Колесникова Анжела: другие произведения.

Глава 1. Поворот не туда.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если близких давно нет, на работе подло подставили, а жить больше негде? Продолжать упрямо верить, что черную полосу уже совсем скоро сменит белая и все наладится. Ну, а если окажется, что родной мир давно от тебя отказался и теперь придется перебираться в какое-то Межмирье? То и здесь не стоит отчаиваться. Ведь далеко не каждый получает шанс оставить все напасти позади и начать жизнь с чистого листа.

  На дворе стоял октябрь. То самое время года, когда кое где еще виднеются признаки ушедшего лета в виде зеленой травы и самых стойких цветов, но в то же время понятно, что тепла впереди уже не будет. Вот и сегодняшним вечером стояла самая настоящая осенняя погода. Промозглый ветер, гоняющий по тротуарам желтую листву, все норовил забраться под полы моего итак не слишком теплого, старенького плаща, а мелкий дождик упорно заливал стекла очков. С сумкой через плечо и с замерзшими руками в карманах, я медленно брела вдоль совершенно незнакомой улицы, освещенной оранжевым светом фонарей, и отчаянно пыталась придумать, где бы заночевать сегодняшней ночью. Перспектив было не много. А точнее вообще ни одной.
  И угораздило же меня заснуть прямо в автобусе! Хотя, если поразмыслить, удивляться тут было нечему. Продрогнув до костей, в процессе блуждания по серому, практически безлюдному в такую погоду городу и не зная куда податься, я запрыгнула в первый остановившийся общественный транспорт, где пригревшись, конечно же, задремала. Однако счастье продлилось недолго. И часа через полтора меня разбудил громкий голос водителя, строго объявивший конечную остановку. Вышедшая помимо меня из автобуса девушка с наушниками в ушах быстро скрылась в темном переулке, а мне не оставалось ничего другого, как одиноко стоять под навесом, обреченно смотря в след уезжающему прочь авто.
  Судя по наручным часам, которые показывали без малого одиннадцать часов вечера, ждать сегодня какой-либо транспорт, направляющийся в центр, смысла уже не было, и я настороженно принялась оглядываться по сторонам. Столь привычных любому городскому жителю высоток в этом районе почему-то не было. А их место здесь занимали старые деревянные двухэтажки и небольшие, жавшиеся к друг дружке частные дома за невысокими, местами завалившимися заборами. С завистью поглядывая в горящие светом окна, я шла, не особо разбирая дороги, делая это скорее на автомате, нежели из необходимости.
  Жалобно заворчавший желудок, напомнил, что пора бы чего-нибудь перекусить, но я как обычно не обратила на него никакого внимания, равно, как и на вернувшуюся после недолго сна усталость, уже давно ставшую нормальным явлением. Злые слезы, набежавшие на глаза, грозились вот-вот перерасти в самый настоящий водопад, однако я усердно сдерживала этот предсказуемый порыв жалости к самой себе.
  Ведь несмотря ни на что, в душе еще теплилась глупая надежда, что я вот-вот проснусь, а все случившееся окажется одним большим кошмаром. И не было на самом деле ни гибели родителей, ни моего позорного выселения из-за внезапных долгов отца из родного дома, ни месяца скитаний по друзьям и знакомым. Единственное, о чем бы я искренне пожалела проснувшись, так это о не существовании бабы Нюры, давнишней маминой знакомой и чужой по сути женщины, приютившей меня на целых четыре непростых, но относительно спокойных года.
  Ведь именно благодаря ее совету я поступила на бюджет в колледж сферы услуг, где с легкостью выучилась на повара-технолога, а затем устроилась на работу в недавно открывшуюся сеть столовых. И пускай мне так никто и не доверил определение качества сырья, калорийность дневного рациона или составление технологических карт, зато практически каждый день с раннего утра и до самого вечера я словно попадала в другой мир. В мир острых ножей, кастрюль и сковородок. Туда, где сотни различных ингредиентов, запахов и вкусов раз и навсегда захватывали в плен, поражая своим разнообразием. Заставляя мою бурную фантазию буквально сходить с ума от возможных сочетаний.
  Поэтому, как только у меня появлялась свободная минутка, я позволяла себе немного поэкспериментировать в создании новых и чаще всего действительно удачных блюд. Возмутившееся сначала руководство, попробовав полученные результаты, претензий решило больше не предъявлять и даже иногда выписывало щедрые премии. Не сказать, чтобы денег было много, но на самое необходимое нам с бабой Нюрой хватало. Так мы с и жили - тихо, мирно и душа в душу.
  Но всему хорошему свойственно заканчиваться. И даже на собственном опыте убедившись в правдивости данного высказывания, я все равно не была готова к внезапной смерти бабы Нюры. Поэтому, с головой уйдя в хлопоты о похоронах, совершенно забыла о ее дальних родственниках, которые, разумеется, не заставили себя долго ждать. И вот сегодня утром меня в очередной раз выдворили в никуда. А в добавок к этому на работе обнаружилась огромная кража, которую повесили, конечно же, именно на тихоню Алису, то есть на меня.
  Эх, если бы все это было всего лишь сном...
  Поправив соскользнувший с шеи шарф, тяжело вздохнула, старательно отгоняя невеселые мысли. И хотя последние триста рублей в кармане счастья отнюдь не прибавляли, внутренний голос упрямо твердил - ничего, прорвемся. Бывало и хуже. Выжила ведь назло тому злому року, что с таким упорством продолжал нить за нитью отрывать меня от этого мира. Значит, получится и сейчас. А иначе и быть не может.
  На этой грустно-позитивной ноте свет фонарей неожиданно погас, окончательно погружая улицу во тьму и заставляя меня остановиться. Похоже, задумавшись я свернула с главной дороги и окончательно заблудилась, так как жилые дома сменились высоким деревянным забором с одной стороны и рощей с другой. Асфальт тоже закончился, и теперь вместо неглубоких луж под ногами противно хлюпала грязь, а где-то далеко жалобно и протяжно завыла собака, еще больше нагнетая обстановку.
  Уже приготовившись возвращаться обратно, чтобы переждать ночь на остановке, услышала громкие, чавкающие шаги. Резко обернувшись, заметила одинокую фигуру, направляющуюся ко мне именно с той стороны, куда я планировала двигаться еще несколько секунд назад. И чем ближе она приближалась, тем отчетливее я понимала, что это мужчина. Высокий незнакомец, одетый в длинный плащ, который придавал ему еще более устрашающий вид, бродил в столь поздний час под дождем, да еще и по нежилым улицам!
  Поднявшая в душе паника, подпитываемая воспоминаниями о новостях с чрезвычайными происшествиями и всеми известными ужастиками разом, убила все мысли в моей голове, оставив одни лишь инстинкты. А они достаточно громко кричали, что нужно бежать и как можно скорее! Поэтому в следующую секунду я ринулась теперь в единственно доступном мне направлении - вперед в темноту.
  Подгибающиеся от страха и усталости ноги в дырявых ботинках как назло увязали в размытой глине, не позволяя двигаться быстрее, а усилившийся дождь не давал нормально рассмотреть что-либо дальше двух метров. Судорожно дыша и изо всех сил вцепившись руками в ремень, бьющейся о бедро сумки, я продолжала бежать вдоль заграждения, отчаянно стараясь найти в нем хотя бы одну выбитую доску.
  Сердце забилось в груди загнанной птицей, когда, обернувшись, осознала, что мужчина двигался намного быстрее меня и был уже практически рядом. Тихо заскулив от отчаяния я изо всех сил постаралась ускориться, совершенно упустив тот момент, когда забор неожиданно закончился, а передо мной открылся вид на заросший пустырь, посреди которого стояло несколько старых и, судя по заколоченным окнам, заброшенных строений.
  Понимая, что пусть это небольшой, но все же шанс на спасение, подбежала к самому большому дому и стрелой взбежав по скрипучим, покосившимся от времени ступеням, рывком открыла огромную деревянную дверь и залетела внутрь. А затем немедля закрыла ее на широкую железную задвижку, жадно хватая ртом тяжелый, спертый воздух.
  С трудом сохраняя равновесие, на ощупь прокралась к одному из окон в надежде хоть что-то разглядеть, но расстояния между досками почти не имелось, поэтому все, что мне оставалось - это замереть и сосредоточенно вслушаться. Странно, но, похоже, дождь внезапно прекратился, а завывающий ранее ветер стих, поскольку вокруг стояла абсолютная тишина.
  Наверно, сейчас, как в лучших традициях фильмов о маньяках, должен был раздаться оглушающий стук в дверь или тот преследующий незнакомец мог бы оказаться за моей спиной и сказать тихое, но емкое "бу!" ...
  Однако, к счастью, ничего подобного не произошло. Поэтому, когда через несколько минут мое дыхание окончательно выровнялось, а сердце больше не заходилось от пережитого ужаса, я облегченно выдохнула и, все еще не веря в такую удачу, решила осмотреть свое неожиданное укрытие. Включив небольшой фонарик, который я всегда носила с собой, медленно двинулась вперед, тщательно изучая обстановку.
  К моему удивлению дом внутри оказался не просто большим, а ошеломительно огромным. Первое, что бросалось в глаза - высокие, метра под три с половиной потолки, с которых свисали необычные люстры, с остатками почти до конца сгоревших свечей. Отделанные потемневшим от времени деревом стены были увиты пластами серой паутины, под которой кое-где проглядывали чьи-то охотничьи трофеи в виде ветвистых рогов, внушительных размеров крыльев и, судя по всему, головы кабана. Толстый слой сухой травы на каменном полу еле слышно шуршал под ногами, а все помещение было заставлено длинными массивными столами с низкими, но устойчивыми лавками и кое-где перевернутыми табуретами.
  Пройдя еще дальше, наткнулась на высокое, наглухо забитое досками с внешней стороны нечто в форме буквы "П", которое при внимательном рассмотрении напомнило мне грубо сколоченную барную стойку. Рядом с ней расположился просторный шкаф-колонна с тремя грязными бутылками и осколками стекла на пыльных полках. Далее вновь продолжалась обеденная зона, но идти вперед я не рискнула, так как предупреждающе мигнувший фонарик в руках, сообщил, что батарейки вот-вот сядут. Значит, следовало готовиться ко сну.
  Из того, что я успела здесь увидеть, для ночлега мне больше всего подходила та необычная конструкция в центре зала. Во-первых, если кто-то решится сюда войти, есть шанс, что я проснусь до того момента, как меня обнаружат. А во-вторых, не смотря на странное спокойствие и уверенность, что здесь мне ничего не угрожает, спать на столе или узкой лавке совершенно не хотелось. Поэтому обойдя барную стойку, доходившую мне практически до груди, и зайдя за нее, обнаружила еще одну более низкую столешницу из отполированного камня. Под ней находились несколько рядов ящиков, полок и шкафов, а также три бочонка и один громоздкий сундук.
  Последний особенно привлек мое внимание. Полностью украшенный причудливо вырезанными узорами он был плотно затворен, но вот замка на нем почему-то не было. Простой механизм, отворяющийся одним нажатием пальца, легко поддался и раздался тихий щелчок. Ощущение, что сейчас вот-вот произойдет что-то особенное или даже волшебное захватили меня с головой, вызывая толпы мурашек. Не в силах больше противиться этим чувствам, осторожно открыла сундук, на дне которого оказалась плотная ткань, вышитая цветными нитками, поверх которой лежало маленькое зеркальце в серебряной оправе.
  Понимая, что все мои ожидания оказались лишь навеянной странным местом иллюзией, я с грустной улыбкой взяла зеркало в руки и посмотрела на собственное отражение. Что ж, никаких чудесных изменений с моим внешним видом, увы, не произошло. Все те же коротко стриженные, тусклые волосы непонятного светлого оттенка, заостренные от худобы подборок и скулы, маленький нос, потрескавшиеся местами до крови губы и сероватая, вечно шелушившаяся кожа. Не красавица и даже не симпатичная. Моль потыканная, как окрестила меня сегодня утром внучатая племянница бабы Нюры. Однако невзирая на столь правдивую характеристику я безумно гордилась своими глазами - большими, с темными длинными ресницами и ... необычного сиреневого цвета.
  Чего только я из-за них не наслушалась. В детстве меня дразнили мутантом, в юности ошибкой генных экспериментов, а когда стала постарше нашлись "добрые" и начитанные люди, окрестившие альбиносом. И если раньше я подобную критику воспринимала близко к сердцу, то теперь мне было абсолютно все равно, потому что фиолетовый раз и навсегда стал моим любимым цветом!
  Уже собираясь убрать свою находку на ее законное место, замерла, так как отражающаяся в зеркале картинка внезапно помутнела, а затем и вовсе изменилась. И вместо серой, освещенной лишь блеклым светом от фонарика меня в зеркале показался самый настоящий пейзаж - по-летнему яркое солнце, пушистые облака и большое здание. В два полных этажа с чердаком и единственной башенкой, расположенной немного сбоку, оно находилось в очень живописном месте - между смешанным лесом и небольшим прудом. Распахнутые окна с чистыми стеклами и длинными занавесками, протоптанная к входу дорожка, разбитые по бокам от нее клумбы, еще несколько небольших строений и резвящаяся вокруг детвора. Казалось, вся атмосфера вокруг была пропитана спокойствием, душевным теплом и громким, бесконечным счастьем.
  Вот он - настоящий Дом. Совсем, как я всегда и хотела...
  
  
  - Хозяйка! Хозяйка! Выходи-и-и!
  Звонкие детские голоса, разносившиеся все ближе и ближе, вынудили меня недовольно поморщиться и укрыться одеялом с головой.
  - Хозяйка! - Сильный стук в дверь, заставил испуганно подскочить на ноги еще до того момента, как я проснулась.
  Резко открыв глаза, с изумлением уставилась на незнакомое помещение, щедро освещенное солнечным светом. События вчерашнего вечера мгновенно всплыли в моей голове, немного возвращая утерянное было спокойствие. Однако, на сколько мне не изменяла память, здание, в котором я ночевала было заброшенно, а окна казались заколоченными. И если первый пункт так и остался неизменен - поднявшаяся в воздух от моих телодвижений пыль, лежавшая здесь повсюду толстым слоем, неприятно щекотала ноздри, а паутиной было оплетено практически все в этом огромном зале, то вот второй заставил усомниться в собственных воспоминаниях.
  Опустив взгляд, оглядела свое спальное место - сложенный вдвое плащ, сумка под голову, а вместо одеяла плотное цветное покрывало из сундука.
  И когда только успела?
  - Выходи-и-и, - отвлекло от сумбурных мыслей очередное канюченье.
  Присутствие детей под все еще запертой изнутри дверью сообщало о двух фактах. Первый и, безусловно, самый приятный - рядом есть люди, а значит, вчерашний преследователь, скорее всего, мне теперь больше не страшен. И второй, но уже не такой позитивный - где-то недалеко живет хозяйка этого дома, которая, возможно, будет совершенно не рада тому, что я без спроса вломилась в ее владения. Хотя, если попробовать ей все объяснить...
  Ну, не съест же она меня за это?
  Вернув на место одолженное из сундука покрывало, направилась к выходу.
  - О-о-о, - раздался дружный вздох удивления, как только я отворила массивную дверь.
  - Здравствуйте, - как можно приветливее улыбнулась удивленной детворе, стоя на пороге. - Я Алиса.
  Двое смуглых мальчуганов лет десяти, как две капли воды похожих друг на друга, и одна конопатая девчушка не старше пяти стояли на крыльце и, снизу-вверх рассматривая меня своими широко раскрытыми глазенками, не издавали больше не звука. Одетые в чистую, но определенно не новую одежду, не особо подходящую для середины осени, они, похоже, чувствовали себя вполне комфортно в легких футболках и штанах. Хотя если судить по температуре на улице, то можно было предположить, что к нам вернулось бабье лето.
  - Вчера вечером шел дождь, потом погасли фонари... - немного замялась, решив все же упустить тот момент о гонящемся за мной мужчине. - В итоге я немного заблудилась, поэтому пришлось заночевать здесь. Покажете дорогу в город?
  Как-то странно переглянувшись, дети разом нахмурились и отрицательно покрутили головами.
  - Здесь нет города, только деревня, - грубовато ответил один из ребят, кивнув на дом. - Обойдете трактир и сразу за прудом будет она.
  - Правда? - Удивилась я, окончательно выходя на крыльцо, чтобы хорошо осмотреться.
  Ведь если в деревню еще можно было поверить, то никаких водоемов я точно не видела. Наверняка, они что-то путают, поскольку я отчетливо помнила, что в этот, как оказалось трактир, я попала по прямому пути. Заметив, что также, как и вчера недалеко от дома находились еще две небольших хозяйственных постройки, а сам участок был затянут густыми кустарниками и высокой, почти по колено травой, я немного успокоилась. Однако взглянув дальше, застыла в замешательстве, так как вопреки ожиданиям, прямо передо мной расположился явно немолодой, густорастущий лес без единого намека на размытую дорогу или высокий забор.
  Все еще находясь в некоторой растерянности, обернулась к детям и обнаружила, что те стояли уже на самом пороге и, вытянув свои тонкие шейки вперед, с любопытством осматривали помещение.
  - А где та хозяйка, которую вы звали? - Уточнила я, заставив увлекшуюся ребятню вздрогнуть от неожиданности и оторваться от созерцания пыльного помещения.
  - Так это ж... - начала было рыжеволосая кроха, как громкий женский крик заставил ее испуганно вжать голову в плечики:
  - Глеб, Макс, Зои? Где вы, маленькие дьяволята?!
  - Мама, - одновременно прошептали мальчишки, также синхронно делая шаг назад.
  Впрочем, спрятаться им не удалось, так как уже через секунду перед нами появилась невысокая, стройная женщина лет тридцати. Смуглая, почти коричневая кожа отлично сочеталась с длинными черными волосами, убранными в растрепавшуюся от бега, косу, а в больших темных глазах плескалось ничем не прикрытое беспокойство. Завидев меня, строгая родительница нашедшейся детворы, внезапно сбилась с шага и заметно побледнела.
  - Кто ты-ы-ы? - Враждебно прошипела она, стремительно приближаясь, отчего мне, мягко говоря, стало не по себе.
  Учитывая, что дети явно не ожидали увидеть здесь свою мать, то владелицей данного дома она вряд ли могла являться. Тогда откуда у нее эта злость?
  Не успела я ответить, как на встречу ей бросилась девочка, которую женщина поймала еще в полете, крепко прижав к себе маленькое тельце:
  - Мама, мама, она его открыла! - Еще один изучающий, но уже не такой агрессивный взгляд и короткий взмах руки, после которого к ней послушно спустились сыновья. - Это значит, что она теперь хозяйка старого трактира, да?
  - Новенькая? - Чуть прищурившись поинтересовалась незнакомка, игнорируя странный вопрос дочери.
  - Н-н-нет, - отрицательно покрутила я головой. Не знаю, о чем она, но лучше сразу ни на что не соглашаться. - Я случайно...заблудилась.
  Никак не отреагировав на мое заявление, родительница обратила все свое внимание на Глеба и Макса:
  - Не стыдно? - Устало спросила она, прикрыв на мгновение глаза. - Мало того, что сами сбежали, так еще и Зои с собой увели.
  - Мы ягод хотели набрать, - принялась виновато оправдываться малышня.
  - А ведра где? - Хмыкнула мать, приподняв одну бровь. Ответа не последовало. Вместо него раздался один чрезвычайно грустный, полный вселенской скорби вздох. - Ягод они захотели. Кыш домой!
  Когда сорвавшая с места детвора с радостными криками скрылась из виду, женщина последовала было за ними, но через несколько шагов обернулась.
  - Найди в деревне старосту, он все объяснит. И запомни - ни-ко-гда не подходи к моим детям!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"