечности в голосе:
  - Должно хватить, не ной. Если что, вылезешь из тачки и будешь толкать до самой базы. Зато будешь целый и без второй дырки в жопе.
  - Но...
  - Умолкни, Серый! Толкать в случае чего я тоже буду. Лучше следи за эфиром, скоро амеры должны нас засечь. Если вовремя правильно не ответим, в пыль разнесут. У них вдоль границы всё пристреляно, не прозевай запрос, как родного прошу.
  - Есть... Только, в горы идти это... ну...
  - Ой, всё! Не гунди, под руку.
  Нытьё связиста почти не раздражало. Серёгу понять можно: пока он тут скачет как сайгак по саванне, какая - никакая деньга капает. И его семья живёт под крышей, в комфорте и достатке. А если его убьют, то разовая выплата для его семейства это месяца три выплат по процентам, а потом - на мороз. И он в нашем отряде не один такой, многие так же сбежали сюда в надежде поправить дела там, дома.
  Дом... я уже и забыл какой он теперь. По сути, своей квартиры у меня, после окончания так сказать военной карьеры, не осталось. После увольнения из славных рядов ВС РФ, из служебного жилья само собой выперли. Дали жилищный сертификат в зубы, на который можно в нашем городе разве что комнату в бараке купить. Пенсии нет, инвалидности тоже получить не удалось. Кредит брать смысла не имело, без перспектив на постоянную работу, кто ж его даст. Хорошо мама приютила, но я там старался не часто появляться. Убеждал себя, что это всё временно, храбрился, короче. Зависал какое-то время у приятеля на даче, но не долго. Жил некоторое время у подруги, но сами понимаете, кому контуженый мужик ко двору придётся? Не стал дожидаться, пока и она выгонит, сам ушёл. Вернулся в родительский дом, в свою старую комнату. Отогрелся, успокоился немного, но легче не стало. Мама есть мама, золотой человек. Только стыдно мне было за стол каждое утро садиться. До того стыдно, что аж скулы сводило и кусок в горло не лез. Да и какие харчи у пенсионеров, право слово. Путёвка эта африканская вовремя подвернулась, когда в голову совсем уже нехорошие мысли стали приходить. Этот день помню неплохо: вторник, небо ясное такое, время - десять часов утра. Оделся, взял газетку, в которой объявления о работе обводил и выскользнул на улицу. Шлялся до обеда, наскрёб денег, пошёл в шалман с телевизором, где ставки на спорт принимают. Там пивас и закуска не особо дорогие. Думал, посижу до вечера, а там... Сидел долго, мучил кружку пива и думал про всякое. А тут сзади по плечу хлоп - подсел знакомец один. Мы с ним в ещё в 'чиче' это знакомство спиртом да кровью скрепили. Он при деньгах оказался. Выслушал про мои невесёлые обстоятельства, да внимательно так, ну и выпили само собой. Что дальше было, вот это плохо помню. Поехали сначала в кабак какой-то, потом в сауну. А потом завертелось всё в угаре, только держись. Очнулся у него в гостиничном номере. Кругом бардак, девка какая-то под мышкой сопит. Вроде по виду не из ветеранов профессии, а так - потёртая слегка. Тут знакомец из соседней комнаты появляется - бодрый, уже в костюм деловой одетый и так ласково шлепками по попке подгоняет перед собой свою 'ночную бабочку'. Когда девки ушли, мы опохмелились и поели чего со вчера оставалось. Тут он мне и предложил: есть вариант поехать на контракт военспецом в Африку. Говорит, год службу оттянешь и на свою хату заработаешь. А может и на машину останется, варианты есть. Я хоть и с похмелюги жёсткой был, но понимал уже тогда - вариант не такой уж плохой, с учётом моих нехороших перспектив. Согласился сразу, чего уж там. Это потом уже узнал, что знакомец мой - вербовщик из частной конторы и никакая это не госслужба. А за каждого цуцика вроде меня, ему премия и оплата расходов причитается. Но и тогда и сейчас я на приятеля не в обиде. Этот вариант не хуже гранаты с куском пластита, которую я в тот день в спортбаре грел в кармане. Думал, допью пивас - выйду туда, где народ не ходит и... Варик так себе, но на войне только он и успокаивает. У меня и сейчас эта 'палочка-выручалочка' с собой имеется. Но тогда, это был единственный выход, а сейчас, вроде как не слишком обязательная опция. Так что нет, зла не держу. Тем более, что потом выплатил он мне подъёмные. Не много, но после полного безденежья, сумма приличная. Приоделся, даже смотреть как-то увереннее стал. Маме сказал, что еду служить в Подмосковье. И это в принципе тогда была не брехня даже. Именно там была база агентства, которое меня перенаправило потом к Шерифу. Месяц проверяли на профпригодность, гоняли по полигону, медкомиссия и всё такое. Но не строго было, тут повезло. Ранение скрыть не удалось, однако, взяли. Видимо им было пофиг. А может быть выручило моё умение хорошо стрелять. Рука не дрожит, бью высшие баллы из любого положения из любого штатного огнестрела. Хоть пистолет, хоть автомат, хот пулемёт дай - всё как родного слушается. Со снайперкой не так хорошо получается, но и там, в принципе, не промажу. Подписался на год, опять выплатили аванс, я сразу часть денег маме отправил. Потом, вместе с десятком отобранных контрактников, через одну из не очень бывших республик СССР, отправили самолётом в Йоханнесбург. А оттуда уже в Дурбан на каком-то кукурузнике. Ну а там нас принял сам полковник Проценко и закрутилось колесо Фортуны...
  - Дэн, есть вызов от американской передовой базы. Позывной Аллигатор-3!
  - Ясно... Подключай его ко мне...
  Опять ностальгию и тоску по Родине поломала суровая реальность трудовых будней. Мурлыкнул тоновый сигнал вызова, в наушнике прозвучал немножко гнусавый, растягивающий слова голос амера:
  - Я Аллигатор-3! Вызываю ФЕЛИКС!
  - В канале Архангел, старший группы 9-2-1-4 ФЕЛИКС.
  - Слышу вас, Архангел! Передаю: 74-5 Отель-Янки -6-7!..
  - Понял, Аллигатор-3! 12-8, 34-2 Фокстрот-Зулу -8-2...
  Некоторое время в эфире царило молчание. Потом снова брякнул сигнал вызова и уже другой голос, более глухой с непонятным акцентом, ответил:
  - Код принят, Архангел! Здесь Аллигатор главный, 'птички' на 2-20 Оскар Майк. Позывной группы - Стрекоза. Обозначьте себя согласно протоколу 12-6-0!
  - В канале Архангел! Принял 12-6-0, Аллигатор!..
  Если кто не знает, 'птичка' это на амеровском военном жаргоне - вертолёт. Амер кодом мне сигналит что, к нам для сопровождения вылетают как минимум две 'вертушки'. Такого я не ожидал, от обычной передовой базы. Видимо то, что везла майорша, здесь ждали с большим нетерпением. До точки назначения ещё двести километров, а к нам уже такое внимание. Я вызвал Боуден:
  - Хексе, в канале Архангел! С нами связался Аллигатор, все коды верифицированы. Просит радиомаяк на выделенной частоте.
  Ответ от американки пришёл довольно быстро, голос звучал сухо, с нотками превосходства. Понятно было, что оказаться среди своих это для неё большое облегчение:
  - Здесь Хексе, я уже в курсе. Разрешаю подтверждение на 12-6-0!..
  Я обернулся к Серёге и кивнул. Тот быстро защёлкал клавишами, вбивая нужную команду, затем поднял кулак правой руки с оттопыренным вверх большим пальцем. Я снова повернулся к своему компу и увидел два синих треугольника приближавшиеся к нам с севера. Комп секунду подумал и выдал типовые обозначения целей: AN64E. Так значит, к нам действительно идут два новейших ударных вертолёта 'Апач'(48). Такие сейчас много у кого есть, но в данном случае, скорее всего это именно амеровские армейские 'птички'. Мысленно прикинул, чем можно отбиться от таких и с сожалением понял, что такой вариант как атака с воздуха, я в подготовке операции не учёл. Если будут работать по нам, то точно с дистанции. Для этого у них есть ракеты воздух-поверхность 'Хеллфайр'. Запас хода у них около двенадцати километров, если я правильно всё помню. Боуден вполне может послать именно эти 'вертушки', чтобы зачистить ненужных теперь наёмников. Сигнатуры вертолётов быстро ползли по экрану в сторону шоссе. Тем временем, на экране появилась жирная линия госграницы с Конго. Я посмотрел на циферблат часов - 07.23, через два часа, уже будем возле условной демаркационной линии. В прошлый раз, именно там нас встречала колонна грузовиков и два взвода американских контрактников, вооружённых до зубов. В рации снова мурлыкнул сигнал вызова и послышался довольно приятный женский голос:
  - Стрекоза-1 вызывает Архангела!
  Это был лидер-пилот вертолётной пары, судя по позывному. Я слышал, что среди пилотов амеровских вертушек есть женщины, поэтому не особо удивился.
  - Архангел в канале, слышу вас ясно и чётко Стрекоза-1...
  - Отлично, Архангел - Голос женщины был всё так же весел и дружелюбен - Вижу вас... Занимаю эшелон для сопровождения на 3-1-7!..
  Звук приближающихся вертолётов я услышал даже здесь, в салоне броневика. Две серые тени скользнули слева вдоль обочины дороги. Одна ушла в тыл колонны, вторая машина пошла рядом с крайней фурой. Ван Дамм, сплюнувший недавно старый ком жвачки в форточку, хмуро глянул на хищное тело 'Апача' и ухмыльнувшись, кивнул в сторону вертолёта:
  - Как думаешь Дэн, это охрана или как?
  Пофигистская ухмылочка отбитого легионера меня даже не задела, прошли те времена. Ежу понятно, что как только груз передадим, нас вполне могут расстрелять прямо тут. Плевать амерам на все договорённости, тем более с такой мелкой сошкой как Проценко. Я отлично понимал, что сейчас мы окажемся полностью в руках у Боуден и её начальства. Она, конечно, могла не знать об этой части плана, но что-то подсказывало, что это не так. Игнорируя ухмылку на лице Дятлова, я ответил:
  - Думаю, что тебе как фаталисту, это должно быть вообще пополам. Разве нет, Коля?
  Ван Дамм как раз запихал в пасть сразу три подушечки фруктовой жевательной резинки и отрицательно помотал головой. Справившись с комком резинки, ответил:
  - Так не хочу. Одно дело в открытом бою, или там, на бабе красивой. А так не, не желаю.
  - Бля, а ты романтик! Прости, Дятлов, я не знал.
  - Жизнь без риска - полное говно, Дэн...
  На это я даже отвечать не стал. Чего с отбитым связываться, так и так у нас с ним приоритеты разные. Рация снова мурлыкнула, по мигающей цифре канала я понял, что это Боуден. Видимо хочет пометить территорию лишний раз. Однако я ошибся, голос майорши был напряжённый, в интонациях проскакивали нервные нотки:
  - Здесь Хексе, что там с обстановкой, Архангел?
  Воистину, чем дальше в лес, тем толще партизаны! Только что прибыла кавалерия, все местные папуасы точно попрятались на двести миль вокруг. Так чего же она дёргается, не понятно. Я добросовестно глянул на экран своего компа. Там всё напоминало пустыню, по которой идёт одинокий караван. Обернувшись к Серёге, спросил на всякий случай:
  - Серый, майорша интересуется, нет ли бандитов на горизонте.
  Абрамович было улыбнулся, но заметив мою застывшую физиономию, склонился своему компу и экрану радара. Минуты три чего-то там проверял, а потом ответил:
  - Пока всё чисто. Нет засечек активных радиопереговоров на кодированных частотах. Слышу передовую базу на 2-4-1 северо-восток. Но больше переговоров на армейских частотах по обе стороны границы нет в радиусе ста пятидесяти километров. Даже конголезские погранцы молчат.
  Я передал всё это Боуден и та быстро отключилась, наказав в случае чего. Сразу докладывать ей. На такой выверт, я только плечами пожал, Двигаемся по графику, к 10.40 точно будем в точке рандеву. Однако на всякий случай я связался с командирами подразделений, приказал бдить. Никто не удивился, а я сам проверил как открывается пассажирская дверца с моей стороны. Мало ли что в самом деле...
  Весь остаток пути до точки рандеву, прошёл спокойно, практически безмятежно. Колонна шла с прежней скоростью, даже подбитая самоходка нас не особо тормозила. Танкист чего-то там на ходу придумал и лишённый хода 'кентавр' катился на буксире довольно шустро. Патрульным на квадроциклах, я приказал сократить радиус патрулирования и быть в прямой видимости групп охранения. Когда с нами 'вертушки', нет смысла лишний раз жечь топливо, которое нам очень скоро пригодится. Спокойный промежуток пути, я использовал, чтобы уточнить маршрут отхода. Само собой, его я придумал не вдруг. Ещё на базе, когда разрабатывал варианты провода конвоя по маршруту, я учитывал и самый хреновый из возможных. Тогда я прикинул, что пополнить боезапас и горючее, амеры нам не дадут. В прошлый раз всё было именно так, да ещё и разгружать всё нас же заставили. Хорошо, что сейчас фуры и грузовики это не собственность Проценко. Доведём всё это добро и передадим встречающим. Но на этом все хорошие новости заканчиваются. Дятлов верно заметил, Джелани нас так просто не отпустит. Но верно и другое - в горы за нами он не пойдёт. Максимум на что он сейчас способен - наставить фугасов и посадить малочисленные группы пакостников с ручными гранатомётами в кустах вдоль дороги. Он знает, что горючее и боеприпасы у нас серьёзно потрачены. Поэтому рассчитывает только случайно нанести какой-то ущерб, чтобы снять его на камеру для отчёта. Мол, цели не достиг, но виновники наказаны - дивитесь, белые господа. Охотник на слонов будет снова сидеть и ждать возле тропы, как привык.
  Но я его такого удовольствия лишу. Так же, постараюсь скрыться от амеров. Хотя это наиболее слабая часть плана. Если они поднимут вертушки на поиски, от них нам даже в горах не скрыться. А вот папуасы, совсем другое дело. Эти от своих охотничьих мест не отойдут, будут сидеть и ждать. Их мы с носом оставим гарантированно, хотя как правильно заметил Серёга , крюк в три сотни километров это не есть хорошо. Однако гнать мы не будем, так что в принципе должно хватить почти до самой базы, а там можно будет вызвать заправщик. Не думаю, что ввиду самой базы нас атакуют. Но вариант с заправщиком это крайняя мера, по всем прикидкам, можно обойтись своими силами.
  Амеры это наша самая большая проблема, тут без вопросов. Фокус с подсадкой прослушки во время сопряжения со спутником, это было очень умно. Я обернулся к связисту и спросил:
  - Серый, как там резервная схема управления? Всё готово?
  Абрамович вздрогнул при этих словах. Но потом что-то переключил у себя на рабочей станции и утвердительно помотав головой уточнил:
  - Работать будет, но пропадёт связь на несколько секунд...
  - Не как в прошлый раз?
  - Нет, зуб даю!.. После этого, пропадёт связь с нашей передовой базой. Я сменил пакет сигнатур для всей нашей техники, создал сеть связи на трёх резервных частотах. Амеры не смогут нас слушать, не смогут видеть через спутник и свои системы дальнего обнаружения. Только если вертушки поднимут, тогда...
  - Ясно... Сейчас перешли пакеты на коммутатор Карпухина и Барабанова. Чтобы тишины не было, ты понял?
  - Норм всё будет! Не нуди, начальник!
  - Ладно, начинай раздавать...
  Ещё через час, когда на горизонте показалась узкая, едва заметная зеленовато коричневая полоса близких уже лесных зарослей, все аварийные протоколы связи и обмена данными были готовы к работе. Как только представится возможность, мы сойдём со старого маршрута и направимся в горы, разорвав связь со спутником. Да, в этом случае, Шерифу и остальным начальникам на базе придётся испытать ощутимый дискомфорт, но кому сейчас легко. Я уже совсем было расслабился. Однако какая-то заноза в мозгу, мешала в полной мере почувствовать себя победителем браконьеров и повелителем джунглей. Что-то я упустил, что-то очень важное! Охотник на слонов точно проиграл, это без жу-жу. Но вот, не даёт покоя какая-то мелочь. Я снова вызвал карту района и всмотрелся внимательно. Как говорил наш преподаватель по тактике, подполковник Синицын Илья Васильевич: всегда нюхай воздух и изучай поле боя, если противник задумал тебе поднасрать - ты это обязательно учуешь.
  Итак, что бы сделал я, в сложившихся обстоятельствах на месте Джелани. Конечно, попытался бы расквитаться на обратном пути, этот вариант я учёл. Ну а если не только это? Если всё же он любой ценой решил выполнить заказ. Стоп! Любой ценой... не жалея никого и ничего... я снова метнул взгляд на карту, там уже отобразились зоны обстрела артбатарей размещённых в зонах ответственности американской передовой базы. Сейчас конвой как раз втянулся в сектор обстрела одной из них. Насколько я вижу, базу прикрывает дивизион ракетных установок М270(48). Это три пусковых установки, по 12 ракет в каждой. Смешает с землёй всё, что на ней находится. Серьёзная штука, не хлопушки вроде ротных миномётов. Это лишний раз подтверждает, что сеть передовых баз прикрывает очень серьёзный по значимости объект. Но пока мы везём груз, по нам никто работать не будет, это же не скальпель, а огромная шишковатая дубина.
  Что будет, если напасть на конвой именно сейчас? Так, надо думать как эта изворотливая скотина... Больших сил у меня нет, всё потрачено. Дружки на помощь уже не придут, ввиду базы только полоумный отважиться атаковать... Полоумный, точно! Быстрая машина, начинённая взрывчаткой и смертник за рулём. Причём, взорваться должно не сразу, ведь машина должна дойти до цели. В воздухе 'вертушки', я об этом знаю. Машины могут не пройти, их расстреляют как только поймут что к чему. Поэтому надо... Точно, нужна атака с воздуха! Несколько поршневых самолётиков ведь таскают же через границу разнообразную контрабанду и наркоту в интересах Джелани. Вот и сейчас на радаре целых четыре таких самолёта, идут очень близко. Я вызвал по общему каналу командиров всех подразделений:
  - Архангел всем! Ожидается 111, всем предельное внимание по секторам ответственности. Танкист, коробочку прикрытия оттяни ближе к фурам, ствол вверх. Скажи оператору - бить только наверняка. Остальным, предельное внимание на 3-1-6!..
  Ответные доклады были полны недовольства и удивления, но приказ выполнили без особых разговоров. А я тем временем, вызвал летунью с мелодичным голосом:
  - Стрекоза-1, в канале Архангел. Предельное внимание!
  - Здесь Стрекоза-1, что у вас, Архангел?
  - Ожидается воздушное нападение на ФЕЛИКС. Примите меры, следите за небом. Это будет самолёт... Может быть не один. Он, или они, попытаются сблизиться и пикировать на конвой для поражения цели.
  - Принято, Архангел!..
  Обернувшись к связисту, приказал следить за коммерческими рейсами, чей маршрут будет пролегать в непосредственной близости. Та же приказал следить за лесополосой, откуда вполне могли появиться машины начинённый взрывчаткой. Мурлыкнул тон вызова и в канале появилась Боуден. Голос у майорши был злой и встревоженный одновременно:
  - Архангел, здесь Хексе! Что опять у вас случилось? Почему Стрекоза-1 докладывает на базу о воздушном нападении?!
  - Джелани может зайти с козырей. Насколько я знаю, он неоднократно использовал смертников при нападении на правительственные объекты и военные базы. Он знает, что артиллерия пока мы в зоне поражения, огня не откроет. У одной машины будет шанс прорваться, у самолёта тоже.
  На этот раз, Кассандра Боуден не стала со мной пререкаться и язвить. Некоторое время майорша хранила молчание, потом ответила сухим, бесцветным голосом:
  - Я передам группе охранения соответствующие инструкции. До связи...
   Дятлов, повернул ко мне ухмыляющееся лицо и одобрительно кивнул. Идея со смертниками ему тоже показалась здравой. Остальные молчали, только Серёга напряжённо всматривался в экран монитора РЭБ и поглядывал на отдельный экран локатора. В тревожном ожидании прошло минут тридцать. Я крутил головой во все стороны. От чего уже начало сводить шею. Боуден и Стрекоза через каждые пять минут запрашивали обстановку. Видно, что обе нервничали. Впрочем, я и сам был как на иголках. Очень хотелось ошибиться, но...
  - На радаре шесть воздушных целей, направление север, северо-восток. Идут курсом на перехват!
  Я едва раскрыл рот, чтобы отдать приказ передать координаты целей летунам, как увидел справа от дороги фонтаны серой пыли. Словно из-под земли, появилось сразу четыре пикапа обшитых спереди корявыми листами железа. Казалось,что они просто возникли из воздуха и сейчас уже будут совсем рядом. На самом деле, машины были гораздо дальше, горячий воздух дрожал, искажая перспективу. Скорее всего, машины прятались в буше. От дороги до машин расстояние было не более ста метров. Машины сразу, с места набрали приличную скорость и ринулись к машинам конвоя рассыпаясь широким веером. Группы охранения сразу открыли огонь из всех стволов. Ракитин тоже развернул турель и гранатомёт трижды глухо кашлянул. Затем, Генка с матюгами полез вниз, за оставшимся коробом с лентой. Я даже ругнуть его не успел за головотяпство: сколько времени прошло, а он так и ездил с тремя выстрелами в ленте, не перезарядился.
  Машины смертников неслись вперёд, идя рваным зигзагом. Оба вертолёта сосредоточились на подходящих сразу с двух сторон воздушных целях. Мельком кинув взгляд вверх, я увидел силуэт самолёта грязно-белого цвета с красной полосой вдоль всего фюзеляжа. Он нёсся вниз с высоты метров трёхсот, заходя на конвой по широкой спирали. Вертолёт шедший в голове колонны тоже поднялся вверх, но гораздо медленнее. Бронированная машина была тяжелее, выглядела неуклюже в сравнении с лёгким телом самолётика. 'Апач' не использовал ракеты 'воздух-воздух', скорее всего их на подвеске и не было. Вертолёт был снаряжен для работы по наземным целям, пилот рассчитывал отработать из авиапушки. Дистанция была подходящая и от вытянутой морды вертолёта к самолёту потянулись белые цепочки трассеров. Самолёт ловко сделал вираж, увернулся но пилот вертушки, управляющий орудием лишь движением головы, быстро скорректировал направление огня. И вот уже в воздухе расцвёл клуб оранжевого огня, а самолётик будто бы испарился. Но вместо него появилось сразу два других, заходящих на колонну слева. Я их уже не видел, поскольку открыл дверцу и бил короткими очередями по быстро приближающимся 'шахид-мобилям'. Расстояние было метров сто, может чуть больше. 'Нуф-нуф' привычно дёргался, отдавая в плечо и норовя увести ствол вверх и влево. Я целился по колёсам и под днище. Так был шанс поджечь машину или зацепить какую-нибудь важную требуху. Но повезло Ракитину, он успел перезарядить гранатомёт и вскоре ближняя к конвою машина подлетела в воздух, а потом скрылась в клубах рыжего пламени и чёрного дыма. Не отставали и остальные: кто-то из амеров подбил пикап, попав ему в переднее левое колесо и тот не удержавшись, рыскнул влево и на полной скорости врезался в соседнюю машину коллеги-шахида. Грохнул сдвоенный взрыв, нас всех осыпало осколками и каменной крошкой. Я вовремя успел прикрыть дверцу, здоровенный кусок жести злобно шкрябнул по стеклу и отскочил прочь. С неба вниз упал ещё один самолёт, более всего походивший на косматый клубок, сотканный из дыма и огня. У самой земли, на месте самолёта возник раскалённый добела шар, который лопнул в следующий миг с оглушительным грохотом.
  - Дэн, помоги!..
  От созерцания эпичного зрелища, отвлёк тревожный возглас Ракитина. Я увидел, что тот возится с замком гранатомёта. Я полез внутрь салона и вложил в дрожащую от напряжения руку пулемётчика молоток с прорезиненной рукояткой. А сам снял со стены закреплённый там пулемёт Ракитина, убрал вниз флажок предохранителя и дёрнул на себя рычаг затвора. Снова распахнул дверцу с пассажирской стороны и высунув оттуда ствол пулемёта поймал в прицел силуэт ближайшего пикапа. Выжал спуск, целясь по колёсам и чуть выше, туда, где бензобак. Короткая очередь, пулемёт непривычно лягнул в плечо и все пять выстрелов ушли выше цели. Выматерившись сквозь зубы, я снова прицелился и на этот раз держал строптивый РПК крепко. Ещё пять пуль ушли к цели и пикап уже подобравшийся ко второму автозаку вдруг рыскнул в сторону и подскочив на кочке опрокинулся набок а потом взорвался.
  - Здесь Стрекоза-2! Я...
  В наушники ворвался уже мужской голос пилота второй вертушки. Я не видел начала, застав только момент, когда очередной самолётик врезался в боевой вертолёт и они вместе слились в один огромный клуб огня, дыма и раскалённых обломков. Каким-то непостижимым образом, пилот-смертник сумел направить свой самолёт прямо на вертолёт, переиграв американца в манёвре.
  - Чёрт, Хокинс!.. Джо-о-он!.. Су-у-уки!..
  Голос девушки-пилота первого вертолёта был полон ярости. Её 'Апач' пронёсся мимо меня набирая высоту и вот уже ещё один самолёт летит вниз в клубах дыма. Его словно распилили пополам гигантской пилой. Хвост коснулся земли первым и грохнул взрыв, скрыв остальные обломки во вспышке яркого белого света. У нас, на земле, тем временем всё было кончено. Ни один пикап не смог подобраться к колонне больше чем на пятьдесят метров. Однако в небе всё было иначе. Стрекоза-1, видимо потеряв голову от ярости, пропустила один самолёт, который вынырнул из облаков прямо над колонной. Стрекоза увлеклась погоней за ещё одним самолётом, который явно уводил её от дороги, закладывая немыслимо сложные виражи на предельной скорости. Прятавшийся в засаде самолёт, заложил вираж, уходя от потянувшихся к нему с земли многочисленных трасс пулемётных очередей. Самолёт приближался, почти зависнув в воздухе, точно над бронированными грузовиками. Но в этот момент я услышал знакомое:
  - А вот хрен тебе с горчицей, Абдул!..
  Дальше всё происходило одновременно: я услышал голос Танкиста, затем увидел как чётко развернулась на самолёт башенка нашего БТРа и заработал крупнокалиберный пулемёт. Пилот пытался уклониться, но Барабанов у нас был снайпером почище иных: он дал пять коротких очередей. Меняя упреждение так, что вокруг самолёта образовалась сеть из светящихся белых чёрточек. И шахид попался! Самолёт вдруг перевернулся прямо в воздухе, словно наскочив на невидимую стену. Затем фюзеляж возле самого винта окутался чёрным дымом, а ещё спустя пару мгновений, в воздухе снова образовался ослепительно белый огненный шар. Спустя ещё пару минут у меня в наушниках раздался усталый голос американского пилота:
  - Здесь Стрекоза-1 Воздух чист...
  Я выслушал доклады командиров подразделений, потерь не было, только двоих посекло осколками, но без потери боеспособности. Горизонт тоже был чист, позади догорали шахид-мобили и американская вертушка. От самолётов мало что оставалось, так что даже приличных костров не было видно, чтобы сосчитать.
  - Дэн, всё чисто по секторам. Наземных целей не наблюдаю, воздух тоже чист. Похоже, опять отбились?
  - Теперь да... Теперь верю...
  
  ... Точки рандеву конвой достиг почти исчерпав резервный срок. Единственный уцелевший 'Апач' сделал над колонной круг и быстро ушёл на северо-восток. Впереди, у поворота узкой грунтовой дороги, нас ожидала группа встречающих. Часом раньше был короткий радиообмен, в котором снова принял участие человек с позывным Аллигатор. Перед встречей снова состоялся разговор с Боуден. Майорша всё ещё находилась под впечатлением от недавней атаки смертников, у неё очень дрожал голос, хоть женщина и старалась это скрыть. Говорили по выделенному каналу с тройным шифрованием, поэтому обошлись без условностей и позывных:
  - Капитан, со мной связался куратор операции. Они уже в пределах видимости, прикажите своим людям не открывать огня.
  Когда майорша это сказала, я ухмыльнулся. Насколько я знал из докладов командиров подразделений, у каждого осталось по полтора боекомплекта к личному оружию. По сотне патронов к 'крупнякам', а у 'кентавров' в загашнике только по три осколочных и по пять бронебойных на ствол. Двое раненых, включая обожжённого Ангелова, скончались около двух часов назад, не выдержав дороги. Остальные держатся в силу лёгкого характера своих ранений. Так что даже могут держать оружие в случае чего. Одному из погибших сапёров не повезло, у него были сломаны рёбра и от встряски одно раскололось, проткнув лёгкое. Боец просто тихо истёк кровью, Айболит занятый мечущимся в лихорадке обожжённым Ангеловым просто не успел среагировать. Таким образом, мы потеряли на данный момент уже семерых. Что будет в горах и дальше, я не могу предсказать. Джелани, как бы сильно мы его не пощипали в этот раз, вполне может погнаться за нами. Сейчас я не исключаю даже такой возможности. К тому же, сами амеры тоже вполне способны попытаться нас зачистить. Явно не в данный момент, но как только мы заедем опять на территорию Баконго - за милую душу. Это пресловутый 'груз', сделал нас с парнями мишенью номер один. Поэтому я ответил со всем возможным безразличием:
  - Хорошо. Встречаемся у вашей машины, через десять минут. Я подготовил все акты передачи, вам нужно будет расписаться.
  - Без проблем. Жду вас...
  Про десять минут это я соврал. Бумажки уже давно были готовы и подколоты к пластиковому планшету. Я даже авторучку для этих целей на бечёвке привязал к ушку зажима. Оглядев свою охреневшую от количества напряжных моментов банду, я сказал ободряюще:
  - Не ссать, бойцы! Щас вот злая американская сука подпишет бумажки и поедем домой, в родную нору.
  Всё, чего я удостоился, были кислые улыбки на чумазых от пороховой гари лицах. Только Ракитин как всегда бодро и матерно высказался по поводу отсутствия баб и водки. Я вышел наружу, вынул из подсумка мятую сигарету, зубами оторвал фильтр и с жадностью закурил. Голова немного закружилась от дыма и близких ароматов местного леса. Здесь он был густой и более походил на латиноамериканские джунгли. Пока шёл, перекинулся парой слов с Барабановым. Тот сидел на горбу подбитого 'кентавра' вместе с двумя своими подчинёнными и остервенело давал какие-то распоряжения. Лёха был в своём репертуаре и орал сразу на машину и на людей, видимо надеясь, что так починка пойдёт быстрее. Пожал руку слезшему с брони Карпухтину. Тот осунулся, сверкал на меня ввалившимися покрасневшими от недосыпа глазами. Наверное, я и сам выглядел не лучше. Однако такие мелочи как бравый внешний вид, меня перестали волновать уже очень давно. Боуден встретила меня крепким рукопожатием, я с удивлением заметил в её водянистых глазах уже не только презрение, но и лёгкую тень уважения. А может, мне просто так показалось. После выкуренной сигареты, я готов был любить весь мир, даже если он включает это сушёную американскую воблу. Протянув американке планшет, я подождал. Пока она пролистает бумажки и черкнёт где надо свою закорючку. Авторучку Боуден держала левой рукой, неуклюже зажав её в пальцах. Невольно вспомнился фильм про то, как горилл пытались научить писать. По странному стечению обстоятельств, американка держала авторучку очень похожим образом. Я снова закурил, чтобы скрыть улыбку. Не хватало ещё ругани напоследок из-за всякой ерунды.
  - Вот, держите - Женщина протянула мне планшет, придерживая авторучку большим пальцем руки - Я отправила подтверждение полковнику Проценко полчаса назад. просила, отметить ваш профессионализм как-то по особому.
  - Благодарю, майор. Одна просьба напоследок.
  - Что именно? Если это горючее или боеприпасы то...
  - О, нет-нет! Всего лишь час времени, чтобы дать людям небольшой отдых и заправить технику.
  Напрягшееся было лицо майорши разгладилось, она с любопытством снова посмотрела на меня, будто бы заметив что-то новое:
  - Как вам это удаётся, капитан?
  - Что именно, мисс Боуден?
  - Предусмотреть всё, что только можно. Я уже не говорю про эту кошмарную атаку в конце... Как?!
  Перед глазами снова возникла толпа бородатых духов лезущая верх по грудам битого кирпича. Снова слышу их крики, снова кидаю как на учениях последнюю оставшуюся гранату. Страх бьётся в моём сердце, туманит мозг... Очнувшись от наваждения, я говорю слегка растягивая губы в улыбке:
  - Живу давно, а в армии служу почти столько же, сколько живу на свете. Опыт и немного везения.
  Лицо майорши бледнеет. Я вижу, что моя улыбка, более всего похожая на гримасу, её пугает даже больше, чем недавно пережитое. Не удивительно, я сам первое время разбил не одно зеркало, пытаясь сделать своё лицо более человечным. Но ничего не выходило. Страх, который я забрал у тех пацанов, навсегда впечатался в каждый шрам и теперь его испытывают все, кто пристально смотрит мне в глаза. Смотрю на майоршу, ей не по себе, но она хорохорится, тоже давит дежурный амеровский оскал. Выглядит это жалко:
  - Хорошо, один час у вас будет. Прощайте, капитан... Отличная работа!
  - И вам не хворать, мисс Боуден. Прощайте и не называйте в следующий раз моё имя. Я откажусь.
  На это майорша ничего не ответила. Может потому, что не расслышала, а может потому, что как и все амеры была уверена - если вопрос не решают деньги, то его решат очень большие деньги.
  ... Я снова закурил и направился к своему броневику. День ещё только разгорался. Солнце уже начало припекать так, что задняя пластина бронежилета уже напоминала накаляющуюся сковороду. Голова уже не болела, кишки тоже успокоились. В кармане есть почти целая пачка сигарет и по заветам одного известного музыканта, всё обещало быть не так уж плохо. Игра ещё не окончена. Теперь нам предстояло найти ту самую дверь, через которую можно будет безопасно выбраться. Это будет не просто. Но кому сейчас легко, правда?..
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  1. "Нуф-Нуф". Имеется ввиду АКС-47УФ - болгарский клон АКС-74У.Главное отличие от советского варианта - фрезерованная ствольная коробка, а не штамповка как в советских вариантах. Производился компанией "Арсенал", имеет оригинальное название - АКС-47УФ, а на Западе известен как "Krinkov". Для дотошных скажу, что Денис использует минимальный обвес:пламегаситель "болгарин"(в ноль гасит вспышку выстрела и звук не так бьёт по ушам; есть нюанс: если порох плохого качества, продукты сгорания засирают механизмы оружия вдвое сильнее), вместо традиционной аксу-шной "дудки", маджпуловскую подствольную угловую рукоять под цевьё и пистолетную рукоять от FAB Defense - AGR-47. Так же поставлены "жаберные" накладки на газоотводной трубке и цевье и новый приклад UAS-AKS P.
  ТТХ:
  Калибр 5,45×39 мм
  Длина: 735 мм (490 мм со сложенным прикладом)
  Длина ствола: 210 мм
  Вес без патронов: 2,71 кг
  Емкость стандартного секторного магазина: 30 патронов.
  Темп стрельбы: 650 - 735 выстрелов в минуту.
  
  P.S Для очень-очень дотошных. Экспортные АК-варианты болгаркого "Арсенала", чаще выпускаются под маркой Arsenal AR под боеприпас 5.56х45 мм; Варианты под патрон 5.45х39мм не производятся с 1996 года, поскольку стандарт стран Варшавского договора более не актуален для крупных игроков оружейного рынка. Однако, вариант АКС-74У в книге, будет именно таким, о котором мне рассказывал прототип ГГ, то есть это именно старый и слегка тюнингованный болгарский "нуф-нуф", которых по миру до сих пор пасутся неисчислимые стада.
  
  2. Ямата-но Ори - В японской мифологии один из великих драконов. Дракон имел 8 голов и 8 хвостов на одном туловище. Красные как вишни глаза, внушали ужас, а на его теле росли мох и кипарисы. Общая длина его была равна величине 8 долин и 8 холмов. Часто изображается на традиционных татуировках японских мафиози - якудза, у которых считается одним из святых покровителей.
  
  3. Ракитин вооружён советским пулемётом РПК-74М. Этот пулемёт имеет идентичную АК-74 автоматику на основе газоотвода с запиранием ствола поворотом затвора. Огнь ведется с закрытого затвора, ствол несъемный, удлиненный и утяжеленный посравнению с АК-74. Под стволом устанавливаются легкие складные сошки. Цевьё и приклад - пластиковые. Прицельные приспособления имеют возможность ввода боковых поправок.
  Для дотошных добавлю, тюнинг присутствет. Это прежде всего полиамидный четырехрядный магазин на 60 патронов с противоскользящим рельефом( от PufGun),складной приклад с демпфером отдачи, шестищелевой ДТК(китайский безымянный, купленый на "алишке" и доработанный напильником до приемлемого состояния), накладки на цевьё и газоотвод, пятипозиционная тактическая рукоять( монтируется за сошками на цевье), так же прорезиненная пистолетная рукоять. Всё(кроме ДТК и магазина) производства еврейской компании FAB Defence. Прицел штатный, открытый.
  ТТХ:
  Калибр 5.45×39 мм
  Масса 4,7 кг
  Длина 1060 мм
  Длина ствола 590 мм
  Питание: стнадартный секторный магазин 45 патронов
  Темп стрельбы 600 выстрелов в минуту.
  
  4. Тип 77-1. Пистолет был разработан в КНР в конце 1970х годов, является почти точной копией германского Walther PPK. Работы были начаты в 1976 году, серийное производство развернуто в 1981. По идее эта ниша уже должна была быть занята разработанным декадой ранее пистолетом Тип 64, но его массовое производство было развернуто только в начале 1980х. Покойный негр пользовался экспортным вариантом 77-1,отличающиийся от прототипа удлиненной и чуть более удобной рукояткой, ёмкостью магазина и клеймлением на английском языке. Пистолет использует патроны 7.62х17мм.
  ТТХ
  УСМ - одинарного действия.
  Калибр - 7.62×17 Тип 64
  Вес - 500 г с пустым магазином
  Длина -149 мм
  Длина ствола - 87 мм
  Емкость - 8 патронов.
  
  5. Денис использует мультитул SwissTool BS от VICTORINOX. 115мм; вес 290г. Штука крайне удобная, но не из дешёвых, к сожалению.
  
  6. Жители Центральной Африки используют до 168 известных диалектов и множество региональных и местных наречий. Однако в большинстве случаев общаются между собой на суахили. Обращение "бвана", это вроде английского "сэр", ну а по-русски, конечно же "господин".
  
  7. Имеется ввиду бронеавтомобиль "Marauder". Производится компанией Paramount Group в Южной Африке. В данном случае, это патрульный автомобиль с подвеской 6х6. По словам прототипа, машина достойная и для местных условий вполне подходящая. Броня и бронестекло держит 7.62х54R боеприпасы,обстрел 40мм гранатомётными выстрелами, противопехотки и противотранспортные мины. 0.50 калибр не держит ни как. Были случаи наезда на советские протиивотанковые мины ТМ-62М(масса ВВ 7,8 кг) переднее правлое колесо вырвало, но экипаж и водитель отделались лёгкой контузией. Внутри мощный кондиционер, что для Африки вообще незаменимая вещь.
  ТТХ:
  Характеристики
  Масса Снаряженная: 9 900 кг.
  Боевая: 15 000 кг.
  Экипаж 2 + 8 пассажиров
  Броня Баллистическая защита: STANAG 4569 уровень III (7,62 × 51 мм AP WC Core на 30 м)
  Противоминная защита: STANAG 4569 3a и 3b (одиночная противотанковая мина (8 кг тротила под корпусом и под любым колесом)
  Двигатель: Cummins ISBe4-300 Дизель (221 кВт / 300 л.с. при
  2500 об / мин, 1100 Нм при 1200-1800 об / мин ) Дизель MAN D0836LOH (176 кВт / 240 л.с. при 2300 об / мин, 925 Нм при 1200-1800 об / мин)
  Емкость полезной нагрузки: 6000 кг.
  Подвеска: 4х4 или 6х6 колесный
  Дорожный просвет: 420 мм
  Рабочий диапазон - 700 км (435 миль)
  Максимальная скорость 100-120 км / ч (в зависимости от шин).
  
  8. Африканский Национальный Конгресс или Южноафриканский Туземный конгресс - старейшая политическая организация африканского коренного населения. Боролась против политики Апартеида расистского правящего белого меньшинства ЮАР. С 1960-90гг большинство активистов АНК находилось на нелегальнром положении. После отмены Апартеида и проведения демократических выборов 1994 года - правящая партия в ЮАР. Нельсон Холилала Мандела - первый чернокожий президент ЮАР, ранее возглавлял боевое крыло АНК - Умконто ве сизве (боевое копьё нации). Был схвачен спецслужбами ЮАР и 27 лет находился в заключении. Несколько раз ему предлагали амнистию в обмен на отказ от своих политических убеждений. Каждый раз, несмотря на систематические избиения и издевательства тюремщиков, Мандела отвечал отказом.
  На похоронах Нельсона Манделы 8 июня 2013 года, без преувеличения скорбела вся Африка. Вся, кроме другого знакового политика: первый чернокожий президент США - Барак Обама, жевал жвачку и делал селфи с эффектной блондинкой Хелле Торнинг-Шмидт, премьер-министром Дании.
  
  9. Наёмники в целом пользуются коммерческими решениями от компании Моторола. В частности, Денис и остальные "дикие гуси" полковника Проценко пользуются радиостанциями Motorola SRX 2200.
  SRX 2200 предоставляет полный набор коммуникационных функций и приложений, включая безопасную зашифрованную передачу голоса и текстовых сообщений, перепрограммирование через эфир (OTAP) и информацию об индивидуальном местоположении (ILI).Радиостанция SRX 2200 превосходит требования стандарта IP67 и может быть погружена в воду на глубину два метра на два часа. Она также соответствует жестким спецификациям MIL 810. Многослотовое зарядное устройство позволяет быстро заряжать радиостанцию при высоких температурах, в том числе в условиях пустыни.
  Поддерживает функции боевого назначения, такие как передача информация об индивидуальном местоположении (ILI), Clear Tone Alert, передача сигнала с мощностью 0,25 Вт для снижения вероятности обнаружения (только UHFR1), тактическое обновление ключа через эфир (OTAR), передача текстовых сообщений между радиостанциями в условиях повышенной секретности, тактическое глушение радиосигнала для дистанционного отключения радиостанций. Кроме того, модель совместима с очковыми приборами ночного видения.
  
  10. Французкий иностранный легион.(фр. Légion étrangère) - войсковое соединение, входящее в состав сухопутных войск Франции и комплектуемое преимущественно из иностранцев. Создавался для обеспечения колониальных притязаний Франции по всему миру. Тонкости международного законодательства позволяют французскому государству проводить свою политику в колониях неконвенциональными( читай фашистскими) методами, руками именно бойцов Легиона.В отдельные периоды своей истории Легион насчитывал свыше сорока тысяч человек личного состава.По состоянию на 2018 год общая численность Легионана считывает около 8900 человек из более чем 100 стран проходят службу в 11 полках.
  
  11. Имеется ввиду американское оперативное подразделение сил специальных операций армии США - "US. Delta Force". Ныне именуется Army Compartmented Elements (ACE). Основная заявленная задача - антитеррор. По факту, основная функция Дельты - осуществление неофициальных т.н. "чёрных операций" силового характера по всему миру. Во Вьетнаме, Дельта выполняла задачи по ведению глубинной разведки, осуществляла регуулярные рейды на территории контролируемые северо-вьетнамскими партизанами. Так же в круг выполняемых задач входила проверка результатов бомбовых ударов авиации, поиск трупов погибших американских летчиков, освобождение пленных. Так же, бойцы и инструкторы Дельты засветились и в Африке, где выполняют схожие задачи, хотя как мне говорили, в долгую там именно Дельта не работает, это прерогатива "зелёных беретов" и "рейнджеров". Дельтовцы выполняют короткие миссии, в основном разведовательного характера.Это элитное подразделение насчитывает на данный момент порядка 1200 человек оперативно-боевого кадрового состава.
  
  12. Боевая бронированная машина (ББМ) Кентавр Б1 (В1 Centaur) разработана в 1980-х годах фирмами "Фиат" и "ОТО Мелара". В настоящее время называемые соответственно IVECO и "Отобреда". Машина создана для итальянской армии, имеет колесную формулу 8x8 и является представителем нового поколения итальянской бронетехники. Фирмой "Фиат" разработаны корпус, ходовая часть и двигатель, а "ОТО Мелара" - системы вооружения. Боевая бронированная машина (ББМ) Кентавр Б1 (Centaur В1) предназначена для выполнения широкого спектра боевых задач - от огневой поддержки пехотных подразделений до борьбы с танками противника.
  Корпус боевой бронированной машины сварной из стальных бронелистов, защищающих экипаж от 20-мм снарядов при попадании в лоб и 12,7-мм пуль при попадании в борт или корму. Моторно-трансмиссионное отделение находится в передней части корпуса машины с правой стороны, с левой стороны от него - отделение управления с местом водителя. Над водителем смонтирован люк, на который могут устанавливаться приборы ночного видения. Моторно-трансмиссионное отделение отделено пожароустойчивой перегородкой.
  В задней части боевой бронированной машины Кентавр Б1 (Centaur В1) находится боевое отделение с трехместной башней кругового вращения. Место командира располагается в башне слева, наводчика - справа, заряжающего - сзади наводчика. Люки в крыше башни расположены над сиденьями командира и заряжающего. Место командира снабжено стабилизированным дневным панорамным прицелом и четырьмя перископическими смотровыми приборами. Наводчик имеет комбинированный стабилизированный прицел, дневной и ночной в одном, со встроенным лазерным дальномером. Башня вооружена 105-мм пушкой фирмы "Отобреда" и спаренным с левой стороны от пушки 7,62-мм пулеметом. Еще один пулемет может устанавливаться на крыше башни для ведения огня по воздушным целям. По бортам башни смонтированы четырехствольные дымовые гранатометы. Боевая бронированная машина Кентавр Б1 (Centaur В1) снабжен системой управления огнем TURMS. Штатным оборудованием боевой бронированной машины) Кентавр Б1 (Centaur В1) является системы защиты от оружия массового поражения (ОМП), централизованной подкачки шин и пожаротушения. Кроме того, имеется возможность установки навесных бронелистов.
  По словам прототипа ГГ, Б-1 Кентавры поставлялись на африканский рынок вторичного вооружения в количестве достаточном чтобы сформировать танковую бригаду по стандартам НАТО(около 200 единиц бронетехники разного назанчения и проядка 3500 человек личного состава). Испанские военспецы и техники так же мелькали периодически.
  
  13.Это один из вариантов модернизации советского бронетранспортёра БТР-70, который был разработан Xарьковским конструкторским бюро по машиностроению им. А. А. Морозова. У наёмников на вооружении стандартная комплектация: в качестве вооружения сохранены 14,5-мм пулемёт КПВТ и 7,62-мм пулемёт ПКТ. Боковые люки - по типу БТР-80. Модернизация главным образом состоит в замене двух бензиновых двигателей ЗМЗ-4905 советского производства на один многотопливный дизельный двигатель УТД-20 украинского производства, что увеличивает надёжность машины. Украинский военпром бьёт конкурентов ценами, оружие и техника дёшевы в соотношении с остальными поставщиками. Однако обратной стороной является тотальный некомплект запчастей и производственный брак.
  
  14."Кайюс" - американский лёгкий вертолёт Хьюз OH-6 'Кайюс' (англ. Hughes OH-6 Cayuse). Построен компанией Hughes Helicopters. Был признан лучшим в конкурсе армии США на лёгкий разведывательный и связной вертолёт по программе LOH (Light Observed Helicopter). Серийно производится с 1966 года до наших дней под индексом MD-530F Cayuse Warrior . На африканском рынке вторичного воорружения крайне популярен из-за сочетания цены, лётных и боевых качеств.
  Оснащен ГТД Rolls-Royce 250-C30 мощностью 650 л.с Может нести разнообразное подвесное вооружение в виде управляемых и неуправляемых ракет или пулеметов 0.50-го калибра (12,7 мм).
  
  15. По словам прототипа ГГ есть сть пистолеты точные, есть надёжные, есть дешёвые, а есть Глок. Если нужен короткоствол, который всегда поможет защитить свою жизнь и никогда не подведёт, то это именно Глок-19. Он отстрелял порядка 3000 патронов в экстремальных условиях и только раз менял возвратную пружину(!). единственная модификация которую использует ГГ в книге - сменные усиленные затыльники на магазинах. Они помогают извлечению магазна поскольку статный вырез на рукоятке находится впереди под мизинцем стрелка, это неудобно и может стоить жизни. Однако напоминаю, стреляет не оружие, стреляет человек. Ходите на стрельбище, регулярно ухаживайте и оружие не подведёт. В этом ключ к успеху :)
  В 1988 году был представлен компактный Glock 19, созданный для гражданского рынка оружия, а так же для вооружения различных спецслужб и армейских офицеров. Конечно же, компактный вариант уже очень успешной полноразмерной модели 17 должен был стать не менее востребованным на рынке оружия. Так и произошло, Glock 19 очень быстро стал пользоваться огромной популярностью и в полиции и у рядовых граждан, покупающих компактные пистолеты для скрытого ношения в целях самообороны и спортивной стрельбы. Модель 19 отличается укороченным до 102 мм стволом и рукояткой, вмещающей магазин на 15 патронов. Могут также использоваться магазины большей емкости, предназначенные для моделей 17 и 18.
  Компактный пистолет теперь обладал огневой мощью полноразмерного армейского оружия. Glock 19 так же как и остальные пистолеты данного производителя имеет высокие боевые и эксплуатационные качества. К тому же сами размеры пистолета, и особенно его масса, были много меньше, чем таковые у других компактных пистолетов в то время. Ничего подобного, сравнимого по сочетанию таких качеств, как малые габариты и вес, удобство ношения, простоты в использовании и эксплуатации, надежности работы и огневой мощи, до появления Glock 19 просто не существовало. Если говорить об используемом боеприпасе, то патрон 9mm Parabellum имеет достаточно высокое останавливающее действие пули, приемлемую силу отдачи даже в сравнительно легком оружии, небольшие габариты и выпускается в различных вариантах снаряжения. Этот очень популярный во всем мире и не дорогой патрон отлично подходит для использования в компактных пистолетах.В настоящее время пистолет используется в полиции, специальных подразделениях и вооруженных силах различных стран мира.
  
  ТТХ:
  Калибр: 9mm Parabellum
  Длина оружия: 174 мм
  Длина ствола: 102 мм
  Высота оружия: 127 мм
  Ширина оружия: 30 мм
  Масса без патронов: 595 г
  Емкость магазина: 15 (опционально 17, 19 или 33) патронов
  
  16. MARPAT- сокращение от MARine PATtern. MARPAT это название современной камуфляжной расцветки используемой Корпусом Морской Пехоты США (Marine Corps или USMC). В этой расцветке выпускается основная форма морпехов - Marine Corps Combat Utility Uniform (MCCUU), часть снаряжения такая, как комплект рюкзаков ILBE, дополнительные комплекты униформы FROG и т.п. На довольствии стоит с 2003года.Особенность этого вида камуфляжа в цифровом (пиксельном) строении рисунка.
  Расцветка MARPAT имеет две разновидности:
  MARPAT Woodland - для использования в лесистой местности или в местности с изрядным количеством растительности.
  MARPAT Desert - для использования в пустынных местностях, с преобладанием песка или скал.
  Активно посталяется на экспорт и лицензируется множеством коммерческих компаний занимающихся постаками обмуднирования и амуниции.
  
  17. Рэкс - Разведчик ЭКСтра-класса. Уважительное самоназвание опытного бойца полевого разведподразделения. ГГ упоминается в контексте "крутой". Жаргонизм принятый среди кадрового сотава войск СпН советской армии, в частности подразделений глубинной разведки. Позже термин искзился, замусориля, потеряв своё первоначальное значение.
  
  18. Чарс или "чарас" - наркотик, конопляная смола. Обладает слабым галлюциногенным эффектом употребляется вместе с табаком в пропорции 1:2.
  
  19. Имеется ввиду пулемёт 12.7мм "Браунинг"(0.50 Browning Machine Gun). В романе наёмники используют модифицированный вариант этого пулемёта под кодовым индексом М2А1. От более ранних моделей М2А1 отличается возможностью быстрой замены ствола в полевых условиях. В войсках он имеет кличку Ma Deuce, в переводе - 'двойка' или 'двушка'. В 'народных рейтингах' образцов вооружения, составленных американскими СМИ по результатам опросов участников боевых действий в Ираке и Афганистане, M2HB уверенно держится в числе лидеров. Тяжелее и капризнее советских аналогов, пользователи отмечают высокую точность пулемёта на предельных дистанциях до 1200м и крайнюю эффективность в антиснайперских дуэлях.
  
  ТТХ:
  Калибр: .50BMG (12,7×99 мм)
  Вес:38 кг тело пулемета, 58 кг на пехотном станке М3
  Длина: 1650 мм
  Длина ствола: 1140 мм
  Питание: лента 50 или 100 патронов
  Темп стрельбы: 450-600 выстрелов/мин
  
  20. Про АК-47 знают все, так что коротко. Главное, что нужно уточнить: в романе солдаты ВС Баконго используют скорее всего АКМ - модернизированную версию срийного "калаша" 1951 года. Как правило, это болгарские, румынские и китайские клоны АК-47. Между собой они не сильно различаются. за исключением"румын", которые даже с китайскими репликамим рядом стыдно поставить. Автомат простой и надёжный. Идеален для использования в армиях непрофессиональных, с рекрутским набором.
  
  ТТХ
  Калибр 7.62×39 мм
  Длина: 870 мм
  Длина ствола: 415 мм
  Вес с пустым магазином: АК: 4,3 кг, АКМ:3,14 кг
  Емкость магазина 30 патронов
  Темп стрельбы 600 выстрелов/мин
  
  21. Принят на вооружение ВС СССР в 1974 году, в составе стрелкового комплекса автомат АК и пулемёт РПК-74. Наиболее заметное внешнее отличие автоматов серии АК-74 от предшественников - это массивный дульный тормоз, позволяющий снизить и так не слишком сильную отдачу еще больше. Это позволяет улучшить точность и кучность стрельбы, особенно быстрыми одиночными выстрелами и очередями. Недостаток нового дульного тормоза - он направляет ударную звуковую волну главным образом в стороны, и звук выстрела ощущается соседями стрелка с боков довольно болезненно. АК-74 может комплектоваться подствольным 40мм гранатометом ГП-25 или ГП-30, при этом при присоединенном штык-ноже стрельба из гранатомета невозможна. Автомат АКС-74, в отличие от АКМС, имеет более удобный и прочный складной на левую сторону металлический приклад рамочного типа.
  Интересный нюанс: в отличие от 7.62мм автомата АКМ, автоматы АК-74 не оснащаются глушителем звука выстрела - в бесшумном варианте выпускался только укороченный автомат АКС-74У.
  Я неоднократно говорил и с течением времени всё более укрепляюсь в своём мнении - переход с 7.62, на 5.45мм был роковой ошибкой, протиктованной неверными предпосылками, основанными на опыте американской армии времён вьетнамской войны."Пятёрка" уступает боеприпасу 7.62х39 мм в поражающей силе, в пробивной способности и порой солдаты платили жизнью и здоровьем используя АК-74М в бою.
  
  ТТХ
  Калибр: 5.45×39мм.
  Вес без патронов: 3.07 кг
  Длина: 940 мм
  Длина ствола: 415 мм
  Темп стрельбы : 600- 650 выстрелов в минуту.
  Емкость штатного секторного магазина:30 патронов.
  
  22. Пистолет системы Макарова. принят на вооружение ВС СССР в 1951 году, как замена морально устаревшему Тульскому Токареву, в качестве оружия индивидуальной обороны офицерского состава вооружённых сил. Пистолет Макарова построен на основе автоматики со свободным затвором. Пистолет выполнен практически полностью из стали. Возвратная пружина находится вокруг неподвижного ствола. Ударно-спусковой механизм - двойного действия (самовзводный), с открытым курком. Предохранитель расположен слева на затворе, и при включении блокирует ударник, затем безопасно снимает курок с боевого взвода, после чего запирает шептало и затвор. Первый выстрел после выключения предохранителя можно производить как самовзводом, так и сперва взведя курок вручную. Прицельные приспособления открытые, нерегулируемые. На ряде экспортных модификаций может ставится регулируемый целик. Питание пистолета осуществляется из отъемных стальных коробчатых магазинов емкостью 8 патронов.
  От себя добавлю: тяжёлый, восемь патронов это мало, с двух выстрелов даже человека в разгрузочном желете в корпус с 20 метров можно не остановить, молчу про то, чтобы убить. Мнение исключительно моё личное.
  
  ТТХ
  Калибр, 9×18мм.
  Длина: 161 мм.
  Вес без патронов: 730 г.
  Длина ствола: 94 мм
  Емкость магазина: 8 патронов
  
  23. Имеется ввиду "Люгер" модели 1904 года с кобурой-прикладом. Один из первых пистолетов под калибр 9х19 мм Para. Создавался специально для офицеров германского военного флота. Отличительная внешняя особенность - 120мм ствол. Очень редкий, цена на рынке коллекционеров оружия достигает 7.000 евро за оригинальный рабочий экземпляр в полной комплектации.
  
  ТТХ
  Калибр: 9mm Parabellum
  Длина оружия: 235 мм
  Длина ствола: 120 мм
  Ширина оружия: 40 мм
  Масса без патронов: 890 г
  Ёмкость магазина: 8 патронов
  
  24. Очевидно ГГ имеет ввиду БМ-37(индекс ГАУ 52-М-832Ш) позднего выпуска с опорной плитой обр. 1941 года. Их модернизировали после Великой Отечественной войны установкой предохранителя от двойного заряжания и как раз поставляли в КНР, для комплектации добровольческих подразделений НОАК, принимавших участие в корейской войне 1953 грода.
  
  ТТХ
  Масса 56 кг
  Длина ствола 1220мм
  Калибр 82 мм
  Противооткатное устройство опорная плита
  Угол возвышения +45..+85
  Угол поворота -3..+3 -30..+30
  Скорострельность до 30 выстр/мин.
  Начальная скорость снаряда 211 м/с
  Прицельная дальность 85 - 2000 м
  Максимальная дальность - 3040м
  
  Боеприпасы:
  
  82-мм осколочная шестипёрая мина О-832 вес- 3,31 кг (снаряжённая дополнительными зарядами - 3,4 кг) вес ВВ 400 грамм. Взрыв мины даёт 400-600 осколков, обеспечивающих поражение живой силы в радиусе шестидесяти метров от места разрыва.
  82-мм осколочная десятипёрая мина О-832Д также вес- 3,31 кг (снаряжённая дополнительными зарядами - 3,4 кг) вес ВВ 400 грамм.
  82-мм дымовая шестипёрая мина Д-832 вес- 3,67 кг.
  
  25. Тип-65. Китайский клон советского 82-мм безоткатного орудия Б-10 В 1967 году поступил на вооружение Народно-Освободительной армии Китая (НОАК). В данный момент снято со снабжения, активно поставлялось в страны Африки и в Афганистан по смешным ценам. так за само орудие без БК и оптики порой платили по 200 долларов. Орудие монтируется либо на пехотном станке-треноге, либо в кузове пикапа, на станке турельного типа. В принципе ГГ прав, танк подбить можно, если тот подпустит на расстояние прицельного выстрела в 200 метров.
  
  ТТХ
  Калибр - 82 мм
  Масса в боевом положении - 71,7 кг (без колесного хода)
  Длина ствола - 1660 мм
  Расчет - 4 человека
  Скорость движения - до 60 км/ч
  Скорострельность - 5 - 6 выстр/мин
  Наибольшая дальность стрельбы - 4470 м
  Дальность прямого выстрела - 390 м
  Углы обстрела:
  По горизонтали - 360®
  По вертикали - 20® +30®
  
  26. Имеется ввиду оветский основной боевой танк Т-72АБ с навесной динамической защитой "Контакт", которые поставлялись в Судан.
  Экипаж - 3 чел (механик-водитель, наводчик, командир)
  Конструкция - характерная классическая - отделение управление в передней части корпуса, боевое отделение в центральной и моторное отделение в кормовой части. Корпус сварной из катанных листов толщиной 70.8 и 85 мм. Лобовая часть корпуса имеет трехслойное комбинированное бронирование - сталь, стеклотекстолит, сталь. Башня литая полусферическая обтекаемой формы с узкой амбразурой для пушки. Лобовая часть башни имеет комбинированное бронирование на опытных образцах "объект 172" и "объект 172М". Начиная с первого серийного Т-72 башня выполняется монолитной литой с переменной толщиной. На серийном Т-72 / "объект 172М1" бронирование корпуса и башни улучшено. На Т-72А в лобовой части башни используется комбинированное бронирование с наполнителем из песчаных стержней. Экспортный вариант Т-72А - Т-72М отличается бронированием башни. На экспортном Т-72М1 усилено бронирование верхней лобовой части корпуса (наварен лист толщиной 16 мм) и бронирование башни выполнено комбинированным по типу Т-72А - с наполнителем из песчаных стержней.
  Навесная динамическая защита используется начиная с Т-72М1 (1982 г.) - появилось навесное бронирование башни и верхней части корпуса. Т-72АВ (1985 г.) - используется комплекс навесной динамической защиты аналогичный по составу комплекту Т-64БВ (около 200 контейнеров). На Т-72Б устанавливается аналогичный комплект навесной динамической защиты - использовался в нескольких разных конфигурациях (минимум три) - в составе 227 контейнеров (в т.ч.61 контейнер на верхней части корпуса), а начиная с 1988 г. на Т-72Б и модификациях устанавливается встроенная динамическая защита, которая иногда дополняется навесной. На экспортной модификации Т-72С используется комплект навесной динамической защиты аналогичный Т-72Б, но состоящий из 155 контейнеров.
  Вооружение
  На экспортном Т-72 (1975 г.) устанавливается пушка Д-81Т с теплозащитным кожухом и стабилизатором 2Э28М. Боекомплект 45 выстр.
  Зенитная пулеметная установка с пулеметом 12.7 мм НСВТ-12.7 "Утес" с ручным управлением.
  Опционально: ПТРК 9К120 "Свирь" входит в комплект вооружения Т-72Б (1985 г.) и Т-72БМ (1988 г.). Применение обеспечивается системой управления оружием 1А40-1 с лазерным прицелом-дальномером 1К13-49.
  
  27. Очевидно это Type 85-IIA - экспортная модификация для Пакистана, поставлявшаяся в том числе и в Сомали, где стоит 105-мм нарезная пушка Type 83-I. Главным отличием новинки от всех предшественников, является сварная башня - против литой у предшественников. Она получила развитую забашенную нишу с боеукладкой по образцу американских и английских образцов, а лобовые проекции частично получили комбинированное бронирование. Ее содержимое доподлинно неизвестно, но считается, что она эквивалентна таковой в Т-72М. Дополнительно башню опоясывают решетчатые стеллажи, которые играют роль противокумулятивных экранов.
  Компоновка машины классическая, и повторяет таковую у советских предшественников: отделение управления впереди, МТО - сзади. Изначально было 4 члена экипажа, но заряжающего заменили на автомат с версии 85-IIAP. Правда, это потребовало расширения корпуса на 10 сантиметров, да и масса снова возросла - теперь до 41 тонны. Также машина получила вышибные панели, опять же по образцу западной танкостроительной школы.
  Трансмиссия и подвеска машины повторяет таковую на Type 85-II с шестью обрезиненными катками и поддерживающими роликами. Боковые проекции защищены резинотканевыми экранами. Изначально в машине устанавливался турбированный V-12 с планетарными передачами и гидравлической КПП. Мотор 12150ZL в 730 сил является ничем иным, как копией советского В-54 с танка Т-54 на который поставили немецкую турбину, добавившую к родным 500 силам, еще 230.
  Изначально танк оснащали копией британской пушки Royal Ordnance L7 калибром в 105-мм. Условия лицензии запрещали передачу пушки третьим лицам, что заставило китайцев схитрить. На ее основе была создана такая же нарезная пушка, но с увеличенной длиной ствола. С ней работала новая СУО, которая позволяла вести огонь в движении.
  Но самым значимым нововведением, естественно, стал плагиат с российской пушки 2А46 калибра 125-мм, которая получила еще более совершенную СУО и автомат заряжания. Правда, систему запуска ракет через ствол скопировать не удалось.
  
  28. Т-55 - советский основной боевой танк. Активно поставлялся на экспорт в страны Африки. Отлчно показал себя во время войны в Анголе и Эфиопо-сомалийской войне. Машины семейства Т-54Д-55 являются самыми распространенными в мире. Всего их было выпущено более 70000 единиц, из них 50000 в Советском Союзе. К этому числу следует прибавить танки тип 59 и Тип 64 китайского производства, которые являются не чем иным, как копиями советских Т-54 и Т-55. Можно даже отважиться на утверждение, что число выпущенных Т-54 и Т-55 сравнимо с числом всех остальных танков, выпущенных в мире после второй мировой войны. Причина этого феномена кроется в простоте конструкции, низкой цене и высокой эффективности машин данного типа.
  
  ТТХ
  Боевая масса, т 36,5/37,4
  Экипаж, чел 4
  Габаритные размеры, мм:
  длина с пушкой вперед 9000/8618
  ширина 3270/3526
  высота 2218/2350
  клиренс 425-500/392
  Броня, мм
  лоб корпуса 100/250
  лоб башни 115-160 (105-200)/200
  Вооружение:
   Т-55 100-мм нарезная пушка Д-10Т2С; два 7,62-мм пулемета СГМТ
  Т-55АМВ 100-мм нарезная пушка Д-10Т2С; 7,62-мм пулемет ПКТ; 12,7-мм пулемет ДШК-М
  Боекомплект:
   Т-55 43 выстрела, 3500 патронов калибра 7,62-мм;
  Т-55АМВ 43 выстрела, 3000 патронов калибра 7,62-мм, 300 патронов калибра 12,7-мм, УР 9К116 "Бастион"
  Двигатель Т-55 В-55В, дизельный, V-образный, 12-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощность 580л.с.;
  Т-55АМВ В-55У, дизельный, V-образный, 12-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощность 620 л. с.
  Удельное давление на грунт, кг/см.кв 0,81
  Скорость по шоссе, км/ч 50
  Запас хода по шоссе, км 480/290
  Преодолеваемые препятствия:
  высота стенки, м 0,80
  ширина рва, м 2,70
  глубина брода, м 1,40 (с ОПВТ -5м)
  
  29. ГГ использует знаменитую фразу из к/ф "Бриллиантовая рука". Там это просто набор слов, но людей знающих немецкий язык слово "цигель" всегда цепляет ибо означает "кирпич". Интуристы не понимают при чём тут кирпичи. Ну ни как :)
  
  30. ГГ использует GARGOYLES CARDINAL Black/Smoke 1065. Очки соответствуют военным стандартам, в принципе ничего особенного.
  
  31. Имеется ввиду Боинг CH-47 'Чинук' (англ. Boeing CH-47 Chinook) - американский тяжёлый военно-транспортный вертолёт продольной схемы. Разработан на основе CH-46 и широко эксплуатируется с начала 1960-х годов. Вертолет двухвинтовой продольной схемы с двумя ГТД и четырехопорным шасси.Судя по тому, что рассказывал ГГ это модификация С/МН-47Е - многоцелевой вариант с увеличенной дальностью и дозаправкой в полёте, вооружением и новым оборудованием. Их активно поставляют на экспорт, есть лицензионные варианты производства Франции и Японии.
  Основные ТТХ
  Максимальная скорость: 285 км/ч
  Крейсерская скорость: 259 км/ч
  Скороподъёмность: 9,35 м/с
  Боевой радиус: 935 км
  Перегоночная дальность: 2333 км
  Практический потолок высоты: 3090 м
  Вместимость: 33-55 солдат или 24 лежачих больных с 2 сопровождающими.
  Масса полезной нагрузки: 12284 кг
  
  
  32.'Аистёнок' (индекс ГРАУ 1Л271) - переносной радиолокационный комплекс разведки и контроля стрельбы (контрбатарейная РЛС). Предназначен для разведки позиций огневых средств противника (РСЗО, артиллерийских и миномётных позиций, пусковых установок тактических ракет и комплексов ПВО и др.), расчёта траекторий снарядов и ракет, корректировки огня дружественных огневых средств, слежения за воздушным пространством и контроля над беспилотными летательными аппаратами. Разработана и производится НПО 'Стрела' концерна Алмаз-Антей. Поставляется как в ВС Российской Федерации, так и на экспорт с 2008 года.
  
  33.Имеется ввиду 122 мм реактивная система залпового огня "Град". Установка предназначена для поражения мотопехотных и пехотных подразделений противника в местах сосредоточения, на марше и в боевых порядках, артиллерийских и минометных батарей, подразделений ПВО, объектов тыла. В состав комплекса входят: модернизированная боевая машина 2Б17-1; транспортная машина 9Т254 с комплектом стеллажей 9Ф37М; Боевая машина оснащена автоматизированной системой управления наведением и огнем. Для РСЗО "Град" разработана широкая гамма реактивных снарядов. Все реактивные снаряды имеют одинаковое устройство и отличаются друг от друга только типом применяемой головной части (с отделяющейся и неотделяющейся осколочно-фугасной головной частью, с кумулятивно-осколочными боевыми элементами, с самоприцеливающимися боевыми элементами).
  
  ТТХ:
  
  Калибр РС: 122мм.
  Максимальная дальность стрельбы: 40км.
  Количество направляющих: 40 шт.
  Время полного залпа: 20 сек.
  Расчет: 3 человека.
  
  34. Очевидно имеется ввиду Barrett M99-1. Это самая новая разработка американской компании Barrett Firearms. Винтовка была впервые представлена в 1999 году, а в 2001 году с такой винтовкой был установлен мировой рекорд в стрельбе на дистанцию в 1000 ярдов (911 метров) из оружия калибра 12.7мм - 5 попаданий были уложены в круг диаметром всего лишь около 10 сантиметров. Кроме базового варианта, отличающегося от всех остальных винтовок компании Barrett удлиненным на 4 дюйма стволом, выпускается и вариант М99-1 со стандартным стволом, предназначенный для специальных полицейских операций в условиях города, когда дальность стрельбы относительно невысока, а требуется высокая точность и большая мощность - например, для выведения из строя автомобилей или преступников за укрытиями, недоступными обычному стрелковому оружию.
  Винтовки М99 имеют целый ряд существенных отличий от более ранних винтовок калибра 12.7мм этой же фирмы - М82А1 и М95. Во-первых, винтовка М99 однозарядная - перед каждым выстрелом необходимо вручную вложить новый патрон в окно в ствольной коробке, а затем закрыть затвор. Извлечение и выбрасывание стреляной гильзы осуществляется автоматически при открывании затвора. Во-вторых, ствольная коробка М99 выполнена цельной из алюминиевого сплава, тогда как у М82А1 и М95 ствольные коробки выполнены из двух половин, штампованных из стали. В-третьих, затвор у М99 имеет несколько иную конструкцию запирающих упоров. Направляющие для установки прицелов типа Picatinny rail выполнены как интегральная часть ствольной коробки, открытых прицельных приспособлений М99 не имеет. Тяжелый ствол имеет продольные долы для облегчения, и оснащен высокоэффективным двухкамерным реактивным дульным тормозом. Затыльник приклада имеет амортизационную подушку из специального синтетического материала. Корпус ударно-спускового механизма и затыльник крепятся к ствольной коробке поперечными штифтами и могут быть легко сняты для доступа к деталям механизма винтовки. Винтовка предназначена для стрельбы с упора, для чего имеет съемные складные сошки, регулируемые по высоте.
  
  ТТХ
  Калибр: .50 BMG (12.7×99мм)
  Механизм: ручная перезарядка, продольно скользящий затвор
  Длина оружия: 1280 мм
  Длина ствола 838 мм - 737 мм
  Питание : по одному патрону через окно в ствольной коробке.
  Вес: 11.36 кг- 9.53 кг
  Точность стрельбы : 1 угловая минута при использовании матчевых специальных боеприпасов.
  
  35. Активные наушники это симбиоз наушников для рации и слухового аппарата. Активные наушники с одной стороны оберегают барабанные перепонки от громких звуков, а с другой стороны служат усилителем слуха.Помимо динамиков имеют встроенные микрофоны, благодаря чему происходит контроль за громкостью звуковых сигналов. В активных наушниках можно одновременно слышать окружение с достаточной громкостью, уменьшать воздействие шумов ( например взрывы, крики и т.д.) и общаться по рации.Некоторые модели наушников оснащены функцией сканирования звуков на 360 градусов, что позволяет быстро и безошибочно улавливать источник даже достаточно тихих звуков. При стрельбе глушат звуковое воздействие на барабанные перепонки стрелка, при этом само попадание пули в цель слышно отчетливо.
  ГГ пользуется гарнитурой Peltor Tactical 100.
  
  Основные характеристики:
  Коэффициент снижения звука - 22 дБ;
  Стандартная позиция - 82 дБ;
  Автовыключение - через 2 часа;
  Батарея - 2 типа AAA.
  
  36. Автоматический карабин Colt M4, созданный на основе M16A2 и имевший режим стрельбы короткими очередями по 3 выстрела, изначально предназначался для вооружения водителей, экипажей боевых машин, армейских клерков, артиллерийских расчетов, то есть военнослужащих, которым по штату не положена винтовка M16A2. Но вскоре Командование Специальных Операций США (US Special Operations Command, US SOCOM) заинтересовалось карабином M4 в качестве его применения как основного образца личного стрелкового оружия бойцов подразделений специального назначения армии и военно-морского флота США. После появления очередного варианта винтовки M16 - модели Colt M16A3, на ее основе фирма Кольт спроектировала и новый автоматический карабин M4A1, получивший режим полностью автоматической стрельбы, взамен отсечек. Colt M4A1 отличается от более раннего M4 наличием планки Picatinny в верхней части ствольной коробки для крепления любых типов прицелов.
  
  ТТХ
  
  Калибр: 5,56×45 (.223 Remington)
  Длина оружия: 840/760 мм
  Длина ствола: 370 мм
  Масса без патронов: 2,7 кг.
  Темп стрельбы: 700-950 выстр./мин
  Емкость магазина: 20 или 30 патронов.
  
  От Автора: эффективная дальность поражения целей заявляется компанией Colt как 500 метров по одиночным целям и 600 метров по групповым. на деле, эту дистанцию следует укоротить по меньшей мере на треть. Всему виной короткий ствол автомата и омпромиссная компоновка оружия.
  
  37. Имеется ввиду ППС-43, разработанный инженером Судаевым в 1942 году и улучшенный к 1943 году. Посталвялся после великой отечественной в том числе и в Африку. лёгкий, удобный, крайне надёжный и просой в освоении автомат.
  ТТХ
  Калибр: 7,62×25 мм TT
  Вес: 3,67 кг заряженный, 3,04 кг без патронов
  Длина (приклад сложен/разложен): 615 / 820 мм
  Длина ствола: 272 мм
  Темп стрельбы: 700 выстрелов в минуту
  Магазин: 35 патронов
  Эффективная дальность: 200 метров
  
  38. G3 - немецкая штурмовая винтовка, разработанная после окончания Второй Мировой войны. Поставлялась на экспот в том числе и в Африку.
  Основной причиной высокой популярности винтовки G3 по сравнению с ее основными конкурентами по блоку НАТО - бельгийской винтовкой FN FAL и американской М14, стали, помимо высоких боевых характеристик, еще и небольшая цена производства и обслуживания, связанная с широким использованием штамповки вместо дорогостоящей станочной обработки, и простой конструкцией.
  
  ТТХ
  
  Используемый патрон- 7.62x51 NATO / .308 Winchester
  Тип автоматики - автоматическое
  Тип УСМ - sa
  Длина - 1023мм
  Длина ствола - 450 мм (315 мм в варианте G3KA4)
  Вес без патронов - 4,5 кг
  Емкость магазина - 20 патронов.
  
  39.MTV - Modular Tactical Vest - модульный тактический жилет. Производитель: Protective Product International (PPI).
  Американский бронежилет MTV состоит из грудной и спиной секций с карманами для бронеэлементов, двух боковых бронепанелей, внутреннего пояса, оснащен защитой паха, броневоротником и защитой горла, подкладка выполнена из сетки. Некоторые персональные особенности MTV состоят в следующем:
  - специфическая система быстрого сброса позволяет разъединять лишь боковые крепления, верхние-плечевые разъединяются вручную;
  - защита поясницы и крестца по своей форме напоминает передний паховый фартук, она интегрирована в нижнюю часть спинной секции без возможности снятия;
  - внутри бронежилета проложены скрытые каналы для коммуникационной проводки (провода гарнитуры рации и т.п.);
  - MTV обладает улучшенной системой крепления составных элементов бронежилета друг к другу;
  - новое расположение строп PALS позволяет более удобно и эффективно размещать элементы экипировки;
  - MTV оснащен модернизированным броневоротником улучшенной анатомической формы.
  - бронежилет обладает улучшинной системой теплоотвода, влагоотвода и высыхания.
  Бронеэлeменты: В бронежилет MTV устанавливается 4 штатные керамические бронепанели: ESAPI - 2шт. (грудная и спинная), ESBI/S-SAPI - 2 шт. (боковые). Так же возможна установка более слабых бронепанелей SAPI.
  Уровень защиты: базовый бронежилет MTV - класс защиты IIIA по NIJ (защита от осколков и пуль 9х19 мм.)
  бронепанели ESAPI - класс защиты IV по NIJ (защита от бронебойных пуль патронов 7,62х54 мм и 7,62х51 мм)
  Площадь защиты: 21 кв.дм - общая противопулевая по классу IV.
  Вес: 4,31 кг - средний размер без керамических бронепанелей;
  9,07 кг - средний размер с двумя ESAPI;
  12,25 кг - средний размер с двумя ESAPI и двумя ESBI/S-SAPI;
  14,97 кг - средний размер с двумя ESAPI, двумя ESBI/S-SAPI и защитой рук;
  16,78 кг - средний размер с двумя ESAPI, двумя ESBI/S-SAPI и защитой рук и ног.
  
  Принят на снабжение американской армии в 2006 году. Жилет MTV получился самым тяжелым из американских бронежилетов, чем и вызывал постоянные нарекания у морпехов. Закончилось все тем, что в начале 2008 года командование КМП приняло решение приостановить закупки MTV до введения в эксплуатацию новой более совершенной модели.
  
  40. Баллистический шлем "Спартанец" обеспечивает защиту от осколков, а также от 9x18 мм патрона с пулей ПСТ, 57-Н-181С и 9-мм патрона автоматического пистолета Стечкина АПС, инд. 56-А-126 (по классу щащиты БР 1). ГГ использует шлем расцветки A-TACS AU, подходящий для местности той части Африки, где происходит действие романа.
  
  41.Identification "friend or foe" (IFF) - Система опознавания "свой - чужой" в бою, с помощью различных знаков и нашивок на форме и амуниции.
  
  42. Имеются ввиду панорамные очки ночного видения GPNVG-18 (Ground Panoramic Night Vision Goggle). Целью создания GPNVG-18 было обеспечение оператора большим объемом информации, что позволяет ему быстрее перемещаться в так называемом цикле OODA :Observe, Orient, Decide, Act ( наблюдай, ориентируйся, решай, действуй - англ.). Самая главная особенность GPNVG-18 -это наличие четырех отдельных усилителей яркости изображения, или электронно-оптических преобразователей (далее трубки) с четырьмя отдельными объективами, сгруппированными в панорамную ориентацию. Два центральных объектива направлены вперед, как и у традиционных очков с двумя трубками, они дают оператору большую глубину восприятия, тогда как еще две трубки направлены слегка наружу от центра, они улучшают периферийное зрение. Две трубки слева и две трубки справа соединены в окуляры. Оператор видит в двух центральных трубках изображение, которое немного перекрывается с изображением с двух внешних трубок и это позволяет получить поле зрения 97®.
  Питание GPNVG-18 происходит от отдельного батарейного блока, соединенного с устройством посредством стандартного кабеля ANVIS. В батарейном блоке устанавливаются четыре трехвольтовые батареи CR123A, время автономной работы которых составляет около тридцати часов.
  
  Характеристики
  Производитель: L-3 Warrior Systems
  Размеры (дюймы): 5,625 (длина) x 8,50 (ширина) x 3,75 (высота)
  Масса: 765 грамм
  Покрытие: антикоррозийное
  Питание: Четыре батарейки 3 Вольт CR123A (внешний блок)
  Время работы батареи: примерно 30 часов
  Погружение: один метр на два часа
  
  Оптика:
  Поколение: Gen3 U.S. L-3
  Тип трубки: четыре 18 мм MX-10160
  Разрешение: 64 пары линий/мм, минимум
  Автостробирование
  Увеличение: 1x
  Поле зрения: 97®
  Диоптрии: Пристегивающиеся линзы от +0,5 до -2.5
  Фокус: от 18' до бесконечности.
  
  43. Имеется ввиду американский автоматический гранатомет Mk.19 mod.3 Изделие построено на основе автоматики со свободным затвором; стрельба ведется с открытого затвора. Накол капсюля происходит при накате затвора. Питание патронами осуществляется из специальной рассыпной ленты с металлическим звеном. Ленты поставляются в патронных ящиках емкостью 32 или 48 выстрелов. Снаряженный патронный ящик с 32 выстрелами весит 19 килограмм. Гранатомет допускает ведение огня одиночными выстрелами и очередями. Органы управления включают всебя сдвоенные рукоятки управления огнем в задней части ствольной коробки, со спусковой клавишей между ними. Рукоятки взведения затвора расположены на обеих сторонах оружия. Гранатомет устанавливается на пехотный станок-треногу М3 либо на различные шкворневые или турельные установи на боевой технике. Предусмотрена возможность установки электроспуска для дистанционного управления огнем. Штатные прицельные приспособления открытые, пулеметного типа. Возможна установка оптических или ночных прицелов.
  Штатным боеприпасом для Mk.19 mod.3 является выстрел М430 HEDP с универсальной осоколочно-бронебойнойгранатой. Бронебойность гранаты М430 достигает 50мм стальной брони, радиус зоны сплошного поражения готовыми осколочными элементами - 5 метров.
  Принят на вооружение в 1980 году, в 2000 году гранатомёт снят со снабжения американской армии. Но пользуется большим спросом на рынках стран третьего мира, в том числе и в африканских странах.
  
  ТТХ:
  Калибр: 40х53мм
  Тип: автоматический гранатомет с ленточным питанием
  Длина: 1095 мм
  Вес: 35,3 кг (сам гранатомёт) плюс 20 кгстанок-тренога М3 или 9.1 кг облегченныйстанок
  Эффективная дальность стрельбы: до 1500 м по точечным целям; 2200 м максимальная дальность навесного огня по площедям.
  Темп стрельбы: 300 - 400 выстрелов в минуту.
  
  44. Имеется ввиду советский автоматический гранатомёт АГС-17 "Пламя". Изделие построено на основе автоматики со свободным затвором, огонь ведется с открытого затвора. Питание патронами ленточное, из нерассыпной стальной ленты емкостью 30 патронов (реально заряжаются только 29 выстрелов, первое звено остается пустым). Лента помещается в круглые патронные коробки имеющие ручку для переноски, масса полной коробки около 14кг. Управление огнем осуществляется при помощи двух горизонтально расположенных складных рукояток; спусковая клавиша расположена между рукоятками на затыльнике ствольной коробки. Взведение затвора осуществляется при помощи Т-образной рукоятки, односторонне связанной с затвором при помощи стального тросика и каретки. Гранатомет обычно устанавливается на специально разработанный для него станок-треногу 6Т8. Штатные прицельные приспособления - оптический прицел ПАГ-17 кратности 2.7Х. На крышке ствольной коробки гранатомета сверху нанесена баллистическая таблица для стрельбы на разные дальности. Гранатомет в комплексе со станком и прицелом допускает ведения огня как по настильным, так и по навесным траекториям.
  По сравнению с большинством западных конкурентов (например американским Mk.19 mod.3) АГС-17 имеет несколько меньшую мощность и меньшую начальную скорость гранаты (185 м/с у АГС-17 против 240 м/с у Мк.19).Кроме того, АГС-17 имеет значительно меньший спектр боеприпасов - фактически единственным боевым выстрелом для АГС-17 является осколочно-фугасная граната ВОГ-17 или ее модифицированный вариант ВОГ-30. Главное достоинство АГС-17 по сравнению с западными аналогами - его гораздо меньший вес, существенно повышающий мобильность гранатомета в условиях боя в спешенном порядке. АГС-17 используется не только в станковом пехотном варианте с грунта или с бронетехники, но и устанавливается в башенных установках ряда новых отечественных БТР и БМП. Во время афганской войны, пехотные АГС-17 иногда устанавливались в дверных проемах транспортных вертолетов Ми-8.
  Производство АГС-17 до сих пор продолжается в России, на заводе "Молот" (г. Вятские Поляны). Кроме РФ, АГС-17 выпускается в Китае, попадает и на африканские рынки оружия. Но в настоящее время, там доминируют американцы.
  
  ТТХ:
  Калибр: 30x29B мм
  Тип: автоматический гранатомет сленточным питанием
  Длина: 840 мм
  Вес: 18 кг тело гранатомета плюс 12 кгстанок 6Т8
  Эффективная дальность стрельбы: до 800 мпо точечным целям, 1700 м максимальная
  Темп стрельбы: 350 - 400 выстрелов в минуту.
  
  45. "Хмурый" - чистый, неразбавленный героин. Вызывает сильнейшие галлюцинации и депрессию.
  
  46. Имеется ввиду румынский клон БТР-60, производившийся там по лицензии с 1970 года. Главным отличием румынского БТР TAB-71 от советского БТР-60ПБ является улучшенная башня и более мощный двигатель. Всего построено 2 073 машины, часть успешно была продана в том числе и ряду африканских стран.
  Корпус ТАБ-71 - закрытый герметичный сварной из катаной броневой стали, защищающий от пуль стрелкового оружия и мелких осколков. В передней части корпуса находилось отделение управления с местами механика-водителя и командира. Вся средняя часть машины занята десантным отделением, вмещающим 9 пехотинцев.
  В бортах корпуса десантного отделения ТАБ-71 имеются амбразуры для стрельбы из личного оружия пехотинцев. Главным недостатком этой бронемашины считается одна конструкционная особенность корпуса: посадка и высадка экипажа происходит через люки в крыше корпуса. А посадка и высадка десанта происходит через два люка в крыше десантного отделения и боковые люки между второй и третьей осями.
  Моторно-трансмиссионное отделение (МТО) находилось в корме корпуса. В нем установлены два 8-цилиндровых V-образных бензиновых двигателя жидкостного охлаждения 'Saviem' SR-225 мощностью 140 л.с. (103 кВт) при 3 600 оборотах в минуту каждый. Трансмиссия БТР ТАБ-71 - механическая, с коробкой перемены передач (КПП), имеющей пять передач переднего хода и одну заднего. БТР преодолевает водные препятствия вплавь с помощью водометного движителя.
  Штатным вооружением бронетранспортера ТАБ-71 является бронированная башенка кругового вращения, вооруженная 14,5-мм пулеметом КПВТ и 7,62-мм пулеметом ПКТ.
  
  47. Эфедрин - психостимулирующий препарат, по действию близок к фенамину. Способствует повышенному выбросу адреналина в кровь.
  
  48.Ударный вертолёт AH-64 "APACHE". Новейшая модификация AH-64E 'Апач' оснащена более мощными двигателями T700-701D с цифровым управлением режимами работы, композитными лопастями несущего винта и способна выполнять полет со скоростью на 25 узлов выше, чем версия AH-64D. Машина спроектирована на принципах открытой архитектуры, оснащена новой трансмиссией, усовершенствованным БРЭО, позволяющими вертолету транспортировать дополнительную полезную нагрузку и выполнять полет на большей высоте в жарких условиях.
  Первый AH-64E был поставлен СВ США в 2011 году. Как предполагается, с 2011 по 2026 гг. Boeing поставит для СВ США и зарубежных заказчиков 791 новый и восстановленный AH-64E. СВ США намерены получить 690 вертолетов AH-64E, включая 643 ед., модифицированные из предыдущих версий.
  Новая версия 'Апач' продана девяти иностранным заказчикам, включая ВС Индии, Индонезии, Катара, ОАЭ, Нидерландов, Тайваня, Республики Корея, Великобритании и Саудовской Аравии.
  
  ТТХ
  Масса пустого вертолета, кг 5165
  Масса максимальная взлетная, кг 9520
  Диаметр главного винта, м 14.63
  Диаметр хвостового винта, м 2.79
  Длина общая, м 14.97
  Высота с вращающимся рулевым винтом, м 4.66
  Двигатели ГТД General Electric T700-GE-701C 2
  Мощность максимальная, л.с. 1825
  Максимальная скорость, км/ч 365
  Крейсерская скорость, км/ч 293
  Статический потолок без учета влияния земли, м 4570
  Динамический потолок, м 6400
  Боевой радиус действия, км 400
  Перегоночная дальность, км 1900
  Экипаж, чел. 2
  
  ВООРУЖЕНИЕ
  
  Одна пушка Хьюз М230Е1 'Чейн Ган' калибром 30 мм под фюзеляжем (боезапас 1200 снарядов, скорострельность 625 выстрелов в минуту).
  На четырех подкрыльных пилонах возможна подвеска до 16 ПТУР Рокуэлл AGM-114A или -114L 'Хэллфайр' или контейнеры с 70-мм PC (до 77 снарядов).
  
  48. M270 MLRS - американская реактивная система залпового огня. Является близким по применению аналогом советских систем РСЗО "ГРАД" и "УРАГАН" Монтируется на базе шасси ББМ Брэдли М2.
  ТТХ
  Диаметр снаряда: 227 мм
  Длина снаряда: 3960 мм
  Масса снаряда: 258-310 кг (в зависимости от типа БЧ)
  Масса БЧ: 107-159 кг
  Дальность стрельбы минимальная: 10 км
  Дальность стрельбы:
  
  Ракетами M26A1/A2(227мм неуправляемый реактивный снаряд с кассетной головной частью) - 45 км.
  Ракетами GMLRS M30(240-мм управляемый (инерциальная + GPS) реактивный снаряд с кассетной головной частью (субэлементы М85) и увеличенной дальностью (ER MLRS) - 70 км.
  Ракетами ATACMS Block IA(тактическая ракета с кассетной головной частью на 300 боевых элементов, дальностью до 80 км и инерциальной системой управления (СУ) комплексированной с приемником GPS и вертикальным конечным участком траектории) -80км.
  
  Боевая машина
  
  Длина: 6,9 м
  Ширина: 2,97 м
  Высота: 2,6 м
  Масса БМ в боевом положении: 25 т
  Максимальная скорость по шоссе: 65 км/ч
  Запас хода: 500 км
  Время подготовки БМ к стрельбе: 2 мин. (c момента занятия огневой позиции)
  Время полного залпа (12 ракет): 60 с
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"