Колюжняк Виктор Владимирович: другие произведения.

Букварь Янки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В любом нормальном Букваре напротив каждой буквы стоят слова для лучшего запоминания. У Янки всё было точно так же. Вот только её Букварь был из школы жизни...

    Рассказ был опубликован в антологиях "Завтра не будет Луны" и "Русская фантастика 2011"


  - А если... - начала было Янка.
  - Без 'если', - прервал Бричиков. - Кстати, если хочешь - кури.
  Янка достала из сумочки пачку и закурила, закинув ногу на ногу.
  - Всё будет хорошо, - сказал Бричиков и улыбнулся.
  Естественно, Янка ему ни черта не поверила. В свои шестнадцать она уже научилась 'не верить'. Однако улыбнулась в ответ, затянулась и покорно кивнула.
  
  Банк был маленьким, уютным. Это успокаивало и настораживало одновременно.
  Янке захотелось выругаться, и она чертыхнулась. Затем, поддавшись настроению, выругалась ещё раз. Сидевшая неподалеку 'мадам' посмотрела на неё, поджала губы, но ничего не сказала. Специально для неё Янка выругалась в третий раз.
  Бричиков должен был прийти с минуты на минуты, а она так и не начала действовать. 'Твою жеж мать', - вздохнула Янка и пошла к стойке, почти коснувшись по пути охранника. Тот вздрогнул, но в её сторону так и не посмотрел. Продолжая играть роль 'богатой испорченной девочки', Янка наклонилась к операционному окну.
  Кассир улыбнулся ей, косясь глазами в вырез.
  - Скажите 'а', - попросила она.
  - Что?
   - Скажите 'а'.
  - А, - улыбнулся кассир. - Это шут...
  Глаза его стали круглыми. Без всяких метафор. Два идеальных белых круга, в каждом из которых горела буква 'А'.
  - Молодец, - прошептала Янка, обернулась, поймала взгляд охранника и улыбнулась ему, после чего вновь развернулась к клерку. - Давай, быстро складывай деньги. Ещё быстрее! Ну! - торопила она.
  Кассир старался изо всех сил. Наконец деньги кончились, и он тщательно завернул их в пакет, передавая Янке.
  - Бинго! - сказала она.
  Тотчас в глазах кассира 'Б' сменило 'А'. Он развязно посмотрел на неё и подмигнул. 'Забавно', - подумала Янка, - 'Надо запомнить'.
  Чья-то рука опустилась ей на плечо. Янка повернула голову и увидела перстень с иероглифом
  - Всё нормально? - спросил Бричиков.
  - У нас всё в ажуре, папаша, - ответил кассир и подмигнул.
  Бричиков спрятал деньги в карман и показал ему перстень.
  - Нормальная печатка, - одобрительно кивнул тот, и глаза его помутнели.
  - Уходим, - сказал Бричиков.
  Янка шла и чувствовала взгляд охранника. Он ничего не сказал, а только продолжал пялиться на её ноги.
  
  Вася нравился всем, а не только Янке. Красивый, добрый, соблазнительный до дрожи в коленках.
  - Можешь помочь? - спросила Янка, поймав его после школы.
  - Чем?
  - Дома надо шкаф переставить. Я одна не справлюсь.
  - Конечно.
  Предлог был удобный. После смерти матери Янке всё приходилось делать самой. Бричиков помогал только с 'заработками'.
  - Сейчас идём?
  - Нет, приходи вечером. Часов в пять.
  - Хорошо.
  Янка купила вино и фрукты. Убралась в квартире и подгадала так, чтобы выйти из душа к приходу Васи.
  - Ну, и где шкаф? - спросил он.
  - В спальне.
  На столике стояла бутылка вина и фрукты. Свет был приглушен. Янка в халатике присела на кровать.
  Вася был красивым, добрым, соблазнительным до дрожи в коленках, наивным и ни черта не понимал намеков.
  - Куда двигать? - спросил он.
  - Никуда. Иди сюда, - попросила Янка.
  Вася подошел и встал рядом с кроватью.
  - А долго стоять? - спросил он. - Меня дома ждут. Я к ЕГЭ готовлюсь.
  Янка встала, обхватила его руками и притянула к себе.
  - Бинго! - прошептала она, смотря ему в глаза, и поцеловала.
  Сильные руки сжали её и полезли под халатик.
  - Покувыркаемся, детка, - утверждающе сказал Вася.
  Они 'кувыркались' часа три, пока Янка не поняла, что уже больше не может. Тело устало и болело, а агрессивный Вася нравился ей всё меньше и меньше.
  - Хватит, - попросила Янка.
  - Ещё нет, - он притянул её к себе.
  - Прекрати!
  - Только когда захочу!
  - Всё! - крикнула Янка, всматриваясь в горящую 'Б' в безумных глазах.
  На миг ей показалось, что там уже 'В'. Затем Вася их закрыл и упал на кровать.
  - Ты чего? - спросила Янка. Вася не отвечал. - Ты спишь? - она подвинулась чуть ближе. - Что случилось?
  Пульс не прощупывался. Искусственное дыхание и массаж сердца Янка делать не умела, но честно пыталась. Не помогло. Тогда она набрала номер Бричикова и сказала: 'Приезжай!'
  Ушла в ванную, включила душ, усердно скоблила себя мочалкой и плакала.
  Бричиков выслушал её, вынес труп на улицу и несколько раз ударил по голове найденной возле мусорки палкой, не забыв очистить карманы.
  
  Гроб стоял на двух табуретках. Янка долго не решалась подойти, а как только сделала шаг, перед ней появилась Васина мать.
  - Уйди! - почти прошипела она. - Уйди, гнида! Это к тебе он пошёл. Это из-за тебя всё.
  Янке хотелось плюнуть ей в глаза, но она сдержалась.
  - Он ушел. Сказал, что всё будет нормально, - она старалась, чтобы голос не дрогнул.
  - Уйди! - не сдавалась мать.
  Накатила усталость, и Янка почувствовала облегчение. Не надо стоять здесь и мучиться из-за того, что произошло. Но уйти просто так было слишком.
  - Гори в аду, - сказала Янка. Повернулась и вышла.
  Через три дня женщина умерла. Каждый день температура повышалась, и сбить её было невозможно. Медики качали головой, разводили руками и устраивали дискуссии. Янка пыталась вспомнить: слышал ли кто-нибудь разговор. Вроде бы, нет
  Она позвонила Бричикову и сказала, что хочет переехать. Пускай подсуетится. Опекун, как-никак.
  
  - Дом, - сказала Янка. - Мне нужен дом.
  - Ну, дом так дом, - пожал плечами Бричиков. - Только сначала надо будет ещё одно дельце провернуть.
  - Хорошо. - Янка кивнула.
  В квартиру она не возвращалась, жила у Бричикова. Школу тоже забросила: считать-писать умеет, а диплом, если понадобится, купит.
  - Делишки делать будем. Да, - сказала Янка. - Но сначала мне нужно подстричься.
  Она распустила волосы и показала Бричикову, как именно. Он пожал плечами и фыркнул. У него это здорово получалось.
  
  - Ещё, - попросила Янка.
  Бричиков посмотрел на неё, но всё же налил коньяк в стакан. Янка выпила залпом, скривилась и закурила, развалившись в кресле.
  Сегодня она убила трех человек.
  Простое слово 'всё' убивало идеально. Главное только смотреть в глаза. Инкассаторы посмотрели.
  Она не хотела их убивать, но Бричиков сказал, что иначе нельзя. Могут вызвать подмогу. 'Заставить сказать 'А' куда сложнее', - убеждал он. - 'Их надо убить. Ты же хочешь дом?'
  Дом Янка хотела, но не до такой степени. А сейчас ей и вовсе было на него наплевать.
  - Я так и не выучила других слов, - сказала она.
  - И не надо, - Бричиков махнул рукой. - Этих четырех хватит. Даже двух. Вряд ли нам понадобится, например, 'Бинго!'.
  - Сука.
  Бричиков улыбнулся. Янка ненавидела, когда он улыбался.
  - Всё! - сказала она, глядя ему в глаза.
  В ответ ей погрозили пальцем.
  - Не забывайся. Ты колдуешь, а я расколдовываю.
  - Я могу справиться и без тебя.
  - Уже справилась пару раз, - Бричиков опять улыбнулся.
  - Сука, - повторила Янка. - Налей ещё.
  Он налил. И наливал до тех пор, пока она не отключилась.
  
  Ёлка стояла посреди комнаты. В мешке с песком, как положено. На ней висели какие-то старые игрушки, которым было больше лет, чем Янке.
  А под ёлкой лежала мама. Узел завязанного сзади халата торчал, и казалось, что мама не умерла, а притворяется подарком.
  В тот раз, в прошлом, Янка так и подумала. Сейчас, во сне, она уже знала правду.
  Мама умерла. Врачи сказали, что это был сердечный приступ. Оно устало, 'износилось' и всё.
  Янка знала, что бывает от слова 'всё'. С этой мыслью она и проснулась.
  Голова пульсировала. Хотелось пить, а может, даже выпить.
  Янка встала - Бричиков её так и оставил в кресле, не раздевая и не укладывая - и прошла в туалет. Посмотрела на себя в зеркало, усмехнулась и почувствовала, что боль усилилась. 'Ну тебя', - подумала она.
  Бричиков был на кухне. Пил кофе с тостами и читал газету. Он всегда так завтракал. Одинаково до абсолютизма.
  - Бричиков, - позвала Янка.
  - Что, херово? - спросил он, не отрываясь от газеты.
  - Бричиков, это ты мою маму убил?
  В этот раз на неё посмотрели. Целую секунду.
  - Дура, - прокомментировал он. - Оно мне надо? Я бы сейчас жил куда спокойней.
  Янка кивнула и пошла в душ. Она тоже так думала.
  
  Жизнь налаживалась постепенно.
  Бричиков купил Янке дом в частном секторе. Она не ходила в школу, а устроилась на курсы парикмахеров. Как-то встретила на улице бывшего одноклассника. Тот заметил её, поменялся в лице и поспешил скрыться в ближайшем переулке. Сначала Янке стало смешно, а потом сразу и резко - грустно. Но она сдержалась.
  Дни шли, а деньги инкассаторов не кончались. Янке даже начало казаться, что они будут всегда, а значит - больше не понадобится никого убивать. Можно работать в парикмахерской, затем подружиться с кем-нибудь, выйти замуж. Прожить нормальную человеческую жизнь без горящих в глазах букв.
  Она думала так три месяца, пока однажды не заявился Бричиков. Растерянный и суетливый. Янка сразу поняла, что сейчас он скажет что-то плохое.
  И Бричиков её не подвел.
  
  - Зачем? - опять спросила она. - Ну, нахрена ты туда поперся, а?
  - Я же не знал, - огрызнулся Бричиков. - Я не всемогущ и не всеведущ.
  - Зато строишь из себя!
  - Ты тоже!
  Они сверлили друг друга взглядами. Первым сдался Бричиков.
  - Ладно, - сказал он. - Надо сваливать. В другой город или другую страну - неважно. Денег хватит. А там уже придумаем что-нибудь.
  - Что-нибудь! - передразнила Янка и почувствовала, как накатывают слезы. - Идиот ты, Бричиков. Идиот, каких мало.
  В очередной раз за последний год жизнь рушилась. Приходилось сгребать обломки в кучу и надеяться, что ничего не потерялось.
  
  Идиотизм Бричикова заключался в том, что его позвали на ток-шоу, и он пошёл. Видный специалист по НЛП и гипнозу всё-таки.
  В какой-то момент, устав слушать байки и домыслы, он рассказал им, что это всё суета сует и томление духа. НЛП и гипноз лишь жалкое подобие древнего человеческого умения управлять людьми. Название его потеряно в веках, но сила порой пробуждается стихийно. И человек может сам не осознавать, что он делает. Но его будут слушаться.
  Это складывается из жестов, интонации, тембра, визуального контакта - из всего. Человек думает, что ведет себя естественно, а между тем заставляет других выполнять свои приказы. И неосторожно брошенное им слово способно даже убить.
  - И такие люди появляются до сих пор, - сказал он, присаживаясь.
  Но тут же пришлось встать. Аудитория принялась задавать вопросы, перекрикивая друг друга. Бричиков получил свою минуту славы.
  А после передачи неприметный молодой человек подошел и пригласил Бричикова прийти завтра и пообщаться. 'Об одном нашем общем знакомом', как он выразился.
  И Бричиков сразу всё понял. И, что ещё хуже, молодой человек тоже понял, что Бричиков понял. Улыбнулся и сказал, что будет ждать встречи.
  'Телезвезда' запаниковал, собрал вещи, долго петлял по городу и приехал в итоге к Янке, чтобы вместе с ней убежать ещё дальше.
  
  Йошкар-Ола Янке не понравилась. Совсем. Город красивый, чистый, но вместе с тем какой-то вялый.
  Бричиков снял квартиру для себя и дом для Янки. Но это было уже не то. Настолько не то, что хотелось плакать.
  Она и плакала.
  
  Костя появился в жизни Янки настолько естественно, что не вызвал никакого удивления.
  Однажды она осознала, что идет домой, а пакеты несет незнакомый парень. Короткая стрижка, чуть худощавый, смеющиеся глаза. Потом он приготовил ужин на двоих, сделал расслабляющий массаж и ушел.
  Это оказалось полной неожиданностью для Янки. Она понимала, к чему идет вечер, и даже внутренне была готова, но Костя ушел.
  Янка ходила по дому и пыталась придумать причину, которая бы его оправдывала, но ничего не получалось. У него просто не было повода уходить.
  - Что-то с тобой не то, - сказала Янка непонятно в чей адрес.
  Два дня спустя она обнаружила Костю возле дома. Он сидел на лавочке и листал журнал. Янка заставила себя пройти мимо, поминутно ожидая оклика, но его не последовало.
  Когда она вернулась через несколько часов, стопка журналов увеличилась. Янка поставила пакеты на землю и села рядом. Ещё минут двадцать она ждала, когда он обернется.
  - Что там? - спросил Костя, указывая на пакет.
  - Картошка, лук, свекла, мясо, зелень, колбаса, сыр... - начала перечислять Янка.
  - Борщ? - перебил Костя.
  - Борщ.
  Он встал и опять ушел, а Янка пошла готовить борщ.
  Когда Костя пришел с вещами, она как раз накрывала на стол.
  
  - Люблю, - сказала Янка. - Просто люблю.
  Костя улыбнулся.
  - А ты мне не говоришь, что любишь, - обиделась Янка.
  - Я не знаю.
  - Ну вот!
  Янка вылезла из-под одеяла и, ступая на цыпочках, подошла к окну.
  - Не обижайся. И не усложняй. Нам хорошо, так есть ли разница, как это называть - любовь или что-то ещё?
  - Демагог, - сказала Янка.
  - Ещё какой, - согласился Костя.
  - Самовлюбленный эгоист?
  - Возможно.
  - Боишься признаться самому себе?
  - Боюсь впасть в зависимость.
  Янка обернулась и медленно прошла назад, присела на кровать. Внимательно посмотрела на Костю. Тот продолжал улыбаться.
  - Тогда ладно, - сказала она наконец. - Хватит того, что я впала в зависимость от тебя. Но если ты вдруг захочешь сказать мне 'люблю', я с удовольствием это выслушаю.
  - Хорошо, - ответил Костя, перестав улыбаться. - Обещаю.
  Он протянул руку и попытался дотронуться пальцем до носа Янки. Девушка поймала палец губами и чуть прикусила. Костя несколько секунд любовался получившейся картиной.
  - Дурочка, - наконец сказал он и тихо засмеялся. - Ай! Янка, мне же больно!
  - Сейчас я тебе покажу, что такое боль! - пообещала она.
  И обманула.
  
  Мама оставила Янке квартиру, сиротство и Бричикова в качестве опекуна. Он приехал, пахнущий чем-то противно-приторным и замелькал 'по делам'. Организовал похороны, поминки, уладил все 'бумажные вопросы', со всеми обо всём договорился и лишь тогда нашел время поговорить с Янкой.
  - Привет, - сказал он.
  - Ага, - кивнула Янка.
  - Я вроде как теперь твой опекун. Не в смысле по бумажкам, а так. Лезть к тебе в жизнь - не собираюсь. Доживешь до восемнадцати, и помашем друг другу ручкой. А пока буду помогать, если попросишь.
  - А если не попрошу?
  - Значит, не буду. Я и без того занятой человек. Просто когда-то я знал твою мать и был ей кое-чем обязан, потому и приехал.
  - Чем обязан?
  - Может, когда-нибудь расскажу.
  - Точно не будешь лезть?
  - Обещаю.
  - Тогда договорились.
  Они пожали друг другу руки, и Янка впервые со смерти матери вздохнула чуть свободней.
  
  - Нам он только помешает! - убеждал Бричиков.
  - Мне не мешает.
  - Это пока. А как ты ему объяснишь, откуда у тебя деньги?
  - Он не спрашивает!
  Янка сложила руки на груди и отвернулась.
  - Пойми, сейчас не то время. Нам остался всего один рывок. Последний. Большой куш и разбегаемся в разные стороны.
  - Так чем Костя нам в этом мешает?
  - Он поедет за тобой куда угодно, не задавая вопросов? - Бричиков испытующе посмотрел на Янку. Она промолчала. - Не знаешь? Рекомендую узнать.
  - Посмотрим, - буркнула Янка. - И вообще, это не твоё дело.
  - Моё! - жестко отрезал Бричиков. - Сейчас это наше общее дело. Мы с тобой пока ещё в связке. Хочешь ты того или нет.
  Янка хотела сказать, что не хочет, но не смогла. Бричиков в своё время изменил её жизнь, и сейчас она уже не представляла её другой.
  
  Осень на целую неделю решила сделать перерыв, неожиданно подарив ноябрьское потепление. Костя и Янка гуляли по парку, а под ногами шуршала опавшая листва.
  - Ты можешь ответить мне на один вопрос? - спросила Янка чуть отстраненно.
  - Могу.
  - Тогда ответь честно: если бы я тебе предложила убежать вместе со мной неизвестно куда и, самое главное, ни о чем не спрашивать и делать всё, что я скажу. Чтобы ты тогда сказал?
  - Не знаю. Ты же не спрашиваешь.
  - Считай, что спросила.
  Она остановилась и развернула Костю лицом к себе. Он улыбался, как обычно. Янка нахмурилась и требовательно посмотрела ему в глаза.
  - Я жду.
  - Такие вопросы сразу не решаются.
  - Дурак! - Янка отвернулась.
  - Ну вот, опять ты всё усложняешь.
  - Да, усложняю! Потому что у тебя всё выходит как-то слишком просто. Ты вообще, хоть раз сделал что-нибудь, чтобы 'усложнить'?
  - Я переехал к тебе - сказал Костя.
  - О, да! Это, наверное, было суперски сложно!
  Костя промолчал, и Янка поняла, что он не пойдет за ней. Слишком много сложностей. Куда больше, чем просто переехать к одинокой девчонке, которую он смог заинтересовать. Косте хотелось 'просто жить вместе и чтоб было хорошо', а Янке хотелось большего.
  - Иди-ка ты нахер! - сказала она.
  - Что?
  - Что слышал! Иди. На. Хер... Хотя нет. Я сама пойду. Вещи как-нибудь зайди забрать.
  Янка высвободила руку и пошла. 'Ну, давай же!' - думала она, - 'Догони, останови, скажи всё, что хотел сказать! Ну!'
  А Костя не догонял. Янка знала, что он всё ещё стоит и смотрит ей вслед. Это ведь так просто.
  
  Приехавший Бричиков застал её погруженной в меланхолию. Янка сидела возле телевизора и таращилась в экран. Там рассказывали про пауков.
  - Познаешь мир?
  - Бричиков, ты паук, - сказала Янка, не отрываясь от экрана.
  - На чем основан вывод?
  - Ты заманил меня в свои сети и теперь высасываешь кровь. Но не сразу, а потихоньку, чтобы я подольше помучилась.
  - Я смотрю, телевизор прививает тебе образность мышления.
  Бричиков поставил стул напротив Янки и уселся, загородив экран. Снял очки, протер и вернул на место. Стекла сверкнули, отразив свет люстры. Янке почудилось в этом что-то зловещее.
  - Мне не видно!
  - Посмотришь в другой раз. Надо поговорить.
  - О чём?
  - О деле. Я так понимаю, твой драгоценный возлюбленный с нами не едет? - Бричиков обвел комнату руками.
  - А вдруг он просто вышел?
  - Ага. И ты в ожидании его смотришь телевизор с таким видом, будто бы из тебя действительно что-то высосали.
  Янка попыталась улыбнуться, но, судя по реакции Бричикова, получилось не очень.
  - Мы расстались.
  - Отлично! Ой, прости, я не это хотел сказать.
  Девушка устало посмотрела на него. Это подразумевало: 'Ой, ну мне-то можешь не врать. Ты сказал именно то, что хотел'.
  Бричиков поспешил перевести разговор в другую плоскость.
  - Так вот. О деле. Рискованно, но если всё пройдет так, как надо, то больше нам ничего не понадобится. И можно будет зажить спокойно. Правда, сначала куда-нибудь уехать подальше.
  - Это я с радостью, - сказала Янка. - С превеликим удовольствием свалю.
  
  Рана была не опасной, но болезненной. Бричиков хромал, а Янка шла рядом, придерживала и изображала не то дочку, не то молодую жену. Рану обмотали янкиной блузкой, а кровь на черных джинсах выделялась слабо. Зато было видно дырку от пули.
  А началось всё неплохо. Они вошли в банк, попросили отвести их к управляющему, сказав, что собираются открыть счет. Бричиков продемонстрировал деньги, которые у них оставались. Этого хватило, чтобы клерк осознал серьезность клиентов и их намерений.
  Управляющий подробно рассказывал им об истории банка, о знаменитых вкладчиках, о перспективах и о том, конечно же, что здесь деньги будут в сохранности. В этом Янка серьезно сомневалась и всё косилась на Бричикова, ожидая, когда он подаст сигнал.
  Наконец Бричиков улыбнулся и поднял руки вверх, показывая, что сдается и принимает предложение.
  - Скажите 'а', - попросила Янка.
  Управляющий посмотрел на неё и улыбнулся.
  - Зачем тебе?
  - Просто, интересно.
  - Ну, а.
  - Без 'ну', пожалуйста.
  Управляющий посмотрел на Бричикова. Тот развел руки в стороны. Мол, вот такая она у меня.
  - А.
  И в его глазах зажглась 'А', от которой Янка уже успела отвыкнуть.
  - А сейчас ты проведешь нас внутрь хранилища, - сказала она.
  Управляющий кивнул, встал и пошел, а они пошли за ним, пытаясь казаться естественными. Глупое слово. Никогда не нравилось Янке.
  
  - Сука! - выкрикнула Янка, когда охранник выстрелил в ногу Бричикову. Неизвестно что именно насторожило охранника. Может быть, он тоже увидел букву 'А' в глазах управляющего, а может - он именно в этот момент сошел с ума.
  - Сука! - ещё раз повторила Янка, смакуя. Охранник навел на неё пистолет.
  - Не то, - прошипел Бричиков сквозь зубы. - Не то говоришь.
  И тогда Янка сказал: 'Всё!'. И говорила на обратном пути, если кто-нибудь только смел взглянуть в их сторону. Её трясло от злости и запоздалого страха.
  Когда они вышли из банка, в живых там мало кто остался. Орала сирена, а они продолжали идти. Прохожие уступали дорогу, стараясь не смотреть в глаза.
  'Это вы правильно', - думала Янка - 'А не то я вам тоже всё скажу. Скажу 'всё', и вас не станет'. Она не видела себя со стороны, но чувствовала, что левая часть лица живет своей жизнью. Дергается и щерится в усмешке. Правую Янка контролировала и держала спокойной.
  - Бесполезно, - сказал вдруг Бричиков. - Беги, я их задержу.
  - С чего это?
  - Там были камеры. Они с легкостью поймут, кто это был. Беги. Одна, может, спасешься.
  - Я ни хрена не представляю, что дальше делать, - произнесла она медленно. - Понимаешь? Ни хрена! Так что, если хочешь, чтобы я спаслась - будь добр, думай.
  Бричиков усмехнулся, и Янка поняла, что он почти сдался.
  
  Три минуты спустя они зашли в какой-то торговый центр, чтобы найти новую одежду. Пока Бричиков переодевался, Янка успела купить им обоим черные очки. Он вернулся в ярко-красном спортивном костюме и желтых кроссовках. По мнению Янки, это был верх безвкусия.
  Зато вряд ли кто будет разглядывать лицо, - сказал Бричиков в ответ на её критический взгляд. - И тебе советую подобрать что-нибудь в таком духе.
  Он повертел в руках темные очки.
  В ноября месяце, когда на улице пасмурно?
  - Судя по одежде, мы с тобой два придурка, которым как-то параллельно до погоды и всего прочего.
  Бричиков пожал плечами, надел очки и забрал у неё сумку с деньгами.
  - Я поищу аптеку, - сказал он и захромал куда-то в сторону.
  Янка поняла, что он держится из последних сил. Ещё немного, и Бричиков даже не сможет никуда идти.
  'Ничего. Отсюда мы поедем на такси. Деньги есть', - подумала она, рассматривая нечто кислотно-зеленое, что в итоге оказалось осенней курткой. Вскоре нашлись и фиолетовые зауженные штаны, и оранжевые кеды. Янка накинула капюшон куртки, надела очки и не узнала себя в зеркале. 'Это хорошо', - подумала она. Расплатилась и пошла искать Бричикова.
  Он сидел за столиком местного кафе и о чем-то говорил по телефону.
  - Я наглотался лекарств и теперь вообще ничего не чувствую, - сказал Бричиков.
  - Хорошо. Я вызываю такси.
  - Не волнуйся, я вызвал, - он кивнул на телефон и спрятал его в карман. - А сейчас я хочу тебе кое-что рассказать.
  Янке это не понравилось. Бричиков словно готовился к чему-то плохому, а потому спешил выговориться.
  'Мы ещё повоюем', - подумала она со странной нежностью.
  
  - У меня, как ты помнишь, были кое-какие дела с твоей матерью.
  - Помню. Надеюсь ты сейчас не станешь изображать Дарта Вейдера и утверждать, что ты мой отец?
  - Нет. Хотя я знал его, но он умер.
  - Мне так жаль.
  - Не паясничай, - Бричиков поморщился.
  - Ладно. Так что у вас с ней было за дело?
  - Она работала медсестрой в психушке и позволяла мне ставить кое-какие эксперименты над больными. За хорошие деньги разумеется. Мой папаня вовремя подсуетился при перестройке, и я себе вполне мог это позволить.
  - Понятно. И зачем мне это знать? - Янка действительно не понимала.
  - Меня что-то в последнее время напрягает, что я использовал и дочь, и мать.
  - Совесть проснулась?
  - Не знаю.
  - Забудь. Оно того не стоит. Ты мне помог, так как считал нужным. У меня был выбор принимать помощь или нет. Как и у матери. Разве не так?
  - Так.
  Янка кивнула.
  - Вот видишь, так что не стоит волноваться из-за ерунды
  В этот момент зазвонил телефон. Бричиков выслушал, кивнул, словно его могли видеть, и сказал: 'Выходим'.
  
  Фары старенькой 'мазды' подсвечивали падающий снег. Бричиков открыл дверь, помог Янке сесть, а сам пошел к водителю. Что-то тихо ему сказал, и машина резко рванула с места.
  В первую секунду Янка ничего не поняла, зато во вторую поняла всё и очень отчетливо.
  'Тоже мне герой', - подумал она.
  - Остановите! - приказала Янка водителю. Тот и не подумал тормозить, наоборот прибавив скорость. - Остановите, я сказала.
  Она пыталась поймать взгляд водителя, но, сидя сзади, это было трудно. Вдобавок, он предпочитал не смотреть в зеркало заднего вида.
  Тогда Янка вцепилась ему ногтями в шею. Водитель не отреагировал. Она надавила изо всех сил, стараясь задушить, и по хриплому дыханию поняла, что у неё это получается.
  Руки всё сжимались и сжимались. На шее стали видны следы от ногтей, и вскоре водитель остановился. Янка тут же дернула дверь - заперто.
  - Выпусти! - крикнула она.
  Водитель промолчал, а машина вновь тронулась с места. Янка нашла какую-то железку, валяющуюся под ногами, и принялась бить в стекло, которое покрылось сеткой трещин. На светофоре водитель всё же притормозил, и тогда Янка ударила. Он вскрикнул, схватился рукой за голову, и она ударила второй раз, открыла дверь и вылезла на улицу.
  Машина уже почти выехала из города.
  
  Хозяин жигуленка, который остановился её подвезти, выслушав адрес, почему-то заволновался.
  - Тебе зачем туда?
  - Просто. Встреча назначена, - осторожно сказала Янка.
  - Там сейчас от ментов не протолкнешься. Какого-то грабителя схватили. Так он такое там устроил, что его прямо на месте и положили. И денег до сих пор не нашли. Не надо туда ехать.
  - Хорошо, - покорно согласилась Янка. - Тогда высадите где-нибудь у автовокзала.
  Она купила билет на первый же автобус, даже не вдумываясь, куда он идет. Села и молчала всю дорогу.
  А когда приехали, Янка встала и пошла. Куда-то. Теперь было всё равно. Для неё наступило своё персональное: 'Всё!' И можно было даже ничего не говорить.
  
  'Целым мир не будет никогда' - мысль, мелькнула в краткий миг возвращения сознания. Янка прогнала непрошеного гостя, и всё опять стало никак.
  
  Человек, который принес ей деньги, был какой-то бесцветный. Он сам нашел её, серой тенью скользнув рядом. Передал чемодан и сказал, что в нем всё. Что именно 'всё' - не уточнял. Только добавил, что это от Бричикова.
  - Его похоронили там, в Йошкар-Оле, - добавил он. - Было бы хорошо, если бы вы его навестили.
  По голосу нельзя было понять - хочется ли этому человеку, чтобы Янка навестила Бричикова или нет. Он просто сказал и ушел.
  А Янка решила, что лично ей как раз хочется.
  
  Штакетник покосился, хотя прошло всего лишь несколько месяцев. Янка очистила от снега памятник и с удивлением узнала, что Бричикова звали Иван. Нет, на самом деле когда-то она это знала, но привыкла называть его по фамилии и забыла.
  - Дурацкое у тебя было имя, Бричиков, - сказала она.
  Янка положила на снег одинокую белую лилию. Бричиков никогда не говорил, какие любит цветы, но его одеколон, по мнению Янки, пах именно лилиями.
  
  Щеки мерзли. Стянув перчатку, она провела по ним пальцами и нащупала корочку льда. 'Я плакала', - подумала Янка. - 'Наконец-то'.
  
  Знак был твердый, сделанный из железа. Надпись на нем сообщала, что до ближайшей остановки пятьсот метров. Янка ударялась в знак головой и твердила: 'Вспоминай! Вспоминай! Вспоминай!'.
  Три месяца её жизни куда-то делись. Пропали и растворились. Раньше ей было всё равно, но сейчас она решила вспомнить. Ради Бричикова.
  
  - Ыыыыы, - говорит Янка, пытаясь вдохнуть. - Ыыыыыаааауууу.
  - Крепко дерет, да? - спрашивает грязный мужик, забирая у неё кружку. - Но зато согрелась. А сейчас ещё больше согреешься.
  Он начинает расстегивать штаны, но торопится и никак не может справиться. Янке смешно и она себя не сдерживает.
  - Заткнись! - злится мужик.
  - Пошел ты...
  Резкий удар по щеке. Что-то соленое во рту. Внутри просыпается злость.
  Янка резко хватает мужика за грудки и смотрит ему в глаза. 'Всё!' - выдыхает она.
  И всё.
  
  Мягкие знаки она вставляет практически в каждый глагол, не утруждая себя проверкой.
  - Голубушка, - говорит доктор, забирая у неё бумагу. - Голубушка, если у вас проблемы с орфографией, это не значит, что вам нужна помощь врача.
  Доктор смеется, и Янка смеется вместе с ним.
  - А вы клевый, - доверительно говорит она.
  - Знаю, - отвечает доктор. - А теперь можно я вернусь к работе? Насколько я понял, с вами всё нормально.
  - Хорошо, - говорит Янка. - Просто люди вокруг твердили, что я больная.
  - Завидовали, - усмехается доктор. - Здоровье у вас, дай бог каждому.
  Янка выходит из больницы и идет дальше. Просто так. Надо же что-то делать.
  
  Эклер она берет в тот момент, когда продавщица отворачивается. Люди подсознательно хотят, чтобы у них что-то украли и сами создают возможность. Надо только разглядеть и воспользоваться.
  Янка и пользуется.
  Она бредет, откусывая по чуть-чуть, и размышляет, где сегодня переночует. Вариантов много. Все квартиры города. Нужно только попросить сказать 'А'. Вот только расколдовывать назад Янка не умеет, а потому, уходя, говорит - живите, как обычно. Хотя многие и без этого так живут.
  Неожиданно из пустоты выныривает серый человек и останавливается рядом с ней. И Янка не помнит, куда она идет и зачем ей эклеры. Зато вспоминает, что Бричиков мертв.
  Пакостно.
  
  'Юность окончена', - подумала Янка.
  Она не знала, какой вывод должен последовать за этой фразой. Может, и никакого. Сидела на остановке, мерзла и ждала автобус. Вокруг мерзли другие люди, но Янке не было до них никакого дела.
  Юность окончилась, и автобус, который ждала Янка, должен был отвезти её во взрослую жизнь.
  'Если красный - всё будет хорошо. А если синий - плохо', - загадала Янка.
  Автобус оказался серым, и она этому не удивилась.
  
  Янка старательно рисовала последнюю букву. Окончив, критически ее осмотрела, но осталась довольна. Рядом она изобразила штакетник, табличку и лилию на снегу.
  Сидя на кровати, в гостинице, Янка меланхолично перелистывала страницы и смотрела.
  Напротив 'А' - пустые глаза. Напротив 'Б' - обнаженная девушка. 'В' - могила с крестом...
  Дойдя до последней страницы, Янка заплакала. Ей было кого оплакивать - Бричиков, Вася, его мама, инкассаторы, сотрудника банка. Сотни лиц, большинство из которых она не помнила. Многих из них Янка даже не знала.
  Она проплакала всю ночь, а утром, с красными глазами стояла на вокзале в ожидании поезда. В одной руке чемодан, в другой сумочка со вчерашней тетрадкой. Каждый лист был напоминанием об ошибках, которые Янка собиралась исправить. Она слишком долго брала то, за что расплачивались другие. Пришло время возвращать долги.
  Поезд вез Янку домой...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"