Колесова Наталья Валенидовна: другие произведения.

Поиск

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.53*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта повесть и была бонусом к НС:) Для тех, кто уже прочел - появились небольшие вставки:) ВЫЛОЖЕНО ПОЛНОСТЬЮ

  
  Я бросила себе под ноги пестрый камешек и закрыла глаза, представляя, как поднимается Вороной из собственной тени, как лоснится на солнце его ухоженная шкура...
  И ничего не произошло.
  Я глубоко вздохнула и огляделась.
  Неизвестно откуда посреди леса взявшийся парень рассматривал меня любопытно и растерянно. У него были светлые волосы, скуластое лицо, серо-синие глаза под ровными темными бровями. Белая майка и шорты подчеркивали загар мускулистого тела.
  Я с молчаливым недовольством смотрела на него через плечо. Парень слегка кашлянул и произнес нерешительно:
  - Привет. Ты что здесь делаешь?
  - Хочу добраться до города, - ответила я честно. Он ведь не знает, какой конкретно город я имею в виду.
  - До города? - он озадаченно поглядел влево-вправо. - Но это ведь заброшенная дорога! Здесь не дождешься никакой попутки!
  - Это ты так думаешь.
  Он быстро глянул на меня и вновь отвел глаза. Спросил нейтрально, рассматривая траву у себя под ногами:
  - Путешествуешь автостопом?
  - Можно и так сказать.
  Вместо следующего закономерного вопроса: что, прямо в таком виде? - я услышала неожиданное:
  - Хочешь, подбросим тебя до города?
  Мы одновременно оглянулись: на склоне затрещали ветки. Парень сказал поспешно:
  - Ты не хочешь одеться? Я, конечно, ничего не имею против, фигурка у тебя просто класс, но мой друг...
  Он даже подобрал с земли и нетерпеливо тряс передо мной моей одеждой. И впрямь, раз уж все сорвалось, надо соблюдать приличия. Я натянула трусики и джинсы. Никак не могу привыкнуть к бюстгальтеру; вот и теперь возилась с ним так долго, что парень нервно сказал:
  - Давай я застегну!
  Я с облегчением подставила спину, но и он тоже не сразу справился с мелкими крючками, загрубелые пальцы скользили по моей коже...
  - Вот это да! - изумленно сказали сзади. Я оглянулась и натянула майку. Парень, мгновенно вспыхнув до самых ушей, отпрянул от меня, как от прокаженной.
  Его приятель тоже был высоким и мускулистым. Они все здесь здоровые. Они никогда не голодали. Темные растрепанные волосы обрамляли смазливое лицо явного девичьего любимчика. Заложив руки в карманы шорт, он насмешливо улыбался.
  - Ай да Шон! Я-то думаю, куда это он пропал, а он тут девочкам лифчики расстегивает!
  - Застегивает, - пробормотал Шон. - Познакомься, это Энтони, а это...
  - Зовите меня Крис.
  - Крис в город нужно, я предложил подвезти...
  - Конечно-конечно, - согласился Энтони, - разве можно отказать такой девочке!
  И подмигнул мне ярко-синим глазом. Красивый, самоуверенный и как раз подходящий по возрасту. Я начала думать, что не напрасно теряю с ними время. Энтони ответил на мой заинтересованный взгляд не менее пристальным. Странные друзья: один одевает, другой...
  Их черный мотоцикл был здоровенным, так что преспокойно уместились на нем все втроем. Мотор взревел, и мы понеслись: сначала по лесной заброшенной дороге, потом по грунтовке, потом по широкому пустынному шоссе. Сидевший сзади Энтони передвинул руки, и я поняла недавнюю молчаливую переглядку парней: мол, кто за руль? Оглянувшись, я крикнула:
  - Ты не можешь держаться за что-нибудь другое?
  Лицо Энтони, глядевшего поверх моей головы, было отрешенно-скучающим. Я отодрала от своей груди его настойчивые ладони и теснее прижалась к широкой твердой спине Шона. Спряталась за его плечом от бьющего в лицо ветра, прикрыла глаза. Всего одна небольшая задержка, бабушка...
  
  Шон развернул мотоцикл так резко и круто, что я с трудом удержалась в седле. Поперек шоссе стояла красная машина.
  - Тони!
  - Вижу, - сдавленно сказал Энтони. - И сзади.
  Сзади послышался мягкий шелест еще одной подъезжавшей машины. Из первой неспешно и лениво выбирались парни.
  - Кто это? - с любопытством спросила я. - Банда?
  - Ребята из соседнего городка, - рассеянно сказал Шон. - Энтони погулял с их девчонкой... Может, прорвемся?
  - Разуй глаза! - шепотом крикнул Энтони. - Куда прорываться-то?
  Я покрутила головой: справа лес, слева высокий обрыв. Разве что по очень узкой обочине... Молчаливое кольцо смыкалось.
  - И что теперь? - поинтересовалась я.
  Энтони криво усмехнулся:
  - Ты тоже это узнаешь, детка!
  Шон с беспокойством глянул на меня, мотнул головой. Метнулись легкие светлые волосы.
  - Она-то здесь причем, Тони?
  - А ты причем? Попросить, чтобы вас отпустили?
  Шон только с досадой вздохнул.
  - Не заглушай мотор, - посоветовала я.
  Семеро парней подходили медленно, по-прежнему храня зловещее молчание, но я слышала их распаленное дыхание. Кажется, им и накачка в виде традиционного предварительного разговора-разбирательства не нужна: они приготовились бить и бить беспощадно.
  - Ах ты ж, черт! - вдруг воскликнул Энтони и соскочил с мотоцикла. Я глядела на него даже с удовольствием: такой он был подвижный, сильный, отчаянно-веселый. - Бить всей толпой будете или поодиночке?
  Шон с длинным вздохом повернулся, спустил ноги на асфальт. Наклонился, поправляя ремешок сандалий. Я с удивлением увидела, что безмолвная четверка с нашей стороны приостановилась.
  Люблю хорошие драки! Иногда и сама с удовольствием в них участвую. Но сейчас мне было некогда - день солнцестояния уже близок, а поиск так и не завершен. И если мои подозрения верны, искомый нужен мне пока живым и здоровым. Я сняла шлем, небрежно опустила на сиденье: шлем упал и покатился по асфальту. Нападавшие невольно отвлеклись на него и потому прозевали Шона.
  Шона-Шедшего-Напролом.
  Впрочем, я и сама его прозевала - и потому ему успели пару раз хорошенько заехать, прежде чем я вытащила из тесного кармана джинсов горсть разноцветных стеклышек и подбросила в синее небо...
  
  - Чем они тебя?
  Шон умывался из ручья - вода, стекая с рассеченной скулы, становилась розовой.
  - Кастетом, похоже...
  - И вся эта заварушка лишь из-за того, что твой приятель - непроходимый бабник?
  - Ну... все парни бабники, - пробормотал Шон, - просто некоторые... скрывают. Да просто им надоело, что только появится мало-мальски стоящая девчонка, как Энтони ее уводит.
  Я сидела рядом на корточках на берегу ручья. Заглядывала в лицо Шону.
  - И у тебя тоже?
  Он наклонился - возможно, из-за этого его скулы покраснели.
  - Тони же не виноват, что девушки к ними так и липнут. За что его бить?
  - За то, что ему нравятся как раз чужие девушки! - резко сказала я. - Ну, раз тебя это устраивает, это твои проблемы.
  Откинув с лица намокшие волосы, Шон снизу глянул на меня. Глаза ясные, прозрачные, как вода в ручье, мокрые темные ресницы.
  - Но ведь он и тебе нравится, Крис?
  - Меня он интересует, - поправила я, - а это совсем другое дело.
  - Ну, это твои проблемы! - передразнил меня Шон.
  С дороги к нам спустился Энтони: он подсчитывал повреждения мотоцикла... да, мы все-таки задели машину драчунов, когда пролетали мимо. Парень с жадностью напился, намочив разлохмаченные ветром волосы; вытер рот и рассмеялся:
  - Ну что, все-таки прорвались?!
  У него в двух местах была порвана куртка и разбита губа. Легко отделались.
  - А что это было? - наконец спросил Шон. - Какая-то вспышка, все как ослепли...
  - Мне показалось даже, кто-то пальнул в бензобак! - поддержал Энтони.
  Я пожала плечами:
  - А я за шлемом наклонилась, ничего не видела.
  ...Когда дерущиеся, ругаясь, крича и зажимая ослепшие на несколько мгновений глаза, отпрянули друг от друга, я крикнула:
  - Шон, Энтони! Скорей! Уходим!
  Мотоцикл, словно мой норовистый Вороной, сделал 'свечку' - и мы рванули вперед по узкой обочине над самым обрывом...
  
  
  Форресттаун был небольшим, уютным, чистеньким - из тех, в которых друг друга знают в лицо от рождения и до самой смерти.
  - Ну ладно, - сказал Энтони, - ты куда теперь, Крис? Сразу дальше, или у нас задержишься?
  - Наверное, останусь здесь на пару дней.
  - Ну тогда до вечера в клубе. Пока!
  Прищурившись, я смотрела ему вслед. Он знал, что я гляжу на него. Все девушки наверняка на него оборачиваются - таким уж он уродился. Такими были его отец, дед, прадед. Сексапильными красавчиками. Я была почти уверена, что не ошибаюсь, ведь именно таким я его себе и представляла...
  - Крис?
  Я запоздало сообразила, что Шон окликает меня уже не в первый раз. Парень смотрел на меня с каким-то... пониманием.
  - А?
  - Где думаешь остановиться?
  Я огляделась, соображая.
  - Есть же у вас здесь какой-нибудь отель? Или, может, знаешь, кто комнаты сдает?
  Он задержал взгляд на моем тощем рюкзачке. Помедлил.
  - Мы с мамой живем вдвоем. Есть свободная спальня, так что можешь остановиться у нас. Денег не надо.
  Какие же они здесь... доверчивые! Приглашать неизвестно кого в собственный дом! Или... Я прикусила губу.
  - Шон. Сразу, чтобы не было никаких неясностей: я не из тех, кто расплачивается собой за помощь!
  Шон глядел на меня спокойными глазами. Сказал ровно, но явно передразнивая меня:
  - Крис. Чтобы не было никаких неясностей: я не из тех, кто берет плату сексом. Тем более, у мамы... старомодный взгляд на эти вещи, так что на двери твоей спальни будет крепкая защелка. Идем?
  Мать Шона оказалась энергичной седовласой женщиной, слишком пожилой для сына такого возраста. Странно, но я ей почему-то понравилась: она сразу отмела в сторону объяснения Шона, накормила меня до отвала, не спросив ни документов, ни очередной версии моей жизни.
  Шон отвел меня наверх, в мансарду. Поспешно убрал какие-то вещи с кровати, протер ладонью край заваленного чем попало стола.
  - Устраивайся, здесь тебя никто не потревожит. Душ за стеной. Я пока пойду. Подрабатываю летом на бензоколонке. Отдохни, вечером свожу тебя в клуб, увидишь, у нас тут весело...
  - Где я могу узнать о факте усыновления?
  - Что?
  - В каком месте я могу узнать, был ли в этом городе усыновлен мальчик, лет сейчас... ну, нашего с тобой возраста. В мэрии? В церкви?
  Шон глядел с недоумением.
  - Зачем тебе это?
  - Не задавай лишних вопросов. Просто дай ответ.
  Шон все равно задал:
  - А имя его ты знаешь?
  О да! Но здесь оно явно звучит по-другому.
  - Нет.
  - Странно... Ну ладно, я подумаю. До вечера!
  Я смотрела ему вслед из окна. Почувствовав мой взгляд, Шон обернулся и широко улыбнулся. Я даже машинально махнула ему на прощание. Странно, что таким, как я и Энтони, частенько везет на таких вот Шонов...
  Из-под душа я вылезала, уже практически засыпая. Даже если мне опять не повезло, хотя бы немного отдохну здесь...
  Вечер и Шон смотрели на меня, когда я проснулась. Сидевший на краю стола парень улыбнулся мне осторожно.
  - У тебя необычный загар, Крис. Золотистый, кожа словно светится...
  Можно подумать, его занимал исключительно мой загар! Я села, тщательно поправляя сбившуюся простынь.
  - Ты узнал?
  - Что? А-а-а... Да мне и узнавать незачем. Я тут просто подумал и решил, что ничего страшного не случится, если я скажу, ведь все и так знают. Усыновленных двое.
  Я затаила дыхание.
  - Да?
  - Один - Энтони.
  Он наблюдал за мной.
  - Ты это знала?
  - Подозревала. Второй?
  - Второй... - Шон вздохнул, откинул со лба волосы. - Это я.
  - И ты тоже?!
  - Ну да. - Он смущенно разулыбался. - Ты же видела, какая мама старенькая! Она уже не могла иметь детей. А у приемных родителей Тони тогда погиб единственный ребенок. Они сговорились и взяли нас из одного приюта.
  - А где твои настоящие родители?
  - Не знаю. Сказали, меня подбросили. Слушай, а зачем тебе это всё? Ищешь своего пропавшего родственника? Брата?
  Брата! Я усмехнулась.
  - Можно и так сказать. Парня этого я никогда не видела, но он нужен мне просто позарез. Я знаю только, что он должен быть хорош собой, у него должны быть синие глаза и лидерские замашки. И жить он должен где-то в этом районе.
  Не будем уточнять, насколько широк этот район. Я уже потеряла всякую надежду успеть до равноденствия.
  - Должен быть, должны быть, должно быть... - пробормотал Шон. - И никаких старых фотоснимков? Да таких ребят у нас хоть пруд пруди! Можно легко ошибиться.
  - О нет! Уж здесь я не ошибусь.
  - Может, это я? - предположил он серьезно. - Правда, глаза у меня не сказать чтобы совсем синие. Или я недостаточно хорош собой?
  - Не думаю.
  - Не думаешь, что я недостаточно хорош?
  Я глянула с подозрением: он что, заигрывает со мной? Шон выглядел серьезным, лишь в сощурившихся глазах мелькали веселые искорки.
  - Не думаю, что это именно ты.
  - Тогда, значит, Тони?
  - Возможно, и не он, но мне надо приглядеться! - быстро сказала я. - Только ты ему пока ничего не говори, хорошо? Незачем ему голову зря морочить. В клуб-то мы идем?
  
  
  - Шон! О, Шон! Привет, Шон!
  Шон кивал, пожимал руки, улыбался. Я с удивлением обнаружила, что чуть ли не все собравшиеся спешат с ним поздороваться: и парни и девчонки. Одетый во все светлое, сам какой-то весь... светлый, Шон был сейчас очень хорош, и я даже с долей ревности увидела, как он расцвел, когда к нам приблизилась миленькая, словно фарфоровая куколка, девушка в коротком черном платье.
  Она по-хозяйски положила руку ему на плечо, по-хозяйски долго поцеловала, по-хозяйски вытерла мизинцем помаду с его губ. Шон положил ладонь на ее тонкую талию.
  - Терри, познакомься, это Крис.
  Терри оглянулась, смерила меня взглядом - от коротких торчащих серых волос до рваных джинсов (моя единственная смена одежды была в том же роде) - протянула:
  - Приве-е-ет! Как поживаешь?
  - Нормально, - хмуро сказала я. - Живу у Шона.
  Девушка быстро, как гибкая змейка, отпрянула от него.
  - Да?!
  Шон развел большими руками.
  - Ну-у... Да.
  Терри порывисто повернулась на каблучках и пошла, вызывающе покачивая стройными бедрами. Я покосилась на Шона. Против ожидания, тот не разозлился. Наоборот, смотрел на меня и улыбался все шире. Тогда рассердилась я:
  - И чего это ты лыбишься?!
  - Хочешь мороженого? - поспешно спросил он. - Сейчас принесу.
  Присев у стойки бара, я разглядывала шумную толпу, пытаясь отыскать шоновского приятеля. Кто-то внезапно коснулся моего плеча, и я резко крутнула сиденье. Энтони со смехом вскинул руки.
  - Только не убивай меня!
  - Ненавижу, когда подкрадываются! - выпалила я.
  - Ну тихо, тихо, ты... кошка! Что будешь пить?
  Злость, вызванная испугом, проходила. Я заметила, что на нас оглядываются: сначала, чтобы кивнуть Энтони, второй раз - чтобы разглядеть, с кем это он там у стойки.
  - Ничего.
  - А я выпью.
  Он пил нечто алкогольное, глядя на меня с полуулыбкой. Синие глаза поблескивали из-под темных прямых ресниц. Гладкий, сытый, балованный кот. Никогда не охотившийся на мышей и не дравшийся с собаками.
  - Ты какая-то... не такая, как все, Крис! Настоящая, дикая. Знаешь, как ты меня заводишь?
  Энтони двинулся ко мне теснее. Опустив глаза, я слушала его горячий шепот. Но этот шепот не волновал меня, как не волновала и его рука на моей талии: как будто со мной разговаривала заводная игрушка или просто прокручиваемая раз за разом запись...
  Я вскинула голову. Шон стоял рядом, глядя на нас сверху.
  - Твое мороженое, Крис, - сказал он ровно.
  - Привет! - Энтони убрал руку. - Тебя-то я и искал!
  - Я так и понял.
  Шон сел справа от меня и уткнулся в свое мороженое.
  - Тут один парень хочет с тобой встретиться, - деловито продолжал Энтони. - Мы все на тебя ставим.
  Шон мотнул головой.
  - Я не буду драться.
  - Шон, ну в последний раз!
  - Последний был в прошлом месяце.
  - Шон, ну что тебе стоит! Ну ради нашей дружбы! Ты же уложишь его одним ударом! Все на тебя надеются, вон и Крис тоже хочет посмотреть.
  Шон глянул на меня исподлобья.
  - А ты что, любишь драки, Крис?
  - Люблю. А на чем вы будете драться?
  Энтони фыркнул, забрызгав стойку.
  - На дуэльных пистолетах!
  Шон усмехнулся, и его приятель тут же вскочил:
  - Ну что, заметано, да? Я пошел. В полночь, на том же самом месте!
  И, хлопнув Шона по плечу, исчез в толпе.
  Мы ели мороженое и молчали.
  
  
  ...Площадка для боя была готова - освещенная фарами машин и мотоциклов лесная поляна.
  Шон стянул куртку и майку, оставшись в спортивных штанах и кроссовках. Вышел на площадку, разминая шею и руки. Навстречу вышел парень в шортах. Кто-то врубил рок- музыку, болельщики с обеих сторон закричали и засвистели, подбадривая своих бойцов, начали делать ставки... Я прислонилась к капоту машины, прижимая к груди одежду Шона. С удовольствием наблюдала за парнями: мускулистые, сильные, подвижные... Не каратэ, не бокс... да скорее просто уличная драка, ведущаяся до тех пор, пока кто-нибудь из двоих не сумеет подняться или не попросит пощады.
  Шон его сделал! Я вскинула руку, сжатую в кулак, приветствуя победителя вместе с нашими болельщиками. Проигравшие зароптали и вытолкнули второго бойца. Шон отрицательно качнул головой. Переговорщиком выступил - кто бы мог ожидать? - Энтони. Я не слышала его речь, но легко могла представить мешанину из лести, просьб 'ради нашей дружбы', 'мы все на тебя так надеемся', и 'последнего раза'. Конечно, он знал своего приятеля досконально (да и дар управления людьми был у него в крови) и, конечно, Шон в конце концов сдался.
  Второй боец разбил Шону нос, но и сдох куда быстрее. Выигравшие взревели и кинулись обниматься, проигравшие - вздыхать, ругаться и сдавать деньги...
  Какой-то явно нетрезвый или обдолбанный парень вышел к Шону, взял его за локоть. Тот оглянулся, зажимая кровоточащий нос, мотнул головой и отвернулся. Парень, качнувшись, отступил и, скинув куртку, пошел, странно расставив руки... Тоже захотел подраться, что ли?
  Я подалась вперед, вглядываясь в неторопливо приближавшуюся к Шону фигуру.
  ...знакомо расставив руки...
  - Шон, у него нож!
  Шон оборачивался, но как же невыносимо медленно! Я врезалась в нападавшего на мгновение позже, чем лезвие вошло Шону в плечо, но другой рукой Шон автоматически врезал парню в живот. Тот согнулся и рухнул на колени.
  Я подхватила выпавший нож.
  - Убей его!
  Шон, зажимавший теперь руку, растерянно переводил глаза с меня на корчившегося на земле парня - тот блевал. Тишины, поначалу обрушившейся на поляну, уже не было. Нарастал ропот. Обещала быть большая свалка...
  И вдруг кто-то крикнул:
  - Полиция!
  - Полиция! Сваливаем!
  Взревели моторы. В сутолоке я схватила за руку по-прежнему неподвижного Шона.
  - Давай скорее! Бежим!
  Трещали кусты, хлопали дверцы автомобилей, рычали моторы, где-то завывала сирена. Мы полусбежали-полускатились по склону до Шоновского мотоцикла. Шон рванул, едва я коснулась задом сиденья - хорошо, успела ухватиться за его влажный от пота и крови торс и втянуть голову в плечи, чтобы меня не сбили несущиеся навстречу ветки.
  Затормозили мы только у города.
  - Дай мне взглянуть на руку, - сказала я.
  Навалившийся грудью и лицом на руль Шон, казалось, не слышал. Я потормошила его за плечи.
  - Эй! Ты же не собираешься упасть в обморок?
  Он развернулся и неожиданно сгреб меня в охапку. Запах пота, крови, возбужденное дыхание; пальцы, нетерпеливо рвущие замок на моих джинсах, наваливающееся на меня тяжелое тело...
  Я ударила его локтем в лицо - раз, еще раз. Кажется, угодила в и без того кровоточащий нос.
  Шон отпрянул, сел, прижимая к лицу ладони. Бедняга, здорово же ему сегодня досталось - от всех по очереди!
  Я застегнула джинсы, опустила задранную майку. Глянула на Шона. Тот отвернулся. Широкие его плечи сутулились.
  - Крис... прости. Я не знаю, что на меня нашло! Прости.
  - Ничего, - сказала я ровно. Грудь ныла от его жадных жестких пальцев. - С мужчинами после боя такое случается.
  Шон медленно повернул голову. Взглянул исподлобья: глаза глубокие, пристальные. На губе - засохшая кровь. Сказал через паузу:
  - Крис, ты странная. Очень странная. Такой я еще не встречал.
  - Твой друг мне это уже говорил...
  Шон дернул уголком разбитых губ.
  - Представляю! 'Ты какая-то необыкновенная', да? Но на этот раз Тони правду говорит. Я не могу тебя понять: то ты наша ровесница, а то - раз, и тебе как будто... лет сорок! Я думал, у тебя неприятности с полицией или с предками. Думал, Крис - твое ненастоящее имя. Думал, может, я смогу тебе хоть чем-нибудь помочь...
  Он замолчал, и его молчание было вопрошающим.
  - Можешь, - сказала я. - Если покажешь свою руку.
  В такой темноте толком ничего не разглядеть. Я нашарила в сумке и медленно ссыпала с ладони на землю целую горсть неровных стеклышек...
  - Смотри, сколько падающих звезд! - сказал Шон.
  Звезды падали одна за другой: крупные, яркие, просто небесный фейерверк. Света теперь было предостаточно, и я обработала и перевязала рану. Шон дышал сквозь зубы, но сидел неподвижно, задрав голову к небу.
  - Надо желание загадать, - произнес он задумчиво. - Можно даже сразу целым списком!
  - Что? - рассеянно переспросила я, закрепляя бинт.
  - Желание, - выдохнул Шон уже мне в затылок. - Когда звезда падает, нужно успеть загадать желание.
  Я и забыла про эту их примету! Ну что ж, желание у меня одно, и чтобы оно исполнилось, я всегда готова заручиться любой, даже самой призрачной и фантастической поддержкой. Я поглядела вверх, повторяя самое свое заветное желание. Словно отозвавшись на него, поперек падающих звезд скользнула еще одна, красная, - словно запущенная с земли ракета. Я проследила за ней, запоминая направление.
  Взяв Шона двумя пальцами за крепкий подбородок, повертела туда-сюда, разглядывая ссадины и синяки на лице.
  - Красавчик! Что матери-то скажешь?
  - Правду... - вздохнул Шон. - И пообещаю, что это был последний раз. Ей эти бои никогда не нравились, хотя я обычно побеждаю.
  Да ты хвастаешься, парень? Я спросила язвительно:
  - И что, даже сдержишь обещание?
  Шон смотрел на меня прямо. Сказал негромко:
  - Я всегда выполняю свои обещания.
  Вот несчастный человек! А кое-кто этим успешно пользуется...
  - Пойду пройдусь, - сказала я.
  Он схватил меня за руку.
  - Я вернусь, Шон.
  Свет разноцветных падающих звезд отражался в его широко открытых глазах, и оттого их выражение бесконечно менялось.
  - Сегодня я вернусь, Шон.
  
  
  Я шла по пустой улице, заглядывая в светящиеся окна домов: там смотрели телевизоры, смеялись, ругались, любили...
  Нужный дом оказался на самой окраине, одинокий и темный - лишь на веранде разгорался красный огонек сигареты. Я подошла, и хриплый голос окликнул меня:
  - Эй, красавица! Что ж в такой вечер - и гуляешь одна?
  Я остановилась, положив руки на перила веранды. Мужчина склонился ко мне, изучая мое лицо в свете разгоравшейся сигареты.
  - Да, вечер хорош, - сказала я. - Давно вы здесь живете?
  - Давно. Так давно, что уже и подзабыл, откуда приехал.
  - Прошлое всегда о себе напомнит, - жестко сказала я.
  Мужчина вздохнул, щелчком отправил сигарету в темноту.
  - Это точно! Вы стали совсем взрослой. Не такая красавица, как ваша мать и сестры, но... У вас теплая кожа, теплые губы, но в глазах ваших смерть.
  Я усмехнулась.
  - А я и есть смерть. Много пришлось вынести, чтобы стать такой. Почему, за что - спроси у мертвых. Мы ждали вестей, но ты замолчал. Почему?
  Он ответил не сразу.
  - Я жил здесь... я видел, как растет мальчик. Часто играл с ним. Я привязался к нему и... можно сказать, я изменил вам, потому что мне стало жаль его. Он хороший парень.
  - Многие из погибших тоже были хорошими людьми! Их тебе не жаль?
  - Но он же в этом не виноват!
  - А я - виновата?! - я ударила кулаком по перилам и вся веранда загудела. - В чем я виновата? В том, что с самого детства была вынуждена скрываться? Что меня столько раз пытались убить? Да, у нас не мирная и сытая жизнь, как здесь! Да, у нас льется кровь, у нас убивают, жгут и грабят! Но это моя родина, я могу что-то для нее сделать, да я уже делаю! Но пока существует он, он в любой момент может вернуться, и все начнется сначала! У страны уже нет сил и времени на продолжение этой вендетты!
  - Он может и не вернуться, - возразил следопыт. - Может просто не вспомнить. Мать отправила его сюда совсем маленьким...
  - ...наложив на него заклятье забвения, - закончила я, - которое исчезнет в день совершеннолетия. А наступает оно в это летнее солнцестояние.
  - Старые заклятия со временем часто теряют силу...
  - Послушай, ты что, пытаешься отговорить меня?! Не вижу, чем уж так хорош твой Энтони, я знаю его всего день, но... Он обречен и смирись с этим. Да, память к нему вернется - ненадолго, когда он увидит мой клинок.
  Следопыт молчал долго. Впрочем, мне его согласия и не требовалось. Я лишь желала знать, почему преданный слуга моей бабушки столько лет не подавал вестей о себе и о последнем Дарке. Мужчина вымолвил, наконец:
  - Ну что ж, парень в вашей власти. А как вы собираетесь наказать меня?
  - Ты увидел звездопад и отозвался, хотя запросто мог затаиться...
  - Я, может, и предатель, но я не трус, - сказал мужчина устало.
  Я пожала плечами.
  - Оставайся здесь. Живи. Ты все-таки заслужил спокойную старость. Только не вздумай предупредить его!
  - О нет! - заверил следопыт с неожиданной искренностью. - А теперь - не почтите ли мой дом своим присутствием?
  Я помедлила. За несколько месяцев поиска я уже соскучилась по родине и соотечественникам. Что же чувствовал он, много лет не видевший родной земли и не слышавший родной речи? Не это ли подтолкнуло следопыта отозваться?
  - Почту, отчего ж не почтить, - сказала я и взбежала по ступеням веранды.
  
  ***
  
  Мэй помахала рукой купавшимся. Большая компания плескалась в озере - смеялась, кричала, играла в мяч, плавала наперегонки. Мне совершенно не хотелось двигаться: с утра я вообще искренне считала, что бывший следопыт задумал с помощью местного пойла отправить меня в могилу. Лишь к полудню, немного очухавшись, сделала традиционный и закономерный вывод: пить надо меньше!
  Заложив руки за голову, я вытянулась на нагретом солнцем песке пляжа. Мэй смущенно поглядела на меня, сказала с неловкой улыбкой:
  - Ты знаешь, Крис... у нас это пока не принято.
  - Что?
  - Ну загорание... топлесс.
  - А, чепуха!
  Мэй некоторое время помолчала, разглядывая купавшихся.
  - Какой же все-таки красавчик Энтони! Жалко, что у него ветер в голове! Если бы не Шон, давно бы уже влип в какую-нибудь серьезную историю... Хорошо, друг его постоянно выручает.
  - Шон? - я лениво приоткрыла глаза. - Да Шон его во всем слушается! Идет за Энтони, словно телок на привязи!
  Хотя Шон больше всего напоминал большого добродушного пса: с виду грозен, но в жизни никого не укусит.
  - Да это просто потому Шон такой спокойный, - убежденно заявила Мэй. - Ты не видела его, когда он упрется. Ой, Э-энтони!..
  Некрасивое личико девушки озарилось улыбкой. Каким бы безголовым ни был Энтони, он оставался ее кумиром.
  - Не заслоняй солнце! - раздраженно сказала я: Энтони встал надо мной, разглядывая меня и улыбаясь.
  - Залюбуешься! - он присел рядом со мной, с мокрых волос капала вода. - Какая у тебя славная грудка, гляди, как раз по моей руке!
  Он положил ладонь мне на грудь. Мэй смущенно захихикала. Я не шевельнулась. Заложив руки за голову, я смотрела на Энтони отстраненно. Он не мог ни смутить, ни взволновать меня. Он был призраком или скоро им станет.
  - Давай завтра на рассвете, - сказала я ему одними губами. - В лесу, где мы встретились.
  Если Энтони и удивился, то виду не подал. А может, и ожидал чего-нибудь подобного? Кивнул с улыбкой, легко выпрямился и сбежал вниз по склону к озеру.
  - Какой милый, правда? - сказала Мэй. - А ты ему приглянулась, верно? И он тебе нравится? Не бойся, Шон не разозлится, он ведь ему все прощает... Не беспокойся, от меня Шон ничего не узнает. А вот и Шон. - И, поднявшись: - Шон, ты не видел Бетси?
  - Внизу.
  Я поспешила перевернуться на живот: этого парня я дразнить не собиралась. Опершись подбородком на сложенные руки, смотрела на поднимавшегося от озера взлохмаченного и мокрого Шона. Вот кто красивый, между прочим... Он нес белые цветы с длинными толстыми стеблями. Присев рядом, протянул мне цветы.
  - Это тебе.
  Я осторожно взялась за гладкие мокрые стебли.
  - Это что?
  - Никогда не видела кувшинок?
  Я помедлила, соображая. Кувшинки... Цветы. Цветы дарят в торжественных случаях. Или в знак... внимания? симпатии? Задумчиво сунула нос в кувшинки: запах нежный, еле ощутимый.
  - Видела. Просто не сразу узнала.
  - Эй, Шон! Крис! Мы уже пошли!
  Шон рассеянно отмахнулся широкой ладонью.
  - У тебя повязка намокла, - заметила я.
  - Пусть. Поделом мне. Не буду больше драться на спор.
  - Но почему? У тебя это хорошо получается.
  - Я знаю. Но мне не... не нравится бить людей. То есть нравится - когда разойдусь. Просто потом... противно.
  Я промолчала. На моей родине ни один мужчина не сказал бы такого. Тем более - мне. Но Шон не боялся показаться смешным или трусом. Может быть, потому что не был ни тем ни другим.
  - Крис, а ты там серьезно тогда... чтобы я убил его?
  - Конечно, - отозвалась я. - Он ведь хотел тебя прирезать. По-моему, это справедливо.
  - Око за око, - задумчиво и непонятно сказал Шон. - Ну что, мы идем с ними?
  - Угу.
  Он смешно старался не смотреть, как я одеваюсь - сосредоточенно кидал камешки в озеро. Я натянула майку, встряхнула джинсы от травы и прилипшего песка. Шон подобрал и покрутил в пальцах выпавший из кармана пестрый гладкий камень - и запустил в темную воду, прежде чем я сообразила и схватила его за руку.
  - Нет, не бросай!
  Но камень, булькнув, уже погрузился в воду. Я застыла, вглядываясь. Мгновение, второе, третье... Вода забурлила, вскипела, взметнулась тяжелая темная волна - нет, не волна - лошадиная голова, черная грива, широкий круп. Вытянув шею, Вороной поплыл к противоположному берегу, выбрался, блестя мокрой шкурой, недоуменно оглянулся на нас, взмыл в прыжке - и растаял в воздухе.
  - Что ты наделал?! Как я теперь вернусь?
  Шон опустил руку и спросил - очень спокойно:
  - Куда, Крис?
  
  ***
  
  Я открыла и закрыла рот, не зная, что ему ответить. Шон продолжал напористо:
  - Я уже видел достаточно, чтобы поверить чему угодно. И я не отстану от тебя, Крис! Что это такое было?
  Врать не хотелось. Отмолчаться не удастся. Да и вообще - завтра мы с ним навсегда расстанемся, так что какая разница?
  И я рассказала.
  О моем мире. О длящейся века вражде между родственниками и соперниками за власть - кланами Гартов и Дарков. Об охоте, ведущейся на меня с самого моего рождения. О том, что впервые на нашей земле воцарился мир. И о том, что моя главная задача теперь - не допустить новой войны. В результате старой вражды из многочисленных когда-то поколений остались только я и единственный Дарк.
  Шон слушал зачарованно и доверчиво - так маленькие дети слушают сказку.
  - Я не совсем понял... Ведь такой страны на Земле нет? Ты что, оттуда? - он мотнул подбородком вверх. - Инопланетянка?
  - Можно сказать и так. Я не из вашего мира.
  - И попала сюда с помощью этого... - теперь он ткнул пальцем в озеро, - этой лошади?
  - Да. Это специально выведенная порода, она ходит между мирами.
  - Значит, вы так и путешествуете туда-сюда?
  - Да. С древности. А я у вас еще и образование получала.
  - Судя по твоему рассказу, - медленно произнес Шон, - я сейчас разговариваю с принцессой? Или даже с королевой?
  - Королевой я стану, если рожу наследника. Но пока мне некогда этим заниматься.
  В сосредоточенных глазах Шона мелькнула усмешка:
  - А помощники для этого дела у тебя есть?
  - Да хоть отбавляй! Но я не могу себе сейчас этого позволить. Пока жив хотя бы один Дарк... Не хочу ребенку повторения своей судьбы: вечно бежать, прятаться, драться...
  - Дарк на тебя охотится?
  - Нет. Он сейчас далеко. Но у него имеется и сторонники, ждущие его скорого возвращения. Тогда все начнется сначала...
  - Слушай, Крис, а мне можно у вас побывать?
  Я вдруг представила, как показываю Шону Красные Скалы и светящееся ночное море, и ледяные зеркала в Каньоне Духов, а еще...
  С искренним сожалением покачала головой.
  - Нет. Никто и ничто с Земли не может к нам проникнуть. Да тебе бы у нас и не понравилось: ты ведь не любишь драк! А у нас там вечно то война, то драчливое перемирие.
  - А как ты теперь вернешься домой?
  Я махнула рукой:
  - Да все нормально, зря я на тебя накинулась! У меня есть еще парочка схронов с вещами, осталось только до них добраться.
  - С вещами вроде этих? - Шон мотнул подбородком на озеро. - Камешки и стеклышки?
  Я засмеялась.
  - Здесь, на Земле, наши амулеты и оружие замаскированы вот под такие никчемные вещи! Чтобы даже нищие и воришки на этакое богатство не позарились; типа ребятишки насобирали. А может, мне и схроны не понадобятся: бабушка сама меня отыщет, когда увидит Вороного без всадника.
  - А кого ты здесь искала? - внезапно спросил Шон.
  Я подобралась.
  - Кого б я не искала, все равно не нашла!
   Дарка?
   Отрицать было бессмысленно и я кивнула.
   Его.
   Ну то есть, это не я и не Энтони? Ты вроде собиралась к нему приглядеться... Пригляделась?
   Да, - старательно изображая досаду, я пожала плечами. - Это не ты и не он. У меня есть еще кое-какие приметы, о которых я тебе не рассказывала. Опять только зря время потеряла!
  - И что бы ты с ним сделала? Если б нашла?
  - Убила бы.
  - Я-ясно... Но почему?
  - Я же только что все тебе рассказала! Ты плохо слушал? Потому что они истребили мой род!
  - А вы - всю их семью, - заметил Шон. - Может, достаточно уже? Может, пришла пора договариваться? Вы же молодые, без шор на глазах и всяких там старческих маразмов...
  - Договариваться? Ну нет! На нашей земле Гарту и Дарку слишком тесно будет!
  - Ну-у... Ты собираешься вызвать его на поединок?
  - Нет, - я поглядела в его хмурые глаза. - Пойми, Шон. Я не боюсь. Вернее, боюсь того, что погибну из-за какой-нибудь нелепой случайности - а, значит, погибнет и последняя надежда страны. Я просто окликну его и...
  Я смолкла, увидев, что Шон морщится.
  - ...и зарежешь, как свинью, потому что ничего не понимающий парень растеряется, и уж точно не будет ожидать нападения от девчонки! Может, все-таки для начала попробуешь поговорить с ним? Если у него голова варит...
  - Да? А потом постоянно ждать удара в спину? Нет уж, предпочитаю бить первой!
  - Из любой ситуации всегда найдется выход, - сказал Шон. - И не один. Не думаю, что ты выбрала наилучший.
  Я пожала плечами.
  - Вот бабушка тоже так говорит...
  - Мудрая женщина.
  Спорить и доказывать было бесполезно - он, житель спокойной и сытой страны, никогда не сможет меня понять.
  - Давай не будем спорить! Я приняла решение, - я глянула в хмурое лицо Шона и добавила лицемерно: - Да и Дарка еще найти надо!
  Шон промолчал.
  
  Мы уже почти поднялись на холм, когда я подняла глаза и замерла, как вкопанная.
  Они стояли на склоне - трое высоких людей в черных плащах, с ненавистным трехцветным трилистником Дарков на груди.
  Шон остановился тоже. Глядел он озадаченно.
  - Это еще... что? Эй, погодите-ка, - сказал, что-то сообразив, и выступил вперед.
  - Шон, уходи! - выдохнула я. - Уходи! Это мое дело! Шон!
  Но парень только плечом дернул.
  Как я могла быть такой неосторожной? Раз Дарк здесь, у него должна быть охрана! Я увидела заслонившую меня широкую спину Шона. Еще и этот из-за меня погибнет - ведь стражу Дарка не остановит беззащитность человека.
  - Стоять! - рявкнул Шон. И, не веря своим глазам, я увидела, что стража приостановилась. - Стоять, сказал!
  Стражники разделились и начали обходить его, как непреодолимое препятствие, но я тем временем уже успела нащупать в кармане рюкзака металлическую звездочку.
  - Шон, в сторону!
  Парень, словно ожидавший моей команды, моментально нырнул влево, и я запустила в стражу сюрикеном - тот пошел по дуге, со свистом рассекая воздух. Описал линию над головами стражников - их фигуры стали черно-белыми, как на негативе фотоснимков: белые разинутые рты, черные лица, белые плащи... Я плашмя кинулась на землю, заслоняя голову руками, но вспышка оказалась не очень яркой, а грохота вообще не было - так, гулкий хлопок.
  Я приподнялась. Завертела головой, отыскивая Шона. Живой... Парень стоял на коленях и, потирая шею, глядел на то место, где только что были стражники: на зеленой траве как будто вырезали большой черный круг.
  - Что... - сказал Шон сипло. - Кто это был?
  Подойдя к кругу, я потрогала траву носком кроссовки: та хрустела, словно стеклянная.
  - Напоминание, - ответила я с коротким смешком. - За мной приходила стража Дарка.
  - И ты их?..
  - Нет, не уничтожила - просто вышвырнула из этого мира к нам, так что скоро они опять вернутся.
  Но меня уже здесь не будет. И живого Дарка - тоже.
  
  ***
  
  Все-таки Стража отработала на редкость топорно! Обленилась за десяток спокойных лет? По-хорошему, они должны были среагировать на меня сразу... хотя да, я ведь пересекала границу далеко от Форресттауна, даже не в этом районе, и Стража заметила нарушение границы, лишь когда уходил мой Вороной...
  В своих раздумьях я не сразу заметила, что Шон идет все медленнее и медленнее. Потом он и вовсе остановился. Оглянулся и потряс головой.
   Ты чего? - поинтересовалась я настороженно. Может, парня все-таки слегка контузило?
   Я что-то место не узнаю...
   Так мы заблудились? - не поверила я. Лесок вокруг города был именно 'леском' - светлым, прозрачным, раскинувшимся в глубину самое большее на милю.
   Нет! Как я могу заблудиться, мы же с детства облазили здесь все вдоль и поперек! - Шон вновь огляделся. И повторил упавшим голосом: - Но я все равно не узнаю...
  Мы стояли меж двух холмов, поросших деревьями. У наших ног тек тихо журчащий ручеек - точь-в-точь как тот, в котором Шон омывал свои боевые раны. Ручей бросал на лица блики от пробивавшегося сквозь листву вечернего солнца, поэтому, жмурясь, я не сразу заметила... А когда увидела, рассмеялась:
   Ну конечно!
  Прошлепав в кроссовках прямо по воде, я добралась до сложенного из старых камней квадратного столбика. Расчистила оплетенную вьюном верхушку, протерла подолом майки запылившееся зеркальце - когда шагнула в сторону, Шон сощурился, заслоняясь ладонью от слепящего 'зайчика'.
   Что это?
   Приграничный маячок. Копит солнце и даже ночью продолжает светить. А в пасмурную погоду и зимой здесь горит огонь.
  Видя, что Шон не понял, я пояснила:
   Ты же хотел побывать в моем королевстве?
   Ты сказала, это невозможно.
   Когда в одном и том же месте случается подряд несколько переходов, граница между мирами на время истончается. Первым сегодня был мой конь, вторыми (и третьими, четвертыми) - стражники.
  Не двигаясь, Шон оглядел себя.
  - И что, я теперь должен раздеться догола? Ты же говорила, ни один предмет из моего мира не может попасть к вам...
  Запоминает хорошо! Я засмеялась:
   Ну, если только тебе больше нравится разгуливать голым! (кстати, я бы не отказалась посмотреть). Шон, мы здесь ненадолго, от силы через пару часов нас вышвырнет обратно. Так что эти ограничения нас не касаются. Иди же!
   Исключения только подтверждают правила... - пробормотал Шон и перепрыгнул через ручей.
  Пересек границу.
  
  На невнимательный взгляд берега по обе стороны ручья-границы ничем не отличались. Но я смотрела внимательно и на ходу показывала и называла Шону деревья и цветы, которые на Земле не растут. Хотя в такое короткое междумирье и вневременье ветер переносит семена и в соседний мир: встречала я далеко отсюда растение, считающееся у нас редкостью, достойной украшать только королевские сады... а люди выпалывают его как сорняк.
  - А может, не только растения? - подал голос Шон. - Нас в детстве пугали, что в нашем лесу водятся странные существа, да еще и люди пропадают... Наверное, для того, чтобы мы поменьше шлялись без присмотра взрослых.
  А почему нет? Может, сказки о странных и волшебных существах и появились потому что кто-то когда-то проник в соседний мир через истончившуюся ткань мироздания? У нас тоже иногда находили людей, возникших неизвестно откуда, говорящих на неведомых языках, и ничего не понимающих в окружающем. В зависимости от обстановки и времён их объявляли то заколдованными, то сумасшедшими, а то и шпионами...
  - И вы пугались и слушались?
   Нет, мы с Энтони наоборот излазили весь лес вдоль и поперек.
   И что-нибудь нашли?
   Всего раз, - медленно произнес Шон, и когда я оглянулась с интересом, продолжил: - одну симпатичную раздетую девушку...
  Он наблюдал за мной краешком глаза и, когда я фыркнула, немедленно широко улыбнулся.
  
   Ага, вот мы где! - поняла я.
  Почти у наших ног начинался белый сырой туман; попробуй угадай, что там внизу: то ли ли пропасть без дна, а то ли мелкий овражек. Насколько я помнила, никто, даже самый безбашенный, проверить это не решался. А если и были такие, мы о них не слышали и наверняка уже не услышим.
  Шон вслед за мной заглянул с обрыва.
   Бормочущий туман, - объяснила я, укладываясь на живот на самый край обрыва. Шон последовал моему примеру.
   Это как?
   А вот так, - щелчком пальцев я отправила камешек вниз. Туман сначала отпрянул, завертелся воронкой вокруг места падения. Потом вскинулся белым клубящимся языком - точно дым над костром - и вместе с ним взлетели шепот-шелест давно произнесенных слов, отзвук навеки умолкших голосов, эхо забытых и потерянных вопросов...
   Сюда приходят погадать или получить ответы, - объяснила я. - Не факт, что получишь их сразу. А может, и вообще никогда не получишь. Я иногда думаю, что туман просто перемешивает вопросы и составляет из слов новые сочетания-головоломки - вот и получаются иногда вполне осмысленные ответы.
   Шон перевесился через край обрыва и поболтал рукой в тумане.
   - Щас тебя кто-нибудь схватит за руку и ка-ак сдернет! - зловеще предупредила я. Шон шутки не поддержал, спросил серьезно:
   А ты спрашивала о чем-нибудь?
   Да. В детстве - как оживить маму и отца. И братика. Потом - как убить Дарка.
   Шон сел, скрестив ноги.
   И тебе ответили?
   Нет. Хочешь спросить?
   Не хочу. Какой смысл тогда? - подумал и сказал решительно: - Да, хочу!
   Очень последовательно, - оценила я. - Ну так спрашивай.
   Какое твое полное имя?
   Это ты у тумана спрашиваешь или у меня? Только не смейся! Кристобель.
   Шон все равно рассмеялся:
   Вот здорово! А знаешь, какое мое первое имя? Кристобаль!
   Бедняга, - посочувствовала я. - Наши родители точно были не в себе!
   Надеюсь, от счастья...
   Так ты будешь спрашивать или нет? Время идет.
   Буду.
   Шон поднялся, даже зачем-то отряхнул джинсы и шагнул к самому краю - я чуть не ухватила его за штанину. Поглядел вниз, помедлил и произнес звучно:
   Кристобель и Кристобаль!
   Наши имена упали в туман, будто в вату - ни звука, ни эха. Я помедлила, но так как Шон не двигался и молчал, спросила:
   А где вопрос-то?
   Шон покосился на меня.
   А это и есть вопрос!
  Отвернулся, но я все же успела заметить, что лицо его вспыхнуло - поэтому удержалась от дальнейших расспросов. Мы подождали еще.
   Ну, ответа можно сегодня и не дождаться... Пошли дальше, у нас мало времени, а я хотела успеть тебе еще что-нибудь показать.
  Мы отошли уже на приличное расстояние, как мне почудился за спиной мягкий смешок - так смеются над чем-то забавным, но окружающим пока неизвестным.
   Ты слышал?
  Шон, оглянувшийся одновременно со мной, буркнул:
  - Если это ответ, то они сегодня обошлись без слов...
  
  'Еще что-нибудь' не заставило себя ждать. И оказалось неожиданным не только для Шона - что понятно, но и для меня - непростительно!
  Стемнело внезапно, как будто на опускающееся теплое солнце упала черная заслонка. Налетел ветер. Он завывал и гудел, метался из стороны в сторону, словно не мог решить, в какую сторону ему гнуть верхушки деревьев. Он обрывал зеленые листья, ломал свежие ветки и ослеплял нас песком и пылью. Даже мирный ручей, вдоль русла которого мы по-прежнему следовали, потемнел и забурлил, точно вода в нем вскипела.
   - Гроза будет, что ли?
  Вслед за Шоном я вскинула голову. Вверху неслись стремительные темно-синие и черные тучи, заполняя все небо, собираясь рухнуть на самую землю. Их изгибы напоминали то вытянутые лошадиные силуэты с клубящимися гривами и хвостами, то оскаленные морды черных гигантских псов...
  Напоминали?! Да это же они и были!
  Я дернула Шона за руку:
   Грозовые гончие! Бежим!
  - Что? Кто? - он задрал голову и я увидела, как глаза его округлились. - Вот черт!
   Да хуже черта! Бежим же!
  Но Шон и не подумал сдвинуться с места. Еще и сам ухватил меня за запястье.
  - Куда убежишь от Дикой Охоты? Остается только пасть ниц и молиться...
  - Что?!
  Но Шон только улыбался мне: глаза его сейчас стали отражением грозового неба. Кажется, шлепаться на колени он все-таки не собирался - наоборот, поставил ноги поустойчивее и вновь задрал голову. Крикнул:
  - 'Кто встретится с ними, попадет в другую страну...' А нам ведь как раз туда и надо, да, Крис? 'А кто заговорит с ними - умрет'. А мы промолчим!
  Я дернула сумасшедшего за руку. Шон наклонился, чтобы услышать сквозь треск ломающихся веток и завывание ветра - или уже псов и рога? - мое недоуменное:
  - Откуда ты знаешь про Гончих?
   Ну... я книжки читал... Ваши Гончие - это же наша Дикая Охота! Наверняка она у нас одна общая на оба мира! Кто тут над ними главный?
   Богиня полночи...
   А у нас их до фига!! Один, Фригг, Рогатый Охотник, Король эльфов... Гляди, а вот и олень! И вепрь, гляди!
  Я вновь свирепо дернула его за руку. Заорала:
  - А у вас известно, что на Грозовых Гончих нельзя смотреть?!
  - Ну да... но где я еще такое увижу? А псы и впрямь дышат пламенем! Как драконы, смотри!
  Вот не дурак ли?!
  Подсечка получилась удачной, но Шон моей руки так и не выпустил. Утянул меня за собой. Мы покатились по склону: земля, небо, лицо Шона, земля, небо, лицо... свист ветра, сверкание молний, гром... или топот копыт - близко, близко, еще ближе...
  Плюх!
  Я вынырнула, мотая головой, отфыркиваясь и отплевываясь. Шон приподнялся на локтях, и не думая вылезать из ручья, в который мы свалились. Смотрел на меня - мокрые волосы прилипли ко лбу, майка облепила грудь - и хохотал!
  Да он сумасшедший!
   Сумасшедший! - сердито заявила я, собираясь встать. Шон не дал - притянул меня к себе за растянувшийся мокрый ворот майки и поцеловал. Губы его тоже были мокрыми, холодными, но согревали так, что вскоре казалось, что даже вода вокруг закипела. Увлекшись, я навалилась на него, и мы вновь оказались под водой...
   Это отрезвило меня или мысль, что завтра я собираюсь прирезать его лучшего друга - но я наконец оторвалась от парня и встала. Вода текла с меня потоками.
  Шон продолжал лежать, глядя на меня снизу. Медленно улыбнулся:
  - Ну вот, я же говорил - попадем в другую страну...
  Я огляделась. Солнце. Жаркий день. И ни следа не от грозы, не от Дикой Охоты. Нас вышвырнуло обратно на Землю.
  
  ***
  
  Я поднялась с кровати, услышав голоса в ночной темноте. Встала у окна.
  Оклик повторился:
  - Шон?
  Голос Энтони.
  - А? Что? - кажется, Шон уснул внизу на веранде. Или глубоко задумался.
  - Шон, мне кажется, между нами в последние дни какая-то кошка пробежала!
  - Вот как? - мягко сказал Шон.
  - И, по-моему, я знаю имя этой кошки, - настойчиво продолжал его друг.
  - Да?
  - Крис мне очень нравится. По-настоящему нравится! Она такая.... она меня заводит - одним взглядом. Такая дикая... свободная, властная! Она не будет сюсюкать, как все эти девчонки, не будет мне на шею вешаться...
  Шон молчал.
  - У нее кожа, как золото, ты видел? Я только посмотрю на нее, только прикоснусь, да чего там, только подумаю - раз, и завожусь с пол-оборота! Я рядом с ней спокойно находиться не могу. Ты тоже так? Тоже?
  У меня отчего-то замерло сердце. Через некоторое время я услышала негромкое 'да' Шона - и сердце забилось в два раза быстрее, чем до того.
  Шон сказал:
  - Тони, ты ничего не знаешь о Крис. Она с тобой не останется. Она...
  Как всегда нетерпеливый Энтони не дослушал до конца:
  - Думаешь, она останется с тобой? Я не хотел тебе говорить, расстраивать. Но ты мой друг и должен знать - завтра утром у нас свидание!
  Я с досадой шарахнула кулаком о ладонь.
  - ...там, где мы ее впервые встретили. Это она придумала! Классно же, да?
  - Завтра? - в голосе Шона я услышала непонятный испуг. - Не ходи! Не ходи, Тони! Ты не понимаешь...
  - Я все понимаю. Пойми и ты меня, дружище. Я просто не могу отказаться от этой девчонки. Она как раз по мне. Прости.
  Пауза.
  - И с каких пор ты начал просить у меня прощения?
  В первый раз я услышала у выдержанного Шона такой тон. Энтони, похоже, тоже - он забеспокоился.
  - Шон, дружище, я думал... Ты же сам говорил, что не очень-то и хотел эту Марго!
  - И Лу, - с насмешкой продолжил Шон. - И Анну.
  - Ну да... Я-то думал, что ты на меня не в обиде! Я думал, все забыто...
  - Я и забыл, - резко сказал Шон. Я услышала звук сдвигаемого кресла. - Тони, а ты не хочешь узнать о Крис побольше?
  Я прикусила губу. Сама виновата, дурочка, разболталась ни с того ни с сего! Сейчас Шон выложит все Дарку и...
  - Думаю, я все узнаю о ней и так! - самодовольно заявил Энтони. - То есть - все, что мне нужно!
  - О да, - сказал Шон с непонятной интонацией. - Я тоже так думаю. До завтра, Тони.
  - Погоди, а...
  Но я услышала звук захлопнувшейся двери.
  Я следила за спускавшимся с веранды Энтони. Он насвистывал, заложив руки в карманы. Остановился. Задрав голову, посмотрел на мое окно. Я даже не шевельнулась: вряд ли меня разглядят в темноте. Услышала его бормотанье:
  - И какого черта я согласился ждать до завтра?
  
  ...Темный человек вошел, не скрипнув ни дверью, ни половицей, скользнул к столу, где лежала моя сумка, и стал доставать из нее вещи, неторопливо, внимательно разглядывая их при свете луны. Последними он достал старые потрепанные ножны, осторожно потянул за тусклую рукоять - и в его руках оказался клинок Гартов. Человек застыл, вглядываясь в вязь рун, вьющихся вдоль ослепительно пылающего лезвия...
  ...Я встрепенулась, широко открыла глаза и резко села. Никого. В комнате никого не было. Я проверила сумку - все лежит в своем обычном порядке. Встав, подергала дверь - заперта. У меня уже начались галлюцинации...
  Вновь улегшись, я не уснула уже до самого рассвета.
  Сегодня я возвращаюсь домой.
  
  ***
  
  Я облизнула пересохшие губы. Прикинула в руке клинок, прицеливаясь в нетерпеливо переминающегося Дарка. Сейчас я окликну его и...
  И сильная рука перехватила мое запястье. Я чуть не зарычала от ярости и бессилия - Шон! Он все-таки догадался, что я соврала ему насчет его друга! Пытаясь отодрать цепкие пальцы от своей враз онемевшей руки, я не сразу поняла, что Шон говорит мне настойчивым горячим шепотом - просто выхватывала отдельные слова, как из плохо изученного иностранного языка...
  И вдруг слова обрели смысл!
  - Ты обозналась, - повторял Шон на языке моей родины, - ты обозналась... глупая... ты ошиблась.
  
  ***
  Меня корчило от унижения и ярости. Девчонка Мэй оказалась куда проницательнее меня - но я ее не услышала. Мой следопыт, посланный на поиски маленького Дарка, отдал мне Энтони, чтобы я не тронула Шона - но я не различила усмешки в его голосе. Слишком уж я была уверена в своем суждении, в своей проницательности. Слишком уж портрет, созданный моим воображением, совпадал с обликом Энтони. Бабушка всегда говорила, что я сужу о человеке по первому впечатлению и не хочу смотреть вглубь - чересчур нетерпелива. И вот результат - я обманула и запутала саму себя.
  - ...мама отослала меня сюда, когда мне было лет пять, - продолжал рассказывать Шон... Дарк! - Приставила стражу...
  - И все это время, все эти дни... ты знал... ты играл со мной... - я ударила себя кулаками по коленям. - О-о-о, убей меня, Дарк, мне стыдно!
  Шон затряс головой.
  - Я не знал, Крис! Клянусь, я не знал! Я ничего не помнил, пока не увидел твой клинок!
  Мы ушли подальше от Энтони, ожидавшего горячего утреннего свидания; вернее, меня утащил Шон, а я даже и не сопротивлялась особо - еще не хватает вмешивать в свои дела людей!
  По-прежнему сидя на коленях на земле, я выпрямилась. Все-таки я принцесса Гартов и умею проигрывать.
  - И теперь что?
  Взгляд Шона стал растерянным. Клинок, который он вертел в своих руках, блестел, кидая мне в лицо солнечные 'зайчики', но я старалась не жмуриться. Подобраться бы поближе, заболтать его - и вырвать из рук клинок!
  - Что теперь? - повторил Шон.
  - Я Гарт. Ты - Дарк. Нам тесно даже в разных мирах.
  - Крис... но мы же с тобой не виноваты, что наши предки ненавидели друг друга! И - если я не ошибаюсь - мы хорошо друг к другу относимся.
  Относились...
  - Мы ведь тогда не знали...
  - Узнали теперь, и что изменилось? Что нам мешает договориться? Что мешает заключить союз?
  - Союз?! Какой союз может быть между нами?
  - Послушай, Крис, - терпеливо продолжал Дарк. - Истинное величие правителя в том, что он не боится ступить на новую дорогу, отринуть старые заблуждения, боль, обиды...
  Я глядела на него с фантастическим подозрением: Дарк слово в слово повторил бабушкины слова перед моим... отъездом! Спросила со слабой надеждой:
  - Может, ты не захочешь вернуться?
  Шон помолчал, рассеянно проводя пальцами по лезвию.
  - Не буду врать. Я уже не смогу жить спокойно, пока не увижу родину.
  - А увидев, ты ее уже не покинешь, - грустно закончила я.
  Шон молчал. Солнце вставало все выше.
  - Крис. Ведь я тебя ничем не обидел? Все дело только в том, что я - Дарк?
  Я понуро кивнула. Шон продолжал негромко:
  - Значит, никакой надежды на примирение? Прошлое нас сильнее?
  - Или ты или я. Сейчас клинок у тебя. И если ты меня не убьешь, я до тебя все равно доберусь. Слышишь?
  Он поморщился.
  - Слышу, не кричи!
  Шон крутил длинный узкий клинок в своих сильных пальцах. Эти руки были словно созданы для клинка. Для меча. Для оружия. Я следила за ними завороженно - когда его пальцы скользнули по металлу, словно лаская, я даже ощутила возбуждение, смешанное с чувством опасности - как будто он касался меня...
  Лицо Шона становилось все мрачнее.
  Внезапно он сделал резкое короткое движение. Я дернулась в сторону - но клинок вонзился в землю у самых моих колен. Я с мгновение смотрела на оружие, не понимая, потом вскинула глаза на Дарка.
  - Я не буду тебя убивать, - сказал он.
  - Тогда я тебя убью!
  Шон заморгал. Кивнул.
  - Да уж. Конечно. Действуй.
  Я привычно взялась за рукоять и ощутила тепло его руки. Медля, взвесила клинок на ладони. Шон не спускал с меня глаз. Сейчас они стали темно-синими, словно грозовые тучи.
  - Не смотри на меня! - приказала я с раздражением.
  Шон покорно опустил взгляд.
  - Может, мне еще и отвернуться?
  И он действительно повернулся ко мне спиной... своей широкой спиной, которой совсем недавно заслонил меня от Стражи, не зная еще, что она - его стража.
  Я поглядела-поглядела на него и окликнула:
  - Эй, Дарк! Не пойму - почему ты меня не убил?
  Шон пожал плечами со смирением.
  - А что, это имеет какое-то значение?
  - Так почему?
  - Неужели не ясно? Влюбился в тебя, вот и все! Не дурак ли?
  Я стояла, опустив клинок, как оглушенная.
  - Но пусть великую принцессу не останавливает такая малость. - Да он издевается надо мной! - Как мог проклятый Дарк полюбить принцессу Гартов? Это оскорбительно и подозрительно, ведь враг коварен и злобен!
  Я чуть не треснула его по макушке. Я знала, что не смогу убить Шона. Но знала еще до того, как он сказал мне...
  Шон повел плечами, сказал ворчливо:
  - Эй, принцесса, ну скоро ты там?
  Да, я принцесса. Принцесса Гартов. И я должна, я смогу найти выход! Я не могу отпустить Шона и не могу убить. Так пусть же моя слабость станет моей силой!
  Я подошла к Шону, положила руку с клинком ему на плечи. Он вздрогнул - он все-таки боялся - медленно повернулся, поднимая голову.
  Я наклонилась и поцеловала его.
  Любая проблема имеет несколько решений. Кто это сказал - Шон или бабушка? Ах, эта бабушка, все-то она, наверное, знала наперед...
  
   КОНЕЦ:)
Оценка: 8.53*20  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"