Комягин Юрий Владимирович: другие произведения.

Странности в деле Чикатило Андрея Романовича

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Об этой криминальной эпопее, случившейся в СССР в эпоху позднего социализма, написаны десятки книг и статей. Кажется, подробно рассмотрены со всех сторон все мелочи. Но начинаешь присматриваться к этому делу и вдруг замечаешь, как одна странность наезжает на другую.

   СТРАННОСТИ В ДЕЛЕ ЧИКАТИЛО АНДРЕЯ РОМАНЫЧА
  
  Документальная повесть
  
  Вот интересная жизнь была в СССР. К примеру, секса в Советском Союзе не было, а сексуальные маньяки были. В Беларуси такой Михасевич, скромный сельскохозяйственный труженик, член КПСС и дружинник, а в Ростовской области - некий Чикатило, скромный производственник, член КПСС и дружинник. Ну, это чистые совпадения. Я-то сегодня о другом. О странностях в деле Чикатило. А их - странностей - выше крыши.
  
  Считается, что Андрей Романыч лишил жизни 53 человек. Эта цифра мелькает то тут, то там. Однако из этого списка 10 эпизодов убийств исключены Верховным судом России, в том числе и убийство, которое обозначается дебютным в его кровавой практике. Верховный суд счел этот случай в отношении Чикатило недоказанным. Здесь и появляются первые странности в криминальной эпопее Андрея Романыча. 22 декабря 1978 года в г. Шахты была убита 9-летняя Лена Закотнова, чье тело обнаружили через шесть дней в речке Грушевке, протекавшей в городе. Под подозрение попал и Чикатило, потому что в Межевом переулке, рядом с местом обнаружения трупа, находилась (под номером 26) мазанка, Андрею Романовичу принадлежавшая. Данное домостроение было им куплено за полноценные полторы тысячи советских рублей. Для чего куплена? Сам-то Андрей Романович вместе с супругой и двумя детьми проживал в другом месте, а здесь планировал, как пишут всезнающие журналисты, развлекаться, встречаться с девушками легкого поведения. Вроде как в этой мазанке и была лишена жизни несчастная девочка.
  
  Тут сразу отмечаем странность, которой можно присвоить номер один. В 1978 году Чикатило работал воспитателем в ГПТУ Љ 33 в Шахтах. Получал на руки рублей 130 тогдашних (в месяц). До этого он несколько лет трудился мастером производственного обучения в другом училище, учителем русского языка и литературы. Зарплата - примерно такая же, может, чуть больше (а, может, и меньше - допустим, учительская ставка тогда затягивала ровно сотку; понадобилось целое решение Политбюро уже в 80-х, чтобы поднять эту сумму на тридцать(!) процентов). С каких, извините, шишей извлечены полторы тысячи на покупку хибарки? Тут надо было больше года ни есть, ни пить, ни копья не отдавать супруге - и только тогда образовалась бы необходимая сумма. Дальше. В адресе должен был быть кто-то прописан. Кто? Интересно, что когда левая недвижимость обнаружилась, супруга Чикатило отнеслась к этому факту как-то очень спокойно. С чего бы?
  
  Второй случай, приписываемый Чикатило, - тоже вычеркнут Верховным судом. Речь идет о Ларисе Ткаченко, убитой 3 сентября 1981 года в лесополосе на левом берегу Дона в Ростове-на-Дону и там впоследствии обнаруженной. Тело 17-летней девушки нашли 4 сентября. Андрей Романович, давая показания после ареста в 1990 году, пояснил, что познакомился с Ларисой на автобусной остановке возле Ростовской публичной библиотеки и договорился с ней о более близком общении. Лариса якобы легко соглашалась на рандеву с военнослужащими, а тут человек гражданский, но все равно солидный. Почему не разнообразить практику, так что ли?
  
  Чикатило рассказал на допросе, что в сексуальном плане у него ничего с девушкой не получилось, та стала смеяться, и тогда он нанес жертве несколько ударов ножом, а потом задушил. Уф, тяжело об этом писать. Но давайте задумаемся. Юная ростовчанка уже имела некоторый опыт в интимно-чувственной сфере самовыражения. Знала, что и как. Зачем ей смеяться над солидным дядькой? Получить за это по физиономии? Или не получить обещанного сувенира? Разве ее колыхали сексуальные проблемы случайного знакомца? Это как будто во время следствия кто-то Романычу подсказывал: скажи, что над твоей несостоятельностью посмеялись, и как-то твои дальнейшие действия будут более или менее понятны. Вот Чикатило поначалу рассказал об этом эпизоде на левбердоне, а потом отказался от него. И высшая судебная инстанция в России согласилась с ним: причастность Андрея Романовича к этому случаю не доказана.
  
  Верховный суд России пришел к выводу, что вина Чикатило в убийстве Ларисы Ткаченко не доказана. Его серия (официально) начинается лишь через год, с убийства 12-летней Любы Бирюк. 12 июня 1982 года девочка пошла в магазин и назад уже не вернулась. С этого момента в различных укромных местах Ростовской области (чаще всего в лесополосах) станут обнаруживать истерзанные трупы. Несколько случаев в 1982 году, несколько - в 1983.
  
  Но настоящая катастрофа разразилась в 1984-м. Уже 1 января этого года было найдено тело 14-летнего Сергея Маркова, убитого накануне. 9 января убита Наталья Шалопинина, 17 лет. 21 февраля погибла 45-летняя Марта Рябенко. 24 марта убит 10-летний Дима Пташников. В мае убиты Татьяна Петросян, 32 года, и ее 11-летняя дочь Света Петросян. В июне погибла 22-летняя Елена Бакулина. 10 июля убит Дима Илларионов, 13 лет. 19 июля лишена жизни Анна Лемешева, 19 лет. В июле же погибла 20-летняя Светлана Цана. 2 августа погибла Наташа Голосовская, 16 лет. 10 августа убита Людмила Алексеева, 17 лет. 13 августа в Ташкенте убита 12-летняя Акмараль Сейдалиева. И там же, в окрестностях узбекской столицы, найден труп неизвестной женщины со схожими ножевыми ранениями. 28 августа в лесополосе на левом берегу Дона в Ростове (который на Дону) убит 11-летний Саша Чепель. 6 сентября смерть настигла Ирину Лучинскую, 24 года, место гибели - Ростов-на-Дону. Полтора десятка жертв за относительно короткий промежуток времени.
  
  Я представляю, как на ушах тогда стояла вся ростовская милиция. Но преступник действовал осторожно и хладнокровно, следов практически никаких не оставлял, свидетелей ужасных преступлений не было. И тут - неожиданная удача для правоохранителей. В августе 1984 года на автовокзале в Ростове-на-Дону пересеклись пути капитана милиции Александра Заносовского и скромного гражданина Страны Советов Андрея Чикатило. Обратимся к книге Михаила Кривича и Ольгерта Ольгина "Товарищ убийца", написанной по материалам судебного процесса над Чикатило. Там для нас есть чрезвычайно любопытные подробности:
  
  "Заносовского прикомандировали к "Лесополосе" в августе. Далеко его не послали: он попал на объект, знакомый ему как свои пять пальцев, - на пригородный автовокзал. Вокзал этот расположен как раз в Первомайском районе, и участковый инспектор сотни раз бывал в этой криминогенной точке. Как работник милиции и как частное лицо. Сейчас автовокзал привлекал внимание уголовного розыска не только потому, что через него проходят ежедневно тысячи людей и вероятность встретить здесь убийцу существенно выше, чем где-нибудь в малолюдном месте. Были и особые причины, побуждавшие пристальнее приглядываться к публике, посещающей автовокзал. Уголовному розыску уже было известно, что убитая в январе Наталья Шалопинина именно здесь сдавала свои вещи в камеру хранения. Возле ее трупа был найден жетон, по которому кладовщик выдал милиции портфель-"дипломат", а уже в нем среди прочих вещей нашли удостоверение личности с фотографией, благодаря чему и удалось быстро установить личность погибшей.
  
  И еще уголовный розыск знал, что другая Наташа - Голосовская - собиралась в Новошахтинск, куда можно - и удобнее всего - уехать автобусом, прямо отсюда. Одним словом, капитана милиции Александра Заносовского поставили на участок не просто бойкий, но весьма многообещающий, если рассматривать его с точки зрения встречи с преступником. И капитан занялся привычным делом. Дело это состояло в том, чтобы, не привлекая к себе особого внимания, а так, будто ты на обычном дежурстве, ходить по автовокзалу и вокруг него, наблюдать, присматриваться к людям: кто как себя ведет, не проявляет ли признаков беспокойства, не суетится ли без видимых причин, не пристает ли к незнакомым. И все остальное, что может вызвать подозрение. Или даже подозрение на подозрение. Отдаленный намек. Капитан по опыту знал, что полезно обращать внимание на поспешность в движениях, непорядок в одежде, необычный багаж. В общем, на все нестандартное, здешним обычаям и нравам не свойственное. Но не только. Например, пьяных следует проверять обязательно, хотя чрезмерное употребление алкоголя вряд ли можно считать незаурядным явлением. Само собой разумеется, что капитан Заносовский имел ясное представление о немногих определенно известных милиции признаках убийцы, которого тщетно разыскивали по делу "Лесополоса". И о круге жертв - о мальчиках, девочках, молодых женщинах. Вот он и ходил целый день, пытаясь высмотреть подозрительных мужчин, которые искали бы контакт с возможными жертвами".
  
  И вот капитан Заносовский кружит по вокзалу, присматривается к публике. И в процессе наблюдения обнаруживает странного гражданина, который... Впрочем, давайте вновь обратимся к творчеству московских авторов - у меня такой живости и образности повествования не получается:
  
  "Дежурство уже подходило к концу, ноги гудели от усталости, в глазах мельтешило от встречающих и провожающих, от стариков и старух, молодых парочек, растерянных солдатиков, ищущих взводного, от спящих и орущих младенцев, от мальчишек и девчонок, уже начавших каждогоднюю предсентябрьскую миграцию к школам. Голова трещала от гула сотен голосов и режущих слух объявлений по радио, от рева дизельных моторов, скандалов у кассы и шарканья подошв. Скорее бы сменили...
  
  Трудно сказать, что именно, но что-то не вполне обычное, вызывающее тот самый отдаленный намек на подозрение, всего за час до конца дежурства уловил наметанный глаз участкового.
  
  Его внимание привлек средних лет мужчина в очках, прилично одетый - серый пиджак, галстук, портфель в руке. Таких людей на вокзалах всегда хватает. Они обычно спешат по своим делам и в ожидании автобуса или поезда убивают время кто как может: одни неторопливо прохаживаются по вокзалу, погруженные в собственные мысли, другие, напротив, нервничают, меряют шагами зал ожидания или тротуар перед вокзалом, а третьи усаживаются в кресло поудобнее и утыкаются носом в газету.
  
  Этот вел себя не так и не этак. В его поведении капитан почувствовал нечто необычное. Настораживающее.
  Мужчина как бы бесцельно, как бы прогуливаясь, расхаживал по залу. Вдруг он изменил ритм движения, словно включилась другая скорость. В его поле зрения появилась ничем особо не примечательная, совсем молоденькая девушка в легком цветастом платье. Он буквально спикировал на нее, что-то сказал и застыл с приоткрытым ртом в ожидании ответа. Девушка откликнулась совсем коротко, может быть, поздоровалась или сказала "да", "нет". Он подхватил ее слова и стал говорить, говорить. Выражение лица сразу изменилось: только что на нем читалась скука, а тут вдруг появилась улыбка, глаза заблестели.
  
  Возможно, все это пустое. Даже скорее всего - пустое. Ну, встретил человек дочь своих знакомых. Или племянницу. Или подругу собственной дочери. Та стесняется, не очень знает, о чем говорить, - все-таки разница в возрасте. А для него - какое-никакое развлечение. Способ убить время в ожидании автобуса.
  
  Ничего особенного не происходило, и участковый продолжил обход. Он вышел на перрон, вернулся в зал, постоял у касс, в сотый, а то и в тысячный раз оглядел бесконечные очереди, прогулялся мимо газетного киоска, аптечного ларька, буфета, прошел вдоль кресел. Мужчина в очках по-прежнему что-то втолковывал девушке.
  
  Участкового не покидало ощущение, что человек с портфелем ведет себя как-то не так. Неправильно, что ли. Люди такого склада к незнакомым девушкам не пристают, а со знакомыми разговаривают иначе - без напора, доброжелательнее. Сколько времени он что-то ей втолковывает, а они отмалчивается и отворачивается. Если бы они были раньше знакомы, она не стала бы так себя вести.
  
  Девушка резко встала и, не попрощавшись, не взглянув на мужчину, пошла на перрон. Участковый проводил ее взглядом: девушка садилась в автобус.
  
  Взгляд очкастого погас в тот момент, когда она повернулась к нему спиной. Словно где-то внутри у него щелкнул выключатель. Минуту-другую мужчина посидел в кресле, как бы для приличия, потом резко поднялся и снова принялся прохаживаться по залу, бросая по сторонам быстрые взгляды.
  
  Заносовский уже знал, кого ищет взглядом незнакомец.
  
  Несколько раз, заметив одинокую молодую женщину, он быстро подходил к ней, как будто внезапно узнавал старую знакомую, и пытался завести разговор. Глядя со стороны, можно было подумать, что он ошибся, принял женщину за другую. Все они отвечали ему что-то такое, что его не устраивало, и он, явно раздосадованный, сразу отходил. Он не приставал к ним - в том смысле, который обычно вкладывают в это слово. Его ставили на место, и он без спора отступал.
  
  Заносовский посмотрел на часы. Через несколько минут его должны сменить. Или прямо сейчас проверить этого странного типа в очках, или пусть себе гуляет дальше. Непохож он на преступника. Так, сексуально озабоченный. И навязчивый. А на вид как раз наоборот - скромный...
  
  - Простите, гражданин...
  
  Участковый тронул мужчину за рукав. Тот застыл, уставившись на милиционера испуганным взглядом.
  
  - Участковый инспектор капитан Заносовский. Позвольте ваши документы.
  
  - В чем дело? Зачем? - Голос мужчины звучал недовольно, но в то же время как-то заискивающе. Человек с портфелем был явно встревожен. И даже напуган.
  
  - Проверка документов. Паспорт у вас с собой? Предъявите, пожалуйста.
  
  - Хорошо, хорошо... Я сейчас...
  
  Мужчина переложил портфель из одной руки в другую. Он сжимал ручку с такой силой, что костяшки пальцев на больших загребущих кистях стали совсем белыми. Наблюдательный капитан успел это заметить.
  
  Взяв портфель в левую руку, мужчина полез во внутренний карман пиджака, достал бумажник, стал перекладывать какие-то квитанции и счета. Внезапно он стал суетлив и многословен.
  
  - Вот, пожалуйста, мой паспорт, вот командировочное удостоверение, служебный пропуск. Я, понимаете ли, из командировки возвращаюсь. Домой еду. Вот, автобуса жду. Скучно, понимаете ли... Время как-то убить...
  
  Он почему-то подмигнул капитану, неумело, словно намекая на какую-то общую тайну. И замолчал, часто и тяжело дыша.
  Документы были в полном порядке. Заносовский, не торопясь, изучил их, вернул человеку с портфелем, извинился и козырнул. Капитан был в милицейской форме, поэтому должен был отдавать честь всем, к кому он обращался, даже подозрительным типам на автовокзалах, пристающим к девушкам.
  
  - Все в порядке, извините за беспокойство, - сказал капитан. И добавил из вежливости: - Счастливого пути.
  
  Мужчина быстро спрятал документы, кивнул и поспешно отошел от капитана. А того буквально через несколько минут сменили, и он направился домой, бормоча себе под нос не совсем обычную фамилию странного типа, который с такой силой сжимал ручку портфеля. Что-то в его поведении - поклясться можно - было странное. Не ведут себя так солидные люди. Облик, можно сказать, не соответствует поведению".
  
  Странное в поведении пассажира? Гм... Да в самом этом эпизоде все-все странное. Только не в том смысле, что имеет в виду капитан, а вообще все. Ну, просто все. Вы не заметили? Совсем ничего?.. Совсем-совсем? Ну, ладно.
  
  Итак, капитан Заносовский приступил к дежурству на автовокзале Ростова-на-Дону. И в какой-то момент обратил внимание на гражданина Чикатило Андрея Романовича, 1936 года рождения (его фио он установил несколько позже). Что подозрительного было в поведении Чикатило? Тут можно коротко ответить одним-единственным словом: НИ-ЧЕ-ГО. Вот попросту ничего - и все. Ну, пытается товарищ познакомиться с молоденькими девушками. И что? Подозрительным было бы то, если бы Андрей Романович попытался бы завязать общение с детьми. Но к детям он не подходит. А с девушками... отчего ж не приударить? Как говорится, седина в бороду, бес - в ребро.
  
  
  Это вокзал. Особое место, так сказать. Двожец автобусовы у поляков, тахана мерказит - на исторической родине. У нас - вокзал. Тем более, транзитный, тем более, в таком большом городе как Ростов-на-Дону. Мне довелось около десяти лет проработать на относительно спокойном и немноголюдном автовокзале в Гродно. Насмотрелся разного. Жизнь на вокзале не затихает ни на минуту. Уехали одни - прибыли другие. Мамаши с детьми и с горшками, громкоголосый цыганский табор, какие-то две бомжеватые личности неопределенного возраста и пола прикрылись чем-то вроде лапсердака и совершают под ним движения, как в синхронном плавании, вокзальные проститутки в поисках клиентов, какие-то подпитые тетки неопределенного возраста с фонарями под глазами в поисках опохмела и т. д. и т. д. Вокзал, как магнит, притягивает всяких странных личностей, "пришельцев" с Марса и тому подобных субьектов. В вокзальной толчее они чувствуют себя, как рыба в воде, ходят, что-то бормочут про себя, на полном серьезе сообщают пассажирам, что они только что прилетели с Альфа Центавры. Чем тут выделялось поведение Андрея Романыча? Ничем. Наоборот, оно прекрасно вписывалось в образ этакого среднего пассажира. Что могло насторожить участкового? Ничего. Он-то хорошо знал изнанку жизни, не раз видел добропорядочных мужей, которые, вырвавшись из семейного гнезда, начинали куролесить, что называется, по-черному. Солидные люди, порой начальники, с трибун вещавшие очень правильные слова о коммунистической морали, члены КПСС...
  
  Да, правильно, есть еще такая штука, которая именуется профессиональной интуицией. Что-то насторожило капитана Заносовского. Но что именно, он и сам толком не понял, видимо, в тот момент. Проверил документы у гражданина. Документы имелись в наличии. Так ведь в Советском Союзе паспорт имелся у каждого гражданина, начиная с 16-летнего возраста. Вот проверил Заносовский паспорт у гражданина. А дальше что? Ничего. Казалось бы, капитан должен был где-то пометить фамилию гражданина, поинтересоваться потом подробностями его биографии. Не отметил. Не поинтересовался. Так, может, Чикатило был одним из многих, кого остановил в тот августовский день участковый инспектор на автовокзале и поинтересовался документами? А уже потом, когда Чикатило стал известен всему миру, этот случай выделили задним числом? Очень похоже на то.
  
  Потому что через две недели пути капитана Заносовского и скромного снабженца Чикатило снова пересеклись, и тоже весьма странным образом. И вот там-то мы будем иметь целый набор странностей.
  
  В конце августа 1984 года капитан Заносовский чуть не задержал Чикатило на автовокзале. А в сентябре того же года таки задержал. Давайте посмотрим, как это было. Обратимся снова к книге московских авторов, где есть немало ценной информации:
  
  "13 сентября капитан Александр Заносовский уже в который раз дежурил на пригородном автовокзале. С ним был напарник, тоже из Первомайского отделения милиции, Шайх-Ахмед Ахматханов. Оба в штатском. Не в чем-то специально подобранном, а так - кто в чем пришел из дома.
  
  Дело близилось к вечеру, оба милиционера за день изрядно намотались. После нескольких часов патрульной работы, как ты ни тренируйся и каким молодцом ни держись, ноги все равно гудят - если, конечно, работать по-честному. Лица мелькают, будто в калейдоскопе, и без навыка запомнить что-либо очень трудно.
  
  Высокого мужчину в очках, того самого, у которого он две недели назад проверял документы, Заносовский увидел в дверях. Капитан уже почти забыл об этом типе. Отчего он так нервничал, когда у него попросили паспорт?
  
  Столько за эти дни физиономий видано, столько документов просмотрено... Но теперь, едва увидел его, сразу вспомнил. Подождал минуту, присмотрелся. Как и в прошлый раз, высокий шел по залу, бросая быстрые взгляды по сторонам. Можно подумать, что человек убивает время в праздном шатании. Но если приглядеться, можно заметить нервозность в его поведении и беспокойство в глазах. Как будто на охоту вышел. Как будто ждет, что вот-вот привалит удача.
  
  Заносовский внезапно почувствовал: что-то за этим кроется. Это не пустой номер. Глаз не спускать".
  
  Ахматханов присмотрелся к неприметному гражданину в очках, и ему показалось, что в облике товарища есть что-то из фоторобота, составленного по показаниям свидетелей. Впрочем, фоторобот - такая штука, отца родного на нем не узнаешь. Опять не совсем понятно, чем Чикатило насторожил капитана. Занервничал, когда у него проверяли паспорт. Так кто из советских граждан не нервничает, когда им начинает интересоваться милиция, по поводу или без? Вот что дальше пишут московские репортеры:
  
  "Как на грех, Ахматханов пришел на дежурство в ярко-желтой рубашке, которая бросалась в глаза издалека. Прямо-таки маяком светила через весь зал. Заносовский побоялся, что такой сигнальный фонарь сразу демаскирует их пару, и предложил держаться порознь. Сам он взял на себя очкарика с портфелем, хотя и предпочитал держаться от него подальше - а вдруг тот вспомнит, как у него проверяли документы?
  
  Ахматханову сказал: отрабатывать все контакты. Как только этот тип с портфелем вступит с кем-то в разговор, безотрывно следить за собеседником.
  
  Договорились и разошлись, будто друг с другом не знакомы.
  
  Мужчина побродил еще немного по автовокзалу, присматриваясь по своему обыкновению к публике, и, вероятно, ничего привлекательного не обнаружил, потому что вскоре вышел на привокзальную площадь. Здесь он долго гулять не стал, а сел в автобус номер семь, но не к центру, а, напротив, в сторону от города, к аэропорту. Заносовский и Ахматханов, каждый сам по себе, последовали за ним. Через две или три остановки мужчина с портфелем внезапно, как будто вспомнил про забытый дома включенный утюг, выскочил из автобуса, перешел дорогу и сел в троллейбус, направляющийся обратно, к центру города.
  
  Не меньше двух часов он мотался по разным маршрутам, меняя автобусы и троллейбусы. Уже наступил вечер, а он продолжал делать странные пересадки, и в зигзагах, которые он проделывал, нельзя было обнаружить никакой логики. И в пути, и на остановках он не оставлял попыток заговорить с незнакомыми женщинами и девушками, но делал это как-то нервно, даже пугливо, постоянно озираясь и бросая взгляды через плечо. За два часа никаких знакомств он не завязал - то ли его сразу отшивали, то ли не хотел рисковать, боялся проявить настойчивость".
  
  И опять, обратите внимание, Чикатило не делает никаких попыток свести знакомство с детьми (подростками). А ведь совсем недавно, 28 августа, он убил 11-летнего Александра Чепеля. Чикатило, как было записано в приговоре суда, познакомился с пареньком возле кинотеатра "Буревестник" на Ворошиловском проспекте и заманил его в лесополосу на левый берег Дона обещаниями показать видеофильм.
  
  Обратим внимание, милиционеры покидают место своего дежурства и вплотную занимаются Чикатило. Но подмогу они не вызывают. Почему? Боятся ошибиться и свободных сотрудников, как всегда, мало? Оно-то так, но уж слишком дело неординарное.
  
  Дальше Чикатило покатался туда-сюда на общественном транспорте, покрутился возле ресторана "Центральный", перекинулся там порой слов с молоденькими девушками, но те в итоге оказались с кавалерами, и Чикатило двинулся на железнодорожный вокзал. Там некоторое время понаблюдал за крепко спавшей женщиной. Оттуда переместился на автовокзал, попытался подступиться к тамошней барышне, но неудачно. Подозрительное поведение? Пока не очень. Очевидно лишь то, что гражданин жаждет разнообразить свой сексуальный досуг - не более того (а это не криминал).
  
  Получив очередной отказ в общении, Чикатило сел на вокзальную скамейку и решил подремать. Уже наступила ночь. Дежурство милиционеров явно закончилось, но они продолжали наблюдать за пассажиром. Мне эта ситуация как-то не совсем понятна. Ведь правоохранителям кто-то должен был придти на смену, кому-то они должны были сдать дежурство. Но ничего такого не происходит, Заносовский со своим напарником просто продолжают наблюдать за Чикатило. Тем более, что подмога им крайне нужна, хотя бы потому, что лицо Заносовского Чикатило известно, а напарник капитана выделяется своей яркой рубашкой. Что-то здесь... как-то не вписывается.
  
  Ладно. Что там происходит дальше? Ночь потихоньку заканчивалась, вот что. И тут к Андрею Романовичу подсела разбитная женщина. И как-то быстро они сговариваются, женщина располагается на коленях у Чикатило, он прикрывает ее пиджаком и... Ага, ну, вот - человек нашел то, что искал. Тут в самый раз будет еще одна цитата из книги "Товарищ убийца":
  
  "Они условливаются встретиться на рынке в восемь часов. Он несколько раз переспрашивает, чтобы не перепутать место и время, шевелит губами запоминая. Договорились?
  
  Договорились.
  
  Ровно пять. Оба встают и вместе спускаются на первый этаж. Одновременно заходят в туалеты - она в женский, он в мужской, - одновременно выходят и расходятся в разные стороны. Верный своей задаче, Ахматханов собирается следовать за ней, но Заносовский показывает жестом - отставить. Не надо. Теперь уже нет смысла. Будем вместе брать этого. Хватит ходить вокруг да около.
  
  Уже не скрываясь, они садятся вслед за ним в почти пустой, самый первый утренний трамвай. Вместе с ним выходят на Буденновском проспекте в центре города. Он направляется в сторону базара, хотя до обещанной встречи еще больше двух часов. Они открыто идут в нескольких шагах сзади.
  
  Через минуту-другую занавес опустится. Они остановят его и предложат следовать с ними в милицию. Он согласится, - а что еще ему останется делать? Но неужели за долгие часы, когда они шли за ним по пятам, человек с коричневым портфелем так и не заметил слежки? Он, такой настороженный, такой предусмотрительный..."
  
  Подождите, а за что брать Чикатило? Вот за эту сценку на вокзале? Конечно, нехорошо, и в советском "облико морале", пожалуй, могло бы потянуть на хулиганство. Но им-то нужен безжалостный убийца, оставлявший после себя истерзанные жертвы. Почему милиционеры решили, что перед ними именно этот фигурант, совершенно не понятно. Тем не менее, Заносовский и Ахматханов движутся за Чикатило, и на Центральном рынке Ростова притормаживают его. Вот как эффектно описывают это Михаил Кривич и Ольгерт Ольгин:
  
  "Перед самым Центральным рынком капитан Александр Заносовский прибавил шаг, нагнал высокого человека в очках и негромко произнес ему в спину:
  
  - Приплыли, гражданин... Ваши документы!
  
  Тот обернулся и узнал милиционера, который несколько дней назад проверял его на вокзале. Узнал и застыл.
  - Ваши документы! - громче повторил Заносовский.
  
  У человека на лице выступил пот. Мгновенно и обильно.
  
  "Никогда в жизни не видел, чтобы с человека так лил пот, - позже рассказывал Заносовский. - Буквально градом. В одно мгновение он стал совсем мокрым".
  
  На взмокшем, сразу ставшем жалким, лице был написан ужас. Не очень понимая, что делает, мужчина порылся в карманах и протянул капитану темно-красный паспорт.
  
  Капитан бросил беглый взгляд на фотографию, на лицо задержанного, пролистал сшитые скрепкой страницы.
  
  Прописан в городе Шахты, отметка загса - женат, лица, вписанные в паспорт, - двое детей, национальность - украинец, место рождения - Сумская область, год рождения - 1936.
  
  Фамилия, имя, отчество - Чикатило Андрей Романович".
  
  Ну, собственно, фамилию товарища Заносовский знал с прошлого раза. Итак, Чикатило задержан и доставлен в участок. Задержан по подозрению в совершении серии убийств. При себе гражданин имеет портфель, а в нем - грязное полотенце, мыло, моток веревки (шпагат), тюбик вазелина и остро заточенный нож. Андрей Романович поясняет, что он часто ездит по командировкам, и все это ему нужно в дороге. Веревкой связывает разные коробки, ножом концы веревки обрезает. Вазелин для чего? Использует вместо крема для бритья. Логичное объяснение? Вполне.
  
  Я прочел множество статей об этом громком деле, и везде дальше идет описание, что у Чикатило взяли кровь на анализ, но анализ сделали небрежно, и группа не совпала с группой спермы, обнаруженной на теле одной из жертв. И отпустили Андрея Романыча с миром. И нигде не описывается, что происходило в милиции в первые минуты после доставки туда подозреваемого. Эти первые минуты очень важны для раскрутки любого дела. Что же, опера не попытались расколоть Андрея Романовича? Ведь, по признанию Заносовского, Чикатило в момент задержания испугался так, что покрылся обильным потом. Что же, в участке, усиливая этот эффект, никто не сказал ему: "Давай, рассказывай обо всем, лучше самому признаться, знаем мы, чего ты с ножом шляешься?"
  
  В конце концов, по поведению Чикатило было бы видно, что он за фрукт, сыщики в этих вопросах - люди намаханные. Но нет, 48-летний гражданин держится спокойно, уверенно. Что-то здесь все же не то. И все эти наши странности троекратно усилятся, когда я приведу еще одну цитату из уже обильно цитированной книги "Товарищ убийца":
  
  "Спустя несколько лет он (Чикатило - Ю. К.) скажет следователю: "13 сентября 1984 года на новом автовокзале в Ростове-на-Дону один из тех работников, который меня ранее проверял, следил за мной, прикрываясь газетой, а затем задержал меня на Центральном рынке. С ним был еще один работник. Они, видимо, следили за мной и видели, как я заводил разговоры то с одной девушкой, то с другой. Они же видели, как у меня на коленях спала одна из них с открытыми грудями и как я трогал их. Когда я встал и вышел с ней из этого вокзала, то заметил, что они тоже встали и пошли за мной. Девушка, видимо, куда-то уехала, а я поехал на Центральный рынок, где они меня задержали".
  
  Так подождите... получается, Чикатило знал, что за ним следят сотрудники милиции и даже не попытался, к примеру, уехать к семье в г. Шахты, продолжал свои прогулки по Ростову. Вот это номер... Да почему же? У меня только один ответ - но об этом чуть позже.
  
  И вот из отделения милиции (надо полагать ,Первомайского) Чикатило выпускают. Спрашивается, зачем задерживали? Почему хотя бы пару дней в кутузке не подержали? Почему в адрес с обыском не поехали? Одно "почему" здесь наезжает на другое...
  
  И все же Андрей Романович в ту осень 1984 года за решетку попал. Только не за свои смертоубийственные дела, а за... кражу. Он похитил аккумулятор и вроде бы рулон линолеума. Впрочем, если с аккумулятором имеется какое-то однообразие в различных публикациях - украдена 1 (одна) штука, то с линолеумом такой ясности нет. Кажется, похищен один рулон этого материала. А в рулоне сколько метров? А аккумулятор был в каком состоянии - новый или не совсем? А в какую сумму украденное было оценено? Да что мы будем в этих мелочах копаться? И действительно.
  
  И привлекли Андрея Романыча по статье 92 УК РСФСР. Здесь тоже присутствует какая-то БП (обозначу это именно так) - Большая Странность. Попробую пояснить. Дело в том, что в СССР эпохи позднего социализма мелкие кражи с предприятия, на котором человек работал, были явлением повсеместным. Кто на каком месте трудился, тот то и имел, как остроумно заметил один сатирик. Люди, которые что-то прихватывали с работы, назывались несунами. Такой своеобразной методой происходила компенсация низких зарплат в Советском Союзе. Вот вы мне платите всего сто пятьдесят, а я эту фитюльку умыкну и еще вот эту - и будет полный порядок. Тем более, что многие товары в Советском Союзе были дефицитом, а некоторые - попросту не купишь ни в каком магазине. Например, металлические крышки для консервирования. Они продавались лишь кое-где в обмен на сданную сельхозпродукцию. И что делать, кроме того, как идти на ближайший консервный завод и там договариваться с работягами? Если, конечно, ты хочешь иметь зимой маринованные огурчики с помидорчиками да грибочками и прочие вкусности не казенного, а домашнего приготовления.
  
  Конечно, с несунами в СССР боролись, в газетах клеймили их позором, периодически устраивали на мелких крадунов облавы. Их штрафовали, лишали премий, переносили отпуск на зимнее время, отодвигали в очереди на квартиру. Ничего не помогало. Наоборот, после этого "несли" еще активнее, чтобы компенсировать потери. В народе это даже воровством не считалось. Остряки шутили так: "Бери, товарищ, каждый гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость". Более того, на тех предприятиях, где налаживали систему охраны по-настоящему, сразу же наблюдался резкий отток кадров. За "голую" зарплату люди вкалывать вовсе не собирались. Что уж тут говорить, если даже Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев, вспоминая свою молодость (а это времена сурового сталинизма), рассказывал, как они вагон с какой-то продукцией разгружали: четыре мешка - в машину, а пятый - под откос, себе... Правда, в выносе казенного барахла через вахту учитывались разные нюансы. Брать надо было по чину. Если ты простой работник и не килограмм сосисок выносишь через проходную, обкрутив их вокруг ног, а коляску мотоцикла доверху теми же колбасными изделиями загружаешь, то тут уже могли дать по шапке - и крепко. Потому что не наглей.
  
  Андрею Романовичу дали по шапке крепко. Мало того, что исключили из рядов КПСС, где он к тому времени пребывал почти четверть века - солидный партийный стаж - так еще привлекли к уголовной ответственности. Ну, понимаю, если бы тут был мешок запчастей на солидную сумму, а так лишь какой-то жалкий аккумулятор - рулон линолеума вроде бы из обвинительного заключения выпал. Не знаю, зачем аккумулятор понадобился Чикатило. Своей машины у него не было (в Википедии нашел чуть позже ссылку, что транспорт у Чикатило все же был - машина "Москвич" и мотоцикл - Ю. К.). Значит, по всей вероятности, вещь плохо лежала, и Андрей Романович решил: не пропадать же добру. Нигде в материалах о преступнике века я не нашел подробностей этой самой кражи. Как вообще происходил процесс прихватизации? Чикатило засыпался, нарвавшись на сотрудника милиции при выносе, или провели ревизию подотчетного ему имущества и обнаружили отсутствие злополучного аккумулятора? Разница здесь очень существенная. Нарваться на сторожа с выносимым с территории предприятия барахлом - штука, безусловно, неприятная, но не смертельная. Договориться здесь можно - "да в первый раз, попутал бес, простите, на всю жизнь запомню" - дать товарищу какой червонец и разойтись с миром. В крайнем случае, заплатить административный штраф. Если же имела место ревизия, то я вообще не понимаю тогда судебных последствий для Чикатило. Возместил бы он стоимость пропажи из собственного кармана - и все дела. А тут... Уголовная ответственность, суд, приговор, судимость.
  
  Более того, в Википедии написано, что "освободили его уже через три месяца - 12 декабря 1984 года". Подождите, так исправительные работы не предполагают нахождения в тюрьме. При этом наказании человек работает, а из его зарплаты высчитывается определенная сумма в доход государства - столько, сколько определил суд. Неуклюжая фраза из Википедии, похоже, обозначает, что Чикатило три месяца, то есть время после задержания и до суда, просидел за решеткой. Еще раз удивляюсь необъяснимой свирепости советской Фемиды в данном случае. Андрею Романовичу тогда исполнился почти полтинник, до этого каких-либо официальных взысканий у него не имелось, он работал начальником отдела материально-технического снабжения на крупном предприятии, был внештатным сотрудником милиции, внештатным корреспондентом местной газеты.
  
  Здесь такое ощущение, что с Чикатило как будто кто-то достаточно могущественный сводит счеты, пользуясь фактом кражи. Но, если это так, то кто и за что? Или еще что-то такое, по меньшей мере, весьма странное происходит.
  
  И смотрите, как причудливо качается правоохранительный маятник. В 1978 году Андрей Романович попадает под подозрение в совершении особо тяжкого преступления - убийстве малолетней девочки, совершенном с особой жестокостью. Скромного тогдашнего учителя опознают по фотороботу, выясняется, что он зачем-то (в тайне от семьи) купил в районе, где обнаружили тело, мазанку (возможно, именно там преступление и произошло). На допросах Чикатило путается. Но вдруг, как сообщается в разных статьях, посвященных этому делу, в правоохранительном механизме словно что-то сломалось. Филолога перестали дергать в милицию, а вместо него стали раскручивать другого подозреваемого.
  
  В 1984 скромный снабженец снова попадает в поле зрения сотрудников милиции. Вполне возможно, что вот этот высокий сутулый мужчина в очках причастен к серии зверских убийств, произошедших на территории Ростовской области. Подозреваемого доставляют в милицейский участок, у него в портфеле находят несколько странные для советского "толкача" предметы, в том числе и остро заточенный нож. И... внезапно "что-то ломается в правоохранительном механизме".
  
  Зато, когда Андрея Романовича обуревает вполне понятное в СССР желание тихонько прихватить аккумулятор с производства, а линолеум то ли умыкнуть, то ли наметить к прихватке, тут-то правоохранительный механизм работает на полную катушку. "Да я честно прожил 48 лет, а тут бес попутал, больше - НИ-КОГ-ДА". Не, братец, у нас перед законом все равны, посиди-ка в тюряге до суда...
  
  Я уже хотел было оставить тему хищения, огородив ее, как колышками, вопросительными знаками, как вдруг мне в голову тюкнуло. Сам Чикатило во время следствия 1990-91 гг. говорил, что его судили по 92-й статье УК РСФСР. Давайте-ка глянем, что она гласила:
  
  "Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением.
  
  Присвоение, либо растрата государственного или
  общественного имущества, вверенного виновному, а равно завладение
  с корыстной целью государственным или общественным имуществом
  путем злоупотребления должностного лица своим служебным
  положением -
  наказывается лишением свободы на срок до четырех лет, или
  исправительными работами на срок до одного года, или лишением
  права занимать определенные должности или заниматься определенной
  деятельностью".
  
  Так, значит, Андрей Романович все же "прихватизировал" вверенное ему имущество. И это даже дошло до суда - просто удивительно. 1 августа 1984 года наш герой стал работать на новом месте - начальником отдела материально-технического снабжения Ростовского ПО "Спецэнергоавтоматика". И что же - поработал буквально два с лишним месяца, и его уже потянули в кутузку за хищение. Может, кто-то из сослуживцев (кто был в курсе насчет аккумулятора) стукнул в органы, а сотрудники ОБХСС (была такая милицейская структура - отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности) принялись заявленьице проверять? Тут-то и засыпался Романыч. Теоретически так, конечно, могло быть. Однако в тот момент для милиции Чикатило был не просто прохожим с улицы, а внештатным помощником (дружинником, надо полагать). И это обстоятельство тоже почему-то не прокатило. Не пособили своему. Почему?
  
  Рассмотрим такой вариант. В тот момент, когда Чикатило засыпался с аккумулятором, допустим, было объявлено высокими партийными органами об очередном усилении борьбы с расхитителями социалистической собственности. То есть, Чикатило мог попасть под очередную компанию борьбы с каким-либо отрицательным явлением в советском общество. Тогда, конечно, да... его могли прокатить по полной программе. Ладно, допустим.
  
  Но в таком разе дальше все равно происходит нечто совершенно необъяснимое. Чикатило увольняется со "Спецэнергоавтоматики" и устраивается (в январе 1985 года - получается, почти сходу) на должность инженера на Новочеркасском электровозостроительном заводе, где чуть позже садится в кресло начальника отдела(!) металлов. То есть, на новом рабочем месте он занимает фактически ту же должность, что и на прежней работе. А это как понимать? Понятно, что быть снабженцем (в народе эта специфическая профессия называлась доходчиво - "толкач") на советском предприятии - хлеб не самый легкий. Надо было мотаться по стране, выбивать фонды... Ага, стоп, объясню для сегодняшнего читателя, в социализме не жившего, что это такое.
  
  Допустим (хорошее все же словечко, с твердого "д" начинается), есть некий крупный завод, производящий электровозы. Допустим, в месяц их надо соорудить 50 штук, а за квартал - 150. Если вы этот план выполните (и чуть-чуть перевыполните, штампанув на 1 тепловоз больше), честь вам и слава, а также дополнительные денежные бонусы в виде хороших премий и доплат. У вас есть сборочные цеха, необходимые станки и рабочая сила, которая всем этим делом занимается. Но чтобы реальные электровозы в конце квартала (или месяца; или полугодия; или года) реально загудели в свою свистелку, вам необходим металл (в первую очередь), скажем, стальные листы определенной марки, ну и куча всякой разной мелочевки вдобавок.
  
  Металл вам поставляет, допустим, какой-нибудь металлургический комбинат, расположенный на Урале (и никакой другой). А там какая-нибудь запарка и оттуда сообщают: ребята, полный завал, металл будет только ближе к концу года (если вообще будет). А что делать летом вашему электровозостроительному? Становиться колом? Вот в такой ситуации и начинает действовать снабженец. Он мчится на Урал и там... Ходит и просит у тамошнего руководства: ну, дайте металла хоть столечко. Просит и требует, канючит и жалуется, подмазывает это дело коньячком (и другими приятными сувенирами) для начальства и походами в ресторан с нужными людьми, от которых зависит отгрузка злосчастного металла. Только договорился с этим, надо лететь в другой конец страны, чтобы наладить внезапно прекратившиеся поставки спецстекла, без которого тепловоз не может быть принят в эксплуатацию. Разрулил эту ситуацию - звонят со сталепрокатного и матюгаются в трубку: вы нам обещали во втором квартале поставить два тепловоза, а их нет, не дадим в следующий раз металла в срок. Уф, только от этих отбился, что-то новое наваливается... Но такова специфика работы. А где денежки дают просто так?
  
  Новочеркасский электровозостроительный - предприятие крупное, всесоюзного значения. Допускаю, что снабженцы здесь из-за большого напряжения и чрезмерной нервной нагрузки надолго не задерживались, и так появлялись вакансии... Но не до такой же степени НЭВЗ испытывал потребности в кадрах, чтобы тут же принять на такую должность первого встречного. А Чикатило даже не встречный, к январю 1985 года у него свежая судимость (не снятая и не погашенная) - и по какой статье! Человека наказали за хищение соцсобственности, а тут он снова становится материально ответственным лицом. Это называется - пустить козла в огород. Мало того, новичок вскоре начнет обживать кабинет начальника отдела. Кстати, этот факт разве говорит о безынициативности Андрея Романовича, его неумении работать? Как раз наоборот. Тут еще надо подчеркнуть: Новочеркасский электровозостроительный - завод военного назначения, значит, плотно курировался госбезопасностью. Как сотрудники этого ведомства отнеслись к появлению на предприятии Андрея Романовича?
  
  У меня есть предположительные ответы на эти вопросы, но об этом - немного позже.
  
  А давайте-ка мы пробежимся быстренько по пунктам биографии нашего героя. Родился, учился... Учиться, кстати, стал в 1944 году, именно тогда он пошел в первый класс. В 1954 году после окончания средней школы попытался поступить на юрфак МГУ, но не прошел туда. Подался в Ахтырское техническое училище связи, которое закончил в 1955 году. Я так понимаю, что это обычное профессионально-техническое училище, в котором человек с аттестатом зрелости за год мог получить профессию. Раньше после окончания среднего специального или высшего учебного заведения надо было отработать какой-то срок по распределению. То есть, потрудиться два или три года в том месте, куда тебя направляли. Молодой Чикатило трудился в уральских краях на прокладке линии связи.
  
  Однако времени и там зря не терял, попутно поступил на заочное отделение Московского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта. Через два года, в 1957 году, его призвали в армию. Служить он попал в пограничные войска в Среднюю Азию, а затем мы неожиданно видим его в качестве связиста в Берлине в ГСВГ (Группе советских войск в Германии). На минуточку, погранвойска входили в состав тогдашнего КГБ. И в Берлине Чикатило вроде бы обслуживал правительственную спецсвязь. Интересные перемещания, даже очень интересные... Это как же он так свободно попал в эти части, если его отец во время угодил к немцам в плен, потом был освобожден американцами, а после войны репрессирован? Вообще, за что именно был направлен в солнечную Коми Чикатило-старший, нигде конкретно не сказано. Может, к моменту, когда Чикатило-младшего призвали в армию, отец был уже реабилитирован? И закончились ли отношения с госбезопасностью у Андрея Романыча после демобилизации? Может, наоборот, успешно продолжались? Некоторые мелочи указывают на то, что продолжались - мы к этому еще вернемся.
  
  После возвращения на "гражданку" Чикатило работал инженером на телефонной станции в Родионово-Несветайском районе Ростовской области. Почему не вернулся в родные края, почему подался именно сюда? Вскоре Андрей Романович обзавелся семьей, поступил на заочное отделение филфака Ростовского государственного университета и в 1970 году получил диплом о высшем образовании по специальности "Русский язык и литература". Почему именно туда? Почувствовал интерес к гуманитарной сфере?
  
  Тут и место работы у Чикатило поменялось: в 1965 году он становится председателем районного комитета по физкультуре и спорту. Несколько странноватое перемещение в профессиональном русле. Просто вакантным было место, или он еще каким-либо спортом занимался? Тогда логичнее было бы податься на физкультурный факультет и двигаться дальше в спортивном направлении. В этой сфере хватало достаточно заманчивых мест. Вообще его карьера в этот период развивается как-то не совсем понятно. Нет, поначалу все логично. Отслужил армию, член КПСС, заочно занимается в университете. Работает инженером на телефонной станции, вслед за тем - резкое повышение, он уже в районной номенклатуре, возглавляет комитет по физкультуре и спорту. Дальше он мог получить назначение, например, инструктором в райком партии или же в какую-нибудь организацию (не обязательно спортивную), но уже областную. Различных вариантов существовало много, но Андрей Романович как-то застрял на одном месте. Почему?
  
  Любопытно, почему Чикатило после армии не попробовал снова поступить на тот же юрфак МГУ? Имея на руках нормальные армейские характеристики. Почему не стал доучиваться в железнодорожном институте? Почему решил сменить профиль образования с технического на гуманитарный? Здесь почувствовал свое призвание? Кстати, имея высшее филологическое образование, он должен был бы интересоваться литературой, следить за книжными новинками. Будучи в курсе новостей на литературном фронте, можно легко разговорить понравившуюся девушку или подростка. Впрочем, ему-то надо знакомство краткосрочное, чтобы только довести жертву до ближайшей лесополосы. А для этого достаточно показать молодой девушке или подростку удостоверение внештатного сотрудника милиции (уж не знаю, что это за корочки - вероятно, удостоверение дружинника), с которым Чикатило задержали в сентябре 1984 года. Показать и наплести какую-нибудь байку. Магическое слово "милиция" наверняка подействовало бы безотказно. Однако Чикатило ни разу не сказал о таком способе заманивания. Действительно не пользовался таким образом заветными "корочками"? К удостоверению милицейского внештатника мы еще вернемся.
  
  Итак, в 1965 году Чикатило назначают председателем районного комитета по физкультуре и спорту. Должность среди районного начальства не самая большая, но все же начальник. Как хороший старт в карьере - почему нет? Чикатило к тому времени почти достиг 30-летнего рубежа, возраст как раз самый подходящий для взлета на более высокие ступени власти. Тем более, что все основания для такого взлета есть - отслужил армию, стал коммунистом, поступил в университет. Однако дальше происходит какое-то вялое топтание. И это при том, что сам Андрей Романович даже представлял себя в роли Генерального секретаря ЦК КПСС. Ну, правильно, какой солдат не мечтает стать генералом?
  
  
  В 1970 году Чикатило получает диплом о высшем образовании и попадает на работу в школу, сначала учителем русского языка, а затем воспитателем. Поближе к детям, чтобы иметь возможность реализовывать нездоровые сексуальные фантазии? Так до 1978 года Чикатило болтается то в школе, то в училище, а в 1978 неожиданно переезжает из Новошахтинска в Шахты и там устраивается воспитателем в ГПТУ-33. Чем было вызвано это перемещение? Возможностью улучшить квартирные условия? В Шахтах происходит весьма значительная странность: Чикатило за полторы тысячи рублей покупает хибарку (якобы для отца, но отец, похоже, ни разу там не был) и там встречается с проститутками (якобы). Я уже упоминал, что выкроить полторы тысячи рублей из семейного бюджета для обычного советского человека было делом о-очень не простым. Для Чикатило эта сумма составляла примерно годовой его заработок. В ту пору приблизительно столько (может, чуть больше) требовалось, чтобы заплатить первый взнос за однокомнатную кооперативную квартиру. Откуда монета? Почему обязательно надо было становиться владельцем недвижимости, а не снять просто квартиру?
  
  По собственному признанию маньяка, именно в этой хибарке он убил свою первую жертву, 9-летнюю Лену Закотнову. После чего он немедленно попал под подозрение в совершении этого преступления. Да ведь иначе и не могло случиться. Милиция работает рутинно, по стандартным схемам. Произошло убийство. Значит, оперативники пройдут по окрестностям, постучатся в каждый дом, который расположен поблизости. Может, вы что-нибудь видели, может, что-то вас насторожило... А в этой мазанке кто живет? Какой-то странный товарищ, вроде преподаватель, но он там то бывает, то не бывает, женщин каких-то приводит. Ну-ка, ну-ка, это уже интересно. Тем более, что нашлась свидетельница, которая дала описание мужчины, шедшего рядом с Закотновой. Был составлен фоторобот, в котором директор училища узнал(!) своего преподавателя. Казалось бы все, Андрей Романович, как говорят в народе, сливай воду. Однако Андрей Романович, похоже, ничуть не обеспокоен сложившейся вокруг него обстановкой.
  
  И тут милиция обнаруживает, что неподалеку от того места, где было найдено тело несчастной девочки, проживает Александр Кравченко, который уже был осужден за изнасилование и убийство малолетней. Ага, вот он, злодей. И Чикатило правоохранители словно бросают на полдороге. А почему не предположить, что они, скажем, действовали вдвоем? После первого убийства Чикатило продержался почти три года. Боялся? Но кого и чего? Ведь в прошлый раз он выскочил из сетей достаточно легко.
  Давайте еще раз глянем на второй эпизод столкновения Чикатило с правоохранительной системой в сентябре 1984 года. Зайдем несколько с другой стороны. Незадолго до этого момента в Ростове была убита 24-летняя Ирина Лучинская, а перед этим в областном центре были обнаружены со схожими ранениями тела еще нескольких человек. Через неделю после убийства Лучинской Чикатило шныряет по вокзалу, кого-то выискивает, высматривает, подходит то к одной женщине, то к другой. Его поведение привлекает внимание двух сотрудников милиции, которые в тот день дежурили на автовокзале. Московский журналист Николай Модестов в своей книге "Серийные убийцы" опубликовал рапорт капитана милиции Заносовского:
  
  "Я дежурил на автовокзале с Ахматхановым. Одеты были в гражданскую форму. Находясь рядом с остановкой общественного транспорта, заметили высокого, примерно 180 сантиметров, худощавого человека лет сорока пяти. Черты его лица напоминали разыскиваемого по фотороботу. Он был в очках, без головного убора, при себе имел портфель коричневого цвета. Он и раньше вел себя подозрительно, и мы решили за ним понаблюдать. Подошел автобус N7 от железнодорожного вокзала в сторону аэропорта. Наблюдаемый покрутился среди пассажиров и поднялся в автобус. Мы вошли следом. Сразу бросилось в глаза его странное поведение. Он вел себя неспокойно, постоянно вертел головой, словно проверял, не следят ли за ним. Не заметив ничего подозрительного, наблюдаемый попытался войти в контакт со стоявшей рядом девушкой. Она была одета в платье с разрезом на груди. Он не спускал глаз с ее тела. В пути следования гражданин трогал кого-то из женщин за ноги, начался конфликт, и он вынужден был выйти из салона. Перешел на другую сторону и встал с пассажирами, ожидавшими рейсового автобуса в другую сторону. Подошел автобус, поехали обратно... Он встал в салоне перед женщинами, пристально их рассматривал, прижался к ним. Подсел к одинокой девушке, попытался с ней заговорить, но та встала и вышла на ближайшей остановке. Наблюдаемый поспешил вслед за ней, но девушка быстро ушла. Гражданин двинулся к магазину, около которого стояла группа женщин. Он то подходил к ним, то отходил. Так продолжалось 15-20 минут. Затем он двинулся пешком к следующей остановке, а оттуда приехал на железнодорожный вокзал. Минут двадцать посидел, озираясь, рядом со спящей женщиной и пошел на главный автовокзал. Подходил к группам женщин, прислушивался, поднялся в зал ожидания. Подсел к девушке, читавшей книгу, о чем-то ласково говорил. Когда девушка спустилась на первый этаж, мы узнали у нее, что гражданин интересовался, куда она едет. Узнав, что девушка отправляется в поселок Морозовск, наблюдаемый обрадовался и сказал, что едет туда же. О себе сказал, что работает преподавателем. Когда первая девушка ушла, к гражданину подсела молодая женщина. Они разговорились. Наблюдаемый вначале обнимал ее, а потом уложил голову девушки себе на колени, накрыл пиджаком и начал манипуляции явно сексуального характера. После этого они порознь вышли из здания автовокзала. Оттуда наблюдаемый поехал на Центральный рынок, где и был нами задержан".
  
  
  То есть, в милицейский участок Чикатило попал, будучи задержанным из-за подозрительного поведения в связи с серией жестоких убийств, произошедших на территории Ростовской области. То есть, в конечном итоге по подозрению в причастности к совершению очень серьезных преступлений. Оперативники знают, что вероятного преступника надо быстрее раскалывать, пока он не опомнился, не пришел в себя, не собрался с мыслями. Значит (наверняка) на Чикатило был оказан мощный психологический прессинг. "А что вы делали, гражданин, 6 сентября (в день убийства Ирины Лучинской - Ю. К.)? Расскажите как можно подробнее. Буквально по минутам. Как не помните? Это же было всего неделю назад. Страдаете провалами памяти? Нож зачем носите с собой в портфеле? Концы веревок обрезать? А зачем таким большим, хватило бы маленького, складного? С какими коробками вы имеете дело? Покажите, как и что вы завязываете и обрезаете".
  
  В общем, примерно как-то так должно было бы происходить общение в участке. Оперативников несколько, гражданин один. Преступник, если он еще не был судим и не имеет соответствующего опыта, не знает, как и на чем его могут подловить опера. Ему кажется, что надо рассказывать четко, последовательно, привести как можно больше деталей. Преступник боится запутаться в этих деталях, потому что они выдуманы. Обычный человек ведет себя по-другому, и опытный оперативник или следователь такие вещи замечает сразу. Интуиция подсказывает: это наш клиент (или наоборот - не наш), надо на него давить и дальше.
  
  Когда Чикатило арестовали в 1990 году, на одном из допросов он рассказал, что узнал в капитане Заносовском сотрудника милиции, который в конце августа уже проверял у него документы. Заметил также Андрей Романович, что за ним ведется следствие. Этот момент просто поражает. Вместо того, чтобы сразу же надеть на себя личину добропорядочного гражданина (каковым Чикатило был в семье, на работе), опасный преступник, наоборот, ведет себя так, что это не может не привлечь внимания сотрудников милиции. Он словно куражится над ними. Вот, смотрите, я в поиске, я на охоте - и вы мне не страшны. Здесь прячется какая-то странность, которая многое объясняет, но пока скрыта от наших глаз.
  
  Чикатило чрезвычайно хладнокровен и уверен в себе. Выдержка суперубийцы? Или что-то еще? Или что-то... У задержанного берут кровь на анализ. И вот оно, несовпадение групп! Значит, все-таки к убийствам не причастен. Но, выпутавшись из этой крайне опасной для него ситуации Чикатило попадает за решетку за кражу аккумулятора. Вот насмешка судьбы. Или не насмешка, а что-то другое. Ведь таким образом гражданин Чикатило на тот момент окончательно выпал из поля зрения сотрудников, расследовавших убийства.
  
  После эпопеи с аккумулятором Чикатило перебирается в Новочеркасск. И сразу же устраивается там на работу на крупнейшее предприятие. Становится сначала рядовым специалистом по снабжению, а потом начальником отдела. И это при том, что в анкете при поступлении на службу он должен был бы написать: судим по ст. 92 УК РСФСР, исключен из КПСС в связи с возбуждением уголовного дела. Почему на Новочеркасском электровозостроительном заводе эти обстоятельства никого не смутили? А ведь карьера Чикатило после подобного кульбита должна была безоговорочно рухнуть вниз. Но не рухнула. Кто-то посодействовал Андрею Романычу? Журналисты М. Кривич и О. Ольгин в своей книге "Товарищ убийца" осторожно выдвигают в качестве предположения, что к судьбе Чикатило, возможно, причастна Галина Борисовна, то есть госбезопасность. Но зачем Конторе глубинного бурения серийный убийца? Зачем его спасать? Даже если Чикатило и был информатором КГБ, то вряд ли таким уж ценным, так, вероятно, обычный сексот, каких там сотни. Его списали бы в одну секунду - и "отряд не заметил потери бойца". Нет, тут что-то другое.
  
  Кстати, обозначим здесь, что Чикатило, кроме того, что он весьма хладнокровен в различных ситуациях, чрезвычайно технично подготовленный убийца. При нанесении жертве многочисленных ударов ножом и при тех манипуляциях, что вытворял маньяк, кровь должна была бы хлестать во все стороны, а Чикатило должен был бы быть залитым ею с ног до головы. Но нет, у преступника лишь какие-то незначительные пятнышки на костюме, рубашке или плаще, которые он легко застирывает в общественном туалете. Сам Чикатило потом признался, что научился бить ножом так, что крови много не было и на него не попадало. Научился - где? Научился - как? Методом (уж простите) самотыка? Более того, эксперты при исследовании жертв Чикатило отмечали, что убийца имеет некоторые познания в анатомии человека. А это откуда? Самостоятельно изучал медицинские книжки в библиотеке?
  
  Наступает 1990 год. Кольцо вокруг Чикатило сжимается, но он успешно ускользает от преследования. Однако 6 ноября преступник допускает прокол. Вместе со своей последней жертвой - 22-летней Светланой Коростик - он заходит в лесополосу, а оттуда к станции Лесхоз, что неподалеку от поселка Донлесхоз, выходит уже один. Помыл ботинки в луже (кровь?) и подошел к ожидавшим электричку. Тут Чикатило заметил сотрудник милиции, дежуривший в тот день на станции, и проверил у него документы. Фамилию вышедшего из лесополосы человека зафиксировал в рапорте. Андрей Романович, который только что совершил убийство, выглядел спокойным, руки не дрожали, в одежде наблюдался порядок, отвечал без волнения.
  
  Тело Светланы Коростик обнаружили через неделю, тут-то и всплыла фамилия Чикатило. Подняли имевшиеся на него материалы и, тихо охнув, стали следить за 56-летним снабженцем. Сам же Романыч, едва не засыпавшийся в момент совершения преступления и прекрасно понимавший, что вот сейчас его будут проверять основательно, вел себя как ни в чем не бывало. Даже пытался знакомиться с несовершеннолетними мальчиками, что было зафиксировано на видеокамеру оперативниками. 30 ноября 1990 года Чикатило задержали, когда он возвращался домой после покупки пива (или кваса, как утверждают его родственники).
  
  Собственно, а какие (по большому счету) были основания его задерживать? Ведь его уже проверяли раньше по делу "Лесополоса" - результат отрицательный. Никто не видел, как он входил с девушкой в лес 6 ноября 1990 года, не было таких свидетелей и раньше. Оперативники надеялись, что задержанный расколется? А если нет? В 1984 году он ни в чем не признался. И в этот раз Андрей Романович молчал 10 суток после задержания. Кажется, в Википедии я прочитал: "Истекали последние десятые сутки трехдневного задержания". (Это цитата, как яркий пример скрупулезности, с которой потом дело "Лесополоса" освещалось в прессе) Вот и десятые сутки могли бы закончиться отказом Чикатило давать показания. Но к нему отправили психиатра Бухановского, и тот смог разговорить подозреваемого. Как-то что-то и здесь словно пропущено. А не сумей Бухановский профессионально сработать - что тогда? Правильно, пришлось бы Андрея Романовича отпускать. Однако в 1990 году правоохранители, защелкнув на запястьях Чикатило наручники, были уверены на все сто, что перед ними именно тот, кого они столько лет безуспешно разыскивали. Откуда такая уверенность? Согласимся, что Чикатило разговорил опытный психиатр. Но, может, было еще что-то в довесок к этому?
  
  В шестом и седьмом номерах журнала "Огонек" за 1992 год, как раз к началу процесса над Чикатило в Ростовском областном суде, был опубликован материал "Лесополоса" журналистки Ирины Журавской. Там есть любопытные подробности по этому нашумевшему делу. Вот некоторые детали того, что происходило с Чикатило после его задержания в сентябре 1984 года:
  
  "Его допрашивает следователь и выясняет, что личность по меньшей мере интересная. Жил в Шахтах и Новошахтинске. С августа работает в Ростове - так, по снабжению. Женат, двое уже взрослых детей. В Шахтинской школе-интернате преподавал русский и литературу, но был скандал из-за приставания к ученицам. Уволили... Следователь дает отдельное поручение оперативным службам установить мальчиков и девочек, к которым приставал Ч. в школе-интернате. Провести отработку по месту жительства, там, где работал. Оперативники собирают материал. Подросшие девочки и мальчики дают показания - да, приставал, да, развратные действия. Сотрудники подтверждают - да, странный, да, не расстается с портфелем. Соседи - замкнутый, со странностями. Учащиеся ГПТУ, где он работал, не скрывают, что считали его "гомиком" и "озабоченным"...
  
  Но главное было, пожалуй, в справке с грифом "секретно", поступившей из Шахт. В ней сообщалось, что Ч. Попал в поле зрения сотрудников милиции при расследовании убийства десятилетней девочки в 1978 году. 22 декабря, в день убийства, соседи видели свет в его домике, который, как выяснилось, Ч. Купил в тайне от семьи, живущей в общежитии. И несколько раз летом и осенью соседи замечали: он приводил туда молодых девушек. Но вскоре, как говорится в справке, был задержан подозреваемый Кравченко, и Ч. Выпал из поля зрения милиции, а полученная информация до конца отработана не была".
  
  Заместитель начальника отдела по расследованию особо важных дел Прокуратуры России Исса Костоев в ноябре 1990 поднял материалы по Чикатило, и вот что обнаружилось. И. Журавская пишет:
  
  "В оперативно-поисковом деле, которое никогда не видит следствие... он нашел то, что искал, в ту же ночь. Как? Оставим многоточие. Слишком волнует этот вопрос ответственных лиц в Ростове. Из оперативно-поискового дела, святая святых органов внутренних дел, недоступного, по немыслимым нашим инструкциям, следствию, Костоев изъял документы, которые ни по каким, даже советским, законам не должны были там находиться. Допросы подозреваемого следователем. Его отдельное поручение органам дознания о проверке сего лица на причастность к убийствам. Справка о проделанной работе. Справка с грифом "секретно" об отработке гражданина в г. Шахты... Материалы 84-го и 79-го годов".
  
  Уже становится горячее. Ирина Журавская добавляет:
  
  "Город (имеется в виду Ростов- на-Дону в 1984-м Ю. К.) терроризирован еженедельными убийствами. В этот момент за приставания к женщинам там же, где только что находили трупы, задерживают человека с ножом и веревками в портфеле, собирают "компромат", которому позавидует любой следователь, и выпускают? А портфель со всем содержимым вежливо возвращают жене? Вы поверите в это? Придется".
  
  И вот, отталкиваясь на вышеизложенное, к какому выводу приходит журналистка из "Огонька":
  
  "Но если представить себе иную версию событий 1984 года? Если представить, что на стол ответственного работника Ростовского УВД ложатся те самые, изъятые потом Костоевым, документы. Если он дочитывает бумаги до упоминания о давнем, 1978 года, убийстве, если он помнит все обстоятельства того следствия в Шахтах, потому что принимал в нем участие, и знает, что Кравченко давно расстрелян... Это только версия, пусть останется до результатов следствия на моей совести, но, может, хоть она способна объяснить, почему были скрыты, на годы спрятаны в каких-то сейфах материалы отработки Ч.? Почему их не отослали вместе с ним самим после задержания в Новошахтинск?.. А нож, тот самый нож из портфеля, на котором, как утверждали изъявшие его милиционеры, были даже следы, похожие нам кровь, - вовсе не посылали на экспертизу? Кто способен это объяснить? Или нам уже не нужно ничего объяснять? Мы привыкли".
  
  Смотрите, что предположила Ирина Журавская. Что в 1978-79 годах милиция и прокуратура увлеклись одной версией убийства в ущерб всем остальным. Чикатило выскользнул из капкана. А когда он снова почти попался, некий ответственный милицейский чин из Ростова, участвовавший в конце 70-х в клепании дела на невиновного, почувствовал для себя опасность и попросту свернул расследование против Чикатило. Значительно горячее.
  
  Рассматривая странности в этом неординарном деле, мы, кажется, выходим на финишную прямую...
  
  Если следовать логике Ирины Журавской, то получается такой сюжет. В конце 70-х шахтинские милиционеры увлеклись другой версией и упустили Чикатило. А когда он попал в 84-м для проверки в ростовский участок, кто-то из высокопоставленных милицейских чинов увидел, что в прошлом деле правоохранители, мягко говоря, сплоховали. И для того, что давняя история не всплыла, Чикатило отпустили с миром в 1984 году. Могло ли так быть? Пожалуй, могло. Но смотрите, что тогда получается. Когда через некоторое время преступник вошел в очередную серию нападений, тот высокопоставленный милицейский чин однозначно понимал бы, кто творит злодеяния. Почему же не остановил маньяка? Все по той же причине?
  
  Нет, тут явно что-то другое. А что, если у Чикатило все же был высокий покровитель в милицейской среде? Назовем его Друг-Покровитель, сокращенно - ДП. Андрей Романович очень привлекательно выглядел в молодости, сохранились фотографии. Такой юный красавчик. Он же сам потом жаловался, что имел в себе некую женственность, и в армии его сексуально использовали. Может быть, в младые годы и довелось Чикатило пересечься с ДП. Тот пошел в гору по милицейской стезе, но своего друга и партнера не упускал из виду. Может, это именно ДП поспособствовал переезду Чикатило в Шахты, а потом в Новочеркасск. Может, именно он выдал денег для покупки домика, в котором удобно было бы встречаться - и с прописками и прочими милицейскими штуками никаких хлопот. Это лишь моя версия, но как она все объясняет, как все сразу складывается, словно все пазлы находят свои места.
  
  Сложно сказать, как Чикатило относился к свиданиям с ДП, но по советским законам такие встречи - это преступление, которое наказывалось реальным тюремным сроком. Значит, законом можно и пренебрегать... если очень сильно хочется... и если есть такие возможности. Так Чикатило потихоньку двигался от жалкого подглядывателя за девочками в школьных туалетах к безжалостному убийце. И вот - первая его жертва, Лена Закотнова, убитая 22 декабря 1978 года. Расследование уверенно начинает подбираться к Андрею Романовичу, который оставил массу следов, кажется, еще пара-тройка дней - и на руках преступника защелкнутся наручники. Но нет. Наручники защелкиваются на руках совершенно другого человека. Не ДП ли посодействовал такому повороту дела? Так или иначе, в преступном пути Чикатило наступает почти трехлетний перерыв.
  
  Однако это лишь пауза, и скромный советский снабженец возвращается в лесополосу. За прошедшее время он явно многому научился. Понимает, как незаметно уходить после совершения злодеяния с места преступления, знает, какие вопросы могут задавать сотрудники милиции после задержания и как на них правильно отвечать. Мог ДП просветить своего друга насчет азов оперативно-розыскной и следственной работы? Запросто.
  
  В 1984 году Чикатило входит в раж. В этом году на его счету - 15 убийств. Совершенные преступления схожи по почерку, и в органах начинают подозревать, что вся эта серия - дело рук одного человека. Усиливается контроль в людных местах Ростова, и Чикатило в итоге попадает в милицейский участок. Если бы не медицинский анализ, то, пожалуй, пришлось бы Андрею Романовичу круто. Возможно, его в итоге выпустили бы, но попотел бы он изрядно. С этим анализом тоже такая штука любопытная вышла. На истерзанных жертвах обнаружили следы спермы, относившиеся к четвертой группе, а у Чикатило кровь поначалу отнесли ко второй группе. Потом кто-то запустил байку репортерам, а те с удовольствием ее подхватили, что, мол, Чикатило - уникум (один из миллионов - как бойко строчили акулы пера) "с парадоксальным выделительством" - сперма одной группы, а кровь - другой. Такую изящную фантастику простой медэксперт не придумает, это - уровень (генеральский? полковничий?) ДП.
  
  В 1984 году Чикатило едва не засыпался на убийствах, зато реально засыпался на краже какого-то несчастного аккумулятора. Я тоже здесь вижу действия ДП. Зачем ему это было нужно? Притормозить разбушевавшегося в кровавых делах Чикатило, показать, как выглядит тюрьма изнутри, ну и заодно убрать его на какое-то время подальше от занимавшихся "Лесополосой" серьезных ребят. Смотрите, после этого в череде нападений, совершенных Чикатило, мы видим большие паузы. В 1986 году он вообще не совершил ни одного убийства. Испугался? Наверно, и это, но тут могло сработать все в комплексе. Может, в это время Чикатило чуток подлечился приватным образом. Кстати, когда у него спросили потом, почему 86-й год выдался без убийств, Чикатило ответил, что ему стукнуло 50 лет, и по этому случаю ему преподнесли поздравительный адрес. Мне это объяснение не кажется таким уж пустячным и легковесным - ах, дали в руки какую-то бумажку, и товарищ прекратил убийства. Приветственное поздравление печаталось в типографии, его надо было согласовать в дирекции завода, в профкоме - не такое простое дело, как может показаться. Может, осужденный ранее к исправительным работам и исключенный из КПСС Чикатило почувствовал себя тогда в обычном мире более или менее комфортно.
  
  Но потом желание получать сексуальную разрядку кровавым способом перевесило, и Чикатило вернулся к привычному для него образу действий. Однако по его следам уже плотно идут - рано или поздно он попадется. Чикатило, в очередной раз съехавший с катушек, может выдать контакты с ДП, например, позвонив ему домой, или еще что-то такое. Такая ситуация становится опасной для ДП. Он уже не раз спасал Чикатило, вытаскивая его из ямы, но все без толку. И тогда он решает... сдать сердечного друга. Допустим, просто позвонив: "Тот человек, которого вы ищете, Чикатило Андрей Романович". И все.
  
  Помните, оперативники, задерживая Чикатило, были твердо уверены, что это - ОН. Андрей Романович стойко держался на допросах 10 дней, а потом сдался. Повлиял душевный разговор психиатра Бухановского? Возможно и это. Но что, если напоследок дознавателями был прибережен аргумент, что преступнику больше не на кого рассчитывать? Рисковал ли в этой ситуации ДП? Да, но уже и не очень сильно. Он, пожалуй, к тому времени придумал, как будет отбиваться от возможных обвинений Чикатило. А таковых и не последовало.
  
  ДП не был сообщником ростовского потрошителя в привычном смысле этого слова. Просто время от времени помогал другу. Кто ж мог раньше предположить, что с другом (обычным милым парнем) такая штука случится? Вряд ли ДП нравилось то, что вытворял Чикатило. Однако в обстановке цинизма и криводушия, в которой жило советское общество, настоящие чувства ценились вдвойне. А судя по всему, между ДП и Чикатило были настоящие чувства. Еще раз повторюсь, это только моя версия. Однако множество странностей, которые были упомянуты в этом повествовании, она объясняет.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современная проза) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | М.Старр "Попаданка и король" (Любовное фэнтези) | | Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"