Комиссаренко Валерий Ефимович: другие произведения.

Дни войны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение начатого ранее


   Разные дни войны
  
   Осуждение Виноградского
  
   Предыдущими шванками я полностью подтвердил категорический императив кашперовецкого конюха: "А жыд робыты нэ будэ". Но в семитском этносе присутствовала ещё одна категория, стоящая между жидами и славными сынами советского народа - разными там учёными, композиторами и прочей сволочью.
   Эту прослойку жидами называть уже было неудобно, но и до "славных сынов" они не дотягивали. Работали, может быть, они? Это т.н. врачи, учителя, инженера. Можно было бы сразу ответить на китайском: "А ху-ху не хо-хо?". Но мне хочется до конца разоблачить и эту категорию.
   В Казатине было две больницы - районная, которой руководил Илья Моисеевич Слуцкий, и ведомственная, железнодорожная, где главврачом был Виноградский Абрам Зиновьевич. Районная размещалась в небольших домиках, построенных ещё в 19 веке земством. Носили эти хатки гордое наименование отделений. Помню хирургическое. В нём была одна палата, разделённая простынями на две - гинекология и отоларингология. В первой половине делали аборты, во второй удаляли гланды. В народе их объединяли в одну со странным названием горло-нос-сиськи-письки-хвост. Железнодорожная была Калифорнией, там было двухэтажное здание, где различные отделения имели уже отдельные палаты. Была операционная. В этих условиях врачи и медперсонал делали всё возможное для лечения. И, надо сказать, патогенная микрофлора и прочие бациллы-вирусы стали обходить Казатин стороной. Население города росло, и ребром стал гамлетовский вопрос: "Быть или не быть?".
  
   Из протокола судебного заседания.
   Речь гособвинителя, линейного прокурора Кныша: "Вступив в преступный сговор с начальником Казатинского отделения Юго-Западной железной дороги Лесковым, начальником локомотивного депо Ревичем, начальником вагонн