Кошка: другие произведения.

Ничего личного

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    вариация на тему "Хороший мертвец - мертвый мертвец"


"Предоставь мертвым погребать своих мертвецов"

Евангелие от Луки, гл. 9, 60.

   - Джон!
   Почему я оглянулся? Не знаю. Я ни разу не Джон. И ни одного Джона я не знаю. Тем не менее, я оглянулся. Почему? Видимо, я действительно клинический идиот.
   Говорят, что в такие моменты время как бы замедляется. Ничего подобного! Я просто вырубился. Мгновенно. Потом, позже я понял - его удар не так уж и силен, просто он умеет застать врасплох.
  
  
   - Очухался? Вот и славно. Есть хочешь?
   Он сидел за старым обшарпанным столом и ел макароны. Ни груды мышц, ни бычьей шеи, ни тупого дебилизма на лице - мужик как мужик. Просто сидел и ел макароны, купая накрученные на вилку белые нити в густом соусе.
   - Ты кто? - моя челюсть дико болела и вообще чувствовала себя очень неуверенно.
   - А тебе зачем? Есть хочешь?
   - Нет. Что происходит? - ничего тупее я, конечно, придумать не мог! Шел-упал-очнулся-макароны - что тут непонятного?! Теперь-то я знаю, насколько был смешон, но... Но тогда я задал ему именно этот вопрос.
   А он ответил:
   - Происходит то, что я ем пасту. Я ем пасту под соусом бешамель с мидиями.
   - Бешамель?
   - Бешамель. С мидиями. Морепродукты исключительно полезны, Джон.
   - Я не Джон!
   - Не имеет значения. Для меня ты Джон. Мне так удобно.
   Страх мелкими шажочками пробежал по моим жилам. Этот тип вырубил меня на улице, приволок в эту конуру, мое имя его не интересует - что дальше? Я решил, что имею право знать:
   - Ты убьешь меня?
   - Ага. Расчленю и съем.
   Мне стало по-настоящему страшно. А он продолжал есть. Спокойно продолжал есть. Наверное, поэтому я задал очередной дурацкий вопрос:
   - Ты маньяк?
   - Угу. Сексуальный. Похож?
   Он закончил с макаронами, встал из-за стола, взял тарелку и вышел из комнаты.
   Меня била крупная дрожь. Строгая дама с косой и пустыми глазницами немедленно представилась мне во всей красе и призывно клацнула обнаженной челюстью. Перспектива умереть, не прожив и четверти века, умереть вот так, вдруг, просто потому, что кому-то этого захотелось, меня, мягко говоря, не радовала.
   В панике я вскочил с дивана и рванулся к двери.
   - Бесполезно, Джон. Она железная, и она закрыта.
   Он вошел в комнату с двумя дымящимися чашками в руках. Запах свежего кофе добрался до моего носа и отозвался во мне бессильной яростью:
   - Чего ты от меня хочешь?!
   - Сядь. - Он опустился на стул и поставил перед собой чашки. - Пей.
   Я не мог сдвинуться с места. Я застыл у закрытой равнодушной двери - у двери, которая не оставляла мне ни одного шанса.
   - Выпей кофе, Джон - это успокаивает.
   Я метнулся к окну.
   - Не вариант. Шестнадцатый этаж. Тебя будут соскребать с тротуара. А во дворе гуляют дети... Ты любишь детей, Джон?
   - Какая разница?! Ты же все равно меня убьешь!
   - Не факт.
   Он пил кофе, покачивая ногой в такт еле слышной невесть откуда легкомысленной песенки: таа-таа та-та-таа...
   Я был в полном отчаянии и - вот честно! - ничего не понимал. Мой мозг просто отказывался перерабатывать весь этот бред.
   - Сядь. Сядь и выпей кофе. Стынет.
   И я сел. И выпил кофе. И решил вдруг... Да ничего я не решил. Просто сел за стол и выпил кофе. Который действительно уже успел слегка остыть.
   - Вот что, Джон. - Он все еще покачивал ногой в такт музыки и не смотрел в мою сторону. - Ты мне нужен буквально на пару дней. Потом я тебя отпущу. Будешь слушаться - останешься жив. Все.
   Всего лишь слушаться? Да не вопрос! Сделать так, как хочет он? Да сколько угодно! Я очень хотел остаться живым. Очень! И цена, на мой взгляд, была приемлема. В конце концов, до пятницы я совершенно свободен.
   Я выдохнул с облегчением и задал последний (как оказалось) на сегодня вопрос:
   - Как тебя зовут? Ну надо же мне как-то обращаться к тебе эти пару дней!
   - Обращаться? Вряд ли это тебе понадобится.
   - И все же?
   - Ну хорошо. Если ты так настаиваешь... Пусть будет... Ну, допустим... - и неожиданно расхохотался, - Билл! Да! Меня зовут Билл!
   Я понял: он - сумасшедший.
  
  
   Он разбудил меня ночью:
   - Вставай. Пошли.
   Мы спустились во двор и сели в машину. Он повернул ключ в замке зажигания:
   - Значит так, Джон. Сейчас мы поедем в одно место и сделаем одно дело. Никаких вопросов. Никаких лишних телодвижений. Просто делай, что я скажу. Все понял?
   Я кивнул. Я все понял - никаких вопросов.
   Мы ехали довольно долго - часа полтора - и приехали на опушку какого-то леса. Он заглушил мотор и положил ключи в карман:
   - Выходи.
   Я вышел из машины. Ночная свежесть приятно остужала голову, умиротворяющее шумел лес, воздух был наполнен покоем, какого никогда не бывает в городе. Я вдохнул всю эту благость полной грудью и...
   - Джон! Я долго буду тебя ждать? - он копался у багажника.
   Через секунду я стоял рядом.
   - Бери за тот край и вытаскивай.
   На ощупь - ночь хоть и была лунной, но света для разглядывания внутренностей багажника было явно недостаточно - я ухватил нечто странной формы, гладкое и очень тяжелое.
   - Да тащи же!
   Нечто поддалось-таки нашим совместным усилиям и вывалилось на землю. Равнодушная луна осветила огромный пластиковый мешок. Игриво сверкнула застежка-молния. Билл закрыл багажник, пискнул сигналкой.
   - Это, - он указал пальцем на мешок, - надо оттащить вон туда, - и неопределенно махнул рукой в сторону леса. - Гоу!
   Тащить было тяжело: тяжело было продираться сквозь ветки буйно разросшегося подлеска, мешок постоянно цеплялся за щедро рассыпанный валежник. Остановились мы только когда под ногами явственно зачавкало.
   - Стоп. Дальше ты пойдешь один. И потащишь это, - он снова указал на мешок. - Я пойду сзади. Вперед!
   Тащить стало во сто крат тяжелее - мало того, что я остался один, так еще и земля была мягкой и мокрой - очень скоро вода уже вовсю хлюпала в моих кроссовках. "Болото! - подумал я. - Он хочет утопить меня в болоте. А этот чертов мешок нужен только для того, чтоб я затрахался и не смог выбраться". Я в ужасе оглянулся.
   - Рыпнешься - убью. - Он шел следом.
   Однако окончательно испугаться я не успел: я провалился.
   - Отлично, Джон! Хватайся за мешок! Тащи его к себе! Когда он утонет, я тебя вытащу.
   Так и случилось: мешок утонул, Билл вытащил меня. Совсем идиллической картинке помешал стать, как водится, случай: пока я, стоя по пояс в болоте, тащил мешок, из него выпала человеческая рука. Рука была одета в белую сорочку, на запястье блестела запонка. Почему-то я решил, что рука имеет продолжение, и что это продолжение находится в мешке, и что оно не живое. Наверное, в любом другом случае я бы заорал. Но в тот момент я был слишком занят - я спасал свое (живое!) тело.
   Обратного пути я почти не помню. Как дошли до машины, как ехали в город... Кажется, я даже задремал. Помню, в лифте Билл насвистывал какую-то очень знакомую веселенькую мелодию: таа-таа та-та-таа... Дома он сразу пошел в душ.
   - Это был человек, Билл...
   - Нет. Это был мертвец.
   Он предложил мне теплого молока, я отказался. Терпеть не могу молоко! Тем более - теплое. Он разделся и лег на узкую кровать у окна. Через минуту его дыхание стало глубоким и ровным - уснул. "Вот это нервы!" - подумал я. А еще я подумал, что вряд ли усну этой ночью. Да и ночь уже кончалась - за окном активно светало. Но ничего больше я подумать не успел - провалился в сон, как часами раньше в болото. Впрочем, этого, честно говоря, следовало ожидать: свежий воздух, физическая нагрузка - весьма, знаете ли, неплохое снотворное.
  
  
   Утром он повесил на стену фотографию: холеный мужик средних лет на фоне белой яхты.
   - Кто это?
   - Мертвец.
   - Вчерашний?
   - Нет.
   - А зачем тогда?..
   - Чтобы ты запомнил. И чтобы не упал в обморок, если вдруг увидишь.
   - Увижу? Где увижу? На кладбище?
   - Примитивно мыслишь, Джон. По-твоему, мертвецы бывают только на кладбище?
   - Ну... Ну да.
   - Или в морге?
   - Или в морге.
   - Понятно. И все-таки не падай в обморок, если встретишь его.
   - Так он что?.. Жив?
   - И прекрасно себя чувствует.
   Я впал в ступор - или я такой тупой, или он и правда сумасшедший. Нереальность происходящего - как в кино! - и полный абсурд его слов взрывали мозг. А он, кажется, потерял всякий интерес к беседе. И все-таки...
   - Билл!
   - Нет, он не зомби. А мне не надо в психушку. Это пройденный этап.
   - Но...
   - Все! Тема закрыта. Просто запомни этого... человека.
  
  
   Днем он куда-то ушел, но скоро вернулся с полными пакетами в руках и, судя по всему, в прекрасном расположении духа. Мне к тому времени было уже глубоко наплевать на всех покойников мира - я примитивно хотел жрать.
   Он скрылся в кухне и долго (мне показалось - бесконечно) гремел там посудой, напевая все то же странно знакомое: таа-таа та-та-таа... Постепенно комната наполнялась умопомрачительными запахами. Я сходил с ума! Я готов был отдать душу дьяволу только за то, чтобы попробовать источающее столь волшебный аромат блюдо.
   Наконец, он вошел в комнату:
   - Судачок "Орли", Джон! Как ты относишься к судачку "Орли" под белым соусом?
   На тот момент я относился к настолько голодающей части человечества, что ничего членораздельного произнести был просто не в состоянии. Цвет же соуса не имел вообще никакого значения - с той же скоростью я уничтожил бы любой: будь он хоть черный, хоть синий, хоть зеленый в лиловую крапинку.
  
  
   - Послушай, Джон...
   - Я не Джон!
   - Не существенно. Так вот, Джон, - сказал он, снимая со стены фотографию. - Я решил, что тебя не стоит выпускать одного. А потому ни к чему тебе помнить это лицо. Забудь.
   - Легко! - судачок "Орли" так уютно устроился в моем желудке, что на все остальное мне было решительно наплевать.
  
  
   Ближе к вечеру во мне проснулось любопытство, и я спросил, не особенно, правда, рассчитывая на ответ:
   - Почему ты назвал его мертвецом, Билл?
   Вместо ответа он встал и позвал меня жестом за собой.
   Мы опять очень долго ехали. Только в другую сторону. И покойника в багажнике не было. Был мужик средних лет, который стоял у машины и приветственно помахал рукой Биллу, когда тот припарковался рядом.
   Почему я не удивился, когда Билл вытащил пистолет и выстрелил мужику в лицо? Я удивился другому: положительных героев (в кино) всегда тошнит при виде свежего трупа. Меня не тошнило. Наверное, я не был положительным героем.
   Мы не поехали искать болото - просто закопали этого яхтсмена тут же, в лесу. Думаю, никогда не забуду навязчивый запах его парфюма, который, кажется, так и остался висеть там, над рыжим холмиком влажной земли.
  
  
   - Почему я, Билл? Почему ты выбрал меня?
   Он неопределенно дернул плечом:
   - Ничего личного. Ты откликнулся - вот и все. Я искал Джона - ты откликнулся. Ничего личного.
   - Но я не Джон!
   - Но ты откликнулся!
   Крыть было нечем, и я решил не вдаваться в подробности. Машина шла мягко и тихо, и я почти задремал.
   Неожиданно он заговорил:
   - Все мы - мертвецы, Джон. Все мы - чьи-то мертвецы. И у каждого из нас имеется личный список мертвецов. Я просто вычеркиваю своих.
   - Это как - мертвецы?
   - Видишь ли, Джон... - он вдруг рассмеялся: "- Пал Андреич, вы шпион? - Видишь ли, Юра...", - Так вот, Джон. Однажды обычный человек совершает что-то, после чего он уже мертвец. А мертвец должен быть мертвым. Правильный мертвец - мертвый мертвец.
   - Что - что-то?
   - Что-то, чего не делают живые. Чего не делают нормальные живые люди.
   - Не понимаю.
   - Ну и ладно.
   Но мне было безумно интересно:
   - Это месть? Как у Монтекристо?
   - Нет. Месть - гораздо более интересное с точки зрения вкуса блюдо. А это - просто возвращение мертвеца к его естественному состоянию.
   - Но... Что нужно сделать, чтобы стать мертвецом?
   - Умереть.
   Я подумал, что у сумасшедших определенно есть какая-то очень собственная логика. А еще я подумал, что мой сумасшедший - большой оригинал.
   - А ты? Ты тоже мертвец?
   - Да. Мало того, я - твой мертвец. Я - твой первый мертвец, Джон. Я открываю твой личный список.
   Таа-таа та-та-таа...
  
  
   На следующий день он был молчалив и мрачен. На этот раз мы выехали днем, а приехали, когда уже стемнело. Мы остановились у какой-то придорожной забегаловки. Остро пахло шашлыком и еще чем-то не очень съедобным. Невыносимо громко орала веселенькая музычка.
   Он вышел из машины, бросил коротко:
   - Пересядь назад. - И вошел в распахнутые по случаю теплой погоды двери.
   Вернулся Билл довольно скоро - минут через пятнадцать. Он криво улыбался и поддерживал под руку очень красивую и, казалось, очень пьяную женщину. Бережно усадив свою спутницу на переднее кресло, он аккуратно закрыл за ней дверь машины.
   Мы проехали совсем немного - километров десять. И опять остановились на какой-то опушке.
   - Джон, ты идешь за нами. Захвати фонарь и вот это. - Билл бросил мне в руки небольшую жестянку. Он открыл дверь и осторожно помог женщине выйти.
   - Кто это? - Она смотрела на меня, но обращалась явно к Биллу. У нее был удивительный голос!
   - Это Джон. Он нам не помешает.
   - Привет, Джон! - она засмеялась и помахала мне рукой. У нее был удивительный смех!
   - Пошли, нам пора, - он нежно обнял ее за талию и повел в темноту.
   Шли они медленно - она так часто спотыкалась на своих высоких каблуках, что в конце концов он взял ее на руки и понес.
   Совсем скоро они остановились. Я тоже остановился. И оглянулся - впереди смутно проступали очертания каких-то невысоких строений. Было очень тихо и темно - я едва различал их силуэты.
   Билл склонился к лицу женщины и что-то негромко говорил ей. Наверное, что-то забавное - она весело смеялась. Потом стало тихо. Но ненадолго: женщина прильнула к Биллу и быстро-быстро заговорила, но слов было не разобрать. И вдруг отпрянула и сказала громко и отчетливо:
   - Сейчас!
   Тут же раздался выстрел. Она опустилась на землю. Очень медленно.
   Какое-то время стояла полная тишина.
   - Джон, зажги фонарь и иди вперед. - Мне показалось, или его голос дрогнул? Наверное, показалось. - Там около стены лежат доски. У этих досок остановишься и подождешь меня.
   Стену я нашел быстро. Доски лежали рядом - обычные деревянные доски, забытые кем-то у деревянной стены. Я посветил фонарем в сторону Билла.
   - Убери! - он нес на руках мертвую женщину. Я отвернулся и направил фонарь на стену.
   Билл подошел к доскам и положил женщину сверху. Поправил на ней платье, провел рукой по волосам.
   - Бензин! - Я отдал ему жестянку.
   Он открыл клапан, полил бензином доски, щелкнул зажигалкой... Доски вспыхнули мгновенно. Я подумал, что бензин был лишним - дождей не было месяца два.
   Билл отошел подальше от огня, сел на небольшой пенек. Я встал рядом.
   Какое-то время мы молчали.
   - Она тоже мертвец... была? - спросил я.
   - Была.
   - Мне показалось, или она сама просила?
   - Просила.
   - Почему?
   - Я очень виноват перед ней.
   - Ты - ее мертвец?
   - Я - ее мертвец. Но она хотела... сама... так...
   Он явно больше не желал разговаривать. А я не настаивал. До самого рассвета мы сидели молча.
   Иногда Билл вставал, чтобы подбросить в огонь разбросанные повсюду деревяшки - видимо, мы были на какой-то заброшенной лесопилке. Иногда вставал и я.
   Мы сидели до тех пор, пока от костра не остались одни головешки.
   - Ну хватит. Пошли. - Он встал и пошел прочь. Я - за ним.
   Под ногами валялась красная лаковая туфелька на высоком каблуке.
  
  
   На опушке леса он остановился.
   - Вот и все, Джон. Теперь можешь идти. Куда угодно. Ты свободен.
   Он развернулся и пошел к машине. Я смотрел на него с непонятным чувством то ли облегчения, то ли сожаления и неожиданно для себя вдруг решился:
   - Билл!
   Он замедлил шаг, остановился и повернул голову в мою сторону.
   - Почему Джон? - я должен был знать ответ. Мне казалось тогда, что это очень важно.
   Готов поклясться, что он ухмыльнулся, хотя я не видел его лица.
   - Неизвестный мертвец. Джон Доу - неизвестный мертвец. Я же говорил - ничего личного!
   Таа-таа та-та-таа...
  

Автор выражает благодарность

гражданину Америки
Тарантино Квентину
за помощь в организации съемок
за оригинальное решение
музыкального оформления
фильма сюжета.

  

7 - 9 октября 2008 г.



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"