Колюжняк Виктор Владимирович: другие произведения.

Великолепный Хахачинский, или Буффонада в уездном городе N

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В уездный город N приезжает душа-советник А.Д. Хахачинский и пытается в меру сил помочь жителям и гостям города справиться с их проблемами.

    Опубликовано в Антологии МиФа 2015 (Шико-Севастополь)


  
   1. Пантомима на автовокзале
    
   История начинается на автовокзале.
   Из рейсового автобуса, следующего из пункта "А" в пункт "Б" и совершившего остановку в уездном городе "N" выходит Хахачинский. Полы его сюртука трепещут на ветру, цилиндр покачивается, лакированные ботинки пускают в глаза окружающим солнечных зайцев, а скромный саквояж из крокодиловой кожи оттягивает руку.
   Не смотря на то, что в уездном городе "N" Хахачинский не был никогда в жизни, он полон энтузиазма, который вряд ли знаком коренным обитателям затерявшегося между "А" и "Б" городишки. Для них Хахачинский выглядит странной и подозрительной личностью. Им не хватает чего-нибудь современного, какой-нибудь привычной детали, за которую необходимо зацепиться взглядом, чтобы окончательно успокоиться, записать странного пассажира в "слегка двинутые" и покончить с этим.
   Но Хахачинский не достаёт из кармана сюртука сотовый телефон, не вынимает из саквояжа планшет и не надевает на глаза ультрамодные солнечные очки. Вместо этого он приветственно снимает цилиндр, чуть склоняет голову и двигается сквозь толпу.
   Лишь двое на автовокзале относятся к Хахачинскому без каких-либо удивлений. Это ветераны автовокзала - бездомный по имени Иван и пёс в разное время носивший клички "Шарик", "Кабысдох", "Альтаир" и даже "Каштанка" - последнее прозвище досталось от сердобольной и начитанной бабушки.
   Иван при встрече с Хахачинским некоторое время смотрит на того с надеждой, и новоприбывший отвечает ему тем же. Надежда с минуту курсирует от одного к другому, как маршрутный автобус, а после остаётся у Ивана, поняв, кому она на самом деле нужней.
   Бездомный успокаивается, в его глазах появляется сытый отблеск. Надежда Хахачинского питательна и наполнена воодушевлением, от которого по телу разливается блаженная нега и хочется дарить всем вокруг улыбки. До конца дня Иван именно этим и будет заниматься, что окончательно переквалифицирует его из "опустившегося бомжа" в "блаженного нищего", а тем, как известно, подают с куда большей охотой.
   Шарика - ему самому по душе именно эта кличка, - Хахачинский встречает уже на выходе. Высматривая транспорт, он вдруг опускает взгляд вниз и видит трогательные глаза пса, который словно бы невзначай покусывает уголок саквояжа. Посмеявшись, Хахачинский достаёт из багажа бережно завернутые в газету остатки краковской колбасы и аккуратно, по одному, скармливает Шарику, безмолвно и ласково журя пса, когда тот пытается проглотить, не разжёвывая.
   Когда с колбасой покончено, Хахачинский пожимает плечами в извинении, а затем отправляется по делам. До конца дня ему надо успеть найти место для ночлега, место для работы и место для приятного времяпрепровождения.
   Кроме того, надо ещё заглянуть в какую-нибудь редакцию, а лучше даже в несколько, иначе есть риск, что завтрашние газеты выйдут без одного очень важного объявления, и в таком случае от приезда в уездный город "N" не будет никакого толку.
  
    2. Комедия дель арте в камерной обстановке
    
   На следующий день в бизнес-центре с претенциозным названием "Олимп" открывается "Организаторская контора". Табличка на двери сообщает, что с девяти утра до пяти вечера и без обеда приём ведёт ДУША-советник А. Д. Хахачинский.
   Работники бизнес-центра смотрят на табличку с изумлением и еле сдерживаемым смехом. На спор и из простого любопытства они заглядывают внутрь, натыкаются на вопросительный взгляд Хахачинского и тут же ретируются. Первый настоящий посетитель появляется только спустя несколько часов.
   Едва он открывает дверь и ступает внутрь, как ДУША-советник вытягивается во весь рост и застывает в ожидании.
   - ДУША-советник? - спрашивает посетитель по-военному грозно и авторитетно.
   - Так точно! - во весь голос рапортует Хахачинский. - Доверенный унтер-штабс-адмиралтейский советник.
   - А. Д. Хахачинский? - ещё более грозно уточняет посетитель, хотя заметно, как взгляд его потеплел.
   - Так точно! Андрей Данилович Хахачинский к вашим услугам.
   - Ну-ну, полно, - улыбается посетитель и вразвалочку проходит к столу Хахачинского.
   - Чего изволите? Чего прикажете?
   Вытанцовывая перед гостем, ДУША-советник вскоре выясняет, что капитану в отставке Кириллову надо организовать полезное дело, а то всё внутри болит и просит работы. Возвращаться же в армию, желания нет, да и обрыдло там всё до крайней степени.
   Покивав, Хахачинский соединяет указательные и большие пальцы и смотрит сквозь получившийся квадрат на капитана. Посетитель заметно нервничает, но остаётся в рамках. Как правил приличия, так и пальцев.
   Наконец ДУША-советник отправляет Кириллова строить дома, заверив, что это ничуть не сложнее, чем строить солдат. Вдобавок, полковник сможет воспользоваться своими навыками по организации укреплённых районов, взять на вооружение девиз "Мой дом - моя крепость" и отрабатывать технику ведения боевых действий со штык-лопатой.
   Довольный бывший капитан в отставке - а ныне уже почти прораб - уходит, не забыв щедро расплатиться. Хахачинский небрежно скидывает пачку денег в саквояж и усаживается ждать дальше.
   До конца дня приходят ещё двое посетителей.
   Во-первых, диджитал-унивёрсал-шоу антрепенёр-советник Ай-Ди Хахачинский организовывает будущее для подающей надежды группы "Чехарда", предложив ребятам сменить название на "Чех-Орда", а после позиционировать себя в качестве первого чешско-монгольского коллектива, чтобы выбить грант на поддержку национальных меньшинств.
   Во-вторых, довольно успешный в щекотливых аспектах советник Аристарх Давидович Хахачинский принимает участие в подготовке фестиваль-парада эксгибиционистов города "N" и окрестностей "Зри в суть". Он же советует привлечь специалистов боди-арта, чтобы те нанесли на все полагающиеся места репродукции известных картин и тем самым снизили возможный риск от недовольства сограждан, поскольку порча предметов искусства, как известно, уголовно наказуемое деяние.
   Но это всё слишком суетливо, слишком мелочно и слишком обыденно. Хахачинскому хочется чего-нибудь нового, потому, несмотря на довольно продуктивный рабочий день, он возвращается в снятую им крохотную квартирку в дурном настроении.
    
   3. Три явления двоих в одном акте
    
   На следующий день к Хахачинскому приходят молодые. Иным словом описать их трудно - они безапелляционны, надменны и считают, что только их точка зрения может быть единственно правильной. Хахачинский с ними в корне согласен, ведь он смотрит на мир так же.
   Невысокая брюнетка взирает на ДУША-советника, как на бабушкино платье, найденное в шкафу. С одной стороны - явно большая редкость и уникальная штучка. С другой - не ясно, что с ним теперь делать. Выкинуть жалко, а о том, чтобы надеть, даже мысли не возникает.
   Худой и слегка бледноватый юноша куда более прозаичен в оценках. Он прикидывает, сколько Хахачинский затребует и собирается сторговаться на сумму ровно вдвое меньше.
   - Чем могу быть полезен? - спрашивает хозяин кабинета. - Добровольный управляющий шоу-академией Ален Делонович Хахачинский к вашим услугам.
   - Нам нужно устроить свадьбу, старик, - говорит молодой. - Шикарную, необычную, без всех этих надоевших ритуалов. Чтобы сразу было понятно ради кого, всё это устроено.
   - И шоколадный фонтан, - добавляет молодая, - чтобы жизнь сладкая была.
   - Ваши пожелания будут учтены, - кланяется Хахачинский. - Скажите только когда.
   - Суббота. Вот задаток за срочность, - парень кидает на стол пачку банкнот, оставив ещё одну такую же в кармане. - Только не подведи, старик.
   Едва молодые выходят, Хахачинский начинает простраивать детали предстоящего празднества, но закончить не успевает. Входят вновь двое, но их-то уже нельзя назвать молодыми.
   Оба в форме, подтянуты и явно из тех военных, которые могут заразить солдат собственным примером. Майор чувствует себя неуверенно и сомневается, что здесь им чем-то помогут. Полковник не сомневается, но ему претит просить помощи у гражданских.
   - Дослушавший устав шкурных авантюристов, Александр Денисович Хахачинский слушает, - докладывает хозяин кабинета.
   - Мы к вам, Хахачинский, и вот по какому вопросу, - Полковник поправляет фуражку и переглядывается с майором. - У нас учения грядут. Скорее всего, вероятный противник будет снимать со спутника. Нам надо его чем-то удивить.
   - В смысле? То есть как, удивить?
   - Именно бессмыслицей, - вздыхает Майор. - Они все наши войска давно пересчитали, пересняли и на карты свои поганые нанесли. Надо бы шокировать. Поставить в тупик и отсрочить возможное нападение.
   - Теперь понимаю, - кивает ДУША-советник. - И когда же учения, позвольте спросить?
   - В субботу. Понимаем, что поздно спохватились, но никак выловить вас не могли. То вы в "M", то в "L", то ещё где. Не подведите нас.
   Военные выходят, Хахачинский поражается уникальному совпадению и уже строит на этот счёт некоторые планы, когда происходит последнее явление на сегодня. Посетителей снова двое.
   Первый космат, рогат, красноват и явно плутоват. Второй выглядит рядом с ним сущим агнцем, но Хахачинский чует в нём такой же изъян, как и в его спутнике.
   - Здравствуйте, Артур Драгонович, - бросает красноватый.
   Хозяин кабинета понимает, что шутки кончились. Сейчас пойдёт серьёзное дело. Настолько, что без обиняков.
   - День добрый, с кем имею честь?
   - Не догадался? Не волнуйся, не маскарад.
   Хахачинский усмехается и отвешивает шутливый поклон. В сущности, теперешний посетитель весьма близок хозяину кабинета, разве что один занимается хаосом, а второй порядком.
   Косматый подмигивает, показывая, что Хахачинский перед ним как на ладони:
   - Вот про порядок и поговорим. Антихристушка подрос уже. Пора бы и в свет выходить, как ты понимаешь. Явление, покорение, ну и конец света где-то там рядом. Во всём этом порядок нужен, но посмотри на меня, какой у меня порядок? А ты справишься, я уверен.
   - Когда?
   На самом деле Хахачинский почти не сомневается в том, что услышит. Подобных совпадений просто так не бывает. Плутоватый ухмыляется и похлопывает по плечу Антихристушку, который тянет довольную лыбу. 
   - Суббота. Не подведи меня.
   Оставшись в одиночестве, Хахачинский минут пять сидит, вперив взгляд в окно, а затем вешает на дверь объявление: "Закрыто на спецобслуживание до субботы".
   После этого весьма обескураженный Артур Драгонович Хахачинский отправляется домой.
    
   4. Монодрама в окружении толпы
    
   Хахачинский возвращается в снятую квартирку в состоянии, близком к панике - он не знает, что делать. Впервые в жизни чувство целостности изменило ему, и нет никаких идей, как совместить все субботние мероприятия так, чтобы никто не ушёл обиженным. В голове разброд и шатания. Здравый смысл испарился, прихватив с собой логику. Пожалуй, наилучшим вариантом сейчас будет просто отдохнуть и развеется, чем ДУША-советник и собирается заняться
   Поставив саквояж, на широкий, занимающий почти половину единственной комнаты, диван, Хахачинский извлекает из него мятую серую кепи, аккуратно сложенный жёлтый шарф и тусклую байковую жилетку. Переоблачившись, он довольно себя оглядывает, в крохотном зеркале, по очереди поправляя то одну, то другую деталь вечернего туалета.
   Наконец, когда с приготовлениями покончено, Хахачинский отправляется в отрекомендованное хозяином квартиры место.
   Это обычный кабак, коих полно в любом уездном городе: цены, бьющие по карману безо всяких адекватных причин; состояние блюд и напитков от умеренного до тошнотворного; эпатаж и кич, воплощенные в собравшейся публике; и, разумеется, живая музыка, способная вогнать в гроб любого человека с зачатками музыкального слуха. Словом, то, что сейчас Хахачинскому и требуется.
   Он галантно флиртует с подвыпившими девушками в боевой раскраске, читает им Есенина и удостаивается столь многозначительных взглядов и вздохов, что сидящая неподалёку компания бритых затылков и кожаных курток решает поговорить с заезжим нахалом.
   Через пять минут они вместе с Хахачинским хлещут водку из горла, пускаются в пляс без ритма, но с душой, и все, как один, испытывают острую и непередаваемую боль за отчизну.
   И всё это время, конец которому настаёт лишь одновременно с первыми петухами, знаменующими разгон шабаша, Хахачинский продумывает фантастические картины будущих неудач. Превращает себя в средней руки махинатора, который попадается на отмывании денег. Низводит до состояния ведущего менеджера, проваливающего проект. Представляет, что он будет прозябать в уездном городе "N" весь остаток жизни, так и не сумев заставить совершить подъем переворотом отдельно взятый кусок реальности.
   Разумеется, всё это делается с тайным умыслом. Хахачинский уже давно заметил: великие желания никогда не сбываются.
   Едва кабак закрывается, как Артур Драгонович отправляется на вокзал. Казалось бы, что он потерял на вокзале кроме зала ожидания и очередей у билетных касс? Однако возле них нет смысла искать Артура Драгоновича. Тот сидит рядом с Шариком, скармливает ему куски краковской и делится переживаниями.
   - Военные и свадьба - куда ни шло. Их объединить возможно, но вот Антихристушка... его куда приткнуть прикажете?
   Шарик не знает, но доверительно лижет пальцы Хахачинского, которые пахнут краковской. Пёс благородно ничего не выпрашивает, потому как наелся сегодня до отвала и последние куски уминал уже только из вежливости и природной бережливости.
   Хахачинский вздыхает, встаёт, и глаза его наталкиваются на Ивана. Бездомный благодушен и спокоен. В его взгляде застыла мудрость, подкреплённая надеждой, подаренной Хахачинским. Надежда, заметавшись меж двух хозяев, не может решить, кого ей выбрать - старого или нового? - и рвётся пополам, даря каждому по маленькой надежде.
   Воспряв духом, Хахачинский торжествующе хохочет и грозит кулаком небу. Затем, опомнившись, опускает руку вниз и, словно бы ненароком, демонстрирует сжатую фигу подземному люку.
   Артур Драгонович ещё не знает, что делать, но теперь не так уж и переживает по этому поводу.
    
   5. Сверхзадача для предлагаемых сверхобстоятельств
    
   Первым делом Хахачинский выбирает место, и выбор его падает на заброшенный молокозавод в десяти километрах от Уездного города "N". Серое здание, перекопанный двор и множество оставленного полусгнившего оборудования - всё это должно стать великолепным пейзажем для будущих масштабных событий.
   Однако кое-чего не хватает, а потому Хахачинский звонит бывшему капитану Кириллову, чтобы договориться о проведении ремонтно-восстановительных работ в кратчайшие сроки. Затем, понимая, что движется в верном направлении, Артур Драгонович созванивается с группой "Чех-Орда", а после с организаторами фестиваля "Зри в суть". Дальше остаётся лишь предупредить остальных участников субботних событий.
   Молодые излучают сдержанный оптимизм, услышав, где будет проходить торжество - по крайней мере, это необычно.
   Майор с полковником хором выражают крайнее возмущение - они не видят в этом ничего оригинального.
   Наконец, остаётся самый трудный разговор, не телефонный. Косматый, рогатый, красноватый и плутоватый появляется, едва Хахачинский начинает о нём думать. В этот раз Антихристушки с ним нет.
   - В чём дело? Не успеваешь?
   - Успеваю, - Хахачинский поправляет цилиндр. - Всё успеваю. Но надо договориться о цене, которая будет уплачена. Такого разговора пока не было.
   - Проси, что хочешь. Сам знаешь, всё могу.
   - Мир во всём мире. Можешь?
   - Шутить вздумал? - ревёт рогатый, впадая в бешенство. - Какой мир после Антихристушки?
   - Сам сказал: просить, что пожелаю.
   - Денег проси! Богатства проси! Спасения проси!
   - Каковы работы, такова и цена, - наставительно говорит Хахачинский. - Ты у меня мир отбираешь, вот я и хочу назад вернуть. Но коль не желаешь, то и не займусь явлением. Хотя... если не согласен на мир во всём мире, то есть ещё один вариант.
   Косматый слегка успокаивается, хотя по-прежнему рассержен. Он с недоверием смотрит на Хахачинского, пытаясь угадать, о чём тот думает. Но в этот раз Артур Драгонович подготовился заранее, потому прокручивает в голове лунный календарь огородника, который вызубрил по дороге.
   - Говори, - сдаётся плутоватый. - Говори уже, не тяни.
   - Предлагаю уменьшить масштабы. Если всё пройдёт хорошо в микро, то уж и на макро Антихристушка не опозорится. Согласен?
   - Откуда знаю, что не обманешь?
   - Вспомни, - говорит Хахачинский чуть грустно. - Вспомни, кто я и подумай сам.
   Косматый, подёргав редкую бородёнку, в итоге соглашается, потому что выбора нет. Кроме Хахачинского никто так не постарается.
   - А теперь обсудим детали, - говорит Артур Драгонович. - Перво-наперво о суккубах...
    
   6. Великий этюд Хахачинского
    
   В субботу, ровно в полдень, свадебный кортеж въезжает на бывший молокозавод. Праздничные столы накрыты во дворе, но окружающий вид совсем не тот, каким он был пару дней назад. Вместо серого каменного здания - кирпичный домина с маленькими окнами-бойницами. Вместо захламлённого двора - окопная линия с брустверами. Вместо остатков оборудования - бункеры.
   Гости выходят из машин, оглядываются, ахают, охают и даже восхищённо вздыхают. Молодые довольны, хотя оправившиеся от первого восхищения гости вскоре занимают места за столами и берутся за рюмки так, что праздник необратимо катится к вполне обыденной пьянке.
   В этот момент из дальнего конца двора появляется колонна суккубов. Размахивая хвостами, демонстрируя клыки и некоторые весьма интимные части тела, они направляются к столам. Гости начинают испытывать некоторую нервозность, а молодые тщетно оглядываются в поисках Хахачинского.
   Вместо него из другого конца двора навстречу суккубам движется группа в серых однобортных пальто. Две колонны неумолимо сближаются и, когда кажется, что сейчас завяжется драка, однобортники распахивают пальто.
   Охи и ахи звучат в тысячу раз громче, чем раньше. К гостям присоединяются суккубы. Не в силах противиться искушению, они бросаются на эксгибиционистов, но те, верные застарелым привычкам, разбегаются кто куда, выманивая следом за собой хвостатых дамочек. Гости нервно смеются, наливают по первой и пьют за счастье молодых.
   Праздник набирает обороты, и вот уже с громким криком в бой бросаются огненные демоны. Воспламеняя всё на своём пути, они добегают лишь до первой траншеи, откуда их сноровисто засыпают песком споро работающие штык-лопатники капитана в отставке Кириллова. Это происшествие уже не так вдохновляет гостей, и, пока часть смотрит на происходящее, остальные успевают налить по второй, а особо рьяные по третьей.
   Но рюмки в их руках с громким звоном трескаются, едва раздаётся крик баньши. Он пробирает всех без исключения, и даже молодым начинает казаться, что не такие уж они и молодые, а слова о любви до гроба могут стать реальностью прямо здесь и сейчас.
   На небольшой сцене неподалёку появляется группа "Чех-Орда", берётся за инструменты и начинает подыгрывать, превращая сводящий с ума крик в народную монгольскую песню на чешском языке. В конце концов, баньши сдаётся и, скорбно вздыхая, решает податься в оперные певицы, благо владеет абсолютным колоратурным сопрано.
   Гостям сноровисто подносят новые рюмки взамен старых, и они чуть было не выпивают, не чокаясь, но вовремя вспоминают, где находятся.
   В воздухе зажигаются фейерверки. Это ВВС сталкивается с войсками предполагаемого противника в образе крылатых инфернальных сущностей разных размеров, клыкастости и степени озлобленности. Однако инфернальность пасует перед ракетами с тепловым наведением, которым в таком скоплении не промахнуться. Сущности падают вниз, усыпая двор трупами, из которых начинают бить шоколадные фонтаны. Гости счастливы и, под непрекращающиеся чешско-монгольские песнопения, в этот раз удачно дополняющие грохоты взрывов, отправляются купаться в сладком.
   Антихристушка в прекрасном атласном наряде появляется с микрофоном и пытается сорганизовать гостей на митинг в честь собственного явления, но безрезультатно. Доносятся выкрики с мест, поступают предложения немного помолчать, просят поставить Сердючку.
   Расстроенный Антихристушка не выдерживает и заливается слезами, лишь повторяя "горько мне, горько", и этот плач не остаётся без ответа, подхваченный сотней луженых глоток - присоединяются и штык-лопаточники, и ВВС и даже прячущиеся от суккубов эксгибиционисты. Лишь группа "Чех-Орда" никак не может выйти из сценического образа, но их чешско-монгольский говор постепенно начинают понимать все, так как количество выпитого возрастает.
   Радостный Антихристушка думает: "А пошло оно всё!". С помощью оставшихся в живых адских тварей он проводит конкурсы, устраивает состязания и, когда ощущает тяжесть в груди, пылко выкрикивает "Горько!", наслаждаясь ответной реакцией.
   Хахачинский, стоя на крыше бывшего молокозавода, с улыбкой взирает на происходящее. Кажется, он справился.
    
   7. Поклон, занавес, браво!
    
   История заканчивается там, где и начиналась - на автовокзале.
   Хахачинский, в цилиндре, сюртуке и начищенных ботинках, проходит мимо расступающихся жителей уездного города "N". Все они осведомлены о том, что произошло, а потому провожают Артура Драгоновича приветственными криками.
   Он кланяется, изредка приподнимает цилиндр, но останавливается ровно два раза. Первый, чтобы скормить Шарику краковскую, второй - обменяться взглядами и зеркальными лучиками надежды с бездомным Иваном.
   Купив в кассе билет, Хахачинский, окруженный аурой почтительности застывает в ожидании автобуса.
   Но не в одиночестве.
   Косматый, рогатый, красный и плутоватый появляется подле и выглядит уже не так самодовольно, как раньше.
   - И всё-таки предал, - говорит он. - Всё сделал так, чтобы я проиграл.
   - Ты сам всё сделал. Начал с того, что решил играть по старым правилам, когда мир вокруг изменился, а закончил тем, что доверил пришествие Антихристушки мне.
   - Где он, кстати? - спрашивает косматый. - С ног сбился, разыскивая.
   - Там, - Хахачинский протягивает рогатому картонный прямоугольник.
   Тот с изумлением читает "Антик. Ведущий и тамада. Свадьбы, юбилеи, корпоративы и явления. Имеется своя шоу-труппа".
   - Ясно, - вздыхает плутоватый. - Нового растить, значит. Ну, бывай Хахачинский. Возможно, свидимся ещё.
   - Возможно, - не возражает Артур Драгонович.
   Когда подходит автобус, поднявшись на ступеньку, добровольно ушедший шестикрылый ангел-советник Артур Драгонович Хахачинский бросает последний взгляд на уездный город "N", салютует ему цилиндром и скрывается в чреве железной машины.
   Он ещё много где не был, но надеется когда-нибудь вернуться и посмотреть, как проросли брошенные им семена надежды, веры и самоопределённости. 
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"