Коломиец Татьяна Юриевна: другие произведения.

Банальная правда про вампиров и ведьм (первых 14 глав)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    тема всем глубоко знакомая и не новая) любовь, приключения, магия, друзья и враги, весь коктейль в первых 14 главах. Кто-то с этим произведением уже знакомился, новым посетителям - желаю приятного чтения, высказывания дельных замечаний и 53 вагона терпения в ожидании продолжения;) Добро пожаловать...) обновлена и дописана 14 глава: 06.10.13 все стало интереснее;)

  КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ...
  
   Жил-был Вампир. И клыки при нем, и бледный, как покойная тетушка... а уж если выть начинал, то волки подвывали, чуя родича, а собаки трусливо поджимали хвосты и скулили, пытаясь спрятаться от нечисти...
   Внешне вампир мало чем отличался от других жителей села, которые помялись-помялись, а потом и смирились с таким соседом. И все же вампир есть вампир... Его черные волосы струились темным потоком по плечам. Его серые глаза могли и согреть, и заставить замереть человека от холода.
   Однажды, когда он сидел в таверне, думая о смысле жизни за кружкой пива...
   ...в таверну зашла девушка, в одежде наемницы, с мечом за спиной, она подошла к хозяину и заказала обед...
   Недлинные светло-русые волосы перехвачены в тугой хвост, на вид она казалась хрупкой и для работы наемника будто не годилась. Миловидная, стройная, немного задумчивая (тоже о смысле жизни).
   Лениво шкрябая вилкой неаппетитный кусок телятины на тарелке, она уставилась за окно, где начинал накрапывать дождь. Но вдруг ее взгляд остановился на нем. Лана побледнела, потом покраснела, потом просветлела лицом и, подбадривая сама себя, улыбнулась вампиру. Он ответил широкой улыбкой, немного поумерив пыл девушки. Несколько судорожно проглотив гарнир, она сделала вид, что увлечена ужином...
   Вампир определенно избавился от скуки, беззастенчиво разглядывая девушку и тем самым настораживая и смущая ее....
  
  ГЛАВА 1
   Демонстративно поглядывая на мою шею, будто присматривая, куда бы укусить, вампир окончательно удовлетворился моей попыткой сбежать из таверны как можно быстрее, вызвав нездоровые смешки окружающих.
   Однако попытка ретироваться не удалась, а с грохотом провалилась... в том смысле, что нечаянно задетая тарелка жалостно зазвенела на полу, а из сумки выкатились баночки со снадобьями, несколько пучков высушенных трав, записник и несколько деталей туалета, непредназначенных для всеобщего обозрения.
   Вампир усмехнулся и опустился, чтобы помочь мне... но объяснить перешуганой ведьме, пребывающей во власти предрассудков, что он из самых благородных побуждений, оказалось не так-то просто. Я шарахнулась от него, загораживаясь стянутой впопыхах со стенки вязкой декоративного чеснока.
   И тут дверь таверны с грохотом распахнулась... внутрь влетела растрепанная, промокшая под дождем девушка, окинув таверну добрым-добрым (еще бы, так вымокнуть...) взглядом, выцепила из всей толпы меня (героически пытающуюся вернуть на место в сумку все выпавшие вещи и одновременно не выпускать из вида ухмыляющегося вампира), не переставая демонстрировать свободной рукой пульсар.
   -Ла-а-а-а-ана, а я тебя искала!!!
   Напрочь забыв про встречу, я подхватила сумку и попыталась слинять в неизвестном (даже для меня) направлении, но остановилась пред выбором: разгневанная подруга или злая непогода, вспышками молний подсвечивающая силуэт Марты...
   Вымокнуть не хотелось, поэтому, гордо подняв голову (и заслонившись сумкой), я развернулась и направилась к кипящей подруженьке, по моей милости погулявшей по дождю, по пути из чистой вредности (и того, что не смотрела под ноги) хорошенько отдавив ногу довольному сценой вампиру!
  
   Вампир мстительно мне улыбнулся. Завидев его улыбочку, промокшая насквозь Марта как-то забыла, что желает всыпать мне по первое и далеко не последнее число, и только сказала:
   - Тикаем...
   Я вполне согласно кивнула, улыбнулась вампиру - мол, ну, нам, уже того, пора, провожать не нужно, приятно-с было познакомиться....
   Но, видимо, сегодня у таверны был не самый лучший день ее незадавшейся с самого первого дня жизни. Ворвавшийся пьяный мужик начал любимое дело каждой приличной забегаловки. А именно - он взревел "Эх, матушка - ик! - чеснаааяааа, давай на вомпыров да маааагучих вэдьм за родину и - ик! - старого Гаврилку!!!!"
   Что тут началось... изрядно захмелевшие посетители с геройским патриотизмом ринулись на совсем не ожидавших такой подлости с их стороны, машинально ставших спина к спине вампира и двух ведьм.
  Ну, весело было всем.
  Вампиру особенно: на него больше всего жителей села и поперло, но зажегшийся в его глазах огонек азарта с головой выдавал его желание поразмяться. А вот мы с подругой хмуро переглянулись, тяжело вздохнули и, вынув мечи из ножен, приготовились отваживать ретивых претендентов на голову ведьмы.
   Благодаря изрядному количеству алкоголя в крови, селяне не оказались достойными противниками ни для вампира, явно не случайно носившему с собой двуручник, ни для нас, наученных горьким опытом путников тракта.
   Но в последний момент, когда самый резвый и неуловимый клиент таверны - тот самый, что и затеял "охоту на вампиров и ведьм" - весело убегал, обещая вернуться и "отомстыты гадам", в заведение подоспело пополнение, и шестеро наемников неторопливо присоединились ко всеобщей потасовке. У каждого на плече красовался отличительный знак клана - стальной цветок.
   Шестеро воинов абсолютно внезапно начали настоящую резню. В отличие от нас, наемники холодно убивали попадающихся на пути невинных пьянчужек, и целенаправленно зажимали нас в угол... Казалось, вампир также оценил вошедших и теперь напряженно сжимал рукоять меча.
   Марта, стиснув зубы и кулаки, творила заклинание щита на нас троих. Мне, видимо, предоставили почетную роль парламентера... вот уж благодарствую...
   - Чем обязаны визитом?
   Наемники расхохотались, а затем рослый детина с рыжими вихрями противно оскалился:
   - А вы нам понравились. Смотрим, развлекаются ребята, отчего ж не присоединиться?
   - А вот вы нам не очень, - искренне покачала я головой. - Может, вы извинитесь за разгром, покаетесь, и мы все мирно разойдемся?
   Новый взрыв хохота пополам со скабрезностями вряд ли можно было расценивать как одобрение.
   Вампир первым не выдержал, прорычав что-то сквозь зубы. Затем он вскинул голову, открывая горло (почувствовал, видно, что Марта щит поставила) и громко пронзительно завыл.
   Марта побледнела, наемники тоже, а я, мало знавшая о вампирах, решила, что если жива останусь, то выпытаю у нее все об этом виде... и симпатичный же, зараза!!
  
   - Взять их!!!! - взревел Рыжий, пытаясь заглушить вой вампира. У меня похолодела кровь. Наемники - не просто наемные убийцы, они были признаны королевским законом, и потому не карались. Где-то существовала даже школа наемников. Там учили холодно убивать, за деньги, и это были профессионалы.
   Они двинулись было в нашу сторону, но в этот миг наш приятель по несчастью замолк. Мы все услышали щемящую душу ответную песнь там, в темноте, не более чем в полуверсте отсюда. Такой же вой, определенно исходивший не из звериной глотки. Наемники заметно погрустнели, но вампир снова задорно улыбнулся, чуть заметно подмигнул мне и уже более уверенно пошел на незваных гостей. Двое направились ему навстречу. Один неосторожный рванулся в нашу с Мартой сторону, но был отброшен щитом моей подруги и некоторое время нас не тревожил...
   ...Однако еще двое, Рыжий в их числе, посмотрели на нас с плохо скрываемым злорадством. Могу поклясться, они были прекрасно осведомлены, что некоторое время Марта не сможет ничего больше, кроме как махать мечом (а вы сами для начала попробуйте помахать этой орясиной хоть десять минут), а я платила штраф (история была классическая и нелепая до безумства: я, промокшая до нитки под дождем, шла от Учителя, который высказал мне все, что думает обо мне по поводу... э-э... опустим подробности... так вот, я нечаянно не заметила бабку, которая столь же нечаянно не заметила меня. Она налетела, я охнула, немного подалась назад, зацепилась за ее плащ, бабка не устояла и села в лужу. Но это было полбеды... если бы она не начала костерить меня на чем свет стоит, если бы она услышала хоть одно мое извинение, если бы я не спалила ей юбку, сходу перепутав заклинание сушки с заклинаем возгорания... если бы ее зять не оказался местным судьей... в общем, пришлось возместить причиненные убытки и, сопя, подписать договор о запрете на использование магии на 10 дней... и сегодня был как раз десятый).
   Вампир легко отбивал и наносил удары, заметно усложняя задачу своим противникам. С нами двумя дело обстояло печальней. Нам хватило и по одному, но если Марте еще как-то удавалось оставаться целой, то мне сегодня определенно не везло... Рыжий, играючи, подставил мне подлую подножку, в два счета обезоружив меня. Я грохнулась и недовольно уставилась на невежливо подсунутое к моему носу острие его меча.
   - Допрыгалась, милая? - с издевкой спросил он, легонько проводя оружием по моему горлу... не перерезал, но горячая струйка липкой крови полилась мне за шиворот.
   К этому времени в таверну подступило подкрепление... не понятно, правда, кому... Вошедший парень был высокого роста, с недлинными медными волосами, глаза цвета янтаря недоуменно остановились на нашей схватке. Не знаю, как я это все успела заметить, так как Рыжий все еще держал надо мной меч. Не понятно, чего он медлил. Убить меня - так вот же я, тут, только опустить меч, вогнать его в...
   Дикая боль пронзила меня чуть выше сердца, чудом не попав в оное. Я перестала что-то понимать, как-то спокойно и удивленно видя лезвие в плече. Потом я услышала, как Марта закричала, пытаясь отшвырнуть от себя противника:
   - ЛАНА!!!!
   А потом вампир, увидев меня, немного спал с лица, крикнул вошедшему, кивая на меня и одновременно прося разобраться с наемниками вместо него:
   - Август! - и бросился ко мне. Потом пол глухо стукнул где-то в голове, и мир погрузился во тьму.
   Поминки старого Гаврилки, кажется, удались...
  
   ...А-а, наконец-то, хоть один денек удалось спокойно выспаться, никуда не надо бежать, ни с кем не надо разбираться...
   Я хотела потянуться и помурлыкать немножко от удовольствия, но плечо стрельнуло, и я с нецензурным воплем плюхнулась обратно на подушку.
   В памяти промелькнули события прошедших часов, и я вспомнила, что ранена (ну, что было вампиру кровушки-то напиться?).
   Да-а-а-а, вот это вляпались... Ну ничего, этого вампира и его дружка и след, наверное, уже простыл. Надеюсь, что с ними пропадут и проблемы, свалившиеся на мою голову...
   - Марта, неси бульон! Она очнулась! - заглянувший в мою комнату вышеупомянутый субъект развеял мои мечты о спокойной жизни. - Привет, любительница приключений, ты как себя чувствуешь?
   Я вспыхнула от его фамильярности, на ходу пытаясь найти причину того, что вампир, имени которого я так до сих пор и не знала, находился в нашем с Мартой номере.
   Вампир по-свойски зашел ко мне в комнату, осторожно прикрыв за собой дверь.
   - Ну что, как ты? - он приветливо улыбнулся и присел возле моей кровати.
   - Нормально, - неуверенно ответила я.
   - Ты, милая, провалялась чуть меньше суток, но вроде дело идет на поправку, - заверил вампир. Звучит вроде оптимистично.
   - Лана! Ну и горазда ж ты дрыхнуть! Война начнется, ты и ухом не поведешь, - в комнату ворвалась Марта с дымящимся отваром и кучей разных баночек, пакетиков и ясным желанием всем этим меня напичкать. Я судорожно сглотнула и попыталась притвориться мертвой... то есть спящей. Не вышло. Оказывается, внезапный сон после долгого забвенья бывает подозрителен.
   - Ну, да, - усмехнулся вампир. - Нас с Августом уже начали подозревать, что мы тебя немножко того, перевели в другое более выгодное положение....
   - А что еще думать, если она спит, как убитая, и бледная, как смерть!... я и подумала, что вы ее покусали чуток! - возмутилась Марта, заставляя меня открыть рот и выпить нечто пахнущее не слишком аппетитно.
   Я скривилась, но выпила.
   - Конечно, кто же еще как не мы! Страшные и ужасные мы прямо таки жизни нормальной людям не даем, лишь бы у них кровушки напиться! Щас! - тот скептически скрестил руки на груди. Видно, Марта еще не до конца избавилась от недоверия, а может, ей просто нравилось донимать вампира этой темой.
   - Что, не нравится? - "ласково" полюбопытствовала подруга, запихивая мне в рот очередное лекарство. - А нечего было той бабке так досаждать, что теперь защититься не смогла! Пей, давай, пей!
   У меня, видимо, был слишком комичный вид: обида и удивление с ложкой во рту. Вампир с Мартой хихикнули... а потом дружно расхохотались. В следующую минуту в комнату зашел еще один... вампир. ОКРУЖИЛИ!!! - подумалось мне. Но потом я вспомнила, что именно он присоединился к потасовке, когда меня ранили. Август, кажется... при виде меня он тоже расплылся в широкой улыбке, демонстрируя красивый оскал. Мамочки, куда я попала...
   Кажется, за время, что я проспала, эти трое успели сдружиться.
   Я обиделась на них всех и демонстративно отвернулась к стене, показывая свое нежелание всех видеть и слышать. Моя спина тут же подверглась дружному ироничному хмыканью, в котором, кажется, воплотилось все отношение к моему уходу от разговора, но вскоре бессмысленный разговор возобновился. Несмотря на вспышки смеха, их болтовня меня начала убаюкивать (или это было действие тех смесей, что в меня влили?), и я незаметно для себя начала снова проваливаться в сон.
   Снилось нечто совершенно невразумительное. Мы с вампиром танцевали чечетку, а Марта с Августом были судьями и ставили нам оценки за это творчество. Потом пришла Наставница и начала мне объяснять, почему вилка выглядит так, а ложка - совсем по-другому. Я на удивление самой себе внимательно слушала и конспектировала все, что она мне рассказывала. Потом на сцену моего сна вышли тролли в шлемах и начали слезно умолять всех нас рассказать, где ближайшее кладбище... потом еще какая-то ерунда снилась... такая, что в реальности я бы невольно краснела... в общем, когда я проснулась, в голове была жуткая мешанина реальности и ее идиотского отражения.
   Я попыталась снова потянуться, и мне это снова не удалось. Рядом на тумбочке лежали бутерброды, и при их виде мой желудок потребовал немедленно обратить на себя внимание. Я, как могла быстро, жадно набросилась на это сомнительно-сытное лакомство, надеясь вытребовать потом нормальной здоровой пищи для моего покалеченного организма. И еще надо бы поинтересоваться у Марты или у кого угодно еще, как закончилась бойня в таверне. Не разошлись же они мирно, когда я потеряла сознание! Но и ничего особо ужасного тоже, видно, не случилось, иначе они бы не вели себя так непринужденно.
   Потом мне стало обидно. Ну ладно еще те двое кровопийц, я с ними еще даже не знакома толком, но как могла моя лучшая подруга бросить меня одну в номере этого сомнительного заведения (если быть честной, наименее сомнительного в этом городке сельского типа)?! Как она могла оставить меня в одиночестве, а сама пойти развлекаться?! Вот вернется, я ей все выскажу!...
   Пожалев себя любимую, я едва не подпрыгнула (и слава Богу - рана и без прыжков ныла). Меня осенило... вчера был десятый день моего штрафа!! Я снова могу использовать магию!
   Я уверенно сотворила в ладони сгусток целебной энергии и осторожно приложила к ране. Наконец я с удовольствием потянулась и решила, что жизнь - самое прекрасное, что есть на свете! Теперь, благодаря магии, я могла почувствовать себя полноценным человеком. Поврежденное плечо было защищено от стресса.
   Наш номер вмещал в себе две комнаты и небольшую гостиную. В этот раз нам страшно повезло с местом и с ценами. Мы с Мартой путешествуем, одновременно немного развлекаясь и практикуясь в магии. И вот заглянули в это милейшее местечко, как оказалось, кишащее улыбчивыми вампирами.
   Пройдя в гостиную, я застала лишь темноволосого вампира, так не кстати встреченного мною в таверне. Увидев меня, он вопросительно приподнял одну бровь.
   - Что-то ты быстро поправилась, - недоверчиво произнес он.
   - Я ведьма... - неуверенно пожала я плечами, как если бы этот факт все объяснял.
   - Как самочувствие? - спросил он.
   - Адекватно, - усмехнулась я, усаживаясь рядом с ним на скрипучем подобии диванчика, которое пару столетий назад могло быть не таким полинявшим и даже возможно удобным. - А где все?
   - Марта пошла за травами для тебя, а Август... не знаю, его где-то носит, - улыбнулся тот, снова демонстрируя идеальные клыки. - Что тебе снилось этой ночью? - лукаво поинтересовался он.
   Я припомнила последний сон и густо покраснела.
   - Не думаю, что тебе будет интересно.
   В последнем сне мое подсознание подбросило мне качественную свинью и явило свидание с вампиром на закате по всем правилам: вино, романтика и прочее.
   - Ну почему же... Любопытно как раз, кому ты ночью так пылко в любви признавалась, - тот внимательно вгляделся в мое лицо, прилагая все усилия к тому, чтобы не рассмеяться, лишив себя удовольствия полюбоваться моей гримасой. Но я растерялась только на миг.
   - А что это ты у меня под дверью ночью делал, что такие подробности расслышал?
   - Да ничего особенного... Марта попросила ночью посидеть с тобой. Вот я и... сидел.
   - Что, прямо под дверью? - не поверила я.
   - Нет, конечно! Что я, сам себе враг - на сквозняке всю ночь торчать....
   - Так ты что, всю ночь просидел в моей комнате? - лимит терпения приближался с устрашающей скоростью. - Ну что, много интересного услышал?! - угрожающе прошипела я.
   Вампир вскочил с диванчика. Последний отозвался мученическим скрипом.
   - Да не так уж и много! - задорно усмехнулся он. В его глазах прыгали искорки смеха: - Но как романтично, оказывается, ты признаешься в любви своим ночным героям!
   - А что тебе завидно? - ехидно ухмыльнулась я. - Наяву никто не признавался?
   - Почему же, - в ответ осклабился вампир. - Меня, к счастью, не посещают подобные фантазии.
   - Воображения не хватает! - припечатала я.
   - Однако... могу поспорить на что-угодно, что тебе снился я!
   - Ага, в самом конце, когда кошмары начались!
   На его лице играла такая самодовольная усмешка, что мне захотелось придушить его голыми руками. Мысль о рукоприкладстве сменила другая, не менее каверзная, и я, нежно улыбаясь, сложила пальцы для пасса.
   - Я уверен, что в самом конце было самое пикантное! - возразил вампир, ловко уворачиваясь от всех молний и пульсаров, посыпавшихся ему на голову.
   Мы довольно долго гонялись друг за другом с переменным успехом, в результате чего комната вскоре стала больше похожа на поле боя, чем на гостиную, потому как каждый попадавшийся под руку предмет незамедлительно пускался в действие. Наконец я швырнула в вампира самонаводящийся пульсар и довольно ухмыльнулась.
   Светящийся шарик, безобидный с виду, заставил вампира побегать по небольшой комнате, перепрыгивая через тумбочки, диван и меня, но, в конце концов, достиг цели, продырявив плащ криминальному элементу. Увидев, что я плету новое заклинание, недовольный вампир сориентировался и напросто повалил меня с ног! Я вознегодовала и чисто по-девчачьи начала пинаться и дергать его за волосы (зато оторвалась - вовек не забуду!!). Даже укусила за палец, так что еще не было окончательно ясно, кто из нас двоих вампир.
   Обладатель всклокоченной головы и укушенного пальца сдаваться просто так не собирался. Не остановил его и крепкий пинок по вампирской заднице, и вплоть до прихода Марты мы старательно подметали друг другом полы.
  
   Мне очень хотелось бы, чтобы картина, увиденная подругой, была похожа на восседание меня на связанном вампире, но, увы, все оказалось не так радужно. Вместо этого я лежала животом на полу, мои запястья были накрепко (уж на этот раз стопроцентно) сжаты в одной руке вампира, другой он устраивал мои ноги в наиболее невыгодном для меня положении, а сам довольно умостился сверху на мне... это казалось самым несправедливым на свете.
   - Даррен?? Лана?! А ну отпусти ее! Что это вы тут устроили... - глаза Марты были более похожи на два блюдца.
   - А с тобой мы еще поговорим! О сиделках!- я уничтожающим взглядом смерила Марту.
   Подруга слегка попятилась, но выстояла.
   Под инквизиторским взглядом Марты Даррен меня все-таки отпустил... сам виноват! Запустив ему в спину водную сферу, я, подавив хохот, с ангельским (если не присматриваться!) и злорадным (если все-таки присмотреться!) выражением лица заявила мокрющему оппоненту:
   - Дождик, наверное!
   - Лана! Что ты делаешь?!
   - Он первый начал! - с удовольствием наябедничала я. Мокрый Даррен скорчил такую гримасу, что я твердо решила: хорошо бы драпануть... Чтобы подняться к себе в комнату, нужно было обойти мокрого злого вампира, который явно не спустит мне нечестной победы. Чтобы смыться на улицу, надо было разминуться с подругой, в глазах которой уже читалась жажда запереть меня на тридцать три замка и связать на всякий пожарный, предварительно напоив снотворным. Ну, раз выбора особо нет... я осторожно, бочком протиснулась между вампиром и стенкой... Даррен неожиданно схватил меня руку, когда я было рванула наверх:
   - Будем знакомы, - улыбнулся он. С его волос стекала вода, вся одежда была насквозь мокрая благодаря моим стараниям, но вампир абсолютно искренне улыбался, держа меня за руку.
   - Будем, - кивнула я и, освободив ладонь, потопала соблюдать постельный режим.
  
  ГЛАВА 2
   - Передайте мне, пожалуйста, красного... спасибо...
   - А мне курицу...
   - Что, всю?!
   - Ну, только если никто больше не будет...
   - Забирай...
   - В меня больше не влезет, так что...
   - А в меня еще как влезет! И вообще мой организм только идет на поправку, и ему положен полноценный обед!...
   Марта умудрилась где-то раздобыть по дешевке огромную курочку, нехилый кусок буженины, несколько килограмм овощей и бутылку восхитительного красного вина. И теперь, дождавшись возвращения Августа (а заодно толком с ним познакомившись), я набрасывалась на нормальную сытную еду... Как оказалось, Даррен тоже неравнодушен к птице... ПОЧЕМУ ИМЕННО ДАРРЕН?!
   Заключив перемирие, мы разошлись. Я, как и хотела, пошла наверх, поспать, вампир собирался передохнуть и высохнуть заодно. Но нас обоих выманил из номера восхитительный аромат жареной птицы, которую по просьбе Марты готовили в таверне на первом этаже. И теперь между нами снова вспыхнула война - за обладание нежным сочным мясом несчастной покойной наседки...
   - Джа, кштати,- вдруг сказал Август, - я пошти фыяшнил, што от наш хощели... те наемники...
   - Что? - я чуть не подавилась отвоеванной ножкой, и Марта участливо хлопнула меня по спине.
   - Их джейштвительна наняли и нащтрррафили на наш...
   - Тоже мне новость...
   - Однако... - Август с сожалением покосился на буженину и отставил ее в сторону, - мы все знаем, что в любом случае наемник, если жертва захочет знать имя заказчика, обязан держать ответ. Вопреки всем известным законам, мне отказали в этом праве! Наемники - люди чести, не смотря на свою профессию, но... они не говорят ни кто был тот человек, ни зачем он это сделал, хотя знать они обязаны... а мне вообще сказали, что такого... кхм... заказа не поступало!
   Я нахмурилась и даже жевать перестала. Статут утверждал, что жертва имеет полное право узнать перед смертью (своей или же противника-наемника), кто покусился на ее жизнь. Так же, как и наемники имели право, и обычно им пользовались, - право знать, кто им платит и за что. Наемники - хоть и убийцы - люди честные, не всегда порядочные, но честные. Они не стали бы убивать из прихоти своей или заказчика. Поэтому было крайне странно, что не удалось узнать ничего.
   Увидев, что я пребываю в раздумьях, Даррен осторожно потянул несчастную птицу на себя. Я была против, поэтому, когда счастливый вампир хотел уничтожить остатки обеда, тарелка стремительно вернулась на прежнее место, и вилка с ножом только звякнули друг об друга, не успев ухватить жареный продукт.
   После недолгой перепалки я все-таки сжалилась и милостиво пожертвовала (после битвы небольшого голода и совести) грудкой и крылом. Даррен невозмутимо отобрал свою половину, и я тут же пожалела о своей милости. Нахал!
   - Это невозможно... - задумчиво произнесла Марта. - Неужели они не поинтересовались клиентом? Это странно.
   - Согласна. Припугнуть их тоже не так-то просто. Вы там случайно не могли насолить какому-нибудь их авторитету? Мы с Мартой вроде никому особо дорогу не переходили...
   - Мы тоже, - Август взглянул на Даррена, и тот согласно кивнул. - Ничего, стоящего такой суматохи, не наделали... на нас, конечно, местные чуток устраивали облавы, но это были пустяки, на настоящих профессионалов у тутошних жителей денежек не наберется...
   - Но если так... то... то в чем же тогда дело? Не муха же их укусила, что нас так вдруг ни с того ни с сего невзлюбили.... - Даррен основательно задумался над этой задачей, мы тоже сделали умный вид.
   - А если... если это были не наемники?
   - А кто?! - все вытаращились на меня, аки козел на капусту, саму по себе выскакивающую у него перед носом.
   - Ну, например, мы кому-то сильно не нравимся... этот кто-то имеет определенную власть и определенное количество людей... - размышляла я вслух, - но действовать открыто ему почему-то не хочется... он отправляет своих людей, переодетых в наемников, к нам... или вы хотите сказать, что тот Рыжий был образцом благородства и чести?...
   Все призадумались. Недоверчиво - мол, фантазия у меня, и все-таки... определенная логика присутствовала.
   В результате решили не забивать себе пока что этим голову, потому что соверши что-то серьезное кто-либо из нас, было бы все сразу ясно. Август направился на рынок за мелочами, Марта поднялась к себе в комнату. Даррен же остался в задумчивости сидеть в гостиной.
   Красивый, зараза... Темные длинные волосы, утром стянутые на затылке в хвост, сейчас свободно спускались по плечам. Глаза цвета шторма, легкая улыбка на тонких губах... Клыки... Хм, ну клыки... они пока никого не покусали (кроме курочки...), чего это вдруг начать бояться. Да, скажу честно, тогда в таверне я откровенно струсила. Но сейчас-то чего труситься?
   Однако вдоволь налюбоваться этим пейзажем мне не дали, потому что лицо "пейзажа" расплылось в ехидной хитрой ухмылке, обретая осмысленный взгляд. Ей-богу, я чуть снова не покраснела! Нет, доведет меня этот вампир когда-то, доведет...
   Благо, на этот раз я спокойно ответила ему тем же в надежде, что он хоть сколечко смутится, но Даррен только задорно подмигнул мне. Я решила, что на сегодня с меня хватит, и, пояснив, что что-то я себя неважно чувствую, затем, получив в ответ насмешливый взгляд и показав его обладателю язык, бодро зашагала к своей комнате.
   Ну, зайдя в оную, я ничего нового не обнаружила. Простенькая кровать, небольшой столик возле окна, два стула и то ли шкаф, то ли комод, безжалостно обезображенный временем и владельцами... Вечный беспорядок, который сопутствовал мне всегда и во всем, сейчас был не такой явный. Марта, ухаживая за мной эти пару дней, аккуратно (со скуки, видно) разложила особо нахально выставленные напоказ вещи в вышеупомянутое подобие шкафа (да, скорее всего это был все-таки шкаф... или все-таки комод с неправильно вставленными ящиками?!). На стуле лежала любимая мною гитара... Марта считала таскать ее повсюду с собой издевательством над инструментом и лошадьми. Я пропускала мимо ушей все ее замечания, любовно поглаживая гитару по грифу. Вот и сейчас я села, прошлась пальцами по струнам, наиграла легкую мелодию, и время потеряло для меня всякий смысл.
   Наверное, во всем было виновато воспитание. Мама стремилась, чтобы из меня вышла настоящая леди, отец, играя, учил меня боевым искусствам, и в результате получилась из меня этакая ведьма с задатками манер высшего общества и далеко не девичьей профессией. Музыка и приключения тянули меня одинаково к себе, и я долгое время разрывалась между игрой на подаренном мамой инструменте и лазанием с соседскими мальчишками по деревьям и чужим огородам. Потом решила, что одно другому, в принципе, не мешает, и, наконец... подалась к знакомой магичке за уроками волшбы. Когда об этом узнали родители, я едва не лишилась слуха (из-за тональности маминого визга) и приданого (это уже по папиной части). Пожав плечами после длинной тирады про недостойное поведение, я заявила, что совсем не против перспективы бегать по стране с мечом в одной руке и пульсаром в другой за отчаянно улепетывающим куском хлеба. Эксперимент с моими ушами и приданным вторично не прошел. Спустя некоторое время, все смирились с моим решением, не уставая, однако, каждый день напоминать, как мне будет не просто с таким выбором... Ну и ладно.
   Перебирая струны гитары, создавая вокруг себя непроницаемую грань между музыкой и окружающим миром, я наслаждалась легкой мелодией, пронизывающей всю меня насквозь. Мне казалось, ч то все вокруг замерло, что время остановилось, и осталась только музыка, волшебные струны гитары... и на несколько минут мне даже показалось, что больше ничего и не нужно...
   Но резкая боль пронзила плечо, и я едва не выронила инструмент.
   На то, чтобы позвать кого-то, не хватало сил и дыхания, что говорить о том, чтобы самой прочесть заклинание. Плечо сегодня поработало сверх своей больничной нормы. Заклинание развеялось (то ли от перенапряжения, то ли от побочного воздействия магии), и теперь рана напомнила о себе.
   Дверь легонько приотворилась. Внутрь заглянул Даррен (он что, теперь будет вечно торчать возле моей двери?). Увидев, что раненное плечо кровоточит сквозь повязку, он крикнул, одновременно подлетая ко мне:
   - Марта!!!
   - Что вам всем от меня нужно? - послышался недовольный голос откуда-то извне.
   - Плечо снова кровоточит!...
   Я попыталась ему благодарно улыбнуться, но вместо этого всхлипнула от новой болевой волны. Даррен присел возле меня, осторожно отставил гитару в сторону и ободряюще сжал ладонь. Я ощутила, как по телу идет энергия, смягчая боль, отзываясь лишь слегка неприятной пульсацией в плече.
   - Спас-сибо, - пролепетала я.
   В комнату ворвались Марта с Августом, подруга отогнала от меня вампира и быстро нашептала заклинание.
   - Ну? Ты как? - обеспокоенно улыбнулась она.
   - Спасибо... я в порядке... - я украдкой взглянула на Даррена. Вампир едва заметно качнул головой: не говори.
   И я не сказала.
  
   Так прошли несколько дней. Теперь Марта и вампиры тщательно следили, чтобы я не нарушала положенный мне больничный режим. Ну ладно еще моя подруга - подруга все-таки, но какое дело этим двум кровопийцам до меня?...
   Особенно я не могла взять в толк то, что сделал Даррен. Я никогда прежде и не слышала ни о чем подобном. Но, вопреки самой себе же, я не спешила расспрашивать его ни о чем.
   Мы все еще ломали голову над тем, кому мы могли помешать. Мне не давало покоя ощущение, что наемники знали, что мы с Мартой не в состоянии себя защитить, а Даррен и Август абсолютно случайно попались под руку... на наше счастье... но кому мы могли так насолить, я все еще терялась в догадках.
   Зато за эти несколько дней я узнала про вампиров все, что могла и не могла.
   Оказывается, физиология у них в основе почти такая же, как и у обычных людей...
   Отличия состоят в клыках, связках, которые позволяют имитировать волчий вой, и в мышцах, способных выдерживать несколько большую нагрузку, нежели у людей, а значит, и больше развиваться. Также кости у них крупнее и толще, хотя и легче. Это все мне с заумным видом ботаника объясняла Марта. На собственном же опыте я узнала, что вампиры обладают некоторыми способностями, сродни магии; что воем они созывают собратьев на помощь, а также на некие Собрания (уточнений я так и не дождалась); а еще, что вампиры обладают не меньшим, а даже большим запасом ненормативной лексики, чем люди, коий они смилостивятся излить на вашу голову, если вы будете бессовестно подглядывать за ними в самых мирных и познавательных целях. И еще имейте в виду, что отговорка "Нам нужно лучше узнать друг друга" может быть воспринята не так, как вам бы хотелось... меня лично живо выставили за дверь с ехидной просьбой "Не торопить события".
   Все шло своим путем. Мы с Мартой хорошо сдружились с вампирами, которые на радостях переехали к нам в гостиницу, и теперь мы виделись каждый день.
   ...В тот раз мы с Мартой остались вдвоем. Вампиры свалили по своим черным делам, а мы предавались блаженному безделью и ленивому разговору ни о чем.
   По классике жанра раздался стук в дверь. К нашему общему неудовольствию, оная оказалась заперта, а это означало, что кому-то придется ее открыть... Видя, что я совершать сей подвиг не намерена, Марта неохотно потопала узнать, что за гости почтили нас своим визитом.
   Кому как, а мне эти гости не понравились...
   К нам в номер ввалились люди с печально знакомыми серыми цветами на плечах. Сейчас их было всего трое. Однако!! Я почти запаниковала.
   Споккойнооо....
   Оставалось только взять в себя в руки и шандарахнуть в пришельцев разрядом помощнее.
   Я собрала в ладонь сгусток чистой энергии - и в ближайшую секунду один из наемников рухнул навзничь. В моей руке возник меч, и я стиснула его рукоять. Воспоминание о первой нашей встрече меня не вдохновляло на поединок, но и выбирать не приходилось. Честь начать сражение мы подарили неожиданным гостям. Тот, что был ближе ко мне, играючи, перебросил меч в другую руку и нанес первый удар. Второй оставшийся наемник перехватил Марту, которая рванулась помочь мне.
   На этот раз бой велся почти по правилам. Потому я пока была сравнительно цела и даже нанесла несколько царапин противнику. Марта тоже держалась молодцом, хотя и больше защищалась, чем нападала сама.
   Выпад, защита, уход от выставленного клинка...
   Ну, не могу сказать, что мой противник был асом своего дела... И это еще раз подтвердило мои подозрения насчет подмены наемников.
   К моему счастью, неповоротливый противник зацепился за злосчастный диван, отозвавшийся скрипом, равноценным предсмертному стону, и рухнул навзничь. Я приложила по его голове небольшой порцией силы и могла быть уверена, что какое-то время он нас беспокоить не будет. Поспешив на помощь подруге, поняла, что резерв у меня не то от паники, не то от усердия практически исчерпался. Вздохнув, я всадила меч до середины клинка в последнего врага.
   Марта немного побледнела, завидев кончик клинка в груди противника, но потом хладнокровно отошла в сторону, чтобы поверженный не упал на нее. Сзади зашевелились двое приглушенных наемников, но Марта их живо обездвижила. На лицах застыло непонимающе-обиженное выражение и только глаза грозно сверкали, придумывая, что они с нами сделают, когда доберутся.
   Как раз в этот момент, когда все самое интересное закончилось, в кадре появились вампиры с мечами наголо. Наши хмурые взгляды дали им понять, как мы им рады... Август смущенно кашлянул.
   Взгляд Даррена упал на поверженного мною "наемника".
   - Я смотрю, вы тут не шутили...
   - Там, - я кивнула в противоположную сторону, - еще двое... недобитые.
   - Вовремя вы, - проворчала Марта.
   - Лучше поздно, чем никогда, - философски пожал плечами Август. - Лучше поинтересуемся у наших гостей, на чью мозоль мы наступили...
   Отшвырнув подальше от обоих "наемников" ближайшие режуще-колющие и тяжелые тупые предметы, я выставила вперед меч так, чтобы при окончании движения он попадал прямо в сердце одному из них. То же самое сделала Марта со вторым оппонентом.
   - Я задам только один вопрос, из которого вытекают все последующие. Согласно Статуту вы обязаны на него ответить в полной форме, которую вы, разумеется, знаете, не так ли?
   Раздосадованный взгляд обоих гостей послужил мне еще одним подтверждением.
   - Итак, с какой целью вы явились в наш дом, господа?
   Молчание.
   - Я жду ответа.
   Полный игнор!
   - Дарен, как насчет внепланового ужина? - предложила я в последней попытке хоть как-то запугать наемника.
   - Я не боюсь вампира, - ухмыльнулся левый косматый "наемник". - Я вырос в семье вампира, и отлично знаю ваши правила.
   Август с Дареном едва заметно стушевались.
   - Боюсь, семейные традиции не послужат ответом на мой вопрос.
   - Брось, ведьма, - подал голос второй, -отпусти или убей нас. Большего ты не дождешься.
   - Предлагаю их отпустить, - тихо сказал Даррен, изначально стоявший дальше всего от меня, а теперь как-то оказавшийся прямо у меня за спиной. - Свой выбор они сделали. Ты этого не изменишь.
   Как бы мне этого ни хотелось...
  
  ГЛАВА 3
   - Лана!! Собирайся живее! Я не выживу в этом селе больше ни одного дня! И кстати, имей в виду, когда в следующий раз при виде вампира я скажу "Тикаем!", то это значит, что мы - тикаем, а не призываем на нашу голову всяческие проблемы!
   Я скептически усмехнулась и бросила в бездонную сумку нашу провизию. Не могу сказать, чтобы мне так уже не хотелось уезжать, но и оставаться тут надолго я не планировала. Душа требовала свободы, и я была с ней совершенно солидарна.
   Внизу стояли две оседланные абсолютно разные лошади двух абсолютно разных ведьм, которые однажды решились путешествовать вместе. Одна (лошадь) - пшеничная кобыла с длинной светлой гривой, горделиво поднятой головой, настоящая красавица - называлась Васька. Настоящее имя Василисы Прекрасной употреблялось крайне редко, хотя ее предыдущий владелец горячо утверждал, что это и есть та самая легендарная красавица, заколдованная злым колдуном в кобылу. Это не помешало мне с удовольствием ее оседлать...
   Вторая кобыла была черная, как смоль, с глубокими карими глазами и спокойным твердым характером. Марта смотрелась на ней великолепно: высокая, с длинными темными волосами девушка на черной кобыле. Не обратить внимание было трудно. Вообще, я считала, что подруга гораздо красивее меня: статная, стройная, с дерзким взглядом огромных зеленых глаз, в ней ощущалась Сила и тела, и духа... в то время как я, светлая, хрупкая на вид, среднего роста, имела только одно преимущество: ведьму во мне не признавали и уж никак не ожидали, что в потрепанном чуде вроде меня может оказаться Сила... и это же меня порой задевало.
   И теперь мы намеревались продолжить наш путь "Куда-глаза-глядят". Как вы понимаете, маршрут был определен: до ближайшей развилки, а там - как монета упадет... Вампирам мы решительно ничего сказали. Не хватало еще, чтобы они за нами увязались! Нам и так вон сколько теперь распутывать нужно... а если еще и Август с Дарреном под ногами будут путаться, то, боюсь, мирные переговоры, которые еще сегодня планировались, с неизвестным врагом, потеряют важность рядом с желанием срочно выбить парочку клыков у вышеозначенных. Поэтому сейчас я торопливо оглядывала свою комнату в поисках чего-то забытого. Не обнаружив такового, я вскинула на здоровое плечо чехол с гитарой, подхватила под мышку чудо-сумку и зашагала на улицу - паковать все это на Ваську. Лошадь, почему-то не разделила со мной радости от того, что мы куда-то уезжаем. Прямо скажем: она по совершенно неясной мне причине уворачивалась от той поклажи, что я хотела на нее напялить! Сие мне не понравилось, и я, топнув ногой и прошипев сквозь зубы заклинание, заставила кобылу стоять ровно. Взгромоздив на нее гитару и сумку, я отошла подальше, вынула из кармана сахарный сухарь и деактивировала заклинание. Васька фальшиво дрогнула ногами под весом вещей, но, увидев в моей руке лакомство, перестала вредничать и обидчиво коситься на меня синим глазом.
   - Ну что, все взяла? - Марта показалась из дверей со своим чемоданом.
   - Я - да, а вот ты, я смотрю, реквизировала еще и имущество гостиницы...
   - Ничего подобного! - возмутилась Марта. - Я просто прикупила еще пару шмоток, пока ты тут болела...
   Правильнее было бы заметить, что прикупила она пару десятков шмоток, но я лишь вздохнула и запрыгнула Ваське на спину. Немного поупрашивав собственную красавицу, Марта умостила свои вещи на спине лошади, и, последовав моему примеру, забралась туда же. Переглянувшись, мы тронули лошадей каблуками.
   - Надеюсь, вы не против нашей компании? - раздалось как-то уж слишком знакомо и насмешливо сзади. Я не рискнула оборачиваться и проверять, кому это приспичило ехать с нами (тем более, что-то мне подсказывало, кому...). По физиономии Марты я поняла, что мой вывод оказался весьма логичным. Поэтому я подхлестнула Ваську и пустила ее в галоп.
   ...Спустя полчаса галопа лошади были решительно против такой спешки ни с того ни с сего, и поэтому дружно понесли нас четверых в лес, знакомиться с местной флорой. Знакомство было не самым радостным, особенно со стороны веток, хлеставших нас по лицу.
   С немалыми усилиями успокоив лошадей, мы посмотрели друг на друга, ведьмы повздыхали, вампиры ехидно поулыбались...
   Дав животным отдохнуть и подкрепиться, мы, смирившись с пополненным составом, двинули в путь-дорогу.
   - Даррен?
   - Да?
   - У вас какие планы?
   - В смысле? - не понял тот.
   - Ну, куда вы сейчас направляетесь? - пояснила я.
   - Мы - с вами, - вставил Август.
   - Вот весело, - хихикнула Марта, - а мы - с вами!
   В глазах наших горе-спутников начали проблескивать сомнения: чего будет стоить им путешествие с двумя полоумными ведьмами, и не стоит ли извиниться, что потревожили, и дать деру пока не поздно.
   - Лана, - вкрадчиво начал Дарен, - а где мы сейчас находимся?
   - Не знаю, - беспечно пожала плечами я.
   - То есть... ты хочешь сказать, что мы промчались галопом несколько верст в неизвестном направлении?
   Мой утвердительный кивок и выражение лиц попутчиков послужили мне достойной наградой за то, что эти двое увязались за нами.
   - А как вы собираетесь куда-то вообще ехать? Вы же можете элементарно забрести в глухой лес и там застрять!
   - Мы ведьмы.
   Он заткнулся, недоверчиво поглядывая на нас с Мартой и, видимо, уже жалея, что все-таки предпочел нашу компанию. Однако я уже слезала с лошади и деловито шуршала у себя в сумке на предмет некого красного кристалла. Марта загадочно улыбалась, вампиры терпеливо ожидали, мысленно костеря меня, на чем свет стоит.
   Я начертила на песке круг с четырьмя пометками и стала раскачивать над ними шнурок с красным кристаллом. Вот сейчас я, наверное, произвела неизгладимое впечатление на вампиров. По идее (как вещала мне моя Наставница), мои глаза должны были загореться красным светом, а ветер - живописно развивать волосы...
   Ну, ветра я что-то не ощутила, но зато по физиономии Даррена прочла неподдельный интерес, к тому же он едва не выпал из седла, стараясь заглянуть мне в лицо. В конце концов, кристалл притянул меня за руку к одной из пометок. Я удовлетворенно усмехнулась и кивнула в указанную сторону:
   - Север с той стороны.
   - Ходячий компас! - припечатал Август. - Удобно!
   Мой хмурый взгляд не был воспринят всерьез даже Мартой.
   - Значит, решено! - заявил Даррен. - Мы будем выпускать тебя на тракт, отлавливать заблудившихся, а ты за скромную плату будешь говорить им дорогу!
   - Ты гений! - сообщила я. - А почему я-то? Марта тоже так умеет!
   - Правда? - оживился Август. - Тогда мы сможем разделиться и...
   - Заблудиться!
   - А вы нам будете путь указывать!
   - А чем вы будете оплачивать услуги? - парировали мы с Мартой, возмущенные такой перспективой.
   - Ну...
   - То-то же! Цените, пока мы тут!
   - А пищу вы наколдовать можете?
   - Телепортировать - да, а вот...
   - Ну так телепортируйте, и все дела! Чего думать-то!...
   Мы с Мартой только вздохнули, понимая, сколько времени займет лекция о возможности телепортации предметов на расстояния. Село необразованное...
   Определившись с направлением и сверившись с картой, мы направились к небольшой деревеньке, что располагалась поблизости (и по счастью), чтобы переночевать, а с утра - податься в столицу и сообщить про нарушение статута Наемников. Пусть тамошние разберутся. Мы посовещались и решили, что лженаемники от нас вряд ли отстанут, поэтому по возможности будем везде ходить кучкой. Отрицать, что вампирье крылышко - плохая защита, было бы очень глупо... Поэтому мы Мартой обменялись такими ехидными ухмылками, что ясно стало всем: мы воспользуемся этой привилегией в полном объеме. И пусть кто-то попробует нам возразить!
  
   - Кто такие? Чаво надо?
   На месте деревушки нас ожидал сюрприз. Вместо хоть какого-то количества домиков стоял один единственный домина этажа в три-четыре, окруженный высоким забором, из окошка которого высовывалось неприветливое старушечье лицо.
   - Э-э... мы странники! - первая очнулась Марта. - Мы хотели попроситься на ночлег в ваш дом...
   - Ой, не знаю, - заскрипела старушенция. - Откуль я знаю, а может, вы вамперы...
   Я шевельнула пальцами, и Даррен с Августом могли теперь спокойно улыбаться, не опасаясь, что из-за хорошего настроения на них будут точить колья.
   - Нет, что вы! - воскликнула я. - А что, какие-то проблемы? В смысле, вас кто-то беспокоит?
   Бабка, кажется, не собиралась пока нас впускать. Но, тем не менее, охотно пустилась рассказывать о напасти.
   - Да вот! Объявился недавно... чудище какой-то... людей жреть, детей жреть, скотину жреть... капуста тоже пропадать у меня начала...
   - А его кто-то видел? - поинтересовалась я.
   - Ну... этот Федька его видел, Степаныч тоже ель ноги унес, сердешный... а так... хто ж его, вампера, разбереть?...
   - Так вы что, хотите оставить нас ночевать в лесу, кишащем вампирами?! - праведно возмутился Даррен.
   - Ну... погодьте-ка... - бабулька скрылась за забором. Потом из окошка в нас полетели распятие, чеснок, осиновая щепка (видно, вместо кола), а затем нас обильно облили водой, судя по всему, святой.
   Мокрые, злые и огорошенные таким приемом, мы стояли за забором и даже не знали, как на это реагировать. Лошади, которых мы держали на поводу, отфыркивались от брызгов, попавших на них.
   - Реакция отрицательная, - задумчиво пробомотала бабка. Потом махнула рукой и крикнула: - Митька-а! Слезай с крыши!
   - Я на печи-и! - донеслось лениво откуда-то не с далека.
   - Ну а какая мне разница, лентяй бессовестный! Слезай, сказала, а то Медведя позову, он тебя сам снимет!...
   Послышалось чье-то ворчание, а затем рослый детина открыл нам ворота. Мокрые, мы с немного ухудшенным настроением вошли во двор и хмуро оглянули чьи-то роскошные хоромы в четыре этажа.
   - Агата? В чем дело? - послышался мелодичный голосок, и из дверей выплыла Дама.
   - Да как вам сказать, госпожа! Тут вот на ночлег попросилися... - бабка отвесила той быстрый поклон.
   - И ты впустила?! - глаза женщины округлились. - В то время как в округе шастают вампиры?!
   - А они не вамперы! Что вы! - закричала бабка. - Я их проверяла! И распятием в них швыряла, и чесноком, и осиновым колом, и водой святою их облила - видите, еще мокрые...
   - Эх, Агата, ты бы лучше поискала кого, кто бы с этим вампиром справился!
   - Это... Митька обещал, что поедет, да провалялся, зараза, на печи...
   - А меня это не волнует! - топнула ножкой та. - Я на ярмарку могу не успеть! А этих, - дама кивнула на нас, - если они ничем помочь не могут, вышвырни!
   Ох, пожалею же я...
   Марта рванулась за моим рукавом, чтобы призвать меня одуматься, но...
   - Мы можем помочь!
  
   Я почувствовала лопатками незлые да тихие взгляды, коими друзья сверлили мою спину. Так! Теперь главное - запросить отдельную комнату и условия, а то мои же спутники впотьмах сойдут за нечисть и заявят после, что меня уже схрумали...
   - В самом деле? - дама презрительно хмыкнула и тряхнула черными волосами. - И чем же?
   Вместо ответа я зажгла на ладони огонек.
   - Я могла бы за две ночи и небольшой гонорар избавить вас от вашего вампира.
   - А ваши спутники?
   - А что они? Вы имеете что-то против?
   - Наверное, нет... - задумчиво произнесла хозяйка, бросая оценивающий взгляд на Марту и вампиров.
   - Извините, мы на два слова, - Даррен цапнул меня за рукав и оттащил в сторону. - Тебя убить сейчас или потом?! - прошипел он.
   - А в чем дело-то?
   - Мы собирались только переночевать! И то! Если бы нас не пустили, мы бы спокойно устроились на ближайшей опушке!
   - Во-первых! Ночлег в доме гораздо безопаснее ночевки на ближайшей опушке! Во-вторых! Неизвестно, во что бы нам вылилось последнее, потому что в округе бродит какая-то тварь, которая жрет все, что ни попадя! В-третьих! Никого из вас я работать не заставляю! В-четвертых! Мы никуда не спешим! И максимум два дня, я думаю, здесь выдержим! В-пятых! У нас не так много средств, и лишние деньги не помешают! Ясно?! - я уперла руки в бока, глядя на вампира снизу вверх.
   - Ясно-то ясно! Но, милая моя, неужели ты думаешь, что никто из нас не сунется страховать твою спину?! - парировал Даррен.
   - А может, ты и сунешься?!
   - Непременно, если узнаю, что некая тварь действительно жрет все, что ни попадя! А на это уж сильно похоже!
   - Значит так, гнусный вампир! - начала я переходить на личности. - Попробуй только помешать мне! Я - профессионал! И...
   - Но ты еще и мой друг! - отрезал Даррен. - И прости, у меня не получится сидеть сложа руки, пока ты будешь входить в чей-то список основных блюд!
   Я задохнулась негодованием и не нашла, что сказать. Под пристальным взглядом вампира я выдохнула:
   - А придется!... Чтобы вы мне потом не напоминали, что не дала ночь поспать спокойно.
   Кажется, я его довела...
   - Хорошо! - сказала вдруг дама. - За ночевку, еду и небольшое денежное вознаграждение вы избавляете меня от чудовища! Агата?
   - Ась? - бабка, кажется, уже и задремала, стоя.
   - Приготовь комнаты нашим гостям! А госпожу ведьму попрошу пройти со мной...
   - Как скажете, хозяюшка! Пойдемте, - сказала она моим спутникам, которые с хмурыми лицами последовали за старухой. Подскочивший паренек взял под уздцы наших коней и повел в сторону конюшни. Хорошо эта дама устроилась...
   Ощутив на себе раздраженный взгляд вампира, я с гордо поднятой головой последовала за...
   - Мое имя Нонна, - просветила меня дама, как только мы зашли в сад, прятавшийся за небольшой калиткой. Надо сказать, что владелица этого хозяйства была высока, недурна собой, имела привычку смотреть на всех свысока, но, в принципе, я не могла сказать, чтобы она вызывала отвращение.
   - Лана, - представилась я.
   - Я поселю тебя недалеко от твоих спутников, в отдельной комнате. А сейчас... возможно, ты хочешь что-то спросить?
   - Да, есть такое желание, - призналась я. - Расскажите подробнее про этого... вампира... хотя, судя по описанию той милой старушки, на вампира не похоже...
   - Правда? А на кого похоже? - заинтересовалась Нонна.
   - Ну... это может быть и упырь, если недалеко большое селение или просто кладбище... это может быть и менее организованная виверра, больше заботящаяся просто о еде... вообще, есть много видов нечисти, которая могла бы оставить после себя такие следы... но не вампир. Тем более что вампиры - раса наравне с человечьей. Да и многое, что говорят про них, - это полная ерунда...
   - В самом деле? - задумчиво произнесла моя работодатель. - Ну... что рассказывать... появляется, убивает, иногда с собой утаскивает, иногда оставляет изувеченный труп недалеко от моего поместья...
   - Мне говорили, что некоторые ваши люди имели удовольствие видеть тварь? Я могла бы с ними пообщаться?
   - Да, конечно, попроси Агату, она к каждому тебя отведет, а те уже расскажут все, что сами знают...
   - А... может быть, вы знаете... убийства происходили ночью или днем?
   - Ближе к вечеру, - кивнула Нонна и, видя, что больше я спрашивать не намерена, заговорила: - Послушай, у меня к тебе тоже есть вопрос, правда несколько иного характера...
   - Да? - я насторожено подняла на нее глаза. Дама лукаво смотрела на меня.
   - Тот милый молодой человек, что отводил тебя в сторону, кто он тебе?
   Я не ожидала такого вопроса в лоб и немного оторопела.
   - Любовник? Брат? Случайный попутчик?...
   Немного подумав, я ответила:
   - Друг.
   - Замечательно! - почему-то обрадовалась Нонна, тут же вызвав у меня внутри бурю эмоций. - Что же, ты наверняка устала с дороги. Иди по дорожке, выйдешь как раз к двери своей комнаты. Отдохнешь и можешь приступать к поискам.
   Угу, запродала собственного вампира, - молодчина! - саркастически заметил внутренний голос.
   Насторожено взглянув на Нонну, я все-таки потопала по указанной декоративной тропинке сквозь заросли роз, хризантем и еще тьмы разных цветов к той двери, где меня, как оказалось позже, ждала ванная, теплая постель, при виде которой мне почему-то сразу спать захотелось, и горячий, ароматный ужин...
   Я повалилась на кровать и уставилась на огромный балдахин, нависающий над постелью... И пусть только попробуют на меня дуться!
   Как только моя голова коснулась подушки, я провалилась в глубокий сон.
   И как бы избито не звучала эта фраза: в голове у меня зрел план.
   Следующий день я провела, допрашивая очевидцев, одновременно стараясь не попадаться на глаза ни Марте, ни вампирам. Агата по моей просьбе отвела меня к загадочным Степанычу и Федьке. Честно говоря, допрос занял не более пяти минут. Мужик лет пятидесяти и паренек лет пятнадцати живо описали мне тварь как нечто "Воит, рыкает, так что поджилки трусятся, само здоровенное! От такое (нехилый размах руками)! Клыки - во! Глаза красныя! Я его как увидал - думаю, Батюшки-светы! Чур меня! Застыл, как вкопанный, сначала, а потом драпанул оттудова! Надо он мне сильно, вампёр ваш...". В последствии выяснилось, что нечто не было похоже на человека и передвигалось на четырех сильных когтистых лапах. Я решила, что существо действительно похоже на виверру, да еще на нескольких подобных тварей. Но порода, в основном, одна.
   Виверра - нечто среднее между волком, рысью и летучей мышью. Плюс зубы, когти и сила ей достались от всех трех разом. Прекрасно ориентируется в темноте. Когти пропитаны ядом. Но в случае чего противоядие у меня есть, причем готовое. Как и каждое живое существо, не слишком живуче после ран в голову, сердце или живот. Ну, оно и хорошо... заманивать и не надо - виверра чувствует живое существо на расстоянии нескольких километров.
   План был прост. Вечером наколдовать иллюзию спящей меня, замаскировать магию (если Марта не подберется ближе, чем на метр, то все обойдется), выйти в лес и прикончить злобную тварюгу... будет знать, как капусту таскать...
   Я провалялась целый день у себя в комнате, приготовив лишь самое необходимое на ночь. Нередко до меня доносилась болтовня Августа и Марты, Августа и Даррена, Нонны и Даррена... Я знала, что мои компаньоны на меня дуются, несколько раз они даже вроде пытались меня перехватить и устроить разнос, но с другой стороны - что было такого в том, чтобы я заработала лишнюю провизию и деньги?
   Я только опасалась как бы этой ночью кто-то мне не помешал... Кажется, я все верно рассчитала. Застав меня спящей, друзья должны были опешить от моей наглости и пойти на боковую... Если я, конечно, знала их достаточно.
  
   Часов в девять, пока еще не окончательно стемнело, я сделала вылазку в лес.
   Выходя из дома, ушей моих достигли голос Даррена и смех Нонны. Я очнулась, заканчивая плести заговор порчи на седые волосы и запора до конца жизни.
   Стоп, ведьма! Никаких ревностей на пустом месте! И все-таки неприятное ощущение прочно засело внутри.
   Выбрав опушку побольше, я повторила про себя все заклинания, которые могли быть полезны, успокоилась, убедившись, что помню их, мысленно прочесала округу. Недалеко бродила лиса, несколько фазанов торопились лечь спать, а чуть дальше... о, действительно виверра... она уже услышала меня, и теперь мчалась к опушке. Я с трудом удержалась от заманчивых призывов разума и инстинкта самосохранения. Затем вспомнила, зачем, собственно, я тут, и заготовила в руке огненную сферу.
   Это была далеко не первая моя встреча с опасной нежитью, но радости от скорого свидания с виверрой я почему-то не испытывала.
   ... Она уже близко... сейчас... еще несколько метров... Прыжок...
   Тварь с визгом покатилась по траве, царапая лапами обожженную морду. Прекрасно, теперь она еще и злая.
   Не в первый раз я видела и саму виверру. Огромная голая кошка размером с крупного осла. Пасть в добрых полсотни зубов, удобные перепонки между лапами, плотно прилегающие к телу, когда виверра движется по земле, и расправляющиеся, когда она прыгает с высоты.
   Действительно, теперь виверра с яростью в огромных красных глазах осторожно надвигалась на меня. Я с отрешенностью вспомнила, что смотреть нечисти в глаза опасно - можешь засмотреться... В последнюю долю секунды меня сбили с ног, и тварь разочарованно проскочила мимо - прямо в заросли дикого шиповника.
   - Даррен?! Какого?!...
   - Не за что! - огрызнулся тот, скатываясь с меня и рывком ставя меня на ноги. - Потом поговорим!
   Виверра, не оценившая нашей прыти, еще более озлобилась.
   - Только не смотри ей в глаза, - предупредила я.
   - Как ее убить?
   - Бей в сердце, живот или... голову!
   Темнота сгущалась, виверру выдавали только глаза, светящиеся в темноте. Даррен, правда, тоже ориентировался ночью, в проигрыше была исключительно только я.
   Мы петляли по поляне добрых пять минут. Мои пульсары не сделали ничего толком. Разве что опалили хвост. Подходить на расстояние вытянутого меча было слишком опасно.
   Следующий прыжок твари оказался чуть более плодотворным - она сцапала мой сапог... мой визг был слышен, как минимум, на ближайшие километра два... Едва не подавившись при звуковых эффектов и выплюнув сомнительное лакомство, кошка не выдержала и с пронзительным шипением бросилась на Даррена, решив, видимо, что он настроен не так категорически. Мы стояли недалеко друг от друга, поэтому виверру встретили два меча и заклинание. Увы, инерцию перехитрить не удалось... туша убитой нечисти повалила нас с вампиром на спины. Обмякшее тело повергнутой твари оказалось слишком тяжелым для меня и каким-то неестественно легким для Даррена. Без лишних церемоний скатив его в сторону, вампир недовольно посмотрел на запачканные кровью руки и оружие. Небрежно обтерев ладони об штаны, он сорвал где-то несколько листков лопуха и, присев на землю, флегматично начал чистить наши мечи.
   Охота прошла удивительно быстро.
   Я чувствовала себя паршиво. И от схватки, которая длилась как-то недолго, и от того, что слышала, выходя из дома. Но, кажется, поблагодарить Даррена все-таки стоило.
   Я села на землю.
   - Спасибо, - как-то неуверенно произнесла я.
   - Не за что, - как-то равнодушно отозвались справа.
   - Я серьезно...
   - Я тоже.
   - Вампир, ну будь ты человеком!
   - (невнятное хмыканье)
   - Даррен! - я не выдержала. - Ну прости меня! Да, я была не права! Да, я эгоистка!
   - Лана, дело не в этом... Головой надо думать.
   От этого резкого замечания стало еще паршивей.
   - Ну... прости меня, - выдавила я.
   - Уже простил, - ни капли тепла в голосе.
   - Ну и ладно! - вдруг вскипела я. - Ну и иди к своей Нонне! Кажется, ей еще не за что извиняться!! Здесь ты, наверное, просто теряешь время!
   Однако и уйти спокойно мне тоже не дали. Даррен резко встал и перегородил мне дорогу.
   - Ты ревнуешь?
   - Кто, я?!
   - Ладно, переборщил!- он шутливо поднял руки вверх. - Ну, так что, мир? - Вместо ответа я радостно повисла на шее у вампира.
   -Зато у нас теперь есть лишние деньги! Нонна заплатит нам! К тому же, утром - бесплатный завтрак!
   - Да! Завтракаем и валим отсюда! А то меня уже тошнит от этой дамочки... - признался Даррен.
   - А мне показалось, ты ей понравился!
   - Зато она мне - не сильно...
   - А ты продемонстрируй ей всю страсть вампирской души, - веселилась я.
   - Тогда ночевать пришлось бы действительно на опушке...
   В непринужденной болтовне прошла недолгая дорога до закрытых ворот, где нас ожидал неприятный сюрприз.
  Вот черт... Марта... Подруга сделала прекрасную подлянку, поставив на забор заклинание от ночных гостей.
   Я вкратце обрисовала обстановку Даррену. Он пожал плечами и постелил на земле плащ под многолетним деревом, вид которого в темноте выяснить не удалось.
   - Сейчас сделаем костерок и можно спать...
   - А не замерзнем?
   - Замерзнем, - подумав, жизнерадостно сообщил он.
  Меня такая перспектива, мягко говоря, не порадовала. Был, конечно, еще один вариант.
   - Знаешь, есть одно заклинание... -смутилась я, - но сейчас у меня хватит сил "согреть" только одного из нас... правда... при довольно близком контакте тепло передастся и на второго...
   - И в чем проблема? Ну, пролежим в обнимку до утра, - весело подмигнул мне Даррен.
  Я только вдохнула.
   - Только имей в виду: один неоднозначный жест в мою сторону, и ты будешь квакать под забором до самого утра!
   Даррен с показным сожалением покосился на мою шею и театрально вздохнул.
   - Так и быть, лягу на пустой желудок... Эй, зачем сразу драться! Я же пошутил!...
   После недолгой разборки я все-таки подошла к вампиру. Приложив ладонь к его груди, я начала шептать нужные слова. С последним выдохом к сердцу Даррена из моей руки полилось тепло. Тот удивленно смотрел на мою ладонь.
   - Знаешь, очень странное чувство, - сказал он потом, - будто уверенность, что никогда не замерзнешь...
   - Да, знаю, - улыбнулась я, - но это только до утра.
   Последнее, на что меня хватило, - это развести магический огонь, чтобы светлее было. Даррен улыбнулся мне, плюхнулся на плащ, облокотившись спиной о ствол неизвестного дерева, и похлопал рукой по месту рядом с собой.
   - Располагайся!
   Я опустилась рядом и нахально устроилась у вампира на груди. Даррен хмыкнул и приобнял меня одной рукой. Наблюдая за языками магического пламени, мы незаметно разговорились.
   - А как ты понял, что я не осталась в комнате? Я даже иллюзию навела...
   - Ха! Насмешила вампира иллюзией! - скептически фыркнул Даррен.
   - Хочешь сказать, что вампиры могут отличать иллюзии от настоящего? - Кажется, я не до конца изучила вампиров.
   - Понимаешь, отчасти мы сами маги. Только, во-первых, почти сплошь несознательные, а во-вторых, у нас магия немного другого рода...
   На его лице танцевали тени, а в глазах играли блики огня. Тихий баритон обволакивал, я хотела, чтобы он говорил и говорил.
   - Объясни.
   - Ну... это как интуиция. Только на магическом уровне. Почти как у женщин, только у них с физиологией связано, а у нас - с нашей кровью...
   - Значит... - начала я и взглянула Даррену в глаза, - кровь у вампиров все-таки не такая, как у людей?
   - Нет. Но так же можно говорить и о людях с эльфами, и о людях с гномами, и о людях с нечистью... просто другая раса. Но мы во многом схожи.
   - Да уж, - хмыкнула я.
   Первое время мы еще болтали. Снова чуть не подрались, споря о различиях вампиров и людей, но потом заключили дружеское перемирие... потом разговор как-то незаметно сошел на нет, и Даррен задремал. А вот я уснуть не могла. В памяти почему-то начали всплывать моменты боя с виверрой. Почему именно Даррен?... Почему, скажем, не Август? Или тем более не Марта? Ведь шансы к моему разоблачению были у всех почти одинаковые. Но по загадочному капризу судьбы я опять столкнулась с Дарреном.
   А может, он и вправду меня преследует? Иначе почему я постоянно натыкаюсь на него?!
   Я взглянула на спокойное умиротворенное лицо подозреваемого, на плече у которого я сейчас лежала, и чья рука слегка прижимала меня к себе... Представила себе, как в широкополой шляпе, платке на лице и в черном плаще вампир крадется за мной по узким улицам Эвилля. Да-а... я бы даже, пожалуй, струхнула...
   Ну, вампир... бледный, с клыками, неслышным дыханием... невероятно красивое лицо... великолепно сложенное тело... нечеловеческая сила...
   Я словила себя на том, что уже довольно долгое время пристально разглядываю Даррена. Тепло, которое я влила в него несколько часов назад, сейчас обволакивало и мое тело. Я осторожно коснулась его лица, желая убедиться, что он все-таки не холодный, каким казался, а наоборот - теплый.
   Тут он заворочался, и я поспешила отдернуть руку. Но Даррен успел перехватить мою ладонь и, не открывая глаз, сонно пробормотал:
   - Лана, ради бога, спи... у тебя еще будет возможность понаблюдать мою физиономию...
   Наверное, даже в темноте было видно, как я сконфузилась. Смущенно опустив голову на грудь вампиру, я шепнула:
   - Спокойной ночи...
   - Спокойной ночи...
  
   Снилось что-то приятное... что-то теплое и мягкое. И спалось спокойно, будто дома, в теплой постели. Хотя уже под самое утро я ощутила какую-то смутную неясную тревогу.
   А вот пробуждение оказалось очень и очень необычным. Начать с того, что я как-то слишком уж близко оказалась к Даррену, и если бы не события прошлой ночи, то я бы решила... я бы такое решила-а!!!..
   За ночь я окончательно расслабилась и сейчас крепко прижималась к Даррену. Вампир тоже позабыл, с кем лежит, и нежно обнимал меня за талию.
   Я снова осторожно взглянула на его лицо. Вампир спал до того спокойно и крепко, что казалось, нет ничего такого на свете, что заставило бы его проснуться.
   Мне, как ни верти, спать больше не хотелось. Зато я неожиданно ощутила утреннюю прохладу и вздрогнула. За пару секунд пробуждения я успела инстинктивно отодвинуться от Даррена на ладонь. Тот, словно читая мои мысли во сне, крепко прижал меня к себе. Я почти почувствовала, как магия тепла снова передалась и мне. Как ни странно, заклинание еще не потеряло силу и все так же согревало нас обоих.
   Мне ничего не оставалось делать, и я продолжала неподвижно лежать на груди у вампира. Его лицо было самим воплощением безмятежности. Изящные и в то же время мужественные черты линии подбородка, носа, лба в предрассветных сумерках казались делом рук скульптора. Мама дорогая, как банально...
   - Лана... - вдруг пробормотал Даррен.
   От неожиданности я вздрогнула.
   - Да?
   - А ты опять разговаривала ночью...
   - Что, так громко? - скептически уточнила я.
   - Не то, чтобы громко... да и я это слышал сквозь сон... - Даррен открыл глаза и сонливо прищурился.
   - И много я откровенничала?
   - Честно?
   - Да, - настороженно ответила я. Что я уже наболтала?...
   - Не знаю... я не прислушивался.
   Фу-ух...
   - Зато помню интонации. У тебя был очень взволнованный голос... даже напуганный...
   Я закусила губу.
   - Тебя что-то беспокоит? - участливо, но все еще безумно сонливо спросил Даррен.
   - Нет.
   - Ну смотри, если что - я к твоим услугам...
   - Ты еще хочешь спать?
   - Ага... - он слегка коснулся губами моих волос.
   - Эй! - вспыхнула я.
   - Прости, как-то машинально вышло, - пробормотал он, снова окунаясь в утреннюю дрему.
   ... но, видно, не до конца...
   Когда мне в голову запоздало забралась мысль, что мой резерв уже в норме, и больше нет надобности делиться одним теплом на двоих, я осторожно начала отодвигаться от Даррена, чтобы встать, прочесть заклинание и чуть-чуть развеяться. Но его рука крепче прижала меня к себе:
   - Полежи со мной еще немного, пожалуйста...
   Я не знаю, что заставило меня выполнить его просьбу.
   В результате я снова уснула. На этот раз все прошло без сновидений.
   А проснулась я от чьего-то невыносимого перехихикивания.
   - Вот уж точно - сладкая парочка...
   - Не-разлей-вода!
   - Интересно, они хоть иногда отходят друг от друга?
   - Ой, сомневаюсь... Вот бы эту сцену для потомков запечатлеть...
   - Да... Ой! Они просыпаются!
   - Доброе утро!
   - БЕГИ!!!
   Судя по сдавленному писку и последовавшему за ним ругательству, мой небольшой пульсар попал в цель, подпалив кому-то одежду. Затем глухой стук и восклицание Марты оповестили меня о падении обоих.
   - Доброе утро! - ехидная улыбочка Даррена заставила меня вскипеть. Но ярость быстро уступила место рвущемуся наружу смеху. Вокруг царило всеобщее веселье, светило солнце, и я вдруг почувствовала себя абсолютно довольной своей жизнью. День обещал быть замечательным!
  
  ГЛАВА 4
   Уже через час мы мчались в сторону Эвилля, заливаясь хохотом.
   Труп виверры мы презентовали хозяйке поместья, отчего та поморщила напудренный носик и приказала слугам избавиться от 'этой гадости'. Но обещанный гонорар мы все-таки получили, хоть он и оказался поменьше того, на что я рассчитывала. Агата тайком сунула Марте в руки сверток со свежими пирогами, так что от голода мы точно не падем.
   Разоблачение Даррена перед Нонной прошло на высшем уровне! Даму чуть удар не хватил, когда я щелкнула пальцами, и вампир улыбнулся своей самой широкой улыбкой.
   Затем мы повскакивали в седла и припустили прочь из поместья госпожи Нонны.
   Я в очередной раз восхищалась свободой галопа своей кобылы, и, кажется, мое упоение скачкой передавалось и ей. Марта часто мне говорила в шутку, что в такие моменты я похожа больше на ненормальную своими горящими глазами. Именно в такое время я наслаждалась жизнью больше всего... Ветер!... Свобода!... Небо!... Друзья!.... Неизвестность!... Я была пьяна всем этим. Я неслась на Ваське, сломя голову, и лошадь, словно ощущая мое упоение, неистово рвалась вперед.
   Мне нередко говорили, что это ребячество, что пора взрослеть, а это все оставить, но я не слышала. Моя Наставница никогда не осуждала моего "хлопчачьего" поведения. Я любила и люблю азарт, я никогда не хотела быть привязанной к домашним обязанностям, никогда не теряла себя в экстремальных ситуациях, не поддаваясь первому страху. Редко хмелея, с удовольствием участвовала в веселых пьянках с друзьями. Правда, когда об этом узнала мама... она сначала закатила мне истерику, а потом сказала:
   - Если ты так не хочешь быть похожей на мою дочь, то будешь отбывать наказание, как если бы ты была моим сыном!
   К счастью или нет, наказанием оказалось лишь принудительная чистка картошки каждый день... Что поделаешь...
   Словом - характером я пошла в отца.
   Из положенных мне занятий я приняла только игру на известном вам инструменте. Единственное, на что откликнулась моя душа, - это музыка.
   - Эй, народ! Скоро смеркается! - Марта кивнула на розовеющее небо.
   - До темноты мы вряд ли успеем в Эвилль, - Август поравнялся со мной. - Нужно искать место для ночлега.
   И, правда, солнце неумолимо приближалось к горизонту. А я и не заметила...
   - Да... вы правы... Идеи есть? - выдохнул Даррен.
   - Тут недалеко милейшая поляна, - сказала Марта, неопределенно кивая налево. Лично я там ничего не видела. - Можем остановиться там.
   - Можно подумать, у нас есть выбор...
  
   Пока лошади пощипывали травку, мы успели обустроиться и развести огонь. На сей раз я позаботилась о персональных теплых одеялах для всех. К счастью, эти самые одеяла были настолько тонкие, что их можно было сложить до размера носового платка. Но и грели они отменно. Гномье производство.
   На костре, быстро разведенном ведьмами, поджаривался кролик. Даррен, Август и Марта сидели возле самого огня и тихо о чем-то болтали, а я взяла в руки гитару. Машинально наигрывая любимую мелодию, я не осознавала, как у меня перед глазами мелькали образы, отголоски воспоминаний. Мои пальцы сами создавали вокруг меня кокон музыки, и я закрыла глаза...
   ...Когда я была маленькой, мама пела мне на ночь. Эту мелодию я не могла забыть. И сейчас гитара тихо напевала мне эту колыбельную...
   - Ужин подан! - весело объявила Марта, нарушая мой ностальгический настрой.
   Есть не слишком хотелось, но я понимала: пока есть что, пренебрегать не стоит. Я взяла небольшой кусок мяса и вяло тыкала в него ножом.
   Зачем нам в Эвилль?
   Конечно, по всему континенту ходила поговорка, отголосок старых легенд: "Все ответы в Эвилле". Возможно, сейчас это и имело смысл - мы все равно понятия не имели, куда ехать, за что цепляться, чтобы выйти на след того, кому мы с Мартой когда-то насолили. Столица, где все время что-то происходило, - была не таким уж плохим вариантом. В большом городе легко затеряться в случае чего. Новости можно узнать, не выходя из дому. Так что не имея выбора лучше, было решено ехать в Эвилль.
   - Август! Прекрати немедленно! - вышла из себя Марта, когда вампир, вконец обнаглев, стащил у нее из-под носа кусок крольчатины.
   - А чего ты хочешь! - вдруг возопил тот. - Это людям может хватить за один раз кроличьего бедрышка! А нам с Дарреном сам кролик на один зуб!
   Я с любопытством уставилась на Даррена. Тот только с улыбкой пожал плечами и растянулся прямо на траве, глядя в темнеющее небо. Видимо, сегодня голодом страдал исключительно только Август.
   Скептически уставившись на свою нетронутую порцию, я окончательно поняла, что есть не хочу.
   - Пожертвование голодающим! - я протянула Августу мясо. Вампир изобразил на лице воодушевление и алчно вгрызся в кролика.
   - Марта?
   - Да?
   - Заедем на обратном пути к Хельге?
   - Зачем? - подруга поежилась. В отличие от меня, Марта часто получала от старой магички.
   - Мне нужно спросить у нее кое-что...
   - Ладно, мне-то что... Лана?
   - У?
   - Мы ведь тогда и домой заедем?
   - А ты хочешь? - теперь уже я скривилась.
   - Честно говоря, да. Хоть на денек!
   - Даррен, Август, вы не против милой деревушки с яблонями и вишнями? - скептически спросила я.
   - С удовольствием, - улыбнулся Август.
   - Почему бы нет? Лично мне было бы даже интересно... - Даррен хитро скосил на меня глаза.
   - Интересно - что? - не удержалась я.
   - Послушать истории твоих родителей о том, как в детстве ты воровала соседские груши и каталась на поросятах в новом розовеньком платьице, - съехидничал вампир.
   Я вздрогнула при воспоминаниях о бурном детстве, залившись краской и не находя достойного ответа.
   Даррен взглянул на меня и разразился оглушительным хохотом.
   - Я угадал?!
   Все.
   Мое ангельское терпение закончилось. Теперь его место заняла ведьминская жажда мести!
   Я набросилась на Даррена, почти дотянувшись до его шеи.
   Вампир, продолжая безудержно хохотать, хоть и оказался подо мной, отнюдь не собирался сдаваться:
   - Повторишь ради меня?
   - Нет! Той животинки давно уже нет на свете!
   - Ее съели?! - притворно ужаснулся тот.
   - Да!!! - грозно подтвердила я. - И то же самое ожидает тебя, если ты не перестанешь издеваться надо мной!
   - Лана, ну пожалуйста!!
   Одно мгновение - и теперь уже я отчаянно пытаюсь защититься, лежа спиной на земле, придавленная телом Даррена.
   - Повторишь, правда?
   - Не дождешься!!...
   До меня донесся недолгий диалог Марты и Августа:
   - Опять?...
   - Ага...
   - Ну ладно... пусть дурачатся...
   - Да... лично я спать...
   - Поддерживаю.
   - Приятных снов! - крикнул им раззадоренный Даррен.
   Я зарычала от ярости и из всех сил потянулась руками к физиономии чертова вампира! Как же он достал меня!! Ему что - скучно живется?! Так я ему устрою веселую жизнь!...
   Когда отпустит!...
   Мои запястья оказались в его руках. Он не причинял мне боли, но и вырваться я не могла.
   - Даррен! Отпусти меня, леший бы тебя побрал!!
   Вместо этого он лишь усмехнулся и сжал мои руки чуть сильнее.
   - Я не шучу! Я ведь потом так наподдам, что ты имя свое не вспомнишь!
   - Лана, знаешь... - начал Даррен задумчиво и неторопливо. - Пожалуй, я просто обязан показать тебе несколько приемов самообороны.
   - ЧТО?! - вампир явно удовольствовался моей ошеломленной физиономией. Я даже ненадолго оставила попытки освободиться.
   - Увы, вынужден констатировать: может, ты и неплохая ведьма, но драться без магии и оружия не умеешь совершенно!...
   Я почувствовала прилив сил и энтузиазма. Хорошо ему говорить! Вампиры обладают физически гораздо большей силой, чем просто человек! И конечно, слабой девушке, вроде меня, уложить на обе лопатки вампира не так уж просто... мягко говоря...
   Ну, я хотела мирно, не прибегая к запрещенным приемам, но, видно, не суждено.
   Я сделала вид, что пытаюсь вырвать руки, хотя на самом деле мне было достаточно освобожденных пальцев одной ладони. Моя цель замечена не была, и я обрушила на Даррена излюбленный мной в последнее время поток холодной воды, одновременно сталкивая его с себя. Мокнуть в одиночестве вампир не захотел и притянул меня к себе. Поэтому теперь мы оба лежали на земле мокрые и грязные.
   Угольные волосы облепили смеющееся лицо, а серые глаза обрамляли мокрые ресницы. Даррен словно не замечал, что от обилия воды под ним натекает солидная лужа. Я сию же минуту встала с земли, фыркнула и, даже не применяя заклинания просушки, удалилась в сторону леса.
  
   Что он себе позволяет?! Пусть только попробует теперь приблизиться ближе, чем на десять метров ко мне, и я за себя не ручаюсь!... разнесу все вокруг к чертовой бабушке! Убью на месте, забыв о том, что я - вполне миролюбивое существо!!! Все! Достал! В Эвилле сбегу от них... предоставлю Марте выбор - идти со мной или остаться с этими двумя типами, или даже стану свободной ведьмой-одиночкой, и пусть они мне только попадутся на глаза...
   Бессильная ярость застилала мне глаза, я шла просто вперед, не разбирая дороги, сквозь лес, ломая на ходу сучья, топча землю от злости.
   И самое ужасное, что я не могла ничего с этим поделать! Максимум, на что я оказалась способна против вампира - это банальные водные сферы! Кроме досады они ничего не вызывали! Фантазия на пакости притупилась, а что-то особо жестокое отметалось мною сразу. Ясно же, что случись с этим нахальным наглым отвратительным вампиром что-то по моей вине, я себе этого не прощу! Я пользуется же, гад! Занудствовать тоже не хотелось, поэтому приходилось примерять на себя шкуру бессильной неумехи...
   Совершенно неожиданно для себя я обнаружила, что стою перед обрывом. Тут было открытое место, были видны последние теплые лучи, раскрасившие небо в оттенки золотого и пурпурного; оставалось совсем немного времени до кромешной темноты. Хотя нет, ночь будет светлой - на другой стороне неба выглядывал месяц в окружении первых звезд. Мысли о небе почему-то сразу успокоили меня. И я, уже гораздо меньше кипя негодованием, уселась на траву возле обрыва.
   Не вернусь я к костру. Тут переночую. Иначе снова придется терпеть насмешки этого гнусного...
   - Лана?
   Безнадежно... и тут откопали... Господи, ну за что мне это наказание?
   - Оставь меня в покое, а? - взмолилась я. - Тебе нравится выводить меня из себя? Поздравляю, ты этого уже добился! А теперь проваливай! Дай мне насладиться хоть несколькими часами без тебя!
   Мокрый, сконфузившийся Даррен нерешительно потоптался на месте.
   - Я же просто шутил. Ты что, в самом деле обиделась?...
   Тихо... спокойно...
   - Нет, у меня обострение ностальгии по тем спокойным временам, когда вампиры не сидели в попадающихся мне тавернах... - буркнула я и отвернулась к обрыву, обняв руками колени.
   - Ну, Лана, не обижайся, ты же понимаешь, что я просто доставал тебя...
   - И достал.
   - Сильно?
   - Очень!
   - Прости, а?
   - Отвянь, а?
   - Ну, Лана...
   - Изыди!
   - Ну я же не хотел!
   - Угу, я те поверила...
   - Я не хотел, чтобы ты на меня обижалась!
   - Зато я хочу, чтобы меня сейчас оставили в покое!
   - А ты меня простишь?
   - А что мне за это будет?
   - Ну... я не буду доставать тебя ближайшие... два дня...
   - Свободен!
   - Три дня?
   - Свободен!
   - А сколько?
   - Две недели!
   - Сколько?!
   - Свободен!
   - Но я же не проживу столько! - взмолился вампир, картинно падая рядом со мной. Я отшатнулась и отвернулась. - Ла-ан-а-а....
   - Ничего не знаю!
   - Ну... давай пойдем на компромисс!
   - Неделя!
   - По рукам, - обрадовался Даррен. - Я прощен? Ты больше не злишься?
   - Почти, - выдохнула я. Что мне с ним делать?...
   - Извини, пожалуйста, - искренне улыбнулся тот. - Но мне действительно доставляет удовольствие выводить тебя из себя. Ты изумительно сердишься!
   - В самом деле? И как же?
   - У тебя начинают гореть глаза, - польстил негодяй, - вспыхивают щеки, ты сама вся как огонь. Горишь, яркая, настоящая...
   Я смотрела вперед, в темнеющее небо, слушая его. Огонь...
   - У меня и правда возникает желание спровоцировать тебя.
   Угу, доэкспериментируется, и однажды от одного наглого вампира останется горка пепла...
   - Ты не обижайся, ладно?
   - Постараюсь.
   - Ты не думай, что все, что я болтаю, - это всерьез!
   - Не хватало! - хмыкнула я.
   - Слушай, тебе не холодно? - вдруг спросил Даррен. Я только сейчас заметила, что дрожу. Только заболеть не хватало! Я быстро пробормотала заклинание, проводя рукой по одежде и волосам... представляю, как я сейчас выгляжу...
   - Иди-ка сюда, - сказала я. - Тебя тоже надо бы высушить.
   Даррен послушно придвинулся ближе, и я прошлась рукой по его грязной от земли рубашке и волосам (брюки были, как ни странно, почти сухими). За спиной вампира что-то шевельнулось, и я остро ощутила какую-то опасность вокруг.
   - Даррен...
   - Да? - кажется, вампир еще не заметил произошедшей перемены в воздухе.
   Я взглянула ему в лицо, сосчитала до пяти и, не дожидаясь, пока кто-то из нас замешкается...
   - Ложись! - заорала я и, что есть силы, толкнула его в грудь.
   Мы упали на траву, а над нашими головами прямо в пропасть пролетела небольшая, но вредная тварь... токр - маленькое злобное существо без шерсти, похожее на очень недружелюбную собачонку, с огромными зубами и когтями, насыщенными ядом, вызывающим зуд, лихорадку, бред. Обычно сидит тихо и не высовывается... видно, эта хорошо проголодалась, раз решилась вылезти на двух лю... кхм... на одного человека и одного вампира.
   - Везет нам с тобой на нежить, - процедила я сквозь зубы.
   - Не говори, - согласился Даррен.
   - Ладно, что-то, и правда, прохладно. Может, вернемся? - предложила я, пытаясь встать с него. Попытки с третьей получилось...
   - Пошли... там хоть огонь...
   Уже по дороге обратно я полюбопытствовала.
   - Даррен, а что ты будешь делать в Эвилле?
   - Хочу найти кое-каких знакомых, поспрашивать, что творится в столице в последнее время, не случались где еще странные нападения наемников.
   - Знакомые - вампиры?
   - Ну, не все, но и такие имеются... - кивнул тот.
   - Слушай, я спросить тебя хотела... вы же с Августом давно знакомы?
   - Да.
   - А... тогда в таверне... что ты делал сам?
   Даррен рассмеялся.
   - Не поверишь! Прятался!
   - Прятался?! - не поверила я. - От Августа?!
   - От него. Я кое-чего натворил, и справедливо опасался возмездия.
   Я рассмеялась в ответ:
   - И сам же его потом позвал!
   - Да, только вот на меня, в отличие от тебя, гнев компаньона так и не пал.
   - Да не сильно мне и влетело, - возразила я.
   - Зато влетело, как следует, от наемников, - парировал Даррен. - И поэтому я все-таки настроен дать тебе хоть несколько уроков самообороны.
   - Ты уверен? - скривилась я. - Может, не на-адо...
   - На-адо, - передразнил меня вампир. - Ты спать хочешь?
   - Нет, - быстрый переход к новой теме сбил меня с толку.
   - Ну и отлично! Первый урок будем считать начатым, - кивнул мне Даррен.
   - Что?! - поразилась я. - Сейчас?!
   - А чем тебя не устраивает сейчас? - удивился тот.
   Придумать ничего я не смогла. Пришлось с хмурым выражением лица вставать в оборонительную позицию и дожидаться действий вампира.
   Даррен не стал корчить из себя мастера рукопашного боя. Он принял свою излюбленную позу - скрестил руки на груди и насмешливо мне улыбнулся. Мне тут же захотелось ему двинуть...
   Прошла минута.
   - Мне еще долго так стоять? - не удержалась я.
   - А ты не хочешь сделать первый шаг?
   Угу, прям горю желанием... Тем не менее, я сделала попытку садануть его по ноге... и как-то вдруг очутилась на земле. Я даже не поняла, что он сделал.
   - Как... как ты это сделал? - со смесью возмущения и любопытства поинтересовалась я.
   - Ловкость рук и никакого мошенничества, - ухмыльнулся Даррен, помогая мне встать. - Попытка номер два.
   Во мне разжегся интерес, и я снова встала как прежде.
   В этот раз я ощутила не просто странный толчок, а быстрые, точные, сильные движения рук Даррена, которые фактически опрокидывали противника навзничь.
   Я кивнула в третий раз и почти успешно блокировала этот хитроватый прием, но, благодаря банальной подножке, снова очутилась на пятой точке.
   Я почувствовала азарт. Смутно понимая, что завтра я буду чувствовать себя так, словно по мне пронесся дикий табун, я все-таки не могла остановиться, пока не ставила удачную блокировку ударам Даррена. Нападать я пока не пыталась, полностью сосредоточившись на ощущениях и худо-бедно отработанных приемах. Вампир довольно наблюдал мои успехи за первые два часа, то и дело радуясь оказавшемуся у меня потенциалу.
   Спустя еще два часа мы, абсолютно довольные, завалились спать.
  
   ... А к утру ничего изменилось. Если, конечно, не считать дикую ломоту во всем теле и бесчисленное множество синяков на мне. Пришлось, сцепя зубы, пробормотать обезболивающее и выпить за завтраком подсунутую под нос Мартой какую-то гадость, якобы унимающую боль и прибавляющую сил. Я решила эксперимента ради рискнуть...
   Весь день прошел спокойно. Марта с Августом несколько раз интересовались нашим с Дарреном самочувствием... Все верно: Даррен держал слово и не донимал меня. Понимая это, я тихо радовалась. Меня уже начинало беспокоить такое внимание со стороны вампира.
   Но в этом я немного просчиталась. Почти четыре часа тренировки не удовлетворили Даррена, и он с удовольствием гонял меня при каждом удобном случае. Несмотря на то, что мне это даже нравилось, заставить меня согласиться оказалось непросто.
   Я начинала чувствовать себя виноватой перед Мартой - подруга все-таки. А все мое внимание по большей части было уделено исключительно Даррену. Но, отметив несколько раз, с каким упоением она болтает с Августом, решила, что покаместь он успешно заменил меня. Это утешило. И особенно тот факт, что, похоже, Марта втрескалась в Августа по уши...
   К вечеру показались башни Эвилля.
   Столица есть столица - бесчисленное множество таверн, гостиниц, баров, самых захудалых пивнушек и самых шикарных ресторанов. Эвилль все свое существование был настроен на прием гостей - и оные не заставляли себя ждать. Центр города радовал глаз огромной ратушей с часами, которые, как утверждали старожилы, никогда никто не заводил. Я этому верила смутно, но и рушить красивую легенду не собиралась - кто знает...
   Долго думать с местом ночлега не пришлось - все мы, как оказалось, не раз бывали в замечательной гостинице "У старого короля", чьи цены не заставляли лезть на лоб глаза и чьи удобства не вызывали желания потрясти кошельком в более приличном месте. Как постоялым клиентам, нам сделали скидку, и мы заплатили за три ночи вперед.
   Юный конюх увел наших лошадей в стойла, мы с Мартой переглянулись и решили пойти по номерам, а вампиры пожали плечами и дружно удалились пропустить по кружке пива.
   Когда мы очутились в комнате с двумя довольно мягкими кроватями, мы испустили поистине дружный вздох умиления такой роскошью и быстренько завалились спать.
   Я спала недолго, но крепко, и мне, в кои-то веки, абсолютно ничего не снилось. Ничто не беспокоило мой сон, и я проснулась отдохнувшая, бодрая, полная сил и желания жить. В отличие от Марты, которая в ответ на мое жизнерадостное настроение запустила в меня ближайшей вещицей, которой оказалась запасная подушка. Уразумев таким образом, что подруга не настроена на общение, я тихо оделась и выскользнула из комнаты.
   На первом этаже гостиницы располагалась небольшая забегаловка. Я сразу ощутила голод моего растущего (когда ж он вырастет наконец?!) организма и уселась за столик возле окна.
   В связи со второй половиной дня, когда люди уходят из харчевен и трактиров, отобедавши, и еще не спешат обратно на ранний ужин, в вышеупомянутой забегаловке народу было немного. Возле окна спокойно потягивал дешевое пиво тролль, ближе к двери расположился древний старик, чьи седые волосы спадали ему на глаза, и он то и дело сдувал их, да возле стойки сидел Август. Я встала и направилась к нему.
   - Чего сидим, кого ждем? - я подсела рядом, изнывая от любопытства.
   - О! Проснулась? - встрепенулся тот, насмешливо подмигивая мне. - А ждем мы ни кого-нибудь, а нашего общего хорошо знакомого...
   - Даррен? - я оглянулась в поисках упомянутого. - А где он?
   - По делам пошел, - уклончиво ответил Август. - Обещал вернуться скоро... а что, ты уже скучаешь? - он ехидно усмехнулся.
   - Угу, прямо на месте не сидится, - скептически выдохнула я, с укоризной глядя на вампира.
   - Ты похитила у меня лучшего друга, - театрально вздохнул вампир.
   - А ты у меня - лучшую подругу, - нашлась я.
   Лицо вампира просветлело, на нем появилась улыбка предвкушения чего-то пакостного и веселого.
   - Кстати, о ней, - он слез с высокого стула у барной стойки, - пойду-ка ее проведаю...
   - Она спит, - предупредила я.
   - Тем лучше!
   Кажется, отношения Августа и Марты не слишком отличаются от наших с Дарреном... во всяком случае, если судить по хитрющему тону вампира, шаги которого уже почти утихли где-то на втором этаже.
   Я покачала головой и сделала наконец заказ. Минут через пятнадцать мне должны были принести куриное бедрышко и картофель. Мой желудок заворчал от предвкушения такой замечательной перспективы. Я заново выбрала столик у окна и уселась в ожидании чудесного завтрако-обедо-ужина...
   За окном тяжелые облака грозились пролить на землю столько воды, сколько эпоха и не видывала, но, боюсь, что все эти угрозы все равно закончатся обычным ливнем, пусть даже настолько сильным, что промокнуть можно будет за несколько мгновений. Воздух тяжелел, на улице было тихо, все готовилось к предстоящей непогоде. Где-то надрывно лаяла собака.
   Как только поток холодной воды ударил о мостовую, собачонка замолкла. Мне в лицо дохнуло свежестью, дождем, прохладой. Я с наслаждением вдохнула запах озона. Где-то вверху над городом громыхали небеса. Я впервые за долгое время почувствовала себя в безопасности, в уюте, покое... и в одиночестве. Неожиданно я поняла, что и в правду умудрилась соскучиться за Дарреном. Его глупые и доводящие меня до безумия шутки оказались незаменимым лекарством от меланхолии. Я вспомнила его, мокрого по моей милости, когда он задержал меня за руку на лестнице и положил начало нашему знакомству, и усмехнулась. Да уж... скучно без него... прямо не хватает чего-то...
   Тут входная дверь распахнулась, поддержанная небесным грохотом, силуэт в плаще осветила молния, и Даррен, промокший, как мышь, хмуро ввалился в помещение. Он выглядел усталым и раздраженным (да-а, не везет ему с водой, то дождь, то я, то еще что-то...), потом увидел меня. Как раз в этот момент передо мной учтиво поставили блюдо с дымящимся мясом и картофелем. Проследив взгляд вампира, полный необъяснимых эмоций, я поняла, что мне сегодня поужинать не суждено... я подвинула порцию к нему и щелкнула пальцами, подзывая официанта:
   - Еще цыпленка, пожалуйста.
   - Какую часть?
   - Всего.
   Парень как-то странно кивнул и исчез в направлении кухни. Зато Даррен расцвел окончательно. Кажется, он уже забыл, что весь промок, что у него было не самое замечательное настроение еще пару мгновений назад. На его лице расплылась благодарная улыбка, и он, не медля ни секунды, уселся рядом, уничтожая курицу. Я тайком стащила у него кусочек картошки. Затем поняла, что на лавку натекает лужа от промокшей одежды, и зашептала заклинание, проводя рукой по плащу, рубашке, волосам... Вдруг моя рука оказалась в его ладони, и я от удивления подняла на него глаза.
   - Спасибо тебе, - Даррен слегка сжал мои пальцы. Затем снова сосредоточился на еде.
   - Да не за что, - пробормотала я, удивленная такой сердечной благодарностью за обычное куриное бедрышко... я что, не вижу, что он вернулся уставший, зверски голодный, я же не изверг...
   Подождав, пока вампир утолит первый голод, я спросила:
   - Ты чего такой весь накрученный вернулся? И голодный, будто сто лет не ел... Случилось что-то?
   - Угадала, - кивнул Даррен, немного мрачнея. - Пришлось украсить местное кладбище парочкой лишних могил...
   - Что?!
   - Тише ты, - оглянулся на меня тот. Я поежилась. - Снова эти... наемники... теперь уже я им чем-то не понравился...
   - Сколько? ...
   Даррен скривился, я сглотнула.
   - Двенадцать.
   - Сколько?! Даррен, ты что, с ума сошел?! - я зашипела в тихой истерике. - Двенадцать трупов за несколько часов пребывания в Эвилле?! В столице?!
   - Лана... когда я доем, я все тебе объясню.
   - Да какая тут еда может быть?!
   - Лана... - вампир тяжело вздохнул. - Я же не человек. Не забывай об этом. Еда для меня - это силы. Если тебя не устраивает жареный цыпленок, то я могу найти живого и насытиться гораздо быстрее... или нецыпленка...
   - Даррен, ты... вампир...
   - Это не новость, - усмехнулся тот. - Подожди всего несколько минут.
   - Ладно... - проворчала я. Даррен потрепал меня по голове чистой рукой, я только отмахнулась. Двенадцать человек... за несколько часов... в голове не укладывалось!
   Спустя еще час, мы сидели в номере. Август, кажется, тоже решил подрыхнуть, и теперь они с Мартой мирно посапывали около друг дружки. Мы с Дарреном умостились в соседней комнате. Вампир сразу растянулся на кровати. Я нахально расположилась там же, но сидя.
   - Даже не надейся, что теперь я дам тебе спокойно отдохнуть! - заявила я, пытаясь растолкать его и привести в чувство.
   - Ладно-ладно, - вампир нехотя приоткрыл глаза. - Все! Я не сплю!...
   - Рассказывай! - потребовала я.
   - Я говорил, что у меня в Эвилле есть некоторые знакомые?
   - Да, рассказывай, кто твой знакомый, - нетерпеливо поторопила я вампира.
   - Он Волхв. Не ведун, не маг, не...
   - Даррен! Перед тобой сидит квалифицированная ведьма! Я замечательно знаю, кто, чем друг от друга отличается...
   - Ладно-ладно... Так вот, Лис знает обо всем, что происходит в Эвилле. Он сказал, что изредка поведение наемников кажется нелогичным, но... о том, чтобы те молчали о заказчике он слышит впервые... За последнее время покушения были совершены на королевского советчика, на нескольких сразу трактирщиков и на дочь одного из местных шишек. Не помню, кто он, но его зовут Жуан Д`онелл...
   - Шишка иностранных дел, - пожала плечами я, нарочно коверкая букву "р" на заморский лад.
   - Возможно, - кивнул Даррен.
   - А вопрос можно?
   - Валяй.
   - А мы тут при чем?!... Тебе не кажется, что мы не имеем никакого отношения к делам, происходящим в столице?
   - Но я ведь еще не закончил.
   - Ой, извини, - я виновато закусила губу.
   - То-то же... Так вот. Все, кроме этого Жуана и его дочки, почили с миром после встречи с наемниками, но все они успели узнать, кто так искренне их не любил. А вышеупомянутый мсье до сих пор находится в неведении, кому не угодила его дочурка. Правда, только потому что его прислуга объявила ему бойкот, и идти к наемникам никто не хочет... Но мне думается, что вряд ли кто-то что-то им скажет... обычно в таком случае наемники сами присылают уведомление, где сообщают, кто и зачем дал им такую работу...
   - Даррен, - я выдохнула. - Но где ты успел откопать и зарыть еще глубже двенадцать наемников?...
   - Не знаю. Я вышел от Лиса, и спустя некоторое время меня загнали в угол...
   - Ты хоть цел? - запоздало поинтересовалась я.
   - Целехонек! - улыбнулся вампир, сверкнув клыками. - А благодаря тебе, еще и сух и сыт.
   - Даррен... ты иногда днями не ешь. При этом усталым не выглядишь еще и на охоту ходишь спокойно. Колись.
   - Ну вот и довоздерживался, - снова усмехнулся тот. - Лана, я действительно был голоден. Каюсь, не рассчитал свои силы... то есть, я не рассчитывал потратить их на банду из 12 человек... если бы не они, то все было бы в порядке. Просто потратив на них свою энергию, мои естественные инстинкты чуть не взяли свое. А тут ты... с курицей...
   - Вовремя... - буркнула я. - А что было бы, если бы при мне курицы не оказалось?
   - Мне бы пришлось охотиться под дождем и не размениваться на готовку... - пожал тот плечами.
   - А... - я сглотнула. - Ты мог бы убить человека... из-за голода?
   Он перестал улыбаться и задумчиво взглянул за окно, где продолжала бушевать стихия. Этот вопрос не то, чтобы мучил меня. Я даже не могла сказать, что боялась, как бы меня не загрыз вампир... Нет. Мне просто нужно было знать.
   - Вряд ли до этого дойдет, - наконец произнес он, поворачиваясь ко мне снова. - Но если однажды я попрошу тебя уйти, тебе стоит меня послушаться.
   Мне стало чуть неуютно. Потом - стыдно. Потом вовсе на себя разозлилась. Внутри меня одолевали противоречивые эмоции...
   - Что, испугалась? - чуть насмешливо усмехнулся Даррен.
   Я с улыбкой покачала головой.
   - Какой смысл мне бояться тебя? Ты же мой друг. А хотел бы мною поживиться, я бы уже давно присоединилась к сообществу вампиров! Тебе так не кажется?
   - А вдруг я вынашиваю план? - хитро прищурился Даррен, потягиваясь на кровати и закладывая руки за голову. - А Август мой сообщник, и мы собираемся одной замечательной ночью...
   - Сколькими килограммами еды ты уговорил Августа на эту авантюру? - рассмеялась я.
   Глядя на разнеженного Даррена, я не удержалась от зевка. За окном хлестал дождь, и под такую погоду я снова ощутила сонливость. Вампир устало улыбнулся и привычно отодвинулся на край кровати:
   - Располагайся!
   Я, не раздумывая, устроилась рядом, и неожиданно для себя задремала.
  ГЛАВА 5
   -- ЛАНА!!!
   -- Что вам всем от меня нужно?! - я приоткрыла один глаз и хмуро уставилась на окружившую меня компанию.
   Марта, Даррен и Август стояли вокруг меня и инквизиторскими взглядами сверлили мою скромную особу.
   -- Чтобы ты прекратила валять дурака и задерживать нас! - моя подруженька определенно сговорилась с вампирами... А может, они ее искусали, и теперь единственное теплокровное существо это я?
   -- Ась?...
   -- А если ты и дальше будешь игнорировать нас, то мне придется взгрузить тебя на плечо, как мешок, и остаток дня ты будешь ехать именно в таком положении! - хм... а вдруг так и доспать удастся?...
   -- У-у-у....
   -- Или мы просто уедем сами! А тебя оставим на расправу этим гадам! - ого, кажется, терпение закончилось даже у Августа.
   И все-таки последняя фраза заставила меня нехотя открыть глаза и принять сидячее положение.
   -- Каким гадам? - сонно поинтересовалась я. А я так надеялась на более романтичное пробуждение...
   -- Тем самым, которые с самого утра рыскают в городе, чтоб поквитаться с Дарреном, убившим вчера двенадцать их человек, а заодно и с нами, чтоб другим неповадно было!
   Как я и думала, ничего интересного...
   Завидев мое скептическое отношение к новости, мои друзья переглянулись.
   -- Забрасывай!
   Даррен беспардонно откинул с меня одеяло и выполнил обещание.
   -- Да что ты делаешь?! Положи меня на место!! Люди, ну что происходит?! Честной порядочной девушке не дают даже привести себя в порядок! Просто закидывают на плечо и не ясно куда волокут!! Отпусти меня немедленно, гнусный вампир, иначе я... я...
   -- Мне даже интересно: что ты сделаешь?
   -- Гарантирую тебе, что ни одной курицы ты больше не увидишь!
   Убедившись, что я окончательно проснулась и ничего хуже еще не придумала, вампир поставил меня на ноги.
   -- Пойдем лучше! Сейчас не самое подходящее время для шуток...
   -- Да я понимаю... - буркнула я. - Но не плакать же в самом деле?
   Тот улыбнулся и чуть сжал мою ладонь.
   -- Думаю, до такой крайности мы не дойдем.
   Оказалось, что мы крупно просчитались, решив, что в столице нам открыты все дороги... Вернее, так оно и было, но открытыми дороги оказались не только нам. Группа человек эдак тридцати нервно поигрывала ломами, мечами, вазами, подносами - всем, что попалось на глаза в таверне на первом этаже. В первом стройном ряду стояли люди с печально знакомыми стальными цветами на плечах. Они хмуро поглядывали на нас, не обещая взглядом ничего хорошего... нам, по крайней мере.
   Ну, мы тоже не камикадзе... Вернее, все было не так.
   Пока я, мило улыбаясь, пятилась назад, наступая на ноги Августу, вампиры переглянулись и... поочередно повыбрасывали нас с Мартой из окна.
   Мартин визг и мою нецензурную речь было слышно как минимум до окраин города. Перечислив всех угодников, вампиров, несчастливое детство, садизм в лице наших попутчиков и пообещав жестоко отомстить, являясь духом по ночам, мы мягко приземлились в огромный стог сена... точнее, летя с высоты третьего этажа, мы в нем просто утонули. Изменив решение мести после смерти на намерение отомстить еще при жизни, я сделала попытку выкарабкаться на свет Божий. Судя по пыхтению недалеко от себя, Марта тоже сочла, что пора бы явить себя миру.
   Это оказалось не самой лучшей идеей.
   Мало того, что вылезть из сена наружу было не так уж просто... как только нам это почти удалось, мы оказались придавленными сверху Августом и Дарреном.
   -- Слезь с меня-а... - сдавленно попросила где-то Марта.
   -- И с меня тоже, очень желательно! - не хуже ее выдавила я.
   Сверху задвигались, но как-то странно. Спустя несколько секунд я поняла, что меня откапывают. Еще через мгновение я увидела свет солнца и Даррена, чьи глаза светились смехом, хоть он и пытался честно изобразить серьезность на лице.
   -- Вылазь, Лана, нам пора... пока они не разобрали баррикаду и не спустились к нам.
   -- Марта...
   -- Да? - подруга вопросительно взглянула на меня.
   -- Напомни мне в следующий раз: первыми в окно бросаются вампиры...
  
   Выехать из города нам удалось без проблем. Быстро забрав лошадей из конюшни, мы рванули из Эвилля, предварительно купив у ближайшей торговки всего и побольше.
   Нельзя сказать, что мы уезжали нехотя. Все-таки здесь собрались существа свободолюбивые. И двое из них отчаянно не хотели ехать в милое село Вишенки (и все же это было нужно...). Одна - потому что предстояло встретиться со старой магичкой и получить лишний десяток нотаций ("зато с братишкой повидаю-усь!..."), вторая - потому что предстояло встретиться с дорогими родственниками, которые тоже не преминут лишний раз почитать нравоучительные лекции (зато хоть увижу старую ведьму - она много чего интересного расскажет). А вот вампирам было очень интересно посмотреть, где прошло наше "тяжкое несчастливое детство", о котором мы не так давно кричали на весь город...
   На ночлег мы остановились в лесу. Марта поставила защитный контур от нечисти, разбойников, хищников и комаров (такая удобная вещь!...), я развела костер, вампиры довольно переглянулись (им-то делать ничего не пришлось!), и мы спокойно улеглись на боковую.
   Кому как, а вот мне спалось неспокойно.
   Сначала мучили неясные образы, а потом начался ад...
   Огненное дыхание ветра обжигало кожу, в легкие попадал песок. Было жарко, но в то же время очень сухо. Все время приходилось прищуривать глаза.
   Вокруг творилось нечто очень странное. Мимо меня с беззвучными криками проносились духи демонов, похожие на тлеющие останки сгоревшего человека... Да, вокруг было очень тихо, так тихо, что биение моего сердца казалось ударами в гонг. Противно дерло в горле...
   Где я?
   - Узнаешь, если не прекратишь путаться под моими ногами, - злобно прошипел кто-то. Я попыталась оглянуться, но у меня это не вышло, мое тело больше не слушалось меня. Но как...
   - Легко, дорогая... Все слишком просто, чтобы было понятно. Но если ты не послушаешься моего дружеского совета, то будет плохо. И тебе. И твоим друзьям. И твоим близким.
   Кто ты?
   - Тебе это вряд ли поможет, - продолжал тот же голос, и я ощутила сухую ладонь на своем плече. - От тебя требуется только одно: не мешать мне.
   Я снова попыталась двинуться с места, но смогла лишь повернуть голову.
   Если бы я могла вскрикнуть, то я бы сделала это, но я лишь широко открыла глаза от ужаса, увиденного мной.
   Передо мной был мужчина лет сорока. Когда-то он мог быть красив, но сейчас его лицо перечеркивал ужасный шрам, открытый, незаживающий. Сейчас на лице человека отобразился неподдельный страх пополам с яростью.
   - Как?!... Как ты смогла?!... - пальцы на моем плече больно впились в кожу.
  
   -- Лана!
  
   - Как ты смогла освободиться?! Отвечай!!!
  
   -- Лана!!!
  
   Я открыла рот, но стало темно, пропали демоны, только боль в плече напоминала о...
  
   -- ЛАНА-А!!!...
   Я открыла глаза и судорожно вздохнула. Надо мной склонилась Марта. Она обеспокоено протирала мое лицо влажным платком.
   -- Лана! Как ты?...
   -- Дай воды, - прохрипела я. Марта подала флягу, и я жадно прильнула к горлышку.
   -- Ты как? - снова спросила она, как только я опустошила сосуд.
   -- Все... все в порядке, - произнесла я так, словно много пробежала, - дышалось по-прежнему очень тяжело. Сердце бешено колотилось в груди, лишь постепенно успокаиваясь. Медленно, я приходила в себя после странного кошмара.
   -- Ты уверена?
   -- Да... да, просто страшный сон, не волнуйся, - постаралась ободряюще улыбнуться я. - Спасибо тебе.
   -- Точно? - все еще недоверчиво переспросила Марта. - Ну смотри... только не пугай меня так больше...
   -- Прости... Ложись, отдыхай, со мной уже все в порядке.
   -- Ладно, - кивнула, наконец, подруга, ложась недалеко от меня. - Пожалуй, действительно стоит поспать... завтра снова с вами сумасшедший дом начнется.
   Через несколько минут она мирно посапывала под боком у Августа, которого разбудить нужно было уметь. Хотя существовал один проверенный метод: вампир неизменно просыпался на запах завтрака...
   Стоило мне перевернуться на другой бок, чуток оклемавшись после ужаса, как я оказалась нос к носу с Дарреном, едва не заорав снова от неожиданности. Его глаза внимательно изучали мое лицо.
   -- С тобой точно все в порядке? - спросил он. Его недоверчивый тон привел меня в замешательство.
   -- Да, - кивнула я, стараясь унять колотящееся сердце. - Всего лишь кошмар, извини, если разбудила...
   -- Посмотри-ка на меня, - потребовал тот. Я послушно взглянула на него. Даррен чуть скривился, заглядывая мне глаза. Но вдруг он отвлекся: - А это что?
   Я проследила за его взглядом и похолодела. На плече красовался кровоподтек... Я бы, возможно, и списала это на... на что угодно! На сук во сне напоролась, не заметила, упала где-то, да мало ли что... но на коже отчетливо красовались полумесяцы ногтей.
   -- Откуда это? - снова спросил Даррен.
   -- Не знаю...
   -- Не знаешь? Или говорить не хочешь?
   -- Мне просто приснился дурной сон, это не стоит такого пристального внимания!
   -- То есть кто-то схватил тебя за плечо во сне?
   -- Спокойной ночи... - буркнула я.
   -- Лана! Рассказывай сейчас же, что тебе снилось! - потребовал вампир.
   -- Пушистые зайчики на лесной лужайке! - огрызнулась я.
   -- Я хочу помочь... это может быть опасно.
   -- Даррен, спокойной ночи. Я повторяю: я не хочу возвращаться обратно в кошмар! - почти с отчаянием воскликнула я, отворачиваясь от него. Я сама еще не успела подумать об этом! Сон оставил после себя ужас и дикое нежелание вспоминать о нем снова.
   Однако вампиру, похоже, было наплевать на мое состояние. Он мягко, но очень настойчиво развернул меня к себе обратно.
   -- Рассказывай.
   Я как-то сразу поняла, что сейчас уж точно отвертеться не получится. Вздохнув, я начала.
   -- Это... была какая-то реальность. Был горячий сухой ветер, духи демонов витали вокруг. И был мужчина. С ужасным шрамом на все лицо...
   -- Леис, - прошипел вампир с такой внезапной злобой, что мне захотелось сжаться в комок. - Отребье клыкастое... и сюда сунулся!...
   Это был единственный раз, когда я по-настоящему поверила, что Даррен - не человек. Его людская натура спряталась в самую глубину серых глаз, на лице была написана такая ненависть, что мое сердце похолодело и билось редко-редко. В отблесках пламени костра блеснули клыки.
   Кем же был Леис и что он сделал, если вампир, обычно веселый и вполне дружелюбный, лишь при упоминании его имени становился похожим на Дьявола?
   Я не знаю, что отражало мое лицо, но, единожды взглянув на него, Даррен снова стал прежним. Холод ненависти отхлынул, и я смогла снова дышать.
   -- Прости, - шепнул вампир, почти с отчаянием заглядывая мне в лицо. Такое сожаление проскальзывало в его голосе, что страх отступил. Это снова был мой друг. - Я не хотел... не хотел напугать тебя...
   -- Ничего, все в порядке... - попыталась улыбнуться я.
   -- Боишься, - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Даррен.
   -- Уже нет.
   -- Прости...
   -- Забудь, - я подбадривающее коснулась его руки. - Кто такой Леис?
   -- Отступник. Предатель. Древний королевский род отрекся от него когда-то...
   Видимо, он ожидал увидеть изумление на моем лице, потому грустно усмехнулся и красноречиво посмотрел на перстень на своей руке. Я раньше никогда не обращала внимания на него. Якобы невзрачный, но если присмотреться становилось видным и величие рун, выгравированных на ободке, и неизвестный мне ограненный камень, и переплетения ветвей осины, устойчиво держащих его в выемке.
   -- На севере отсюда, в нескольких сотнях верст, есть граница. Ты знаешь, с кем?
   -- С Новым Государством. Там еще были какие-то проблемы с эмигрантами, - припомнила я. - Так вещали все газеты Эвилля и известных мне городов в округе.
   -- Это Новое Государство было всегда. Просто раньше мало кто путешествовал на север, а сейчас туда повалил народ, и власти Тарии решили оградить своих граждан от влияния из-за рубежа. От нас.
   -- Хочешь сказать, Новое Государство - это...
   -- Это моя страна. Эрлор. Назван так в честь первого правителя Эрлора, который ввел Конституцию и устав, свод законов в пределах государства и за его границей, а также правил посвящения иных рас в дела страны. Страны вампиров. Я сын бастарда прошлого короля. У меня есть титул, имение, даже право претендовать на трон. Сейчас нахожусь в добровольном изгнании, - тут Даррен усмехнулся, - за недостойное поведение члена королевской семьи и нарушение нескольких глупых, как мне кажется, законов. Имею право вернуться, если насовершаю дел во славу Отечества, или же приму на себя обязательство вести свое дело.
   -- А Леис?...
   -- Здесь все сложнее, - вздохнул вампир. - Леис также королевской крови, он немного ближе в этом отношении к власти, он - троюродный брат королевы, - сообщил Даррен и после небольшой паузы добавил: - Изгнан. Без права возвращения.
   -- За что?
   -- За покушение на короля. Он нанял вампиров и устроил целый спектакль, кульминацией которого должна была стать смерть монарха. Только вот я существенно подкорректировал его сценарий, поэтому король остался жив. А у Леиса отняли все, что у него было - титул, наследство, право на трон, гражданство, - и выгнали из Эрлора.
   -- И тебя заодно?!
   -- Нет, - усмехнулся Даррен. - Меня выгнали раньше. Я лишь спас монарха и снова ушел. Сам. Мне не слишком нравится вся эта суета. Сам по себе я - странник. Не могу долго на одном месте. Поэтому я с удовольствием продолжил свое изгнание, наиболее добровольное, чем когда-либо!
   -- А шрам ему ты нанес? - полюбопытствовала я.
   -- Угу, - покаянно кивнул тот.
   -- А как Леис проник в мой сон? И почему его шрам был незаживший? И почему он кричал, что я ему мешаю? В чем? И почему он так удивился, когда я после ступора смогла повернуть к нему голову?!... - вопросы посыпались из меня, как горох. Похоже, эта ночь будет длинной.
  
   Мы сидели возле костра, закутавшись в легкие одеяла.
   Что же, мой спутник поведал мне много нового: что в нем течет королевская кровь, дающая некоторую Силу, что он ни в грош не ставит некоторые законы своей страны, что они с правителем Эрлора были неплохими приятелями, что с Леисом они "... кхм... дружили"... это "кхм" не давало мне покоя.
   -- Даррен, - наконец, сказала я, - за что ты ненавидишь Леиса? Только за то, что он предал короля? За это можно презирать, не уважать, что угодно...
   -- Я расскажу тебе потом, - уклонился от ответа тот. - Обязательно. Но немного позже.
   -- Это имеет смысл?
   -- Для тебя - нет.
   -- А для тебя?
   -- Я еще не слишком хорошо контролирую себя после этого. Ты же видела, во что я превратился, когда понял, что это он...
   -- Ты не можешь себя контролировать? - тихо спросила я.
   Вампир внимательно посмотрел на меня и, не найдя ни капли упрека, кивнул.
   -- Не могу.
   -- Ладно, - пожала плечами я. - Но как он проник ко мне в сон?
   -- Я говорил, что королевская кровь несет в себе некоторую Силу, - напомнил Даррен. - В зависимости от личности, Сила образует определенный Дар. У Леиса Дар проникать в чужие сны, подстраивать их на свой лад, хотя и здесь есть свои нюансы. Например, там он может быть только в своем истинном облике, в своей сущности, то есть таким - каковой есть его душа. Говоришь, у него на лице был незаживший шрам? Значит, он мне этого еще не забыл...
   -- Значит, - задумчиво произнесла я, - он теперь может в любое время проникнуть мне в голову, пока я сплю?
   -- Чисто теоретически... помниться, когда-то он говорил, что это отнимает уйму сил... Так. Идем дальше. Удивился он тому, что якобы наложил на тебя заклинание парализации, а ты с ним слишком легко справилась.
   -- Парализации?!... не может быть! Это одно из самых сильных заклинаний! Я не могла справиться с ним за считанные секунды!
   -- Дело не в этом. Вампиры не пользуются заклинаниями. Леис лишь подстроил твой сон, будто ты - под действием заклятия. И ты разрушила не его, а магию вампирьего Дара. Что тоже заслуживает уважения, - хмыкнул Даррен.
   -- Так-таки я, - не поверила я. - Да ну быть того не может!
   -- Вполне может, - возразил тот. - От тебя идет очень сильная энергетика, особенно, когда ты вся в эмоциях.
   -- Но... - я безуспешно пыталась найти хоть какую-то логику. - Старая магичка не могла не заметить сильный магический поток, который бы шел от меня. Она всегда заявляла, что я маг среднестатистического уровня, хоть и способный. Да и в Школе ничего подобного мне не говорили...
   -- Не знаю, - пожал печами тот. - Я думаю, что твой настоящий потенциал просто был под своего рода печатью. А стрессы, настоящая нежить, опасность эту печать сняли. Такое бывает.
   -- Вижу, ты хорошо разбираешься в структуре магии.
   -- Мне это прививали с детства...
   -- И ты умеешь вести себя по этикету? - подколола я.
   -- Умею, но ненавижу.
   -- Ну вот, а я-то надеялась почувствовать себя леди, - картинно вздохнула я.
   -- Не думаю, что тебе пойдет этот образ. Встрепанная дерзкая ведьма тебе больше по характеру подходит, - улыбнулся вампир.
   -- Моя мать всегда старалась меня убедить, как это приятно - быть прекрасной, хрупкой, слабой леди... для меня это до сих пор остается загадкой, - со смешком призналась я. - Послушай...
   -- Да?
   -- Если в тебе течет королевская кровь, значит, у тебя тоже есть Дар?
   -- Логично.
   -- Какой?
   -- Я могу ослабить боль и усыпить. Вообще немного эмпат, но могу только развить эмоции.
   -- А можно еще вопрос?
   -- Попробуй, - улыбнулся Даррен. Похоже, ему нравились мои расспросы.
   -- Ты говоришь, что королевская кровь несет в себе Силу. Магию. Так?
   -- Ну...
   -- Что будет, если ты произнесешь настоящее заклинание? Оно подействует? - жадно спросила я.
   -- Понятия не имею, - растерянно посмотрел на меня вампир.
   -- Не хочешь попробовать?
   -- Сейчас?
   -- Почему нет? Неужели самому неинтересно?
   -- Ну, кто знает, как это сработает, - опасливо возразил Даррен.
   --А мы что-нибудь легонькое попробуем. Максимум снесет пару елок, - легкомысленно пожала я плечами. - Ну, попробуй! Все равно, если тебя этому не обучали, многого у тебя не выйдет!
   -- Да знаю я... - в его глазах любопытство боролось со здравым смыслом. Как интересно, у меня такого уже не наблюдается! Здравый смысл уже давненько ушел в отшельники и на глаза любопытству даже не попадается. - Ладно. Что мне попробовать?
   Я задумалась.
   Что-нибудь бы простенькое... погода точно не подойдет, для телекинеза нужна хорошая концентрация, а вот зажечь небольшой световой пульсар можно...
  
   Он сидел на земле, чуть приподняв руку ладонью вверх, лицо отображало сосредоточенность, глаза были закрыты.
   Вдруг я поняла, что у Даррена выйдет. Я внезапно ощутила в нем эту Силу. И теперь сидела, заворожено глядя на вампира, чье лицо казалось каменным. Хотя никакого движения воздуха не было, его волосами будто играл ветер.
   Как и говорила моя старая магичка...
   Даррен открыл глаза, вспыхнувшие серебряными искрами, и одними лишь губами прошептал заклинание, выученное парой минут раньше.
   -- Orra`i tah shee.
   Несмотря на то, что он лишь шептал, я ощутила Силу в каждом его слове. Обычно новички всегда пытались высказать заклинание громко, четко, словно рапорт, и это далеко не всегда срабатывало. Бывалый маг не станет зря повышать голос.
   С приоткрытым от восторга ртом я наблюдала, как в ладони вампира в добровольном изгнании загорается маленький серебряный светлячок.
   -- У тебя вышло... - изумленно выговорила я. Мы с одинаковым трепетом уставились на огонек.
   -- Невозможно, - выдохнул Даррен.
   -- С ума сойти! - я опрокинулась на землю, продолжая следить за светлячком, мирно распространяющим свое мягкое свечение из руки Даррена. - Я научила вампира магии...
   -- Это в каком смысле? - недоверчиво взглянул на меня Даррен.
   -- Это во всех смыслах!
   -- Хочешь сказать, я способный? - довольно усмехнулся вампир.
   -- Ты не просто способный! Ты прирожденный маг, если, конечно, не... Ты точно сегодня в первый раз это делал?
   -- Сомневаешься?
   -- Не знаю... - выдохнула я. - Я столько про тебя узнала за последнее время...
   Даррен стиснул кулак, и огонек исчез.
   -- Лана, - твердо произнес он. - Я просто сказал тебе правду.
   -- Значит, когда у меня болело плечо, ты применил Дар?
   -- Да.
   -- Хм, - улыбнулась я, - а я тогда понять не могла никак, что же ты сделал.
   После недолгого молчания Даррен растянулся на траве возле меня, бездумно глядя в ночное небо.
   -- Знаешь, что меня удивляет?
   -- Что?
   -- Ты ну ни капельки не похож на благородного лорда!
   -- Это стоило мне многих месяцев тренировок! - рассмеялся вампир.
   -- Хотя... кажется, я начинаю понимать, откуда твоя заносчивость и самоуверенность!
   -- В таком случае позволь предположить, что ты стала бы великолепной светской львицей!
   Я почти с удовольствием набросилась на хитрого выскочку, протягивая руки к его шее.
   -- Вы дадите мне спокойной поспать?!
   Мы, не ожидавшие еще чьих-то претензий и позабывшие о наших спутниках, недоуменно замерли на месте, глядя на раздраженную Марту.
   -- Твое высочество, кончай доставать Лану, и ложитесь-ка оба спать!
   Я соображала медленно, но очень четко. К тому времени, когда я пришла к окончательному выводу о несправедливости в мире, Марта уже снова мирно дрыхла в сторонке.
   Я с патетичным презрением взглянула на члена королевской вампирьей семьи и с достоинством пошла уединяться на другой стороне опушки.
   Надо же, Марта, оказывается, все знала... А я как всегда узнаю все последней.
   На самом деле сердилась я почти не всерьез. Просто слишком уж редко мне выпадает стоящий повод подоставать вампира (обычно это он меня достает). К тому же, это была маленькая месть. Я более чем уверена, что долго мне скучать в одиночестве не грозит.
   И я оказалась права.
   Когда Даррен подполз ко мне, я была готова "простить" его.
   -- Ты же на меня не злишься, правда?
   -- Нет.
   -- А если я попрошу прощения?
   -- И что изменится? - скептически приподняла бровь я, глядя над нависшего надо мной Даррена.
   -- Ты узнаешь о моих благородных порывах!
   -- Это с каких же пор извинения стали признаком благородства?!
   -- Ла-ана!
   -- Ладно. Валяй!
   -- Прости!
   И?...
   -- И все?
   -- А что, надо еще?
   -- Я сражена наповал вашим благородством, - хмыкнула я. - А вообще - брысь отседова! Ты мне звезды загораживаешь!
   Даррен послушно очистил мне горизонт и улегся рядом, предусмотрительно постелив плащ. Я моментально "вспомнила", что сама лежу на травушке, сразу ощутила спиной все ветки, камни и прочие прелести природы и, согласившись с народной мудростью, что наглость - второе счастье, пихнула вампира в бок:
   -- Подвигайся!
   Умостившись под боком у Даррена, я, наконец, успокоилась.
   Слишком много всего... да и спать осталось недолго...
   -- Даррен, а Леис опасен? - зевнула я.
   -- Да... - это я услышала уже сквозь сон, в который безвозвратно проваливалась. - Но тебя я ему не отдам.
   Я хотела спросить еще кое-что, но не успела: я отключилась.
  
  ГЛАВА 6
   Село Вишенки встретило нас с распростертыми объятиями.
   Надо сказать, что селом оно все-таки было не обычным. Дело в том, что ровно половина территории поселения ушла на особняки состоятельных людей. Невидимая черта разделяла трудяг, простых добротных селян с их незатейливыми домиками и особ с титулами, огромными поместьями, кучей родственников и прислуги. Хорошо то или нет, я принадлежала ко вторым...
   Мой отец за заслуги перед королем получил титул герцога, эти нехилые хоромы и еще кучу разных подарков. Тему самих заслуг, за которые король не поскупился так отблагодарить вассала, тщательно прятали от моих детских ушек долгое время. А потом эта проблема отпала сама собой - я потянулась к магии, и больше меня ничего не интересовало.
   Марта была из семьи победнее, однако поместье ее семьи находилось недалеко от нашего. Мы дружили с детства. Наши матери дружно решили, что детям необходим свежий воздух, поэтому росли мы, в основном, тут, в то время как наши отцы часто отсутствовали дома, находясь под крылышком у короля.
   Вот так мы сдружились, вместе бегали по чужим огородам воровать яблоки и вместе подались учиться волшбе. Наставница сперва не слишком горела желанием учить двух свалившихся на голову девчонок. Хворями она не страдала и приобретением головной боли посредством разгребания хлопот с нами не горела. Наконец, покоренная нашей настойчивостью и ребяческим бесстрашием, магичка согласилась проверить нас на наличие Силы. К ее несчастью и нашей безумной радости, таковая обнаружилась в изрядном количестве. Мы с Мартой оказались достойными ученицами и проявили себя с лучшей стороны. Таланты нам достались по-своему разные: Наставница одобряла мою сноровку, смекалку, умение применить магию в нужном месте в нужное время, а в моей подруге видела высокий потенциал, достаточно большое количество Силы. Правда, Марта часто была рассеяна и потому получала подзатыльники чаще меня. Но упрямства у нее было не занимать, поэтому начальное образование мы обе получили успешно. Чтобы учиться дальше, нужно было ехать в город, если мы действительно хотели связать свою жизнь с магией навсегда. Там нас Судьба ненадолго разлучила: в Лицее Всеобщих Наук и Искусств факультет Магических Знаний определил нас в разные группы с двумя абсолютно разными Учителями. Благословение на то нам родители, поохав, все-таки дали, и мы спокойно завершили наше образование через 6 лет. Став квалифицированными магами в 22 года, имея дипломы, подтверждающие нашу специальность и уровень владения магией, нами обеими было решено зарабатывать на жизнь в качестве наемниц, путешествуя городами и весями Тарии...
   Но вернемся к Вишенкам.
   -- Итак, на повестке дня вопрос: куда селить мужскую часть нашей компании? - заявила мне Марта по дороге в родное гнездышко.
   Мужская часть переглянулась и заинтересованно навострила уши в нашу сторону. Поймав мой вопросительный взгляд, подруга продолжила:
   -- На основе сложившейся ситуации есть предложение поселить Даррена к тебе, а Августа - ко мне.
   Упомянутые довольно хмыкнули и продолжили разглядывать облака.
   -- Есть другие предложения?
   -- Нет, - выдохнула я.
   -- Ла-ан, слушай, подскажи, что мне родителям наговорить?
   -- Ну... - я взглянула на Марту, - скажи, что приехала ненадолго, с другом, на пару деньков, на неделю - максимум. Разве они что-то будут иметь против?
   -- Ты же знаешь, что поднимется у меня дома, если я заявлюсь ни с того ни с сего "пожить на недельку" с малознакомым молодым вампиром, - скривилась та и добавила чуть потише: - Ему в зубы даже смотреть не будут. Проснусь замужем...
   Со стороны мужской части раздался не то хрип, не то сдавленный всхлип.
   -- А ты что будешь говорить своим?
   -- Скажу как есть, - я пожала плечами, - познакомлю, представлю старым хорошим знакомым... могу сказать, что мы вместе учились. Вряд ли с меня потребуют немедленных доказательств. Скажу, что мы с тобой ненадолго заглянули домой и скоро снова уедем...
   -- Ясно...
   -- М-м, представь его каким-нибудь лордом-графом, и все дела! Родовитому парню предки вряд ли откажут, - подмигнула я.
   -- Еще лучше, - Марта рассмеялась. - Ну уж нет! Остановимся на дружеских отношениях! И так наши матушки обменяются новостями уже через пару часов...
   -- И не говори! - я развеселилась. - Сначала подумают, что мы с женихами, а узнают, что нет... лекций мы с тобой не оберемся!
   -- Главное - это вовремя слинять!
   -- Точно! И не забудь своего братца предупредить!
   -- О да! Он мне не простит утаенной интриги!
   -- Послушайте-ка, - торжественно начал Август. Он выглядел довольным и просветленным, - у меня возникла потрясающая идея! А давайте вы действительно представите нас своими женихами!
   Я поперхнулась воздухом, представив себя и Даррена перед отцом: "Папочка, познакомься - это мой жених! Не волнуйся, он вампир, но не кусается! И еще кое-что, можно мы не будем венчаться в церкви? У Даррена аллергия на кресты! И очень желательно, найти в доме хоть одну не серебряную ложку!..." Интересно, эксперимент с ушами и приданным повториться в третий раз?
   -- Август, пожалуйста, не нервируй, - Марта глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.
   Мой "жених" смерил меня ехидным взглядом, но смолчал.
   -- Вот так всегда, - проворчал Август, - вы подавляете во мне тягу к самостоятельности и индивидуальности! Эй! Я вам говорю!... Даррен, почему ты молчишь?!... Эй, подождите меня!!...
  
   Итак, в Вишенки мы въехали ближе к вечеру. Без приключений достигнув поворота, где нашей команде пришлось разделиться, мы с Дарреном не спеша направили лошадей к моему дому. В последние минуты я решила немножко прояснить ситуацию.
   -- Даррен, послушай... к сожалению, зная характер моих родителей, я могу смело говорить, что дома из-за моего приезда начнется настоящая суматоха. Если ты не против, давай попадем внутрь не через парадный вход, а через черный, лады?
   -- Хорошо, - удивленно пожал плечами тот. - Странно, что ты так к этому относишься... Все-таки дом, родное гнездо...
   -- Да нет, я-то как раз отношусь нормально, а вот мамаша моя - слишком предвзято...
   -- Лана?! ЛАНА!!! Вернулась!!! Нэн, отпусти меня сейчас же! Моя блудная дочь вернула-а-ась!!... - немедля донесся до моего слуха знакомый голос... настолько знакомый, что по привычке захотелось слинять куда подальше от греха!
   И даже спрятаться некуда! Я влипла.
   -- Даррен, - грустно позвала я.
   -- Да?
   -- Можешь забыть о том, что я тебе сказала только что... Не выйдет.
   Что ж, поотвыкнув от домашней атмосферы, я стойко выдержала испытание обниманиями, восхищениями и слезами. Сначала я от души улыбалась и делала вид, что рада выше крыши... но потом матушка заметила рядом со мной Даррена и потребовала немедля представить моего спутника. Вот тут я запаниковала.
   Я только что поняла, что знаю только первое имя вампира!...
   -- Даррен Са`Ивелл, - пришел на помощь мне тот, слезая с лошади и галантно склоняя голову в знак приветствия.
   Пресветлые апостолы, что это... вежливая улыбка, сияющие добротой глаза, строгая манера держаться... Вампир проявлял истинные чудеса этикета. Элегантный даже в дорожном костюме, галантный, он умудрился в одну улыбку вложить и радость знакомства, и нежелание беспокоить, и бесконечную благодарность, и...
   У меня бы так не вышло.
   Я подобрала мысленно отвалившуюся челюсть (если бы не свидетели - проделала бы то же самое и в реальности).
   -- Здравствуйте, - расцвела моя мать.
   -- Мам, - я почти тактично отпихнула вампира с горизонта, - мы приехали ненадолго. Даррен поживет это время у нас, и у тебя еще будет шанс познакомиться с ним поближе.
   Вампир, пользуясь тем, что внимание моей матери временно снова принадлежало мне, скорчил гримасу уныния. Но стоило ей развернуться обратно к нему, как Даррен снова лучился доброжелательностью и изысканностью манер. Я показала ему язык и довольно скрестила руки на груди.
   Не одной мне мучиться!
   -- Конечно-конечно! Пойдемте скорее в дом! Лана, как же я счастлива, что ты вернулась! Ты расскажешь мне о нашем госте, верно? - шепнула она так, чтобы слышала только я, но, судя по ухмылке, которой Даррен незаметно меня одарил...
   Это будет долгий день...
  
   Я в изнеможении упала на кровать.
   В данный момент больше всего на свете мне хотелось две вещи: выть, как вампир, и спать, как... как вампир.
   В голове роились мысли о пережитых минутах.
   Но - все по порядку...
   Сначала нам дали все же два часа, чтобы отдохнуть с дороги, привести себя в порядок, разместиться в комнатах... и я начала, было, надеяться, что все позади. Оставалось только дождаться приезда отца, который вскоре должен был вернуться с охоты, и представить ему Даррена. Как-то в голову вдруг забрела мысля о том, что мамаша просила (читай: не отвяжется...) рассказать ей о нем. А что я могла рассказать? Что он вампир? Что он спас мне жизнь? Что на нас теперь изредка устраивают облавы? Что он находится в добровольном изгнании и является одним из наследников трона Эрлора?
   Тогда можно смело вязать петлю, спокойная жизнь мне не грозит...
   Ну, ладно... допустим, что я все-таки выдумала достаточно правдоподобную версию о том, откуда Даррен свалился на мою голову. А что дальше-то?
   Что дальше, я не представляла совершенно, потому уповала на удачу и то, что из дому мы будем смываться почаще, да и дольше недели тут вряд ли засидимся...
   На данный момент я уныло красовалась перед зеркалом в одном из платьев.
   Раньше в моем шкафу имелись четыре брючных костюма специально на тот случай, чтобы я могла приехать и ходить дома так, как заблагорассудится, а не томиться в длинных неудобных платьях. А сейчас мой гардероб напоминал один из городских бутиков, в котором любят проводить время все столичные модницы и моя матушка... все такое приторное, с бантиками, рюшечками, кукольное до тошноты, купленное в попытке сделать меня похожей на девушку! Жуть какая...
   Кипя негодованием, я снова кисло взглянула на свое отражение. Светло-желтое платье... не могу сказать, что нахожусь в восторге от своего отражения, но подобрать ничего лучше пока не удалось.
   -- Госпожа Эллана?... - в комнату заглянула горничная.
   -- Нана, - взмолилась я, - пожалуйста, помоги мне с этим всем разобраться! И бога ради, скажи, кто, кто убрал мои брючные костюмы?!
   -- Ваша матушка, - осторожно ответила девушка.
   Действительно, кто б еще!
   -- Позвольте мне немного поправить ваш наряд... - осторожно улыбнулась Нана.
   Я позволила. А что мне еще оставалось делать? Я уже сто лет не одевалась "как подобает"... Для начала Нана заменила желтое платье на нежно-голубое. Я отметила, что оно было легче предыдущего, и решила полностью доверить свой внешний вид рукам служанки.
   В конце концов, я снова стояла перед зеркалом и удивленно пялилась на свое отражение. Благодаря Нане, я вспомнила, какого цвета были мои глаза - голубые, почти синие, и цвет платья выгодно подчеркивал их. Сейчас же я обратила внимание и на само платье. Хоть и длинное, но изумительно легкое, с открытыми руками и грудью, выгодно подчеркивающее мою довольно тонкую талию... короче, я была неожиданно довольна. Светлые волосы уложились в аккуратную корзинку, а красивый золотой кулон нежно сверкал на шее. Я поблагодарила горничную и, последний раз оглянувшись на зеркало, неуверенно вышла из комнаты.
   Начать с того, что первый раз я чувствовала себя чужой в собственном доме. Кто ни попадался мне на глаза - в основном прислуга - норовили упасть, споткнуться, закашляться и тому подобное, не говоря уж об изумленных взглядах, коими меня сполна наградили. Все верно, последний раз меня здесь видели в платье, когда я еще не умела толком выражать свои мысли. Правда, один раз, не прибегая к нормальной речи, я все же выразила свою мысль предельно ясно. Как сейчас помню, стянув крохотное платье, кое на меня натянула матушка, я совершенно однозначно выразила свое отношение к нему, творчески выпачкав его в грязи из горшка с каким-то диким кактусом... Вот теперь на меня каждый и смотрел как на шута в поповской рясе. Вроде и не распознаешь, что шут, а только как-то непривычно.
   Спустившись вниз, я налетела прямиком на Даррена. Тот облачился в камзол, и теперь ну никак не ассоциировался с вампиром-бродягой! Вымытый и свежий после дороги, облаченный в свежую парадную одежду... Сверкающие, черные, как смоль волосы спадали на плечи, зеленый камзол с серебряными запонками оттенял цвет его глаз - цвет моря, серо-зеленый. Кружевные манжеты и воротник, высокие сапоги до колен с чуть позванивающими кольцами-застежками...
   Пока я с приоткрытым ртом рассматривала Даррена, тот отвечал взаимностью, ошарашено изучая то, что пару часов назад было вредной ведьмой, ничуть не похожей на приличную леди из высшего общества. В общем-то, вредной ведьмой оно так и осталось, но поверить в это стало явно труднее.
   -- Лана?! - приятный бас вывел нас обоих из ступора.
   Отец быстрым шагом пересек гостиную и, к моему изумлению, крепко прижал меня к себе.
   -- Ты вернулась!
   -- Да, пап, - я улыбнулась, сомкнув у него на спине руки. - Я ненадолго, проездом.
   Что говорить, моей матери повезло просто сказочно с мужем, а мне - с отцом. Отец был и остался высоким красавцем, закаленным боем и жизнью. Он был до сих пор выше меня почти на голову; когда я была маленькой девочкой - я представляла принца на белом коне исключительно как своего отца. Может, поэтому детство и прошло так безоблачно - в уверенности, что прекрасный принц всегда придет и спасет, если что? А спасать приходилось частенько: то с забора достать, то с дерева словить, то по пальцам дать и объяснить, что большой добрый песик рычит, не потому что хочет познакомиться... Что говорить - шишки я набивала с завидным упорством, и милый папаша успевал далеко не всегда схватить дочурку за ускользающую от него пятку...
   От отца пахло лесом.
   -- И кого сегодня завалили? - поинтересовалась я.
   -- Кабана, - широко улыбнулся тот. - Роланд его еле заколол, большая тварь попалась... - тут его взгляд внимательно прошелся по моему наряду, и отец удивленно приподнял бровь. Я закатила глаза и поспешила сменить тему.
   -- Пап, позволь тебе отрекомендовать, - я сцедила улыбку в кулак, - моего бывшего одноклассника и замечательного друга, - Даррен, услышав, что о нем наконец-то вспомнили (он уже минут десять ненавязчиво дергал меня за подол, делая вид, что увлечен разглядыванием сувениров в огромном стеклянном шкафу), подошел чуть ближе, склонил голову в знак приветствия, - Даррен Са`Ивелл. Даррен, это мой отец...
   -- Просто Орин, - протянул ладонь для рукопожатия тот.
   Вампир с вежливой улыбкой пожал руку моему отцу, но что-то меня в этом рукопожатии смутило, хоть я и не поняла, что именно...
   -- Рад знакомству с вами, Орин, - произнес он.
   Отец улыбнулся в ответ.
   -- Я так понимаю, вы остаетесь у нас на время, пока моя блудная дочь не соскучится по трактам и вурдалакам? - я сглотнула. - Мы очень рады принимать такого гостя как вы!
   Я почти кожей чувствовала его интерес к "гостю".
   Ну, естественно! Дочь, презирающая юбки и платья, после длительного отсутствия встречает отца при параде, как на выданье, да еще и не в одиночку. Любой уважающий себя родитель заподозрит неладное.
   К моему счастью, отец поспешил откланяться - до ужина оставалось около часа, а после охоты он выглядел не слишком презентабельно. Любезно попрощавшись до ужина, он оставил нас с вампиром наедине. Я не сразу заметила, что тот потирает руку. Украдкой взглянув в его сторону, я тупо уставилась на алый ожог на его ладони.
   На ладони, которую пожал отец. Не поняла?...
   -- Даррен? Как это вышло?...
   -- У него был перстень, какая-то смесь заговоренного серебра с адамантом, - пробурчал тот, пряча руку в карман. - Не мог же я одернуть руку!
   -- Вот черт, - пробормотала я. И тут же заинтересованно вопросила: - А разве серебро опасно для тебя?
   -- Ты что, сказок не читала? - усмехнулся тот.
   -- Сказки сочиняются, а у тебя абсолютно невыдуманный ожог, - заметила я.
   -- Верно, - кивнул вампир, - заговоренное серебро для меня что раскаленная сталь. Будь его процент немного больше в перстне твоего отца, вы бы услышали запах паленого мяса, а я сам недолго бы красовался с клеймом на ладони.
   -- Недолго?
   -- Все равно заживет через пару часов, - пожал плечами он.
   -- Вот как, - задумчиво произнесла я и тут же улыбнулась: - Значит, мои услуги по врачеванию не требуются?
   -- Бросаешь друга со смертельной раной?
   Я не позволила такому обвинению обрести основание, и, буркнув что-то под нос, коснулась его ладони, шепча заклинание. Ожог испарился на глазах, словно кто-то одернул с руки вампира красноватую пленку. Смертельно раненый довольно ухмыльнулся.
   -- Премного благодарен!
   -- Всегда пожалуйста, - ухмыльнулась я.
   Мы неспешным шагом прошлись в сад. Солнце медленно катилось к горизонту, но магические (моя работа!) фонари не давали деревьям утонуть в сумерках. Заросли роз и жасмина сопровождали широкие дорожки. Свежий запах надвигающейся ночи и цветов приятно кружил голову, мы неспешно шагали рядом, наслаждаясь сумерками. Я подумала и сняла туфли. Каблуки и острый носок успели вызвать забытую к ним ненависть, и теперь я с удовольствием ощущала босыми ступнями гладкий камень. Даррен смотрел на меня почти с завистью - детали мужской одежды не давали ему такой привилегии, а новые сапоги, видно, также не отличались сказочным удобством.
   Но в следующий миг я благополучно запуталась в платье и раздраженно зарычала. Даррен не выдержал и рассмеялся.
   -- Ты не представляешь, как я мечтаю поскорее отсюда выбраться, - тихо простонала я. - Или хотя бы из этого дурацкого платья, будь оно неладно!
   -- Не могу понять, - все также улыбчиво признался вампир, - что тебя так раздражает? Здесь тебя любят и всегда ждут. Почему ты так хочешь отсюда вырваться? Не съедят же тебя тут.
   -- Нет, Даррен, - вдохнула я. - Не съедят. Меня лишь морально освежуют, затем отправят на званый ужин, а уж оттуда - прямиком под венец! И не говори мне, что они просто заботятся обо мне, я прекрасно это понимаю. Но так как с этим рвением моей матери я не могу справиться, я пытаюсь ненадолго задерживаться дома. Я взрослая ведьма, и могу сама решать, когда, куда и зачем идти! А наряжать меня, как куклу, в платья - не позволю!... что... что ты смеешься?!
   -- Нет-нет, ничего, продолжай! - широко улыбнулся тот.
   Я насупилась и демонстративно развернулась к нему спиной.
   -- Прости, - покаялся он, - уж очень ты комично выглядишь, размахивая туфлями и рассуждая, как... - тут он опять хрюкнул от смеха, - как взрослая ведьма...
   -- Побывал бы ты на моем месте, - буркнула я.
   Даррен заметно смутился, зато я неожиданно развеселилась, представив мою мать, пытающуюся натянуть платье на отчаянно сопротивляющегося вампира, а потом - толпу женихов, прямо из кожи вон лезущих, чтобы угодить высокой широкоплечей невесте...
   -- Увы, бывал, - выдохнул Даррен, сразу привлекая мое внимание. - Правда, дело закончилось довольно быстро, и больше ко мне ни одна невеста не подходила на расстояние пушечного выстрела.
   -- Что же такого ты мог сделать, - поразилась я, - если девицы начали шарахаться от жениха королевского рода?!
   -- Угадай, - поддел меня вампир, задорно ухмыляясь.
   -- Вел себя неприличным образом?
   -- Загадал загадку, и никто не отгадал?
   -- Сделал вид, что разорился?
   -- Публично опозорился?
   -- Притворился, что уже выбрал невесту?
   -- На самом деле, - признался тот спустя минут двадцать, когда моя фантазия иссякла, - обо мне ходит слава примерно такая же, как в этой стране про печально известного Аэтермуса.
   Аэтермус был местным сказочным персонажем. Негативным. И если нужно было обвинить кого-то в злоключениях всяких Иванов-дураков, Василис-Премудрых и так далее, то все шишки сыпались на него.
   Я выпучила глаза.
   -- У тебя есть трон из человечьих костей?!
   -- Да ну тебя! Я не увлекаюсь подобными элементами декора!
   -- Тогда о чем?
   -- У меня невесты пропадали, - загадочно улыбнулся Даррен.
   -- То есть как это?
   -- Как у того - жены. И никто их больше никогда не видел.
   -- Что ты с ними сделал?!
   -- Да ничего я не делал, - отмахнулся вампир, - договорился со знакомыми, и девушки из низшего света на несколько дней становились дамами из высшего общества. А потом они возвращались к своей обычной жизни, в то время как по двору пускалась весть о пропавшей невесте. Настоящие невесты быстро сориентировались, что быть ближе к трону можно и другими способами, и я стал абсолютно свободным вампиром!
   -- Может, мне так тоже сделать? - задумчиво протянула я. - Ведьма Черная Вдова. Звучит, а?
   Даррен аж поперхнулся воздухом, по-видимому, представив меня в длинных черных одеждах и с белыми губами, светлыми волосами, спускающейся по парадной лестнице и хищным взглядом обводящей дрожащих жертв... то есть женихов.
   -- Нет, знаешь, я настаиваю на своих авторских правах, - сказал он.
   А затем был ужин...
   Мы с Дарреном, напустив на себя самые дружелюбные улыбки (вампир прятал клыки, а я - желание слинять куда подальше), сдержанно выдали "историю знакомства", все шло замечательно, пока отец не задал простой вопрос, ответ на который придумать я не подумала.
   -- Так куда сейчас вы направляетесь?
   Пытаясь не выдать замешательства, я подняла глаза на отца, а потом встретилась взглядом с Дарреном. Вампир с интересом ожидал продолжения "байки". Увидев же мою беспомощность, он абсолютно спокойно ответил вместо меня:
   -- Мы направляемся в Торавель.
   И что же мы там забыли? - мысленно поинтересовалась я.
   -- Едем к старому приятелю - он давненько зазывает в гости, а так как по счастливому стечению обстоятельств у нас обоих нет особо важных дел, мы решили, что неплохо бы нанести дружеский визит бывшему однокурснику, да и повидать сам город - думаю, вы не меньше наслышаны о его красоте, - однако, как изящно соврал! И куда, и зачем, и почему так далеко...
   -- Торавель, конечно, - улыбнулся отец. - Изумительной красоты город, слухи нисколько не преувеличивают, что бы вы ни слышали о нем!
   -- Лана, - вклинилась в разговор моя матушка, - а что же Марта? Вы же, кажется, приехали вместе, не так ли? Да и Аннета сказала, что ее дочь заявилась домой не одна...
   Вот сплетница! За пару часов выведала все!
   -- Все верно, - осторожно кивнула я. - Мы приехали вчетвером, а парня, приехавшего с ней вместе, зовут Августом.
   -- Он мой хороший друг, - поддакнул Даррен, - за него могу поручиться, он порядочный... человек.
   Я словила на себе хитрый взгляд отца. Неужели...
   -- И надолго вы у нас остановились? - полюбопытствовала матушка.
   -- На неделю! - кажется, не стоило отвечать так быстро. Отец точно что-то заподозрил, а тут еще и я...
   -- Так мало! Как тебе не стыдно, видишь родителей раз в год, и месяца погостить не хочешь...
   -- Ма-ам...
   -- Знаю, знаю! Но ты могла бы отдохнуть от работы ведьмой!
   -- Ладно, - я начинала выходить из себя, - и что мне тогда здесь делать?!
   -- Ну, например, Аннета или же Тиринэль утраивают потрясающие вечера! Ты могла бы проводить время в обществе замечательных людей...
   -- Нет! - устало отрезала я. Даррен с интересом наблюдал за нашей небольшой семейной сценой. Как мне это все надоело! А-а, заберите меня отсюда!!...
  
   -- Лана?
   Я стояла на балконе. Легкий ветер, казалось, что-то нашептывал, но я не разбирала слов, вечерние небеса хмурились, утро обещало быть дождливым.
   Я обернулась на голос отца, подошедшего сзади и вставшего за мной.
   -- Да?
   -- Как ты, дочка?
   -- Все хорошо, пап, - улыбнулась я.
   Некоторое время мы стояли молча, наслаждаясь ночными ароматами и тишиной.
   -- Надеюсь, ты понимаешь, что я ни слову вашему не поверил? - тепло в его голосе вызвало у меня облегчение. С отцом мне всегда было легче говорить...
   -- Конечно.
   -- Ты не расскажешь мне?
   -- Не сегодня, пап. Я еще сама не во всем разобралась. Я не уверена...
   -- Лана, скажи мне только одно: ты уверенна в...
   -- В Даррене? Да.
   -- Но...
   -- Это не обсуждается. Он мой друг, - непререкаемым голосом заявила я.
   Отец только покачал головой, не став меня разубеждать.
   -- Не разочаруйся только. И я не только о дружбе.
   -- Он мне только друг, - покачала головой я.
   Он улыбнулся.
   -- Еще не вечер, - усмехнулся отец.
   -- Эй! - воскликнула я, но тот только рассмеялся и, чмокнув меня в макушку, ушел прочь.
   Бросив последний взгляд в ночную темень, я вздохнула и отправилась к себе.
   И вот, лежу у себя в комнате, перевариваю сегодняшний денек, пытаюсь уснуть.
   Не выходит.
   Что-то не давало покоя, какие-то глупые мысли постоянно лезли в голову. Интересно, как там Марта с Августом? Надо будет завтра обязательно узнать и вволю позлорадствовать. Наверняка и родители Марты тоже отличились своеобразными выходками...
   В дверь тихо постучали. Неожиданный звук здорово напугал меня, и я ругнулась. Ну и кого там черти носят?! Кому еще не спится? Кого мучают муки совести за содеянное?...
   -- Лана, впусти, это я!
   Даррен?
   Ох, ну, все по закону жанра, могла бы и сама догадаться...
   -- Ну и что тебе не спится, горе чесночное? Кошмары мучают? Комары перед сном впечатлениями делятся? - участливо поинтересовалась я, пропуская вампира в комнату.
   -- Ты чего? - удивился тот.
   -- Ничего, просто устала, извини... Так что случилось?
   -- Да служанка ваша! Полночи в двери ломится! - возмутился вампир. - Улыбнуться ей, что ли?!
   -- Улыбаться не стоит, проблемы будут, - предупредила я.
   -- А к тебе она ломиться не станет? - Даррен опасливо взглянул на дверь.
   -- Ко мне не станет, не волнуйся, - усмехнулась я. - Оставайся, если хочешь. Только утром, пораньше, не забудь вернуться к себе. Иначе обзаведешься парочкой десятков лишних родственников со стороны невесты!
   -- Искренне надеюсь, до таких крайностей не дойдет!... - закашлялся тот.
   -- Вот-вот, и я в ближайшем будущем свадьбы не планирую - ее втиснуть некуда, все по минутам расписано! То у Леиса приспичит во сне привидеться, то наемники толпами из кустов бегут, будто тут медом помазано, то... то у вампиров вредность повышается!...
   -- Ах, вредность повышается!...
   Через некоторое время, когда нам надоело подметать и без того чистый пол в моей комнате в тщетной попытке достать друг друга и придушить, мы пришли к единогласному выводу - есть хочется! Пробираться сквозь спящий дом в ночных нарядах нам не улыбалось, поэтому я создала маленький портал, который должен был открыться как раз в погребе, и наобум просунула руку в надежде ухватить что-то вкусное и существенное. В итоге у нас были: палка сырокопченой колбасы - одна штука, огурец малосольный - полбанки, бутылка вина белого - две штуки, небольшая головка сыра - четверть штуки и невесть как очутившийся в нашем погребе ананас - одна штука. Не хватало только хлеба... Но когда я проделала подобную штуку с буфетом, мои пальцы нащупали не только свежий батон, но и чью-то изящную ручку. Из портала донесся короткий визг, поэтому, чтобы не пугать и так впечатлительную воришку, я сперла батон и закрыла портал.
   Через еще четверть часа мы были сытые и почти довольные жизнью. Потом пришел черед вина...
   Еще через два часа мы, веселые и уверенные, что жизнь - это самое лучшее, что у нас есть, даже несмотря на то, что в данный момент нам некому это сообщить, и, если надо (а еще как надо!) - доказать, завалились спать.
   Даррен, правда, успел мне подать здравую мысль вернуть продукты на место. Я махнула рукой, и последствия нашего позднего ужина исчезли. Очень надеюсь, что я "попала" ими в погреб...
   Кстати, завалились спать - в прямом смысле слова. Так как я в темноте не вижу, в отличие от вампира, я зацепилась за ногу Даррена, когда хотела присесть на кровать, и, как следствие, мы оба упали на мягкие подушки. Похихикав в свое удовольствие над казусом, мы удобненько умостились на широкой кровати, и, наконец, сон принял нас в свои объятия.
   ...Утром меня разбудил шум дождя, однако я долго свыкалась с мыслью о пробуждении. Когда же я открыла глаза, сна не осталось ни в одном из них. Голова почти не гудела, но я все равно шепнула пару слов для устранения похмелья. Вампир безмятежно посапывал, прижав меня к себе, словно любимую игрушку, и зарывшись лицом в мои волосы. Мне было тепло и уютно, а потому вставать я не торопилась. Все знают, утренние минуты - самые сладкие, сколь долго бы они не тянулись...
   Однако все когда-нибудь заканчивается. В том числе и хорошее.
   -- Ты восхитительно пахнешь... - раздалось возле уха.
   -- Что?! - удивилась я. Подлизываться?! Ко мне?!
   Затем я вспомнила, с кем лежу, и вскочила на ноги, как ошпаренная.
   -- Мерзкий вампир, да что ты себе надумал?!
   -- Ну, почему сразу "мерзкий"? - поморщился Даррен. - Это был почти комплемент...
   -- Это с какой точки зрения? С гастрономической? - хмуро поинтересовалась я, едва сдерживаясь, чтобы не засветить любителю глупых шуточек боевым пульсаром 4-ой степени.
   -- С моей! - невозмутимо ответил тот.
   -- БРЫСЬ ИЗ МОЕЙ КОМНАТЫ!!!
  
  ГЛАВА 7
   Итак, день как начался, так и продолжился.
   Стоило мне спуститься вниз к завтраку, как меня тут же окружила прислуга. Шумя и что-то наперебой доказывая, две служанки, горничная и сторож пытались мне что-то втолковать, но хором у них это получалось не слишком... точнее, у них это совсем не получалось. Я разобрала только "зашугали и - фьють! - к се в щелку!", "а я по им ка-ак сковорёдкой - и нетути!" и "бесь клятая, и чародеев дом не жалует!", а потому в конец запуталась.
   -- Стоп! - подняла руки я. - По порядку! Кто кого зашугал, что здесь происходит?!
   Вперед на полшага вышел сторож.
   -- Ну дык энтот! Полтыргейстыр!
   Я, конечно, не поверила. Интуиция профессиональной ведьмы подсказывала: "И правильно сделала...".
   -- Вы уверены?
   В ответе и даже формулировке я не сомневалась. Люди, не имеющие при жизни отношения к магобразованию, знают от силы двух-трех представителей нелюдей и парочку пришельцев из загробного мира.
   -- А кто ж еще-т как не он! Прывиды - они ж поканючат, а люду простому ничаво дурного не сделают! А эть погань во как зашугала! - влезла служанка. Женщине было на вид лет 35, сама она была полной и, скорее всего, служила экономкой. Эх, давненько меня дома не было... Куда делась прежняя Велия? Добрая и уступчивая, всегда мне потакала.
   Еще две девушки - Нана и Ариса - были немного напуганы, но глаза их блестели любопытством. Я так подозревала, что "полтергейста" они в глаза не видели, но сбежались на крики экономки. А та, думаю, красочно живописала страшного монстра...
   -- Ну дык, того, иду я, значится, под вечерок, - начала рассказывать она, - в погреб, думаю, зайду, подывлюсь, все ль на месте, а там - гляжу - Ритька стоить, - она указала на сторожа, - и чуть ли за голову не хватается! Сперли! - кричить. Харчи сперли! И вина хозяйского! И как сперли! Нет, чтоб, значится, как все нормальные люди, зайти и ограбить по-приличному, неть! Высунулася прям из воздуху лапища, поболе моей буде, и - хвать все одним махом, говорить! Я ажно присела! Ну, думали, ежели что, то потом и вам сообщим - кто ж знает, нечисть эту... я ж еще и не поверила, думаю - как ить можт быть такое... Ать потом еще какие страсти начались! Тем же вечерком меня мамка ваша позвали, приказали принести им булочки сдобной и чайку. Любят они вкуснятинку, на ночь глядя... Ну дык, я того... налила чайку, только в буфет, пытаюсь булочку нашарить, а меня ка-а-к хвать за руку! Я перешугалась так, что только мракобес знает, как жива осталась! А потом гляжу - булочка моя, то бишь мамки вашей, на месте... А БАТОНА-ТО НЕМА!! -победно возопила экономка, будто это она батон сперла, а не полтергейст. - А я ж его сама клала, свежий, тепленькой еще! А снова сперли! Я уж думаю, все, как только вас, душеньку встречу, попрошу уж сердечно!... но и это еще не все! - зловеще предупредила она, пока я раздумывала - смеяться мне или плакать. Совесть с чувством юмора спорили долго, а служанка все продолжала, и голос ее принимал все более и более зловещий оттенок...
   -- Как ночью глубокой по нужде встала, шла я спокойно, вот вам крест - никого не трогала - туда и обратно сбегать хотела! И тут на меня ка-а-ак свалились недоедки!!!... Ух, мать моя, земля тебе пухом! Я снова-таки перешугалась, чуть язык со страху не проглотила! Оклемалась маленько, поглядела вверх - с потолка упасть не могли, потом гляжу - ба-тю-шки-све-ты-ы! А там - и батон мой надгрызаный, и колбаска пропавшая, и огурцов три штуки осталось, и фрукт еще один заморский - батюшка ваш привез недавно - надгрызенный! Думаю - точно! Полтыргейстыр энто!...
   Дальше меня слезно умоляли избавить отчий дом от напастей твари. Я подумала и выклянчила свои старые костюмы, взамен пообещала после завтрака провести ритуал "по изгнанию страшного полтергейста". Ну не на голодный же желудок бороться с Неуспокоенным призраком?! Правильно, не на голодный...
   Надо рассказать Даррену, то-то он хохотать будет!
   Это же надо было на пьяную голову так довести бедных людей! Одно хорошо: хоть у экономки психика устойчивая...
  
   -- Это просто немыслимо!!!
   Вот уже два часа как Марта бегала по моей комнате взад-вперед, заламывала руки, а я едва успевала убирать с ее пути предметы декора и меблировки, дабы моя разгневанная подруга не обратила все в пепел. Август в это время сидел где-то с Дарреном, прячась от вышеупомянутой особы. Причины были... правда, своеобразные.
   -- Ты можешь себе представить?! Он представился моим женихом!!!
   Могу. Причем абсолютно спокойно. Зная Августа, его привычки подшучивать над Мартой и его осведомленность в моей версии про "старого хорошего одноклассника", вполне в его духе было бы напакостить Марте.
   -- Да как он мог такое сказать?!
   -- Вообще не представляю!- важно поддакнула я. Марта в гневе - лучше во всем с ней соглашаться...
   -- Да как я после этого не превратила его жабу?!
   -- А лучше в квакшу!
   -- Сидел бы себе на болоте - пожалуйста! Сколько угодно невест! Но как он мог такое сказать моим родителям?!...
   -- Да!!!
   Кажется, последнее прозвучало как-то совсем уж фальшиво и неестественно. Яростно сверкнув глазами и взмахнув длинной темной косой, Марта демонстративно уселась ко мне спиной, скрестив руки на груди и вскинув подбородок.
   Я вздохнула, прикинула шансы на продолжение своего существования и подсела ближе, осторожно коснувшись плеча разобиженной на весь мир ведьмы.
   Что бы со мной делали в таком случае?
   По правде говоря, бежали бы подальше и молились, как бы их не зацепило...
   -- Марта... Ну, Ма-арт!... я согласна, что последняя шуточка Августа не отличалась особым... остроумием. С другой стороны, в этом есть определенно и светлые стороны!
   -- Да? - скептически хмыкнула та. - Это какие же?
   -- Ну, например, меньше подозрений на тебя - почему ты путешествуешь в компании с малознакомым мужчиной. Во-вторых, пока вы изображаете из себя парочку, твои родители не станут подыскивать тебе женишков со стороны! И в-третьих...я думала, он тебе нравится... Разве не так?
   Марта подозрительно притихла. Я выжидала - если я попала в яблочко, то буря стихнет... если же нет, меня сметет ее новым порывом.
   -- Так, - наконец раздраженно махнула рукой Марта. Я облегченно выдохнула.
   -- Тогда в чем дело?
   -- Я не хочу заму-у-уж!!!
   -- Да никто тебя не выдает! Успокойся!
   -- Ты так уверена?! Да мои родители в ближайшие две недели обыграют мою свадьбу!!! Это они в обычное время тихие и спокойные, а как у меня женишок появился, так они такую бурную деятельность развели, что только прятаться успевай! А братец - так тот только хихикает. Догадался, проныра, что Август - никакой мне не жених...
   -- А ты с ним поговорить пробовала?
   -- Да сто раз! Сказал, что родителям ничего не скажет, а только, заноза, сидит и радуется...
   -- Кто? - не поняла я.
   -- Брат... а ты про кого?
   -- Я про вампира.
   -- А о чем мне с ним говорить? Ты же не...
   -- А что? Что такого в том, чтобы просто сесть и спокойно поговорить? Я уверена, что он все поймет! Не дурак же он в самом деле!
   -- Лана, - вкрадчиво начала Марта, хитро щурясь, - а ты с Дарреном говорила спокойно?
   -- А причем тут Даррен? - искренне удивилась я.
   Я тупо пялилась на ухмыляющуюся подругу, пока до меня не дошло, что она имела ввиду.
   -- Ты что... решила, будто я влюбилась?!
   Я?! В Даррена?!
   Я глубоко вдохнула и мысленно сосчитала до десяти.
   Так недолго и сдвиг заработать. Хотя что-то мне подсказывает, что на моей стадии поехать крышей еще больше - задача трудновыполнимая... с другой стороны, ничего! Нужно будет - справимся!
   -- Будешь отрицать?
   -- Конечно!
   -- Тогда кто же он тебе?
   -- Друг!
   Хотя нет, он мне не друг... он что-то большее... кто-то роднее... но не предмет же обожания!
   -- Ну да! - хмыкнула та в ответ и хитро ухмыльнулась. - Давай поспорим!
   -- На что?
   -- Если до конца нашего путешествия у вас с Дарреном разовьются отношения ближе, чем дружеские, то ты... возвращаешься со мной сюда и на протяжении месяца ведешь себя послушной дочуркой!
   -- Что ты имеешь в виду? - я смутно догадывалась, но так не хотелось в это верить...
   -- Надеваешь платья, закалываешь волосы, ходишь на вечера! Не волнуйся, я буду ходить с тобой! - садистка, однако...
   -- Идет! - кивнула я. - Но если этого не происходит и до того момента с Августом все еще будет неясно, ты идешь и говоришь с вампиром начистоту!
   -- С каким именно вампиром?
   -- Не притворяйся! С Августом, конечно!
   -- Идет!
   Мы закрепили спор рукопожатием.
   Но пришлось возвращаться к сути разговора. Марта ни в какую не хотела мириться с тем, что наболтал ее родителям Август. Но, увы, ничего поделать она тоже не могла, а потому лишь наотрез отказалась спускаться со мной вниз, где в моей гостиной весело коротали время вампиры, и выскочила прямо в окно. Я завистливо посмотрела вслед... Марте со шмотками морочиться не прошлось, она давно уже приучила домашних к своим вкусам. Мои же костюмы все еще не были найдены, а дорожный - медленно сох на заднем дворе. Памятуя свой печальный опыт с просушкой вещей, я решила не рисковать и дать одежде высохнуть самостоятельно...
   На пути к Августу и Даррену (а точнее - шагах в пятнадцати от них за углом) я была вынуждена остановиться, ибо фраза, долетевшая до меня, вызвала ступор, а потом - раздражение.
   -- Ну и что тебе помешало записаться в женихи Ланы? Я тебя не понимаю, Даррен. У тебя было столько возможностей!...
   -- Ерунда, - хмыкнул в ответ тот. - Думаю, в таком случае меня бы выметали отсюда в буквальном смысле - в савке и веником...
   -- Ну, конечно, она бы сначала злилась...
   -- Ага! - снова с иронией поддакнул вампир. - Марта тоже злиться! Только Марта пыталась испепелить тебя взглядом, а с Ланы станется проделать это с помощью пары пассов.
   -- Она неплохо справляется, не так ли?
   -- Да уж... как для своего возраста опыта у нее хватает. Ты же видел, она пока еще ни разу не ошиблась. Да и действует всегда уверенно. Мой отец был бы в восторге от нее!
   -- То-то же! Так почему бы тебе не... - загорелся Август.
   В этот момент я выразительно прокашлялась. Две пары глаз нашли источник неожиданного звука, а найдя - совершили попытку сбежать на лоб... не знаю, что за выражение было на моем лице, но, видимо, вампирам оно не слишком понравилось. На их лицах явно проступало желание поскорее откланяться. Желательно, через окно... и можно без прощания...
   -- Благодарю за высокую оценку моего профессионализма.
   Все. Я злая.
   Однако, вопреки ожиданиям вампиров, ни грома, ни молний на их головы не обрушилось. Я, адресовав им многообещающий (от самых страшных мук Ада и даже больше...) взгляд, развернулась и потопала в сад. Однако дойти туда мне не дали. Экономка, завидев своего "чародея на дому", цапнула меня за руку и потащила проводить "экзоцимызмы ужасного полтыргейстра". Что делать... я провела... посовестила невидимому призраку (чтоб одумался и встал на путь истинный), поугрожала (чтоб больше не совался), потрясла кулаками (вдруг испугается?...), прочитала заклинание изгнания (на самом деле заговорила дом от призраков и поблагодарила домовых) и с чувством выполненного долга все-таки смылась, куда хотела.
   Казалось бы, на улице июль, жара и зной, но в нашем саду царило только три поры: весна, когда все цветет и зеленеет (и спеет... ничего не знаю! Я собираю яблоки и вишни полгода!), осень, когда деревья убираются в красное золото, и зима, когда все живое спит. Сначала домашние только морщили лбы, не понимая, зачем все это, но потом смирились и даже вошли во вкус. В этом доме все поголовно любили вишню, я не могла разорваться между нею и яблоками, а их тут тоже хватало.
   В саду благоухали розы, магнолии, лилии и... ромашки. Настоящие полевые ромашки! Магия привлекла сначала несколько белых головок, а потом среди деревьев разрослось целое белое царство, волнующееся при ветерке. Среди них, словно капли крови, алели яблоки и вишни, дозревшие и упавшие от собственного веса. Я с удовольствием валялась на траве в самой запущенной и дальней части сада, полностью скрываясь в ромашках и задумчиво жуя хвостик от вишенки.
   Желая спрятаться от всего мира, я оглянулась, никто ли меня не увидел, и, убедившись в отсутствии свидетелей, имевших возможность выдать мое местонахождение, поскорее опустилась в траву.
   Надо мной ярким шатром раскинулось небо. Огромное, синее, с яркими белыми клочками облаков. Такое свободное...
   Ветер наклонил ромашки, и цветы смешно пощекотали мое лицо. Как хорошо! Я щелкнула пальцами, и мне на ладонь опустилась ветка вишен, а темно-красные шарики послушно соскочили мне в руку. Отправив несколько вишенок по назначению, я задумалась.
   Давно не было так спокойно... Все же, как бы я не отпиралась сюда ехать, что бы ни говорила, а мне хорошо здесь. Знать, что здесь тебя любят и ждут. Конечно, я была бы не против, чтобы любовь некоторых была несколько менее активного характера, но такая мелочь не испортит мне замечательного настроения. Даррен оказался прав. Просто высказал то, что я боялась подумать, вслух, вот оно и вызвало у меня такое внутреннее противоречие. Я неожиданно подумала, что была бы не прочь посидеть под вишнями с Дарреном. Он бы тоже ощутил сладкое спокойствие этого места, возможно, держал бы меня за руку, вдыхал аромат вишен и ромашек и смотрел на небо. Он бы понимал меня, как всегда. Вампир... хм! Подумаешь. Сейчас я не замечала никаких отличительных черт между человеком и вампиром. Если исключить чисто физиологические отличия, то он был таким же, как и я...
   Занимательное времяпровождение было нагло прервано небольшой огненной сферой, прилетевшей откуда-то из-за забора. Автоматическим движением я погасила пламя водой. И только потом вспомнила, что это означает...
   -- НИК!!!
   Я бросилась к забору. За ним стоял парень с ярко-рыжими кудрявыми волосами, в которых, подобно серебристой змейке, вилась тонкая белоснежная прядь, седая.
   -- ЛАНА!!! Ты вернулась!!...
  
   Я быстро перепрыгнула забор и восторженно повисла на шее у Ника.
   -- Господи, я не могу поверить, что ты тут!
   -- Я тоже! Как же я давно тебя не видела!
   -- Это невероятно!...
   Я с удовольствием прижалась к груди друга.
   С Ником мы с Мартой познакомились у Наставницы, он был ее помощником, и часто присутствовал у нас на занятиях. Я так давно его не видела, что он казался лишь воспоминанием, а то и сном, но теперь, живой и настоящий, Ник стоял передо мной и улыбался во весь рот.
   Он знал, что я часто сижу недалеко от забора в саду, а потому уверенно бросал мне как сигнал огненную сферу. Я сначала возмущалась, но потом привыкла, и это стало традицией. Вода и огонь. Рыжий, быстрый, огненный, Ник был весь какой-то живой, вертлявый, шустрый.
   -- Как же я соскучился!
   -- Да! Я тоже! Ужасно!
   Смешное, счастливое детское воспоминание. При виде него я не могла не улыбаться. Прядь волос съехала ему на лицо, и в глаза бросилась серебряная полосочка...
   Когда-то ее там не было. Но будучи мальчиком, Ник испытал серьезное физическое и магическое истощение, когда сунулся в пентаграмму, спасая щенка, по случайности попавшего туда. Магия лопнула мыльным пузырем, но последствия оказались не слишком оптимистичными. Ник полмесяца валялся в кровати, восстанавливая силы, а щенок погиб сразу же. С тех пор седая прядка в его волосах напоминает ему о том, что заведомо гиблое дело редко стоит чего-то... По крайней мере, тогда мало кто оценил его геройство.
   -- Ты мне расскажешь? Расскажешь все? - допытывался тем временем Ник.
   -- Что тебе рассказать? - со смехом отвела я его ладонь, так и норовящую взлохматить мою шевелюру и превратить мой и без того потрепанный вид в абсолютно недопустимый для приличного общества.
   -- Абсолютно все! С того времени как вы с Мартой уехали! Кстати, а она тоже в деревне?!
   -- Да, - кивнула я, - мы приехали вместе!
   -- Я хочу услышать все! Все с того момента, как вы уехали!
   -- Пальнешь в меня, когда станет неинтересно! - улыбнулась я.
   Я снова обняла старого друга детства. Как же я рада его видеть!...
   -- Я... - я осеклась под пристальным взглядом Даррена. Вампир стоял возле окна в своих комнатах и смотрел на нас. Его взгляд был каким-то задумчивым, оценивающим и... обиженным?!
   Спустя мгновение Даррен отошел от окна. Мне тут же захотелось оторваться от Ника и пойти выяснить, что случилось, но я сама себя остановила.
   Вот еще! Даррен, между прочим, еще виноват передо мной, и обижаться должен уж никак не он. Так что, ради самонадеянного вампира я должна сказать старому другу, которого не видела больше 6 лет: "Прости, я сейчас узнаю, что этому вампиру взбрело в голову, и вернусь"? ага, щаз!
   "А может, стоит?..."
   Это глупо. Кроме того, ничто не мешает мне выяснить все позже, раз уж на то пошло.
   Если бы у моего второго "я" была голова, оно бы ею покачало. А так оно лишь мысленно вздохнуло, и снова притихло.
   -- НИ-ИК!!
   Марта свалилась на наши головы чуть ли не в буквальном смысле, едва не повалив на землю.
   Ник... Я не ошибусь, если скажу, что именно он показал нам, что такое свобода. Та настоящая свобода, к которой мы так стремились, и которую просто не могли найти, находясь под постоянным присмотром родных. 12-летний мальчишка, каким мы его узнали, открыл для нас настоящий мир за стенами родных домов. И понимал наши стремления... Многое в то время мы воспринимали одинаково. И сейчас казалось, что даже спустя 6 лет, ничего не изменилось. Конечно, еще рано об этом рассуждать, но внешне... да и то, что он по старой доброй привычке запустил через забор огненной сферой... мне показалось, что я вернулась в детство. И это было здорово! Рыжий, неуемный, дерзкий мальчишка, как же я за тобой соскучилась!...
   В душе неуверенно точилась мысль, которая, я знала, не даст мне покоя, когда я останусь наедине сама с собой. Даррен... обиделся?
   -- Эй, Лана! Ты снова витаешь в облаках? Тебя ничто не изменит!... Эй!... Ау!... Марта, с ней все в порядке? - озабоченно поинтересовался Ник, наблюдая мой транс.
   -- Не обращай внимания, у нее теперь часто такое!
   -- А это безопасно? Слушай, она же вроде на Практиков собиралась!
   -- Ну так, она и закончила! Факультет практической магии!
   -- А чего она тогда в нирване? Это же обычно всякие предсказатели, провидцы и пифии в транс спадают, и не... не выпадают.
   -- Ник, не обращай внимания, говорю тебе. Она немножко того...
   -- Кто немножко того? - заинтересованно раздался один оч-чень знакомый голос. Вы думали - мой? Напрасно, напрасно, я существо - тихое, мирное, задумчивое, на пакости без причины не способное...
   Даррен со спокойной дружелюбной улыбкой подошел к нашей скромной компании. Если бы на тот момент я была в состоянии уронить челюсть, то искала бы я ее долго. Но так как я онемела от удивления и все еще находилась "в трансе", то внешне никакой реакции на появление вампира на моем лице не отразилось (на лице! Руки реалистично изобразили акт удушения).
   -- Да вот эта... - кивнула на меня Марта. Спасибо, дорогая подруга, я в тебе не сомневалась.
   -- А... ну тогда ясно. Даррен, - Даррен протянул для знакомства руку, улыбнулся еще шире, и я поспешила исправить ситуацию, выпав из "нирваны".
   -- А это Ник. Друг нашего тяжелого детства!
   -- Я слышал, ты путешествуешь с Мартой и Ланой? И с вами еще один парень? - вежливо спросил Ник, подмигивая Марте, от чего та гневно сверкнула глазами.
   -- Да, я и Август. Эти две красавицы свалились на наши головы, и снять их оттуда мы уже не смогли, пришлось брать с собой! - парни неожиданно дружно рассмеялись, пока мы с Мартой переваривали обвинение.
   Кроме того, как он узнал, с кем мы приехали?
   -- Ник, ты что, уже справки навел?
   -- Да ну тебя! Какие справки! Хельга сама - ходячее справочное бюро!
   -- Выходит, она знает, что мы приехали...
   -- Конечно!
   -- Значит... - значит, она знает, что я приехала к ней. Наставница...
  
   Сказать, что следующие часы мы с Мартой слаженно дулись на наших мужчин, значит, не сказать ничего. Абсолютно. Значит, вы - совершенно ничего не поняли, и вообще мимо проползали...
   Мы с Мартой - тихо сатанели, придумывая про себя самые изысканные и жестокие способы мести для наших общих друзей. Даже для друзей детства.
   Дело в том, что Даррен и Август (который вдруг оказался где-то неподалеку... ага, вдруг. Зуб даю - сидел где-то и все слушал!...) нашли Ника не таким уж плохим парнем! И в данный момент вся троица весело болтала у меня в гостиной. Мы с Мартой гордо удалились на кухню и свирепо хомячили бутерброды, которые вампиры имели наглость "заказать" нам. Это было нашей местью N1.
   Месть N2, N3 и т.д. мы еще не придумали, хотя усердно старались.
   По крайней мере, у меня был еще один счет к оплате для Даррена. Кажется, кое-кто обещал не доставать меня на протяжении недели пять дней назад! Насколько известно мне, неделя - состоит из семи дней. А значит, условия договора нарушены, и я - категорически обижена на него. Вот! Пусть мучается...
   Совесть хотела было вставить свое робкое "Но ведь...", но потом обреченно махнула рукой на все это и снова забилась в свой отдаленный уголок - наблюдать всю картину со стороны, ибо поучаствовать, видимо, не удастся.
   Марта сидела так тихо, что на первый неопытный взгляд вам могло бы показаться, что все в порядке, девушка просто немного устала... Но на мой многострадальный взгляд профессионала по настроениям подруги я могла сказать совершенно уверенно: не подходи - убьет... и не факт, что только того, кто подойдет.
   Наставница. Выходит, Хельга уже знала, что мы вернулись, и наверняка ждала.
   Зачем я вернулась домой, потащив за собой всю компанию, если знала, сколько мелких проблем и досад принесет наше возвращение?
   Пусть Наставница и преподала нам только основы магии, в своем деле она толк знает. Только она по большей части знахарка. Гадалка, прорицательница, ведьма, целительница, травница, пифия... пусть Хельга знает боевые заклинания, очень неплохо владеет ими, но это - не ее специальность. Наставница в какой-то мере принадлежит миру Стихий и Случая. Петь с ветром, танцевать с водой и огнем, шептаться с землей, отличать случайность от неизбежности, видеть разницу между возможностью и видимостью выбора. Она мудра, ей известно то, что может быть сокрыто от меня или Марты. Возможно, это могло быть моей прихотью - вернуться сюда ради вопроса. Но если Наставница знает и ждет нашего визита, значит, мы не зря приехали. И если колкости и пакости от вампиров и родных - это единственная цена, которую мы заплатим за знание, то я ни минуты не пожалею об этом...
   -- Эй...ну, что с тобой?
   -- Что?...
   Я рассеянно взглянула в зеленые глаза Ника.
   -- А ты откуда здесь взялся? - удивилась я.
   -- Это как раз легко - я уже минут пять, как пытаюсь обратить на себя твое внимание. И вот, первые результаты на лицо... а вот почему у тебя ноль реакции было до этого, для меня остается загадкой.
   -- Ник...
   Я бросила быстрый взгляд на Марту. Она стояла к нам спиной, выглядывая за окно, где вяло собирались серые тучи.
   -- Ник... нам нужно к Хельге.
   Парень также бегло взглянул на девушку. Марта не оборачивалась на наш разговор, просто предоставляя мне возможность договориться.
   -- Что-то случилось? - серьезно спросил Ник.
   -- Нет. И я надеюсь, что не случится ничего. Но нам нужно поговорить.
   -- Хорошо. Я зайду завтра...
   -- Почему не сегодня?
   -- Хельга сказала, сегодня будет дождь, - улыбнулся парень, и внезапно вспыхнувшая молния вырвала из пламени его волос серебряную прядь. - Я приду завтра...
  
   Как оказалось, до завтра нужно было еще дожить...
   Внезапно испортившаяся погода за окном разрушила все мои планы относительно сегодняшнего вечера. И именно - я намеревалась получить все ответы уже сегодня. И дело не в самом дожде... а в том, что такое дождь для Наставницы. Это - одна из стихий, и Хельга не пропустит возможности поговорить. Я лично пошла бы и в дождь, даже скорее с большим удовольствием. Но сегодня мы бы все равно ничего не добились - Хельга чтит своих учителей.
   Нередко случалось, что магичка выгоняла нас взашей в дни, подобные этому. Или же у дверей небольшого домишки нас ждал веселый рыжеволосый мальчуган. И тогда мы пропадали на целый день, развлекаясь где-то в лесу, практикуясь в шалостях. Магия дарила нам удивительные забавы за порогом дома Хельги, и мы просто наслаждались перерывами.
   За окном громыхнуло, и серое небо осветила яркая молния, вырывая из сумрака силуэты деревьев в саду. Что-то звало меня выйти под этот дождь, но на меня нашла лень и какая-то вялая апатия. Ничего не хотелось. Разве что сидеть вот так у себя в комнате, укутавшись в теплый мягкий плед, и смотреть за окно, думать... думать было о чем.
   Прежде всего, я должна была навести порядок у себя в голове, чтобы завтра задать более менее определенные вопросы. Потому что я хотела знать все и сразу, но вопросы сумбурно толкались в моем сознании, словно толпа на рынке, где каждый хотел быть первым...и всеми этими вопросами руководствовалась одна очень хрупкая, шаткая интуиция. Просто если она окажется права, то выйдет, что мы вообще и я в отдельности вляпались по самое не балуйся. Каркать не хотелось, но лучше быть перестраховщицей, чем потом разводить руками...
   Очередная молния осветила комнату. Мой взгляд упал на тень возле кровати - чехол с гитарой. Я так давно не играла...
   Я успела только подумать, а инструмент уже оказался в моих руках, пальцы легко провели по струнам, прошлись по колкам, исправили звучание...
   ... под звуки старинной пылкой сарабанды я окунулась в воспоминания...
  
   -- Что? опять?! - слаженно возмутились мы с Мартой. Уже которое утро мы вставали ни свет ни заря, а все без толку!... магичка заперлась в своей халабуде и, кажется, совершенно забыла о нас с подругой. Она что, совсем не собирается больше заниматься с нами?!
   Смешной паренек с тонкой белесой прядкой в рыжих, как сам огонь, волосах беспомощно развел руками. Ливень насквозь промочил его тонкую льняную рубашку, но Ник этого будто не замечал. Куда больше его внимание занимали мы с Мартой.
   -- А ты не знаешь, сколько еще дней будет идти дождь?
   -- Не знаю, я думаю, еще дня два...
   -- Точно?
   -- Ну, Хельга говорила, что если тучи плывут за солнцем, и на востоке не видно просвета... - начал вспоминать горе-подмастерье, - то дождь будет идти еще два дня...
   Мы все, сощурившись, синхронно посмотрели на восток, где тучи были чернее грязи под ногами.
   -- Ясно... - пробормотала Марта, - в ближайшее время толку не будет. Ну и что теперь будем делать?
   -- В лес! - предложила я.
   -- Опять лесовиков запугивать? Надоело!
   -- А ты что, уже на нежить заглядываешься? - скептически хмыкнули мы с подругой.
   -- Ну, предположим, на упыря еще рановато, но вот на тинника вполне можно!
   -- Какой тинник! - засмеялись мы. - У нас же болот в лесу нет!
   -- Ну тогда... зомби!
   -- А зомби - это вообще не лесная нежить! Это подчиненное некромантом мертвое существо! И где ты его тут найдешь?
   -- Ну... - отчаялся Ник, - ну ... хоть на кладбище пойдемте! Может, там какой-то дух взбунтовался, а мы его ка-ак шуганем!... или сами вызовем...
   -- Сами вызовем и сами же шуганем? А ты знаешь, как нас потом Наставница шуганет?!
   Ник заметно приуныл.
   А дождь все так же лил, словно вознамерился утопить небольшую деревню и лес вокруг.
   Так толком ничего не решив, мы вместе сотворили небольшой полог от дождя, решив, что мокнуть - это, конечно, здорово и весело, но заболеть не хотелось никому, и не спеша зашагали в сторону леса.
   Недалеко, минутах в пятнадцати ходьбы по извилистым лесным дорожкам, находилось наше собственное сооружение - домик на дереве. Магия, руки и детская тяга к приключениям сделали свое дело, и теперь у нас было Убежище, как мы поименовали этот дом. Просто потому, что мы туда - убегали. От всего: от дома, от друзей, от Наставницы. В него мы могли пустить только друг друга, не больше, чем пускали в собственные души. Секретов друг от друга у нас не было, а потому побыть одному - часто означало для нас побыть в Убежище, там, где ничто тебя не потревожит и не заденет. Мы не задевали друг друга, и потому впускали.
   В Убежище всегда было четыре спальных мешка, банка с орехами, которую мы каждые полгода меняли, несколько оберегов от диких животных и нечисти, травы... несколько книг, в основном, все по магии, плащ от дождя, свечи, ножик, немного посуды... мелочи, привычные в быту. Если мы сбегали и не хотели возвращаться хотя бы некоторое время, мы шли сюда. Сначала родители были категорически против. Нику повезло, Наставница отпускала его, если он не был ей срочно нужен, а вот нам с Мартой... Мои родители так и не смирились с тем, что их дочь ночует в лесу(!), в какой-то халабуде(!!), да еще и в компании с подругой и неизвестным мальчишкой(!!!). Когда мне надоело это, я не нашла ничего лучше, чем сказать, что остаюсь ночевать у Марты. Благо, об этом узнала мама моей подруги, а не мои родители. Сначала нас отчитали, а потом... пообещали не выдавать.
   Сейчас мы дружно шагали по мокрой земле, пачкая и промачивая ноги, в наше Убежище. Мы всегда так делали, если не могли придумать, чем бы заняться.
   Интересно, что говорит дождь Хельге? О чем можно говорить с дождем? Что может быть общего у человека и ливня? Это так странно... даже не верилось в такую возможность: говорить со стихией. Я просто не понимала.
   Никто из нас не понимал. Ник, которому Наставница что-то все же объяснила, пытался нам повторить ее слова, но наверняка напутал что-то, и ничего ясно нам не стало. Оставалось нам лишь теряться в догадках о том, что могло означать "разговор с дождем"...
   Когда мы добрались до Убежища с промокшими ногами и свежеподхваченным насморком, домик стоял на месте и покорно ждал, пока мы заберемся внутрь.
   Как и полагается порядочным ученикам мага, мы важно сняли заклятие для непрошеных гостей. Хельга долго хохотала, когда мы пришли с просьбой обучить нас заклинанию, однако отвадить не сумела. Формула оказалась простенькой, но нас распирало от важности осознания, что мы пользуемся "взрослой" магией.
   Сняли полог непромокаемости, зашли внутрь, зажгли своих любимых "светлячков" и облегченно переглянулись. Мы дома...
  
  ГЛАВА 8
   Стук в дверь перебил воспоминания и мелодию.
   Я очнулась, словно ото сна. Игра так увлекла меня, что пальцы и подсознание абсолютно самостоятельно плели собственную музыку, и сейчас я чувствовала небольшую усталость в руках. Струны все еще тихо звенели, прерванные посреди произведения; за окном все так же лил дождь, вспышки молний освещали мою комнату... Стук повторился, и Даррен, осторожно приоткрыв дверь, заглянул ко мне. Я нахмурилась.
   Что за вампир?... он даст мне на него хоть день пообижаться или как?! Даже неинтересно как-то...
   -- К тебе можно?
   -- Что случилось? Вампир испугался молний? - язвительно поинтересовалась я. - Или гроза разбудила его совесть?
   -- М-м, будем считать, второе.
   -- Ох, как неожиданно!... В таком случае ничем не могу помочь!
   -- Совсем?
   -- Абсолютно!
   -- И даже извинения не помогут?
   -- Я, кажется, говорила уже как-то, что извинения благородства не добавляют!
   -- Но Лана...
   -- Хватит, не держишь слово - твои проблемы! - что-то я разошлась.
   -- Но ведь, послушай, я хочу все объяснить!
   -- Не хочу слышать никаких объяснений.
   -- Значит, не хочешь?
   -- Нет ни малейшего желания!
   -- Просто поверить не могу, что из-за такой глупости ты так завелась!
   -- А придется!
   -- И замечательно!
   -- Прекрасно!
   -- Изумительно!
   -- Превосходно!...
   Мы замолчали, прожигая друг друга далеко не самыми дружелюбными взглядами. Господи, поссориться из-за такой ерунды... идиотка.
   Я с удивлением осознала, что негатив вышел, оставив вместо себя какое-то недоумение. Даррен внимательно наблюдал за мной.
   Я вспомнила его взгляд сегодня днем, когда вампир видел меня с Ником, и поняла, что сейчас он смотрит все так же. Точно так же. Немного обиженно, немного удивленно, с легким оттенком горечи. Молнии, пронзающие седые небеса за окном, осветили его лицо, делая его похожим на застывшую мраморную маску, на которой живыми оставались только глаза, ожидающие исхода этой глупой ссоры.
   Я устало опустила глаза.
   -- Извини... что-то со мной не так... веду себя, как капризный ребенок.
   Он только вздохнул. Мне бы его терпение... чтобы понимать и не осуждать...
   -- Кто-то еще недавно называл себя взрослой ведьмой, - напомнил он, заходя в комнату, садясь рядом и ненавязчиво обнимая одной рукой.
   -- Взрослая ведьма, - пробормотала я, - встретилась с детскими воспоминаниями и вернулась в них...
   -- Надолго?
   -- Много ли надо, чтобы вспомнить, - усмехнулась я. Даррен улыбнулся, отложил мою гитару в сторону и крепко меня обнял.
   -- Иногда нужно время, чтобы вспомнить все и заново понять, заново пережить.
   -- Да, но...
   -- Лана. Колись, что ты задумала.
   От неожиданности я не сразу нашлась, что сказать.
   -- Не надо быть великим сыщиком, чтобы понять, что мы здесь не просто так. Насколько я понимаю, ты хочешь встретиться со своей Наставницей. Насколько мне известно, она первая обучила вас с Мартой основам магии. Но если бы тебе нужно было узнать что-то из области боевой, бытовой, любой другой популярной магии, было бы логичнее заехать к твоему Учителю из Школы. И мне непонятно: что такого может знать обыкновенная деревенская знахарка, и почему тебе не сидится на месте расспросить ее об этом?
   Ну вот... теперь или обидится, или всерьез обеспокоится, сделает неправильные выводы и насовершает кучу ошибок, или... или все из меня вытрясет.
   -- Лана. Тебе лучше все мне рассказать.
   Рассказать.
   Что, вот так вот взять и вывалить на тебя все тревоги и подозрения? А может, будет лучше, если я сама сначала во всем разберусь? Я даже просто вслух не произношу того, что может случиться, как все может обернуться для нас, чтобы не накликать на наши головы. Ты хочешь все знать? Иногда неведение куда лучше осведомленности. Быть спокойным и уверенным, что все хорошо, ничего не знать, ради своего же блага, чем плохо?... а что, если все окажется моей глупой фантазией, бредом сумасшедшего, что тогда? Что ты будешь думать обо мне? Хотя... это, наверное, уже не так важно... для тебя...
   -- Лана? Тебе угрожает опасность?... Не молчи, черт возьми!!
   -- Пока нет, - рассеянно отозвалась я.
   -- Пока?... Что-то произошло, о чем я не знаю? - насторожился Даррен.
   -- Нет! - поспешно заверила его я. - Я же говорю, пока что все в порядке!
   -- Тогда в чем дело?
   Что с тобой делать...
   -- Даррен... это пока только догадки. Я для того и приехала, чтобы убедиться, что это всего лишь выдумки. Я очень на это надеюсь. Это... предчувствие какое-то, полный бред, но... не волнуйся, пока что все хорошо, - я попыталась улыбнуться, но очередная вспышка молнии превратила улыбку в усталую гримасу.
   -- Но я же вижу, тебе тяжело...
   -- Завтра, все завтра. Завтра у меня будут ответы.
   -- Точно?
   -- Конечно.
   Даррен тяжело вздохнул, неохотно смиряясь с моим непререкаемым решением, и прижал меня к себе.
   -- Но завтра ты мне все расскажешь.
   -- А куда я денусь...
   -- И то правда...
  
   Дождь шел всю ночь. Даррен снова остался у меня, бессовестно уснув на моей кровати. Да я как бы не против, не подумайте... но вот задача: вовремя его разбудить наиболее гуманным способом и вытолкать в собственную комнату, так как если его увидят выходящим из моей спальни, моя и без того нескучная жизнь в этом доме превратится в самый натуральный Ад.
   Пока что вампир сладко посапывал у меня на подушке, слегка касаясь пальцами моей руки.
   Я вспомнила сегодняшний спор с Мартой и усмехнулась про себя. Забавно... а что если бы... да нет, глупости. Я с Дарреном... Подумать только!... Такое могло прийти в голову только Марте. Хотя...
   Я оглянулась на Даррена, и улыбнулась. В моей голове даже промелькнула преступная мысль...
   Но прежде чем я позволила ей обрести основание и утверждение, я отключилась.
   Раскаленный воздух обжег мне горло, и я с ужасом поняла, что здесь уже была...
   -- Да, была... и так быстро ушла...
   Леис, так, кажется...
   -- Я смотрю, тебя уже просветили? Замечательно. Не кто иной, как отступник, верно? Я всегда говорил, что родственники в живых - лишние проблемы себе же на голову.
   Я уже давно поняла, что не могу говорить здесь, - песок и горячий воздух разрывали легкие, даже просто дышать здесь было нестерпимо больно. Но двигаться на этот раз я могла. Я оглянулась, но вокруг никого не было. Все было, как в прошлый раз, только теперь сам Леис не удосужился показаться.
   -- Уж не сердись, дорогая, я не слишком люблю, когда на меня смотрят... здесь... благодаря твоему дружку.
   Верно, это ведь Даррен оставил шрам у тебя на лице...
   Мне показалось, что меня ударили хлыстом по спине. От боли я упала на колени, не в силах ни закричать, ни заплакать. Я могла только терпеть.
   -- Будь добра, не произноси при мне его имени. Ты же не хочешь покалечиться? Нужно быть более осторожной...
   Что тебе нужно?...
   -- Я мог бы просить тебя снова не вмешиваться. Как тебе это?
   Не вмешиваться во что?! Я ничего не сделала!
   -- Конечно! Ты не сделала ничего. А ведь мы не так договаривались...
   Договаривались? О чем ты?! Я не знаю тебя!
   Снова удар хлыстом. Я упала на землю, чувствуя, как горит рассеченная кожа.
   -- Аллана...Так дело не пойдет. У нас был уговор.
   Уговор...
   -- Я надеюсь, тебе не надо напоминать, в чем заключается твоя часть?
   -- Лана!
  
   -- Аллана... - в голосе Леиса звучала фальшивая укоризна и явное наслаждение, - очень некрасиво не придерживаться условия заключенной сделки.
  
   -- Лана, очнись, ради Бога!!
  
   -- Ладно, на сегодня с тебя хватит. Возвращайся ...
   Впервые в жизни я по-настоящему пожелала чьей-то смерти.
   Я услышала его смех, а потом вернулась...
  
   В следующее мгновение я лежала у себя в комнате, вся в слезах, с облегчением понимая, что кошмар закончился.
   Мне казалось, что я все еще чувствую песок в легких, и от этого хотелось кашлять. Однако прокашляться мешала странная боль в спине... Черт возьми, что происходит?!
   -- Что с тобой? Ты в порядке?
   Вместо ответа из глаз покатились слезы, и я только старалась спокойнее всхлипывать, чтобы не сотрясать спину.
   -- Лана, что случилось?!
   Я перевела взгляд на Даррена. Он нависал надо мной, пытаясь привести в чувство.
   -- Леис... - прошептала я одними губами.
   В глазах Даррена отразилась ненависть, такая лютая, что я притихла, на меня снова накатил ужас, будто сон продолжался. Но затем ненависть сменила боль. Даррен хотел обнять меня, но...
   -- Нет!
   Недоуменный взгляд.
   -- Спина...
   -- Что он сделал? - хрипло спросил Даррен. Я не ответила. - Позволь... я аккуратно... я сниму боль, но придется немного потерпеть...
   Я закрыла глаза и кивнула. В принципе, боль я и сама снимать умею... но сейчас я просто не в состоянии.
   Даррен взял меня за плечи и осторожно, как только мог, перевернул животом вниз. Я охнула от боли и зажмурилась.
   Я понимала, что сейчас на спине у меня два глубоких длинных следа от хлыста. Странно, что Леис пожаловал вновь так скоро, прошла ведь только одна ночь. Кроме того, он назвал меня Алланой...
   Мое полное имя - Эллана, что почти одно и то же. Откуда он мог знать его? О какой сделке он говорил?
   -- Даррен, черт бы тебя побрал!!! Больно же!!! - хрипло воскликнула я.
   -- Прости, по-другому не вышло бы! - покаялся он, откладывая в сторону кусок окровавленной ткани ровным прямоугольником. Моя рубашка!... рррррррррр...
   Зато в следующий миг боли не стало. Я хотела было встать, но Даррен уперся ладонями в мои плечи, вдавливая меня в кровать.
   -- Эй! - возмутилась я.
   -- Лана, позволь тебе напомнить, что я не вылечил раны, а лишь обезболил. У тебя кровотечение, не сильное, но есть. Тебе назвать еще причины, зачем ты не должна вставать? - довольно прохладно произнес тот.
   Я почему-то обиделась. Но лежать осталась. Даррен убрал ладони с моих плеч.
   -- Где я могу взять воду, бинты и какую-то мазь?
   Без лишних слов я создала маленький портал в коморку, быстро нырнула туда рукой, вытянула небольшой белый сундучок, закрыла портал. Потом пальцем поманила свою сумку, пальцем же ее раскрыла и отлевитировала к Даррену небольшую баночку с заживляющей мазью. Мазь редкая, дорогая, безумно ценная - с ее помощью мои "раны" заживут уже к утру. В том смысле, что кожа стянется, следы будет видно еще долго, но теперь они будут напоминать не рубцы, а порезы, которым исполнилась минимум неделя. Таких мазей - огромный дефицит. К счастью, Хельга в свое время напихала нам с Мартой с десяток таких баночек. За что ей отдельная благодарность.
   Я проделала все с максимальной скоростью, так как понимала, что от лишних движений кровотечение может усилиться.
   Даррен поблагодарил и направился в маленькую ванную, что находилась в моей комнате, чтобы набрать воды и промыть мне спину.
   Пока он возился, я задремала, не нарочно, просто от усталости. Правда, я уже не была настолько уверенна, что Леис еще долго не покажется в моих сновидениях.
   Что, что он имел ввиду? Про какой договор он говорил? С кем он мог меня спутать? Или же это я что-то забыла... и самое главное: как противостоять этим снам, если в них - я бессильна? Как же так вышло...
   -- И кто такая Аллана... - оказалось, эту фразу я произнесла вслух, хоть и очень тихо. Но вампир услышал.
   Даррен замер позади меня. Застыл, как изваяние, и слышала только его тихое размеренное дыхание.
   -- Повтори...
   -- Ты знаешь ее? - тихо спросила я. - Леис говорил об Аллане... тебе знакомо это имя?
   -- Мерзавец, - прошипел Даррен вместо ответа.
   Я закрыла глаза и попыталась успокоить бешено колотящееся сердце. Неизвестно почему, но такой Даррен наводил на меня ужас. Я боялась не его самого, а того, что могло произойти. Того, что не происходило, но могло бы.
   Но он быстро взял себя в руки, понимая, какой эффект производит на меня его злость. Что же произошло тогда? Когда Леис готовил заговор против короля, и как Даррен нанес ему шрам? Я беспокоилась на этот счет за Даррена, чувствуя, что ему нестерпимы воспоминания о прошлом. Но однажды ему придется все рассказать, сцепя зубы, потому что если я узнаю об этом не от него, то неизвестно, чем это может обернуться. Даррен, Даррен, Даррен...
   -- Не стоит...
   Угрюмое молчание вместо ответа.
   -- Что бы там ни было, не стоит так убиваться.
   Кажется, по-прежнему, ноль реакции.
   -- Ну, хочешь, напьемся...
   -- М-м?
   -- Я говорю, если хочешь, давай напьемся... знаешь, я, конечно, не спец в таких делах... в том смысле, что я не привыкла ко всякого рода дебошам!... но... знаешь, иногда очень помогает! Берешь бутыль вина, первого попавшегося под руку несчастного и - пьешь!... Вообще, это весело! Помнишь, как прошлой ночью? Еще скажи, что тебе было скучно!... кстати, помнишь, я в самом конце телепортировала остатки из комнаты? Если бы ты только знал, какого шуму они навели!...
   Конечно, это была полная чушь. Мне было с одной стороны стыдно за тот бред, что я несла. Но молча сидеть и только догадываться о том, что могло бы произойти n-ое количество лет назад, когда за моей спиной находился Даррен, было бы куда более невыносимо.
   Пока я трещала о всякой чепухе, пытаясь отвлечь его, а заодно и себя от тяжелых мыслей, вампир вдруг нарушил мой бессвязный монолог:
   -- Спасибо.
   -- Ты не должен меня благодарить, - выдохнула я после недолгого молчания. - Я ничего не сделала...
   Но если бы я только могла...
   -- Наоборот, - возразил Даррен, вытягиваясь рядом со мной на простыни. - Твоя поддержка для меня слишком много значит, чтобы я мог позволить тебе считать, будто ты ничего не делаешь для меня... В то время как поддержка нужна самой тебе....
   -- Да ладно тебе, - как можно более спокойно сказала я. - Что-нибудь придумаем...
   -- Что-нибудь? - скептически переспросил вампир, кажется, начиная сомневаться в трезвости моего ума. А что, вдруг меня во сне еще и по голове приложили хорошенько? - Это ведь скорее всего из-за меня... он всю жизнь так играет: мстит не напрямик, а через друзей, близких...
   -- Ты намекаешь, что если все мы разбежимся в разные стороны, то он будет искать другие пути отомстить тебе? Я не буду спрашивать, что ты ему сделал, но позволь узнать: ты действительно думаешь, что это поможет? Вроде как сегодня ты мне самый близкий че... вампир, а завтра - мы друг друга не знаем, так что ли?
   -- ...
   -- Ты сбрендил, - выдохнула я, слегка морщась от неудобного положения. - Если нам и удастся убедить Августа с Мартой отказаться от этой затеи, то мою компанию тебе, уж извини, потерпеть придется...
   Кажется, Даррен не уловил нотку сарказма в последней фразе. Вампир отвлекся от созерцания потолка в моей спальне:
   -- Глупая, я же волнуюсь за тебя.
   Не к месту в памяти снова всплыл утренний спор с Мартой. А что, если...
   -- Иди ко мне... - он подвинулся ближе, по привычке я положила голову ему на грудь, а Даррен - осторожно прижал меня к себе.
   Что, если Марта была права?...
   С этой мыслью я провалилась в глубокий и на этот раз спокойный сон.
  
   Утро наступило слишком быстро, а пробуждение оказалось каким-то неправильным.
   Во-первых, ныла спина, заставив вспомнить события прошлой ночи.
   Во-вторых, исчезло одеяло, а я сама была заботливо укутана в плед. Ничего не имею против, мне было тепло и уютно, но факт пропажи меня обескуражил.
   В-третьих, я проснулась одна. Совершенно одна. Как-то незаметно для себя, я привыкла, что поутру рядом всегда был Даррен, в одну из функций которого входила грелка. А тут такая незадача...
   Со стороны балкона прямо мне в глаз засветил наглый солнечный луч, а когда я укуталась с головой в плед, прячась от дневного света, где-то заорал петух. Причем вопил он так старательно и авокально, что я всерьез заподозрила наличие злого гения в его куриных мозгах. Потом раздался звук, будто кто-то опрокинул ведро, и чья-то тихая замысловатая брань. Создавалось впечатление, что кто-то специально задался целью меня разбудить. К тому же петух, видимо, войдя во вкус, не переставал горланить на ни мгновение. В конце концов, когда я придумала с дюжину новейших вариантов приготовленной курятины, я вскочила с постели и раздраженно потопала к балкону: немедленно поджарить птицу. Однако стоило мне выйти на свет божий, как моим очам предстало новое потрясающее зрелище.
   Внизу с остервенелым характером велась Погоня. Именно так, с большой буквы, зверским выражением на лице и непременным пафосом.
   В саду, на который выходил мой балкон, между высокой травы и молодых деревьев петлял главный зачинщик беспредела - Петух, не прекращая своего дивного пения, от которого маргаритки под моим балконом уже грустно опустили головки. Петух высоко подпрыгивал, взмахивал крыльями, успевая и с удивлением оглядываться назад, и не врезаться в деревья. За ним, порядком раздраженный и озлобленный, чуть ли не рычал огромный черный котяра, вкладывавший все усилия в каждый следующий рывок к цветастому птичьему хвосту, но пока что не преуспевший в своей охоте. Судя по всему (а точнее по выдранному из котячьего хвоста клоку шерсти), безнаказанным Петуха никто оставлять не собирался. За котом бежал Ник. Что он делал с самого утра у меня под балконом, для меня пока что оставалось загадкой.
   Из всей троицы героем показал себя именно он. В отличие от первых двух участников, Нику приходилось перепрыгивать, огибать или нагибаться, когда впереди попадалось препятствие. При этом парень никак не выдавал досады, кроме горящих праведным гневом глаз (Еще бы! При таком темпе попробуй что-то скажи - язык откусишь!). Понаблюдав немного за троицей, я решила, что если бы не кот, то Нику бы ничего не стоило поймать несносную птицу. А так как Петух достал меня уже до чертиков, я повела рукой, и...
   Кот некоторое время автоматически перебирал лапами в воздухе, провожая взглядом улепетывающую жертву, но когда в поле его зрения оказался Ник, мурзик заподозрил неладное. Увидев же под собой уплывающую верхушку молоденькой яблоньки, кот запаниковал и душераздирающе мявкнул. Когда он увидел, куда несет его нежданный-негаданый Ветер Перемен, котяра нервно сглотнул и попытался дать деру. Не вышло... я осторожно взяла его на руки. Почувствовав пропавшую опору, кот немного успокоился и даже мурлыкнул, когда я почесала его за ухом.
   Пока удивленный Петух следил за тем, как один из его преследователей воспаряет по направлению к моему балкону, Ник зря времени не терял, и теперь птыц угрюмо притих, так как вырваться из цепких пальцев Ника было уже не в его силах. При попытке раскрыть клюв, был немедленно лишен этой возможности.
   -- Спасибо, Лана! - поблагодарил Ник, сверля уничижительным взглядом Петуха. - Все утро гоняюсь за этой сволочью!
   -- Смотрю, не только ты! - я кивнула на кота, который довольно млел у меня на руках.
   -- Что?.. а, да, точно... я тебя не разбудил? - поинтересовался прохиндей.
   -- Ты? Нет, что ты! А вот твоя птичка постаралась знатно! - ответствовала я. Затем, заметив на себе немного неадекватный взгляд Ника, вспомнила, что приличной девушке (которую я тут из себя строила) негоже красоваться на балконе в ночнушке с нечесаной шевелюрой, и юркнула обратно в комнату.
   -- Поторопись! - донеслось мне вслед. - Хельга уже ждет тебя!
   Уже?! С самого утра?!
   Секундочку...
   -- Ник? - окликнула я парня из комнаты, на ходу стягивая с себя испорченную одежду. - Ты сказал, что она ждет... меня?
   -- Лана, будь добра поторопись. И не задавай лишних вопросов, ладно?
   -- Но по дороге ты мне все расскажешь, ясно?!
   -- Э-э... давай, ты меня лучше догонишь!...
   -- Стоять!!! - я щелкнула пальцами и услышала, как Ник, пытаясь привычно перемахнуть через забор, врезался в невидимую преграду и с нецензурной фразой рухнул на зеленую травушку. Судя по всему, он поминал меня, Наставницу и женское коварство. Еще бы - петух, воспользовавшись падением своего пленителя, смылся в неизвестном направлении.
   -- Но Лана!...
   Благо, Нана утром (и во сколько она встает?...) занесла в комнату мою прежнюю нормальную одежду, и теперь я с удовольствием чувствовала на себе облегающие коричневые брюки и свободную блузу. На ногах красовались мягкие летние сапоги, как раз на последождевую погоду. Не слишком переживая за оставленный в комнате беспорядок, я выбежала на балкон и прыгнула, уже в воздухе применяя заклятие левитации. Через забор, с которого я вовремя сняла невидимую преграду, сиганули уже вместе...
   Выбираясь прочь из "района для элиты" привычными детству тропками, я вдруг почувствовала себя снова ученицей деревенской знахарки, тайно сбегающей из дома для уроков волшбы. Сейчас я снова сбегала...
   Сквозь небольшой пролесок, по утоптанным дорожкам, в редких пробравшихся сквозь прочную зеленую листву солнечных лучах, по утренней прохладе мы с Ником мчались снова, как и прежде. И я дышала этой свежестью, смеялась вновь открытой свободе, снова чувствовала себя маленькой девочкой.
   Я остановилась так неожиданно, что Ник пролетел мимо еще несколько метров прежде, чем понял это.
   -- Что?
   -- Ты ничего не хочешь мне объяснить? - поинтересовалась я.
   -- Я?
   -- Ты.
   -- Объяснить?
   -- Угу.
   -- Насчет чего?
   -- Ник, не валяй дурака! Ты устроил настоящее представление у меня под балконом, явился ни свет ни заря, чтобы сказать, что Хельга ждет меня, мы не стали никого ждать и помчались сломя голову к Наставнице... я, конечно, пьяна возвращением, но еще способна мыслить трезво. Вчера был дождь, а сегодня Хельга зовет меня к себе, причем одну, хотя не видела обеих своих учениц около шести лет.
   Парень вздохнул и, подойдя ко мне почти вплотную, взял мою руку в свою ладонь.
   Я насторожено следила за его движениями и голосом.
   -- Лана, мы уже почти пришли. Она сама тебе все объяснит. Не потому что я не хочу говорить... Потому что я почти ничего не понимаю. Я могу сказать наверняка только то, что я волнуюсь... она говорила со стихийниками долго, и до сих пор еще не набрала сил. Вчерашний дождь что-то изменил в ней, и я не знаю, к добру это или нет. За все время одна ты понимала стихии чуть лучше нас с Мартой, может, поймешь и в этот раз.
   Что происходит, черт возьми?! Я еще не встретилась с Наставницей, а она уже умудрилась повергнуть меня в дрожь. Наверное, она по-другому не может: ты должен испытать перед встречей настоящий трепет, иначе не осознаешь всю значимость ситуации... как же! Чаще всего провинившиеся мы, натерпевшись ужаса перед тем, как увидеть Наставницу, оставались безнаказанными после "роковой встречи". Конечно, так было не всегда, и порой на наши головы обрушивался настоящий тайфун ругательств старой магички, однако...
   Однако в этот раз все по-другому.
   Я чувствовала нарастающий страх. Так бывает, когда очень долго не видишь человека, который многому научил тебя. По мере приближения к старому дому тропой, знакомой настолько, что к дому Наставницы можно было бы спокойно идти с закрытыми глазами, у меня холодели пальцы. И это тоже было привычным. Как и то, что сейчас Ник шел, почесывая затылок (вспоминал, все ли сделал, о чем просила Хельга), что сейчас он рухнет...
   -- Черти!!!... откуда здесь этот валун?! Его вчера здесь не было!!
   ... врежется в дерево...
   -- Понаставили растительности...
   -- Что, Ник, деревья дорогу перебегают?
   -- Не смешно!!... стоп... клен? В хвойной части леса?! ЛАНА!!!...
   ... и на конец...
   -- Ник!!!... вот беда на мои седины! Ничего по-людски сделать не может!! Ты Сивого подковал?! Напоил?! А травы выложил на солнце?! Ты хоть что-нибудь сделал за сегодня?! ...
   ... Ник вспоминает, что же он забыл.
   -- Но еще ведь только утро!
   -- Ты не спишь уже 4 часа! Хоть что-то мог уже сделать?!
   -- Но, Наставница!...
   -- Брысь с глаз моих, лодырь! - Хельга отвесила помощнику смачный подзатыльник.
   Ничего не меняется... все так же, как и шесть лет назад.
   Я вдруг рассмеялась.
   - Я дома!!!
  
   Высокая, красивая женщина с молодым лицом повернулась ко мне. Если бы не поседевшая до белизны коса и глаза, необычного светло-зеленого цвета, вы могли бы дать ей лет тридцать.
   -- Значит, все-таки приехала... значит, почувствовала, да?... сама не зная, зачем, никем не званая, приехала, притащила с собой друзей, врагов, но... - заговорила Наставница, тихо, с улыбкой на губах и неясной горечью. - Девочка, ты берешь на себя тяжелую ношу, ношу не свою, и быть может, что непосильную...
   На мгновение мне показалось одобрение в глазах магички, но затем она красноречиво зыркнула в сторону Ника, отчего тот тяжело вздохнул, и, развернувшись, направилась в дом. Горе-ученик, скорчив ей вслед гримасу, подскочил ко двери и издевательски поклонился мне:
   -- Дамы - вперед!
   Я попыталась пнуть его, но не дотянулась. Нашу назревающую перепалку предотвратил окрик Хельги:
   -- Что на пороге застряли? Я не сквозняк в дом звала!
   Послав Нику многообещающий взгляд, я шагнула за порог, в светлые комнаты домика Наставницы.
   Как ни боялись старую магичку, что бы про нее ни говорили, ни придумывали, стоило войти в ее дом, как все мифы развеивались, и любителей страшилок и сплетен ожидало горькое разочарование.
   Воображение рисовало комнаты, погруженные в сумрак, клетки с разным зверьем, неясные баночки-скляночки, паутину, крыс под ногами, или же какую-то мрачную лабораторию с разноцветными колбочками; более оригинальные с восторгом в глазах врали направо и налево, что тут хранятся всякие могучие артефакты, легендарные чудеса, а также все пленные или пропавшие без вести герои за последние лет триста... Самые отважные фыркали и громко (если Хельги видно нигде не было) просвещали народ, что все это фарс, что никакая не ведьма там живет, что она шарлатанка, и если кто и вылечивается после ее зелий, так значит, она просто хорошая травница, не более... Но таких было немного, а если и было - то все они нычковались от Хельги, так как более всего ведьма не любила поклеп и сплетни. Иногда это ее забавило, но чаще - приводило в ярость. А гнев Хельги в Вишенках знает каждая шавка!... хотя зачем гоняться за шавками, спросите лучше Ника.
   На самом деле домик Наставницы если и отличался чем-то, так это чистотой, светом и идеальным порядком внутри. На столе возле окна круглый год стояли свежие цветы, из-за строгих занавесок в комнату проникали солнечные лучи, ложась на старый ковер. Над порогами из комнаты в комнату висели маленькие веники из засушенных трав - обереги и просто декоративные украшения. В отдельной комнате - нечто вроде кладовки. Простая деревенская печь, расписная. Никаких библиотек с тайными письменами, холодильных камер с трупами, намеков на черный юмор. Все чистенько, прибрано.
   Наставница спокойно опустилась в кресло, перебросила тяжелую косу наперед, и, уже запустив в нее пальцы и бросив взгляд в сторону снова почему-то застрявшего на пороге Ника, поинтересовалась:
   -- Так чего же от меня надобно?
   Я опешила.
   -- Разве Вы не звали меня этим утром? - растерялась я.
   -- Нет. Это ты меня звала. Разве нет?
   Я молчала, лишь смутно понимая, о чем идет речь.
   Вздохнув и с укором взглянув на меня, женщина пояснила:
   -- Ты сама приехала в Вишенки, я не звала тебя. Ты хочешь спрашивать меня и получать ответы... поэтому я попросила своего оболтуса за тобой зайти. Потому что вопросы есть у тебя. Надеюсь, не нужно объяснять, почему я еще и Марту не позвала?... ответы, которые ты услышишь, будут предназначаться тебе. А уже твое дело, с кем ими делиться...
   -- Я понимаю, Наставница...
   -- Ты все еще кличешь меня Наставницей? - усмехнулась она, продолжая переплетать косу. - Помниться, раньше ты мечтала о том времени, когда мы с тобой будем на равных. Что же, ты все еще мнишь себя моей ученицей, или хочешь сделать мне приятное?
   Вот и думай, что ответить... и там, и там подвох! С одной стороны, сказать, что я больше ей не ученица, означает, что я стала ей равной или даже превзошла ее (ага, аж два раза, с ее-то опытом...), с другой стороны, лишь сухо подчеркнуть тот факт, что она по-прежнему опытнее меня, не слишком-то вежливо...
   -- Мне хочется называть Вас так, - улыбнулась я. Мои причины пускай останутся при мне.
   -- Смышленая! - рассмеялась вдруг та. - Но все такая же трусиха!
   -- Еще бы! - подхватил подскочивший Ник.
   -- Кто бы говорил! - прервала его Хельга. - Иди лучше, сбегай за Мартой! Она не простит никому, если ты не поторопишься.
   Надо было видеть выражение лица Ника в этот момент. С одной стороны ему грозило пропустить нечто интересное, с другой - взбучка от Марты, если нечто интересное пропустит она. Любопытство некоторое время боролось с нежеланием получить пару лишних тумаков, и... позорно проиграло.
   -- Ладно... только вы нас подождите.
   -- Конечно. Какие вопросы? - пожала плечами ведьма.
   Стоило Нику вылететь вон из дому, как она повернулась ко мне.
   -- Так что же случилось?
   -- О чем вы говорили вчера со стихиями?
   Только бы... только бы...
   -- О тебе.
   Значит... все-таки я не зря приехала.
   -- Конкретно обо мне? - усомнилась я.
   -- Стихии не могут говорить конкретно о ком-то. Они не знают наших имен, они нарекают нас собственными.
   -- Тогда как вы можете знать, что они говорили обо мне?
   -- Тебя они назвали. Алланой.
   У меня пересохло в горле. Хуже быть просто не может...
   -- По глазам вижу, имя тебе знакомо. Осталось узнать, откуда?
   -- А зачем вам нужно знать это? - выдавила я, мало соображая, что говорю и кому.
   -- Мне казалось, что ты ищешь помощи у меня.
   -- Я ищу только ответы.
   -- Стала осторожничать? Неужели появилось, кого защищать?
   -- Что?
   -- Говорю, влюбилась?
   -- Я?! Это тут при чем??
   -- А при том, что если есть кого защищать, значит, есть от кого защищаться. А если есть от кого защищаться, значит, нужно знать, как, - строго объяснила Хельга. - И мне почему-то кажется, что ты понятия не имеешь, как!
   -- Да... как защититься от снов, последствия которых проявляются наяву? Материальные сны, или как-то так...
   -- Материальные?! - поразилась та. - Девочка, не говори только, что кто-то имеет на тебя настолько сильное влияние!
   -- Что вы имеете в виду?
   -- И чему тебя учили в той твоей Школе? - вздохнула магичка. - Хотя, зная тебя, не удивлюсь, если эту лекцию ты проспала... Навести материальный сон может только тот человек, который имеет на тебя влияние. Это может быть тот, кто намного сильнее тебя, может быть очень близкий друг или любимый человек. Нужно постараться, чтобы дать такую возможность недругу. И нужно постараться, чтобы отнять ее. Успокой меня, Лана, прошу тебя...
   Вот это я влипла... Но откуда?! Какое влияние может быть на меня у Леиса?
   Тут меня осенило. Договор! Он говорил о сделке!
   -- А... этому может послужить сделка?
   -- В зависимости на каких основаниях, но... вполне.
   -- Почему стихии назвали меня Алланой? Вам должно быть известно.
   -- Я не могу сказать точно... скорее всего это как-то связано с твоей прошлой жизнью. Возможно, тебе не повезло родиться в тот день, когда она умерла, и теперь в тебе часть ее души, или же на тебе теперь ее незавершенные дела... я могу сказать лишь, что она была кем-то очень могущественным для стихий, если они даже после ее смерти говорят о ней. То есть - о тебе. Дорогая, я не знаю, кем она была, кто завладел твоими снами, а кто - сердцем, но если я права, то ее прошлая жизнь ложится на твои плечи, и расплата за нее - тоже. Сложно тебе будет, если стихии придут к тебе.
   -- Стихии? Ко мне?! С чего вдруг?!
   А это уже из раздела "Кто паникует?! Я?! Да ни в жизнь!!! Какая тут паника!... Это уже просто истерика!!!".
   -- Не хочешь чаю?
   -- Чаю? - медленно перепросила я, глядя на Наставницу и не совсем понимая ее. Женщина спокойно улыбнулась, встала и прошла к печи. Взмахом руки зажгла огонь, повернулась ко мне и приветливо кивнула:
   -- Чаю.
   За ее спиной чайник лениво поднялся со своего места, булькнул в кадку с водой, а потом замер над огнем.
   -- Да, пожалуйста... - пожала я плечами. Ей лучше знать, что делать, а чай приведет меня в чуть более спокойное состояние духа.
   Вот так новости... Стихии, погибшая знакомая Даррена, каким-то образом связанная со мной и заключившая сделку с Леисом... Видимо, кому-то там сверху стало совсем уж скучно, раз они решили втянуть меня в такую передрягу!
   Приехала, чтобы получить хоть какие-то ответы, вместо этого появилось еще больше вопросов.
   -- Да, и вот еще... зови меня Эльгой, ладно? - произнесла Наставница. - Все-таки ты уже вышла из того возраста, когда была моей ученицей, а Хельга - звучит немного варварски, никогда не прощу родителям это имечко!...
   Видимо, по выражению моего лица ей стало все ясно.
   -- Дорогая, не смотри на меня так, ты меня пугаешь. Что-то случилось? - спросила она почти сочувственно. Это на меня подействовало.
   -- На меня и моих друзей ведется какая-то дурацкая охота людьми, одетыми в одежду наемников, но явно ими не являющимися; злейший враг моего лучшего друга спутал меня с какой-то их общей давней знакомой, что по недоразумению заключила сделку, последствия которой ложатся на меня; что произошло, мне, конечно же, никто говорить не собирается, а еще меня во сне пытаются если не убить, то хотя бы покалечить, так, на всякий случай. А теперь еще и оказывается, что стихиям тоже есть до меня какое-то дело!... а так больше ничего не случилось. Все замечательно! Жизнь - прекрасна! Улыбаемся и машем!...
   В это время зашипел чайник. Я раздраженно щелкнула пальцами, и огонь под ним угас. Наставница украдкой взглянула туда, где только что веселилось пламя, пожала плечами и снова села напротив меня.
   -- Ты не хуже меня знаешь, что сидя и причитая о несправедливости Богов, никто ничего не добьется.
   -- Истерику никто не запрещал!
   -- Но никто и не разрешал!
   -- Мне не нужно ничье разрешение, чтобы выпустить пар!
   -- Выпускай, - кивнула Эльга, и к ней аккуратно подплыла маленькая чашечка с ароматным чаем. - Но пар - он туман и есть, только горячий. Смотри, как бы чего не упустила... а то еще оступишься, потом вовсе хлопот не оберешься.
   Я закрыла глаза и медленно досчитала до десяти. Надо успокоиться...
  
  ГЛАВА 9
   Спустя четверть часа я, выпив чаю на лесных ягодах, почти вернула себе самообладание. Вовремя, нужно сказать...
   Ураган по имени Марта пронесся по всей избушке и поставил на ноги всех, до кого дотянулся. Слезливые речи, клятвы, воспоминания и радость хлынули широким потоком из щедрой души моей подруги. Ник старался поменьше попадаться ей на глаза, пристроившись неподалеку от меня на диванчике. Мне повезло меньше. Ведьма сгребла меня в охапку, воспользовавшись моим чуточку заторможенным состоянием, и в лицах (в своем и моем...) начала пересказывать годы нашей учебы, путешествий, приключений... Я старалась включаться, но поняла, что Марта и без меня справится. Зато уж точно было над чем подумать...
   Стихий я боялась. Не понимала, не представляла, что они такое, а потому - всегда старалась держаться от этаких тонких материй подальше. И то, что сейчас наговорила мне Эльга откровенно пугало меня. Да уж лучше кладбище упырей, зомби, вурдалаков, тинников, неупокоенных, свирклей и остальной энциклопедии! От них хоть знаешь, чего ожидать - как-никак моя специализация. Стихийников же в Школе почти не проходят, так как толком никто ничего о них не знает. Им посвящено буквально пара лекций из всего школьного курса. И то - тяп-ляп, стихийники ибо стихиями правят, до конца не изучены, лучше не соваться. Вот и все, что рассказывают студентам.
   Конечно, я могла бы выспросить все до тошноты у Наставницы, но что-то мне подсказывало, что вряд ли у меня это выйдет... да и как более менее опытная ведьма я могла поручиться, что никакая теория не заменит практику, только придаст ложной уверенности, будто ты все знаешь...
   -- Лана!!!
   -- Опять уснула!... - вздохнул Ник.
   -- Ничего я не уснула! - возразила я. - Всего лишь задумалась...
   -- Так мы останемся?!
   -- Зачем? - насторожилась я.
   Все присутствующие смерили меня взглядами, дающими понять, что мой талант отсутствовать, присутствуя, сражает их наповал и возбуждает желание заглушить его в самом расцвете и заодно - придушить меня. Поняв, что от меня и правда толку нет и не будет, меня все же решили просветить.
   -- Через два дня Липеньские Гуляния! Мы просто обязаны остаться! - заявила Марта.
   -- Не терпится потанцевать с вампирами? - ядовито поинтересовалась я.
   -- Не меньше, чем и тебе! - в тон ответила подруга. Я стушевалась.
   -- Вот еще... Да и зачем оставаться? Лишняя трата времени!
   -- Что я слышу! - изумилась Эльга. - А раньше тебя Гуляния влекли почище, чем неприятности моего ученичка!
   -- Ну... прошло много времени... - попыталась отвертеться я.
   -- Даже не думай! Мы остаемся!... к тому же ты сама говорила, что мы тут на неделю! А сегодня только третий день!
   Правда, что ли?... а мне показалось, что я здесь уже полмесяца.
   Препирательства длились недолго. Я помнила веселье, царившее вечером в праздник, и потому, поломавшись, все-таки согласилась. Шесть лет назад это было моим самым важным событием в году! Так почему бы не повеселиться снова спустя некоторое время?...
  
   Часа через три, когда мы все вдоволь наговорились, к Эльге пришла пожилая женщина, и знахарка быстренько выпихала нас за дверь, напутствуя ласковым "Валите, валите, у меня работа!" и незаметно сунув мне в руку мешочек с травой и рецептом. Ник тоже хотел было слинять, но был ловко схвачен за шиворот и награжден затрещиной за скоропалительные выводы. Мы с Мартой понимающе хмыкнули и потопали обратно.
   -- Давно так не шагали, да? - улыбнулась та. - Навевает столько воспоминаний... - Марта улыбнулась и на ходу потянулась, как кошка.
   -- Угу, - буркнула я.
   -- Что-то не так?
   -- Да нет, все замечательно...
   -- Ну и кого ты обмануть пытаешься? - кротко поинтересовалась Марта, искоса следя за моим лицом.
   -- Я никого не обманываю...
   -- ... кроме себя, - выдохнула та.
   Я остановилась и взглянула на нее.
   -- Что ты хочешь сказать?
   -- Хватит взваливать мировые проблемы на собственные плечи. Лана, я ведь не первый год знаю тебя. Мне не трудно понять твое состояние, которое ты так усердно пытаешься скрыть... - она улыбнулась, глядя мне в глаза. - Мне жаль, что ты не хочешь мне ничего рассказывать, ведь я не знаю, волноваться мне за тебя или просто подождать, что получится из очередной твоей затеи... но ты так стремилась все это время к Хельге... она сказала нечто, что может обернуться для нас неприятностями?
   Я глубоко вздохнула. Неблагодарная эгоистка...
   -- Да, - кивнула я. - Но... это касается только меня... еще, возможно, Даррена, но у него еще есть шанс от всего отказаться, если голова на место встанет...
   -- Кажется, ты забыла, что такое иметь друзей... - досадливо раздалось сзади. К нам якобы невзначай подошел Август. Я едва удержалась, чтобы не оглянуться в поисках Даррена. Однако его рядом и впрямь не было.
   -- Просвети, - хмыкнула я.
   -- Это означает смыкаться по каждому поводу, чтобы проверить, не свернули ли эти самые друзья себе шеи, пока помогали тебе или же - пытались все решить в одиночку. И еще хорошо, если, вытаскивая их из очередной авантюры, ты не свернешь шею себе. К тому же, ты вляпалась... крупно... - я вздрогнула, неужели знают?... - потому что такие люди вокруг тебя имеются, и они с превеликим удовольствием будут по пути падать в ямы и овраги, только бы в них не упала ты, ясно?
   Я пригорюнилась. Потому, что он действительно прав: я вляпалась.
  
   Денек выдался на редкость замечательным. Светило солнышко, щебетали пташки, орали будущие жертвы куриного бульона, шелестел ветерок высокой травушкой, и только шагающая по своим делам ведьма, чей вид был темнее тучи, омрачал настроение прохожих. И не надо возникать даже! Я никому слова не сказала! А если кто коситься на меня начинал, так что, виновата я, что ли, что они и впрямь чуть-чуть окосели?! Да ни в жизнь!
   Нет, я не настолько вредная и пакостная, чтобы так сглазить человека - через пятнадцать минут все они придут в норму, к тому же сами не заметят разницы, только окружающие полюбуются их сведенными на переносице глазами...
   -- Так-так-так!
   Не трожжжьте...
   -- Что за вид? Неужели ты применила новое заклинание против нежити, с помощью которого можно выходить против нее безоружным? "Один взгляд, и с поля боя никто живьем не уйдет!"...
   -- Па-а-а-а-п!... Как тебе не стыдно над ребенком издеваться? - возмутилась я, когда отцовская ладонь попыталась взъерошить мои волосы.
   -- А ты думала, в кого ты такая? - усмехнулся отец.
   -- А... а что ты тут делаешь?
   -- К соседям решил прогуляться!
   -- Пешим? - уточнила я. - Прогуляться? И... что у нас за соседи в противоположном конце Вишенок?!
   -- А что такого, что пешим? Если я все время только верхом разъезжать буду, то быстро лишусь своей формы. А ты сама понимаешь, что при дворе такой персоне, как я...
   -- ... нужно быть всегда в форме и всегда начеку, - продолжила я любимую отцову отговорку.
   Скептический взгляд был мне наградой.
   -- Что ты к отцу пристала? Дела у меня!
   -- Ну-ну... - хмыкнула я, за что чуть не получила подзатыльник. - Ладно, желаю успехов в делах!
   -- И ты не плошай!...
   Вот так всю жизнь! И где вы видели, чтобы отец так с дочкой разговаривал? Полный беспредел...
   Однако настроение немного поднялось, новости, отравившие мне утро, отошли немного назад, дав мне прийти в себя и поразмышлять над ними как бы со стороны. Вопросом номер раз было: что собственно теперь делать? Ну, предположим, останемся мы на Липеньские гуляния, а дальше-то что? Сидеть безвылазно тут? Да никогда. Ехать куда глаза глядят? Без толку. Определенно, нужно было искать какую-то ниточку, куда ехать. А ехать нужно туда, где мы нужны. Мне лично хотелось бы встретиться с Леисом наяву. Хоть как, но узнать, что он из себя представляет в жизни. Пусть вампир, но если его сила только в том, чтобы создавать материальные сны, то мне с ним справиться - нечего делать! А заодно и побеседовать душевно, пусть объяснит, за что мне такое внимание! А то прямо неудобно, он так старается, а я тут ни сном ни духом!...
   "Размечталась, красавица! Прям на блюдечке с голубой каемочкой - и вампира, и объяснение, и гарантия, что больше - ни-ни! Губа ни дура!..."
   А зачем усложнять-то все?
   "Мечтательница..." - устало выдохнуло мое второе "я".
   Сказочница, - поправила я.
   "Еще лучше!"
   Придется узнать у Даррена все. И все рассказать ему. Но не сегодня, не хочу портить ему настроение сейчас.
   На моем лице растянулась злорадная ухмылка.
   Сейчас...
   Стоит, наверное, рассказать, что же такое Липеньские Гуляния, на которые Марта уговорила меня остаться.
   Каждый год в середине липня месяца в течение трех дней шел праздник. Когда-то им ознаменовывался приход Огневиц, но было это очень давно. Сейчас в них мало кто верит. Это не мешает им существовать, хотя они как не знали, что тут их в честь шли празднества, так и сейчас вряд ли догадываются. Люди же хоть и утратили веру в огненных дев, но гулять им уж очень нравилось. Поэтому повод ушел, а праздник остался. Первые два дня шли состязания отдельно между парнями, и отдельно - между девушками. Парни состязались в охоте - кто больше наловит. Десятка самых удалых добывала для празднества дичь, и это считалось большой честью. Девушки же мерились, кто их них лучшая стряпуха. И затем по рецептам лучшей десятки готовили потом на праздник то, что наохотят парни. Победители среди парней могли рассчитывать на один поцелуй любой полюбившейся им девушки, выигравшие же девушки могли просить любого парня об одном желании, просьбе, одолжении. К третьему дню на огромной опушке разводили гигантские костры, приглашали из ближайшего города бардов поудалее, и с наступлением сумерек вокруг костров велась веселая пляска - в хороводе или так, каждый по себе. Но что за веселье тогда наступало!... Я всегда жалела лишь о том, что танцевать почти не умела. Вот уж до чего моя матушка не докопалась, так это до танцев... поэтому вместо танцев я оставалась помогать с угощениями или же присоединялась к бардам, и тогда сама отрывалась не меньше! После танцев народ разбивался на парочки и отдельные компании, проводящие время, делясь страшными историями с веселым концом, легендами, преданиями под тихую ненавязчивую игру музыкантов. Нередко и они сами рассказывали самые невероятные истории, что только дух захватывали...
   Я сама удивилась, когда передо мной выросло старое дерево в несколько моих обхватов. Еще более я удивилась, когда поняла, что зашла в лес, и по старой привычке пришла туда, где всегда думалось охотнее, - в Убежище...
   На первый взгляд полуразвалившийся домик на дереве. На взгляд мага - добротно спрятанный домишка. Я улыбнулась и подошла ближе. Сто лет тут не была!... ладно, шесть.
   Огромный крепкий ствол вьюнком обвивала почти незаметная веревочная лестница. Было видно, что ею пользовались совсем недавно, а значит, она все еще вполне пригодна для лазания, но я не стала рисковать, и потому легко воспарила к небольшому козырьку. Дерево подо мной легонько скрипнуло, и я, постукивая каблуками, медленно прошествовала ко двери.
   Рука сама поднялась, чтобы по привычке снять примитивное охранное заклинание, но... его не оказалось. Я собиралась было возмутиться халатности Ника, но затем уловила слабые следы магии, витавшие в воздухе. Заклинание не забыли поставить, а совсем недавно сняли.
   Кто-то был внутри... Ник? Разве он не остался у Наставницы?
   Марта?... вряд ли, она куда-то с Августом смылась, после того как лекцию мне прочитала. Тогда... кто?
   Кому и что могло понадобиться в детской развалюхе?!
   "Какой кошмар!! Кто-то забрался в наш секретный домик! А-а-а, служба спасателей, срочно, срочно!!... Может, зайдешь уже в конце-то концов?" - язвительно поинтересовался внутренний голос.
   -- Да заходи уже! Хватит стоять перед дверью! - поддержали его изнутри.
   Я толкнула внутрь дверь, и вошла.
   -- Где ты ходишь? Я тебя тут уже час жду! - возмутился Ник.
   -- А... а ты разве...
   -- Сбежал, - покаялся Ник.
   -- Зачем?
   -- Вы собираетесь в Торавель?
   Вопрос поставил меня в ступор. Кажется, что-то подобное Даррен наплел за ужином моему отцу...
   -- Зачем? - настаивал тот.
   Я молчала, не зная, что сказать. Глаза Ника горели, он явно знал что-то такое, что явно должно было повергнуть меня в ужас (...недоумение, радость, транс - нужное подчеркнуть).
   -- Ладно, не хочешь говорить, не говори... Но я слышал, там сейчас проблемы с вампирами... слухи не слишком лестные...
   -- Ой да ладно... вампиры! - хмыкнула я, пытаясь не подать виду, что смущена.
   -- Лана, я согласен, что наши общие знакомые - неплохие парни. Но ты не хуже меня должна понимать, что и среди вампиров могут попадаться... кхм... недобропорядочные граждане. И проблема в том, что ты - человек, а это - огромнейший минус, если ты окажешься втянутой в подобную историю... Я не слишком силен в политике, но, поверь мне, это не тот уровень. Тебе известно, на что способен вампир, в чьих жилах течет королевская кровь?
   -- Постой, - перебила я. - Причем тут королевская семья?
   У меня зародилось плохое предчувствие. Как может Ник знать о Даррене так много? Не мог же вампир нечаянно "сболтнуть"?!
   -- Притом, что в мятеже участвовали подчиненные вампирьей элиты, на их одеждах были символы королевского дома. Просто так с ними не разгуливают.
   -- Два вопроса...
   Мы удобно расположились за небольшим круглым столиком. Как оказалось, Ник притащил сюда как-то бутыль вина - на всякий случай (я промолчала на этот счет), поэтому мы без промедления откупорили оную. Вино, полусладкое, легкое, погнало по телу кровь, и она мгновенно прилила к моим щекам, хотя опьянения я не чувствовала.
   -- Итак, вопрос номер раз: что именно произошло в Торавеле? Вопрос номер два: почему ты решил, что я замешана в этом?
   Вопрос номер три-четыре-пять я решила отложить на попозже.
   -- Я не говорил, что ты замешана в этом, - поправил меня тот. - Но... все по порядку. Торавель, как ты знаешь, это вторая столица Союза Трех. Неофициальная, но, тем не менее, пользующаяся огромной популярностью. Одной из ее примечательностей является то, что она - многорасовая. Эльфы, истинные оборотни, гномы, дроу, шены, люди... иногда бывают и вампиры, но они редко высовывают нос туда. Как и в каждом большом городе место имеют некоторые потасовки, кровная вражда, мелкие и средние ограбления и тому подобное - не без этого. Недавно же, на фестивале дня Адепта, когда народ справедливо ожидал, когда же начнется пьянка в честь торжества, на городскую площадь ворвалось около трех десятков вампиров и людей вперемешку. На вампирах была одежда королевского дома Эрлора, а на людях - наемничья одежда.
   -- Что?!
  Ник, увидев мою реакцию, нахмурился.
   -- Что-то знаешь?
   -- Нас некоторое время преследовали эти люди, - нехотя призналась я.
   -- Почему?
   -- Не знаю! Вышло так... - я вкратце поведала историю в таверне, где мы и встретили Августа с Дарреном.
   -- Хочешь сказать, что фактически благодаря наемникам вам на голову свалились два незнакомых вампира?
   Я чуть не сболтнула, что не просто два незнакомых вампира, но один еще и имеет право претендовать на трон, однако вовремя прикусила язык. Хотя связь между участниками мятежа и участниками потасовки в таверне явственно прослеживалась.
   Все же было и несколько "но".
   Во-первых, у Даррена были противники из родственников - Леис, например. А это означало, что Даррен с Августом вряд ли все разыграли, сговорившись тогда с людьми, одетыми в наемничью одежду, и теперь, послав своих невесть зачем в Торавель. Во-вторых, уж слишком побледневшие рожи были у тех увальней, когда вампир завыл, призывая на помощь друга. Вряд ли у них всех был так великолепно развит актерский талант.
   -- Вам нужно немедленно уезжать! - заявил Ник.
   -- Нет, погоди... Спешка пока что ни к чему. Тем более я могу тебе гарантировать, что ни Даррен, ни Август тут ни при чем. Есть один... человек... вероятность причастности которого куда больше. Но... Ник, будь добр, скажи мне еще вот что: откуда ты так осведомлен о мятежах, о вампирах и о нашем путешествии?
   Вот тут он стушевался. Почесал рыжий затылок, взъерошив волосы, отвел глаза, запал его как-то немного утих...
   -- Ну?
   -- О мятежах мне рассказал один знакомый, он недавно тут был проездом... рассказал только в общих чертах, а я сам уже выводы сделал...
   -- Допустим, - кивнула я, задумчиво рассматривая свой стакан из-под вина.
   -- О вампирах рассказывала Эльга...
   -- Ну-у-у, я бы поспорила, но ладно, пускай так будет. Дальше...
   -- А за вами я следил...
   -- ...
   -- С тех пор как вы с Мартой уехали, я иногда "подглядывал" за вами, чтобы убедиться, что все в порядке. До пары недель назад, все так и было... в общем, я все знаю. С того момента, как... как у тебя было какое-то ранение. Я тогда не на шутку испугался... потом увидел вампиров. Потом как-то увидел, как вы с окон выпрыгиваете... да что там перечислять. Так и знаю...
  
  - Слышишь?
   Марта прислушалась и ухмыльнулась.
   -- В роще.
   -- Ты справа, я - слева, гоним прямо сюда. - Я пришпорила Ваську, та тихонько взвизгнула и сорвалась в указанном направлении.
   -- Договорились!... - Мартына кобыла застучала копытами в противоположном направлении.
   ...через некоторое время мы с Мартой, довольные и гордые, переглянулись и синхронно взглянули на посмирневшую мужскую половину Вишенок. Еще бы...
   Если рядом с каждым из охотников лежало от маленького дохлого кролика до косули с парой рябчиков максимум, то наша с подругой груда заставила всех (включая и Ника, который как раз и поймал ту косулю) уронить и челюсти, и добычу на землю. На Игрища пир обещал быть просто королевским! Тушек шесть жирных кабанов, пара поросят помоложе, несколько кроликов, фазанов и куропаток. Шикарно! Рядом с этим богатством сопели, переминаясь с ноги на ногу, остальные "бравые охотнички". Мда-а... и как это Вишенки до сих пор выигрывали на охотничьих фестивалях каждое лето?!
   Однако тут из чащи на солнечную летнюю полянку выехали на своих жеребцах наши вампиры. И предъявили улов немного больше нашего... на одного кролика. Ха-ха! Можно подумать, это была существенная разница! Даррен только слегка поджал губы, Август же скрывать своих чувств не умел, поэтому на лице его показалось разочарование, и вампир досадливо хлопнул в ладоши. Еще раз взглянул на почти одинаковую добычу, наши ухмыляющиеся лица, и попытался исправить положение:
   -- Больше мы не дотащили!...
   Я хрюкнула, сдерживая смех. Марта не сдержала на лице торжествующей улыбки. "Не дотащили!" Это вампиры-то! Которые коня спокойно одной рукой поднимают! Не дотащили всего улова! Скорее всего особо не напрягались, решив, что столько мы все равно не наловим. Ха-ха!....
   Даррен возвел очи к небу, мысленно помянул болтливого приятеля, и вампиры величественно направили лошадей прочь.
   Большую часть добытого затащили в погреб, остальную - отправили к девушкам, которые как раз готовились соревноваться в стряпании. Вот куда бы я не советовала соваться!
   Охота - вещь в общем-то хладнокровная, в жилах гудит азарт, но разум человека превращается в разум хищника, которым тот когда-то был. Охота ведется тихо, быстро, тут можно и клыки выщерить, и забыть обо всей своей человеческой сущности, сделавшись зверем... Не девичье занятие, но это кто как охотится. Не то, чтобы я люблю охоту, но - понимаю. Для меня - вполне достаточно.
   Но когда толпа девиц собирается на поляне, а затем с диким визгом вырывают друг у друга из рук бедные тушки, которые должны будут потом стать обедом для проголодавшихся с охоты парней (на самом деле - дегустаторов), а затем со зверскими лицами начинают их разделывать... Я предпочитала остаться в сторонке, а еще лучше - оказаться оттуда как можно подальше. Выражение лиц поварих и толкучка в одном месте из-за специй меня лично не прельщали. Хотя раньше Марта проводила время именно здесь, в то время как я - охотилась вместе с парнями. В этом же году Марта решила разделить со мной состязание. Я только удивлялась, почему она не сделала этого раньше.
   Так прошли два дня. Я позволила себе ненадолго забыть весь этот бред, связанный со стихиями, вампирами, наемниками, отвлекшись на забавы. Куда приятнее было об этом не думать...
   На третий день был организован всеобщий поход за хворостом для костров - подготовки гулянки на вечер. Барды уже приехали, большинство девушек готовило снедь для празднества, остальные собирали дрова.
   Наша пятерка тоже времени зря не теряла. Мы шли в лес, собирая ветки побольше, болтая и подшучивая друг над другом; мы с Мартой попутно зажигали светлячков, которые продержатся до самого завтрашнего утра.
   -- И все-таки мы победили! - настаивал Август. - У нас было на одного кролика больше!
   -- И что? Вы вампиры! Вам столько наловить раз плюнуть!... - парировала Марта.
   -- А вы - ведьмы!... вам колдануть - раз плюнуть!...
   -- Что?! Да мы магии почти не использовали! Только чтобы подкрасться бесшумно!
   -- А ты поди докажи!...
   Мы с Дарреном и Ником только посмеивались за их перепалкой.
   -- Лана?
   -- Ась?
   -- Сколько вы еще собираетесь пробыть в Вишенках?
   Ник знал, что спрашивал, я это чувствовала. Не знаю, какие выводы сделал Даррен, но это было определенно не праздное любопытство.
   -- Завтра-послезавтра.
   -- Так скоро...
   -- У нас есть кое-какие дела, не терпящие отлагательств, - как бы между прочим вставил Даррен.
   -- Вот как, - якобы удивился Ник.
   -- Да... девушки настаивали на недельке в Вишенках, время позволяло, вот мы и заехали. А что?
   -- Ничего, просто интересуюсь... а куда путь держите, если не секрет?
   -- В Торавель... к одному старому... приятелю.
   -- Торавель, - повторил ведьмин помощник, пока я кляла про себя вампира, и улыбнулся. - Что ж, желаю удачи!...
   -- Эх, вот сегодня повеселимся, так повеселимся!... Давно мы ни в чем таком не участвовали, верно, Даррен? - подскочил Август. Рядом со мной пристроилась Марта. В их руках были примерно равные охапки, чуть больше наших..
   -- Да!... Танцы вокруг костра - это то, что надо!
   -- Сегодня у вас будет замечательная возможность наплясаться вволю!
   -- Девушки!... - мечтательно подхватил Август.
   -- Парни!... - в тон ему ехидно ответствовал Марта. Вампир моментально сник.
   -- Так повеселимся же!...
  
   Гремела залихватская музыка под ночными звездами, было тепло, полыхали костры, вокруг которых велись хороводы, отовсюду слышался смех, на кострах поменьше, в сторонке, готовилась разнообразная снедь.
   -- Так, Лана, сколько можно сидеть?!
   Мою идиллию прервала лучшая подруга.
   -- Неужели снова?! Шесть лет прошло!...
   -- И что? Это что-то меняет? - улыбнулась я.
   -- Неужели тебе совсем не хочется танцевать? - раскрасневшаяся Марта едва ли не с обидой смотрела на меня.
   -- Не слишком. Мне и тут хорошо! Кстати, вот-вот будут готовы рябчики...
   -- Не мели чепухи! Сегодня восхитительная ночь! Ты обязана войти в хоровод!
   -- Мне не кажется это слишком удачной мыслью...
   -- Чушь!... Взгляни хоть на них!
   Я перевела взгляд на вампиров, веселившихся в кругу танцующих, и невольно залюбовалась. Перехваченные тесемкой поверх лба волосы Даррена растрепались, в его глазах полыхал тот же огонь, вокруг которого вели хоровод, и задорная улыбка ни на миг не сходила с красивого лица. Отлично чувствуя ритм, вампир превосходно танцевал, будучи одним из ведущих в пляске. Август ни в чем не уступал своему другу: ни в грации, ни в задоре, ни в точности движений, и они то и дело переглядывались. В конце концов оба вышли из круга, хлопнули друг друга по плечам и направились к нам.
   -- Эй, вы чего тут скучаете? Музыканты сегодня в ударе, сейчас не время стоять на месте!... что вы делаете?
   -- Я пытаюсь затащить эту чучундру в хоровод, - наябедничала Марта. Я гневно на нее покосилась.
   На меня уставились две пары изумленных глаз. И если Даррен еще едва ли мог связать два слова, то на лице Августа уже медленно расплывалась дьявольская ухмылка. Что-то мне это не нравится...
   -- Так вот значит слабая сторона госпожи Я-Все-Могу - это танцы! Мой друг! - торжественно обратился он к Даррену. - Мой дорогой друг... нет, даже не так - дражайший мой друг! В сложившейся ситуации ты просто ОБЯЗАН научить своего боевого товарища этому нехитрому мастерству! Или хотя бы просто поиздеваться в отместку за все ее выходки!
   Я даже не успела возмутиться, когда Даррен злорадно усмехнулся и, решительно подхватив меня под локоть, поволок к костру.
   -- Оставь меня, а? - заныла я в надежде достать своего потенциального учителя по танцам. - Я не поддаюсь подобной дрессировке!...
   -- Да ты вообще никакой не поддаешься!
   И гордюсь этим!
   -- Ты только зря время потратишь!...
   -- Время зря здесь тратишь только ты, сидя на бревнышке, пока остальные развлекаются!
   -- Вовсе нет! - запротестовала я. - Мне совсем не скучно! А если станет, устрою фейерверк и стану звездой Гуляний!
   -- Чушь! Пойдем!
   Я тоскливо оглянулась на полюбившееся бревнышко.
   -- Лана, знаешь, какой самый быстрый способ научиться танцевать?
   Я нерешительно на него взглянула:
   -- Шантаж? Спор? Горящие угли?!
   -- Прийти на Липеньские Гуляния!
   Я только пискнула, как оказалась втянута в хоровод. Ну, Даррен!... выберусь, и ты у меня... попляшешь!
   Музыканты грянули быструю живую музыку, и ноги танцующих пустились в пляс. Я вцепилась в ладони своих "соседей" и первое время лишь механично пыталась повторить и запомнить движения, чем приводила в состояние истерики своих друзей и в состояние раздражения танцующих рядом. Когда же я сбилась окончательно...
   ... огонь полыхнул оранжевым столбом, сноп искр взвился в воздух, и языки пламени начали принимать очертания танцующих людей, взявшихся за руки, подозрительно похожих на...
   Напротив меня прямо в огне танцевала невысокая девушка. Ее движения были слаженны, грациозны, на лице играла улыбка, легко и весело она вела танец в хороводе.
   Так просто...
   Девушка вдруг отвлеклась и, посмотрев прямо на меня, склонила на бок голову и забавно улыбнулась, не прекращая своей пляски.
   Танцуй...
   Я...
   Взгляни-ка на меня... это же так просто!...
   Мое... отражение?
   Девушка рассмеялась и, отпустив руки "соседей", закружилась в середине хоровода в самом пламени. С удивлением я поняла, что и сама уже не чувствую ладоней, за которые цеплялась еще несколько секунд назад. Вокруг раздались одобрительные возгласы, под которые я кружилась у огня, подбадриваемая стихией, принявшей мой облик. Тепло в моей груди разливалось жаром по всему телу, не давая остановиться, выходя наружу огнем танца. Я лишь теперь обратила внимание, что под музыку талантливых бардов танцевал сам огонь, просто в суматохе и веселье хоровода это было почти не заметно. И девушка, там, в огне, смеялась от радости танцевать. И я смеялась вместе с ней, меня не меньше переполняли восторг, восхищение легкостью и детская радость. Кажется, я увлеклась...
   Совсем скоро я ощутила чьи-то руки на своей талии, затем они завладели моими ладонями, и повели. Я даже не открыла глаз, чтобы узнать, кто же посмел соперничать с танцем самого огня. Просто танцевала, и энергия, горячий поток жизни тек по моим венам, не допуская в голове ни единой мысли.
   Одержимая... огнем?
   Смех в моей голове оставил лишь послевкусие улыбки, жар стихии схлынул, и дальше я танцевала уже сама, никем не ведомая, кроме моего партнера. Кстати о нем...
   В черных волосах запутались блики огня, а в серых глазах неожиданно заполыхало пламя той стихии, что еще только что струилась по моим венам. Вампир уверенно вел танец, понимая мои движения так точно, как если бы читал мысли. На губах играла дерзкая улыбка, грация и красота его движений на мгновение заворожила меня, и я едва не сбилась, но затем мысленно дала себе пощечину. Нет уж, сейчас я не проиграю, не собьюсь, просто не имею права все испортить. Сейчас - лишь вдвоем под вечную музыку бардов, глаза в глаза, в безмолвном разговоре движений, с обоюдным азартом танца и задорным смехом...
   Я очнулась только тогда, когда танец дал свое логичное завершение, и абсолютно неожиданно для меня Даррен завершил его легким касанием губ.
   Я с изумлением взглянула на вампира. Но вместо объяснений, которые тот, как мне казалось, обязан был предоставить, он порывисто прижал меня к себе и с какой-то неясной мне жаждой запечатал мои губы поцелуем.
   ...Впервые за долгое время я растерялась. Но затем расслабилась, найдя это самым уместным. Ни тревоги, ни страх, ни уж тем более досада за проигранный спор сейчас не находили отклика в моей душе. Все заняло то странное, но до невыносимого важное чувство, что связывало меня с Дарреном...
   Я запустила пальцы в его волосы и забыла обо всем.
  
  ГЛАВА 10
   МАМА!...
   Хотя нет, так еще, не дай бог, накаркаю... Лучше так:
   БОЖЕ!...
   М-да, вряд ли он тут появится, но все равно куда лучше, чем прошлый вариант.
   Так вот, на чем я остановилась...
   А остановилась я на том, что сейчас лежала у себя в комнате, за окном должно было вот-вот рассвести, а в моей голове была полная каша. Какие там враги, когда тут ТАКОЕ!
   Для начала - стихия.
   Вот, пожалуйста, полюбуйтесь! Вернее, вчера надо было любоваться, когда я плясала, как одурманенная. Ну, в принципе, так и было... Огонь, костер, люди, ночь, танец - любого одурманит. А если вашим весельем займется еще и стихия - то уж точно скучно не будет! Гарантирую!
   Выходит, стихийники все-таки решили показаться при удобном случае - так, легонько намекнуть, что, мол, мы тут, если что обращайся, а если что - обратимся мы. И вот к чему это привело! Говорили мне в детстве: вали подальше от подозрительных типов! А девушка в огне - это более чем подозрительно! Ну почему я не могла просто закрыть глаза и попросить не вмешиваться?!
   Ладно, зато я научилась танцевать, чего не получалось за всю мою недолгую жизнь (Аминь). Но ведь потом... потом...
   Я села на кровати и зарычала. Хотя больше хотелось взвыть, стукнуться о земь и вместо того, чтобы получить сотрясение мозга, обернуться серой волчицей и убежать ото всех во глушь лесную, как делают все порядочные персонажи сказок.
   И ведь эта зараза смылась куда-то! Я тут голову ломаю, как мне ему теперь в глаза смотреть, а он неизвестно где шляется!
   Увижу - все выскажу! Мало того, что в хоровод толкнул, так еще и!...
   А собственно говоря, чего это я ждать должна, когда у меня на душе сейчас кипит?! И все равно, что я ведьма, что должна быть свободна и хладнокровна! Сначала я девушка!... оскорбленная в лучших чувствах, между прочим!
   Я решительно поднялась на ноги.
   Вот пойду, найду его и потребую объяснений! Да, сейчас же!...
   Вместе с вежливым стуком мои колени подкосились. Нет-нет, давайте лу\ше позже! Мамочки, что ему говорить?!
   -- Лана? - голос Даррена, раньше имевший успокоительное воздействие на меня, вызвал желание спрятаться под кровать, слиться со стенкой или сигануть в окно. А ведь он еще даже не вошел в комнату!
   Вампир осторожно заглянул внутрь.
   -- Ты здесь?
   Кажется, я преодолела расстояние от кровати на балкон в течение секунды - как раз до того, как он вошел.
   -- Я на балконе.
   Вампир отодвинул занавесь и вышел на терраску. Я не знала, что делать, что говорить, только старалась успокоить бешено колотящееся сердце и молилась, чтобы он этого не заметил.
   -- Как ты?
   -- Нормально...
   -- Я вижу, - хмыкнул тот. - Только с балкона прыгать не советую, в саду недавно поливку произвели, и как раз под твоим балконом явно переусердствовали. В луже не слишком-то комфортно будет...
   Я мысленно помянула вампирий такт. Но Даррен уже посерьезнел...
   -- Что с тобой? Ты что, боишься меня?
   -- Нет, конечно, - я глубоко вздохнула и постаралась улыбнуться. - Я... извини, после вчера я... кажется, растерялась...
   Странно, ужасно странно было говорить. Почему раньше я спокойно говорила с ним о том, что меня волнует, а теперь это оказалось так сложно?
   -- Но ведь мы все те же. Ничего не изменилось. Или изменилось?...
   Я внимательно всмотрелась в его лицо. Неужели он сожалел о вчерашнем? Серые глаза проницательно следили за выражением моего лица, в них плескалась тревога. И, кажется, на самом деле Даррен был растерян не меньше моего, просто он привык выглядеть надежным и уверенным, поэтому растерянность, озадаченность только слегка касались глаз, в то время как за ними могла бушевать буря. Только он ни за что не откроет ту бурю, ни за что не выпустит ее из себя, чего бы ему это ни стоило.
   Дрожь в коленях прекратилась.
   -- Нет, - покачала головой я, - не изменилось. Пусть все будет как прежде, - я шагнула чуть ближе и коснулась его руки. - Или разве что чуточку лучше...
   Головокружительный поцелуй был мне ответом абсолютной солидарности. Кажется, теперь я окончательно проиграла Марте...
  
   Сборы затягивались... точнее, как раз сами сборы прошли на удивление быстро - я быстренько побросала наши вещи по сумкам и была готова сорваться с места, однако домочадцы были иного мнения.
   Вот уже час без малого мы с Дарреном фактически стояли на пороге. Кажется, вампир и сам был уже готов слинять подальше, однако был вынужден вежливо улыбаться моей матери и отвечать любезностями на любезности. Сперва, по традиции, следовал длинный список, чего на тракте порядочным (кхм...) людям (кхм-кхм...) делать уж никак не полагается (это при том, что тракт - фактически является местом моей работы, а матушка там была только однажды, когда переезжала из столицы в Вишенки). Затем, убедившись, что мы запомнили все до единого пункты первого списка, нам зачитали второй, касающийся больше меня: что привезти в следующий раз (странно, раньше туда входил пункт "Жених"...). Половину из списка я мысленно сразу же вычеркнула, остальное - честно пообещала добыть (интересно, где я ей добуду "цветочек аленькой"?! Где она такой в книге Трав вычитала?!). В конце концов, когда горькие рыдания обещали вот-вот прекратиться, и мы уже возлагали надежды, что выберемся из Вишенок до темноты, к нам медленно и величественно спустился мой папаня...
   Я мысленно взвыла. Если и он поучать сейчас будет, брошу все к лешевой бабушке, и тогда фиг меня кто догонит!
   Но отец не оправдал моих надежд. Он только потрепал меня по голове, взглянул ласково и...
   -- Приезжай как-нибудь, ладно?
   -- Конечно, пап... - моментально растаяла я.
   -- Тогда удачи...
   Я уже собралась топать отсюдова, но отец остановился перед Дарреном, некоторое время всматриваясь тому в лицо (как пить дать, испытывал мое терпение...), а затем улыбнулся и хлопнул его по плечу:
   -- Возвращайся зятем!
   Сказать, что у меня отняло речь, было бы не то, чтобы приуменьшением... это было бы наглой ложью. Мне будто мешком песка по голове дали. Ну, п-папа...
   -- Я как раз работаю над этим! - усмехнулся в ответ вампир, скорее смешливо, чем серьезно, склонил голову, и деликатно протолкнул меня к двери, пока я не успела закатить справедливый скандал.
   Лошади с уже упакованной поклажей ждали нас возле самых дверей. Даррен легко вспорхнул в седло и, не дожидаясь меня, легонько тронул своего гнедого каблуками. Я догнала его уже на дороге.
   -- Даррен, - ласково позвала я. - Можно у тебя поинтересоваться... какого черта?! Что это только что было?!
   -- Тебя что-то не устраивает? - ехидно взглянул на меня вампирюга. Ррррр...
   -- О да! Меня много чего не устраивает! Во-первых, то, что ты нахал! Во-вторых, то, что...
   Наши лошади, не спеша, трусили рядом друг с дружкой, давая нам возможность не кричать, и притом замечательно слышать друг друга. Я мстительно и обильно изливала на голову Даррена свои претензии, пока появилась такая возможность, как вдруг меня осенило.
   -- Даррен, куда мы едем?
   -- К перекрестку, мы там условились встретиться с Мартой и Августом, помнишь?
   -- Да я не об этом! Я о том, куда мы теперь направляемся. Возвращаться куда-либо было бы глупо, ты сам понимаешь...
   -- В Торавель.
   Я чуть из седла не вывалилась.
   -- Зачем?! Приключений на пятую точку можно и тут отыскать! - я торопливо огляделась в поисках убедительных аргументов: - Во-о-о-о-он за тем кустиком, например, прилег упырь! Давно прилег, но если хочешь, я его разбужу, мы дождемся темноты, и нам будет очень весело!... Туда ведь неделю вскачь, а потом еще по Вострячке дня три плыть! У нас не хватит ни провизии, ни денег, ни нервов!... к тому же там сейчас неспокойно, - добавила я напоследок. Так далеко тащиться не хотелось... к тому же, душой овладело нехорошее предчувствие...
   -- Расскажу, когда доедем до перекрестка.
   -- Почему?
   -- Чтобы не повторять дважды. Марта и Август наверняка тоже захотят узнать, какой леший нас туда понесет.
   -- Ты расскажешь им все?
   Вампир внимательно посмотрел на меня, потом отвернулся.
   -- Нет.
   -- А мне?
   -- Не сегодня.
   -- Не сегодня, - проворчала я. Сколько еще это будет длиться?... - Чего ты ждешь?
   -- Это не важно.
   -- Даррен, - я сделала паузу, чтобы тот взглянул мне в глаза, - я не отступлюсь. Тебе придется рассказать мне все.
   -- Если у меня будет выбор, то я предпочту, чтобы тебя это не коснулось, - спустя недолгое молчание ответил тот, почему-то опуская глаза.
   -- Я боюсь, у меня нет выбора, - пробормотала я, припоминая разговор с Эльгой.
   Даррен нахмурился.
   -- Что это значит?
   -- Это значит, что я не могу ни сделать шаг назад, ни отказаться и плюнуть на все... нравится тебе это или нет, выбора нет у меня, -
   А значит, и у тебя...
   -- Это невозможно, - недоверчиво протянул он. - Ты же... нет... ты чистокровный человек, у тебя не может быть никаких связей с... не может быть...
   -- Даррен, правда за правду, - я бросила косой взгляд в его сторону. - Моя правда за твою.
   Он глухо зарычал.
   -- Это ложь... Я не собираюсь в это верить.
   -- Значит, я лгу! - рассердилась я. - Не верь! В конце концов, это твое право! Только тогда будь добр, не мешай мне во всем разобраться!
   -- Я не вижу другого объяснения тому, что происходит! Это невозможно!
   К горлу подкатила обида, злость заставила сжать кулаки с поводьями.
   -- Ну уж нет... это было бы слишком...
   -- Можешь не верить, - повторила я. - Тешь себя надеждой, что я всегда тебя обманывала.
   С этими словами я пришпорила Ваську и направилась к перекрестку, где на жгучем солнцепеке пребывали в ожидании нашего появления Август и Марта. Находясь далеко не в наилучшем расположении духа, я даже не остановилась, чтобы улыбнуться и подождать их, свалив на угрюмо ехавшего позади Даррена обязанность объяснить нашим друзьям, что произошло, и куда мы едем. Казалось, мне стоило бы и самой послушать версию, какой же все-таки леший нас понес в Торавель, однако было совершенно наплевать на это. В мои планы не входит убегать, зато входит хорошенько проветрить голову. Иначе в ближайшее время бессмертие вампира покажется сущей мелочью на пути к его вечному сну...
  
   -- Поразительно! Вы успели поссориться за десять минут пути?! - возопила подруга, глядя на меня круглыми от изумления и возмущения глазами.
   Мы сидели и готовили опушку к ночлегу, пока вампиры пошли за хворостом для костра. Магический огонь - не просто для света, а и для тепла - требовал постоянной энергетической подпитки, и в случае чего наша компания могла бы оказаться без магподдержки. Проще было насобирать сухих веток.
   -- Лана! - страдальчески увещевала меня подруга. - Я уверена, пустяки, из-за которых вы теперь даже не разговариваете, того не стоят!...
   Не пустяки. Но того - не стоят...
   -- Брось... это же попросту глупо!
   -- Ты-то что так переживаешь? - усмехнулась я.
   Марта немного стушевалась, потом тяжело вздохнула и виновато улыбнулась.
   -- Помнишь легенду? Про танец вокруг костра? Ее когда-то Нэрра рассказывала...
   С ее словами в памяти всплыла история, рассказанная девушкой-менестрелем несколько лет назад на Липеньских гуляниях. По легенде на одном из подобных праздников, когда молодежь вела хоровод вокруг костра под лихие мелодии бардов, из огня вышла девушка, и танцевала она, как могло бы танцевать лишь само пламя. Из хоровода к ней вышел парень, и кружились они вместе до самого конца празднества и остались вдвоем навсегда...
   -- Марта, тебе ведь уже не двенадцать!... - воскликнула я, пытаясь совладать с растерянностью. Девушка из огня... Выходит, та история была не совсем сказкой. Или просто совпадение?
   -- Знаю, - она слегка покраснела. - Но это было так красиво... Я бы не удивилась, если бы ты сказала, что была одержима духом огня. Вы были словно два лепестка пламени, что вырвались из костра и трепетали на ветру... Вы были бы красивой парой.
   Теперь краснела уже я, не находя слов для ответа.
   Солгать?...
   Это будет так нечестно по отношению к ней... она не этого заслуживает. Но рассказать ей все фактически означает втравить ее в эту кашу, чего мне хотелось менее всего.
   -- Я не стану говорить, что это не так... Чем-то я все-таки была, по твоему выражению, одержима, - улыбнулась я. - Так же, как и Даррен. Ночь, музыка, огонь, танец...- внутри кольнула горечь собственной недоговорки. - В этом все волшебство подобных праздников.
   -- Ты ведь не танцевала никогда...Как же так вышло, что...
   -- Не знаю. Только... - при воспоминании о вчерашнем вечере я стала говорить путано, не в силах выразить словами свои эмоции, боясь и желая этого одновременно. - Это было неповторимо... не знаю, почему так произошло... если раньше магия казалась мне чем-то естественным, потому что я понимала, почему происходит то или иное, то теперь столкнулась с загадкой... но это не совсем та магия, с которой мы с тобой привыкли сталкиваться... это нечто совершенно другое и прекрасное... - и уж совсем из другой оперы у меня вырвалось тихим шепотом: - Он потрясающе танцует...
   От этой мысли почему-то стало тоскливо.
   -- Вы помиритесь к вечеру, - улыбнулась Марта. - Вы всегда миритесь с наступлением темноты.
   Я удивленно взглянула на нее. С наступлением темноты?...
   Перед глазами цветными картинками замелькали воспоминания. И правда... что бы ни случалось, к ночи все обиды как-то незаметно угасали, начинали казаться менее значимыми, а мы - как-то непостижимо оказывались рядом друг с другом.
   Вспомнилось утро и захотелось снова завыть. За что мне это?!...
   А может, и в этот раз?...
   В небе, что окрасилось в нежно-лиловый цвет, лениво тянулись вереницей облачные марева, вызолоченные последними лучами солнца. Тишину нарушали суетливые окрики птиц, торопившиеся в свои гнезда до наступления темноты. Ласковый ветер летел навстречу моему лицу, шелестя длинным подолом в листве деревьев... Вокруг начинали сгущаться тени. Значит, до полной темноты оставалось не больше часа.
   Когда вампиры вернулись, по их лицам стало ясно, кто кого просвещал. Мои надежды, что к вечеру все решится само собой, рухнули, как только я увидела отстраненно-обреченное лицо Даррена и воодушевленно-радостное - Августа. Второй нес в руках здоровую охапку сучьев, а первый волочил здоровенное сухое бревно, вспахивая за собой землю и ничуть о том не заботясь.
   -- Что на ужин? - поинтересовался Август, потирая ладони.
   -- Фаршированный яблоками вампир в собственном соку под соусом из грибов, орехов и сметаны, - буркнула Марта, доставая из сумки провизию. - Моя мама называла это блюдо "Любопытство и его последствия".
   -- Я так и знал, что у тебя было тяжелое детство, - не остался в долгу тот.
   Стерпеть такое моя подруга отказалась, потому без промедлений кинулась к шутнику, оставив разбираться с ужином меня. Я усмехнулась и склонилась над сумкой с харчами.
   У нас был хороший запас провизии - без Августа хватило бы недели на полторы, но с этим проглотом мы управимся дней за шесть. Впрочем, и этого достаточно. К этому времени мы доберемся до Вострячки, там закупимся и в Торавель доедем неизвестно насколько целыми, но хотя бы сытыми.
   -- Ну так что на ужин? - напомнил о себе Август, сражаясь с воинственно настроенной ведьмой.
   -- Тушенный кролик, немного овощей, хлеб и... Народ, кто будет сидр?
   -- Я!! - в один голос выкрикнули дерущиеся.
   -- Даррен?
   -- Вина нет?
   -- Сейчас посмотрю... - моя рука по плечо скрылась в бездонной сумке с провизией, пока наконец не нащупала холодную горловину бутыли. - Кажется, есть...
   По правде говоря, и я не слишком любила сидр. Уж лучше эль, хотя он и горький. Касательно вина же, мне нравилось красное, полусладкое "Шеллиэн", которым с гордостью угощали посетителей в лучших ресторанах Эвилля. К сожалению, туда мы попадем не скоро... особенно после учиненного Дарреном погрома.
   Я вытащила на свет темную бутылку. Это оказалась "Селеста-Шерра", напиток из красного винограда и каплей настойки из белой вишни. Невообразимо вкусно, хоть и не "Шеллиэн".
   Разогрев на быстро разведенном костре ужин, мы с удовольствием неспешно пировали, развлекаясь приятной бессмысленной беседой. В конце концов медленно подобрались к теме нашей поездки. Не знаю, как для Августа, но для Марты должна была быть названа стоящая причина, чтобы переться так далеко, не знамо зачем. Я постаралась выглядеть как можно равнодушнее, не спеша смакуя из походного стаканчика вино. Легкий алкоголь и жар костра приятно согревали, разрешая расслабиться и располагая не думать ни о чем важном... еще бы прилечь, и, наверное, я бы задремала, но...
   -- Выставка оружия, значит... неужели столь уникального?
   -- Ну, не буду врать, что каждый кинжал будет иметь свои скрытые свойства, но если искать что-нибудь редкое, то только там. К тому же это - закрытая выставка. О ней знают немногие.
   -- Ты хочешь найти тот кинжал... - задумчиво произнес Август. - Ты уверен, что он там будет?
   -- Не совсем... приблизительно один шанс к двум, что он там.
   -- А если нет? - спросила Марта. - Что тогда? Будешь искать по всему миру? Чем он так важен для тебя?
   -- Им убили моего близкого друга... - нехотя произнес Даррен.
  
   - НЕТ!!
   - Оказалось, так просто... - боль скручивает тело, ломает, словно издалека слышно собственный крик, перед глазами - перекошенное улыбкой-гримасой лицо, печально знакомое... но где и когда...
   ...теперь другое лицо, такое же знакомое, чей взгляд застилает розовая пелена ярости... он хочет только...
   ...выхватить кинжал, отомстить, ударить...
   ...слышно другой крик... свирепый... злой... удар...
   ...мир меркнет... боль... и больше ничего...
  
   Смутное видение-воспоминание за тысячную долю секунды пролетело перед глазами, вызванное случайной фразой Даррена. Легко догадаться, чье оно было. Выходит, Аллана была убита... тем кинжалом, о котором сейчас говорит Даррен. Я, кажется, даже знаю, кто мог бы быть в этом замешан.... Но это была далеко не вся правда: что заставляло Аллану испытывать такую боль?
   Я украдкой взглянула на Даррена. Он напрягся, явно что-то почувствовав. Чертова эмпатия...
   -- Но я вам уже говорил, что никого не принуждаю ехать со мной, - это явно было сказано в мой адрес.
   -- Не валяй дурака, Даррен, здесь ничто никого не держит, мы свободны, а значит - можем идти куда захотим. Просто интересно узнать, зачем же, собственно, туда...
   Если Даррен рассчитывал, что никто ничего не заподозрит, то тут он серьезно просчитался. Парочка явно догадывалась, что дело нечисто, но пока что помалкивала, терпеливо ожидая момента, когда Даррену будет совсем не просто отвертеться.
   А от меня ему уж точно избавиться не удастся. Рано или поздно он это поймет...
   Поставив защиту на стоянку и подбросив поленьев в огонь, все улеглись спать. Перед сном я вспомнила о мешочке, который незаметно сунула мне в руку Эльга. Внутри оказалась трава, несколько стеклянных шариков и записка. Каллиграфическим почерком было выведено: "пояснение по применению: Настой 3дн-ый, 3-6 капель/сон; не перепутай Сны; не показывай вампирам прежде, чем все объяснишь".
   Несколько минут я тупо пялилась на "пояснение по применению", потом в сердцах заскрежетала зубами. Ну, Хельга! Объяснила она! А кто мне расшифрует само пояснение?!
   Плюнув на загадочное послание Наставницы, я поняла, что спать совсем не хочется. Спрятав мешочек подальше и мысленно пообещав себе обязательно вернуться к нему позже, я вытянулась на спине, с удовольствием расслабляясь. Треск огня, дыхание леса настраивали на лирический лад. Однако спина дрыхнущего вампира разбивала вдребезги романтическое настроение своим убийственным равнодушием к моей важной персоне. Кажется, сегодня Марта ошиблась. Уже ночь, а мы так и не помирились...
   Я перевернулась на живот, уставившись в ночную тьму леса.
   Он должен, должен все объяснить сам. Я хочу узнать все от него. Если Даррен не будет мне доверять, у нас у обоих ничего не выйдет. Он должен это понять...
   Я, конечно, могу все разузнать самостоятельно, это не должно быть очень уж трудно, особенно при подсказках и воспоминаниях Алланы, но... дело не только в том, чтобы все узнать, но и в том, чтобы...
   -- Лана, я тебя умаляю - спи, ради всех святых и праведников! Сколько можно ворочаться?! - не выдержал Август.
   Я постаралась замереть.
   -- Прости!... - покаянно шепнула я.
   Кажется, он что-то еще проворчал и повернулся на другой бок, якобы незаметно придвигаясь поближе к моей подруге. Я усмехнулась. Вот уж парочка: первое весеннее тепло и последний летний зной - март и август. Спелись...
   Пытаясь если не уснуть, то хотя бы просто не мучиться мыслями, я бездумно сверлила спину Даррена. Он спал... спал так, как могут спать только вампиры - слишком спокойно и безмятежно. И, кажется, почти не дышал.
   Ночь... вечное волшебство. Любуясь клочком звездного неба, я сама не заметила, как уснула.
  
   -- Проснись...
   -- Даррен, поди к лешему. Дай поспать!...
   -- Проснись, говорю тебе...
   Я нехотя разлепила глаза.
   -- Чего тебе надобно, старче?... - проворчала я.
   Вокруг едва-едва начинало светать, наши спутники еще сладко посапывали. Я была бы счастлива сделать так же.
   -- Ты должна взглянуть кое на что...
   -- Прямо сейчас?! А это кое-что не может подождать?! Хотя бы часик...
   -- Боюсь, что нет, - покачал головой вампир.
   -- Ладно... дай мне секунду.
   Я на скорую руку натянула под одеялом брюки, не заботясь заправить в них рубашку. Поспешно надела сапоги. Даррен искоса оглянул мою потрепанную шевелюру и рубаху наполовину поверх штанов и слегка усмехнулся.
   -- Далеко идти?
   -- Не очень.
   Так и оказалось. Я, зевая и чересчур часто спотыкаясь, брела вслед за уверенно шагающим приятелем и снова-таки наблюдала его спину. Невольно залюбовалась широкими плечами под белой льняной рубашкой и волосами, небрежно рассыпающимися по тем плечам. Красив, зараза... что спереди, что сзади... если бы еще не был таким самовлюбленным нахалом, то...
   Тут Даррен обернулся, скептически взглянул на мою сонную физиономию и, взяв за руку, вынудил идти меня рядом и с куда большей скоростью. Я хотела возмутиться. Не знаю, чем, зачем и что бы с того вышло, но пока я собиралась с гневными проповедями, мы пришли на место.
   -- Ничего не хочешь сказать об этом?
   Мы вышли на широкую поляну, и как только я переступила некую невидимую черту, в лицо мне дыхнуло зловонием. Не запахом, который могло бы почувствовать любое существо, а той вонью, которую мог бы определить только маг или некто вроде Даррена - обладающего даром.
   -- Ты тоже это чувствуешь? - спросила я. - Различаешь фон?
   -- Еще бы... чего бы тогда я тебя будил? Но это еще не все. Взгляни-ка вон туда, - его рука указала направление, и я заметила полукруг из каменных глыб в паре десятков метров от нас. Заметила и окаменела сама.
  
   - Кто мне скажет, что такое Оксово полукружье?
   Аудитория притихла и сделала вид, что вопроса не расслышала.
   - Никто? Жа-алко... - протянул учитель, высокий брюнет лет тридцати с приятной внешностью, - ну что ж, тогда по списку.
   - Не надо! - сделал попытку избежать неминуемого кола Аник Абиев. В группе послышались смешки.
   Аник никогда не делал домашнее, носил толстые окуляры, любил изображать из себя крутого парня, из-за чего выглядел довольно жалко. Студент славился среди своих же ужасной навязчивостью.
   - Уважаемый, вы снова без домашнего задания? Печально-печально... ну что ж, дам вам шанс. Господа, кто совершит героический поступок и спасет Абиева от неуда в четверти?
   - Как это - в четверти? - осипшим голосом переспросил вышеупомянутый.
   - А так - в четверти. Еще один кол, и у меня не будет выбора.
   Аник с мольбой в глазах оборачивается к группе. Лоб студента блестит от пота, пальцы подрагивают...
   Одна ненормальная наконец не выдерживает и, зная, что после этого ей не будет спасения от надоедливого одногруппника-неудачника, поднимает руку.
   - Я могу рассказать про Оксово полукружье...
   - Лана, ты с ума сошла, - тихо шипит рядом Марта. - Какое тебе до него дело?
   - До него - никакого...
   Главное, что на меня обращены взгляды всей группы, в том числе и...
   - Ну что ж, Лана... рассказывай, - преподаватель поднимает свой взгляд на меня, и я, стремясь не ударить в грязь лицом, делаю глубокий вдох и начинаю.
   - Оксово полукружье было открыто в 1352 году двумя магами-учеными, чьи имена остались неизвестными. Название этого явления происходит от названия камня - окс, окас или оксат. Этот камень очень мало распространен на нашем континенте, за исключением двух-трех залежей на территории вэрнских народов. Его основным свойством является предоставление возможности телепортации без больших магических затрат. Однако также оксат имеет очень большое энергетическое поле с практически неисчерпаемыми запасами силы самых разных направлений и отраслей, а это, как известно, большой соблазн для...- снова встретившись взглядом с учителем я запнулась. На его лице был явный интерес. Еще бы, я эту информацию почти с боем вырвала у одного старого знакомого, который утверждал, что она якобы конфиденциальна. Это оказалось наглой ложью. Информация была МАЛОРАСПРАСТРАНЕННОЙ, а это, заметьте, несколько иное. - ... большой соблазн для искателей легкой наживы. Поэтому использование камня без особого разрешения Совета сурово карается...
   - Как именно? - поинтересовался чарующим бархатным голосом учитель.
   - Запретом на магию на срок от пятнадцати лет и заключением в гостюрьму на срок от восьми лет, - любезно ответила я. Получив знак продолжать, я набрала в легкие воздуха и заговорила дальше: - Оксово полукружье в частности представляет собой ритуал по призванию сил любого уровня и характера. Боги, демоны, стихийники и даже души некоторых умерших, имевших Дар при жизни, независимо от того, пользовались им до смерти или нет. Некоторое время бытовал слух, якобы с помощью Оксова полукружья можно открыть двери между мирами. Но это не было ни доказано, ни окончательно опровергнуто.
   - Лана, у меня к тебе два вопроса. Первый: что нужно для ритуала. И второй: любой ли маг может использовать этот ритуал.
   Ха, и он называет это вопросами?
   - Для ритуала нужны камни. Чем больше по размерам они будут, тем сильнее будет действие и результат. Камни выкладываются полукругом, самый большой - в центре образовавшейся дуги, самые маленькие - по ее краям. Чтобы завершить круг нужно два-три человека, в зависимости от размера получившегося полукружья. Нужна еще одна вещь, которая как можно четче символизировала бы силу, с которой желают связаться. Участие в ритуале могут принимать любые люди.
   - Ты уверена?
   - Кажется, да, - я наморщила лоб, пытаясь вспомнить хоть какую-то крошечную деталь, которая могла бы дополнить уже сказанное.
   - У этого ритуала есть одна особенность, Лана, - сказал, улыбаясь, учитель, и я не смогла не улыбнуться в ответ. - Если попытаться обмануть магию, общий фон в месте, где проводится ритуал, испортится.
   - Как, например? - аудитория явно заинтересовалась.
   - Ощущение будет, как от дурного запаха, почувствовать который способен только наделенный даром. Обычные же люди почувствуют медленно нарастающую головную боль. Но самое важное, что в Оксово полукружье не могут входить люди, не имеющие ни единого контакта со стихиями. Это может быть что угодно: лужа, высохшая сама по себе, огонь, который однажды не обжег, или ветер, живущий собственной жизнью и случайно задевший вас своим цветочным шлейфом. Проследить трудно, но можно. Все-таки если за всю вашу жизнь ни один из стихийников не пожелал украдкой за вами понаблюдать, то вряд ли вы представляете собой нечто надежное...
   Звонок с лекции прозвенел совершенно неожиданно.
   - На следующий раз готовим Законы Виньема и пирамиду Геоптриса. Всем до свиданья. Лана, зайдешь ко мне в конце дня, ближе к вечеру...
  
   -- Быть того не может, - пробормотала я, морщась от "запаха". Я уверенно направилась к месту проведения ритуала. Я никогда раньше не видела подобного, каменные глыбы темно-синего цвета, идеальные по своей форме, образовывали ровную диадему. Подойдя ближе, я заметила, что камни испещрены мельчайшими рунами, которые медленно испарялись, словно высыхая на солнце. Мало какие я опознала, это была явная шифровка.
   Я быстро провела над ними рукой, запечатлевая в маг.памяти "копию", чтобы попробовать разобраться на досуге.
   -- Ты знаешь, что это?
   Кажется, я уже успела забыть о Даррене. И ему это явно не понравилось.
   -- Да, знаю... Оксово полукружье, не слышал о таком?
   -- Нет.
   -- Тогда погоди, я кое-что проверю и тогда расскажу.
   Вот, что вампиру действительно не понравилось, однако он героически делал вид, что все в порядке.
   Я обошла каменную дугу со всех сторон. Испорченный фон, по выражению моего учителя, ясно свидетельствовал о нечистых помыслах решившихся на ритуал. Кроме того, все явно происходило незаконно, иначе зачем было устраивать все так далеко от столицы, в глухом лесу, да еще и ставить защитный контур, который бы не выдал "вони"?
   Что-то блеснуло под наибольшим камнем, и я нагнулась, чтобы подобрать. Это был браслет. Красные, синие, коричневые и белые бусины на прочной черной нити. Наверняка обронил кто-то из замешанных сюда людей.
   Я сжала в руке браслет и кивнула Даррену.
   -- Пойдем, больше здесь нет ничего.
  
  ГЛАВА 11
   Думаю, всем отлично знакома та банальная ситуация, когда на голову валятся вещи с полок повыше, и вы просто не знаете, что ловить в первую очередь. В моем случае вещи перед тем, как грохнуться на пол, предварительно огревали меня по затылку или по лбу, дабы в следующий раз неповадно было влипать во всякие истории. Вот, думаю, прекрасная аллегория тому положению, в котором оказались все мы. И вот, очередная увесистая загадка рухнула со злосчастной полки нам на головы. Поэтому теперь мы ехали заметно пришибленные, погрустневшие и задумчивые. Хотелось думать, что на свете немало идиотов, кроме нас; что все пакости, попадающиеся нам на дороге, - не более чем совпадения (нельзя же всех их приплетать к одной истории!); что однажды настанет царство Истины, и нам воздастся аки мученикам, не взирая ни на принадлежность к нечисти, на ни врожденную вредность, и так далее.
   Летнее солнышко припекало, мы, обсудив ближайшие планы и сговорившись не забивать голову всякой ерундой, тихо дремали в седлах, и наши кони, не спеша, подвозили нас к миловидной деревне. В миле от нас по правую от деревни сторону блестело на солнце озеро, с интересом поглядывая на нас сквозь густую листву окружавших его деревьев, с другой стороны раскинулось поле, откуда в нашу сторону целеустремленно бежала ребятня. Грязные босые пятки тяжело ударялись о землю и несли детвору прямо к странникам.
   -- Стойте, где стоите, незваные гости! Зачем к нам пожаловали? - грозно вопросил храбрый мальчонка лет десяти от роду с густыми каштановыми кучеряшками и ясными карими глазами, потрясая деревянной палицей, призванной изображать то ли посох колдуна, то ли тоненькую дубину. Дружина мелкого окружила нас и теперь с интересом и гордостью за своего предводителя глядела на удивленных путников, щурясь от яркого полуденного солнца и наверняка уповая на элемент неожиданности.
   Наша компания оживилась. Август улыбнулся своей лисьей улыбкой и вздернул нос.
   -- А ты сам кто таков, что уставшим путникам дороги не даешь?
   Мальчишка, не будь промах, съел и не поперхнулся.
   -- А ты кто таков, что решил, будто имеешь право тут разъезжать?!
   Август аж замер от восхищения наглостью пацана, а потом заливисто расхохотался. Даррен поравнял коня с лошадью друга и с улыбкой поинтересовался:
   -- Тебя как звать, защитник отечества?
   -- Он Рэм, - выступила вперед из-за спины мальчугана девчушка, и по ее лицу и волосам стало ясно, что они брат и сестра. - А я - Анна. Наш отец местный мельник в Святках...
   -- Молчать, женщина, когда мужчины разговаривают! - возмущенно вскричал ее братишка и хотел дернуть девочку за волосы, но Август как раз пришел в себя, его кобыла сделала три шага вперед, вампир ловко подхватил мальчонку за шкирку, как нашкодившего кота, и тот от неожиданности выронил палку.
   -- Извини, мой храбрый друг, но девочек бить не водится, даже если ты предводитель шайки.
   Рэм перестал на миг вырываться и поднял глаза на Августа, одним взглядом гарантируя тому месть при первом же удобном случае. Вампир усмехнулся, перекинул через седло хулигана животом вниз и тронул каблуками лошадь. За ним, не думая отставать, последовал Даррен.
   -- Если никто больше не возражает, мы все-таки войдем в деревню...
   Мы с Мартой обменялись удивленными взглядами и поехали следом. Ребятня вокруг расступилась, давая проход всадникам и провожая своего предводителя испуганными взглядами, а сестра "героя" нахмурилась и во всю прыть припустила к озерцу...
  
   -- Чье добро? - поинтересовался Август, на вытянутой руке демонстрируя честному люду пытающегося вырваться стража.
   Деревня оказалась довольно большой, здесь даже имелась своя ярмарочная площадь и крохотная церквушка. Откуда-то слышалась собачья грызня, откуда-то - веселый смех. Маленькая сторожевая башенка, претендовавшая на таковое название только из-за того, что исполняла те же функции, возвышалась не намного выше добротного осинового частокола. Ворот было двое, по разным концам деревни, и они закрывались только на ночь. И то, стоило только постучать загулявшим жителям в махонькое окошко, как местный сторожевой, ворча себе под нос о беспардонности современной молодежи, покладисто шел открывать небольшую дверку.
   Постоялого двора не было видно, что обидно, зато было слышно пивную, из которой доносилась громкая брань, и из дверей которой на наших глазах вылетел плотный мужичок лет сорока - сорока пяти, в белом фартуке в жирных желтых пятнах; нос мужичка был перепачкан мукой, отчего он чихнул, как только приземлился на землю.
   -- Псы беспородные! - рявкнул он в быстро закрывшуюся дверь.
   То ли его не услышали, то ли просто решили не придавать большого значения его словам, но весельчаки пивнушки продолжили горластое пение, от которого у меня лично пробежала по спине дрожь.
   Мужик встал, потер поясницу, поморщился, сделал попытку отряхнуться, потом махнул рукой на это дело, и только тогда заметил мальчишку.
   -- Эй-эй! Странник!!...
   Голос у него был глубокий, несколько хриплый.
   -- Отпусти мальчонку! Что этот сорванец уже успел натворить?
   Август окинул взглядом мельника и аккуратно опустил Рэма на ноги, но тот не удержался и рухнул навзничь.
   -- Ничего особенного, только доблестно защищал родную деревню от мирных путников, - хмыкнул Даррен.
   -- Но, кажется, недруги оказались сильнее, - поддержал его приятель.
   Мельник тяжко вздохнул, дал легкого подзатыльника сыну, покачав головой. Рэм на отцовскую руку огрызаться не стал, однако и за спину мельника не спрятался. Стал себе в сторонке, ожидая, что дальше будет.
   -- Не держите обиды на мальчишку, что с него взять... играть уж больно привык! Вот и шалит временами.
   -- Мы зла не держим, - усмехнулся Август в ответ. - Лучше скажи, мельник, не знаешь ли, где тут остановиться можно на ночь? Мы устали, а за приют заплатим работой или монетой!
   -- Постоялого двора у нас пока нет, не так часто к нам гости жалуют, чтобы доход какой получать... А знаете что, - вдруг оживился он, - пойдемте-ка ко мне! У меня дом большой, места хватит всем: и вам, и вашим... - он прищурился, повнимательнее приглядываясь к нам с Мартой, - э-э... спутницам. А за цену договоримся, не сомневайтесь. Ну, как?
   Долго уговаривать нас не пришлось. А если кого и пришлось, так это мальчугана. Судя по счастливым глазам Августа, Рэму в ближайшее время - то есть пока мы в деревне - спокойной жизни не будет. Впрочем, я подозреваю, как и Августу...
   Дом мельника находился на самой окраине деревушки, ближе к озерцу, неподалеку от которого стояла и добротная водяная мельница, чьи лопасти лениво вертелись под несильным напором воды. Возле сарая таскал мешки молодой мужчина лет тридцати, из окошка опрятного аккуратного домика выглядывала пухленькая женушка мельника, словно из-под земли перед нами выросла светленькая головка младшей сестрицы Рэма, Анны.
   -- Вот, - развел руками мельник, когда мы зашли внутрь домишки, изнутри оказавшегося не менее румяным и добротным, чем снаружи - широкий, просторный, светлый, из печки пахло чем-то очень аппетитным, мы все сразу почувствовали растущий, как на дрожжах голод. - Вот и мое жилище... Велия, встречай гостей! - озвал он жену, и женщина, вытерев руки о кухонный передник, подошла к нам, приветливо улыбнулась, поздоровавшись кивком головы. - Рэм не хотел пускать эту компанию в нашу деревушку! Я предложил остаться им у нас на время, они бы долго искали себе приют, сама знаешь.
   -- И правильно сделал! - одобрила Велия. - Места у нас много, тесно не будет, а путники наверняка устали и голодны, верно? - она подмигнула нам с Мартой, перевела взгляд на вампиров. - Я сейчас покажу вам комнаты, немножко передохнете, а там и обед готов!
   -- Ох я дурак! - хлопнул себя по лбу мельник. - Я ж даже не назвался! Меня в деревне Бузым зовут, у меня по весне такая бузая ветвь цветет - загляденье! Но можете называть меня Ветричем... О, а вот и вы, шалопаи! Рэм, Анка, не сметь каравай до обеда колупать! Живо на улицу! Там побегайте, а как ветер силу наберет, так и обедать...
  
   Нам выделили по комнатке на двоих. Везде чистенько, аккуратно... Не знаю, как мужская часть нашей компании, но мы с Мартой упали, как только увидели огромную кровать, застеленную белыми простынями. Нам хватило сил только сбросить сумки на пол, дойти до оного сокровища и рухнуть, не раздеваясь.
   Кровать оказалась немножко жестковатой, но после двух дней пути верхом под палящим солнцем, ничего лучшего мы представить себе не могли. Начало казаться, что все мечты сбылись и небо милостиво отправило нас в рай после долгого тернистого пути...
   Однако таковое состояние продлилось недолго - ровно до того, как мы вспомнили о таком благе цивилизации, как бадья с водой. Промучившись недолгими раздумьями, мы все же постеснялись просить радушных хозяев о таком одолжении и решились прогуляться к озеру, предварительно предупредив Велию об отлучке.
   Вынуждена вам признаться, что лень родилась с нами в одни дни: сначала со мной, а потом с Мартой. Чтоб обеим не обидно было. Поэтому, выйдя из домика, мы, вооруженные чистой одеждой, полотенцами и мыльной мазью, синхронно пробормотали заклинание и... правильно: телепортировались в сторону озера!
   Лень наша была наказана. Не то чтобы очень жестоко, однако чувствительно. Так как мы понятия не имели о здешних пролесках, то по всемирному закону подлости, утвержденному еще более влиятельным законом о мелкой пакости, мы угодили в малинник. Я, знаете ли, люблю малинку, очень! Моя любимая ягода детства! Но вот сейчас, именно в эту злосчастную минуту, я была готова спалить ее к лешевой прабабушке, только бы она перестала колоться, цепляться за одежду и пачкаться!...
   -- Зарррраза, - солидарно прорычала где-то в метре от меня подруга.
   -- Видишь, в какой стороне озеро? - спросила я, в попытке отцепить брюки от покусившегося на них шикарного малинового куста.
   -- Угу... Однако в сложившихся обстоятельствах - это несравнимо далеко!
   "Ну расступись, милая!" - в отчаянии подумала я.
   -- Фуф, кажется, прорвемся, - в конце концов выдохнула Марта, пробираясь ко мне.
   Действительно, после ее слов я обратила внимание, что мы шагаем по почти протоптанной тропинке, которая идет прямиком к воде...
   ... а та уже искрилась на солнце, манила нас к себе и была тем долгожданным чудом, которого желает любой уставший путник.
   -- Ура!! - радостно завизжала моя подруга, на ходу стаскивая с себя одежду и спеша к огромному, круглому как чаша, озеру.
   Прежде, чем присоединиться к ней, я обернулась. За спиной непроходимой стеной стоял малинник. Словно сомкнулся за нашими спинами, пропустив... Поблагодарив на всякий случай его кивком, я устремилась к воде.
   Озеро оказалось настоящей сказкой. Почти теплое, чистое, ровное, как зеркало, и огромное. Если в нем и водилось что-то вредное, то не думаю, что сильное. Ко взрослому человеку вряд ли пристанет, к ребенку разве что. Песок на берегу напомнил мне про море, на котором я однажды побывала, когда отцу довелось в порт ехать. Золотистый, теплый, с камушками и мелкими мушлями, такой же, как и тут. Сложив на нем одежду, я уже без промедления бросилась нагишом в воду, поднимая брызги. Вода приняла меня в свои мягкие объятия, как ребенка в мягкую перину. Так и захотелось никуда отсюда не уходить...
   -- О-о-о-о, как хорошо-о-о-о, - простонала Марта, опрокидывая голову назад в чуть прохладную воду, отчего ее волосы потемнели от воды и облепили голову.
   -- И не говори-и-и... - вторила ей я, закрывая глаза от солнечного света.
   Мы буквально пребывали в экстазе от простого человеческого счастья. Плавая в приятной, чуточку прохладной воде, мы лениво пересмеивались.
   -- А представь, сейчас наши придут... - хрюкнула я. - Тоже, поплавать!
   Девушка рассмеялась и махнула рукой.
   -- Не, не додумаются! Еще у Ветрича бадью выцыганят!
   -- Та ну, вряд ли... скорее возле мельницы искупаются! - предположила я.
   -- С гусями! - поддержала Марта, и мы снова рассмеялись.
   Наше хихиканье прервалось, когда наших ушей достигли два веселых баритона. Мы так и замерли...
   В голове у обеих крутилась одна фраза, на которую мы возлагали все надежды:
   ТОЛЬКО НЕ ЭТО!!!
   -- Нет, а хорошо мы придумали, а? Они сейчас, наверное, сидят в комнате, думают, как бы потактичнее выпросить у хозяев еще и бадью с чистой водой!...
   -- Да, искупаться в озере это хорошая мысль, ведьмочки вряд ли дойдут до такого простого решения!
   Мы с Мартой многозначительно переглянулись.
   Вертелось в голове несколько вариантов дальше происходящего...
   Например, попробовать спрятаться от вампиров под водой, благо для нас этой было нечего делать, если только те не станут нырять ко дну. Однако чувство собственного достоинства грязно ругалось от такой перспективы. Можно было бы надеяться, что Август и Даррен проявят свои манеры высшего света и дадут ведьмам в тишине и покое "завершить омовение", прежде чем сами залезут в манящую прохладную воду... Однако тут в душе просыпался скептик и успешно валил уверенность. Хотя возможно, это был здравый рассудок... Оставался еще один вариант, от которого внутри разгорался азарт и вздрагивало нечто еще, так и непонятое мною: а что если никто - ни мы, ни они - уступать озеро не захочет?
   Вампиры вышли на бережок, лениво подкалывая друг друга и неторопливо расставаясь с элементами одежды. Однако прежде, чем последняя деталь была снята, мы были обнаружены.
   Схватка двух насмешливых взглядов с одной стороны и еще двух недоуменно-растерянных с другой продолжалась длинную минуту. Причем на ее протяжении лидировали мы с Мартой. На лицах Августа и Даррена явственно проступал процесс сомнения и раздумия.
   Когда мне уже стало скучновато, и я подумала, не плюнуть ли на все и спокойно наслаждаться купанием дальше, пока народ сражается с морально-этическими аспектами своей жизни, вампиры разом шагнули в воду.
   МАМА!!!
   Мы с Мартой синхронно щелкнули пальцами, ощущая, как к телам липнут рубахи, успешно телепортированные с берега, и нырнули.
  
   -- Сгинь с горизонта!
   -- И не подумаю!
   -- Эй, ты мне загораживаешь солнце!
   -- Ничего я тебе не загораживаю!
   -- А я говорю - сгинь! Тебе вообще как вампиру на солнце появляться не положено!
   -- А я говорю - и не подумаю!
   -- Ах так!!!
   Холодные брызги окатили успевшего согреться на солнышке Августа, решившего, что хватит с Марты спокойной жизни. Однако ведьма была бы не ведьма, если бы не ответила капостью на капость, Август тоже сдаваться не собирался - в общем, парочка всецело наслаждалась обществом друг друга.
   Я довольно растеклась на песочке и таяла под щедрыми лучами летнего солнца. Мыслей в голове не наблюдалось, мне - в отличие от Марты - никто не мешал отдыхать, чувствуя, как приятный легкий ветерок помогает коже насыщаться ровным бронзовым загаром. С помощью нашей одежды и магии оказалось совсем нетрудно соорудить так необходимый для соблюдения приличия минимум купальника, поэтому надежда загореть по максимуму имела все шансы оправдаться. Дышалось легко, и надышаться было совершенно невозможно. Совсем недалеко озеро шепталось с берегом, мелкие волны тихо-тихо накатывали на песок, пытаясь дотянуться до вереницы следов, оставленной нами. В противоположной стороне неохотно перекрикивались какие-то мелкие пичуги, которых вот-вот сморит жара, и они так и уснут за перепалкой до вечера, пока не наступит прохлада. Я тоже чуть-чуть дремала, наслаждаясь кратковременным покоем.
   Примерно с полчаса назад мы, мокрые и абсолютно довольные, еле-еле вылезли из воды после длительных водных "салочек" со счетом 5:8 в пользу вампиров и, те, чтобы мы ни в коем случае не обиделись (наверняка представив последствия и убоявшись нашего справедливого гнева), предложили перемирие и передых. Мы недолго поупрямились для вида и согласились.
   В общем, не особо прислушиваясь к возне Августа и Марты, я - загорала, Даррен же умостился в тени облепихи позади меня. Что он там делал, для меня оставалось загадкой...
   Да и какая мне разница!... пусть что хочет, то и делает. Я ему не нянька, он мне - тем более. Постоянно стоять над душой, сверлить негодующими взглядами, устраивать душещипательные беседы на тему того, что мы должны друг другу доверять... Пусть поступает так, как считает правильным. Не хочет ничего рассказывать - что ж, его право. Я больше не собираюсь толкать его к этому...
   С другой же стороны - я готова толкать, пинать и катить его к этому, пока он не поймет, насколько это важно. В конце концов, он и сам многого не знает! Может, если я начну разговор, то он его продолжит?
   Я никак не могла понять, что мешает мне просто лежать и наслаждаться замечательной погодой, пока, обернувшись, не встретилась взглядом с вампиром. Задумчивый, внимательный, теплый... понимающий.
   Проклиная собственную отходчивость, я со вздохом поднялась со своего места и, пройдя пару шагов, уселась рядом с этим нахальным, беспардонным, сумасшедшим, упрямым...
   -- Что мне с тобой делать? - риторически вопросил Даррен, притягивая меня к себе.
   -- Тебе что со мной делать?! - попыталась возмутиться я. - Это мне что делать с тобой! Ты ведь не представляешь, что за каша у нас тут выходит!
   -- Я-то как раз представляю, - возразил тот. - И мне совершенно это не нравится.
   -- Каша вкусной не бывает, - вспомнилась мне детская поговорка.
   Он усмехнулся, нашел мою руку и крепко сжал.
   -- Ничего, все равно рано или поздно любая каша заканчивается, закончится и эта...
   Некоторое время мы молчали. Потом Даррен нарушил тишину.
   -- Кстати, ты меня, кажется, обманула тогда, на Липеньских Гуляниях? - в его голосе скользила неприкрытая усмешка. - Я думал, ты не умеешь танцевать...
   -- Я не обманывала тебя, - призналась я. - Я не умела.
   -- Тогда как...
   -- Это касается нашей каши, - скривилась я, отстраняясь и в то же время наблюдая за выражением его лица. Кажется, он еще не понимал. Даррен изогнул одну бровь, ожидая продолжения, но я жаждала мести, поэтому вздернула подбородок и упрямо произнесла: - Потом как-то расскажу. Когда ты поведаешь мне свою историю.
   Некоторое время мы прожигали друг друга взаимно"ласковыми" взглядами, когда позади вдруг раздался громкий "плюх", в котором утонули фразы глубоко нецензурного смысла. Мы синхронно обернулись и имели удовольствие наблюдать, как в воде по колено с довольной ухмылкой стоит Август, видно приложив все усилия, чтобы плюх привлек наше внимание, а в метре от него всплывает мокрая и злая Марта. Я, не удержавшись, рассмеялась. Но любое праздное веселье бывает наказано. В подтверждение этой теории я была подхвачена на руки, переброшена через плечо и понесена в сторону воды.
   -- НЕЕЕТ!! Даррен, поставь меня на ме!...
   Бульк.
   В отличие от Марты я выныривать не стала. Может, я и не очень сильна физически, с вампиром мне тягаться - все равно, что корову летать учить: без магии не обойдешься. Вот и сейчас, не воспользуйся я простеньким заклинанием силы, усиленным контактом с водой, фиг бы Даррен так эффектно ушел под воду. А за ним и Август благодаря вдохновленной моим примером Марте. Мы с подругой переглянулись и дружно рванули прочь от берега и от временно растерявшихся вампиров. Кажется, на этот раз отрыв будет далеко не в три очка...
  
   -- Угощайтесь, все свеженькое, с пылу с жару!
   Уговаривать себя мы просто не позволили радушным хозяевам. Первые минут двадцать раздавалось лишь дружное благодарное чавканье и щедрые похвалы в редких перерывах между первым, вторым и кухлями с ароматным яблочным сидром. Кажется, мы все-таки попали в рай...
   Напротив нас с не меньшим аппетитом уплетали за обе щеки обед Рэм и Анна. Рэм изредка украдкой посматривал на Августа, явно недоумевая, как столько еды помещается в одном человеке. Его сестрица больше сосредоточилась на пироге с грибами. Я обратила внимание, что кончики коротеньких - по плечи - светлых волос набрякли от воды, будто девочка, как и мы, недавно резвилась в озере. Однако подумать об этом мне не удалось, желудок решил устроить себе праздник, безотказно принимая все яства и требуя продолжения банкета. Когда все мы утолили первый (честно говоря, еще второй и третий...) голод, Ветрич, утирая с усов сидр, поинтересовался:
   -- Что же, вы, значит, путешествуете? И куда же путь держите теперь?
   -- Пока что прямо, - усмехнулся Даррен. - А там, куда дорога свернет, туда и мы подадимся.
   Ну да, - подумалось мне. Нет, я все-таки выпытаю у тебя все, из-за чего мы не можем даже говорить, куда едем...
   -- Когда-то и я так ходил, - понимающе кивнул мельник, потом взглянул на свою жену, та зарумянилась. - А потом вот жену свою повстречал да и не смог больше уйти... Да и местечко тут отличное! Голодным не будешь - с одной стороны поле, с другой озеро, возле поля ветер гуляет и дело мне делает, ближе к лесу вода течет и ветру помогает. А большего нам и не надо... А вы, девчонки, стало быть ведуньи? Или, как в столице величают, маги?
   Мы с Мартой встревожено переглянулись: об этом никто из наших не упоминал...
   -- Да не бойтесь вы, у меня бабка ведовала, так я еще давно научился вашу братию распознавать. Да и она разъяснила мне, что ведьма - это тот же человек, как добрым может быть, так и беду накликать. А вы, я смотрю, девки ладные, да и хотели бы чего дурного сделать, ко мне в дом бы не вошли...
   Я запоздало обернулась и заметила над дверью маленький оберег, не очень слабый, хотя до артефакта ему, конечно...
   Не заметить такую безделушку! Мало ли в каком настроении я могла зайти! Конечно, ничего плохого делать я и не собиралась, но ведь кто знает, на что этот оберег реагирует? Хотя чуть погодя я разглядела знакомые символы стандартного бытового оберега и простила себе эту оплошность.
   -- Да, мы не так давно закончили Школу в столице, теперь, можно сказать, проходим практику, - улыбнулась Марта. - Набить руку лучше всего путешествуя на тракте.
   -- И как же вы руку набиваете? - восторженно спросил мальчуган. - Вампиров ловите? Вупырей всяких там, драконов, да?!
   -- Ну, скажем, вампиров и упырей еще можно, а вот драконы - они-то разумные, как и люди. Только древнее и мудрее, - с улыбкой пустилась я объяснять, чувствуя, как под столом Даррен пинает мой сапог. Еще бы, его сравнили с упырем да и еще "словили"! Но ведь сам понимает, что если разумность драконов нам простят, потому что про них ничего никто толком не знает, то наша уверенность по поводу адекватности вампиров хозяев насторожит...
   -- И вы видели настоящих драконов?! - Рэм совершенно забыл про еду.
   -- Да, нас даже когда-то к ним на экскурсию водили, когда мы были курсе на пятом... - задумчиво вспомнила Марта.
   -- Ух ты!! Папка, я тоже хочу пойти быть магом! Буду творить всякие чуды, дружить с драконами, и однажды стану величайшим охотником на вампиров!!!
   Я мысленно хрюкнула. М-да, нам с Мартой этого не простят...
   -- И ты не боишься вампиров? - полюбопытствовал Август, пристально глядя на Рэма.
   -- А чего их бояться? Они только и умеют, что цапать! А я их раз! Два!! Чесноком да крестовиной!! А потом еще святой водой наподдам да серебряной пулей в...
   -- Рэм, - кашлянула Велия, - веди себя прилично, ты сегодня уже успел напортачить.
   Тот с укоризной взглянул на мать, но замолк и уставился в тарелку, хотя вновь расцветшая улыбка на его лице выдавала его мысли о героическом будущем.
   Надо сказать, что увидев выражение лиц вампиров, когда мальчишка начал перечислять собственные методы борьбы с их сравнительно мирной расой, я тактично закашлялась, иначе сдержать рвущийся наружу хохот не был никакой возможности.
   -- А русалок вы видели?
   Все повернули голову в сторону девочки. Судя по выражению лица Ветрича, этот разговор ему знаком.
   -- Русалок? - удивилась я. О русалках в этих краях слышать не приходилось, потому такого вопроса от малышки я совсем не ожидала.
   -- Ну да... у них красивый разноцветный хвост вместо ног и длинные волосы. Разве вы не знаете?
   -- Знаем. И с русалками мы тоже виделись. Иногда они рассказывают очень красивые сказки, если встречают детей. У них самих очень редко бывают дети, поэтому все они очень любят человеческих малышей... Если встретишь русалку, можешь не бояться. Только не обижай ее, ладно?
   Анна улыбнулась и кивнула. Милейший ребенок, но что-то меня это настораживает...
   За окном тем временем творилось неведомо что. Пару часов назад на небе не было ни облачка, ветер разве что ворошил траву, а теперь погода будто с ума сошла. На улице началась такая буря, что я бы побоялась выходить из дому. Кажется, остальные тоже обратили на это внимание, кроме только хозяев и их детишек, только малышка почему-то нахмурилась и сжала кулачки. Но ветер завывал просто демонически, а у меня зарождалось какое-то нехорошее предчувствие, но я никак не могла понять, в чем его толк.
   -- И часто у вас так?
   -- Что? - не понял Ветрич, но, проследив за нашими взглядами, успокоился. - А это... частенько. Наши уже все попривыкли, до обеда прячут все легкое да скотину в сараи и хлева... В общем, ничего страшного не происходит, только ежели крыша ветхая, то может прохулиться или вообще снести, если ненастье совсем уж разойдется. А так... повоет, сломает пару деревцев помоложе да и все.
   Да и все? Темнит что-то мельник ... От такой бури не то, что пару деревцев сломает... вырвет с корнем, а человек может заблудиться, потому что не видно ничего. И, что самое странное, тучи такие - будто сейчас ливень пойдет, а вместо этого только ветер бушует. Да и за мельницу не боится... явно темнит мельник.
   -- В общем, вы как хотите, - не выдержал Ветрич, - а я на боковую, умаялся за сегодня. После обеда не грех вздремнуть, как раз за такую погодку...
   Возражений не последовало.
   Действительно, глядя за окно, больше всего хотелось закутаться в плед и пить что-то теплое, согревающее... или же...
   Я нетерпеливо прошла в комнату, отведенную нам с Мартой, и резким движением раскрыла чехол с музыкальным инструментом. Пальцы просто зудели от потребности пробежаться по струнам. Кое-как умостившись на кровати, я прошлась большим пальцем по всем шести, а левая рука уже сама зажала нужный аккорд, оказавшийся неожиданно тревожным и торжественным одновременно. Я закрыла глаза... Сквозь меня лилась не только музыка, ею я больше дышала, сквозь меня проходило что-то совсем другое, сильное, властное, нетерпеливое, в чем-то даже капризное, как буря за окном. И казалось, ветер выл и порывался в такт песне гитары, казалось, буря пустилась в пляс, в разрушительный, стремительный танец, и на этот раз я понимала ее. Инструмент пел снова и снова, выводил свою сложную картину, а я была словно проводником между той силой и гитарой, мостком между музыкой и звучанием, нитью, соединяющей стихийную игру и сложную по человеческим меркам композицию. Ярость и отчаяние выходили из-под моих пальцев и, невидимые, танцевали в комнате вокруг меня.
   Я никогда не смогу повторить то, что уже было мною сыграно...
   Этот странный закон был со мной с тех пор, как я начала по-настоящему играть. Я никогда не брала в руки гитару просто так, только тогда, когда что-то во мне требовало выхода, нечто суетилось, когда я могла забыть обо всем на свете и только играть, играть, играть... в очередной раз, как в последний. Минуту или час, с сумасшедшей скоростью или медленно и лениво, но всегда без возможности остановиться раньше положенного. И без возможности повторить нечто, уже однажды выплеснутое...
   Последняя струна еще тихо звенела в воздухе, когда я ощутила свежий запах озона. За окном шел ливень...
   Я заворожено смотрела на белую пелену, в которую превратился дождь, скрадывающий очертания домов и деревьев на улице. Я даже не заметила...
   Тихий шорох возле двери заставил меня подпрыгнуть на месте, я едва успела придержать гитару. Я бесшумно опустила инструмент дном книзу на кровать и на цыпочках подкралась к двери. Чей-то лоб столкнулся с дверью, когда я несильно ее толкнула, и мальчишка оказался на полу, растерянно смотря на меня снизу вверх.
   -- Подсматривать нехорошо, - не менее растерянно произнесла я.
   -- А я не подсматривал, я подслушивал, - буркнул тот, поднимаясь с пола. Помялся немного и заглянул мне за спину, высматривая гитару. - Вы здорово играете... я никогда не слышал такого.
   -- Спасибо, - чуть добрее отозвалась я, проходя обратно внутрь и нарочно оставляя дверь открытой. Парнишка, помявшись, все-таки зашел следом.
   -- А это сложно? - спросил он.
   -- Что?
   -- Сложно - так играть?
   -- Нет, играть совсем не сложно. Сложнее сделать так, чтобы твои пальцы стали настолько послушными, а инструмент - настолько близким, что ты бы не задумывался ни об одном движении, - постаралась объяснить я.
   -- А вы сможете так сыграть еще раз?
   -- Нет, не смогу, - грустно покачала головой я.
   -- Почему?
   -- Потому что в одну реку не ходят дважды. Я не смогу повторить ничего, что уже играла однажды...
   -- Но как же так... выходит, каждый раз для вас - последний?
   Я изумленно уставилась на Рэма. Слишком смышленый для своих лет. Мальчишка с грустью посмотрел на гитару в моих руках. Я с легкостью поняла, о чем он думает.
   -- Не грусти, - усмехнулась я. В голове звенела легкая мелодия, веселая и немножечко детская. Пока мои пальцы танцевали по грифу, я немножко поднапряглась, и из-за спины Рэма вылетел небольшой, в два локтя длиной, золотистый дракон, за ним вились красными лентами искры. Мальчишка открыл рот, но был не в силах издать ни звука. С восторженным визгом к нам в комнату вбежала Анна, протягивая руки к разноцветным птицам, драконам, единорогам, феям, королевичам и королевнам... Вокруг ребятни царила маленькая сказка из музыки и волшебства.
   Марта, на цыпочках подкравшаяся к двери, шевельнула пальцами, и вихорь из разноцветных искорок и лент облетел малышей, вызвав шквал веселого смеха. Когда сказка подошла к концу, и игривый аккорд завершил сказочное повествование, раздались бурные аплодисменты... подхваченные малышней в комнате. Рядом с Мартой пристроились вампиры, ехидно наблюдавшие мое выступление и осыпавшие меня бурными овациями. Я в ответ показала язык.
   Еле выпроводив детвору (в том числе и вампиров с Мартой) и пообещав показать фокус как-нибудь еще раз, я бес сил рухнула на кровать.
   Шум дождя за окном казался самым лучшим звуком на земле, принося какое-то облегчение, будто ливень был моей заслугой после долгой кропотливой работы. Задумываться над этим не хотелось, я просто лежала и смотрела в потолок, какая-то пустая и безразличная...
   Когда мои глаза уже начали слипаться, в комнату заглянул Даррен.
   -- Привет тебе, народный бард Союза Трех, - смешливо проговорил он, отвесив мне шутовской поклон. Я хотела запустить в него подушкой, но потом раздумала, придя к выводу, что тогда останусь и без оружия, и без мягкости под затылком. Поэтому ограничилась прожигающим взглядом из-под полуприкрытых век.
   -- И ты не хворай, ценитель детского творчества! - буркнула я в ответ. - Что привело тебя в мою скромную обитель?
   -- Любовь к этому самому детскому творчеству, - ехидно ответствовал Даррен.
   -- Я вообще-то собиралась вздремнуть, но, видимо, всякая нечисть не даст мне ни одного выходного, - осведомилась я.
   -- Ну почему же? Я, например, как всякий злой и коварный вампир могу просто притаиться до поры, пока ты проснешься.
   -- Ладно, - усмехнулась я, подвигаясь и уступая ему место, - таись себе.
   Уже закрыв глаза и будучи крепко прижатой ко груди вампира, я убедилась в том, как же мне его не хватало те пару ночей...
   Сон принес какой-то бред. Из озера смеялись русалки, звали меня к себе, а малинник, в который я снова угодила, не пускал меня к ним. Начинала кружится голова, в ушах стоял развеселый смех русалок, спиной я чувствовала внимательный взгляд на себе, а когда обернулась, увидела Анну, которая сверкнула зелеными глазами и тоже засмеялась, а я вновь обратила внимание на мокрые кончики волос над ее плечами. Потом снова началась буря, малинник поломало ветром, и я оказалась свободна, я больше не хотела идти навстречу русалкам, но мое тело мне теперь не повиновалось... Заглянув в веселые прозрачные глаза, я проснулась.
   Было темно. Шею щекотали волосы и тихое дыхание Даррена. Однако стоило мне поднести руку к лицу, чтобы стряхнуть с себя остатки дурного сна, вампир открыл глаза. Сонный и невыносимо уютный, он вызвал у меня улыбку.
   -- Почему ты проснулась?
   -- Бред какой-то снился... решила начать сон заново, - усмехнулась я.
   -- Обычный бред? - уточнил тот.
   -- Да, самый обычный...
   Даррен облегченно улыбнулся. Нежное, еле-еле ощутимое касание губ заставило мои щеки залиться краской. Надеюсь, вампиры не настолько хорошо видят в темноте...
   -- Мы надолго здесь?
   -- Дня на три-четыре... надо еще подгадать время, чтобы в бурю не попасть.
   -- Зачем так надолго?
   -- Меня кое-что настораживает, - призналась я.
   -- Дети? - прищурился вампир.
   -- Ты тоже заметил?
   -- Да... мальчик чересчур догадливый, а девочка... не знаю, у нее странный взгляд.
   -- А ты заметил, что за обедом у нее были волосы влажные?
   -- Да? И что?
   -- И она спрашивала о русалках, - напомнила я.
   -- И она не настоящая дочь мельника и его жены, - подхватил Даррен.
   -- С чего ты взял?
   -- Чувствую. Мне это нетрудно определить - "запах" от них идет немного разный. Я сначала никак не мог понять, в чем дело...
   -- Ты так чутко улавливаешь запахи? - удивилась я.
   -- Это не тот запах, который чувствуют хищники или некоторые разумные расы. Этот "запах" на уровне энергетики. Но ощущения могут быть такие же, как и при обыкновенных ароматах. Может быть сладким или горьким, а может веять холодом. По-разному... так, ты думаешь, что в девочке пробуждается вторая сущность.
   -- Не знаю... но вполне возможно. Глаза у нее красивые.
   Даррен усмехнулся. Потом откинулся обратно на подушку, крепко обнял меня, я в ответ с удовольствием спрятала лицо у него на груди.
   -- Не думай об этом сейчас. У нас еще есть время... подумаем об этом завтра. А сейчас спи. И ничто тревожное тебе больше не приснится... я обещаю.
   И я поверила...
  
  ГЛАВА 12
   Какое спокойное утро... Никто не кричит, никто не носится, никого не надо спасать, даже петухи и коты орут как-то на удивление тихо и осторожно. Из окна льется теплый солнечный свет и ничто не нарушает ведьминого сна. Какое уважение к уставшему человеку...
   Последовавший грохот заставил меня подпрыгнуть на кровати, скатиться с нее и в ужасе зажмурить глаза в ожидании конца света. Целую минуту ничего не происходило, петухи заглохли окончательно, видимо скончавшись на месте от инфаркта, а вот собаки истошно забрехали. Истошно, но отнюдь не испуганно, что подогрело во мне любопытство. Раз собаки не боятся, то и мне нечего. А значит можно пойти посмотреть, что там в мире происходит.
   Только тут до меня дошло, что Даррена в комнате не было.
   А куда он-то делся?!
   Прожогом вылетев из домишки, я оглянулась в поисках того, что могло бы издать такой шум, а увидев, замерла на месте.
   -- Это... это как это?...
   Из-под обломков сарая...
   Из-под обломков бывшего сарая вылезли грязные вампиры, а за ними выползла на свет божий Марта.
   -- Я вам говорила, не туда надо было гвоздь забивать?!
   -- Кто ж знал, что оно рухнет?!
   -- Балда, Ветрич же предупреждал, что там на одном косяке все держится!
   -- Ты тоже слышала, не надо на меня все валить!... Вали лучше на Даррена!
   -- Не Даррен молотком орудовал!
   -- А он лестницу держал!!
   -- Ага, в пособничестве хотите обвинить?!
   Мое тактичное покашливание заметили не сразу, а когда заметили, то явно были не слишком рады меня видеть. Интересно, с чего бы это!
   -- Ой... Лана? - затрепыхала ресницами моя подруга, завидев меня, и сквозь зубы добавила: - ну вот, а я надеялась, что хоть без свидетелей обойдется... А что ты тут делаешь? Мы тебя не разбудили?...
   -- Нет, что вы. Меня разбудил какой-то странный звук, подозрительно похожий на то, как если бы развалился сарай, - язвительно ответила я, - а вы - тут, конечно, ни при чем!
   -- Это они!! (1 раз)
   -- Это она!! (2 раза)
   -- Да мне, честно говоря, как-то фиолетово, кто, - флегматично пожала плечами я, - а вот что вы намерены делать теперь, куда как интереснее.
   Эта мысль, кажется, впервые посетила светлые головы друзей и явно оставила после себя не самые лучшие ощущения. Одно дело забить один гвоздь, и уж совсем другое - возвести сарай заново. Нет, поверьте, не так уж трудно на самом деле, если у вас в ходу магия (две ведьмы) и руки (два вампира) одновременно. Однако куда тяжелее, когда светит жаркое летнее солнце и всеобщее состояние можно охарактеризировать как "ВЛОООМ"...
   В борьбе между ленью и совестью победила... победила по старинке дружба. А значит все мы, бессильно скрепя зубами и пытаясь найти козла отпущения, принялись за дело.
   Работы - на весь день, а то и больше. Учитывая богатый нецензурный лексикон каждого из нас, все мы красочно себе представляли, что скажут хозяева по поводу учиненного нами погрома. Я вертелась недолго, рассудив, что раз не я ломала, то и строить фиг буду. Вместо этого я отправилась к озеру. Мое чисто профессиональное чутье просто кричало, что там что-то нечисто, а что - узнать не помешает. Предпочтя сэкономить на всякий случай резерв, я решила прогуляться пешком к подозрительному водоему.
   Природа в этих местах не отличалась однообразием. Роскошный мощный бурьян сплошь и рядом, и ни одного хиленького цветочка поблизости. Оно-то и ясно - при таких переменах погоды, но вот как управляются селяне со своим огородом, для меня оставалось загадкой за семью замками. С помощью магии нетрудно установить n-разовую защиту на некоторый участок земли, но, насколько я поняла, в поселке нет мага... Полюбопытствую на досуге.
   Тем временем, пока я почти пробралась к озеру по нормальной дороге, а не как первый раз - через малину, ранее безоблачное небо заволокло тучами. Оч-чень надеюсь, что мне повезет, и бури не будет. Что-то мне не верится, что она в виде исключения пожалует почти беззащитную меня...
   Озеро встретило меня равнодушно. Меня это так удивило, будто я ожидала, что из него аж рыба будет выпрыгивать от нетерпения в ожидании, что я снова посещу сие дивное место. Однако ни рыба, ни что-либо другое оттуда не выпрыгивало, вода была настолько ровная и спокойная, что издалека было почти не заметно течения, и казалось, что вода стоит на месте. Кроме того, было удивительно тихо. Ни криков птиц, ни ветра, взъерошивающего макушки деревьев... ничего. Только мои шаги, издающие негромкий хруст мелких сучьев под подошвами. Я на всякий случай поставила защиту... две. От физического удара и ментального.
   Как оказалось, зря. Я бродила что-то около часа, но ничего не нашла, кроме нескольких детских следов. Однако это еще ничего не объясняло, и я, не найдя ничего более, что могло бы свидетельствовать о чем-то сверхъестественном, решила телепортироваться обратно, боясь, что если пойду пешком, то непременно попаду в бурю.
   На автомате прочитав заклинание и сделав необходимый пас рукой, я оказалась не просто удивлена... ошарашена, когда ничего не произошло!
   Еще раз... никакой реакции!!
   Сначала я испугалась до дрожи, потому что остаться без магии ведьме... лишиться в миг всей защиты, всего оружия и не знать, появится ли все это снова однажды - это страшно...
   Однако внутренняя волна Дара успокоила меня, напомнив, что я все еще являюсь магом, и только леший знает, почему отработанное до автоматизма заклинание не сработало. Резерв был в норме, не полностью заполнен, но вполне годен для еще шести заклинаний такого же уровня. На себе чужой магии я не обнаружила, в таком случае что-то не в порядке... с местностью? Я "прощупала" ближайшие полмили импульсом, но ничего не обнаружила кроме странной тишины, спокойствие вокруг озера. Что-то не так с водой?
   Озерная гладь по-прежнему была идеально ровной и невероятно подозрительной, но магия и тут ничего не нашла. Мне нравилось это все меньше и меньше. Чувствуя затылком чей-то взгляд, я двинулась прочь отсюда. На сегодня хватит с меня необъяснимого... Не могу назвать себя трусихой, но что-то тут блокировало мою магию, и от этого мне становилось не по себе.
   Впереди творилось нечто странное, и пока я не подошла ближе, я никак не могла понять, что именно. И только с расстояния локтей десяти, до меня дошло...
   Буря... за десять локтей от меня буря играла листьями, ветками, лепестками...
   А возле меня не шевелилось ни травинки.
   За невидимой преградой царил хаос, а к озеру не проникало даже шума!
   Ничего подобного я раньше не видела, а потому даже испугаться забыла. К тому же куда лучше познакомиться поближе с незнакомцем, а потом решать - друг он тебе или враг...
   Напрягшись чуть-чуть и подключив внутреннее зрение, я едва смогла различить тончайшую паутинку между мной и непогодой. Она была прекрасна... Великолепные узоры мощной магии накрыли озеро куполом, не позволяющим урагану проникнуть внутрь. Скорее всего именно этот купол не позволил мне телепортироваться. Творить магию внутри было возможно - я ведь наложила защиту, но на некоторые заклинания были наложены ограничения. Непонятно, почему нельзя было переноситься отсюда куда-либо, но наверняка и в этом был какой-то смысл.
   Интересно, а физическое существо он пропустит?
   Я оглянулась в поисках чего-нибудь вроде палки подлиннее и обнаружила искомое в нескольких шагах от себя. Взяв ее в руку, я было приготовилась ткнуть ею в преграду передо мной, но нечто больно впилось мне в лодыжку. Помянув всех святых и демонов, выученных за годы обучения в Школе и попутно стряхнув покусившегося на меня муравья-солдатика, я снова потянулась к "паутинке", но тут меня осенило, и я снова отвлеклась. Я мстительно подцепила насекомое палкой на самый кончик и поднесла к куполу.
   Подернувшись, как вода, кругами, "паутинка" пропустила и муравья, которого тут же сдуло ветром, и палку, которую я выпустила от неожиданности, когда буря обрушилась и на нее тоже.
   Ну что, Лана, теперь твоя очередь. Ты явно поживее палки и побольше муравья, чтобы тебя снесло ветром. Бояться нечего...
   На всякий случай еще раз проверив, все ли в порядке с защитой, я осторожно потянула руку "к паутинке". По ней пошла небольшая вибрация еще до того, как я прикоснулась, и я отчетливо почувствовала эту магию. Нечеловеческая... неизвестные мне формулы, материи, методы создания этого шедевра. Ничего даже приблизительно похожего на известные мне охранные заклинания или что-либо еще. Не понятное, но и не враждебное. Пальцы словно коснулись озерной глади, проходя сквозь "паутинку". Легкое покалывание кожи, иллюзия влаги... Что же тебя создало, а?
   Оказалось, что ничего страшного нет. Можно было как "зайти", так и "выйти". Я не стала "выходить" целиком по причине недостаточного желания получить веткой по голове по капризу сердитого ветра.
   Выходит, защита поставлена, чтобы никто из магов не мог проникнуть внутрь, и ураган явно тоже тут возникает не сам по себе.
   Что же тут такого происходит во время непогоды, что мне нельзя посмотреть? Даже обидно как-то. Дискриминация...
   Кроме того, при желании можно элементарно прийти пешком. Возможно, ветерок немного потреплет прическу, но это не катастрофа. Но в этой деревеньке нет магов... Тогда... от кого? Или от чего?
   Побродив некоторое время вдоль "паутинки" и придя к выводу, что ничего больше интересного я не найду тут, мне ничего не оставалось кроме как усесться под деревцом и терпеливо ожидать конца бури. Через некоторое время меня сморила дремота, и уже сквозь сон мне слышался чей-то веселый заливистый смех...
  
   -- Тук-тук! Ну как... - я хотела спросить, как сарай, но слова застряли у меня в горле при виде лиц моих друзей. Ой-ой-ой, кажется, в ураган было куда безопаснее...
   И чего они такие удивленные? Что такого странного в том, что человек погулял немножко на свежем воздухе, в то время как у некоторых за окном творилось черт-знает-что?
   -- Эм... - промычала я. - Ну... я пойду? - и не дожидаясь, пока народ вскочит со своих мест в желании придушить одну вредную ведьму, рванула обратно за дверь.
   Поймать непоседливую меня организовался забег, запрыг и замат, ибо троице для этого пришлось хорошенько побегать, попрыгать через неожиданные препятствия и от души высказаться по этому поводу. Возможно, мне бы и удалось в очередной раз остаться безнаказанной, если бы Марта, изначально вприпрыжку бежавшая рядом с вампирами, не вспомнила, что она собственно ведьма не хуже меня! И ей вполне достаточно щелкнуть пальцами, чтобы...
   -- А-А-А-А-А-А-А-А!!! - завопила я от ужаса.
   Нет-нет-нет, только не это!!! Только не заморозка!!!
   Я уже не успевала блокировать любимое заклинание Марты, а потому в следующий миг замерла в нелепой позе с открытым ртом и выпученными глазами. Все тело онемело, и я не могла сделать не то что ни шага, я еле-еле моргала! И то, потому что Марта это контролировала.
   А потом меня уронили. Вампиры, не успевшие притормозить вовремя, врезались в меня, и я красиво рухнула в травку. Благодаря заморозке больно не было. Но благодаря ей же я не могла спихнуть с себя этих двух садистов и отомстить третьему. Ма-ама-а!...
   "СВОЛОЧИ!!!"
   Ты смотри, какие тут все чувствительные к усиленной телепатии! Транслированный вопль моей души заставил всех вытаращить глаза (в особенности Марту, которая единственная знала, что это заклинание у меня всегда получалось ну очень слабенько), а Даррена как эмпата - сдавить виски ладонями. Вот до чего довели!...
   Вампирам осталось лишь злобно посверкивать глазами в мою сторону, а Марта сотворила заклинание с таким видом, с каким поп крестится, увидев нечистого. Я злорадно усмехнулась про себя. Сделал гадость - сердцу радость!...
   Водрузив бедную меня себе на плечи, аки какую статую, вампиры понесли меня в дом на расправу.
   Кстати сказать, мельник довольно равнодушно отнесся к новости, что лишился сарая. Оказалось, что он и сам не знал толком, куда бы тот гвоздь забить, чтобы сарай держался порядочно. Собственно там вся рухлядь и хранилась, а для вещей, что имели важность, пару месяцев назад достроили специальное помещение позади дома. Старый сарай оказался невероятно вредным долгожителем. Хозяева молились на каждую бурю, чтобы несчастная постройка развалилась. Но тот упорно стоял на своем месте. У него могла протечь крыша, провалиться балка, он стонал и шатался при каждом более-менее сильном дуновении ветра, но ни в какую не желал облегчить владельцам жизнь собственной благополучной кончиной. Поэтому нам даже сказали сердечное спасибо за содействие в избавлении от лишних хлопот.
   Долгие споры на тему куда бы поставить новую декорацию в конце концов закончились, и меня опустили на пол. Как оказалось, в угол. Меня! Как нашкодившего ребенка!! Ох же вы у меня поплатитесь!... Зря, ой как зря...они меня еще не знают, если решились на такое!!!
   Пока я придумывала последствия настолько необдуманного поступка моих друзей, те как ни в чем не бывало уселись за стол. Мой желудок также был подвергнут заморозке, а потому о нараставшем еще на озере голоде я разве что вспомнила. Как ни странно в скором времени я умудрилась задремать. Ну а что делать-то? Обзор был неширокий, рассматривать узоры на стене мельничьего домика мне надоело уже на третьей минуте, а слаженное чавканье за спиной как-то незаметно убаюкало...
   ... а разбудил детский голосок.
   -- Тетя ведьма, а вам удобно так стоять?
   Тетя ведьма открыла закумаренные глаза, которые медленно сфокусировались на девочке. Эх, деточка, как жаль, что я не могу тебе ответить: "А ты сама как думаешь?!"
   -- А хотите я вам помогу?
   Мне даже интересно стало. Если бы могла, обязательно скорчила бы подобающую физиономию, а так оставалось лишь наблюдать.
   -- А вы моргните! - подсказала Анна. - Если да - то один раз, а если нет - то три раза.
   Интересно, почему три?
   Тем не менее я выразительно моргнула один раз. Девочка улыбнулась и потянулась ладошкой к моей руке, вытянутой в попытке сформировать силу для контрзаклинания в момент заморозки. Я была уверена на все 100 процентов, что буду вынуждена куковать в углу до тех пор, пока мои друзья не удовлетворятся покоем в мое отсутствие, но...
   Девочка коснулась моей руки, и я поразилась силе, которая оказалась у той. Но дело бы даже не в мощи, с помощью которой Анна снимала с меня заклятие, а в ее происхождении. Это была та же разновидность магии, что поставила купол над озером!!! Его ставила не девочка, но она обладала теми же способностями, что и тот, кто намагичил вокруг воды!!
   Когда я снова обрела способность двигаться и говорить, Анна расплылась в улыбке и поспешно приложила палец к губам. Я кивнула и опустилась на корточки к ребенку.
   -- Кто тебя научил? - спросила я.
   -- Мои друзья, - бесхитростно ответила та.
   -- Друзья с озера?
   -- Ага.
   -- А кто они?
   -- Авинэль, Риэтта, Залина, Вессона и Корэн, - пересчитала на пальцах та.
   -- А... мне можно с ними увидеться?
   Анна нахмурилась.
   -- Они не любят незнакомых... Они могут тебя заворожить.
   -- Но я не сделаю им ничего плохого, обещаю. Ты знаешь, что нужно делать, чтобы они не приворожили?
   -- А ты точно ничего им не сделаешь?
   -- Конечно! Зачем мне им вредить? Я просто поговорю с ними.
   -- Ну... я не совсем поняла... они говорили, что нужно попросить помощи у воды.
   -- У воды? - переспросила я. Это какая-то головоломка или мне всего лишь предстоит встреча со второй стихией?
   -- Да, - кивнула девочка. - Они мне не объяснили, сказали, что мне пока рано понимать.
   -- А когда можно с ними встретиться?
   -- Каждый раз, когда наступает буря, - улыбнулась та. - Или нужно просто нырнуть за большим камнем. Мы всегда так уславливались.
   Ну что же, практически все встало на свои места. Странно только, что сегодня во время бури, когда я была на озере, таинственные друзья Анны не вышли со мной пообщаться. Что же их могло отвлечь?
   -- Анна!! А ну выходи сюда! Нам пора освобождать невинных пленников!! - раздался с улицы голос Рэма.
   Девочка взглянула на меня и бегом устремилась к брату. Я решила, что не хочу знать, каких именно пленников собралась освобождать банда. Главное, что я сама была свободна. А потому я, представив лицо Марты, которая впоследствии не обнаружит меня на месте, и возрадовавшись этому, решила прогуляться по деревушке. За окном светило теплое солнце и не было никакой охоты сидеть в доме.
   Через некоторое время ноги привели меня к той самой пивнушке, из дверей которой день назад вылетел наш мельник. В кармане звякнуло пару монет, и я решила, что на холодный квас должно хватить.
   Внутри оказалось довольно уютно, если не считать сильного запаха пива, которым пропахло заведение. За стойкой дремала мужеподобная тетка, возле нее свернулась калачиком рыжая кошка. Несколько посетителей с кухлями сидели за столами и негромко переговаривались о погоде, один тихонько храпел в салате возле окошка, даже во сне не выпуская из руки кружку. Я, помешкав, все же прошла за один из столиков ближе к окну. Завидев меня, хозяйка тяжко вздохнула и, нацепив на себя передник, прошла ко мне.
   Когда в моих руках был кухоль холодного вкусного кваса, хоть и немного разбавленного, я откинулась на стул в мыслях о вечном...
   Правда, я чуть не поперхнулась, когда мой взгляд наткнулся на злорадно ухмыляющегося вампира. Даррен с завидным спокойствием вел свое наблюдение за мной, недвусмысленно бросая взгляды на мою шею. Где-то это уже было... правда теперь он еще и многозначительно разминал пальцы.
   Я почти знала, что сейчас с немыслимым грохотом распахнется дверь и внутрь ввалится моя подруга.
   -- Лана!! А я тебя искала!!!
   Я и остальные посетители затравленно оглянулись на вошедшую Марту. Даррен захихикал, кошка зашипела, хозяйка зевнула, а я глубоко вздохнула, чтобы не заорать от щекочущегося нервы ощущения дежа-вю.
   Однако, заметив вампира, Марта убрала с лица непередаваемую смесь злорадства, торжества, ехидства и безумной радости от обнаружения меня и сказала уже нормальным голосом:
   -- А, так ты ее уже нашел? Ну ладно, - дверь с не меньшим шумом захлопнулась, скрыв за собой несносную ведьму. Правда, что-то мне подсказало, что она просто отвлеклась на кое-кого другого...
   Посетители флегматично вернулись к прерванным беседам. Даррен усмехнулся и, встав из-за своего столика, направился ко мне. Я скисла. Насладиться одиночеством мне тут не дадут.
   -- Я даже не буду спрашивать, как ты освободилась, - улыбнулся он, подвигаясь ко мне.
   -- И правильно, - поощрила я. Может, хоть сейчас обойдется без нотаций.
   -- Но вот что и где ты делала до этого, я все-таки спрошу. - А может, и не обойдется...
   -- Не надо, - с надеждой взглянула я на него.
   -- Что ты уже натворила?
   -- Даррен, если я была не с вами, это значит, что я во что-то влипла, что ли? - возмутилась я.
   -- В большинстве случаев... да, - подтвердил тот. - Если ты ни во что не влипла, тогда почему не хочешь рассказать?
   -- Потому что ты начнешь читать мне нотации, - ответила я.
   -- А если не начну?
   -- Все равно. Из вредности, - я показала язык.
   -- Значит, это не слишком важно? Или наоборот?
   -- Да нет... не так уж и важно, - пожала плечами я. Может, все-таки пронесет?
   -- Да,- протянул вампир, - а ведь Марта утверждала, что без ее ведома ты и моргнуть лишний раз не сможешь. Мы-то уже понадеялись на спокойный вечер...
   -- Вам что, скуки захотелось? - сочувственно поинтересовалась я.
   -- Знаешь ли, лишних полтора часа скуки - это не всегда плохо!
   -- Размечтались! - хохотнула я.
   -- В таком случае, если твой квас закончился, может, мы где-нибудь прогуляемся и подышим более свежим воздухом?
   Я заглянула в свою кружку и, не увидев там ничего, кроме мокрого дна, согласилась. Пивной дух и правда был не самым любимым моим ароматом.
   На выходе мы повстречали нашего хозяина. Ветрич, завидев нас, тут же поклялся, что он только заявит всем, что в этой пивной больше ноги его не будет, и уйдет, мы в ответ заверили его, что искренне верим.
   Разумеется, мельник проторчал там до самого вечера.
  
   -- Я сказала, я пойду одна!!!
   -- А я говорю, что нет!!!
   -- А если пойдет Даррен, то пойду и я!!!
   -- А я одна, что ли, останусь?!
   -- Нет!! С тобой останутся как минимум два вампира, потому что я пойду одна!!!...
   -- Лана!! Одна ты пойдешь, когда не будет полнолуния, когда кто-нибудь из местных скажет, что русалок тут быть не может, и сам пойдет проверить и вернется не чихнувши, а еще когда будет ясный день и озеро будет не в этом селе, ясно?!
   -- Я пойду одна в любом случае!! Даже если кроме русалок там будут водяники, волколаки, гарпии и кладбище с упырями!!!
   -- Ты сумасшедшая!! Русалки не трогают только детей, если им не заплатить! А заплатить успевает далеко не каждый!
   -- А ты наглый простофиля, если думаешь, что выспросив характеристики у Марты и проявив передо мной полную осведомленность в вопросе, изменишь мое мнение!... и не загораживай мои сапоги, пока своих не лишился!!
   Даррен внял угрозе и торопливо отскочил в сторону.
   -- Но умаляю тебя, подумай! Без подстраховки ты познакомишься со своими любимыми русалками чересчур близко!
   -- А тебе завидно? Ты всей компанией хочешь познакомиться?! Они смеются, услышишь их смех - и все!
   -- И после этого ты еще хочешь, чтобы я тебя куда-то отпустил?!
   -- Ты?! Меня отпустил?! Ничего не знаю - я свободная ведьма, мне никто не указ!!
   -- Не указ, а вампир, которому ты глубоко небезразлична!
   -- Слушай так, вампир, у тебя шансов, как и всех вас, меньше всего уйти от русалок!
   -- А у тебя?!
   -- А у меня шансы есть!!
   -- Это какие еще?!
   -- Я договорюсь с водой.
   Съели?! А?!
   Судя по взглядам - не только съели, но и засомневались в моем душевном здравии...
   А если все по порядку, то еще только проснувшись, я поняла, что сегодня покоя мне не будет. Глобально.
   Начать с того, что пока я мирно дремала на Даррене, давно смирившимся со статусом моей подушки, в комнату без стука ворвалась Марта и сходу выпалила, что пропала Анна. Позади нее выстроилась очередь из желающих разбудить ведьму и посмотреть, что же будет дальше. Долго я не мешкала, бодренько выпихав за дверь всех, включая Марту и Даррена. Секунды три помедитировав и придя к выводу, что скандал по поводу неприкосновенности некоего малого кусочка моего личного пространства я закачу чуть позже, после того, как найду и отшлепаю мелкую, я наскоро переоделась и вылетела из комнаты. Как только в поле моего зрения попался первый потенциальный объект, готовый рассказать мне подробности происшествия, я немедля воспользовалась таковой возможностью.
   Как оказалось, поутру, когда Велия пошла будить детей, женщина обнаружила только одно свое чадо, подстраивающее очередную пакость Августу. Оттащив за ухо шкодника от курицы и ведра со смолой, она попыталась узнать у него, куда девалась его милейшая сестра. Тот тоже ничего не знал, но заявил, что если Анна ушла, то скорее всего к озеру. Мальчишку послали за сестрой. Прошло часа три, а он не вернулся. Проезжавший мимо озера селянин слышал доносящиеся оттуда песни и смех и утверждал, что детям голоса принадлежать не могли. Для кого как, а для нас с Мартой все стало яснее ясного.
   Русалки. Нечисть. Не доказано, что они разумны, однако и обратного также никто не брался утверждать. Их оружие - смех. Смеются себе, и человек сам идет к ним. Русалки забавляются с ним, как с игрушкой, а потом, когда игрушка ломается, - выбрасывают. Детей, как я уже говорила, обожают. Их могут и не убить, наиграются и домой отпустят. А могут и не отпустить, забрать к себе, растить их. Были известны случаи, когда дети, воспитанные русалками, вырастали и после не могли прижиться у людей, а потому - никогда не находили себе места в жизни.
   В принципе договориться с русалками можно, если в первые минут пятнадцать суметь противостоять их магии. Которая, кстати, у них тоже очень своеобразная: она поглощает любой ментальный щит, таким образом оставляя тебе лишь возможность сопротивляться ей собственной силой воли и убедить ее обладательницу в том, что ты можешь предложить нечто взамен на себя. Кому-то удается, кому-то нет. В 73% случаев среди магнеобразованного народа результат - плачевный. Среди магов случается тоже, но несколько реже - приблизительно 40%. По крайней мере, так мы учили в Школе на статистике, насколько реальны эти цифры, мне лично неизвестно. В любом случае, уповать чисто на удачу я не собралась, но и бросать детей - тоже.
   Моя авантюра по поводу договора с водой - чистой воды эксперимент. С Огнем я уже общалась, он мне даже сделал маленькую услугу, танцевать научил (знать бы еще, что за это полагается с меня...), может, и с Водой так выйдет? Попробую поговорить с русалками, а там, если они будут уж слишком несговорчивыми, то попробую призвать водного элементаля. Все просто... пока.
   И вот теперь, пока Ветрич с Велией то вскакивали с лавки выглянуть за окно, то садились обратно и каменели на некоторое время, меня одну никто не собирался отпускать за спасением ребятни. И попробуй же убеди их, что для них же безопаснее оставаться здесь! Можно подумать, что я иду на цирковые аттракционы, а не к нежити!...
   -- Повторяю в последний раз: я иду одна. Если увижу хоть кого-то из вас у озера, то вас не спасет ничто и никто: вырублю моментально! Русалок привлекает только сознание, а в бессознательном состоянии вы для них будете пустышкой. Так что, выбирайте: сидеть тут, утешать мельника и его жену и грызть ногти в ожидании моего возвращения, либо лежать в бессознательном состоянии где-то под кустом на холодной земле и надеяться, что вас не пришибет веткой, сломанной бурей!
   -- Какой бурей? - не понял Август. - За окном небо чистое!... было...
   -- Вот именно, что было! Забыл, как тут быстро погода меняется?
   -- Сумасшедшая, - выдохнул Даррен, однако не оставив до сих пор идею меня остановить.
   -- Рациональная, - подправила я, выглядывая за окно и оценивая, какого масштаба буря собирается за окном, и насколько сильной она будет. - Даррен, я настроена вернуться вообще-то. Рекомендую тебе настроиться так же.
   Он не ответил. Бросив в сумку пару склянок на всякий случай, я подошла к нему.
   -- Неужели так трудно просто поверить? Мне или... в меня?
   Так и не дождавшись ответа, я вышла из комнаты.
   По моим подсчетам буря должна была начаться примерно через минуту, и за секунды до ее начала я должна успеть телепортироваться отсюда, тем самым закрыв пути кому бы то ни было пробраться к озеру посредством магии.
   Можно подумать, я не понимаю, что они волнуются... Можно подумать, я не осознаю уровня опасности! Так, что ли, каждый раз будет, когда шанс на удачу будет выпадать кому-то одному?
   Я вышла на крыльцо. Небо начинало хмуриться, вместо пушистых облаков над деревней зависли свинцовые тучи. Ветер начинал трепать траву.
   -- Лана... может, мне стоит пойти с тобой?
   Марта вышла за мной и прикрыла за собой дверь.
   -- Ну должен же кто-то побеспокоиться о том, чтобы эти двое не полезли туда, куда не просят, а? Не волнуйся, прошу, - я взяла ее за руку, - я уверена в том, что делаю.
   -- Тогда я спокойна... - улыбнулась она. - Однажды и он тоже поймет, что ты не настолько сумасбродна, какой кажешься на первый взгляд.
   -- Вот спасибо, - ухмыльнулась я, глядя на нее. Рука уже заканчивала необходимый пас, и я проговорила необходимую формулу. На сей раз малинник пропустил меня сразу... - Непременно поймет... как только научится мне доверять.
   Как раз вовремя.
   Я обернулась и, переключившись на внутреннее зрение, смогла видеть, как тоненькая пленочка стеной смыкается позади меня.
   Успела.
   Веселый девичий смех достиг моих ушей и тут же пропал. Но зато появилось непреодолимое желание пойти туда, откуда он пришел.
   Вот тут мне стало не по себе.
   Я задумчиво посмотрела на свою сумку и, недолго порывшись в ней, извлекла на свет небольшую флягу с вином. Я не пьяница, но для храбрости и бодрости явно не помешает.
   Ну что же, господа, начнем операцию.
   Возле самого берега в воде забавлялись сразу три дочери воды. Две рыжие и одна синевласая. Снежно-белая кожа, жемчужные зубы, мелкие мушли и водоросли в волосах, изящные широкие хвосты, чешуя на которых переливалась на свете - сказки не врали. Они были и вправду прекрасными существами.
   Они смеялись... Так звонко, так весело, так счастливо! Их голоса были подобны перезвону маленьких колокольчиков! И, при взгляде на них, на лице сама появлялась улыбка - разве можно оставаться угрюмым, когда рядом царит счастье! Они играли друг с другом, как самые близкие сестры, и звали присоединиться.
   Я уже сама почти растаяла от их радости, когда...
   Кто-то будто кнутом по воде щелкнул, и странный сон о счастье прекратился. Я открыла глаза и заметила, что стою по колено в воде, а в паре метров от меня некто противно хихикает. Обернувшись на странный звук, я с огромнейшим изумлением увидела дочерей воды с преглупейшими выражениями лиц. Счастье и радость во мне сразу же затихли, оскорбленные таким жестоким обманом.
   Хихиканье также прекратилось, когда до русалок дошло, что их волшебный смех оказывает на меня какое-то странное воздействие, совершенно им непривычное.
   Когда мне надоела игра в гляделки, я невозмутимо вышла на берег и стащила с ног сапоги. Мокрая насквозь обувь с водой и песком внутри порядком раздражала... От такой наглости с моей стороны, русалки пришли в панику. Они начали истерично хохотать, извиваться под водой, протягивать руки друг к другу. Когда очередь дошла и до меня, я с ужасом шарахнулась, и дева с голубыми волосами уж совсем неизящно плюхнулась на влажный песок берега, так и не дотянувшись до меня.
   Это оказалось последней каплей.
   В глазах русалок застыл неподдельный ужас: человек не реагирует на их чары! Как такое возможно?!
   Я бы и сама поинтересовалась, если бы было у кого, хотя и имела кое-какие догадки, но сейчас было главное не упустить клиентов, так как тогда я могу и не узнать, где детвора.
   -- Кхм... в общем, на повестке дня вопрос о местонахождении двух детей, сестры и брата, волосы цвета соломы, глаза зеленые, рост метр сорок, откликаются на имена Рэм и Анна. Вы что-нибудь знаете об этом?
   Те затравленно переглянулись, явно сомневаясь, что я имею доступ к настолько конфиденциальной информации. Наконец, одна из них попробовала показать норов, презрительно скривив губки:
   -- А ты кто такая, чтобы мы тебе отчитывались?
   Прежде, чем я придумала достойный ответ, нашу назревающую перепалку временно прервали новые персонажи. Еще две русалки изящно подплыли к нам и с любопытством уставились на меня. Сначала я была заново подвергнута попытке воздействовать на меня посредством чар. На этот раз я почувствовала только легкую симпатию по отношению к новоприплывшим, но стоило им разочарованно захлопать глазами, как симпатию сменило раздражение. Ну вот, теперь все в сборе. Анна упоминала как раз пятерых. Хотелось бы думать, что переговоры пройдут спокойно, и мы найдем компромисс.
   -- Я бы очень хотела, чтобы вы вернули детей, - начала я заново, пытаясь быть вежливой и терпеливой.
   -- Это невозможно, - ухмыльнулась дева воды с синей шевелюрой. - Мы приняли решение оставить обоих у себя. У девочки уникальные способности, она уже находится у нас на обучении, и, как оказалось сегодня, у ее брата тоже есть чем похвалиться. Мы не можем их отпустить.
   -- Если они останутся у вас, они разучатся быть людьми. Они будут обречены на жизнь изгоев, - напомнила я. - Они нуждаются в любви. Возможно, сейчас им это интересно, но они еще дети...
   -- Мы любим их, в любви они будут купаться, - русалки заулыбались. - Кроме того, они не знают своих настоящих отца и мать, они живут у чужих людей. Чем мы хуже? Тем более, мы дадим им больше...
   -- Они люди. И место им среди людей...
   -- Пока что. Это временно... им будет тут хорошо, - мурлыкнула русалка с короткими светлыми волосами.
   -- Они никогда не найдут места в жизни, если останутся.
   -- Их место здесь, человек. Это уже решено. Они остаются.
   Кажется, пора уже прекращать быть милой и кроткой...
   -- Зачем они вам? Только ради вашей эгоистичной любви?
   -- Затем, человек, что это опасный мир. Всем нужна защита, - улыбнулись две рыжие.
   В моих ладонях на автомате зажглись маленькие безобидные огоньки, однако и они произвели некое впечатление на моих упрямых оппоненток. При виде огня они заметно стушевались, но тем не менее желания найти со мной компромисс у них не возникло. Я же думала, есть ли в запасе у русалок боевые заклинания, или их единственным оружием являются лишь пресловутые чары?
   -- Детеныши останутся с нами, - непререкаемым тоном заявила синеволосая. - Ты просто не сможешь ничего сделать.
   -- А вот мы - можем, - с угрозой в голосах переглянулись рыжие. - То, что принадлежит нам, останется у нас, и ты тут бессильна, человек.
   А вот это мы еще посмотрим, - подумала я. Я хотела было уже начать плести свою атаку, когда заметила неровный магический поток, исходящий от зеленовласой дочери воды, не сказавшей за все время ни слова, и устремляющийся куда-то к деревьям. Я не видела, что находится там, но русалка мечтательно смотрела в одну точку, на ее лице была глупая улыбка, и до меня запоздало дошло, что она кого-то зовет. Кто-то там за деревьями слышит ее смех, ее голос и идет сюда, к ней. И самое паршивое, я догадывалась, кто это был.
   Когда на берег вывалился вампир в весьма потрепанном виде, я ненавидела его всеми фибрами своей души. Поэтому погасив один огонек и запустив в ветку над Дарреном небольшим пульсаром, я немного не рассчитала силу, и сук приложил вампира несколько сильнее, чем я ожидала. Кажется, разбила висок...
   Ха, не смертельно! Может, на пользу пойдет, и думать научится.
   Русалка зашипела на меня, как разъяренная кошка, ее лицо исказилось гримасой неконтролируемой злобы, и в следующий момент мои ноги обвили тугие прутья. Я успела только заметить искаженное яростью лицо, на которое падали зеленые пряди, и нелепо взмахнуть руками, прежде чем нечто утащило меня под воду.
   Я видела только удаляющийся от меня свет сквозь толщу воды. Давило на горло и на голову, без воздуха я продержусь недолго. Где-то рядом, я чувствовала, плыли русалки, и я почему-то слышала их заливистый хохот, порядком действующий на нервы. Со странным спокойствием мне подумалось, что даже если я сумею вырваться, мне не хватит ни сил, ни времени, чтобы выбраться на поверхность и глотнуть воздух или щелкнуть пальцами и активировать заклинание, чтобы дышать под водой. Света становилось все меньше, и прежде чем глаза перестали что-то различать, темнота проникла в мое сознание.
  
   - Ну... я не совсем поняла... они говорили, что нужно попросить помощи у воды. Они мне не объяснили, сказали, что мне пока рано понимать, только сказали, что вода сама решит.
   Вода...
  
  ГЛАВА 13
   Я пришла в себя лежа на песке. Кое-как разлепив глаза и машинально схватившись за потяжелевшую голову, обнаружила перед собой преспокойное озеро, сияющее на солнце. Рядом по обе стороны от меня тихо дремали Рэм, Анна... и Даррен.
   Что-то с памятью моей стало... меня же вроде как под воду утащили?!
   Что-то щелкнуло.
   Утащили под воду...
   Вода...
   Вода!
   Воспоминания вихрем промелькнули перед глазами. Даррен с разбитым виском... рассерженная русалка... свет сквозь воду... я попросила Воду помочь мне. Перед тем, как вырубиться окончательно, я успела сформулировать четкую просьбу или просто отчаянно пожелала, и...
   И Вода помогла мне.
   Иначе как бы я оказалась тут да еще и с детворой?!
   Выходит... это все-таки правда, и стихийники имеют ко мне прямое отношение. Вот уж Аллана... узнаю, кто тебя пристукнул, он заплатит мне сполна, а к тому времени ему набегут солидные проценты!
   ...когда разгневанная на своих дочерей Вода явилась им во всей своей ярости, русалкам ничего не оставалось делать, кроме как выполнить ее приказ. Какими бы сильными и ловкими они ни были, соперничать с родной стихией они не могли. Дети спали на дне, усыпленные специальным заклинанием, с помощью которого они могли находиться без воздуха практически бесконечно долго. Не знаю, смогла ли бы я вытащить их на поверхность без посторонней помощи.
   ...так или иначе, спасибо...
   Озеро не ответило. Мелкие волны лениво накатывали на желтый песок, утаскивая к себе мелкие ракушки. Надолго же оно запомнит мой визит... а русалки наверняка зарекутся в ближайшее время играть с людьми. Вот только поняли ли они этот урок...
   И все-таки, как они попали в это озеро?
   Боюсь, этот вопрос останется без ответа, так как что-то меня не тянет задавать его здешним обитателям.
   Я поднялась на ноги и отряхнулась от песка.
   А-а-а, кошмар, как же все затекло-о!...
   Рядом Даррен открыл глаза. Не знаю, сам проснулся, или его разбудило мое оханье, мне же заново захотелось треснуть еще раз его по той тыкве, что была по ложным расчетам принята за голову. Ведь мало ли как все могло закончиться! Еще хорошо, что остальные члены экипажа не соизволили явиться. А то было бы мне мороки...
   Оглянувшись на детвору, он вопросительно взглянул на меня.
   -- Просто спят, - пожала я плечами.
   -- Лана... - спустя недолгую паузу, за которую я передумала все варианты, кроме одного, он продолжил: - прости, что не поверил.
   Я промолчала.
   -- Знаю, меня это не оправдывает, но я не могу сидеть на месте, зная, что ты рискуешь жизнью.
   -- Даррен, ты же не вчера родился... - выдохнула я, усаживаясь обратно на песок. - Ты, как бунтующий подросток, который сбежал от родителей и еще не научился доверять людям. Либо просто невероятный эгоист, который не верит, что кто-то в состоянии справиться без него...
   -- Однажды я не успел.
   -- Когда убили Аллану?
   -- Да.
   -- А ей ты доверял?
   -- Сейчас мне кажется, что это было моей ошибкой. Она вечно твердила, что всегда выйдет сухой из воды, живой - из огня, не разобьется о землю, упав с обрыва. Я убеждался в этом раз за разом, но... от банального ножа я не смог ее уберечь. Я не хочу потерять снова дорогое мне существо.
   -- Ты не потеряешь, - покачала я головой.
   -- Именно из этого убеждения ты суешь свой нос во все переделки, попадающиеся у нас на пути? - беззлобно спросил он, и уголки его губ немного приподнялись.
   -- Знаешь, когда-то давно мы с Мартой фантазировали, что будем не просто путешествовать. Мы могли бы помогать любому, владея теми способностями, какие были бы не доступны кому-то другому. Но дело в том, что когда ты говоришь, что можешь помочь любому, это подразумевает - помогать каждому. Если это в наших силах, если после этого мы увидим облегчение и благодарность на чьем-то лице... это того стоит.
   -- Тогда почему ты не стала учиться на лекаря или знахаря? - спросил Даррен.
   -- Потому что не могу долго сидеть на одном месте, - усмехнулась я.
   -- О да, с этим не поспоришь, - улыбнулся тот в ответ.
   Буквально вывалившиеся из портала Август и Марта едва не лишили меня языка с перепугу. Что-то я расслабилась... не почувствовать портала в паре метров от себя! Однажды мне это аукнется. Разве что в следующий раз в радиусе километра от меня не будет одного упрямого индивида...
  
   Уезжали мы с чувством выполненного долга.
   Ветрич с Велией долго рассыпались в благодарностях перед нами. Стоит ли говорить, что провизии в наших сумках заметно прибавилось?
   Узнав, что у детворы есть способности к "чародействию", мельник долго чесал маковку. В конце концов, плюнул и пообещал отвезти ребятню в столицу и подать прошение о приеме новых учеников в Школу Магов. Узнав об этом, Рэм выронил из рук очередную жертву спасения малолетней банды - огромного черно-белого кота (который явно за всю жизнь ни разу не мечтал быть спасенным, и смотрел на мальчишку так, будто тот спас его от жбана со сметаной, хотя скорее всего котяра грелся на ветке под солнышком, а команда решила, что Мурзик не может слезть дерева). Они с Анной еще полдня скакали вприпрыжку от радости. Не удивлюсь, если к следующему утру вся деревня до последней шавки будет знать, что дети мельника уедут учиться на 'охотников на вампиров'.
   Впереди было еще что-то около пяти дней на юго-восток, а дальше еще три дня вниз по реке Вострячке. Торавель располагался как раз у одного из ее портов.
   Васька подо мной все время рвалась в галоп. Первое время я ее сдерживала, а потом махнула рукой и дала нести себя навстречу ветру. Через некоторое время нас нагнала черная кобыла с довольной наездницей. Марта подмигнула мне, я ответила ей широкой улыбкой, и лошади понесли нас с еще большей прытью, а позади было слышно, как вампиры подхлестнули своих коней...
  
   -- Как насчет передыха? - предложила я, съезжая с лошадиного бока.
   У кого как, а лично у меня пятая точка испытывала жгучую потребность опуститься на нечто спокойное и, по возможности, мягкое. Возможности такой не представлялось, поэтому пришлось удовлетвориться пеньком обыкновенным. На меня уставились три пары глаз с выражением недоумения и глубокой укоризны.
   -- Лана, - устало протянул Август, - через полчаса мы доедем до небольшого городка, там будет не только пенек, но и даже кровать, а если повезет - то и недорогой ужин.
   -- Через полчаса обычным шагом или галопом? - вредно поинтересовалась я.
   -- Рысью, - огрызнулась Марта.
   -- Тогда я остаюсь здесь, - тихо простонала я, но спустя полминуты под убийственными взглядами Марты и Августа я, с отвращением покосившись на седло, залезла обратно на Ваську. Рядом со мной пристроился Даррен.
   -- Не ворчи, на самом деле осталось не так уж много. Скоро будем на месте. Карнгард уже вот-вот покажется из-за леса.
   -- Карнгард?
   -- Городок поблизости. Переночуем там, а утром отправимся дальше.
   -- Странно, что я о нем не слышала...
   -- Ну, во-первых, город маленький, его население не больше шести тысяч жителей, а во-вторых...
   -- Этого города нет на карте, - закончил Август.
   -- То есть как это? - переглянулись мы с Мартой. Чтобы власти Тарии пропустили хоть одну деревеньку, нужно было маскировать ее магией битый день ежемесячно, что говорить о целом городе?
   -- Там раньше водились поблизости Оггулы. Оборотни. Их вторая ипостась - существо очень похоже на гаргулью. В большинстве случаев вторая ипостась была контролируема, но случалось разное, поэтому городок не афишировали. Уже полсотни лет, как Оггулы ушли отсюда, и город обжили люди, но официально Карнгарда в Тарии нет и никогда не было. Хотя дань в царскую казну платится исправно. В остальном город как город. Разве что фонтанов с гаргульями побольше, чем в остальных городах.
   -- А откуда знаете вы? - подозрительно сощурилась Марта.
   -- Ну, во-первых, это в Тарии никто не знал о поселении Оггулов, на картах Эрлора этот город был и есть от самого его рождения. А во-вторых, - Август переглянулся с Дарреном, и вампиры мечтательно переглянулись, - нас там тоже знают...
   -- Как... вампиров?
   Вместо ответа Август многозначительно продемонстрировал ослепительный оскал. Мы только вздохнули.
   ...Карнгард оказался веселым шумным городом, в котором жизнь кипела и била ключом по головам нерасторопных. Всюду была такая же толпень, как в столице на ежегодной ярмарке. Несмотря на то, что солнце уже клонилось к горизонту, на улицах городка было крайне оживленно. Кроме того вокруг нас галдели далеко не только люди. Кажется, тут были все расы, населяющие наш континент. Эльфы, тролли, вампиры, гномы, гоблины, оборотни, и я могла бы поклясться, что мимо нас прошмыгнул некто, чья энергетика могла бы посоперничать с драконьей.
   Едва мы вошли в ворота, ведя в поводу лошадей, к нам подскочила бабка в шикарном цветастом платке с пришитыми к нему черными вьющимися волосами и схватила Августа за руку.
   -- Расскажу, милок, всю правду! О прошлом твоем, о настоящем, о будущем! Все как есть расскажу! Позолоти ручку!
   Август оглянулся на нас и бросил в ладошку старушенции монету. Когда-нибудь его любопытство сыграет с ним злую шутку. Бабка воодушевилась и, торопливо спрятав за пазуху добычу, выгнула пальцы вампира, якобы пытаясь рассмотреть получше линии ладони.
   -- У-у, милок, - протянула бабка, - тебя мног чего ждет-то... ты сам от своих ушел, но к своим же и воротишься, время оно-то знает всему свой час. Натерпишься, напрыгаешься, а потом счастливым будешь. Что-то потеряешь, что мог, нашел уже, осталось понять только.
   -- Слава? Богатство? Любовь? - дотошно уточнил вампир.
   -- Слава о тебе и так ходит, богатство... обретешь при желании. А о любви я уже говорила, - ухмыльнулась бабка, закрывая ладонь Августа и бросая на нас беглые взгляды. Потом махнула рукой и: - А, была ни была! И вам расскажу! Так сказать, оптом дешевле выйдет!
   Мы отошли в сторонку, чтобы не мешать народу толкаться. Честно говоря, никто из нас всерьез не относился к словам старой обманщицы, но... с другой стороны, нам с Мартой интересно было сравнить ее слова со словами наших знакомых из Школы с факультета Провидцев: кто кого в брехне переплюнет. Август потер ладонь, вглядываясь в линии на руке и силясь понять, как можно по ним что-нибудь прочесть. Следующей руку протянула Марта. Гадалка схватила ее и некоторое время водила пальцем по ладони, в конце концов выдала:
   -- В твоих руках остановится власть. Тебе придется потрудиться, чтобы она не утекла, как песок, сквозь пальцы. Узнаешь горе, узнаешь счастье, даже смерть узнаешь. А когда узнаешь, только тебе решать, что дальше делать. Вытащить-то тебя вытащат, но если захочешь остаться, то... никто и ничто тебя не вернет.
   Взглянув на меня, гадалка подозрительно сощурилась и осторожно потянулась к моей ладони так, будто могла обжечься. Медленно развернув ее внутренней стороной, она заглянула и отпрянула:
   -- Тебе гадать не буду. Извини...
   А вот с Дарреном наоборот вышло. Он почему-то отказался от гадания, поглядывая на нас всех со снисходительной улыбкой, а бабка наоборот возжелала прочесть всю его судьбу во что бы то ни стало.
   -- Да что тебе стоит? - удивилась я.
   -- Ничего. Просто ерунда все это, - усмехнулся тот.
   -- Ну так и что? Ради забавы, разве неинтересно?
   -- Представьте себе - нет.
   -- И что же такого страшного я могу прочесть в твоей ладони? - тихо с улыбкой поинтересовалась гадалка.
   -- И что же такого страшного ты не хочешь, чтобы мы узнали? - подражая интонации бабки, язвительно поинтересовалась я.
   Даррен вперил в меня предупреждающий взгляд. Я в ответ показала язык, но этим и удовольствовалась.
   -- Покажи ладонь, милок, - заискивающе попросила бабка. - Я столько лет живу, интересу ради покажи, я даже не скажу ничего! Вот те крест!
   Машинально наматывая на одну руку поводья своего жеребца, Даррен с явной неохотой протянул вторую гадалке. Старуха схватилась за ладонь с таким рвением, с каким алхимик бросается к философскому камню. Ее глаза блестели от любопытства, но стоило ей как следует вглядеться в линии на руке вампира, как лицо ее вытянулось от изумления. Даррен глубоко вздохнул, отобрал конечность у оторопевшей гадалки и вновь запрыгнул на коня. Мы все также глубоко вздохнули, разочарованные неудавшимся спектаклем, и последовали его примеру.
   ... Несмотря на то, что через пару минут часовня пробила девять четких ударов, местный народ не спешил расходиться. Вампиры уверенно выбирали дорогу сквозь толпу, но не спешили, давая нам с Мартой разглядеть, куда же мы попали. А разглядывать было что.
   Сплошь и рядом стояли небольшие шатры с аттракционами, диковинками, дорогим и дешевым товаром. И чем дальше мы шли, тем насыщеннее и интереснее становилось вокруг. Казалось, что мы попали на какой-то праздник, где народ веселился от души. Отовсюду лилась музыка: с одной стороны жонглер играясь подбрасывал в воздух ножи и факелы; с другой - ансамбль девушек и юношей, разодетых в странные цветные балахоны исполнял фантастический танец, в котором простые па перемежались со сложными акробатическими трюками; чуть дальше собрал вокруг себя публику красавец-шпагоглотатель, а из противоположной стороны было слышно, как два слаженных сильных голоса поют балладу о сгинувшем паладине. То и дело мелькали палатки торговцев, и чего тут только не было...
   -- Эй! - я тронула кобылку каблуками и нагнала Даррена. - Ты же говорил, что город маленький? Всего несколько тысяч жителей?
   -- И почти столько же - приезжих, - усмехнулся вампир, кивая головой в знак приветствия какому-то горожанину. Тот в ответ вытаращил глаза, немного побледнев даже, и некоторое время провожал нас изумленным взглядом. Затем его губы расплылись в радостной улыбке, и он насмешливо хмыкнул.
   В наблюдении за этим молчаливым разговором во мне разгорелось любопытство.
   -- Кто это? Ты его знаешь?
   -- Имею честь, - улыбнулся Даррен. - У нас ним были своего рода... соревнования, и он до сегодняшнего дня он считал себя победителем. Как жаль, что пришлось его разочаровать...
   И чего это мне слышится в его голосе неприкрытое злорадство?...
   Так как мы с Мартой останавливались чуть ли не каждые пару метров, очень скоро вампирам это надоело, и они, ссылаясь на то, что у нас еще будет время все тут рассмотреть и потрогать, убедительно попросили нас ускорить темп. Мол, вампирам нужно срочно чем-то подзакусить, иначе и без того небольшое население Карнграда понесет потери.
   Корчма называлась "Весельчак Ых". Что это был за весельчак, и за что его так невзлюбили родители, дав такое оригинальное имечко, история умалчивает... На вывеске рядом с названием красовался толстяк в белом фартуке, поварешке и с натянутой вымученной улыбкой в неполные двадцать зубов. Честно говоря, я бы поискала что-то более притязательное, но Даррен и Август уверенно вошли внутрь, бросив подбежавшим мальчуганам поводья лошадей и ничуть не заботясь о поклаже на жеребцах. Значит, здесь они не впервые, особенно если судить по блестящим глазам мальчишек.
   -- И почему у меня плохое предчувствие? - Марта неохотно передала наших кобылок подросткам, на всякий случай дав им по монетке. Кажется, не одна я отнеслась недоверчиво к "Весельчаку".
   -- Наверное, потому что с этими двумя нужно глядеть в оба. Кто знает, что у них тут за слава ходит?
   Внутри было народу немало. Под стенкой сидели компании гоблинов, троллей, гномов и людей вперемешку. Первые, вторые и третьи вели себя развязно, свободно и громко, остальные либо присоединялись к ним, либо сидели в уголке тихонько, дабы не зацепило, если что, и, с опаской оглядываясь на собравшееся разношерстное общество, спешили допить, доесть, договорить и допрыгнуть до двери. Их места тут же занимали новые посетители. Ближе к окнам сидела тройка эльфов. Они снисходительно смотрели на всех остальных, прекрасно понимая, куда забрели. Между столиков проворно носились разносчицы, которых пытались изловить и душевнее обнять наименее трезвые клиенты. На такой случай у каждой из девушек за поясом была небольшая чистая сковородка. И судя по звуку, которым сопровождалась каждая расплата за наглость клиента, сие грозное оружие было не таким легким, каким казалось на первый неопытный взгляд.
   Вампиры целеустремленно направились к стойке, у которой сидело два парня. Первый, рыжий и кудрявый малый, что-то увлеченно доказывал своему приятелю, светловолосому парнише, который слушал его устало и явно вполуха, лениво ковыряя ручку огромной пивной кружки.
   -- ... Так вот он мне и говорит, что видел тут их!! Представляешь! Мол, говорит, едут себе через главную площадь, как ни в чем не бывало!
   -- Ну и что? - чисто для вида поинтересовался светловолосый.
   -- Как это что?! - почти обиженно взревел рыжий. - Ты что ль забыл, какой переполох они устроили в прошлый раз?! Да тогда полмузея пришлось строить заново, полностью менять оборудование "Золотой Чаши" и лечить от икоты половину квартала! И если они опять тут...
   -- Да что ты паникуешь? Кто там ехал-то? - зевнул тот, явно даже не пытаясь вслушаться в болтовню приятеля.
   -- Кто-кто! Вампиры!!
   Блондин перевел взгляд на рыжего и, кажется, тут же проснулся, заглянув ему за спину. А за спиной его приятеля светленькому откровенно ехидно ухмылялись две хитрые рожи.
   -- Эй, Нэль, ты чего?
   -- Ничего, - расплылся в такой же наглой усмешке Нэль, разглядывая Августа и Даррена.
   -- Тогда куда, позволь спросить, ты пя...
   Рыжий оглянулся и осекся, будто язык проглотил.
   -- Здравствуй, Жак, - довольный произведенным эффектом Август скрестил руки на груди, насмешливо поглядывая на рыжего беднягу, который так и застыл с расширенными от изумления глазами.
   Приехали.
  
   Договорившись о комнатах (целых трех по неслыханной милости хозяев, кричавших до того, как увидели всю нашу компанию, что свободных номеров нет) и убедившись в целости наших вещей, мы сидели внизу и наслаждались ужином. Точнее, это мы с Мартой безо всякой спешки наслаждались, Жак и Нэль взяли еще по пиву, присоединяясь к нам, а вот Даррен с Августом целенаправленно уничтожали все, до чего могли дотянуться, пусть и не выходя за рамки приличия, но на разговоры они почти не отвлекались, разве что когда задевалась их личная точка зрения, после второго гуся (для каждого) друзья пришли в неплохое расположение духа и соизволили отвлечься от поглощения птицы.
   -- Видишь ли, несколько лет назад в наш городок заехали два вампира. Не такая уж это и редкость для Карнгарда, надо сказать... но далеко не каждая банда троллей наделает столько шуму, сколько эти двое. Парочка веселая, непредсказуемая, все, кто их видел, охотно соглашались с мнением, что ожидать можно всякое. Про всяческого рода дебоши и пьянки говорить просто не приходится!... Уже через двое суток два вампира довели гулянку до такой стадии, что местные хулиганы, чье самолюбие оказалось сильно задето, потребовали пари. Мол, кто выиграет, тот и будет считаться главным разгильдяем ...
   -- Пари? - недоуменно переспросила я.
   -- Именно.
   -- И в чем оно заключалось? - поторопила рассказчиков Марта.
   -- Дело в том, - перехватил инициативу Жак, - что есть в нашем городе одна маленькая примечательность. В музее истории имеется у нас сторож. Несет он свою службу честно и преданно, но главной чертой его загадочного характера является нелюдимость. На лице всегда одно и то же выражение скуки, немногословен, никогда и никуда не отлучается. Строго соблюдает заведенные правила и немедленно выставляет вон тех, кто этого не делает. Так вот пари заключалось как раз в том, чтобы расшевелить сторожа. Так как город у нас веселый, то наличие в нем такого сурового гражданина кажется всем просто неприемлемым.
   -- Вот Шин и предложил, - снова перехватил инициативу рассказа Нэль, - мол, расшевелите истукана - будете и дальше по праву устраивать разгульные пьянки, а не сможете - валите из Карнгарда подальше.
   -- На что Август (нужно сказать, уже давно забывший о понятии трезвости) храбро заявил, что они с Дарреном расшевелят не только истукана, но и этот спящий городишко.
   Ну, на счет спящего, он, конечно, загнул. Тут самой уснуть не представляется возможным.
   -- В общем, на утро, когда вместе с пришедшим похмельем вернулась память, народ понял, что если в ближайшее время герои празднества не устроятся в музей истории клоунами на полставки, то проходу в городе им не даст никто. За слова свои надо отвечать.
   -- Ну а что? - оскалился Август. - Сказать "Извините, погорячились, приходите еще"? Ну и как бы на это отреагировал народ? К нам бы никто больше не гулянку не пришел!
   -- С другой стороны, мы ведь все равно выиграли пари, - довольно ухмыльнулся Даррен.
   -- Ага! - даже подпрыгнул на месте Жак. - Выиграли! Да после этого квартал с северной стороны города не задушил вас двоих только по той причине, что у них руки дрожали!
   -- И не только руки, - с ухмылкой добавил Нэль. - Там так бахнуло, что левое крыло музея до сих пор еще не до конца отстроили.
   Парочка при этих словах явно смутилась и скромно потупила взгляд.
   -- А в соседней харчевне еще два месяца меняли оборудование, - окончательно "добил" Жак.
   -- А что сторож? - осторожно поинтересовалась я, понимая, что нарочно нарываюсь на новые шокирующие подробности.
   -- Сторож первые месяца полтора удивленным призраком бродил по музею, точнее, по его остаткам, на время будто забыв о своих прямых обязанностях, потом на глазах у всех вылетел из парадного входа, бросил себе под ноги фуражку сторожа, злостно растоптал ее в пыли и ушел прочь, выкрикивая всякие скабрезности.
   -- Кстати, мы тогда еще этого не знали, но Шин после сказал, что мы выиграем пари, если просто выживем после этой авантюры. А как раз после разрушения музея нам пришло уведомление о приказе срочно возвращаться на родину-мать. То есть до сегодняшнего дня все были свято уверены, что мы уже никогда не потревожим мирных жителей Карнгарда, - хохотнул Даррен.
   Я вспомнила побледневшее лицо незнакомца и горестно вдохнула. Надежды горожан на счастливое празднование своего существования без полных энтузиазма вампиров потерпели полное фиаско...
  
   ... в комнату я ввалилась обессиленная вконец. Причем одна. Даррен поначалу хотел пройти за мной, но я решительно пресекла подобное своеволие, подарив в утешение вампиру мягкий поцелуй. Невообразимо хотелось одиночества, свободной уютной постели и теплого одеяла.
   Ночь хотела накрыть город своим черным плащом, не оставив ни малейшего просвета, однако горожане и приезжие были решительно против, желая продолжать развлекаться. Повсюду горели огни, освещая многолюдные улицы, веселье царило на площади, в трактирах, всюду слышался шум вечеринок, гулянок по самым разным поводам. Песни, танцы, фокусы, байки... в какой-то миг мне показалось, что это я одна такая сплюха, в то время как весь мир вокруг вертится и веселится, но потом мне стало не до этого. Голова коснулась подушки, веки потяжелели, и я провалилась в сон.
   Огромный зал, чей потолок терялся в немыслимом количестве света и украшений. Музыка скрипок, виолончели, флейты и рояля лениво витала под сводом. Танцоры, без огонька, с приклеенными улыбками, плавно и лениво двигались в такт мелодии. На кавалерах были красные камзолы, на дамах - черные платья. Завершающим штрихом к этому мертвому балу были маски впол-лица на всех без исключения присутствующих. Хотя... исключение было. Им, как обычно, оказалась я.
   -- Надеюсь, вы не против смены обстановки?
   Воспаленный рубец выглядывал из-под маски, которую Леис, подобно танцорам, натянул на лицо. Губы отступника растянулись в усмешке.
   -- Как на счет танца?
   Я собиралась отступить в сторону, но тело снова не подчинялось мне. Я вложила ладонь в галантно предложенную руку Леиса, и мы шагнули к танцующим. О движениях думать не приходилось, я могла только говорить, и не преминула этим воспользоваться:
   -- И к чему весь этот балаган?
   -- Ну должно же быть какое-то разнообразие, - пожал плечами вампир с гаденькой улыбкой. - Не так ли? Какое бы удовольствие ни доставлял вид твоей рассеченной кожи, мне это быстро надоедает. Так почему бы не сменить пытку на танец? - он поднес к губам мою руку и припал поцелуем к ладони. - Тем более с такой очаровательной партией...
   Судя по всему у меня был красноречивый взгляд, потому что Леис усмехнулся и, не прекращая танца, продолжил:
   -- Но ты же помнишь, что я по-прежнему могу здесь делать все, что ни пожелаю. А учитывая мои отношения с нашим общим знакомым, мои пожелания могут быть отнюдь не в твою пользу.
   -- Чего ты хочешь от меня? - в который раз поинтересовалась я.
   -- Хочу, чтобы ты все вспомнила. Это для твоего же блага.
   -- Конечно, - криво усмехнулась я.
   -- Не веришь? Ничего, вспомнишь - поймешь. Расторгнуть клятву не по силам даже тебе. Клятва священна даже для стихий. И клятвопреступники понесут свое наказание, а я все равно добьюсь своего. С твоей помощью или без нее.
   -- Если можешь обойтись без меня, зачем тебе лишние хлопоты?
   -- Так интереснее. Тебе предоставлен просто потрясающий выбор - предать или погибнуть. Как же я могу пропустить подобное?
   -- Да ты просто сумасшедший!
   -- Возможно, - не стал спорить вампир, изящно двигаясь вокруг меня, - но я знаю, чего я хочу. И я добиваюсь того, что мне нужно. В любом случае и любыми средствами.
   -- Может, ты все-таки просветишь меня об условиях сделки? Чем быстрее я о них узнаю, тем быстрее ты достигнешь своих целей, разве не так?
   -- Вопросы, вопросы... - обаятельно усмехнулся Леис. - Если бы каждый получал ответ на каждый свой вопрос, жизнь потеряла бы смысл. Как же скучно все знать наперед, разве не так?
   Во мне нарастало раздражение. Мне казалось, что во всем этом нет совершенно никакого смысла. Зачем стоило устраивать весь этот цирк, если он не принесет никому выгоды? Что-то сомневаюсь, что удовольствие "лицезреть мой светлый лик" стоит того...
   -- Вы, как всегда, проницательны, - поклонился предатель. - Видите ли, дело в том...
  
   -- Лана!! Проснись!... ну, пожалуйста, пожалуйста!... ЛАНА!! Ты мне нужна! Сейчас и срочно!! Просыпайся-а-а-а... ну, Лана, миленькая, я все-все для тебя сделаю! Я тебя больше не попрошу ни о чем, честно-честно!... Только просыпайся, ма-ать твою!!!...
   Если изначально я вяло предпринимала попытки что-либо понять, то под конец я подскочила на месте, стукнувшись лбом о нос подруги, и с полминуты мы еще дружно охали: я с перепугу, Марта - от боли в переносице.
   -- Так... чего стряслось? - в конце концов поинтересовалась я, виновато поглядывая на нее, хотя больше всего хотелось завыть от досады. Леис только начал говорить, в чем дело! А тут такой облом!... - Зачем уставшего человека будить посреди ночи?
   -- Вампиры пропали!
   -- Куда пропали? - не поняла я.
   -- Знала бы, не будила бы тебя!
   -- Ну... погулять вышли, наверное, - вяло предположила я, делая попытку вернуться в объятия Орфея.
   -- С оружием? - скептически уточнила Марта.
   -- С каким оружием? - недовольно буркнула я.
   -- Со своим оружием! Лана, проснииись!!
   -- Ладно-ладно-ладно, все, я проснулась... так что ты там говорила?
   Подруга смерила меня таким красноречивым взглядом, что я прикусила язык и покорно приготовилась внимать.
   -- Даррен и Август исчезли! Ни их самих, ни их оружия в их номере нет, а кровати идеально ровно застелены!
   -- А ты в ту комнату зашла?
   Вопрос поставил Марту в тупик. Подруга сникла и призадумалась. Я уже начала было проваливаться обратно в дрему, когда Марта наконец уверенно кивнула:
   -- В ту. Точно в ту.
   -- А лошадей проверила? На месте?
   -- Еще не проверяла...
   -- Вот сбегай, посмотри... а я пока... я... хр-р-шь...
   -- Э, нет! - запротестовала Марта, решительно пресекая попытки моего сонного уставшего организма продолжить восстанавливать силы для дневного бодрствования. - Не спать! Я иду проверять конюшню, а ты - еще раз проверишь комнату, ясно? Подымайся! ...
   Возможно, мне и было интересно, куда слиняла мужская половина нашей сумасшедшей компании, но досмотреть сон и просто подрыхнуть в конце концов в положенное для этого время суток казалось куда интереснее. Однако ни жалости, ни понимания от этого жестокого человека, коим оказалась моя ближайшая подруга, я не дождалась. Даже более того, Марта резко сдернула с меня одеяло, рывком подняла на ноги, всунула в руки некое тряпье, дабы прикрыть тот минимум, в котором я вкушала сон, и выставила за двери, выйдя следом и закрыв номер моим же ключом.
   Уснуть стоя не вышло, устроиться клубочком на полу не позволило чувство собственного достоинства, так что, предприняв несколько неудачных попыток создать кровать прямо из воздуха (почему-то вышло несколько сломанных табуреток), я закуталась в плащ, коим оказалось тряпье, что сунула мне в руки Марта, и пошлепала голубыми тапочками в логово вампиров.
   ...Внутри оказалось темно и тихо (не правда ли, странно для 3 часов ночи?). Правда, не совсем пусто. На кровати прямо напротив меня определенно кто-то посапывал. Я автоматически щелкнула пальцами, переходя на ночное зрение, и лицезрела Августа, сладко дрыхнущего младенческим сном. Один есть...
   Добравшись до второго ложе, я резюмировала: Даррена в комнате нет. Подумав немного, я решила подождать вампира на месте... ну, покараулю минут 15, если он отошел ненадолго, то скоро вернется, а если надолго, то можно будет сделать вывод, что он куда-то слинял на всю ночь, и спокойно идти к себе. Вот...
   Я присела на краюшек.
   Ну... можно в принципе и прилечь... на минутку. Даррен вернется, и я тут же уйду...
   А пока...
   ...Мой сон снова был садистски прерван. Я так сладко уснула у Даррена на кровати, что теперь даже рыкнуть, как следует, не смогла на сволочь, нагло помешавшую мне тихо посапывать в тепле и уюте. Я проснулась от того, что кто-то моей же прядью волос щекотал мне лицо. Я нехотя приоткрыла один глаз. Потом второй. Потом перешла на ночное зрение и чуть не заорала от неожиданности, но Даррен вовремя подался вперед, накрывая мой рот поцелуем и таким нехитрым образом сохраняя сон клиентов всего заведения. Я окончательно проснулась и в отместку стукнула вампира кулаком по спине, прозрачно намекая, что обмолвившись однажды о "пробуждении от поцелуев", я имела в виду более бережливое отношение к моим нервам.
   -- Ты что здесь делаешь? - недовольно поинтересовалась я.
   -- Ну... я тут ночую. А что здесь делаешь ты? - в глазах Даррена играло лукавство.
   Вопрос совершенно сбил меня с толку.
   -- Я... - я оглянулась, пытаясь заставить себя вспомнить, что же я забыла в комнате у вампира в столь позднее время... или уже раннее? - я... я сплю!
   -- А почему ты спишь здесь?
   -- Э... - ну вот зачем задавать такие вопросы, когда я в таком состоянии. - А-м-м... тебя жду!
   -- А зачем я тебе понадобился в 4 часа ночи?
   -- Уфф... - я устало выдохнула, пораженная такой преступной недогадливостью Даррена, и, придав своим рукам небывалой силы и прыти, оттолкнула его от кровати и с головой завернулась в одеяло, будучи в полной уверенности, что после такого мне, наконец, дадут выспаться. И почти тут же поняла, что жестоко ошиблась. Зря я повернулась спиной к вампиру, зря я вообще вылезала из своей комнаты!!
   Даррен в кои-то веки показал себя истинным представителем своей расы, напав сзади и без предупреждения. Я сдавленно хрюкнула под весом вампира и от всей души зарядила локтем ему в живот.
   -- Что ты делаешь?!
   -- А что мне, по-твоему, еще делать? Что, по-твоему, вообще должна делать порядочная девушка, когда к ней нагло влезают в постель?!
   -- А что порядочная девушка делает в чужой постели, раз она так рьяно возмущается?!
   Стоять... Как в чужой?
   -- Как в чужой?! - возмутилась я.
   -- Так в чужой! - ответствовал Даррен, а я попыталась оглядеться, чтобы найти вещественные доказательства того, что комната все-таки моя.
   Но их не оказалось...
   -- А... а-а... а что я делаю в чужой постели? - совершенно потерянно вопросила я, практически не надеясь на ответ.
   Даррен шумно вздохнул и слез с моей бедной тушки, которой этой ночью никто не хотел дать выспаться. Где-то с полминуты мы сидели молча. Потом я шмыгнула носом, нашарила в темноте плащ и, почему-то постеснявшись своего ночного наряда, буркнула:
   -- Отвернись.
   -- Зачем?
   -- Я оденусь и пойду к себе.
   -- В полпятого утра?
   -- А что?
   -- Да толку, спи уже тут.
   -- А ты?
   -- А я... не знаю, пойду проветрюсь.
   -- Но ты же только что пришел!
   -- Ничего страшного.
   -- Нет, я тебя никуда не пущу!
   Вампир усмехнулся и придвинулся ближе, заглядывая в глаза.
   -- Не пустишь?
   -- Дурак! - рассмеялась я, обхватывая его за шею. Даррен отреагировал сразу же, обняв меня и прижав к себе. - Не пущу...
   ГЛАВА 14 -- Эй, аккуратнее!... -- Ничего, тебе полезно! - бодро парировал Даррен. - Будешь внимательнее! -- Да ты садист! - прозрела я. -- Не жалуйся! Итог нашего поединка целиком и полностью в твоих руках! Отбивайся! -- А-А-А-А! Палец!! Я РАНЕНА!! -- Что?! А ну покажи... да тут царапина! Не выдумывай глупости, ты сама захотела потренироваться! -- Я же надеялась, что ты откажешься! - в сердцах призналась я. -- После того, как ты меня ночью пнула?! Не надейся! - отрезал тот. - Бери в руки меч и нападай! -- Ы-ы-ы-ы-ы-ы.... -- Вот тебе!! Я с ужасом поняла, что ровно через 3 см лишусь любимой куртки, и, непонятно как, умудрилась уклониться от ее неминуемой участи. -- Ну вот, уже неплохо, - похвалил вампир. - Давно бы так... Ну все, народ, ховайся. Я тебе сейчас покажу, на что способна девушка, когда ее гардероб подвергают опасности! Даже я сама не ожидала от себя такой прыти. Молниеносно проскочив в пространство Даррена, я стукнула его по щиколотке, уколола в бок кончиком лезвия, и хорошенько приложив локтем по спине, поспешно отскочила в сторону, ожидая справедливого возмездия. На лице Дарена расплылась этакая ехидно-снисходительная ухмылочка, при виде которой я почувствовала себя разъяренным мышонком, запустившим свои лапки в львиную гриву. И сейчас лев собирался мышонку показать кузькину мать, а также загадочное место, где каждую зиму отсиживаются раки. Мышонок нервно сглотнул и, подумав, а не рановато ли покидать сей чудный мир, со всех своих мышиных силенок сиганул в окно с храбрым писком "А-а-а-!!! Убиваюююют!". Лев... то есть Даррен только рыкнул мне в след нечто нецензурное и великодушно дал сбежать, будучи уверенным, что возмездие настигнет меня уже за окном. ...Забежав за ближайший угол и убедившись, что погони не организовано, я приняла более достойную позу, нежели пародия на перепуганного грызуна, и решила, что не будет лишним делом подышать свежим воздухом, пока Даррен не перегорит идеей сделать из меня бифштекс. Вокруг меня гудел город. Балагуры, шуты, барды, фокусники, купцы, акробаты, кого тут только не было! Посетовав, что не взяла с собой ни гроша, я только облизывалась на шкатулки искусной резьбы, всяческие украшения, оружие и наряды, потом, поняв, что по лавкам я пройдусь чуть позже, когда не забуду взять с собой пару-другую монет, переключилась на представления. До моих ушей донесся красивый женский голос, повествовавший о дне, когда все обиды простятся, и в душах людей не станет места для злобы, трусости и боли. Она пела о мире, в котором будет место каждому. Я сама не заметила, как оказалась в толпе очарованных балладой и звонким девичьим пением. Высокая, статная, с двумя длинными темно-русыми косами за спиной, девушка пела, прикрыв глаза, и ее улыбка наводила на мысль, что мир этот уже пришел, потому что в голосе ее звучала доброта. Когда первый восторг схлынул, я присмотрелась к девушке повнимательней. На концах кос едва заметно блеснули серповидные украшения. Одета девушка была в длинное темно-зеленое платье, довольно свободное, чтобы весело кружится в нем в танце... или спрятать оружие. В изящных движениях рук наметанный глаз заметил бы таящуюся силу. Менестрель не так проста, как кажется. Баллада закончилась. Тихим колокольчиком голосок девушки прозвенел последние слова и утих. Толпа радостно зааплодировала, таланты здесь явно были в почете. На землю под ноги красавице посыпались монеты - щедрая плата за рассказанную небылицу. Менестрель изящно поклонилась, а перед ней выскочил шустрый рыжебородый гном, торопливо подбирая монеты и бросая их в добротный кожаный кошель. Занятная парочка, ничего не скажешь. -- Всем спасибо! - напоследок раскланялся гном расходящейся толпе. - Если вас интересует график наших гастролей, приходите по... -- Тол, прекрати, хватит! - негромко оборвала его девушка. - Я не собираюсь больше петь, у нас достаточно денег. -- Но, прекрасная Сирэн, нам этого хватит ровно до следующего города! Кроме того, вы собирались купить другую лошадь в Карнгарде! Как же... -- Покупка лошади отменяется, Тол. Я была... - Сирэн встретилась со мной взглядом, и я поняла, что привлекаю лишнее внимание, стоя посреди площади и нескромно пялясь на артистов. - Мы знакомы? -- Нет, - покачала головой я. Наверняка стоило бы извиниться и уйти, но я почему-то продолжала стоять столбом на одном месте, ожидая продолжения. -- Вам что-то нужно от нас? - нахмурилась девушка, а гном на всякий случай потянулся к поясу, где в небольших ножнах покоился кинжал. -- Нет... - смутилась я, - я просто... слушала ваше выступление, и... -- О, вы хотите узнать, когда прекрасная Сирэн снова будет петь на площади? - обрадовался гном. -- Нет, извините, - я улыбнулась и, решив, что глупее ситуации быть не может, поспешила откланяться: - Вы изумительно поете. Я получила огромное удовольствие. Прощайте. Представляя себе недоуменные взгляды парочки мне в спину, я поспешила к "Веселому Ыху". Пропадать надолго себе же дороже... Солнце пекло беспощадно, уже через несколько кварталов я заскучала по кружке холодного кваса. Еще через пару домов мне показалось, что я слышу чей-то визг, а когда я повернула голову в сторону его источника... Визжала девчушка лет тринадцати от роду, изо всех сил спеша прорваться сквозь толпу людей. За ней гнался толстый лысый мужик, вызвавший у меня откровенное отвращение всем своим видом, начиная от его пыльных башмаков и заканчивая сверкающей потом макушкой. Уж не знаю, чем не угодила девчонка этому типу, но я в любом случае была на ее стороне. Тихого щелчка пальцами и еле слышного бормотания под нос никто в суматохе не заметил, но вот эффект от этого мало кто пропустил мимо глаз. Мужик, отчаянно ругаясь, зацепился за кадушку с водой, подвернувшуюся ему под ноги, в результате чего промок до нитки, потом ему в зад врезался продавщик с сотами и сделал его пятую точку самым сладким местом в его жизни. Матерясь последними словами, несчастный снова оступился и на сей раз сел злосчастной задницей в мешок с перьями. Девушка, которая как раз заканчивала ощипывать петуха на подушку, от удивления выронила птицу, а здоровенный кот, который ждал этого момента с самого утра, ухватил добычу за костлявую шею и дал деру в первую же подворотню. Пострадавший бросился в сторону беглянки, на все стороны светя мохнатым задом, но той, благо, уже и след простыл. Вволю насмеявшись от устроенного зрелища, я с внутренней гордостью потопала к "Ыху". Возле самой корчмы мне снова встретилась давешняя гадалка. Цыганка сидела на ступенях и перебирала в пальцах монеты. Я хотела пройти мимо, но все же не удержалась и подошла. Услышав мои шаги, женщина подняла голову и нахмурилась. -- Я помню тебя. Чего ты хочешь? -- Что вы увидели у меня на ладони? - прямо спросила я. -- Да чего только не увидела... - усмехнулась вдруг она. - Не волнуйся, девочка. Ты справишься с тем, что выберешь. А все остальное не должно иметь для тебя никакого смысла. Запомни, только твой выбор все решает. Для этого даже не нужно быть старой цыганкой, научившейся видеть людей насквозь по их ладоням. -- Спасибо вам, - я протянула ей монету, но она отвела мою руку в сторону. -- Я не возьму твоих денег, - покачала она головой. - Ступай... Уже на подходе к нашим комнатам я почувствовала что-то не то. Осторожно переступив порог, я растерянно огляделась по сторонам. Внутри царил хаос. Стулья перевернуты, кровать - в полурастрощенном состоянии, на пол медленно оседают перья, которыми еще недавно были набиты подушки, вещи разбросаны и старательно потоптаны, разбито все, что теоретически могло быть разбито. Я лихорадочно пыталась наткнуться взглядом хоть на что-то уцелевшее. И я еще долго буду ломать голову, думая, каким же образом я успела отразить беспощадное боевое заклятие, полетевшее мне в спину. Тело еще только заканчивало машинальный разворот в сторону противника, а с губ уже сорвалась контратака, и два заклинания с шипением и треском взорвались от столкновения. Почти не заметный шрам на щеке и знакомая до холодного пота улыбка поразили меня куда меньше, чем мысль о том, что Леис догадался о природе своего Дара и сейчас любезно предоставлял мне шанс насладиться его успехами. Вампир улыбался. Его лицо излучало уверенность, спокойствие и силу. И лишь взгляд рубиновых глаз выдавал какой-то нездоровый интерес. Все это пронеслось ярким секундным мыслеобразом, неоформленным в слова. А Леис, продолжая выглядеть расслабленно и непринужденно, засыпал меня неожиданными выпадами и уловками. Он почти не шевелил губами, но с его пальцев легко слетали тяжелые колкие заклинания, которые я едва успевала отбивать. Несколько раз я старалась сбить его ударной волной, но лишь натыкалась на мощный щит, непреодолимой стеной стоявший на вампире. Под ногами то и дело что-то путалось. Поединок колебался между двух граней: то я едва уворачивалась от недружелюбного пульсара, то в последний момент улавливала ломаный ритм магического танца, увлекшего Леиса с первого своего движения. Танец был грубый, нечеткий, стремительный, но какой-то бесцельный. Кульминация скользила едва ли не в каждом шаге, количество взлетов и резких оборванных движений сбивало с толку. Я чувствовала, как по жилам разливается уже знакомый огонь. Мои движения стали четче, подчиняясь неверному ломаному ритму нашей схватки, едва слышная музыка, чужая и острая, настойчиво билась в мозгу. В ушах звенел голос танцующей в пламени девушки. Пальцы горели не то от заклинаний, слетавших с моих ладоней, не то от магии стихии, постучавшейся в мое сознание. Танцуй, танцуй... Он ничего не сделает тебе. Он не сравниться с тобой. Он не сравнится с нами. Танцуй, Аллана... Это имя заставило меня вскипеть от ярости, еще больше раззадоривая огонь внутри. Мои атаки участились. Теперь уже я владела ритмом, навязывая свою манеру, свой темп и свою скорость вампиру, посмевшему проникнуть в этот дом, подобно жалкому вору. - Браво, Аллана, - он остановился так резко, словно понятия инерции для него не существовало, и этим сломал мой ритм, словно пощечиной выводя из оцепенения. Огонь внутри меня потух, не оставив и уголька. - Ты прекрасно знаешь, что я - не она. Крайне не рекомендую так ошибаться в будущем. - Такой темперамент, - деланно восхитился Леис, - становится ясно, откуда у человека оказались силы совладать с миром стихий. Очень интересный выбор! - Какого черта ты делаешь здесь? - Мне показалось, ты хотела меня видеть. Или я не прав? - О, и ты так любезно соизволил откликнуться на мой зов! Как это трогательно! - не удержалась я. - Что тебе нужно? Почему ты меня преследуешь? - Преследую? Я? Ты ошибаешься. Я всего лишь напоминаю о долге, который ты мне обязана. Ты же не хочешь стать клятвопреступницей? - Я ничем тебе не обязана! - Обязана, милая. Обязана. Ее долг стал твоим долгом, потому что ее крылья перешли к тебе. Ты стала ее преемницей, хотела ты того или нет, - его взгляд излучал нежность, граничащую с изящностью великолепно отточенного и сбалансированного клинка. Одно движение зрачков, казалось, оставляло порезы. - Что еще за крылья? Я не понимаю, о чем ты. Если не будет возможности покончить с этим раз и навсегда, то хотя бы что-то проясниться. Он может многое мне рассказать. Я не упущу шанса воспользоваться этим. Он склонил на бок голову, словно говорил с ребенком. Сделал несколько медленных шагов в мою сторону. Показательно расслабленных, неторопливых текучих шагов, от которых все мое существо подобралось и сжалось, ожидая любого подвоха каждый миг. Он остановился меньше, чем в полуметре от меня. Пронзительно рубиновые глаза пристально вглядывались в мое лицо. Я с трудом не отводила взгляд. - Узнаешь. Осталось недолго. Ты ведь уже чувствуешь это желание быть с элементалями? Слушать их смех, лететь с ними к горизонту, танцевать на углях? Ты ведь уже становишься ими, не так ли? - Не так. - Лжешь, - отрезал тот и расплылся в широкой ласковой улыбке. - Не хмурься, девочка. Этого не избежать. - Сколько у меня времени? - спустя некоторое время спросила я. - Немного. Может, пять месяцев, а может, три. - И что я должна сделать? - Ты должна отдать мне свои крылья. - Как это сделать? - Не имею ни малейшего понятия, - смакуя каждое слово, произнес вампир. - То есть как?! - опешила я. - Аллана знала о некоем способе, которым намеревалась поделиться со мной, но... не успела. - Разве не ты убил ее? - недоверчиво уточнила я. - О, это тебе Даррен так сказал? - обрадовался чему-то Леис. - Очень предсказуемо с его стороны. Он не знал о договоре между мной и Алланой. Она ему не сказала. Он знал лишь, что я преследовал ее долгое время, думая, что моей целью является моя ему месть за ту историю с покушением на Артеаса... - Ты так запросто даешь мне ответы на мои вопросы? В чем подвох? Я ведь могу... - Рассказать Даррену, да? - с откровенным сарказмом поинтересовался вампир. - Ну и что он сделает? Разозлится и убьет меня? Не смеши, девочка... Он не найдет меня. Подойдя практически вплотную ко мне, Леис наслаждался развернувшейся сценой. Теперь, когда танец затих, и Огонь отступил, ему нечего было опасаться. Жесткие пальцы прошлись по моему подбородку прежде, чем я успела отбросить его руку. - Да, он будет в бешенстве, когда узнает всю правду. Но сделать он ничего не сможет. Выбор останется лишь за тобой, Эллана. - жесткие пальцы прошлись по моему подбородку прежде, чем я отбросила его руку. Слова о выборе вызвали ощущение де жа вю. - Но не слишком-то мешкай. Она не успела. - Что ты искал в моей комнате? Безумная улыбка. -- Ты подобрала одну мою вещицу. В его пальцах сверкнул браслет, который я подобрала возле Оксова полукружья. -- Это был ты?! -- Этого я не говорил. - Почему Аллана заключила с тобой этот договор? -- Какая разница теперь...- беспечно пожал плечами тот, - главное - это его не нарушить. -- Какая разница?! - вскипела я, чувствуя, как от сильного напряжения вокруг меня начинает звенеть стекло. - КАКАЯ РАЗНИЦА?! - Ну-ну, не сердись, милая. Это не имеет никакого значения. - Прекрати. Испытывать. Мое. Терпение. - едва сдерживаясь, чтобы не разнести в щепки всю комнату. - Иначе я использую то, чего пожалела на жалкого вора, сумевшего проникнуть посреди дня в незапертую комнату. Ну все, - пронеслось в голове, - хана. Сейчас он меня по стеночке размажет, и скажет, что так оно и было. А все "наследство" вампирши перейдет еще на чью-то, третью, голову... -- Лана, девочка моя, я же только этого и жду, - гадко улыбнулся вампир... и мягко осел на пол. Позади стоял Даррен. У него в ладони лежал мешочек с шариками, который передала мне Эльга. -- С тобой все в порядке? - я кивнула в ответ. - Не знаю, зачем ты с собой это таскала, но оно пригодилось... -- Что с ним делать теперь? -- Он пролежит в таком состоянии еще около часа, Август о нем позаботится. А нам с тобой надо поговорить, - Даррен решительно сгреб меня за шиворот и подтащил к себе. -- Эй, прекрати! - возмутилась я, сама себе напоминая нашкодившего котенка. - Я тут ни при чем! Он сам заявился, неясно с какого перепугу! -- И ты, конечно же, не имеешь ни малейшего представления, чего он хотел? -- Ну... имею... чуть-чуть. -- И даже меня просветишь? -- Это от тебя зависит, - продолжая практически висеть на руке вампира, я скрестила на груди руки. - Я буду искренней ровно настолько, насколько ты будешь искренним со мной! Даррен со вздохом опустил меня на пол и серьезно взглянул в глаза. -- Я расскажу тебе все. -- Все? - недоверчиво переспросила я. -- Да. ...лет 50 назад я познакомился с девушкой. Наши отцы многое пережили вместе, и как-то я оказался в списке приглашенных на день ее рождения. Не то, чтобы я хотел идти, но... она оказалась необычной. Красива, изысканна, холодна, и вместе с тем мы неожиданно начали встречаться все чаще, а темы для разговоров и не думали подходить к концу. Недолго думая, мой отец завел речь о помолвке. Мол, отличный союз, а мне уже давно пора начать думать о будущем, если я не хочу заниматься ничем путним. К тому времени между нами возникло что-то, чему мы долго не могли придумать ни причины, ни даже названия. Но помолвка расставила все на свои места. Эта холодная и неприступная девушка вызывала во мне такие чувства, что я начинал терять голову. Спустя некоторое безумно счастливое время Аллана рассказала о своем удивительном Даре. Она так легко играла с миром, о котором я с трепетом думал... река перед ней расступалась, она танцевала с дождем, который целовал ее глаза и плечи, ветер заплетал ей волосы, огонь ласковым теплом горел прямо у нее на ладони, а земля дарила ей самые восхитительные цветы и плоды. Аллана почти не задумывалась о том, что Стихии имеют не только лишь добродетель и желание угодить своей подруге и хозяйке. Я доверял ей во всем, и верил, что ей виднее, хотя какая-то тревога жила во мне с того, самого дня, когда она впервые на моих глазах прошлась по воде, будто по суше... Тем временем в Эрлоре становилось неспокойно. Мой старый приятель всегда был не особо осторожен в своей вспыльчивости, эгоистичности и желании быть всюду лидером. Мои уговоры и доводы ни к чему не приводили. Через год он дошел до бунта в стране, а после того, как я помешал ему возглавить мятеж, он объявил Артеасу, что я подговаривал бунтовщиков напасть на дворец. Король любил Леиса, всегда потакал ему, доброта закрыла глаза его мудрости, и он приговорил меня к изгнанию. Доказать мою непричастность не смогли. Аллана порывалась уехать со мной, но ее отец всячески отговаривал ее от подобной выходки. Я был с ним согласен. Мой же отец отсудил для меня право на возвращение в случае, если я соглашусь открыть собственное дело вне столицы Эрлора, или совершу несколько куда более благородных поступков, чем те, о которых якобы помышлял. Так что изгнание мое было объявлено как добровольное. Собственное дело было открывать, во-первых, не из чего, во-вторых, рутина и повседневность, наверное, меня бы просто убили, так что... На несколько лет я покинул Эрлор. Разлука с Алланой была чем-то невыносимым... первые недели я был словно в тумане. Что делать, куда ехать, и главное - зачем? Постепенно я начал ощущать вкус подобной жизни, свободной от чего бы то ни было, ни к чему не привязанной, хотя в сердце часто щемило при воспоминании о ней. Я старался не думать, как она, где, с кем, что делает, хотя порой мой взгляд падал на часы где-то в таверне, или моих ушей достигал звон колоколов на главной площади того города, где я находился в тот момент, и тогда я мог сказать, что она могла бы делать, если ничто другое не отвлекло ее. Особенно тоскливо становилось в дождь... Наверное, моя жизнь сейчас была бы совершенно иной, если бы однажды, когда летней ночью я уже готовился засыпать, я не увидел ее лица в пламени костра. И не услышал слов, которые она говорила. - Возвращайся... Леис готовит мятеж. Он собирается убить короля. Ты нужен мне... Я пришел в себя, бездумно подхлестывая коня, призраком несшегося во мраке. В ту ночь я едва не загнал его. Неважным было все: где я был до этого, с кем я был, куда направлялся, что делал. Лишь бы успеть... Через неделю я добрался до Эрлора. На границе стояло несколько охранных отрядов. К счастью, я знал эту сторону Эрлора как себя самого. Мне удалось пробраться незамеченным. В стране было неспокойно, это чувствовалось повсюду. Я не буду вдаваться в подробности того, как я вышел на мятежников. Мне помогла в этом Аллана. Леис собрал небольшой отряд, и они устроили засаду во время королевской охоты. Артеас слишком ему доверял... Я чудом успел вовремя, в последний момент встав между королем и этим предателем. Леис не ожидал, что кто-то помешает ему, и кинжал, занесенный над Артеасом, изменил направление, оставив на лице своего владельца шрам. К этому времени подоспела королевская охрана. Леис был пойман и осужден. По нашим законам смертной казни нельзя предавать королевскую семью, поэтому Леис был лишен всего, что у него было, и изгнан. Я был прощен. Вновь увидеть ее стало настоящим испытанием. Я чувствовал, что Аллана изменилась, но никак не мог понять, как... На некоторое время все вернулось на свои места. Отец возгордился мной, сказал, что воспитал меня правильно. Мы с Алланой стали парой официально. Все случилось слишком неожиданно. Однажды ночью я проснулся от ее крика. Она плакала во сне и никак не могла проснуться. С трудом разбудив ее, я услышал лишь одно слово: - Леис... Так начался ужас. Она не хотела говорить, в чем дело. Просила меня не вмешиваться, обещала, что все будет хорошо, что все продумала. Я не имел понятия, с чем имею дело. Я был бессилен, и это выводило меня из себя. Я каждый день встречал с мыслью, что сегодня же разыщу его и призову к ответу. Она останавливала меня каждый день, а сама старалась не спать долго. Это не могло продолжаться долго. Я уговаривал ее отправиться на поиски Леиса. Вместе у нас были шансы на то, чтобы прекратить этот кошмар. Она была против. - Это ничего не изменит... Ты не понимаешь. - Так объясни же мне все толком! Мы найдем решение! Она только улыбалась. После этого пошли слухи. Крики по ночам не могли пройти незамеченными, возможно, проболталась прислуга, но в городе начали говорить, что Аллана сходит с ума. Наверное, это и стало последней каплей. - Я найду его. Он расскажет, чего добивается или умрет. - Ты не убьешь его, - она лишь покачала головой. - Ты сомневаешься? - Я знаю. - Ты знаешь еще кое-что, верно? То, чего так не хочешь рассказывать мне, да? - Даррен... - Я не могу так... - ее глаза оставались спокойны, даже когда я пребывал в полном отчаянии. - Аллана, ты поедешь со мной. - Я должна оставаться в Эрлоре. Я нужна отцу. - Ты поедешь со мной. Мы вместе найдем его. - Ты даже не знаешь, где его искать. - Зато ты знаешь, разве не так? Она опустила глаза. - Даррен... тебе нужно подождать еще совсем немного. Месяц... два... а потом все будет как раньше. - Я не верю. Ты уже много раз говорила, что нужно немного подождать. Мы ждем, но ничего не меняется. Что должно произойти за это время? Почему ты ничего не говоришь мне? - Так нужно... Большего я так и не добился. А через два месяца он убил ее. - Я знаю. Даррен непонимающе поднял на меня глаза. На его лице за время рассказа проступала мука от возвращения в воспоминания. - Я знаю, как она умерла. - Он рассказал тебе? - Нет. - Но тогда как... - Теперь моя очередь рассказывать. Я взяла его руку в свою, чувствуя, как это будет трудно. - Некоторое время назад я начала ощущать, что меняюсь. Я уже говорила как-то, что всегда считалась магом не слишком высокого уровня. Ты сказал, что возможно, была наложена печать. Не знаю, что могло ее снять, но с некоторых пор моя магия стала черпать силу из совершенно неожиданного для меня источника... из стихий. Он даже не шелохнулся. Только вокруг стало как-то холодно. - Я приехала к Наставнице для того, чтобы узнать у нее, что это означает. Эльга имела какую-то тонкую связь с этим миром... не черпала силы, как я, а скорее училась у них. Накануне шел дождь, стихийники говорили с ней, упомянули меня, назвав почему-то Алланой. Это случилось сразу после ночи, когда так впервые назвал меня Леис. И на Липенских плясках... ты спрашивал, как я научилась танцевать... мне помог огонь, хоть я и не просила его об этом. Затем в Святках... я шла к русалкам, зная, что если они не захотят помочь мне, я смогу рассчитывать на водного элементаля. - Зачем сюда пришел Леис? - Все это время он говорил о том, якобы у меня немного времени, и о том, что я не соблюдаю договор. Он пришел сказать, что долг Алланы перед ним лег на меня. Ее связь со стихиями передалась мне, и это как-то связано с договором. - Значит, теперь ты...Ты чувствуешь элементалей, они дали тебе ее имя... как еще ты связана с ней? - Было одно видение. Я видела последние мгновения ее жизни. - Ты видела ее смерть. - Да. Он замолчал. Я закусила губу, теряясь в догадках, что сейчас творится у него в голове. Мы сидели в его номере. Леис, до сих пор не придя в себя, лежал, обездвиженный, на полу. Черные, как смоль, волосы беспорядочно занавесили лицо, закрыв, оставленный когда-то Дарреном шрам. Я подумала и на всякий случай накрыла его слабеньким звуконепроницаемым куполом. - Не молчи. Прошу не молчи. Он поднял на меня глаза. Много сил ушло на то, чтобы не отвести взгляд. В его глазах метался обозленный загнанный зверь, которого вампир душил изо всех сил, а тот лишь рычал и огрызался, словно пес на хозяйскую руку. В конце концов, Даррен глубоко вздохнул и молча покинул комнату. Я не решилась пойти за ним. - Что значит, он пропал?! Куда пропал?! Да сейчас вы оба у меня пропадете, если не объясните, куда девался этот мерзавец!.. Я устало опустилась прямо на пол. Когда же это все закончится? Сумасшедший дом какой-то! Ни дня без события, ни часу без крика... - Значит, так, уважаемые господа вампиры! Я даю вам ровно полминуты на то, чтобы объяснить, каким образом ваш обездвиженный соотечественник, прибывая без сознания под вашим неустанным присмотром, умудрился сбежать отсюда. Иначе!... О том, что последует иначе, ведьма доступно объяснила без слов, шепнув короткое заклинание, после чего кинжал, который Марта сжимала в руке, быстро потемнел и рассыпался золой у нее в ладони. Девушка красноречиво стряхнула остатки ранее грозного оружия на пол и выжидающе скрестила на груди руки. - Да как-как, - хмуро буркнул Август. - Вот приблизительно как этот кинжал. Он рассыпался и пропал. На том же месте, где и был. - Да быть того не может! Ни люди, ни вампиры не могут, по твоему выражению, 'рассыпаться' и уж тем более пропасть куда-либо, не приходя в себя! - Значит, он пришел в сознание! - вышел из себя вампир. - Чего ты от меня хочешь? Думаешь, я ему сбежать помог? Или Даррен? Мы, наверное, его сами под белы ручки вывели и пожелали доброго пути, так, по-твоему?! - Это не он. Я недоуменно подняла голову. - Это не Леис, - Даррен задумчиво прошелся пятерней по волосам. - Это его репликант, копия, через которую он говорил с тобой. - Настолько стабильный? - не поверила я. Обычно копии рассыпались от всякой мелочи вроде громких звуков, легких ударов и энергоизлучающих заклинаний. А эта обладала временным чужим сознанием, служила каналом и приемником магии, а после того, как ее приложили магической штуковиной неизвестного предназначения, сохраняла физическую форму около часа. Ой, не хотела бы я попасть под горячую руку того, кто ее создал... - Да, у него есть дурная манера во всем и всех опережать. - Но создавать репликантов слишком накладно, - возразила Марта. - Сил нужно много, ритуал опять же, а сам он достаточно нестабилен... меня больше интересует, кто его создал для Леиса. - А сам Леис и создал, - продолжил ошарашивать Даррен, пожав плечами. Мол, раз уж влипать, так на всю катушку. - Что значит, Леис и создал? - опешил Август. Марта непонимающе на меня уставилась. - Это с каких пор вампиры колдовать начали?... В общем, пару часов до этого, скрепя сердце, пришлось многое рассказать. О Леисе, об Аллане, о случившемся 50 лет назад... О договоре и кратких сроках его выполнения я умолчала. Истерики не последовало. Последовала тишина. Кратко поинтересовавшись о таланте влипать в самые экстремальные ситуации и тяжко вздохнув, Марта с Августом смирились с новым положением вещей достаточно быстро. Видимо, давно подозревали о чем-то подобном. С другой стороны, я печенкой чувствовала: Марта закатит мне скандал, едва лишь я останусь одна. Моя дальновидная печенка ошиблась лишь в одном: Марта не стала дожидаться, пока представится удобный случай. Подруга тут же сгребла меня в охапку и потащила в соседнюю комнату устраивать взбучку вселенского масштаба, оставив Леиса на Даррена и Августа. - Нет, ты... ты можешь мне просто объяснить: как?! Как это случилось?! Я все могу понять, но стихии?! Но вампир, владеющий магией?! Королевская семья Эрлора?! Ты не слишком много хватила, Лана? - Марта, успокойся и сядь. По-твоему, я в восторге? Всю жизнь мечтала о таких приключениях, да? Это просто случилось. У меня нет выбора. - Да выбор всегда есть! Зачем тебе в это ввязываться? Я смолчала. Марта глубоко вздохнула и опустилась рядом со мной на диване. - Ладно. Рассказывай. Пришлось рассказывать еще раз, учитывая мой личный взгляд на происходящие и обоснованные аргументы всех действий. Это заняло еще некоторое время. ...А когда мы вернулись, то застали лишь хмурую парочку, утверждающую, что парализованный бесчувственный заложник растворился в воздухе в самый неожиданный момент. - Ну так, когда же их брат колдовать выучился? - напомнила о себе Марта. - Понимаешь, они элита, владеющие Даром. Даррен вон - эмпат. Леис - проникает в чужие сны. И Дар этот ни что иное - как магия. Практически такая же, как и у нас с тобой. Они маги от природы. Уникальная концентрация, безупречное ощущение силы... почти всегда определенная направленность: что-то получается ярче, лучше, и проявляется раньше. Просто не принято у них называть это магией, и уж тем более обучаться этому. Так давно не принято, что, видимо, как-то не приходило никому в голову взять обыкновенные заклинания и использовать их. А Леис в силу своего живого неугомонного ума мог и додуматься до такой вещи. А может, это вышло случайно... Этого сказать не могу. Конечно, не исключено, что он просто завербовал мага, и тот выполняет его приказы. Всякое может быть. - Но ты хоть понимаешь, какого уровня должен быть маг, чтобы создавать такие вот 'копии', без особого для себя ущерба? - а вот и запоздавшая истерика моей подруги. - Коллосального... Остаток дня все ходили хмурые, мрачные, поглощенные своими невеселыми мыслями, и как ни пытался Карнгард развеселить своих гостей, на этот раз ему пришлось уступить. Я дождалась вечера, темной шалью накрывшего город, уже загорающийся теплым оранжевым светом фонарей и окон и огнями всевозможных балаганов. Мои компаньоны разбрелись кто куда, в корчме их видно не было, комнаты были заперты. Я не стала выяснять, куда кто подевался, в конце концов каждый заслуживает на толику личного пространства без чужих мыслей и чувств. Город был полон запахов. Чистых и очень разных. Я шла по бульвару вдали от центра веселья и дышала потрясающей смесью ароматов: закрывшиеся пионовые бутоны, заготовленное на утро тесто, острый запах из лавки специй, сладкий запах свежеотделанной кожи, холодный аромат закаленной стали, дорожная пыль сотен плащей, приторность ярмарочных сладостей, горечь балагурьих медяков... об этом городе можно было все узнать, стоило лишь остановиться посреди пустой, утонувшей в сумерках, улицы и глубоко вдохнуть его воздух. Есть такие города, в которых дыши-не дыши, но кроме пыли и помоев ничего не уловишь. Мертвые города. А этот город был живым. Таким живым, что кровь в жилах начинала кипеть от восторга. Таким живым, что как бы ни была ваша судьба печальна и безрадостна, здесь вас потрясала удивительная мысль о том, как все-таки замечательно - жить. Все проблемы переставали казаться неподъемными, в сердце закрадывалась уверенность в своих силах, все становилось на свои места. Мне нравится этот город. - Милая барышня не боится гулять в столь позднее время одна? Конечно, я чуть не забыла о ночных любителях провести девушку домой. Это всегда история. Вкрадчивый хорошо поставленный голос, отрепетированная до автоматизма интонация, я явно наткнулась на профессионала. Теплая мужская ладонь легла на мое плечо. Я развернулась к незнакомцу. Хитрый взгляд бывалого ловеласа и задиры, гипнотические фиалковые глаза, темные волосы мягкими прядями слегка занавешивали лицо, вызывая у жертвы непроизвольное желание отвести их за ухо. Неуловимый возраст благодаря небольшому шраму на щеке. И знакомый до мурашек привкус магии на кончике моего языка. Я спокойно улыбнулась и атаковала в ответ. - Молодой джентльмен столь самоуверен, что я, пожалуй, верну ему вопрос. Вы не боитесь встретить здесь кого-то, кто вам окажется не по зубам? По мужскому лицу лишь на миг проскользнуло удивление. И тут же сменилось диким интересом. Намечалась игра. - В вашем голосе мне слышится угроза... - Угроза? От меня? - я притворно округлила глаза, с головой уходя в свою роль. - Что вы, разве я произвожу впечатление человека, привыкшего говорить на языке угроз? Я легко выскользнула из-под его руки. Физический контакт - следующий, после визуального, реакцией на который есть доверие жертвы умелого манипулятора. Вот уж что было бы совсем лишним с моей стороны. - Я прошу у вас прощения, вероятно, мне показалось... Позвольте в качестве извинений обеспечить вашу защиту в дороге домой. - Вы можете попробовать, - я небрежно тряхнула плечами. Затем ослепительно улыбнулась: - Но если у вас не выйдет... - Если у меня не выйдет, - фиалковый взгляд вспыхнул нездоровым азартом, - я останусь должен вам до тех пор, пока не выпадет мне честь защитить вас. - Идет! - Но если мне удастся, вы останетесь мне должны одно желание. Вокруг наших рук невидимой петлей обвилась нить заключенного договора. Кааак интересно... Легонький, замаскированный поисковый импульс скользнул с моих пальцев и улетел в сеть улочек Карнгарда в поисках шанса проучить моего незваного попутчика. Я прислушалась к иной стороне города. К невидимой тени, появляющейся с наступлением ночи. Прислушалась и замерла. Импульс наивным мотыльком скользнул к чему-то темному и гладкому, как камень. Скользнул и исчез. А затем темнота шевельнулась и стремительно полетела в нашу сторону. Ох и нарвалась... Я лихорадочно пыталась прощупать ауру существа. Нечто крупное, переменчивое и злое, злое, злое. Багровые, бурые, с черными лепестками - вот каковы были его цвета. Грязными. Что-то опасное. И неизвестное мне. Я, стараясь не терять самообладания, принялась методично расставлять щиты вокруг себя. Быстренько пораскинув мозгами и решив, что все же не желаю видеть размазанные по стенам внутренности манипулятора, все так же стоящего рядом, добавила в структуру еще несколько параметров. Так, оно движется достаточно быстро со стороны Южного сектора. Прикинуть расстояние, время, вектора... перед глазами привычно выстраивалась матрица заклинания. Указать определяющие параметры... - Не хотелось бы вас отвлекать, но у меня к вам пара вопросов... Я раздраженно зашипела. - Уверяю вас, если вы позволите себе еще раз меня прервать, вам никогда не доведется узнать ответы на них.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"