Коматагури Киёко: другие произведения.

Анастасия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 8.70*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она - продукт высоких технологий, уставшая от долгих лет жизни, работы на корпорацию и мечтающая о свободе. Он - обычный мальчишка из изгоев, попавший в плен и сломавший все ее планы. Но иногда внезапные повороты судьбы приводят к неожиданным результатам . Сможет ли она обрести свободу, а он - вернуться домой?

    ТЕКСТ ОБНОВЛЕН 10.04.18!Завершено. Если вам понравилась история - поставьте лайк или напишите комментарий на радость автору :)


  
  Я живу в легендарном городе. Городе, о котором мечтают голодные, который снится бездомным, и о котором изгои говорят шепотом и с ненавистью. Город-мечта для многих, кто не знает или не приемлет правды. Для меня же он стал тюрьмой, мрачной и унылой, настоящей киберпанк-дистопией. Высокотехнологичные импланты и наноразработки, некогда призванные спасти человечество и сделать жизнь райской, положили начало деградации общества, в итоге став его новой смертельной эпидемией.
  Модификации тела лишили людей последней надежды на настоящее будущее, все вышло из-под контроля, город накрыла волна преступности и безразличия к жизни, и вскоре миром стали править самовлюбленные психопаты и мегакорпорации. Все лучшие начинания и мечты полетели к чертям.
  
  А вскоре и пришла последняя волна безумия - биомагия. Новейшая технология, объединившая в себе все передовые технологии и сверхспособности. Она и лишила живых существ того, что ранее хоть немного отличало их от машин. Жизнь простых людей стала похожа на агонию.
  
  Я смотрела на бурлящий неоновый город, стоя на смотровой зоне около своей квартиры. Память услужливо подбрасывала тусклые обрывки старых и почти забытых воспоминаний: ясное небо, пышные аллеи, вечнозеленые парки. А вон и седовласые матроны, выгуливающие любимых питомцев, чуть дальше - заботливые мамочки, играющие с детьми. Ребятня бегает друг за другом и весело хохочет.
  
  Пустым взглядом проникаю сквозь время, периодически безразлично смахивая красные цифровые строчки программного кода, кричащие об ошибке. Меня обдает горячим воздухом от слишком близко пролетевшего флаера, и воспоминание развеивается. Оказывается, остались еще лихачи, не пользующиеся автопилотом и съезжающие с воздушной трассы, чтобы напугать жителей небоскребов.
  
  Я снова посмотрела вдаль, но больше не увидела зеленых лужаек. Насколько простирается взгляд, видны лишь холодные хромированные поверхности, неоновые вывески и зеркальные витрины. С высоты моей площадки город выглядит как котел с кипящей жидкостью кислотных цветов. В глазах рябит, и, будь я настоящим человеком, на глазах бы выступили слезы.
  
  Века идут, а утопия, которую я так ждала, так и не наступила. Устала. Устала ждать. И просто устала. Пора заканчивать это.
  
  Бросив беглый взгляд вдаль, на высокую стену вокруг города, я представила пыльные дороги, камни и оранжевый закат. Последнее время я мечтаю увидеть его, ведь в городе не бывает закатов, и никогда не видны звезды. Кажется, раньше я любила кататься на байке. Надеть зеркальные очки, повязать цветастую бандану на лицо и рвануть с друзьями за город. Или устроить вечеринку в лесу с настоящим костром и прыжками через огонь. Наверное, я прыгала очень высоко, а, может, даже обжигала пятки.
  
  Это было так давно, что из моей памяти напрочь стерлись лица родителей, друзей, любимого. Я даже не уверена, что эти воспоминания мои...
  
  Надеюсь, уже сегодня, на рассвете, я смогу воплотить свою мечту и снова увижу, как выглядит свобода. Но сейчас еще есть дело. Закончу его и смогу получить недолгую отсрочку. Пока за меня хватятся, будет уже поздно.
  
  Таковы были мои планы. А планы имеют отвратительное свойство ломаться.
  
  - Объект номер 00200632, бросьте нож и отпустите ребенка! - механическим голосом вещала я преступнику, направив ему в голову дуло бластера. - Иначе я, согласно статье Закона объединенной Империи, буду вынуждена вас ликвидировать.
  
  - Еще чего! Я убью его! - завизжал преступник и, наверное, напряженно молился Механическому Богу, чтобы я не заметила, что ребенок нелегал. Впрочем, он все равно старательно прятался за его тщедушным тельцем.
  
  - Бросай оружие, иначе я пущу кровь мальчишке! Ты ведь не хочешь проблем, да, детка? Убьешь гражданина и тебя отправят на переработку!
  
  Вооруженный голотесаком мерзавец приставил оружие к шее заложника и легонько нажал. Лезвие тесака почти незаметно вибрировало в руках контрабандиста, и вскоре на шее мальчика появилась тонкая полоса набухшая кровью.
  
  - Не сработает, - я отключила логи, замаскировав их под временный сбой, и прекратила изображать машину, ответив обычным своим голосом, - уже заметила, - кивнула на маленькую татуировку группировки Вольных, в виде трезубца, на бедре заложника. Трезубец весьма смахивал на след птичьей лапки, но Вольным было виднее.
  
  - Ликвидирую.
  
  Выстрел был почти неслышным. Легкий хлопок, и мозги, смешиваясь с обломками кости, ровным слоем кровавой каши осели на ближайших поверхностях. Мальчишку они тоже не миновали, недавно перекошенное от страха лицо исказилось гримасой отвращения. Красные ошметки, плавно сползая с лица и тела, падали на пол и смешивались с грязью. Крепкий орешек, несмотря на то, что малолетка. Другого бы стошнило. Нормальных людей должно тошнить от подобного.
  
  А по нему и не скажешь, что он пять минут назад вопил как резанный, когда двое громил держали его за руки, а третий пытался стянуть с него штаны, чтобы оценить стоимость тела неоскверненного имплантами. А тело, судя по виду, тянуло, как минимум, на пять моих рабочих циклов. Цена как раз для богатеньких извращенцев.
  
  Ребенок утер нос ладошкой, стряхнул остатки своего мучителя с рук и попытался вернуть штаны на место. Разорванная вещь поддавалась слабо, расползаясь то в одном месте, то в другом. Он стыдливо придержал их рукой и отступил, брезгливо оттирая кровь и злобно зыркая в мою сторону.
  
  - Подойди, - приказала я, пряча бластер в набедренную кобуру. Убойная штука. Может вывести из строя даже боевого киборга, а от человека остается лишь мокрое место. Мальчик не представляет для меня никакой опасности, а преступники убиты. Наконец, можно расслабиться и перестать изображать консервную банку со стандартным набором фраз.
  
  - Еще чего, мне мои мозги дороги, - заявил он дрожащим голосом, но с места не сдвинулся.
  
  - Не нужны мне твои мозги. У меня свои есть. Иди сюда, быстро, - я поманила его рукой как зверушку. Говорят, Вольные довольно дикие.
  
  - Так, может, тебя интересует другая часть тела? Я видел, как ты пялилась. Все вы, имперцы, - извращуги, - пытаясь выглядеть уверенно, он высокомерно скривился и брезгливо сплюнул на пол.
  
  Подозрительно бойкий пацан, для едва не погибшего. Мне вдруг стало интересно, а что он будет делать дальше?
  
  - Меня не интересуют сопливые малолетки. Да еще и такие страшненькие. Повторяю последний раз, иначе применю силу.
  
  Пацан прыснул и хотел кинуться на меня, но запутался в штанах, а напоследок, для завершения крутого образа, поскользнулся и шмякнулся на пятую точку. Видимо, уверенный в своей неотразимости, обиделся на 'сопливого малолетку'. Клянусь, что-то во мне дрогнуло, и я едва не улыбнулась.
  
  В империи Новва Утопия почти не осталось натуральных людей. Каждое существо, если позволяли деньги, пыталось навешать на себя новых модных фенек и заменить 'неидеальные' части тела на более качественные биоимпланты. Кто попроще - ограничивался более дешевыми пластиковыми заменителями. Не так симпатично, но более надежно, чем свое родное тело, которое могло заболеть или сломаться. У мальчишки же, как сообщил мой встроенный сканер, тело было полностью натуральным. Даже ни одного чипа в голове. Довольно ценный экземпляр, учитывая, что почти все население города обвешено современными улучшениями.
  
  Но даже самые новые технологии не смогут заменить настоящее тело. Чувства, ощущения, удовольствие от приема пищи, купания, секса - все становится искусственным. Набором нулей и единиц в программе, что стимулирует мозг на определенную реакцию. Когда начинаешь понимать, что натворил, то уже поздно. И я это понимала, как никто другой. Тело я потеряла еще в прошлом веке, спасая жизнь очень важному политику. Я работала его телохранителем, и тот, в благодарность за спасение, дал мне новую жизнь. Точнее тело. Мой мозг сохранили, а потом поместили в высокотехнологичное тело, внешне ничем не отличающееся от настоящего. Только более сильное, выносливое, с кучей программных ограничений и запретов, блокирующих сознание и волю. Правда, чтобы получить этот 'подарок', мне пришлось проваляться в стазисе почти тридцать лет, пока технологии достигли нужного размаха. К сожалению, 'благодарный' вскоре обанкротился и, забыв мой поступок, продал дорогую игрушку одной из корпораций, отвечающей за поимку контрабандистов.
  
  Теперь я вечно молодая, мне неведомы ни болезни, ни старение. Другой бы на моем месте радовался, но мне уже абсолютно безразлично. Живу в чужом городе и работаю на чужих, безразличных мне, людей. Делай то, говори это. И не думай. За тебя думает программа. А тебе незачем мыслить и чувствовать, ты больше не человек...
  
  Со временем я научилась обходить защиту, смогла получить доступ к своим настоящим эмоциям, но с тех пор прошло так много времени, что я уже не чувствовала в них особой потребности.
  
  Мне надоело ждать, пока пацан соизволит подойти ко мне, я рванула к нему. Выверенным движением нажала на нужную точку на шее, и широко раскрытые от удивления глаза закатились. С легкостью перекинув тело через плечо, направилась к своему флаеру. Дверь автоматически открылась при моем приближении, и я закинула мальчишку на заднее сидение. Дорогая обивка салона мигом испачкалась кровью.
  
  Пацан очнется секунд через двадцать. А мне еще надо решить вопрос с начальником безопасности этой зоны. Он прибудет с минуты на минуту. И будет весьма недоволен.
  
  Как я и думала, начальник был не просто недоволен, он был в ярости. Он кричал и размахивал руками, при этом брызжа слюной во все стороны. Останки контрабандистов были повсюду, но исследовать его отделу было уже нечего. Мое оружие не пощадило ни одного нейрочипа. Я, в ответ на его нападки, 'включила' дурочку с дешевым программным обеспечением:
  
  - Противники оказали отчаянное сопротивление. Мне пришлось их ликвидировать. Их поведение угрожало мирному населению и могло привести к массовым беспорядкам. Уровень их агрессии составлял более 112%, и, согласно протоколу...
  
  - К черту протокол! Вы могли оставить хотя бы одного для допроса! С них даже нельзя считать данные, все чипы разрушены! Мы полгода ведем это дело, и теперь все наработки пошли к черту! Ваш отдел превышает все полномочия и мешает нам делать свою работу!
  
  Он продолжал психовать. Я же решила не добивать беднягу сообщением, что вышла на банду лишь за трое суток. Тем более, я не могла оставить свидетелей, иначе пришлось бы передать ребенка в руки государства. Нелегалы, попавшись в городе, больше никогда не возвращались домой. Это был конец, под видом террористов или зараженных элементов, он попал бы на 'белый рынок' органов. Или в секс-игрушки.
  
  Также таких людей очень любили биомаги. Они творили страшные вещи, и лучше принять смерть, нежели попасть им в руки.
  
  Я еще не понимала, почему решила спрятать мальчишку. Просто в мое давно лишенное эмоций сознание вдруг пришла мысль: 'Спаси его'. Такого со мной не случалось уже давно, и проблеск человеческой эмоции обрадовал. Нельзя иначе. Нельзя игнорировать проблески человеческого, тем более теперь, когда я решила провести последние дни жизни как настоящий человек.
  
  Краем глаза я отметила на стекле флаера, с внутренней стороны, отпечаток ноги. Затем еще один. Парнишка словно нарочно измазал мне всю обивку кровью, а теперь пытался выбить ногой окно. Мелкий засранец. Я поспешила к транспорту, стандартными фразами вежливо попрощавшись с безопасником. Открыв дверцу, мне пришлось быстренько пнуть непоседу назад в салон, в ответ он недовольно зашипел.
  
  - Еще раз дернешься, и я вырублю тебя надолго. Это чревато потерей памяти, нарушением координации, снижением зрения и прекращением функционирования органов малого таза.
  
  Парень забился в угол и задумался. Последнее предупреждение на него подействовало больше всего.
  
  - Правильно. Сиди тихо. Не хватало чтобы ты еще и нагадил в салоне.
  
  - Имперская сучка.
  
  - Как мило, - я усмехнулась. Щеночек огрызается. - Что-то ты слишком борзый для двенадцатилетнего.
  
  - Мне четырнадцать!
  
  Моя скептически выгнутая бровь заставила его покраснеть.
  
  - Ну, почти четырнадцать.
  
  - Как ты тут оказался? Твои родители тоже здесь?
  
  В ответ лишь злобное сопение. Видно, что парень очень напуган, несмотря на желание казаться смелым. И в то же время ведет себя на удивление живо. К сожалению, я совсем не знаю, как обращаться с детьми, тем более в такой ситуации. Может, стоит его спровоцировать, как это делают на допросах, и я смогу узнать, как он сюда попал, и есть ли у него семья.
  
  - Ах, да. Я слышала, для нелегалов нет понятия 'семья'. Все лишены понятия чести, и за Стенами полно безродных ублюдков.
  
  Провокация удалась.
  
  - Заткнись! У меня есть родители, и они в тысячу раз приличнее ваших запрограммированных тупых семейных ячеек. Они любят друг друга!
  
  Наивный маленький звереныш. Хотя, может, где-то там еще осталось такое понятие, как 'любовь'.
  
  - Так-то лучше. Как далеко они от города?
  
  - Тебе какое дело? - недоверчивый взгляд в мою сторону и попытка незаметно открыть дверь флаера. Я сделала вид, что не заметила.
  
  - Хочу отправить тебя к мамочке.
  
  Видимо, не такого ответа он ожидал, поэтому умолк и задумался. В глазах то загоралась надежда, то искрилось сомнение.
  
  - Почему я должен тебе верить?
  
  - А разве у тебя есть выбор?
  
  На коммуникаторе прощелкало 'Полночь'. За машиной увязался мелкий летающий дрон в форме шара, мигая красным проблесковым маячком. Я, как и всегда, психанула, глядя на этот насильственный контроль.
  
  - Чертова железяка, теперь всю дорогу не отвяжется.
  
  Пришлось остановить флаер и выйти. Дрон быстро просканировал меня с ног до головы, довольно пискнул и, загоревшись зеленым, отчалил по своим механическим делам. Наверное, надоедать другим, поставленным на обязательный контроль.
  
  Все это время мой пассажир пытался вылезти из авто, из-за чего пришлось придержать дверь ногой. Шагающий мимо мусоросбиратель принял мою ногу за мусор, учуяв сенсором металлический имплант, и уцепился в нее клешней, словно хотел оторвать. Я дернула, не рассчитав силу, и случайно отломала его клешню. Раздраженно отбросила на пару метров от себя. Мусорщик не обиделся, бодро пошагал за своей конечностью и безжалостно сбросил ее в утилизатор.
  
  - Чтоб у тебя все контакты закоротило, скотина бездушная, - я наморщила нос.
  
  - Так ты киборг? - парень с любопытством осмотрел меня с головы до пят, а потом брезгливо поморщился и, кривляя голос, ехидно заявил: - Дрон спутал высокотехнологичную безмозглую машинку с консервной банкой? Бедняжка...
  
  Пленник начал раздражать своей бесстрашностью и назойливостью, граничащей с глупостью. Может, зря я ввязалась в это дело? Стоит пугануть его. Я стала размышлять вслух:
  
  - Мне стоило бросить этого бесполезного мальчишку... Или продать. Биомаги на черном рынке дадут весьма приличную сумму. Возможно, они приделают ему лишнюю конечность. Ко лбу. А может, и хуже... к примеру: еще один рот. Хотя нет, он и так слишком болтлив. Скорее ему его зашьют насовсем и кормить будут через нос... А может, из него вообще девчонку сделают? Ой, прости малыш, я это говорила вслух?
  
  Парень неверяще, но со страхом уставился на меня. Молча.
  
  - Вот-вот. Помалкивай и слушай меня, или вскоре отправишься или в утилизатор, или развлекать богатеньких извращенцев.
  
  И все-таки этот ребенок был или слишком глуп, или слишком беспечен. А может, я выглядела недостаточно внушительно и почему-то казалась для него доброй тетей. До самого дома он вертел головой по сторонам, нажимал все доступные кнопки, несколько раз чуть не выпал на лету и всячески пытался свалить.
  
  В гараже платформа подняла меня на нужный этаж, и я вышла из флаера прямо на смотровую площадку перед квартирой. Во избежании эксцессов я тащила парня за одну руку, второй он пытался удержать штаны. Дотащив его до ванной комнаты, подтолкнула за дверь.
  
  - Вымойся. От тебя воняет. Ненавижу грязь, - нажав нужную кнопку на коммуникаторе, заказала услугу чистки для салона авто. - Чего уставился? Вали, смой с себя это дерьмо.
  
  - Не хочу.
  
  - Как пожелаешь.
  
  Извини, парень, но я не добрая тетя. Открыв дверь, пинком отправила его в просторную душевую. Дверь захлопнулась, датчики анализатора сработали, оценив степень и источник загрязнения, оптимальную температуру воды для данного биологического вида и средства для очищения. Вскоре из душевой донесся неистовый крик, а затем отчаянный стук в дверь и затейливое трехэтажное ругательство в мой адрес. 'Какой изобретательный', - усмехнулась я, слушая его эпитеты.
  
  Через минут десять экзекуций, включилась сушка, и я услышала новую порцию ругательств.
  
  Открыв дверь, увидела заплаканное лицо. Злые глаза уставились на меня с ненавистью. Едва он открыл рот, я его прервала движением руки:
  
  - Еще раз услышу подобное от тебя, включу режим промывки рта. Дроны отлично с этим справятся. Говорят, что много веков назад, за употребление подобных слов промывали рот мылом. Хочешь испытать древнюю технологию?
  
  Рот с красивыми ровными зубками захлопнулся. Ехидно усмехнувшись, я снисходительно наблюдала картину надувшегося и раскрасневшегося мальчишки, что всем своим видом пытался показать, будто это не я его заставила молчать, а он мне сделал одолжение. Я прямо чувствовала, что нечто неприличное готово сорваться с его языка. Но нет, угроза сработала.
  
  Решив, что на сегодня хватит впечатлений для ребенка, кинула ему свой старый комбез, и едва парень его надел, как длинные рукава и штанины укоротились, приобретая нужную длину и ширину, а замочек-молния с трескучим звуком застегнулся. Мальчишка недоуменно похлопал себя по бокам, ощупывая необычную вещь, но промолчал.
  
  - Жду через десять минут, будем ужинать.
  
  Парень злился: плотно сжатые, почти синие губы выдавали наивысшую степень негодования. Но это ему не помешало съесть свою порцию ужина и доесть остатки за мной. Я поражалась его приспособляемости, и хотя теперь он побаивался взболтнуть лишнего, опасаясь новой промойки, но все же проявлял удивительную заинтересованность окружающим миром. Видя, что ни убивать, ни насиловать его не собираются, а даже помыли и накормили, он расслабился. Не выдержав, спросил первым:
  
  - Что ты планируешь?
  
  - Ты о чем?
  
  - О ком. Обо мне, то есть. Зачем я тебе?
  
  - Отправлю тебя домой.
  
  Он вытаращился на меня словно на безумную.
  
  - Что, серьезно? Ты, наверное, спятила?
  
  - Может быть. Я давно живу. Мозг не вечен, возможны некоторые сбои.
  
  Парнишка внимательно посмотрел на меня, оглянулся, как будто в поиске того, кто его разыгрывает, но крутить пальцем у виска побоялся. Рука его зависла в конце пути, и потом он неуверенно почесал висок пальцем.
  
  - Это невозможно!
  
  - Хочешь остаться? Многие мечтают получить гражданство Новва Утопии.
  
  - Ты реально спятила. Здесь живут одни безумцы, извращенцы и тупые киборги! Я слышал, проникнуть в город невозможно, как и покинуть его.
  
  - Значит, тупой киборг попытается спасти очень умного мальчишку, который не в состоянии сам о себе позаботиться.
  
  - Эээ, - он задумался, пропуская мою колкость мимо ушей, - но зачем тебе это? Что ты будешь иметь с этого.
  
  - Ничего. Просто внезапно поняла, что хочу еще раз побывать за городом. Надоело железо и пластик. Заодно и тебя подкину домой.
  
  - Неужели тут есть кто-то, кому надоела райская жизнь? Хотя по дороге я не видел ни одного дерева. В раю не должно быть так. Чем вы тут дышите? Или ты вообще не дышишь?
  
  - Кислородом. Очищенным и обогащенным необходимыми компонентами. У нас работает кольцевая система кондиционирования и фильтрации. И я дышу, если тебе интересно. Хотя и могу намного дольше обычных людей обходиться без кислорода.
  
  Он с умным видом покивал, но было видно, что ему многое непонятно. И в первую очередь мое поведение. В принципе, я не собиралась никого спасать, это была чистая случайность. Три последующих дня в городе будет великий праздник. И этой ночью, в день города, я надеялась отправиться в последнее путешествие. Вероятность того, что вовремя заметят системный сбой и смогут заблокировать мои действия, очень сильно снижалась. Как бы сильно не скакнули технологии в развитии, но машина все равно не сможет переиграть человека. В глубине души я все еще считала себя хоть отдаленно, но человеком, поэтому планировала обмануть систему и выиграть немного времени для себя...
  
  С появлением новых обстоятельств, я вдруг подумала, что повод покинуть город и совершить задуманное за его пределами - намного лучше моего первоначально плана. Погоня в эти дни маловероятна: пока придет отчет о пропавшем госимуществе, то есть обо мне; пока дойдет до соответствующих структур; пока они разберутся, в чем дело, будет уже поздно.
  
  Это все довольно рискованно, и мальчишка не входил в мои планы. Но, если у меня есть возможность совершить хоть одно доброе дело за столько лет, для настоящего человека, а не для корпорации и бессердечных толстосумов, то почему бы и нет? Отложу свои планы на денек.
  
  - А ты правда киборг? - спросил он, рассматривая меня. - Выглядишь как настоящая.
  
  - Я не киборг, - вздохнула, - я - биороид. Биологический робот с сознанием настоящего человека.
  
  - Никогда не слышал о таких...
  
  - Экспериментальный военный образец. В партии нас было шестнадцать образцов, но удачным оказался только один.
  
  - То есть ты?
  
  - Да. Остальных уничтожили.
  
  Парень задумался на минуту, и было видно, что он борется если не с желанием в меня чем-то потыкать, то как минимум рассмотреть поближе. Мне была неприятна эта тема, поэтому я встала из-за стола, намекая на конец разговора:
  
  - Ладно, на сегодня хватит впечатлений. Ты плохо выглядишь. Думаю, стоит отдохнуть.
  
  Он кивнул и молча поднялся из-за стола, вытерев рот краем белоснежной скатерти.
  
  Столовая опустела. Парня я определила в гостевой комнате, положив на роскошную кровать и включив камеру наблюдения за пространством - мало ли что ему в голову взбредет.
  
  Усевшись на кровати в своей комнате, я уставилась в противоположную стену. Сон не шел. А выключать себя насильно не хотелось. В голове замелькали полустертые воспоминания. Одно время я пыталась их восстановить, думая, что от этого верну свою человечность хоть частично. Но, как назло, память восстановила лишь обрывки неприятного. Странные и страшные сны стазиса, тяжелая адаптация в новом теле, отторжение, люди в защитных костюмах и масках, эксперименты. Ни одного родного лица я так и не смогла вспомнить полностью, продолжая мучить себя безликими воспоминаниями и смакуя почти позабытые эмоции прошлого. Я давно потеряла себя.
  
  В дерном проеме мелькнул силуэт, и я перешла в активный режим. Переминаясь с ноги на ногу, там стоял мой гость.
  
  - Чего тебе? - недружелюбно спросила я.
  
  - Ты правда можешь меня отвезти домой?
  
  - Да, я ведь сказала уже. Хотя для этого тебе нужно кое-что сделать.
  
  - Что угодно, - он потупил взгляд и скомкал рукой ворот рубашки, - только верни меня назад.
  
  - Просто беспрекословно слушай меня, и у нас все получится.
  
  - И все?
  
  - Наверное, да. Теперь иди, выспись хорошенько. Завтра у меня много дел, а ты меня сильно утомляешь.
  
  Утром я отправилась в свой отдел по борьбе с нелегалами и контрабандистами. Меня бесила эта работа, но, так как я принадлежала корпорации, приходилось мириться с нею. Я регулярно приезжала и отмечалась в конторе. Коллеги меня любили так же сильно, как и я их, так как на любые мои действия у меня был карт-бланш, и обычно после меня оставались одни трупы. Да и дела я расследовала в рекордные сроки, чем также не зарабатывала себе популярности.
  
  Вернулась я почти в полдень, застав бурную деятельность в квартире. Дрон-уборщик безнадежно сломан, вещи разбросаны, словно шла борьба не на жизнь, а на смерть. Несчастная экзотическая пальма, с таким трудом и не особо легальным способом доставленная мне из-за периметра, вырванная с корнем, одиноко лежала на смотровой площадке. Сам же зачинщик беспорядков в ужасе смотрел криминальный канал, доступный работникам контор, типа моей. Для населения он был закрыт в виду тяжелого психологического воздействия, что мог на них оказать. Невероятно мерзкие и страшные видео, которые там мелькали каждую минуту, могли вызвать тяжелое расстройство у простых смертных или нездоровый интерес у какого-нибудь ненормального. Особенно интересными были программы по исследованию продуктов биомагии.
  
  Забравшись на диван с ногами, он одной рукой держал помятый лист пальмы, на другой отчаянно грыз ногти. В глазах стояли слезы.
  
  - Так ты говорила правду про лишние конечности и разное... ну... то, что со мной могли сделать?
  
  - Как видишь. К сожалению, это не развлекательный канал.
  
  - Я еще подумал, какой странный юмор у тебя. А зачем они это делают?
  
  - Не знаю. Зато знаю, что у кого-то сейчас станет одной конечностью меньше. Помнишь, я оторвала мусорщику клешню? Так вот, твою оторвать еще проще, и за нее я смогу еще и немалую сумму выручить! Только твои руки работают хуже клешней! Что ты здесь наделал?!
  
  Чем больше я распалялась, тем сильнее он вжимался в диван.
  
  - Я не хотел, оно само сломалось! А пальму... эта железяка вырвала ее с корнем, а я пытался ее отобрать, жалко ведь! Потом подключился второй... мне ничего не оставалось делать, как принять бой. Но было уже поздно.
  
  - 'Значит, дрон-повар тоже сломан', - подумала я.
  
  Вид перепуганного ребенка и его искренне раскаяние в глазах меня насмешили. Приятно было улыбнуться за столько лет. И вообще, чего я переживаю? Мне это все уже не нужно. А для пальмы был сегодня день пересадки, вот запрограммированный на это дело дрон и занялся работой, кто ж знал, что так выйдет?
  
  Взмахом руки отдав команду, я свернула головидео. Нечего ребенку смотреть эти ужасы.
  
  Только собиралась предложить поесть, как сработал коммуникатор, оповещая о полдне.
  
  Со стороны балкона появился шар, влетел в комнату и начал назойливо меня сканировать.
  
  - 'Никогда не привыкну к этому', - подумала я, закипая.
  
  Замигав желтым, он принялся за повторное сканирование. Успокоив эмоции, я расслабилась, дождалась зеленого света. Удовлетворенный результатом он поднялся к своей нише и скрылся за панелью. Но заметочка о скачке моего эмоционального состояния небось все равно в логах отобразится.
  
  - Что это было?
  
  - Процедура оценки опасности моей личности. Психологическое состояние, проверка на угрозу для окружающей среды и населения. Стандартная процедура для киборгов, андроидов и таких как я. В общем, для всех, у кого искусственный интеллект или в мозгах ковырялись.
  
  - Я тут подумал, - задумчиво протянул парень, - все-таки круто, что ты не обычный человек.
  
  Я уставилась на него.
  
  - Чего же тут хорошего?
  
  - Ну, я видел твои возможности, а теперь я уверен, что они во много крат превосходят даже мою фантазию. Ты можешь помочь тысячам людей!
  
  - Глупости. У меня осталось лишь последнее задание, потом я больше не буду ничего делать.
  
  - Какое? И почему последнее?
  
  - Попасть за периметр. И по ходу дела доставить тебя домой.
  
  Этот ответ должен был решить все вопросы, но я ошиблась.
  
  - Слушай, а это сканирование, оно каждый день?
  
  - Да, каждые 12 часов.
  
  - А если его не пройти, что будет?
  
  Детское любопытство перешло все границы, и мне начало надоедать.
  
  - Ничего не будет.
  
  - Но как...
  
  - Умолкни. Ты сломал дронов, поэтому займись приготовлением пищи.
  
  Пусть займет себя делом, а то от его болтовни уже уши болят.
  
  - Но я не умею готовить!
  
  - Меня это не волнует. Нужно было думать об этом раньше.
  
   Обед был царский. Подгорелое мясо атлантикора в кляре и соус из неизвестного мне доселе вещества. Пацан секрет своего кулинарного искусства не раскрыл, а мои анализаторы загадочно молчали. На десерт на удивление вкусный молочный коктейль с мелеными листьями пальмы. Вот и пригодилось деревце. Хотя коктейль странный. Со мной-то ничего не случится, а вот за парня не уверена, хотя пальма и не ядовита, но в сочетании даже с синтетическим молоком могла вызвать неизвестную реакцию организма. Но он выглядел вполне спокойно, поэтому я не стала беспокоиться.
  
   - Собирайся, через час мы вылетаем, - сообщила я, едва мы закончили кушать.
  
   - Так быстро?
  
   - Да. Чем раньше - тем лучше. Я не смогу долго тебя прятать. Дом напичкан сенсорами и следящими устройствами, заметят что-то лишнее на радаре и сразу заявятся на разборки.
  
   Собирать особо было нечего: я надела свой обычный комбез, в котором ходила и на работу, и в город. Любила я его за практичность и за то, что он совсем не мешал в драках и поединках, при этом почти не пачкаясь. И выглядел на мне так, что не стыдно на людях показаться. Мало ли с чем нам придется столкнуться. На голову примостила свои любимые очки, повесила на пояс бластер, и закинула немного воды и еды в саморазогревающихся термопаках во флаер. Волосы у меня хоть и не путались и иногда могли послужить не только украшением, но и оружием, поэтому я просто заплела их в косу.
  
   Вокруг меня нервно прыгал парнишка в новеньком туристическом костюме расцветки пустынного камуфляжа. В руках он держал обломок клешни дрона, ни за какие коврижки не захотел с ним расставаться, видимо, вообразив себя воином.
  
   - Иди сюда.
  
   - Слушай, ты так и не сказала свое имя. Я Кэри. В честь дедушки назвали.
  
   - Я ВБР-24.011.62, - желая подразнить парня, я на ходу придумала название, вспомнив серийный номер одной из деталей флаера. Настроение было на редкость поднятым, мне даже не пришлось искусственно стимулировать нервную систему и гормональный фон.
  
   Но Кэри лишь снисходительно посмотрел на меня и покачал головой.
  
   - Бедняжка, даже имени нет. Давай я тебе придумаю? Как тебе Нэнси, или Бетти? Так звали мою собаку, но она умерла прошлой осенью. У нее была механическая нога, и она постоянно пыталась ее отгрызть. Нет, думаю, Бетти не подходит.
  
   Он задумчиво почесал подбородок, не обращая внимания на мою ухмылку. Я уже хотела назвать свое имя, но его желание 'одухотворить машину без имени' умиляло. Я решила не портить ему удовольствие.
  
   - А как тебе Анастасия? Мне кажется, у тебя раньше могло быть именно такое имя!
  
  Невероятно. Сейчас, по документам, меня звали Ария, но когда-то давно, еще в прошлой жизни, я была Анастасией. Как он смог догадаться?
  
   - Мне нравится, - сказала я тихо.
  
   - Отлично. Теперь ты - мой ангел-хранитель.
  
   - Скорее ангел смерти... на хранителя я не тяну.
  
   - Ну, если угробишь меня, Ангел Смерти, я вечно буду являться к тебе призраком и называть именем своей усопшей собаки!
  
   Я улыбнулась. Несмотря ни на что я уже не жалела, что приютила парня. В его компании я словно оживала. Оживали давно забытые эмоции и воспоминания. Его доброта, наивность и непосредственность согревали душу, и лед в моем сердце таял.
  
   - Как далеко ваша база от города?
  
   Кэри вздохнул и недоверчиво посмотрел на меня. Все еще сомневается в моих благих намерениях. Его можно понять, если с его помощью я найду базу и приведу туда группу зачистки, погибнет много людей. Я бы, наверное, тоже сомневалась выдавать подобную информацию. Нехотя, но он все-таки рассказал:
  
   - Отец говорил, что примерно в восьми часах езды. Это если брать отсчет от северных ворот. И если напрямую. В обход патрулей может быть и дольше, я не знаю. Он не брал меня на вылазки, а когда меня похитили, я был без сознания.
  
   - Значит, ваша база в районе пастбищ атлантикоров. Хорошее место, но не особо безопасное. Я думала, вы подальше. А патрули нам не помеха.
  
   - Но ведь город запрещено покидать!
  
   - Не забывай, я очень секретная боевая модель. Для меня патруль из парочки дронов на один зуб. Тем более, сейчас все патрули будут в центре города на празднике, и у нас будет фора. Главное - вовремя смыться. Иначе нам уже никто не поможет.
  
   Уважения в глазах парня немного добавилось - патрули сильно портили жизнь всем живущим за чертой закрытого города, и сокращение их количества было бы просто замечательным событием. Тем более, их детали использовались нелегалами и отщепенцами для своих нужд.
  
   - Нам стоит поспешить, нужно быть у границы до полуночи.
  
   Путь за город оказался предельно прост. Я без труда перемещалась по городу, миновала все блок посты и в полдень, перед самым выездом, прошла сканирование дроном, получив двенадцатичасовой запас времени. Почти сразу за Стеной Кэри стало плохо. Сначала он подозрительно побледнел и, когда я спросила, в чем дело, выдавив улыбку, сообщил, что все прекрасно, его просто немного укачало. Но в моем флаере не могло укачать. Хотя, кто их знает, этих простых людей.
  
   Еще через минут пятнадцать он ухватился за живот и совсем уж обреченно застонал.
  
   - Что, адский коктейль рвется наружу? - ехидно заметила я, догадываясь, в чем проблема.
  
   - В тебе нет ни капли сострадания! Коктейль был абсолютно безвреден. Мне его мама часто готовит. А вот соус к мясу мог быть немного опасен.
  
   - Я не ем соусы.
  
   - Я рад за тебя, - новый приступ боли скрутил его снова, и я начала бояться за чистоту своего транспорта.
  
   - Я имею ввиду, - ускорив флаер, попыталась быстрее покинуть опасно просматриваемую зону и направилась в сторону группы деревьев и камней, - что у меня в доме не было соуса вообще. Видимо, ты что-то другое использовал. Опиши мне это.
  
   - Ну, оно было такое... - парень с надеждой взирал на стремительно приближающуюся зеленую зону, - оно было такое мятное, кисло-сладкое и отлично сочеталось с мясом! Черт, давай быстрее!
  
   Резкая остановка, парень вывалился из кабины и скрылся в облаке пыли, поднятом флаером. Я достала бластер и спрыгнула за страдальцем. Внутри города было иногда опасно, но за чертой было просто отвратительно опасно. Всюду подстерегали, в лучшем случае, разнообразные хищники, которые в основном обитали под землей, были несъедобны, ядовиты и незаметны. В худшем - можно было нарваться на патруль или бандитов, что торговали рабами с империей. Если в первом случае вас просто съедят, то в последнем - вас ожидала мучительная смерть.
  
   Я подошла и остановилась недалеко от парня. Он, согнувшись пополам, держался за ствол полуиссохшего дерева и исторгал содержимое желудка на небольшой куст с яркими розовыми цветами. Кустик этого не одобрил и пытался отползти в сторону. В перерыве Кэри измученно на меня посмотрел и спросил:
  
   - Обязательно смотреть на меня в такой момент? Или тебе доставляет удовольствие видеть мои мучения?
  
   - Раз ты уже можешь болтать, значит не все так плохо. Вообще, я пришла сообщить, что вместо соуса ты использовал топливо для дронов, оно экологически чистое, и страшная смерть тебе не грозит. Так, помутит еще немного. А вот тот милый камень, на который ты поставил ногу, уже раскрыл глазки и скоро попытается тебя ужалить. Мне подстрелить его? А то вдруг он еще сильнее расстроит твой желудок, а туалетной бумаги у меня с собой нет.
  
   - Это каменная улитка, и она еще слишком молода, чтобы жалить, - с умным видом заявил Кэри, отплевываясь и беря у меня из рук бутылочку с водой. - Они очень полезны, и я собираюсь взять ее с собой. Ох, кажется, мне уже легче.
  
   Он нагнулся за своей находкой, пошатнулся, и мне пришлось схватить его за шиворот. Подхватив недоумевающую зверушку в одну руку, а во вторую схватила Кэри и понесла к флаеру. Скоро здесь будет пролетать патруль - нужно убираться. Моя ноша не возмущалась, обреченно повиснув на моей руке, видимо, и правда чувствовал себя плохо, поэтому я уложила его на заднее сидение, укрыла пледом, а улитку бросила на пол.
  
   - Если она нагадит, тебе придется убрать.
  
   - А может у тебя есть что-то для желудка?
  
   - Прости, но мой организм не нуждается в подобном.
  
   - Но дома у тебя были лекарства.
  
   - Это стандартный набор, поставляемый раз в месяц в каждое жилье. А тут мне нечем тебя порадовать. Могу дать еще воды.
  
   Он вздохнул и взял еще одну бутылочку.
  
   - Теперь поспи. Когда доберемся до нужной зоны, разбужу, будешь дорогу показывать.
  
  До атлантикоровых пастбищ мы добрались почти за десять часов. Дважды приходилось делать остановки, чтобы Кэри смог 'сходить в кустики', один раз завалить древнего дрона, который, открыв по нам стрельбу, отчаянно мазал куда-то вверх и влево. Одна самонаводящаяся ракета избавила его от мучений, а меня от приступа смеха. Видимо, в Империи не все так хорошо, как гласит пропаганда, раз за периметром так мало патрулей, да и те весьма жалки.
  
  Когда добрались до пастбищ, парень почти час искал вход в магматитовые шахты. Мне показалось, он делал это специально, словно боясь, что привел врага прямо к воротам дома. Но даже этот факт не отменял его безумной радости, ведь он скоро будет дома. Глаза его лучились надеждой, и, периодически держась за спазмирующий желудок, он, в конце концов, указал на вход. Далее мы несколько часов петляли по лабиринтам шахт, я даже начала нервничать, думая, что мы заблудились, и Кэри предложил включить сигнал бедствия. Почти сразу, откуда-то из стены появилась экипированная тяжелой броней группа вооруженных мужчин.
  
  Я не успела перехватить парня, когда он резко выпрыгнул из флаера. Думаю, даже меня мог хватить сердечный приступ, когда я увидела, что все оружие резко было направлено на Кэри, и он покрылся синими точками от лучей лазера. Вскинув бластер, я приготовилась принять бой, как внезапно один из мужчин, бесцеремонно бросив автомат на усыпанный камнями пол, кинулся к парню.
  
  - Сынок!
  
  - Папа!
  
   Слезливо-сопливую, счастливую сцену встречи я хладнокровно пропустила, держа на прицеле самого опасного на вид мужика со странной конструкцией в руках. Она подозрительно напоминала древнюю базуку, и нужно быть настоящим идиотом, чтобы выстрелить из этой махины в пещере.
  
   - Опустить оружие! - когда отец и сын наконец осознали факт их счастливого воссоединения, они соизволили вспомнить обо мне. Отдав приказ, отец мальчика, поглаживая одной рукой бороду, а второй обнимая сына, уставился на меня, ожидая действия.
  
   - Я в меньшинстве, поэтому стоит дать даме фору и проявить инициативу. Тем более я пришла сюда не для этого, - заявила я, глядя ему в глаза и намекая, что пора бы уже опустить направленное на меня оружие.
  
   - Думаю, она права, - он махнул рукой своему отряду, - давайте мирно поговорим.
  
   - Людям Империи нельзя доверять. Я рад, что твой сын жив, но ей здесь не место, - громила так легко ткнул своей базукой в мою сторону, словно она была не из металла, а из картона.
  
   - Я не собиралась у вас гостить, уважаемый. Тем более, я выполнила обещание, данное мальчишке.
  
  Опустив бластер, я закинула его на пассажирское сидение. Потом села на водительское место.
  
   - Надеюсь, ты не думаешь, что так просто уйдешь, чтобы потом привести сюда группу зачистки?
  
  Не успела я открыть рот, как в голове зашумело, щелкнул предохранитель в мозгу, отвечающий за контроль. Вот уже почти час прошел, как коммуникатор оповестил о полуночи, а я так и не прошла запрограммированного протоколом сканирования. Теперь осталось лишь одиннадцать часов, до того, как мое тело самоуничтожится. Отсчет пошел, с мерзким тикающим звуком, прямо у меня в голове.
  
  Не так я хотела провести свои последние часы. Совсем не собиралась сталкиваться с отщепенцами, выяснять отношения и, конечно же, не хотела с ними сражаться. Я планировала довезти мальчишку до определенного места, высадить, и отправиться смотреть на закат. Может, я еще бы успела последний раз перекусить. И как я оказалась в подобном положении? Да, планы имеют свойство меняться...
  
  Тут Кэри, вырвавшись из объятий отца, кинулся ко мне. Мужчины напряглись, некоторые снова вскинули оружие.
  
  - Нет! Анастасия хорошая! Она спасла меня от контрабандистов, заботилась и даже привезла сюда. Пусть она лишь наполовину человек, но она действительно хорошая!
  
  - Стоп, - разозлился один из мужчин, размахивая бластером, - так ты, глупый мальчишка, привел к себе домой имперского киборга? Ты совсем из ума выжил? Да она же тут сейчас все разнесет!
  
  Все заволновались, и на меня направили всё, без исключения, оружие. Я с неодобрением посмотрела на Кэри. И кто его дергал за язык.
  
  - Я не желаю вам зла. Я всего лишь хотела покинуть город. И если вы меня не отпустите, ваш дом, и правда, будет разрушен, - я развела руки в сторону, - видите ли, во мне бомба. Очень мощная бомба. Сработал защитный механизм, и я скоро самоуничтожусь.
  
  - Нет, - закричал Кэри, - что ты такое говоришь? Разве ты не останешься с нами?
  
  - Прости, малыш, это невозможно.
  
  - Но...
  
  - Ничего страшного. Все так и должно быть. Я прожила долгую жизнь. Чересчур долгую.
  
  - Она врет, хочет, чтобы мы ее отпустили.
  
  Отец Кэри, до этого стоявший молча, вдруг сказал:
  
  - Я ей верю. Раньше не было таких случаев, чтобы люди империи спасали детей отщепенцев и изгоев. От нее и от флаера не исходит никаких дальних сигналов, по которым нас смогут отследить. И у нее действительно пошел обратный отсчет, - заявил он, глядя на экран небольшого сканера. - Девушка, - он снова обратился ко мне. По тому, как все вокруг него молчали и не перебивали, этот мужчина был весьма уважаем, - можно ли как-то остановить этот процесс?
  
  Я потерла ладонь, а затем сжала виски, чтобы хоть немного заглушить тикающий внутри звук.
  
  - Нет. Человек, создавший мое тело и программу защиты мозга, мертв, а технология засекречена. Или уничтожена, так как эксперимент, можно сказать, был неудачным. Можно погрузить тело в анабиоз, но у меня нет доступа к этой функции, так что мне просто необходимо покинуть эту зону во избежание непредвиденного. Я могу оставить вам флаер, без него я не доберусь до города.
  
  Мужчины отчаянно заспорили, обсуждая мою судьбу. Все это время Кэри вился около меня, в его глазах стояли слезы. Мне было больно смотреть на его печаль, изначально я не собиралась ему говорить о самоликвидации, но это всего лишь ребенок, пройдет время, и он забудет меня, печаль сменится радостью, и все будет хорошо.
  
  К счастью, отец Кэри смог уговорить всех остальных, и меня решили отпустить под его ответственность. Мужчина вежливо поинтересовался, куда я направлюсь, и я сообщила, что хочу до рассвета попасть на невысокую гору, которую присмотрела еще по дороге сюда. Меня любезно предложили 'подкинуть' до нужного места, так как пешком туда было далеко. Заодно и проследит, чтобы никуда не сбежала. Я не отказывалась. Заката в этой жизни я больше не увижу, но рассвет - отличная ему замена.
  
  Оставив позади подозрительно косящихся мужчин, мы - я, Кэри и его отец - полетели к горе. Мальчишка беззвучно плакал, я пыталась его развеселить, рассказывая о городских легендах, гласящих, что умершие киборги попадают в цифровой рай, Элизиум. Там нет ни бед, ни горя, не зависает процессор, и вообще, оказаться там мечтает любой. Там я встречу родных и любимых.
  
  Отец Кэри молчал, одной рукой управляя машиной, а другой что-то быстро набирая на своем стареньком компьютере.
  
  Внезапно я почувствовала проникновение в сознание, и датчик безопасности сократил время до самоуничтожения почти на семь часов. Кинув недовольный взгляд на мужчину, который виновато зыркнул на меня, я замолчала. Я благодарна, что он пытался мне помочь, но не хватало еще подорвать нас всех вместе. Да и не сможет он меня взломать на своем древнем компьютере.
  
  Вскоре дорога подошла к концу, и я неумело обняла Кэри. Несмотря на то что мы едва знакомы, он - единственный человек, который не смотрел на меня свысока и даже волновался за мою судьбу. Даже хотел, чтобы я осталась с ними...
  
  - Кэри, не плачь, не расстраивай меня.
  
  - Но я ничем не могу тебе помочь! - всхлипнул мальчишка.
  
  - Я благодарна судьбе, что встретила тебя. Моя жизнь уже много лет была лишена смысла, но я рада, что в ее конце смогла хоть кому-то помочь. Искренне и безвозмездно. Без приказов и чувства долга, а просто по собственному желанию. Ты, словно солнечный лучик, проник в мой разум, освободив его от груза прошлого. Мое механическое сердце словно ожило. Лед растаял. Я ухожу с легкой душой. И все благодаря тебе. Не плачь, иначе я подумаю, что ошиблась в тебе. Ты ведь знаешь, что означает мое имя? Ты сам дал его мне и тем самым вернул меня к жизни.
  
  Он вытер лицо ладошкой, сжал губы и сделал серьезное лицо:
  
  - Я всегда буду помнить тебя.
  
  - Надеюсь, только хорошее?
  
  Он грустно улыбнулся и ответил:
  
  - Конечно, нет. И не надейся!
  
  Я потрепала его по голове и велела уезжать. Потащив во флаер упирающегося сына за шиворот, мужчина отлетел на безопасное расстояние, и почему-то остановился. Ну, это его дело.
  
  Я начала подниматься на гору. Каменистая почва все время грозила осыпаться, но я не обращала внимания. Достигнув вершины, облюбовала открытый плоский пятачок, на котором и уселась в позе лотоса. Где-то на горизонте появилась едва заметная светлая полоса. Восход.
  
  С замирающим сердцем я вдыхала пыльный, но настоящий воздух. Ветерок иногда приносил необычные запахи, не то свежей травы, не то древесины. Иногда мне, сквозь нарастающее тиканье в голове, чудилось, что я слышу щебетание птиц и пение цикад. Наблюдая, как на горизонте светлеет небо, я словно погрузилась в транс.
  
  Мне кажется, что я иду по берегу, а ноги мои ласкает легкая волна, острые камни больно впиваются в ступни, но я радуюсь этой боли. Внезапно моему взору предстает величественный храм, стоящий на воде. Там неглубоко, поэтому я не могу позволить себе не рассмотреть это чудо природы, внезапно появившееся перед моими глазами. Я подхожу все ближе, перепрыгивая с камня на камень, ближе, но неожиданно красивый храм начинает рушиться, я пытаюсь взобраться по ступенькам, но они с грохотом отламываются, осыпаются и падают в воду.
  
  Мной одолевает безумное желание попасть внутрь, тоска и отчаянье захватывает мой разум, и мне кажется, если я не попаду внутрь рушащегося храма, то потеряю что-то ценное. Я забежала в полуразрушенное здание, побежала по коридорам, свернула в один, затем в другой, третий, и, когда уже почти сбилась со счета, где я была и куда иду, перед моим взором предстала комната, в углу которой стоит одна единственная картина. Она большая, тусклая, на ней еле заметен мутный пейзаж: красивые горы, море, восход солнца и ангел, летящий вдаль... Крылья его распростерты, а на лице улыбка. Рука сама потянулась к ней, и я нежно провела ладонью по пыльному холсту. Картина так похожа на ту, что висела в далеком прошлом в моей детской комнате.
  
  Вдруг ангел улыбнулся мне своей счастливой улыбкой, восход окрасился радужными красками, ожила зелень, и картина засияла невероятными красками так сильно, что меня начало слепить, и я зажмурила глаза. Когда я их открыла, то увидела, что сижу на холодном камне, а по щекам текут слезы.
  
  Вот и конец моего пути. Теперь все будет иначе. Я вернулась к жизни и обрела себя. Я свободна.
  
  Неподалеку в обнимку сидели мужчина и мальчик, наблюдая за восходом и маленькой фигурой, сидящей на вершине горы. Внезапно, на фоне взошедшего солнца, фигурка расцвела огромным огненным цветком и, полыхнув на прощание, словно махнул крыльями феникс, с громким хлопком погасла.
  
  Эпилог
  
  Тьма и тишина. Ни единой искры света, ни одного звука. Неужели это и есть конец пути? Кто я теперь?
  
  Вокруг лишь бездонный вакуум.
  
  - 'Видимо, таков мой удел, провести вечность в пустоте'.
  
  Внезапно перед глазами замигала искорка, она приблизилась, и я увидела, что она выглядит точь-в-точь как командная строка на старых компьютерах.
  
  Искра мигнула в последний раз, и за ней начали одна за одной появляться буквы, складываться в слова и предложения. С удивлением прочла:
  
  'Уровень пройден. Смерть - это не конец. Смерть - начало нового пути. Вас зовут Анастасия. Желаете сменить имя? Сделайте выбор. Да\Нет'.
  
  'Нет'.
  
  'Анастасия, Ваше имя принято. Желаете перейти на новый уровень? Сделайте выбор. Да\Нет'.
  
  'Да'.
  
  'Поздравляем! Вы перешли на новый уровень! Добро пожаловать в Элизиум!'.
  
  Яркая вспышка, головокружение и невероятное падение в водовороте цветных пятен. Зажмуриваюсь, ощущая давно позабытое чувство страха, но вскоре понимаю, что лежу на чем-то мягком, приятно холодящем кожу. Хватаю пальцами бархатные стебельки, и в то же время в сознание врывается переливчатое пение птиц. С восторгом распахиваю глаза и всюду, куда простирается взор, вижу изумрудную зелень, усыпанную яркими цветами. А прямо передо мной, протягивая руку, стоит человек, с таким до боли знакомым и почти позабытым лицом. Живое сердце предательски вздрагивает и пропускает удар.
  
  - Ну, здравствуй, любимая. Я уже так долго тебя жду...
  
  *Анастасия переводится с древнегреческого как 'воскресшая' ('возвращенная к жизни').
  
Оценка: 8.70*17  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Лакс, "Срок твоей нелюбви" (Женский роман) | | А.Ардова "Мужчина моей судьбы" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская, "В плену его желаний" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Соколица" (Современная проза) | | Э.Грант "Тест на отцовство" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга вторая" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | С.Грей "Успокой меня" (Современный любовный роман) | | Я.Ясная "Батарейка для арда" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"