Колесникова Юлия Анатольевна: другие произведения.

Рок-идолы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.75*48  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рок-идолы - это книга про музыкальную группу под названием "Предательство". Уже второй год подряд у них возникают проблемы с клавишницей-солисткой. Фронтмен группы - эгоистичный, заносчивый, талантливый и красивый ипохондрик, к тому же со скверным характером, но он уже давно мечтает об "идельном голосе" для песен написаных ним. И вот находит этот голос у девушки которая не смотря на то что красива, очень скромная и добрая, и хотя в прошлом она мечтала о карьере певицы, теперь думает о том, как бы вернуться домой. Но подруга уговаривает ее пройти прослушивание. Итог - Лэкс нашел свой идеальный голос, Эшли возможность воплотиить мечту в реальность... Но жизнь музыкантов-идолов отличается от жизни нормальных людей, и любовь у них не такая как у других...Она эгоистичнее и требует полной отдачи. Это как любовь самого преданного фаната!


   Глава 1. Возможность
   Бостон в середине весны теплом не встречал. Облизав сухие потрескавшиеся от ветра губы, я шагнула с ветра в тепло кафешки. И это называется весной, - с горькой улыбкой подумала я, стягивая огромнейший шарф с шеи, при этом оглядываясь в поисках подруги. Губы все еще покалывает после того как я провела по ним языком, и после сигареты на губах остался неприятный привкус. Да, я знала что нельзя курить чтобы не гробить свой голос, но привычка в последнее время стала прямо-таки пагубной и в то же время спасительной.
   Я снова оглянулась - но позади осталось лишь унылое солнце недоделанной весны Бостона, а передо мной сидела толпа серых людей, все в своих заботах и я в который раз словила себя на мысли, что меня бросает в дрожь, что нужно будет пройти мимо них. Я снова начинаю бояться толпы, людей, не хочу знакомиться с новыми людьми, а иногда и замечать старых. Черт, эту депресуху нужно гнать палкой потолще.
   Короткие рыжие волосы Кори привлекли мое внимание, и чтобы не стоять столбом я быстренько помчалась к ней, но не приятное ощущение что на меня смотрят люди оставалось, не смотря на то как быстро я пыталась добраться до далекого столика. Только сев на стульчик, тяжело выдохнув, так как задержала дыхание, я смогла расслабиться.
   Кори, миловидная и очень сдержанная, смотрела на меня с некой долей снисхождения - она не умела жалеть себя. Даже если у нее бывали неприятности, их она воспринимала как какой-то подарок - еще одна задача которую нужно решить. Было сложно не завидовать ей, потому что у нее было все. Семья, муж, хобби и она никогда не боялась и не переживала. А теперь она еще была и беременная, чем гордилась, словно посеяла в себе некий гибрид ангела и человека. Но завидовать долго человеку который относиться к своей беременности как к очередному эксперименту, довольно сложно.
   - Все-таки обстриглась, - вместо приветствия она сморщила носик и с недовольной и к тому же изучающей миной осмотрела мою новую прическу.
   Невольно я вспыхнула, вспомнив, какими мои волосы были раньше, и видя теперь в зеркальном отражении стены теперешний вариант. Мне срочно нужно было что-то изменить в себе и стрижка показалась мне лучшим вариантом, просто я не ожидала от своего старого знакомого "такой креативности" - на данный момент я была похожа на девочку любительницу аниме и японских мальчиков с неровными торчащими волосами. Да что там говорить, я была почти похожа на мальчика, и все же симпатичная мордашка не могла бы принадлежать мужчине, это точно. Мои натуральные блондинистые волосы(темный блонд, словами все того же знакомого), смотрелись теперь какими-то чужими на голове, и если я хотела хоть немного поубавить привлекательности, то явно добилась какого-то странного противоположного эффекта, так как реакции они вызывали разные.
   - Рей помог...почти заставил, - попыталась я обелить свое имя, надеясь что подруга вспомнит каким назойливым бывает Рей, когда у него вдохновленное настроение. Но думаю в моем случае вдохновение его оставило.
   - Ты шутишь? И ты спокойно сидела на кресле перед зеркалом и смотрела как он серпом и тупыми ржавыми ножницами делает вот "Это", - Кори почти брезгливо коснулась одной из торчащих шелковистых прядей.
   - Сожалеть поздно, - я тряхнула волосами и для Кори это был знак что тему нужно завязывать.
   Мне о многом хотелось поговорить с ней, например о ее беременности, о муже, о том что ее судьба в эти последние 12 месяцев была весьма и весьма экстравагантной, учитывая более размеренный образ жизни Кори. Но я хотела быть терпеливой и все узнать постепенно, так как с Кори по-другому и не бывает. Подумав об этом, я в который раз удивилась, какие же мы с ней разные, и все же почему-то давно и крепко дружим. Она и Мелли были моими лучшими подругами всю мою жизнь, и я редко задавалась себе вопросом почему же мы дружим. Но теперь смотря на нее не могла не задуматься. Кори была одной из тех умных девушек, которые носят очки для чтения, и знают все об Эйнштейне и Марии Кюри. Она мечтала стать ветеринаром, но весь прошлый год по стечению обстоятельств умудрилась попасть в одну из самых популярных рок-поп группу, пока не замутила с одним из парней в группе, не забеременела от него и не вышла замуж. Теперь она была женой рок-музыканта, и на некоторое время оставила свое желание стать ветеринаром, ей ведь нужно было еще доучиться, но на это времени не было.
   - Как твоя учеба? - осторожно поинтересовалась она, и ее голубые глаза следили за моей реакцией с явным сожалением, что приходиться о таком спрашивать.
   - Плохо, - я не стала скрывать вымученную улыбку. Мне было плохо, весь прошлый год пока я училась в школе для "талантливых, но не известных", и Кори все знала о моих проблемах. О нападении из-за которого я потеряла себя, и все свои амбиции.
   - Так значит ты...
   - Как и ты в прошлом году, взяла время передохнуть...наверное поеду к дяде в Монтану, навещу твоих родителей. Мне нужен тайм-аут.
   - Надолго? И что ты вообще собираешься делать в том селе - будешь устраивать ночные концерты коровам? - Кори конечно же не страдала от излишней тактичности. Я опустила голову и устало выдохнула, так как в последние две недели пока "гасила хвосты" в школе, слышала это почти от каждого учителя.
   - Мне всего лишь 22 года и я еду туда не на всю жизнь. Мне нужно изменить хоть что-то в теперешнем времени. Так как часы не хотят остановиться и дать мне вздохнуть, нужно уехать. Это не значит что я перестану петь и страдать ерундой, как ты любишь говорить - я там буду практиковаться на старом синтезаторе дяди. Возможно напишу несколько песен...что-нибудь да придумаю.
   Я как могла постаралась изобразить твердую и жизнерадостную улыбку, но обмануть Кори сложно. Она поджала губы и смотрела на меня строго. Некоторое время мы не говорили, пока пили кофе и ели сладкий пирог, который показался мне на вкус как трава. Когда я шла на встречу с давней подругой то не думала что и перед ней придется отчитываться, но видимо ошибалась. Ей всегда легко давались поражения, и тем более она могла взять любую преграду в своей жизни. Я же слишком эмоциональна - любая кочка выбивает меня из седла. Да, я такая и кому как не ей знать об этом.
   - Ты слышала новые песни нашей группы? - Кори так неожиданно поменяла тему разговора, что я даже как-то опешила, пока до меня дошло какую группу она имеет в виду. "Предательство", была той группой в которой она пела в прошлом году, как второй солист и играла на клавишных, и в ней же состоял ее муж. И я бы сказала что не просто слышала новые песни, они были теперь в моем главном плейлисте, и я постоянно слушала их - не смотря на то что говорили о лидере группы - Лексе, лирика и музыка песен иногда оставляли меня без дыхания и мыслей на несколько часов. Кори говорила, что он хладнокровный и самовлюбленный, но его песни...что-то было в его песнях, когда слушаешь их, не можешь оставаться равнодушным. Я не могла. На данный момент моей самой любимой была песня "Дайте снега" - он пел о том, что каждое лето мечтает об осени, но когда осень затягивается, перестает понимать людей и все что может спасти это снег. Смотря на грязную сырую весну, я тоже думала о том, что хочу снова увидеть снег - когда улицы белые от снега, все выглядит так, словно наши ошибки за день кто-то превратил в чистый лист бумаги.
   - Да...этот последний альбом записанный вместе с тобой, один из моих самых любимых...не могу поверить что он такой хладнокровный каким ты его описываешь.
   - Даже хуже, - сухо заметила она, но ее голубые глаза говорили о том, что этого человека она все же полюбила как брата. - Он гений, он талантливый и красивый, эгоистичный и самовлюбленный до мозга костей, и все это он знает о себе. Его не удивить и не пронять. Лэкс знает что он талантлив, и вот это иногда плохо. А тебе он все еще нравиться больше всех из группы?
   Это был лукавый вопрос, так как она знала, что я интересовалась ним, как коллегой, как человеком, который может написать песню, с которой взлетишь сразу же на вершины чартов. Любой новичок, который хочет стать знаменитым мечтает о таком композиторе и сочинителе - я мечтала...когда-то, а пока что мне хотелось лишь убежать из сырого Бостона в Монтану и отдохнуть. Точнее мне просто хотелось сбежать подальше от школы и своих "знакомых", сбежать от того что случилось в прошлом году, забыть, потеряться на некоторое время и снова обрести свою амбициозность, поверить в себя. Певец, который не верит в свою красоту и в свой талант, это не певец, а просто любитель караоке.
   - Мне нравиться и дальше все то что он пишет, и как поет...у него замечательный голос. Не в сравнение с твоим Максом, - поддела я ее. Лэкс и Макс были братьями, но по тем редким встречам, что у меня были с Максом и по рассказам Кори, они были очень разными людьми. Один горд и замкнут, другой весел и строптив, но при этом оба чрезвычайно харизматичны и сильны, чтобы за 6 лет стать поп-идолами.
   Куда не глянь повсюду лейбы их группы, в каждой кафешке и дискотеке играют их песни, радио не замолкая рассказывают об их успехах, и конечно же обезумевший фан-клуб увеличивает свое число почитательниц. Не удивительно, когда в группе 4 парня, действительно красивых и очень разных, а сама группа исполняет обалденные песни, сложно в таких не влюбиться. Меня немного смущал тот факт, что они иногда чересчур гламурно одеты, но видимо теперешних тинейджеров это лишь привлекает. Конечно же "Предательству" далеко до Леди Гаги, но Гальяно наверняка захотел бы на них рекламировать свою одежду.
   - Кстати, как Макс? - после некоторых раздумий догадалась спросить я. Кори покраснела и опустила глаза в кружку, пряча радостный взгляд. Она сильно изменилась внешне - в ее облике чувствовалась рука профессионала, кто-то опытный подобрал одежду, прическу и нанес косметику. Сама бы Кори таким бы не страдала - выбрала бы что-либо первое в шкафу, и пошарила бы в город. Мы словно поменялись с ней местами - когда-то я не выходила из дому, не переворошив шкаф, теперь же, главное чтобы одежда как можно больше прикрывала меня от посторонних глаз. Это была моя защита, так я чувствовал себя надежней. Даже теперь на мне были военного типа штаны, водолазка, а поверх нее куртка в виде шинели, огромный серый вязанный шарф, дополнял мою броню.
   - Все хорошо, к моей радости он очень быстро привык к мысли что станет папой. Наверное даже скорее чем я... - последнее она сказала уже не так весело. Зная ее, я понимала в чем дело. Она думала, что после года в группе снова вернется к своим лабораториям, но теперь ее тошнило от запаха лекарств, и уж тем более от лабораторий. Как она говорила - я стала слишком мягкотелой. Ну лично мне не казалось, что она менее язвительная, и уж тем более слишком добродушна, Максу явно приходится с ней не сладко.
   - Да? А что вы делаете в Бостоне? Гастроли?
   - Нет, - Кори ответила как-то не хотя, - гастроли только закончились в поддержку нового альбома, у них теперь идет работа над следующим, так как Лэкс считает, что им нужно продолжать трудиться, но так как я уже не могу петь и вступать с ними, они ищут нового клавишника.
   - Этого следовало ожидать, ты ведь лишь на год подписывала с ними контракт, замена тобой была временной, неужели они не могли подумать об этом раньше? - я даже удивилась, что такая группа не может решить подобный вопрос. Вообще-то такими вопросами занимаются продюсеры, но в их случае, все было по-другому. Они сами искали себе недостающее звено, так как считали, что это им придется тесно работать с новым человеком в коллективе, и такой подход я могла понять.
   - Они надеялись, что предыдущая клавишница все же вернется и состав будет прежним, но она решила, что быть женой богатого человека и бегать по тусовкам лучше, чем петь.
   - Она странная, - выдала я, не подумав, и тут же устыдилась, понимая, что не все растут с мыслью стать певицей и звездой. У некоторых совершенно простые желания, как быть матерью и женой, и ни чем не заниматься. - Впрочем, не все такие как я, - предвосхитив слова подруги отозвалась я.
   - Да, так и есть. Я например ее понимаю, потому что не смотря на то что парни стали моей семьей, музыка и группа не являются моим призванием. Да я даже на пианино училась играть, чтобы изучать лучше колебания звука, а голос достался мне в нагрузку к мозгам...или же как возмещение за то, что у меня практически нулевая грудь.
   Не удержавшись, я рассмеялась, так как Кори говорила об этом, как о какой-то сделке. Нет груди - давайте голос! Слушать ее всегда было таким расслабляющим действом. Приятно и к тому же познавательно. Она вечно притаскивала мне домой 20 книг из которых я могла прочитать лишь две, а про все остальные узнавала из ее подробнейших рассказов, наверное то, что я не слишком увлекалась чтением, является ее виной.
   - И как они собираются искать новую вокалистку и клавишницу? Объявят конкурс? Могу себе представить, что тогда начнется... честно даже не завидую им, да и тебе, так как ты наверняка будешь во все это втянута.
   - Ненадолго, - мрачно заявила она, - через месяц я буду спокойненько лежать себе в больнице с новорожденным и в тайне насмехаться над его папашей, который меня обрюхатил.
   - Ну и жена ему досталась, - покачала я головой со смехом, и в тайне радуясь за нее. Не смотря на всю эту браваду, я знала, что Кори никого так не любила как Макса, а вот за него не могу ручаться, мы едва были знакомы.
   - Не надо его жалеть - не он же каждые полчаса должен искать туалет, и натираться на ночь оливковым маслом, чтобы не было растяжек, а ты ведь знаешь, я это масло терпеть не могу.
   Я прыснула со смеху, не в силах сдерживаться, так как злость Кори была такой смешной. Чтобы она не говорила мне в начале разговора, следовало ожидать, что ей удастся отвлечь меня от паршивых мыслей. Чужая жизнь отвлекает от своих проблем.
   - Ну и что, группа теперь здесь для того, чтобы найти для себя солистку?
   - Да...мы все здесь. Лэкс усердно строчит песни, и так же углубленно ищет голос, который может спеть то, что он написал. Ужасно самовлюбленный тип, который считает свои песни произведением искусства...точнее это он себя считает произведением искусства, а песни просто божественными.
   - Да? Ну для музыкантов это в норме, - мне не было в новинку такое отношение композитора к своим песням. Я крутилась в этой сфере несколько лет, пока училась в школе искусств, потому понимала, о чем она говорит. Но Кори человек науки, и ей тяжело свыкнуться с таким миром, пусть она и провела в нем год. - Но почему вы именно здесь ищете?
   Я положила подбородок на согнутые руки, и хотела услышать новость, которую не знает никто в мире кроме членов группы.
   - Макс и Лэкс из Бостона, точнее говоря они все отсюда, потому решили что город принесет им удачу, думаю это тонкий намек, что меня они встретили в прошлом году в Филадельфии, и я не оказалась такой уж удачей для группы, а только для Макса.
   Покачав головой, я тихо рассмеялась себе под нос. Кори, как же я по тебе скучала!
   - Вот как, но ты так и не объяснила, как они будут искать свой супер талант.
   - Продюсер уже устроил им несколько встреч с местными перспективными талантами, а так же знакомые музыканты подкидывали своих бэк-вокалисток, но Лэкс очень переборчив. То одна ему слишком страшная, другая плохо поет, третья вообще его испугалась, четвертая едва научилась играть на клавишах, а пятая, одевается безвкусно...у него ворох требований, и их сложно удовлетворить. Но когда я ему это сказала, Лэкс ответил, что ни у одной из них не было действительно красивого голоса. Это приветствуется, а все остальное он может исправить. Он деспот и ищет раба, которого сможет править по своим вкусам. Это кошмар, возле него даже евгеника скрывается.
   - Но это нормально в мире шоу-бизнеса, - с мягкой улыбкой заметила я, - если продюсер находит материал который ему более менее подходит, то он станет лепить из него то, что хочет увидеть на самом деле. Это шоу-бизнес, детка.
   - Ты говоришь как Макс, - она передернула плечами, словно у нее мороз пошел по коже от моих слов. Но я не сказала ей ничего такого что бы она сама не знала. С приходом в группу ей пришлось изменить стиль, снять очки, пользоваться линзами, и даже пробить уши снизу до верха. Из нее лепили то, что Лэкс хотел видеть в своей группе - то чем являлась она подгоняли под контекст группы. Это страшно, действительно не правильно, но я уже давно перестала считать такие меры кощунственными.
   - Думаю тебе проще будет свыкнуться с этой мыслью, если воспринимать данные действия как ритуал у животных или старых племен. - я знала что Кори все легче воспринимает если это как-то связано с наукой.
   - Мда...так действительно проще об этом думать, - склонив голову набок выдала она. А потом помолчав она добавила. - Даже пытаясь уйти от всего этого, ты продолжаешь думать и говорить как они.
   - Я не пытаюсь уйти от того что имею и что умею, мне просто снова нужно поверить в свои силы. Я все еще боюсь заходить в темные переулки... - когда я сказала это, то тут же замолчала и закусила губу, не желая обговаривать с Кори все свои страхи, хотя она и так в курсе того, что со мной происходит. Но делиться такими деталями я просто не могла. - Моя прежняя уверенность в своей неотразимости куда-то подевалась.
   - Но это не значит, что ты не продолжаешь петь?
   - Конечно же я и дальше пою...несколько вечеров в неделю я пою в одном ресторане, это дает мне лишние деньги, и там на некоторое время я забываюсь.
   После моих слов лицо Кори стало одновременно задумчивым и лукавым.
   - Это именно то, что я хотела услышать, когда шла сюда.
   - Спасибо что переживаешь за меня.
   Мне стало тепло от ее слов. Хорошо иметь человека, которому не все равно будешь ли ты петь или нет, пропадет твоя мечта или останется.
   - Я переживаю за тебя это в первую очередь, - смущенно и как-то неуверенно сказала она, и я тут же насторожилась, - но сегодня я не только по этой причине здесь. Я не просто так завела разговор о группе и песнях Лэкса. Понимаешь, я подумала...нет, даже не так... даже в прошлом году, когда Милли свела нас с Максом и Лэкс случайно услышал у нее на кассете как я пою, я тогда думала о том, что ты должна быть на моем месте.
   Я тут же напряглась. Мне словно неожиданно дали в живот и воздух выпустился из меня как из воздушного шарика. Я уже догадывалась, что она сейчас скажет, но не хотела этого слышать.
   - Я встретилась с тобой еще и потому, что хочу взять тебя на прослушивание. Лучше твоего голоса и твоей внешности Лэксу не найти. Я пела эти песни, - сказала она уже тверже, видя, как я отчаянно качаю головой и не хочу слушать ее, и когда я попыталась встать, то она схватила меня за руку и насильно удержала на месте, - я знаю, что ему нужно. Меньше всего мне хочется создавать тебе новые проблемы, но если бы я не увидела, что ты нуждаешься в этом, то ничего бы не сказала. Но тебе нужно продолжать петь...тебе просто необходимо попасть в группу и петь песни Лэкса.
   Почему я чувствовала себя так, как будто Кори меня предала? Да потому что она не понимала какой ужас и страх ее слова во мне вызвали. Год назад я бы упала от радости под стол и начала бы грызть ножки стульчика на котором сижу, а теперь все о чем я могла думать это толпы людей и незнакомцев. Как в ужастике все они тянут свои руки ко мне, а на мне нет маскирующего камуфляжа - я полностью голая перед ними.
   - Нет, даже и не говори мне, - глотая слезы выдавила я. Только теперь я оглянулась вокруг и поняла что мы уже давно сидим и все прежние клиенты сменились на новых. Уже был конец рабочего дня и здесь сидело много мужчин и женщин в деловых костюмах, и такое неожиданное количество новых людей подействовало на меня угнетающе.
   - Перестань истерить, - строго сказала она и схватила вторую мою руку, заставив тем самым посмотреть на нее. - Это то, что тебе нужно, а вовсе не поездка в Монтану, где дядя будет тебя напрягать, что ты занимаешься такой ерундой, а не выходишь замуж. Ты красива и талантлива, и то что было, не может все это перечеркнуть. И ты не можешь просто взять и отказаться от своих планов и мечтаний которые у тебя были. И я подумала об этом не теперь, когда поговорила с тобой, я всегда знала, что как только мой контракт закончиться, то притащу тебя к Лэксу. А теперь как я вижу, у меня есть еще больше причин это сделать.
   - Я не смогу...- прошептала в ужасе я, подавляя накатывающую панику и тошноту. Но глаза Кори меня гипнотизировали и не давали вырваться. - Посмотри на меня, я больше не та Эшли, что была раньше - я уже не так красива...
   - Это ты так намерено делаешь из себя уродину.
   - И я потолстела.
   - Лэкс за две недели заставит тебя это согнать, а учитывая то, что такое отношение тебе не кажется слишком строгим, ты потерпишь.
   - Я давно не выступала перед большой публикой...
   - Они начнут с маленьких приватных концертов, чтобы ты смогла влиться.
   - И Лэкс вряд ли сочтет мой голос выдающимся....я не тренировалась дома...только пела в ресторане, но там не нужно академических навыков.
   Кори стала еще строже чем раньше, и мои слова видимо ее не убеждали.
   - Пре-кра-ти, - отчеканила она и встряхнула мои руки, словно хотела встряхнуть меня. - Твой голос...ну это единственное чему я всегда завидовала. Ты могла быть самой популярной, но меня это не волновало, ведь мы дружили. Могла быть самой красивой, но никогда не считала, что такое заслуживает внимание, и потому я тоже не считала красоту чем-то необходимым. Но я всегда завидовала тому, как ты поешь и для чего - ты всегда самовыражалась в песне, больше чем я могла бы рассказать о себе за день.
   Я слышала ее слова, они доносились до меня, словно из стеклянного шара, но я не могла им радоваться. Ее откровенность все еще не прогоняла мой страх - быть никем стало проще для меня, чем снова становиться кем-то. Это было невозможно сейчас.
   - Нет, - мучительно простонала я. - Пока что я не могу.
   Кори тут же стала нежнее со мной, и приобняв меня за плечи тихо сказала.
   - А когда? Прошел уже год, но ты все еще не можешь оправиться...сколько должно пройти времени: 2, 3 года? Ты не сможешь бороться с этим, пока не пойдешь к своим страхам лицом к лицу.
   Конечно же я понимала что в ее словах есть правда, но пока что не могла переступит через себя, просто не могла.
   - Хорошо, я знаю что ты упряма, но я хочу чтобы ты пообещала что пойдешь сегодня со мной и споешь там, если он тебя не возьмет, так и будет. Я сама куплю тебе билет в Монтану, и передам предкам подарки. А если возьмет...тогда может нужно перестать бояться.
   - Ты хочешь слишком многого, - покачала головой я.
   - Но что собственно ты теряешь? Ужас, да я ведь говорю не о какой-то занюханной гаражной группке, это те кто теперь задает моду в музыке!!!
   Да, она была права. Права во всем и особенно в последних своих словах, так как многие хотели бы просто пройти прослушивание, но мне было слишком страшно.
   - И подумай еще об одной вещи - если ты будешь в группе, Лэкс сможет написать тебе песню, и даже не одну. Лучшую песню.
   Она убивала меня, медленно и методично. Словно больному на диабет, протягивают целый пакет ирисок, и он знает, что захочет их съесть, но все для него может обернуться смертельно. На какой ириске нужно остановиться? Сможет ли он съесть все и сразу и остаться живым?
   - Прослушивание, - выдавила из себя я, голос мой дрожал, и мне было тошно от того что я такая размазня, - но ты не вмешиваешься, и если он скажет нет, отстанешь?
   - Да, честно слово бойскаута, которым я никогда не была, - усмехнулась она. Я же лишь с кривой усмешкой покачала головой. Для Кори не существовало проблем которых она не могла решить. Кори задалась целью помочь мне, даже если я не хочу этого, и она так и сделает. Здесь я проиграла.
  
  
  
   Глава 2. Прослушивание
  
   Это было жалкое зрелище.
   Последняя из тех девиц что приводил сегодня продюсер Сэм, чуть не лишила меня чувств и слуха, когда попыталась взять высокую ноту. Эйтана и Шона она конечно же рассмешила, но мне было не до смеха - после 10 вот таких же мокрых куриц, хотелось выть и лезть на стену. Все о чем я мог сейчас думать, это уйти к себе в комнату и послушать музыку. Но Макс просил подождать приезда Кори, а с ней еще одной девушки. Мне и раньше приходилось слышать об этой Эшли - лучшей подруге Кори, но я как-то не интересовался личной жизнью невестки. Такой интерес может привести к тому, что Кори захочет сосватать меня за какую-нибудь свою подругу - таких вот ситуаций мне хотелось бы избежать. Одно дело любить Кори и другое, как Макс позволять ей садиться себе на шею и выполнять ее требования.
   - Что ты ищешь? - поинтересовался лениво Шон, даже не смотря на меня, так как он очевидно был слишком занят перелистыванием какого-то дохлого глянца.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Мы так давно уже дружим и группа существует много лет, но я все не могу понять, как ты выбираешь голоса и вообще участниц. Кори и Шайн были совершенно разными, потому мне просто интересны твои критерии.
   - Силиконовая грудь однозначно не мои критерии, - сухо отозвался я, холодно взирая на Шона. После моих слов Эйтан радостно стукнул по столику с криком:
   - Я же говорил силикон, гони мне 20!
   Дураки, презрительно подумалось мне, мне не до шуток и не до игр. Песни которые я бы хотел в новый альбом все еще не обрели в моей голове нужного звучания - они не нашли свой голос. Мне хотелось бы, чтобы в новом альбоме было несколько песен только для женского вокала - история с Кори показала, что от этого число фанатов только растет, к тому же песни слушают не только девчонки, но и парни. Это удачный ход по расширению числа потребителей - и продюсер был со мной в этом согласен. Все были со мной согласны, так как я всегда знаю, чего хочу и делаю все лучше других. Уверенность - вот основа нашей группы, и этой уверенностью владею я.
   Шон нехотя вытащил кошелек и отдал Эйтану 20, и это все же не могло не развеселить меня. Они воспринимали всех этих цыпочек только как девушек, мне же нужен был талант. На таких как эти девчонки можно поглазеть и в клубах, даже на концертах их хватает - что говорить о группи. Когда-то услышав на кассете голос Кори и еще не видя ее, я уже знал, какие хочу написать под этот голос песни, а какие переделать. Новая участница должна вызывать во мне эти же чувства. Когда она поет, мне должно хотеться получить оргазм под песни в исполнении этого голоса. Пока что только от вида всех кандидаток, я каждый раз думал пойти прополоскать рот - силикон и ботокс, крашенные лохудры, и разрисованное лицо. Ничего своего. А на теле из одежды жалкие лоскутки - женщины и ничего не знают о настоящей сексуальности.
   - Смотря на то как ты качаешь головой, мне кажется я вернулся в школу и мой старый учитель очень не доволен моим поведением, - иронично заметил Шон, но он по-прежнему так и не смотрел в мою сторону. Эйтан хохотнул, и дальше продолжил увлеченно взирать в телевизор.
   Фыркнув, я поднялся и пошел назад в студию, которая находилась в одном из зданий принадлежавших нам. Когда-то именно здесь мы начинали записываться, теперь считаем это место чем-то вроде заброшенного домика на дереве. Все же мы изменились. Когда-то нам нужно было не так много, теперь же стали слишком разборчивыми, где хотим записываться.
   Наш продюсер по-прежнему оставался там и выслушивал вопли очередной "красотки", наверное думал как раскрутить ее на секс, и мне стало отвратительно. Словно я смотрю за тем, как снимают проститутку.
   Закрывшись в одной из комнат я принялся просушивать записи присланные одним знакомым, но в них по-прежнему я не находил того единственного голоса который мне был нужен. Чаще всего это были адские муки прослушивание этих записей, одна или две привлекли мое внимание, и все же были не тем что нужно. Но я оставил их, и решил, что стоит посмотреть на эти "юные дарования". В который раз я убедился, что правильно сделал что взял это на себя - доверять нашему продюсеру в таком вопросе было нельзя, иначе с нами в группе пела бы очередная Кристина Агилера, в лучшем случае похожая на певицу внешностью, но не голосом.
   Когда Кори приехала в студию, а пропустить такое невозможно, так как когда она припарковывается, все соседские собаки начинают визжать от страха, я как раз со всем разобрался. Всего лишь две записи остались на моем столе из 17 что прислал знакомый. Куда прутся эти девчонки с такими ужасными голосами? Даже если они выглядят, как модель с обложки на сцене во время живого выступления внешность им мало чем поможет. Я был куда более раздражен, чем хотел бы - но нужно взять себя в руки, иначе Кори тут же заметит это и ее шуткам не будет предела. На данный момент в мире было не так много людей способных понимать мои чувства, но она была одной из них - жена моего брата, друг, почти сестра.
   Остановившись возле окна, я наблюдал за тем как она степенно выходит из машины, поддерживая свой огромный живот, и несколько мгновений почти завидовал брату, но быстро взял себя в руки. Когда-нибудь семья появится и у меня, а пока что моей семьей будут они и группа. Почти тут же с другой стороны машины отворилась дверка и вышла, как я понял подруга Кори. Я был почти разочарован, когда попытался разглядеть ее - мне хотелось бы, чтобы этот поиск окончился, и чтобы солистка была найдена в короткие сроки. А то все эти крашенные блондинки только расстраивали меня своим недоделанным пением.
   Эта также была блондинкой, но скорее всего этот цвета волос был натуральным, но что вообще с ее волосами? Эдвард-руки-ножницы, придет в ужас увидев Это на голове девушки. Рванные пряди, тяжелые и встопорщенные торчат вокруг лица, превращая ее в нечто непонятной стати, не то мальчик не то девочка. Лица сюда не видно, и не понять симпатична ли она хотя бы, хотя какая нормальная девушка так обкорнается. А ее одежда так же не давала даже намека на подобие сексуальности - да она была одета почти так же как и Эйтан, тяжелый и грубый милитари стиль. Ну где это видано чтобы женщины так одевались? Уже от одной этой мысли я стал зол на Кори, ведь она знала что я ищу.
   Мне нужен был волшебный голос, голос-мед, голос сам по себе песня, но в обертке красивой внешности. Она должна стать такой, чтобы когда споет одну из моих песен, половина мужского населения облизывали телевизор, а другая пошла бы искать лед. И все же при этом она не должна выходить за рамки концепции группы - в некотором смысле ее одежда не так уж сильно отличалась от нашей. Ну что ж, по крайней мере хотя бы одна пришла одетой, в отличие от предыдущих претенденток. Надоело уже смотреть на эту порнографию. Таким темпом чего доброго меня скоро начнет тошнить от голых ненатуральных загорелых тел.
   Наблюдая за тем как две девушки пересекают парковку, я следил за подругой Кори, надеясь понять, что она из себя представляет, но было слишком далеко, чтобы хоть что-то понять. Шла она уверенно, и была высокого роста, это было хорошо, но то как она обходила попадавшихся прохожих настораживало. Может странная какая-то? В любом случае Эйтан продолжает настаивать, чтобы нашу эксцентричность поддерживала и новенькая, как когда-то Кори. Да уж, в группе и так все не совсем в себе. Еще одна картину не испортит.
   Итак, она блондинка, и похожа издалека на парня - что же такое привела мне Кори?
  
   Я и раньше знала об этой студии, но почему-то у меня не было даже маленькой надежды попасть сюда, а сегодня я шла на прослушивание в одну из самых популярных и что важно, любимых мною групп. Кори таинственно и довольно улыбалась, чем немало меня злила, и конечно же она знала об этом. Мне было сложно объяснить ей страх какого рода появился во мне - я боялась общаться с людьми, мне стало легче замкнуться и сторониться их, чем вести себя свободно. Я не могла больше как раньше смотреть спокойно на людей и не думать, а какую гадость кто-то из них сегодня устроил другому.
   Здание студии напоминало мне разноцветные дома на Ньюбери стрит, по крайней мере внешним видом, но этот дом был явно более современным, и к тому же нафаршированным всем, что только возможно впихнуть в здание. Машины стоящие на парковке говорили о том, что сегодня здесь полным полно народу. И все они не из простых людей, а те кто покруче - идолы музыки. Не сложно было догадаться, что несколько спортивных машин ярких окрасок принадлежат "Предательству", Кори сказала мне об этом же как только мы вышли из машины, но только в своей манере:
   - Уф, как всегда выставляются - павлины!
   У нее было простое отношение к мировым рок-идолам. И это не могло не веселить - она рассматривала свое пребывание в группе как вынужденную меру, а то что ей еще и пришлось влюбиться в рок-музыканта, просто как такое себе совпадение. Ну подумаешь, что тут такого, он ведь парень как и все остальные. Наверное потому Макс обратил свое внимание на нее - никакого тупого обожания, никаких визгов и криков глупой фанатки, а спокойная констатация факта, что он просто парень. Даже я, которая уже давно пытается попасть в мир шоу-бизнеса, не смогла бы быть равнодушной к тому, что они известны - это все-таки выбивает из колеи, когда понимаешь, что они ведь звезды!
   Когда мы зашли в просторный холл, лет эдак 50 назад выложенный плиткой, мне стало тут же страшно, но этот страх был иного рода, чем то, что я испытывала возле людей. Это был страх бессилия перед испытанием - когда кишки твои скручиваются в тугой узел, живот становиться каменным, и все что ты можешь делать, так это вдыхать мелкими глотками, чтобы не потерять сознание. Я всегда ненавидела экзамены из-за этого липкого холодного страха, потому что он выбивал меня из колеи, и часто мой голос садился. А что если я дам петуха, или и того хуже охрипну - я ведь даже не распевалась сегодня. А если попросят сыграть на пианино?!
   При этой мысли я попыталась сжать замерзшие пальцы, но они стали будто деревянными.
   Я тут же схватила Кори за руку и развернула к себе в порыве неподвластного мне ужаса.
   - Я не смогу, - отчеканила я, пытаясь справиться с дрожью и страхом.
   Кори перестала быть уверенной в себе и уж тем более язвительной, она осторожно приобняла меня и теперь всматривалась в мои наполненные ужасом глаза.
   - Что с тобой происходит? Ты часто боялась прослушиваний, но этот ужас....я тебя такой еще никогда не видела.
   Мне не чего было ей сказать. Стало стыдно за то что я стала такой слабонервной и малодушной, и потому повытерав ладонью мокрые глаза, я лишь покачала головой.
   - Извини...я не подойду им. Я слишком устала и напугана, а если вдруг случиться чудо и я попаду в группу, тогда мне придется стать слишком узнаваемой личностью, придется общаться с ребятами, с фанатами, людьми что будут работать в команде...это слишком тяжело.
   Слово "тяжело" не было в словарном запасе Кори, лицо ее стало тут же мрачным и решительным, и я поняла, что допустила ошибку говоря ей о таком. Она опять увидела гору на которую нужно взобраться, и пока не достигнет вершины то не успокоиться. Впервые за долгое время я была не рада, что встретилась сегодня с ней. Она настроилась помочь мне, не зависимо от того хочу я этого или нет.
   - А теперь послушай меня внимательно. Я все знаю о той истории...Милли рассказала мне то, чего не сказала ты, и я так же знаю о нападках других девочек в школе, и мне уже надоело переживать за тебя. Если ты будешь в группе, я на некоторое время смогу держать тебя в поле своего зрения, я буду точно знать что с тобой хорошо, потому что ты будешь пахать как проклятая. У тебя просто не будет времени на всю эту ерунду и страдания и страхи. Потому что все время нужно будет двигаться вперед, а когда у тебя будет передышка, я буду заполнять это время, чтобы ты не была одна. Тебе сейчас нужен не отдых, так как ты отдыхала весь год - тебе нужно работать, работать и забываться в работе, пока однажды ты не проснешься и не поймешь, что весь страх прошел. Ты понимаешь?
   Мучительно долго я смотрела с просительным выражением лица на Кори, но она не дрогнула. Я знала что она заставит меня, так или иначе, уговорит, будет подлизываться или бить на совесть и все остальное. Но она выбрала нечто другое - заботу обо мне. Было очень сложно быть благодарной ей и злиться на нее за удачную манипуляцию.
   - Так что я прошу тебя, спой так, как ты делала это в школе, когда ты была лучше всех в нашем тупом городе. Потому что я хочу, чтобы ты была в этой группе, и хотя бы на несколько лет была возле меня.
   - Ты ведь понимаешь, что используешь грязное оружие? - прикрывая глаза, выдохнула я. Ее руки потрясли меня легонько за плечи, и она рассмеявшись лишь подтвердила мои догадки.
   - Нет. Ничего оно не грязное, когда-нибудь, возможно не сегодня и даже не через месяц, но ты все же скажешь мне спасибо.
   - А до того можно я буду на тебя злиться?
   Кори приблизила свое лицо к моему и прошептала.
   - Сколько влезет, я толстокожая меня не жалко.
   И тут же она потащила меня к старому хромированному лифту, уже совершенно забыв о моих расстроенных чувствах. В этом была вся она - при всей своей строгости и холодности, Кори не была лишена энергии. Просто она никогда не расходовала ее на пустяки. Моя ранимость и эмоциональность не шли ни в какое сравнение с ее силой. Мне оставалось только завидовать ей.
   Пока мы ехали в лифте, Кори трещала по телефону с Максом не давая ему и слова вставить, я же осматривала где нахожусь. Как и все здание, лифт был сделан и украшен в стиле 50, а возможно просто никто не стал менять старый интерьер, оставляя его винтажным и элегантным. Мне понравилось, но я была ребенком 21 века и хром, стекло и бетон больше приходились мне по вкусу. Я равнодушно относилась к бордовому цвету и бархату, а тем более мне не слишком уж нравились медные стенки лифта, украшенные зеркалами - словно плохая пародия на фильм про мафиози. К тому же мое размноженное отражение начинало раздражать, так как я видела свое несчастное выражение лица, торчащие волосы и нелепый мальчуковский наряд - военного кроя штаны заправленные в бутсы, водолазка под шею и даже безрукавка. И совсем как-то странно смотрелся желтый лаг на ногтях - неправильно, словно я переоделась из желтого платья в эти мужские лохмотья, и натянула на прическу лохматый парик. Да, так я не выглядела соблазнительной, я тщательно скрывала то, что было у меня под одеждой, включая те 6 килограмм лишнего веса, что я набрала. Кожа в тусклом освещении лифта казалась не здоровой, будто я болела, но это вполне могли быть последствия сигарет и бессонных ночей. И что сильнее всего меня в данный момент убивало, так это полное отсутствие косметики. У меня были красивые зеленые глаза, но не желтые и не травянистые, а скорее цвета морской волны, и опушенные пусть и светлыми но густыми и длинными ресницами - если их накрасить, то они казались просто огромными. Я хотела была попросить у Кори тушь. Но потом вспомнила, что она никогда не будет носить с собой косметику. Тот факт что кто-то вообще заставил ее накраситься, когда она выходила из дому, уже можно было назвать событием. Из косметики у меня с собой был только блеск, потому я нанесла его нервными движениями, немного промахнулась с верхней губой, не такой полной как нижней, но зеркало помогло мне с решением этой проблемы. От блеска и того что я покусывала губы до этого, они стали почти алыми и пухлыми, как у заплаканного ребенка. От того какой у меня был растерянный и напуганный вид, хотелось сбежать отсюда. Ну кому нужна певица, запуганная и такая вот неприглядная? Вечно записывать песни в студии ты не будешь, нужно выходить в люди, общаться и делать хорошую мину при плохой игре.
   И тогда в лифте я решила, что если смогу пережить сегодняшнюю пробу, и все получиться, то я смогу сделать все как надо и дальше. Встречи с едва знакомыми людьми, не будут хуже, чем встреча с известными звездами музыки. Главное только не просить у них истерически автограф, и уж тем более не надоедать Лэксу расспросами об его песнях, наверняка после стольких интервью он ненавидит вопрос: А где вы черпаете вдохновения, и откуда рождается такая лирика?
   Я перечитала почти все его интервью, где задается такой вопрос и не в одном он не ответил конкретно. Может когда-нибудь я смогу об этом узнать. Пока что я даже не смела надеяться. В лифте, у меня был первый проблеск благодарности Кори - не смотря на то, что она вынудила меня делать все это, я словно снова ощутила желание выступать, стать певицей, делать то, что могла лучше всего.
   Когда лифт поднялся на нужный этаж, дыхание мое пресеклось, но я попыталась возобновить контроль над своими чувствами - все что мне нужно, так это оставаться такой же собранной, как и Кори, решила я для себя.... И первое что я сделала, как вышла из лифта, так это споткнулась и упала плашмя на пол - даже колени не подогнулись, и я свалилась как Пизанская башня, на не прикрытое ничем лицо.
   Кори испуганно вскрикнула, и опустилась возле меня, подозревая уже море крови и разбитый нос.
   - Ты как?
   Она попыталась убрать волосы с моего лица, чтобы понять в чем дело, но я могла лишь беззвучно хохотать. Я приподняла голову и посмотрела на нее, и увидев как быстро чувства сменяются на ее лице, не могла остановиться.
   - Я свалилась, как мешок картошки, - просипела сквозь смех я, а Кори тоже начав хохотать, помогла мне принять сидячее положение. Я даже не думала, что у всей этой сцены были свидетели, но поняла это, когда в поле нашего зрения появилось сразу же несколько пар очень дорогих кроссовок, туфель и кед.
   Да, не так я представляла себе встречу с группой "Предательство", совсем не так - в моих мечтах я не встречала их на полу, согнувшись от хохота, с подбитой бровью, и возможно еще более лохматой головой. Один из парней, тот который точно был Макс, помог Кори подняться, а меня осторожно подхватил за руки тот, которого знали под именем Шон - и когда он поставил меня перед собой, я невольно почти захлебнулась смехом, и с удивлением увидела, что он действительно именно так и красив, каким кажется в клипах и на плакатах.
   - С тобой все в порядке, мешок картошки? - с улыбкой сказал он. - Я конечно же привык, что девушки валятся к нам в ноги, но чтобы они при этом так хохотали...
   О черт, я покраснела, когда поняла, что просто молчу и пялюсь на него, разглядывая почти с благовейненым ужасом.
   - Э, я в порядке, - промямлила я, и тут же мне захотелось еще раз упасть на пол, но чтобы уже самой биться головой об пол. Я была сейчас еще хуже чем любая фанатка, и мне стало стыдно. Наверное краснее стать было уже просто невозможно, пока я осторожно вывернулась из его рук по-прежнему держащих меня и не начала приводить себя в порядок. Хотя что там приводить - оправить гольф, задравшийся на животе, да приспустить закатившуюся штанину. И в этом время, я смотрела в пол, на самом деле, смотря все еще на Шона - у него были мягкие черты лица, полные губы, почти девчачьи, и спокойные карие глаза, а удлиненные каштановые волосы, были зачесаны назад в беспорядке, и местами укрепленные гелем или же лаком. Я и раньше видела, что эта группа одевается в довольно гламурном стиле, и раньше мне это казалось не правильным - все таки жизнь в маленьком городке приучает к некоторым стереотипам, но теперь рассматривая его, я думала о том, что парень в джинсах в обтяжку, и блестящей майке, в общем-то не перестает выглядеть мужественным.
   Позади нас стояла Кори в обнимку с Максом и со смехом обсуждая мое падение, а рядом с ними, некто, которого знают как Эйтан. Он тоже не скрывал улыбку. Когда смотрел на мое смущение, и только спустя некоторое время я вдруг поняла, что фронтмент их группы тоже здесь. Меня словно как передернуло, когда я натолкнулась на изучающий холодный взгляд синих глаз. Не было интереса, не было осуждения или же смеха, он просто меня изучал, как Кори изучала под микроскопом всякую живность. В прессе Лэкс слыл Глыбой льда, и теперь я поняла, что он оправдывал свое прозвище. Он стоял в стороне ото всех, красивый и холодный, словно не настоящий, и не торопливо изучал меня и мою внешность. Мне стало неприятно, но что я могла сделать - разозлиться и упасть еще раз? Вот потеха была бы для всех.
   - Знакомьтесь "Предательство" - это моя подруга Эшли. Не буду вас представлять, только ленивый в наше время не знает как вас всех зовут.
   Мне не оставалось ничего другого кроме как глупо и вымучено улыбнуться. Реакция парней на такое знакомство была тоже не особо эмоциональной - Шон усмехнулся, Эйтан качнул головой, Макс подмигнул мне, так как мы уже виделись пару раз, а Лэкс просто как и раньше изучал меня. Мне казалось что он глазами снимает с меня мерки и оценивает мою внешность по балам: так, за глаза 10 балов, за губы 8, волосы 2 бала, фигура потянет на 5 - я прямо-таки видела это в его глазах. И пока что оценка явно была не в мою пользу. Ну что ж, думаю я заслужила это, когда сегодня с утра даже не стала выдумывать что одевать, а просто натянула вчерашнюю одежду. Но когда я видела его холодные глаза, во мне не было желания задрать подбородок и гордо развернуться к лифту, захотелось сжаться и закрыться от него руками. Но вдруг Лэкс тряхнул длинной черной челкой, прикрывая глаза и отвернулся в сторону.
   - Пойдемте, - вот все что он сказал, но его знакомый по песням голос, показался мне приятным. Несколько хриплым, видимо ему сегодня пришлось много разговаривать, что не в его стиле по словам Кори, так как он не тратит время на пустые разговоры. Ну прям как Кори - они больше похожи на родственников, чем тот же Макс с Лэксом.
   - Тебя поддержать, а то чувствую, ты можешь еще найти пару препятствий в этом коридоре, - усмехнулся Шон. Он был довольно сдержан, но в нем ощущалась симпатия к людям - он не был усталым человеком, которому надоело общаться с людьми.
   - Нет, спасибо, это был коварный порог лифта, - сдержано пошутила я, пытаясь скрыть скованность в общении. Меня немного пугало то, что Шон ведет себя так вежливо к кому-то совершенно незнакомому, или может дело в том, что я подруга Кори, а ее все любят в группе.
   Переставляя деревянные ноги, я чувствовала себя голой, идя между Эйтаном и Шоном, совсем оторванная от Кори, и пустые коридоры звукозаписывающей студии давили мне на виски. Хотелось сорваться с места и нырнуть в лифт и уже не выходить оттуда. Сердце мое билось так быстро и неровно, что я боялась упасть в обморок просто сейчас.
   Вел нас всех Лэкс, и его высокая худощавая фигура двигалась по коридору, словно он был на показе мод. На нем были песочные чиносы, зауженные книзу и более свободные в бедрах, и белый вязанный свитер, но какой-то тяжелый и свисающий, который открывал его ключицы, из-за чего фигура парня выглядела еще более худощавой и все же элегантной. На ногах у него были высокие полукеды полукроссовки, стального цвета с отливом, а волосы прямые и черные, почти достающие до подбородка, закрывали пол-лица темной завесой. Он был похож на модель, своей отстраненной и такой правильной красотой. Да, смотря на него сразу же видно, что это человек с богемным образом жизни. И что он знает себе цену и считает себя лучше других - у этого человека было бессмысленно спрашивать, как у него выходят такие песни. Фиг ответит!
   - Так ты Эшли, - протянул после некоторого молчания Шон, и я тут же глянула на него виновато, словно только что делала что-то неправильное. Стараясь преодолеть волнение, я перехватила взгляд Кори. И она прямо-таки приказывала мне держать себя в руках и не раскисать. Но я была как-то не предрасположена к будничным разговорам. - А дальше как?
   - Эшли Винет, просто Эшли.
   - Длинное же у тебя имя, - хохотнул он и покачала головой, и мне вдруг стало приятно, что он все же говорит со мной. Это было приятно во-первых потому что он был тем самым Шоном из "Предательства", а во-вторых, потому что оказался таким красивым, ну и в-третьих, когда Макс увел от меня Кори я осталась одна, пусть мы все и шли вместе в пустынных коридорах.
   Комната куда привел нас Лэкс, была скорее похожа на гостиную, но здесь стояли некоторые инструменты и что самое важное пианино, и паника снова взяла верх над остальными чувствами. Руки стали холодными, а ладони влажными, и когда я разогнула пальцы, они вполне могли быть чужими или сосисками. Во рту стало сухо, а в глазах темно, но мне просто нужно было стоять и не двигаться, чтобы попытаться взять себя в руки. Все было похоже на сон, а не на настоящую жизнь, и мне все больше хотелось проснуться. Парни прошли мимо меня, и сели в мягкие кресла, а Кори и Макс остались недалеко. Лэкс сел за пианино, но не собираясь играть, я знала подобную привычку, потому что у меня была такая же. Вид пианино всегда действует успокаивающе.
   - Итак, Кори сказала, что ты учишься в школе искусств. Мне прислали несколько записей оттуда, но я не нашел среди них твои. Почему?
   Когда Лэкс заговорил со мной, я сначала даже не поняла этого, но вот он поднял на меня глаза и его брови взлетели над глазами ожидающе.
   - Я взяла на некоторое время перерыв.
   Говорить такое о моей жизни незнакомым людям было сложно, я ведь не могла этого объяснить - но сочувствующие взгляды Кори и Макса дали мне понять, что мне не стоит слишком уж вдаваться в подробности, этого никто не ждет. Как и стоило ожидать Кори явно поделилась моей проблемой с мужем, это не приятно меня задело.
   - А каковы оценки твоих способностей в школе. Сухие факты, не нужно мне расписывать, как тебя там все любят, - насмешливая улыбка на губах этого робота, была подобна пощечине. Я в наочию убедилась в словах Кори об этом человека, он единственный вел себя и выглядел как звезда высокого полета. Но его строгие слова были лучше, чем сюсюканье учителей.
   - Довольно высокие - я была лучшей в прошлом году на показательном концерте.
   - Почему была?
   - Возникли...некоторые проблемы в личной жизни.
   - Глупо, - фыркнул он, и все мы уставились на него негодующе, но парня это не проняло, - эмоции и шоу-бизнес нужно разделять.
   - Проблемы не того плана, - терпеливо объяснила я, - нечто что трудно игнорировать.
   - К чему это? - не выдержала Кори, но тут же умолкла, когда Макс нетерпеливо дернул ее за руку. Она с участием посмотрела на меня, и я очень надеялась, что она наконец-то хоть немного пожалела о том, что заставила меня сюда прийти. Но видимо Лэкс оценил наконец общее настроение и мое сопротивление, потому перевел разговор на другие вопросы.
   - Что поешь?
   - Поп.
   - Рок слушаешь?
   - Да. - я не стала ему говорить что их группа это единственный рок который я слушаю. Это выглядело бы жалко.
   Он тяжко вздохнул и как то манерно склонил голову набок.
   - Как у тебя с клавишными?
   Все словно задержали дыхание в комнате, и перестали двигаться. Шон посмотрел на стену, Эйтан во все глаза ожидал моего ответа, а Кори зажмурилась и уперлась головой в плечо Макса - только она знала, что я давно не практиковалась.
   - Я умею играть, если в этом состоит суть вопроса, - впервые за время разговора я позволила себе сухость, но вовсе не агрессию. И все же Лэкс вскинулся и его глаза сузились.
   - Так играй, - он резко встал и уступил мне место, а когда я села почти припечатал ноты перед моим носом. Я вздрогнула от этого и того, что дерево показалось таким холодным. Несколько секунд у меня ушло на то, чтобы размять и разогреть пальцы, но когда я поставила их на клавиши, страх и неуверенность в том, что я не смогу играть прошли. Я и забыла, как это легко погружаться в музыку, если ты это любишь. Я неторопливо играла то что он поставил передо мной, хотя там был немного другой темп, но мне показалось, что музыка лучше звучит когда ее исполнять спокойней. Хотя нет, я схитрила, потому что это была та самая моя любимая песня - "Дайте снега", и когда я могла уделить время себе, то играла ее именно так, как балладу, а не как роковый вариант.
   В комнате было молчание, и я не совсем понимала как все они тут относятся ко мне, но по лицу Кори я поняла, что она довольна. Эйтан выглядел так, словно прям сейчас вырубиться и заснет, а Шон развернулся к окну и не смотрел на меня, и я почему то почувствовала себя преданной. А надо мной как глыба льда завис Лэкс, и по его лицу совершенно было не понятно, что он думает. Нравиться ему или же я только что осквернила его произведение?
   Закусив губу, я постепенно снизила темп и закончила играть.
   - Почему не поешь? - не слишком то вежливо буркнул он. - Это предполагалось, потому и дал одну из наших самых известных.
   Какой раздражительный тип, со злостью про себя подумала я, но вслух конечно же такого не сказала.
   Я опять начала играть с начала все в том же темпе, раз он меня не остановил, значит его это устраивало, но пока я проигрывала вступление, то не могла не думать о том, что я даже не распевалась. Мне казалось стоит открыть рот и я выдам что-то хриплое и не приятное, словно у меня что-то застряло в горле. Постаравшись не заметно прочистить горло, я осторожно начала петь.
   - Я закрываю глаза - пустота останется и там
   Ошибки могут показаться смытыми
   Но я им не верю, как и не верю словам.
   День пройдет, и останется не замеченным,
   Как и твои сегодняшние слова.
   Дайте снега, укройте белым шаром
   Мои воспоминания,
   Они режут сильнее твоих глупых слов,
   Моих глупых обвинений.
   Пусть снег все сделает вокруг меня
   Чистым белым листом.
   Все забудется.
   Дайте снега.
   Я не могла поверить в то что действительно сижу здесь, в обществе известных музыкантов и пою песню, которую люблю, люблю уже давно и постоянно слушаю. Мрачная серость комнаты, тусклый свет с улицы, и молчание остальных могло бы быть угнетающим зрелищем, но я не думала сейчас о них. Песня была великолепной, как и хорошо настроенный инструмент, возможно лучший на котором мне приходилось играть раньше. Я знала, что если мне откажут я не расстроюсь, потому что этот миг, какой-то непонятный триумф останется со мной навсегда - я ведь смогла это сделать, прийти сюда, смогла. И смогла спеть, и голос мой был чистым и сильным, даже тогда когда ставало достаточно высоко, чтобы не взять эти ноты. Но у меня был широкий диапазон, и песню я пела для себя уже не один раз - я знала все переходы, и то, как лучше, чтобы она звучала. Да, я не пела ее так, как это делала группа, но так для меня песня казалась лучше. Я знала о чем в песне, наверное не о всех чувствах что были вложены в нее, но о предательстве и о желании начать все с чистого листа я знала многое.
   Лэкс отошел от меня и сел в кресло, перекинув ногу на ногу, а одной рукой подпер голову, глаза его закрылись, и он словно перестал замечать нас, но я заметила что пальцы на другой его руке, движутся в такт моей левой. Он словно тоже играл, хотя безымянный и средний палец плохо сгибались на некоторых переходах.
   - Хватит, - спокойно заявил он и только я сняла пальцы с клавишей, посмотрел на остальных.- Валите. Придете через 10 минут. Я буду кофе. Ты?
   Он глянул на меня в немом вопросе.
   - Можно чаю?
   - Кофе, чай, 10 минут.
   И комната быстро опустела, мы остались вдвоем, и мне стало действительно неловко. После этой песни, я все еще немного сотрясалась, а пальцы не могли расслабиться.
   - А теперь, - спокойным и холодным голосом сказал он, - Раздевайся.
  
  
  
   Глава 3. Шок
  
  
   - Что? - переспросила я, очень надеясь на то, что мне послышалось.
   - Раз-де-вай-ся, - по складам сказал он, словно просил меня передать ему ноты. Синие глаза даже на миг не показались обеспокоенными или уж тем более похотливыми, потому я все еще надеялась на обман слуха.
   - И не подумаю. Я не собираюсь...таким способом попасть на сцену. - возмутилась я, и покраснела так, что щеки начали гореть, но Ледяная глыба окинула меня презрительным взглядом, и он еще даже посмел усмехнуться.
   - Кому ты сдалась. У тебя ужасная прическа, кожа похожа на трупный воск, ни грамма косметики и обкусанные ногти. От одного вида на тебя отпадет любое желание у самого грязного извращенца. Но ты одета в какие-то балахоны, и мне надо знать, сможешь ли ты хоть немного походить на сексуальный объект миллионов. Вижу ты не слишком то худая, скупо говоря.
   Я сидела с открытым ртом, не веря тому, что сижу и слушаю все эти гадости о себе от напыщенного мудака, разодетого как баба, да и еще с подкрашенными глазами, как я теперь успела заметить.
   - Ну что ты уставилась. Тебе сказать проще - я вижу, что у тебя жирный зад. Мне нужно знать, сможем ли мы сделать из тебя хоть что-то. Не могу же я выставить на сцену тело, а твой голос оставить за кадром. В плане таланта у тебя есть все то что мне нужно пусть и с некоторыми огрехами, но девочка, ты не можешь соблазнить даже захудалого онаниста. Удиви меня.
   Наверное это была злость, потому что ни в какой другой раз я бы так никогда не поступила бы, а теперь как-то странно решилась. Он говорил обо мне так презрительно, что я решила показать ему, что у меня есть чем удивить его. Да, я поправилась на 6 килограмм, но иногда мне казалось что по килограмму ушло в каждую грудь, и у меня без преувеличений на данный момент стал третий размер, который было трудно скрывать даже в дутой безрукавке. Почти обрывая пальцы, я начала расстегивать штаны и сдирать с себя водолазку, при этом полыхая гневом. Я уже давно не баловала себя красивым бельем, и к счастью на мне были спортивного типа шортики и майка поверх лифчика, я была даже больше прикрыта, чем в купальнике, когда сняла с себя одежду.
   Лэкс спокойно без какого либо волнения рассматривал меня, дыхание его явно не участилось, глаза оставались холодным, словно я была одета в паранджу, и мне стало стыдно, что я так спокойно разделась перед ним. И еще более стыдно от того, что я не вызываю ни у кого желание. Но по крайней мере я почему-то не почувствовала страх, и панику, хотя должна была. Наверное в некоторой степени я не ожидала от него ничего плохого.
   - Подними волосы и убери от лица. - все так же отчужденно приказал он, а я то думала моему унижению придет конец. Я была высокой, с длинными ногами, и правильными пропорциями тела, и хотя на животе и попе явно имелись лишние сантиметры, это не станет проблемой, если я возьмусь за себя. Но после такого мне казалось, что я не смогу понравиться ни одному парню - глаза Лэкса говорили о том, что он бы не посмотрел на меня, даже если бы у него 5 лет не было женщины. Сгорая от стыда и гнева, я резко сгребла волосы пятерней назад, открывая лицо.
   - Что еще сделать? Станцевать канн-канн?
   - Хм, не удивишь, сегодня мне предлагали тайский массаж и поближе рассмотреть несколько интимных татуировок. Так что откажусь, - он сказал это почти ехидно, но для ехидства нужно проявлять хоть какие-нибудь чувства, а он их не проявлял. Мое унижение только что стало еще сильнее.
   Меня аж затрясло от злости и я поспешно начала одеваться и натягивать одежду. Сначала штаны, и как только они оказались на мне, я тут же почувствовала себя лучше, еще не совсем и все же почти хорошо, а после гольфа мое душевное равновесие восстановилось. Я просто постаралась выкинуть последние несколько минут из головы, иначе этот позор будет меня всю жизнь преследовать - я просто не смогу быть уверенной с мужчинами. А он преспокойненько следил за тем, как я лихорадочно одеваюсь. Пожевав некоторое время губы, Лэкс изрек.
   - Ты ведь не Кори, и должна понимать, что тебе придется хорошенько попотеть, чтобы стать полноправным членом этой команды. Через три дня мы уезжаем в Ньюпорт - и ты должна решить, станешь ли членом команды. НО! Если ты решишься, узнай что тебя ожидает: ты будешь худеть и заниматься следующие 1,5 месяца. Будешь одевать только то, что скажут, делать то, что скажут, и слушать все что скажут. Никакого личного времени, по крайней мере следующие 1,5 месяца, а так же никакой личной жизни, если у тебя есть парень - ты вынуждена будешь с ним попрощаться, или договориться что вы сможете увидеться опять-таки через 1,5 месяца. Тебе придется стать романтичной частью группы, и если нужно будет изображать из себя чью-либо из нас девушку, тебе придется это делать, так как газетчики не оставят без внимания появление девушки в группе, как бы она не выглядела. Следующие 6 недель я буду перекраивать тебя так, как мне это будет необходимо для группы, и при этом не обещаю, что тебе будет весело. Не думай что будешь лишь сидеть за пианино и распевать песенки. Понимаешь?
   Я все сильнее сжимала зубы, и не могла ничего сказать, потому лишь кивнула.
   - Я вижу, что ты слишком эмоциональна, нам больше подходила по характеру Кори, но твой талант нельзя игнорировать, если бы не он тебе бы ничего не светило это точно. Усекла? Так что не стоит питать надежды на дружеские чувства, потому что следующие полтора месяца я стану твоим тираном, и чем сильнее ты будешь меня ненавидеть тем лучше станешь. Нежности и сопли оставь в школе учителям, я буду делать из тебя полярную звезду. Холодную, далекую и желанную для остального мира. Ты не так безнадежна, как может показаться с первого взгляда.
   Мне не было что сказать ему на это, и подхватив свою сумку я пошла к выходу, но он был быстрее чем я думала, и успел перехватить меня до того как я выйду. Став в дверях он загородил мне проход, и его лицо было насмешливым, и в чем-то угрожающим, при этом оставаясь полностью бесстрастным.
   - У тебя три дня на то чтобы решиться. Если не сможешь, не выдержишь, я не удивлюсь. Тогда точно не стоит приходить. Но если ты хочешь стать кем-то, то лучше тебе согласиться, не каждый может попасть в эту группу - но это именно то, что предлагаю я тебе.
   - Ага. В комплекте с унижениями, - буркнула я, не смотря на него. Лэкс оказался выше, чем я предполагала, и его идеальной красоты физиономия была слишком близко, отчего я едва сдерживалась, чтобы не укусить его на память. Тогда бы он меня точно выделил среди других.
   - Думаешь здесь бывает по-другому? Это наивно так думать. К тому же я говорю всего лишь о 1,5 месяцах унижений, а после ты вполне возможно станешь одной из нас - своих не унижают. Повзрослей, девочка. Если ты хочешь играть во взрослые игры, готовься к ним.
   Сказав это, он отступил, ну я и не надеялась, что он упадет на колени и будет меня умолять, но все же было странно все это слышать от него. Я прошла в коридор, и навстречу мне шли все остальные. Шон нес поднос с напитками, Кори обеспокоенно что-то шептала Максу, а Эйтан слушал музыку, но все они остановились, когда я шла мимо них. У меня не было сил, что-либо им сказать, и я просто покачала головой.
   Конечно же из звукозаписывающей студии я выскочила уже в слезах, и забыв о своем пальто которое оставила у Кори в машине поспешила в сторону автобусной остановки. Я не стала вытирать слезы, так как догадывалась, что кто-то из них может наблюдать, но чувства что я сдерживала там, должны были вылиться в слезы. В последний раз меня так унижали год назад, и тогда это было ужасно по другим причинам, но теперь, я была в безопасности, и все же напыщенному придурку удалось меня смешать с грязью.
   Когда я садилась в автобус, то точно знала, что ни за что не приму это предложение. Мне стоит ехать домой, к дяде, и забыться ненадолго, а это унижение оставить в Бостоне.
  
   - Что ты ей сказал? - взвизгнула разгневано Кори, и я поморщился от этого звука. Кори неплохо пела, но откуда только брались в ней такие звуки? Макс разгневано смотрел на меня, так как я посмел расстроить его беременную жену, но сейчас разговор велся не о ней.
   - Сказал раздеться. - спокойно сказал я, так как не считал это чем-то излишним.
   - Да как ты мог, она моя подруга!!!
   Я догадывался, что это обернется именно так, потому я не любил иметь дело с друзьями, знакомыми, и родственниками друзей - это никогда не было хорошим выходом. И на данный момент мои сомнения оправдывались.
   - Кори, я знаю, что она твоя подруга, ты попросила ее послушать, я это сделал, и да, ты говорила правду - она талантлива. Но! Теперь идет речь не о тебе и твоих чувствах, а о группе, потому я не могу брать в расчет, что тебе что-то там не понравиться.
   - Но меня вы не заставляли раздеваться.
   - Потому что по тебе и так было понятно, что ты худая и симпатичная, к тому же наш контракт был временным - мы и не собирались делать из тебя звезду экрана, а она должна будет стать лицом группы на несколько лет. Так что я имел право знать, не покупаю ли кота в мешке.
   Ноздри Кори раздувались и это свидетельствовало о том, что сейчас она закатит нам истерику, потому Эйтан почти тут же смылся из комнаты, а Шон натянул наушники, но как я понял музыку он не стал слушать, ну хотя бы он пока что был со мной заодно. Не то чтобы мне нужна была поддержка и все же иметь ее приятно.
   - Но это свинство!
   - Слушай, она ведь не просто там нормального телосложения - у нее жирная жопа, и лицо как яблоко - а нам нужно не только симпатичное лицо, но и тело, понимаешь.
   - И все же так поступать с человеком нельзя. Ей и так нелегко, с ней много что случилось.
   Шон тут же снял наушники и внимательно уставился на Кори, брат потупил глаза, очевидно зная, о чем идет речь, я же лишь удобнее устроился на краешке стола, куда меня согнала Кори.
   - Так значит таким образом ты хочешь ей помочь в тяжелой жизненной ситуации? - мягко поинтересовался я, и лицо Макса тут же побледнело, он глазами просил меня не наседать на нее. Но я уже начал злиться от этих ее слов.
   - Да, я надеюсь работа поможет ей снова стать прежней.
   - Но это с твоей стороны свинство. Дело идет не о твоей дружбе и ее жизни, а о нашей группе, и нашей мечте. Если все обстоит так, не думаю, что она мне нужна. Я не собираюсь нянчиться со страдающей девушкой, и думать о ее чувствах - мне нужен сильный человек, а не мышь, которая пугается своей тени.
   Кори тут же стала виноватой и поняла, что проболталась о том, о чем не собиралась говорить.
   - Но это ведь не меняет тот факт, что у нее чудесный голос...- слабо начала она, но тут уже вмешался брат, дернув ее за руку, он заставил тем самым жену замолчать.
   - Прости, но он прав. Мы не благотворительная организация и не можем брать на себя ответственность за страдающие души. Здесь идет не о твоей вине перед ней, или желании позаботиться, а о нашей группе - нашей семье.
   - Но ведь она особенная, такого голоса вы не найдете.
   - Кори, - я стал терять терпение, - я дал ей на размышление три дня, если она придет и согласится выполнять все условия, то будет в группе, и если такое случиться, то ты не смей вмешиваться, какими кощунственными тебе бы не показались мои методы. Иначе она уйдет из-за тебя, тебе ясно? А если она решит не приходить, то и проблем не будет.
   - Она должна петь..., - теперь Кори стала давить на жалость, и я прищурил глаза, смотря на нее - так легко было разгадать ее маневр. Но дело было в том, что я действительно не мог долго злиться на Кори, а она это знала. - Тогда если она все же решиться, можно хотя бы помогать ей?
   - Помогать, но никогда не лезь в то, что я буду делать. Никто из вас, - предупредил я, смотря в сторону Шона. Он был тем человеком, который всегда жалеет слабых и обездоленных, потому я догадывался, что ему захочется помочь ей. Не стоило и забывать о том, что не смотря на полноватость, девушка была красивой, и он вполне может заинтересоваться ею. - И еще, особенно нужно предупредить тебя Шон, и Эйтана - если еще кто-нибудь из вас обрюхатит очередную клавишницу, я вас прибью.
   Кори рассмеялась, а Макс скривился, так как это относилось к нему, ведь он так и поступил с последней нашей солисткой. Я решил, что на сегодня общения в "семье" хватит и пошел в студию, чтобы немного заняться музыкой и теми песнями, что отложил.
   В коридорах, как и днем, было пусто, и это на все то время, что мы пробудем здесь. Свет уже почти не пробивался сквозь затемненные окна, да и если он еще был на улице, я даже не мог представить себе который час. С того момента как девушка ушла у меня руки чесались сесть за пианино и заняться той песней, что она пела. В ее исполнение песня зазвучала совсем по-другому, она замедлила ритм, убрала некоторые элементы и добавила несколько новых переходов, которых не было в оригинале. И хотя я не мог признаться остальным, но я хотел эту девушку в группу.
   Когда она запела, сердце опустилось, а желудок сдавило тисками, такое со мной происходило только, когда я слушал скрипку деда, или когда еще мог играть так же как она. У нее был чистый голос, тренированный, девушка понимала, где и когда нужно остановиться, и когда стоит петь ниже. Совершенно иные чувства она вложила в мою песню, и теперь я мечтала лишь о том, чтобы написать кавер-версию на эту песню, в ее исполнении, именно таком, как это было сделано сегодня.
   Пока в памяти было свежо впечатление я сел за синтезатор, чтобы записать некоторые мысли.
   Девушка была интересней чем мне хотелось признаться, и не смотря на жирноватость, я был уверен что смогу сделать из нее то, что хочу. Она будет именной той романтичной ноткой, которой не хватает нашему коллективу, привнесет свежую кровь и что самое главное, с таким лицом и голосом привлечет много новых поклонников. И наконец отвлечет все внимание от меня.
  
  
   Глава 4. Предлог
  
   Я знала, что Кори приедет ко мне в любом случае, хотя бы для того, чтобы вернуть мое пальто. Но то, что она приедет еще и с Максом меня задело. Это ведь его брат урод заставил меня раздеться, как какую-то дешевку. Понятное дело, что я была не слишком рада видеть их обоих. Но все же когда они стояли на пороге дома, я не смогла не пропустить их.
   - Ты злишься? - осторожно поинтересовалась Кори, проходя в гостиную и не ожидая приглашения заваливаясь на диван. Впрочем ей и не нужно было приглашение, так как дом принадлежал нашей общей подруге Милли. Макс же пока что оставался стоять. Я села напротив них в кресло, но обернулась к окну и поставила подбородок на сложенные руки, чтобы не смотреть на них обоих. Лицо Макса вызывало во мне не приятные воспоминания и ассоциации с его братом.
   - Да что ты, чему тут злиться, - сухо прокомментировала я свое настроение.
   Макс тяжко выдохнул, а Кори шикнула на него, но видимо это не возымело смысла, так как он заговорил ко мне:
   - Ты не должна сердиться, дело было не в том, чтобы унизить тебя, это нормально, что он хотел знать, с кем придется работать.
   - Я бы сказала с "чем", такое ощущение, что я не человек.
   - Это не так, предыдущих так же осматривали, к тому же они с радостью все раздевались и при этом в комнате были даже мы.
   Последние слова вызвали у Кори отчаянный визг.
   - Что? Ты мне не говорил.
   - Не хотел чтобы ты тревожилась. - виновато отозвался он, и наконец-то сел возле нее, и мне стало как-то легче когда он перестал возвышаться горой. Они оба были одеты как модели готовившиеся к фотосесии, но скорее всего наверняка собирались куда-то идти сегодня вечером. Макс был одет в голубой костюм с узкими брюками и серой рубашкой, а Кори в лимонно-желтое платье, которое подчеркивало ее рыжие волосы. Они были красивой парой, и смотря на них не возможно не думать о зависти.
   Пока Макс старался объяснить ей все, я рассматривала их украдкой, и думала о том, какой же жалкой должна была показаться Лэксу. Мне стало ужасно стыдно за то что я перестала следить за собой, за то что так обкорнала волосы, и располнела, единственное чем я могла гордиться так это исполнением песни, да и то Лэкс отзывался о моем таланте, как о чем-то что мне подарили. Я была унижена сегодня, подвергнута осмотру, словно меня покупали.
   Когда Макс опять заговорил со мной, я была красная от стыда, потому что мне вспомнились ужасные моменты сегодняшнего дня.
   - Думаю ты должна понять, что никто не собирался тебя унижать, но Лэкс всегда действует в интересах группы, и если он так поступил, значит такова была необходимость. Ты должна понимать, что группа для нас это все - мы семья. Мы не можем каждый раз думать о чьих-то чувствах, потому что беспокоимся и так слишком часто о группе. Ты как никто должна понимать, что такое шоу. Ты должна стать лицом "Предательства", понятное дело, что нужно изучить все недостатки...твоей фигуры, чтобы иметь идеального человека.
   Я пылала от гнева и стыда, и все же смысл слов Макса доходил до меня и что самое ужасное, обо всем этом я уже успела подумать несколько сот раз с тех пор как вернулась домой. В словах Лэкса и Макса был смысл, но пока что я не могла пересилить себя и сказать: да все нормально, ну подумаешь раздели.
   Я молчала и продолжала смотреть в окно, а тишина в комнате становилась тяжелой. Им было неловко, но и мне тоже.
   - У меня ведь есть еще три дня? - тихо спросила я, в надежде что смогу быстренько от них сейчас избавиться.
   - Да, но это включая сегодняшний день.
   Я глянула на эту суперидеальную пару, и качнула головой, не в силах пока что улыбаться.
   - Тогда я подумаю, но сегодня я на 90% уверена что не смогу...Лэкс предупредил что меня впереди ожидают только нагрузки и его тирания. Это сложно...
   - Но Эшли, - не смогла удержаться от возгласа Кори, при этом обхватывая свой живот, будто он мешал ей говорить, - ты всегда знала что путь к творчеству будет не легкий. Чем же отличается этот?
   - Не знаю, теперь я думаю, что была когда-то еще более наивная, чем ты...
   Кори не было что на это сказать, а мне не хотелось, чтобы они задерживались здесь и мучили меня дальше. Когда они молча поднялись и пошли к двери, я последовала за ними, в надежде что смогу немного поспать, и хотя бы во сне не видеть, как снимаю одежду перед Ледяной глыбой.
   - Ты должна согласиться, - уже в дверях сказала мне Кори, развернувшись вполоборота, и не смотря на меня, - я знаю, Лэкс этого не скажет, но твой голос то что он искал давно. И он будет терроризировать тебя, но потом, когда контракт закончиться, а вы все станете семьей, ты сможешь надеяться на песни написанные ним. Почему ты не видишь этого будущего?
   Я поджала губы и смотрела на свои босые ноги, и не знала, что ей ответить.
   - У меня есть три дня. Так что пока!
   Я закрыла дверь и поплелась к дивану, где надеялась вырубиться на три дня, и проспать то время когда должна дать согласие.
  
  
   Денек выдался просто ужасным. Закрыв глаза я сидел в студии, все еще не готовый чтобы ехать куда-либо развлекаться, но Шон звонил уже три раза, потому нужно было идти переодеваться и тащиться к ним. Редко, очень редко у меня не было сил, чтобы заниматься такой работой, как общественные мероприятия, и сегодняшний день как раз был таким.
   Пришлось переслушать кучу записей, посмотреть на десятки голых тел, и послушать пошлые шутки продюсера Бина, но пока что мою совесть мучило только то, что пришлось заставить ту девушку раздеться. Как же ее зовут? Как я не старался не мог вспомнить, но ее обвиняющий взгляд заставлял чувствовать себя отвратительно, так что нужно было это прекращать. Если дам чувствам волю, стану слабаком.
   И еще ее голос...этот голос все отдавался эхом в моей голове, и я не мог поверить что наконец нашел то что мне нужно, и даже лучше. Конечно же я не сказал ей, но меня вполне удовлетворило то, как она выглядит. Натуральная блондинка, не платиновая, а ближе к русому, с зелеными глазами. Странный кстати оттенок был у глаз - похожий на морскую воду. И ноги длинные, грудь - большая и что важно не силиконовая, проблемой только оставался лишний вес. Если она согласиться, тогда я смогу заняться ее внешностью, а Эдвард-руки-ножницы поможет мне в этом. Необходимо будет заниматься с ней вокалом, чтобы исправить некоторые недочеты и научить ее правильно петь. Она пела ту песню красиво, но как то не так как это нужно, не было тех чувств, которые я вложил в песню.
   Возможно, по приезду домой, я еще напишу список того, что нужно будет сделать, чтобы превратить ее в идеал. Ее эмоциональность будет мешать, она не сможет стать податливой как тесто, и в то же время, вряд ли эта девушка слишком то взрослая, чтобы уметь перечить. Когда я думаю об этом, руки начинаю чесаться, так хочется наконец превратить эту девушку в то, что я мне нужно. В голове уже нарисовалось несколько тем для фотосессии, и почти возникла идея для клипа на обновленный "Дайте снега".
   Остается проблема того, что она может не согласиться. Девушка наверняка обидчивая, и вряд ли Кори здесь поможет. Тогда возможно придется попросить Шона уговорить ее, он на такие дела мастак. И все же тогда со временем из-за этого могут возникнуть проблемы. Тоже не хорошо. Ну что ж, не останется ничего другого, как усмирить свою гордость и пойти к ней самому - не думаю, что это будет для меня сложней, чем когда-то было ходить по продюсерам. Ничего, я могу постараться и быть хорошим, даже милым. Если я хочу чтобы этот голос пел мои песни запланированные на следующий альбом, я очень сильно постараюсь.
   Подойдя к зеркалу я поправил волосы, и оценивающе окинул подведенные глаза, возможно и не стоит стирать карандаш, все выглядело как раз так, как того хотят фанаты. Образ был сохранен.
  
  
   Голова раскалывалась, или так мне казалось, пока я не поняла, что кто-то очень сочно стучит в дверь, возможно даже ногами. Милли с мужем еще не могли вернуться с отдыха, тогда возможно это снова пришла Кори. Я уже немного остыла и я была готова выслушать ее нормально, хотя теперь меня уже не надо было убеждать. Это вчера я была на 90% против того, чтобы попасть в "Предательство" а сегодня всего лишь на 30%. Я занималась домашними делами и ловила себя на том, что думаю, как буду общаться с парнями, как избегать подобных ситуаций с унижениями, и как буду выступать с ними.
   Злясь на себя и на неспособность что-то толково сделать в доме, я включила телик и после вырубалась под него. Сев на диване, я еще несколько мгновений приходила в себя, чтобы понять, где я, а уж после пойти открывать дверь. Телевизор вещал не так уж и громко, и все же я его выключила, когда пошла открывать дверь.
   Темно на улице еще не было, и дом находился на очень оживленной и к тому же густонаселенной улочке, потому я не боясь распахнула двери. Не стоило. Я резко закрыла дверь, когда стыд и злость волной налетели на меня при виде знакомого лица, но ботинок незваного гостя был быстрее, и не позволил двери закрыться окончательно.
   - Что за ребячество, - презрительно процедил любимый мной во многих песнях голос. - Открывай, хочу с тобой поговорить.
   Я тряслась от злости и в некотором смысле от страха, так как вид Лэкса опять вернул меня на день назад в студию, где я стояла перед ним почти голая, и к тому же должна была выслушивать гадости о себе. Но в то же время я понимала, что не правильно себя так вести. Мне не пять лет, и у меня не может быть к этому человеку личных счетов, то как он себя повел, было во благо группы. И я точно не сомневалась, что если бы пришлось вернуться назад, в прошлое, он бы поступил так же. Думаю у него и на минуту не мелькнуло мысли о том, чтобы извиниться. Но все же его что-то сюда привело. Любопытство быстро взяло верх над злостью.
   Осторожно открыв дверь, я постаралась придать себе спокойный вид и уставилась на него. Музыкант одарил меня ледяным взглядом, а потом приподнял ногу и платком вытер ботинок, который я зажала дверью. Сегодня он не был одет как в прошлый раз - не в светлое, а в черные узкие джинсы, и голубую обтягивающую рубашку, заправленную за разрисованный пояс. На шее у него болтался тяжелый шарф, на голове была щегольская шляпа, а волосы не были прямыми как в прошлый раз, а взлохмаченными, что делало из него не такого мерзавца, каким он являлся. Через руку у Лэкса был перекинут свитер на пуговицах, толстой вязки, на плече висела камера. Он раздражал тем, что одеваясь гламурно, не переставал выглядеть мужественным и привлекательным. И черт побери, камеры не лгали, он был именно таким, каким хотел казаться - грубым, отстраненным, гордым и все-таки красивым. Странно, что тебе не нравится человек, но его внешность кажется красивой. Интересно, как бы отреагировали фанатки "Предательства" узнав о том, что их кумир самая отъявленная жопа с ручками!
   - Эти туфли ручной работы, - заявил он мне, и надавив на дверь рукой вошел внутрь, игнорируя мое недовольство.
   - Ну что же ты, не стесняйся, проходи, - пропела я, но когда его губы пренебрежительно поджались, то пожалела об этом.
   - Я уже вошел. Прости что без разрешения, но не хочу, чтобы люди начали меня узнавать, тогда вокруг этого дома будут ночевать фанаты. Тебе ведь этого не надо?
   - Нет, - жалко ответила я, и захлопнула дверь. Что за черт! Я и так целый день думаю об этой группе, думаю о том, как это быть их лицом, их новым голосом, петь с этим фашистом, и тут еще препирается он, как напоминание об унижении.
   Лэкс явно не был озабочен тем, что пришел без приглашения в чужой дом, он вел себя так, как будто часто приходил сюда и является другом семьи. Кинув свой пиджак на диван, он устроился там же, перекинув ногу на ногу и выжидающе смотря на меня.
   Видимо это было приглашение сесть. Нормально, меня приглашают сесть в доме в котором я живу. Сев напротив него, я подумала что это напоминает вчерашний приход Кори и Макса, но кажется я поменялась теперь местом с ними.
   - Итак, ты подумала?
   - Вроде бы говорилось о трех днях? - склонив голову набок, я рассматривала мыски его ботинок, но мне точно не хотелось смотреть этому человеку в глаза.
   - Да, и эти три дня заканчиваются завтра утром к 10 часам, так как я уже уладил все свои дела в Бостоне, мне хотелось бы уже поехать в Ньюпорт.
   - В Ньюпорт? - переспросила я, не понимая, что им там делать.
   - Да, в Ньюпорте есть дом, который принадлежит нашей группе, там мы проводим отпуск. На самом деле так о нашей поездке думают все, но мы собираемся совмещать отдых с работой.
   Ну этот точно может думать лишь о работе. Смотря на напыщенного павлина который сидел передо мной, я не могла себе представить его в шортах и футболке, играющего на пляже в волейбол. Только где-нибудь на фешн-вечеринке или же на показе мод, в обнимку с тощей, холодной мымрой. От чего при этой мысли мне стало смешно.
   - Я написал уже несколько песен, и хочу написать все остальные для альбома, и там мне работается лучше. - тут он замолк, что заставило меня глянуть на него. Парень явно был в затруднительном состоянии, он понимал, что ему следует передо мной извинится, но не мог это произнести. - То что было вчера не относится именно к тебе как к личности, то же самое было и со всеми, потому я здесь не для того чтобы извиняться или же умолять тебя вступить в группу. Твой голос мне нравится, ты уверенно играешь, и видно, что у тебя была неплохая школа - но ты сырой материал. Если хочешь стать кем-то, то тебе к нам, я сделаю из тебя звезду. Вот это, - он вытащил из кармана пиджака диск, и потряс ним в воздухе, прежде чем положить на столик, - та песня, что ты пела вчера. Здесь минусовка сделанная под тебя и твой голос, если ты хочешь петь нечто такое, то что пишу я, то ты еще к 10 утра будешь возле студии. Нет, тогда я боюсь, что никто не сможет сделать из тебя певицу, так как ты слишком многого хочешь. Так не бывает - нет легких путей в этом бизнесе, так и знай.
   - Минусовка написанная под меня? Под мой голос? - я невольно протянула руку и взяла диск, так как только эти слова остались значимыми в голове из всех сказанных.
   Он надменно растянул губы в улыбке, очевидно понимая мои чувства в данный момент. Это тоже самое если бы Дебюсси написал для меня сонату.
   - Да, мне понравилось, как ты ее исполняла, но некоторые места были не идеальными, я сделал ее теперь идеальной - можешь проверить.
   Я даже не дослушала, что он сказал, а кинулась к своему старому синтезатору, купленному для меня дядей еще лет 5 назад, и поставила диск. У меня дрожали руки, когда фонограмма заиграла, и я тут же поняла, о каких недочетах он говорил - вступление у него было мягче и с переходом перед началом слов, а за тем и припев был немного изменен, и мне там не нужно было в конце брать так высоко. Прослушав фонограмму несколько раз, и совершенно забыв о самом композиторе, я просто уставилась в одну точку, и прокручивала в голове, как все это будет звучать, если соберутся все парни из группы и здесь будет не одно пианино. В предвкушении я даже закрыла глаза и радостно завопила, но мою радость прервало недовольное фырканье. Едва не застонав от досады я повернулась к источнику того злополучного звука.
   Конечно же Лэкс не остался сидеть на месте, а ходил по комнате и теперь рассматривал фото Мелли и ее мужа, а также мои фотки. Но он явно потешался из-за моей радости.
   - Итак, ты согласна? - он говорил скорее утвердительно, словно и не спрашивал меня, а приказывал.
   Но меня покоробил не тон его голоса, а то, что он все же хочет получить ответ сегодня, и я не могла быть такой жалкой, чтобы снова сказать, что у меня ведь есть еще в запасе время. Я сидела между двух огней - с одной стороны был диск с фонограммой, а с другой стоял он - тот кто унизил меня, не считал должным извиняться, и обещал еще большие нагрузки в ближайшие 6 недель. Но я вдруг так близко подошла к тому, чтобы осуществить свою мечту, стать той, кем мечтала быть с 8 лет. Как я радовалась мечтам, в которых я уезжала прочь из глухой Монтаны, чтобы стать известной певицей! Дядя никогда меня не понимал, и все же поддерживал, что я ему скажу, когда вернусь, и все еще буду никем? Разве такой шанс еще появится?
   Я понимала что Лэкс слишком гордый чтобы признать это, но мой голос ему необходим, да мне и не нужно было чтобы он тут рыдая умолял петь его песни и вступить в его группу. Все о чем я думала, так смогу ли я выдержать все? Смогу ли выдержать прикасания фанатов, их внимание, тесное общение с парнями в группе - я так устала от людей, и от одной этой мысли меня просто начинало тошнить. Возможно за 6 недель я привыкну к обществу парней, и постепенно мне станет легче общаться с другими людьми? Этот плохой год нужно закончить.
   Я с недоверием посмотрела на Лэкса, потому что смотря на него, я понимала что меня ждет - это будет все вместе: радость от того, что я буду петь, я буду выступать и горе, потому что он будет лепить из меня другую Эшли.
   - Обещаю, что больше не заставлю тебя раздеваться передо мной. Но фотосессии будут почти такими же - народ требует сексуальности, и ты должна ее им давать. Возможно, что тебе придется обнимать и целоваться с нами в клипах и еще, наверняка с твоим появлением тебе будут приписывать романтические отношения с кем-то из нас - так вот, тебе придется играть все это. Все напоказ. Ближайшие 2 года, пока будет действовать контракт ты не будешь той, какой являешься на людях. Компренде?
   - Твои слова меня не убеждают, а только пугают, - тяжело сглотнув, отозвалась я.
Впервые за то время, что я говорю с ним, лицо Лэкса стало почти человечным.
   - Я говорю тебе все как есть, и хочу чтобы ты была готова. Есть та сторона, которую видят люди - это когда ты улыбаешься и у тебя все хорошо, а есть та сторона, которую будем видеть лишь мы - когда после трехдневной съемки клипа, ты будешь отсыпаться 32 часа. Когда перед концертом ты ничего не сможешь съесть, а после, тебя потащат на вечеринку, чтобы это отметить, и тебя будет мутить от колы и мартини. Когда ты будешь выворачиваться на изнанку, чтобы стать самой желанной и красивой для фанатов и зрителей, и будешь привыкать к тому, что тебя будут ненавидеть за такую близость к нам. Хочешь стать звездой, готовься каждый день окунаться в грязь, и тонуть в поте. Но ведь это лучше, чем оставаться никем?
   Он не утешал меня, это однозначно, но то что Лэкс постарался сочувствовать, было довольно ошеломляюще.
   - А что нужно взять с собой? - тонким голосом пропищала я, понимая, что говоря эти слова, уже соглашаюсь.
   - Одежду практически не бери - у тебя будет все новое, ты поменяешь имидж. Бери только то, что тебе дорого и более всего необходимо. Когда за тобой заехать?
   - Можно с утра?
   У меня был такой несчастный вид, что мне даже стало стыдно за себя, словно у меня не было выхода, и Лэкс заставил принять такое решение. Но ведь я сама выбираю эту дорогу, не так ли? Я не хочу оставаться никем - если останусь, то проиграю, и случай из прошлой жизни будет пустым уроком мне.
   - Хорошо. Мы подпишем контракт с утра. Так как ты согласна, я должен задать тебе несколько вопросов, это уже становится у нас традицией, и к тому же плохой. - словно себе самому пробормотал Лэкс, внося это в невидимым список плохих вещей.
   Я насторожилась, а он протопал ко мне, и опершись на стену возле меня заговорил:
   - Парень?
   - Нет.
   - Сексуальный партнер?
   Лицо стало пунцовым, а голос дрогнул:
   - Нет.
   - Ты собираешься, каким либо способом забеременеть в следующие два года?
   - Нет. И что это за вопрос такой?
   - Спроси у Кори, она на него тоже отвечала "нет". Итог ты знаешь сама.
   - Думаю в этом нужно обвинять Макса, а не ее.
   - Если бы я не был с тобой согласен, то не говорил бы об этом так спокойно. Потому я надеюсь, что ты не испортишь мои планы, залетев случайно. А то что у тебя никого нет еще лучше, не будет ревнивцев желающих проломить кому-нибудь из нас голову. - он стал задумчивым, и еще раз оглянул комнату.
   - И как понимаю, у тебя и друзей то нет. Плохо для тебя, хорошо для нас.
   - Угу, спасибо за сочувствие, - промямлила я, все еще не имея сил дать ему достойный ехидный ответ, какой могла бы дать Кори. В некоторой степени я опасалась его - он казался человеком спокойным, но и в то же время со странными моральными качествами, кто знает, что ему сейчас стрельнет в голову. И он однозначно был неприятным типом.
   - Сочувствие будешь получать от Кори, от меня же мудрость и силы стать тем, кем ты хочешь. Так что без сантиментов, с завтрашнего дня ты уже не будешь девочкой-подростком, а станешь лицом нашей группы.
   - Я не подросток, - воскликнула я, чем немало его позабавила, но улыбочка у него была довольно неприятная.
   - То что тебе чуть больше 20 не делает тебя взрослой и умной. И лучше тебе научиться держать свои чувства под контролем, меньше обижаться, и эмоционально на все реагировать - так ты себя сожжешь. Люди которые не могу отстранится от всего этого, сгорают. А это слабость, ее нельзя допускать.
   Он поджал губы и пошел в сторону дивана, подхватив свой свитер так же спокойно вышел в двери, как и пришел, не ожидая что я его буду сопровождать.
   Я же осталась сидеть на месте, и плеваться, так как слишком уж легко я согласилась на все это. Теперь у меня было такое впечатление, что Лэкс уговорил меня выкопать могилу, лечь в нее, и еще саму себя закапывать. Он был тревожным субъектом, тревожным и неприятным, но очевидно разгадал на какие кнопки нужно нажимать, чтобы я стала сговорчивой.
   Мне ничего другого не оставалось делать, как идти собирать вещи, хотя я попутно планировала заскочить в ванну и хорошенько опорожнить желудок - так мне было страшно.
  
  
   Она меня раздражает. Ее вид обиженного и растерянного ребенка, то как она напрягается каждый раз когда проходишь возле нее и то как смотрит, словно я собираюсь ее укусить. Если бы не ее голос я бы не стал тратить время на то, чтобы связываться с таким человеком - невинная и не искушенная, она будет сопротивляться всему тому, что нужно будет делать. Я уже представляю себе, как это будет сложно для нас двоих.
   Раздраженно ведя машину, я все же не переставал думать о том, как она пела, и это тоже злит. От ее голоса по телу бегут мурашки, но она переживает лишь из-за того, что мне пришлось заставить ее снять одежду, словно я какой-то маньяк. Разве она не понимает, что мне приходилось видеть зрелище и получше, чем то, как она гневно сдирала с себя одежду испепеляя меня обвиняющим взглядом. Не скажу, что я совсем был равнодушен к тому, что увидел, но я точно не собирался на нее накидываться голодным зверем.
   Странно было вообще думать о ней. Подумаю обо всех этих проблемах завтра, если Райли сегодня в настроении, то она заставит меня забыть на некоторое время обо всем. Хорошо иметь кого-то столь бесчувственного, чтобы соглашалась на секс в любое время суток дня и ночи, будет плохо, если когда-нибудь она решит все прекратить или же захочет заполучить меня целиком. Я уже нашел свою любовь - музыку, и кроме нее мне никого не нужно.
   А глупая девчонка с раздражающими слезливыми глазами, пусть остается со своими проблемами до завтра.
  
  
   Глава 5. Полная загрузка
  
   Вещей насобиралось не так уж и много, один чемоданчик на колесах, и маленькая сумка, со всем тем, что я считала для себя важными вещами. Конечно же я сделала вечером уборку в доме друзей, и убрала свои вещи, почти все, в коробки, чтобы они могли использовать эту комнату так как меня здесь не будет. Возможно со временем я смогу забрать эти вещи, чтобы они им не мешали. Но пока что у меня не было такой возможности.
   Завтракать я не стала, так как меня все еще мутило с вечера, и по той же причине я не выспалась, и сейчас дожидаясь пока за мной приедут, зевала. Мозг работал лишь наполовину, потому когда под домом что-то сильно прогудело, я и не думала идти и смотреть. Но гудение становилось все более назойливым, потому я со злостью выглянула в окно, и к моему удивлению увидела средней величины автобус, а точнее говоря трейлер. Нечто подобное было в фильме "Встреча с Факерами", только несколько меньше. Даже при моем сонном состоянии я поняла, что это за мной.
   Схватив вещи и верхнюю одежду я выбежала из дому, закрыла плотно дверь, и постучавшись к соседке, отдала ей ключи от дома. Пока я объясняла, что Милли приедет через три дня, она с интересом выглядывала из-за моей спины и рассматривала автобус. Только обернувшись, я поняла, что рассматривала она участников группы "Предательство", и даже если они не были ей знакомы по группе, то уж точно было сложно не разглядывать этих парней, которые будто бы сошли с обложки модного журнала. Как всегда у этих троих были уложены волосы, а одеты они были в нечто такое, что я раньше точно бы не назвала мужественной одеждой. Эйтан был одет в спортивный костюм розового цвета, с серебряными вставками и голубые кроссы. Шон, в белые льняные брюки, но обтягивающие а не свободные, и почти прозрачную серебристую майку. А Лэкс отличился как никто - темно-коричневые джинсы с выбеленными разводами, и вязанный свитер на голую грудь, а на шее у него был повязан плетенный шнурок. На ногах высокие буцсы, с болтающимися шнурками. Ну если он скажет что эта обувь стоит 400 долларов, я умру от возмущения, так как дядя почти в таких же обходит свиней. Да, маленький город продолжает жить во мне, не смотря на то, что я уже 5 лет учусь в Бостоне, все равно остаюсь девочкой из маленького города.
   От любопытной соседки я ушла с облегчением, но к парням шла уже не так радостно. Они все трое меня ужасно напрягали, и я очень надеялась что сейчас из автобуса выйдет Кори или хотя бы Макс, но их не было видно, а за рулем сидел незнакомый мне человек, скорее всего просто нанятый шофер, и его компания мне тоже не поможет. Когда я остановилась возле них, натянуто улыбаясь, Лэкс осмотрел мой багаж и издал:
   - Это все? Ты смотрю, буквально восприняла мои слова. Это даже хорошо.
   Я уже почти приготовилась сказать что-то злое, когда Шон и Эйтан просто взяли мои вещи и понесли их в автобус. У меня просто не было слов, потому что их жест показался мне очень дружественным, и ко мне впервые отнеслись действительно по человечески, возможно, даже если Лэкс постоянно будет меня пилить, все сложится не так уж плохо.
   Лэкс насмешливо скривил губы, и тут же отвесил мне поклон, тем самым приглашая внутрь автобуса. Я никак не отреагировала на его жест, а просто стала подниматься по спускаемым ступенькам.
   Конечно же я предполагала что автобус будет шикарным и удобным, но он к тому же был очень стильным и красивым, словно частный самолет. Здесь не было кухоньки, или спальни, а только удобные кресла, которые откидывались, чтобы можно было спать или вздремнуть. А еще туалет и душевая, что вполне может пригодится для длительных переездов, на одной из стен стоял внушительных размеров телевизор, а под ним аудио система, которой точно бы позавидовал Кей, муж Мелли, ну если уж я была ошеломлена... Свет лампочек был дневным, а еще стоял один огромный холодильник, а возле него маленькая тумбочка непонятно с чем, на ней стояла кофеварка и чайник. Итак, я по крайней мере смогу выпить кофе, иначе прям сейчас и вырублюсь.
   Шон поставил мой чемодан возле сумки, и подошел ко мне, сзади я услышала как в трейлер вошел Лэкс, и невольно мне захотелось убраться с его дороги. Но я осталась стоять на месте, так как Шон заговорил со мной:
   - Кресло под окном никогда не занимай - там всегда сидит Лэкс. Напротив мое, в соседнем Эйтан, а ты можешь выбрать то что рядом, там сидит Макс, но они с Кори решили некоторое время провести только вдвоем. И еще есть те три кресла, но они ведь далековато от нас... мы не кусаемся.
   Когда Шон улыбался, мое дыхание не делало скачка, но все же я испытывала при этом теплые чувства. У меня уже так давно не было парня, что общаться с кем-то еще кроме Кея было очень приятно.
   Лэкс обошел нас, и с насмешливо поднятыми бровями глянул на меня. Когда он сел, я тихонько фыркнула, надеясь что он не услышит.
   - Шон, только не надо ее баловать. С завтрашнего дня у нее начинается веселенькая жизнь, пусть не думает что ты вечно будешь ей помогать.
   Эйтан стал с другой стороны от меня, и пожал плечами:
   - Не обращай внимания, он еще не выпил свой кофе.
   - Я бы тоже не отказалась, - пробормотала я, и пошла к тому креслу, которое по словам Шона занимал Макс. В автобусе было тепло, потому я тут же сняла теплую парку, оставаясь в свободной рубашке, но и ее вскоре пришлось расстегнуть, открывая красную майку. Черт, она выглядела слишком вызывающе, так как сдавливала грудь помимо лифчика, и мне стало неловко.
   Когда автобус тронулся парни тут же занялись какими-то своими делами. Эйтан включил телевизор, Шон надел наушники и когда слушал музыку, его пальцы двигались, словно он играет на гитаре, а Лэкс не обращая внимания на шум от телика, читал, надев при этом очки.
   Мне не было чем заняться и невольно я начала анализировать парней с которыми мне придется работать и жить вместе в следующие несколько лет, когда я подпишу контракт.
   Эйтан был немного выше меня, с круглым симпатичным лицом, но особенным его делали крашенные рыжие волосы, которые он все время как то иначе укладывал. Он и раньше привлекал мое внимание в клипах, так как казался неординарным и интересным - в носы и в губе у него были сережки, а на пальцах левой руки татуировки, рисунок которых я не могла разобрать. В клипах он всегда дурачился, и на концертах тоже, но я встречаю его в живую уже второй раз, и при этом он вполне спокоен и собран. Совершенно случайно я узнала от Кори, что Эйтан получил юридическое образование, и был магистром. Это совершенно не вязалось с тем образом что он создал для себя в мире музыки - Лэкс прав, нужно постоянно играть.
   О Шоне я знала лишь то, что он считается ловеласом группы, именно о его похождениях больше всего историй. Он красивый, действительно красивый, но не по странному, как например Лэкс, а живой красотой спортсмена наверное. У него тоже были зеленые глаза, но значительно темнее, чем мои, и кожа была тоже смугловатой. Он был крепким и высоким, но при этом так же ощущалась в нем худоба и элегантность, но сдержанная. Скорее всего если и был в этой компании кто-то действительно спокойный но и веселый, так это он. Смотря на него, мне приходило в голову слово "надежность", но истории о его любовных романах настораживали. Он был добрым, но я догадывалась, что он попробует подкатить ко мне, просто так, для галочки, для проверки своих возможностей, а когда я отошью его, даже и не подумает обидеться. Наверное таких парней мамы хотят в зятья, но это только если смотреть на его внешность и первое впечатление.
   А Лэкс...он оставался неприятной загадкой, которую мне не хотелось распутывать. Наблюдая за тем как его тонкая фигура уютно устроилась в кресле, я думала, что сейчас появятся фоторепортеры, чтобы запечатлеть его. Поза была удобной, но парни не должны сидеть столь расковано и при этом выглядеть, как картинка в журнале. Его руки с тонкими длинными пальцами пианиста аккуратно листали странницы, и это тоже выглядело странно картинно. Его я не понимала это точно. Я привыкла к тому, что руки парня должны быть грубыми и мозолистыми, эти руки вряд ли когда-либо брали лопату в руки и носили навоз. Радовало то, что по всей видимости город меня еще не испортил, раз я считаю его слишком изнеженным. Но я так же не могла не заметить, что предплечья у него накаченные, грудь имеет рельеф, а спина и плечи широкие. Каким бы утонченным он не выглядел, все равно оставался мужественным. Это то и раздражало. Ну как в такой одежде можно все равно походить на парня...привлекательного парня. Наверное он был в школе звездой, королем на выпускном бале. Я тоже была королевой бала, но разве можно сравнить мою школу в городе с населением в 7 тысяч человек, и Бостоном? Вряд ли. По меркам Бостона я была всего лишь смазливой, но достаточно симпатичной, чтобы мне завидовали. А таких высокомерных как он наверное ненавидели. Я на это очень надеялась, потому что нельзя обладать и красотой и харизмой и талантами, и при этом хоть чем-то не расплачиваться. По отношению к другим людям это было бы просто не честно. Зато в отношении его никогда не ходило никаких грязных сплетен - не было бурных романов и расставаний, грязных сцен, пьянок и драк. Его репутация была чистой, и такой же холодной, как и прозвище - Ледяная глыба. Вот это точно подобрано. Во-первых, тупая не пробиваемая глыба, а во-вторых - ледяная, как и его сердце. Смотря на таких людей, как Лэкс, задумываешься, любили ли они кого-нибудь. У меня то и самой не было опыта "великой любви", но я точно могу сказать что к некоторым парням была глубокая привязанность...но такие как Лэкс вообще вряд ли хоть к кому-то привязаны. Возможно только к членам своей группы, ну вот и все.
   Меня хватило недолго на такие размышления, парни занимались своим и никто со мной не говорил - может, переживали что мне будет неуютно, а может даже не задумались над этим, так как поездки стали для них чем-то обыденным, что нужно выдержать. В любом случае я отключилась где-то после получасового созерцания своих попутчиков, но зато будили меня очень приятно. Кто-то водил перед моим носом кружкой с кофе и от этого запаха я проснулась.
   Возле моего кресла присел Эйтан, и явно разглядывал меня во сне, но именно он и водил кружкой. Я бы сказала, соблазнял меня кружкой с кофе.
   - У тебя очень густые ресницы...и светлые. Значит, ты не красишься?
   - Нет. И не красилась, это мой натуральный цвет.
   - А умеешь красить?
   - Да, а что? - с сомнением протянула я, сосредоточив все свое внимание на кружке с кофе. Когда я отобрала ее у Эйтана, то уже почти проснулась.
   - Эдвард-руки-ножницы иногда не любит мою смену имиджа, парни отказались красить меня еще четыре года назад назвав это ненормальным, а Кори которая занималась этим раньше теперь мутит от одного упоминания слова краска. Может, ты мне поможешь?
   - А кто такой Эдвард-руки-ножницы? - ну я знала, что есть такой фильм с Джонни Деппом, но вряд ли Эйтан имеет в виду его.
   Лицо Эйтана стало смешным, когда я это спросила, так как сережка в его носу негодующе заходила. Видимо это стыд и позор не знать Эдварда-руки-ножницы.
   - Наш стилист - он выбирает, что мы будем носить, и какие прически будут у нас. Он так же приедет в Ньюпорт, чтобы заняться тобой. Но ты должна будешь время от времени меня красить. Не против?
   Видимо для Эйтана было нормально просить о подобной услуге едва знакомого человека.
   Я усмехнулась и уставилась в кружку, потягивая носом теплый аромат.
   - Кофе это подкуп?
   Лицо Эйтана стало озадаченным, а потом он просиял.
   - Можно и так считать. Но на самом деле мы уже три часа как приехали в Ньюпорт, а ты все не просыпалась. Лэкс сказал не тревожить тебя - но я подумал, ты захочешь есть.
   Не веря своему счастью, я даже выпрямилась в кресле. Неужели можно будет поесть? Со вчерашнего дня я еще так ничего и не съела, и меня начинало тошнить уже от голода.
   - А что есть из еды?
   Лицо Эйтана стало пунцово красным, и так как я его не знала, то не догадалась что это от стыда.
   - Ну, вообще-то я подумал, что ты что-то приготовишь.
   Эта ситуация была такой комичной что я расхохоталась. Ну, конечно же, кто еще будет готовить, как не единственная девушка. Им повезло, я прекрасно готовила, к тому же не имело значение какие это блюда - французской ли кухни, мексиканской.
   Эйтана моя реакция озадачила, и он добавил.
   - Это лишь сегодня, с завтрашнего дня будет приходить женщина для этого.
   - Не беспокойся. Мне не внапряг, главное чтобы были продукты.
   - Ну, парни как раз приехали из магазина, так что давай вылезай отсюда, я уже перенес твои вещи в дом.
   Я так и пошла наружу неся кофе, и понемногу отпивая его. Когда я вышла из трейлера то поняла, что уже был день, точнее говоря обед, и солнце вовсю разошлось. Я точно поняла, что мы уже не в Бостоне, когда увидела пальмы и лазурное небо, совершенное не похожее на то, что я сегодня видела с утра. Несмотря на весну, мне стало жарко в рубашке, но я не стала ее снимать, стыдясь своих полных рук и выпирающего из майки бюста. О животике с лишними сантиметрами я даже думать не хотела.
   Покрутившись на месте, я вдохнула свежий воздух и уж потом поняла, что нахожусь не на улице а на площадке перед домом. Даже и не знаю, что я ожидала увидеть, думая о домике в Ньюпорте, но была немного поражена, увидев это - старый колониальный дом, но в добротном состоянии, кто-то хорошо его отреставрировал. Крышу явно меняли, окна заменили, пусть и на подходящие по стилю, но было заметно, что им не так уж много времени, а вокруг дома раскинулся отличный сад и ухоженные лужайки. Дорожка что вела к дому, была насыпной, из какого-то странного сорта гравия - розовато-серого. С одной стороны кто-то заботливо насадил пальмы, и мелкие кусты, другая сторона оставалась просто лужайкой без всяких прибамбасов и фигурок. Все было просто и со вкусом. И совсем не безлико.
   Эйтан уже почти вошел в дом, когда я поспешила за ним, и он услужливо приоткрыл мне дверь.
   - Дом тебе понравится, еще не одна девушка, что была здесь не осталась равнодушной, - с такими словами он пропустил меня вперед. А я подумала о той веренице девушек, что тут бывала.
   Ну что ж, он оказался прав. Если снаружи дом выглядел как пряничная игрушка, то внутри это было чистой воды современное искусство. Стены белые, или же обитые светлым деревом, на стенах картины современных художников или же постеры и фотографии группы. Мебель вся простых линий, симметричная и угловатая, точно взятая с выставки финских дизайнеров. В доме ощущался простор и свет, в нем словно поселился воздух и ветер.
   - Кухня там, - Эйтан нетерпеливо подтолкнул меня к коридорчику, который привел нас к хромированной современной кухне, на которой спокойно мог бы повеситься от радости шеф-повар. Здесь было все. Духовой шкаф, 6-тикамфорная плитка, двухдверный холодильник, и рабочая зона с мойкой, а в завершение всего прозрачный стеклянный столик на 8 персон, а к нему пластиковые кресла разной расцветки. Мечта любой домохозяйки, которая решила угробить свою жизнь на кухне.
   Тут уже толклись Лэкс и Шон, освобождая бумажные пакеты от продуктов. Все это они оставляли на столике, наверняка для меня.
   - Уже проснулась? - поинтересовался отстраненно Лэкс, даже не глянув в мою сторону, а читая этикетку на консерве.
   - Уже разбудили, - уточнила я, - нет, подкупили и заявили, что я сегодня готовлю. Так что именно приготовить?
   Лэкс молча протянул мне листок с какими-то каракулями, а Шон и Эйтан при этом прыснули со смеху. Я так растерялась от их реакции, что забрала листок у него из рук даже не представляя что может быть такого в этом листке. Там были написаны разные продукты и блюда, а внизу огромными буквами подписано и подчеркнуто значилось - НЕ ГОТОВИТЬ!
   - Это список тех продуктов, которые мы не едим, по тем или иным причинам.
   В список попала фасоль и капуста, которые я лично очень любила. Но некоторые продукты оказались мне не знакомы, как и блюда.
   - Уточняю, - заметил Шон, продолжая улыбаться во весь рот, - только четверть припадает на меня, Эйтана и Макса, все остальное на Лэкса, он очень переборчив.
   - Да уж, это точно, - не подумав, заметила я вполголоса, а когда до меня дошло, я осторожно глянула на Лэкса. Его губы поджались и он тяжело смотрел на меня.
   - Ну уж простите, я такой какой есть.
   - Это точно, - подтвердил Шон, и отряхнув руки, словно сделал сложную работу пошел прочь из кухни.
   - Тебе помочь? - поинтересовался следом за ним Эйтан. - если нет, то я тоже линяю.
   Я посмотрела вслед Эйтану и Шону, а потом виновато улыбнулась Лэксу, но он уже не обращал на меня внимания, а все так же читал этикетку. Прошло несколько минут, прежде чем он закончил, и окинув меня равнодушным взглядом, ушел, даже ничего не сказав.
   После него в кухне стало проще и легче, хотя он даже не грубил. Он просто вел себя отстраненно и равнодушно - такой человек пугал, он вообще бывает в мире с другими людьми? Видимо парней это не тревожило, но они наверняка просто привыкли к нему за годы дружбы. Мне же придется свыкаться некоторое время.
   Я приготовила салат, запекла картошку и пожарила готовые отбивные, потратив на это полчаса. Когда я позвала парней, они успели искупаться и переодеться. С мокрыми волосами они были немного не похожи на себя гламурных, но вот одежда оставалась все такой же. Они немногословно расселись по стульчикам, и принялись есть, но постепенно за столом завязался разговор, за которым на меня никто не обращал внимания. Я слушала их молча, и тем самым я могла наблюдать за ними и лучше понимать. Лэкс за едой расслабился, и иногда его усмешки были не такими уж грозными, Шон хохотал до слез, а Эйтан стал полностью серьезным, так как другие смеялись над ним.
   - Ты хорошо готовишь, - на конец обеда поблагодарил меня Шон, довольно потягиваясь. - Наверное тебе тоже хочется переодеться, только Лэкс, я не знал куда девать ее вещи.
   Лицо Лэкса на миг напряглось, а потом он тяжело вздохнул и посмотрел на меня, и тут же принялся объяснять свое выражение лица.
   - Итак, есть 5 спален. Макса и Кори, Эйтана, Шона, Эдварда-руки-ножницы и моя, так что как понимаешь возникает некая проблема, но у меня есть решение...которое тебе не понравится.
   - Черт, прям повторяется история с Кори, - чертыхнулся с усмешкой Шон. - Надеюсь, это не будет похоже на то, что было с ней.
   - А что было с ней? - поинтересовалась я, так как раньше ничего такого не слышала от Кори.
   - Ну, та же ситуация сложилась в нашем доме в Сан-Франциско, но там ее комната требовала ремонта, а еще мы в ней держали всякую ерунду типа игрушек. Мы дали ей на выбор у кого в комнате она перекантуется. Лэкса она назвала мрачным, меня ворчуном, Макса надоедой, а вот Эйтана веселым, как не странно, и выбрала его комнату. Но ты знаешь Кори, она чем-то похожа на Лэкса, все ей не так и не то, вот Эйтан и выставил ее, а Макс с радостью принял к себе.
   - Со мной будет так же? Потому что я бы тоже выбрала Эйтана, - даже не пытаясь шутить заметила я, стуча по губам ложкой. Мне не нравилось, как складывалась ситуация. Эйтан при этом усмехнулся.
   - Нет, не переживай, - сухо заметил Лэкс, отодвигая на своей тарелке в сторону лук, так, словно он был отравлен. - Ты будешь в моей комнате, так как у меня единственного есть гостиная, которая закрывается на дверь. Там есть диван, он раскладной, и моя ванна отдельная от их, так что думаю легче делить ее со мной, чем с Эйтаном и Шоном. Эйтан никогда не моет после себя ванную.
   - Зато Лэкс может драить ее с хлором, пока та не заблестит. Это клиника.
   - Он ипохондрик, - поддержал Эйтана Шон, при этом они явно насмехались над Лэксом. Но тот лишь приподнял уголки губ, никак не комментируя их слова.
   - Могу гарантировать, что зато не буду храпеть, в отличие от некоторых и посягать на твою...хм...добродетель...
   Это было сказано таким тоном, что даже я не смогла удержаться от смеха. Эйтан ржал расплевывая еду на нас всех, Шон свалился со стульчика, а Лэкс лишь раздувал ноздри и жевал недовольно губы. Я смеялась до слез, чувствуя, как прихватывает живот.
   - Откуда ты такие слова знаешь? - отдышавшись, Шон вернулся на стульчик.
   - Читаю много. - то как он это сказал, отбило у меня охоту смеяться, но явно не испугало парней.
   Чтобы отойти от этой темы я сказала:
   - Я готовила, вы моете посуду. Хочу тоже в душ...если конечно на сегодня нет планов на мое изменение.
   - Эдвард-руки-ножницы приедет завтра, а сегодня можешь отдыхать, - благосклонно отозвался Лэкс, - потом придешь вниз, поставишь подпись в контракте, и можешь отдыхать. Но если будешь идти на улицу, прикрывай лицо и плечи, я точно знаю, что твоя кожа должна оставаться белой.
   Честно говоря, это прозвучал очень странно, даже в некотором смысле интимно, но парней это нисколько не удивило, потому и я не стала ничего говорить. Белой, значит белой, я и так слишком быстро сгорала.
   - Моя комната в самом конце коридора.
   - И она неоправданно большая. - пропел Шон, явно подтрунивая над Лэксом. Я не стала слушать, что тот ответил ему, а поспешила уйти, чтобы расслабиться. Не смотря на дружелюбность, я все время была как скрученная пружина, и чувствовала дискомфорт. Я все время при них чувствовала себя напряженной, будто боялась в любой момент какого-нибудь подвоха. Если бы они узнали об этом, то наверняка обиделись бы.
   Как и говорил Лэкс, его комната была в конце коридора на втором этаже, и не сложно было понять, что она принадлежит ему. Аскетичная и в то же время вещи в ней были дорогими: кожа, дерево, стекло, метал. Белый, серый и темно-синий. На стенах висело несколько его удачных фотографий, некоторые я узнала, так как они были на разворотах известных журналов, но все остальные фотографии были пейзажами или же фотографиями Эйтана, Шона и Макса, а также Кори. Фотки явно были сделаны во время концертов, но до того как они выходили на сцену или после. Несколько с отдыха - все они веселились и дурачились. Фотограф явно улавливал моменты, когда они раскрывались полностью и снимали маски. Эйтан был на них задумчивым, а не таким веселым как его знала публика, Шон или улыбался, или становился почти нежным, а Макс и Кори не отрываясь смотрели друг на друга. Фотографии были очень красивыми. Такие хотелось иметь в альбоме с подписью "Друзья".
   Гостиная в комнате Лэкса, как он и говорил отделялась дверью, и в ней стоял маленький деревянный столик, покрашенный в белый цвет, на полу валялись разноцветные пятна - кресла-подушки, и стоял кожаный диван, который действительно раскладывался. Ну и стену, конечно же украшал телевизор, как иначе можно обойтись без этого в комнате парня.
   На висячих закрученных полках причудливых форм стояли книги и диски, на столике валялось куча папок, из них выглядывали ноты и еще десятки фотографий, лежал фотоаппарат. Одна стена была полностью спрятанным шкафом, где кто-то оставил половину места свободным. Его дверки подсвечивались голубым неоновым светом, и мне показалось это красивым. А противоположная стена была сплошными окнами, до пола, которые раздвигались и выводили на балкон.

Оценка: 6.75*48  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"