Колесова Наталья Валенидовна: другие произведения.

Грани Обсидиана. Грань третья. Найна

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.34*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    выложена часть 3й истории

  ...А не уйти ли ей, в самом деле, с Ольгером?
  Эта мысль - и она сама это сознавала - была нелепой, детской... Упрямым желанием досадить своим близким, сделать больно: раз уж они выбрали невесть кого, то почему и она не имеет на это право? Но уйти с Ольгером означает не только оставить родных и свой дом. Это означает покинуть свою землю. Возможно - навсегда.
  Ярча, чувствуя настроение всадницы, замедлила бег. Найна огляделась. Могучий Обсидиан - его течение сейчас, летом было неторопливым, величественным - казалось, самой природой создан стать границей между двумя мирами. Лес на том берегу, густой, темный, уходил вдаль, поднимался по горам к синему хребту, откуда, по преданиям, пришли их предки. Если она и хотела где-то побывать, то только там, за Хребтом... но потом вернуться. Обязательно вернуться.
  Их берег выглядел гораздо добрей и приветливей. Или просто она таким привыкла его считать? Лес светлее, смешанный, холмы, цветастые поляны... Да еще люди поработали, вырубили деревья, расчистили место под свои поля и деревни. Слов нет, оброк они платят исправно, на заставы бойцов посылают... Но лучше бы их, право, не было здесь вообще. Тогда и с Ольгером, возможно, не случилось то, что случилось...
  Вон, впереди, бредет один из них...
  Тропа на Черную была не слишком утоптанной - раз в сезон туда отвозят припасы, да раз в месяц они ездят обновлять заклинания. В это новолуние вновь вызвалась Найна - уж очень не хотелось Фэрлину оставлять свою жену на последнем месяце. Да и то сказать, пусть лучше рядом побудет, глядишь, и разродится женщина спокойно. Наконец-то появятся в семье Фэрлинов дети, может, даже, с Даром...
  Человек впереди, заслышав стук копыт за спиной, обернулся и отступил на обочину. Когда Найна проезжала мимо, стянул шапку в привычном приветствии. Найна кинула на него равнодушный взгляд - охотник. Неброская одежда, мешок за плечами, арбалет, медвежий нож в потертых ножнах... Лишь когда мозг до конца осознал увиденное, она натянула поводья и повернула Ярчу.
  Человек попятился, когда Найна осадила лошадь прямо перед ним. Взгляд настороженный, но без страха; темная щетина, еще не превратившаяся в полноценную бороду; черные волосы забраны в длинный хвост... Подавшись вперед, Найна ручкой плетки отвела полу его куртки. Зрение ее не подвело: за пояс был заткнут бич.
  Волчий бич.
  - Что это у тебя? - спросила Найна, хотя ответ вовсе не требовался.
  Все люди в их землях знают, что волчьи бичи запрещены. Да и ни к чему они: Пограничники и сами разберутся со своими дальними сородичами, изредка появляющимися на их территории.
  Человек и не отвечал, просто смотрел. Найне его взгляд показался наглым... или вовсе не показался? Мужчина смотрел с равнодушным любопытством: ну, мол, и что дальше?
  - Дай мне его!
  Он даже не шевельнулся. Остается только поблагодарить случай, пославший ей того, кто отвлечет ее от бесконечных, тягостных и бессмысленных дум... Найна перекинула ногу через седло. Спросила ровно:
  - Ты знаешь, кто я?
  Человек окинул задумчивым взглядом Ярчу, сбрую, переметные сумки. Взгляд скользнул от сапог, по штанам, задержался на ноже, подробно исследовал покрой рубашки... а может, и не только покрой - Найна чуть не зарычала - и, наконец, встретился с ее взглядом. Губы, обрамленные темной щетиной, раздвинулись в медленной улыбке.
  - Знаю. Волчья сука!
  Найна опоздала в прыжке лишь на мгновение: бич развернулся, черной стремительной змеей рассекая голубое небо...
  
  Она задыхалась. Пальцы бессильно боролись с удавкой, стягивающей горло, скребли по металлу, ломая ногти...
  - Строгий ошейник, - сказали над ней. - Не сопротивляйся, и будет не очень больно.
  Найна рывком перекатилась на спину, но связанные в запястьях руки хватили лишь пустоту у пояса. А где... Ее верный нож висел на ремне человека - рядом со свернутым волчьим бичом. А сам человек находился вне ее досягаемости. Пока.
  Она попыталась подняться. Со связанными руками и спутанными ногами удалось лишь встать на четвереньки. Под взглядом наблюдавшего за ней... охотника? эта поза вдруг показалась унизительной. Найна села, согнув колени. Ни зубы, ни пальцы справиться с веревками не могли - те ускользали, резали десны и кожу в кровь, узлы непостижимым образом запутывались и навязывались еще больше. Заговоренные, что ли?
  - Развяжи меня! Живо!
  Человек, казалось, не слышал. Задумчиво смотрел на лошадь: та убежала недалеко. Мужчина протянул руку, заговорил негромко, хрипловато, но ласково - подманивал. Ярча, поводя ушами, не двигалась с места. Едва мужчина сделал пару шагов, отбежала и встала, наблюдая настороженно. Человек тоже остановился, по-прежнему протягивая руку ладонью кверху, точно предлагая невидимое лакомство, но уже молча.
  Молча?.. У Найны шевельнулся загривок, ощутивший прикосновение-не прикосновение, дуновение-не дуновение... Словно невидимая птица пролетела мимо, задев невесомым, призрачным крылом. Этот... безумный... плел сейчас паутину из... Слов? Он колдун?!
  Медленно, не опуская руки, мужчина двинулся к лошади: та стояла смирно, не поводя ни ухом, ни глазом, не переступая с ноги на ноги, точно усыпленная, привязанная к месту сетью заклинаний.
  Еще... еще чуть-чуть... В тот самый миг, когда человек был готов уже схватить лошадь под уздцы, Найна резко хлопнула в ладоши - ну, не совсем в ладоши, мешали связанные запястья, одними пальцами, но все равно получилось громко, а главное - неожиданно. Еще и резко вскрикнула:
  - Хэй-я!
  Спина человека вздрогнула, колдовская сеть ослабла. Очнувшаяся Ярча, всхрапнув, прянула, ударив передними копытами в то место, где он только что стоял. Жаль, человек оказался слишком быстр и увертлив...
  Ярча взяла с места в карьер - колдуну оставалось лишь бессильно смотреть ей вслед. Найна расслышала его бормотанье:
  - Проклятая тварь! Вся в хозяйку...
  Найна оскалила зубы.
  - Думаешь, кони Пограничников позволят владеть собой какому-то жалкому человечку?
  Колдун вернулся обратно. Найна была вынуждена смотреть на него снизу, что было унизительно, но еще унизительней извиваться червяком, пытаясь подняться на ноги. Темный - самое главное описание, которое можно ему дать, - и не только из-за черных волос и щетины, темных глаз и слишком смуглой для здешних земель кожи. Сам мрак, казалось, окружает его, или он кутается в темноту, как в плащ... Темные мысли, темные чувства.
  Немногие знали, что она воспринимает окружающих именно так. Бэрин - яркое, желтое, чистое пламя. Фэрлин поровну соткан из тени и света, постоянно идет по краю сумрака. Его жена - чистый, твердый... хрусталь. Ясный - из-за любви к ее брату. За эту любовь Найна ей могла простить многое... Почти все.
  - Назови свое имя, волчица.
  - Назови свое, человечек.
  - Непослушных собак наказывают, - равнодушно сказал колдун. Щелкнул пальцами - металлические шипы впились в ее шею, как будто он действительно с силой дернул за ошейник.
  Когда он наконец 'отпустил' ее, Найна вновь обнаружила себя валявшейся на земле и хрипящей от боли и удушья. Человек бесстрастно смотрел на нее сверху.
  - Твое имя?
  - У людей... есть очень верное направление, - выдавила она. - Да пошел ты!..
  Во второй раз сесть ей уже не удалось. Красные круги перед глазами, кровь, текущая по шее и ободранным пальцам, пытавшимся оттянуть ошейник... Голос, доносившийся откуда-то издалека:
  - Твое имя?
  Проморгавшись, в черно-красном гудящем тумане Найна увидела склонившегося над ней человека.
  - Имя? - повторил он, поднимая руку, готовую повторить, издевательски-медленно повторить проклятый жест.
  - Бер... - прохрипела она. - Берта.... чтоб ты сдох!
  - Берта, - повторил он задумчиво. Найна чувствовала, как колдун проверяет сродство названного имени с нею; внутри прозвенели - неполным, но все же звучным аккордом - натянутые струны близости...
  Кажется, колдун был не слишком доволен - но решил на время удовольствоваться достигнутым.
  - А ты поддаешься дрессировке... Берта.
  Найна не стала тратить силы на проклятья и ругательства. Лежала на спине, жадно дышала, скользила пальцами по истерзанной шипами шее. Она и сама не поняла, почему назвала имя кастелянши - может, потому что знала ее еще с тех пор, когда была молочным волчонком, да и видела чаще, чем свою родную мать? Берта - единственный человек, к которому она привязана, с кем готова считаться... Разве что Наррон еще - тот прекрасно заботится и объезжает лошадей Пограничников... Ну и пара-тройка, кого она готова терпеть рядом. Всё.
  ...Или это сделала за нее так редко просыпавшаяся осторожность? Возможно, назови она свое подлинное имя, человек осознал бы последствия и отпустил бы ее... Возможно.
  А может быть, и нет.
  Следующий вопрос был таким неожиданным, что она ответила, не раздумывая:
  - У тебя есть дети, Берта?
  - Нет.
  - Это хорошо. Муж? Сестры? Братья?
  - Все они - мои братья...
  - И наверняка все - мужья!
  Он, кажется, пытается оскорбить ее - на людской манер? Найна чуть не усмехнулась: вот если б он обвинял ее в любовной связи с человеком - вот, где было бы настоящее оскорбление!
  Но допрос становится излишне односторонним... Кажется, ей 'повезло' наткнуться на того, кого они безуспешно разыскивали с самой зимы.
  - А как твое имя?
  Человек взглянул на нее с изумлением.
  - На что тебе мое имя?
  - Чтобы знать, с кем я разговариваю, - надменно заявила Найна, приподымаясь на локте. Колдун передразнил ее тон:
  - Тебе вовсе не придется разговаривать. Будешь просто выполнять мои команды... леди-сука!
  Еще одно оскорбление: сравнить волчицу с человечьей дворовой шавкой! Ну что ж, отложим это в памяти. Она никогда и ничего не забывает.
  - Тогда буду звать тебя просто: эй ты, бродяжка!
  Колдун осклабился: казалось, его забавляет ее натужное высокомерие.
  - Называй меня, допустим... Хантер.
  Найна нисколько не сомневалась, что имя вымышленное, даже проверять не стала - колдуну многое должно быть известно про силу и слабость истинных имен...
  - Итак, Хантер, - сказала она, прежде чем он начал спрашивать дальше. - Так это ты ставишь на нас ямы-ловушки? Я тебя разочарую: не вышло! В первой на колья напоролась лошадь, не всадник, а во вторую провалились дети.
  - Ваши дети? - уточнил он.
  На это Найна с чистой совестью могла ответить 'нет', не уточняя, что пострадал лишь Звереныш.
  Если Хантер и досадовал, то ничем это не выказал.
  - Ну ничего, есть и другие.
  Проклятье, а ведь они, кажется, все тропы проверили!
  - Ты о той, что у Синих холмов? - закинула удочку Найна. Хантер усмехнулся: заметил ее попытку выяснить местонахождение остальных ловушек.
  - С какой стати ты вдруг охотишься на нас - да еще в наших собственных землях?
  Этот закономерный вопрос внезапно привел его в ярость: колдун шагнул вперед, наклоняясь к ней.
  - Это - земля людей! А ваше место, твари, - в Проклятых землях!
  Знает о Черных землях, удивленно отметил мозг, а тело уже оценило неосторожную близость врага и действовало заученно: подсечка связанными ногами, кувырок вперед, прямо на упавшего, охватить шею кольцом связанных рук...
  Человек оказался очень силен, тяжел и гибок, он выворачивался, придавливал, бил ее локтями по израненным бокам, а Найна все сжимала и сжимала горло врага, как сцепляет челюсти умирающий в схватке волк... текст убран в связи с публикацией
Оценка: 6.34*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"